close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

ДОГОВОР;doc

код для вставкиСкачать
Комитет общего и профессионального образования
Ленинградской области
Автономное образовательное учреждение
Высшего профессионального образования
Ленинградский государственный университет
им. А. С. Пушкина
Кафедра истории
Дипломная работа по истории России:
Женский Патриотический Институт в Санкт-Петербурге
в XIX – начале XX вв.
Выполнила:
студентка V курса ДО
фак. истории и соц. наук
Сухинина А.В.
Научный руководитель:
док. ист. наук, проф.
Веременко В.А.
Санкт – Петербург,
2009
2
Содержание.
Введение…………………………………………………………………………...3
Глава 1. История Женского Патриотического Института…………………….10
Глава 2. Женский Патриотический Институт в период строительства здания и
церкви…………………………………………………………………………….20
2.1. Строительство церкви Института…………………………………...25
Глава 3. Эволюция учебного процесса…………………………………………27
3.1. Педагогические курсы при институте.
32
Заключение………………………………………………………………..35
Приложения………………………………………………………….……37
Список источников и использованной литературы……………..................…44
3
Введение
Проблема образования женщин в России в XIX - начале XX вв. являлась важной
составной частью общественно-политической жизни страны, одним из показателей
направления и динамики ее развития.
Образованные женщины, которые сейчас составляют половину выпускников
университетов, играют все большую роль в различных областях управления бизнесом, в
сфере экономики и политики. В российском высшем образовании 55% всего числа
работников составляют женщины. Они преобладают в таких областях, как экономика,
здравоохранение, образование. Женщины составляют 28% общего числа кандидатов наук
и 13% докторов наук. В наши дни обучение женщин в институтах и университетах – дело
обычное. Однако история женского образования в России уходит корнями глубоко в
прошлое. Одним из основных требований женского движения во второй половине XIX начале XX века стало право женщин на образование, равное с мужчинами, поскольку
женщин тогда не принимали в университеты, а школы для девочек были редкостью, или
программа в них оказывалась сокращенной и ограничивалась "женскими" обязанностями.
Тем не менее, утверждать, что женщина была необразованной или не имела доступа к
образованию, было бы неверно. Начиная с древнейших времен до конца XVIII века,
образование являлось достоянием правящей элиты, то есть нескольких процентов
населения. Однако в древности были женщины, которые должны были быть хорошо
образованы - это гетеры, которые обучались музыке, поэзии, литературе, философии,
были в курсе политических событий, чтобы поддержать разговор с мужчинами на
должном уровне. В России начало женского образования для высших слоев общества
было положено учреждением Смольного института (в 1764 г.) и в начале XIX в. ряда
закрытых учебных заведений ведомства императрицы Марии Федоровны. Открытые
женские гимназии для всех сословий начали учреждаться с 1800 г. В 1843 году появились
женские епархиальные училища, организованные для дочерей православного духовенства
и по курсу своему мало отличавшиеся от женских гимназий. Предполагалось, что
выпускницы этих училищ станут учительницами или женами священников. Так было
положено начало специальному образованию. Первые же высшие женские курсы
появились в Санкт-Петербурге в 1870 г. (Владимирские женские курсы), в Москве в 1872
г. были учреждены курсы Герье, наконец, в 1878 г. появились знаменитые Бестужевские
курсы.
Историческая наука очень своеобразна. Несложно заметить, что самые обыденные
сюжеты жизни являются, пожалуй, самыми малоизученными. Историю Женского
Патриотического Института в XIX – начале XX вв. можно смело отнести к той сфере
жизни, которая ещѐ совершенно не освящена исследователями. Но именно
Патриотический Институт давал девушкам не только приют, но и хорошее образование.
Выпускницы Института находили престижную работу и могли обеспечить не только себя,
но и своих родных. Именно здесь девушек подготавливали к семейной жизни: быть
хорошей хозяйкой, заботливой матерью, доброй женой. Именно здесь рождались тѐплые
дружеские отношения, которые сохранялись на долгие годы.
За сто лет своего существования институт прошел огромный путь от Женского
Патриотического Общества до Патриотического Института. Изначально, данное
учреждение было задумано как благотворительное. Несколько женщин из высшего
сословия решили не стоять в стороне, а оказывать помощь пострадавшим в
Отечественную войну 1812 года. Данное учреждение представляет особый интерес, так
как оно было основано именно благодаря дворянству. Но дворянство не отличалось
4
особым чувством патриотизма, и не всегда первым приходило на помощь нуждающимся.
Хотя на основе исследованных материалов, создается впечатление, что наряду с
трусостью и лже-патриотизмом верхушки дворянства, существовала общая масса
родового дворянства, которую можно включить в понятие русский народ, в широком
смысле этого слова, так как такие, рядовые дворяне ощущали себя частью народа, вместе
со всем народом вставали на защиту Отечества и принимали в этом участие в таких
формах, в которых это было возможно для положения и социальной роли каждого
отдельного человека. Для женщин единственной формой участия в войне, единственной
оставленной им сферой общественной жизни была благотворительность.
Объектом исследования является Женский Патриотический Институт как учебновоспитательное учреждение Санкт-Петербурга в XIX – начале XX вв.
Предметом исследования выступает государственная политика, направленная на
развитие Патриотического Института, а также происходившие в институте изменения под
воздействием правительственных мероприятий.
Цель исследования: рассмотреть эволюцию Женского Патриотического
Института в XIX – начале XX вв., и выявить степень влияния государственной политики
на развитие данного учреждения. Исходя из поставленной цели, вытекают следующие
задачи исследования:
- проследить поэтапное развитие Женского Патриотического Института с момента
его основания до 1913 года.
- исследовать условия организации институтской жизни в период строительства
здания института и его церкви.
- Рассмотреть эволюцию учебного процесса за рассматриваемый период
- определить роль педагогических курсов, как дополнительного образования при
устройстве на работу.
- охарактеризовать деятельность благотворительного общества за десять лет
существования.
Хронологические рамки охватывают первую половину XIX – начало XX вв.: от
начала Отечественной Войны до начала I Мировой Войны. Данный период исследования
выбраны не случайно. В этот период данное заведение претерпевало существенную
эволюцию: менялось его имущественное положение, были сделаны многие изменения и
нововведения в постановке учебного дела, происходили существенные изменения
педагогического состава. Верхней хронологической границей являются события 1913
года, а именно столетний юбилей института. Выбранные хронологические рамки дают
возможность показать процесс развития Женского Патриотического Института почти за
сто лет, также можно проследить, как смена власти отражалась на развитии женского
образования, какие законы об образовании были приняты, кто из правителей уделял
больше внимания благотворительным учреждениям.
Территориальные рамки данного исследования распространяются на столицу
Российской империи в указанный период – Санкт-Петербург.
Историографию по данной теме исследования условно можно разделить на три
периода: дореволюционный, советский и современный.
Проблемой развития женского образования активно занимались многие историки.
Проводившаяся в дореволюционное время активная разработка этой темы представляет
сейчас скорее источниковедческий, чем историографический интерес, так как созданные в
5
те годы многочисленные исследования имели ярко выраженный публицистический
характер. В этом ключе выполнены работы Е.О. Лихачевой, К.Р. Шохоль, Н.Е. Зинченко,
М.И. Покровской1. Авторы делают акцент на проблемы, связанные с обучением женщин в
институтах, о совместном образовании мужчин и женщин, о государственной политике в
отношении этого вопроса. Рассматривая проблему в общем, авторы не обращаются к
конкретным учебным заведениям.
Большинство женских учебных заведений XIX – XX вв. имели благотворительный
характер, и служили не только школой, но и домом для многих девушек. Так, Е.Д.
Максимов2, в своей работе, ставил главной задачей показать роль благотворительных
заведений в России. Автор характеризует деятельность учреждений данного типа и
выявляет степень необходимости их существования. Дается широкий обзор
благотворительных учреждений и ведомств, их основные направления, периоды
существования.
Женский Патриотический Институт имел прямое отношение к благотворительности,
так как давал не только образование, но и приют нуждающимся ученицам. Также девушки
регулярно получали стипендию, подарки и выходили в жизнь образованными
состоявшимися женщинами. В работах по женскому образованию и благотворительным
заведениям Патриотический Институт как учебно-воспитательное заведение или не
встречается вовсе, или встречается мельком. Наиболее яркой работой по созданию
института до сих пор остается труд дореволюционного историка Е.С. Шумигорского 3.
Автор дает подробную характеристику Патриотического Общества от начала его
образования, до последнего дня существования. Автор считает, что Патриотическое
Общество – первая женская светская общественная организация в России, и день ее
образования можно считать днем начала женского движения в России,
осуществлявшегося в начале XIX века, конечно, в специфических формах. Делая акцент
на деятельности Общества, автор мало внимания уделяет деятельности института, также в
работе отсутствует связь государственной политики с деятельностью заведения.
Среди публицистических работ выделяется работа Н.М. Макеева4. Данная работа
даѐт полный исторический очерк от создания Института до его пятидесятилетия. Макеев
делает акценты на исторические события, происходившие в данный период, показывает
как они отражались на развитии системы образования. Автор исследует эволюцию
института, и рассматривает условия, в которых происходили изменения.
А.Ф. Бардовский работал в Институте учителем русской словесности, а к 100летию данного учебного заведения ему было поручено написать очерк о Патриотическом
Институте за 100 лет существования. Данная работа делает широкий обзор судьбы
Института с 1813 по 1913гг., однако основной акцент делается на учебную часть, а также
на историю здания Патриотического Института. Подробно описана роль педагогических
курсов и благотворительного Общества при Институте. Так же в данной монографии
представлено огромное количество документов5. Большая часть работы посвящена
1
Зинченко Н.Е. Женское образование в России / Н.Е. Зинченко. – СПб., 1902; Покровская М.И. О высшем
женском образовании в России / М.И. Покровская. – СПб., 1906; Шохоль К.Р. Высшее женское образование
в России / К.Р. Шохоль. – СПб., 1910; Лихачева Е.М. Материалы по истории женского образования в России
(1856-1880) / Е.М. Лихачева. – СПб., 1901.
2
Максимов Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения / Е.Д. Максимов. – СПб., 1903;
3
Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912 / Е.С. Шумигорский. –
СПб., 1912.
4
Макеев Н.М. Краткий исторический очерк об образовании Патриотического института / Н.М. Макеев. –
СПб.: тип. Второго Отд-ния собственной е.и.в. канцелярии, 1877.
5
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°»1913.
6
воспоминаниям учениц, переписке начальниц института с императрицей, каким-то
выдержкам из личных дневников. Автор также уделяет недостаточно внимания
деятельности государственной власти. А ведь именно власть оказывала наибольшее
влияние на развитие учреждений подобного рода.
Революционные
события
1917
года
коренным
образом
изменили
историографическую ситуацию. В новых условиях исследователи сконцентрировались на
истории борьбы молодежи и юношеских движениях. Следовательно, гораздо меньше
внимания уделялось проблеме образования. Многие институты, как тип учебного
заведения ликвидировались. Тема Патриотического Института в данный период была
неактуальной, о чем свидетельствует полное отсутствие каких-либо данных. Но
литература, связанная с развитием системы образования в указанный период, а также
литература по благотворительным учреждениям все-таки была. Изучая вопрос об участии
студенток в событиях революции, удалось обнаружить достаточно публикаций,
посвященных этому историческому событию. Так, в работах А.Н. Кирова и Б.В.
Титлинова1 подробно описано участие учащейся молодежи в революционном движении.
В 50-х – 60-х годах XX века опыт, накопленный женскими учебными заведениями,
оказался недостаточно востребованным. В литературе подчеркивалось, что советская
школа не является преемницей учебных заведений, существовавших при царском
правительстве. Естественно, что при таком подходе нашлось немного исследователей,
пожелавших заняться историей образования вообще, а тем более историей женского
образования. Так, в трудах Ш.И. Ганелина и Н.А. Константинова2 содержатся лишь
косвенные сведения по изучаемой теме, т.к. очерк посвящен истории мужских гимназий и
реальных училищ. Наибольший интерес представляет диссертация В.П. Лапчинской3,
посвященная начальному этапу деятельности женских учебных заведений в Петербурге.
Важным для нас оказалось проведенное автором сравнение учебной программы
министерских и Мариинских женских гимназий с программой мужских гимназий, а также
исследование организации внеклассного чтения в петербургских гимназиях.
В 60-е – 70-е годы появляется труд В.Р. Лейкиной-Свирской4, посвященный
интеллигенции России. Работа содержит данные о социальном составе учителей к 1880 г.
В работе прослежен путь женщины к высшему образованию, начиная от учебы за
границей и заканчивая открытием Высших женских курсов. В работе содержится
добротный фактический материал о предпосылках открытия женских учебных заведений
и общественной помощи в этом деле. Кроме того, в ней дана характеристика деятельности
министров народного просвещения, что позволило глубже понять причины принятия ими
тех или иных решений, касающихся деятельности женских гимназий.
В 1970 году появляется диссертация Л.В. Камоско5, которая содержит информацию,
касающуюся мер, принимаемых правительством против распространения революционных
идей среди учащейся молодежи. Также, в ней проведен сравнительный анализ таких
аспектов деятельности женских и мужских гимназий, как организация учебно-
1
Киров А.Н. На заре юношеского движения в России / А.Н. Киров. – Харьков: Пролетарий, 1926;
Титлинов Б.В. Молодежь и революция: Из истории революционного движения учащейся молодежи / Б.В.
Титлинов. – Л.: «Academia», 1925.
2
Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. – М.: Просвещение,
1954; Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы / Н.А. Константинов. – М.: Просвещение, 1956.
3
Лапчинская В.П. Возникновение женских гимназий в России (Петербург, 1858— 1866 гг.). Дис. ...канд.
пед. наук. – М., 1950.
4
Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века / В.Р. Лейкина-Свирская. –
М.: Наука, 1971.
5
Камоско Л.В. Политика правительства в области образования в 60-70-е гг. XIX в. (гимназии, реальные
училища). Дис. ...канд. истор. наук. – М., 1970.
7
воспитательного дела. Подобное сопоставление позволило выделить особенности
образовательного процесса в женских учебных заведениях.
В 80-е годы продолжалось плодотворное изучение правительственной политики в
отношении системы образования. В этом плане наибольший интерес представляет работа
А.Д. Степанского1, данная работа также дает лишь общую характеристику, не углубляясь
в историю отдельных учреждений. Таким образом, можно сделать вывод, что изученность
темы Женского Патриотического Института в советский период была невелика. В
отдельных работах встречаются ссылки на данное учреждение, но нет литературы,
которая делала бы полный анализ деятельности института, раскрывала бы его эволюцию.
В последнее двадцатилетие в отечественной историографии не ослабевает интерес к
изучению женского образования. Внимание современных исследователей направлено на
изучение нравственных ценностей педагогической практики дореволюционных гимназий.
Интерес к этой теме вызван стремлением создать новую воспитательную доктрину,
которая должна послужить основой для выхода общества из глубокого духовного кризиса.
В этом плане изучение опыта женских учебных заведений, бесспорно, будет
способствовать решению этой нелегкой задачи.
Особо следует остановиться на книге Т.Б. Котловой2, содержащей ценный материал
о программе институтских предметов, состоянии библиотек, обязанностях учениц, их
духовном мире и идеалах. Значительное место ею отводится характеристике учителей:
социальному составу, предъявляемым к ним требованиям, оплате труда.
В работе М.В. Богуславского3 приведены данные об учебной программе
классической женской гимназии и общий обзор сочинений, написанных гимназистками в
1894 г.
Новизной материала и глубиной анализа отличается исследование И.В. Сучкова4,
посвященное изучению положения учителей конца XIX - начала XX вв. Ознакомление с
этим трудом позволило получить более полное представление о людях этой профессии: их
духовной жизни, материальном и правовом положении, об уровне подготовки и в целом о
роли учителей в жизни российского общества.
Труды Д.И. Латышевой и Э.П. Федосовой5 об истории Высших женских курсов,
позволили выявить связь между ростом потребности женских гимназий в
квалифицированных учителях и открытием высшей школы для женщин.
Также, в современной литературе появляются работы Б.А. Абросимовой А.Е.
Иванова, В.В Пономаревой и Л.Б. Хорошиловой6. Данные работы также дают общий
обзор тех преобразований, которые происходили в условиях российской модернизации в
XVIII – XX вв. Авторы поэтапно прослеживают весь путь, который прошла женская
школа, до тех пор, пока стала общедоступной.
1
Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже XIX-XX вв. / А.Д.
Степанский. – М.: Наука, 1980.
2
Котлова Т.Б. Социокультурная среда в российском провинциальном городе в конце ХIХ-начале XX века /
Т.Б. Котлова. – Иваново, 2001.
3
Богуславский М.В. Дореволюционная гимназия: содержание и организация обучения / М.В. Богуславский.
– М.: Наука, 2000.
4
Сучков И.В. Учительство России в конце ХIХ - начале XX вв. / И.В. Сучков. – М.: Просвещение, 1994.
5
Латышева Д.И. История педагогики / Д.И. Латышева. – М.: Просвещение, 1998;
Федосова Э.П. Бестужевские курсы - первый женский университет в России / Э.П. Федосова. – .М.:
Просвещение, 1990.
6
Абросимова Б.А. О благотворительных организациях в России / А.Б. Абросимова // Советское государство
и право. – 1992. – №1; Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX - начала XX века. Социальноисторическая судьба / А.Е. Иванов. – М.: Просвещение, 1999; Пономарева В.В. Мир русской женщины:
воспитание, образование, судьба. XVIII - начало XX века / В.В. Пономарева, Л.Б. Хорошилова. – М.:
Астрель, 2006.
8
В основу работы положена идея комплексного анализа разнообразных источников,
содержащих информацию о внутреннем устройстве института, о государственной
политике, направленной на улучшение его благосостояния. Источники по этой проблеме
можно сгруппировать в несколько блоков.
Первый блок – это законодательные и нормативные акты. Изучение
законодательных материалов, помещенных в Полном Собрании Законов Российской
империи (ПСЗ)1, позволило выявить большое количество документов, в которых в той или
иной степени затрагивалась проблема, связанная с организацией внутреннего устройства
института и прилегающих к нему учреждений. Это и порядок выплаты пособий, и правила
приема в Патриотическое Общество. Также в ПСЗ содержатся законы принятые Николаем
I в отношении Патриотического Института (например, о введении нового штата взамен
прежнего 1827г.2, об ограничении числа девушек, поступающих в Патриотический
Институт3).
Второй блок – это делопроизводственные материалы, которые сохранились в
Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб)4.
Различные приказы (на зачисление или отчисление из института), прошения, отчѐты, дела
о постройке здания института, о преобразовании учебной части, о воспитанницах
института.
Также в исследовании были использованы и делопроизводственные документы,
найденные в личных фондах частных лиц, хранящиеся в Отделе рукописей Российской
национальной библиотеки (ОР РНБ)5.
Третий блок источников – статистические материалы, среди которых хочется
выделить Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии (ИСС).
После постройки здания института и его церкви, многие настоятели и псаломщики не
только проводили литургии и обряды Богослужения, но и работали преподавателями и в
самом институте. ИСС дает полный обзор служивших с 1812 г.6
Четвертый блок документов – это периодические издания. Изучение данного вида
источников, позволяет сделать вывод о том, как сильно институт интересовал
журналистов, какие именно события нашли свое отражение в газетах и журналах того
времени. Наиболее полно проблемы институтской жизни, а также изменения в системе
женского образования были представлены в специализированной печати – церковной7,
женской8, педагогической9.
Анализ опубликованной литературы и источников позволяет сделать вывод, что
данная тема недостаточно освещена в литературе, но хорошо обеспечена разнообразными
опубликованными источниками и архивными материалами, которые в комплексе дают
возможность достаточно полно охарактеризовать Женский Патриотический Институт,
проследить историю его создания, эволюцию, изменения в учебной части и причины его
закрытия. Можно сделать вывод, что данная тема почти «не тронута» историками и
1
Полное Собрание Законов Российской империи (далее ПСЗ). Собрание-2. – Т.IX-L. – СПб., 1825-1881.
ПСЗ.Собрание-2. – Т.XXX. – 1855. – № 28881. – СПб., 1855.
3
ПСЗ.Собрание-2. – Т.XXXVI. – 1861. – №36513. – СПб., 1861.
4
Центральный государственный исторический архив (далее ЦГИА). Ф. 6. Оп. 1; Ф. 19. Оп. 17; Ф. 19. Оп. 91.
2
5
Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (далее ОР РНБ).
Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии (далее ИСС). – Вып.6.СПб., С.-Петерб.
Историко-стат. ком., 1878.
7
Санкт-Петербургский духовный вестник. – СПб.: Офиц. орган Св. Синода и состоящих при оном центр.
учр., 1895-1901.
8
Женское образование. Педагогический листок для родителей, наставниц и наставников. – СПб.: изд. при
С.-Петербургских женских гимназиях, 1876-1891.
9
Журнал Министерства Народного Просвещения. – СПб., 1870-1916.
6
9
является очень интересной для изучения, так как представляет собой некое таинственное
учреждение о существовании и деятельности которого, почти никому не известно.
Структура настоящего исследования продиктована поставленными целью и
задачами. Основная часть работы содержит три главы. Первая глава дает подробную
историю института с момента его основания до момента его закрытия. Также делается
попытка проследить влияние власти на такие аспекты как материальное благосостояние и
учебный процесс. Вторая глава посвящена тому, какие трудности приходилось
преодолевать институту в период строительства здания и церкви. И, наконец, третья глава
показывает эволюцию учебной части: изменения предметов, изучаемых в институте;
внеклассные мероприятия, проводимые с учащимися; роль педагогических курсов.
10
Глава 1
История Женского Патриотического Института
1812 – й год, год героической борьбы русского народа с врагом, нанѐс огромный
ущерб России: страшный пожар в древней столице, гибель множества воинов,
сражавшихся за родину, и, наконец, огромное количество семей, оставшихся без дома,
лишившихся всего своего имущества и самых близких людей – отцов, сыновей, братьев.
В том же году было решено принять участие в оказании помощи пострадавшим, и
после окончания войны появились три благотворительные организации: Женское
Патриотическое общество, Александровский комитет о раненых и императорское
человеколюбивое общество.
Последствия войны не давали покоя и императрице. Именно Елизавете Алексеевне
пришла мысль создать особое общество из представительниц высшего круга для помощи
пострадавшим впоследствии войны. Тогда же образовался небольшой кружок женщин,
которые как можно скорее принялись за дело: собирали пожертвования, разыскивали тех,
кому нужна помощь, рассылали приглашения о сотрудничестве в другие города России.
Таким образом, подобные кружки вскоре появляются в Москве, Рязани, Харькове,
Житомире и др.
Женское Патриотическое общество возникло в самом конце 1812 года благодаря
двенадцати женщинам, которые стояли у самых истоков того учебно-воспитательного
учреждения, которое позднее получило статус института:
1.
Княгиня Варвара Алексеевна Репнина
2.
Графиня Мария Васильевна Кочубей
3.
Екатерина Алексеевна Уварова
4.
Княгиня Софья Григорьевна Волконская
5.
Аделаида Петровна Васильчикова
6.
Елизавета Марковна Оленина
7.
Графиня Мария Артемьевна Воронцова
8.
Софья Петровна Свечина
9.
Графиня Мария Дмитриевна Нессельроде
10.
Графиня анна Ивановна Орлова
11.
Екатерина Владимировна Новосильцева
12.
Екатерина Ивановна Бахерахтъ.
Все они вошли в состав первого совета общества1.
Вскоре, проект общества был представлен императору Александру I и получил его
одобрение, еще 12 ноября 1812 года в «Прибавлении к СПб ведомостям» было помещено
объявление такого содержания: "Сим извещается, что особы, желающие вступить в
Патриотическое Женское общество или участвовать в сем заведении, могут записываться
в Русской конторе гг. Петербургских банкиров братьев Ливио. Ежедневно с 10 утра будут
приниматься деньги и приношения всякого рода, которые сострадательными людьми
будут приносимы, или присылаемы несчастным пострадавшим от войны. Общество
извещает КАК ПРИНЯТЫХ УЖЕ ЧЛЕНОВ, так и желающих вступить в число оных, что
для первоначальных издержек на сие заведение, оно принужденным нашлося обложить
каждого Члена внести за первый год 200, а на предбудущее время вносить ежегодно по
100 рублей"2.
1
Жукова Ю. Первая женская организация России (Женское Патриотическое Общество в Петербурге 18121826 гг.) / Ю. Жукова // Все люди сестры. Бюллетень. – 1996. – № 5.
2
Фадеев А.В. Отечественная война 1812 года и русское общество / А.В. Фадеев // История СССР. – 1962. –
№ 6.
11
В данном объявлении для нас интересны два момента: во-первых, общество
существовало еще до него, то есть изначально без ведома императорской семьи, как
"низовое" движение, и было зарегистрировано для галочки, во-вторых, в деятельности
общества сразу приняло активное участие купечество.
С большим интересом к этому делу отнѐсся и император Александр Павлович. 21
ноября 1812 года Князь А.Н. Голицин отправляет В.А. Репниной письмо, в котором
сообщает о намерении императора принять участие в жизни общества и в знак своего
внимания пожертвовать ему 50.000 рублей единовременно и по 10.000 рублей ежегодно
до конца его существования.
Пожертвования стекались со всех концов России. На эти деньги общество
оказывало огромную помощь пострадавшим (в одном только 1813 году было выдано
пособий на сумму 287.201 рублей.) Но этого было не достаточно. Общество не могло
ограничить свою деятельность только выдачей денежных пособий, так как многим была
нужна работа, и требовалось жильѐ. В результате, представительницы Общества создают
Дом для бедных, в котором почти одновременно открывается и «Училище женских сирот
1812 года». Училище и послужило первым звеном Института, которому было присвоено
название Патриотического, от имени Общества, давшего ему начало.
В 1816 году женское Патриотическое Общество расширяется. Продолжая держать
сиротское училище, Общество приняло решение об учреждении Частных школ. Так,
общество имело 7 частных школ – Выборгскую, (с июня 1817 года), 1-ю Васильевскую (с
1818 года), Петербургскую (с 1820 года), Литейную (учреждена до 1820 года), 2-ю
Адмиралтейскую (с 1817 года), 3-ю Адмиралтейскую (с 1821 года) и 4-ю Адмиралтейскую
частную школу (с 1816 года), расположенные в различных частях города. В то время
Петербург был разделен на административные части (по полиции, строительству и
благоустройству они подчинялись так называемой Управе Благочиния)1.
Школами заведовали дамы-члены общества. В этих школах обучались грамоте
девочки из бедных семей данного района. Надо сказать, что интересной особенностью в
организации общества был своеобразный территориальный патронаж – дамы разделяли
город на части и как бы осуществляли, каждая над своим районом, инспекторский
надзор2.
Сама императрица придавала особое значение образованию девушек. В одном из
своих более поздних рескриптов обществу она писала: «Воспитание бедных детей – есть
одно из величайших благодеяний, какое можно оказать нуждающемуся состоянию»3.
Таким образом, из всех видов помощи для молодой осиротевшей девушки, императрица
на первое место ставила еѐ образование.
Хотя в 1826 г. произведен был выпуск с вручением медалей, учреждение пока
называлось училищем женского Патриотического Общества, а звание института
законодательно было дано только в положении 7 апреля 1827 года, в котором говорится:
1
Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. – М.: Просвещение,
1954. – С.37.
2
.Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912 / Е.С. Шумигорский. –
СПб., 1912. – С.58.
3
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913. / А.Ф. Бардовский.СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.7.
12
§1. «Учрежденное въ 1813 году при женскомъ Патрiотическомъ ОбществЂ
Училище именуется Патрiотическимъ Институтомъ Комитета 18 Августа 1814 года» 1.
Главные требования к Институту, вошедшие в положение 7 апреля 1827г. Можно
найти в журнале Совета Общества 21 марта 1825г., где говорится:
1.
Об увеличении числа воспитанниц до 100, когда Институт будет
переведен в отдельное здание.
2.
О правилах приема и выпуска.
3.
О назначении двух классных дам и прислуги.
4.
О назначении с 1826 г. платы за содержание воспитанниц по 800 руб.
5.
Об ограничении курса шестью годами, и о назначении выпусков
через три года.
6.
О приеме девиц не младше 10 и не старше 12 лет2.
Управление Институтом, до положения 7 апреля 1827 г., сосредотачивалось
исключительно в Совете женского Патриотического Общества, отчеты которого,
доходили непосредственно до Елизаветы Алексеевны через председательницу Совета.
Состав ограничивался женским персоналом, начальницею училища была вдова майора
Луиза Федоровна Вистенгаузен, и только правителем дел был действительный статский
советник Александр Тургенев, впоследствии передавший свою должность помощнику
Покровскому.
После смерти Елизаветы Алексеевны, когда Институт находился под
покровительством Александры Федоровны, доклады Совета доходили до Императрицы
через статс-секретаря Лонгинова. Положением 7 апреля 1827 г., кроме начальницы
Института, других лиц в управлении не указано. Этим положением Комитету 18 августа
1814 года присвоены тоже не широкие права: под его покровительством находились
вдовы офицеров, которые получали жалование из инвалидного капитала, также Комитет
имел право ходатайства перед Императрицей по поводу воспитанниц3.
Подводя итог, можно сказать, что к началу тридцатых годов институт развивался и
выполнял свои функции, находясь под управлением деятельной и заботливой начальницы
Л.Ф. Вистингаузен. Институт имел свой устав, штаб. С 1826 года выпускниц начали
награждать медалями. После своего образования Институт занимал далеко не последнее
место среди благотворительных учреждений Санкт- Петербурга.
Спокойная институтская жизнь, установившаяся в 1830–1831 гг была нарушена
болезнью, впервые появившейся в Петербурге – холерой. Правительство всячески
старалось распространять сведения о еѐ профилактике, и институт также принял меры со
своей стороны: на случай возможных заболеваний, и для изолирования заболевших был
отведѐн во дворе небольшой деревянный домик, а также заготовлены антисептические
препараты: хлориновая известь, крепкий уксус, спирт, вино, перец, горчица. К счастью,
1830 год прошѐл благополучно для института, но уже летом 1831 года эпидемия вновь
обостряется. В институте был установлен строгий карантин, занятия были прекращены,
никто из преподавателей и родных не мог посещать институт. Таким образом, институт
был ограждѐн от остального мира на время эпидемии.
Воспитанниц посадили на строгую диету: крепкий бульон и жареную говядину,
вместо кваса – вода с небольшой дозой портвейна, вместо молока – чай с белым хлебом. К
счастью, среди учащихся, заболевших не было, но среди служащих несколько случаев
1
Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге. XIX- начало XX века. Сборник документов. – СПб.,
2000. – С.80.
2
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 178. Л. 5.
3
ПСЗ. Собрание-2. – Т.XXXVI. – 1861. – №36513. – СПб., 1861.
13
было. К середине августа эпидемия заметно ослабла, 1 сентября карантин был снят, и
прерванные учебные занятия возобновились1.
В 1831 году преподаватели Патриотического Института по своему служебному
положению были приравнены к преподавателям аналогичных заведений Ведомства
Императрицы Марии, а в 1834г. законодательно утвердились правила приема девочек в
Институт.
В финансовом плане институт вполне был обеспечен: доходы от
неприкосновенных капиталов, постоянный взнос платы от комитета 18 августа 1814 года,
значительное увеличение числа воспитанниц, и самое главное – покровительство
императрицы. Это дало институту возможность в материальном отношении жить
спокойно и, благодаря участию статс-секретаря Лонгинова направить внимание на
улучшение материального обеспечения служащих и, вместе с тем на лучшую постановку
всего учебно-воспитательного процесса.
В 1840 году Н.М. Лонгинов обратился к императрице по поводу пятилетних
прибавок для женского персонала. Просьба вскоре была выполнена. В это же время были
объединены должности законоучителя и священнослужителя в одном лице, так как в то
время, как и ранее для служб в институтской церкви приглашалось особое лицо, и только
в наиболее торжественных случаях (например, выпускной) службу проводил
законоучитель и духовник воспитанниц. О таком соединении должностей просила Л.Ф.
Вистенгаузен, и на обе эти должности был назначен священник Демидовского Дома
трудолюбия Н.М. Мокиевский.
12 октября 1843 года Н.М. Лонгинов сообщил Институту о новых льготах для
служащих: все служащие получили право на пенсию из сумм государственной казны2.
В 1844 г. Николаем Павловичем был учрежден особый Комитет, которому было
поручено рассмотрение уставов всех женских учебных заведений в России. Комитет
также рассматривал постановку учебного и воспитательного процесса с целью
умственного и нравственно-религиозного образования воспитанниц. Председателем
Комитета был выбран Принц Петр Георгиевич Ольденбургский, который всю жизнь
посвятил благотворительности и женскому образованию в России. Вскоре после
учреждения Комитета произошли еще два важных события в жизни Института: вопервых, был учрежден Совет, как новый административный орган, а во-вторых,
Патриотический Институт был отнесен к перворазрядным женским учебным заведениям.
До этого момента, институтом управляла, только начальница но после некоторых
преобразований, управление разделилось между тремя лицами, входившими в состав
Совета. Они занимались различными сферами институтской жизни: воспитательной,
учебной и хозяйственной. Такими лицами были назначены: Директриса заведения, Статссекретарь Лонгинов и кн. Ширинский-Шихматов.
14 января Совет начал свою работу.
Затем была спланирована учебная программа для каждого заведения, а также
распределение учебного времени. Но более подробная разработка этих вопросов была
доверена Учебному Комитету при IV Отделении Собств. Е. И. В. Канцелярии3.
Предложенная программа не могла быть принята, так как предусматривала
полуторачасовые уроки, в то время как в институте были приняты двухчасовые, и данное
нововведение поставило бы перед институтом необходимость отказать некоторым
1
Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912 / Е.С. Шумигорский. –
СПб., 1912. – С.134-140.
2
Макеев Н.М. Краткий исторический очерк об образовании Патриотического института / Н.М. Макеев. –
СПб., Петроградъ, 1877. – С.21-29.
3
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.80-82.
14
заслуженным преподавателям, у которых занятия в данном учреждении были согласованы
с занятиями в других учебных заведениях. По этой причине Совет принял решение
оставить учебную программу в прежнем виде. Когда же Учебный Комитет настаивал на
незамедлительной необходимости ввести новую программу и полуторачасовой урок,
Лонгинов передал в Совет большую записку, в которой говорил о том, что нельзя
лишаться хороших учителей, к которым привыкли воспитанницы, о том, что значительное
увеличение учебных часов может грозить умственным переутомлением для них, а также о
том, что Императрица не соглашалась вводить занятия по физике, отдавая предпочтение
лекциям по истории.
Тем не менее, новая программа все же была принята. В институте пришлось
устанавливать новое расписание уроков и согласовывать его с преподавателями.
Подводя итог деятельности Института в сороковые годы, следует отметить два
наиболее важных события: во-первых, открытие Совета, которому доверялось главное
управление, а во-вторых, Уставом женских учебных заведений ведомства Императрицы
Марии, который подразделяет все заведения на три разряда, Патриотический Институт
был отнесен к 1 разряду. Но кроме радостных событий, есть одно печальное: в 1847 году
скончалась начальница Патриотического Института Луиза Федоровна Вистингаузен. В
том же 1947 году, на эту должность была назначена начальница Полтавского Института,
вдова майора Софья Ивановна Засс, которая со всей ответственностью подошла к этой
должности.
Множество событий, произошедших в сороковые годы, сближали Патриотический
Институт с аналогичными заведениями ведомства императрицы Марии: учреждение
Совета, введение пятилетних прибавок и Мариинского знака женскому персоналу,
получение прав на пенсию мужскому персоналу, объединение учебных программ и т.д. В
первую половину 50-х годов такое сближение продолжалось.
Так, в 1850 году Совет Института просил о назначении начальника классов членом
Учебного Комитета при IV Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии. На что последовало
соглашение Императора. Такое ходатайство было вызвано желанием Совета иметь своего
представителя в Учебном Комитете, где обсуждались различные вопросы, касающиеся
учебной части женских учебных заведений1.
В 1851 году Совет, для обучения воспитанниц домашнему хозяйству, открывает
образцовую кухню. Для ведения занятий на кухне, Совет запрашивает разрешение
расходовать по 1 руб. ежедневно из общего дохода Института. Запрос Совета был
одобрен. Радостные моменты, связанные с процветанием и ростом благосостояния
Института вновь были омрачены печальным событием, произошедшим в стенах
Института 21 декабря 1853 года. Скончался Статс-секретарь и член Совета Института
Николай Михайлович Лонгинов, который около 30 лет был предан Институту.
Канцелярия Ее Величества по управлению учебными и благотворительными заведениями,
которые находились под покровительством Императрицы и управлением Лонгинова, 26
декабря была закрыта. Все же аналогичные заведения, в том числе и Патриотический
Институт, были подчинены Главному Совету Женских Учебных Заведений и вошли в
состав учебно-воспитательных заведений Ведомства Императрицы Марии.
После включения в состав Ведомства новых учреждений работа Главного Совета
по разработке Устава, который бы объединял все учебно-воспитательные заведения,
немного замедлилась. В самый разгар работы, все были потрясены новостью о смерти
императора. Николай Павлович, который вернул Институт к жизни в 1827 году, и всегда о
нем заботился, скончался 18 февраля 1855 года.
1
Максимов Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения / Е.Д. Максимов. – СПб., 1903. –
С.132.
15
В этом же году были установлены общие правила для всех институтов о выдачи
наград при выпуске, о переводе в следующий класс, была введена общая форма аттестатов
и т.д.1
В том же 1855 году по повелению Императора Александра II отменялись все
действующие до сих пор уставы по каждому заведению. Для Патриотического Института
новый устав заменил старый, существующий с 1827 года. Также был избран новый штат
вместо предыдущего2. В целом, существенных изменений для Института не произошло:
он по прежнему оставался закрытым учебно-воспитательным заведением, отнесенным к
первому разряду; количество воспитанниц осталось прежним (200); как и раньше на Совет
Института возлагалось управление и Елисеевским Училищем. Осталось неизменным и
главное назначение Института – служить воспитанию и образованию сирот военных
офицеров.
Изначально, новый устав был введен в виде эксперимента на три года, но остался
действующим на многие десятилетия.
В новый Устав 1855 года вошло новое распределение учебного дня, согласно
которому жили воспитанницы Института. В связи с тем, что многие воспитанницы
нуждались в большем пребывании на свежем воздухе и в усиленном питании, было
сокращено число дней в году с постной пищей. Также было дано распоряжение о
ежедневном сообщении в Канцелярию Ведомства сведений о заболевших воспитанниц и
расписаний завтраков и обедов.
В декабре 1855 года инспектор по медицинской части учреждений Императрицы
Марии обратился в Совет Института с предложением открыть при Институтской
больнице специальное помещение для инфекционных больных. Такое помещение
гарантировало полную изоляцию не только от здоровых воспитанниц, но также и от тех,
кто находился в больнице. Но такой «изолятор» был построен только через 32 года в 1887
году, кода для него был отстроен специальный флигель3.
В пятидесятых годах произошли значительные изменения в составе Совета. После
смерти Лонгинова и ухода Кн. Ширинского-Шихматова, 14 апреля 1854 года на их места
были назначены: по хозяйственной части – директор Пажеского Корпуса Ген. Лейт.
Философов, а вскоре вместо него директор Института горных инженеров Ген. Майор
Сергей Иванович Волков; по учебной части – Ректор СПб. Университета П. А. Плетнев. 7
июня 1856 года по собственному желанию была уволена с должности начальницы С. И.
Засс, отслужившая в Ведомстве 25 лет.
Воспитанницы очень любили Софью Ивановну. Для многих она заменяла мать, так
как относилась к девочкам с особой лаской и добротой. После ее ухода, новой
начальницей была назначена Любовь Александровна Безобразова, бывшая фрейлина
Императрицы Александры Федоровны, работавшая перед этим начальницей СПб.
Елизаветинского Училища. Пробыла Любовь Александровна в Институте лишь около
трех лет: в 1858 году она серьезно заболела и, взяв четырехмесячный отпуск, уехала за
границу на лечение. Долгое время она не могла вернуться к своим обязанностям по
состоянию здоровья, и была вынуждена оставить свою должность. На ее место 7 июля
1859 года была назначена Эмилия Антоновна Пущина, вдова Генерал-лейтенанта, которая
прослужила в Институте 23 года.
1
Максимов Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения / Е.Д. Максимов. – СПб., 1903. –
С.150.
2
ПСЗ. Собрание-2. – Т.XXX. – 1855. – №28881. – СПб., 1855.
3
Макеев Н.М. Краткий исторический очерк об образовании Патриотического института / Н.М. Макеев. –
СПб., Петроградъ, 1877. – С.53.
16
Подводя итог, 1850-м годам, следует отметить, что это десятилетие стало
переходным этапом от старого к новому. Смерть Николая Михайловича Лонгинова, а
также Императора не могли не оставить след в деятельности Института. Поменялся Устав
и Штат учреждения, была введена новая учебная программа, инспектор классов был
назначен членом Учебного Комитета при IV Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии. Перемены в
правительстве, учебном расписании по-разному отражались на воспитанницах. Особенно
тяжело они пережили смену двух начальниц Института, которая произошла в течение
трех лет.
1860 год начался с плохих новостей: 20 октября в 9 часов скончалась императрица
Александра Федоровна, которая всегда с большой заботой относилась к воспитанницам и
к судьбе самого института, и называла его в своих письмах «notre cher institut»1.
Во главе Ведомства теперь находилась императрица Мария Александровна (с 6
ноября 1860 года).
Во второй половине пятидесятых годов в русском обществе начал развиваться
особый интерес к вопросам педагогики. Это не могло не отразиться на женских учебных
заведениях: в 1860 году в институтах были введены различные новшества. Так, например,
в 1860 году император издал указ, по которому комиссионеры Ведомств Учреждений
Императрицы Марии должны были носить мундирный фрак или сюртук Ведомства2.
В хозяйственных вопросах за эти годы были также произведены существенные
изменения.
С 1 января 1865 года была введена коренная реформа по отчетности и составлению
смет, а именно: с целью упорядочивания хозяйственной части, вместо штатных, была
введена сметная система.
При Ведомстве для этого была образована особая комиссия под председательством
Товарища Главноуправляющего. Вскоре была выработана инструкция, где нашли
отражение наиболее важные аспекты хозяйственного вопроса:
1.
Суммы, необходимые на содержание учреждений Ведомства Императрицы
Марии, поступают к ним в распоряжение по ежегодным сметным расписаниям.
2.
Данные расписания заключают в себе исчисления а) всех предстоящих
расходов и б) доходов или способов к их удовлетворению.
3.
Расходы, не указанные в смете и не разрешенные установленным порядком,
впоследствии к уплате не принимаются.
4.
При начислении сумм на вещи или материалы, цены на которые не
определены, за основу берутся те цены, по которым заготовление данных предметов
происходило за последние три года.3
Таким образом, после введения сметной системы, начался вестись строгий учет
всех выплат, зачислений, цен. Данная версия контроля и порядка в хозяйственной части
просуществовала долгие десятилетия.
В 1866 году были упразднены некоторые должности в Институте, такие как
полицмейстера, кастелянши, одной учительницы рукоделия, а также должности низших
служащих, как садовника, 8 швей и т.д., при этом было указано, что отдавать работу на
сторону выгоднее, чем держать столько народа в Институте. Для тех служащих, оклады
которых определялись новыми штатами в меньшем против прежнего размере, разрешено
было сохранить прежние оклады, так например десяти классным дамам были сохранены в
1
ОР РНБ. Ф.585. – Платонов С.Ф. Оп. 1. № 2553. Л. 2.
(фр. Наш дорогой институт).
2
ПСЗ. Собрание-2. – Т.XXXV. – 1855. – № 35599. – СПб., 1855.
3
Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. – М.: Просвещение,
1954. – С.73.
17
виде личных прибавок по 50 руб. в год, протоиерею Мокиевскому разрешено было
добавить 42 р. 85 к. квартирных.1
Таким образом, наиболее важным событием, произошедшим в шестидесятые годы,
стала смерть Александры Федоровны и переход Института к Марии Александровне.
Смена власти принесла за собой смену некоторых существующих порядков, в частности
введение сметной системы, сокращение штата Института. Но в целом коренных
преобразований не произошло.
Первый юбилей, посвященный пятидесятилетию со дня переименования Женского
Патриотического Общества в Женский Патриотический Институт, состоялся 7 апреля
1877 года. На праздник приехал Принц П.Г. Ольденбургский, который прочел
праздничную речь, посвященную Патриотическому Институту и его создателям. Затем в
институтской церкви была совершена литургия протоиереями Рождественским,
Мокиевским и Белявским. На литургию приехали: Император и Императрица, Наследник
Цесаревич, Князь Константин Николаевич, Княгиня Александра Петровна с Князем
Петром Николаевичем, Принцессы Евгения Максимилиановна, Терезия Петровна и
Принц Николай Петрович Ольденбургские, Почетные Опекуны Петербургского
Опекунского Совета, Почетный Совет Женского Патриотического Общества, Члены
Комитета о раненых и другие почетные посетители, многие из бывших воспитанниц и
классных дам, а также преподаватели2.
После литургии, на праздничном завтраке, император произнес тост за
процветание Института и за здоровье начальства, преподавателей и воспитанниц.
На следующий день, 8 апреля, состоялся бал для воспитанниц, который посетили
Принц Николай Петрович Ольденбургский и Принцесса Евгения Максимилиановна3.
В начале 80-х годов произошли два печальных события: 22 мая 1880 года
скончалась Покровительница Ведомства, Мария Александровна. Вместо нее император
назначил императрицу-Мать Марию Федоровну. 1 марта 1881 вся Россия была поражена
новостью о смерти самого императора
Воспитанницы Патриотического Института с разрешения Императрицы Марии
Федоровны 3 апреля посетили место покушения, а после Петропавловский собор для
поклонения гробнице Монарха.
Император часто посещал институты и очень их любил. Патриотический Институт
был посещен монархом 44 раза в течение 14 лет с 1863 г. по 1877 г. (до года войны с
Турцией), и многие воспитанницы всю свою жизнь помнили об этих царских приездах и
рассказы о них передавали своим детям.
2 мая того же 1881 года скончался Принц Петр Георгиевич Ольденбургский, имя
которого было известно, как имя высоко гуманного человека, более 35 лет находившегося
во главе целого ряда благотворительных и просветительных учреждений Ведомства
Императрицы Марии, в том числе и институтов. С его именем связано создание нового
типа учебных заведений в виде «училищ для приходящих девиц», которые стали
называться «женскими гимназиями»4.
Также за эти годы Институт лишился Начальницы Э.А. Пущиной, пользовавшейся
всеобщим уважением. Она скончалась после длительной болезни 28 мая 1882 года, на 23
году службы в Институте. Эмилия Антоновна всегда поддерживала добрые традиции
1
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 803. Л. 7.
Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912 / Е.С. Шумигорский. –
СПб., 1912. – С.150.
3
Макеев Н.М. Краткий исторический очерк об образовании Патриотического института./ Н.М. Макеев. –
СПб.: Петроградъ, 1877. – С.79.
4
Лихачева Е.М. Материалы по истории женского образования в России (1856-1880) / Е.М. Лихачева. – СПб.,
1901. – С.79.
2
18
семейного начала, которые существовали в Институте с самого его основания. Похороны,
на которых присутствовали все воспитанницы старших классов, состоялись на
Смоленском кладбище 31 мая. Желая сохранить память о Э.А. Пущиной, Совет
ходатайствовал в 1883 году об установке ее портрета в одной из комнат Института, на что
было получено разрешение.
На ее место 14 июля 1882 года была назначена Княгиня Екатерина Алексеевна
Волконская, работавшая до этого начальницей Московского Елизаветинского Училища.
Несколько ранее, в октябре 1881 года, скончался Инспектор классов Института
О.И. Шаховский, вместо него Инспектором классов был назначен Владимир Васильевич
Федоров, который до этого 14 лет работал преподавателем истории в Патриотическом
Институте.
Итак, восьмидесятые годы стали временем трагических потерь для Института.
Скончались многие люди, которые были близки институту. Ученицы а также работники
Патриотического Института очень тяжело переживали эти события.
Новый век начался в учреждениях Ведомства с того, что было обращено серьезное
внимание на улучшение материального положения служащих. 21 апреля 1901 года по воле
Его Величества при Собств. Е. И. В. Канцелярии по учреждению Императрицы Марии
была образована «Касса имени Императора Александра III», задачей которой было
производство выдачи денег служащим при уходе в отставку. В 1907 году в журнале
Опекунского Совета 21 декабря было утверждено дополнительное вознаграждение по 10
руб. за каждый годовой урок преподающим в средних учебных заведениях Ведомства
(кроме уроков музыки), выдаваемое по полугодиям в виде единовременных выдач, и
Патриотическому Институту по смете 1908 года выдано было 1880 руб. И, наконец, в 1913
году на самом пороге перехода Института во второе столетие его существования указом
Императора увеличились оклады поурочного вознаграждения учебному персоналу.
Годовой час по научным предметам оплачивался 70 руб. – а по новому положению в
младших классах поурочное вознаграждение составляло 75 руб. и в старших классах – 85
руб.
В 1913 году прошло сто лет с тех пор, как небольшая группа русских женщин,
решилась на ответственный шаг – создание Училища для воспитания детей защитников
Родины, убитых или пострадавших во время отечественной войны. Это высокое, истиннопатриотическое дело находилось под покровительством русских Императоров и
Императриц. Две Императрицы – Елизавета Алексеевна и Александра Федоровна лично
заведовали Патриотическим Институтом, руководили его жизнью. Благодаря огромной
заботе Высочайших Особ и Комитета Институт стал одним из лучших учебновоспитательных учреждений.
Изменились за сто лет условия общественной жизни, изменился и характер
институтского образования и воспитания, но многое сохранилось в Институте
неприкосновенным: его воспитанницы по-прежнему дорожили своим званием
«патриоток», и, простившись с Институтом, с любовью вспоминали о годах, проведенных
в его стенах.
…В 1913 году Патриотический институт отметил свое столетие. Это был
последний его праздник. Однако в 1918-м, вслед за Октябрьским переворотом и началом
Гражданской войны, женские институты как тип учебного заведения в России стали
закрываться. Женский Патриотический Институт был ликвидирован. В мае того же года в
институтском дворе была разорена церковь во имя святых Захария и Елизаветы.… А
потом в учебное здание въехал Энергетический техникум. Строго говоря, он находится
там до сих пор, поскольку вошел в состав государственного университета «Высшая школа
19
экономики», который с недавних пор является новым пользователем памятника истории и
культуры федерального значения1.
Таким образом, деятельность Патриотического Института за век своего
существования прошла важные этапы эволюции. Начало этому учреждению положило
Женское Патриотическое Общество, возникшее в 1812 году по инициативе
представительниц дворянского сословия. После возникновения Частных школ при
Обществе, благотворительное заведение получило статус учебно-воспитательного
учреждения. А в 1827 году ему законодательно было дано звание Патриотического
Института.
Итак, к началу тридцатых годов институт находился под управлением Л.Ф.
Вистингаузен. Также был разработан Устав заведения, подобран преподавательский
состав. С 1826 года выпускниц начали награждать медалями за хорошие успехи в учебе.
Чуть позже был открыт Совет, которому доверялось главное управление. Переломным
моментом стала середина XIX века. В это время деятельность института претерпевала
некоторые изменения, которые были связаны со смертью Николая Михайловича
Лонгинова, а также с переменой власти (смерть императора). Изменения коснулись
Устава и Штата учреждения, была введена новая учебная программа, инспектор классов
был назначен членом Учебного Комитета при IV Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии.
После того как институт перешел от Александры Федоровны к Марии
Александровне также произошли некоторые изменения существовавших порядков, в
частности была введена сметная система, а также было произведено сокращение штата
Института.
В начале XX века в учреждениях Ведомства было обращено серьезное внимание на
улучшение материального положения служащих. 21 апреля 1901 года по распоряжению
императора при Собств. Е.И.В. Канцелярии была образована «Касса имени Императора
Александра III», которая осуществляла выдачу денежных средств служащим при уходе в
отставку.
На протяжении всего своего существования Патриотический Институт всегда
считался одним из наиболее престижных учебных заведений, которое давало блестящее
образование осиротевшей дворянке. Правительство, в лице правящей династии, всегда
поддерживало институт во всех его начинаниях, о чем свидетельствует огромное
количество преобразований, происходивших в институте в XIX – XX вв.
1
Соколовская А. ... А историю здесь преподавал Гоголь / А. Соколовская // Невское время. – 2001. – №
24(2485).
20
Глава 2
Женский Патриотический Институт в период строительства здания и церкви
Как и каждое учебное заведение, Патриотический Институт имел свое здание. Но
здание, где находился Институт большую часть времени, он приобрел не сразу. В первые
годы своего существования Институт помещался на 8-й роте Преображенского полка
(Бассейная улица) в частном доме полковника Яхонтова. В это же время у членов
Общества возникла мысль о приобретении собственного дома, на постройку которого
было предложено израсходовать 70.000 руб., оставшиеся от расходов 1815 года. Уже в мае
1819 года, Общество приобрело за 103.000 р. двухэтажный дом купца Бопре,
находившийся на 10 линии Васильевского острова. Но этого здания было недостаточно
для Училища и помимо различных переделок, пришлось произвести надстройку третьего
этажа, которая была закончена к началу 1820 года. Все эти работы стоили Обществу около
20.000 руб.
Уже в конце 1819 года начался переезд Института в новое здание, в декабре была
переведена церковь из дома Яхонтова, а в начале 1820 года были переведены и
воспитанницы. Через три года Институту вновь потребовалось расширение. В 1823 году
был приобретен по 10-й линии соседний с Институтом участок земли, принадлежащий
вдове английского купца Рекс за 25.000 руб. На помощь Обществу пришла Императрица,
предоставившая средства для этой цели. В том же 1823 году был пожертвован
Императором участок казенной земли напротив Морского Корпуса, по соседству с
Институтом.
Для наблюдения за постройками и переделкой прежнего здания был образован
строительный комитет. 17 июля была устроена закладка дома, и в фундамент заложена
медная доска с надписью: «ЛЂта 1823, iюля 17-го заложенъ сей домъ С.-Петербургскаго
Женскаго Патрiотическаго Общества по волЂ и отъ щедротъ АвгустЂйшей
Покровительницы онаго Государыни Императрицы Елисаветы АлексЂевны въ бытность
ПредсЂдательницею помянутаго Общества Екатерины Ивановны Мещерской и членами
онаго: А. М. Сухаревой, А. И. Ростовцевой, Е. θ. Муравьевой, Е. А. Чернышевой, А. Д.
Влодекъ и Е. А. Бакуниной. Строенiе сiе произведено по плану и подъ надзоромъ
архитектора Андрея АлексЂевича Михайлова»1.
Таким образом, можно сделать вывод, что здания, где располагался институт, было
недостаточно. Требовалось постоянное расширение, для этого делались различные
строительные работы. В 1823 году институт приобрел помещение, где располагался до
конца своего существования.
Итак, 17 июля был заложен первый камень здания Института. Но на время
построек и ремонтных работ, Институту пришлось искать временное пристанище. Таким
местом стал дом купца Лопеса, который находился неподалеку. После некоторых
переделок, этот дом был снят за 10.000 руб. на 15 месяцев. Сюда же с разрешения
митрополита Серафима была перенесена и институтская церковь.
Постройки, начатые в 1823 году, продолжались весь 1824 год и закончены были
только к июню 1825 года. 3 мая состоялось освящение церкви, которая находилась на
третьем этаже здания. Церковь была увенчана куполом с бронзовым шаром и крестом. К 1
июня были закончены остальные помещения Института, расширен и устроен сад. В это же
время в новое здание был переведен весь инвентарь Института и, наконец, в нем могли
поселиться воспитанницы.
1
Памятники архитектуры и истории Санкт-Петербурга. Василеостровский район. Администрация СанктПетербурга, Ком. по гос. контролю, использованию и охране памятников истории и культуры / под ред. Б.М.
Кирикова. – СПб.: «Коло», 2006. – С.116.
21
В 1826 году скончалась Покровительница Женского Патриотического Общества, и
институт перешел к молодой Александре Федоровне, при которой в судьбе последнего
принял самое близкое участие Император Николай Павлович. Желая расширить уже
существовавшие границы Института, он решил, что только что произведенные постройки
не дадут Институту возможности развиваться. Не смотря на последние покупки земли,
места у института было мало. Дав Институту новый устав и, совершенно отделив его от
Женского Патриотического Общества, Государь решил одновременно дать Институту
помещение, соответствующее поставленным задачам.
В феврале 1827 года было приказано купить еще участок земли возле Института за
35.000 р. у булочного мастера Кеппе. Планы задуманных построек были рассмотрены и
утверждены лично самим Императором 7 апреля 1827 года. Вскоре после этого был
образован строительный комитет, в который вошли: Ст. Секр. Н. М. Лонгинов, Ген.
Адьют. Клейнмихель, архитектор 5 класса Штауберт и председатель комитета К. И.
Опперман. На время построек воспитанницы были перевезены в Царскосельский дворец,
где провели лето1827 и 1828 гг.
За эти два года были построены:
1.
Флигель с правой (по фасаду) стороны; на нижнем этаже – кухня, над ней –
столовая, квартиры эконома и других служащих.
2.
Флигель с левой (по фасаду) стороны; на нижнем этаже – прачечная, на
среднем – лазаретные комнаты, а на верхнем – церковь, которая была перенесена туда с
третьего этажа главного здания.
3.
Из обоих флигелей были сделаны каменные переходы в столовую и в
лазарет, находящиеся в главном здании, а под переходами оставлены проезды во двор.
4.
В главном здании построен четвертый этаж для дортуаров.
5.
Сделаны были небольшие каменные постройки служб во дворе.
6.
В саду была построена деревянная беседка длиною 10 сажен1.
Вся постройка обошлась в 285.000 р., и 4 мая 1829 года строительный комитет
закрылся.
Делая вывод, необходимо отметить, что к 1830 году благодаря огромной помощи
Императора, Институт приобрел собственное отдельное здание, где можно было найти
госпиталь, церковь Института, чудесные сады для прогулок, четырехэтажное главное
здание, где жили и учились воспитанницы.
К моменту окончания строительства, император обратил серьезное внимание на
гигиеническое значение сада для девушек, не смотря на то, что воздух в Петербурге того
времени был гораздо чище вследствие обилия садов по городу, меньшего количества
населения, отсутствия фабрик. Так, в 1830 году была учреждена особая должность
садовника, и на приведение сада в порядок было выделено около 2.500 р. единовременно,
и ежегодно выдавалось по 200 р. для поддержания сада в порядке. Деревья для сада были
доставлены из Таврического сада, а дерн нарезан на Смоленском поле.
30 июля 1830 года император подарил институту участок земли возле
институтского сада, выходящий на большой проспект, который принадлежал Академии
Наук, за что заплатил 2.000 руб. В том же 1830 году впервые по всему зданию Института
был проведен водопровод.
В 1833 году по указу Императора были начаты новые постройки: было необходимо
построить еще по этажу над проездами у боковых флигелей, а также необходимо было
построить флигель для собраний на углу 10 линии и переулка. Для исполнения этого
проекта Институту были выделены 75.000 руб. из инвалидного капитала, которые
1
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.165.
22
Институт должен был выплачивать ежегодно по 1/10 части с процентами. Через три года
постройки были закончены и освящены. Белый зал Института, украшенный колоннами в
строго-коринфском стиле, стал украшением Института. За залом был построен большой
рукодельный класс.
Во время построек в 1835 году для увеличения двора Института был куплен еще
участок земли, принадлежавший грузинскому царевичу Теймуразу. Покупка обошлась в
15.000 руб.
Итак, к 1835 году были завершены основные постройки и последующие несколько
лет проводились только незначительные работы: обыкновенные полы были заменены на
паркет, в саду Института было поставлено 43 стола и 50 скамеек, во дворе был построен
деревянный помост, для прогулки воспитанниц была установлена каменная беседка,
сняты деревянные мостки по Большому проспекту и засыпана пролегавшая рядом с ними
канава, а вместо мостков сделан тротуар из плиток.
В 1849 году по указу Императора институту был отдан дом купца Родимцева с
уплатой наследникам 12.958 руб. 16 к. (т.е. той суммы, какая была назначена оценочной
комиссией). Этот дом был расположен по линии Большого проспекта и находился между
садом Института и зданием типографии Академии Наук.
Подводя итог, необходимо отметить огромный вклад императора в расширение
институтских владений. Именно он подарил институту его здание, организовал сад для
воспитанниц, покупал близлежащие постройки. Одним словом, делал все возможное для
того, чтобы ни институт, ни его ученицы, ни в чем не нуждались.
5 декабря 1854 года в Институте произошел пожар. Сгорел построенный в 1836
году крайний с правой стороны флигель Института, в котором помещался белый зал.
Пожар был настолько силен, что крыша и потолок зала провалились внутрь здания, а
также значительно выгнулась наружная стена, выходящая в переулок. На ремонтные
работы было выделено 75.000 руб. и в течение ремонта был построен еще один этаж над
залом для жилых помещений.
Но, не смотря на многочисленные постройки и перестройки, здание Института,
вновь оказалось недостаточно большим. Особенно в середине пятидесятых годов, когда
число воспитанниц возросло до 280, тогда как здание Института было рассчитано по
уставу 1827 года лишь на 200. Поэтому в указанные годы Совет Института очень
энергично начал думать как о расширении классов, так и об увеличении земельной
площади ради новых построек. Уже к 1856 году была намечена покупка дома Марковых,
смежного с Институтом и выходившего фасадом на 9 линию. С помощью архитектора
Павлова Советом был составлен особый проект, по которому предполагалось построить
флигель, соединяющий дом Марковых с домом Института, для размещения в нем классов.
Данный проект был одобрен Княгиней Марией Николаевной, а затем и самой
Императрицей. Наконец, 7 апреля 1859 года дом стал собственностью Института1.
Главный Совет женских учебных заведений, рассмотрев этот проект, нашел его
совсем неподходящим, во-первых, постройка новых зданий требует больших средств на
строительство, а затем и на содержание самого здания; во-вторых, тогда вместо одного
должны быть образованны два управления и две канцелярии – для Патриотического
Института и Елизаветинского Училища. По этим соображениям Совет склонился в
сторону сокращения количества воспитанниц с 270 на 200 при повышении платы за
обучение.
Но и сокращение числа воспитанниц не устранило основных недочетов в
помещениях Института, и 4 февраля 1863 года Совет Института ходатайствует о
1
Памятники архитектуры и истории Санкт-Петербурга. Василеостровский район. Администрация СанктПетербурга, Ком. по гос. контролю, использованию и охране памятников истории и культуры / под ред. Б.М.
Кирикова. – СПб.: «Коло», 2006. – С.147-152.
23
разрешении перенести классные комнаты, расположенные окнами на улицу, во двор,
чтобы постоянный уличный шум не мешал учебным занятиям. Для этого потребовалось
бы расширить здание и выдвинуть внутрь двора стену на 35 сажень, а на месте классов
построить три комнаты. Стоимость перестроек была оценена в 35.000 р. и
продолжительность в полтора года. Главный Совет 23 августа 1863 года в ответ на
ходатайство дал ответ, в котором говорилось, что необходимо отложить все капитальные
переделки в Патриотическом Институте, ограничиваясь лишь необходимым ремонтом как
его зданий, так и приобретенного дома Марковых. Между тем, приобретенный дом
оказался Совету только в тягость, так как почти весь доход от него уходил на
незначительный ремонт, а дом требовал ремонта капитального. Вскоре Институт просит
разрешения на продажу дома, а на вырученные деньги оплатить помещение для
канцелярии, которая была переведена из ветхого деревянного строения при
Елизаветинском Училище. Император разрешил продать дом, но не дешевле покупной
суммы, т.е. 46.158 р. и с условием, что эти деньги будут храниться в неприкосновенном
капитале, который в будущем будет потрачен на ремонт, а также советская канцелярия
должна была переехать в здание Института1.
Не смотря на помещенные в газету объявления в начале 1867 года, покупателей для
дома за указанную цену не находилось, и только одна чиновница пожелала приобрести
этот дом, но в рассрочку на 26 лет, на что Совет согласиться не мог. Дом, между тем
разрушался, денег на его ремонт Институту не выделялось, некоторые квартиры полиция
даже запретила сдавать жильцам; кроме того, были сломаны некоторые деревянные
постройки, и доход от дома совсем сократился.
Наконец, по докладу Главноуправляющего 15 мая 1871 года, Император приказал
сломать дом Марковых, а на его месте построить четырехэтажное здание по проекту
архитектора Штегемана и отдать помещения за определенную плату Василеостровской
женской гимназии и нескольким жильцам.
В 1868 году член Совета по хоз. части Д.Н. Замятнин снова обращается в
Ведомство с просьбой о необходимости капитального ремонта здания Патриотического
Института, мотивируя тем, что деревянные балки на концах давно погнили, и фасадная
стена дала большую трещину. После доклада Институту было выделено 3.145 р. 80 к. на
прокладку бетонного фундамента. Ремонт проходил в течение трех лет (1872 – 1874 гг.), и
стоил чуть менее 6.000 руб. Уже в 1885 году по указанию Начальницы была сделана
небольшая, но очень важная для Института постройка: вдоль линии главного здания (со
стороны двора) была возведена новая наружная каменная стена, которая дала
возможность немного расширить здание и пристроить коридор параллельно классам. В
этом коридоре воспитанницы могли находиться для отдыха в промежутках между
уроками, в то время как классы проветривались.
Из наиболее крупных строительных работ последующего времени необходимо
отметить, прежде всего, постройку отдельного здания для больных инфекционными
заболеваниями. Отсутствие такого помещения очень тяжело сказывалось на Институте:
иногда таких больных помещали в классы, переводили в общие спальни, а здоровых
воспитанниц перемещали в другие спальни, переполняя, таким образом, последние.
Изолировать больных при таких условиях было просто невозможно, и болезни быстро
разносились по Институту. На постройку такого здания требовалась сумма в 24.500 руб.,
но в ходатайстве было отказано. Кроме того, Совету предложили рассмотреть вариант
иного распределения комнат и создания данного помещения в стенах института без
постройки отдельного здания. Ответ Совета был отрицательным, и в июне 1887 года он
обратился с новым ходатайством по тому же делу, где было указано, что предлагаемое
1
Смена. – 1985. – № 96.
24
здание представляет двухэтажную пристройку с помещением на 10 мест, по проекту
архитектора Оссолануса. На этот раз разрешение было получено, и уже 1 августа
состоялась закладка нового здания, а через два года в 1888 г. оно было готово.
В том же 1888 году над зданием Института был возведен большой
государственный герб, а под карнизом над четвертым этажом была сделана рельефными
буквами надпись с наименованием Института1.
В 1897 году по всему зданию Института было введено, вместо керосинового,
электрическое освещение. Мария Федоровна, заботясь о благоустройстве институтов,
изъявила желание, чтобы Патриотический и Елизаветинский Институты освещались
электричеством. Морской Корпус, где была построена станция, сообщил Совету, что им
получено от Морского Министра разрешение на приобретение двух электромашин.
Электрической энергии, вырабатываемой этими машинами, вполне хватит для освещения
обоих Институтов (по 750 лампочек в каждом). М.М. Лазарев ходатайствовал о выдачи
средств из сумм Ведомства на проводку электрической сети в обоих Институтах. Совет
разрешил произвести расход по предоставленным сметам на 23.316 р. и вносить в
ежегодные сметные планы расход на электроэнергию. В последующие годы расход на
энергию значительно превышал предварительные предположения, и Совет начал
предпринимать различные меры к его сокращению, причем даже была найдена утечка
тока в почву при передаче его из Корпуса. В 1908 году А.В. Пантелеев произвел замену
старой проводки на новую, более экономную и безопасную в пожарном отношении.
Подводя итог, следует еще раз отметить огромный вклад и поддержку императора
и императрицы. Благодаря ним Патриотический Институт приобрел отдельное здание с
огромным количеством классов, спален и других помещений, которые служили для
воспитанниц школой, домом. Постепенное расширение территории, которое занимали не
только помещения института, но и сады для отдыха и прогулок воспитанниц, сыграло
важную роль в жизни данного учреждения. Со временем было построено отдельное
помещение для больных, увеличено количество учебных кабинетов. Все это дало
институту возможность постепенно встать на ноги и, не прибегая к жестким мерам
(сокращение числа учащихся из-за нехватки места) приютить в своих стенах всех, кто в
этом нуждался. Однако уже в 1920-х гг. здания Патриотического Института были отданы
Женскому политехническому институту, переименованному позже во Второй
политехнический. На базе этого института была открыта Электротехническая школа,
преобразованная затем в Энергетический техникум, который занимает здания в настоящее
время.
1
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.173-175.
25
2.1. Строительство церкви Института.
Унылое серое здание на пересечении 10 линии и Кадетского переулка
Васильевского острова, в котором едва угадывается былое величие, когда-то был
престижным образовательно-воспитательным учреждением. Рядом с ним еще одно
неприметное на первый взгляд, обветшалое здание за свалкой, к тому же лишенное
главного атрибута - православного креста, - бывшая так называемая домовая церковь. Она
связана с именем первых лиц Российского Государства…
До 1817 года Патриотический Институт не имел соей церкви, и воспитанницы
посещали богослужения в ближайших приходских храмах. Через два года был куплен и
надстроен третьим этажом старинный дом на 10-й линии, в котором некогда жил поэт
В.К. Тредиаковский. В надстроенном этаже и была 24 декабря 1819 освящена в
присутствии Императрицы домовая церковь. Здесь она находилась всего четыре года, а
затем ее перенесли в соседний дом купца Д. Лопеса на Среднем проспекте, пока А.А.
Михайлов 2-й расширял и основательно перестраивал здание. Надзор над перестройкой
осуществлял арх. А.Ф. Щедрин. 2 мая 1825 заново отделанный храм на третьем этаже в
прежнем здании получил свое второе освящение. Резчик С. Куликов вырезал для него
одноярусный иконостас по рисунку зодчего и указаниям Императрицы. Образа исполнил
акад. А.И. Иванов с сыном и своим учеником Лобченком. «Благовещение» было написано,
по преданию, самой Елизаветой Алексеевной. А.Т. Марков, А.В. Нотбек, Ф.Г. Солнцев,
под руководством Б. Медичи, «оказали усердие, бесплатно потрудившись над стенным
расписанием церкви». Лепкой занимался Н. Саягин, награжденный за это золотыми
часами. В таком виде церковь простояла еще два года1.
В 1827 А.Е. Штауберт начал надстраивать на здании этаж и возводить боковые
флигели. На втором этаже левого флигеля 28 октября 1828 обер-священником армии прот.
Григорием Мансветовым была освящена перенесенная туда церковь. Торжеств при этом
не было, так как накануне умерла императрица Мария Феодоровна. Иконостас в храме
поставили старый, только резчик С. Куликов несколько переделал его. В 1831 на нем
установили фигуры двух ангелов, пожертвованные В.И. Демут-Малиновским, известным
скульптором. Лепку в новом помещении исполнил все тот же Н. Саягин.
К освящению Императрица Александра Феодоровна, взявшая институт под свое
покровительство, подарила прекрасную утварь из дворцового собора, а в 1835 – „Снятие с
креста― акад. А.Е. Егорова. Позже, в память об основательнице учебного заведения,
Хлебников пожертвовал мозаичный образ с изображением св. Елизаветы.
В 1871–1872 Г. Х. Штегеман возвел на 9 й линии четырехэтажное здание гимназии
при институте, где учились и приходящие дети.
Последний перенос храма – «ввиду незначительного его размера» – произошел в
начале XX века, когда в 1899–1900 институтский архитектор акад. К. Г. Прейс выстроил
во дворе дома по 10-й линии, 3, большой двусветный флигель, где был поставлен новый
одноярусный стилизованный иконостас с четырьмя иконами.
Освящение, в присутствии вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны,
совершил 16 января 1902 во имя митрополит Антоний. Церковь была освящена во имя
свв. Захарии и Елизаветы.
В 1913 году Камер-Юнкер Князь Петр Сергеевич Волконский сообщил о
готовности взять на себя заботы об обеспечении церкви. Но длилось это не долго. В 1918м, вслед за Октябрьским переворотом и началом Гражданской войны, женские институты
как тип учебного заведения в России стали закрываться.
1
ИСС. – Вып.6.СПб.: Петроградъ, 1878. – С.319-324.
26
Ныне здание бывшего Патриотического института занимает Петербургский
энергетический техникум (СПЭТ). А в его бывшем храме - спортзал.
Таким образом, закончилась история церкви Патриотического Института, которая
служила Божьим домом для воспитанниц почти 100 лет. Менялся облик церкви, менялись
настоятели, псаломщики, старосты (приложение 1). Неизменным оставалось лишь ее
предназначение. Из года в год в церкви проходили службы, литургии. Сейчас же в церкви
находится спортзал, а на газонах сада, когда-то подаренного институту Николаем I ,
располагается автостоянка1…
Делая общий вывод, хочется вновь сделать акцент на огромной роли правительства
в вопросах, связанных со строительством помещений института. В первые годы своего
существования Институт помещался на 8-й роте Преображенского полка (Бассейная
улица) в частном доме полковника Яхонтова. Этого, конечно, было не достаточно для
Общества, которое росло с каждым днем, и уже в мае 1819 года, оно приобрело
двухэтажный дом купца Бопре, находившийся на 10 линии Васильевского острова. Дом
оказался не очень большим, и помимо различных переделок, пришлось произвести
надстройку третьего этажа, которая была закончена к началу 1820 года. Все эти работы
стоили Обществу около 20.000 руб.
В конце 1819 года начался переезд Института в новое здание, церковь из дома
Яхонтова была переведена в декабре, а в начале 1820 года были переведены и
воспитанницы. В последующие годы институту все чаще требовалось расширение. Тогда
же были сделаны следующие приобретения: по 10-й линии соседний с Институтом
участок земли, принадлежащий вдове английского купца Рекс за 25.000 руб. Вновь на
помощь пришла Императрица, предоставившая средства для этой цели. В том же году
Императором был пожертвован участок земли напротив Морского Корпуса, по соседству
с Институтом. На время всех построек институт временно переехал в дом купца Лопеса,
который находился неподалеку. В 1859 в собственность института переходит дом
Марковых.
В последующие годы происходили постоянные изменения уже построенных
помещений: в отдельное здание была перенесена церковь института, была построена
отдельная больница, в главном здании – дополнительный четвертый этаж, а в саду –
деревянная беседка для отдыха.
Таким образом, делалось все возможное, чтобы девушки, покинувшие родной дом,
чувствовали себя как можно комфортнее: с радостью посещали занятия, церковные
службы, и не забывали об отдыхе в роскошных садах, подаренных когда-то самим
императором.
1
Памятники архитектуры и истории Санкт-Петербурга. Василеостровский район. Администрация СанктПетербурга, Ком. по гос. контролю, использованию и охране памятников истории и культуры / под ред. Б.М.
Кирикова. – СПб.: «Коло», 2006. – С.160.
27
Глава 3.
Эволюция учебного процесса
Главной задачей Патриотического Института было дать хорошее образование и
воспитание его ученицам. В связи с этим большое внимание уделялось постановке
учебного дела. Изначально целью обучения в институте было подготовить воспитанниц к
будущей, самостоятельной жизни: быть добрыми жѐнами, заботливыми матерями,
хорошими хозяйками. В соответствии с этим, основной акцент делался на такие
дисциплины, как Закон Божий, домоводство, иностранные языки, музыка, рисование и др.
Однако впоследствии (чтобы воспитанницы имели разностороннее образование) в
учебную программу включаются такие предметы как физика, математика, география,
история и педагогика.
В первоначальном Уставе Общества благородных девиц, написанным Бецким ещѐ
в 1764 году говорилось о том, что возраст воспитанниц при поступлении в институт не
должен был быть старше 6 лет. Пребывание в данном заведении составляло 12 лет, то есть
до 18-ти летнего возраста. Родители могли посещать своих детей только в назначенные
дни, с разрешения начальницы, в присутствии еѐ самой или кого-нибудь из еѐ
подчинѐнных1.
Последовавшее через 63 года после первоначального Устава Смольного Института,
Положение о Патриотическом Институте определяло уже возраст приѐма не младше 10 и
не старше 12 лет, хотя возраст пребывания также ограничивался 18-ю годами (как было
утверждено по плану Бецкого). Но по положению Патриотического Института,
присутствие начальницы (или еѐ подчинѐнных) при посещении родителями детей,
становится не обязательным. Кроме того, немного позже появляются отпуска домой, а
также отпуск на каникулы. Ещѐ позже разрешалось отпускать лучших воспитанниц на 2-3
дня святой недели и Рождества.
Для поступления в Патриотический Институт 12-ти летней девочке не нужно было
сдавать вступительные экзамены или проходить собеседование. Еѐ родственники или
опекуны писали в Совет Института прошение (приложение 2). Подобные прошения
рассматривались Советом Института, после чего отправлялся запрос (с просьбой о
зачислении) самой Императрице. Если Императрица удовлетворяла данную просьбу, то
девочка считалась официально принятой в Патриотический Институт 2.
Такие же этапы проходили прошения об отчислении воспитанниц из Института.
Таким образом, к 1820 году у института (тогда училища) уже была своя учебная
установившаяся программа, и даже было произведено 2 выпуска. Также существовали
правила приема и выпуска воспитанниц, был разработан режим посещения учениц
родными система отпусков домой.
В 1846 году Учебный Комитет разработал новую программу для всех учебных
заведений, которая предусматривала полуторачасовые уроки и новые предметы
(приложение 3). Проанализировав таблицу, видна колоссальная разница в количестве
учебных часов между институтской и новой программами. Необходимо принять во
внимание, что институтская программа предусматривала двухчасовые уроки.
Некоторых отличившихся воспитанниц, Императрица награждала медалями и
другими наградами при выпуске. В том же 1846 году был произведен десятый выпуск, на
котором впервые три девушки были награждены браслетами, так как не доучились в
институте до конца, но по успеваемости имели право на высшие награды. Также были
награждены перстнями с бриллиантами некоторые преподаватели.
1
2
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 303. Л. 4.
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 445. Л. 2.
28
В 1852 году правила награждения несколько меняются, и степень награды теперь
зависела от суммы баллов в аттестате по всем дисциплинам. В это же время была
предпринята попытка перехода с 5 балльной системы на 12 балльную, чтобы точнее
определять степень успеваемости. Последняя система тогда была принята во всех
учебных заведениях ведомства императрицы Марии, и оставалась неизменной многие
годы. К особенностям учебной части этого времени следует отнести снятие обязательства
в изучении иностранных языков. Решением Совета, было установлено право освобождать
неуспевающих воспитанниц от занятий по отдельным предметам 1.
Таким образом, среди выпускниц 1855 года из 128 воспитанниц не обучались
иностранным языкам 26. Они не получали наград при выпуске, как и те девушки, которые
отличались плохим поведением, за которое даже самые добрые преподаватели прибегали
к наказаниям: заставляли снимать передник или есть третье (сладкое) блюдо стоя, но
лишение обеда или даже десерта не допускалось. В самых исключительных случаях, за
особую провинность, провинившуюся сажали за специальный «черный» стол. Подобного
рода воспитательные приемы тогда существовали почти во всех других институтах.
В награду же за хорошее поведение, по воскресеньям, к приезду родных, на голову
девочки надевался голубой шнурок с кистью, а за хорошие успехи в учебе – красный,
причем последний без первого не выдавался, но и один голубой без красного не
пользовался почетом среди воспитанниц. Вероятно, поэтому красный шнурок в скором
времени был отменен. Проанализировав ряд архивных данных, можно сделать вывод, что
успеваемость была на довольно высоком уровне, и отчислений в связи с учѐбой
практически не было. Основная причина, по которой воспитанницы покидали данное
учебное заведение – различные болезни. Другими причинами были переезд на другое
место жительства и неспособность платить правительственную плату 350 рублей в год.
Подводя итог, необходимо сделать акцент на главном преобразовании этого
периода, а именно сокращении урока на 30 минут. Также следует отметить введение
нового правила об освобождении некоторых учениц от изучения иностранного языка.
Данные преобразования внесли существенные изменения в организацию учебного
процесса, который оставался неизменным в течение почти двадцати лет.
4 февраля 1860 года были внесены изменения в учебный процесс. До сих пор в
некоторых институтах существовали два класса обучения с трехгодичным курсом. Таким
образом, перевод в старший класс происходил один раз в три года. Новшество
заключалось в утверждении семи классов с годичным курсом, а, следовательно,
ежегодным переводом из класса в класс. Из-за того, что старший класс был разделен на
две группы с двухгодичным обучением каждая, следующий выпуск после 1861 года
состоялся только в 1863 г. и 1865 г. С 1866 года выпуски стали ежегодными.
Затем была введена педагогика как новый учебный предмет, на необходимости
которой настаивал Н.И. Пирогов, бывший тогда членом Совета Одесского Института. В
связи с изменением учебной программы и введением новых предметов был устроен
конкурс на составление лучших учебников по Русскому языку, Географии, Истории и
Педагогике2.
Утверждение ежегодного перевода из класса в класс вызвало необходимость
сократить количество зачисляемых девушек. Но, 30 декабря на заседании Совета было
решено оставить количество учащихся без изменений по нескольким причинам:
1. чтобы не лишать возможности многих девушек-сирот учиться в институте;
2. чтобы не отказывать родителям, уже оповещенным о приеме и уже обратившихся
в институт с заявлениями3.
1
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 178. Л. 13.
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 178.
3
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 381.
2
29
Но Мария Александровна решила все-таки ограничить число воспитанниц,
зачисляемых в институт. В том же 1861 году Совет вынужден был просить и о
сокращении количества учащихся с 270 до 200. Здание института было недостаточным
для 270 человек, а просьбы о расширении помещений все время отклоняли. Запрос Совета
был выполнен, и количество учащихся сократили на 70 человек.1
В 1868 году П.Г. Ольденбургский серьезно занялся вопросом о физическом
развитии воспитанниц. Еще в 1863 году он обратил внимание на отсутствие уроков
гимнастики, но тогда не последовало ответа на просьбу о строительстве гимнастического
зала. Спустя пять лет (то есть в том же 1868 г.) из Совета пришел ответ, в котором
говорилось о необходимости введения лечебной физкультуры в учебную программу.
Преподавателем был назначен доктор Клевезаль2.
Таким образом, можно сделать вывод, что за 50 лет существования института, в
вопросах, связанных с учебой, постоянно происходили изменения. Менялось расписание,
продолжительность урока, вводились новые предметы, новые преподаватели сменяли
прежних, сократилось число воспитанниц. Также, впервые был разрешен для воспитанниц
отпуск домой на новогодние праздники.
В последующие годы произошли некоторые изменения учебного процесса:
В 1881 году институту был выдан образец высшей награды за успехи по научным
дисциплинам. Данный образец имел шифр «Е.А.» в честь императрицы Елизаветы
Алексеевны.
В том же году воспитанницы Патриотического Института, окончившие
четырехлетний курс обучения получили право на звание учительницы начальных классов.
С 1882 года они проводили занятия с ученицами младших классов по Русскому,
Французскому и Немецкому языкам. Занятия проходили два раза в неделю и
оплачивались также как и преподавателям.
В августе 1888 года для учениц седьмого класса было открыто подготовительное
отделение. Еще в 1879 году законодательно было разрешено принимать в институт
девочек без знаний по одному иностранному языку, или вообще без знания языков (только
в исключительных случаях). Таким образом, в старшем (седьмом) классе все
воспитанницы условно делились на несколько групп в зависимости от уровня подготовки.
Такой состав класса негативно сказывался на процессе обучения и успеваемости. Многие
ученицы оставались на второй, и даже на третий год обучения. За 80-е годы количество
неуспевающих учениц заметно возросло: в 1883 году их было 112, а в 1887 г. – 127. Таким
образом, было принято решение об открытии подготовительного отделения для
дополнительных занятий3.
После окончания института многие воспитанницы работали гувернантками. Для
работы в этой должности требовалось свободное владение французским языком, и чтобы
улучшить знания по этому предмету, решено было пригласить для занятий француженку,
которая жила бы вместе с ученицами в заведении. Такие занятия были поручены Э.Ф.
Миньяр, которая преподавала в институте до конца его существования.
В это же время на должность начальницы назначается Е.А. Волконская, которая
внесла существенные изменения во внутреннюю жизнь института. Во-первых, было
обращено серьезное внимание на постановку музыкальных занятий. В 1883 году были
сделаны изменения относительно продолжительности музыкальных уроков (так как
знание музыки для многих воспитанниц оказывало огромную поддержку в дальнейшем
1
ПСЗ.Собрание-2. – Т.XXXVI. – 1861. – №36513. – СПб., 1861.
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813 - 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.110.
3
Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. – М.: Просвещение,
1954. – С.85-86.
2
30
поиске работы), а также была утверждена должность преподавателя музыки. Во-вторых,
были отменены все существовавшие до сих пор наказания. В-третьих, был изменен цвет
платьев воспитанниц: вместо коричневых у старших классов и темно-зеленых у младших
были введены для всех классов платья голубого цвета, который с того времени считался
как бы цветом института1.
Подводя итог, необходимо отметить, что в 80-е – 90-е годы XIX века в
Патриотическом Институте были сделаны колоссальные преобразования: изменение
учебной программы, открытие подготовительного отделения для седьмого класса, а также
введение новой формы для учениц. Любые изменения всегда требуют материальных
затрат, но благодаря поддержке правительства, данные новшества были введены без
всяких осложнений.
Начало нового столетия выделяется в учебной жизни института рядом
мероприятий, которые касались и других учебных заведений Ведомства Марии.
В 1902 году было отменено награждение воспитанниц книгами при переводе из
класса в класс. А в 1904 году отменили переводные экзамены в третий класс, сохранив их
лишь во втором классе.
В 1908 году князем Д.П. Голициным было обращено внимание на то, что ученицы
института слишком загружены учебой и практически не имеют свободного времени.
Нехватка времени негативно сказывалась на качестве подготовки домашнего задания, а
также на физическом развитии воспитанниц. Кроме того, было необходимо принять
серьезные меры для улучшения физического воспитания подрастающего поколения.
Результатом всех последовавших обсуждений стала учебная реформа,
разработанная в 1911 году, которая предусматривала:
1. увеличение количества занятий по физической культуре;
2. учреждение специальных дополнительных курсов по французскому языку;
3. открытие подготовительного класса для поступающих в институт;
4. изменение учебной программы (изъятие курса Географии из выпускного класса,
перенесение курса естествознания из старших классов в младшие)2.
Но, кроме рабочих будней в институте были и праздники. Так, в 1913 году
Патриотический Институт отметил столетний юбилей. На праздник приехало огромное
количество гостей, среди которых были лица, стоявшие во главе государства.
После литургии в церкви, празднование продолжилось в самом здании института.
Программу праздника подготовили совместными усилиями и преподаватели и ученицы.
После торжественной речи начальницы, вечер продолжили выступления воспитанниц.
Кроме танцевальных номеров и исполнения песен, выпускницы, специально к юбилею
написали стихотворение, посвященное институту (приложение 4). В нем выражается
огромная любовь к тому учебному заведению, где они провели много лет, где получили
необходимые знания для будущей жизни, где обрели настоящих друзей3.
Итак, за сто лет из стен института выпустились 2.525 девушек. Многие вернулись
домой, кто-то посвятил себя обучению других детей, некоторые бывшие воспитанницы
занимали ответственные должности в управлении женскими учебно-воспитательными
учреждениями.
1
Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912 / Е.С. Шумигорский. –
СПб.: Гос.тип., 1912. – С.116.
2
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 559.
Там же. Д. 1183.
Там же. Д. 1388.
Там же. Д. 1640.
3
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.147.
31
Необходимо отметить, что за этот период изменились и условия общественной
жизни, и характер институтского образования, многочисленные реформы постоянно
вносили какие-то изменения в учебную программу. Постоянно менялось учебное
расписание, сократилась продолжительность урока. Кроме того, были введены
дополнительные занятия по иностранным языкам, а также учреждены подготовительные
курсы для поступающих. Более того, некоторым дисциплинам (иностранный язык,
музыкальные занятия и физическая культура) уделялось особое внимание со стороны
преподавательского состава. Тем не менее, количество желающих поступить в институт
увеличивалось год от года. В 1861 году даже пришлось произвести сокращение
количества учащихся. Несмотря на это, воспитанницы всегда дорожили своим
наименованием «патриоток» и, попрощавшись с институтом, с любовью вспоминали о
годах, проведенных в его стенах.
32
3.1. Педагогические курсы при институте
Мысль о создании данных курсов при институте возникла у Совета Института ещѐ
в 1886 году, но осуществилась она лишь через три года. Видя, что девушке, окончившей
только семь классов, было очень трудно найти себе соответствующий заработок, а многим
бывшим воспитанницам приходилось самостоятельно зарабатывать на жизнь, а иногда и
поддерживать родителей или близких родственников, Совет пришѐл к убеждению в
необходимости учреждения при Институте специальных двухгодичных курсов, исходя из
следующих соображений:
1. для воспитанниц Патриотического Института с каждым годом усиливается
конкуренция со стороны воспитанниц других институтов или женских гимназий, где
имеются или особые Педагогические курсы или восьмой дополнительный класс;
2. переход воспитанниц Патриотического Института в такие специальные классы
или курсы других заведений не всегда возможен из-за отсутствия там свободных мест,
или из-за недостатка материальных средств для возможности их посещения.
Составив заявление, Совет в ноябре 1886 года обратился в Александровский
комитет о раненых с ходатайством о выделении из своих средств суммы 4200-5600 рублей
на обучение в специализированных классах от 12 до 16 выпускниц. Тогда же было
отправлено ходатайство в Собственную Е.И.В. Канцелярию о разрешении открыть
двухлетние педагогические курсы, причѐм были рассчитаны предполагаемые расходы на
его содержание, и приложен проект Положения о Курсе1.
2 декабря Александровский Комитет сообщил, что с его стороны нет препятствий к
принятию на его средства расхода по содержанию в Патриотическом Институте
сверхштатных воспитанниц Комитета, если на это даст разрешение император.
Опекунский Совет 12 декабря 1886 года принял постановление отложить окончательное
решение вопроса до получения отзыва о программах педагогических курсов Ведомства от
Министерства Народного Просвещения, а также в виду предстоящего рассмотрения
общего вопроса о постановке этих курсов в учебных заведениях Ведомства.
Когда же число уроков в проекте Курса было увеличено, увеличилась и стоимость
его содержания. 13 мая 1889 года были учреждены двухгодичные педагогические курсы с
расходами на содержание 8.795 рублей в год. 23 мая того же года была утверждена новая
учебная программа уроков на курсах (приложение 5).
14 октября 1889 года состоялось торжественное открытие Педагогических Курсов
при институте. Учебные занятия начались по плану, составленному согласно с мнением
Учебного Комитета:
– по Закону Божьему: Повторение Ветхого и Нового Завета по Священному тексту.
Повторение Катехизиса, особенно первый год;
– по Русскому языку и литературе повторение грамматики Русского языка в сравнении с
грамматикой Церковно-Славянского языка. Разбор произведений Русской и иностранной
литературы (Греческой, Римской, Итальянской, Английской);
– по Истории: новая Русская история и ее связь с важнейшими событиями из истории
западноевропейских государств;
– по географии и Арифметике: методики этих предметов;
– по Педагогике: Повторение общей Педагогики, в особенности раздела о духовном
воспитании.
Данная программа курса была утверждена 23 мая 1889 года, и действовала до 1905
2
года .
1
Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже XIX-XX вв. / А.Д.
Степанский. – М.: Наука, 1980. – С.71-75.
2
ЦГИА. Ф. 6. Оп. 1. Д. 559. Л. 17.
33
Таким образом, следует отметить, что данные курсы играли большую роль в
дальнейшей жизни воспитанниц, окончивших институт. Благодаря ним девушки получали
хорошее дополнительное образование, совершенствовали приобретенные навыки и
умения. Выпускницы Педагогических курсов составляли хорошую конкуренцию
выпускницам других учебных заведений.
По окончании первого учебного года, когда воспитанницы младшего курса сдали
выпускные экзамены и были переведены в старший, Совет института обратился с
просьбой к главноуправляющему о разрешении выдать воспитанницам старшего класса
кроме положенных 100 рублей ещѐ по 60 рублей. Для выдачи им на руки по 5 рублей в
месяц на мелочные расходы. Данное ходатайство было удовлетворено положением
Опекунского Совета.
У воспитанниц обоих классов Педагогических курсов кроме прохождения данных
курсов, были занятия практического характера. Они занимались с воспитанницами в
четырѐх младших классах, кто по каким-то причинам отставал от остальных, например,
из-за большого пропуска уроков по болезни, из-за слабой домашней подготовки или
вследствие ограниченных способностей девочки. Такие занятия велись по языкам и
математике и распределялись между воспитанницами курса в соответствии с их силами и
личным интересом к тому или иному предмету.
Все воспитанницы старшего класса после изучения курса методики преподавания
того или иного предмета давали пробные уроки в четырѐх младших классах по Русскому,
Французскому и Немецкому языкам и Арифметике. По каждому предмету воспитанницы,
в зависимости от их числа в классе, успевали дать по два, три и даже по пять уроков, при
этом продолжительность урока была или 30 минут, или 1 час. Программа предстоящего
урока на предложенную преподавателем тему предварительно разрабатывалась
воспитанницей, рассматривалась и утверждалась преподавателем, а затем уже данный
урок разбирался, с указанием на его достоинства и недостатки, совместно с
преподавателем и всеми воспитанницами1.
6 августа 1905 года была утверждена новая учебная программа, общие для
педагогических классов всех женских институтов. В данной программе появляются новые
предметы, такие как законоведение, методика природоведения и курс домоводства. Кроме
того, воспитанницам, поступающим в педагогический класс, была предоставлена
возможность выбора одного или двух предметов для углублѐнного изучения. Такими
предметами были 3 языка и математика.
Основными источниками содержания Педагогических курсов при Институте
являлась всѐ та же сумма, ежегодно выделяемая Александровским Комитетом о раненых и
дополнительное начисление от Ведомства.
Всего с основания при Институте Педагогических классов окончили полный курс
150 воспитанниц, из них 53% составляли воспитанницы Александровского Комитета о
раненых. Многие из тех, кто окончил курс, занимали места преподавательниц, в основном
иностранных языков, не только в женских средних учебных заведениях, но и в мужских,
особенно в провинции.
Таким образом, можно сделать вывод, что учебный процесс стоял на первом месте
для воспитанниц института. Роль педагогических курсов при Институте была очень
важной. Благодаря данным курсам, окончившие институт девушки могли получить
хорошее дополнительное образование, которое позволяло им, как приобрести новые
знания, так и усовершенствовать имеющиеся. Вступительных экзаменов не было, но были
сложные переводные и выпускные экзамены. Несмотря на это успеваемость в институте
1
Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913 гг. / А.Ф. Бардовский. –
СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°», 1913. – С.204.
34
была на высоком уровне. Девушки, которые оканчивали данные курсы, могли найти себе
хорошую работу, позволяющую обеспечить не только себя, но и своих родных.
Таким образом, образовательный процесс подвергался существенным изменениям.
К 1820 году у института (тогда училища) уже была своя учебная установившаяся
программа, и даже было произведено 2 выпуска. Также существовали правила приема и
выпуска воспитанниц, был разработан режим посещения учениц родными, система
отпусков домой.
Наиболее важным преобразованием явилась разработка новой программы для всех
учебных заведений, которая предусматривала полуторачасовые уроки и новые предметы
Необходимо принять во внимание, что институтская программа предусматривала
двухчасовые уроки.
4 февраля 1860 года вновь были внесены изменения в учебный процесс. До этого, в
некоторых институтах существовали два класса обучения с трехгодичным курсом. Таким
образом, воспитанниц переводили в старший класс один раз в три года. Новшество
заключалось во введении в образовательный процесс семилетнего образования. Перевод
из класса в класс осуществлялся ежегодно.
Для улучшения знаний по иностранным языкам в институте были учреждены
дополнительные занятия, а для наиболее свободного владения Французским языком, была
приглашена француженка, которая жила вместе с ученицами в заведении и постоянно
общалась с ними исключительно на своем родном языке.
В это же время при институте были открыты Педагогические Курсы, которые
обеспечивали воспитанницам возможность получения дополнительного образования.
Кроме теоретических занятий были также занятия, носившие практический характер,
которые подтверждали теоретический курс обучения. Все воспитанницы старшего класса
после изучения курса методики преподавания того или иного предмета давали пробные
уроки в четырѐх младших классах по Русскому, Французскому и Немецкому языкам и
Арифметике. По каждому предмету они должны были провести два, три или пять уроков,
при этом продолжительность урока варьировалась от 30 минут до 1 часа.
Итак, образовательный процесс занимал большую часть учебного времени в жизни
воспитанниц данного учреждения. Нередко девушки, окончившие Патриотический
Институт оставались здесь для работы. Но, не смотря на то, что многие покидали
институт навсегда, знания и умения, приобретенные в нем, помогали им найти свое
призвание в дальнейшей жизни.
35
Заключение
В процессе своей эволюции женское образование сталкивалось с рядом
противоречий, и в большинстве случаев зависело от отношения общества к женщине в
целом и ее образованию в частности. Следует отметить, что долгое время в обществе
сохранялось негативное отношение к женскому образованию. У женщин, особенно это
касается низших сословий, существовали трудности в получении любого образования
(будь то начальное, среднее или высшее). Образование и воспитание женщин в
дореволюционной России проводилось в соответствии с потребностями общества и
носило прагматический, утилитарный характер. Воспитательно-образовательный процесс
находился в прямой зависимости от влияния общественного мнения, Проблема женского
образования и воспитания является одной из актуальных проблем общего и
профессионального образования России. Борьба за среднее и высшее женское
образование в России была составной частью общественно – педагогического движения,
развернувшегося с середины XVIII века.
Данное исследование отражает проблемы и трудности, связанные с получением
образования на примере конкретного учебного заведения. Подводя итог проделанной
работе, следует отметить, что роль Патриотического Института в системе женского
образования в Санкт-Петербурге в XIX – начале XX вв. была очень масштабна.
С первых лет своего существования институт приобрел огромную поддержку со
стороны правительства. Эта поддержка дала институту возможность развития:
увеличивалось
количество
учениц,
было
приобретено
отдельное
здание,
совершенствовалась структура образования.
Историю Патриотического Института за сто лет можно условно разделить на два
периода:
Первый период – до 1850 года. В это время происходит становление института как
учебно-воспитательного учреждения. Подводя итог этому периоду, следует отметить два
наиболее важных события: во-первых, был открыт Совет. Именно ему доверялось главное
управление. А во-вторых, Уставом женских учебных заведений ведомства Императрицы
Марии, который подразделяет все заведения на три разряда (1 разряд высший –
воспитательное общество благородных девиц (Смольный институт), Петербургское и
Московское училища и все институты благородных девиц в губерниях. Для дочерей
потомных дворян. 2 разряд средний – Павловский институт (1 отделение),
Александровские училища (мещанское отделение Смольного) в Петербурге и Москве при
Екатерининском институте; Петербургский, Московский дома трудолюбия, Астраханский
и девичий институт в Восточной Сибири. Для дочек менее знатных дворян, почетных
граждан и купцов. 3 разряд низкий – Александровский сиротский дом, Иркутский
сиротский дом), Патриотический Институт был отнесен к 1 разряду.
Переломным моментом в жизни института стал 1850 год. В этот год произошли
грандиозные изменения в организации институтской жизни. Смерть Николая
Михайловича Лонгинова, а также Императора оставила заметный след в деятельности
Института. Поменялся Устав и преподавательский состав учреждения, была введена новая
учебная программа, инспектор классов был назначен членом Учебного Комитета при IV
Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии. Перемены в правительстве, учебном расписании поразному отражались на воспитанницах. Особенно тяжело они пережили смену двух
начальниц института, которая произошла в течение трех лет. Но, не смотря на все беды,
свалившиеся на институт после 50-х годов, его благосостояние росло, желающих
поступить становилось все больше, открывались новые учреждения (подготовительное
36
отделение для поступающих, педагогические курсы для выпускниц, Благотворительное
Общество при институте).
Организация учебного процесса совершенствовалась с каждым годом: вносились
изменения в уже существующие программы, появлялись различные дополнения, менялось
имущественное положение. Начиная с 1890 года, в учебный процесс добавляются точные
науки (такие как математика, физика). Происходят изменения в преподавательском
составе. Любимые воспитанницами преподаватели уходят из института, а на их место
приходят другие.
Существенные изменения во внутреннюю жизнь института внесла Е.А. Волконская.
Во-первых, было обращено серьезное внимание на постановку музыкальных занятий. В
1883 году были сделаны изменения относительно продолжительности музыкальных
уроков (так как знание музыки для многих воспитанниц оказывало огромную поддержку в
дальнейшем поиске работы), а также была утверждена должность преподавателя музыки.
Во-вторых, были отменены все существовавшие до сих пор наказания. В-третьих, был
изменен цвет платьев воспитанниц: вместо коричневых у старших классов и темнозеленых у младших были введены для всех классов платья голубого цвета, который с того
времени считался цветом института.
Необходимо отметить, что в конце XIX века в Патриотическом Институте были
сделаны колоссальные преобразования: начиная с изменений учебной программы, и
заканчивая формой учениц. Благодаря материальной поддержке правительства, данные
новшества были введены без всяких осложнений.
Создание специальных педагогических курсов имело огромное значение для
воспитанниц Института. В течение двух лет они совершенствовали свои знания и
получали новые. Воспитанницы Педагогических курсов кроме своих прямых
обязанностей по прохождению данных курсов, имели практические занятия. Им
поручались занятия с воспитанницами в младших классах отстающими от остальных,
например, из-за большого пропуска уроков по болезни, или из-за слабой предварительной
подготовки. Такие занятия велись по разным языкам и арифметике и распределялись
между воспитанницами курса в зависимости от их личных интересов, а также от уровня
знаний по тому или иному предмету.
Диплом об окончании таких курсов давал возможность найти хорошую работу с
достойным заработком. В основном девушки занимали места преподавательниц, чаще
всего иностранных языков, не только в женских средних учебных заведениях, но и в
мужских особенно в провинции.
Делая общий вывод, можно сказать, что Женский Патриотический Институт играл
огромную роль как в системе образования в целом, так и в жизни каждой воспитанницы в
частности. Окончившие институт девушки находили приличную работу, которая
позволяла обеспечивать не только себя но и своих родных. Живя самостоятельно без
родных в течение нескольких лет, каждая ученица получала хороший жизненный опыт,
который помогал ей в дальнейшем. Пройдя столь трудную жизненную школу, девушка
была не только хорошей хозяйкой, доброй женой, заботливой матерью, но и образованной
леди, которая в любом обществе и в любой ситуации проявляла себя только с лучшей
стороны.
37
Приложение 1
Таблица служителей церкви Патриотического Института.
НАСТОЯТЕЛИ
Предыдущее место
служения
Последующее место
служения
Чертков Павел
Васильевич,
священник
Преображенского
собора
законоучитель 1813
- 1828
Мысловский
Петр
Николаевич,
священник
Казанского
собора
законоучитель 1828
- 1840
Полянский
Василий
Гаврилович,
священник
Андреевского
собора
сотрудник
законоучителя
Мокиевский
Николай
Михайлович
(СанктПетербургская
еп., около 1810 ), священник
Демидовский дом
трудящихся
1840 - 1853
протоиерей - 1880
Кириллов Петр
Александрович
(Новгородская
еп. - )
преподаватель
Таврической ДС
рук. 1879 - 1883
Горный институт
Синайский
Александр
Львович
(Орловская губ. ), священник
рук. 1883 - 1886
Новодеревенская
церковь
Галкин
Владимир
Институт принцессы
Петрович
Ольденбургской
(Новгородская
еп. - ), священник
1885 - 1894
Преображенская
Колтовская церковь
Алексеев
1892 - 1898
Ларинская гимназия
Александро-
38
Александр
Мариинское училище
Александрович
слепых
(СанктПетербургская
еп. - ), священник
Слободской
церковь 2
Иоанн Павлович
гренадерского
(Нижегородская
Ростовского полка
еп. - ), священник
1898 - протоиерей 8 января 1909
Комарецкий
Василий
Ананьевич,
священник
19 января 1909 - 29
июня 1917 -
ПСАЛОМЩИКИ
Предыдущее место
служения
Последующее место
служения
певчие лейб-гвардии
Финляндского
полка
- 1850
Глебогорский
Гавриил
8 мая 1876 - 1880
-
Карпин Александр
Иванович (СанктПетербургская еп. )
Ополье Ямбургского
уезда
1885 - 1888
Екатерингофская
церковь
Карпин Александр
Иванович (СанктПетербургская еп. ), диакон
Екатерингофская
церковь
рук. 1889 - 1892
Спасо-Сенновская
церковь
Гефсиманский
Федор Федорович
(СанктПетербургская еп. )
- 4 октября 1895
Козлов Берег Гдовского
уезда
Троицкий Николай (
- 1 сентября 1896)
189... - 1
сентября 1896
Михайловский
Алексей Георгиевич
(СанктПетербургская еп. )
25 октября 1896 1916 -
39
СТАРОСТЫ
Последующее
место
служения
Предыдущее место служения
Волков Емельян
Ефимович
Санкт-Петербургский 2
гильдии купец
1894 - 1898 -
ербаков
Александр
Санкт-Петербургский
ремесленник
утв. 4 января 1911 -
Волконский Петр
Сергеевич, князь
камер-юнкер
утв. 8 октября 1913 1916 -
_____________________________________
Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии. Вып. 6. СПб.: С.-Петерб.
Историко-стат. ком., 1878. – С. 319-324.
40
Приложение 2
Образец документа, необходимого для поступления в Женский Патриотический Институт.
Прошенiе.
Желая состоящую подъ моею опекою дочь Действительнаго Стацскаго СовЂтника сироту
Елену Александровну Марциновскую уродившуюсь 20 октября 1879 года опрЂдЂлить въ
Патрiотическiй Институтъ на собственное мое содержанiе, прошу СовЂтъ о принятiи ея
на основанiи прилагаемыхъ документов и именно: копiи метрической выписи о рожденiи
и крещенiи Елены Марциновской, копiи формулярнаго списка о службЂ отца
Марциновской и свидЂтельство о состоянiи здоровья и привитiи оспы. Подлинные
документы предоставлены мною в 4 ОтдЂленiе Собственной Ея Императорскаго
Величества Канцелярiи при прошенiи объ опредЂленiи въ Институт Марциновской на
казенный счетъ какъ круглой сироты. Если означенная Марциновская будетъ принята въ
семъ году въ число воспитанницъ Института, то я сейчасъ же представлю въ дополненiе
сего моего прошенiя требуемые правилами о прiеме девицъ въ Институтъ пансионерную
плату, залогъ и ручательство въ исправномъ платежЂ за пансiонерку денегъ.
_____________________________
ЦГИА СПб. Ф. 6. Оп. 1. Д. 704. Л. 10.
41
Приложение 3
Образец новой программы для всех учебных заведений, предусматривающая
полуторачасовые уроки и новые предметы
________________________________
ЦГИА СПб. Ф. 6. Оп. 1. Д. 230. Л. 7.
КЛАССЫ
Закон Божий
I
2
II
2
III
2
IV
2
V
1
VI
1
VII
1
Российская словесность и логика
4
4
4
3
3
3
2
Латинский язык
4
4
4
4
4
3
3
Греческий язык
-
-
-
5
5
5
5
Немецкий или французский язык
2
2
2
3
3
3
3
Математика
4
4
4
1
1
1
-
Физика
-
-
-
-
-
2
2
География и статистика
2
2
2
1
1
-
2
История
-
-
2
2
3
3
3
Чистописание
4
4
2
-
-
-
-
Черчение и рисование
2
2
2
1
1
1
1
Итого уроков
24
24
24
22
22
22
22
число часов
36
36
36
33
33
33
33
42
Приложение 4
Заключительное стихотворение выпускниц Патриотического Института, написанное ко
дню столетнего юбилея.
По воле благостной Царицы Незабвенной
«Патриотический» основан Институт.
В нем – детям воинов Монарх Благословенный
На веки даровал надежнейший приют.
Рассадником добра, познания и света
Для бедных и сирот приют тот сразу стал;
И свято образ твой мы чтим, Елизавета:
Он дар Твоей любви незримо охранял.
Почила в Бозе Ты, но этот дар священный
В наследье перешел к Преемницам Твоим,
И крепнул Институт, Тобой благословенный,
Любовью мощной их и благостью храним.
Щедрот Монарших ряд обильною волною
Стекался на него…и, им глядя во след,
Поддерживал его отзывчивой рукою
И Александровский, родной нам, комитет.
Одною, общей с ним, высокою заботой
Был тесно институт всегда соединен.
И дочерей семейств из Армии и Флота
В течение ста лет воспитывал здесь он.
Их юные сердца умело направляя,
Он русскими душой их всех тут воспитал.
И, знанием умы полезно просвещая,
Патриотизма пыль в сердцах их возжигал.
Да! Воспиталось здесь не мало поколений
Девиц, и добрых жен, и русских матерей
Готовых даже жизнь отдать без сожалений,
За веру, за Царя, в честь Родины Своей.
И вот – прошло сто лет. Как прежде процветает
Заветы те храня, наш Институт родной,
И волею Царя торжественно встречает
Сегодня юбилей он славы вековой.
______________________
ОР РНБ. Ф.585. – Платонов С.Ф. Оп. 1. № 5239. Л. 2. об.
43
Приложение 5
Новая учебная программа уроков на Педагогических Курсах при Патриотическом
Институте.
классы
Закон
Божий
Русск. язык
Франц.Яз.и
Словесность
Немец.яз.и
словесность
история
младший
1
5
5
5
3
старший
1
3
5
5
-
Арифметика
География
Педагогика
Общ.число
обязат.уроков
Необязат.уроки
Муз.
Рис.
-
-
2
21
1
1
1
1
1
17
1
1
____________________________
Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. – М.: Просвещение, 1954.
– С.197.
44
Список источников и использованной литературы.
Архивы: Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА):
1.
Ф. 6. – Женский Патриотический Институт и Елизаветинское Училище;
2.
Ф. 19. – Петербургская духовная консистория;
Отдел Рукописей Российской Национальной Библиотеки (ОР РНБ):
3.
Ф. 143. – Вилламов Г.И.
4.
Ф. 452. – Майковы Ап.Ал. и Ал.Ап.
5.
Ф. 585. – Платонов С.Ф.
Законодательные и нормативные акты:
6.
Полное Собрание Законов Российской империи (далее ПСЗ). Собрание-2. – Т.IX-L.
– СПб.: Типография II отделения собственной Е.И.В. Канцелярии, 1825-1881.
Делопроизводственные материалы:
7. Устав общества Вспомоществования Бывшим воспитанницам Патриотического
института и служившим в оном по воспитательной и учебной частям. – СПб., 1904.
– 15 с.
8. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1907. – 20 с.
9. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1908. – 21 с.
10. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1909. – 23 с.
11. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1910. – 21 с.
12. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1911. – 24 с.
13. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1912. – 22 с.
14. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1913. – 22 с.
15. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1914. – 21 с.
16. Патриотический Институт. Петербург. Годовой отчет деятельности Общества. –
СПб., 1915. – 19 с.
Статистические материалы:
17. Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии. – Вып.6.СПб.:
С.-Петерб. Историко-стат. ком., 1878. – С.319-324.
Периодические издания:
18. Дух журналов. – СПб., 1817.
19. Смена. – СПб., 1985.
20. Отечественные записки. – СПб., 1825.
21. Женское образование. Педагогический листок для родителей, наставниц и
наставников. – СПб.: изд. при С.-Петербургских женских гимназиях, 1876-1891.
22. Журнал Министерства Народного Просвещения. – СПб., 1870-1916.
45
23. Санкт-Петербургский духовный вестник. – СПб.: Офиц. орган Св. Синода и
состоящих при оном центр. учр., 1895-1901.
Литература:
24. Абросимова Б.А. О благотворительных организациях в России / А.Б. Абросимова //
Советское государство и право. – 1992. – №1
25. Бардовский А.Ф. Патриотический институт. История, очерк за 100 лет 1813- 1913
гг. / А.Ф. Бардовский. – СПб.: тип. «Т-ва Е. Вейерманъ и К°»1913. – 285 с.
26. Богуславский М.В. Дореволюционная гимназия: содержание и организация
обучения / М.В. Богуславский. – М.: Наука, 2000. – 179 с.
27. Ганелин Ш.И. Очерки по истории высшего образования в России / Ш.И. Ганелин. –
М.: Просвещение, 1954. – 204 с.
28. Жукова Ю. Первая женская организация России (Женское Патриотическое
Общество в Петербурге 1812-1826 гг.) / Ю. Жукова // Все люди сестры. Бюллетень.
– 1996. – № 5.
29. Зинченко Н.Е. Женское образование в России / Н.Е. Зинченко. – СПб., 1902. – 253
с.
30. Иванов А.Е. Студенчество России конца XIX - начала XX века. Социальноисторическая судьба / А.Е. Иванов. – М.: Просвещение, 1999. – 280 с.
31. Киров А.Н. На заре юношеского движения в России / А.Н. Киров. – Харьков:
Пролетарий, 1926. – 117 с.
32. Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы / Н.А. Константинов. – М.:
Просвещение, 1956. – 110 с.
33. Котлова Т.Б. Социокультурная среда в российском провинциальном городе в конце
ХIХ - начале XX века / Т.Б. Котлова. – Иваново, 2001. – 226 с.
34. Латышева Д.И. История педагогики / Д.И. Латышева. – М.: Просвещение, 1998. –
197 с.
35. Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века /
В.Р. Лейкина-Свирская. – М.: Наука, 1971. – 242 с.
36. Лихачева Е.М. Материалы по истории женского образования в России (1856-1880) /
Е.М. Лихачева. – СПб., 1901. – 115 с.
37. Макеев Н.М. Краткий исторический очерк об образовании Патриотического
института / Н.М. Макеев. – СПб.: тип. Второго Отд-ния собственной е.и.в.
канцелярии, 1877. – 70 с.
38. Максимов Е.Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения / Е.Д.
Максимов. – СПб., 1903. – 267 с.
39. Покровская М.И. О высшем женском образовании в России / М.И. Покровская. –
СПб., 1906. – 159 с.
40. Пономарева В.В. Мир русской женщины: воспитание, образование, судьба. XVIII начало XX века / В.В. Пономарева, Л.Б. Хорошилова. – М.: Астрель, 2006. – 163 с.
41. Соколовская А. ... А историю здесь преподавал Гоголь / А. Соколовская // Невское
время. – 2001. – № 24(2485).
42. Степанский А.Д. Самодержавие и общественные организации России на рубеже
XIX-XX вв. / А.Д. Степанский. – М.: Наука, 1980. – 184с.
43. Сучков И.В. Учительство России в конце ХIХ - начале XX вв. / И.В. Сучков. – М.:
Просвещение, 1994. – 158 с.
44. Титлинов Б.В. Молодежь и революция: Из истории революционного движения
учащейся молодежи / Б.В. Титлинов. – Л.: «Academia», 1925. – 166 с.
45. Фадеев А.В. Отечественная война 1812 года и русское общество / А.В. Фадеев //
История СССР. – 1962. – № 6.
46
46. Федосова Э.П. Бестужевские курсы - первый женский университет в России / Э.П.
Федосова. – .М.: Просвещение, 1990. – 142 с.
47. Шохоль К.Р. Высшее женское образование в России / К.Р. Шохоль. – СПб., 1910. –
150 с.
48. Шумигорский Е.С. Императорское Женское Патриотическое Общество. 1812-1912
/ Е.С. Шумигорский. – СПб.: Гос.тип., 1912. – 226 с.
Интернет ресурсы:
49.Лапчинская В.П. Возникновение женских гимназий в России (Петербург, 1858—
1866 гг.) // www. diss.rsl.ru
50. Комоско Л.В. Политика правительства в области образования в 60-70-е гг. XIX в.
(гимназии, реальные училища) // www. sigla.rsl.ru.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа