close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

(557 Кб.)

код для вставкиСкачать
Воскресные
Апостольское и Евангельское
чтения с толкованием
Недели 27 по Пятидесятнице
Киев 2014
2
Послание Святого Апостола Павла к Ефесянам, зачало
233, глава 6, стихи 10-17.
Братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его.
Облекитесь во всеоружие Божие — тогда вы
сможете устоять перед
кознями дьявола.
Потому что мы ведём
бой не с людьми из плоти и крови, но против
начальств, против властей,
против
міроправителей тьмы века сего, против духов
злобы поднебесных.
Поэтому возьмите всеоружие Божие, чтобы
могли вы оказать сопротивление в день злой и,
всё преодолев, устоять.
Так стойте неколебимо,
опоясав себя истиной и
облёкшись в броню праведности.
Пусть обувью вашей будет готовность нести Радостную Весть о мире.
При всём том взяв щит
веры, которым вы смо-
Брaтіе, возмогaйте њ гDэ, и3
въ держaвэ крёпости є3гw2:
Њблецhтесz во всS nрyжіz
б9іz,
ћкw
стaти
возмощи2
проти1ву
вaмъ
к0знемъ
діaвольскимъ.
Ћкw нёсть нaша брaнь къ
(противу) кр0ви и3 пл0ти: но
къ начaлwмъ и3 ко властє1мъ, и3
къ міродержи1телємъ тмы2 вёка
сегw2,
къ
духовHмъ
ѕл0бы
поднебє1снымъ.
Сегw2
рaди
пріими1те
всS
nрyжіz б9іz, да возм0жете
проти1витисz въ дeнь лю1тъ, и3
вс‰ содёzвше стaти.
Стaните
чреслA
u5бо
вaша
препоsсани
и4стиною,
и3
њб0лкшесz въ бронS прaвды,
И#
њбyвше
ўгот0ваніе
н0зэ
во
бlговэствовaніz
ми1ра:
Над8
щи1тъ
всёми
вёры:
же
воспріи1мше
въ
нeмже
3
возм0жете
всS
стрёлы жете угасить все раска-
разжжє1нныz лённые стрелы лукавого;
лукaвагw
и шлем спасения возьмите, и меч духовный,
воспріими1те, и3 мeчь д¦0вный,
который есть Слово Бои4же є4сть глаг0лъ б9ій.
жие.
ўгаси1ти.
И#
шлeмъ
спасeніz
Братия мои, укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его.
Дом каждого есть как бы войско: поэтому уже, приведя в порядок
все силы, выводит их на войну. Ибо, если каждый в отдельности не
будет нарушать своего порядка, тогда и военное дело будет в хорошем положении. А так как уже многое, что казалось расстроенным,
он привёл в порядок, то не страшитесь, говорит, но дерзайте в силе
Господа. Ибо у Него не просто сила, но могущество силы, то есть
Он имеет силу неизреченную и всё превозмогающую.
Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было
стать против козней диавольских.
В чём состоит всеоружие, это покажет несколько после. Но заметь, почему он не сказал: битвы или войны, но — козни. Козни есть обольщение и уловление посредством хитрости. Ибо враг
не открыто предлагает грех, например, он не склоняет явно к идолопоклонству, но располагает к этому иным способом, коварствуя,
то есть правдоподобным словом и пользуясь хитростью. Павел же
указанием, что противник ужасен и изворотлив, ободряет их и побуждает к осторожности.
Потому что наша брань не против крови и плоти.
И это не для возбуждения страха говорит, но для того, чтобы сделать внимательными. Ибо тот, кто указывает на силу врага, делает
тем самым своих более осторожными. У нас дело, говорит, не с
обыкновенным врагом, и не с людьми, подобными и равносильными нам.
Но против начальств, против властей.
Как Бог начала и власти имеет, так и надменный тиран устроил у
себя подобные же порядки.
Против міроправителей.
Не в смысле обладателей міра или твари. Потому что писание
4
міром обыкновенно называет лукавые деяния и тех, кто совершает
оные, как в выражении: вы не от міра (Ин 15:19), то есть не из числа творящих злое. Теми же обладают демоны, потому что они добровольно отдали себя в рабство им.
Тьмы века сего.
Тьмой называет непотребство, которое является и существует в
сем веке, но далее его не простирается.
Против духов злобы.
Так называет демонов. А так как и ангелы суть духи, то он прибавил злобы; потому что те — духи добра и света. Говоря же, что мы
воюем не с плотью и кровью, он чрез противопоставление даёт
знать, что воюем с подвижными, непобедимыми в коварстве и трудно уловимыми.
Поднебесных (έν τοις έπουρανίοις).
Чрез это опять побуждает к бодрости слушателя. Опасность, говорит, в великом деле, ибо дело идёт не о земном и тленном, а о небесном. Предлог «в» (έν) употреблён вместо «за» и «ради» (διά),
как бы говорит: ради небесного воюем, и потому нужно быть бдительным.
Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли
противостать в день злый
То есть в настоящем веке, потому что его называет злым днём от
злых дел, совершающихся в нём. Ободряет также и указанием на
то, что время борьбы кратко. Ибо, называя днём, указывает на его
краткость.
И, всё преодолев, устоять.
Всякие страсти и постыдные пожелания преодолев, то есть победив и умертвив. А так как многие и после победы пали, то говорит: устоять. И после победы нужна твёрдость, чтобы побеждённый опять не восстал войной. Ибо, если мы предадимся беспечности, умерщвлённый враг непременно снова оживёт. Заметь, что
возможно преодолеть и стоять твёрдо, и мы не должны потом малодушествовать под предлогом, что враги могущественны. Ибо нам
дана такая сила и мы научены такому искусству, что и с демонами
можем бороться, и даже больше — не только бороться, а быть настолько страшными для демонов, по силе Обитающего в нас, чтобы
не нуждаться в борьбе, а просто попирать змей и скорпионов. Сие
же говорит Павел, потому что многочисленны были у них против5
ники, научая, что при посредстве сих воюют с нами демоны. Посему не на людей гневайтесь, а вооружайтесь против демонов.
Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною.
В деле войны первое — уметь хорошо стоять; поэтому Павел прежде всего советует относительно стояния, требуя, чтобы оно было
правильное, приличное воинам, — прямое. Ибо надлежащим образом стоящий стоит прямо, не наклоняясь к чему-либо, как и тот,
кто не стоит, не есть прямой; например, человек любострастный,
сребролюбивый и живущий роскошно, не стоит прямо, а наклоняется к чему-нибудь. После же стояния препоясывает воина, конечно, в духовном смысле, и того, который расплывается и находится в
расслаблении от пожеланий, скрепляет, стягивая посредством пояса. Чреслами же называет душевное мужество и всё выносящую силу. Как дно у кораблей, так и чресла у животных составляют как бы
некоторое основание. Потому и мы от утомления часто отдыхаем,
положив руки на чресла. Таково же положение и духовных чресл,
которые апостол повелевает препоясывать истиной, заключающейся как в учении, так и в жизни. Ибо никто из еретиков не препоясывается истиной, но они вращаются внизу, около земли, не имея
возможности постигнуть ничего возвышенного, но человеческими
помыслами, вращающимися долу, исследуют божественное. Кроме
того, будучи не тверды и в жизни, и подчиняясь обольщениям
міра, они не только не препоясываются истиной, но, упав низко,
даже жаждут лжи. Но мы не таковы должны быть, а во всём следовать истине: будет ли это учение, должны в нём искать истину, будет ли жизнь, точно так же. Мы должны быть нелицемерными, чуждыми коварства, не допускать лжи друг ко другу. Если мы таким
образом будем препоясаны, то будем в состоянии стремиться к цели; препоясанием же этим он даёт знать, что нам всегда должно
быть вооружёнными, как и Давид говорит: как пояс, которым всегда опоясывается (Пс. 108:19); ибо в непрестанной войне мы находимся. Григорий же Богослов под чреслами у нас разумеет желательную способность (ибо в чреслах — внутренности, которые в Писании — символ пожелания), а под истиной — способность созерцательную. Поэтому утверждает, что Павел здесь увещевает всякое
желание наше препоясать созерцанием и размышлением о Боге.
Ибо созерцающий Бога и находящий радость в Нём как поистине
возлюбленном не допустит, чтобы его желание обратилось на чтонибудь низкое и вращалось около земных предметов.
И облекшись в броню праведности.
6
Правдой здесь называет вообще добродетельную жизнь, как бы
говоря: облачив свою грудь праведными делами. Ибо, как броня
делает человека неуязвимым, так и правда того, кто облёкся в неё.
И обув ноги в готовность благовествовать мир.
Хорошо предлагает нам и латы. Этим он говорит или то, что должны быть готовыми к благовествованию и проповеди. Ибо прекрасны, говорит, ноги возвещающего мир (Ис. 53:7). Или что должно
нам быть готовым к исходу, живя по Евангелию. Ибо ноги — символ жизни; посему и говорит:поступайте осторожно (Еф. 5:15).
Готовность же благовествовать — добрые дела, которым и Господь
внемлет, по сказанному: «уготованию сердца их внят ухо твоё» (Пс.
9:38). Хорошо также сказал: мир. Так как он упоминал о войне и
битве, то показывает, что войну эту нужно вести против демонов, а
не против людей, — ибо о мире благовестие, — и что, сражаясь с демонами, мы пребываем в мире с Богом, Которого не должно снова
возбуждать к войне против себя, нарушая мир. Но благая весть уже
есть, победа совершена; посему не будем страшиться.
А паче всего возьмите щит веры.
Словами же паче всего указывает на упомянутую выше истину и
правду, и упование Евангелия. Ибо всё это нуждается в вере. Но верой называет здесь не познание истинного ботопочтения, а веру
чуждую сомнения, которая заставляет верить в будущее, как настоящее, которая совершает знамения и настолько пламенна и горяча,
что и горы переставляет. Итак, как щит прикрывает всё тело, ограждая и защищая его подобно стене, так и вера без сомнений — ограда всей души. Такая вера, а не мудрование, есть щит. Щит прикрывает, а те только мешают.
Которым возможете угасить все раскалённые стрелы лукавого.
То есть постыдные пожелания, помыслы неверия, (как например:
будет ли воскресение? будет ли суд?) и искушения. Раскалённые же
не только потому, что похоти разжигают и воспламеняют к постыдным делам, но и потому, что здесь мы и совестью как бы сжигаемся. К тому же и диавол поджигает нас и чрез помыслы неверия, и
чрез искушения. Вера же угашает это; потому что, если демонов
она покоряет, то тем более страсти. Ибо разжигает ли тебя похоть,
ты, веруя в будущие блага и радость, погасишь её; палит ли тебя искушение, веруя в будущее, ты найдёшь утешение. Поразмысли, каким огнём палим был Авраам, когда приносил в жертву своего сы7
на, но вера погасила этот пламень.
И шлем спасения возьмите.
То есть спасающий и оберегающий. Ибо если мы будем иметь веру (спасающую и охраняющую нас), то скоро получим и спасительные помыслы, охраняющие нашу главу или руководительный ум.
И меч духовный, который есть Слово Божие.
В вышесказанном Павел нас вооружил, чтобы не причиняли нам
вреда враги, а теперь даёт оружие, которым мы сами можем причинять сильный вред врагам. Итак, мечом Духа называет иносказательно или Самого Духа, или духовную жизнь, которой сокрушается глава дракона. Духовный же сей меч есть слово Божие, то есть
заповедь. Ибо если мы будем исполнять Его заповеди, то будем
умерщвлять змея лукавого, как говорит Исаия (Ис. 27:1). Или же
слово Божие есть выражение: во имя Иисуса Христа встань и ходи (Деян. 3:6), и тому подобные. Или же мечом Духа называет просто мудрость духовную. Ибо слово Божие живо и действенно и
острее всякого меча (Евр. 4:12), и имеющий дар сего духовного меча и глаголющий божественное — неодолим, каков был сам Павел.
Блж. Феофилакт Болгарский
Евангелие от Луки, 91 зачало, глава 18, стихи 18-27.
Во
врeмz
нёкій
и3скушaz
џно,
приступи2
є3го2,
ко
и3
В то время спросил Иисуса некий начальник: Учитель благой, что я должен
сделать, чтобы наследовать
жизнь вечную?
И сказал ему Иисус: что
ты называешь Меня благим? Никто не благ, только
один Бог.
А заповеди тебе известны:
не прелюбодействуй, не
убивай, не кради, не
лжесвидетельствуй, чти
отца своего и мать
свою. (Втор. 5:16-20)
человёкъ
ї}су,
глаг0лz:
ўч™лю благjй, что2 сотвори1въ,
жив0тъ вёчный наслёдствую;
Речe же є3мY ї}съ: чт0 мz
глаг0леши блaга; никт0же блaгъ
т0кмw є3ди1нъ бGъ.
Зaпwвэди вёси: не прелюбы2
твори2: не ўбjй: не ўкрaди: не
лжесвидётельствуй: чти2 nтцA
8
— Я с юных лет соблюдаю
всё это, — ответил тот Иисусу.
Услышав это, Иисус сказал ему: ещё одного тебе не
хватает: всё, что имеешь,
продай и раздай нищим, и
будешь иметь сокровище
на небесах; а затем последуй за Мною.
Услышав эти слова, тот
глубоко опечалился, потому что был весьма богат.
Увидев его печаль, Иисус
сказал: как трудно имеющим богатство входить в
Царство Божие.
Легче верблюду сквозь
игольное ушко пройти, нежели богатому войти в
Царство Божье.
И те, которые слышали
это, спросили: кто же тогда
может спастись?
А Он ответил: то, что невозможно для людей, возможно для Бога.
твоего2 и3 мaтерь твою2.
Џнъ же речE: вс‰ сі‰ сохрани1хъ t ю4ности моеS.
Слhшавъ же сіS ї}съ, речE
є3мY:
є3щE
докончaлъ
и4маши,
є3ди1нагw
є3си2:
вс‰
є3ли6ка
и3
раздaй
и3мёти
и4маши
продaждь
ни1щымъ,
и3
не
сокр0вище на нб7си2, и3 грzди2 во
слёдъ менE.
Џнъ
же
слhшавъ
приск0рбенъ
бhсть:
бё
сіE,
бо
богaтъ ѕэлw2.
Ви1дэвъ
же
є3го2
ї}съ
приск0рбна бhвша, речE: кaкw
не ўд0бь и3мyщіи богaтство,
въ цrтвіе б9іе вни1дутъ.
Ўд0бэе
бо
є4сть
вельбyду
сквозЁ и3глинЁ ќши проити2,
нeже богaту въ цrтвіе б9іе
вни1ти.
И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что
мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
«Этот весьма важный жизненный вопрос,— говорит праведный
отец Иоанн Кронштадтский, — предложенный Иисусу Христу
одним из начальников иудейских, разрешён впоследствии
времени, на пространстве веков, святыми угодниками Божиими
самым положительным, решительным и достойным общего
9
подражания способом: усердным исполнением заповедей
Христовых, презрением к здешней суетной жизни и к
многострастной плоти, крайним прилежанием о душе, существе
безсмертном, и безвозвратным стремлением к жизни вечной.
Примеров тому неисчетное число и в древние, и средние, и новые
времена. Но послушаем, какой ответ дал Иисус Христос князю или
начальнику иудейскому на вопрос его: Что сотворив живот
вечный наследствую?
Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не
благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй,
не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца
твоего и матерь твою. Он же сказал: всё это сохранил я от
юности моей. Услышав это, Иисус сказал ему: ещё одного
недостаёт тебе: всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и
будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.
Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.
Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим
богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду
пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в
Царствие Божие. Слышавшие сие сказали: кто же может
спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.
Из сказанного видно, что всякий, кто хочет наследовать жизнь
вечную, должен соблюсти заповеди, которых существо есть любовь
к Богу и ближнему. Иудейский начальник, по-видимому, соблюдал
их и не далёк был от Царства Божия, но на поверку оказалось, что
ему недоставало одного и весьма важного подвига, а именно,
оставить пристрастие к богатству, которое было идолом его сердца,
удаляло от Бога и делало его жестокосердым к нищим, и из-за
которого он не мог искренно любить ни Бога, ни ближнего. Вот что
значит страсть к богатству! Она глубоко коренится в сердце
человека и неприметно подтачивает духовную жизнь его, как червь
древесный дерево. Человек, преданный страсти к любостяжанию,
бывает по-видимому и благочестив, молится всегда Богу, хотя
поверхностно, соблюдает наружное целомудрие, честность в
сношениях и делах с соседями и согражданами, отвращается лжи и
клеветы; не прочь он и от милостыни, хотя по своему взгляду на
неё, по своему понятию и вкусу или из тщеславия. Когда же
потребуется от него жертва большая, требующая его
самоотвержения и лишения некоторого, когда небесная правда
потребует от него, чтобы он сокрушил кумир, которому он усердно
служил, который лелеял всегда, может быть, сам того не замечая,
10
тогда оказывается, что он находится весь во власти этого кумира, то
есть любостяжания. Тогда он вдруг охладевает к Богу и ближним;
тогда не столь дорога ему и вечная жизнь, о которой он прежде
помышлял и которой желал; тогда страсть к богатству оказывается
у него как бы раком — известною болезнию в теле — который
глубоко врезался своими корнями смертоносными в сердце его и
губит его. Все добродетели, которые он прежде делал, заглушаются
и как бы умирают, подобно семенам хлебным, заглушаемым
дурною травою. Вот что называется, по известному народному
присловию, «бочка мёду, да ложка дёгтю». Как заражает одна
страсть все добрые дела и разрушает их! А когда такая опасность
душе безсмертной от любостяжания, то явно, что надо искоренять
его усердною милостынею, презрением к роскоши, умеренностию
во всём, постом и молитвою, убеждением себя в суете и тленности
всего земного, в несравненном превосходстве благ вечных,
непреходящих — пред благами тленными, грубыми, как дым
исчезающими.
Поэтому, братия мои, мы должны исполнять не одну, не две или
только три добродетели, а всё, по возможности, чтобы нам быть
совершенными и не иметь недостатка ни в какой добродетели. Да
будете совершенни и всецели, ни в немже лишени (Иак. 1:4).
Будите убо совершены, якоже Отец ваш Небесный совершен есть
(Мф 5:48).
Когда богатый юноша-начальник удалился от Господа с печалию,
и Господь сказал, что трудно войти уповающим на богатство в
Царство Небесное, то ученики Господни спросили с удивлением
своего Учителя: Кто же может спастись? Но Он сказал:
невозможное человекам возможно Богу. Это значит, что Бог
может благодатию Своею смягчить и уврачевать и сердце
любостяжательного
богатого,
просветить
очи
сердечные,
ослеплённые корыстию, убедительно представить его уму и сердцу
тленность и ничтожность земного богатства и вечность,
несравненную красоту и сладость благ Небесного Царствия,
которые он может получить взамен земных благ,— и невозможное
сделается для него возможным,— он будет щедро подавать
милостыню нищим, коих прежде пренебрегал, будет преуспевать
во всякой добродетели, восходить от силы в силу, и таким образом
удостоится жизни вечной.
Итак, если желаем живота вечного, будем отрешаться от пристрастия к жизни временной и к благам временным, доколе не пришло
время по необходимости оставить их, и облечёмся в любовь к Богу
11
и ближнему, которая есть совокупность совершенства; будем держаться мира со всеми, без которого никто не узрит Бога (Евр.
12:14), и поучаться непрестанно в славословии в храме и дома».
«Кто может возвещать Истину и не возвещает, тот будет
осуждён Богом»
Св. мч. Иустин Философ
12
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа