close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

открыть - Омская академия МВД России

код для вставкиСкачать
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации»
На правах рукописи
Ермаков Михаил Геннадьевич
УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА
СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
Специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология;
уголовно-исполнительное право
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Научный руководитель:
Заслуженный юрист
Российской Федерации,
доктор юридических наук,
профессор В. В. Векленко
Омск 2014
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .................................................................................................................. 3
ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УГОЛОВНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ
И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
§ 1. Общественная опасность незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ ................................................................................................ 14
§ 2. Развитие отечественного уголовного законодательства по борьбе
с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ .................... 33
§ 3. Зарубежный опыт противодействия незаконному обороту
сильнодействующих и ядовитых веществ............................................................. 51
ГЛАВА 2. АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ СОСТАВА НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА
СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
§ 1. Объективные признаки незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ ................................................................................................ 68
§ 2. Предмет преступления..................................................................................... 95
§ 3. Субъективные признаки незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ .............................................................................................. 112
ГЛАВА 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКИ
ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ
ВЕЩЕСТВ
§ 1. Меры по совершенствованию практики применения уголовно-правовой
нормы об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих
и ядовитых веществ .............................................................................................. 130
§ 2. Унификация уголовного законодательства об ответственности
за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ ..................... 147
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ........................................................................................................ 157
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ................................................ 164
ПРИЛОЖЕНИЯ........................................................................................................ 188
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ представляет собой сложное, многогранное и в то же
время общественно опасное явление. Сильнодействующие и ядовитые вещества,
с одной стороны, используются в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения, а с другой — служат «предметом злоупотреблений, масштабы которых увеличиваются с каждым годом»1.
Этому способствуют их относительная доступность ввиду заниженных по
сравнению с наркотическими средствами и психотропными веществами мер контроля, отсутствие в законодательстве ответственности за незаконное приобретение и хранение сильнодействующих веществ без цели сбыта, их невысокая цена и
другие причины2.
Несмотря на то что в последнее время численность совершенных преступлений, связанных с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ, имеет небольшое снижение, динамика преступлений такой категории характеризуется достаточно высокой степенью их распространения. Так, в 2009 г. в
Российской Федерации было зарегистрировано 5007 преступлений, касающихся
незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, в 2010 г. — 4299,
в 2011 г. — 4329, в 2012 г. — 4090, а в 2013 г. — 3970 преступлений.
Однако кажущиеся успешными темпы снижения уровня данных преступлений обусловлены рядом факторов. В период с 2009 г. по 2013 г. уменьшилось как
общее количество зарегистрированных преступлений (с 2 994 820 в 2009 г. до
2 206 249 в 2013 г.), так и число зафиксированных преступлений, связанных с оборотом наркотиков (с 238 523 в 2009 г. до 231 462 в 2013 г.)3. На этом фоне снижение количества фактов незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых ве1
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) // Наркоконтроль. 2007. № 1. С. 11.
2
Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменения в статью 234 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]. Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
3
Форма № 10.1. «Состояние преступности в России за 2009–2013 гг.». МВД России.
ФГБУ «Главный информационно-аналитический центр».
4
ществ выглядит закономерным, однако удельный вес таких преступлений остается стабильно высоким и имеет тенденцию к росту, хотя и отмечаются оптимистичные показатели.
В настоящий момент уголовная политика России в сфере противодействия
преступлениям против незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ реализуется в основном посредством установления уголовной ответственности за деяния, указанные в ст. 234 Уголовного кодекса Российской Федерации
(далее — УК РФ).
Следует отметить, что ст. 234 УК РФ создавалась как универсальная норма,
охраняющая весь спектр отношений, связанных с оборотом сильнодействующих
и ядовитых веществ, однако время показывает, что социальные процессы, происходящие в российском обществе, требуют более детальной регламентации ответственности за незаконные деяния с сильнодействующими и ядовитыми веществами. Кроме того, необходимы разъяснения законодательных формулировок и вопросов квалификации составов преступлений, указанных в ст. 234 УК РФ.
Судебная практика по делам данной категории даже в рамках одного субъекта Российской Федерации неоднородна, не всегда однозначна и практика Верховного Суда Российской Федерации. Подобные обстоятельства позволяют сделать вывод об отсутствии единого понимания признаков преступлений в сфере
незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ. Отсюда возникает
необходимость исследования уголовно-правовой характеристики преступлений в
вышеназванной области.
В связи с этим назрела необходимость в уголовно-правовом анализе законодательства, следственно-судебной практики по рассматриваемой проблематике,
а также в разработке научно обоснованных предложений и рекомендаций квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом сильнодействующих и
ядовитых веществ, и совершенствовании уголовного законодательства в данной
сфере. Несмотря на имеющиеся публикации по изучаемой теме, проблематика,
касающаяся незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, остается по-прежнему актуальной, поскольку существует необходимость разра-
5
ботки и совершенствования уголовно-правовых мер по противодействию указанному явлению.
Вышеперечисленные факты обусловливают необходимость исследования
уголовно-правовой характеристики преступлений в сфере незаконного оборота
сильнодействующих и ядовитых веществ.
Степень разработанности темы диссертационного исследования. Отдельные аспекты незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ
освещались в работах Э. А. Бабаяна, Б. Д. Завидова, Б. Ф. Калачева, И. Я. Козаченко,
С. Ю. Косарева, В. Н. Кудрявцева, П. С. Матышевского, Г. М. Миньковского,
А. В. Наумова, Л. И. Романовой, А. Н. Сергеева, В. Н. Смитиенко, Н. К. Семерневой,
А. В. Табакова,
А. В. Федорова,
Е. Л. Харьковского,
А. Е. Шалагина,
Р. Д. Шарапова и др. Названные авторы внесли существенный вклад в научно
обоснованный подход к изучению обозначенной проблемы относительно совершенствования законодательства и повышения эффективности борьбы с распространением незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
На уровне диссертационного исследования различные аспекты уголовной
ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ
рассматривали: В. В. Кухарук («Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или
ядовитых веществ в целях сбыта», 2001), С. Ю. Косарев («Методика расследования преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта», 2004), Е. Г. Шмелева («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта: уголовно-правовые и криминологические аспекты», 2008).
При безусловной научной ценности выполненных ранее исследований необходимо отметить, что они содержат некоторые положения, по своей сути являющиеся дискуссионными и требующими дальнейшей научной разработки.
С момента проведенных изысканий социальные реалии российского общества
стали иными. В связи с уголовно-правовыми изменениями, происшедшими в последние годы в законодательстве нашего государства, многие аспекты проблемы
6
противодействия незаконному обороту сильнодействующих и ядовитых веществ
нуждаются в более глубоком и современном изучении. Вместе с тем комплексные
монографические исследования, в которых незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ рассматривается как социальное и правовое явление, до
настоящего времени не проводились. Назрела острая необходимость научной разработки и внедрения в практику новых высокоэффективных рекомендаций и предложений по совершенствованию борьбы с преступлениями в указанной сфере.
Именно комплексное изучение характеристики состава преступления,
предусмотренного ст. 234 УК РФ, позволяет полно и всесторонне исследовать
круг проблем и вопросов, возникающих при применении данной статьи, а также определить уголовно-правовые меры противодействия на основании анализа
современной ситуации в российском обществе. Все ранее сказанное предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования и подтверждает его актуальность.
Цели и задачи исследования. Цель исследования состоит в изучении проблем, возникающих при квалификации вышеназванных преступлений, разработке
предложений и рекомендаций по совершенствованию действующего уголовного
законодательства в области противодействия незаконному обороту сильнодействующих и ядовитых веществ.
Для решения указанной цели сформулированы следующие основные задачи:
— изучить общественную опасность незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ;
— проанализировать историю развития уголовной ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ;
— провести анализ современного зарубежного уголовного законодательства
в части установления ответственности за незаконный оборот сильнодействующих
и ядовитых веществ;
— исследовать объективные и субъективные признаки преступления, описанного в ст. 234 УК РФ;
7
— выявить проблемные вопросы квалификации незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ;
— разработать меры по совершенствованию уголовного законодательства о
противодействии указанному явлению, а также рекомендации по оптимизации
правоприменительной практики;
— рассмотреть варианты унификации уголовного законодательства в обозначенной области.
Объектом исследования служит система общественных отношений в сфере применения норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ.
Предмет исследования составляют нормы отечественного и зарубежного
уголовного законодательства, устанавливающие ответственность за незаконный
оборот сильнодействующих и ядовитых веществ, нормативные правовые акты,
регулирующие отношения в области оборота сильнодействующих и ядовитых
веществ, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, научные публикации в этой сфере, следственная и судебная практика федерального и
регионального уровней.
Методологическую основу исследования представляет общенаучный диалектический метод познания явлений и процессов. Кроме того, применялись историко-правовой,
сравнительно-правовой,
формально-логический,
системно-
структурный, статистический, социологический методы исследования, анкетирование, обобщение материалов судебной практики.
Нормативную базу исследования составляют: Конституция Российской
Федерации, конвенции и другие международно-правовые документы, Уголовный
кодекс Российской Федерации, федеральные законы, постановления Правительства России, нормативные акты различных министерств и ведомств. Использовалось также ранее действовавшее отечественное уголовное законодательство и
уголовное законодательство зарубежных стран.
Теоретической основой исследования стали работы ранее названных авторов, а также научные труды отечественных и зарубежных ученых в области ис-
8
тории и теории государства и права, уголовной политики, уголовного права, криминологии, медицины, относящиеся к теме диссертации.
Научная обоснованность и достоверность результатов исследования
обеспечиваются широким диапазоном исследовательских методик и эмпирической базой, которую составили:
— статистические материалы МВД России о состоянии преступности в период
2003–2013 гг. (форма № 10.1 ФГБУ «Главный информационно-аналитический
центр», в части, касающейся темы исследования);
— сведения, полученные в результате изучения 167 приговоров по фактам
незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в отношении
205 подсудимых,
рассмотренным
федеральными
судами
Москвы,
Санкт-
Петербурга, Астраханской, Ленинградской, Калининградской, Курганской, Московской, Новосибирской, Нижегородской, Омской, Свердловской, Самарской,
Саратовской, Томской, Ульяновской областей, Алтайского, Забайкальского, Камчатского, Краснодарского, Красноярского, Приморского, Ставропольского, Хабаровского краев, Ханты-Мансийского автономного округа, Республик Адыгея, Дагестан в 2007–2012 гг.;
— итоги обобщения опубликованной и размещенной в справочно-правовой
системе «КонсультантПлюс» практики высших судебных инстанций страны в период 2006–2013 гг. по рассматриваемым вопросам;
— результаты проведенного по специально разработанным анкетам опроса
78 респондентов — следователей и оперуполномоченных УМВД России по Омской области, следователей и оперуполномоченных УФСКН России по Омской
области — по спорным вопросам правоприменительной практики и проблемам
практической реализации уголовно-правовых норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ (табл. 1 прил. 1);
— данные анкетирования, проведенного в Омске, Красноярске, Хабаровске
в 2010–2012 гг. среди научных работников по основным теоретическим аспектам,
касающимся проблем правовой регламентации незаконного оборота сильнодейст-
9
вующих и ядовитых веществ (всего 42 кандидата и доктора юридических наук)
(табл. 2 прил. 1);
— результаты обобщения и анализа материалов, опубликованных в региональной и федеральной периодической печати, размещенных в сети Интернет,
аналитических обзоров, справок, отчетов федеральных органов исполнительной
власти и международных организаций.
Использованные в ходе подготовки диссертации методы, объем изученного
материала, личные наблюдения автора позволяют сделать вывод о репрезентативности проведенного исследования, достоверности научных выводов и достаточной обоснованности представленных положений.
Научная новизна исследования. Диссертация является развернутым теоретико-прикладным исследованием, специально посвященным углубленному анализу уголовно-правовой характеристики и вопросам квалификации незаконного
оборота сильнодействующих и ядовитых веществ. Диссертация выполнена в историко-правовом, логико-юридическом аспектах, основана на анализе уголовного
законодательства и практики его применения, существующих точек зрения. Разработан ряд новых теоретических положений, обоснованы предложения по совершенствованию уголовно-правовой регламентации оборота сильнодействующих и ядовитых веществ и определению его признаков.
Научную новизну диссертации определяют также следующие основные
положения, выносимые на защиту:
1. Объектом преступления в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ являются общественные отношения, определяющие состояние защищенности физического и психического здоровья населения независимо от субъективного отношения лица к факту обладания веществами. В связи с
этим эффективным способом противодействия незаконному обороту сильнодействующих и ядовитых веществ служит конструирование составов преступлений,
устанавливающих ответственность за незаконные изготовление, приобретение,
хранение, пересылку, перевозку сильнодействующих и ядовитых веществ без цели сбыта данных предметов.
10
2. Хищение сильнодействующих и ядовитых веществ как нарушение отношений собственности представляет собой не только один из способов незаконного приобретения, но и определенную характеристику общественной безопасности
как посягательство на здоровье населения. Незаконное приобретение сильнодействующих или ядовитых веществ путем хищения из мест их хранения или использования образует идеальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по соответствующим частям ст. 234 УК РФ и статьи о хищении.
3. Проведенное исследование подтверждает, что наблюдается тенденция к
распространению сильнодействующих и ядовитых веществ с использованием
сети Интернет. Роль средств массовой коммуникации как средства рекламы и
способа связи с неограниченным количеством людей требует установления повышенной ответственности за совершение преступлений с использованием данных средств. В качестве квалифицирующего признака предлагается закрепить в
законе использование сети Интернет и иных средств массовой коммуникации,
рассчитанных на неопределенный круг лиц, как распространенные и обладающие
повышенной общественной опасностью обстоятельства совершения такого вида
преступлений.
4. Полученные в ходе исследования сведения позволяют утверждать о многочисленных случаях незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, связанных со спецификой деятельности подсудимых. Учитывая достаточную распространенность использования служебного положения при совершении
преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, принимая во внимание повышенную общественную опасность указанных
преступлений, предлагается установить особо квалифицирующий признак незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ — «с использованием своего служебного положения».
5. Проведенный анализ следственно-судебной практики показывает, что
значительное количество изъятых из оборота сильнодействующих и ядовитых
веществ превосходит размеры крупного и превышает их в десятки раз. Отсутствие градации размеров изъятых из незаконного оборота веществ не позволяет дать
11
адекватную уголовно-правовую оценку, соответствующую общественной опасности фактически совершенных действий, при квалификации такого рода преступлений. С учетом сказанного предлагается установить следующие квалифицирующие признаки: незаконный оборот сильнодействующих веществ в особо
крупном размере, незаконный оборот ядовитых веществ в крупном и особо
крупном размерах. Вопрос о размерах каждого конкретного вещества должен
решаться индивидуально, исходя из его признаков и свойств, и имеет научномедицинский характер.
6. В целях унификации и стимулирования позитивного постпреступного поведения в преступлениях, касающихся незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ, требуется предусмотреть основание освобождения от уголовной ответственности за совершение преступления в случае добровольной выдачи виновным сильнодействующего или ядовитого вещества и активного способствования раскрытию или пресечению преступления, связанного с их незаконным оборотом.
7. В целях положительного влияния на снижение уровня рецидивной преступности, связанной с употреблением подконтрольных веществ, возвращения к
нормальным социальным отношениям лиц, ранее больных наркоманией или токсикоманией, и оказания иного положительного влияния, связанного с улучшением жизни общества, в ст. 821 УК РФ предлагается предусмотреть отсрочку отбывания наказания больным токсикоманией и прохождение курса лечения от токсикомании, а также медико-социальную реабилитацию путем добавления в диспозицию упоминания о больных токсикоманией в случае совершения впервые преступления, указанного в ст. 234 УК РФ.
8. Регламентация оборота сильнодействующих и ядовитых веществ изложена во множестве различных отраслевых нормативных правовых актов и зависит
от химических свойств и сферы законного применения вещества, что влечет определенные проблемы правоприменения и не позволяет эффективно противодействовать преступлениям в данной сфере. В целях унификации и совершенствования правоприменительной практики необходимо изложить общие требования к
12
регламентации оборота сильнодействующих и ядовитых веществ в едином нормативном правовом акте — Федеральном законе «О сильнодействующих и ядовитых веществах», который должен содержать определение сильнодействующих и
ядовитых веществ, установить критерии инструментов и оборудования, используемых при незаконном изготовлении данных веществ.
Теоретическая и практическая значимость результатов исследования
определена его актуальностью, научной новизной и выводами прикладного характера. Теоретические положения диссертации могут быть использованы:
— при дальнейшей научной разработке проблем уголовно-правовой характеристики незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ;
— в правоприменительной деятельности органов предварительного расследования и судов;
— в правотворческой деятельности по совершенствованию законодательства, при подготовке руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации;
— при преподавании курсов уголовного права и криминологии.
Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации
обсуждались на кафедре уголовного права и криминологии Омской юридической
академии, на кафедре уголовного права Омской академии МВД России, прошли
апробацию на научно-практических конференциях «Преемственность и новации в
юридической науке» (Омск, 2009–2011), международных научно-практических
конференциях «Современные проблемы противодействия наркопреступности и
распространения наркомании в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (Хабаровск,
2010), «Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики
Российской Федерации» (Омск, 2010–2014).
Методические рекомендации «Совершенствование практики применения
уголовно-правовых норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ» (2013) внедрены в практическую деятельность
УФСКН России по Омской области. Методические рекомендации «Совершенствование практики применения ст. 234 УК РФ» (2014) внедрены в практическую
13
деятельность УМВД России по Омской области. Материалы исследования используются в учебном процессе Омской академии МВД России и Омской юридической академии при преподавании курсов криминологии и уголовного права.
Основные положения диссертационного исследования отражены в 13 научных статьях, опубликованных в сборниках научных трудов и журналах (общий
объем — 3,4 п. л.), в том числе три — в ведущих рецензируемых журналах («Психопедагогика в правоохранительных органах», «Научный вестник Омской академии МВД России»), рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикации результатов диссертационного исследования.
Структура диссертации определена поставленной целью, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих восемь параграфов, заключения, списка использованных источников и приложений.
14
ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ
УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ
СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
§ 1. Общественная опасность незаконного оборота
сильнодействующих и ядовитых веществ
Согласно Конституции Российской Федерации, человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод
человека и гражданина представляют собой обязанность государства. Предупреждение нарушений прав и законных интересов гражданина служит важным условием для нормального функционирования и развития общества и государства.
Нарушение установленных и регулируемых законом отношений между государством и обществом как наносит ущерб непосредственно конкретным его членам,
так и угрожает безопасности государства.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года
определяет, что одни из главных угроз национальной безопасности в сфере здравоохранения и здоровья нации — массовое распространение наркомании и алкоголизма, повышение доступности психоактивных и психотропных веществ1.
В настоящее время преступность, сопряженная с посягательствами на
здоровье нации, проникла во все социальные слои, категории и возрастные
группы граждан, характерна для всех регионов России. За последние 15 лет в
России количество выявленных преступлений, связанных с наркотиками, увеличилось в три раза. Среди лиц, совершающих такие преступления, доля мужчин и женщин составляет 65 и 35%, две трети — это молодые люди в возрасте
18–29 лет2.
Правоприменители условно называют составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 228–234 УК РФ, преступлениями в области незаконного оборота
1
О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года : указ
Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 20, ст. 2444. С. 6414–6435.
2
Абызов К. Р., Гриб В. Г., Ильин И. С. Криминология : курс лекций. М., 2010. С. 332.
15
наркотиков. Тем самым подчеркивается некая общность данных составов преступлений по предметному признаку1.
Кроме того, в прессе, а также юридической литературе наркотические средства, психотропные и сильнодействующие вещества часто обобщенно именуются
«психоактивными веществами». Такой подход представляется вполне обоснованным при рассмотрении социальной опасности злоупотребления данными веществами и их распространения.
По мнению А. В. Табакова, хотя все они и образуют различные категории,
а соответственно, обладают различным правовым статусом (за исключением наркотических средств и психотропных веществ, которые с юридической точки зрения «приравнены» друг к другу), но в системе общественных отношений данные
средства и вещества, в силу имманентно присущих им свойств и качеств, занимают единую «нишу». Такой вывод следует из анализа общественного значения позитивного поведения в сфере их легального оборота и антисоциальной сущности
негативных, противозаконных деяний, связанных с этими потенциально опасными предметами2.
Несмотря на то что в настоящее время большинство исследователей бьет
тревогу по поводу угрожающего распространения незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, указывая на повышенную общественную опасность преступлений подобной категории, что, бесспорно, представляется
вполне справедливым и обоснованным, ошибочно считать, что социальная опасность неконтролируемого оборота сильнодействующих и ядовитых веществ не
является значимой.
Мы полностью согласны с мнением, что «сосредоточив основное внимание
на проблемах противодействия незаконному обороту наркотиков, законодатель-
1
Завидов Б. Д. Преступления в области незаконного оборота наркотиков, психотропных
веществ, их аналогов, сильнодействующих и ядовитых веществ (анализ ст. 228–234 УК РФ)
[Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
2
Табаков А. В. Особенности правового статуса, нормативного определения, формирования и применения списков наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова филиала
Российской таможенной академии : научно-практический журнал. 2005. № 1(23). С. 35–98.
16
ная власть и правоохранительные органы практически не затрагивают тесно примыкающие к данным проблемам вопросы борьбы с преступлениями в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ»1. Определение сильнодействующих и ядовитых веществ не закреплено юридически ни в одном нормативном правовом акте Российской Федерации. Это связано, прежде всего,
с превалирующим действием норм международного права, в котором понятие
сильнодействующих и ядовитых веществ как таковое отсутствует. Многие из
них используются в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства,
здравоохранения, часто обладают ярко выраженными психоактивными свойствами и в то же время не относятся ни к наркотическим средствам, ни к психотропным веществам.
Исследователи отмечают, что «общественная опасность представляет собой
объективную реальность, присущую некоторым деяниям в определенных условиях места, времени, обстановки, характера их совершения»2. По мнению
Н. Ф. Кузнецовой, «общественная опасность деяния состоит в том, что оно причиняет или создает угрозу причинения определенного вреда общественным отношениям»3. Ю. А. Красиков определяет общественную опасность как объективное свойство деяний, которые влекут негативные изменения в социальной действительности, нарушают упорядоченность системы общественных отношений4.
Таким образом, общественная опасность означает, что деяние вредоносно для
общества5.
Так, А. В. Федоров считает, что «о пониженной общественной опасности
незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ по сравнению с
наркотическими средствами и психотропными веществами можно говорить лишь
условно, так как в отдельных случаях, особенно связанных с ядовитыми вещест1
Косарев С. Ю. Преступления, связанные с сильнодействующими и ядовитыми веществами: криминалистическая характеристика и особенности расследования. СПб., 2004. С. 12.
2
См., напр.: Прозументов Л. М. Общественная опасность как основание криминализации
(декриминализации) деяния // Вестник Воронежского института МВД России. 2009. № 4. С. 19.
3
Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность. М., 1969. С. 60.
4
Уголовное право России. Общая часть : учебник для вузов / под ред. А. И. Игнатова,
Ю. А. Красикова. М., 2000. С. 71.
5
Прозументов Л. М. Указ. соч. С. 18.
17
вами, их незаконный оборот имеет чрезвычайно высокую опасность и содержит
потенциальную угрозу катастрофических последствий, например массового отравления населения. Очевидна и общественная опасность распространения сильнодействующих и ядовитых веществ в целях злоупотребления ими либо использования в качестве прекурсоров для изготовления наркотических средств или
психотропных веществ, а также в иных противоправных целях (в том числе для
совершения тяжких и особо тяжких преступлений)»1.
В официальных документах отмечается, что «в конце XX века злоупотребление алкоголем, наркотиками и другими психоактивными веществами приняло
характер эпидемии. По данным Всемирной организации здравоохранения, суммарное количество больных с заболеваниями, вызванными приемом различных
психоактивных веществ, за исключением курильщиков табака, составляет более
500 млн человек. В последнее десятилетие и для России употребление несовершеннолетними и молодежью алкоголя, наркотических и других психоактивных
веществ превратилось в проблему, представляющую серьезную угрозу здоровью
населения, экономике страны, социальной сфере и правопорядку»2.
Проблемы, связанные с незаконным оборотом психоактивных веществ в
России и в мире, являются многоаспектными и приобретают все большую актуальность. Распространение, их объемы и последствия создают существенную угрозу здоровью населения, подрывают экономический потенциал, негативно влияют на демографическую ситуацию в мире и правопорядок в государстве.
Опасность рассматриваемых преступлений заключается в том, что они посягают на общественные отношения, обеспечивающие здоровье населения, а также на установленный государством порядок оборота сильнодействующих и ядовитых веществ. С учетом распространенности и причиняемого вреда мировое сообщество прилагает совместные усилия для предотвращения незаконного оборота
1
Федоров А. В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления в настоящее время и до 1917 года (ст. 234 УК РФ) // Наркоконтроль. 2008. № 1. С. 9–19.
2
О концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде [Электронный ресурс] : приказ Министерства образования Российской Федерации от 28 февраля 2000 г. № 619. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
18
психоактивных веществ, создавая для этого соответствующую правовую базу.
В связи с этим следует назвать Единую конвенцию о наркотических средствах
1961 г.1, Венскую конвенцию о психотропных веществах 1971 г.2, Конвенцию
ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.3
Отмечается серьезное негативное влияние потребления психоактивных веществ на молодое поколение. Наблюдается существенное снижение качества физического, психического и нравственного здоровья населения России, его репродуктивных возможностей. Происходят дезадаптация, деградация личности потребителей данных веществ и, соответственно, подрыв экономики, гражданской
жизни, обороноспособности страны4.
Ежегодно в России регистрируется 4–5 тыс. преступлений, связанных с
оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ. И хотя в последнее время зафиксировано небольшое снижение, но удельный вес преступлений данной категории остается стабильно высоким и сохраняет тенденцию к росту (диаграмма 1
прил. 2), что обусловлено и объективными причинами, в том числе несовершенством законодательства, регулирующего сферу их оборота. «Сильнодействующие
и ядовитые вещества широко распространены в незаконном обороте. В частности,
сильнодействующие вещества являются предметом злоупотреблений, масштабы
которых увеличиваются с каждым годом. Этому способствует их относительная
доступность ввиду менее жестких по сравнению с наркотическими средствами и
психотропными веществами мер контроля, отсутствие в законодательстве ответ-
1
Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. : с поправками, внесенными в нее в
соответствии с Протоколом 1972 г. : заключена в г. Нью-Йорке 30 марта 1961 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 22, ст. 2269. С. 4549–4599.
2
Конвенция о психотропных веществах : заключена в г. Вене 21 февраля 1971 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными
государствами. М., 1981. Вып. XXXV. С. 416–434.
3
Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота
наркотических средств и психотропных веществ : заключена в г. Вене 20 декабря 1988 г. //
Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. М., 1994. Вып. XLVII.
С. 133–157.
4
Криминология : учебник для вузов [Электронный ресурс] / под ред. В. Д. Малкова. М.,
2006. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
19
ственности за незаконные приобретение и хранение сильнодействующих веществ
без цели сбыта, невысокая цена и ряд других причин»1.
Количество преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ увеличивается параллельно с ростом преступлений в
сфере незаконного оборота наркотиков (диаграмма 1 прил. 2). При этом отмечается, что «латентность рассматриваемых преступлений, очевидно, существенно
выше, чем преступлений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами»2.
Потребление сильнодействующих веществ и их незаконный оборот предопределяют распространение болезней, в том числе связанных с ВИЧ-инфекциями,
венерическими болезнями, суицидальными попытками, увеличение контингента
лиц с повышенной виктимностью. Инициируется также мотивация корыстной,
корыстно-насильственной и иной преступности, касающейся этих явлений3. Деятельность, сопряженная с нелегальным оборотом подконтрольных веществ, помимо того, что представляет собой правонарушающее поведение, одновременно
выступает в качестве мощного криминогенного фактора, вызывая значительную
активизацию других видов преступности4 (диаграмма 2 прил. 2).
Нелегальный рынок сильнодействующих и ядовитых веществ очень объемен и разнообразен, так как к ним относятся вещества, которые используются в
совершенно различных отраслях. Кроме того, отдельные сильнодействующие и
ядовитые вещества, в силу своей менее определенной законодательством общественной опасности, являются более доступными, нежели многие наркотические
средства, чем пользуются как лица, употребляющие наркотики в течение длительного времени, так и молодые люди, которые только «приобщаются» к употреблению различного рода одурманивающих веществ.
По мнению А. В. Федорова, сильнодействующие и ядовитые вещества
(в чистом виде либо в смеси с другими веществами) находятся в незаконном
1
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) // Наркоконтроль. 2007. № 1. С. 11–21.
2
Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 12.
3
Криминология : учебник для вузов [Электронный ресурс] / под ред. В. Д. Малкова.
4
Табаков А. В. Указ. соч. С. 35–98.
20
обороте как: 1) лекарственные средства; 2) пищевые и биологически активные
добавки; 3) химические вещества 1. Однако изучение химических свойств, а
также анализ судебно-следственной практики показывают, что деление веществ лишь на предложенные группы не полностью отражает многообразие
их химических свойств и, соответственно, характера использования в незаконном обороте.
В результате рассмотрения составов преступлений, где предметом служат
сильнодействующие и ядовитые вещества, очевидно, что использование указанных веществ имеет похожий характер и цели. На наш взгляд, вещества, составляющие предмет преступления, описанного в ст. 234 УК РФ, следует классифицировать в зависимости от характера использования в незаконном обороте. Анализ правоприменительной практики демонстрирует, что в противоправных деяниях такие вещества используются:
— в целях немедицинского потребления как психоактивные вещества;
— в составе различных пищевых биологически активных добавок (далее —
БАД);
— как анаболические стероиды;
— для изготовления наркотических средств и психотропных веществ;
— для совершения иных преступлений (через оказание воздействия на здоровье потерпевшего).
Рассмотрим данные группы более подробно.
1. Сильнодействующие и ядовитые вещества, используемые в целях немедицинского потребления как психоактивные вещества. В нелегальный оборот
попадают легальные медицинские препараты, свойства которых используются не
по прямому назначению. Значительная часть сильнодействующих веществ является лекарственными средствами, имеющими различный характер воздействия на
центральную нервную систему человека, а при употреблении в повышенных дозировках — обладающими психоактивными свойствами.
1
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ). С. 11–21.
21
«Опросы наркозависимых лиц свидетельствуют о весьма широком распространении полинаркомании, развивающейся, как правило, вследствие того, что
при отсутствии препаратов, которым отдается предпочтение, используются различные заменители. Так, зачастую в качестве средств, заменяющих опиаты, используются снотворные препараты»1.
«Согласно данным лабораторного анализа, чаще всего в качестве разбавителей героина используют фенобарбитал и диазепам. Несколько стран сообщили
также об использовании в этих целях других барбитуратов и бензодиазепинов.
Злоупотребление таким разбавленным героином существенно повышает опасность летального исхода и развития полинаркомании у лиц, злоупотребляющих
героином, поскольку барбитураты и бензодиазепины усиливают угнетающее действие опиоидов на центральную нервную систему»2.
Специалисты отмечают, что «основное различие наркомании и токсикомании заключается в предмете потребления. Наркоманию вызывают вещества, официально, в установленном порядке признанные наркотическими и взятые под
контроль в качестве таковых. Злоупотребление же другими веществами, не отнесенными к наркотическим и не взятыми в качестве таковых под контроль, но вызывающими привыкание и болезненное пристрастие, следует считать токсикоманией»3. При этом медики выделяют: а) токсикоманию, возникающую при злоупотреблении снотворными-барбитуратами (производными барбитуровой кислоты); б) лекарственную зависимость от транквилизаторов, нейролептиков и антидепрессантов — так называемую лекоманию; в) лекарственную зависимость от
стимуляторов4.
Так, С. Ю. Косарев указывает, что «наиболее часто встречающийся в незаконном обороте наркотик героин нередко содержит компоненты препаратов, усиливающих его наркотический эффект (диазепам, барбитураты). Возможно разви1
Криминология : учебник для вузов [Электронный ресурс] / под ред. В. Д. Малкова.
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН за 2001 г.
E/INCB/2001/I, p. IIC, п. 136. Нью-Йорк, 2002. С. 27.
3
Семернева Н. К., Николаева З. А., Лиханова Е. С. Алкоголизм. Наркомания. Токсикомания. (Понятие. Вопросы Квалификации) : рекомендации. Свердловск, 1988. С. 28.
4
Там же, с. 29.
2
22
тие наркотической зависимости и от неконтролируемого употребления одних
только сильнодействующих препаратов. Показательно, что в результате проведения экспертиз по установлению причин смерти наркоманов в их органах и
биологических жидкостях часто обнаруживаются вышеупомянутые лекарственные препараты»1.
2. Сильнодействующие и ядовитые вещества, используемые в составе различных пищевых биологически активных добавок (БАД). Одними из наиболее распространенных сильнодействующих веществ, находящихся в незаконном обороте, являются препараты для коррекции веса с общим названием «тайские таблетки» и биологически активные добавки к пище, содержащие в своем составе сильнодействующие вещества, начавшие широко распространяться с 1990-х гг. Позднее их практически заменили БАД разнообразных наименований преимущественно китайского производства, а начиная с 2005 г. — препараты, содержащие анорексивное вещество «сибутрамин» в дозировках, часто значительно превышающих терапевтические. В результате их бесконтрольного длительного применения
в организме человека возникают побочные эффекты: ухудшение сердечнососудистой, нервной и пищеварительной деятельности. Специалисты отмечают,
что «на рынок хлынуло большое количество БАДов, произведенных в Китае. Несмотря на то что многие из них прошли клинические исследования и имеют сертификаты соответствия, значительное количество БАДов содержат сильнодействующие и психотропные вещества, поражающие жизненно важные органы человека и вызывающие привыкание»2. Выборочные исследования ввозимых в Россию
БАД свидетельствуют о том, что вопреки заявленному составу часть из них содержит наркотические средства, психотропные и сильнодействующие вещества,
которые наносят существенный вред здоровью3. Опасность такой ситуации заключается в том, что в зависимость от употребления подконтрольных веществ
ставится наиболее здоровая часть населения, которая категорически не приемлет
1
Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 50.
Шарафанович А. Наркотики: легальная сторона // Ремедиум. 2007. № 11. С. 8.
3
Курганская область: Наркоконтроль проводит проверки биологически активных добавок.
URL: http://www.narkotiki.ru/news_20628.html.
2
23
их употребление, стремится вести здоровый образ жизни и вполне резонно прибегает к помощи БАД. На потребительском рынке Российской Федерации находится
в обороте более 7500 БАД. В 2008 г. Федеральной службой по надзору в сфере
защиты прав потребителей и благополучия человека зарегистрировано 1675 БАД
отечественного и импортного производства (2004 г. — 884; 2005 г. — 1949;
2006 г. — 1855; 2007 г. — 1621). На конец 2008 г. в Российской Федерации работало 182 организации, занятые производством БАД, из них 63% расположены в
Центральном и Сибирском федеральном округах. В обороте БАД задействовано
38 860 объектов: 3506 организаций торговли, 783 склада хранения и 34 385 объектов аптечной сети1.
Вместе с тем в условиях ослабления государственного регулирования обращения и обеспечения качества лекарственных средств и БАД российский рынок
вместо БАД заполонили препараты с содержанием психоактивных веществ, произведенные в странах Юго-Восточной Азии. Недобросовестные производители и
дистрибьюторы подобного рода БАД не указывают в сопроводительных документах о наличии таких веществ в препаратах, их вреде для здоровья человека и позиционируют свой товар как чудо китайской медицины, содержащее абсолютно
натуральные вещества2.
Официальная статистика смертности и ухудшения здоровья вследствие
употребления данных БАД в России отсутствует. Однако известно, что в США от
употребления сибутрамина (сильнодействующее вещество, которое наиболее часто обнаруживается в азиатских препаратах) 29 человек скончалось, 429 потребителям нанесен тяжкий вред здоровью3.
В связи с этим в последние годы закономерно увеличилось количество фактов обращения в правоохранительные органы людей, у которых в результате
1
О надзоре за биологически активными добавками к пище (БАД) : постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 20 мая 2009 г. № 36 // Рос.
газета. 2009. 5 авг.
2
Поротников С. М. Особенности правонарушений и преступлений, связанных с оборотом
биологически активных добавок и анаболически-андрогенных стероидов, незаконно ввозимых
на территорию Российской Федерации // Власть и управление на Востоке России. 2007. № 1.
С. 109–117.
3
Воронцова А. Добавки не надо // Русский курьер. 2006. 20 марта.
24
употребления подобных «чудес китайской медицины» ухудшилось здоровье. Начиная с 2003 г. правоохранительными органами России из незаконного оборота
изъято более 14 т указанных препаратов, незаконно ввезенных из Китайской Народной Республики и Королевства Таиланд и реализуемых в России под видом
БАД1. Добавление в состав БАД сильнодействующих веществ является привлекательным для так называемых бизнесменов, зарабатывающих прибыли на здоровье. Недобросовестные производители и дистрибьюторы не указывают в сопроводительных документах сведения о наличии в препаратах вредных веществ.
Как свидетельствует правоохранительная практика, на рынке присутствует
контрафактная продукция, содержащая в своем составе подконтрольные вещества, такие как: амфетамин, фентермин, фенфлурамин, амфепрамон, диазепам, фенилпропаноламин, метилендиоксиметамфетамин, алпразолам, флунитразепам,
тригексифенидил, хлордиазепоксид, нитразепам, бисакодил, сибутрамин и другие
вещества. Часто встречаются кава-кава в виде измельченных вегетативных частей
и корневищ, а также суммы кавалактонов2.
Согласно выписке из протокола заседания Постоянного комитета по контролю наркотиков от 16 марта 2006 г. № 1/102-2006 «О сибутрамине», «препарат
является средством для снижения веса — является симпатомиметиком и ингибирует обратный захват норэпинефрина, серотонина и допамина в ЦНС (центральная нервная система. — М. Е.) и, с учетом дофаминовой теории формирования
наркологических заболеваний, может вызывать привыкание и зависимость. Клинические описания действия сибутрамина позволяют предположить использование его потребителями психоактивных веществ в качестве психостимулятора,
в частности действие сибутрамина напоминает действие амфетаминов и экстази.
Побочные эффекты — бессонница, головные боли, головокружение, повышение
АД (артериальное давление. — М. Е.) и ЧСС (частота сердечных сокращений. —
1
Баренцев А. Наркотики — угроза национальной безопасности России [Электронный ресурс] // Русская народная линия — информационно-аналитическая служба. URL: http://www.
ruskline.ru.
2
Подробнее об этом см.: Токсикологическая химия. Метаболизм и анализ токсикантов :
учеб. пособие / под ред. Н. И. Калетиной. М., 2008. 1016 с. ; Сыромятников С. В., Сарычев И. И., Щербаков С. Ю. Криминалистическое исследование сибутрамина. М., 2006.
25
М. Е.), беспокойство (тревога), парестезии, изменение вкуса, замедление скорости
реакций»1.
Изложенное свидетельствует о том, что «в настоящее время в Российской
Федерации достаточно остро обозначилась проблема распространения фальсифицированных биологически активных добавок, в том числе способствующих похудению, содержащих наркотические средства, психотропные и сильнодействующие вещества. При производстве некоторых из них умышленно вводятся соединения, отсутствующие в качестве контролируемых веществ и их прекурсоров в
официальных списках, но обладающие выраженным психоактивным или допинговым действием. Как правило, такие БАД распространяются в нарушение принятых норм сбыта, в большинстве случаев нелегально»2.
3. Сильнодействующие и ядовитые вещества, используемые как анаболические стероиды. К группе сильнодействующих веществ также отнесены и вещества, которые входят в состав препаратов или являются препаратами, широкоизвестными в спортивной медицине и используемыми спортсменами. Данные препараты более известны, благодаря средствам массовой информации, как «допинг».
«Наряду с накоплением информации, разработкой методов детекции, изучением
последствий влияния отдельных субстанций и методов на организм спортсмена, в
мире формировалось отношение к применению допингов как недопустимому методу подготовки, противоречащему этическим нормам спорта и угрожающему
здоровью и даже жизни спортсменов»3.
Увлечение видами спорта, связанными с наращиванием мышечной массы
(бодибилдинг, силовой экстрим и пр.), в последние годы завоевывает все большую популярность. Стремление к получению запредельных результатов и их
пропаганда на различных информационных ресурсах (в том числе в сети Интер1
О сибутрамине [Электронный ресурс] : выписка из протокола заседания Постоянного
комитета по контролю наркотиков от 16 марта 2006 г. № 1/102-2006. Доступ из справ.-правовой
системы «КонсультантПлюс».
2
Современные проблемы правового регулирования оборота биологически активных добавок к пище, содержащих психоактивные и контролируемые вещества / М. Н. Денисова [и др.] //
Микроэлементы в медицине. 2010. Т. 11, № 3–4. С. 31–36.
3
Деревоедов А. Допинг в спорте и борьба с ним // Вестник Российского международного
Олимпийского университета. 2012. № 1(2). С. 70–79.
26
нет) привели к повышению интереса к анаболическим стероидам, появлению специальных тренировочных программ, подразумевающих их широкое использование. Под анаболическими стероидами понимаются фармакологические препараты, ускоряющие синтез протеина внутри клеток, что приводит к выраженной гипертрофии мышечной ткани1.
Эксперты установили, что, «помимо увеличения мышечной массы и активизации центральной нервной системы, анаболики приносят и непоправимый вред
здоровью человека. Они могут способствовать потере пространственной ориентации или сознания, а также различным токсическим эффектам вплоть до летального исхода. Кроме того, анаболические стероиды, являющиеся предметом злоупотреблений и синтезируемые в подпольных лабораториях, практически не подвергаются тестированию фармакологической активности, но под видом продукции
известных фармацевтических фирм-производителей могут попасть к потребителю, которому показано их терапевтическое применение»2. Применение данных
препаратов также связано с побочными эффектами, среди которых — онкологические заболевания, снижение свертываемости крови, развитие заболеваний сердца и сердечно-сосудистой системы. Доказано патологическое влияние анаболических стероидов на печень, известны случаи травматизма из-за несоответствия
роста мышц и связок. Последствия приема стероидных препаратов не в меньшей
степени сказываются на психическом состоянии и поведенческих реакциях людей3. В спортивных источниках можно найти примеры летальных исходов спортсменов, злоупотреблявших анаболическими стероидами4.
Немедицинское применение анаболически-андрогенных стероидов приводит к негативным изменениям в эмоциональной сфере человека, формирует пси1
Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга. URL: http://sportswiki.ru/%D0%90%
D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%BB%0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%
B8%D0%B5_%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B4%D1%.
2
Фицев И. М., Фицева Н. А., Будников Г. К. К проблеме идентификации сильнодействующих анаболических стероидов в объектах криминалистической экспертизы // Ученые записки
Казанского государственного университета. 2009. Т. 151, кн. 3 : Естественные науки. С. 76.
3
Сейфулла Р. Д. Побочные эффекты анаболических стероидов // Muscle nutrition : электронный журнал. 2009. № 1. URL: http://bodybuilding.h1.ru/st02.html.
4
Вред анаболических стероидов. URL: http://max-body.ru/stati/farmakologija/ anabolicheskie-steroidy/2918-vred-anabolicheskikh-steroidov.html.
27
хическую зависимость, оказывает травмирующее воздействие на организм, заключающееся в нарушении функций центральной нервной системы, поражении
печени и сердечнососудистой системы. Кроме того, проведенные исследования
показали, что указанные заболевания могут проявиться даже через 15–20 лет после окончания приема препаратов1.
Среди потребителей стероидов профессиональные спортсмены составляют
не более 10%. Злоупотребление стероидами на настоящий момент не ограничено
спортивным миром. Основную массу потребителей составляют криминальные
структуры и молодежь. Именно они готовы платить по 200 долларов США за сезон (курс лечения или цикл), который длится примерно полгода. Новички потребляют в основном самые дешевые препараты, о низком качестве которых они, как
правило, и не подозревают. Профессиональные спортсмены хотя и являются
меньшинством среди потребителей стероидов, но платят больше всех: в зависимости от весовой категории по 10–20 тыс. долларов США за сезон. Наибольшее
употребление стероидов отмечается в пауэрлифтинге («поднятие тяжестей»), бодибилдинге, легкой атлетике, плавании2.
Озабоченность вызывает то, что сегодня употребление анаболических стероидов среди спортсменов и молодежи России получило широкое распространение. По данным Интерпола, оборот анаболиков в мире больше, чем оборот всех
наркотиков. Оборот российского «черного рынка» допинговых средств достигает
100 млн долларов США в год и имеет тенденцию к постоянному росту3.
География незаконного оборота анаболических стероидов охватывает все
регионы Российской Федерации, но первое место среди потребителей занимает
Москва, второе — Санкт-Петербург. В других субъектах Российской Федерации
количество продаваемых стероидов напрямую зависит от уровня криминализации
региона4.
1
Поротников С. М. Указ. соч. С. 113.
Химическая угроза. Минздрав и наркоконтроль предупреждают [Электронный ресурс] //
Управление ФСКН России по Республике Татарстан. URL: http://ufskn.tatarstan.ru/rus/index.htm/
news/32791.htm.
3
Об анаболически-андрогенных стероидах [Электронный ресурс] // Управление ФСКН
России по Московской области. URL: http://www.starayakupavna.ru/n100513_4.html.
4
Сальников А. Мышечная касса // Коммерсантъ. Деньги. 2003. № 11(416).
2
28
В сложившейся ситуации стала очевидной необходимость ужесточения государственного контроля за распространением сильнодействующих веществ и
введения мер, снижающих масштабы злоупотребления ими. Так, начиная с
2001 г., в качестве сильнодействующих веществ контролируется 13 видов анаболических андрогенных стероидов, массовое распространение которых в качестве
допинга в физической культуре и спорте достигло критического уровня 1,
а с 2007 г. в Списки сильнодействующих веществ включен их расширенный перечень (47 наименований), из которых в Российской Федерации зарегистрировано в качестве лекарственных средств 6 международных непатентованных наименований (дростанолон, метандиенон, метандриол, метилтестостерон, нандролон, тестостерон).
Фактически в отечественной медицине используется всего три препарата:
ретаболил, метандростенолон, сустанон. Все они распространяются через аптеки
и только по рецепту врача. Обычно применяется только один вид анаболиков. Атлеты же употребляют в 8–10 раз больше рекомендованной нормы каждого препарата и часто комбинируют несколько видов анаболиков. Как и у любого лекарства, повышенное потребление препарата угрожает появлением побочных эффектов, что верно и для анаболиков2.
Таким образом, общественная опасность нелегального оборота анаболических препаратов заключается в том, что большинство из них содержит сильнодействующие вещества, причем значительное количество данных препаратов попадает в Российскую Федерацию контрабандным путем, имея просроченный срок
годности. Основную долю химического рынка (около 70%) составляют подделки.
Часто встречаются ветеринарные стероиды. Поскольку эти препараты разрабатывались для животных и никто не исследовал их воздействия на человека, то риск
возникновения побочных эффектов очень высок. «Ситуация усугубляется тем, что
поведенческая модель приема допингов фактически готовит молодого человека к
1
Протокол заседания Постоянного комитета по контролю наркотиков от 6 марта 2001 г.
№ 2/80-2001 (п. 5). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
2
Химическая угроза. Минздрав и наркоконтроль предупреждают [Электронный ресурс].
29
принятию “наркотической модели” — поиску путей решения жизненных проблем
с помощью шприца и таблетки»1.
В настоящее время употребление допинга в Российской Федерации, по информации Антидопинговой инспекции Федерального агентства по физической
культуре, спорту и туризму, угрожает национальной безопасности и носит характер эпидемии. Самое страшное, что «химизация» спортсменов начинается с 12–
13-летнего возраста, в период подготовки перспективного спортсмена2. Не случайно во всех цивилизованных странах этой проблемой занимаются силовые ведомства. По словам В. Фетисова, «...спорт воспитывает молодое поколение, формируя в нем главный приоритет — предпочтение здорового образа жизни…
Именно в ней наша надежда на будущее. Но сегодня она находится под серьезной
угрозой. Допинг калечит человеческие тела и губит всю уникальную структуру
спорта. Если мы не хотим, чтобы из альтернативы наркомании спорт превратился
еще в один фактор риска, мы должны всеми силами противостоять угрозе его тотальной химизации»3.
4. Сильнодействующие и ядовитые вещества, используемые для изготовления наркотических средств и психотропных веществ. Вещества, отнесенные к
ядовитым и сильнодействующим, находятся в обороте химической промышленности, только легальный рынок которых оценивается в несколько десятков тысяч
тонн4. Отсутствие детальной регламентации порядка оборота некоторых веществ
и надлежащих мер контроля влечет их утечку в нелегальный оборот. Многие
сильнодействующие и ядовитые вещества применяются в подпольном наркопроизводстве. Анализ криминогенной ситуации, складывающейся в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, свидетельствует о повышенном внимании к ним со стороны организованных преступных структур5. Например, в Новосибирске была пресечена деятельность преступной группировки,
1
2
Осторожно: анаболические стероиды! // Люберецкая панорама. 2010. 20 мая.
Допинг или анаболические стероиды? URL: http://www.fskn-rostov.ru/OMVP/Poleznoe.
html.
3
Химическая угроза. Минздрав и наркоконтроль предупреждают [Электронный ресурс].
См., напр.: Лавров А. Заболел — полечился — в тюрьму // Газета. 2007. 29 авг.
5
Табаков А. В. Указ. соч. С. 35–98.
4
30
занимавшейся сбытом змеиного яда1. Нужно отметить, что этот яд не только имеет отравляющее воздействие, но и используется в производстве синтетических
наркотиков.
Возможность применения в качестве сырья при незаконном изготовлении
наркотических средств тесно связана со сбытом наркотических средств и психотропных веществ, так как некоторые вещества могут быть использованы как прекурсоры для изготовления отдельных видов наркотиков. Физико-химические
свойства прекурсоров предопределяют возможность их применения как исходных
веществ, реагентов и растворителей при производстве, изготовлении, переработке
наркотических средств и психотропных веществ. Эти свойства прекурсоров являются «базисом» их криминального использования. Если социальными и юридическими признаками характеризуются все прекурсоры, то данные вещества обладают еще и медицинским признаком, т. е. оказывают стимулирующее, депрессивное, галлюциногенное и т. п. воздействие на центральную нервную систему человека, и, соответственно, могут быть предметом злоупотребления либо ввиду токсических свойств являются крайне опасными для здоровья. Например, фенобарбитал часто используется как прекурсор для изготовления дезоморфина и других
синтетических наркотиков.
5. Сильнодействующие и ядовитые вещества, используемые для совершения
иных преступлений (через оказание воздействия на здоровье потерпевшего). Такого рода вещества используются преступниками для приведения жертвы в беспомощное состояние для совершения корыстно-насильственных преступлений
или преступлений против личности. И с медицинской точки зрения они более
вредоносны, так как уже при однократном употреблении могут привести к смерти. К данной группе относятся такие вещества, как клофелин, хлороформ, хлорэтил, сильнодействующие вещества, обладающие снотворным эффектом, а также
все ядовитые вещества.
Один из наиболее известных сильнодействующих веществ, используемых для
этих целей, — клофелин. Отмечается, что увеличение частоты использования кло1
Миллион долларов за килограмм яда [Электронный ресурс] // Вечерний Новосибирск.
2006. 10 февр. URL: http://vn.ru/index.php?id=74002.
31
фелина связано, прежде всего, с его доступностью, дешевизной, легкостью применения, а присутствие этого вещества в пищевых продуктах, особенно в алкогольных
напитках, трудно распознаваемо1. Нередки факты использования ртути как отравляющего вещества. Например, Л. был признан виновным в покушении на убийство и
незаконном хранении в целях сбыта ядовитых веществ. Как выяснили следователи,
после очередного семейного конфликта Л. решил отравить отца. Ночью он вылил в
сковороду с пищей около 50 г ртути. На следующий день за ужином мужчина обнаружил в еде ядовитое вещество, медикам удалось спасти ему жизнь2.
В постановлении Главного государственного санитарного врача Российской
Федерации от 11 июля 2007 г. № 47 «О прекращении использования метилового
спирта в средствах по уходу за автотранспортом»3 указано, что метиловый спирт
(метанол) является наиболее опасным токсическим веществом, по органолептическим свойствам практически не отличим от этилового спирта и, в случае использования его в качестве суррогатного алкоголя, приводит к летальному исходу.
Вместе с тем недостаточное информирование населения о тяжелых последствиях
употребления технических средств, содержащих метанол, в качестве суррогатов
алкоголя, пренебрежительное отношение к факторам, наносящим вред здоровью,
приводят к многочисленным случаям отравлений им в быту. Отравления метиловым спиртом (метанолом), по данным ФГУ «Научно-практический токсикологический центр» Росздрава, составляют от 0,1 до 0,5% от всех госпитализированных, летальность — от 23 до 100%4.
Незаконный оборот ядовитых веществ представляет опасность не только при
их употреблении. Так, сотрудники Управления ФСКН России по Московской об-
1
Наджами О. Л., Орестов С. М., Клечиков В. З. Посмертная диагностика отравлений
клофелином : методическое пособие для врачей-патологоанатомов и судебно-медицинских экспертов. СПб., 1995. С. 3.
2
Зырянов С. Сына, пытавшегося отравить отца ртутью, осудили условно почти на 7 лет //
Аргументы и Факты — Владимир. 2012. 19 сент. URL: http://www.vlad.aif.ru/crime/news/53897.
3
О прекращении использования метилового спирта в средствах по уходу за автотранспортом : постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от
11 июля 2007 г. № 47 : зарегистрировано в Минюсте России 22 августа 2007 г. № 10037 // Рос.
газета. 2007. 4 сент.
4
Метиловый спирт теперь вне закона // Независимое интернет-издание TopMedicina.
2007. 7 сент. URL: http://topmedicina.ru/news/detail/?item_id=7.
32
ласти в Щелковском районе Подмосковья пресекли деятельность двух подпольных
цехов по производству незамерзающей стеклоомывающей жидкости, содержащей в
своем составе ядовитое вещество — метиловый спирт. Изъято 255,5 т метанол содержащей жидкости. В данных цехах имелось все необходимое для производства,
купажа, розлива и подготовки к реализации незамерзающей жидкости. А в подсобных помещениях проживали 65 нелегалов из стран ближнего зарубежья, обеспечивающих технологический процесс по незаконному производству стеклоомывающей жидкости. Кроме того, если автомобилисты страны в среднем за месяц используют около 200 млн л омывателей и стеклоочистителей автомобильных стекол,
то в атмосферу и на дорогу вместе с водой и другими составляющими выбрасывается свыше 90 млн л метанола, в результате чего создается реальная угроза для
жизни и здоровья людей, наносится огромный вред окружающей среде1.
Таким образом, общественная опасность незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ заключается в причинении вреда практически во
всех сферах общественных отношений, и прежде всего в сфере охраны здоровья
населения. Распространение незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ не только является мощным фактором наркотизации населения России, но и вызывает значительную активизацию других видов преступности. Злоупотребление психоактивными веществами и их незаконный оборот приобрели в
последние десятилетия несоизмеримый по прежним меркам масштаб и крайне отрицательно сказываются на социально-психологической атмосфере и нравственности, приводят к серьезным деформациям в политике и экономике, разрушают
отношения в сфере охраны жизни, здоровья и благополучия людей2. В то же время законодательная регламентация оборота сильнодействующих и ядовитых веществ далека от совершенства, что обеспечивает еще большую латентность преступлений, связанных с их незаконным оборотом.
Рост преступности, сопряженной с применением насилия, опасного для
жизни или здоровья потерпевших, в частности с использованием сильнодейст1
Дельцы // Утро вечера мудренее. 2010. 11 марта. URL: http://www.gnkmo.ru/index.php?
option=com_content&view=article&id=371%3A----2010&showall=1.
2
Табаков А. В. Указ. соч. С. 35–98.
33
вующих или ядовитых веществ, значительный удельный вес преступлений указанной категории позволяют прогнозировать негативные тенденции дальнейшего
развития данной ситуации и свидетельствуют о недостаточной результативности
применяемых государственными органами мер по борьбе с этими отрицательными явлениями.
В сложившейся ситуации необходимы формирование четкой системы уголовно-правовых норм, построение слаженного механизма правового регулирования данной области. Уголовно-правовое вмешательство в рассматриваемую сферу
общественных отношений представляется одним из эффективных способов избежать катастрофических последствий широкомасштабного распространения такого
рода преступлений. Сохраняющийся высокий уровень злоупотреблений с сильнодействующими и ядовитыми веществами требует внесения изменений в законодательство по контролю за их оборотом в целях своевременного реагирования на
социальную действительность.
§ 2. Развитие отечественного уголовного законодательства по борьбе
с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ
Российское законодательство в области оборота сильнодействующих и ядовитых веществ имеет свою историю. Изучение вопроса развития ответственности
за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ позволяет решить
проблему эффективного противодействия данному явлению и выработать дальнейшие предложения по совершенствованию законодательства исходя из исторического опыта предыдущих поколений.
С древнейших времен у разных народов существовали традиции применения одурманивающих веществ при отправлении религиозных обрядов и в лекарственных целях, и уже с того момента существовали определенные правила их
обращения и использования. Не являлось исключением и древнерусское государство, где потреблением грибов и растений в обрядовых целях распоряжались славянские жрецы. Однако первые законодательные упоминания об этом дошли до
нас в виде памятников права Древней Руси, к которым можно отнести различные
варианты Русской Правды, а также княжеские уставы и грамоты.
34
В эпоху крещения Руси (988–989 гг.) потребление веществ, которые по современному законодательству отнесены к наркотическим и сильнодействующим,
контролировали волхвы и ведуны. По мнению Б. Ф. Калачева, в цивилизациях того времени было известно более 100 препаратов, получаемых из различных трав,
мхов, ягод, грибов1.
Употребление подобного рода веществ преследовало религиозные и обрядовые цели, а также использовалось для лечения различных заболеваний. Однако
в связи с укреплением влияния Православной церкви их употребление сводилось
к минимуму и преимущественно в лечебных, а не обрядовых целях. Никакой ответственности за действия с данными веществами в то время установлено не было. Постепенно монополия Церкви в этой сфере укреплялась, и в более поздних
источниках права можно обнаружить первые описания таких действий (например,
Устав князя Владимира Святославовича «О десятинах, судах и людях церковных»2, Устав князя Ярослава Владимировича «О церковных судах»3).
В частности, ст. 9 Устава князя Владимира Святославовича запрещала зелейничество, а ст. 16 возлагала лечение больных на церковных людей. Также говорилось о зелье как о лекарстве и приворотном зелье (снадобье)4.
Ведовство и зелейничество признавались тяжкими преступлениями, наказанием за которые была смертная казнь. Связано это с тем, что Церковь укрепляла
свою монополию на использование указанных веществ в своей церковномонастырской медицине в противовес знахарям и колдунам, и общая тенденция
законодательства того времени была направлена на искоренение языческих обрядов и традиций. Примечательно, что, например, в Уставе князя Ярослава Владимировича имелась норма об ответственности за кражу конопли, однако рассматривалась она с современной точки зрения как преступление в сфере экономики,
поскольку посягало на получение незаконной выгоды в виде масла и волокна из
1
Калачев Б. Ф. Наркотики на Руси. URL: http://narkotiki.ru/research_5283.html.
Российское законодательство X–XX веков : в 9 т. / под общ. ред. О. И. Чистякова. М.,
1984. Т. 1 / отв. ред. В. Л. Янин. С. 139–140, 148–150.
3
Там же, с. 168–170, 189–193.
4
Там же, с. 141–145.
2
35
конопли, а не как изготовление наркотиков. Первые посевы мака на Руси датированы XI в. для использования в пище и как снотворного средства1.
В целом противодействие обороту сильнодействующих веществ в то время
проводилось в рамках борьбы между Православной церковью и язычеством и не
имело цели охраны здоровья населения, поскольку сильнодействующие вещества
не рассматривались с точки зрения причинения вреда здоровью человека в результате злоупотребления. Прежде всего, это связано с только начинающимся накоплением научного знания, в том числе со слабой изученностью влияния сильнодействующих веществ на человека.
В конце XV — начале XVI вв. разрозненные нормы древнерусского права
стали систематизироваться в Судебниках 1497 и 1550 гг., Стоглаве 1551 г. В Стоглаве волхованию и чародеянию отводится самостоятельная глава2.
В 1649 г. Земский Собор принял Соборное Уложение, которое закрепило
государственную монополию на медицинское обслуживание населения. В нем
также отсутствовали какие-либо нормы, связанные с пресечением незаконного
оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, однако в ст. 23 главы XXII
как квалифицированный способ убийства предусматривалось отравление человека зельем, за что полагалась смертная казнь. В подобной ситуации обвиняемого
заставляли пить яд, которым он лишил жизни потерпевшего3.
С 1700 г. аптечное дело стало развиваться в России повсеместно4. Оно показало необходимость наведения порядка относительно продаж являющихся лекарствами наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых
веществ, в связи с чем 22 ноября 1701 г. был издан Именной указ «О заведении в
Москве вновь восьми аптек с тем, чтобы в них никаких вин не было продаваемо;
о ведении оных Посольским приказом и об уничтожении зелейных лавок», уста1
Минкевич И. А., Борковский В. Е. Масличные культуры. М., 1955. С. 42–43.
Российское законодательство X–XX веков : в 9 т. / под общ. ред. О. И. Чистякова. М.,
1985. Т. 2 / отв. ред. А. Д. Горский. С. 369–371.
3
Байдин А. Н. История развития российского уголовного законодательства о борьбе с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ // Общество и право. 2010.
№ 2(29). С. 125–128.
4
Подымов А. Кухня ведьмы // Наука и жизнь. 1991. № 11. С. 24–32.
2
36
навливающий, что лавкам «в которых продавались всякие непотребные травы и
зелья... не быть», «лавки все сломать и очистить, а в том зелейном ряду торговать
иными товарами, которыми пристойно». Продажа лекарства в соответствии с
этим Указом разрешалась только из аптек1.
Несмотря на развитие аптечного дела, все еще широкое распространение
имели различные знахари, волхвы и ведуны, представлявшие определенную конкуренцию официальной медицине. В связи с этим Указ от 6 февраля 1731 г.
«О непродаже и недержании в лавках мышьяка, кроме аптек» запрещал продажу
мышьяка «в рядах, лавках и на торжках»2. Вскоре, 8 января 1733 г., вышел целевой Указ «О запрещении продавать в рядах, лавках и на торжках мышьяк и всякие
ядовитые материалы и о наказании, кто в такой непозволительной продаже окажется виновным». Указ предусматривал наказание в виде ссылки за продажу
мышьяка, сулемы, чилибухи, крепкой водки, купоросного и янтарного масла,
а если в результате этого людям причинялся какой-либо вред, то продавца чаще
всего казнили3. Таким образом, появились законодательные наименования веществ, которые следовало считать ядовитыми. Сильнодействующие и ядовитые
вещества стали не только способом совершения преступления, но и самим предметом преступления. Для них были установлены правила продажи и соответствующее наказание за их нарушение.
Данный период характеризовался развитием естествознания и, как следствие, более широким изучением различных веществ, имеющих свойства одурманивающих, сильнодействующих, ядовитых, наркотических. По мере развития фармакологии обнаруживались ранее неизвестные свойства используемых препаратов, а также появлялись новые вещества. В XIX в. европейские химики научились
изготавливать из природного сырья более чистые и сильнодействующие препараты. В 1805 г. немецкий химик-фармацевт Ф. Сертюрнер выделил из опия алкало1
Федоров А. В. Ответственность за деяния с наркотическими средствами, психотропными,
сильнодействующими и ядовитыми веществами по праву княжеского периода и Русского централизованного государства (X–XVII вв.) // Наркоконтроль. 2009. № 4. С. 29–37.
2
Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое : в 46 т. СПб., 1830.
Т. VIII. С. 378–379.
3
Там же. Т. IX. С. 12–13.
37
ид, названный морфином (в честь греческого бога сновидений Морфея), в 1832 г.
французский химик П. Ж. Робике — кодеин1. Данные тенденции развития оборота сильнодействующих и ядовитых веществ требовали ответного законодательного реагирования.
В Высочайше утвержденном мнении Государственного совета от 28 августа
1814 г. «О продаже аптекарских материалов» впервые встретился термин «ядовитые вещества» вместо ранее употреблявшегося термина «ядовитые материалы»,
который в последующем стал использоваться в нормативных документах. Данный
нормативный акт интересен и тем, что в нем были упорядочены и перечислены
наименования веществ («аптекарских материалов» — 74 наименования, «ядовитых веществ» — 59 наименований), а также указан вес веществ, «ниже которого
не должны быть продаваемы оные по травяным лавкам и проч. с присовокуплением правил для продажи оных»2.
Сильнодействующие вещества и яды становятся предметом исследований
различных наук, прежде всего медицины. В книге С. А. Громова «Краткое изложение судебной медицины для академического и практического употребления»,
изданной в 1832 г. и являющейся первой работой по этой тематике, описаны
свойства ядовитых и сильнодействующих веществ. В ней не разделялись ядовитые и сильнодействующие вещества, были сделаны выводы, в частности, о том,
что нельзя дать определение ядовитым веществам в связи с их совершенно различным и не всегда отрицательным влиянием на организм животного или человека3.
Таким образом, развитие естествознания повлекло и изменения в уголовном
законодательстве России. Наметилось разграничение сильнодействующих и ядовитых веществ, выделение групп собственно медицинских препаратов и веществ
1
Ульянкина Т. Н. История опиумных препаратов и проблема возникновения наркомании //
Алкоголизм и неалкогольные токсикомании. Наркомании и токсикомании : респ. сб. науч. тр. /
под ред. И. Н. Пятницкой. М., 1987. С. 175–186.
2
Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое : в 46 т. Т. XХХII.
С. 897–902.
3
Федоров А. В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления в настоящее время и до 1917 года (ст. 234 УК РФ). С. 9–19.
38
для их изготовления и установления ответственности за незаконное распространение тех и других.
Процесс кодификации российского законодательства способствовал внесению изменения и развитию норм, касающихся оборота сильнодействующих и
ядовитых веществ.
Свод законов Российской Империи, вступивший в силу 1 января 1835 г., содержал Устав медицинской полиции. Приложением к ст. 344 главы III служил
список ядовитых веществ, в который входили 27 наименований, а приложением к
ст. 349 — список сильнодействующих веществ, насчитывающий 72 вещества,
в том числе такие как опий, синильная кислота, морфий, стрихнин, в то время
признаваемые сильнодействующими. Последними признавались экстракты, приготовленные из трав и корней, являющихся сильнодействующими веществами1.
Устав не только разделял сильнодействующие и ядовитые вещества, но и определял правила оборота данных веществ в зависимости от целей их применения.
Так, глава III «Об осторожности в продаже и употреблении веществ ядовитых и сильнодействующих» состояла из двух отделений — «О веществах ядовитых, употребляемых как для составления лекарств, так и для фабрик или мануфактурных изделий» и «О веществах сильнодействующих, употребляемых только
для врачевания».
В 1857 г. Устав медицинской полиции подвергся новой редакции. Помимо
регламентирования оборота, сильнодействующие и ядовитые вещества были разделены на четыре разряда. Разделение велось исходя из степени общественной
опасности для жизни или здоровья людей, возможности их технического или
фармацевтического применения, а также степени доступности населению2.
В список «А» (6 веществ) были внесены ядовитые вещества, «удобные для
употребления со злоумышленной целью», в список «Б» (12 веществ) — «ядовитые и сильнодействующие вещества, употребляемые в технике и при этом неудобные для злоумышленного употребления», в список «В» (74 вещества) —
1
Федоров А. В. Списки сильнодействующих и ядовитых веществ в Российской империи
(XVIII в. – 1917 г.) // Наркоконтроль. 2010. № 1. С. 13–22.
2
Там же.
39
«ядовитые и сильнодействующие вещества, необходимые исключительно для
фармацевтического употребления, в том числе привозимые из-за границы и приготавливаемые на фабриках или в аптеках», в список «Г» (25 веществ) — «вещества туземные, доступные всякому, где произрастают и водятся»1.
Данные списки могли редактироваться Медицинским советом, который
имел право ежегодно рассматривать списки в целях их пополнения или передвижения веществ из одной категории в другую.
В Своде законов Российской Империи (в ред. 1892 г.) в Уставе медицинской
полиции подконтрольным веществам было посвящено две главы — «О продаже
ядовитых и сильнодействующих веществ» и «О воспрещении производства и
продаже вредных для здоровья препаратов», а также указаны некоторые правила
их хранения и оборота: отдельно от других веществ; в помещении, запирающемся
на замок, которое опечатывается аптекарем или управляющем; для взвешивания
применяются отдельные весы.
Как следствие, помимо достаточно четкого установления видов сильнодействующих и ядовитых веществ и указания правил их оборота, устанавливалась
уголовная ответственность за их незаконный оборот.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.2 имелись
ст. ст. 1074–1077, предусматривающие ответственность за нарушение правил
продажи, хранения и употребления сильнодействующих и ядовитых веществ. Так,
ст. 1074 устанавливала ответственность за продажу ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на это права, ст. 1075 — за продажу указанных веществ лицам, не имеющим права на их покупку, а также без соблюдения
мер предосторожности или в неустановленном виде. Предусматривалась ответственность и за повторное совершение такого рода преступлений.
На данном этапе сильнодействующие вещества воспринимались как разновидность ядов, под которыми понимались «отрава, всякое вещество, убийствен1
Свод законов Российской Империи. СПб., 1857. Т. 13 : Уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебные. С. 154–157, 381–384.
2
Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. СПб., 1846. Т. XX.
1046 с.
40
ное или вредоносное в пище либо в дыхании, в примеси к крови или при переходе
его иным путем в тело человека, животного»1.
В конце XIX в. в результате развития медицины и проведения соответствующих исследований было установлено, что, например, употребление опия вызывает необратимые изменения в организме, которые ранее с его употреблением
не связывались. Расширение территории России на восток, присоединение южных
регионов выявили проблемы наркотизации местного населения. Так, на территориях Дальнего Востока среди местных жителей, в том числе китайцев, потребление опиума было достаточно развито. Жители Средней Азии активно занимались
выращиванием мака и конопли для хозяйственно-бытовых целей, а также употребляли средства, приготовленные из данных растений в качестве лекарств против различных заболеваний. Кроме того, было развито курение гашиша. Это повлекло ужесточение государственной политики в области регулирования оборота
сильнодействующих и ядовитых веществ.
22 марта 1903 г. было утверждено Уголовное Уложение2. Глава «О нарушении постановлений, ограждающих народное здравие» содержала 4 статьи с
нормами об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ. Статья 195 устанавливала ответственность за использование во
врачевании сильнодействующих и ядовитых веществ. Статья 201 криминализировала действия специальных субъектов — управляющего аптекой, фабрикой,
лабораторией химического завода, а равно служащих в нем фармацевта, химика
или ученика в нарушении правил обращения с сильнодействующими и ядовитыми веществами. Статья 204 предусматривала ответственность лиц, виновных в
хранении для продажи или в продаже ядовитых или сильнодействующих веществ без разрешения или с нарушением правил, ст. 205 — за нарушение правил
хранения или употребления ядовитых или сильнодействующих веществ. Санкции каждой статьи также были различны в зависимости от признаков субъекта
преступления.
1
2
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. М., 1981. Т. 4. С. 673.
Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. Статьи, введенные в действие. СПб., 1911. 628 c.
41
Таким образом, к 1917 г. российское законодательство стало постепенно
менять критерии общественной опасности сильнодействующих и ядовитых веществ. По мнению законодателей, первоначально общественная опасность данных веществ заключалась в их отравляющем воздействии, однако в связи с упомянутыми общественно-политическими процессами конца XIX – начала XX вв.
опасность использования подобных веществ стала рассматриваться во взаимосвязи с их одурманивающими свойствами, а также возникновением эффекта зависимости и последующим разрушением организма потребителя.
Несмотря на отсутствие определения сильнодействующих и ядовитых веществ в юридическом аспекте, отнесение веществ к разряду сильнодействующих
или ядовитых происходило согласно спискам, которые определял Медицинский
совет, входивший в состав Министерства внутренних дел. Была установлена ответственность как за незаконный оборот, так и за нарушение установленных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, однако из их числа еще
не выделялись наркотические средства.
Вплоть до Октябрьской революции 1917 г. сколько-нибудь значительных
изменений, касающихся правового регулирования оборота сильнодействующих и
ядовитых веществ, не происходило. Новые задачи, возникшие в стране после очередных социально-экономических и политических преобразований, требовали для
их решения соответствующих правовых норм. Естественно, что после кардинальных изменений во внутреннем устройстве в стране началось бурное законодательное строительство норм, которые также затронули сферу оборота сильнодействующих и ядовитых веществ. Условия гражданской войны требовали более жесткого характера борьбы со спекуляцией, под которой понималась не только перепродажа товаров по завышенным ценам, но и любая торговля продовольственными или непродовольственными товарами без разрешения властей, к которым
также относились сильнодействующие и аналогичные одурманивающие вещества. Предписание Совета Народных Комиссаров от 31 июля 1918 г. № 7206-7212
«О борьбе со спекуляцией кокаином» признавало спекуляцию наркотиками «са-
42
мой отвратительной из всех видов спекуляции»1. При этом опий, кокаин рассматривались как отдельные виды сильнодействующих и ядовитых веществ. Борьбе со
спекуляцией придавалось, скорее, политическое и экономическое значение, сильнодействующие и ядовитые вещества являлись частью товарно-денежных отношений и менее всего рассматривались как угрожающие здоровью нации, однако в
любом случае допускалось применение максимальной репрессии к нарушителям.
Дальнейшее нарастание количества издаваемых уголовных законов требовало
систематизации, поэтому группа ведущих юристов того времени подготовила Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г.2, в которых разъяснялись
общие положения уголовного права и более акцентировалось внимание на личности преступника, а не его вине, в связи с чем, например, к рабочему или крестьянину, обвиняемым в торговле сильнодействующими веществами, больше проявлялось снисхождение, чем к бывшим дворянину или мещанину.
На основе Руководящих начал по уголовному праву РСФСР разрабатывался
первый Уголовный кодекс РСФСР, который был введен в действие с 1 июля
1922 г.3
В статье 215 Кодекса устанавливалась ответственность за приготовление
сильнодействующих и ядовитых веществ лицами, не имеющими на это право,
в виде штрафа до 300 рублей золотом или принудительных работ. Она содержалась в последней главе VIII «Нарушения правил, охраняющих народное здравие,
общественную безопасность и публичный порядок», а также не выделяла из состава сильнодействующих и ядовитых веществ наркотические средства, в чем
просматривалась аналогия с нормами Уголовного Уложения 1903 г. Статья 215
являлась бланкетной нормой и для применения требовала обращения к действующим нормам о правилах оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
Образование 30 декабря 1922 г. Союза ССР еще более побуждало к проведению определенной линии единой уголовной политики в области борьбы с неза1
Калачев Б. Ф. Наркотики на Руси. Этап четвертый — Советское государство. URL: http://
www.narkotiki.ru/research_5301.html.
2
Собрание узаконений РСФСР. 1919. № 66, ст. 590.
3
Там же. 1922. № 15, ст. 153.
43
конным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ. Практика требовала
более четкого определения уголовно наказуемых деяний, особенно в отношении
сильнодействующих и ядовитых веществ, обладающих наркотическими (одурманивающими) свойствами. И Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 22 декабря 1924 г.
глава V УК РСФСР 1922 г. «Преступления против жизни, здоровья, свободы и
достоинства личности» была дополнена ст. 140-д, устанавливающей ответственность за изготовление и хранение в целях сбыта и самый сбыт кокаина, опия,
морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения,
а по ч. 2 — за то же преступление, совершаемое в виде промысла, а равно содержание притонов, в коих производится сбыт или потребление указанных веществ1.
Как видно, диспозиция статьи была ориентирована на сбытчиков и распространителей одурманивающих веществ, к которым, исходя из смысла статьи, приравнивались наркотики. Из объективной стороны наказуемыми, помимо сбыта,
признавались лишь изготовление и хранение в целях сбыта указанных веществ.
Несмотря на ранее не характерную для данных норм санкцию за содержание притонов, статья не устанавливала ответственности за перечисленные действия без
цели сбыта такого рода веществ, в связи с чем можно усмотреть некоторое смягчение вышеназванной нормы по сравнению с ранее действовавшими нормативными актами. Однако введение квалифицированных составов, а также их дифференциация свидетельствовали об усилении мер по борьбе с наркопреступностью.
Таким образом, сильнодействующие и ядовитые вещества разделялись на категории, одну из которых образовывали вещества, обладающие одурманивающими
и наркотическими свойствами, а другую — остальные сильнодействующие и ядовитые вещества, не имеющие подобных свойств. Различие имелось и в конструкциях
самих составов. Так, ст. 140-д указывала на цель сбыта при изготовлении и хранении
одурманивающих веществ, а также совершение данных действий без надлежащего
разрешения, в то время как ст. 215 не содержала цели сбыта и не устанавливала ответственности для лиц, не имеющих права на совершение таких действий.
1
Федоров А. В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917–2008 гг.) // Наркоконтроль. 2008. № 2. С. 8–27.
44
По мнению А. В. Федорова, в этом случае терминологические различия не
имели существенного значения. Понятие совершения действий «без надлежащего
разрешения» (ст. ст. 140, 140-д, 220), а в ряде статей — «без соответствующего
разрешения» (ст. 93) фактически отождествлялось с понятием совершения соответствующих действий «лицами, не имеющими на то права» (ст. 215), что в последующем было учтено в УК РСФСР 1926 г. Помимо этого, для деяний, связанных с одурманивающими веществами, в отличие от деяний, связанных с сильнодействующими и ядовитыми веществами, выделялся квалифицированный состав — совершение преступления в виде промысла, а также устанавливалась ответственность за содержание притонов, в которых производились сбыт или потребление одурманивающих веществ. При этом для квалификации изготовления и
хранения в целях сбыта и самого сбыта одурманивающих веществ «в виде промысла» достаточно было неоднократности совершения указанных действий. Последнее, как представляется, объясняется признанием на тот момент большей общественной опасности незаконных деяний, связанных с одурманивающими веществами, чем таких же по содержанию деяний с веществами сильнодействующими
и ядовитыми1.
Однако, на наш взгляд, отсутствие указания на цель сбыта сильнодействующих и ядовитых веществ, напротив, акцентировало общественную опасность
данного вида преступлений, так как преступным оказывался уже сам факт изготовления и хранения такого рода веществ независимо от конечной цели, признавая опасным факт наличия этих веществ и, соответственно, возможность распорядиться ими по своему усмотрению. Квалифицирующий признак «в виде промысла» свидетельствовал, скорее, о сложившейся социальной обстановке в отдельных
регионах страны, где издавна сельскохозяйственная деятельность, в том числе
выращивание растений, обладающих одурманивающими свойствами, являлась
одним из способов существования населения, а уголовная ответственность была
введена в целях контролирования государственной монополии на производство и
распределение сильнодействующих и ядовитых веществ.
1
Там же.
45
В 1925 г. СНК РСФСР внес во ВЦИК проект нового УК РСФСР, разработанный Народным комиссариатом юстиции РСФСР. 22 ноября 1926 г. В новом
УК, который вводился в действие с 1 января 1927 г.1, были предусмотрены две
нормы, касающиеся оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
Вместо ст. 215 в главе VIII Особенной части «Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок» появилась ст. 179,
предусматривающая ответственность за приготовление, хранение и сбыт сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то специального разрешения,
в виде принудительных работ на срок до шести месяцев или штрафа до одной тысячи рублей.
Статья 140-д УК РСФСР 1922 г. преобразовалась в ст. 104 УК РСФСР
1926 г., в ч. 1 которой закреплялось наказание за изготовление и хранение в целях
сбыта и сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ
без надлежащего разрешения в виде лишения свободы или исправительнотрудовых работ на срок до одного года; в ч. 2 — за те же действия в виде промысла, а равно содержание притонов путем лишения свободы до трех лет со строгой
изоляцией.
Сравнивая содержание новых статей, можно выделить некоторые очевидные различия. Ядовитые вещества, как представляется, стали рассматриваться как
часть сильнодействующих веществ, в связи с чем их упоминание исчезло из диспозиции ст. 179 УК РСФСР. Статья 104 УК РСФСР охватывала все виды одурманивающих веществ. Причем ст. 179 УК РСФСР не распространялась на продажу лекарств, которые содержали сильнодействующие вещества, нарушение
правил оборота таких лекарств квалифицировалось по ст. 99 УК РСФСР. Кроме
того, были учтены имевшиеся ранее терминологические различия относительно
совершения действий «без надлежащего разрешения» и «лицами, не имеющими
на то права». Данные понятия по сути тождественны и в УК РСФСР 1926 г. свелись к единому — «не имеющими на то специального (надлежащего) разрешения». Санкции статей стали менее жесткими, что объясняется изменившейся ис1
Собрание узаконений РСФСР. 1926. № 80, ст. 600.
46
торически сложившейся обстановкой, в частности стабилизацией социальных
процессов в обществе.
Позднее постановлением ЦИК и СНК Союза ССР от 7 апреля 1936 г.
«Об ответственности за изготовление, приобретение и сбыт без специального на
то разрешения сильнодействующих ядовитых веществ»1 определяется необходимость дальнейшего изменения уголовного законодательства, в связи с чем постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 июня 1936 г. «Об изменении ст. 179 Уголовного кодекса РСФСР»2 была расширена ее редакция. Изменения носили новационный характер. Статья имела следующее содержание: «...изготовление, хранение, приобретение и сбыт сильнодействующих ядовитых веществ без специального на то разрешения, а также нарушение установленных правил производства,
хранения, отпуска и учета и перевозки сильнодействующих ядовитых веществ караются лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией названных веществ»3. Таким образом, впервые в одной статье были объединены положения и
об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих ядовитых веществ, и за нарушение правил оборота данных веществ, а также указаны действия, как признаваемые незаконным оборотом, так и образующие нарушения правил оборота.
Кроме того, очевидны и изменения в определении самого предмета преступления. В данной редакции Уголовного кодекса им признавались сильнодействующие ядовитые вещества. До этого законодательство разграничивало сильнодействующие вещества от ядовитых, в связи с чем на практике возникло непонимание, какие же вещества подпадают под новое определение4. Перечисленные в
ст. 104 УК РСФСР вещества признавались одурманивающими и рассматривались
отдельно от предмета преступления, указанного в ст. 179 УК РСФСР5, однако по
существующим правилам относились к категории сильнодействующих. Опреде1
Калачев Б. Ф. Наркотики на Руси. Этап четвертый — Советское государство.
Собрание узаконений РСФСР. 1936. № 13, ст. 86.
3
Там же.
4
Уголовное право. Особенная часть : учебник для юрид. вузов. М., 1943. С. 415.
5
Советское уголовное право. Часть Особенная / под общ. ред. В. Д. Меньшагина,
П. С. Ромашкина, А. Н. Трайнина. М., 1957. С. 443.
2
47
ление принадлежности вещества к той или иной категории влекло применение соответствующих правил оборота. Относимость к сильнодействующим ядовитым
веществам определялась на основе Государственной фармакопеи СССР 1925 г.
(а в дальнейшем и издания 1946 г.)1.
Процесс формирования и совершенствования правовых норм, направленных на пресечение распространения одурманивающих веществ, был связан с обновлением уголовного законодательства СССР в период 1958–1961 гг. С принятием нового УК РСФСР (введен в действие с 1 января 1961 г.) решались многие ранее имевшие место вопросы по квалификации незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
Незаконные действия с разными видами веществ стали наказываться только
по одной ст. 224 УК РСФСР «Изготовление или сбыт ядовитых или наркотических веществ», диспозиция которой содержала наименования трех предметов
преступления: изготовление, сбыт, а равно хранение или приобретение с целью
сбыта сильнодействующих, ядовитых или наркотических веществ без специального на то разрешения, а также нарушения установленных правил производства,
хранения, отпуска, учета, перевозки, пересылки сильнодействующих, ядовитых
или наркотических веществ2. Характерен тот факт, что ответственность была установлена только при наличии цели сбыта данных веществ.
Однако через непродолжительное время Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.
«О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР»3 редакция
вышеназванной статьи была изменена. Предмет преступления был определен как
«наркотические и другие сильнодействующие и ядовитые вещества». Таким образом, наркотическими веществами признавалась часть ядовитых и сильнодействующих веществ, обладающих наркотическими свойствами. Кроме того, в от1
Государственная фармакопея Союза Советских Социалистических Республик. 11-е изд.
М., 1987. Вып. 1 : Общие методы анализа. С. 6 ; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР.
Л., 1962. С. 377.
2
Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР : закон РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40, ст. 591.
3
О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР : закон РСФСР от
25 июля 1962 г. // Там же. 1962. № 29, ст. 449.
48
дельную часть (ч. 3) были вынесены деяния, связанные с нарушением правил
оборота данных веществ. Новая редакция ст. 224 УК РСФСР 1960 г. отражала
сложившуюся практику применения уголовного законодательства и потребность
в дифференциации ответственности за незаконный оборот с наркотическими веществами, с одной стороны, и сильнодействующими и ядовитыми веществами —
с другой, что, в свою очередь, было обусловлено повышенной общественной
опасностью нахождения в незаконном обороте сильнодействующих и ядовитых
веществ, обладающих наркотическими свойствами (наркотических веществ).
В дальнейшем необходимость этой дифференциации была учтена в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 23 июня 1972 г., дополнившем УК РСФСР
1960 г. новой ст. 71 «Понятие тяжкого преступления», согласно которой тяжкими
преступлениями признавались умышленные деяния, представляющие повышенную общественную опасность, в том числе изготовление, приобретение или хранение наркотических веществ, а равно сбыт таких веществ (ч. 1 ст. 224)1.
Указанные изменения ст. 224 УК РСФСР были связаны с подписанием в
Вене в 1961 г. Единой конвенции о наркотических средствах2, которая оказала
значительное влияние на дальнейшее развитие отечественного законодательства
по контролю за оборотом одурманивающих веществ.
Нарушение правил оборота не подразумевало разделения на то, оборот каких именно веществ (наркотические, сильнодействующие или ядовитые) был нарушен, так как весь состав преступления был охвачен одной частью данной статьи. Принятие Уголовного кодекса не повлекло появления каких-либо нормативных актов, устанавливающих списки сильнодействующих или ядовитых веществ.
Однако определить в одной статье все виды преступлений, связанных с оборотом,
а также нарушением правил оборота сильнодействующих, ядовитых и наркотических веществ, было бы затруднительно, в связи с чем Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1974 г. «О внесении изменений и дополнений
1
Федоров А. В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет преступления: история и современность (1917–2008 гг.). С. 8–27.
2
Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. М., 1965. Вып. XVL. С. 381–382.
49
в некоторые законодательные акты РСФСР»1 в УК РСФСР были внесены изменения. Так, преступления, связанные с наркотическими веществами, выделялись в
самостоятельные составы, а ответственность за оборот сильнодействующих и
ядовитых веществ устанавливалась в ст. 2262 «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ».
По части 1 данной статьи наказуемыми считались незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка в целях сбыта, а равно незаконный
сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ, не являющихся наркотическими
веществами, с санкцией в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительных работ на срок до одного года с конфискацией сильнодействующих и
ядовитых веществ, а по ч. 2 — нарушение установленных правил производства,
приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих и ядовитых веществ, не являющихся наркотическими веществами, с
санкцией в виде лишения свободы на срок до двух лет или исправительных работ
на срок до одного года, или штрафа до 100 рублей.
При этом определение самих деяний по сравнению с изложенными в ранее
действовавшей ст. 224 УК РСФСР практически не изменилось. Данная диспозиция статьи действовала вплоть до принятия УК РФ 1996 г.
В 1987 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 г. в
соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. термин
«наркотические вещества» был заменен на «наркотические средства».
Отнесение веществ к сильнодействующим, ядовитым или наркотическим
средствам проводилось на основании Государственной фармакопеи СССР (9–10-е
издания), которая содержала списки лекарственных средств, обладающих ядовитыми, токсическими, сильнодействующими свойствами (список А) или вызывающих наркоманию (список Б). Министерство здравоохранения СССР устанавливало специальные правила отпуска и оборота такого рода лекарственных
средств. Однако списки фармакопеи со временем шли вразрез с ратифицируемыми международными конвенциями. Так, список сильнодействующих веществ
1
Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1974. № 29, ст. 782.
50
включал часть веществ из списков Конвенции о психотропных веществах 1971 г.,
а также часть веществ из списков Конвенции ООН о борьбе против незаконного
оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Указанный подход сохранялся вплоть до принятия современного УК РФ.
С момента вступления в силу 1 января 1997 г. Уголовного кодекса Российской Федерации и по настоящее время уголовная ответственность за незаконный
оборот сильнодействующих и ядовитых веществ установлена в ст. 234 УК РФ
«Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта».
Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г.
№ 9641 утверждены списки сильнодействующих и ядовитых веществ для целей
ст. 234 УК РФ.
Таким образом, изучение истории вопроса оборота сильнодействующих и
ядовитых веществ позволяет сделать следующие выводы.
Данные вещества были известны людям еще с глубокой древности, однако в
связи с недостаточной изученностью свойств масштабы пагубности их влияния на
человеческий организм не могли быть осознаны в полной мере. Незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ развивался параллельно с развитием
медицины, фармацевтической и химической промышленности, с появлением новых лекарственных препаратов и химических веществ. По причине бурного развития науки, быстрого роста городов и населения, строительства дорог, появления
новых видов транспорта и связи распространение сильнодействующих и ядовитых веществ значительно ускорилось. Потребление таких веществ резко увеличилось и стало приобретать черты социальной проблемы. Растущий уровень злоупотреблений с сильнодействующими и ядовитыми веществами требовал внесения изменений в законодательство по контролю за их оборотом в целях своевременного реагирования на социальную действительность. В начале ХХ в. попытки
ограничить незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ стали
1
Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234
и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации : постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 964 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 2, ст. 89. С. 212–219.
51
активизироваться. Изменение российского законодательства в этом направлении
всегда носило позитивные изменения и постепенно, но в то же время относительно в короткий срок сформировалось в достаточно четкую систему нормативных
правовых актов, тенденции развития которой направлены на усиление внимания к
охране здоровья населения.
Понятие сильнодействующих и ядовитых веществ в отечественном уголовном законодательстве исторически обусловлено, является более ранним, чем понятие наркотических средств и психотропных веществ. Некоторые вещества со
времен указов Петра I и до настоящего момента считаются сильнодействующими
или ядовитыми и входят в соответствующие списки. Сегодня перенос акцентов на
борьбу с распространением наркотических средств обусловил некоторое ослабление мер контроля за сильнодействующими и ядовитыми веществами.
В связи с изложенным предлагается воспользоваться уже имевшимся положительным опытом регламентации оборота данных веществ, в частности вернуться к идеям, существовавшим в уголовно-правовых нормах вплоть до 1924 г., в которых ответственность наступала за сам факт незаконных деяний с веществами
без указания на цель сбыта. Преступными оказывались изготовление и хранение
такого рода веществ, причем независимо от конечной цели, что свидетельствовало о признании повышенной общественной опасности наличия данных веществ у
лиц, не имеющих на это соответствующего разрешения, и возможности распорядиться ими по своему усмотрению. Считаем, что подобные положения отражают
общественную опасность незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых
веществ и, исходя из сложившейся социальной действительности, должны быть
применены и в наше время.
§ 3. Зарубежный опыт противодействия незаконному обороту
сильнодействующих и ядовитых веществ
В настоящее время законодательство большинства зарубежных стран предусматривает уголовную ответственность за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ. Обращение к зарубежному опыту регламентации
52
уголовной ответственности в этой сфере позволит дать оценку отечественному
законодательству, выявить степень его совершенства, отрицательные и положительные стороны, а также перенять уже существующий позитивный опыт.
К сожалению, по данному направлению существует крайне мало работ отечественных
ученых.
Анализ
зарубежного
законодательства,
проведенный
Е. Г. Шмелевой1, основан на принадлежности той или иной страны к конкретной
правовой семье, в соответствии с представленной классификацией сравниваются
аналогичные нормы иностранных государств. А. В. Федоров исследует лишь уголовное законодательство стран постсоветского пространства, регламентирующее
оборот сильнодействующих и ядовитых веществ2. В свою очередь, А. И. Ролик и
Л. И. Романова рассматривают законодательство стран азиатско-тихоокеанского
региона через призму дифференциации по степени либерализации и выделяют
страны с наиболее мягким и наиболее строгим законодательством, содержащим
повышенную общественную опасность за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков3. Однако нами предлагается несколько иной подход.
Так, классификация стран по принадлежности к той или иной правовой семье
является одним из наиболее дискуссионных вопросов среди исследователей сравнительного права. Кроме того, некоторые государства, в силу особенностей исторического развития, вообще не могут быть отнесены к какой-либо правовой семье.
Международные конвенции и договоры унифицируют подходы к вопросам борьбы
с незаконным оборотом одурманивающих веществ, «тем не менее национальная
политика различных государств сохраняет некоторые особенности, в зависимости от
традиций и сложившейся ситуации с указанными веществами в каждой стране»4.
1
Шмелева Е. Г. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях
сбыта: уголовно-правовые и криминологические аспекты : дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень,
2008. С. 45–64.
2
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих и
ядовитых веществ в Российской Федерации и Республике Беларусь // Наркоконтроль. 2003.
№ 8. С. 23–30.
3
Ролик А. И., Романова Л. И. Законодательство стран азиатско-тихоокеанского региона о
преступлениях, предметом которых являются наркотические средства, психотропные вещества
или их аналоги // Там же. 2008. № 4. С. 19–23.
4
Шмелева Е. Г. Указ. соч. С. 45.
53
В связи с изложенным нами был проведен анализ уголовно-правовых норм, регулирующих оборот сильнодействующих и ядовитых веществ по законодательству
зарубежных государств, основанный на степени дифференциации уголовноправовых норм, устанавливающих ответственность за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ, в уголовном законодательстве рассматриваемых государств, и выделены страны, представляющие наибольший интерес в плане заимствования положительного опыта законодательной регламентации.
Проведенное исследование показало, что наибольшую дифференциацию
имеет Уголовный кодекс Испании (далее — УК Испании). Уголовное законодательство Испании в сфере борьбы с незаконным оборотом сильнодействующих и
ядовитых веществ очень разнообразно и охватывает большое количество норм,
поэтому рассмотрение опыта испанских законодателей представляет несомненный интерес.
Структура УК Испании напоминает российское уголовное законодательство, поскольку также имеет Общую и Особенную части, разделы, главы и непосредственно статьи1. Нормы об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ содержатся в главе III «О преступлениях против общественного здоровья», которая помещена в разделе XVII «О преступлениях против коллективной безопасности» и включает ст. ст. 359–378. Однако если
наименование главы имеет сходство с аналогичной в УК РФ, то содержание этих
статей весьма отлично.
Примечательно, что как таковое понятие сильнодействующих или ядовитых
веществ в УК Испании отсутствует, однако есть иные понятия, не встречающиеся
в том числе и в УК РФ. Анализ статей главы III показывает, что к предмету данных преступлений законодатель относит как общепризнанные наркотические
средства и психотропные вещества, закрепленные в международном праве Конвенциями ООН, так и иные вещества, способные причинить вред общественному
здоровью. К ним относятся (в порядке упоминания в статьях): вещества, вредные
1
218 с.
Уголовный кодекс Испании / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Ф. М. Решетникова. М., 1998.
54
для здоровья; химические продукты, могущие причинить вред; испорченные либо
просроченные лекарства или те, которые не соответствуют техническим требованиям, установленным для их состава, устойчивости или эффективности; лекарства, произведенные с нарушением количества дозы или заявленного состава; фальсифицированные лекарства или вещества, имеющие полезное действие для здоровья; пищевые продукты, не имеющие или имеющие нарушенные реквизиты; напитки или продукты, предназначенные для массового употребления, которые
вредны для здоровья; испорченные товары; продукты, использование которых запрещено и приносит вред здоровью; товары, идущие на уничтожение или дезинфекцию; добавки и другие неразрешенные вещества, способные причинить вред
здоровью людей; заразные вещества либо иные вещества, которые могут причинить тяжкий вред здоровью; токсические вещества; оборудование для производства веществ, упомянутых в Конвенции ООН 1988 г.
Возможно, составители нового испанского УК стремились включить в него
основной массив уголовно-правовых запретов, что рознит его с большинством
уголовных кодексов, действующих в настоящее время на Западе. Однако, в отличие от российского законодательства, согласно которому все уголовно-правовые
нормы должны включаться в уголовный кодекс, позиция испанского законодателя
была несколько иной. При «изложении мотивов», которыми он руководствовался
при работе над проектом, было указано, что имеются такие вопросы (например, генетические исследования, новейшие изменения в экономике), которые целесообразно первоначально регулировать в текущем законодательстве и лишь со временем включать соответствующие нормы в Уголовный кодекс1. Исходя из сказанного
можно сделать вывод, что вопросы оборота токсических, наркотических и иных
приравненных к ним веществ являлись настолько актуальными и уже изученными,
что не нуждались в предварительном исследовании целесообразности включения в
нормы действующего УК, в связи с чем УК Испании и содержит достаточно большое и несколько необычное по сравнению с УК РФ количество видов преступлений в сфере общественного здоровья с разнообразными веществами.
1
Там же.
55
Для каждого состава преступления с перечисленными предметами устанавливается объективная сторона, в большинстве случаев выраженная в форме действий, совершенных с прямым умыслом, к которым относятся изготовление, сбыт
перечисленных в соответствующей статье веществ (в форме поставки, продажи,
подмены, торговли, действий, направленных на извлечение пользы любым способом), хранение, а также их реклама. К уголовной ответственности может быть
привлечено даже лицо, которое предложит или покажет в целях продажи либо в
целях предоставления в использование третьим лицам данные вещества (п. 3 ч. 1
ст. 362, п. 1 ч. 1 ст. 363 УК Испании).
Смягчающим обстоятельством являются действия, совершенные по «грубой
неосторожности», которые влекут назначение наказания на одну ступень ниже.
Также предусмотрен институт деятельного раскаяния. По делам о преступлениях,
предусмотренных ст. ст. 368–372, Суд или Трибунал, мотивируя это в приговоре,
могут назначить наказание на одну или две ступени ниже, чем предусмотрено в
Законе за соответствующее преступление, если субъект добровольно оставил преступную деятельность и предстал перед властями с признанием деяний, в которых
он участвовал или которым активно содействовал, с целью предотвратить совершение преступления либо с целью предоставить решающие доказательства для
идентификации или ареста других виновных, либо с целью воспрепятствовать
деятельности или развитию организаций и ассоциаций, в которых он участвовал
либо которым содействовал.
Кроме того, установлены также отягчающие признаки, например: особо
крупный размер такого рода веществ (если дословно по УК Испании — «особенно большое количество»; виновный является должностным лицом, врачом или
медицинским работником, государственным служащим, предпринимателем, преподавателем или воспитателем, при этом медицинскими работниками признаются
доктора, психологи, санитары, ветеринары, фармацевты и их служащие); токсические вещества, наркотики и психотропные вещества поставлялись лицам моложе
18 лет либо психически отсталым лицам, ввозятся и распространяются в учебных
заведениях, военных центрах, учреждениях и подразделениях, пенитенциарных
учреждениях, центрах помощи.
56
Таким образом, уголовное законодательство Испании сложно назвать мягким
по отношению к преступлениям в области общественного здоровья. Санкции статей
представляются в целом жестче санкций статей УК РФ, однако нельзя не согласиться с тем, что «в новом УК Испании нашли четкое юридическое воплощение многие
современные гуманистические и демократические тенденции в развитии уголовного
права»1. Несмотря на отсутствие в УК Испании таких понятий, как сильнодействующие или ядовитые вещества, используемых, например, в УК РФ, законодательство Испании не только не исключает данные предметы преступлений из уголовного
законодательства, но и трактует их гораздо шире УК РФ, устанавливая уголовные
санкции в отношении деяний, способных причинить вред здоровью людей.
Не меньший интерес представляет дифференциация норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ по Уголовному кодексу Украины (далее — УК Украины), имеющая свою специфику, хотя
уголовное законодательство стран постсоветского пространства создавалось на
основе Модельного уголовного кодекса для стран-участниц СНГ2, что определяет
общий с УК РФ уголовно-правовой подход к криминализации деяний с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
В УК Украины различного рода преступлениям, связанным с незаконным
оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ, посвящен раздел XIII, включающий ст. ст. 305–327. Непосредственно сильнодействующим и ядовитым веществам посвящена лишь ст. 321, остальные статьи рассматривают преступления,
касающиеся иных видов подконтрольных веществ3.
Статья 321 УК Украины «Незаконное производство, изготовление, приобретение, перевозка, пересылка, хранение с целью сбыта или сбыт ядовитых или
сильнодействующих веществ или ядовитых или сильнодействующих лекарственных средств» состоит из пяти частей.
1
Там же, с. 7.
Модельный уголовный кодекс // Приложение к «Информационному бюллетеню» Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств. 1996.
№ 10. С. 85–213.
3
Уголовный кодекс Украины от 5 апреля 2001 г. № 2341-III [Электронный ресурс] : с изм.
и доп. от 21 января 2010 г. URL: http://search.ligazakon.ua.
2
57
Часть 1 аналогична таковой в ст. 234 УК РФ, а ч. 2, на наш взгляд, выгодно
отличается от аналогичной нормы УК РФ — ч. 4 ст. 234 — тем, что не требует наступления последствий в виде хищения или причинения иного существенного
вреда. Очевидно, что законодатель усмотрел повышенную общественную опасность преступлений с данными веществами, вследствие чего за совершение действий, перечисленных в диспозиции ч. 2 ст. 321 УК Украины, уже наступает уголовная ответственность. В частях 3 и 4 установлены квалифицирующие признаки,
и по сравнению с УК РФ имеется такой признак, как крупный и особо крупный
размер для ядовитых или сильнодействующих веществ. В части 5 закреплены основания для освобождения от уголовной ответственности — добровольная сдача
названных в статье веществ и указание на источник их приобретения или способствование раскрытию преступлений, касающихся их незаконного оборота. В этом
случае лицо освобождается от уголовной ответственности за действия, перечисленные в ч. 1 статьи.
Законодатель также предусматривает отдельный предмет подобного рода
преступлений — ядовитые или сильнодействующие лекарственные средства. Согласно примечанию к ст. 305, отнесение к данной категории, а также определение
крупного и особо крупного размера таких веществ устанавливаются специально
уполномоченным органом исполнительной власти в области здравоохранения.
Не менее интересна и норма ст. 323 УК Украины «Побуждение несовершеннолетних к применению допинга». Законодательство России не имеет подобной нормы, как и вообще норм, связанных с упоминанием об ответственности за
оборот допинговых препаратов, поскольку исходя из содержания норм УК РФ
представляется, что использование в качестве допинга веществ является общественно опасным лишь в случае их отнесения к какой-либо категории подконтрольных (наркотических, психотропных или их аналогов, сильнодействующих, ядовитых) или обладающих токсическими либо одурманивающими свойствами и карается по соответствующей части Уголовного кодекса.
Кроме того, законодатель определяет как отдельную категорию понятие
«одурманивающие средства», к которым исходя из содержания ст. ст. 322, 324
58
можно отнести лекарственные и иные средства, не являющиеся наркотическими
или психотропными либо их аналогами, и устанавливает уголовную ответственность за содержание притонов для их потребления, а также склонение к их употреблению. Таким образом, законодатель затрагивает проблему оборота лекарств,
которые не относятся ни к одной из ранее упомянутых и перечисленных в статьях
УК Украины категорий или видов веществ, но фактически могут быть отнесены к
ним, поскольку обладают сильнодействующими свойствами.
Уголовный кодекс Республики Узбекистан1 (далее — УК Узбекистана) содержит две нормы об обороте сильнодействующих и ядовитых веществ — ст. 251
«Незаконное завладение сильнодействующими или ядовитыми веществами» и
ст. 251-1 «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ», размещенные в главе XVII «Преступления против общественной безопасности». Наличие указанных составов в данной главе свидетельствует о том, что законодатель
рассматривает опасность обращения с такого рода веществами именно в контексте возможности наступления общественно опасных последствий, наряду с такими составами, как незаконное завладение радиоактивными материалами (ст. 252)
или нарушение правил обращения со взрывоопасными веществами (ст. 250).
Об этом говорит и то, что нормы об ответственности за незаконный оборот иных
подконтрольных веществ содержатся в главе с соответствующим названием
«Преступления, составляющие незаконный оборот наркотических средств или
психотропных веществ».
Часть 1 ст. 251 УК Узбекистана устанавливает ответственность за незаконное завладение сильнодействующими или ядовитыми веществами путем кражи
или мошенничества, чч. 2 и 3 содержат квалифицированные составы. По части 2
наказывается то же действие, совершенное повторно или опасным рецидивистом;
по предварительному сговору группой лиц; путем присвоения, растраты или злоупотребления должностным положением; путем грабежа; путем вымогательства;
1
Уголовный кодекс Республики Узбекистан [Электронный ресурс] : утв. Законом Республики Узбекистан от 22 сентября 1994 г. № 2012-XII : введен в действие с 1 апреля 1995 г. :
с изм. в соответствии с Законом Республики Узбекистан от 22 декабря 2009 г. № ЗРУ-238. URL:
http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug.
59
по ч. 3 — путем разбойного нападения; в крупном размере; организованной группой или в ее интересах.
Статья 251-1 «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ» практически полностью повторяет содержание ст. 234 УК РФ, лишь дополнительно относя к квалифицирующим признакам повторность совершения
данного преступления. Однако санкции ст. 251-1 жестче российских и предусматривают по чч. 1–3 лишение свободы от 3 до 10 лет (без вариантов назначения
иного наказания) и по ч. 4 — до 5 лет (по УК РФ — до 3 лет лишения свободы).
Уголовный кодекс Кыргызской Республики1 (далее — УК КР) во многом
сходен по своему строению и содержанию с УК РФ, однако, по нашему мнению,
содержит тенденции развития законодательства в сфере оборота сильнодействующих и ядовитых веществ с учетом как российского, так и международного
опыта.
Нормы об уголовной ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ расположены в главе 25 УК КР «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» и содержатся в
ст. ст. 246–264. Статья 254 УК КР аналогична ст. 234 УК РФ, однако ч. 4, на наш
взгляд, выгодно отличается тем, что в ней отсутствует ссылка на неосторожность.
Кроме того, ст. 255 УК КР предусматривает ответственность за незаконное производство и реализацию лекарственных средств, изделий и техники медицинского
назначения, продуктов лечебно-профилактического питания и пищевых добавок,
если в результате данных действий был причинен по неосторожности вред здоровью человека или смерть потерпевшего. Таким образом, можно говорить об установлении в отдельной статье УК КР ответственности за реализацию биологически
активных добавок, употребление которых вызывает расстройство здоровья.
В Уголовном кодексе Республики Беларусь2 (далее — УК РБ) в главе 29
«Преступления против здоровья населения» содержатся две статьи — 333 и 334,
1
Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 г. № 68 [Электронный ресурс] : с изм. и доп. по сост. на 25 января 2013 г. Информационная система «Параграф». URL:
http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30222833&page=1.
2
Модельный уголовный кодекс. С. 85–213.
60
устанавливающие ответственность за незаконные деяния с сильнодействующими
и ядовитыми веществами1.
Статья 333 УК РБ «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ» состоит из двух частей. По сравнению с аналогичной нормой УК РФ
имеет свои особенности. Помимо деяний, криминализированных по российскому
законодательству, таких как сбыт, изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка в целях сбыта указанных веществ, данная статья
устанавливает уголовную ответственность и за их хищение. Санкцией этой статьи
предусмотрено лишение свободы до 5 лет. По части 2 ст. 333 УК РБ квалифицируются те же действия, совершенные повторно либо группой лиц, или хищение
сильнодействующих и ядовитых веществ путем разбоя или вымогательства. Следует сказать, что нормы о хищении сильнодействующих или ядовитых веществ в
УК РФ отсутствуют.
В статье 334 УК РБ «Нарушение правил обращения с сильнодействующими
или ядовитыми веществами» закреплена уголовная ответственность в случаях нарушения перечисленных в статье правил (которые аналогичны изложенным в
ст. 234 УК РФ), однако нарушение подобных правил должно повлечь по неосторожности утрату, хищение сильнодействующих и ядовитых веществ либо причинение иного существенного вреда.
В Уголовном кодексе Азербайджанской Республики (далее — УК Азербайджана) также имеются нормы, направленные на борьбу с незаконным оборотом
сильнодействующих и ядовитых веществ, и они сосредоточены в разделе Х Особенной части «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» (глава 26 «Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ»)2. Несмотря на название, в данной
главе идет речь о преступлениях, не только связанных непосредственно с наркотическими средствами и психотропными веществами, но и совершаемых с их
прекурсорами и сильнодействующими и ядовитыми веществами. Статья 240 УК
1
Уголовный кодекс Республики Беларусь / предисл. Б. В. Волженкина ; обзор. ст.
А. В. Баркова. СПб., 2001. 474 с.
2
Уголовный кодекс Республики Азербайджан. СПб., 2001. 325 с.
61
Азербайджана «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в
целях сбыта» состоит из четырех частей, где в принципе перечисляются все деяния, названные в ст. 234 УК РФ, но, в отличие от УК РФ, указывает на крупный
размер для ядовитых веществ.
Уголовный кодекс Республики Таджикистан1 (далее — УК РТ) во многом
похож на УК РФ. В УК РТ норма, предусматривающая ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых
веществ, представлена в ст. 206, расположенной в главе 22 «Преступления против
здоровья населения». Согласно данной статье наказуемы только преступления,
совершенные в целях сбыта. Содержание статей УК РТ и УК РФ аналогично, чч. 2
и 3 являются квалифицированными и особо квалифицированными составами соответственно, однако содержание ч. 4 (по сравнению с УК РФ) не подразумевает
неосторожности в случае хищения либо причинения иного существенного вреда
вследствие нарушения правил оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
В Уголовном кодексе Республики Казахстан (далее — УК РК)2 отсутствует
понятие сильнодействующих веществ. Статья 263 УК РК устанавливает ответственность за незаконный оборот ядовитых веществ, а также веществ, инструментов
или оборудования, используемых для изготовления или переработки наркотических средств, психотропных или ядовитых веществ.
Статья состоит из четырех частей. Часть 1 этой статьи перечисляет те же
деяния, что и ч. 1 ст. 234 УК РФ; ч. 2 устанавливает ответственность за аналогичные действия с оборудованием для изготовления или переработки наркотических
средств или психотропных веществ; ч. 3 содержит квалифицирующие признаки
чч. 1 и 2 и предусматривает ответственность за совершение данных преступлений
с использованием служебного положения или группой лиц по предварительному
1
Уголовный кодекс Республики Таджикистан [Электронный ресурс] : с изм. и доп. по
сост. на 2 августа 2011 г. URL: http://www.legislationline.org/ru/documents/action/popup/id/14346/
preview.
2
Уголовный кодекс Республики Казахстан [Электронный ресурс] : утв. Законом Республики Казахстан от 16 июля 1997 г. № 168 «О введении в действие Уголовного кодекса Республики Казахстан». Официальный сайт Президента Республики Казахстан. URL:
http://www.akorda.kz.
62
сговору или неоднократно; в ч. 4 указан особо квалифицирующий признак — совершение перечисленных действий организованной группой.
Диспозиция ст. 265 УК РК «Нарушение правил обращения с наркотическими средствами, психотропными или ядовитыми веществами» относит к ним правила производства, изготовления, переработки, приобретения, хранения, учета,
отпуска, перевозки, ввоза, вывоза, пересылки либо уничтожения наркотических
средств, психотропных или ядовитых веществ, если это деяние совершено лицом,
в обязанности которого входит соблюдение названных правил. Часть 2 предусматривает ответственность за наступление последствий нарушения таких правил
в виде хищения либо причинения иного существенного вреда. Следует отметить,
что конструкция данной нормы по сути соответствует ст. 2282 УК РФ, но с добавлением упоминания о ядовитых веществах.
Уголовный кодекс Эстонии1 (далее — УК Эстонии ) также не содержит понятия «сильнодействующие вещества», заменяя его категорией «ненаркотические
лекарства». Однако этот термин дан в сочетании, как и в ряде рассматриваемых
кодексов, с понятием ядовитых веществ. Полагаем, что подобная особенность УК
Эстонии наблюдается потому, что, как и в УК Узбекистана, родовой объект преступлений такой категории отнесен к общественной безопасности, о чем говорит
размещение ст. 210 в главе 11 «Преступления против общественного порядка и
общественной безопасности», которая, наряду с указанными веществами, устанавливает ответственность, например, за незаконный оборот взрывчатых веществ
и радиоактивных материалов.
Статья 210 УК Эстонии «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, переправка или передача ненаркотических лекарств или ядовитых
веществ» содержит лишь одну часть, которая закрепляет ответственность за перечисленные в названии деяния и не имеет указания на цель сбыта веществ. Других
статей относительно оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, а тем
более за нарушение правил данного оборота УК Эстонии не имеет.
1
Уголовный кодекс Эстонии. URL: http://www.crime.vl.ru/index.php?p=1332&more=1&c=
1&tb=1&pb=1#more1332.
63
Продолжая исследование зарубежного законодательства, рассмотрим уголовные кодексы стран с меньшей степенью дифференциации норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ по сравнению с проанализированными. Уголовный кодекс Аргентины1 (далее — УК Аргентины) не содержит норм об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих веществ, однако включает в себя статьи о нарушении правил легального
обращения лекарственных средств и ядовитых веществ. Лишение свободы предусматривается для тех, кто без разрешения продал лекарственные вещества, продажа которых возможна только по рецепту, или поставил их в виде, количестве
или качестве, не соответствующих указанным в медицинском рецепте. В отношении ядовитых веществ УК Аргентины имеет лишь одну статью в главе «Преступления против общественной безопасности». Наказуемыми считаются изготовление, поставка, приобретение, похищение или владение легковоспламеняющимися,
удушливыми или ядовитыми веществами либо веществами и материалами, предназначенными для их изготовления, за что предусмотрено лишение свободы на
срок от 5 до 15 лет каторжных работ или тюремного заключения. Применение
ядовитых или едких веществ является квалифицирующим признаком в ст. 183 УК
Аргентины при причинении ущерба за приведение в непригодность или уничтожение чужого движимого или недвижимого имущества или животного.
В Уголовном кодексе Австрии (далее — УК Австрии) отсутствует понятие
преступлений, связанных как с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ, так и со сферой борьбы с наркотизмом в целом. Объясняется это
тем, что «уголовный кодекс отражает основное состояние уголовного права. Многие уголовные определения обусловлены, однако, другими законами, большей частью в связи с урегулированием неуголовных материй, для уголовной защиты которых они служат»2.
Специальным законом, регулирующим отношения в сфере оборота наркотических средств и ядовитых веществ, является «Закон о наркотических средст1
Уголовный кодекс Аргентины. URL: http://constitutions.ru/archives/5847.
Уголовный кодекс Австрии / предисл. Генерального прокурора Австрии доктора Эрнста
Ойгена Фабрици ; пер. с нем. Л. С. Вихровой. СПб., 2004. 352 с.
2
64
вах». Однако среди особенностей австрийского уголовного законодательства
можно указать, что ему «не присущ чрезмерный либерализм, который отличает
ряд норм российского УК. В частности, допускается назначение пожизненного
лишения свободы женщинам, лицам, не достигшим 20-летнего возраста, это наказание заменяется лишением свободы от десяти до двадцати лет»1. Из норм Особенной части УК Австрии можно выделить ст. 184 «Незаконное врачевание»,
предусматривающую за занятие в виде промысла врачебной деятельностью, которая дозволена только врачам, в отношении большого количества людей, наказание в виде лишения свободы до трех месяцев или штрафа в размере до 180 дневных ставок. Как представляется, запрет на данную деятельность обусловлен не
только ее повышенной общественной опасностью в связи с неквалифицированным оказанием медицинской помощи, но и тем, что медицинская деятельность
часто связана с применением лекарств, обладающих сильнодействующими или
ядовитыми свойствами, применение которых лицами без соответствующего образования может нанести вред многим людям, нуждающимся в медицинской
помощи.
В Уголовном кодексе Японии2 (далее — УК Японии) содержатся только
статьи о преступлениях, связанных с опиумом. В то же время законодательство
Японии в сфере противодействия наркотизму весьма обширно. Как известно,
японское уголовное право представляет собой сочетание систем континентального и общего права. «УК Японии являет собой модель романо-германской системы
права, специальные же уголовные законы есть в основном выразители преимущественно англо-саксонского влияния»3. Специальных уголовных законов более
тридцати. Число уголовно-правовых норм неуголовного законодательства велико,
они широко рассредоточены по различным отраслям права (конституционного,
гражданского, административного, уголовно-исполнительного и др.). Уголовноправовые санкции содержатся во многих актах различных отраслей законодатель1
Уголовный кодекс Австрии / науч. ред. и вступ. статья С. В. Милюкова. СПб., 2004.
С. 115.
2
Уголовный кодекс Японии / науч. ред. и предисл. А. И. Коробеева. СПб., 2002. 226 с.
Еремин В. Н. Характеристика источников уголовного права Японии // Уголовное право
буржуазных стран. Общая часть. М., 1990. С. 283.
3
65
ства. Помимо норм УК Японии, существуют Закон о контроле за стимулирующими средствами 1951 г., Закон о контроле за веществами, полученными из конопли
1948 г., Закон об использовании наркотиков и психотропных препаратов 1953 г.,
Закон о борьбе с опиумом 1954 г., Закон о контроле за наркотическими средствами 1955 г., Закон о предотвращении международного сотрудничества в области
применения наркотических и психотропных веществ 1991 г., Закон о специальных мерах по предотвращению подмешивания яда в находящиеся в обороте пищевые продукты 1987 г.1 Законодательство Японии не присваивает подконтрольным веществам определенных категорий, но, как правило, в каждый закон введены нормы об обороте конкретных веществ.
В Уголовном кодексе Таиланда2 не упоминаются преступления, предметом
которых являются сильнодействующие или ядовитые вещества. В то же время в
этой стране также существуют специальные законы: Закон «О наркотиках»
1976 г. и Закон «О психотропных веществах» 1975 г., регламентирующие уголовную ответственность за совершение преступлений в данной сфере. Законодательство Таиланда, не определяя конкретных размеров, различает пять классов веществ. Так, за незаконное производство и переработку героина, который относится к первому классу, установлено пожизненное лишение свободы, а за незаконное
производство веществ пятого класса предусмотрено наказание в виде лишения
свободы на срок от 2 до 5 лет и штрафа.
На основании изложенного необходимо отметить, что «развитие человечества несет за собой не только положительные, но и отрицательные моменты. Законодатель вынужден моментально реагировать на изменения, происходящие в
обществе, и закреплять в уголовном законе деяния, обладающие криминогенными
свойствами, то есть такими качествами, которые “порождают новые разновидности преступности или увеличивают вероятность появления уже известных”, либо
ужесточать санкции за преступления, которые приобретают наибольшую степень
общественной опасности. В подобных ситуациях уголовный закон требует посто1
Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии,
Японии) : сб. законодательных мат-лов / под ред. И. Д. Козочкина. М., 1998. 325 с.
2
Уголовный кодекс Таиланда. М., 2005. С. 16.
66
янной модификации, внесения соответствующих изменений, а также в некоторых
случаях и полного реформирования»1.
Несмотря на то что положения уголовного законодательства стран постсоветского пространства во многом похожи на аналогичные нормы УК РФ, что объясняется, прежде всего, многолетним опытом применения законодательства СССР
и последующим созданием собственных УК на основе Модельного уголовного
кодекса стран-участниц СНГ, в исследуемой области оно представляет несомненный интерес в плане заимствования практического опыта конструирования некоторых составов преступлений об обороте подконтрольных веществ. В целях совершенствования российского уголовного законодательства вызывает интерес
уголовное законодательство Испании, которое в исследуемой области крайне
дифференцированно и разнообразно. Законодательство большинства вышеназванных государств содержит такие признаки, отсутствующие в УК РФ, как служебное положение, крупный или особо крупный размеры вещества, устанавливает ответственность за хищение данных предметов, а также предусматривает основания освобождения от уголовной ответственности за подобного рода преступления. Цель сбыта, как правило, не является определяющим признаком для привлечения к уголовной ответственности.
Также выделяются такие предметы преступления, как ядовитые или сильнодействующие лекарственные средства, одурманивающие средства, допинг.
Нормы об обороте сильнодействующих или ядовитых веществ рассматриваются
наряду с нормами об общественной безопасности, а ряд стран имеет отдельные
законы, которые посвящены более подробному описанию оборота указанных
предметов.
Как показывает опыт зарубежных законодателей, необходимы более полный охват всего спектра сильнодействующих, токсических, ядовитых веществ для
предотвращения их незаконного оборота, а также выделение иных категорий продуктов химической, пищевой, фармацевтической промышленности, которые пря1
Пахтеева Г. Х. Формализация назначения наказания в уголовном праве зарубежных
стран // Рос. юстиция. 2009. № 5. С. 30.
67
мо или опосредованно влияют на здоровье людей, разработка правил оборота для
всех видов данных веществ и случаев их оборота, а также мер контроля за их оборотом в специальном законе.
На основании сказанного резюмируем, что, помимо разработки такого закона, считаем возможным также включить в уже существующие нормы УК РФ
имеющееся в законодательстве других стран упоминание о специальном субъекте
преступления, крупном и особо крупном размерах ядовитых веществ и особо
крупном размере сильнодействующих веществ, а также основание освобождения
от уголовной ответственности в связи с добровольной выдачей вещества и содействия в раскрытии преступлений, установить ответственность за хищение сильнодействующих и ядовитых веществ.
68
ГЛАВА 2. АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ СОСТАВА НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА
СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
§ 1. Объективные признаки незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ
В теории уголовного права советского и современного периодов господствующей является позиция ученых, рассматривающих в качестве объекта преступления общественные отношения. Не вдаваясь в научную дискуссию о содержании объекта преступления, в рамках настоящего исследования под объектом
преступления следует понимать наиболее значимые, поддающиеся правовому
воздействию и объективно требующие правовой охраны общественные отношения, способствующие нормальному развитию общества, которым преступлением
может быть причинен существенный вред1.
Статья 234 УК РФ «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ в целях сбыта» находится в главе 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка».
В юридической литературе нет единого мнения, что следует признавать
объектом данного преступления, что вызвано, на наш взгляд, самим названием
раздела, так как очевидно, что общественная безопасность и общественный порядок состоят из нескольких групп общественных отношений, касающихся обеспечения совокупности интересов, которые охраняются нормами его статей.
Исходя из названия раздела, УК РФ берет под охрану личность (жизнь, здоровье, собственность, иные права и свободы); общество (его материальные и духовные ценности) от внешних угроз.
Сопоставление названий раздела IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» и главы 25 УК РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» позволяет сде1
Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960. С. 27 ;
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Марцева. Омск,
1998. С. 104.
69
лать вывод, что уголовный закон, говоря о здоровье населения, фактически берет
под охрану его безопасность. «Особенность данных деяний заключается в том,
что они посягают на безопасность здоровья не отдельного человека (персонифицированной личности), а многих лиц, составляющих население страны или отдельного ее региона (т. е. неопределенного круга лиц), а также на нравственные
устои общества»1.
Таким образом, по мнению некоторых авторов, родовым объектом преступлений, предусмотренных нормами раздела IX УК РФ, служат общественная безопасность и общественный порядок в широком смысле слова как совокупность
близких по своим признакам и содержанию общественных отношений, обеспечивающих безопасность существования населения и правила безопасности совместного проживания людей2.
В то же время общественная безопасность и общественный порядок не
только обеспечивают спокойствие общественной жизни и правила поведения людей в обществе, но и способствуют охране здоровья трудящихся3. С точки зрения
В. Н. Смитиенко, «если общественную безопасность рассматривать как внутренне
присущее обществу состояние, при котором осуществляется его повседневная
деятельность в нормальных условиях, то совершенно очевидно, что эффективность такой деятельности в немалой степени определяется здоровьем тех, кто
прямо или опосредованно занимается ею, то есть населением»4.
Учитывая изложенные доводы, мы присоединяемся к более краткому и емкому определению, согласно которому «родовым объектом данных преступлений
является совокупность общественных отношений, обеспечивающих здоровье населения, безопасные условия жизни людей и общественную нравственность, по1
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. ИногамовойХегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. 2-е изд., испр. и доп. М., 2008. С. 443.
2
Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. С. 57 ; Российское уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 219 ; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. 2-е
изд., испр. и доп. С. 443.
3
Матышевский П. С. Ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., 1964. С. 8–9.
4
Смитиенко В. Н. Объект преступления против здоровья населения. Омск, 1973. С. 34.
70
сягательство на которые влечет ответственность по нормам главы 25 раздела IX
УК РФ»1.
В определении видового и непосредственного объекта среди юристов также
не наблюдается единого мнения. Проведенный анализ показал, что в юридической
литературе имеется несколько различных точек зрения. Прежде всего, одни авторы
считают, что выделение видового объекта не находит широкого применения в уголовном праве, и предпочитают говорить о непосредственном объекте2, другие же
выделяют вместо видового групповой объект, который зависит от особенностей
непосредственного объекта3, третьи применяют 4-ступенчатое деление «по вертикали», где «видовой объект, являясь составной частью родового объекта и объединяя совокупность родственных и взаимосвязанных общественных отношений,
положен в основу деления преступлений на главы Особенной части УК»4.
Мы солидарны с точкой зрения ученых, которые полагают, что в главе 25
объединены посягательства с различными родовыми объектами и в зависимости
от особенностей родового объекта могут быть подразделены на две группы: против здоровья населения, предусмотренные нормами ст. ст. 228–239 УК РФ, и против общественной нравственности, предусмотренные нормами ст. ст. 240–245 УК
РФ5. Общественно опасные деяния, названные в ст. 234 УК РФ, относятся к преступлениям первой группы. Таким образом, видовым объектом исследуемого состава преступления будет система общественных отношений, возникающая и существующая для сохранения здоровья населения, что служит залогом нормальной
социальной, политической, экономической и духовной жизни общества.
Под основным непосредственным объектом большинство авторов понимают здоровье населения6. Такая точка зрения сохраняется еще с советских времен,
1
Уголовное право. Части Общая и Особенная / под ред. Л. Д. Гаухмана, Л. М. Колодкина,
С. В. Максимова. М., 1999. С. 581.
2
См., напр.: Уголовное право России : учебник для вузов : в 2 т. М., 1998. Т. 1 : Общая
часть. С. 109–110.
3
См., напр.: Уголовное право. Общая часть. Краснодар, 1999. С. 106.
4
См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред.
А. И. Марцева. С. 108.
5
Российское уголовное право. Особенная часть. Саратов, 1997. С. 141.
6
Уголовное право. Общая и Особенная части : учебник для вузов / под общ. ред.
М. П. Журавлева, С. И. Никулина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 586 ; Комментарий к
Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В. М. Лебедев. 12-е изд., перераб. и доп.
М., 2012. 1359 с.
71
когда преступления, связанные с незаконным оборотом сильнодействующих веществ, еще не были выделены в отдельную статью1. В свою очередь, Н. И. Коржанский писал, что непосредственным объектом преступления являются именно
общественные отношения, «то есть преступление всегда направлено на изменение
общественных отношений, а не посредством причинения вреда чему-то иному»2.
Нам представляется более верным мнение современных ученых, которые считают, что основным непосредственным объектом указанных преступлений выступают общественные отношения в сфере оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, обеспечивающие безопасность здоровья населения 3.
Социальные факторы имеют крайне важное значение в поддержании состояния здоровья или в возникновении, или в развитии заболеваний. Злоупотребление или незаконное использование сильнодействующих и ядовитых веществ в
противоправных целях несут повышенную общественную опасность, в том числе
вероятность возникновения заболеваний, имеющих массовый характер — наркомании, токсикомании, т. е. ставят под угрозу естественное физическое, психическое и социальное состояние благополучия как отдельного человека, так и многих
людей.
Таким образом, непосредственным объектом указанных преступлений
должны быть общественные отношения в сфере оборота сильнодействующих или
ядовитых веществ, обеспечивающие состояние защищенности физического и
психического здоровья населения в целом и здоровья групп людей в частности.
Тем не менее в настоящий момент объект преступного посягательства связан с характером субъективного отношения лица к совершению преступлений в
сфере оборота данных веществ. Другими словами, незаконное приобретение, хра1
Советское уголовное право. Часть Особенная : учебник. М., 1973. С. 521 ; Курс советского уголовного права : в 6 т. Л., 1981. Т. 5. С. 200.
2
Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 29.
3
Шарапов Р. Д. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Тюмень, 2002. С. 32 ; Кухарук В. В. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ. Уголовно-правовые и криминологические аспекты. М., 2006. С. 57 ; Комментарий к
Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А. А. Чекалина, В. Т. Томина,
В. В. Сверчкова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 42 ; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. 2-е изд.,
испр. и доп. С. 443–444.
72
нение, изготовление в целях сбыта сильнодействующих или ядовитых веществ, по
мнению законодателя, влекут уголовную ответственность, так как посягают на
непосредственный объект, связанный со здоровьем населения, а аналогичные
действия лица, не преследующего цели сбыта подобного рода веществ уже не
представляют общественной опасности. Так, действия лица, изготовившего одну
дозу сильнодействующего вещества и передавшего ее другому лицу, необходимо
квалифицировать как сбыт. В этом случае во внимание не принимаются даже последующие действия с переданным веществом — было ли оно употреблено, либо
выброшено, уничтожено и т. п. В то же время, если 10, 100, 1000 человек незаконно изготовили и сами же употребили сильнодействующее вещество, не преследуя при этом цели сбыта, считается, что вред здоровью населения причинен не
будет.
Еще в советский период отмечалось, что «практика правоохранительных и
медицинских органов показывает, что в настоящее время в большинстве случаев
сильнодействующие и ядовитые вещества приобретаются или изготавливаются
для собственного потребления… токсикомания в узком смысле слова превратилась из чисто медицинской проблемы в социальную»1.
В современной литературе указывается, что проблемы борьбы с незаконным
оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ напрямую связаны и с вопросами противодействия распространению токсикомании, которая с юридической
точки зрения от наркомании отличается лишь тем, что наркотикообразные вещества, употребляемые токсикоманами, не включены в списки наркотиков. К тому
же практика показывает, что среди сильнодействующих веществ могут встречаться препараты — аналоги наркотических средств и психотропных веществ. В свою
очередь, серьезную проблему представляет использование сильнодействующих и
ядовитых
веществ
(например,
клофелина)
при
совершении
корыстно-
насильственных преступлений2.
1
Семернева Н. К., Николаева З. А., Лиханова Е. С. Алкоголизм. Наркомания. Токсикомания. (Понятие. Вопросы квалификации) : рекомендации. Свердловск, 1988. С. 103.
2
Косарев С. Ю. Преступления, связанные с сильнодействующими и ядовитыми веществами: криминалистическая характеристика и особенности расследования. СПб., 2004. С. 12.
73
Таким образом, очевидно, что в случае массового характера незаконного
приобретения (в том числе по поддельному рецепту или путем хищения), хранения, изготовления указанных веществ независимо от цели сбыта причиняется
вред общественным отношениям, обеспечивающим здоровье населения, безопасные условия жизни людей и общественную нравственность, т. е. родовому объекту исследуемых преступлений.
Кроме того, особенностью ядовитых веществ является их возможность причинять вред здоровью человека не только при непосредственном употреблении.
Так, по сообщениям СМИ, «...москвич во время ремонта нашел в своей квартире
2 кг ртути. Перестилая полы, он обнаружил опасный металл. Жилец сразу же сообщил о своей находке полицейским, те вызвали на место спасателей. Сотрудники МЧС обработали помещение и собрали порядка двух килограммов ртути. Сотрудники лаборатории установили, что фоновый уровень в квартире превышен в
70 раз»1. В таком случае вряд ли имеет значение, с какой целью данное вещество
было незаконно приобретено и оставлено на хранение, так как в результате данных действий уже был причинен вред здоровью людей.
Как отмечает Р. Р. Галиакбаров, незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ представляет значительную опасность для здоровья, поэтому государство жестко регламентирует правила обращения с этими веществами в любых сферах их применения (медицина, наука, пищевая промышленность и др.), с тем чтобы исключить любую возможность их недозволенного использования2.
Следовательно, нарушение общественных отношений в сфере оборота
сильнодействующих или ядовитых веществ в любом случае посягает на состояние
защищенности физического и психического здоровья населения, в связи с чем
объект данных преступных посягательств необходимо рассматривать не в связи с
субъективным отношением лица к факту обладания веществами, а в зависимости
1
Новый владелец квартиры в Москве обнаружил под полом 2 кг ртути. URL: http://www.
ntv.ru/novosti/742976.
2
Уголовное право России. Часть Общая [Электронный ресурс] : учебник для вузов / отв.
ред. Л. Л. Кругликов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. Доступ из справ.-правовой системы
«КонсультантПлюс».
74
от целей незаконного использования и химических свойств данных веществ. Разнообразие подходов в определении объекта преступления, в том числе и на уровне законодателя, влечет ослабление мер уголовно-правового контроля и противодействия преступлениям в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ.
В современной литературе принято помимо основного также указывать дополнительный, или факультативный, объект преступления. Исследователи в этой
области считают, что в подобном случае дополнительным объектом, носящим факультативный характер, могут быть здоровье личности, общественная, экологическая безопасность, сохранность собственности и др.1
При хищении или вымогательстве наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ), наряду со здоровьем, вред причиняется и отношениям собственности. В то же время, на взгляд законодателя, аналогичные действия с сильнодействующими или ядовитыми веществами не способны причинить
вред общественным отношениям, обеспечивающим здоровье населения. В литературе советского периода отмечалось, что в этом случае совершается преступление против социалистической или личной собственности2. Безусловно, при хищении и вымогательстве ядовитых и сильнодействующих веществ страдают отношения собственности. Но при хищении этих предметов, изъятых из свободного
обращения, которые даже в небольших количествах способны причинить вред
здоровью или жизни лица, прежде всего, страдает другой объект — общественные отношения, обеспечивающие здоровье населения, причем общественная
опасность хищения или вымогательства ядовитых и сильнодействующих веществ
состоит изначально в посягательстве на здоровье населения, а уже затем — в нарушении права собственности на данные предметы.
1
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) // Наркоконтроль. 2007. № 1. С. 12 ; Шарапов Р. Д. Указ.
соч. С. 32 ; Уголовное право России. Часть Общая [Электронный ресурс] : учебник для вузов /
отв. ред. Л. Л. Кругликов. 2-е изд., перераб. и доп.
2
См., напр.: Левицкий Г. Ответственность за незаконное изготовление, приобретение,
хранение, перевозку, пересылку, сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ // Соц. законность. 1978. № 4. С. 37.
75
Таким образом, хищение и вымогательство ядовитых и сильнодействующих
веществ причиняют вред общественным отношениям, обеспечивающим здоровье
населения. Отношения собственности выступают в этом случае в качестве дополнительного объекта посягательства.
Помимо объекта преступления, к объективным признакам теория уголовного права относит объективную сторону преступления, которую определяют как
процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые
уголовным законом объекты, рассматриваемые с его внешней стороны1.
В исследованиях, посвященных обороту подконтрольных веществ, в учебной литературе, комментариях к УК РФ при характеристике объективной стороны
преступлений с сильнодействующими и ядовитыми веществами авторы, как правило, рекомендуют обращаться к рассмотренным ранее составам ст. ст. 228 и 2281
УК РФ.
Подобная позиция содержится и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными,
сильнодействующими и ядовитыми веществами»2, в котором отсутствует отдельное толкование незаконных действий с сильнодействующими или ядовитыми веществами. «Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ», утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 г.3, как и обзоры судов нижестоящих инстанций, не говорит об отличиях объективных признаков незаконного оборота
1
Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 2001. С. 176.
2
О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 : в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31 // Рос. газета. 2006.
28 июня ; 2010. 30 дек.
3
Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ» [Электронный ресурс] : утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации
27 июня 2012 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
76
наркотических средств и психотропных веществ от аналогичных деяний с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
В связи с изложенным считаем возможным при описании объективной стороны преступлений, касающихся сильнодействующих и ядовитых веществ, использовать научные исследования, посвященные деяниям с наркотическими средствами и психотропными веществами, а также соответствующие разъяснения
Верховного Суда Российской Федерации.
Объективную сторону рассматриваемого преступления составляют различные по своему содержанию деяния. «Во-первых, это перечисленные в ч. 1 ст. 234
УК РФ действия, связанные с незаконным оборотом сильнодействующих или
ядовитых веществ в целях сбыта: изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка данных веществ. Во-вторых, сам незаконный
сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ. В-третьих, сбыт оборудования
для их изготовления или переработки»1.
В юридической литературе неоднократно отмечалось, что «постановление
Пленума… разрешило ряд острых проблем, но наряду с этим не смогло охватить
всех имевшихся “узких мест” в правоприменительной деятельности, хотя бы уже
потому, что вынуждено было толковать текст уголовно-правовых норм, и по сей
день далеких от идеала»2. «Предлагаемое рядом авторов толкование совершаемых
деяний, как и их изложение в Пленуме… продолжает оставаться противоречивым
и неполным»3.
Так, под незаконным изготовлением Пленум понимает совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, в результате которых из лекарственных, химических и иных веществ получено одно или
несколько готовых к использованию и потреблению веществ или их аналогов. Вместе с тем понятие изготовления, изложенное в постановлении Пленума, отличается
1
Федоров А. В. Указ. соч. С. 14.
Кузнецов В. И. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14
от 15 июня 2006 г. и правоприменительная практика // Сибирский юридический вестник. 2006.
№ 4. С. 69–77.
3
Кухарук В. В. Указ. соч. С. 107–108.
2
77
от аналогичного понятия, данного в Законе «О наркотических средствах и психотропных веществах», где изготовлением считаются действия, в результате которых
на основе наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров получены готовые к использованию и потреблению формы наркотических средств,
психотропных веществ или содержащие их лекарственные средства1. Очевидно,
что сильнодействующие и ядовитые вещества, как и любые другие подконтрольные вещества и препараты, могут быть получены не только на основе себе подобных компонентов, но и из различного рода как природного, так и синтетического
сырья, а также «из обычных, не вредоносных веществ путем объединения их частей в нужных пропорциях»2. Минимальное количество каждого такого вещества не
имеет значения для квалификации, однако «может свидетельствовать об общественной опасности деяния и не исключает признания деяния малозначительным»3.
Таким образом, изготовлением будет любой процесс получения ядовитых и
сильнодействующих веществ любым способом и в любом виде (например, в виде
порошка, растворов, гранул). Это может быть переработка химических веществ, а
также готовых лекарственных препаратов, не являющихся сильнодействующими
или ядовитыми. Так, С. изготовил кустарным способом, путем химических реакций из средств бытовой химии, горючих материалов и веществ, содержащихся в
лекарственном препарате «Тетралгин», сильнодействующее вещество — фенобарбитал — массой 5,33 г, не являющееся наркотическим средством или психотропным веществом, которое с этого времени стал незаконно хранить при себе
для последующего незаконного сбыта4.
Изготовление считается незаконным, если оно совершено частными лицами
или работниками предприятий, учреждений, организаций, не имеющих разреше1
О наркотических средствах и психотропных веществах : федеральный закон от 8 января
1998 г. № 3-ФЗ : в ред. Федерального закона от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ // Рос. газета. 1998.
15 янв. ; 2012. 6 марта.
2
Завидов Б. Д. Преступления в области незаконного оборота наркотиков, психотропных
веществ, их аналогов, сильнодействующих и ядовитых веществ (анализ ст. 228–234 УК РФ)
[Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
3
Уголовное право России. Часть Общая [Электронный ресурс] : учебник для вузов / отв.
ред. Л. Л. Кругликов. М., 2005. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
4
Архив Ленинского районного суда г. Астрахани за 2011 г. Уголовное дело № 1-418/11.
78
ния на соответствующую деятельность. Например, И., действуя незаконно,
а именно: нарушая ст. ст. 10.2, 11 Федерального закона от 22 ноября 1995 г.
№ 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового
спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», по месту своего жительства используя специальные приспособления, изготовил ядовитое вещество —
спирт этиловый, непригодный для изготовления алкогольной продукции, общим
весом не менее 476 г, включенный постановлением Правительства РФ от
29 декабря 2007 г. № 964 в список ядовитых веществ1.
Ответственность как за оконченное преступление наступает с момента получения готовых к использованию и употреблению этих средств или веществ.
В то же время следует заметить, что деятельность лица должна быть направлена
на получение готовых к использованию или потреблению только сильнодействующих или ядовитых веществ, включенных в соответствующие списки, в связи с
чем нельзя рассматривать как изготовление получение веществ, по своей концентрации, количеству и свойствам хотя и способных создать опасность для жизни
или здоровья людей, но не являющихся сильнодействующими ввиду отсутствия
правового признака.
По устоявшемуся в юриспруденции мнению, незаконное приобретение
компонентов в целях получения сильнодействующих или ядовитых веществ следует считать приготовлением к преступлению; действия, непосредственно направленные на получение данных веществ (процесс изготовления), являются покушением. Как покушение рассматриваются и действия лица, пытавшегося изготовить вещества, но не достигшего цели по причинам, от него не зависящим, например из-за непригодности компонентов (покушение с негодными средствами)2.
Соглашаясь с данной точкой зрения, добавим, что при квалификации указанных
деяний важное значение имеет и установление умысла лица, который должен
1
Архив Асиновского городского суда Томской области за 2011 г. Уголовное дело № 1-
280/11.
2
Левицкий Г. Указ. соч. С. 37–38 ; Омигов В. И. Криминологические и правовые проблемы
борьбы с наркоманией и наркотизмом. М., 1992. С. 121 ; Завидов Б. Д. Указ. соч. [Электронный
ресурс] ; и др.
79
быть направлен на получение именно тех веществ, наименования которых перечислены в соответствующих списках, а также отграничение его действий от переработки или приготовления к потреблению.
Под незаконной переработкой Пленум Верховного Суда РФ понимает совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные
действия по рафинированию (очистке от посторонних примесей) твердой или
жидкой смеси, содержащей одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, либо повышению в такой смеси (препарате) концентрации
вещества, а также смешиванию с другими фармакологическими активными веществами в целях повышения их активности или усиления действия на организм.
В то же время Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» переработку трактует как получение одних подконтрольных веществ на основе других, что, по сути, является их изготовлением. Нельзя согласиться и с
мнением отдельных авторов, считающих переработкой превращение сырья и полуфабрикатов в готовые сильнодействующие или ядовитые вещества1, так как в
результате подобных действий будет получено новое вещество, что также является изготовлением. В этом вопросе мы придерживаемся позиции Пленума и соглашаемся с точкой зрения ученых, полагающих, что в результате проводимых
действий виновный преследует цель повышения эффективности данного вещества за счет изменения его химической или физической структуры (т. е. именно за
счет изменения концентрации, очистке от примесей и т. п.)2.
В ходе исследования было установлено, что рассматриваемый состав преступления крайне редко выявляется правоохранительными органами. На наш
взгляд, прежде всего это обусловлено тем, что большинство находящихся в обо1
Шалагин А. Е., Клюшкин А. И. Незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ: понятие, общественная опасность, предупреждение // Вестник Казанского юридического
института МВД России. 2012. № 7. С. 35–39 ; Завидов Б. Д. Указ. соч. [Электронный ресурс] ;
Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. 4-е
изд., изм. и доп. М., 2008. С. 594.
2
Российское уголовное право. Особенная часть : учебник для вузов / под ред.
В. С. Комиссарова. СПб., 2008. С. 432 ; Федоров А. В. Указ. соч. С. 14 ; Кухарук В. В. Указ. соч.
С. 111.
80
роте сильнодействующих и ядовитых веществ и так представляют собой достаточно «чистые» формы, готовые для употребления или использования, в связи с
чем либо их переработка не требуется, либо проведение дополнительной очистки
данных веществ в кустарных условиях весьма затруднено. Проведение очистки от
примесей и доведение до необходимой концентрации вещества на этапе незаконного изготовления охватываются составом незаконного изготовления и не требуют дополнительной квалификации как незаконная переработка. Состав данного
преступления будет признан оконченным с момента приобретения веществом
свойства сильнодействующего или ядовитого.
Постановление Пленума определяет, что незаконным приобретением веществ надлежит считать их получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар, а также в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу,
оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей (в том числе на землях сельскохозяйственных и иных предприятий, а также на земельных участках
граждан, если эти растения не высевались и не выращивались), сбор остатков находящихся на неохраняемых полях посевов указанных растений после завершения их уборки. Аналогичное мнение распространено и в юридической литературе1
и с учетом специфики происхождения ядовитых веществ дополняется такими
способами приобретения, как сбор от пчел и змей2. Таким образом, приобретение
подразумевает как возмездную, так и безвозмездную форму получения веществ,
в результате чего вещество поступает во владение субъекта. Однако в случае незаконного приобретения лицо не может быть собственником этого вещества, так
как «выступает в качестве фактического владельца лишь в исключительных случаях, как, например, приобретение (веществ) по рецепту врача в аптеке для нужд
лечения. Но владелец при этом наделяется усеченными правами: он не может
1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред.
А. А. Чекалина, В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. 3-е изд., перераб. и доп. ; Российское уголовное
право. Особенная часть : учебник для вузов / под ред. В. С. Комиссарова. С. 432 ; Уголовное
право. Практический курс : учеб. пособие / под ред. А. В. Наумова, А. Г. Сапрунова. М., 2003.
460 с.
2
Федоров А. В. Указ. соч. С. 14.
81
произвести с ними многие действия и выполняет лишь единственное, предписанное законом действие — потребление их в целях лечения от недуга»1.
Таким образом, для квалификации действий лица как незаконного приобретения необходимо, прежде всего, устанавливать факт законности или незаконности приобретения конкретного вещества, что, прежде всего, связано с характером
оборота подобных веществ, который имеет также и законную форму.
Статистика МВД России не содержит данных о способах приобретения
сильнодействующих и ядовитых веществ, поэтому официально указать источник
их поступления в незаконный оборот не представляется возможным. В то же время результаты исследования показали, что 47,32% изученных нами уголовных дел
имели квалифицирующий признак «незаконное приобретение с целью сбыта»
(диаграмма 3 прил. 2). Источник приобретения не был установлен судебноследственными органами в 55,61% случаев, вместе с тем из медицинских учреждений различными способами в незаконный оборот поступило 26,83% веществ,
при этом в 4,88% рассмотренных случаев было достоверно установлено, что вещества были похищены с объектов легального оборота (диаграмма 4 прил. 2).
Согласно исследованию С. Ю. Косарева, типичным источником поступления
сильнодействующих и ядовитых веществ в незаконный оборот является преступная
деятельность лиц, совершающих хищения сильнодействующих или ядовитых веществ в местах их производства (фармацевтические заводы, химические и нефтехимические комбинаты и т. п.) и применения (сельскохозяйственные предприятия,
предприятия химической промышленности, лечебно-профилактические учреждения и т. п.), в частности преступная деятельность фармацевтических работников,
имеющих допуск к сильнодействующим или ядовитым препаратам, а также преступные действия медицинских и ветеринарных работников, непосредственно занимающихся лечением больных людей и животных2.
Таким образом, несмотря на разнообразие источников приобретения сильнодействующих и ядовитых веществ, в УК РФ отсутствует норма, предусматри1
2
Омигов В. И. Указ. соч. С. 76.
Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 71.
82
вающая ответственность за их хищение, в связи с чем возникает вопрос: «Каким
образом квалифицировать их незаконное безвозмездное изъятие из объектов легального оборота или у частных лиц?»
Результаты изученных нами дел говорят о том, что либо такие действия
расцениваются следственными органами как незаконное приобретение, либо данный факт вовсе не подвергается дополнительной уголовно-правовой оценке,
а лишь описывается как обстоятельство совершения иных незаконных действий,
например входит в описание условий незаконного сбыта вещества.
Так, М., являясь заведующим складом ООО «Векос», расположенного по
адресу: г. Нижний Новгород, ул. Нартова, д. 6, реализуя свой преступный умысел,
направленный на незаконный сбыт сильнодействующего вещества — хлороформ,
умышленно, осознавая противоправность своих действий, 8 апреля 2009 г. около
12 час. 30 мин. незаконно сбыл на территории ООО «Векос» А. за денежное вознаграждение в сумме 200 рублей сильнодействующее вещество — хлороформ —
массой 97 г. В тот же день около проходной складского помещения ООО «Векос»
А. был задержан сотрудниками наркоконтроля России по Нижегородской области, и в ходе личного досмотра данное вещество было изъято. Действия М. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 234 УК РФ как незаконный сбыт сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами1. Тот факт, что вещество было похищено М. со склада предприятия, где
он и работал, оставлен без внимания и на предварительном следствии, и в суде.
В отношении наркотических средств и психотропных веществ отдельная
норма — ст. 229 УК РФ — устанавливает ответственность за их хищение и вымогательство, а также описывает квалифицированные способы совершения такого
рода преступлений. УК РФ содержит и иные примеры установления ответственности за
хищение
или вымогательство специфических предметов.
Так,
в ст. ст. 164, 221, 226, 229, 325 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение
или вымогательство предметов, ограниченных или запрещенных в обороте.
На наш взгляд, например, кража оружия или боеприпасов вполне сопоставима с
1
Архив Советского районного суда г. Нижнего Новгорода за 2009 г. Дело № 1-281/09.
83
хищением сильнодействующих и ядовитых веществ. Так, в случае завладения
третьим лицом оружием может осуществляться его применение для причинения
вреда окружающим. Наступление тяжких последствий в результате хищения
сильнодействующих, а тем более ядовитых, веществ не менее вероятно, и последствия могут быть не менее тяжкими, чем при применении оружия и боеприпасов.
Так как предметом преступления выступают специфические вещества, в силу определенных свойств не позволяющие отнести их к наркотическим или психотропным, хищение данных веществ как нарушение отношений собственности
будет не только одним из способов незаконного приобретения, но и определенной
характеристикой общественной безопасности как посягательство на здоровье населения. Например, как отмечал Э. А. Бабаян, фармацевтические препараты, прежде всего лекарства, выдаваемые по рецептам, и особенно лекарства, содержащие
наркотические средства или психотропные вещества, нельзя непосредственно
отождествлять с потребительскими товарами, поскольку в случае фармацевтических препаратов «потребитель» отнюдь не обязательно обладает соответствующей квалификацией для постановки медицинского диагноза, выбора конкретного
лекарственного препарата для определенного заболевания и определения надлежащего режима дозировки с учетом возможных побочных эффектов, включая
(в случае наркотических средств и психотропных веществ) злоупотребление наркотиками или зависимость от наркотиков1.
Таким образом, нам представляется верным утверждение о том, что «приобретение путем хищения или вымогательства квалифицируется по совокупности
со статьями о хищениях или вымогательстве»2. Незаконное приобретение сильнодействующих и ядовитых веществ путем хищения из мест их хранения или использования образует идеальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по соответствующим частям ст. 234 УК РФ и статьи о хищении. С дан1
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН за 1998 г. НьюЙорк, 1999 (извлечения) // Бабаян Э. А., Бардин Е. В., Гаевский А. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. М., 2002. Ч. 2. С. 104.
2
Завидов Б. Д. Указ. соч. [Электронный ресурс].
84
ным предложением согласилось 66% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 90% научных работников. Выделение отдельной статьи за совершение таких преступлений представляется нецелесообразным, поскольку глава 21
УК РФ подробно описывает все виды хищений в рамках нескольких статей и детально проработана законодателем. Описание аналогичных видов и способов хищений сильнодействующих и ядовитых веществ в рамках одной статьи лишь приведет к излишнему «загромождению» Уголовного кодекса.
Под незаконным хранением Пленум рекомендует понимать действия лица,
связанные с незаконным владением этими веществами (содержание при себе,
в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение
какого времени лицо незаконно хранило вещество.
В связи с этим нельзя согласиться с имеющейся точкой зрения, что срок
давности исчисляется со дня совершения преступления, каковым является день
начала процесса хранения1. В научной юридической литературе хранение характеризуется как «длящееся преступление, ответственность за которое наступает
независимо от его продолжительности»2, при этом «ни длительность, ни место
хранения на квалификацию рассматриваемого деяния не влияют»3. Преступление
следует считать оконченным с момента начала совершения хранения, так как в
этом случае уже имеется в наличии предмет преступления, при этом как длящееся
преступление оно прекращается в момент задержания лица, явки с повинной,
смерти виновного либо вследствие наступления других событий, прекращающих
совершение преступления (например, вследствие утраты предмета, за незаконное
обращение которого установлена уголовная ответственность)4.
Хранение сильнодействующих или ядовитых веществ может носить как законный, так и незаконный характер, при этом хранение веществ, приобретенных
лицом на законных основаниях, не образует состава преступления, однако с тече1
Кузнецов В. И. Указ. соч. С. 69–77.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред.
А. А. Чекалина, В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. 3-е изд., перераб. и доп. С. 338.
3
Завидов Б. Д. Указ. соч. [Электронный ресурс].
4
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Марцева. С. 120.
2
85
нием времени может приобрести незаконный характер. Так, по уголовному делу в
отношении директора ЗАО «Союзхимпром» З. было установлено, что ранее у организации имелась лицензия на осуществление фармацевтической деятельности, в
соответствии с которой были приобретены и хранились лекарственные средства — сильнодействующие вещества, однако после окончания срока действия лицензии З. сбывал данные вещества, в результате чего был признан виновным в незаконном сбыте и незаконном хранении в целях сбыта данных веществ1.
Результаты изученных нами уголовных дел говорят о том, что чаще всего
незаконное хранение сопутствует незаконному приобретению или сбыту таких
веществ (диаграмма 3 прил. 2). В случае хранения веществ, принадлежащих на
незаконных основаниях другим лицам, данные действия квалифицируются как
соисполнительство в незаконном хранении, а также, в зависимости от обстоятельств, в совершении других преступлений в составе группы лиц.
Под незаконной перевозкой в постановлении Пленума понимаются умышленные действия лица, которое перемещает вещества из одного места в другое,
в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в
виде перевозочного средства, а также в нарушение порядка перевозки указанных
веществ.
Состав незаконной перевозки считается оконченным в момент начала
транспортировки веществ2.
Действия по незаконному перемещению веществ через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых веществ подлежат самостоятельной квалификации по ст. 2261 УК РФ как контрабанда, но при установлении соответствующих обстоятельств могут быть дополнительно квалифицированы и как незаконная перевозка в целях сбыта по соответствующей части ст. 234 УК РФ.
1
Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска за 2007 г. Дело № 1-182/2007.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред.
А. А. Чекалина, В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. 3-е изд., перераб. и доп.
2
86
Пленум указывает, что перевозка может быть осуществлена с сокрытием
данных веществ, в том числе в специально оборудованных тайниках в транспортном средстве, багаже, одежде, а также в полостях тела человека или животного и т. п. Описывая признаки хранения, Пленум также определяет возможность
содержания веществ при себе, в тайнике и других местах, тем самым вопрос об
отграничении незаконного хранения от незаконной перевозки остается спорным
как в практической деятельности судебно-следственных органов, так и в юридической литературе.
В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ данному вопросу всегда
уделялось повышенное внимание.
Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г.
имеется разъяснение о том, что хранение лицом во время поездки вещества в небольшом количестве, предназначенного для личного потребления не может квалифицироваться как незаконная перевозка1. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. под хранением понимались любые умышленные
действия, связанные с фактическим нахождением веществ во владении виновного,
если это не было связано с их перевозкой2, что акцентировало внимание на различии перевозки веществ и поездки с ними, однако критериев разграничения Пленум по-прежнему не давал.
В 2010 г. в действующее постановление Пленума Верховного Суда РФ от
15 июня 2006 г. по этому поводу было внесено дополнение. Было указано, что вопрос о наличии в действиях лица состава преступления — незаконной перевозки — и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения вещества во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном
случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки,
1
О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 2 (утратило силу) // Сборник постановлений
Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1999. С. 523.
2
О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 9 (утратило силу) // Бюллетень
Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 7. С. 3.
87
количества, размера, объема веществ, их местонахождения, а также других обстоятельств дела1.
Однако данная формулировка, на наш взгляд, какой-либо ясности по этому
вопросу не добавляет и является весьма расплывчатой, поскольку вопрос о наличии в действиях лица состава преступления и так должен решаться судом в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела, а указания на критерии разграничения незаконной перевозки и хранения по-прежнему отсутствуют.
В юридической литературе этот вопрос подвергался более глубокому анализу.
Так, К. М. Осмоналиевым в качестве основных критериев для определения в
действиях обвиняемых состава незаконной перевозки наркотических средств или
психотропных веществ были выделены следующие обстоятельства:
— обязательное использование транспортного средства;
— количество наркотика, превышающего, как правило, одноразовую дозу
потребления;
— более или менее значительный объем в случаях, когда предметом преступления являются наркотикосодержащие растения;
— сокрытие наркотикосодержащего средства или психотропного вещества
(под сиденьем автомашины, в багажнике и т. п.)2.
А. Г. Ненайденко считает, что наибольшую практическую ценность в разграничении незаконной перевозки и хранения во время поездки наркотиков представляют следующие критерии:
— цель использования транспортного средства;
— размер наркотиков;
— иные обстоятельства дела3.
1
Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31 // Там же. 2011. № 2.
2
Осмоналиев К. М. Уголовно-правовые меры предупреждения и пресечения оборота наркотических средств (по материалам Кыргызской Республики) : дис. … канд. юрид. наук. М.,
1997. 143 с.
3
Ненайденко А. Г. К вопросу об отграничении незаконного хранения от незаконной перевозки наркотических средств или психотропных веществ // Адвокатская практика. 2002. № 1.
С. 27–31.
88
На наш взгляд, несмотря на наличие объективных признаков, позволяющих
говорить о перевозке вещества, разграничение, в первую очередь, должно проводиться исходя из умысла лица на совершение либо незаконной перевозки, либо
хранения. Цель незаконной перевозки — прежде всего переместить именно вещество, в том числе с использованием транспортного средства, а не так сказать «себя
с наличием вещества». Иными словами, если преследуется цель доставить и сбыть
вещество, перевезти в другое, более безопасное место или другому лицу, то речь
может идти о составе незаконной перевозки; если же цель перевезти вещество не
основная, а является лишь одним из способов сбережения вещества при себе,
то — о хранении.
В отношении сильнодействующих и ядовитых веществ отсутствие цели
сбыта исключает возможность наступления ответственности как за перевозку, так
и за хранение вещества, при этом любые другие обстоятельства (размер, транспортное средство и т. п.) значения не имеют.
В связи с этим хранение лицом во время поездки вещества в небольшом количестве, предназначенном для личного потребления, не может квалифицироваться как незаконная перевозка. Считается, что данные действия будут одной из
разновидностей хранения1, которое можно назвать переноской или ношением, используя термин ст. 222 УК РФ, т. е. «их нахождение в одежде или непосредственно на теле обвиняемого, а равно переноска их в сумке, портфеле»2.
Обобщение судебной практики свидетельствует о том, что суды, признавая в
действиях осужденных наличие состава незаконной перевозки сильнодействующих
и ядовитых веществ (для отграничения от состава хранения), учитывают следующие
критерии: обязательное использование транспортного средства, сокрытие вещества
(под сиденьем автомашины, в багажнике, в оборудованном тайнике и т. п.).
Так, Р. привезла контрабандным путем из Республики Казахстан в г. Омск
препараты для похудения, содержащие сильнодействующее вещество — сибут1
Сборник основных нормативных актов Российской Федерации о наркотических средствах и психотропных веществах / коллектив авторов. Белгород, 1998. С. 51.
2
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева.
М., 2005. 928 с.
89
рамин, которые незаконно хранила по месту своей работы, а также продавала их.
Суд признал ее виновной в контрабанде, а также в незаконной перевозке в целях
сбыта сильнодействующих веществ, поскольку Р. незаконно перевезла данные
вещества с использованием неустановленных транспортных средств по улицам
г. Омска от железнодорожного вокзала до своей торговой точки в бутике № 25 ТЦ
«Консум-центр» и в дальнейшем сбывала их другим лицам1.
Кстовским городским судом Нижегородской области Б. была признана виновной в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта и незаконном сбыте
сильнодействующего вещества — трамадола. Органами предварительного расследования действия Б. были квалифицированы еще и как незаконная перевозка,
однако суд посчитал необходимым оправдать подсудимую по факту незаконной
перевозки за отсутствием в ее действии состава преступления, так как в судебном
заседании было установлено, что сильнодействующее вещество подсудимая приобрела в аптеке г. Кстово, принесла домой по месту своего проживания и хранила
там, т. е. не использовала никакого транспортного средства, что необходимо для
образования состава преступления — незаконной перевозки2.
Таким образом, состав незаконной перевозки будет иметь место как минимум в трех случаях: а) если вещества перемещаются в целях сбыта; б) если перемещаемые вещества транспортируются в большом количестве (как правило, при
этом должен быть крупный размер); в) когда перемещение веществ было основной целью поездки и использования транспортного средства.
Перевозка может осуществляться как владельцем данных веществ, так и
другими лицами, выполняющими такие действия по просьбе, договору и т. п., например «курьерами». В этом случае квалификация действий виновного будет зависеть от того, знало ли лицо, выполняющее курьерские функции, сущность поручения или нет. При осведомленности «курьера» о характере поручения налицо
признаки группового совершения преступления, отправитель должен нести ответственность как организатор такой перевозки, в случае же отправки веществ с по1
Архив Первомайского районного суда г. Омска за 2011 г. Дело № 1-231/2011.
Архив Кстовского городского суда Нижегородской области за 2007 г. Уголовное дело
№ 1-172/07.
2
90
мощью лица, которому неизвестен характер перемещаемого груза, его действия
следует рассматривать как исполнение незаконной пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ.
Под незаконной пересылкой Пленум Верховного Суда РФ постановил понимать действия лица, направленные на перемещение веществ адресату (например, в почтовых отправлениях, посылках, багаже с использованием средств почтовой связи, воздушного или другого вида транспорта, а также с нарочным при
отсутствии осведомленности последнего о реально перемещаемом объекте или
его сговора с отправителем), когда эти действия по перемещению осуществляются без непосредственного участия отправителя.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ указано, что ответственность лица как за оконченное преступление наступает с момента отправления
письма, посылки, багажа и т. п. с содержащимися в нем веществами независимо
от получения их адресатом. В юридической литературе уточняется, что преступление следует признавать оконченным с момента принятия отправления, содержащего вещества, предприятием связи, транспортной организацией или нарочным, так как дальнейшие действия по отправлению происходят без участия лица1.
Тот факт, что при этом происходит перемещение веществ, некоторые исследователи считают формой незаконного хранения, направленного на перемещение веществ из одного места в другое2, либо формой незаконной транспортировки3, с чем нельзя согласиться. В момент сдачи отправления прекращается длящееся преступление — незаконное хранение, и дальнейшие действия лица образуют
состав незаконной пересылки. Вместе с тем лишь признак физического перемещения вещества из одного места в другое, на наш взгляд, не является в этом случае основанием для отнесения данных действий к разновидностям транспорти1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред.
А. А. Чекалина, В. Т. Томина, В. В. Сверчкова. 3-е изд., перераб. и доп. ; Федоров А. В. Указ.
соч. С. 16.
2
См., напр.: Смитиенко В. Н. Преступления против здоровья населения. Омск, 1972.
С. 45.
3
См., напр.: Наркотизм: профилактика и стратегия борьбы / Г. М. Миньковский [и др.].
М., 1999. С. 78.
91
ровки. Обращает на себя внимание и то, что состав незаконной пересылки в преступлениях с незаконным оборотом наркотиков выделен в отдельную статью УК
РФ и рассматривается наравне со сбытом и производством по ст. 2281 УК РФ.
Пленум Верховного Суда РФ, аналогично содержанию указанной статьи УК РФ,
сначала трактует понятия «производство» и «сбыт», а лишь затем дает описание
незаконной пересылки.
В то же время нельзя согласиться и с тем, что «несмотря на то, что пересылка таких средств (веществ) фактически является способом их сбыта, а преступление совершается одними и теми же действиями, лица, осуществившие эти действия, как правило, несут ответственность за сбыт и за незаконную пересылку»1.
Проведенный нами анализ свидетельствует о том, что составы незаконной
пересылки и сбыта разграничиваются судами именно по критерию совершения
действий по перемещению вещества без непосредственного участия отправителя
с использованием соответствующих средств доставки.
Так, З. и Д. были признаны виновными в совершении незаконных приобретения, хранения, перевозки, пересылки в целях сбыта и незаконного сбыта сильнодействующих веществ группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. По делу рассматривалось более 50 эпизодов незаконного сбыта и пересылки
препаратов для похудения, содержащих сильнодействующее вещество — сибутрамин. Суд установил, что их действия были совместными, согласованными, взаимодополняющими и продиктованными единой целью — продать сильнодействующее
вещество, получив денежное вознаграждение. Суд указывал, что подсудимые З. и
Д. незаконно пересылали в целях сбыта препараты путем отправления адресатам
почтовых посылок с содержащимся в них сибутрамином, и эти действия по перемещению сильнодействующего вещества осуществлялись без непосредственного
участия отправителя, а также незаконно сбывали препараты, содержащие сильнодействующее вещество — сибутрамин — путем продажи иным лицам2.
1
Шмелева Е. Г. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях
сбыта: уголовно-правовые и криминологические аспекты : дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень,
2008. С. 116.
2
Архив Первомайского районного суда г. Омска за 2011 г. Уголовное дело № 1-35/2011.
92
В приговоре в отношении П., В., Ф. суд указал, что они, имея умысел на незаконное распространение на территории Российской Федерации препаратов для
похудения «ЛиДа», преследуя корыстный мотив и цель наживы, вступили между
собой в преступный сговор на совершение противоправных деяний в составе организованной группы, отличающейся устойчивым характером, детальным планированием совершаемых преступлений и четким распределением ролей и обязанностей членов группы. Для этого они незаконно приобретали, хранили, перевозили и пересылали в целях сбыта, а равно незаконно сбывали сильнодействующие
вещества в крупном размере, а именно распространяли на территории Российской
Федерации препараты для похудения «ЛиДа», содержащие сильнодействующее
вещество — сибутрамин1.
Таким образом, пересылку наравне со сбытом следует считать одной из
форм распространения веществ.
Выделение же в статье данной формы незаконных действий «по замыслу
законодателя должно характеризовать повышенную общественную опасность их
осуществления, отражающего реальную возможность повсеместного распространения веществ, немедицинское потребление которых угрожает здоровью населения в любом регионе страны с использованием современных средств доставки
отправлений»2.
В отношении незаконного сбыта Пленум Верховного Суда РФ дает достаточно подробные комментарии. Так, под незаконным сбытом предлагается понимать любые способы возмездной либо безвозмездной передачи веществ другим
лицам (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т. д.), а также иные
способы реализации, например путем введения инъекций.
При этом не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому лицу инъекций, если указанное средство или вещество принадлежит самому потребителю и инъекция вводится по его просьбе либо совме1
Архив Гагаринского районного суда г. Москвы за 2010 г. Уголовное дело № 315386.
Кухарук В. В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта :
дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 115.
2
93
стно приобретено потребителем и лицом, производящим инъекцию, для совместного потребления, либо наркотическое средство или психотропное вещество вводится в соответствии с медицинскими показаниями.
В то же время введение сильнодействующего или ядовитого вещества в организм человека может повлечь определенные последствия, что используется для
совершения различного рода преступлений. В связи с этим нужно отметить, что
содержание понятия сильнодействующих и ядовитых веществ позволяет их рассматривать с точки зрения такой категории уголовного права, как средство совершения преступления. Под средствами понимаются вещи, предметы, документы, механизмы, приспособления и другие предметы материального мира, используя которые виновный совершает преступление1. Например, по сообщениям
СМИ, «вечером 27 октября на проспекте Мира в Москве был обнаружен сотрудник полиции в тяжелом состоянии. 24-летнего рядового направили в реанимацию.
Врачи диагностировали у молодого человека отравление клофелином. По инциденту начата служебная проверка, в ходе которой полиция надеется установить
все обстоятельства происшедшего. Клофелин и его аналоги зачастую используются преступниками, так называемыми “клофелинщиками”, чтобы незаметно
опоить свою жертву и, пользуясь ее беспомощным состоянием, ограбить»2.
Так, если предмет, приспособление или их совокупность, необходимые для
осуществления какой-либо деятельности и достижения цели, с позиций русского
языка определяются как средство3, то с уголовно-правовых позиций использование сильнодействующих или ядовитых веществ для совершения преступлений
против жизни, здоровья или собственности будет средством совершения преступления, ответственность за которое установлена соответствующим составом, и в
рамках ст. 234 УК РФ рассматриваться не может.
В юридической литературе указывается, что сбыт представляет собой
способ распространения, при котором сильнодействующие или ядовитые веще1
Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 75.
В Москве полицейского отравили клофелином. URL: http://www.fontanka.ru/2012/10/
28/031.
3
Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1968. С. 750.
2
94
ства переходят в фактическое владение других лиц 1. Тем самым характерной
чертой сбыта является тот факт, что вещества поступают в полное распоряжение другого лица, которое в этой ситуации выступает их приобретателем или
потребителем. Если же вещество передается другому лицу во временное владение, то в таком случае оба субъекта могут быть соисполнителями состава незаконного хранения.
Причем приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной
для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т. п. могут свидетельствовать об умысле на сбыт данных веществ.
Сбыт будет признан оконченным в момент передачи веществ другим лицам,
т. е. в момент поступления вещества во владение приобретателя (потребителя)2.
Ответственность лица за сбыт наступает независимо от размера, однако это не исключает применения ч. 2 ст. 14 УК РФ — признания деяния малозначительным.
Таким образом, изучение признаков объективной стороны преступлений
данной категории позволяет сделать следующие выводы:
— отсутствие на законодательном уровне отдельного толкования незаконных действий с сильнодействующими или ядовитыми веществами при описании
объективной стороны преступлений влечет определенные проблемы правоприменения, в связи с чем необходимы разъяснения высших законодательных либо судебных инстанций (например, издание постановления Пленума Верховного Суда
РФ), посвященные описанию незаконных действий с сильнодействующими и ядовитыми веществами;
– хищение сильнодействующих или ядовитых веществ есть один из способов незаконного приобретения и подлежит квалификации по соответствующим
частям ст. 234 УК РФ и статьи о хищении.
1
Завидов Б. Д. Указ. соч. [Электронный ресурс] ; Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий судебной практики и доктринальное
толкование / под ред. Г. М. Резника. М., 2005.
2
Комментарий к УК РФ: Расширенный уголовно-правовой анализ с материалами судебной и следственной практики / под общ. ред. В. В. Мозякова. М., 2002. С. 558–559 ; Романова Л. И. Наркомания и наркотизм. СПб., 2003. С. 399.
95
§ 2. Предмет преступления
Понятие предмета преступления в юридической науке не однозначно.
А. И. Рарог понимает под предметом преступления вещи материального мира или
интеллектуальные ценности, воздействуя на которые преступник нарушает общественные отношения, охраняемые уголовным законом1. В. Е. Мельникова считает,
что предметом преступления является материальная вещь объективно существующего мира, в связи или по поводу которой совершается преступление 2. В исследовании И. В. Кузнецова предмет преступления трактуется как вещь или другой физический (вещественный) предмет внешнего мира, предусмотренный уголовным законом, путем незаконного воздействия на который наносится вред соответствующим охраняемым уголовным законом общественным отношениям,
благам и интересам либо создается угроза причинения такого вреда3.
По мнению В. Н. Баландюка, предмет преступления — предметы материального мира, путем воздействия на которые происходит преступное посягательство на непосредственный объект4. Применительно к рассмотрению составов преступлений с сильнодействующими и ядовитыми веществами данное определение
кратко и точно отражает связь между материальным объектом и возникающими в
процессе обращения с ним общественными отношениями.
В. Я. Таций еще более точно указывает на сферу действия уголовноправовой нормы, толкуя предмет преступления как любые вещи материального
мира, с определенными свойствами которых уголовный закон соотносит наличие
в действиях лица признаков конкретного состава преступления5.
Как предмет преступления сильнодействующие и ядовитые вещества безусловно обладают определенными свойствами, вокруг которых возникают общест1
Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Рарога. М., 1998. С. 75.
Об этом см.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред.
Б. В. Здравомыслова. М., 1999. С. 125.
3
Кузнецов И. В. Понятие и виды предметов преступлений в уголовном праве России : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 15.
4
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Марцева. С. 109.
5
Таций В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков,
1988. С. 47.
2
96
венные отношения, собственно и выступающие объектом преступного посягательства. Данные свойства являются общими для иных веществ, ограниченных к
обороту, и в то же время обладают особенностями.
В действующем законодательстве России определение сильнодействующих
и ядовитых веществ отсутствует. Лишь исходя из содержания ч. 1 ст. 234 УК РФ и
постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня
2006 г. № 14 можно сделать вывод, что предметом преступлений, предусмотренных ст. 234 УК РФ, признаются сильнодействующие и ядовитые вещества, не являющиеся наркотическими средствами или психотропными веществами. В связи с
отсутствием нормы, четко устанавливающей определение сильнодействующего и
ядовитого вещества, в юридической литературе встречаются различные точки
зрения.
В. Д. Малков считает, что сильнодействующие вещества — препараты, которые, не будучи наркотическими, способны причинить серьезный вред здоровью
человека при употреблении без предписания врача1.
В. М. Лебедев к сильнодействующим относит «вещества, представляющие
опасность для жизни или здоровья людей при их несанкционированном применении. Они могут вызывать состояние зависимости, оказывать стимулирующее или
депрессивное воздействие на центральную нервную систему, вызывая галлюцинации, нарушения моторной функции или мышления, поведения, восприятия, изменения настроения, либо могут приводить к аналогичным вредным последствиям. Ядовитыми называются вещества, оказывающие токсическое (отравляющее)
воздействие на организм человека. Даже при употреблении малых доз они могут
вызвать тяжелое отравление или причинить смерть»2.
По мнению А. В. Табакова, «сильнодействующие вещества — вещества
синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, природные материалы, включенные в Список сильнодействующих веществ Постоянного
1
Криминология : учебник для вузов / под ред. В. Д. Малкова. М., 2005. С. 224.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред.
Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М., 2000. С. 241.
2
97
комитета по контролю наркотиков. Ядовитые вещества — вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, природные материалы, включенные в Список ядовитых веществ Постоянного комитета по контролю наркотиков»1. Аналогичные определения можно найти и в работах известного эксперта в данной области Э. А. Бабаяна2.
На взгляд А. А. Чекалина, «под сильнодействующими и ядовитыми веществами понимаются как лекарственные, так и другие синтетические или природные
вещества, не предусмотренные Списками I, II и III Перечня наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, и включенные в Списки…»3. А. В. Наумов указывает, что
«такими веществами (в смысле ст. 234 УК) являются вещества, определяемые
списками…»4.
Несмотря на различные точки зрения при определении предмета преступления, все они отражают имеющиеся подходы к изучению уголовно-правовой сущности незаконного оборота подконтрольных веществ, которые опираются на обязательное наличие медицинского, правового и социального признаков5. Данные признаки «тесно связаны между собой и взаимозависимы. Первый признак обусловливает второй, который, в свою очередь, предопределяет появление третьего»6.
1
Табаков А. В. Особенности правового статуса, нормативного определения, формирования и применения списков наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова филиала
Российской таможенной академии. 2002. № 1(18). С. 14–32.
2
Бабаян Э. А., Гаевский А. В., Бардин Е. В. Правовые аспекты оборотов наркотических,
психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров: Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. М.,
2002. Ч. 2. 320 с. ; Бабаян Э. А. Некоторые проблемы терминологии в области наркотических
средств // Бабаян Э. А., Гаевский А. В., Бардин Е. В. Правовые аспекты оборота наркотических,
психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Нормативные документы. Методические материалы. Ответы на вопросы : в 2 ч. М., 2000. Ч. 1. С. 4–14.
3
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А. А. Чекалин.
М., 2006. С. 350.
4
Наумов А. В. Указ. соч. С. 341.
5
Подробнее об этом см.: Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 23–27. Кроме того, содержание данных признаков подробно исследовал профессор, академик Э. А. Бабаян (Бабаян Э. А. Наркомании и токсикомании // Руководство по психиатрии : в 2 т. / под ред. Г. В. Морозова. М., 1988.
Т. 2. С. 169–218).
6
Табаков А. В. Указ. соч. С. 17.
98
В природе существует огромное количество химических веществ, имеющих
как психоактивные, так и токсические, отравляющие, иные свойства сильного физического воздействия на организм человека. Данные вещества обладают различными физическими характеристиками, однако далеко не все они являются запрещенными или ограниченными в гражданском обороте и в следственно-судебной
практике не рассматриваются в качестве сильнодействующих или ядовитых, так
как предмет анализируемых преступлений должен характеризоваться обязательным сочетанием медицинского, социального и правового признаков.
Медицинский признак выражается в специфическом действии наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ на организм человека, в первую очередь, на его центральную нервную систему. «Именно
это свойство, имманентно присущее исследуемым средствам и веществам, является “первопричиной” злоупотребления ими. Достаточно четко, хотя и лаконично
данный аспект отражен в определении Всемирной организации здравоохранения:
“Любое вещество (субстанция), которое, будучи введенным в живой организм,
способно изменить одну или ряд его функций, может вызвать психическую или
соматическую зависимость”»1. Каждое решение о включении в установленном
порядке новых сильнодействующих и ядовитых веществ и препаратов в соответствующие списки безусловно основывается на оценке их химических, фармакологических, правовых и других характеристик2.
В статье 2 Конвенции о психотропных веществах 1971 г. в качестве одного
из критериев названа способность вещества вызывать состояние зависимости и
оказывать стимулирующее или депрессивное воздействие на центральную нервную систему человека, вызывая галлюцинации или нарушения моторной функции, либо мышления, либо поведения, либо восприятия, либо настроения3.
1
Там же, с. 17.
Бабаян Э. А. Понятийное определение терминов: наркотическое средство, психотропное,
сильнодействующее и ядовитое вещества, прекурсор // Бабаян Э. А., Гаевский А. В., Бардин Е. В. Правовые аспекты оборотов наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров : Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. М., 2002. Ч. 2. С. 11–14.
3
Табаков А. В. Указ. соч. С. 14–32.
2
99
Статья 2 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных
производственных объектов»1 формулирует критерии опасных веществ, согласно
которым многие ядовитые вещества могут быть отнесены к токсичным, высокотоксичным или веществам, представляющим опасность для окружающей природной среды. В промышленности к ним применяются соответствующие меры контроля и обеспечения безопасности.
Указом Президента РФ «Об утверждении Списка химикатов, оборудования
и технологий, которые могут быть использованы при создании химического оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль»2 установлен контроль за множеством веществ, обладающих ядовитыми свойствами. Там же для
целей вышеназванных списков дано понятие «токсичный химикат» — любой химикат, который за счет своего химического воздействия на жизненные процессы
может вызвать летальный исход, временный инкапаситирующий эффект или причинить постоянный вред человеку или животным независимо от происхождения
такого химиката или способа его производства.
Несмотря на существование огромного количества природных и синтетических химических веществ, которые являются токсичными и при употреблении
могут привести к летальному исходу, далеко не все они признаются сильнодействующими или ядовитыми.
«Понятие “яд” носит не столько качественный, сколько количественный характер и сущность явления должна прежде всего оцениваться количественными
взаимоотношениями между химически вредными факторами внешней среды и организмом»3, так как при значительном превышении доз даже многие лекарственные средства становятся ядами.
1
О промышленной безопасности опасных производственных объектов : федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ : в ред. Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 22-ФЗ //
Рос. газета. 1997. 30 июля ; 2013. 6 марта.
2
Об утверждении Списка химикатов, оборудования и технологий, которые могут быть использованы при создании химического оружия и в отношении которых установлен экспортный
контроль : указ Президента Российской Федерации от 28 августа 2001 г. № 1082 : в ред. Указа
Президента Российской Федерации от 7 июня 2010 г. № 688 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 36, ст. 3542. С. 7549–7561 ; 2010. № 24, ст. 3014. С. 6123–6126.
3
Наркотики и яды. Психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения / сост. В. И. Петрова, Т. И. Ревяко. Минск, 1996. С. 332.
100
Например, практически все кислоты и щелочи в различной концентрации
могут вызвать отравление, химические ожоги. Однако лишь небольшая их часть
характеризуется такой степенью токсичности, которая однозначно свидетельствует о наличии медицинского признака. Так, ядовитым веществом признана синильная (цианистоводородная) кислота.
Из десятков различных видов спиртов в список ядовитых включены метиловый спирт, а также спирт этиловый синтетический, технический и пищевой, непригодный для производства алкогольной продукции. Именно они обладают наиболее сильными отравляющими свойствами, о чем свидетельствуют исследования
зарубежных специалистов. В ходе опытов на крысах проверялось токсичное воздействие спиртов в различных концентрациях:
— метиловый спирт: 3,16% в течение 18–21 часов — 100%-ная летальность;
2,25% в течение 8 часов — наркотический эффект; 0,8% в течение 8 часов —
летаргия;
— этиловый спирт: 3,2% в течение 8 часов — частичная летальность; 2,2% в
течение 8 часов — глубокий наркоз; 0,64% в течение 8 часов — летаргия;
— изопропиловый спирт: 1,2% в течение 8 часов — 50%-ная летальность;
1,2% в течение 4 часов — наркотический эффект1.
Таким образом, метиловый спирт обладает наибольшей токсичностью, по
результатам опытов показывается 100%-ная летальность.
При решении вопроса признания того или иного вещества ядовитым и внесения в списки необходимо экспертным путем исследовать степень его токсичности. О наличии медицинского признака можно говорить в том случае, когда вещество при употреблении уже в малых дозах или концентрациях способно вызвать
тяжелые отравления или смерть.
Значительную часть веществ из списка сильнодействующих составляют
различные лекарственные препараты, воздействующие, главным образом, на цен1
Daniel C., Nachtman J. P. Toxicology of Alcohols, Ketones and Esters-Inhalation // Review of
Inhalants: Euphoria to Dysfunction / еditors: Charles Wm. Sharp, Ph. D., Mary Lee Brehm, Ph. D.
NIDA Research Monograph 15. 1977. P. 112–116.
101
тральную нервную систему человека. К ним относятся снотворные, седативные,
противоэпилептические препараты, средства для наркоза, антидепрессанты, антихолинергические, окситоцические средства и т. п. Характер воздействия бывает
самым разнообразным: средство или вещество может оказывать стимулирующее,
седативное, галлюциногенное, анальгетическое, снотворное, отравляющее и другое действие. Потребление некоторых видов вызывает «смешанный» фармакологический эффект.
Тем не менее, несмотря на различное назначение и область применения, наличие только одного медицинского признака еще не может служить основанием
для безоговорочного отнесения средства или вещества к одной из рассматриваемых нами категорий. Для решения вопроса о критериях отнесения средств и веществ, обладающих специфическим воздействием на организм человека, к контролируемым категориям необходимо обратиться к изучению социальных аспектов их оборота.
Социальный признак выражается в том, что немедицинское применение веществ имеет такие масштабы или формы, что приобретает социальную опасность. Вред, который может быть причинен в результате злоупотребления данными веществами, затрагивает не только отдельно взятого индивида, но и определенные социальные группы, общество в целом. Социальный признак отражает
общественную опасность незаконных действий с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
Потенциальное причинение вреда представляет реальную угрозу общественным отношениям, которая может и не проявиться в текущее время, но может
повлечь конкретные негативные последствия при определенных условиях. Социальный признак наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров не находится в жесткой связи с размером фактически нанесенного вреда противоправными действиями с ними, точнее, не предопределяется только этим вредом. Установить наличие данного признака можно и
в случае потенциальной опасности для общества. Таким образом, наличие или отсутствие социального признака следует рассматривать как критерий, позволяю-
102
щий отграничить те предметы, неконтролируемый оборот которых действительно
опасен, от средств и веществ, свободное обращение которых по тем или иным
причинам не представляет и вряд ли будет представлять опасность на данном этапе развития общества. Соответственно, в отношении первой группы требуется реакция со стороны государства в виде установления контроля над операциями с
ними, а в отношении второй — нет. Именно наличие реальной (выразившейся в
наступивших общественно опасных последствиях) или потенциальной социальной опасности обусловливает необходимость принятия мер по минимизации риска злоупотребления ими, по блокированию связанных с этим угроз1.
Медицинский и социальный признаки свидетельствуют о необходимости
установления государственного регулирования оборота представляющих опасность веществ, которое заключается во введении контроля и наложении ограничений на оборот сильнодействующих и ядовитых веществ, нарушение которых
влечет наступление правовых последствий. Для определения круга веществ, на
которые распространяются меры контроля, необходимо определить критерии их
отнесения к таким веществам. Соответственно, юридический признак заключается в признании общественной опасности вещества действующим законодательством и в установлении критерия для определения веществ, которые будут подпадать под государственный контроль.
Международной юридической практике известны два основных подхода к
толкованию ограниченных или запрещенных к обороту веществ. В первом случае дано общее определение таких веществ, и в каждом конкретном случае проводится сопоставление на предмет того, соответствует ли конкретное вещество
общему определению. Второй подход предусматривает издание перечня (списка)
соответствующих веществ, и в этом случае производится сопоставление конкретного вещества с этим перечнем (списком). В России в настоящее время признается второй подход. Правительство Российской Федерации как орган исполнительной власти уполномочено утверждать списки сильнодействующих и ядовитых веществ.
1
Табаков А. В. Указ. соч.
103
Медицинский и социальный критерии являются определяющими для отнесения того или иного вещества к категории сильнодействующих или ядовитых,
т. е. для включения их в соответствующие списки. Для правоприменителя определяющим является правовой критерий, который заключается в том, что на основании наличия того или иного вещества в списках сильнодействующих или ядовитых будет решаться вопрос о привлечении к уголовной ответственности лица по
ст. 234 УК РФ.
Таким образом, по ст. 234 УК РФ возможно привлечение к уголовной ответственности только за преступления с веществами, включенными в списки
сильнодействующих или ядовитых, т. е. имеющих соответствующий правовой
статус. Если заключением эксперта будет установлено, что по своим свойствам
вещество соответствует категории сильнодействующих или ядовитых, однако такое вещество в списках отсутствует, то квалификация по ст. 234 УК РФ не представляется возможной ввиду отсутствия именно правового признака.
Перечень сильнодействующих веществ до конца 2007 г. утверждался независимым экспертным органом — Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения Российской Федерации (далее — ПККН) и
не имел правового статуса. Поэтому существовали различные варианты толкования
данных списков, что приводило к неоднозначной интерпретации результатов проведенных физико-химических экспертных исследований. Добавляло проблем и отсутствие количественного определения крупного размера изъятых веществ.
Постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г.
№ 964 «Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ для
целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации,
а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации»1 решило вопрос легитимности примене1
Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234
и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации : постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 964 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 2, ст. 89. С. 212–219.
104
ния Списков, в которые были добавлены еще 34 вещества, помимо ранее входивших в Списки, утверждаемых ПККН. Необходимо отметить, что Списки не являются фиксированными и с момента принятия в 2007 г. неоднократно подвергались изменениям и дополнениям.
По сложившейся практике, с учетом ранее имевшихся рекомендаций ПККН,
Списки составлены с учетом:
— особенностей фармакологического действия соответствующих веществ и
лекарственных средств;
— данных из практики судебно-следственных органов, связанной с противоправными действиями с веществами и лекарственными средствами, не отнесенными к наркотическим средствам и психотропным веществам;
— соответствующих положений и требований, действующих в рамках ООН,
международных конвенций и протоколов, в первую очередь Конвенции о психотропных веществах 1971 г. и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.
Данный порядок составления списков соответствует международному порядку включения в списки действующих конвенций указанных веществ (ст. 2
Конвенции 1971 г. «Сфера применения контроля над веществами»)1.
Списки — это единственный нормативный акт, который является определяющим при квалификации деяний для привлечения к уголовной ответственности
по ст. 234 УК РФ и охватывает широкий круг веществ, синтетических и природных, в том числе и исключенных из Государственного реестра лекарственных
средств. Очередной пересмотр Минздравом России номенклатуры этого реестра
не влияет на списки для целей ст. 234 УК РФ. Таким образом, для целей определения правового статуса сильнодействующих и ядовитых веществ необходимо
пользоваться исключительно списками, утвержденными постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2007 г. № 964. Различные списки лекарственных
средств, составляемые Минздравом России, такого значения не имеют.
1
Конвенция о психотропных веществах : заключена в г. Вене 21 февраля 1971 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными
государствами. М., 1981. Вып. XXXV. С. 416–434.
105
В то же время установление списков каких-либо веществ для целей привлечения к уголовной ответственности сопряжено с ограничением прав и свобод
граждан, что являлось предметом обжалований и подачи заявлений в Конституционный Суд Российской Федерации. «В определениях от 8 февраля 2007 г.
№ 290-О-П и № 292-О-П Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил, что списки веществ, оказывающих негативное воздействие на организм человека, а также размеры этих веществ не обязательно должны предусматриваться законом; право утверждать перечни таких веществ для целей уголовного законодательства может быть предоставлено и Правительству Российской Федерации, что
само по себе не означает наделение его полномочием осуществлять нормативное
регулирование по вопросу установления оснований уголовной ответственности»1.
В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2008 г. № 79-О-О2 указано, что формулирование в уголовном законе исчерпывающего перечня предметов преступления возможно и целесообразно при условии, если этот перечень будет оставаться стабильным в течение длительного времени. В условиях же быстрой обновляемости видов сильнодействующих веществ,
изменчивости их химического состава и характера воздействия на организм человека приведение непосредственно в Уголовном кодексе Российской Федерации
подобного перечня могло бы привести к тому, что изготовление, переработка,
приобретение, хранение, перевозка, пересылка, а также сбыт новых сильнодействующих веществ, которые еще не включены в соответствующий список, но по
своим свойствам равноценны уже известным аналогичным веществам, оказались
бы ненаказуемыми, что нарушало бы принципы справедливости и равенства всех
перед законом и судом.
Таким образом, мы считаем, что определение сильнодействующего и ядовитого вещества должно содержать все три обязательных признака — медицин1
Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Амосова Константина Александровича, Фирта Арнольда Михелевича, Ядрихинского Дмитрия Васильевича и Яковлевой Яны
Викторовны на нарушение их конституционных прав статьей 234 Уголовного кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля
2008 г. № 79-О-О // Наркоконтроль. 2008. № 2. С. 6.
2
Там же, с. 5–7.
106
ский, социальный и правовой — и может быть сформулировано следующим образом: сильнодействующие вещества — объекты синтетического или природного происхождения, способные причинить существенный вред здоровью человека
при несанкционированном применении или злоупотреблении, включенные в
Список сильнодействующих веществ, для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Ядовитые вещества — объекты синтетического или природного происхождения, обладающие высокой токсичностью,
при попадании в организм человека в малых дозах или концентрациях, приводящих к тяжелому отравлению или смерти, включенные в Список сильнодействующих веществ, для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации.
Данные определения могут быть использованы для формирования специального нормативного правового акта, устанавливающего единые требования к
обороту сильнодействующих и ядовитых веществ (например, Федерального закона «О сильнодействующих и ядовитых веществах»), а также могут быть использованы как критерии при определении новых веществ для включения в соответствующие списки.
На наш взгляд, необходимо обратить внимание и на вопрос квалификации
действий с сильнодействующими и ядовитыми веществами относительно размеров их оборота. Для определения квалификации с сильнодействующими или ядовитыми веществами существует утвержденная постановлением Правительства РФ
от 29 декабря 2007 г. № 964 таблица, которая устанавливает крупный размер данных веществ, соответственно, ч. 3 ст. 234 УК РФ предусматривает особо квалифицирующий признак — совершение преступления в отношении сильнодействующих веществ в крупном размере. Фактически крупный размер начинается уже
с относительно малого веса для большинства сильнодействующих веществ.
Проведенный анализ следственно-судебной практики показывает, что значительное количество изъятых из оборота сильнодействующих веществ превосходит размеры крупного, причем в десятки раз. Большинство преступлений были
совершены со значительным (в 10 и более раз) превышением установленного кри-
107
терия крупного размера. В результате совершения преступлений, связанных с
ядовитыми веществами, где изъята большая их масса (10, 12, 25 кг), можно говорить об изъятии особо крупного размера вещества (диаграмма 5 прил. 2). Общественная опасность таких преступлений очевидно выше, однако квалификация осуществляется по одной и той же части как за 1 г, так и за 10 кг изъятого вещества.
Преступление фактически совершено в особо крупном размере, однако подход законодателя при квалификации данных преступлений не позволяет дать адекватную уголовно-правовую оценку, соответствующую общественной опасности фактических действий преступника.
Для ядовитых веществ в этом отношении вообще складывается парадоксальная ситуация, при которой не установлен даже крупный размер веществ. Вероятно, законодатель исходил из соображений того, что ядовитые вещества представляют опасность независимо от их размеров. Тем не менее данные преступления относятся к категории небольшой тяжести. На наш взгляд, отсутствие указания на размер оборота с ядовитыми веществами требует скорейшего исправления,
так как не отражает опасности того вреда, который может быть причинен в результате незаконных действий.
В ходе проведенного нами исследования было установлено, что в описательной части приговора судами нередко указывается на размер изъятого вещества, однако законных оснований учитывать данные обстоятельства при постановлении
приговора не имеется. Так, Инзенским районным судом Ульяновской области К. был
признан виновным в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта и сбыте
ядовитого вещества — ртути массой 12,96 кг. Несмотря на то что суд неоднократно
указал, что преступления совершены в особо крупном размере, действия К. были
квалифицированы по ч. 1 ст. 234 УК РФ, так как другие варианты квалификации,
учитывающие количество ядовитого вещества, в данной статье отсутствуют1.
С учетом изложенного представляется целесообразным дополнить чч. 2, 3
ст. 234 УК РФ особо квалифицирующими признаками, такими как: незаконный
1
Архив Инзенского районного суда Ульяновской области за 2008 г. Уголовное дело № 1124/2008.
108
оборот сильнодействующих веществ в особо крупном размере; незаконный оборот
ядовитых веществ в крупном и особо крупном размерах, а также внести соответствующие дополнения в постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г.
№ 964 в части установления особо крупного размера для сильнодействующих веществ, а также крупного и особо крупного размеров для ядовитых веществ.
Вопрос о размерах каждого конкретного вещества должен решаться индивидуально, исходя из его признаков и свойств. Как отмечал Э. А. Бабаян, «опасность контролируемого вещества как патогенного фактора зависит от совокупности ряда свойств и условий, которые необходимо учитывать для получения комплексной характеристики меры опасности, условно выраженной в единицах массы, объема и т. п.»1. Таким образом, механизм определения размеров сильнодействующих и ядовитых веществ имеет научно-медицинский характер, «а не представляет правовую характеристику соответствующих правоотношений и поэтому
не требует правового регулирования»2.
К предмету анализируемого преступления относятся инструменты и оборудование для изготовления или переработки сильнодействующих или ядовитых
веществ, за незаконный оборот которых ст. 234 УК РФ также предусмотрена ответственность. Похожая норма содержится в ст. 2282 УК РФ, которая устанавливает ответственность за нарушение правил оборота инструментов или оборудования для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, однако
в данном случае порядок оборота инструментов или оборудования и перечень
указанных предметов четко определен действующим законодательством.
В ходе проведенного исследования не было установлено ни одного факта,
где предметом посягательства по ст. 234 УК РФ являлись бы инструменты и оборудование, используемые для изготовления сильнодействующих или ядовитых
1
Бабаян Э. А., Гаевский А. В. Медико-правовые аспекты формирования экспертных заключений ПККН по размерам наркотических средств, доминирующих в незаконном обороте
России // Бабаян Э. А., Бардин Е. В., Гаевский А. В. Правовые аспекты оборота наркотических,
психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. М.,
2002. Ч. 2. С. 36.
2
Там же, с. 33.
109
веществ. Вместе с тем нельзя отрицать того, что такие нарушения в реальной
жизни существуют, но правоохранительными органами подобные моменты либо
не выявляются, либо не регистрируются. Исследуемые преступления обладают
высокой степенью латентности, прежде всего по причине отсутствия понятия и
критериев отнесения указанных вещей к предмету преступления.
Обратимся к аналогичным нормам в сфере обращения наркотических
средств и психотропных веществ. Согласно п. 4 ст. 8 Закона «О наркотических
средствах и психотропных веществах»1, перечень инструментов, оборудования,
находящихся под специальным контролем и используемых для производства и
изготовления наркотических средств, психотропных веществ, устанавливает Правительство РФ. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 22 марта 2001 г. № 2212, к такому оборудованию относятся: прессинструменты, используемые с оборудованием для прессования таблеток; оборудование для наполнения ампул; оборудование для запайки ампул; оборудование
для прессования таблеток.
Фактически то же оборудование может применяться и для изготовления и
переработки сильнодействующих и ядовитых веществ. К нему также относятся
различного рода приборы, аппараты, инструменты, установки, технологические
комплексы, однако нахождения под специальным контролем в связи с его возможным использованием для изготовления или переработки сильнодействующих
или ядовитых веществ указанного оборудования не предусмотрено. Какого-либо
нормативно утвержденного перечня такого оборудования не существует.
1
О наркотических средствах и психотропных веществах : федеральный закон от 8 января
1998 г. № 3-ФЗ : в ред. Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 224-ФЗ // Рос. газета. 1998.
15 янв. ; 2013. 25 июля.
2
Об утверждении перечня инструментов и оборудования, находящихся под специальным
контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ, и правил разработки, производства, изготовления, хранения, перевозки, пересылки, отпуска, реализации, распределения, приобретения, использования, ввоза в Российскую
Федерацию, вывоза из Российской Федерации, уничтожения инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ : постановление Правительства Российской Федерации от 22 марта 2001 г. № 221 : в ред. постановления Правительства Российской Федерации
от 1 октября 2012 г. № 1003 // Там же. 2001. 29 марта ; Собрание законодательства Российской
Федерации. 2012. № 41, ст. 5625. С. 11894–11895.
110
Нельзя согласиться и с мнением, что «оборудование для изготовления и переработки сильнодействующих и ядовитых веществ — это любые инструменты,
приборы, механизмы, используемые для изготовления и переработки указанных в
законе предметов. В отличие от оборудования, применяемого для изготовления
наркотических и психотропных веществ, оборудование, указанное в ст. 234 УК
РФ, не должно находиться под специальным контролем»1. Так, в приговоре Кировского районного суда г. Новосибирска указано, что Г., находясь в своей квартире, с помощью подручных средств (стеклянные чашки, пластиковая бутылка,
стеклянная банка, металлические ножницы, лента «скотч», зубная щетка, бритвенное лезвие, мерные стаканчики, вата, перчатки, шприцы, щетка, зажим, нож,
полая трубка, другие предметы), лекарственного препарата «Бромгексин», а также
химических компонентов (йод, красный фосфор), обладая необходимой информацией в области химии и зная свойства применяемых ею препаратов в сочетании
друг с другом, путем химических реакций незаконно изготовила в домашних условиях сильнодействующее вещество эфедрин общей массой 0,045 г, которое впоследствии незаконно сбыла «покупателю» в ходе ОРМ «проверочная закупка»2.
Исходя из логики представленного приговора, можно привлекать к уголовной ответственности лиц, занимающихся продажей указанных «подручных
средств» — стеклянных банок, металлических ножниц и т. п., как за сбыт оборудования для изготовления и переработки сильнодействующих и ядовитых веществ. Таким образом, очевидна необходимость установления каких-либо критериев или фиксированного перечня указанного оборудования.
В настоящее время такой перечень определяется Списком инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем, используемых при незаконном
изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ, утвержденным на заседании ПККН 9 октября 1996 г. (протокол № 51/7-96)3.
1
Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов.
4-е изд., изм. и доп. С. 594.
2
Архив Кировского районного суда г. Новосибирска за 2010 г. Уголовное дело № 1211/10.
3
Законодательство о незаконном обороте наркотиков. СПб., 1998. С. 101.
111
Этим же органом определены критерии тех инструментов или оборудования, которые, на наш взгляд, четко и лаконично отражают необходимые признаки. Данные критерии таковы:
1. Изделие должно иметь специальное назначение, которое населением в
быту не используется. Необычность обнаружения конкретного оборудования во
владении у населения.
2. По техническому описанию, технической характеристике изделия можно убедительно доказать его использование в процессах применения для синтеза
или изготовления наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ.
3. Наличие информации экспертных, судебных и следственных органов о
неоднократном обнаружении данного оборудования или изделий у лиц, обвиняемых в незаконном изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ.
4. Реальность контроля конкретного изделия1.
Сложность для правоприменителя представляет тот факт, что ПККН не являлся государственным органом и, следовательно, его рекомендации не могут в
настоящем иметь юридической силы. Очевидно, что установление каких-либо
критериев и перечней для целей привлечения к уголовной ответственности сопряжено с ограничением прав и свобод граждан, поэтому издание таких нормативных актов организацией, не являющейся органом государственной власти,
противоречит Конституции Российской Федерации. Формирование перечня инструментов и оборудования, установление правил обращения с ними должно определяться соответствующим постановлением Правительства Российской Федера1
Критерии и перечни психотропных веществ, одурманивающих веществ, крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте; Список веществ, находящихся под специальным
контролем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств или психотропных веществ, в соответствии с Конвенцией ООН 1988 г.; критерии и Список инструментов
и оборудования, находящихся под специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ : утв. Постоянным комитетом по контролю наркотиков, Протоколы от 9 октября 1996 г. № 51/7-96, от
17 декабря 1996 г. № 53/9-96, от 25 декабря 1996 г. № 54/10-96 // Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации. 1997. № 3.
112
ции. Регламентация указанных критериев и установление соответствующего перечня на уровне постановления Правительства позволят сократить латентность
преступлений, связанных с незаконным оборотом таких инструментов и оборудования, что, как следствие, скажется на эффективном противодействии незаконному обороту сильнодействующих и ядовитых веществ.
На основании изложенного можно сделать следующий вывод. Сильнодействующие и ядовитые вещества ввиду разнообразия их предназначения и заключенных в них свойств обладают специфической сущностью, что не позволяет
отнести их к наркотическим и психотропным веществам, однако очевидно, что
ввиду наличия социального и медицинского признаков за данными веществами
необходимо установление государственного контроля, что отвечает требованиям
норм международного и отечественного законодательства. Совершенствование
регламентации оборота сильнодействующих и ядовитых веществ позволит повысить эффективность контроля и внести ясность в вопросы правоприменения
при квалификации преступлений, связанных с такого рода веществами. Необходимо пересмотреть и теоретический подход к пониманию свойств и признаков
сильнодействующих и ядовитых веществ как предмета преступления, результатом которого будет и совершенствование практической деятельности по контролю за их оборотом. Фиксированное законодательное определение рассмотренных веществ, разграничение размеров, определение критериев инструментов и
оборудования, используемых при незаконном изготовлении данных веществ,
станут важными этапами совершенствования законодательства в исследуемой
сфере.
§ 3. Субъективные признаки незаконного оборота сильнодействующих
и ядовитых веществ
Как отмечается в учебной литературе, «российский уголовный закон не
оперирует термином “субъект преступления”, а использует такие словосочетания,
как “лицо, совершившее преступление”, “виновное в преступлении лицо”»1, что
1
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Марцева. С. 132.
113
должно относить определение понятия и содержания субъекта преступления к
теоретическим основам уголовного права.
Данной уголовно-правовой проблемой занимались такие ученые, как
Г. А. Левицкий, П. С. Дагель, В. А. Владимиров, А. М. Лазарев, Н. С. Лейкина,
В. С. Орлов, В. Г. Павлов и многие другие1. Согласно общепринятому мнению,
субъектом преступления по уголовному праву признается физическое лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние и способное нести за него уголовную ответственность.
Признаки субъекта преступления определены ст. 19 УК РФ, согласно которой уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо,
достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом, «через эти признаки
раскрывается общее понятие субъекта преступления или — как принято называть
в уголовно-правовой науке — общего субъекта преступления»2. Таким образом,
субъект преступления должен обладать следующими общими признаками — это
должно быть вменяемое физическое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности.
Согласно устоявшейся точке зрения, вменяемостью признается способность
лица осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими3. Как известно, понятие вменяемости складывается из двух критериев:
медицинского и юридического, и для признания лица невменяемым достаточно
1
Гилязев Ф. Г. Проблемы субъективной стороны преступления (Социальнопсихологические и уголовно-правовые черты). Уфа, 1986 ; Ворошилин Е. В., Кригер Г. А. Субъективная сторона преступления. М., 1987 ; Дагель П. С., Котов Д. П. Субъективная сторона
преступления и ее установление. Воронеж, 1974 ; Кулыгин В. В. Субъективное вменение в уголовном праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994 ; Миньковский Г. М., Петелин Б. Я.
О понятии вины и проблемах ее доказывания // Гос-во и право. 1992. № 5 ; Нерсесян В. А. Неосторожные преступления (Уголовная ответственность и наказуемость) : учеб. пособие. М., 1990 ;
Петелин Б. Я. Установление субъективной стороны преступления в процессе расследования:
(Теоретические и тактико-методические аспекты) : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1992 ;
Рарог А. И. Проблемы субъективной стороны преступления : учеб. пособие. М., 1991 ; Шапиев С. М. Неосторожные преступления и их предупреждение. Махачкала, 1994 ; и др.
2
Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 30.
3
Трахтеров В. С. Вменяемость по советскому уголовному праву. Харьков, 1960. С. 70 ;
Рашковская Ш. С. Субъект преступления. М., 1960. 24 с. ; Лазарев А. М. Субъект преступления.
М., 1981. 63 с.
114
наличия хотя бы одного медицинского и хотя бы одного юридического критерия
невменяемости.
Представляется, что установление наличия данного признака особенно актуально при квалификации преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих веществ, так как лица, совершающие данные преступления, нередко
являются их потребителями.
«Например, у наркоманов в состоянии абстиненции при относительной способности осознавать общественную опасность своего деяния наблюдается расстройство волевой сферы. Так, лицо осознает, что проникает в аптеку для завладения лекарством, содержащим наркотические вещества, но не может воздержаться от совершения этих действий. В таких случаях на основании волевого
признака можно судить о наличии психологического критерия невменяемости»1.
«В период абстиненции, обусловленной прекращением приема веществ, вызывающих лекарственную зависимость (например, фенобарбитал), у лица случаются судорожные припадки, зрительные галлюцинации, разнообразные психические нарушения»2. «В таком состоянии лицо в ряде случаев не способно в полной
мере осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых
им деяний, а также руководить ими»3.
В теории советского уголовного права была распространена точка зрения о
презумпции вменяемости лица, совершившего преступление в состоянии опьянения. Так, «независимо от степени и характера опьянения, нередко приводящего к
полной потере осознания фактических обстоятельств и общественной опасности
своих действий, лицо подлежит уголовной ответственности, поскольку речь идет
о психически здоровом человеке»4. «В данном случае речь идет о случаях actio
libera in causa, где преступный результат хотя и был учинен в тот момент, когда
1
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред. Л. В. ИногамовойХегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. 2-е изд., испр. и доп. С. 212.
2
Гришко А. Я. Характеристика личности хронических алкоголиков и наркоманов. Рязань,
1991. С. 32.
3
Судебная психиатрия : учебник / под ред. Г. В. Морозова. 2-е изд. М., 1978. С. 251.
4
Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.
С. 283.
115
виновный находился в состоянии невменяемости, тем не менее его наступление
было обусловлено предшествующими осознанными действиями лица, и за развитие аномалии, вызванной антиобщественными привычками, наказание не должно
смягчаться»1.
Согласно ст. 23 УК РФ, лицо, совершившее общественно опасное деяние в
состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств
или других одурманивающих веществ, от уголовной ответственности не освобождается. Благодаря этой норме, в соответствии с содержанием которой состояние
алкогольного, наркотического или иного опьянения презюмирует полную вменяемость, влияние опьянения на состояние психической деятельности лица, совершающего общественно опасное деяние, не подвергается специальному исследованию со стороны правоохранительных органов. По существующим разъяснениям, исходя из положения ч. 3 ст. 60 УК РФ, алкогольное, наркотическое или
токсическое опьянение может учитываться судом при оценке данных, характеризующих личность подсудимого2. Согласно ч. 11 ст. 63 УК РФ, при назначении наказания суд может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических
средств или других одурманивающих веществ.
В то же время в уголовном законе содержатся понятия ограниченной вменяемости и ее уголовно-правовые последствия. На наш взгляд, исходя из смысла
ч. 1 ст. 22 УК РФ, при наличии достаточных оснований, лицо, совершившее преступление в состоянии наркотического или токсического опьянения, может быть
признано ограниченно вменяемым. Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.
Считаем, что в данном случае необходимо, прежде всего, устанавливать медицинские критерии невменяемости и разграничивать ситуации, где преступления
1
Личность преступника / под ред. Г. В. Морозова. М., 1975. С. 258.
Лебедев В. М. О некоторых вопросах назначения судами наказания // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 9. С. 4.
2
116
были совершены под эпизодическим влиянием сильнодействующего вещества и
где лицо действительно страдает заболеванием, связанным с потреблением психоактивных веществ.
Исходя из теории личности потребителей одурманивающих веществ, основоположниками которой являются Э. А. Бабаян и А. Н. Сергеев, данная категория
людей включает пять условных групп, по возрастающей: от экспериментаторов
(лица не возвращаются к этому занятию после первого знакомства с психоактивными веществами) до больных наркоманией (индивиды зависимы от потребляемых веществ не только психически, но и физически; имеют явно выраженный абстинентный синдром, проявляющийся физическими расстройствами, болевыми
ощущениями)1.
Таким образом, в случае экспериментаторов или эпизодических потребителей вряд ли возможно говорить о состояниях невменяемости, и в подобных ситуациях видится правильным применение положения ст. 23 УК РФ. В отношении
тяжелых случаев из пятой группы лиц возможно рассмотрение состояний как минимум ограниченной вменяемости, так как они действительно уже нуждаются не
только в квалифицированном лечении, но и в социальной реабилитации.
В 2011 г. в УК РФ была введена ст. 821, которая предусматривает отсрочку
отбывания наказания больным наркоманией. Так, осужденному к лишению свободы, признанному больным наркоманией, совершившему впервые преступление,
предусмотренное чч. 1 ст. ст. 228, 231 и ст. 233 УК РФ, и изъявившему желание
добровольно пройти курс лечения от наркомании, а также медико-социальную
реабилитацию, суд может отсрочить отбывание наказания в виде лишения свободы до окончания лечения и медико-социальной реабилитации, но не более чем на
пять лет. В дальнейшем, после прохождения курса лечения от наркомании и медико-социальной реабилитации и при наличии объективно подтвержденной ремиссии, длительность которой после окончания лечения и медико-социальной
1
Наркомания и незаконный оборот наркотиков. Вопросы теории и практики противодействия : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция» / Ю. М. Ермаков [и др.] ; под ред. С. Я. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008.
С. 27.
117
реабилитации составляет не менее двух лет, суд освобождает осужденного, признанного больным наркоманией, от отбывания наказания или оставшейся части
наказания.
По словам А. Н. Сергеева, «разница между наркоманией и токсикоманией в
первую очередь медико-правовая, скорее правовая. Из числа веществ или лекарственных средств, не отнесенных международным или национальным правом к
наркотическим, токсикоманию могут вызывать вещества как растительного происхождения, так и синтетического, которые в силу особенностей своего воздействия на организм человека могут вызвать патологическое привыкание»1.
По мнению Н. К. Семерневой, с медицинской точки зрения наркомания,
токсикомания и алкоголизм относятся к единому типу заболеваний: заболеваниям
пристрастия, лекарственной зависимости. Разграничиваются эти заболевания по
существу только по характеру (виду) вызывающих зависимость средств. Наркомания — зависимость от средств, в официальном порядке признанных наркотическими и взятыми под контроль. Токсикомания — зависимость от лекарственных
средств, не признанных наркотиками, а также иных, не являющихся лекарственными препаратами и не признанных наркотиками. Сходство медицинских и социальных аспектов наркомании и токсикомании позволяет говорить об их единой
юридической природе, о единстве мер борьбы и профилактики2.
Так, злоупотребление веществами, отнесенными к Списку сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного
кодекса Российской Федерации, может привести к заболеванию токсикоманией.
Согласно справочнику по психиатрии, «токсикомания — состояние временной или хронической интоксикации, вызываемой употреблением натуральных
или синтетических токсических веществ (некоторые лекарственные препараты,
пищевые и промышленные яды)»3.
1
Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ : учеб. пособие / под ред. А. Н. Сергеева. М., 2000. С. 208–209.
2
Семернева Н. К., Николаева З. А., Лиханова Е. С. Указ. соч. С. 31.
3
Справочник по психиатрии / под ред. А. В. Снежневского. М., 1974. С. 152.
118
Прежде всего, токсикоманию вызывают лекарственные препараты, не признанные наркотическими. Медики выделяют:
а) токсикомании, возникающие при злоупотреблении снотворнымибарбитуратами (производными барбитуровой кислоты);
б) лекарственную зависимость от транквилизаторов, нейролептиков и антидепрессантов — так называемую лекоманию;
в) лекарственную зависимость от стимуляторов1.
По нашему мнению, возможно расширение влияния ст. 821 УК РФ путем
добавления в диспозицию упоминания о больных токсикоманией, а также о совершении впервые преступления, предусмотренного ст. 234 УК РФ.
В то же время необходимо устанавливать именно наличие заболевания токсикоманией, что, разумеется, должно относиться к компетенции судебномедицинских экспертов. Эпизодическое потребление веществ, хотя и вызывающее физическую и психическую зависимость, но не оказывающее патологического изменения психики человека и не повлекшее заболевания наркоманией или
токсикоманией, не может рассматриваться как основание для предоставления отсрочки от отбывания наказания.
Считаем, что данная новелла положительно повлияет на снижение уровня
рецидивной преступности, связанной с употреблением подконтрольных веществ,
будет способствовать возвращению к нормальным социальным отношениям лиц,
ранее больных наркоманией или токсикоманией, и окажет иное положительное
влияние, связанное с улучшением жизни общества.
Таким образом, установление факта воздействия сильнодействующих или
ядовитых веществ, наличие заболевания токсикоманией имеет важное значение для
установления вменяемости человека и, следовательно, его виновности и факта осознания совершаемого деяния, так как «общественно опасное противоправное деяние
имеет место лишь тогда, когда лицо могло осознавать его фактический характер и
общественную опасность и могло руководить своими действиями (бездействием)»2.
1
Там же, с. 155–157.
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Марцева. С. 136.
2
119
Возраст наступления уголовной ответственности также является обязательным
признаком субъекта преступления. Закон не устанавливает каких-либо исключений в
отношении преступлений, связанных с сильнодействующими или ядовитыми веществами, поэтому, согласно ч. 1 ст. 20 УК РФ, уголовной ответственности за совершение
данных преступлений подлежит лицо, достигшее 16-летнего возраста. Считается, что
к 16 годам подросток достигает такого уровня своего психического развития, когда он
уже отчетливо осознает фактический характер и общественную опасность противоправных деяний с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
Вопросы по определению физического лица как признака субъекта преступления в следственно-судебной практике не возникают. В то же время идея о закреплении института уголовной ответственности юридических лиц неоднократно обсуждалась в теории уголовного права1. В том числе это связано с тем, что в уголовном законодательстве ряда зарубежных стран предусматривается возможность привлечения к
уголовной ответственности не только физических, но и юридических лиц. Однако это
положение не разделяется действующим российским уголовным законодательством.
Как отмечается в юридической литературе, «в основе преступления юридического лица всегда должно быть управленческое преступление физического лица — руководителя данной организации, нашедшее свое продолжение в поведении
самой организации в лице ее работников, в результате чего причиняется реальный
вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям либо создается
реальная угроза причинения такого вреда»2, что обращает внимание на специфические свойства лица, совершившего преступление. Исследуемое нами преступление
не содержит признаков специального субъекта, но путем логического толкования
ст. 234 УК РФ можно утверждать, что совершение ряда преступлений с веществами возможно только в связи с определенной деятельностью лица3.
1
Наумов А. В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике // Сов. гос-во
и право. 1991. № 2. С. 35 ; Келина С. Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового УК
РФ // Уголовное право: новые идеи. М., 1994. С. 50-60 ; Ситковский И. В. Уголовная ответственность юридических лиц : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. 205 с. ; и др.
2
Егорова Н. А. Уголовно-правовое воздействие в отношении юридических лиц (оценка
одного законопроекта). URL: http://www.crimpravo.ru/blog/1075.html.
3
Кухарук В. В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта :
дис. ... канд. юрид. наук. С. 127.
120
Так, М., будучи директором АКГУП «Фармация» Косихинского района Алтайского края, организовала незаконный сбыт сильнодействующего вещества.
Для этого она от имени возглавляемой ею организации приобретала в фирме
«Роста» в г. Барнауле сильнодействующее вещество — теофедрин-Н, который
должен отпускаться только по рецептам врачей, не ставила его на учет в организации, а передавала его своей знакомой Г., которая продавала вещество по цене
50 рублей за стандарт (при закупочной цене не более 17 рублей), полученную
прибыль они делила между собой. Суд квалифицировал действия М. только по
ч. 3 ст. 234 УК РФ как сбыт сильнодействующих веществ1.
Таким образом, признаки специального субъекта не влияют на квалификацию совершенного преступления в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, что, на наш взгляд, является некоторым недостатком законодательства в этой сфере. Теоретически организационно-правовая форма юридического лица позволяет дополнительно квалифицировать действия соответствующего должностного лица по статьям за преступления против государственной
власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления или преступления против интересов службы в коммерческих и иных
организациях, однако в изученных материалах судебно-следственной практики
такие случаи не встречались.
В то же время указанные преступления могут совершаться не только руководителем, но и сотрудниками юридического лица, наделенными правом распоряжения данными веществами, в том числе полномочиями, в которые входят выдача рецептов на такого рода вещества, проведение назначений и т. п.
Согласно исследованию С. Ю. Косарева, распространенными источниками
поступления сильнодействующих и ядовитых веществ в незаконный оборот служат
преступная деятельность фармацевтических работников, имеющих допуск к
сильнодействующим или ядовитым препаратам, а также преступные действия ме1
Архив Косихинского районного суда Алтайского края за 2006 г. Уголовное дело
№ 1-30/2006.
121
дицинских и ветеринарных работников, непосредственно занимающихся лечением больных людей и животных1.
Так, в ходе проведенного исследования было установлено, что 5,12% преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ совершены медицинскими работниками, 4,87% — это хищения из медицинских учреждений, в том числе совершенные должностными лицами данных учреждений,
13,65% преступлений совершено непосредственно в медицинских учреждениях.
Представляется вполне оправданным говорить о существовании в УК РФ
системы «профессиональных» преступлений медицинских работников, под которыми надо понимать совершенные ими в нарушение профессиональных обязанностей умышленные или неосторожные общественно опасные деяния (действия
или бездействие), причинившие вред здоровью или жизни человека либо создавшие реальную угрозу причинения такого вреда2.
Совершение лицом преступления с использованием своего служебного положения служит особо квалифицирующим признаком при незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотических средств, психотропных веществ или их
аналогов (п. «б» ч. 4 ст. 2281 УК РФ), при этом «использование своего служебного
положения предполагает, что субъект преступления может быть как должностным лицом, так и другим работником. Достаточно того, что служебное положение
позволяет этому лицу использовать его для выполнения действий, образующих
объективную сторону преступления. К таким лицам могут относиться врачи, медсестры, фармацевты, работники предприятий, производственная деятельность которых связана с наркотическими средствами или психотропными веществами.
В каждом случае необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и
обязанностей такого лица, закрепленных в законодательных и иных нормативных
правовых актах, в уставах, положениях, инструкциях и т. п., поскольку в отношении должностных лиц требуется дополнительная квалификация действий винов1
Косарев С. Ю. Указ. соч. С. 71.
Кибальник А. Г., Старостина Я. В. Актуальные проблемы уголовной ответственности
медицинских работников. М., 2006. С. 5.
2
122
ных по ст. 285 УК»1. Подавляющее большинство опрошенных нами лиц (94% сотрудников правоохранительных органов и 86% научных работников) отметили
необходимость ужесточения санкций за совершение преступлений с использованием служебного положения.
В соответствии с доктриной отечественного уголовного права, в случае, когда в статье Особенной части УК РФ оговорены особые признаки субъекта, он является специальным. Иными словами, специальным субъектом преступления выступает лицо, которое, кроме необходимых признаков общего субъекта (вменяемость и достижение определенного возраста), должно обладать еще особыми дополнительными признаками, ограничивающими возможность привлечения других
лиц к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления2. Полученные нами сведения позволяют говорить о многочисленных случаях совершения данных преступлений, связанных со спецификой деятельности подсудимых. Так, руководителями юридических лиц (в частности, индивидуальными
предпринимателями) было совершено 16,1% преступлений указанной категории;
медицинскими работниками — 15,12; спортивными тренерами — 2,93; что в совокупности составляет 34,15% от всех совершенных преступлений. Учитывая
достаточную распространенность использования служебного положения при совершении преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, а также повышенную общественную опасность данных преступлений, считаем необходимым внести изменения в ст. 234 УК РФ, установив особо
квалифицирующий признак — «совершение лицом указанных деяний с использованием своего служебного положения». Таким образом, ч. 3 ст. 234 УК РФ можно
представить в новой редакции:
«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:
а) организованной группой;
1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В. М. Лебедев.
9-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 356.
2
Павлов В. Г. Субъект преступления. СПб., 2001. С. 197–208 ; Устименко В. В. Специальный субъект преступления. Харьков, 1989. С. 8–9.
123
б) лицом с использованием своего служебного положения;
в) в отношении сильнодействующих или ядовитых веществ в особо крупном
размере, —
наказываются…»
При определении признаков субъекта данных преступлений необходимо
учитывать, что «преступление следует считать совершенным лицом с использованием своего служебного положения только тогда, когда статус служащего явился обязательным условием совершения этого преступления, так как служащий
может совершить преступление и как частное лицо»1.
Содержание субъективной стороны незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ определяется, прежде всего, наличием вины и цели,
которые имеют первостепенное значение для квалификации рассматриваемых
преступлений. Особенностью преступлений с формальным составом, к которым
относятся и преступления, предусмотренные чч. 1–3 ст. 234 УК РФ, является социальное качество самого действия, потенциал заложенной в нем общественной
опасности, достаточный для привлечения лица к уголовной ответственности независимо от последствий содеянного. Если кто-либо совершает такое действие, сознает его фактический характер и социально негативные свойства, это значит, что
он желает его совершить. Возможность совершать действия, характер которых
деятель сознает, но «не желает», исключается как по логике вещей, так и психологически2, в связи с чем субъективная сторона преступлений, указанных в чч. 1–3
ст. 234 УК РФ, характеризуется виной только в форме прямого умысла.
Как отмечает С. В. Векленко, «наиболее распространенными и опасными являются умышленные преступления. Умышленное деяние, сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность фактического
причинения этого вреда. Субъект умышленного преступления, как правило, избирает такой способ действия или бездействия, который заведомо для него направлен
1
Рясов А. В. Понятие и сущность признака «использование служебного положения» в российском уголовном праве // Юристъ-Правоведъ. 2007. № 6. С. 25.
2
Никифоров Б. С. Субъективная сторона в «формальных» преступлениях // Сов. гос-во и
право. 1971. № 3. С. 115–118.
124
на причинение вреда»1. Таким образом, виновное лицо сознает общественную
опасность своих действий по изготовлению, приобретению, хранению, перевозке
или сбыту сильнодействующих или ядовитых веществ либо по сбыту оборудования для их изготовления или переработки и желает совершить эти действия.
Осознание опасности названных деяний предполагает понимание того, что
неконтролируемый оборот сильнодействующих или ядовитых веществ способен
привести к причинению вреда здоровью лиц при их потреблении, а нередко чревато летальным исходом. Находящиеся в нелегальном обороте указанные препараты могут быть использованы при совершении тяжких и особо тяжких преступлений — убийств, разбойных нападений, террористических актов и др. Но, несмотря на это, правонарушитель осуществляет данные действия, преследуя при
этом, как правило, цель извлечения прибыли2.
По смыслу действующей редакции чч. 1–3 ст. 234 УК РФ обязательным
признаком субъективной стороны анализируемого состава является цель сбыта
изготовленных, приобретенных, хранящихся, перевозимых или пересылаемых
веществ. Именно эта цель, способствующая распространению веществ среди населения, характеризует высокую степень общественной опасности перечисленных
действий. Если лицо совершает указанные действия для своего употребления, в
таком случае отсутствует состав преступления, предусмотренный чч. 1–3 ст. 234
УК РФ. Кроме того, необходимым условием субъективной стороны преступления
выступает осознание лицом, что вещество сильнодействующее или ядовитое.
Так, с прямым умыслом совершает преступления работник аптеки, продающий сильнодействующие вещества без рецепта. Поскольку фармацевты и
провизоры имеют специальное образование, то, соответственно, они представляют, в чем выражается действие сильнодействующих веществ на организм человека, осведомлены об их возможном использовании не по назначению, а также зна1
Векленко С. В. Законодательное определение умышленной вины нуждается в совершенствовании // Уголовное право. 2003. № 1. С. 15.
2
Байдин А. Н. О содержании субъективной стороны преступления, предусмотренного
ст. 234 УК РФ («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта») // Рос. следователь. 2011. № 13. С. 21–23.
125
ют о наличии списка сильнодействующих веществ, сбыт которых без рецепта является преступлением. Следовательно, продавая сильнодействующие препараты
без рецепта, т. е. без назначения врача, они осознают, что употребление этих препаратов без назначения врача причинит вред здоровью лиц, их приобретающих,
а также сознают неизбежность наступления негативных последствий. Если они
осознают неизбежность наступления этих последствий, то, соответственно, желают наступления подобных последствий. Как известно, желаемыми являются не
только те последствия, которые приятны виновному, доставляют ему внутренне
удовлетворение, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном
отношении к ним со стороны виновного представляются ему, тем не менее, нужными или неизбежными на пути удовлетворения потребности, ставшей побудительной причиной к действию1.
Из 14 изученных нами решений суда по фактам сбыта сильнодействующих
веществ через аптеки в 11 случаях были вынесены обвинительные приговоры в
особом порядке без проведения судебного разбирательства. В одном случае суд
принял решение об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), когда подсудимые признавали свою вину,
согласившись с предъявленным обвинением. Во всех перечисленных случаях суды исходили из того, что работник аптеки, будучи лицом, в силу своего служебного положения, осведомленным о запрете реализовывать лекарственный препарат, содержащий сильнодействующие вещества, без рецепта и назначения врача,
осознанно продал его в нарушение установленных законодательством правил.
В то же время существенное значение должно придаваться изучению тех
обстоятельств, под воздействием которых сформировался умысел. Так, результаты оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями
закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот
сильнодействующих или ядовитых веществ, сформировавшегося независимо от
1
Рарог А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2002. С. 85.
126
деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния1. Кроме того, отмечается, что необходимым условием субъективной стороны преступления является осознание лицом, что вещество сильнодействующее или ядовитое2.
Так, Приобским районным судом г. Бийска С. была оправдана по одному
эпизоду сбыта биологически активной добавки, содержащей сильнодействующее
вещество. Суд указал, что субъективная сторона указанного состава преступления
характеризуется виной в виде прямого умысла, однако в судебном заседании не
добыто достаточных доказательств того, что на момент продажи 7 мая 2008 г. С.
было достоверно известно о том, что биологически активные добавки в виде капсул для похудения китайского производства содержат в своем составе сильнодействующее вещество — сибутрамин, а также что свободный оборот такого рода
веществ запрещен, так как уведомление о содержании в данных добавках сибутрамина было получено ею 14 мая 2008 г. Поэтому считать, что С. действовала с
прямым умыслом, нельзя3.
В следственно-судебной практике вопрос об установлении цели сбыта при
изготовлении, приобретении, хранении, перевозке сильнодействующих или ядовитых веществ также представляет значительные трудности.
Единственные разъяснения по этому вопросу, и то касающиеся наркотических средств и психотропных веществ, содержатся лишь в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам
о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными,
сильнодействующими и ядовитыми веществами». Так, согласно п. 13 указанного
постановления, «об умысле на сбыт… могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка
1
Федоров А. В. Указ. соч. С. 11–21.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В. М. Лебедев.
9-е изд., перераб. и доп.
3
Архив Приобского районного суда г. Бийска Алтайского края за 2009 г. Уголовное дело
№ 1-213/2009.
2
127
лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т. п.»1.
На наш взгляд, вряд ли можно в полной мере применять данные положения
постановления Пленума к сильнодействующим и ядовитым веществам. Так, с одной стороны, нельзя говорить о таких признаках, как «приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим», например, в отношении ядовитых веществ, с другой — «их количество (объем),
размещение в удобной для сбыта расфасовке» также не могут предоставить сведений об умысле на совершение преступления вследствие большой токсичности
уже малой дозы вещества. Установить наличие соответствующей договоренности
с потребителями также не представляется возможным в связи с готовностью лица
сбыть вещество неопределенному кругу лиц, например с использованием сети
Интернет.
И напротив, сбытом сильнодействующих веществ, относящихся к анаболическим стероидам, занимаются, как правило, лица, сами потребляющие такого рода
вещества ввиду профессиональной деятельности. Выступление на различных соревнованиях, наличие соответствующего круга общения среди профессиональных
спортсменов и «новичков», заинтересованных в приобретении соответствующих
веществ, может предопределять занятие преступной деятельностью.
В то же время полученные нами сведения позволяют говорить о следующей
закономерности. Так, задержание за сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ в 61,32% случаев повлекло изъятие у лица значительного размера вещества.
Причем во многих случаях фактический вес изъятого в десятки раз превышал
нормативно установленный крупный размер. Исходя из установленных объективных признаков, лица занимались распространением указанных веществ. В таких
случаях их действия были квалифицированы в том числе как незаконное приобретение и хранение в целях сбыта изъятого вещества. Итак, объективные данные о
приготовлении или наличии покушения на незаконный сбыт позволяли вести речь
1
Рос. газета. 2006. 28 июня.
128
о начале развития преступной деятельности в своем субъективном проявлении.
Вместе с тем при определении признаков субъективной стороны суды исходили и
из предмета преступления, деяния с которым, помимо незаконного сбыта, могут
носить и законный характер.
Кроме того, было установлено, что по 5,36% изученных нами дел судами
выносились оправдательные приговоры в части изготовления, приобретения, хранения и перевозки сильнодействующих или ядовитых веществ (диаграмма 6
прил. 2). Мотивируя принятое решение, суд указывал, что ответственность наступает лишь при совершении вышеназванных деяний в целях сбыта данных веществ, но так как цели сбыта по делу не установлено, суд полагал, что в действиях подсудимого отсутствует состав инкриминируемого преступления1.
В подобных случаях заявление лица о том, что он не имел умысла на сбыт
веществ рассматриваемой категории, так как они предназначались для личного
употребления, на наш взгляд, необоснованно освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за умышленное совершение деяний, отличающихся повышенной общественной опасностью и представляющих серьезную угрозу здоровью граждан. В то же время сложно представить, что, например, 30 г ядовитого
вещества «экстракт чилибухи» предназначалось для личного употребления, однако подобное заявление послужило основанием для оправдания двух лиц, которым
вменялись приобретение и хранение в целях сбыта этого вещества2.
Вместе с тем практика правоохранительных органов показывает, что незаконное владение таких предметов может быть связано с их потреблением самим
лицом, последующим потреблением другими лицами, возможным сбытом при
сформировавшемся умысле, утратой и приобретением другими лицами, возможностью использования их в качестве средства совершения иного преступления.
Необходимо отметить, что в ряде иных статей УК РФ, регламентирующих ответственность за незаконный оборот предметов, имеющих ограничения в обращении,
отсутствует указание на цель сбыта.
1
См., напр.: Архив Центрального районного суда г. Омска за 2009 г. Уголовное дело
№ 1-194/2009.
2
Архив суда общей юрисдикции Железнодорожного района г. Новосибирска за 2009 г.
Уголовное дело № 1-271/09.
129
Таким образом, более эффективной, с нашей точки зрения, мерой борьбы с
незаконным оборотом данных веществ стало бы конструирование уголовной ответственности за незаконные изготовление, приобретение, хранение, пересылку,
перевозку сильнодействующих и ядовитых веществ независимо от цели сбыта
этих предметов, для чего следует внести редакционные изменения в ст. 234 УК
РФ и исключить из названия и диспозиции ст. 234 УК РФ слова «в целях сбыта».
Такое предложение согласуется и с необходимостью унификации законодательства о незаконном обороте специфических предметов преступления, посягающих на здоровье населения, а также с тем, что альтернативные действия, указанные в ст. 234 УК РФ, при неустановлении цели сбыта не могут привести к
привлечению к уголовной ответственности.
130
ГЛАВА 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКИ
ПРИМЕНЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ НОРМЫ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ
И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ
§ 1. Меры по совершенствованию практики применения уголовно-правовой
нормы об ответственности за незаконный оборот сильнодействующих
и ядовитых веществ
Совершение любого из названных в ч. 1 ст. 234 УК РФ действий служит основанием для привлечения к уголовной ответственности только в том случае, если они имеют незаконный характер, осуществляются в нарушение законодательства Российской Федерации. Очевидно, что существование незаконного оборота
указанных веществ предполагает наличие условий законного совершения тех же
действий, так как далеко не все сильнодействующие и ядовитые вещества полностью запрещены в гражданском обороте. «При этом для определения противоправности деяния важно уяснить, при каких условиях указанные действия носят
незаконный характер и каковы критерии их отграничения от аналогичных по содержанию действий, имеющих легитимный (законный) характер»1.
Установление законности или незаконности оборота веществ является основной проблемой судебно-следственной практики, так как при квалификации
деяний лица в первую очередь необходимо определить, требования каких именно
нормативных правовых актов были нарушены и, соответственно, ответить на вопрос: «Имеются ли в деяниях лица признаки состава преступления?»
Как отмечал Е. Л. Харьковский, «незаконность указанных действий означает, что лицо совершает их помимо установленных правил или без соответствующего разрешения»2. Соглашаясь с данной точкой зрения, необходимо отметить,
что сфера легального использования веществ очень широка и разнообразна. Пра1
Федоров А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот сильнодействующих
или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) // Наркоконтроль. 2007. № 1. С. 13.
2
Харьковский Е. Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических
средств или психотропных веществ. М., 2003. С. 152.
131
вила и разрешения их легального оборота определяются нормативными правовыми актами совершенно разных источников. Характер использования данных веществ в незаконном обороте зависит от химических свойств, которыми предопределяется их нелегальное применение.
Так, легальный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ, являющихся лекарственными средствами, регулируется Федеральным законом «Об обращении лекарственных средств»1. Он определяет основные понятия в данной отрасли, в частности под обращением лекарственных средств понимаются разработка, доклинические исследования, клинические исследования, экспертиза, государственная регистрация, стандартизация и контроль качества, производство, изготовление, хранение, перевозка, ввоз в Российскую Федерацию, вывоз из Российской Федерации, реклама, отпуск, реализация, передача, применение, уничтожение лекарственных средств. Как видно, в понятие оборота здесь входят различные
действия, некоторые из них также имеются в диспозиции ст. 234 УК РФ.
В соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности»2, фармацевтическая деятельность, производство лекарственных средств, медицинская деятельность относятся к лицензируемым видам деятельности, так как их осуществление может повлечь нанесение ущерба жизни и
здоровью граждан и регулирование которых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензированием.
Соответственно, если осуществляются указанные в ч. 1 ст. 234 УК РФ виды
оборота лекарственных средств, относящихся к сильнодействующим или ядовитым веществам, без наличия лицензии на их производство либо изготовление или
торговлю ими, можно констатировать наличие соответствующего признака объективной стороны состава преступления. Если же лицензия имеется, то действия
по производству и изготовлению и торговле носят законный характер. При этом
1
Об обращении лекарственных средств : федеральный закон от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ :
в ред. Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 184-ФЗ // Рос. газета. 2010. 14 апр. ; 2013.
10 июля.
2
О лицензировании отдельных видов деятельности : федеральный закон от 4 мая 2011 г.
№ 99-ФЗ : в ред. Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 184-ФЗ // Там же. 2011. 6 мая ; 2013.
10 июля.
132
какой-то специальной лицензии на сильнодействующие или ядовитые вещества
не требуется, достаточно общей лицензии на право осуществления производства
лекарственных средств или фармацевтическую деятельность1.
Так, Первомайским районным судом г. Новосибирска гр. З. был осужден по
ч. 1 ст. 234 УК РФ, который, будучи директором ЗАО «Союзхимпром», незаконно, т. е. не имея лицензии на осуществление фармацевтической деятельности,
в том числе деятельности, связанной с оборотом лекарственных средств — сильнодействующих веществ, приобретал, хранил и сбывал сильнодействующее вещество и лекарственное средство — медицинский (этиловый) эфир для наркоза2.
Действия лиц, не являющихся врачами, не имеющих лицензии на медицинскую деятельность и осуществляющих медицинскую деятельность с применением
сильнодействующих веществ, также могут рассматриваться как преступления,
описанные в ст. 234 УК РФ. Правоохранительными органами наработана определенная практика по выявлению и документированию незаконного сбыта сильнодействующих веществ медицинскими работниками, которые, не имея специального разрешения (лицензии) на осуществление медицинской деятельности, на дому за денежное вознаграждение выводят из состояния абстинентного синдрома
лиц, страдающих алкогольной или наркотической зависимостью путем внутривенного и внутримышечного введения (капельница, инъекция) лекарственных
средств, являющихся сильнодействующими веществами.
Согласно приказу Министерства здравоохранения и социального развития
«О порядке назначения и выписывания лекарственных средств, изделий медицинского назначения и специализированных продуктов лечебного питания»3, назначение лекарственных средств при амбулаторно-поликлиническом и стационарном
лечении в лечебно-профилактическом учреждении (медицинской организации),
1
Федоров А. В. Указ. соч. С. 15.
Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска за 2007 г. Уголовное дело № 1182/2007.
3
О порядке назначения и выписывания лекарственных препаратов, изделий медицинского
назначения и специализированных продуктов лечебного питания : приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 февраля 2007 г. № 110 :
в ред. приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации
от 26 февраля 2013 г. № 94н // Рос. газета. 2007. 15 мая ; 2013. 3 июля.
2
133
независимо от организационно-правовой формы, производится врачом, непосредственно осуществляющим ведение больного, в том числе частнопрактикующим,
имеющим лицензию на медицинскую деятельность, выданную в установленном
порядке. При оказании скорой и неотложной медицинской помощи лекарственные средства назначаются врачом выездной бригады скорой медицинской помощи или врачом отделения неотложной помощи (помощи на дому) амбулаторнополиклинического учреждения1. Таким образом, в действиях лиц, не являющихся
врачами, не имеющих лицензии на медицинскую деятельность и осуществляющих медицинскую деятельность с применением сильнодействующих веществ,
усматриваются признаки преступления, указанного в ст. 234 УК РФ.
В зависимости от обстоятельств дела незаконное обращение лекарственных
средств может включать в себя и ряд иных преступлений, в частности: нарушение
изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций (ст. 199 УК РФ); сокрытие денежных средств
либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 1992 УК РФ);
незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта
(ст. 234 УК РФ); производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ); нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов (ст. 247 УК РФ), а также преступлений против порядка управления, в частности: похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия (ст. 325 УК РФ); подделку, изготовление или сбыт поддельных документов,
государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК РФ)2.
Деятельность, связанная с оборотом пищевых и биологически активных добавок, регулируется Федеральным законом от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ «О каче1
Там же.
Марцев А. И., Юркина Т. П. Совершенствование уголовной ответственности за незаконное обращение лекарственных средств // Научный вестник Омской академии МВД России.
2012. № 1(44). С. 19–23.
2
134
стве и безопасности пищевых продуктов»1. В отличие от лекарственных средств,
согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 1 декабря
2009 г. № 9822 предусмотрена обязательная декларация соответствия — подтверждение качества БАД непосредственно производителем. Исходя из ч. 3
ст. 20 Федерального закона «О техническом регулировании»3 принятие декларации о соответствии (декларирование соответствия) является одной из форм обязательного подтверждения соответствия продукции или иных объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров.
Таким образом, биологически активные добавки к пище подлежат обязательному подтверждению соответствия в форме декларирования. В своей деятельности фирмы-производители информируют своих клиентов о проведении
обязательного подтверждения соответствия в форме принятия декларации на серийный выпуск своего ассортимента продукции. Копиями деклараций сопровождается вся отгружаемая продукция.
Согласно СанПиН 2.3.2.1290-03 «Гигиенические требования к организации
производства и оборота биологически активных добавок к пище (БАД)»4, розничная торговля БАД может осуществляться только через аптечные учреждения (аптеки, аптечные магазины, аптечные киоски и др.), специализированные магазины
по продаже диетических продуктов, продовольственные магазины (специальные
отделы, секции, киоски).
1
О качестве и безопасности пищевых продуктов : федеральный закон от 2 января 2000 г.
№ 29-ФЗ : в ред. Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 248-ФЗ // Рос. газета. 2000. 10 янв. ;
2011. 22 июля.
2
Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации,
и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме
принятия декларации о соответствии : постановление Правительства Российской Федерации от
1 декабря 2009 г. № 982 : в ред. постановления Правительства Российской Федерации от
4 марта 2013 г. № 182 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 50,
ст. 6096. С. 15367–15449 ; 2013. № 10, ст. 1032. С. 2312–2313.
3
О техническом регулировании : федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ :
в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 396-ФЗ // Рос. газета. 2002. 31 дек. ; 2013.
30 дек.
4
О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН
2.3.2.1290-03 : постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 17 апреля 2003 г. № 50 // Там же. 2003. 5 июня.
135
В то же время качество БАД проверяется только при производстве, чем часто пользуются недобросовестные производители, нарушая технологию и рецептуру. Кроме того, не являются обязательными клинические исследования применения и действия БАД. Все вышеперечисленное в сумме с недостоверной (а нередко
и агрессивной) рекламой создает благоприятную почву для махинаций и обмана
при производстве и продаже БАД.
В
соответствии
со
ст. 15
Федерального
закона
«О
санитарно-
эпидемиологическом благополучии населения»1, пищевые продукты должны
удовлетворять физиологическим потребностям человека и не должны оказывать
на него вредного воздействия, в том числе создающего угрозу жизни или здоровью человека. Именно такое воздействие оказывает немедицинское потребление
сильнодействующих и ядовитых веществ.
Произведенные БАД должны отвечать нормативным требованиям качества
и безопасности. Содержание токсичных элементов (свинец, кадмий, мышьяк,
ртуть), пестицидов (гексахлорциклогексан, ДДТ и его метаболиты, гептан, алдрин), радионуклидов (цезий-137, стронций-90), а также микробиологические показатели (КМАФАнМ, БГКП, Escherichia coli, патогенные микроорганизмы,
в том числе сальмонеллы) не должны превышать максимально допустимых
уровней согласно методическим указаниям 2.3.2.721-98 «Определение безопасности и эффективности биологически активных добавок к пище» 2 и СанПиН
2.3.2.1078-01 «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности
пищевых продуктов»3.
1
О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения : федеральный закон от
30 марта 1999 г. № 52-ФЗ : в ред. Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 246-ФЗ // Рос. газета. 1999. 6 апр. ; 2013. 26 июля.
2
2.3.2. Пищевые продукты и пищевые добавки. Определение безопасности и эффективности биологически активных добавок к пище : методические указания МУК 2.3.2.721-98 : утв.
Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 15 октября 1998 г. //
Библиотека «Российской газеты». 2002. № 4.
3
О введении в действие санитарных правил : постановление Главного государственного
санитарного врача Российской Федерации от 7 сентября 2001 г. № 23 : в ред. постановления
Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 3 мая 2007 г. № 26 //
Рос. газета. 2001. 10 окт. ; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной
власти. 2007. № 25.
136
Например, Ленинским районным судом г. Барнаула гр. Ф. была осуждена по
ч. 3 ст. 234 УК РФ. Согласно приговору суда, Ф., не будучи индивидуальным предпринимателем и не имея в нарушение ст. 34 Федерального закона от 22 июня
1998 г. «О лекарственных средствах» лицензии на осуществление фармацевтической деятельности, по месту своего проживания незаконно хранила биологически
активные добавки к пище, содержащие сильнодействующее вещество — сибутрамин в крупном размере для последующего незаконного сбыта заранее подысканным покупателям, не прошедшие в нарушение ст. ст. 10, 17 Федерального закона
от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий» государственной регистрации, не соответствующие государственным
санитарно-эпидемиологическим
правилам,
а
также
требованиям
ст. ст. 15, 16 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Кроме того, суд указал на нарушение постановления Правительства РФ от 17 апреля 2003 г. № 50 «О введении в действие санитарноэпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.3.2.1290-03», которые устанавливают требования, обязательные для исполнения при разработке и производстве БАД, их ввозе, хранении, транспортировке и реализации на территории Российской Федерации1.
Таким образом, БАД и пищевые добавки не должны содержать сильнодействующих и ядовитых веществ, в ином случае оборот таких веществ незаконен и
подпадает под действие ст. 234 УК РФ.
Определение законности оборота иных сильнодействующих веществ, не относящихся к БАД, лекарственным средствам и используемых как химические вещества в производственных и бытовых целях, считается спорным в юридической
практике. По мнению М. И. Милушина, «что касается вопроса осуществления
деятельности с сильнодействующими и ядовитыми веществами вне фармацевтической или медицинской деятельности, то есть с веществами, не являющимися
лекарствами, то непонятно, на каком основании на практике молчаливо предполагалось (и, на наш взгляд, до сих пор предполагается), что такая деятельность тре1
Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2010 г. Дело № 1-364/2010.
137
бует какого-то специального разрешения. В связи с этим необходимо отметить,
что никаких ограничений на такую деятельность действующее законодательство
не налагает»1.
А. В. Федоров констатирует, что «квалифицировать деяния с такими веществами по чч. 1–3 ст. 234 УК РФ как незаконные во многих случаях не представляется возможным в связи с тем, что на данный момент отсутствуют основные нормативные правовые акты, регламентирующие законный оборот таких веществ»2.
В то же время судами различных инстанций неоднократно рассматривались
подобные уголовные дела с вынесением обвинительных приговоров. Особый интерес представляет уголовное дело в отношении А., рассмотренное в Новосибирске в 2007 г. и получившее широкий общественный резонанс3.
Так, А., будучи директором ООО «Химснаб», хранила на складе предприятия в целях последующей реализации сильнодействующее вещество — толуол в
количестве 2685 кг4. Судом было установлено, что в нарушение требований
ст. ст. 2, 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116 «О промышленной
безопасности опасных производственных объектов» А. не зарегистрировала в государственном реестре опасных производственных объектов указанный склад и
не оформила лицензию на осуществление конкретного вида деятельности ООО
«Химснаб» с сильнодействующим веществом — толуолом, что исключало проведение проверок со стороны МТУ Ростехнадзора по Сибирскому федеральному
округу. Действия А. были квалифицированы по ч. 3 ст. 234 УК РФ как незаконное
хранение в целях сбыта сильнодействующего вещества — толуола в крупном
размере5.
1
Милушин М. И. Правовое регулирование хозяйственного оборота прекурсоров, сильнодействующих, ядовитых и одурманивающих веществ // Медицинское право. 2009. № 1. С. 24.
2
Федоров А. В. Указ. соч. С. 16.
3
Фемида ставит опыты. Торговцы химикатами спорят с наркополицейскими // Рос. газета — Сибирь. 2007. 14 нояб. ; За что осудили директора химпредприятия? [Электронный ресурс] // Новосибирская МЕТРО-ГАЗЕТА. 2007. 14 нояб. URL: http://www.metronsk.ru/nsk/568 ;
Химический ожог репутации. URL: http://old.fedpress.ru/page_71934.html ; и др.
4
В 2006–2007 гг. вещество «толуол» находилось в списке сильнодействующих веществ.
5
Архив Ленинского районного суда г. Новосибирска за 2007 г. Дело № 1-40/07.
138
В дальнейшем на приговор последовала кассационная жалоба. Стороной
защиты было указано, что, квалифицируя действия А., суд не учел, что оборот
сильнодействующих веществ не урегулирован федеральным законодательством
или какими-либо подзаконными актами, соответственно, А. не должна была
оформлять отдельную лицензию на осуществление деятельности с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
В кассационном определении суд указал, что прав на совершение какихлибо действий в отношении сильнодействующего вещества — толуола у А. не
было. В соответствии со ст. 12 Конвенции Организации Объединенных Наций
«О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных
веществ», стороны, т. е. государства, вправе контролировать при помощи лицензий предприятия, требовать от лицензиатов получения разрешения на осуществление операций (изготовление, распространение) с веществами, не перечисленными в Приложениях. Отнесение толуола к прекурсорам и сильнодействующим
веществам не опровергает вывод суда о том, что толуол — это сильнодействующее вещество, поскольку вид вещества определен экспертным заключением, а в
связи с опасностью вещества компетентными органами приняты различные меры
контроля. Согласно ГОСТ 14710-78, толуол нефтяной относится к числу пожаро-,
взрывоопасных продуктов (п. 2.3), токсичных продуктов третьего класса опасности, а пары толуола при высоких концентрациях действуют наркотически (п. 2.1).
Выводы суда о том, что в соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» А. не приняла мер к лицензированию
деятельности, связанной с оборотом указанного вещества, в нарушение требований ст. ст. 2, 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116 «О промышленной
безопасности опасных производственных объектов», не зарегистрировала в государственном реестре опасных производственных объектов склад, где хранились
указанные вещества, были признаны верными, а доводы жалобы о том, что на толуол не требовалось лицензии, несостоятельными.
Исходя из количества хранимого в целях сбыта сильнодействующего вещества, исчисляемого в тоннах, учитывая свойства толуола, указанные в ГОСТе
139
14710-78 (пожаро-, взрывоопасность, токсичность), принимая во внимание мнение Федерального государственного учреждения здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Новосибирской области» об опасности толуола для здоровья человека при превышении максимальной разовой концентрации, исчисляемой
в мг/л, следует отметить, что «крупный размер» полностью нашел свое подтверждение. На основании изложенного суд постановил приговор в отношении А. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката — без удовлетворения1.
Аналогичная позиция суда изложена и в приговоре в отношении М., где
предметом преступления послужило сильнодействующее вещество — хлороформ2. В приговоре суд не ссылался на нормы, которые были нарушены в результате незаконного оборота вещества, а указал лишь на то, что хлороформ
включен в Список сильнодействующих веществ и может нанести ущерб здоровью граждан.
Подобное решение имеется и в приговоре в отношении З. и К., чьи действия
квалифицированы судом по ч. 3 ст. 234 УК РФ как незаконное хранение в целях
сбыта сильнодействующего вещества — хлороформа, в крупном размере, группой
лиц по предварительному сговору3. Каких-либо разрешений на законный оборот в
указанных случаях не имелось, подсудимые являлись частными лицами, чья деятельность не была связана с оборотом сильнодействующих веществ и возможностью их использования по назначению.
Таким образом, при вынесении приговоров суды руководствуются двумя
основными критериями — правовым и медицинским: наличием вещества в Списках и возможностью оказывать токсическое действие на организм. Незаконность
действий в данном случае выражается в отсутствии лицензии на осуществление
деятельности с опасными производственными объектами.
Свободный оборот ядовитых веществ запрещен Указом Президента Российской Федерации от 22 февраля 1992 г. № 179 «О видах продукции (работ,
1
Архив Новосибирского областного суда за 2007 г. Дело № 22-4800/2007.
Архив Советского районного суда Нижнего Новгорода за 2009 г. Дело № 1-281/09.
3
Архив Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга за 2010 г. Дело № 1-15793/10.
2
140
услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена»1.
Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 10 декабря
1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена»2, яды, как и сильнодействующие и ядовитые лекарственные средства, входят в перечень продукции, поставки которой осуществляются потребителям, имеющим разрешение на ее применение в Российской Федерации. Тем самым на оборот ядовитых веществ требуется специальное разрешение в
зависимости от деятельности, где они используются легально.
Так, И. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 УК РФ за сбыт ртути. В приговоре суд указал, что, согласно заключению эксперта, изъятое вещество является
ртутью металлической, которая относится к 1-му классу токсичности в соответствии с ГОСТ 12.1007-76 «Вредные вещества. Классификация и общие требования
безопасности»3, и отнесена к ядовитым веществам. В то же время суд не ссылался
на нормы, которые были нарушены в результате незаконного оборота вещества4.
В отдельных случаях порядок оборота вещества может быть закреплен и
другими нормативными актами. Так, к ядовитым отнесено вещество «спирт этиловый синтетический, технический и пищевой, непригодный для производства
алкогольной продукции». Согласно Федеральному закону «О государственном
регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной
1
О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена : указ Президента Российской Федерации от 22 февраля 1992 г. № 179 : в ред.
Указа Президента Российской Федерации от 30 декабря 2000 г. № 2111 // Ведомости Совета народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992.
№ 10, ст. 492 ; Рос. газета. 2001. 5 янв.
2
О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена : постановление Правительства Российской Федерации от 10 декабря 1992 г. № 959 :
в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 16 декабря 1995 г. № 1238 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 25, ст. 2217 ; Рос.
газета. 1996. 20 февр.
3
Система стандартов безопасности труда. Вредные вещества. Классификация и общие
требования безопасности [Электронный ресурс] : межгосударственный стандарт ГОСТ
12.1.007-76 : утв. постановлением Госстандарта СССР от 10 марта 1976 г. № 579. Доступ из
справ.-правовой системы «Гарант».
4
Архив Кировского районного суда г. Омска за 2011 г. Дело № 1-681/2011.
141
продукции»1, в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, экономических интересов Российской Федерации, обеспечения
безопасности указанной продукции, нужд потребителей в ней, а также в целях
контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области осуществляются государственное регулирование производства и оборота
этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и ограничение
потребления (распития) алкогольной продукции.
Так, в приговоре в отношении С., осужденной по ч. 1 ст. 234 УК РФ за незаконные приобретение, хранение и сбыт указанного ядовитого вещества под видом
питьевого спирта, суд указал, что С. были нарушены нормы ст. 3 Федерального
закона «О качестве и безопасности пищевых продуктов», согласно которому в
обороте не могут находиться пищевые продукты, не соответствующие требованиям нормативных документов, не имеющие удостоверения качества и безопасности, подтверждающих их происхождение, а также нормы иных статей указанного
Закона, ст. ст. 11, 16–26 Федерального закона «О государственном регулировании
производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», согласно которым розничная продажа алкогольной продукции осуществляется
только организациями и запрещаются хранение в целях сбыта и розничная продажа этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции без надлежащей лицензии, сертификата соответствия, других сопроводительных документов, удостоверяющих легальность их производства и оборота, продажа этилового
спирта, произведенного из непищевого сырья или денатурирующего вещества, без
вышеуказанной разрешительной документации. В ходе проведенных судебных
экспертиз было установлено, что жидкость не соответствует требованиям ГОСТ
Р 51652-2000 «Спирт этиловый ректификованный из пищевого сырья. Технические условия», предъявляемым к безопасности продукции, так как содержит по1
О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной
продукции : федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ : в ред. Федерального закона от
23 июля 2013 г. № 232-ФЗ // Рос. газета. 1995. 29 нояб. ; 2013. 26 июля.
142
сторонний компонент — диэтилфталат, для производства алкогольной продукции
не пригодна1. В зависимости от наличия денатурирующих добавок, выявленных в
результате исследований, жидкость может не соответствовать требованиям различных ГОСТ (например, ГОСТ Р 51723-2001 «Спирт этиловый питьевой 95процентный. Технические условия», ГОСТ Р 51786-2001 «Водка и спирт этиловый из пищевого сырья. Газохроматографический метод определения подлинности»), однако судом признается, что жидкость не отвечает требованиям безопасности при употреблении в пищевых целях, а следовательно, относится к ядовитым веществам2.
Вместе с тем «анализ судебной практики свидетельствует, что суды при
разрешении уголовных дел о преступлениях указанной категории в основном
правильно применяют положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, руководствуясь при этом разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.
№ 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами”... Вместе с тем в практике рассмотрения судами таких дел не всегда правильно устанавливаются признаки состава преступления, возникают трудности,
например, в правовой оценке действий лиц, являющихся посредниками в приобретении или сбыте наркотических средств, в оценке содеянного как оконченного
либо неоконченного преступления…»3.
Пленум указывает, что «в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, осуществляется в ходе проверочной
1
Архив Сретенского районного суда Забайкальского края за 2010 г. Дело № 1-76/2010.
Архив Партизанского районного суда Красноярского края за 2010 г. Дело № 1-16/2010,
№ 1-17/2010 ; Архив Сретенского районного суда Забайкальского края за 2009 г. Дело № 1-27-2009.
3
Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ
[Электронный ресурс] : утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня
2012 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
2
143
закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с последующими
изменениями) “Об оперативно-розыскной деятельности”, содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 2281 УК РФ,
поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства, психотропного вещества или растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, из незаконного оборота»1.
В ходе изучения уголовных дел нами было установлено, что при квалификации деяний с сильнодействующими и ядовитыми веществами следственные органы нередко отступают от данного указания Пленума Верховного Суда РФ, видимо, считая, что оно распространяется только на действия по сбыту наркотических средств и психотропных веществ.
На наш взгляд, такие действия нельзя признать верными, так как в указанных случаях элементы и признаки общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, свидетельствуют о наличии состава неоконченного преступления. Несмотря на то что лицо, сбывающее сильнодействующие или ядовитые вещества, действует с прямым умыслом и его действия посягают на объект
уголовно-правовой охраны, вред объекту преступного посягательства не причиняется в результате дальнейшего изъятия данных веществ. Фактически преступление не доводится до конца, в том числе по независящим от воли виновного обстоятельствам. В то же время лицо, выступающее в качестве покупателя в ходе
оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», не становится владельцем и не может распоряжаться веществом по своему усмотрению,
т. е. фактически распространение данного вещества не происходит, оно изымается
из оборота. Таким образом, именно объективные признаки, а не характеристика
предмета преступного посягательства являются определяющими при квалификации указанных действий.
1
О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 : в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31 // Рос. газета. 2006.
28 июня ; 2010. 30 дек.
144
Верховным Судом Российской Федерации в обзоре судебной практики приведены примеры квалификаций действий лица как покушения на незаконный
сбыт наркотических средств и при отсутствии проведения оперативно-розыскного
мероприятия «проверочная закупка», «когда лица задерживались сотрудниками
оперативных подразделений при попытке осуществить незаконный сбыт наркотического средства после того, как перебросили такое средство через ограждение
колонии, подобные действия квалифицировались судами как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, поскольку подсудимые фактически выполнили умышленные действия, непосредственно направленные на сбыт, но преступления не были доведены до конца по независящим от них обстоятельствам»1.
Ошибочная квалификация действий обвиняемых в незаконном сбыте сильнодействующих или ядовитых веществ, допущенная на предварительном следствии, устраняется, как правило, на стадии судебного разбирательства.
Так, В., работая провизором аптечного пункта ООО «Вита», в нарушение
установленного порядка умышленно, без соответствующего рецепта путем продажи незаконно сбыла покупателю в ходе оперативно-розыскного мероприятия
«проверочная закупка» лекарственный препарат «Линдакса», содержащий сильнодействующее вещество — сибутрамин. На стадии предварительного следствия
действия В. были квалифицированы как оконченное преступление по ч. 3 ст. 234
УК РФ. Суд, признавая вину подсудимой, переквалифицировал ее действия на
ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 234 УК РФ как покушение на незаконный сбыт сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, так как преступление не было доведено до конца по независящим
от этого лица обстоятельствам. В. умышленно, осознавая незаконность своих действий, передала в целях сбыта путем продажи вещество, содержащее сильнодействующее вещество — сибутрамин, С. и получила от нее деньги. Преступление не
было доведено до конца по независящим от В. обстоятельствам, поскольку пере1
Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ
[Электронный ресурс] : утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня
2012 г.
145
дача сильнодействующих веществ происходила при проведении сотрудниками
УФСКН РФ по Омской области оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», вследствие чего сильнодействующее вещество было изъято из незаконного оборота1.
Анкетирование сотрудников правоохранительных органов и научных работников показало, что большинство опрошенных (78 и 71% соответственно) считают верной квалификацию сбыта веществ в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» как покушение на преступление именно по этому
основанию.
При сравнении данных о квалификации 167 уголовных дел во время предварительного расследования и судебного разбирательства было установлено, что
по фактам, где имел место только сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», суд
указывал на ошибочную квалификацию органов предварительного расследования
и переквалифицировал совершенные преступления:
— с ч. 1 ст. 234 на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 — 3,41%;
— с ч. 2 ст. 234 на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 234 — 6,39%;
— с ч. 3 ст. 234 на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 234 — 19,99%.
Таким образом, если действиями лица, сбывающего сильнодействующие
или ядовитые вещества с прямым умыслом, осуществляется посягательство на
объект уголовно-правовой охраны, но вред объекту преступного посягательства
не причиняется в результате дальнейшего изъятия данных веществ, действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 234
УК РФ как покушение на совершение преступления.
Отсутствуют признаки преступления, влекущего уголовную ответственность за незаконный сбыт этих веществ, когда лицо в целях лечения животных
использует незаконно приобретенное сильнодействующее вещество. В таких случаях действия виновного в зависимости от обстоятельств дела могут рассматриваться как незаконное приобретение, хранение и т. п. Квалификация по ст. 234 УК
1
Архив Ленинского районного суда г. Омска за 2011 г. Уголовное дело № 1-428/2011.
146
РФ в этой ситуации исключается, поскольку при подобных обстоятельствах не
страдает и заведомо для виновного не ставится под угрозу объект преступления — здоровье населения.
Пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31) гласит, что действия посредника в
сбыте или приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник. Другими
словами, если посредник приобретает вещество по просьбе и за деньги приобретателя этого вещества и передает ему данное вещество, то это лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 234 УК РФ. Причем когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативнорозыскных мероприятий (в том числе «проверочной закупки») в случае изъятия
веществ из незаконного оборота, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение соответствующих веществ (ч. 5 ст. 33, ч. 3
ст. 30 и соответствующая часть ст. 234 УК РФ), поскольку вещества изымаются из
незаконного оборота. Определяющее значение в данном случае имеет умысел лица, так как объективная сторона выполняемых действий отличаться не будет.
Вышесказанное позволяет сделать следующие выводы:
— регламентация оборота указанных веществ содержится в отраслевых
нормативных правовых актах и зависит от химических свойств и сферы законного
применения вещества. В отношении некоторых категорий веществ порядок оборота установлен достаточно четко, однако в связи с разнообразием отраслей использования химических веществ этот порядок изложен в различных нормативных актах: указах Президента, постановлениях Правительства РФ, приказах министерств и ведомств и т. п. Представляется, что подобная ситуация усугубляет и
147
без того сложную и разрозненную систему контроля за оборотом данных веществ.
О необходимости принятия специального закона или иного нормативного правового акта, подробно устанавливающего порядок оборота такого рода веществ во
всех сферах использования, высказались 60% опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 74% научных работников, в связи с чем мы также считаем
целесообразным разработку единых требований к обороту сильнодействующих и
ядовитых веществ, сформулированных в едином нормативном правовом акте —
Федеральном законе «О сильнодействующих и ядовитых веществах» (например,
по аналогии с Законом «О наркотических средствах и психотропных веществах»);
— действия лица, сбывшего сильнодействующие или ядовитые вещества в
ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» (либо в иных
случаях лица, действовавшего с прямым умыслом, но вред объекту преступного
посягательства причинен не был в результате изъятия данных веществ), следует
квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 234 УК РФ как покушение на совершение преступления.
§ 2. Унификация уголовного законодательства об ответственности
за незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых веществ
Оборот предметов, представляющих в связи со своими качественными характеристиками повышенную опасность для общества, получил специальную
регламентацию в различных отраслях права. К числу таких предметов относятся,
прежде всего, холодное и огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества, радиоактивные материалы, легковоспламеняющиеся вещества, драгоценные камни и металлы и т. д. Совершение вне рамок, установленных законодательством, и вне контроля государства различных операций
с данными предметами объективно представляет повышенную общественную
опасность. В одних случаях под угрозой оказывается общественная безопасность,
в других — экономические и даже политические интересы государства1.
1
Дранников А. В. Уголовная ответственность за контрабанду предметов, ограниченных в
гражданском обороте : дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2000. С. 4.
148
УК РФ предусматривает ответственность за совершение ряда действий, где
предметом преступления выступают вещи, запрещенные либо ограниченно находящиеся в гражданском обороте. Объективная сторона данных преступлений
имеет как общие, так и особенные признаки.
В юридической литературе объективная сторона деяний с подконтрольными веществами, как правило, рассматривается на примерах ст. ст. 228 и 2281 УК
РФ. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с
наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31) дает толкование незаконным деяниям с
наркотическими средствами и психотропными веществами, не указывая на возможность совершения аналогичных действий с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
Как отмечает В. В. Кухарук, «внешняя сторона деяния, описанная в ч. 1
ст. 234 УК РФ, аналогична той, что отражена в диспозиции ч. 1 ст. 228 УК, предусматривающей уголовную ответственность за незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами, и по многим элементам соответствует ч. 1 ст. 222 УК, предусматривающей уголовную ответственность за незаконный оборот оружия и взрывчатых веществ»1.
В ходе анализа статей УК РФ была составлена таблица, в которой отмечены
статьи УК РФ, где предметом преступления выступают запрещенные и ограниченные к обороту вещи, а также указаны деяния с ними, содержащиеся в диспозиции статьи (диаграмма 7 прил. 2).
При изучении данных составов преступлений становится очевидно, что к
наиболее общественно опасным деяниям законодатель относит такие деяния, как
приобретение, хранение и сбыт указанных предметов. Это представляется вполне
обоснованным, так как их совершением осуществляется непосредственное втор1
Кухарук В. В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта :
дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 107.
149
жение в установленный порядок оборота и его нарушение, тем самым причиняется ущерб как интересам государства, так и другим участникам правоотношений.
Иные деяния достаточно разнообразны, но все они представляют акт осознанного волевого поведения субъекта. Их можно объединить в группы действий,
направленных на: перемещение предметов (перевозка, транспортировка, пересылка), изменение их состояния (повреждение, разрушение, уничтожение), создание
новых предметов (производство, изготовление, ремонт, разработка, переработка),
фальсификацию (подделка, сбыт подделки, использование подделки).
Уголовная ответственность предусмотрена и за нарушение правил оборота
данных предметов, при этом нередко необходимым признаком объективной стороны является наступление тяжких последствий. К ним относятся ст. ст. 224, 225,
284, ч. 4 ст. 234 УК РФ и т. п.
В то же время состав ч. 4 ст. 234 УК РФ, предусматривающий ответственность за нарушение правил оборота указанных веществ, является материальным и
признается оконченным с момента наступления последствий в виде хищения
сильнодействующих или ядовитых веществ. Фактически ч. 4 ст. 234 УК РФ представляет собой самостоятельный состав преступления, рассмотрение которого
возможно в рамках отдельной научной работы, в связи с чем исследователи указывали на целесообразность выделения его в отдельную статью УК РФ1.
Тем не менее в диспозиции статей, устанавливающих уголовную ответственность за действия с данными веществами, имеются признаки объективной стороны, которые являются общими для большинства составов преступлений с такого рода предметами. Следовательно, в целях своевременного воздействия на социальную действительность, отражения существующих общественных отношений в конструкцию составов преступлений с сильнодействующими и ядовитыми
веществами могут быть включены действия, заимствованные из диспозиций аналогичных статей, регулирующих отношения с иными предметами и веществами,
ограниченными в обороте. Так, ранее нами указывалось на необходимость уста1
См., напр.: Шмелева Е. Г. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта: уголовно-правовые и криминологические аспекты : дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2008. С. 118.
150
новления ответственности за хищение и вымогательство сильнодействующих и
ядовитых веществ, введения в ст. 234 УК РФ таких квалифицирующих признаков,
как использование служебного положения, крупный и особо крупный размеры
веществ, так как, на наш взгляд, при рассмотрении способов незаконного распространения данных веществ важное место должно быть отведено установлению
квалифицирующих признаков объективной стороны преступления.
В то же время ст. 60 УК РФ, определяя общие начала назначения наказания,
в ч. 3 указывает на необходимость учета судами при назначении наказания «характера и степени общественной опасности преступления», что обусловлено особенностями самого посягательства, в том числе местом и способом совершения
данных преступлений. Однако в настоящий момент подобные признаки объективной стороны не оказывают влияния на квалификацию незаконных действий с
такого рода веществами.
Современные средства и способы доставки и оплаты товаров порождают
новые способы распространения подконтрольных веществ. В докладе Международного комитета по контролю над наркотиками (далее — МККН) за 2011 г. особое внимание уделено проблемам борьбы с незаконным сбытом психоактивных
веществ с использованием сети Интернет. Обозначенная проблема не нова, эти
вопросы были подняты еще в докладе МККН в 1998 г., где отмечалось, что «использование таких новых технологий, как система “World Wide Web”, представляет все более значительную угрозу для международных и национальных мер
контроля. Наркотики и соответствующие принадлежности открыто продаются через Web-узлы»1.
В докладе говорится, что «в течение последних нескольких лет Комитет неоднократно обращал внимание правительств на необходимость проведения совместной работы по расследованию и пресечению деятельности незаконных ин1
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН за 1998 г. НьюЙорк, 1999 (извлечения) // Бабаян Э. А., Бардин Е. В., Гаевский А. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. М., 2002. Ч. 2. С. 102.
151
тернет-аптек и изъятию веществ, незаконно заказываемых через Интернет и доставляемых по почте»1.
При этом обозначенная проблема характерна не только для России. По данным МККН, в Центральной Америке и Карибском бассейне широко распространено использование в немедицинских целях фармацевтических препаратов, содержащих стимуляторы. Коста-Рика и Сальвадор сталкиваются с проблемой злоупотребления седативными средствами в виде рецептурных лекарственных
средств. Такие вещества часто приобретаются в аптеках без рецепта или по Интернету. Имеются сведения о том, что контрабанда подобных фармацевтических
препаратов ведется между странами региона2.
Согласно информации, сообщенной Комитету, странами и территориями
происхождения большинства изъятых лекарственных препаратов были Индия (на
которую пришлось 58% всех изъятых веществ), Соединенные Штаты Америки,
Китай и Польша. По имеющимся сведениям, помимо национальных почтовых
служб для контрабанды наркотиков (как лекарственных препаратов, так и запрещенных наркотических средств) используются и службы курьерской экспрессдоставки. Наиболее часто изымавшимися разрешенными психотропными веществами были диазепам и фентермин. Из разрешенных наркотических средств чаще всего
изымались метадон и кодеин, из прекурсоров — эфедрин и псевдоэфедрин. Наиболее часто изымались следующие наркотики незаконного происхождения: каннабис,
кат, амфетамин, кокаин, героин и JWH-122 (синтетический каннабиноид).
Комитет отмечает, что «торговля веществами, находящимися под международным контролем, через незаконные интернет-аптеки продолжает процветать,
а сами аптеки пользуются все более разнообразными средствами для осуществления своей деятельности. После того как несколько поисковых интернет-серверов
запретили использовать в рекламных ссылках зарегистрированные товарные знаки лекарственных препаратов, отпускаемых по рецепту врача, незаконные интер1
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН за 2011 г. НьюЙорк, 2012. С. 48.
2
Там же, с. 70.
152
нет-аптеки стали все активнее рекламировать свои веб-сайты через интернетфорумы и социальные сети»1.
Данные по России в докладе отсутствуют, однако проведенное нами исследование подтверждает отмеченную общую тенденцию к распространению препаратов с использованием сети Интернет.
Учитывая рекомендации Комитета, в ст. 2281 УК РФ были внесены изменения2, и с 1 января 2013 г. установлена ответственность за сбыт наркотических
средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных
сетей (включая сеть Интернет) как квалифицированный состав незаконного сбыта, однако подобное нововведение не повлияло на оценку аналогичных действий с
сильнодействующими и ядовитыми веществами.
Так, согласно исследованным приговорам по фактам незаконного распространения сильнодействующих или ядовитых веществ, пересылка во всех случаях — 100% — совершалась с использованием сети Интернет, где лица договаривались, выбирали, оплачивали товар, устанавливали места встречи или способы и
средства доставки товара. Источником приобретения веществ в 3,9% рассмотренных преступлений являлось получение заказов по сети Интернет, и это только те
факты, которые были достоверно установлены в ходе предварительного расследования. В 55,61% случаев источник приобретения установлен не был, однако обстоятельства значительного количества указанных преступлений позволяют говорить о том, что лица так или иначе прибегали к помощи Интернета. Получение
заказов по сети Интернет и контрабанда прежде всего связаны с приобретением
биологически активных добавок и анаболических стероидов (диаграмма 4
прил. 2). Как отмечают исследователи, повышенная общественная опасность использования сети Интернет при совершении преступлений заключается в том, что
«сама природа сети Интернет зачастую является благоприятной для совершения
преступлений, так как такие ее свойства, как глобальность, трансграничность,
1
Там же, с. 49–50.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ // Рос. газета. 2012. 6 марта.
2
153
анонимность пользователей, охват широкой аудитории, распределение основных
узлов сети и их взаимозаменяемость, создают преступникам, использующим Интернет, преимущества на всех этапах совершения преступления, а также позволяет эффективно скрываться от правоохранительных органов»1. Проведенные нами
опросы показывают, что большинство анкетируемых (85% сотрудников правоохранительных органов и 69% научных работников) также отмечают повышенную
роль средств массовой информации и коммуникации как средства рекламы и считают нужным установить повышенную ответственность за совершение преступления с использованием данных средств.
В связи с вышесказанным, учитывая положения ст. 2281 УК РФ, в качестве
квалифицирующего признака предлагаем включить в диспозицию ст. 234 УК РФ
использование средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет) как распространенные и обладающие повышенной общественной опасностью обстоятельства совершения данных преступлений:
«2. Те же деяния, совершенные:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) с использованием средств массовой информации либо электронных или
информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет),
в) в крупном размере, —
наказываются…».
Актуальным вопросом унификации законодательства, непосредственно
влияющим на следственно-судебную практику, является возможность освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно выдавшего сильнодействующие или ядовитые вещества и активно способствовавшего раскрытию или
пресечению преступлений, связанных с их незаконным оборотом.
В соответствии с примечаниями к ст. ст. 228 и 2283 УК РФ, лицо, добровольно сдавшее вещества, указанные в данных статьях, освобождается от уголов1
Дремлюга Р. И. Интернет-преступность : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2007. С. 7.
154
ной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Это положение имеет важное значение для предупреждения, распространения и потребления наркотических средств и их прекурсоров или их использования в преступной деятельности. Аналогичные примечания даны и к иным статьям
Кодекса, где установлена ответственность за незаконный оборот специальных
предметов.
Примечания к ст. ст. 228 и 2283 не распространяются на ст. 234 УК РФ. Так,
Октябрьским районным судом г. Краснодара Ч. был осужден за сбыт наркотического средства — амфетамина, а также по ч. 3 ст. 234 УК РФ за незаконные приобретение и хранение в целях сбыта в крупном размере сильнодействующего вещества — хлорфенилпиперазина. Интересен тот факт, что Ч. добровольно в ходе
проведения осмотра его квартиры выдал как оставшуюся у него часть наркотического средства — амфетамина, так и сильнодействующее вещество в крупном
размере, однако суд признал факт добровольной выдачи только по эпизоду хранения амфетамина. Квалифицируя действия Ч. по эпизоду хранения сильнодействующих веществ, суд исходил из того, что примечание к ст. 228 УК РФ, устанавливающее специальное основание освобождения от уголовной ответственности — добровольную выдачу наркотических средств, неприменимо к ст. 234 УК
РФ, следовательно, действия Ч. подлежат квалификации по ч. 3 ст. 234 УК РФ1.
Таким образом, согласно действующему законодательству, даже при добровольной выдаче виновным веществ и активном способствовании раскрытию или
пресечению преступлений, связанных с их незаконным оборотом, возможность
освобождения от уголовной ответственности отсутствует. На наш взгляд, данное
обстоятельство существенно ограничивает стимулирование позитивного постпреступного поведения виновного в целях повышения эффективности борьбы с преступлениями, касающимися незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых
веществ. Кроме того, общественная опасность преступлений, предусмотренных
ст. 228 УК РФ, выше, чем преступлений, описанных в ст. 234 УК РФ,
и отсутствие в последней возможности освобождения от уголовной ответственно1
Архив Октябрьского районного суда г. Краснодара за 2009 г. Уголовное дело № 1-552/08.
155
сти из-за отсутствия аналогичного примечания по добровольной выдаче предметов, находящихся в незаконном обороте, алогично. В связи с чем считаем необходимым дополнить ст. 234 УК РФ примечанием о возможности освобождения от
уголовной ответственности за данное преступление:
«Примечание. Лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей
преступление, добровольно сдавшее сильнодействующее или ядовитое вещество
и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступления, связанного с незаконным оборотом указанных веществ, изобличению иного лица, совершившего такое преступление, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей сильнодействующего или
ядовитого вещества изъятие указанных веществ при задержании лица и при
производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных
веществ».
В то же время, в соответствии со ст. 75 УК РФ и рекомендациями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных
с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31), не будет исключаться возможность освобождения от уголовной ответственности за впервые совершенное преступление,
предусмотренное ч. 1 ст. 234 УК РФ, тех лиц, которые хотя и не сдавали сильнодействующих или ядовитых веществ ввиду отсутствия у них таковых, но явились
с повинной, активно способствовали раскрытию или пресечению преступлений,
связанных с незаконным оборотом вышеназванных веществ, изобличению лиц, их
совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» дает более подробные указания и устанавливает, что деятельное раскаяние может влечь
156
освобождение от уголовной ответственности только в том случае, когда лицо
вследствие этого перестало быть общественно опасным. Разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность
обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также сведения о его личности. При этом признание лицом своей вины без
совершения действий, предусмотренных указанной нормой, не является деятельным раскаянием. Условие освобождения от уголовной ответственности в виде
способствования раскрытию и расследованию преступления следует считать выполненным, если лицо способствовало раскрытию и расследованию преступления, совершенного с его участием1.
Изложенное позволяет сделать следующие выводы. В целях унификации и
повышения эффективности законодательства об обороте предметов, имеющих ограничения в обращении, необходимо:
— добавить в диспозицию ст. 234 указание на совершение данных преступлений с использованием средств массовой коммуникации, электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет);
— дополнить ст. 234 УК РФ примечанием об освобождении от уголовной
ответственности за совершенное преступление в случае добровольной выдачи виновным сильнодействующего или ядовитого вещества и активного способствования раскрытию или пресечению преступления, связанного с их незаконным оборотом, что позволит эффективно стимулировать позитивное постпреступное поведение виновного.
1
О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 // Рос. газета. 2013. 5 июля.
157
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проведенное диссертационное исследование уголовно-правовой характеристики незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ позволяет
сделать следующие выводы.
1. Распространение незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых
веществ не только является мощным фактором наркотизации населения России,
но и причиняет вред лицам, которые могли и не подозревать об их опасности, тем
самым становясь общенациональной проблемой, которая по своим долгосрочным
последствиям относится к категории прямых угроз национальной безопасности.
Рост преступности, связанной с применением насилия, опасного для жизни или
здоровья потерпевших, в частности с использованием сильнодействующих и
ядовитых веществ, увеличение числа таких преступлений позволяют прогнозировать негативные тенденции дальнейшего развития данной ситуации и свидетельствуют о недостаточной результативности применяемых государственными
органами мер по борьбе с этими отрицательными явлениями. В сложившейся ситуации необходимы формирование четкой системы уголовно-правовых норм,
построение слаженного механизма правового регулирования рассматриваемой
области. Уголовно-правовое вмешательство в данную сферу общественных отношений представляется одним из эффективных способов избежать катастрофических последствий широкомасштабного распространения преступлений с сильнодействующими и ядовитыми веществами. Сохраняющийся высокий уровень
злоупотреблений с указанными веществами требует внесения изменений в законодательство по контролю за их оборотом в целях своевременного реагирования
на социальную действительность.
2. Сильнодействующие и ядовитые вещества были известны людям еще с
глубокой древности, однако в связи с недостаточной изученностью свойств масштабы пагубности их влияния на человеческий организм не могли быть осознаны
в полной мере. С началом бурного развития науки, быстрым ростом городов и народонаселения, строительством дорог, появлением новых видов транспорта и связи распространение сильнодействующих и ядовитых веществ значительно уско-
158
рилось. Потребление данных веществ резко увеличилось и стало приобретать черты социальной проблемы. В начале ХХ в. попытки ограничить незаконный оборот
сильнодействующих и ядовитых веществ стали активизироваться. Российское законодательство в этом направлении всегда носило позитивные изменения и постепенно, но в то же время в относительно короткий срок сформировалось в достаточно четкую систему нормативных правовых актов, тенденции развития которой направлены на усиление внимания к охране здоровья населения.
3. Понятие сильнодействующих и ядовитых веществ исторически обусловлено, является более ранним, чем понятие наркотических средств и психотропных
веществ. Некоторые вещества со времен указов Петра I и до настоящего момента
считаются сильнодействующими или ядовитыми и входят в соответствующие
списки. Перенос акцентов на борьбу с распространением наркотических средств
предопределил некоторое ослабление мер контроля за сильнодействующими и
ядовитыми веществами.
4. Существовавшая вплоть до 1924 г. норма, в которой отсутствовало указание на цель сбыта сильнодействующих и ядовитых веществ, напротив, акцентировала общественную опасность данного вида преступлений, так как преступным
оказывался уже сам факт изготовления и хранения указанных веществ независимо
от конечной цели. Признавались опасными несанкционированное наличие у лица
данных веществ и, соответственно, возможность распорядиться ими по своему
усмотрению, что, на наш взгляд, отражает общественную опасность этих деяний.
5. Законодательство большинства зарубежных стран содержит такие признаки, отсутствующие в УК РФ, как служебное положение, крупный или особо
крупный размеры вещества, устанавливает ответственность за хищение данных
предметов, а также предусматривает основания освобождения от уголовной ответственности за подобного рода преступления. Цель сбыта, как правило, не является определяющим признаком для привлечения к уголовной ответственности.
Кроме того, выделяются такие предметы преступления, как ядовитые или сильнодействующие лекарственные средства, одурманивающие средства, допинг. Нормы об обороте сильнодействующих или ядовитых веществ рассматриваются на-
159
ряду с нормами об общественной безопасности, и ряд стран имеет отдельные законы, которые посвящены более подробному описанию оборота таких предметов.
Как показывает опыт зарубежных законодателей, необходим более полный охват
всего спектра сильнодействующих, токсических, ядовитых веществ для предотвращения их незаконного оборота, а также нужно выделение иных категорий
продуктов химической, пищевой, фармацевтической промышленности, которые
прямо или опосредованно влияют на здоровье людей. Требуется разработка правил оборота для всех видов указанных веществ и мер контроля за их оборотом в
специальном законе.
6. Нарушение общественных отношений в сфере оборота сильнодействующих или ядовитых веществ посягает на состояние защищенности физического и
психического здоровья населения, поэтому объект данных преступных посягательств надо рассматривать не в связи с субъективным отношением лица к факту
обладания веществами, а в зависимости от целей незаконного использования и
химических свойств этих веществ. Необходимо конструирование уголовной ответственности за незаконные изготовление, приобретение, хранение, пересылку,
перевозку сильнодействующих и ядовитых веществ независимо от цели сбыта
данных предметов, для чего требуется исключение из названия и диспозиции ч. 1
ст. 234 УК РФ слов «в целях сбыта».
7. Разнообразие подходов в определении объекта преступления, в том числе
на уровне законодателя, влечет ослабление мер уголовно-правового контроля и
противодействия преступлениям в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ. Хищение и вымогательство такого рода веществ причиняют вред общественным отношениям, обеспечивающим здоровье населения. Отношения собственности выступают в этом случае в качестве дополнительного
объекта посягательства. Незаконное приобретение сильнодействующих или ядовитых веществ путем хищения из мест их хранения или использования образует
идеальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по соответствующим частям ст. 234 УК РФ и статьи о хищении.
160
8. Проведенное исследование подтверждает, что имеется тенденция к распространению сильнодействующих и ядовитых веществ с использованием сети
Интернет. Роль средств массовой информации и коммуникации как средства рекламы и способа связи с неограниченным количеством людей требуют установления повышенной ответственности за совершение преступлений с использованием
данных средств. В качестве квалифицирующего признака предлагается закрепить
в законе использование средств массовой коммуникации, рассчитанных на неопределенный круг лиц (включая сеть Интернет) как распространенные и обладающие повышенной общественной опасностью обстоятельства совершения преступлений такой категории.
9. Вещества, составляющие предмет преступления, предусмотренного
ст. 234 УК РФ, следует группировать в зависимости от характера использования в
незаконном обороте. Предложенная нами классификация отражает медицинские
свойства данных веществ, указывает на социальный признак (так как характер такого использования является довольно массовым), определяется правовым признаком (поскольку наименования представляющих опасность веществ внесены в
специальный перечень).
10. В уголовно-правовом смысле под сильнодействующими веществами
следует понимать объекты синтетического или природного происхождения, способные причинить существенный вред здоровью человека при несанкционированном применении или злоупотреблении, включенные в Список сильнодействующих веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Ядовитые вещества — объекты синтетического или природного происхождения, обладающие высокой токсичностью, при попадании в организм человека в малых дозах или концентрациях приводящие к тяжелому отравлению или смерти, включенные в Список сильнодействующих веществ для целей
статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации.
11. Проведенный анализ следственно-судебной практики показывает, что
значительное количество изъятых из оборота сильнодействующих веществ превосходит размеры крупного и превышает их в десятки раз. Отсутствие градации
161
размеров изъятых из незаконного оборота веществ не позволяет дать адекватную
уголовно-правовую оценку, соответствующую общественной опасности фактически совершенных действий, при квалификации данных преступлений. Предлагается установить такие квалифицирующие признаки, как: незаконный оборот
сильнодействующих веществ в особо крупном размере; незаконный оборот ядовитых веществ в крупном и особо крупном размерах. Вопрос о размерах каждого
конкретного вещества должен решаться индивидуально, исходя из его признаков
и свойств, и имеет научно-медицинский характер.
12. Необходимо издание нормативного правового акта, который определит
критерии и установит перечень инструментов и оборудования, находящихся под
специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении сильнодействующих веществ. Считаем, что приведенные критерии ПККН наиболее полно
отражают особенности такого оборудования.
13. В целях положительного влияния на снижение уровня рецидивной преступности, связанной с употреблением подконтрольных веществ, возвращения к
нормальным социальным отношениям лиц, ранее больных наркоманией или токсикоманией, и оказания иного положительного влияния, связанного с улучшением жизни общества, в ст. 821 УК РФ предлагается предусмотреть отсрочку отбывания наказания больным токсикоманией и прохождение курса лечения от токсикомании, а также медико-социальную реабилитацию путем добавления в диспозицию упоминания о больных токсикоманией в случае совершения преступления,
предусмотренного ст. 234 УК РФ, впервые.
14. Полученные в ходе исследования данные позволяют говорить о многочисленных случаях незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, связанных со спецификой деятельности подсудимых. Учитывая достаточную распространенность использования служебного положения при совершении
преступлений в сфере незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, принимая во внимание повышенную общественную опасность преступлений указанной категории, предлагается установить особо квалифицирующий при-
162
знак — незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ с использованием своего служебного положения.
15. Регламентация оборота сильнодействующих и ядовитых веществ изложена в различных отраслевых нормативных правовых актах и зависит от химических свойств и сферы законного применения вещества, однако в связи с разнообразием отраслей использования химических веществ такой порядок порождает
сложную и разрозненную систему контроля за оборотом данных веществ, на основании чего считаем целесообразным разработать единые требования к обороту
сильнодействующих веществ, изложенные в нормативном правовом акте — Федеральном законе «О сильнодействующих и ядовитых веществах».
16. Отсутствие на законодательном уровне отдельного толкования незаконных действий с сильнодействующими или ядовитыми веществами при описании
объективной стороны преступлений влечет определенные проблемы правоприменения, в связи с чем необходимы разъяснения высших законодательных либо судебных инстанций (например, издание постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации), посвященные описанию незаконных действий с сильнодействующими и ядовитыми веществами.
17. Для установления состава преступления и квалификации действий лица
как незаконных нужно, прежде всего, устанавливать юридические основания нахождения в обороте конкретного вещества, что связано с характером оборота
данных веществ, который имеет также и законную форму.
18. Необходимо дополнить ст. 234 УК РФ примечанием об освобождении от
уголовной ответственности: лицо, совершившее предусмотренное настоящей
статьей преступление, добровольно сдавшее сильнодействующее или ядовитое
вещество и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступления,
связанного с незаконным оборотом указанных веществ, изобличению иного лица,
совершившего такое преступление, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.
Не может признаваться добровольной сдачей сильнодействующего или ядовитого
163
вещества изъятие указанных веществ при задержании лица и при производстве
следственных действий по обнаружению и изъятию указанных веществ.
19. С учетом представленных предложений ст. 234 УК РФ может быть
сформулирована следующим образом:
«Статья 234. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ
1. Незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ либо оборудования для их изготовления или переработки наказываются…
2. Те же деяния, совершенные:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) с использованием средств массовой коммуникации, рассчитанных на неопределенный круг лиц (включая сеть Интернет);
в) в крупном размере, —
наказываются…
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:
а) организованной группой;
б) лицом с использованием своего служебного положения;
в) в отношении сильнодействующих или ядовитых веществ в особо крупном
размере, —
наказываются…».
164
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
Нормативные правовые акты и иные официальные документы
1.
Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосо-
ванием 12 декабря 1993 г. : в ред. Федерального конституционного закона от
30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ // Рос. газета. — 1993. — 25 дек. ; 2009. — 1 янв.
2.
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН
за 2001 г. — Нью-Йорк, 2002.
3.
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН
за 2011 г. — Нью-Йорк, 2012.
4.
Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. : с поправками,
внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г. : заключена в г. НьюЙорке 30 марта 1961 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. —
2000. — № 22, ст. 2269. — С. 4549–4599.
5.
Конвенция о психотропных веществах : заключена в г. Вене 21 февра-
ля 1971 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. — М., 1981. — Вып. XXXV. —
С. 416–434.
6.
Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против неза-
конного оборота наркотических средств и психотропных веществ : заключена в
г. Вене 20 декабря 1988 г. // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. — М., 1994. — Вып. XLVII. — С. 133–157.
7.
Критерии и перечни психотропных веществ, одурманивающих ве-
ществ, крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и
психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте;
Список веществ, находящихся под специальным контролем, используемых при
незаконном изготовлении наркотических средств или психотропных веществ,
в соответствии с Конвенцией ООН 1988 г.; критерии и Список инструментов и
оборудования, находящихся под специальным контролем, используемых при незаконном изготовлении наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ : утв. Постоянным комитетом по контролю наркотиков, Прото-
165
колы от 9 октября 1996 г. № 51/7-96, от 17 декабря 1996 г. № 53/9-96, от
25 декабря 1996 г. № 54/10-96 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1997. — № 3.
8.
Уголовный кодекс РСФСР // Собрание узаконений РСФСР. — 1922. —
№ 15, ст. 153.
9.
Уголовный кодекс РСФСР // Собрание узаконений РСФСР. — 1926. —
№ 80, ст. 600.
10.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ :
с изм. и доп., внесенными Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ // Рос.
газета. — 1996. — 18–20, 25 июня ; 2014. — 7 мая.
11.
Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной
безопасности опасных производственных объектов» : в ред. Федерального закона
от 4 марта 2013 г. № 22-ФЗ // Рос. газета. — 1997. — 30 июля ; 2013. — 6 марта.
12.
Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических
средствах и психотропных веществах» : в ред. Федерального закона от 23 июля
2013 г. № 224-ФЗ // Рос. газета. — 1998. — 15 янв. ; 2013. — 25 июля.
13.
Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом
регулировании» : в ред. Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 396-ФЗ //
Рос. газета. — 2002. — 31 дек. ; 2013. — 30 дек.
14.
Федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ «О внесении измене-
ний в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Рос. газета. —
2012. — 6 марта.
15.
Закон РСФСР от 27 октября 1960 г. «Об утверждении Уголовного ко-
декса РСФСР» (вместе с Уголовным кодексом РСФСР) // Ведомости Верховного
Совета РСФСР. — 1960. — № 40, ст. 591.
16.
Указ Президента Российской Федерации от 22 февраля 1992 г. № 179
«О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация
которых запрещена» : в ред. Указа Президента Российской Федерации от
30 декабря 2000 г. № 2111 // Ведомости Совета народных депутатов Российской
166
Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. — 1992. — № 10,
ст. 492 ; Рос. газета. — 2001. — 5 янв.
17.
Указ Президента Российской Федерации от 28 августа 2001 г. № 1082
«Об утверждении Списка химикатов, оборудования и технологий, которые могут
быть использованы при создании химического оружия и в отношении которых
установлен экспортный контроль» : в ред. Указа Президента Российской Федерации от 7 июня 2010 г. № 688 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 36, ст. 3542. — С. 7549–7561 ; 2010. — № 24, ст. 3014. —
С. 6123–6127.
18.
Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 июля 1974 г.
«О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты
РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1974. — № 29, ст. 782.
19.
Постановление Правительства Российской Федерации от 10 декабря
1992 г. № 959 «О поставках продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» : в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 16 декабря 1995 г. № 1238 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. — 1992. — № 25, ст. 2217 ; Рос. газета. — 1996. —
20 февр.
20.
Постановление Правительства Российской Федерации от 22 марта
2001 г. № 221 «Об утверждении перечня инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств, психотропных веществ, и правил разработки, производства, изготовления, хранения, перевозки, пересылки, отпуска, реализации,
распределения, приобретения, использования, ввоза в Российскую Федерацию,
вывоза из Российской Федерации, уничтожения инструментов и оборудования,
находящихся под специальным контролем и используемых для производства и
изготовления наркотических средств, психотропных веществ» : постановление
Правительства Российской Федерации от 22 марта 2001 г. № 221 : в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. № 1003 //
Рос. газета. — 2001. — 29 марта ; Собрание законодательства Российской Федерации. — 2012. — № 41, ст. 5625. — С. 11894–11895.
167
21.
Постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря
2007 г. № 964 «Об утверждении списков сильнодействующих и ядовитых веществ
для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации,
а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2008. — № 2, ст. 89. — С. 212–219.
22.
Постановление Правительства Российской Федерации от 1 декабря
2009 г. № 982 «Об утверждении единого перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации, и единого перечня продукции, подтверждение соответствия которой осуществляется в форме принятия декларации о соответствии» :
в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 4 марта 2013 г.
№ 182 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — № 50,
ст. 6096. — С. 15367–15449 ; 2013. — № 10, ст. 1032. — С. 2312–2313.
23.
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от
7 февраля 2008 г. № 79-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Амосова Константина Александровича, Фирта Арнольда Михелевича, Ядрихинского Дмитрия Васильевича и Яковлевой Яны Викторовны на нарушение их
конституционных прав статьей 234 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Наркоконтроль. — 2008. — № 2. — С. 5–7.
24.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
27 апреля 1993 г. № 2 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (утратил силу) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. —
1993. — № 7.
25.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с
наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми
веществами» (утратил силу) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1998. — № 7.
168
26.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных
с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» : в ред. постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 23 декабря 2010 г. № 31 // Рос. газета. — 2006. — 28 июня ; 2010. —
30 дек.
27.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
23 декабря 2010 г. № 31 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений
Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2011. — № 2.
28.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2013. — № 8.
29.
Постановление Главного государственного санитарного врача Рос-
сийской Федерации от 7 сентября 2001 г. № 23 «О введении в действие санитарных правил» : в ред. постановления Главного государственного санитарного врача
Российской Федерации от 3 мая 2007 г. № 26 // Рос. газета. — 2001. — 10 окт. ;
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. —
2007. — № 25.
30.
Постановление Главного государственного санитарного врача Рос-
сийской Федерации от 17 апреля 2003 г. № 50 «О введении в действие санитарноэпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.3.2.1290-03» // Рос. газета. — 2003. — 5 июня.
31.
Постановление Главного государственного санитарного врача Рос-
сийской Федерации от 11 июля 2007 г. № 47 «О прекращении использования метилового спирта в средствах по уходу за автотранспортом» : зарегистрировано в
Минюсте России 22 августа 2007 г. № 10037 // Рос. газета. — 2007. — 4 сент.
32.
Постановление Главного государственного санитарного врача Рос-
сийской Федерации от 20 мая 2009 г. № 36 «О надзоре за биологически активны-
169
ми добавками к пище (БАД)» : зарегистрировано в Минюсте России 10 июля
2009 г. № 14312 // Рос. газета. — 2009. — 5 авг.
33.
Модельный уголовный кодекс // Приложение к «Информационному
бюллетеню» МПА СНГ. — 1996. — № 10.
34.
Методические указания 2.3.2.721-98. «2.3.2. Пищевые продукты и
пищевые добавки. Определение безопасности и эффективности биологически активных добавок к пище : утв. Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 15 октября 1998 г. // Библиотека «Российской газеты». —
2002. — № 4.
35.
Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое :
в 46 т. — СПб., 1830. — Т. VIII : 1728–1732 ; Т. IX : 1733–1736 ; Т. XХХII.
36.
Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе :
в 55 т. — СПб., 1846. — Т. XX.
37.
Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // Собрание узако-
нений РСФСР. — 1919. — № 66, ст. 590.
38.
Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 1 июня 1936 г. «Об измене-
нии статьи 179 Уголовного кодекса» // Собрание узаконений РСФСР. — 1936. —
№ 13, ст. 86.
39.
Свод законов Российской Империи. — СПб., 1857. — Т. 13 : Уставы о
народном продовольствии, общественном призрении и врачебные.
40.
Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. Статьи, введенные в дейст-
вие. — СПб., 1911.
41.
Архив Асиновского городского суда Томской области за 2011 г. —
Уголовное дело № 1-280/11.
42.
Архив Гагаринского районного суда г. Москвы за 2010 г. — Уголовное
дело № 315386.
43.
Архив Инзенского районного суда Ульяновской области за 2008 г. —
Уголовное дело № 1-124/2008.
44.
Архив Кировского районного суда г. Новосибирска за 2010 г. — Уго-
ловное дело № 1-211/10.
170
45.
Архив Кировского районного суда г. Омска за 2011 г. — Уголовное
дело № 1-681/2011.
46.
Архив Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга за 2010 г. —
Уголовное дело № 1-1 (579310).
47.
Архив Косихинского районного суда Алтайского края за 2006 г. —
Уголовное дело № 1-30/2006.
48.
Архив Кстовского городского суда Нижегородской области за
2007 г. — Уголовное дело № 1-172/07.
49.
Архив Ленинского районного суда г. Астрахани за 2011 г. — Уголов-
ное дело № 1-418/11.
50.
Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2010 г. — Уголовное
дело № 1-364/2010.
51.
Архив Ленинского районного суда г. Новосибирска за 2007 г. — Уго-
ловное дело № 1-40/07.
52.
Архив Новосибирского областного суда за 2007 г. — Уголовное дело
№ 22-4800/2007.
53.
Архив Октябрьского районного суда г. Краснодара за 2009 г. — Уго-
ловное дело № 1-552/08.
54.
Архив Партизанского районного суда Красноярского края за 2010 г. —
Уголовные дела № 1-16/2010, № 1-17/2010.
55.
Архив Первомайского районного суда г. Новосибирска за 2007 г. —
Уголовное дело № 1-182/2007.
56.
Архив Первомайского районного суда г. Омска за 2011 г. — Уголов-
ные дела № 1-35/2011, № 1-231/2011.
57.
Архив Приобского районного суда г. Бийска Алтайского края за
2009 г. — Уголовное дело № 1-213/2009.
58.
Архив Советского районного суда г. Нижнего Новгорода за 2009 г. —
Уголовное дело № 1-281/09.
59.
Архив Сретенского районного суда Забайкальского края за 2009 г. —
Уголовное дело № 1-27-2009.
171
60.
Архив Сретенского районного суда Забайкальского края за 2010 г. —
Уголовное дело № 1-76/2010.
61.
Архив суда общей юрисдикции Железнодорожного района г. Новоси-
бирска за 2009 г. — Уголовное дело № 1-271/09.
62.
Архив Центрального районного суда г. Омска за 2009 г. — Уголовное
дело № 1-194/2009.
63.
Архив Центрального районного суда г. Омска за 2010 г. — Уголовное
дело № 1-84/2010.
Научная и учебная литература
64.
Абызов, К. Р. Криминология : курс лекций / К. Р. Абызов, В. Г. Гриб,
И. С. Ильин. — М., 2010.
65.
Ворошилин, Е. В. Субъективная сторона преступления / Е. В. Вороши-
лин, Г. А. Кригер. — М., 1987.
66.
Гилязев, Ф. Г. Проблемы субъективной стороны преступления (Соци-
ально-психологические и уголовно-правовые черты) / Ф. Г. Гилязев. — Уфа, 1986.
67.
Государственная фармакопея Союза Советских Социалистических
Республик. — 11-е изд. — М., 1987. — Вып. 1 : Общие методы анализа.
68.
Гришко, А. Я. Характеристика личности хронических алкоголиков и
наркоманов / А. Я. Гришко. — Рязань, 1991.
69.
Дагель, П. С. Субъективная сторона преступления и ее установление /
П. С. Дагель, Д. П. Котов. — Воронеж, 1974.
70.
Законодательство о незаконном обороте наркотиков. — СПб., 1998.
71.
Кибальник, А. Г. Актуальные проблемы уголовной ответственности
медицинских работников : монография / А. Г. Кибальник, Я. В. Старостина. —
М., 2006.
72.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части
первой (постатейный) / отв. ред. О. Н. Садиков. — 2-е изд. — М., 2002.
73.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (поста-
тейный) / под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. — М., 2000.
172
74.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (поста-
тейный) / под ред. А. А. Чекалина, В.Т. Томина, В. В. Сверчкова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2006.
75.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв.
ред. В. М. Лебедев. — 9-е изд., перераб. и доп. — М., 2010.
76.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв.
ред. А. А. Чекалин. — М., 2006.
77.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв.
ред. В. М. Лебедев. — 12-е изд., перераб. и доп. — М., 2012.
78.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под
ред. В. М. Лебедева. — М., 2005.
79.
Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / под ред. М. Д. Шарго-
родского, Н. А. Беляева. — Л., 1962.
80.
Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. — Л., 1962.
81.
Комментарий к УК РФ: Расширенный уголовно-правовой анализ с
материалами судебной и следственной практики / под общ. ред. В. В. Мозякова. — М., 2002.
82.
Коржанский, Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны /
Н. И. Коржанский. — М., 1980.
83.
Косарев, С. Ю. Преступления, связанные с сильнодействующими и
ядовитыми веществами: криминалистическая характеристика и особенности расследования / С. Ю. Косарев. — СПб., 2004.
84.
Криминологическая и уголовно-правовая характеристика наркотиз-
ма. — Владивосток, 2005.
85.
Криминология : учебник для вузов / под ред. В. Д. Малкова. — М.,
86.
Кузнецова, Н. Ф. Преступление и преступность / Н. Ф. Кузнецова. —
2005.
М., 1969.
87.
Курс российского уголовного права. Общая часть / под ред. В. Н. Куд-
рявцева, А. В. Наумова. — М., 2001.
173
88.
Курс советского уголовного права : в 6 т. — Л., 1981. — Т. 5.
89.
Лазарев, А. М. Субъект преступления / А. М. Лазарев. — М., 1981.
90.
Личность преступника / под ред. Г. В. Морозова. — М., 1975.
91.
Матышевский, П. С. Ответственность за преступления против обще-
ственной безопасности, общественного порядка и здоровья населения / П. С. Матышевский. — М., 1964.
92.
Минкевич, И. А. Масличные культуры / И. А. Минкевич, В. Е. Борков-
ский. — М., 1955.
93.
Наджами, О. Л. Посмертная диагностика отравлений клофелином :
методическое пособие для врачей-патологоанатомов и судебно-медицинских экспертов / О. Л. Наджами, С. М. Орестов, В. З. Клечиков. — СПб., 1995.
94.
Наркомания и незаконный оборот наркотиков. Вопросы теории и
практики противодействия : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по
специальности 030501 «Юриспруденция» / Ю. М. Ермаков и др. ; под ред.
С. Я. Лебедева. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2008.
95.
Наркотизм: профилактика и стратегия борьбы / Г. М. Миньковский,
Э. Ф. Побегайло, В. Н. Ревин, Б. П. Целинский. — М., 1999.
96.
Наркотики и яды. Психоделики и токсические вещества, ядовитые
животные и растения / сост. В. И. Петрова, Т. И. Ревяко. — Минск, 1996.
97.
Наумов, А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской
Федерации. Комментарий судебной практики и доктринальное толкование /
А. В. Наумов. — М., 2005.
98.
Нерсесян, В. А. Неосторожные преступления (Уголовная ответствен-
ность и наказуемость) : учеб. пособие / В. А. Нерсесян. — М., 1990.
99.
Никифоров, Б. С. Объект преступления по советскому уголовному
праву / Б. С. Никифоров. — М., 1960.
100. Орлов, В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву /
В. С. Орлов. — М., 1958.
101. Павлов, В. Г. Субъект преступления / В. Г. Павлов. — СПб., 2001.
174
102. Пионтковский, А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву / А. А. Пионтковский. — М., 1961.
103. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и
психотропных веществ : учеб. пособие / под ред. А. Н. Сергеева. — М., 2000.
104. Рарог, А. И. Проблемы субъективной стороны преступления : учеб.
пособие / А. И. Рарог. — М., 1991.
105. Рарог, А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам / А. И. Рарог. — СПб., 2002.
106. Рашковская, Ш. С. Субъект преступления / Ш. С. Рашковская. — М.,
1960.
107. Романова, Л. И. Наркомания и наркотизм / Л. И. Романова. — СПб.,
2003.
108. Российское законодательство X–XX веков : в 9 т. / под общ. ред.
О. И. Чистякова. — М., 1984. — Т. 1 : Законодательство Древней Руси / отв. ред.
В. Л. Янин.
109. Российское уголовное право. Особенная часть. — М., 1998.
110. Российское уголовное право. Особенная часть. — Саратов, 1997.
111. Российское уголовное право. Особенная часть : учебник для вузов /
под ред. В. С. Комиссарова. — СПб., 2008.
112. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. — М., 1965. — Вып. XVL.
113. Сборник основных нормативных актов Российской Федерации о наркотических средствах и психотропных веществах / коллектив авторов. — Белгород, 1998.
114. Семернева, Н. К. Алкоголизм. Наркомания. Токсикомания. (Понятие.
Вопросы Квалификации) : рекомендации / Н. К. Семернева, З. А. Николаева,
Е. С. Лиханова. — Свердловск, 1988.
115. Смитиенко, В. Н. Объект преступления против здоровья населения /
В. Н. Смитиенко. — Омск, 1973.
116. Смитиенко, В. Н. Преступления против здоровья населения /
В. Н. Смитиенко. — Омск, 1972.
175
117. Советское уголовное право. Часть Особенная / под общ. ред.
В. Д. Меньшагина, П. С. Ромашкина, А. Н. Трайнина. — М., 1957.
118. Советское уголовное право. Часть Особенная : учебник. — М., 1973.
119. Судебная психиатрия : учебник / под ред. Г. В. Морозова. — 2-е
изд. — М., 1978.
120. Сыромятников, С. В. Криминалистическое исследование сибутрамина / С. В. Сыромятников, И. И. Сарычев, С. Ю. Щербаков. — М., 2006.
121. Таций, В. Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном
праве / В. Я. Таций. — Харьков, 1988.
122. Токсикологическая химия. Метаболизм и анализ токсикантов : учеб.
пособие / под ред. Н. И. Калетиной. — М., 2008.
123. Трахтеров, В. С. Вменяемость по советскому уголовному праву /
В. С. Трахтеров. — Харьков, 1960.
124. Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии) : сб. законодательных мат-лов / под ред. И. Д. Козочкина. — М., 1998.
125. Уголовное право России. Общая часть : учебник для вузов / под ред.
А. И. Игнатова, Ю. А. Красикова. — М., 2000.
126. Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. А. И. Рарога. — М., 1998.
127. Уголовное право России : учебник для вузов : в 2 т. — М., 1998. —
Т. 1 : Общая часть.
128. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / под ред.
Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева. — 2-е изд., исправ. и доп. —
М., 2008.
129. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть : учебник / под
ред. А. И. Марцева. — Омск, 1998.
130. Уголовное право. Общая и Особенная части : учебник для вузов / под
общ. ред. М. П. Журавлева, С. И. Никулина. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.,
2007.
176
131. Уголовное право. Общая часть. — Краснодар, 1999.
132. Уголовное право. Особенная часть : учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. — 4-е изд., изм. и доп. — М., 2008.
133. Уголовное право. Особенная часть : учебник для юридических вузов. — М., 1943.
134. Уголовное право. Практический курс : учеб. пособие / под ред.
А. В. Наумова, А. Г. Сапрунова. — М., 2003.
135. Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная / под ред. Л. Д. Гаухмана, Л. М. Колодкина, С. В. Максимова. — М., 1999.
136. Уголовный кодекс Австрии / предисл. Генерального прокурора Австрии доктора Эрнста Ойгена Фабрици ; пер. с нем. Л. С. Вихровой. — СПб., 2004.
137. Уголовный кодекс Австрии / науч. ред. и вступ. ст. С. В. Милюкова. —
СПб., 2004.
138. Уголовный кодекс Аргентины. — СПб., 2003.
139. Уголовный кодекс Испании / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Ф. М. Решетникова. — М., 1998.
140. Уголовный кодекс Кыргызской Республики / предисл. А. П. Стуканова, П. Ю. Константинова. — СПб., 2002.
141. Уголовный кодекс Республики Азербайджан. — СПб., 2001.
142. Уголовный кодекс Республики Беларусь / предисл. Б. В. Волженкина ;
обзор. ст. А. В. Баркова. — СПб., 2001.
143. Уголовный кодекс Республики Таджикистан / предисл. А. В. Федорова. — СПб., 2001.
144. Уголовный кодекс Таиланда. — М., 2005.
145. Уголовный кодекс Украины / науч. ред. и предисл. В. Я. Тация,
В. В. Сташиса ; пер. с укр. В. Ю. Гиленченко. — СПб., 2001.
146. Уголовный кодекс Японии / науч. ред. и предисл. А. И. Коробеева. —
СПб., 2002.
147. Устименко, В. В. Специальный субъект преступления / В. В. Устименко. — Харьков, 1989.
177
148. Харьковский, Е. Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот
наркотических средств или психотропных веществ / Е. Л. Харьковский. — М.,
2003.
149. Шапиев, С. М. Неосторожные преступления и их предупреждение /
С. М. Шапиев. — Махачкала, 1994.
150. Шарапов, Р. Д. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности / Р. Д. Шарапов. — Тюмень, 2002.
Научные статьи и публикации
151. Бабаян, Э. А. Наркомании и токсикомании / Э. А. Бабаян // Руководство по психиатрии : в 2 т. / под ред. Г. В. Морозова. — М., 1988. — Т. 2.
152. Бабаян, Э. А. Некоторые проблемы терминологии в области наркотических средств / Э. А. Бабаян // Бабаян Э. А., Гаевский А. В., Бардин Е. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Нормативные документы. Методические материалы.
Ответы на вопросы : в 2 т. — М., 2000. — Ч. 1.
153. Бабаян, Э. А. Медико-правовые аспекты формирования экспертных
заключений ПККН по размерам наркотических средств, доминирующих в незаконном обороте России / Э. А. Бабаян, А. В. Гаевский // Бабаян Э. А., Бардин Е.
В., Гаевский А. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных,
сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Государственные и ведомственные акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы :
в 2 ч. — М., 2002. — Ч. 2.
154. Байдин, А. Н. История развития российского уголовного законодательства о борьбе с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ / А. Н. Байдин // Общество и право. — 2010. — № 2(29).
155. Байдин, А. Н. О содержании субъективной стороны преступления,
предусмотренного ст. 234 УК РФ («Незаконный оборот сильнодействующих или
ядовитых веществ в целях сбыта») / А. Н. Байдин // Рос. следователь. — 2011. —
№ 13.
178
156. В аптеку за смертью не посылать : интервью председателя ГАК, директора ФСКН России Виктора Иванова «Российской газете» // Рос. газета. —
2012. — 18 окт.
157. Векленко, С. В. Законодательное определение умышленной вины нуждается в совершенствовании / С. В. Векленко // Уголовное право. — 2003. — № 1.
158. Вопросы совершенствования федерального законодательства о наркотических средствах и психотропных веществах / А. И. Александров, В. С. Бурданова,
В. Ю. Владимиров, К. С. Кузьминых, Н. Л. Мирзоян, В. Г. Петухов, В. П. Сальников // Наркомания и наркобизнес: проблемы противодействия : мат-лы науч.практ. конф. (Санкт-Петербург, 25 мая 1999 г.) / под общ. ред. В. П. Сальникова,
В. С. Бурдановой, В. Ю. Владимирова, К. С. Кузьминых. — СПб., 1999.
159. Воронцова, А. Добавки не надо / А. Воронцова // Русский курьер. —
2006. — 20 марта.
160. Выписка из протокола заседания Постоянного комитета по контролю
наркотиков от 16 марта 2006 г. № 1/102-2006 «О сибутрамине» // Новые лекарственные препараты. — 2006. — Вып. 4.
161. Деревоедов, А. Допинг в спорте и борьба с ним / А. Деревоедов //
Вестник Российского международного Олимпийского университета. — 2012. —
№ 1(2).
162. Доклад международного комитета по контролю над наркотиками ООН
за 1998 г. Нью-Йорк, 1999 г. (извлечения) // Бабаян Э. А., Бардин Е. В., Гаевский А. В. Правовые аспекты оборота наркотических, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров. Государственные и ведомственные
акты. Методические материалы. Комментарии. Ответы на вопросы : в 2 ч. — М.,
2002. — Ч. 2.
163. Еремин, В. Н. Характеристика источников уголовного права Японии /
В. Н. Еремин // Уголовное право буржуазных стран. Общая часть. — М., 1990.
164. Калачев, Б. Ф. Что мы об этом знаем? Из истории распространения
наркотиков и наркомании в России / Б. Ф. Калачев // Эйфория распада. — М.,
1991.
179
165. Келина, С. Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового УК
РФ / С. Г. Келина // Уголовное право: новые идеи. — М., 1994.
166. Король, И. Г. Уголовная ответственность медицинских и фармацевтических работников / И. Г. Король // Современное медицинское право. — М., 2003.
167. Кузнецов, В. И. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 14 от
15 июня 2006 г. и правоприменительная практика / В. И. Кузнецов // Сибирский
юридический вестник. — 2006. — № 4.
168. Кухарук, В. В. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ / В. В. Кухарук // Уголовно-правовые и криминологические аспекты. —
М., 2006.
169. Лавров, А. Заболел — полечился — в тюрьму / А. Лавров // Газета. —
2007. — 29 авг.
170. Лебедев, В. М. О некоторых вопросах назначения судами наказания /
В. М. Лебедев // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1999. —
№ 9.
171. Левицкий, Г. Ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку, сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ / Г. Левицкий // Соц. законность. — 1978. — № 4.
172. Мащенко, П. С. К вопросу о процедуре отнесения веществ к аналогам
наркотических средств и психотропных веществ / П. С. Мащенко // Современные
проблемы науки и образования. — 2012. — № 3.
173. Милушин, М. И. Правовое регулирование хозяйственного оборота
прекурсоров, сильнодействующих, ядовитых и одурманивающих веществ /
М. И. Милушин // Медицинское право. — 2009. — № 1.
174. Миньковский, Г. М. О понятии вины и проблемах ее доказывания /
Г. М. Миньковский, Б. Я. Петелин // Гос-во и право. — 1992. — № 5.
175. Наумов, А. В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике / А. В. Наумов // Сов. гос-во и право. — 1991. — № 2.
176. Наумов, А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской
Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование /
А. В. Наумов / под ред. Г. М. Резника. — М., 2005.
180
177. Ненайденко, А. Г. К вопросу об отграничении незаконного хранения
от незаконной перевозки наркотических средств или психотропных веществ /
А. Г. Ненайденко // Адвокатская практика. — 2002. — № 1.
178. Никифоров, Б. С. Субъективная сторона в «формальных» преступлениях / Б. С. Никифоров // Сов. гос-во и право. — 1971. — № 3.
179. Осторожно: анаболические стероиды! / Люберецкая панорама. —
2010. — 20 мая.
180. Пахтеева, Г. Х. Формализация назначения наказания в уголовном
праве зарубежных стран / Г. Х. Пахтеева // Рос. юстиция. — 2009. — № 5.
181. Подымов, А. Кухня ведьмы / А. Подымов // Наука и жизнь. — 1991. —
№ 11.
182. Поротников, С. М. Особенности правонарушений и преступлений,
связанных с оборотом биологически активных добавок и анаболическиандрогенных стероидов, незаконно ввозимых на территорию Российской Федерации / С. М. Поротников // Власть и управление на Востоке России. — 2007. —
№ 1.
183. Прозументов, Л. М. Общественная опасность как основание криминализации (декриминализации) деяния / Л. М. Прозументов // Вестник Воронежского института МВД России. — 2009. — № 4.
184. Рогов, И. И. Предисловие / И. И. Рогов // Уголовный кодекс Республики Казахстан. — СПб., 2001.
185. Ролик, А. И. Законодательство стран азиатско-тихоокеанского региона
о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги / А. И. Ролик, Л. И. Романова // Наркоконтроль. — 2008. — № 4.
186. Рустемова, Г. Р. К вопросу о разграничении медицинских преступлений и правонарушений / Г. Р. Рустемова // Соотношение преступлений и иных
правонарушений: современные проблемы. — М., 2005.
187. Рясов, А. В. Понятие и сущность признака «использование служебного
положения» в российском уголовном праве / А. В. Рясов // Юристъ-Правоведъ. —
2007. — № 6.
181
188. Сальников, А. Мышечная касса / А. Сальников // Коммерсантъ. Деньги : журнал. — 2003. — № 11(416).
189. Современные проблемы правового регулирования оборота биологически активных добавок к пище, содержащих психоактивные и контролируемые
вещества / М. Н. Денисова, С. А. Семочкина, А. А. Еганов, Д. А. Кардонский,
А. Е. Коваленко, Е. А. Симонов, В. И. Сорокин, Ю. М. Моргункова, В. Ю. Кузовлев // Микроэлементы в медицине. — 2010. — Т. 11, № 3–4.
190. Табаков, А. В. Правовые проблемы борьбы с контрабандой аналогов
наркотических средств и психотропных веществ / А. В. Табаков // Ученые записки
Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. — 2002. — № 1(18).
191. Табаков, А. В. Правовые проблемы борьбы с незаконным оборотом
аналогов наркотических средств и психотропных веществ в практике таможенных
органов Российской Федерации / А. В. Табаков // Поиск : сб. ст. по проблемам
правоохранительной деятельности. — М., 2003. — Вып. 2.
192. Табаков, А. В. Особенности правового статуса, нормативного определения, формирования и применения списков наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых веществ и прекурсоров / А. В. Табаков //
Ученые записки Санкт-Петербургского им. В. Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. — 2005. — № 1(23).
193. Тяжкова, И. М. Уголовная ответственность медицинских работников /
И. М. Тяжкова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. — 1994. — № 6.
194. Ульянкина, Т. Н. История опиумных препаратов и проблема возникновения наркомании / Т. Н. Ульянкина // Алкоголизм и неалкогольные токсикомании. Наркомании и токсикомании : респ. сб. науч. тр. / под ред. И. Н. Пятницкой. — М., 1987.
195. Федоров, А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот
сильнодействующих и ядовитых веществ в Российской Федерации и Республике
Беларусь / А. В. Федоров // Наркоконтроль. — 2003. — № 8.
182
196. Федоров, А. В. Уголовная ответственность за незаконный оборот
сильнодействующих или ядовитых веществ (ст. 234 УК РФ) / А. В. Федоров //
Наркоконтроль. — 2007. — № 1.
197. Федоров, А. В. Cильнодействующие и ядовитые вещества как предмет
преступления в настоящее время и до 1917 года (ст. 234 УК РФ) / А. В. Федоров //
Наркоконтроль. — 2008. — № 1.
198. Федоров, А. В. Сильнодействующие и ядовитые вещества как предмет
преступления: История и современность (1917–2008 гг.) / А. В. Федоров // Наркоконтроль. — 2008. — № 2.
199. Федоров, А. В. Ответственность за деяния с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами по праву
княжеского периода и Русского централизованного государства (X–XVII вв.) /
А. В. Федоров // Наркоконтроль. — 2009. — № 4.
200. Федоров, А. В. Списки сильнодействующих и ядовитых веществ в
Российской империи (XVIII в. – 1917 г.) / А. В. Федоров // Наркоконтроль. —
2010. — № 1.
201. Фемида ставит опыты. Торговцы химикатами спорят с наркополицейскими // Рос. газета — Сибирь. — 2007. — 14 нояб.
202. Фицев, И. М. К проблеме идентификации сильнодействующих анаболических стероидов в объектах криминалистической экспертизы / И. М. Фицев,
Н. А. Фицева, Г. К. Будников // Ученые записки Казанского государственного
университета. — 2009. — Т. 151, кн. 3 : Естественные науки.
203. Шалагин, А. Е. Незаконный оборот сильнодействующих и ядовитых
веществ: понятие, общественная опасность, предупреждение / А. Е. Шалагин,
А. И. Клюшкин // Вестник Казанского юридического института МВД России. —
2012. — № 7.
204. Шарафанович, А. Наркотики: легальная сторона / А. Шарафанович //
Ремедиум. — 2007. — № 11.
205. Щербаков, С. Ю. Проблемные вопросы идентификации и отнесения к
подконтрольным веществам новых психоактивных соединений, изымаемых из не-
183
законного оборота / С. Ю. Щербаков // Микроэлементы в медицине. — 2010. —
Т. 11, № 3–4.
206. Osborne А. Russia’s youth faces worst crisis of homelessness and substance misuse since second world war // British Medical Journal 330/1328. — 2005. —
11 June.
207. Daniel C., Nachtman J. P. Toxicology of Alcohols, Ketones and Esters Inhalation // Review of Inhalants: Euphoria to Dysfunction / Editors: Charles Wm.
Sharp, Ph.D., Mary Lee Brehm, Ph.D. — NIDA Research Monograph 15. — 1977.
Диссертации и авторефераты диссертаций
208. Дранников, А. В. Уголовная ответственность за контрабанду предметов, ограниченных в гражданском обороте : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 /
Дранников Алексей Вячеславович. — Ростов н/Д, 2000.
209. Кузнецов, И. В. Понятие и виды предметов преступлений в уголовном
праве России : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Кузнецов Игорь Владимирович. — Челябинск, 2007.
210. Кулыгин, В. В. Субъективное вменение в уголовном праве : автореф.
дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Кулыгин Владимир Владимирович. — М.,
1994.
211. Кухарук, В. В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы
борьбы с организованным незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Кухарук Владимир Васильевич. — М., 2000.
212. Осмоналиев, К. М. Уголовно-правовые меры предупреждения и пресечения оборота наркотических средств (по материалам Кыргызской Республики) : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Осмоналиев Кайрат Медербекович. —
М., 1997.
213. Петелин, Б. Я. Установление субъективной стороны преступления в
процессе расследования: теоретические и тактико-методические аспекты : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук : 12.00.09 / Петелин Борис Яковлевич. — М., 1992.
184
214. Ситковский, И. В. Уголовная ответственность юридических лиц :
дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Ситковский Илья Викторович. — М., 2003.
215. Шмелева, Е. Г. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых
веществ в целях сбыта: уголовно-правовые и криминологические аспекты : дис. ...
канд. юрид. наук : 12.00.08 / Шмелева Екатерина Геннадьевна. — Тюмень, 2008.
Справочная литература
216. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. /
В. И. Даль. — М., 1981. — Т. IV.
217. Ожегов С. И. Словарь русского языка. — М., 1968.
218. Справочник по психиатрии / под ред. А. В. Снежневского. — М., 1974.
Электронные источники информации
219. Межгосударственный стандарт ГОСТ 12.1.007-76 «Система стандартов безопасности труда. Вредные вещества. Классификация и общие требования
безопасности» [Электронный ресурс] : утв. постановлением Госстандарта СССР
от 10 марта 1976 г. № 579. — Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».
220. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 г. № 68 :
с изм. и доп. по сост. на 25 января 2013 г. — Информационная система «Параграф». — Режим доступа: http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30222833&
page=1.
221. Уголовный кодекс Республики Казахстан [Электронный ресурс] : утв.
Законом Республики Казахстан от 16 июля 1997 г. № 168 «О введении в действие
Уголовного кодекса Республики Казахстан» // Официальный сайт Президента
Республики Казахстан. — Режим доступа: http://www.akorda.kz.
222. Уголовный кодекс Республики Таджикистан [Электронный ресурс] :
с изм. и доп. по сост. на 2 августа 2011 г. — Режим доступа: http://www.
legislationline.org/ru/documents/action/popup/id/14346/preview.
223. Уголовный кодекс Республики Узбекистан [Электронный ресурс] :
утв. Законом Республики Узбекистан от 22 сентября 1994 г. № 2012-XIIВ : введен
в действие с 1 апреля 1995 г. : с изм. в соответствии с Законом Республики Узбе-
185
кистан от 22 декабря 2009 г. № ЗРУ-238. — Режим доступа: http://fmc.uz/legisl.
php?id=k_ug.
224. Уголовный кодекс Украины от 5 апреля 2001 г. № 2341-III [Электронный ресурс] : с изм. и доп. от 21 января 2010 г. — Режим доступа: http://search.
ligazakon.ua.
225. Уголовный кодекс Эстонии. — Режим доступа: http://www.crime.vl.ru/
index.php?p=1332&more=1&c=1&tb=1&pb=1#more1332.
226. Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ [Электронный ресурс] : утв. Президиумом
Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 г. — Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
227. Приказ Министерства образования Российской Федерации от 28 февраля 2000 г. № 619 «О концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде» [Электронный ресурс]. — Доступ из
справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
228. Протокол заседания Постоянного комитета по контролю наркотиков
от 6 марта 2001 г. № 2/80-2001 [Электронный ресурс]. — Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
229. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации
«Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих
и ядовитых веществ» [Электронный ресурс] : утв. Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации 27 июня 2012 г. — Доступ из справ.-правовой системы
«КонсультантПлюс».
230. Баренцев, А. Наркотики — угроза национальной безопасности России.
Русская народная линия — информационно-аналитическая служба / А. Баренцев. — Режим доступа: http://www.ruskline.ru.
231. Бычкова, А. М. Законопроект о снижении возраста уголовной ответственности до двенадцати лет в свете анализа реальной общественной опасности
186
деяний малолетних / А. М. Бычкова. — Режим доступа: http://www.crimpravo.ru/
blog/1730.html.
232. Гуров, А. И. Профилактика наркомании и наркобизнеса — на совести
личности, общества и государства / А. И. Гуров. — Режим доступа: http://screen.
ru/narkom/gazeta13.htm.
233. Егорова, Н. А. Уголовно-правовое воздействие в отношении юридических лиц (оценка одного законопроекта) / Н. А. Егорова. — Режим доступа: http://
www.crimpravo.ru/blog/1075.html.
234. Завидов, Б. Д. Преступления в области незаконного оборота наркотиков, психотропных веществ, их аналогов, сильнодействующих и ядовитых веществ (анализ ст. 228–234 УК РФ) / Б. Д. Завидов [Электронный ресурс]. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
235. Калачев, Б. Ф. Наркотики на Руси / Б. Ф. Калачев. — Режим доступа:
http://narkotiki.ru/research_5283.html.
236. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] / под ред. В. М. Лебедева. — 5-е изд., доп. и испр. — М., 2005. —
Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
237. Сейфулла, Р. Д. Побочные эффекты анаболических стероидов /
Р. Д. Сейфулла // Muscle nutrition : электронный журнал. — 2009. — № 1. — Режим доступа: http://bodybuilding.h1.ru/st02.html.
238. В Москве полицейского отравили клофелином. — Режим доступа:
http://www.fontanka.ru/2012/10/28/031.
239. Дельцы [Электронный ресурс] // Утро вечера мудренее : газета. —
2010. — 11 марта. — Режим доступа: http://www.gnkmo.ru/index.php?option=
com_content&view=article&id=371%3A----2010&showall=1.
240. Допинг или анаболические стероиды? — Режим доступа: http://
www.fskn-rostov.ru/OMVP/Poleznoe.html.
241. За что осудили директора химпредприятия? [Электронный ресурс] //
Новосибирская Метро-Газета. — 2007. — 14 нояб. — Режим доступа: http://
www.metronsk.ru/nsk/568.
187
242. Курганская область: Наркоконтроль проводит проверки биологически
активных добавок. — Режим доступа: http://www.narkotiki.ru/news_20628.html.
243. Миллион долларов за килограмм яда // Вечерний Новосибирск. —
2006. — 10 февр. — Режим доступа: http://vn.ru/index.php?id=74002.
244. Новый владелец квартиры в Москве обнаружил под полом 2 кг ртути. — Режим доступа: http://www.ntv.ru/novosti/742976.
245. Химический ожог репутации. — Режим доступа: http://old.fedpress.ru/
page_71934.html.
246. Вред анаболических стероидов. — Режим доступа: http://max-body.ru/
stati/farmakologija/anabolicheskie-steroidy/2918-vred-anabolicheskikh-steroidov.html.
247. Зырянов, С. Сына, пытавшегося отравить отца ртутью, осудили условно почти на 7 лет / С. Зырянов [Электронный ресурс] // Аргументы и Факты —
Владимир. — 2012. — 19 сент. — Режим доступа: http://www.vlad.aif.ru/crime/
news/53897.
248. Об анаболически-андрогенных стероидах. — Режим доступа: http://
www.starayakupavna.ru/n100513_4.html.
249. Химическая угроза. Минздрав и наркоконтроль предупреждают [Электронный ресурс] // Управление ФСКН России по Республике Татарстан. — Режим
доступа: http://ufskn.tatarstan.ru/rus/index.htm/news/32791.htm.
250. Спорт-вики — википедия научного бодибилдинга. — Режим доступа:
http://sportswiki.ru /%D0%90%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%BB%0%
B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D1%82%D
0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B4%D1%8B.
251. Уголовное право России. Часть Общая [Электронный ресурс] / отв.
ред. Л. Л. Кругликов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2005. — Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
188
ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Таблица 1 — Результаты анкетирования следователей и оперуполномоченных УМВД России по Омской области, следователей и оперуполномоченных
УФСКН России по Омской области по спорным вопросам
правоприменительной практики и проблемам практической реализации
уголовно-правовых норм об ответственности за незаконный оборот
сильнодействующих и ядовитых веществ 2010–2012 гг.
Ответ
Затрудняюсь
ответить
Кол-во
%
Кол-во
%
Кол-во
%
1. Считаете ли Вы необходимым принятие специального закона или нормативного правового акта,
подробно устанавливающего порядок оборота данных веществ во всех сферах использования?
47
60
31
40
0
0
2. Считаете ли Вы необходимым сформулировать диспозицию ст. 234 УК РФ без указания на
цель сбыта веществ?
69
88
9
12
0
0
3. Считаете ли Вы необходимым регламентировать крупный и особо крупный размеры веществ
ядовитых веществ и особо крупный размер сильнодействующих веществ для целей ст. 234 УК РФ?
46
59
30
38
2
3
4. Считаете ли Вы необходимым установить в качестве факультативного признака ст. 234
УК РФ использование средств массовой информации либо электронных или информационнотелекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)?
66
85
12
15
0
0
5. Считаете ли Вы необходимым установить в качестве факультативного признака ст. 234
УК РФ использование своего служебного положения?
73
94
5
6
0
0
6. Считаете ли Вы возможным квалифицировать хищение сильнодействующих или ядовитых веществ как незаконное приобретение по ст. 234 УК РФ по совокупности со статьями о хищении?
51
66
27
34
0
0
7. Считаете ли Вы необходимым дополнить ст. 234 УК РФ примечанием о возможности освобождения от уголовной ответственности за данное преступление (по аналогии с примечаниями к ст. ст. 222, 228 УК РФ)?
55
71
22
28
1
1
1
8. Считаете ли Вы необходимым в ст. 82 УК РФ предусмотреть отсрочку отбывания наказания больным токсикоманией и прохождение курса лечения от токсикомании, а также медико-социальную реабилитацию путем добавления в диспозицию упоминания о больных токсикоманией в случае совершении впервые преступления, предусмотренного ст. 234 УК РФ?
27
35
48
61
3
4
9. Считаете ли Вы верным квалифицировать сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ
в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» именно как покушение на
преступление в связи с тем, что преступление не доведено до конца по независящим от лица
обстоятельствам?
61
78
17
22
0
0
Вопрос
Да
Нет
Примечание. Всего опрошено 40 следователей и оперуполномоченных УМВД России по
Омской области и 38 следователей и оперуполномоченных УФСКН России по Омской области.
189
Таблица 2 — Результаты анкетирования научных работников по основным
теоретическим аспектам, связанным с проблемами правовой регламентации
незаконного оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, 2010–2012 гг.
Ответ
Затрудняюсь
ответить
Кол-во
%
Кол-во
%
Кол-во
%
1. Считаете ли Вы необходимым принятие специального закона или нормативно-правового акта,
подробно устанавливающего порядок оборота данных веществ во всех сферах использования?
31
74
11
26
0
0
2. Считаете ли Вы необходимым сформулировать диспозицию ст. 234 УК РФ без указания на
цель сбыта веществ?
21
50
19
45
2
5
3. Считаете ли Вы необходимым регламентировать крупный и особо крупный размеры ядовитых
веществ и особо крупный размер сильнодействующих веществ для целей ст. 234 УК РФ?
32
76
10
24
0
0
4. Считаете ли Вы необходимым установить в качестве факультативного признака ст. 234
УК РФ использование средств массовой информации либо электронных или информационнотелекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)?
29
69
13
31
0
0
5. Считаете ли Вы необходимым установить в качестве факультативного признака ст. 234
УК РФ использование своего служебного положения?
36
86
6
14
0
0
6. Считаете ли Вы возможным квалифицировать хищение сильнодействующих или ядовитых веществ как незаконное приобретение по ст. 234 УК РФ по совокупности со статьями о хищении?
38
90
4
10
0
0
7. Считаете ли Вы необходимым дополнить ст. 234 УК РФ примечанием о возможности освобождения от уголовной ответственности за данное преступление (по аналогии с примечаниями к ст. ст. 222, 228 УК РФ)?
33
78
4
10
5
12
8. Считаете ли Вы необходимым в ст. 821 УК РФ предусмотреть отсрочку отбывания наказания больным токсикоманией и прохождение курса лечения от токсикомании, а также медико-социальную реабилитацию путем добавления в диспозицию упоминания о больных токсикоманией в случае совершении впервые преступления, предусмотренного ст. 234 УК РФ?
22
52
13
31
7
17
9. Считаете ли Вы верным квалифицировать сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ
в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» именно как покушение на
преступление в связи с тем, что преступление не доведено до конца по независящим от лица
обстоятельствам?
30
71
12
29
0
0
Вопрос
Да
Нет
Примечание. Всего опрошено 42 кандидата и доктора юридических наук.
ПРИЛОЖЕНИЕ 2
190
Диаграмма 1
2003
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
5000
2013
0
1000
2000
3000
165882
3970 4000
231462
152118
4090
218974
150727
4329
215214
154218
4299
222564
164561
5007
238253
159200
4288
232613
158286
231218
152824
212019
134988
175241
99732
3120
2004
150096
82943
2316
181688
4202
4795
5161
6000
Незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка в целях сбыта, а равно сбыт сильнодействующих веществ
Тяжкие и особо тяжкие
Общее количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, сильнодействующих
веществ
0
50000
100000
150000
200000
250000
300000
Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов,
сильнодействующих веществ, выявленные правоохранительными органами в Российской Федерации за 2003–2013 гг.
Количество преступлений
Количество преступлений
0
100000
200000
300000
400000
500000
600000
700000
800000
2004
7802
2005
10926
2006
18337
2007
21092
689146
2008
23802
640373
2009
2010
30257
620631
25497
605355
2011
30672
634998
2012
32991
714031
2013
0
5000
10000
15000
20000
25000
30000
40000
38538
35000
Зарегистрировано преступлений, совершенных в общественных местах
Из них связаны с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, сильнодействующих веществ
2003
6729
328993
368748
564141
718711
723990
45000
Диаграмма 2
Преступления, совершенные в общественных местах, на дорогах и трассах вне населенных пунктов
191
192
Диаграмма 3
Виды действий
90,00%
84,39%
80,00%
70,00%
61,32%
60,00%
47,32%
50,00%
40,00%
30,00%
15,12%
20,00%
3,90%
10,00%
0,49%
0,00%
Сбыт
Хранение с Приобретение Пересылка с
целью сбыта с целью сбыта целью сбыта
Перевозка с Изготовление
целью сбыта с целью сбыта
193
Диаграмма 4
Источник приобретения веществ и место совершения преступления
2,93%
Изготовление
11,71%
Контрабанда
3,90%
Получение заказов по сети Интернет
21,95%
Легально получены из медицинских
учреждений, в том числе по рецепту
4,88%
Хищение из медицинских учреждений
55,61%
Не установлен
0,00%
Химические предприятия
10,00% 20,00% 30,00% 40,00% 50,00% 60,00%
0,97%
12,68%
Рынок, торговая точка, офис
5,85%
Транспортная компания
Дом, квартира
40,0%
13,66%
Медицинское учреждение
0,97%
Спортклуб
56,10%
Улица
0,00%
10,00%
20,00%
30,00%
40,00%
50,00%
60,00%
194
Диаграмма 5
Вид и размер вещества
77,07%
80,00%
70,00%
60,00%
50,00%
23,90%
40,00%
30,00%
20,00%
10,00%
0,00%
Сильнодействующее вещество
Ядовитое вещество
56,97%
58,00%
56,00%
54,00%
52,00%
48,78%
50,00%
48,00%
46,00%
44,00%
Не является крупным размером
Крупный размер
195
Диаграмма 6
Квалификация предварительного расследования и суда
Предварительное расследование
ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 234
1,46%
ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 234
0,97%
12,68%
ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 234
4,88%
ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 234
14,15%
ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234
48,29%
ч. 3 ст. 234
8,29%
ч. 2 ст. 234
28,29%
ч. 1 ст. 234
0,00%
10,00%
20,00%
30,00%
40,00%
50,00%
60,00%
Суд
5,36%
Оправдано
1,46%
ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 234
24,39%
ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 234
8,78%
ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 234
15,61%
ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234
40,0%
ч. 3 ст. 234
5,80%
ч. 2 ст. 234
26,34%
ч. 1 ст. 234
0,00%
5,00% 10,00% 15,00% 20,00% 25,00% 30,00% 35,00% 40,00% 45,00%
196
Диаграмма 7
Уголовно наказуемые деяния с предметами, ограниченными в обороте
ст. 355
Разработка
ст. ст. 181, 186, 187, 223,
228, 234, 327.1
Изготовление
ст. ст. 138.1, 228.1,
228.4, 238, 247, 355
Производство
Переработка
ст. ст. 228, 234
Передача
ст. ст. 220, 222
ст. ст. 181, 220, 247
Использование
Ношение
ст. 222
Повреждение
ст. 325
ст. ст. 325, 326
Уничтожение
ст. 220
Разрушение
ст. ст. 191, 228.1, 228.4,
234, 218
Пересылка
ст. 247
Транспортировка
ст. ст. 186, 222, 191, 228,
228.3, 234, 238
Перевозка
ст. ст. 221, 226, 229
Вымогательство
ст. ст. 138.1, 181, 186,
187, 222, 228.1, 228.4,
234, 238, 324, 327, 327.1,
355
ст. ст. 164, 221, 226, 229,
325
Хищение
Сбыт
ст. ст. 186, 191, 220, 222,
224, 228, 228.3, 234, 238,
247
ст. ст. 138.1, 220, 222,
228, 228.3, 234, 324, 355
Хранение
Приобретение
0
2
4
6
8
10
12
14
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа