close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Греханова Татьяна Алексеевна. Манипулятивные приемы в СМИ

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Специфика приёмов и
средств языковой манипуляции в современных СМИ».
Объём: 79 страниц
Количество рисунков: отсутствуют
Количество таблиц: отсутствуют
Количество использованных источников: 56
Ключевые слова: СМИ, психологические механизмы, тактики, приемы и
средства языковой манипуляции, аудитория, особенности.
Данная работа посвящена анализу манипулятивного воздействия в текстах
современных СМИ, технологиям, специфике и инструментарию языковой
манипуляции. Определение особенностей восприятия речи, психологических
механизмов, используемых в целях речевого воздействия.
Предмет исследования: психологические механизмы, тактики, приемы и
средства языковой манипуляции, применяемые в современной российской
прессе для воздействия на массовое сознание граждан Российской Федерации.
Объект исследования: публикации интернет версий русскоязычных
СМИ.
Цель исследования: предложить собственную классификацию приемов
языковой манипуляции в СМИ, выявить, проанализировать приемы и средства
языковой манипуляции в материалах популярных российских медиа.
Методы исследования: методы лингвистического анализа текстов:
компонентный
анализ
(анализ
семантических
компонентов
прямых
и
переносных значений лексем), лингвосмысловой анализ, анализ словарных
определений, а также сравнительно-сопоставительный и описательный методы с
приемами интерпретации, обобщения, сопоставления, классификации.
Результатом исследования является предложенная в работе система
понятий: стратегия манипуляции, тактика манипуляции, прием воздействия,
языковые средства манипуляции, мишень и механизм воздействия, которая
может использоваться современными СМИ для извлечения экономической
выгоды.
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………6
ГЛАВА
1.
ФЕНОМЕН
И
МЕХАНИЗМЫ
ЯЗЫКОВОЙ
МАНИПУЛЯЦИИ
1.1 Сущность и признаки манипулятивного воздействия…………….10
1.2 Механизмы языковой манипуляции ……………………………….19
ГЛАВА 2. МАНИПУЛЯТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ В ТЕКСТАХ
СОВРЕМЕННЫХ СМИ
2.1 Технологии и инструментарий языковой манипуляции.................32
2.2 Специфика манипулирования в современных СМИ……………...38
2.3 Манипулятивное воздействие текстов современных
СМИ на
примере публикаций разной тематики………………………………...……….45
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………….57
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………...…………….59
ПРИЛОЖЕНИЕ А……………………………………………………….65
ПРИЛОЖЕНИЕ Б……………………………………………………….69
ПРИЛОЖЕНИЕ В……………………………………………………….72
ПРИЛОЖЕНИЕ Г……………………………………………………….74
5
ВВЕДЕНИЕ
Средства
массовой
информации
начиная
с
истории
своего
возникновения оказывали воздействие на сознание человечества. Сегодня
информация, полученная через СМИ создает поведенческие и ассоциативные
стереотипы, что позволяет управлять массами. Общество существует в
пространстве, сверхнасыщенном информацией и не может самостоятельно
отобрать и проверить достоверность медиа информации. Поэтому СМИ
пользуется особым доверием. Выбирая тему, содержание, момент, способ и
формы подачи информации, СМИ передают аудитории посыл, содержащий
интерпретацию объектов реального мира, которые никогда всесторонне не
отражают реальность, но формируют некий образ действительности и задают
массовой аудитории фреймы восприятия ее различных аспектов.
Стремительное развитие всемирной паутины трансформировало
медиа-систему. Интернет-издания имеют наибольшую по количеству
прочтений и объема долю текстов. Все больше людей предпочитают
получать информацию в интернете, для них потребление онлайн-медиа
является преоритетным.
Манипуляции
посредством
языка
–
основной
способ
манипулирования в СМИ. Язык предоставляет для этого различные формы и
способы воздействия, позволяя добиться необходимого эффекта и скрыть сам
факт манипуляции.
Объектом исследования выступают публикации интернет версий
русскоязычных СМИ.
Предметом исследования являются психологические механизмы,
тактики, приемы и средства языковой манипуляции, применяемые в
современной российской прессе для воздействия на массовое сознание
граждан Российской Федерации.
6
Языковая манипуляция и воздействие на сознание исторически имеет
негативное восприятие. Действительно, контроль творческой мысли и
подмена ценностей сводит к деградации личностные порывы. Но управление
массами упорядочивает течение исторических событий и контролирует
стихийную силу масс, искореняя стереотипы, тормозящие развитие. В связи с
этим гипотезой исследования выступает предположение о том, что
манипуляция массовым сознанием, используемая в средствах массовой
информации, имеет жизненнонеобходимое значение для прогрессивного
движения человечества и формирования Человека нового поколения.
В
соответствии
с
гипотезой
была
сформулирована
цель
исследования: предложить собственную классификацию приемов языковой
манипуляции в СМИ, выявить, проанализировать приемы и средства
языковой манипуляции в материалах популярных российских медиа.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих
задач:
•
Выявить и охарактеризовать сущность феноменов манипуляции и
языковой манипуляции.
•
Изучить особенности восприятия речи.
•
Предложить
систему
понятий,
позволяющую
представлять
общую структуру процесса манипуляции и анализировать проведение
конкретных манипуляций.
•
Составить общую классификацию средств и приемов языковой
манипуляции, применимых в текстах СМИ.
Проанализировать
манипулирования
в
и
охарактеризовать
современных
медиа
на
специфику
процесса
конкретных
примерах
публикаций.
Теоретическую базу настоящей выпускной квалификационной работы
составляют работы ученых в области теории манипулятивного воздействия
(Аронсон Э., Грачев Г.В., Доценко Е. Л., Евгеньева Т.В., Зелинский С.А.,
Кара-Мурза С. Г., Мельник И.К. и др.), теории речевого воздействия
7
(Баранов А.Н., Быкова О.Н., Будаев, М., Иссерс, Леонтьев А.А., Паршин П.Б.,
Пирогова Ю. К., Стернин И.А., Чудинов А. П. и др.).
Эмпирическую базу исследования составили материалы четырех
придерживающих разной редакционной политики издания (Коммерсант,
РБК, Комсомольская правда, Сноб), опубликованные материалы человека в
период 2018 года.
Основными
лингвистического
методами
анализа
исследования
текстов:
выбраны
компонентный
методы
анализ
(анализ
семантических компонентов прямых и переносных значений лексем),
лингвосмысловой
анализ,
анализ
словарных
определений,
сравнительно-сопоставительный и описательный методы с
а
также
приемами
интерпретации, обобщения, сопоставления, классификации.
Теоретическая
значимость
исследования
подразумевает
формирование теоретического базиса для изучения феномена языковой
манипуляции в современных условиях.
Практическая значимость исследования состоит в ликвидации
медиабезграммотности и склонности к воздействию, осуществляемому СМИ.
Результаты исследования могут быть использованы при лингвистическом
анализе манипулятивного потенциала текстов. Материалы исследования
применимы в практике специалистов политтехнологий, маркетинга, рекламы,
поскольку
дают
конкурентных
возможность
сторон
и
для
проведения
выстраивания
анализа
собственных
стратегий
манипулятивных
программ, применяя наиболее действенные в тех или иных ситуациях
манипулятивные инструменты для достижения пoставленных целей, и
прогноза воздействующего эффект от их использования.
Научная новизна работы связана с рассмотрением и анализом
тактик, приемов и средств ее реализации в современных СМИ с нового
ракурса проблемы языковой манипуляции. В исследовании предложена
уникальная
авторская
классификация
приемов
и
средств
речевого
воздействия, основанная на языковых уровнях , на которых на адресата
8
оказывается речевое воздействие. Описаны приемы и средства реализации
языкового
воздействия.
Сформулированы
«манипуляция»
и
относящихся
манипуляция»,
«стратегия»,
к
нему
«тактика»,
определения
терминов
определений
«языковая
«прием»,
«средство».
Эти
определения составили теоретический инструмент описания предмета и
позаолили изучать процессы манипуляции и языковой манипуляции в медиа.
Структура:
выпускная
квалификационная
работа
состоит
из
введения, двух глав и заключения. В первой главе «Феномен и механизмы
языковой
манипуляции» в первом разделе «Сущность и
признаки
манипулятивного воздействия» рассматриваются феномены манипуляции и
языковой манипуляции. В этом разделе рассматривается исторический
аспект использования языковых манипуляций, основные подходы к
пониманию
и
изучению
манипуляции,
устанавливаются
признаки
манипулятивного воздействия и предлагаются определения основных
понятий.
Во
втором
разделе
«Механизмы
языковой
манипуляции»
анализируются особенности восприятия речи, описываются психологические
механизмы, используемые в целях речевого воздействия, и обобщается
процесс манипулирования в теоретический аппарат, позволяющий описывать
и анализировать конкретные манипулятивные акты.
Во второй главе исследования «Инструменты манипулятивного
воздействия в совреме.нных СМИ» в первом разделе «Технологии и
классификация инструментов языковой манипуляции» разрабатывается
собственная классификация приемов манипуляции. Во втором разделе
«Специфика
манипулирования
в
современных
СМИ»
описывается
современный манипулятивный потенциал средств массовой информации В
третьем разделе «Манипулятивное воздействие текстов современных СМИ
на примере публикаций разной тематики» проводится анализ тактик,
приемов и средств языкового воздействия в публикациях в интернет-версиях
СМИ.
9
ГЛАВА
1.
ФЕНОМЕН
И
МЕХАНИЗМЫ
ЯЗЫКОВОЙ
МАНИПУЛЯЦИИ
1.1
СУЩНОСТЬ
И
ПРИЗНАКИ
МАНИПУЛЯТИВНОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ
Учитывая
определить
поставленные
задачи,
в
начале
необходимо
четко
проблему изучения, а именно: описать феномен языковой
манипуляции, выявить особенности и признаки и предложить определения
основным терминам, на основе которых будет построено исследование.
Чтобы
перейти
рассмотрению
языковой
манипуляции,
требуется
охарактеризовать родовой для него феномен - «манипуляция», а затем с
учетом анализа базового понятия, изучать языковую манипуляцию как
специфический вид манипуляции.
Слово «манипуляция» образовалось от латинских слов «manus» – рука
и «plere» – наполнять. В значение термина важную роль также играет слово
«manipulus», в переводе «горсть» или «манипула» – значимое тактическое
подразделение
римского
легиона.
Солдаты
манипулы
назывались
«manipulares». То есть, манипула была «горстью» солдат, легко поддающихся
манипулированию. Следовательно, в значение «манипуляции» управление
людьми прослеживается ещё в латинских корнях-прародителях. Его
первоначальное значение весьма положительное: «управлять», «управлять со
знанием дела», «оказывать помощь». Так или иначе, долгий период это
значение не было основным и уступало место определению манипуляции
как
искусного,
требующего
специальных
умений
управления
неодушевлёнными объектами предметами. К примеру, схожие определения
манипуляции можно найти в толковых словарях русского языка: первое - в
словаре Ушакова, где основное значение манипуляции - «сложный прием,
сложное действие над чем-н.» [26, 4 т], и другое у Ожегова, который
10
называет ее сложным приёмом, действием над чем-либо при работе руками,
ручным способом [20].
В контекст сферы человеческого сознания термин «манипуляция»
вернулся в словари благодаря психологическим исследованиям XX века, где
термин «манипуляция» использовался как определение психологического
влияния на сознание личности. Тогда же к значению термина добавились
понятия, присущие значению «манипуляции» как сложного действия над
чем-либо
при
работе
руками:
воздействие
на
объект,
искусность,
возможность управления, которые впоследствии стали метафорами.
Сегодня политологи, психологи, лингвисты, социологи, философы
разных стран разработали множество определений манипуляции. Но по
результатам их анализа не все предложенные определения можно считать
корректными. Для того, чтобы выделить ключевые признаки понятия и на их
основании вывести рабочее определение «манипуляции» возьмем за основу
разбор существующих определений, проведенный Е.Л. Доценко в работе
«Психология манипуляций».
Для
определения
основных
признаков
манипуляции,
которые
содержатся в понятии, Е.Л. Доценко проанализировал определения, которые
дают такие исследователи как Д.А. Волкогонов, Б.Н. Бессонов, Э. Шостром,
Г. Шиллер и другие. При рассмотрении их определений Доценко выделил
следующие критерии манипуляции: использование объекта в качестве
средства достижения цели, скрытое воздействие, ложь, эксплуатация,
управление, принуждение, инициация поведения, господство, мастерство,
контроль. На основе выделенных критериев Е. Доценко сформулировал
ключевые элементы, входящие определение понятия. Признаки, выведенные
Е. Доценко,
во многом совпадают с пониманием «манипуляции» таких
авторов как С.Г. Кара-Мурза, С.А. Зелинский, Т.В. Евгеньев, И.К. Мельник,
Г.В. Грачев, В. О’Доннел, И.А. Стернин и других. С учетом теоретических
представлений в указанных работах опишем эти признаки:
11
•
Психологическое воздействие. Наиболее удачным определение
предложено Г. А. Баллом: «Воздействие предмета В на предмет А — это
событие, состоящее в том, что предмет В (возможно, совместно с предметами
С, D, и др.) вызывает или предотвращает некоторое изменение предмета А [3,
с.
56].
Психологическим
естественно
считать
такое
воздействие
индивидуального или группового субъекта В, которое вызывает или
предотвращает изменение психологических характеристик и проявлений
индивида-реципиента А, в том числе относящихся к его деятельности (и
поведению в целом), к его сознанию (и бессознательной сфере психики), к
его личности».
Скрытый
характер
воздействия
(неосознаваемый
объектом).
Воздействие на сознание человека называется манипуляцией только тогда,
когда его объект убежден, что самостоятельно пришел к определенным
умозаключениям. Чтобы осуществить манипуляцию манипулятору нужно
сокрыть воздействующие элементы
«отвлекающими» компонентами
сообщения, что создаст в глазах объекта представление их единства с
информацией. Белогородский говорит по этому поводу: « Одной из
особенностей манипулятивного воздействия является его скрытость. Такое
сообщение должно одновременно нести в себе два смысла. Первый
заявляется открыто, внешняя оболочка. Второй — скрытый, который должна
самостоятельно домыслить и затем запомнить аудитория. Поскольку такая
двусмысленность расходится с законами формальной логики, большую
пользу для манипуляторов представляют логические ошибки» [38, с. 43].
•
Адресат - средство особого рода.
Личность объекта
манипуляции для манипулятора представляется как функциональная вещь,
использование которой дает манипулятору воплотить личные интересы и
достичь поставленных целей.
•
Односторонний
выигрыш.
Желания,
интересы
и
воля
манипулируемого не имеют для манипулятора никакого значения, если не
предоставляется возможности использовать их для извлечения собственной
12
выгоды.
Как
результат
манипуляция
осуществляет
намерения
и
удовлетворяет потребности манипулятора.
•
Использование субъектом собственной психологической силы и
психологической уязвимости объекта. Реализовать замысел манипулятору
помогает знание слабостей объекта и собственных статусных, ролевых,
позиционных и прочих преимуществ. Манипуляция осуществляется не
только за счет воздействия на сознательную сферу, но и на слабо
защищенную сферу бессознательного - потребности, эмоции, инстинкты,
желания человека.
•
Мотивация,
манипуляции.
побуждение
Манипулятор
как
преобразует
принцип
осуществления
первоначальные
установки
индивида, искусственно формируя или корректируя элементы психики,
обуславливающие его поведение.
•
Мастерство
и
искусность
проведения
манипулятивных
действий. Этот критерий характеризует несущественные черты процесса, а
его сложность, от чего не кажется столь значимым, как остальные.
Проанализировав
выделенные
обобщенные
признаки,
Доценко
предложил шесть собственных определений манипуляции, по-разному
акцентирующих внимание на приведенных критериях. Наиболее емкое из
них: «Манипуляция — это вид психологического воздействия,
искусное
исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека
намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями»
[10, с. 112]. Несмотря на то, что определения Доценко, представляются нам
наиболее адекватными, достаточно точно описывают межличностную
манипуляцию
и
регулярно
используются
другими
исследователями,
универсальным ни одно из них назвать нельзя. Так, приведенное определение
сужает
спектр
явлений, относящихся
к манипуляции
ограничением
результатов манипуляции «возбуждением намерений».
В изученной литературе отсутствует универсальное определение
манипуляции, поэтому в исследовании стало необходимым вывести рабочее
13
определение рассматриваемого понятия. Изучив в рамках исследования
более 20 всевозможных определений манипуляции и основываясь на
определения, предложенные Доценко, Грачевым и Мельник, учитывая
вышеизложенные отличительные признаки манипуляции, в ходе работы
было
сформулировано
обобщенное
рабочее
определение,
соответствует любым формам как массовой, так и
которое
межличностной
манипуляции и не включает иных феноменов.
В соответствие с этим: манипуляция – психологическое воздействие
на сознание объекта, которое происходит неосознанно для него, и
направленно на формирование установок, намерений, желаний, образов,
или других психологических характеристик в интересах субъекта
воздействия, которое могло бы не произойти, если бы объект обладал
достаточным объемом данных о факте и целях воздействия или более
критическим мышлением. Таким образом, к манипуляции относится
косвенное влияние посредством воздействия на общественное мнение,
инстинкты,
отношения,
установки,
чувства
и
сознание
объекта,
корректирующее его дальнейшее поведение в соответствии с желаниями
манипулирующего
субъекта.
Предложенное
понимание
манипуляции
представляется удачным, так как включает в себя виды манипуляции,
используемые в СМИ.
Выведем рабочие определения основным понятиям манипулятивного
прцесса: сторона, осуществляющая манипуляцию, и сторона, на которую
направлено воздействие. Таким образом, объектом или адресатом
манипуляции является сознание человека или группы людей, на которых
направлено
манипулятивное
воздействие.
Некоторые
исследователи
отождествляют понятия «объект» и «адресат» манипуляции, однако это не
вполне корректно, потому что объект манипуляции – это такой ее адресат,
для которого манипуляция осталась неявной. Соответственно, субъектом
манипуляции или просто манипулятором, мы будет называть человека (или
группу лиц), осуществляющего
манипуляцию для достижения желаемых
14
целей. В свою очередь, цель манипуляции – это конечный результат
воздействия
на
объект,
который
побуждает
манипулятора
к
манипулятивному действию и к которому стремится манипулятор.
Человечество давно освоило феномен манипуляции. Исторически
сложилось, что среди всех видов и способов проявления манипуляции
самым
«популярным»
является
языковая
манипуляция.
Языковая
манипуляция в межличностном общении возникла ещё в древности, о чем мы
узнаем, например, из древнегреческой мифологии, поощряющей хитрости и
уловки (это качество свойственно богам и героям эпоса), еще пример из
Ветхого Завета, где Змей-искуситель соблазняет Еву: «откроются глаза ваши,
и вы будете, как боги, знающие добро и зло». Доценко, проанализировав
народные
сказки,
обнаружил,
что
там
манипуляционные
действия
представлены яркими образами, а сами манипуляционные действия могут
совершать и отрицательные персонажи (Лиса, съедающая Колобка) или
главные положительные герои. Основываясь на этом, Доценко говорит о
фальклорном одобрении манипуляции: «По крайней мере, очевидно, что
мифологический и сказочный культурный фон не только характеризуется
благосклонным отношением к уловкам и хитростям, но даже возводит их в
ранг поощряемых действий» [10, с. 216].
Речевые
приемы
манипуляции
использовались
и
в
реальной
исторической практике. Деятельность старших софистов можно отнести к
ранним свидетельствам о факте воздействия на массовое и индивидуальное
сознание. Софисты придавали огромное значение слову, которое в их
понимании было сродни магии. В своих риторических работах они регулярно
использовали
манипулятивные
терминологические,
логические
и
грамматические приемы, которые можно обнаружить в известных софизмах,
например «Рогатый» [Что ты не терял, ты имеешь. Рога ты не терял. Значит,
у тебя рога] или «Полпустое и полуполное» [Полупустое есть то же, что и
полуполное. Если равны половины, значит, равны и целые. Следовательно,
пустое есть то же, что и полное]. Горгий утверждал: «Искусство убеждать
15
людей много выше всех искусств, так как оно делает всех своими рабами по
доброй воле, а не по принуждению». Навыкам красноречия и ораторского
искусства софисты обучали политиков и участников судебных процессов (в
Древней Греции граждане лично отстаивали
собственные интересы в
судебных
это
и
политических
процессах),
стало
переходом
«профессиональной» межличностной манипуляции в общественную сферу.
Благодаря софистам, речевые обороты стали инструментом гражданского
управления и манипулирования.
Наблюдать языковую манипуляцию в истории трудно, так как чаще
всего она находила свое применение преимущественно при личном
взаимодействии
с
адресатом
распространения текста,
–
не
было
возможности
массового
процветала неграмотность, что не давало
возможности манипуляции письменным текстом. «Переломный» момент
наступил в конце Нового и в Новейшее время. Тогда формировалось
массовое общество, трансформировались социальные, экономические и
политические отношения, росло влияние и популярность средств массовой
информации (происходил переход массового общества на новую медийную
стадию) и активно распространялись новые медиа технологии (радио,
телевидение,
интернет).
Цуладзе
высказывается
о
ситуации:
«В
демократическом обществе сохранение власти означает прежде всего
поддержание ее престижа. Должность главы государства в демократических
странах выборная и ограничена определенными временными рамками.
Политики постоянно находятся под жестким прессом контроля стороны
общества, который во многом осуществляет благодаря СМИ» [28, с.87]. По
мере расширения аудитория использовались новые способы воздействия на
нее. Росла и актуальность воздействия на массы. Тоталитарные режимы в
истории человечества распространялись и успешно процветали какой-то
период благодаря пропаганде, основывающейся на языковых манипуляциях.
Н.Э. Гронская пишет об этом: «Использование языка для подавления
свободомыслия в обществе — явление из нашего недавнего прошлого, когда
16
слово было превращено в опасную агрессивную силу, направленно
меняющую человеческое сознание» [43, с. 222].
Остро стоявшая в 20 веке проблема манипуляции массовым
сознанием нашло яркое отражение в искусстве. В частности, в литературе в
романах-антиутопиях («1984» Дж. Оруэлла, «Мы» Е. Замятина) описываются
общества,
основанные
на
внушенной
идеологии
и
манипуляциях
общественным сознанием. В кинематографе в фильмах «Дух времени» или
«Хвост
виляет
собакой»
наглядно
демонстрируется
процесс
манипулирования мнением общества через СМИ. Сегодня манипулирование
пронизывает все сферы социальных отношений, включая маркетинговые,
политические, рекламные и межличностные коммуникации. Здесь уместно
процитировать Шиллера: «Важно, чтобы люди верили в нейтральность их
основных социальных институтов. Они должны верить, что правительство,
средства массовой информации, система образования и наука находятся за
рамками конфликтующих социальных интересов» [300, с.270].
Исходя их
этого, манипуляцией можно считать исторически
устоявшейся культурной практикой, приводящей к желаемому эффекту
посредством управления сознанием других людей.
С учетом предложенного определения манипуляции языковой
манипуляцией назовем психологическое скрытое воздействие субъекта
при помощи возможностей языка на сознание объекта, направленное на
формирование установок, намерений, желаний, образов, или других
психологических характеристик в интересах субъекта.
Многие исследователи сходятся во мнении, что язык не является
объективном инструментом описания реальности. В статье «Язык как
инструмент социальной власти» Р.М. Блакар отмечает, что «каждый
языковой элемент является очень сложным и чувствительным инструментом,
на котором играет тот, кто пользуется языком», и добавляет, что «выбор слов
и выражений является необычайно важным инструментом власти для
структурирования той «действительности», о которой идет речь» [39, с. 23].
17
Следовательно, на восприятие информации оказывают воздействия и
значения лексики. То уже сам способ передачи информации навязывает
объекту некоторые смыслы.
Таким образом, язык как инструмент коммуникации можно назвать
манипулятивным по своей сути. О.С. Иссерс придерживается мнения, что
«всякое использование языка предполагает воздействующий эффект», в
связи с тем, что любой речевой акт – это передача при помощи языка
некоторого информационного сообщения, которое взаимодействует с
картиной реальности субъекта и влияет на его действия и установки» [51, с.
74].
Некоторых
исследователи
разделяют
манипулирование
на
«позитивное» и «негативное», но оно не может быть нейтральным. Будаев
отметил:
«Иллюзия
«безобидности»
такого
рода
текстов
позволяет
коммуникатору ослабить бдительность читателя и незаметно корректировать
его
мировоззрение.
Поэтому
«нейтральные»
(далекие
от
политики)
публикации чаще всего могут быть более опасными для сознания аудитории,
чем выступления открытой политической направленности» [41, с.100]. Акт
манипуляции попадает в ту или иную категорию после определения лица,
которому манипуляция приносит большую пользу – манипулируемому или
манипулятору. В данной работе, посвящённой исследованию
методов
манипуляции, этическая составляющая процесса не будет рассматриваться.
В данном разделе проанализирован феномен манипуляции и языковой
манипуляции,
авторские
обозначены
определения
их
отличительные
ключевых
понятий
признаки,
предложены
исследования,
описаны
исторический и социальный фоны манипуляции, также продемонстрированы
некоторые особенности языка, использующиеся в целях манипуляции.
18
1.2 МЕХАНИЗМЫ ЯЗЫКОВОЙ МАНИПУЛЯЦИИ
Далее
нужно
сформировать
инструмент
описания
процесса
манипуляции, который позволит анализировать конкретные примеры
языковой манипуляции. Для этого необходимо проследить связь языка и с
сознанием, выявить особенности восприятия речи и выяснить, как
манипулятор направляет воздействие на манипулируемого.
Связь человеческого мышления и языка философия языка и
языкознание выявляли с момента своего возникновения. Но исследователи
еще не пришли к компромиссу в понимании этой связи. Есть две
противоположные позиций: Ф.Э. Бенеке отрицает связи между языком и
мышлением и считают, что мышление не всегда имеет языковое выражение
[57, с. 77], а Ф.Д. Шлейермахер,
В. Гумбольдт и другие утверждают
зависимость языка и мышления друг от друга и заявляют о формировании
мысли при помощи языка [9, с. 43].
В современной психолингвистике
существует гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа [22, с.
4], которая заключается в том, что носители разного языка по-разному
воспринимают мир, и относительно этой гипотезы язык задает логику
процессу мышления. «Сейчас психолингвистика все отчетливее осознает
себя самостоятельной наукой, наукой со своим и только ей свойственным
предметом изучения, методами, кругом проблем и исследователь­ских задач,
которые намечают границы, отделяющие ее от смежных сфер», - говорит
К.Ф. Седов [54, с.184].
Язык выполняет ряд собственных функций. Одна из них мыслеформирующая функция, отношение к которой имеют все носители
языка, так как язык подразумевает ряд лексических, синтаксических,
логических и грамматических правил. Эти правила создают конкретные
рамки процессу мышления.
В
изучении
языковой
манипуляции
также
важна
функция
формирования реальности. Она проявляется при формировании картины
19
мира или описании представлений о реальности. Так происходит, потому что
язык вбирает в себя человеческий опыт и сохраняет его как историческое
вербальное наследие.
Языковой манипуляции способствует и то, что собственная мысль
объекта и высказывание субъекта близки. При восприятии не требуется
активно задействовать сознание и критически переосмыслять информацию.
Также объект склонен присваивать чужое мнения. Подобное явление можно
встретить в работе Э. Ноэль-Нойман, которая считает, что люди, «усваивая
опосредованно узнанное и согласовывая его со своими представлениями
таким образом, что все спрессовывается в нечто неразделимое», оказываются
в ситуации, когда «влияние средств массовой информации становится также
неосознаваемым» [19. с. 33].
Чтобы рассмотреть языковое воздействие следует разобрать процесс
восприятия речи. Когда написание языковых элементов корректно, то объект
не распознает и не осознает их формы, а сразу преобразует и переходит к
осмыслению содержания информационного сообщения.
Кроме того, объект при интерпретации информации примешивает к
ней
личный
опыт.
Процесс
домысливания
иногда
происходит
бесконтрольно. В результате такого синтеза информации могут быть сделаны
ложные выводы, которые спровоцировал манипулятор.
Бессознательное
бесконтрольное
восприятие
развертывание
и
информационных
додумывание
сообщений,
отключает
их
защитные
механизмы сознания и осуществляют принципиальное условие манипуляции
- скрывают намерение психологического воздействия.
Описав основные признаки психологических механизмов восприятия
речевых высказываний объектом, приступим к рассмотрению речевой
манипуляции с точки зрения манипулятора.
Чтобы описать манипулятивное поведение потребуется использование
понятия речевой стратегии и речевой тактики. Следует отметить, что на
сегодняшний день общепринятой системы их определения не сформировано.
20
Это связано с множественностью подходов к процессу изучения речевой
манипуляции.
В лингвопрагматике И.В. Труфанова отождествляет стратегию и
выражающему намерения объекта компоненту высказывания, который
осуществляется при выборе речевых или семантических тактик [56, с. 57].
О.С.
Иссерс
называет
коммуникативной
стратегией
«план
комплексного речевого воздействия», направленный на «оптимальное
решение коммуникативных задач» субъекта
[54, с.75]. Соответственно
речевая
или
тактика
определяется
как
«одно
несколько
действий,
способствующих реализации стратегии» [54, с.78]. Иссерс различает речевой
акт и речевую тактику. По его мнению, теория речевых актов рассматривает
отдельные
высказывания
без
учета
социальных
и
психологических
контекстов передачи и получения сообщений [54].
Как определяет И.Н. Борисова, коммуникативная стратегия - метод
организации
речевого
поведения
коммуниканта
в
соответствии
с
прагматической целеустановкой с точки зрения психолингвистики [40, с.17].
Даже с учетом разницы исследований, предложенных определения
близки. Все исследователи подразумевают связь тактики и стратегии по
принципу часть-целое. Также, речевая стратегия понимается, как общий план
речевого поведения, направленный на достижение целей манипулятора, а
тактика - элемент реализации стратегии.
Некоторые исследователи дополняют стратегию и тактику еще двумя
уровнями языкового воздействия. Е.В. Двойнина, Е.С. Попова [37, с.27], И.Г.
Катенева [34, с.24]
выделяют отдельные речевые ходы, составляющие
тактику, а Н.Э. Гронская отмечает языковые средства [43, с.221] . Такой
подход позволяет учитывать
риторические, стилистические особенности
текста.
Основываясь на исследования речевого поведения И.Н. Борисовой
[40, с.36], О.С. Иссерс [40, с.36], И.В. Труфановой [56, с. 60], А.П.
Сковородникова [55, с.50], с учетом целей и задач данного исследования,
21
можно сформулировать рабочие определения стратегии, тактики, техники и
средств речевой манипуляции. Собственные определения позволят описать
манипулятивные процессы в конкретных примерах журналистских текстов.
Стратегия манипуляции - совокупность последовательностей,
которые планирует реализовать и реализует манипулятор, чтобы достичь
собственных целей. Выбор стратегии происходит системно: построение
композиции, выбор ключевых элементов, языковых средств, отбор и
воспроизведение информации.
Тактика манипуляции реализует стратегию манипуляции. Мы
будем понимать под тактикой применение способов воздействия для
решения стратегических задач манипулятивной стратегии. Достичь цели
манипуляции возможно только при выполнении всех выбранных тактик.
Приемом (или техникой) манипулятивного воздействия назовем
составную
часть
тактики
манипуляции,
с
помощью
которого
она
реализуется. Задача приема - произвести нужный манипулятивный эффект
на объект. Прием языковой манипуляции – это действие с использованием
языка, направленное на достижение манипулятивного эффекта. Посредством
совокупности техник и реализуется тактика языковой манипуляции.
Средствами манипуляции мы будем называть конкретные речевые
средства,
с
помощью
которых
манипулятор
осуществляет
технику
воздействия.
Нами введены определения: стратегия, тактика, приемы и средства
манипуляции. С их помощью возможно описать действия манипулятора на
разных уровнях. Теперь необходимо рассмотреть процессы в сознании
адресата, которые делают манипуляцию возможной. Описание будет сделано
схематично, что даст нам представление о нем, необходимое для
исследования.
Манипуляции происходит успешно во многом благодаря тому, что
объекта уже имеет в своем сознании некоторые установки, о которых знает
манипулятор и кона которые он воздействует, ее упоминая о них прямо.
22
Воздействие на подсознательный структуры актуализирует их и запускает
мыслительные процессы без критического этапа восприятия информации.
Те аспекты личности, в которые манипулятор направляет свое
воздействие Доценко называет «кнопками» [10, с.73], мы же назовем их
«мишени» воздействия. Каждому приему соответствует определенная
мишень, а некоторые приемы охватывают широкий спектр мишеней. Если
манипулятор точно «попал» в такую мишень, то в сознании объекта
запускаются механизмы манипуляции. С их помощью манипулятор и
достигает желаемого эффекта. Мишени воздействия бывают «рациональные»
- в их основе лежит здравый смысл и «иррациональные» - основывающиеся
на чувствах.
Обобщив
имеющиеся
теоретические
данные,
можно
классифицировать основные типы психических мишеней человека:
•
Побуждающие активность: желания, потребности, интересы,
склонности, идеалы мотивы, и другие.
•
Регулирующие
активность:
субъективные
отношения,
нравственные нормы, смысловые установки, мировоззрение целеполагание, и
другие.
•
Когнитивные структуры: знания, верования, убеждения и другие.
•
Деятельные
операции:
стиль
поведения,
личностные
особенности восприятия и мышления, стереотипы, привычки и тому
подобные.
•
Состояния психики: эмоции, настроения, чувства и тому
подобное.
Некоторые мишени вбирают в себя другие. К примеру, «потребности»
уместно соотносить с пирамидой потребностей А. Маслоу. Тогда мишени
«потребностей» делятся на: физиологические потребности, потребности в
безопасности,
социальные
потребности,
потребности
в
уважении
и
потребности духовные.
23
Чем шире и многообразнее аудитория, на которую оказывается
воздействие, тем
шире должны быть мишени, на которые воздействует
манипулятор. Для воздействия на массовую аудиторию используются более
универсальные мишени, а для узкой гомогенной аудитория - более
специализированны. Поэтому манипулирующему важно понимать как можно
больше характеристик целевой аудитории. В связи с этим СМИ часто
обращаются к социологическим исследованиям. Если специфические
особенности аудитории не выявлены, то воздействовать приходится на
массовые мишени в соответствии с Пирамидой Маслоу.
Чаще всего СМИ воздействуют на эмоциональные мишени. Эмоции
формируют субъективную оценку событий и отражают субъективное
отношение к реальности. Чтобы воздействовать на эмоциональные мишени
нужно использовать определенные механизмы. В качестве такого механизма
можно использовать прием моделировать эмоций у объекта, которые
вызывает информацией, возможно без их связи с реальными фактами.
Зачастую эмоциональное воздействие эффективнее логических аргументов.
Эмоциональная память более устойчива, чем ее остальные виды, значит
такое
воздействие
будет
долгосрочным.
Долгосрочное
языковое
воздействие, откладываясь в памяти, актуализируются в нужный момент при
помощи ассоциаций и вписывается в когнитивно-психологическую систему
человека. С.А. Зелинский говорит, что «любая информация, попадающая в
спектр действия репрезентативных или сигнальных систем человека,
откладывается в подсознании. А значит — программирует человека,
формируя паттерны и установки». Если манипулятор не обнаруживает
необходимые для манипуляции мишени, то он искусственно их создает:
«Более
«продвинутые»
способы
манипулирования
предполагают
предварительное изготовление мнений или желаний, закрепление их в
массовом сознании или в представлениях отдельного конкретного человека, с
тем, чтобы можно было к ним затем адресоваться» [12. с.134]. В истории
примером изготовления мишеней могут стать социальные мифы, например,
24
«о расовом неравенстве» в нацистской Германии [Кламперер]. Важно
отметить, что на этапе формирования мишеней можно обойтись без
манипулятивных методов, но в перспективе навязанные мифы, клише,
шаблоны,
слухи,
стереотипы
и
другие
синтезированные
мишени,
манипулятор активирует и использует для осуществления манипуляции.
Следовательно, признак успешной манипуляции -
манипулятор
выбрал те приемы, которые направлены на необходимые мишени и
активизирующие
именно
те
механизмы,
которые
приведут
к
достижению желаемого результата.
Следовательно, мы можем описать общую структуру процесса
языкового
манипулятивного
воздействия
схемой:
определение
целей
манипуляции (интенция воздействия) → этап подготовки (получение
преимуществ, формирование контекста) → формирование стратегии
манипуляции (проработка стратегии манипуляции, определение фона, выбор
векторов воздействия) → определение тактик манипуляции (выбор мишеней
и приемов атаки на них) → выбор конкретных приемов воздействия →
«воплощение» приемов через языковые средства → получение сообщения
адресатом → воздействие на мишени → запуск механизмов манипуляции →
итог. Если существует возможность наблюдения за объектом после акта
манипуляции, то можно выделить этап оценки успешности/неуспешности
манипулятивного акта.
Существуют
психологические
механизмы,
которые
оказывают
колоссальное влияние на языковые манипуляции. К ним относятся:
убеждение, внушение, подражание и заражение, которые позволяют
манипулировать как массами, так и отдельными личностями.
Убеждение является самым сложным механизмом влияния, так как
многие люди не способны воспринимать логические аргументы, но при этом
самым устойчивым к последующим воздействиям. Убеждение - это активное
действие, направленное на сознание человека с целью достижения
понимания и солидарности по какому-либо вопросу. Оно основывается на
25
упорядоченных фактах, из которых строятся непротиворечивые суждения.
Исходя из этих фактов, объект осмысливает информация и делает для себя
вывод о согласии или несогласии с ней. Объекта можно подтолкнуть к
ложным выводам, даже исходя из самых логичных убеждений, если они
выгодны манипулятору.
Противоположный убеждению механизм - внушение – процесс
влияния на сознание человека, при котором снижается осознанность
восприятия
информации
и
способность
критически
мыслить.
Под
воздействием внушения объект не может здраво анализировать полученную
информацию. Это самый эффективный и популярный механизм для
манипуляции, так как он отключает у объекта способность критически
воспринимать информацию, которая поступает извне, обходя логику. Кроме
отдельной личности объектом внушения может быть и массовое сознание.
Внушение оказывает воздействие, потому что не требует понимания, что
означает возможность массового использования метода. Благодаря этой
особенности внушении идеально применимо в политических и PR кампаний.
Чаще всего механизм внушения осуществляется путем использования метода
построения ассоциативных связей.
Механизм
подражание
воспроизводит поведение человека на
смысловом уровне. У объект возникает желание копировать поведение не
только
конкретной
личности,
но
и
какой-либо
образ
поведения,
сформированный стереотипами. Именно медиа формирует модели поведения
для последующего копирования, делая публичных личностей героями своих
материалов. Подражание задает тренды и ориентиры.
В процессе использования механизма заражения эмоциональное
состояния одного объекта (или группы объектов) на психологическом уровне
передается
другому
(другим).
Так
происходит
потому
что
на
психофизическом уровне группа людей способна испытывать одинаковые
эмоции. Заражение вызывает необходимую эмоциональную реакцию на
информационное сообщение без использования аргументов, поэтому данный
26
механизм применим в политике (сформировать чувство солидарности), в
рекламе (связь продукт-эмоция) и в публицистике (пафос).
Приведенные выше механизмы составляют языковую манипуляцию и
маскируют
воздействие.
Чаще
всего
манипуляция
маскируется
под
убеждением.
В текстах СМИ
используется речевой вид манипулирования,
независимо от того, с помощью какого канала передано информационное
сообщение,
в
основе
всего
лежит
текст
и
языковые
средства
манипулирования. Главные аспекты языковых средств манипулирования
изучает когнитивная лингвистика. И.В. Труфанова отмечает, что «речевой
акт - это термин, предназначенный для обозначения речевого действия или
высказывания как процесса. Речевой жанр - это термин, обозначающий тип
текста или высказывания как продукта» [56, с.56]
Определение О.Н.Быковой гласит: «Речевое манипулирование – вид
речевого воздействия, используемый для скрытого внедрения в психику
адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не
совпадающих с теми, которые имеются у адресата на данный момент [42,
с.40]. Стернин определяет: «Речевое воздействие может быть определено как
воздействие человека на другого человека или группу лиц при помощи речи
и
сопровождающих
речь
невербальных
средств
для
достижения
поставленной цели» [24, с.57].
Чтобы как можно точнее изучить языковую манипуляцию, мы
классифицируем ее приемы по языковым уровням:
1) Лексический. На этом уровне главенствуют эмоции, заключенные
в слове.
•
Синонимы (вор –
самооборона).
жертва обстоятельств,
убийство –
Слово заключает в себе часть реального мира и может
подразумевать точку зрения на эту часть.
•
Эвфемизмы.
описываются
с
более
Это
слова,
выгодной
с
помощью
стороны.
которых
Эвфемизмы
события
придают
27
положительную окраску событиям (война – «освобождение от гнета» или
«торжество конституции»).
•
Дисфемизмы. Они оказывают противоположный
эффект. В
таких случаях с разными целями употребляются слова более экспрессивные
слова, например «бошка трещит» вместо «головная боль», «наезд» вместо
«претензия». По мнению Р.М. Блакар, выбор слова или фразы (выражения)
является фактором манипуляции, вследствие того, что одно и тоже явление
может быть выражено синонимически (police-cops). Р.М.Блакар отмечает,
что создание слов с положительной окраской особенно характерно для сферы
рекламы и идеологии. Также, Блакар добавляет, что к созданию новых
слов примыкает неправильное использование слов и «пустых слов». Эти
явления характерны для рекламы и политики: «Х – это единственное мыло,
которое обеспечит вам защиту от бактерий» [39, с.56].
•
Метафора. В журналистских текстах самый популярный прием.
По сочным,
образным
выражениям
запоминают авторский подчерк
журналиста.
•
Метонимия
(метонимический
перенос)
оборот
-
речи,
подразумевающий замену слова смежным понятие. Например, реклама кофе
подкрепляется образом мужчины спортивного телосложения, который
символизирует «крепость» рекламируемого кофе.
•
Каламбур - комическое использование слов,
сходных по
звучанию, но разных по значению слов.
2. Грамматический уровень.
•
Номинализация.
Это перевод
глагола
в
отглагольное
существительное (ограбили банк - ограбление банка). Этот прием отвлекает
внимание аудитории от того, кто совершил действие, и концентрирует ее
внимание на самом процессе.
•
массой,
Невыраженность субъекта речи. Носитель мнения маскируется
чье-либо
индивидуальное
мнение
приписывается
массе.
Нейтральность достигается использованием канцеляризмов, официально28
делового стиля, пассивных конструкций. При этом определить, кто
конкретно
отправил
информационное
сообщение
не
представляется
возможным и автор оказывается не ответственным за сказанное (написанное)
•
Диалогизация и интимизации изложения устанавливает контакт с
объектом, уменьшает дистанции между объектом и субъектом: при
использовании такого приема субъект обращается к объекту при помощи
личных местоимений, прямого названия потенциального адресата или
прямыми вопросами.
•
Императивы,
которые
еще
называют
побудительными
конструкциями.
•
Риторические вопросы. Ответы на них уже заложены в самом
вопросе и требуют либо согласия, либо отрицания. Они делают акцент на
важный по мнению манипулирующего аспектах.
•
Антитеза и контраст характерны для политического дискурса:
господа-рабы, белые-красные, плановая-рыночная экономика.
3. Фонетический уровень. Он подразумевает наличие связи между
звуком и смыслом. С точки зрения О. С. Ахмановой, «звуковой символизм –
это предполагаемое наличие у некоторых звуков речи способности
непосредственно соответствовать тем или иным представлениям» [2, с. 60].
•
явлением,
Фоносемантика – ассоциация, возникающая между звуком и
которое
он
обозначает.
Благодаря
звукоподражанию
и
звукосимволизму ассоциации создают эмоциональный настрой полной
картины мира, которую рисует текст. Использование фоносемантики несет и
эстетическую функцию. К примеру, аллитерацию эффективно использовать в
лозунгах, она делает их более эмоциональными и запоминающимися.
•
Ритмизированные
и
рифмованные
тексты.
Их
эффект
воспринимается более осознанно. Такой прием доказывает, что есть такие
приемы манипулятивного воздействия, которые применимы только в устной
речи: интонация, регистр голоса, а также артикуляционные позы, темп речи.
29
•
Паузация. С ее помощью текст членится и выделяются основные
смысловые связи. В письменном тексте (например, пунктуационно) паузация
обозначается графически и происходит на границах абзацев и предложений,
на месте тире, запятой или точки с запятой, а также перед большинством
союзов и на границах стихотворных строк.
4. Графический уровень.
•
Метаграфемика и супраграфемика - выбор шрифтовых гарнитур,
средств шрифтового выделения. Некоторые шрифты имеют отчетливые
исторические
советские
ассоциации,
газеты
например,
(«Правда»,
шрифты
«Известия»),
которыми
вызывают
печатались
ассоциацию
с
революционными движениями.
•
Разновидности шрифта, коллажи, особого рода расположение на
странице.
Все манипулятивные приемы всех вышеперечисленных уровней
используются в текстах современных СМИ. Но для завершенности
необходимо учесть еще ряд психолингвистических приемов манипуляции.
1. Способ подачи информации по противостоящим категориям, когда
«свое»
противопоставляется
«чужому».
Такое
противопоставление
позволяет: представить сложные явления как простые и наоборот заменить
сложные аргументы на однозначные. В то же время такое разделение
позволяет журналисту распределять информацию по полюсам «свое» «чужое». При этом журналист описывает «свое» в позитивном ключе, а
«чужое» наделяет негативными качествами. В результате, такой прием
демонстрирует как подать импульс однозначного противопоставления
явлений. Как говорит Остроушко: «Оппозиция «свои - чужие» («друг - враг»)
в текстах политической рекламы присутствует в виде агональных знаков, или
знаков вербальной агрессии, которые используются с целью речевого
воздействия на электоральное поведение» [36, с.201].
2. Опора на стереотипы. Стереотипами можно назвать и социальные
нормы, авторитет. Стереотип как готовый алгоритм восприятия информации
30
облегчает объекту задачу выбора определяющего суждения. Ключевые слова
– основа речевых стереотипов. Это наиболее популярные слова в дискуссиях
на различные исторические темы. Если ключевые слова внедрить даже в
«пустой» текст, он может быть наделен свойством воздействовать на разум.
3. Навязывание пресуппозиций. Пресуппозиция – это семантический
компонент, обуславливающий содержание того или иного смысла в
утверждении. Пресуппозиция показывается как основная тема предложения
или текста, чтобы незаметно заставить объект думать так, как необходимо
манипулятору.
4.
Опора
на
количественные
данные
или
псевдостатистика.
Излюбленный в политической коммуникации метод манипуляции сознанием.
Такой прием эффективен при создании положительного образа «своего».
5. Введение в заблуждение. Адресат получает сообщение с ложной
информацией, подменяющее
истину
или
заведомо
ложное, которое
подразумевает сознательный обман, или содержащее только оценку без
фактов, или недостоверное сообщение представляется как достоверный,
проверенный факт.
Подводя итоги раздела, надо сказать, что в данном разделе я
проанализировала основные особенности речевой манипуляции, рассмотрела
предпосылки, проследила связь языка и мышления, изучила особенности
восприятия информационных сообщений, описала и систематизировала виды
подверженных
воздействию
манипулятивного
структур
воздействия.
Более
личности
того,
в
и
«мишеней»
разделе
я
ввела
для
и
охарактеризовала систему основных понятий манипуляции, а именно
стратегия, тактика, прием, средства, мишень, механизм. Основываясь на этой
системе
понятий,
определила
общую
структурную
схему
процесса
манипуляции, и предложила универсальное описание манипулятивного
процесса,
который
позволит
проанализировать
конкретные
примеры
манипуляций в материалах современных СМИ.
31
ГЛАВА 2. МАНИПУЛЯТИВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ В ТЕКСТАХ
СОВРЕМЕННЫХ СМИ
2.1
ТЕХНОЛОГИИ
И
ИНСТРУМЕНТАРИЙ
ЯЗЫКОВОЙ
МАНИПУЛЯЦИИ
Чтобы изучить феномен языковой манипуляции в современных
российских СМИ требуется описать законы, по которым используются
языковые ресурсы при манипулятивном поведении. Также необходимо
систематизировать приемы и средства языкового воздействия, которые
применяются в СМИ. В данном разделе описаны технологии манипуляции,
доступные читателю со стороны. Особое внимание следует обратить на связь
между выбором языковых средств и использованием техник воздействия на
человека или группу лиц, которые реализуются с помощью этих средств.
Система инструментов языковой манипуляции была применена при анализе
текстов СМИ в разделе 2.3.
В 1928 году в книге Э. Бернейса «Пропаганда» впервые были
сформулированы и описаны способы манипуляции. Автор утверждает, что
наиболее эффективной будет не апелляция к разуму, а манипулятивное
воздействие на подсознательные импульсы и чувства [6].
В последующие годы научный интерес к манипуляции стремительно
возрастал. Во время изучения феномена манипуляции наукой исследователи
определили широкий список коммуникативных способов манипулятивного
воздействия на человека. Разные авторы в своих работах называли эти
способы техниками, технологиями, инструментами, методами, приемами и
уловками.
Опираясь на классификацию систематизации средств языковой
манипуляции
П.Б.
Паршина, предложенную
им
в статье
«Речевое
воздействие», речевое воздействие предполагает своеобразный отбор средств
32
субъектом
манипуляции
[5,
с.111].
Паршин
называет
построение
воздействующей информации выбором особых языковых средств на всех
языковых уровнях. На основании такого подхода он выделил этапы выбора
средств манипулятором: формальную оболочку текста - параграфемические
средства,
слова
когнитивные
и
или
словосочетания,
логические
операции,
синтаксические
конструкции,
макроструктуры.
В
данной
классификации не учтены риторические приемы. Также в статье Паршин не
полностью описывает потенциально применимые в манипулятивных целях
языковые средства и не рассматривает реализуемые ими приемы, а
логические и когнитивные операции не гармонично вписываются в
классификацию, потому что описывают приемы воздействия, а остальные
группы – языковые средства.
На основании классификации П.Б. Паршина, учитывая теории
исследователей Баранова А.Н., Белгородского А.А., Быковой О.Н., Гронской
Н.Э., Двойниной Е.В., Иссерса О.С., Катеневой И.Г., Михалевой О.Л.,
Остроушко Н.А., Пироговой Ю.К., Поповой Е.С., Стернина И. А., Чудинова
А.П. и других исследователей, которые изучали языковое воздействие,
предложена классификация языковых средств и приемов манипулятивного
воздействия, используемых современными СМИ.
При классификации важное значение играют уровни восприятия
информации, на которых происходит манипулятивное воздействие на объект:
•
уровень интерпретации фактологического содержания
•
уровень интерпретации структур текста
•
уровень интерпретации средств языка
Владимирова пишет: «Важнейшую роль в процессе трансформации
сознания масс играет также отбор информации, структурированность и
способ ее подачи (наличие комментариев к ней и т.д.). Одни и те же сведения
можно представить диаметрально противоположным образом в зависимости
от исходных задач, которые ставятся перед коммуникатором. На восприятие
индивидом информации влияют элементы ее подачи, такие как интонация,
33
ритм и темп речи телеведущего. Данные средства выражения эффективно
используются
в
различных
теледискурсах.
Особенности
восприятия
учитываются и при подготовке новостных выпусков. Четко выверенная
структура информационного блока новостей предполагает определенный
хронометраж (длительность) сюжетов и дикторского текста» [33, с.30].
С учетом этого приемы и средства языковой манипуляции можно
объединить в группы:
•
Манипулирование информацией - подразумевает изменение
фактов в информационном сообщении и работу с потоками информации.
Множество различных способов преобразования информации, используемых
в СМИ, можно разделить на группы: селекция – выборочные подача фактов и
выбор тем публикаций или полное сокрытие фактов и тем; искажение незначительные преобразования фактов или их фальсификация; неполная
подача
информации,
придание
статуса
новизны
представляющей интереса для аудитории,
информации
и
ее
последовательность.
информации,
не
а также момент подачи
Все
эти
приемы
призвание
манипулировать аудиторией. Попова говорит: «Операции с информацией
позволяют воздействующей стороне вызвать необходимую эмоциональную
реакцию
у
адресата,
навязать
ему
определенное
представление
о
действительности или отношение к ней, не совпадающие с теми, какие он
мог бы сформировать самостоятельно» [53, с.276]
•
Риторические инструменты, с помощью которых достигается
необходимый результат, путем внедрения объекту нужного образа мыслей.
Данную группу в свою очередь можно разбить на следующие подгруппы:
•
Логические
уловки.
К
примеру,
ложные
допущения,
некорректные сравнения, искажения тезиса, необоснованные генерализации
и тому подобное. Они применяются, чтобы обосновать ложные утверждения
и убеждения манипулятора, выгодные для него. С помощью логических
уловок манипулятор направляет объект по ложному пути мышления,
зарождает ложные мысли и приводит к неверным результатам. Также, в эту
34
группу можно включить приемы псевдоаргументации с тремя уровнями
доказательств: нарушение правил тождества и однозначности тезиса,
логические противоречия в аргументации и некорректное применение
аргументов.
•
Психологические
уловки.
Эти
приемы
направлены
на
эмоциональный уровень восприятия. Они не дают ответ на вопрос, а только
создают видимость обоснованности тезиса. Такая аргументация повышает
убедительность
апелляция
к
аргументы
информации
авторитету;
«к
(отсылка
апелляция
невежеству»),
на
к
к
сомнительным
социальному
основании
эмоций
авторитетам,
доказательству;
сформировать
представления о действительности (преувеличение действий и объектов,
контрастная подача и противопоставления, взывания к страху и жалости),
расположить
аудиторию
к
автору
(акцентирование
искренности
и
откровенности, апелляция к общим знаниям, юмор) и чтобы заставить
адресата думать так, как необходимо манипулятору (аргументы «а почему бы
не…»; «всем известно, что…», риторические вопросы). Иррациональная
аргументация позволяет ввести аудиторию в заблуждение, не доказывая при
этом свои мысли, а делая все на эмоциональном уровне.
•
Фигуры речи, связанные с мыслительными процессами. Такой
прием формирует в сознании адресата картину мира, путем воздействия на
способы восприятия действительности. С помощью экземплификации,
метафорического и метонимического переносов, генерализации и аналогии у
объекта запускаются мыслительные процессы, которые основаны на
установлении сходства у двух понятий. В данной ситуации следует очень
осторожно использовать такие модели, так как, если использовать только
некоторые из вышеописанных атрибутов, запускаются мыслительные
операции, которые ослабляют способность объекта к критическому
мышлению.
•
Макроструктурная организация: композиционная, нарративная,
каузальная, риторическая. В данную подгруппу могут быть включены
35
способы организации текста, которые выходят за рамки предложения:
формальные (к примеру, списки или диалоги) и содержательные (логика
повествования, фабула, композиция). Благодаря им может быть использована
структуризация текста, привычная объекту (например, «закономерный
результат», «очередная неудача», «ожидаемая победа»), к тому же с их
помощью можно приводить более весомые аргументы и гораздо эффективнее
манипулировать. Этот прием используется, к примеру, когда необходимо
определить ожидания хода событий, создать благоприятный эмоциональный
настрой, перенести значения шаблонов на конкретный пример или ситуацию
и т.д.
•
Использование языковых средств. Эту группу можно разбить на
подгруппы в соответствии с уровнями языковых средств:
•
Использование синтаксических средств (модальность, залог,
повторы, темп, параллельные конструкции и т.д.). При умелом изменении
конструкции текста удается сфокусировать или наоборот расфокусировать
внимание участников на некоторые моменты (номинализация, пассивизация,
использование обобщенно- или неопределенно- личных предложений),
изменять уровень активности участников и расстояние между субъектом и
событием, варьировать эмоциональность (темп, модальные указатели),
выделить некоторые смыслы (перестановка, параллельные конструкции,
повторы, инициализация) и проч. Такими приемами можно включать или
исключать «лишнюю» информацию, они позволяют субъекту сформировать
у объекта определенное отношение к предмету речи, напрявлять мысли
объекта.
•
Лексико-семантические
окказионализмы,
дисфемизмы,
приемы:
эвфемизмы,
полисеманты,
конверсивы,
омонимы,
гиперонимы,
модальные операторы, аффективы, жаргонная, обсценная лексика и прoч.). В
русском языке большое разнообразие значений лексики и возможностей
лексических замен, благодаря чему самыми универсальными инструментами
можно считать подбор и замену слов для употребления. В таком случае, за
36
счет «слов-манипуляторов», направляющих внимание и мысли объекта,
происходит необходимая подмена информации.
•
Словообразование и мoрфолoго-семантические средства. Это
частный случай лексико-семантических средств речевого воздействия:
суффиксы субъективных оценок, символьные обозначения сокращений,
оценочное словообразование,
трансформированное написание
слов и
умышленный аграмматизм. Такие средства позволяют изменить у объекта
представления и отношение к тому, о чем говорит манипулятор. Также их
можно использовать для создания оценочных или эмоционально-окрашенные
неологизмов.
•
Параграфемические
средства.
Параграфемические
средства
воздействия используются преимущественно в текстах интернет-СМИ.
Выделяются: синграфемика (пунктуационное варьирование – использование
и
расстановка
знаков
препинания)
и
супраграфемика
(шрифтовое
варьирование – размер, цвет, кегль шрифта и способы выделения). С их
помощью
субъект
манипулирует
вниманием
объекта,
создает
дополнительные ассоциации, расставляет акценты, формирует необходимое
для себя восприятие объектом текста.
Приведенные в рамках классификации средства и приемы языковой
манипуляции составляют далеко не весь перечень возможных средств и
приемов манипуляций в тексте, так как перечислить и описать весь их
перечень в рамках данной работы невозможно. Но это и не входит в задачи:
достаточно будет изучить самые популярные в текстах СМИ приемы
языковой манипуляции, чтобы классифицировать их и подтвердить
примерами.
Следует
отметить,
что
средства
языка,
которые
попали
в
классификацию изначально не имеют манипулятивного начала в своей
природе. Это значит, что, подвергая текст анализу, необходимо обращать
основное внимание не на сами языковые средства, а исключительно на их
манипулятивную функцию в контексте.
37
Подводя
итог
проанализированы
вышеизложенного,
разнообразные
в
данном
подходы
к
разделе
были
классификации
манипулятивных приемов и на основании них была предложена собственная
классификация. Основным принципом этой классификации выбраны уровни
интерпретации объектом получаемых информационных сообщений. С
учетом этого критерия были отмечены и описаны три основные класса
приемов и средств языковой манипуляции: приемы манипулирования
информацией;
приемы
воздействия
языковых
средств;
приемы
использования риторических инструментов.
2.2 СПЕЦИФИКА МАНИПУЛИРОВАНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ
СМИ
Перед тем, как перейти к изучению языковой манипуляции,
проводимой современными СМИ в своих публикациях потребуется анализ
коммуникационной специфики их деятельности. В настоящем разделе
рассмотрим
организационные
технологические
особенности
возможности
и
современных
коммуникационные
СМИ,
их
отличия
функционирования.
Сегодня можно смело говорить о том, что постиндустриальное
общества заменилось информационным. Средства массовой информации
вышли
из
состояния
равновесия
и
постоянно
трансформируются.
Появляются новые способы передачи информации и доступа к ней: сотовая
связь, интернет и другие системы. Также, сейчас можно заметить серьезные
изменения в структуре СМИ. Благодаря научно-техническому прогрессу
система СМИ находится в постоянном движении. В настоящее время
появилась новая, еще малоизученная, инфраструктура СМИ. Из-за изменений
способов передачи информации сокращается печать газет с многолетней и
даже многовековой историей. Уже сейчас актуален вопрос о сохранении
38
газетного
формата
СМИ.
Многие
газеты,
чтобы
сохранить
свою
конкурентоспособность в новой эпохе, перешли в интернет и создали
«виртуальные» версии. Телевидение тоже претерпело изменения: оно стало
интерактивным и легко заменяемым интернетом. Следует выделить
основные особенности функционирования современных СМИ, потенциально
используемые для манипуляции:
•
Мультиформатность. Интернет заключает в себе не только
традиционные
способы
передачи
информации
(текстуальный
и
графический), но и аудиальный (радио), аудиовизуальный (телевидение),
современные интерактивные форматы. Это так называемые динамическая
анимированная
инфографика
и
социальные
приложения.
Мультиформатность крайне полезная особенность для манипулятора. Она
позволяет воздействовать на объект через большее количество каналов,
повышая при этом результативность и резонанс эмоций.
•
Интерактивность. Одним из главных показателей качественной
работы СМИ является возможность получения обратной связи от читателей.
При этом, если эта функция отсутствует, у читателя возникает комплекс
«безучастного адресата». Дабы избежать этого, СМИ используют различные
виды взаимодействия с аудиторией. В каждом издании по-разному может
проявляться интерактивность. Это может быть оценочная форма голосования, рейтинги, «репосты», «лайки», либо текстуальная обратная
связь - комментарии к новости, к медиа или в чате. Однако такое
взаимодействие, переходящее в «классическую», скорее является панацеей,
потому что всего лишь имитируют взаимодействие читателя с изданием.
Обратная связь, с одной стороны, повышает доверие читателя к СМИ,
показывает и убеждает в его готовности к диалогу, а с другой, позволяет
манипулятору
изменять
способы
воздействия,
чтобы
повысить
результативность.
•
Персонализация. Очень важное свойство, присущее интернет-
СМИ. Оно позволяет анализировать перемещения пользователей по сайту,
39
файлы cookie, профили в социальных сетях и другую, очень важную для
субъекта, статистическую информацию. Благодаря данным функциям
система анализирует интересы, предпочтения и потребности пользователя и
выстраивает
контент
индивидуальном
веб-страниц
подходе.
Чтобы
под
каждого
лишить
основываясь
читателя
на
масштабного
представления о картине мира, в целях увеличения времени нахождения на
сайте в интернет-СМИ используется тайная персонализация. Открытая
персонализация используется на большинстве сайтов веб-СМИ. Она
анализирует социальные сети с помощью плагинов, которые и выдают
информацию об оценках и рекомендациях материалов подписчикам
пользователя,
что
«позволяет»
показывать
необходимую
субъекту
информацию пользователю. Это создает у объекта иллюзию того, что вся
система работает исключительно для него.
•
Конвергенция каналов отправки информации. С помощью
различных специальных каналов манипулятивное воздействие доносится до
каждого объекта из аудитории. При этом, «проводниками» этой информации
могут быть либо манипуляторы, либо пользователи, которым манипуляция
станет выгодной, иногда даже сами жертвы манипуляции или активисты,
ведущие борьбу с манипуляцией. Поэтому не важно, откуда и как пришла
информация, исключением является источник и конечный передатчик
информации, от которого объект получил это сообщение, которые могут
быть сомнительные для объекта. Основную роль играет контекст, в котором
подано манипуляционное сообщение, из-за того, что именно он позволяет
создать условия восприятия информации и определяет, как она будет
истолкована.
Например,
перед
одним
и
тем
же
информационным
сообщением идут разные комментарии: «Сколько можно воровать?!» или
«Наконец-то дела пойдут в гору!» формируют у объекта абсолютно разную
трактовку информации, содержащуюся в СМИ, влияют на ее восприятие.
•
Измеримость. В веб-медиа широко применимы программные
инструментарии для анализа статистики посещений (Яндекс.Метрика,
40
GoogleAnalytics), которые позволяют отследить популярность материалов,
изучить путь читателя до публикации, узнать информацию о пользователе,
отследить поведение читателей на онлайн-ресурсе и их взаимодействие с
контентом. С помощью статистического анализа, с некоторой погрешностью,
определяются основные параметры читательской аудитории, выделяются
общие черты, выявляются популярные в целевой группе интересы, взгляды,
потребности, желания. Такой оперативной и бесплатной информации
катастрофически не хватало манипуляторам в печатных СМИ, которым
приходилось создавать более совершенную и эффективную бизнес-модель,
более точно направлять свое воздействие, проводить энергозатратные и
дорогостоящие исследования целевой аудитории, для более глубокого и
комплексного понимания объекта воздействия.
Современные
СМИ
часто
используют
мультимедийные
и
интерактивные способы манипуляции, связанные с персонализацией, однако,
такие способы не имеют ничего общего с языковым воздействием.
Конвергенция каналов доставки информации выходит за пределы страниц
сайта СМИ. А измеримость направлена на мониторинг и анализ поведения
читательской аудитории и является способом оценки продуктивности
воздействия, который в совокупности с приемами речевой манипуляции
способствует ее эффективному завершению, но сам по себе манипулятивного
эффекта не оказывает. Поэтому при изучении речевого воздействия текстов
современных СМИ данные особенности воздействия не учитывались.
Языковая манипуляция в СМИ основана на информационных
технологиях другого плана, а именно – на свойствах вещания онлайн-СМИ:
•
Беспрерывность «вещания», глобальность, историчность:
у
большинства российских интернет-изданий есть онлайн база, в которой
хранятся
ранее
опубликованные
материалы,
что
гарантирует,
что
манипулятивная информация еще не раз будет выполнять свои функции,
благодаря отсылкам манипулятора к ней в новых материалах. Однако, в
«долгожительстве» информации есть и недостатки для манипулятора. Объект
41
сам выбирает, когда, где, как и сколько раз получать данную информацию.
Также следует отметить, что время жизнеспособности «бумажных» изданий,
с которыми логично сравнить веб-издания, гораздо короче, что позволяет
сделать вывод, что печатные СМИ менее точно и аккуратно манипулируют.
•
Неограниченное потоковое наполнение. Одним из главных
преимуществ онлайн изданий является то, что они выходят по мере
появления
новой информации, в отличии
от традиционных
СМИ,
работающих по графику. Также интернет-издания вмещают в себя куда
больше информации, так как веб-страницы по своей сути безграничны. Это
значит, что единственное, что может помешать манипулятору выполнить
свою задачу – это редакционная политика издания. Потоковый способ
подачи информации «заставляет» аудиторию периодически проверять
новостную ленту, либо подписываться на рассылку и включать уведомления.
Таким образом онлайн-СМИ становятся неотъемлемой частью жизни
читателя и регулярно поставляют ему информацию, что увеличивает
длительность контакта, а, следовательно, и качество и количество
манипулятивной информации.
•
Оперативность.
Благодаря
информационным
технологиям
упростился процесс подготовки информации и существенно сократилось
время ее публикации, которое теперь в онлайне занимает секунды. Сегодня
подготовленная информация поступает к читателю мгновенно, в отличие от
периодической прессы, которая переживала долгий издательский процесс и
откладывала контакт с читателем. Возможность мгновенной доставки
информации до читателя вывела оперативность на первую ступень в погоне
за читательским вниманием. Большее количество просмотров – вот награда
для тех интернет-СМИ, которые опередили своих коллег по скорости
сообщения новостей. Следовательно, редакция издания встает перед
нелегким выбором: проверить информацию и быть вторыми, или не
проверить, но стать первыми. Именно поэтому у оперативности есть и
негативная
сторона
–
фальсификация
информации,
возможно
и
42
непреднамеренная, но она также создает плацдарм для манипуляции в
информационном пространстве.
•
Гибкость текста. Благодаря технологическим возможностям веб-
изданий, текста можно легко редактировать даже после публикаций:
дополнять информацию, изменять, удалять ошибки, что невозможно в
печатных изданиях из-за жестких правил прессы. Техническая возможность
стереть
уже
опубликованную
информацию
позволяет
не
допускать
дезинформацию аудитории, но помимо этого дает возможность производить
информационный вброс, а когда он распространиться – удалять эту
информацию и отнекиваться от собственной причастности к фальсификации
новостей.
•
Параграфемическое
направление.
Интернет-СМИ
могут
совершенно спокойно манипулировать вниманием аудитории визуальными
материалами. Это возможно благодаря яркой, динамичной, насыщенной
цветовой схеме, а также – крупным элементам интерфейса и дизайна.
Анимированный текст, выделение важной информации цветом или шрифтом,
выделение гиперссылок и других элементов сайта, который сразу «бросаются
в глаза», привлекают внимание читателя. К примеру, с помощью визуального
выделения можно создавать эффект сенсационности сообщения, придать
окраску катастрофичности при её отсутствии.
•
Гипертекстовость. Текст, выполняющий действия по команде,
называется гипертекстом. Это понятие является основным для онлайн-медиа.
С помощью гипертекста различные, никак не связанные, веб-документы
собираются воедино, в целостную взаимосвязанную систему, что в
результате называется интернет-изданием. Также, благодаря нему с
настоящее время процветает и развивается относительно новый вид рекламы
– баннерная, которая оплачивается за количество показов. Издание
зарабатывает деньги, продавая место для рекламы в выпуске (или сам
выпуск), а его прибыль получается из количества просмотров веб-страниц с
рекламой, которое зависит от количества посетителей сайта и их переходов
43
по
внутренним
гиперссылкам.
Именно
поэтому
интернет-СМИ
прикладывают огромные усилия для привлечения и удержания читательской
аудитории. Продлению контакта аудитории с интернет-СМИ способствуют
гиперссылки, связывающие публикации издания между собой. Помимо
отсылок к дополнительной, «очень важной», информации гипертекст
содержит информацию, которую заложил в него автор, например, источники
этой дополнительной информации. Также гипертекст выделяет ключевые
слова, что фокусирует внимание читателя именно на них. Значит, в самом
принципе добавления гиперссылок заложены мощные манипулятивные
возможности.
Помимо
вышеизложенного,
следует
добавить,
что
аудитория
печатных СМИ является более статичной и стабильной, в то время как у
аналогичных по информационной политике и аудиторным показателям
интернет-изданий она скорее динамичная, постоянно меняющаяся и
обновляющаяся. Такой вывод можно сделать, если смоделировать ситуации
условного читателя: больше вероятности имеет ситуация, в которой он
случайно находит в интернете статью незнакомого интернет-издания и
читает ее, чем ситуация, в которой он случайно платит деньги за незнакомое
печатное издание. Однако, люди считают свои предыдущие покупки более
правильными сейчас, чем тогда, когда они были сделаны. Они начинают
больше ценить те вещи, которые достались с большими усилиями и сами
убеждают себя в том, что это была нужная покупка, и она оправдывает
потраченные деньги. Тем самым, этот фактор также свидетельствует о том,
что в среднем доверие читателей к печатным изданиям выше, чем к онлайнСМИ.
Если высказанные предположения справедливы, то для эффективной
и незаметной манипуляции манипуляторам онлайн-изданий требуется
использовать более универсальные, но при этом более деликатные
инструменты манипулятивного воздействия. Это усложняет процесс подбора
речевых приемов и средств манипуляции. Кроме того, из-за спонтанно
44
меняющихся настроений читателей автор манипуляций в веб-медиа меньше
уверен в характеристиках целевой аудитории и ее информированности о
затрагиваемых в манипулятивном тексте темах. При этом трудностей
манипулятору
добавляют
развитые
инструменты
для
верификации
информации, которыми обладает сидящая за гаджетами аудитория. В связи с
этим СМИ могут обвинить в нарушении каких-либо норм, что приведет к
потере
репутации,
доверия
читателей,
сокращению
аудитории,
а
следовательно – к экономическим убыткам. Подобная сложная ситуация с
динамически изменяющейся аудиторией и наличием у нее инструментов для
проверки фактов вынуждает авторов манипуляций в онлайн-СМИ прибегать
к более тонким способам языкового манипулирования.
Интернет-СМИ вооружены тем же перечнем возможностей языковой
манипуляции, что и пресса, но в то же время включают ряд новых
характеристик, которые обусловлены технологическим процессом и имеют
высокий манипулятивный потенциал. Следует отметить, что сетевые СМИ в
отличие от печатных изданий используют языковые манипулятивные приёмы
для получения экономической выгоды от реакции аудитории, которая
следует за речевым воздействием публикации.
2.3
МАНИПУЛЯТИВНОЕ
ВОЗДЕЙСТВИЕ
ТЕКСТОВ
СОВРЕМЕННЫХ СМИ НА ПРИМЕРЕ ПУБЛИКАЦИЙ РАЗНОЙ
ТЕМАТИКИ
В ходе исследования была проделана работа по формированию
теоретического аппарата для описания и анализа языковых манипуляций,
систематизации и составлению классификаций приемов и средств языкового
воздействия, и изучению специфики манипулирования в онлайн-СМИ. На
основе этого представляется возможной практическая часть исследования,
посвящённая выявлению, описанию и анализу тактик, приемов и средств
45
языковой манипуляции в материалах на сайтах русскоязычных СМИ. Таким
образом, в данном разделе первoначально были выявлены и описаны
основные параметры эмпирической базы исследования, а именно: временной
интервал,
выборка
интернет-изданий
и
событий,
принципы
отбора
публикаций. Затем, в выбранных в качестве исследуемого материала
публикациях интернет-медиа были макроструктурные, синтаксические,
лексические,
морфологические
и
параграфемические
организации языковой манипуляции. Также
особенности
работа проводилась с
используемыми в них приемами речевого воздействия, связанными с
применением риторических инструментов. В результате исследования была
аккумулирована информация о количестве, приемах и средствах языковой
манипуляции и целях манипулятивных процессов. После анализа таких
параметров языковых манипуляций в выбранных текстах, был проведен
анализ предпочтений изданий и закономерностей в применении ими тех или
иных приемов и средств языкового манипулирования в материалах
различной тематики. В заключение, была предпринята попытка установить
взаимосвязь между применением тех или иных инструментов языковой
манипуляции
в
материалах,
редакционной
политикой
издания
и
особенностью читательской аудитории.
Тематическим критерием отбора эмпирического материала были
выбраны публикации, посвященные всем сферам жизни человека в
соответствии с обществоведческой наукой, а именно: политическая,
экономическая, социальная и духовная.
Для подтверждения гипотезы о наличии корреляционной связи между
инструментами языковой манипуляции и редакторской политикой издания в
качестве эмпирического материала были выбраны по три публикации из
каждой сферы жизни человека в массовых СМИ, имеющих собственные
интернет-версии.
Исследование будет основано на изданиях:
новостной
интернет-портал «РБК» (www.rbc.ru), общенациональная деловая газета
46
«Коммерсантъ»
(www.kommersant.ru),
интернет-портал
газеты
«Комсомольская правда» (www.kp.ru), онлайн-версия журнала «Сноб».
В рамках работы не ставилась задача исследования всей массы
публикаций из всех сфер жизни человека на рассматриваемых сайтах и
проведение дискурс-анализа. С учетом целей и задач исследования
достаточно проанализировать часть публикаций, использующих различные
техники и средства языковой манипуляции, что позволит выявить
особенности
речевого
воздействия
и
установить
взаимосвязь
манипулятивных приемов с авторской позицией и с редакторской политикой.
С учетом этого, публикации для анализа и выявления манипулятивных
приемов,
тактик,
языковых
средств
были
исследовательского интереса и ценности:
которые
насыщены
искусными
выбраны
с
учетом
были выбраны те публикации,
приемами
и
средствами
языковой
манипуляции. Выбор производился из всех материалов выбранных СМИ за
период времени, начиная с января 2018 года.
Цель
исследовательской
работы
заключается
в
исследовании
инструментов реализации языковой манипуляции в СМИ, поэтому из фокуса
были исключены этика манипуляций, заинтересованные в ней лица,
эффективность
воздействия,
последствия
манипулятивных
действий,
интерпретация материалов, содержащих манипуляцию, объектом. Не всегда
представляется возможным разгадать замысел манипулятора при чтении
текста. Кроме того, не все манипуляции в СМИ умышленны, и многие из них
возникают при небрежном обращении с русским языком. В том числе не
всегда возможно проследить эффективность манипуляции без исследования
большинства читательской аудитории. Но в ходе исследования это не имеет
существенного значения: имеющий отношение к читателю воздействующий
эффект заключен глубже речевого высказывания, а выяснять установку
автора публикации бессмысленно, так как манипуляция осуществляется не
посредством намерения, а посредством его проявления в тексте. Таким
образом, анализируя публикации, мы рассмотрим приемы и средства
47
речевого воздействия, которые содержатся в тексте и оказывают на
аудиторию запланированный (или нет) эффект манипулирования.
В ходе работы над публикациями по выбранным темам были
проанализированы текстовые особенности публикаций, которые обладают
манипулятивным потенциалoм:
•
Использованные стратегии и тактики манипуляции;
•
Использованные риторические приемы;
•
Логическая структура;
•
Лексический состав;
•
Синтаксические особенности;
•
Морфологические элементы;
•
Фонетические особенности;
•
Психолингвистические приемы;
•
Выбранные для манипуляции «мишени»;
•
Использованные механизмы влияния.
Для демонстрации методов манипуляции в СМИ проведем анализ
публикаций из четырех сфер жизни человека.
Манипуляцию в политической сфере будет продемонстрирована на
основе материала РБК: «Между Венесуэлой и Маршалловыми Островами».
Материал Александра
Атасунцева и Филиппа
Алексенко посвящен
рейтингу самых привлекательных гражданств мира.
В силу того, что редакционная политика информационного-портала
РБК предполагает отсутствие в публикациях авторских мнений, которое
претендует на звание делового,
в текстах этого издания отсутствуют
эгоцентрические лексические элементы и оценочные конструкции, при этом
публикуемым материалам присуще объективное изложение фактов. Такой
подход, безусловно, существенно ограничивает возможности языкового
манипулирования, однако, не означает отсутствия в публикациях РБК
приемов и средств языкового воздействия.
48
При выборе стратегии манипулятивного воздействия в материале
журналисты основывались на исследование специалистов Henley & Partners.
Использованная в начале материала фраза «Второй год подряд…» указывает
на стабильность развитие внутренней политики страны как на выбор
основного лейтмотива материала. Также в соответствии со стратегией
авторов, акцент делается на привлекательности российского гражданства.
Хотя в материале разбираются все аспекты вопроса: законодательный,
миграционный, которые неоднозначно характеризуют Россию как страну для
миграции, то высказанные в начале сравнения делают такие аргументы менее
весомыми.
Условно, публикацию можно разбить на две части: первая, касается
общего рейтинга самых привлекательных гражданств, а вторая посвящена
миграционной политике России. В первой части приводятся факты из
рейтинга, место других стран относительно своих соседей или побратимых
стран, критерии оценки гражданства, предпочтения людей. Общий посыл
первой части определяется подзаголовками «Первые по качеству» и «Россия
опередила СНГ». Так как текст ориентирован в первую очередь на
российского читателя, подобными фразами автор ударяет по мишени чувства
патриотизма. Это выступает риторическим приемом убеждения в тексте.
Приводя данные о том, что лучше иметь гражданство других стран,
журналисты ссылаются на авторов рейтинга. В этом случае объективность
выступает как манипулятивный прием, который передает авторство
непривлекательной информации «чужому» лицу.
В
лексический
сравнительной
состав
степени
материала
«хуже»,
входят
«лучше»,
прилагательные
в
«предпочтительнее»,
«привлекательнее», которые указывают на цель материала – сравнить
привлекательность гражданства. Образ России формируется эвфемизмами
«экономически более развитая», «в Россию стремятся бывшие советские
граждане», «продление финансирования».
49
Навязывание пресуппозиций в тексте из политической сферы жизни
человека занимает центральное место при выборе метола манипуляции.
Авторы приводят информацию об условно возможных местах в рейтинге
таких
стран
как
Грузия
и
Украина,
помехой
авторы
называют
неподконтрольные территории, вошедшие в состав России.
Опора на количественные данные имеет место, так как само понятие
рейтинга подразумевает наличие числовых категорий для сравнения.
Формированию
представления
о
массовости
желания
иметь
российское гражданство способствует употребление в тексте приемов
генерализации: «российский паспорт привлекательнее по сравнению с
удостоверениями личности бывших советских республик», «широкий рынок
труда».
Во второй части материала можно обнаружить отсылки к российским
программам по улучшению миграционной политике. Читатель не получает
авторской оценки проводимой политики, но может сделать однозначный
вывод на основании слов специалистов: «Ганнушкина считает, что
программа переселения соотечественников «малоэффективна»». Тем не
менее, вся вторая часть материала построена под заголовком «Чем
привлекают соотечественников». Использованная лексика указывает, вопервых, на то, что процесс привлечения реален, во-вторых, он направлен на
граждан других стран советского происхождения.
Таким образом, выстроенная последовательность повествования,
предполагает перенос воспринятых в процессе чтения первой части статьи
патриотических чувств по отношению к описанным в ней успехам в
миграционной политике России относительно стран бывшего СССР, на
попытки правительства улучшить положение в рейтинге законодательным
путем.
На графическом уровне манипулятивного воздействия структуры
сайта РБК, кроме «сюжетов», следует выделить боковые колонки слева и
справа, которые анонсируют темы по различным рубрикам, выскакивающий
50
с боку баннер «Читайте также», привлекающий дополнительное внимание
движением, а также то, что «статьи по теме» врезаны в материал на уровне
первого абзаца слева и деформируют его, все это служит для повышения
глубины читательского просмотра.
Коммерсантъ: «ЦБ разочарован в евро». Здесь и в других материалах
для исследования сохранена оригинальная авторская орфография.
В материале журналиста Олега Сапожкова манипуляция начинается
уже с заголовка. Ключевое слово «разочарован» за счет своей семантики
активизирует интерес читательской аудитории: почему крупнейшая мировая
валюта вызвала такое чувство как разочарование.
А отсылка к
авторитетному органу - Центральному Банку заставляет читателя прочитать
материал с чувством его особой значимости. По стратегической задумке
журналиста материал должен доказать ненадежность европейской валюты и
показать все риски инвестирования в зарубежные активы. Автором выбрана
тактика «обзора на обзор», таким образом, демонстрируется экспертная
оценка приведенных ЦБ банком, но без ответственности за опубликованную
информацию.
В то же время автор передает читателю уверенность в
искусности и правильности политики, проводимой ЦБ. При этом автор не
убеждает читателя явно, а лишь приводит конкретные цифры. Автор
убеждает читателя, что политического влияние на происходящее на
валютном рынке нет. При этом используется отсылка к конкретным
ситуациям, закономерную связь с которыми читатель не может проследить в
тексте, а лишь доверяет аргументам автора.
Логическая структура текста выражена линейно: логика предложений
зависима от предыдущих предложений. Последовательное изложение
информации
можно
проследить
по
использованию
конструкций:
«Одновременно с этим», «Что, вероятно, свидетельствует о том...», «Также».
Данный текст можно представить как совокупность силлогизмов, где есть
место субъекту, предикату и выводу. Это можно продемонстрировать схемой
их текста: «Вряд ли имеет смысл…» - «так же было…» - «скорее…»
51
Далее
проведем
анализ
манипуляции
по
уровням
языка,
классификация которой приведена в первой главе данной работы.
В первую очередь следует сказать, что текст на экономическую тему
по определению лишен художественной выразительности и вся лексика
имеет практическое значение. В исследовательской работе мы приведем
только те практические цели, которые способствуют манипуляции. На
лексическом уровне экономические явления в тексте представлены с
помощью
узкоспециализированных синонимов из сферы экономики –
диверсификация, резерв, регулятор. Такая синонимичная лексика указывает
на элитарную ориентированность текста.
Присутствуют
и
метафоричные
«нестандартные валюты»,
выражения,
например,
не дающее конкретного объяснения, что за
валюты вытесняют евро в резервах Центрального Банка и что имеются в виду
шведские
кроны,
канадские
и
гонконгские
доллары.
Выражение
«количественное смягчение», которое на первый взгляд читателю кажется
метафорой, является устоявшимся экономическим термином, используемым
для обозначения политики центральных
государственных экономик.
банков в процессе стимуляции
Метонимия, заключенная в слове «бумаги»,
заключается в себе право на долю совокупного капитала.
Таким образом, то, что приобретает форму средств художественной
выразительности
на
лексическом
уровне,
является
экономическими
терминами, зафиксированными в специализированных профессиональных
словарях.
На
лексическом
уровне
языка
в
материале
использована
номинализация: «активные покупки» «снижении мировых цен», «управления
резервами». В данном тексте такой прием отвлекает читателя от субъекта
действий и концентрирует его внимание на самом действие.
Невыраженность субъекта речи очевидна, так как автор выступает
лишь проводником информации от Центрального Банка.
52
Средства диалогизации и интимизации, а также императивы и
риторические вопросы отсутствуют, так как автор не преследует цель
установить тесный контакт с читателем.
На фонетическом уровне можно выделить долгое отсутствие пауз, что
придает тексту языковую массивность и усложняет восприятие информации.
Такое сознательно усложнение обусловлено серьезностью, которую получает
текст в силу выбора темы.
Также
в
журналистском
материале
использованы
некоторые
психолингвистические приемы манипуляции.
Противопоставление действий
Министерству финансов США.
«своего» Банка России «чужому»
Журналист не описывает «свое» в
положительном и самом благородном ключе и не наделяет «чужое»
негативными качественными показателями. Но тем не менее «своему»
присущи рост и развитие, а «чужое» характеризуется в обход понятий
«первый» и «лидирующий», хотя по приведенным данным эти значения
очевидны.
Сильным
манипулятивным
приемом
в
публикации
является
навязывание пресуппозиций: «политика ФРС и ЕЦБ безальтернативна»,
«Вряд ли имеет смысл искать в происходящем политические влияния. Такая
пресуппозиция заложена в структуре предложения и становится ее темой,
исходной информацией. Этот прием позволяет незаметно внушить адресату
нужную автору информацию.
Опора на количественные данные в тексте несомненна, так как в
сравнительно небольшом тексте использовано 46 числовых значений.
Явное введение в заблуждение отсутствует в тексте, но существует
информация, которая проверяема только посредством других СМИ: «ЦБ
наращивал доли вложений в госбумаги не входящих в зону евро
Великобритании», «Банк России потерял $1,9 млрд».
Таким образом, можно заключить, что автором выбран самый
сложный механизм влияния – убеждение. Такой вывод можно сделать на
53
основании логически упорядоченных фактов, которые приводит автор, и
построение из них однозначных суждений. Мишенью, позволяющей
воплотить выбранную манипулятором стратегию, является когнитивная
мишень – знания о мировом валютном рынке.
Из «Комсомольской правды» для рассмотрения был взят материал из
социальной сферы жизни «В Омске учительница уволилась после съемки в
стиле пин-ап». Статья посвящена молодой учительнице из городской школы,
которой пришлось оставить педагогическую карьеру из-за хобби - модельой
съемки. Выбор такой стратегии мы можем проследить через весь материал,
который формирует чувство сопереживания к омской учительнице. В
заголовке героиню автор называет «учительница», что уже вызывает к ней
симпатию.
Далее весь лексический состав материала воплощает выбранную
стратегию: «скромно», «не пошло», «купальник». Использование название
стиля фотосессии «пин-ап» говорит о художественности фото, исключающей
пошлость.
На грамматическом уровне присутствует диалогизация - приведены
разговор с департаментом образования и с самой героиней материала.
Интимизация
обусловлена
выбором
деликатной
темы
и
возникшей
проблемой, причины которой кроются в якобы фривольном поведении
учительницы.
Способ подачи информации по категориям «черное-белое», согласно
которому героиня фильма переступила на сторону «черного», тем самым
очернив образ педагога, и теперь не соответствует «белым» ожиданиям
департамента образования. Но в данном материале, образ учительницы
вызывает сопереживание, так как описывается как образ, заслуживший более
гуманного отношения, ведь у героини есть лицо, конкретные имя и фамилия,
а «белое» представлено в виде института с закостенелым сводом правил,
исключающим человечность.
54
Таким образом, можно заключить, что в «Комсомольской правде» на
выбранную
тему
речевое
воздействие
имеет
направленность
противоположную негативной, благодаря выбору тактики солидаризации.
Мишенью
в
данном
материале
выступают
нравственные
нормы,
регулирующие активность.
Для характеристики материала из духовной сферы жизни общества
выбран материал из журнала «Сноб» журналиста
Саши Щипина:
«Трехрублевый план. Почему Сергею Лукьяненко не везет с экранизациями
его книг». Материал жанра рецензии, для рецензирования журналистам
выбрана экранизация книги Сергея Лукьяненко «Черновик».
Стратегию журналиста можно отметить уже в названии. Материал
посвящен поиску ответа на вопрос, почему же Сергею Лукьяненко не везет с
экранизациями его книг. Это говорит о том, что все предыдущие экранизации
получили низкую зрительскую оценку. В данном материале демонстрируется
субъективное мнение рецензента, что предусмотрено в самом жанре
рецензии. Тактика манипуляции читательским сознанием определена
стратегией – все факты подтверждают заявленную тему.
Лексической
основой
материала
выступают
дисфемизмы.
На
лексическом уровне материал насыщен дисфемизмами, характеризующими
фильм именно так, как его задумал представить зрителям автор: «страшно»
«обидно» «стыд» «неудобство», «губит». Многочисленная отсылка к
заголовку
путем
использования
глагола
«не
везет»
способствует
подтверждение выдвинутому автором тезису. Ярким лексическим методом
речевой
манипуляции
в
материале
можно
выделить
метафору.
Многочисленные метафоры «полная катастрофа», «трехрублевый план»,
«сказочные машины» создают ироничное представление экранизации даже у
читателя, не смотревшего фильм.
Ироничные сравнения «как в анекдоте про рабочего, который хотел
сделать коляску, а собирал вместо этого автомат Калашникова», «ребенок
взял открытки с изображением Кремля и начал разрисовывать их
55
разноцветными
фломастерами»
заставляют
читателя
снисходительно
взглянуть на картину, отметая серьезность восприятия.
Автор позволяет себе навязывание пресуппозиций и выдвигает
теорию, при каких условиях все было бы гораздо лучше, читатель
активизирует
воображение,
что
заставляет
его
согласиться
с
предположением. Также автор допускает оценку фильма с точки зрения
специалиста «достаточно хорошего художника, оператора и, например,
локейшн-менеджера».
Такой
метод
направляет
манипуляцию
на
формирование образа автора как профессионала, что позволяет все
дальнейшие высказывания принимать на веру без сомнений.
Ближе к концу материала у фильма появляется шанс на реабилитацию
в глазах читателей, когда автор делает заявление: «При этом в фильме есть
отличная графика», «все сделано замечательно», но такой ход автор
использовал для большего эмоционального резонанса, потому что за
похвалой следует:
«Только непонятно зачем», что не оставляет фильму
шансов.
В финале читатель вновь сталкивается с навязыванием автором
пресуппозиции «несколько сбивает с толку», после чего окончательно
оказывается под авторским влиянием. Это происходит в большей степени от
того, что автор
Тем самым можно сделать вывод, что автором в качестве механизма
влияния выбрано внушение.
анализа,
в
результате
Такой вывод можно сделать на основании
которого
определено,
что
автор
снижает
сознательность и критичность восприятия, что дает возможность для
внушения информации. Мишенью для эффективного воздействия выбраны
эмоции, которые вызывает у читателя книга, экранизация которой стала
основой данного материала.
56
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В выпускной квалификационной работе проведено исследование
приемов языковой манипуляции в текстах русскоязычных СМИ, которое
проводилось по двум направлениям: теоретическое осмысление проблемы и
анализ конкретных примеров языкового воздействия в текстах СМИ. В ходе
исследования были получены следующие имеющие научную значимость
результаты: определены отличительные признаки феноменов манипуляции и
языковой манипуляции,
сформулированы определения этих терминов,
позволяющие рассматривать данные явления в текстах средств массовой
информации. Были выявлены и продемонстрированы особенности языка,
используемые с целью манипулятивного воздействия и особенности
восприятия речи. Изучены некоторые психологические механизмы, с
помощью
которых
реализуется
языковая
манипуляция.
Описаны
и
систематизированы основные «мишени», на которые бывает направлено
воздействие
манипулятора.
Определена
система
понятий
(стратегия
манипуляции, тактика, прием, средство, механизм воздействия, вектор,
мишень), которая иллюстрирует протекание процесса манипуляции и
теоретический аппарат для анализа конкретных примеров проведения
манипуляций. Охарактеризован ряд ключевых приемов и языковых средств
манипуляции.
Предложена
классификация,
объединяющая
различные
приемы и языковые средства манипулятивного воздействия, применимые в
текстах СМИ, в соответствии с которой были выделены и описаны три
основных
класса
приемов
и
средств
языковой
манипуляции:
манипулирование информацией, риторический инструментарий, воздействие
языковых средств. Проанализированы особенности информационной среды
функционирования современных СМИ: мультиформатность, персонализация,
интерактивность, конвергенция каналов доставки сообщений, историчность,
измеримость, глобальность и беспрерывность «вещания», оперативность,
57
неограниченное потоковое наполнение, гибкость текста, гипертекстовость и
параграфемика.
Продемонстрировано
практическое
применение
предложенного теоретического аппарата для анализа языковых манипуляций
в текстах СМИ, который позволил выявить применение манипулятивных
структур, направляемые СМИ на все сферы жизни общества.
Полученные результаты позволяют сформулировать следующие
выводы:
•
Роль языковой манипуляции в обществе стремительно растет в
беспрерывной связи с развитием медиасреды.
•
Случаи
языковой
манипуляции
возможно
описать
и
проанализировать используя предложенную в работе системы понятий:
стратегия манипуляции, тактика манипуляции, прием воздействия, языковые
средства манипуляции, мишень и механизм воздействия.
•
Современные СМИ имеют следующие особенности языковой
манипуляции: историчность, глобальность и беспрерывность вещания,
неограниченное потоковое наполнение, оперативность, гибкость текста,
параграфемика, гипертекстовость. Современные СМИ используют приемы
языковой манипуляции для извлечения экономической выгоды при переходе
читательской аудитории по ссылкам. Для этого на сайтах современных СМИ
широко используются интригующие текстовые конструкций и заголовки.
•
Наиболее эффективное речевое воздействие проявляется на
уровне заголовков материалов, где использованы приемы «интриги», «метод
Геббельса», подачи мнения в виде фактатрансформации языковых клише,
метафорические, исторические и аллюзивные переносы.
•
Выбор и применение механизмов и инструментов языковой
манипуляции обусловлены особенностями целевой аудитории, в первую
очередь, уровнем ее эрудиции и информированности.
58
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Книги
1.
Аронсон Э., Пратканис Э.Р. Эпоха пропаганды: Механизмы
убеждения повседневное использование и злоупотребление. СПб.: праймЕВРОЗНАК, 2003. – 384 с.
2.
Ахманова О. С. Современные синтаксические теории [соавтор Г.
Б. Микаэлян]. — М.: МГУ, 2-е изд. — 2003, 168 с.
3.
Балл,
Г.А.
Анализ
психологических
воздействий
и
его
педагогическое значение / Г.А. Балл, М.С. Бургин // Вопросы психологии. –
1994. – № 4. – 56-66 с.
4.
Баранов А.Н. Что нас убеждает? (Речевое воздействие и
общественное сознание). – М.: Знание, 1990. – 63 с.
5.
Баранов А.Н., Паршин П.Б. Речевое воздействие и аргументация
// Рекламный текст: семиотика и лингвистика — М.: Международный
институт рекламы, ИД Гребенникова, 2000. – С. 109-163
6.
Бернейс Э. Пропаганда. – М.: Hippo Publishing, 2010. – 176 с.
7.
Васильев А.Д. Интертекстуальность: прецедентные феномены.
Учебное пособие. Москва: Флинта - Наука, 2013. 342 с.
8.
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. В поисках новых путей
развития лингвострановедения: концепция речеповеденческих тактик. – М.:
Ин-т русского языка им. А.С. Пушкина, 1999. – 84 с.
9.
Гумбольдт. Избранные труды по языкознанию. - М.: Прогресс,
2000. - 400 с.
10. Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и
защита. – М.: ЧеРо, МГУ, 1997. – 344 с.
11. Евгеньева Т.В. Технологии социальных манипуляций и методы
противодействия им. – СПб: Питер, 2007. – 314 с.
59
12. Зелинский
С.А.
Манипуляции
массами
и
психоанализ.
Манипулирование в СМИ. М.: ИТД «СКИФИЯ», 2008. – 248 с.
13. Какорина Е.В. Коллективная монография — М.: Языки русской
культуры, 2000. — 480 с.
14. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М.: Эксмо, 2000. –
864 с.
15. Клемперер В. LTI. Язык Третьего рейха. Записная книжка
филолога. – М.: Прогресс-Традиция, 1998. – 384 с.
16. Макиавелли Н. Избранные сочинения. – М.: Худож. лит., 1982. –
503 с.
17. Маклюэн. Понимание Медиа: внешние расширения человека. –
Пер. с англ. В.Г.Николаева. – М.; КАНОН-пресс-Ц, 2003. – 241 с.
18. Мегентесов С.А. Семантический перенос как фактор структуры,
функционирования и развития языка. - ЭКБСОН, 1993 - 43 с.
19. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение: открытие спирали
молчания. – М.: Прогресс-Академия, 1996. – 86 с.
20. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка:
80000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук.
Институт русского языка им. В.В. Виноградова.- 4-е изд., дополненное.- М.:
Азбуковник, 1999.- 944 с.
21. Пирогова, П.Б. Паршин. Рекламный текст: Семиотика и
лингвистика. / Отв. ред. Ю.К.– М.: Международный институт рекламы, ИД
Гребенникова, 2000. – 270 с.
22. Рассел Д. Гипотеза Сепира — Уорфа. М.: Книга по Требованию,
2012 – 18 с.
23. Седов К.Ф.
Общая
психолингвистика:
Хрестоматия.
М.:
Лабиринт, 2004. – 316 с.
24. Стернин И. А. Введение в речевое воздействие. – Воронеж:
Полиграф, 2001. – 252 с.
60
25. Техника дезинформации и обмана / Под общ. ред. Я.Н.
Засурского – М.: Мысль, 1978. – 246 с.
26. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. —
М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл», ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 19351940. (4 т.)
27. Фромм Э.З. Анатомия человеческой деструктивности = Anatomie
der Menschlichen Destruktivitat (1973) / Перевод П. С. Гуревич. – Москва:
АСТ, Хранитель, Мидгард, 2007. – 624 с.
28. Цуладзе А. М. Политические манипуляции, или покорение
толпы. М.: Книжный дом «Университет», 1999. – 142 с.
29. Чалдини Р.
Психология влияния. Убеждай, воздействуй,
защищайся. СПб.: Питер, 2010. - 336 с.
30. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М.: Мысль, 1980. – 325 с.
31. Шлейермахер. Герменевтика. — СПб.: «Европейский дом», 2004.
– 164 с.
32. Язык
и
моделирование
социального
взаимодействия:
Переводы/Сост. В.М. Сергеева и П.Б. Паршина; Общ. ред. В.В. Петрова. —
М.: Прогресс, 1987. – 464 с.
Диссертации и авторефераты диссертаций
33. Владимирова М.Б. Трансформация массового сознания под
воздействием средств массовой информации: дисс. канд. филос. наук:
09.00.11 / Владимирова Мария Борисовна. – М., 2010. – 165 c.
34. Катенева И.Г. Механизмы и языковые средства манипуляции в
текстах СМИ: (на примере общественно-политических оппозиционных
изданий): автореф. дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Катенева Ирина
Геннадьевна. – Новосибирск, 2010. - 24 с.
61
35. Мансурова
А.И.
Манипуляция
общественным
сознанием
посредством СМИ: на примере концептосферы «защита»: дис. канд. филол.
наук: 10.02.04 / Мансурова Айгуль Ильгизовна. – Уфа, 2009. – 189 с.
36. Остроушко Н.А. Проблема речевого воздействия в рекламных
текстах: дис. канд. филол. наук: 10.02.01 / Остроушко Наталия Алексеевна. –
М., 2003. – 286 с.
37. Попова Е.С. Рекламный текст и проблемы манипуляции: автореф.
… канд. филол. наук: 10.02.01 / Попова Елена Сергеевна. – Екатеринбург,
2005. – 27 с.
Статьи
38. Белогородский А.А. Манипулятивные методы в рекламе //
Маркетинг в России и за рубежом. – М., 2005. – №6. – С.42-53.
39. Блакар Р.М. Язык как инструмент социальной власти // Язык и
моделирование социального взаимодействия. М., 1987. С.88-125
40. Борисова И.Н. Дискурсивные стратегии в разговорном диалоге //
Русская разговорная речь как явление городской культуры. – Екатеринбург,
АРГО, 1996. – С. 21-48.
41. Будаев Э.В. «Метафоры, которыми мы живем»: Преобразование
прецедентного названия / / Э. В. Будаев, А. П. Чудинов // Политическая
лингвистика. - №22. - Екатеринбург, 2007. - С. 99-106.
42. Быкова
О.Н.
Опыт
классификации
приемов
речевого
манипулирования в текстах СМИ // Речевое общение: Вестн. Росс. рит. ассоц.
– Красноярск: Изд-во Красноярск, гос. ун-та, 2000. – №1. – С. 42-53.
43. Гронская Н.Э. Языковые механизмы манипулирования массовым
политическим сознанием // Вестн. Нижегородского ун-та им. Н. И.
Лобачевского. – Н. Новгород, 2003. – № 1. – С. 220-231.
62
44. Данилевская
Н.В.
Лингвостилистический
анализ
художественного текста // Стилистический энциклопедический словарь
русского языка / под редакцией М.Н. Кожиной. — М.: Флинта; Наука, 2003. –
С. 195-204.
45. Данилевская Н.В. Методы лингвостилистического анализа. //
Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под редакцией
М.Н. Кожиной. — М.: Флинта; Наука, 2003. – С. 221-230.
46. Двойнина Е.В.К вопросу о классификации приемов речевой
манипуляции на русскоязычных новостных сайтах // Сб. статей по
материалам 4-ой Международной заочной конференции, посвященной 100летию
Саратовской
консерватории
им.
Л.В.
Собинова.
Саратов:
Издательский центр «Наука», 2013 – С.19-23.
47. Джоуэтт Г.С., О’Доннел В. Пропаганда и внушение (реферат К.
С. Гаджиева) // Реклама: Внушение и манипуляция: Медиа-ориентированный
подход: Учебное пособие. / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. – Самара: ИД
«Бахрах-М», 2001. – 752 с.
48. Дзялошинский И. М. Манипулятивные технологии в масс-медиа
// Вестник Московского университета. Сер. 10, Журналистика. – 2005. – № 2.
– С. 56-75.
49. Дзялошинский И.М. Манипулятивные технологии в масс-медиа //
Вест. Моск. ун-та. Сер. 10, Журналистика. – 2005. – № 1. – С. 29–54.
50. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. – М.: Изд-во
МГУ, 1971. – 40 с.
51. Иссерс О. С. Речевое воздействие в аспекте когнитивных
категорий // Вестник ОмГУ. — 1999. — № 1. — С. 74-79.
52. Остроушко Н.А. Речевое воздействие как лингвистическая
проблема : (К понятию языкового манипулирования) // Мир рус. слова. –
СПб., 2002. - № 5. - С. 86-91.
63
53. Попова Е. С. Структура манипулятивного воздействия в
рекламном тексте // Известия Уральского государственного университета. –
Екатеринбург, 2002. - № 24. - С. 276-288.
54. Седов К.Ф Речевая манипуляция как стремление к власти над
человеком// Межвуз. сб. науч. трудов — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004.
– Вып.4. — С. 183-190
55. Сковородников А.П. О необходимости разграничения понятий
«риторический прием», «стилистическая фигура», «речевая тактика»,
«речевой жанр» в практике терминологической лексикографии // Риторика –
Лингвистика. Вып. 5: сб. статей. – Смоленск: СГПУ, 2004. – С. 5-11.
56. Труфанова И.В. О разграничении понятий: речевой акт, речевой
жанр, речевая стратегия, речевая тактика // Филологические науки. – М.:
2001. – №3. – С. 56-65.
64
ПРИЛОЖЕНИЕ А (справочное)
Между Венесуэлой и Маршалловыми Островами
Источник: РБК
Авторы: Александр Атасунцев, Филипп Алексенко.
Специалисты
Henley
&
Partners
составили
рейтинг
самых
привлекательных гражданств Россия заняла 63-е место в рейтинге самых
привлекательных гражданств, выяснилось из исследования компании Henley
& Partners. Россию опередили южноамериканские страны, а также Китай.
Второй год подряд в составляемом компанией Henley & Partners (есть
у РБК) рейтинге гражданств Россия заняла 63-е место. Ее обогнали
большинство южноамериканских стран, а также Израиль (48-е место) и
Китай (59-е место). Всего в рейтинге гражданств 209 стран.
При составлении рейтинга эксперты анализировали как внутренние
факторы, свидетельствующие о том, благоприятна ли для получения
гражданства та или иная страна, так и внешние. К внутренним факторам
относятся масштаб экономики страны, уровень развития человеческого
потенциала; к внешним, в частности, — возможности кратковременных
безвизовых поездок из этой страны за границу, безвизового проживания и
работы
за
рубежом.
предпочтительнее
Также,
иметь
указывают
гражданство
в
авторы
исследования,
стране
с
высокой
продолжительностью жизни, развитой системой образования, высоким
уровнем благосостояния и т.д.
По мнению составителей рейтинга, в 2017 году лучше всего иметь
гражданство Франции и Германии, эти государства заняли первое и
второе место. Следом в рейтинге идут Исландия, Дания, Нидерланды,
Норвегия, Швеция, Финляндия и Италия. Все страны, входящие в группу с
паспортами наивысшей категории (в нее включены государства с индексом
выше 75%), — члены Европейского союза, кроме Великобритании. Помимо
65
стран ЕС гражданство, согласно рейтингу, предпочтительнее получать в
США, это государство заняло 27-е место, оно идет в рейтинге сразу после
европейских государств.
Россия опередила СНГ
Россия в рейтинге, как и в прошлом году, заняла 63-ю позицию.
Российский паспорт, по мнению составителей рейтинга, относится к высокой
категории привлекательности — выше, чем у страны из бывшего СССР.
Из бывших советских республик (за исключением входящих в состав
ЕС Литвы, Латвии и Эстонии) в группу стран с высокой привлекательностью
гражданства вошли Украина (80-я строчка, поднялась на 19 позиций) и
Грузия (84-е место, поднялась на 20 пунктов). Молдавия поднялась в
рейтинге на семь позиций по сравнению с прошлым годом — теперь
государство на 73-м месте. Граждане этих трех стран могут въезжать в
Шенгенскую зону без виз.
Украина и Грузия могли бы занять позиции выше занимаемых, но в
этих государствах, объясняют авторы доклада, есть, как говорят в Киеве и
Тбилиси, неподконтрольные им территории — вошедший в состав России
Крым, Луганская и Донецкая народные республики, Абхазия и Южная
Осетия.
Другие бывшие республики СССР, как и в прошлом году, остались в
группе со средним качеством гражданства. Так, Казахстан занял 91-е место
(опустился на шесть позиций), Белоруссия — 92-е (потеряла четыре
позиции), Армения — 103-е (опустилась на шесть строчек), Киргизия — 109е (было 110-е), Азербайджан — 111-е (опустился на четыре строчки),
Узбекистан — 117-е (опустился на одну позицию), Таджикистан — 126-е
(опустился на пять позиций), Туркмения — 133-е (в 2016 году находилась на
124-й строчке).
При этом Россию обгоняют по привлекательности гражданства
большинство южноамериканских стран, к примеру Аргентина (36-е место),
66
Уругвай (44-е), Венесуэла (62-е), так как их жители могут свободно въезжать
в Шенгенскую зону, а также Китай (59-е), следует из исследования.
Худшими паспортами составители рейтинга называют иракский,
афганский и сомалийский.
Чем привлекают соотечественников
Российский паспорт по сравнению с удостоверениями личности
бывших советских республик привлекательнее, так как Россия экономически
более развита, чем государства-соседи, считает председатель комитета
«Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. Россия, по ее словам,
привлекает в первую очередь широким рынком труда. «Поэтому в Россию и
стремятся бывшие советские граждане из соседних республик, во многих из
которых высокая безработица», — говорит эксперт.
С 2006 года в России действует так называемая программа по
оказанию содействия добровольному переселению соотечественников. По
данным МВД, В 2017 году было принято 84,5 тыс. заявлений на участие в
программе, из них 52% заявлений соотечественники подали из-за рубежа,
48% — с территории России. Участниками программы могут стать
проживающие в странах СНГ бывшие граждане СССР, эмигранты из
Российской империи, СССР и России с иностранным гражданством и др.
Бюджет программы изначально планировался на уровне около 8 млрд
руб. в год, но в кризисном 2009 году сократился до 1,8 млрд руб. С 2012 года
госпрограмму сделали бессрочной. В 2017-м федеральный бюджет потратил
на ее исполнение 2,2 млрд руб. По данным МВД, за время существования
программы ее участниками стали более полумиллиона человек.
Программа действует как на федеральном, так и на региональном
уровне, и большинство субъектов Федерации уже ее реализуют. Конкретные
меры
поддержки
переселенцев
зависят
от
региона
переселения:
дополнительные льготы и выплаты получают переезжающие в приоритетные
регионы, в том числе на Дальний Восток или в приграничные районы с
сокращающимся
населением.
В
некоторых
субъектах
Федерации
67
новоиспеченный россиянин может рассчитывать не только на компенсацию
переезда и общий социальный пакет, но и на подъемные, а также на
компенсацию оплаты за аренду жилья на срок до полугода.
Российские
власти
пытаются
вернуть
и
«профильных»
соотечественников: официальные лица не раз заявляли о заинтересованности
в возвращении на родину покинувших ее ученых. С 2010 года действует
конкурс научных мегагрантов для российских вузов и исследователей со
всего мира. В рамках конкурса ученый может получить на три года до 90 млн
руб., чтобы собрать группу, закупить оборудование и организовать работу
лаборатории. После трех лет финансирование можно продлить. Владимир
Путин в октябре 2017 года на фестивале молодежи и студентов в Сочи,
говоря о возвращении в Россию ученых, подчеркнул, что отечественной
науке нужны только те из них, кто «реально может здесь эффективно
работать».
Ганнушкина считает, что программа переселения соотечественников
«малоэффективна»
из-за
«дефективности»
закона
«О
гражданстве».
Например, говорит Ганнушкина, в п. 7 с. 14 закона сказано, что желающие
вернуться в Россию могут получить российский паспорт в упрощенном
порядке при наличии регистрации по месту жительства, но эта формулировка
вводит претендентов на гражданство в заблуждение, говорит эксперт.
«Участника программы направляют, например, из Армении в Амурскую
область, где ему дают общежитие. Он думает, что, получив жилье, ему не
нужно проходить сложную процедуру получения гражданства. Но это не так:
по факту он получает лишь регистрацию по месту пребывания. И даже если
человек снимет квартиру, он все равно не получит регистрацию по месту
жительства», — говорит она.
68
ПРИЛОЖЕНИЕ Б (справочное)
ЦБ разочарован в евро
Источник: Коммерсантъ
Автор: Олег Сапожков
В резервах Банка России его вытесняют доллар, золото и
нестандартные валюты
Банк
России
опубликовал
вчера
обзор
управления
своими
золотовалютными активами за год — с октября 2016 года по сентябрь 2017
года. Главные тренды в управлении ЦБ активами — выход из обязательств
стран зоны евро, главным образом Германии, и увеличение вложений в
госдолг США и нестандартные валюты — шведские кроны, канадские и
гонконгские доллары. ЦБ также активно покупает золото — за отчетный
период эмиссионный банк приобрел его на сумму $19,3 млрд, несмотря на
удешевление главного резервного металла.
Совокупный объем активов ЦБ в иностранной валюте и золоте за
отчетный период (напомним, Банк России дает эту статистику со
значительным опозданием) вырос на $27,1 млрд, до $432,8 млрд. Основной
положительный вклад, как и ранее, обеспечил рост вложений ЦБ в
иностранные государственные ценные бумаги (с $208,2 млрд до $229 млрд).
При этом доля гособлигаций в портфеле ЦБ выросла на 1,6 п. п., с 51,3% до
52,9% — несмотря на активные покупки золота, инвестиции ЦБ в бумаги все
же более весомы.
В обзоре Банк России констатирует, что курсы иностранных валют и
доходности гособлигаций в отчетный период в первую очередь определялись
денежно-кредитной политикой ФРС США и политическими последствиями
президентских выборов там, а также началом выхода Великобритании из ЕС,
президентскими
выборами
во
Франции
и
реализацией
программ
количественного смягчения ЕЦБ и Японии. В отчете ЦБ эти события
69
отражены как существенное увеличение доли вложений в US Treasuries (с
22,9% в октябре 2016 года до 31,2% на сентябрь 2017-го). Отметим, что, по
данным Минфина США (см. “Ъ” от 22 декабря 2017 года), на 1 октября 2017
года объем казначейских гособлигаций США составлял $103,9 млрд против
$72,7 млрд годом ранее — то есть увеличился на $31,2 млрд (статистика
Минфина США и ЦБ прямо не сопоставимы). Одновременно регулятор
сокращал вложения в госбумаги Франции (с 16,9% до 14,3%) и особенно
активно — Германии (с 14% до 7,6%) и Нидерландов (с 4,8% до 2,5%).
Почему политика «количественного смягчения» ФРС и ЕЦБ
безальтернативна
Вряд
ли
имеет
смысл
искать
в
происходящем
какие-либо
политические влияния — так же активно ЦБ выходил из госбумаг Японии
(доля снизилась с 5,1% до 2%), скорее, регулятор в указанный период
пытался максимизировать прибыль от управления резервами. Одновременно
с этим ЦБ наращивал доли вложений в госбумаги не входящих в зону евро
Великобритании (с 5,6% до 6,8%), Швеции (с 0,1% до 2,7%), а также Канады
(с 2% до 2,8%) и Гонконга (с 0,8% до 1,8%) — несмотря на то что уровень
рисков по этим бумагам сопоставим, диверсификация резервов по валютам
во «внедолларовой» части существенно выросла.
Второй по размеру после казначейских облигаций США вклад в
перераспределение активов ЦБ внесли покупки регулятором золота (на $19,3
млрд, до $82,9 млрд на конец периода). На снижении мировых цен на него
(на 3%, по данным World Gold Council) Банк России потерял $1,9 млрд, но
при этом доля драгоценного металла в активах ЦБ выросла существеннее
всех остальных составляющих, на 3,4 п. п., до 19,1%. Доля физического
золота в хранилищах ЦБ за тот же период увеличилась значительно менее
заметно — с 16% до 16,3%, что, вероятно, свидетельствует о том, что
значительная часть покупок регулятором драгметалла приходится на
«бумажное» золото в виде сертификатов — или хранящееся в частных
банках.
70
Также Банк России активно размещал средства на депозитах и
корсчетах ностро в иностранных банках (плюс $5,6 млрд, всего $70,4 млрд —
их доля в портфеле выросла с 16% до 16,3%). Параллельно регулятор
выходил из негосударственных активов (снижение на $11 млрд, до $30,1
млрд, их доля в портфеле уменьшилась на 3,1 п. п., до 7%) и сокращал долю
прав требования по сделкам валютного репо с российскими банками, хотя
номинально объем финансирования российских эмитентов в валюте под
залог ценных бумаг все же вырос — на $0,4 млрд, до $9,1 млрд.
71
ПРИЛОЖЕНИЕ В (справочное)
В Омске учительница уволилась после съемки в стиле пин-ап
Источник: Комсомольская правда
Автор: Ксения Угланова
Обучающаяся в модельном агентстве девушка снялась в купальнике.
И это не понравилось ни родителям учеников, ни коллегам.
Скандал разразился в стенах школы №7, где работала 26-летняя
молодая педагог Виктория Попова. Девушка учила истории детей в 7, 8 и 9
классах.
А
в
свободное
время
училась
в
модельном
агентстве,
специализирующемся на девушках с пышными формами.
Омскую учительницу уволили после съемки в стиле пин-ап
Напомним, об этом агентстве сайт «Комсомолки» писал на днях. Там
обучают модельным премудростям фигуристых омичек. После курсов
каждая участница сдает экзамен в виде фотосессии, на которой показывает,
чему научилась за месяц. Стоит один курс 10 тысяч, и гарантий, что все
выпускницы попадут в модельный бизнес, никто не дает. Тем не менее,
омички охотно идут на обучение.
Вот и 26-летняя Виктория решила попробовать себя в новом деле.
Девушка в закрытом купальнике снялась в стиле пин-ап. Выглядит все,
прямо говоря, довольно скромно и совсем не пошло. После того как слава об
агентстве для моделей plus size разлетелась по новостным лентам, снимки
учительницы оказались во всеобщем доступе. В Интернете их-то и заметили
коллеги Поповой.
Вскоре педагога вызвала к себе на ковер завуч по воспитательной
работе, которая на тот момент исполняла обязанности директора. Викторию
попросили уволиться по собственному желанию. Та упорствовать не стала и
поставила роспись - иначе бы работать все равно не дали бы.
72
Кстати, по условиям контракта, всеми правами на злополучные
снимки владеет модельное агентство. Там комментировать ситуацию с
увольнением отказались.
Зато высказались в департаменте образования:
- В школе № 7 создан кодекс профессиональной этики педагогов,
который служит основой для формирования должной морали, этических
норм; сохранения в общественном сознании уважительного отношения к
педагогической деятельности, имиджу педагогического работника. Данный
документ согласован, в том числе, с представителями родительской
общественности.
По мнению руководства школы, Виктория Попова своим поведением
– «распространением в Интернете фотографий фривольного содержания в
целях продвижения некоего коммерческого проекта» - нанесла урон имиджу
школы и высокому званию педагогического работника.
ЗВОНОК ПЕДАГОГУ
«Комсомолка» обсудила случившееся с самой учительницей.
- Конечно, те, кто говорят, что я нарушила моральные, этические
нормы профессии, они правы. Когда я подписывала договор с агентством на
обучение, я не учла пункт, что фотографии могут использоваться,
выкладываться. Я шла туда не для того, чтобы построить карьеру модели, а
лично для себя. Чтобы поднять самооценку. И фотографии никуда
выкладывать не собиралась, планировала положить их в альбом - и все.
73
ПРИЛОЖЕНИЕ Г (справочное)
Трехрублевый
план. Почему Сергею
Лукьяненко не
везет
с
экранизациями его книг
Источник: Сноб
Автор: Саша Щипин
Главным
героем
Лукьяненко «Черновик»,
фильма,
неожиданно
поставленного
оказался
по
Кремль
роману Сергея
—
во
всех
параллельных мирах он доминирует над пейзажем и диктует свою волю
режиссеру
ЗАБРАТЬ СЕБЕ
Сергею Лукьяненко страшно не везет с кинематографом. «Дозоры»
при всех своих достоинствах — это, мягко говоря, очень вольное
переложение его книг, которые всегда были ближе к шпионским романам,
чем к апокалиптическим видениям, а «Азирис Нуна», кажется, благополучно
сгинул в какой-то временной петле, и о нем теперь вспоминают разве что как
об иллюстрации именно к этому тезису — о том, как фантасту не везет с
экранизациями. Лукьяненко давно уже всем рассказывает, что «Черновик»
гораздо ближе к первоисточнику, чем фильмы Бекмамбетова, и это правда.
Жаль только, что картину это нисколько не спасает.
«Черновик» никогда не был лучшим произведением Лукьяненко, но у
этого текста совершенно гениальное начало: молодой человек Кирилл
однажды понимает, что какая-то сила стирает его из реальности. Во внезапно
преобразившейся квартире, где за несколько часов другим стал даже кафель,
живет чужая женщина, любимая собака Кешью норовит тяпнуть за палец,
паспорт становится девственно чистым — без фотографии и штампа о
регистрации, друзья и коллеги перестают узнавать. Дольше всех держатся
родители, но и они в конце концов просят прекратить глупые шутки — нет у
них никакого сына и никогда не было. У такой ситуации есть, конечно,
74
отдельные плюсы: воруй, убивай, делай с гусями что хочешь — через пять
минут о тебе никто и не вспомнит. Однако приятного, в целом, мало, так что
главному герою остается только один путь — в башню, где, как ему
объяснили, он теперь должен работать таможенником на границе
параллельных вселенных. Кирилл, отрешившись от старого мира, стал
частью элиты человечества, называющей себя функционалами. Это
суперпрофессионалы, которые достигли в своем деле — будь то политика,
медицина или таможенное дело — невиданных высот и живут при этом чуть
ли не вечно. По крайней мере, если не слишком отдаляются от своей
функции — в данном случае башни. В обязанности Кирилла, помимо
контроля за движением через границы людей и товаров, входит открытие
миров: в башне время от времени появляются новые двери, ведущие на
другую грань реальности. Причем открываются миры в зависимости от
желания и настроения таможенника. Захотелось уюта — появился вход в
теплый ламповый (пусть и заснеженный) Кимгим, где нет нефти и газа.
Вспомнил о море и солнце — открылась дверь в лето, на безлюдный курорт.
В идеале, конечно, на этом нужно было остановиться, чтобы остаток
книги Кирилл просидел в своей башне, жмурясь на солнце, как Инек Уоллис
из «Пересадочной станции» Саймака, и взимая пошлину с путешественников,
но Заратустра такого не позволяет, так что вскоре начинается не всегда
увлекательная беготня по мирам с покушениями, похищениями и теорией
вселенского заговора. Фильм в этом отношении не слишком расходится с
книгой: есть там и башня, и Кимгим, и даже собака Кешью. Правда, Кирилл
из скромного сотрудника фирмы «Бит и Байт» превратился в гениального
гейм-дизайнера, башня от «Алексеевской» переехала к Большому Каменному
мосту, а недобрая женщина Наташа, оккупировавшая квартиру, стала строгой
блондинкой Ренатой — из-за того, видимо, что играет ее Северия
Янушаускайте, певица из сериала «Вавилон — Берлин». Несколько
изменилась и любовная линия — Кирилл теперь пытается вернуть свою
бывшую девушку, которая забыла его и подпала под мизантропическое
75
обаяние персонажа Цыганова, — но «Черновику» это, пожалуй, даже на
пользу.
Какой бы ты параллельный мир ни открыл, какой бы путь развития ни
выбрал, в центре Москвы все равно будет выситься Кремль, а в нем гореть
окошко, за которым день и ночь думает о народе мудрый усталый человек
Губит фильм другая вольность создателей: если у Лукьяненко в
параллельных мирах разной была даже география, то в экранизации рядом с
башней всякий раз оказывается Кремль. Вокруг могут ездить коляски на
паровой тяге, вкалывать одурманенные зеки или расти пальмы, но
кирпичные стены на берегу Москвы-реки продолжают стоять. Идея, в общем,
правильная, хотя и грустная — как в анекдоте про рабочего, который хотел
сделать коляску, а собирал вместо этого автомат Калашникова. То есть,
какой бы ты параллельный мир ни открыл, какой бы путь развития ни
выбрал, как бы историю ни переписал, в центре Москвы все равно будет
выситься Кремль, а в нем гореть окошко, за которым день и ночь думает о
народе мудрый усталый человек. Однако то, как все это выглядит на
большом экране, — полная катастрофа. Ничего, кроме стыда и неудобства,
такое зрелище не вызывает. Кажется, будто ребенок взял открытки с
изображением Кремля и начал разрисовывать их разноцветными
фломастерами: тут пририсуем пальмы, здесь — паровые машины, там —
китайские пагоды.
Самое обидное, что, если бы режиссер Сергей Мокрицкий не совал
повсюду «трехрублевый план» (как напоминает персонаж Евгения Ткачука,
Кремль в этом ракурсе — от Большого Каменного моста — украшал
советскую купюру), все было бы гораздо лучше. Для изображения
стимпанковского Кимгима, наркоманской Нирваны или солнечного миракурорта не нужно никакой компьютерной графики — достаточно хорошего
художника, оператора и, например, локейшн-менеджера. Но Мокрицкий,
подчеркивая на каждом шагу, что Кирилл — человек, создающий миры, сам
с этой задачей не справляется. Ведь, кажется, такой кайф — придумывать все
76
эти сказочные машины и фасоны платьев, снимать заснеженный городок или
заросшие одуванчиками поля. Но нет — всюду Кремль, и до Курского
вокзала уже никак не добраться.
При этом в фильме есть отличная графика: смертоносная матрешкатрансформер, странная вода, в которой нужно омыть руки перед переходом,
или адские муки функционала, слишком натянувшего поводок своей
функции, — все сделано замечательно. Только непонятно зачем. Здорово,
конечно, что мы так можем, но это спецэффекты ради самих спецэффектов.
Бекмамбетова позвали в Голливуд не из-за того, что у него машины по
фасаду гостиницы «Космос» ездили, а потому что он умеет придумывать
собственные миры и показывать их зрителям. В общем, силы и средства,
потраченные на все эти забавные штуки, которые не слишком важны для
сюжета, стоило бы пустить на вдумчивое и кропотливое создание
параллельных вселенных, а то получившийся продукт сильно напоминает
джакузи в хрущевке.
«Черновик» отчасти спасают актеры: Пересильд, Санько, Ткачук,
Цыганов, Васильков, Мерзликин предсказуемо прекрасны, а Никита Волков,
сыгравший главную роль, в ближайшие годы, кажется, будет у режиссеров
нарасхват — не Данилой же Козловским единым, в самом деле.
Многочисленные камео тоже, в общем, удались: в башню приходит с
инспекцией Ирина Хакамада, а в ресторане поет Ян Гэ из шоу «Голос».
Правда, остается загадкой, как можно не придумать смешную шутку про
«Ночной дозор» для Сергея Лукьяненко, встречающего в метро человека,
который похож на хлебнувшего святой воды вурдалака.
Несколько сбивает с толку драматургия — некоторых персонажей
связывают не совсем понятные взаимоотношения, сюжетные линии внезапно
обрываются, а финал вообще открыт нараспашку, — но тут, в общем, все
тоже понятно. Во-первых, у книги Лукьяненко есть продолжение, а вовторых, «Черновик» должен выйти еще как многосерийный телефильм, где
многое встанет на свои места. Это, впрочем, не оправдание: монтировать все77
таки стоило аккуратнее, а то кинофильм местами выглядит как тизер сериала.
Или как черновик — может быть, в другой вселенной все-таки есть чистовик
этого фильма — с внятным сценарием, смешными шутками и параллельными
мирами, в которых хочется жить.
78
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа