close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

ДОГОВОР;doc

код для вставкиСкачать
ИЗ ИСТОРИИ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ
117
За знакомой строкой
Щука с голубым пером
© О.Л. ДОВГИЙ
Статья содержит анализ прямого и метафорического значения словосочетания щука с голубым пером, встречающегося в поэзии, прозе и
кулинарных рецептах.
Ключевые слова: щука, голубое перо, прямое и метафорическое значение, рыболовство, кулинария, поэзия.
Щука – «царица хищных рыб» (С.Т. Аксаков), любимый персонаж
русского фольклора [1]. Но в русской литературе – и в первую очередь –
в поэзии с начала XIX века существует особая разновидность этой рыбы:
загадочная щука с голубым пером. Помним мы ее – прежде всего – из
описания застолья у Державина: «Багряна ветчина, зелены щи с желтком, / Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны, / Что смоль, янтарьикра, и с голубым пером / Там щука пестрая – прекрасны!» (1807).
Картина поражает своей цветовой гаммой. И, пожалуй, самый эффектный мазок в этом буйстве красок – заключительный: щука с голубым пером.
Справедливости ради, нужно отметить, что за пять лет до Державина этот образ употребил граф Д.И. Хвостов в притче «Карась и щука»
(1802): «Карась мятется, / А щука вкруг его кольцом плетется, / Прельщает голубым пером…» [2].
О существовании хвостовской щуки с голубым пером знают лишь
немногочисленные поклонники его творчества, а вот когда в 1807 году
эта красавица появилась в стихотворении «Евгению. Жизнь Званская»,
она сразу оказалась в центре внимания.
Голубоперая щука часто выступает в роли своеобразной визитной
карточки Державина: говоря о точности и живописности его поэзии, часто приводят именно этот образ: «…эти стихи… сосредоточенно заняты
яствами, – писал Вл. Ходасевич, – (между ними – опоэтизированной “щукой с голубым пером”), лакомка и хлебосол, наклонный к теме гостеприимства, он охотно развертывает свою скатерть-самобранку, на которой
восхищает его “разных блюд цветник, поставленный узором, – и вот эти
цветы, эти цвета…»; «Как реалистически-неверно это описание, – замечает Вл. Ходасевич – …для Державина-поэта отмирают наиболее конкретные вкусовые ощущения, заменяясь отвлеченными обозначениями,
118
РУССКАЯ РЕЧЬ 3/2014
лишь световыми и красочными» [3]. В идиллии Н.И. Гнедича «Рыбаки»
(1821) вновь возникает этот образ: «Что? щуку с пером голубым или
лосося жирного песнью / Сманил ты на уду?..».
Из поэзии щука с голубым пером переходит в прозу. В романе В. Набокова «Дар» Н.Г. Чернышевский приводит это выражение как пример
бессмысленного сочетания слов: «Не все ли равно, – спрашивал он
(у радостно соглашавшегося с ним бахмучанского или новомиргородского читателя), – голубоперая щука или щука с голубым пером (конечно второе, крикнули бы мы, – так оно выделяется лучше, в профиль!),
ибо настоящему мыслителю некогда заниматься этим…».
Постепенно словосочетание превращается в имя собственное и находит новую среду обитания. В сказке «В Тихом озере» Г. Трошина действует щука по имени Голубое Перо. Кот в одноименной сказке Г. Цыферова хвалится, что поймал голубую щуку. Существует мультфильм
«Голубая щука» снятый по сказке Г. Цыферова.
Как видим, выражение активно живет в литературе как поэтический
образ. В пользу того, чтобы считать словосочетание щука с голубым
пером метафорой, говорят два фактора: 1 – голубой цвет, несущий множество поэтических ассоциаций; 2 – само слово перо в применении к
рыбе.
Однако действительно ли это только поэтический образ?
Обратившись к книгам по рыболовству и кулинарии, увидим, что и
голубая щука и голубое перо издавна существуют в терминологии рыбаков и поваров.
Прежде всего, голубой цвет. Многие авторы отмечают пеструю
окраску щуки. Л.П. Сабанеев в книге «Рыбы России. Жизнь и ловля
(уженье) наших пресноводных рыб» отмечал: «Чешуя щуки мелкая,
гладкая; спина у нее темная, бока туловища серые или серовато-зеленые
с более или менее значительными желтоватыми пятнами и полосками;
беловатое брюхо обыкновенно усеяно сероватыми крапинками; непарные плавники буроватые с черными крапинками или извилистыми каемками, парные – оранжевого цвета…. Цвет этой рыбы, впрочем, весьма
изменчив…» [4. С. 322].
Как видим, у Л.Н. Сабанеева голубого цвета среди оттенков нет,
но есть очень близкие серые или серовато-зеленые. Не забудем, что и
Г.Р. Державин называет щуку пестрой.
Но в зоологии есть именно голубая щука – причем в двух разновидностях: морская и речная. Морская – голубая мольва, голубая щука,
(Blauleng, Molva dipterygia) подробно изучена Т. Пеннантом, валлийским натуралистом XVIII века. Существует описание и речной щуки:
«Голубая щука. Признаки. Тело тонкое, стройное с тонким хвостовым
стеблем... Спина темно-коричневая, бока светлее, серовато-белые или
голубовато-серые, на брюшке мелкие красновато-коричневые пят-
ИЗ ИСТОРИИ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ
119
нышки… У берегов Норвегии встречается на участке от Вестландских
фиордов до мест, расположенных севернее Вестеролена. Вдоль побережья Скагеррака не заходит так далеко на восток, как морская щука
(мольва)… Обитает также у берегов Исландии (чаще в южной части),
у Фарерских островов и западнее Британских островов. Встречается и
в юго-западной части Баренцева моря. В осеннее время голубая щука
длиной до 50 см неоднократно ловилась на Демидовской банке. Обнаружена также в районе острова Медвежий и у южных берегов Шпицбергена… По вкусовым качествам мясо голубой щуки значительно лучше,
чем мясо мольвы, по вкусу напоминает мясо наваги» [5].
Теперь о «романтическом» голубом пере. Перо – это словарно закрепленное обозначение плавника: «Перо. Pinna. У рыб орудия, коими рыбы
плавают» [6]. Голубое перо издавна существует в рыболовной терминологии: «мелкие 3–4-летние щуки местами называются щука-голубое
перо, т.к. плавники их становятся ярче» [4. С. 330]. «Весело вытряхивать
на снег или на оттаявший берег тяжелую наметку, нагруженную в мотне
рыбою, разнообразие которой особенно приятно. Тут и щука – голубое
перо, и полосатый окунь, и пестрый ерш…», – пишет С.Т. Аксаков [7].
Из рыболовства этот цветовой термин переходит в кулинарию. В 1816
году в Москве вышла переведенная с французского книга «Повар королевский или новая поварня приспешная и кондитерская», сразу ставшая
невероятно популярной. Вот что говорится в ней о щуке: «К поваренному употреблению надлежит щук отбирать жирных, крупных и имеющих
белое твердое тело. Лучший вкус в щуках бывает с начала весны, когда
имеют они голубое перо». Л.П. Сабанеев подтверждает: «Самою вкусною считается молодая (речная) щука – т.н.“щука голубое перо”, перед
самым нерестом» [4. С. 335].
В русских дворянских семьях щуку предпочитали подавать к столу
именно весной. С.Т. Аксаков замечал: «Щука средней величины, пойманная весною (тогда называют ее щукою с голубым пером) и даже
летом и сваренная на холодное прямо из воды, а не снулая, составляет
недурное блюдо» [8]. М.И. Пыляев рассказывал, что А.В. Суворов любил разварную щуку, под названием щуки с голубым пером [9].
Кулинарные книги наперебой предлагают рецепты приготовления
голубой щуки: «Щуку варить так, чтобы при подавании на столе казалась голубою, – читаем в книге “Старинная русская хозяйка, ключница,
стряпуха”. – Сварив оную неочищенную в соленой воде и вынув поспелую из кипятка, попрыскать на нее холодною водою и тотчас после того
накрыть, чтобы не выходил пар; ибо если он выйдет, то она не будет
казаться голубою».
Итак, романтическая щука с голубым пером оказывается хорошо
известным кулинарным деликатесом. У И.И. Дмитриева есть описание
появления этого образа в стихах Г.Р. Державина: «…заметил я, что он за
120
РУССКАЯ РЕЧЬ 3/2014
обедом своим смотрит на разварную щуку и что-то шепчет, спрашиваю
тому причину. Я думаю, – сказал он, – что если бы случилось мне приглашать в стихах кого-нибудь к обеду, то при исчислении блюд, какими
хозяин намерен потчевать, можно бы сказать, что будет щука с голубым
пером?» [10]. Круг замкнулся: вид разварной щуки дал импульс к рождению поэтического образа.
Как видим, словосочетание щука с голубым пером как метафора и
как специальный термин мирно сосуществуют, подтверждая тезис
В.А. Жуковского «Жизнь и Поэзия одно».
Литература
1. Грысык Н.Е. Щука в верованиях, обрядах и фольклоре русских //
Из культурного наследия народов Восточной Европы. Сб. Музея антропологии и этнографии. СПб., 1992. Т. XLV. С. 56–61.
2. Махов А.Е. Это веселое имя: Хвостов // Граф Дмитрий Иванович
Хвостов. Соч. М., 1999. С. 39.
3. Ходасевич Вл. Державин / Вступит. ст., прилож., коммент. А.Л. Зорина. М., 1988. С. 369.
4. Сабанеев Л.П. Рыбы России. Жизнь и ловля (ужение) наших пресноводных рыб. Ч. 1 / Собр. соч. В 8 т. М., 1993. Т. 1. С. 322
5. Vilcinskas Andreas. Fische-Mitteleuropäische Süßwasserarten und
Meeresfische der Nord- und Ostsee. BLV Verlagsgesellschaft. München,
2000; S. 198.
6. Словарь Академии Российской по азбучному порядку расположенный. СПб., 1811. Ч. IV. С. 1044.
7. Аксаков С.Т. Полая вода и ловля рыбы в водополье // Собр. соч.
В 4 т. М., 1956. Т. 4. С. 473.
8. Аксаков С.Т. Записки об уженье рыбы. М., 1856.
9. Пыляев М.И. «Старое житье. Замечательные чудаки и оригиналы».
СПб., 2003. С. 262
10. Дмитриев И.И. Взгляд на мою жизнь. Записки действительного тайного советника Ивана Ивановича Дмитриева: В трех частях.
М., 1866. С. 56.
Российский государственный
гуманитарный университет
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа