close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Чубарева Евгения Юрьевна. Противодействие коррупции: проблемы теории и практики

код для вставки
Содержание
Введение………………………………….…………………………………………..4
Глава 1. Коррупция как объект уголовно-правового воздействия……………….8
1.1 Проблемы определения коррупции в законодательстве РФ и научной
литературе……………………………………………………………………………8
1.2 Законодательное регулирование противодействия коррупции………..……15
Глава 2. Характеристика уголовно-правовых средств противодействия
коррупции…………………………………………………………………………...27
2.1 Правовые проблемы квалификации преступлений коррупционной
направленности……………………………………………………………………..27
2.2 Назначения наказаний за коррупционные преступления…………………....35
2.3 Проблемы уголовного преследования за совершение преступлений
коррупционной направленности…………………………………………………..48
Глава 3. Совершенствование уголовно-правового механизма противодействия
коррупции………………………………………………………………………..….60
3.1 Стратегические направления в механизме противодействия коррупции в
РФ………………………………………………………………………………...….60
3.2 Тенденции уголовно-правовой политики РФ в сфере противодействия
преступлениям коррупционной направленности…………………………….…..71
Заключение…………………………………………………………………...……..80
Список используемой литературы………………………………………….……..84
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
мирового
исследования.
сообщества
Жизнедеятельность
характеризуется
глобализацией
современного
экономической,
социальной, политической, культурной и иных форм интеграции государств.
Это несомненное преимущество, помогающее преодолевать многие проблемы,
следовать
эволюционным
путем,
объединяя
экономику,
торговлю,
перераспределяя рабочую силу, формируя единое мировое информационное
пространство.
Вместе с тем наряду с позитивными последствиями многие государства
сталкиваются и с общими угрозами их национальным интересам, которые
имеют обратную тенденцию - усиливают напряженность среди населения,
снижают деловую активность, нарушают основополагающие права и свободы
человека и гражданина, притесняют предпринимательскую деятельность и в
целом являются тормозом социально-экономического развития государства и
общества.
К этим явлениям и процессам относится коррупция, наряду с
терроризмом,
экстремистской
деятельностью,
нелегальным
оборотом
наркотиков и оружия. Коррупция получила распространение на значительном
мировом пространстве и относится к числу основных источников угрозы
национальной безопасности России.
Рассматривая такое опасное социально-правовое явление, как коррупция,
следует отметить, что эта проблема исторически трансформировалась, но
всегда волновала умы политических, государственных деятелей, ученых и
мыслителей различных отраслей знаний, находилась в центре внимания
государственной власти.
Феномен коррупции и коррупционного поведения части общества
остается
актуальным
противодействия,
это
и
сейчас.
негативное
Несмотря
явление
на
осуществление
продолжает
существовать,
проявляясь все в новых ухищренных формах и различных сферах.
3
мер
Тема коррупции и ответственности за коррупционные преступления
поднимается
в
ежегодных
посланиях
Президента
РФ
В.В.
Путина
Федеральному Собранию РФ. Так, например, в Послании Президента РФ В.В.
Путина Федеральному Собранию РФ на 2016 год, подчеркивается, что в рамках
предстоящих выборов в программах кандидатов в депутаты необходимое
внимание должно быть уделено и вопросам противодействия коррупции.
Коррупция – препятствие для развития России1.
Сложность
решения
задачи
эффективного
противодействия
коррупционным преступлениям обусловлена рядом объективных причин.
Данная проблема должна решаться комплексно, путем синтеза достижений
многих отраслей научных знаний.
Степень
коррупционных
научной
разработанности
преступлений
всегда
темы
привлекала
исследования.
внимание
Тема
ученых,
работающих в различных направлениях. Среди современных исследователей,
затрагивающих
в
своих
работах
тему
расследования
преступлений
коррупционной направленности можно отметить таких, как Абрамовская О.Р.,
Алабердеев Р.Р., Андреева Л.А., Бугаевская Н.В., Волков К.А., Гончаренко Г.С.,
Давитадзе М.Д., Жадан В.Н., Коваль А.В., Майоров А.В., Максимов С.В.,
Паршин И.С., Ряшенцев Н.М., Яровая И.А. и др.
Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать уголовноправовые средства противодействия коррупции.
Достижение указанной цели возможно при решении следующих задач:
 Исследовать проблемы определения коррупции в законодательстве РФ и
научной литературе
 Изучить законодательство, регулирующее противодействия коррупции
 Проанализировать правовые проблемы квалификации преступлений
коррупционной направленности
 Изучить
особенности
назначения
наказаний
за
коррупционные
Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 01.12.2016 // СПС «Консультант Плюс».
1
4
преступления
 Проанализировать проблемы уголовного преследования за совершение
преступлений коррупционной направленности
 Исследовать стратегические направления в механизме противодействия
коррупции в РФ
 Изучить
тенденции
уголовно-правовой
политики
РФ
в
сфере
противодействия преступлениям коррупционной направленности
Объектом исследования выступают правовые отношения, возникающие
в процессе противодействия коррупции.
Предмет исследования составляет комплекс проблем научного и
прикладного характера, связанных с уголовно-правовым противодействием
коррупции
Нормативно-правовую
действующего
российского
базу
исследования
законодательства,
а
составляют
именно
нормы
положения
международно-правовых актов, касающиеся участия прокурора в досудебном
производстве, Конституции РФ, Уголовного кодекса РФ, Федерального закона
от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», нормы иного
законодательства, Указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации
№ 744/11 и Министерства внутренних дел Российской Федерации № 3 от
31.12.2014 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса
Российской Федерации, используемых при формировании статистической
отчетности» и иные ведомственные акты.
Методами научного исследования явились общенаучный диалектический
метод познания, а также комплексное применение таких методов исследования,
как анализ, исторический, формально-логический, сравнительно-правовой,
системно-структурный.
Эмпирическую основу исследования составили статистические данные
Министерства
Внутренних
Дел
Российской
Федерации,
Генеральной
прокуратуры РФ о преступности в коррупционной сфере за 2008-2015 гг.,
материалы Постановлений и Определений Конституционного Суда РФ,
5
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013
№ 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных
коррупционных преступлениях», а также проекты федеральных законов
№216592-3 "Основы законодательства об антикоррупционной политике",
№164749-3 "Основы законодательства об антикоррупционной политике".
Теоретическая значимость исследования состоит в комплексном
изучении
особенностей
предупреждения
преступлений
коррупционной
направленности, результаты которого могут быть использованы в дальнейшем
для совершенствования законодательства.
Практическая
значимость
работы
может
быть
определена
ее
прикладным характером и заключается, прежде всего, в том, что положения и
выводы, сделанные в ходе исследования могут быть использованы в подготовке
учебной, методической и научной литературы, а также в учебном процессе.
Структура магистерской работы обусловлена целью, задачами,
объектом и предметом исследования. Работа состоит из введения, трех глав,
заключения, списка использованной литературы и приложений.
6
ГЛАВА 1. КОРРУПЦИЯ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО
ВОЗДЕЙСТВИЯ.
1.1 Проблемы определения коррупции в законодательстве РФ и научной
литературе
Коррупция
- сложное социальное и правовое явление. Многие
исследователи подчеркивают комплексный, системный характер этого понятия.
Справедливо связывают его со всеми социальными процессами данного
общества, с. учетом социально-политических, демографических, национальнопсихологических
и
этнических
особенностей
конкретной
страны
или
государства. Некоторые исследователи говорят о коррупции как о целой
относительно самостоятельной правовой науке и учебной дисциплине корруптологии, вкладывая в это понятие «пути совершенствования уголовной
политики и. законодательства о воздействии на организованную преступность и
коррупцию»1.
Как у всякого сложного социального явления, у коррупции не существует
единственного определения.
Как правило, в. научной литературе выделяются два подхода к понятию
коррупции. Первый подход делает акцент на коррупции как социальном
явлении, порожденном социальными противоречиями общества, государства,
его властных структур. И в этом плане под коррупцией понимается не только и
не столько определенное преступное поведение государственного чиновника
или должностного лица, сколько определенное социальное зло, неизбежно
присущее данной социальной системе и данному государству2.
И подобные определения, по сути дела, указывают на коренные причины
этого социального явления. В этих случаях коррупция именуется как «простое
определение», означающее подкупаемость и продажность государственных
чиновников, должностных лиц, а также общественных и. политических
Фадеев А. В. Социальная обусловленность антикоррупционного законодательства //
Социология власти. «№ 1. 2011.
2
Овсянникова А. С. Коррупция как социальное явление // Ученые записки Российского
государственного социального университета. № 4. 2011.
1
7
деятелей. Подобные определения даются рядом авторов1. Акцент в этих
определениях делается на субъектов данного явления, преступное поведение
которых определяется некоторыми авторами как правонарушение со стороны
должностных
лиц
органов
государственной
власти
и.
местного
самоуправления.
Чаще всего под коррупцией (в узком смысле слова) понимают ситуацию,
когда должностное лицо принимает противоправное решение (иногда решение,
морально неприемлемое для общественного мнения), из которого извлекает
выгоду некоторая вторая сторона (например, фирма, обеспечивающая себе
благодаря этому решению государственный заказ вопреки установленной
процедуре), а само должностное лицо получает незаконное вознаграждение от
этой стороны. Характерные признаки данной ситуации: принимается решение,
нарушающее закон или неписаные общественные нормы, обе стороны
действуют по обоюдному согласию, обе стороны получают незаконные выгоды
и. преимущества, обе стараются скрыть свои действия2.
Государственная коррупция существует постольку, поскольку чиновник
может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами путем принятия или
непринятия тех или иных решений. В число таких ресурсов могут входить
бюджетные средства, государственная или муниципальная собственность,
государственные заказы или льготы и т.п. Собирая штрафы, налоги или иные
предусмотренные законом платежи, чиновник также распоряжается не
принадлежащими ему ресурсами: если штраф (сбор) законен, то его
собственник - государственная казна, если не законен-то это собственность
того лица, которого пытается обобрать чиновник.
Государственный служащий обязан принимать решения, исходя из целей,
установленных правом (конституцией, законами и другими нормативными
актами) и общественно одобряемыми культурными и. моральными нормами.
Лаптев Р. А. Понятие и виды коррупции как социального и исторического явления //
Молодой ученый № 18.2014.
2
Евстратьев В. Ю. Коррупция в России // Среднерусский вестник общественных наук. №
4.2015.
1
8
Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными
интересами должностного лица, воплощенными в конкретных действиях. Этого
условия
достаточно,
чтобы
характеризовать
такое
явление,
как
злоупотребление служебным положением в. корыстных целях. Между этим
явлением и. коррупцией грань весьма размытая. Очень редко должностное лицо
может извлечь незаконную выгоду из своего служебного положения, действуя
изолированно, не вовлекая в. свою противоправную деятельность других
людей, как это бывает, например, при сокрытом от других присвоении
материальных ценностей, не принадлежащих чиновнику. В таких случаях
обычно не говорят о коррупции.
В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка,
разработанном межрегиональным семинаром Генеральной Ассамблеи ООН
1979 г. (Гавана, 1990 г.) по проблемам коррупции, последняя была определена
как злоупотребление служебным положением для достижения личной или
групповой
выгоды,
а
также
незаконное
получение
государственными
служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением1.
С.П.
Глинкина
считает,
что
коррупция
является
намеренным
несоблюдением принципа независимости сторон с целью получения за счет
такого поведения каких-либо преимуществ для себя или для других лиц, с
которыми установлены личные отношения2.
В.Ф. Кузнецова понимает под коррупцией подкуп должностных лиц
государства.
По
мнению
Д.
Бейли,
коррупция
представляет
собой
злоупотребление властью в результате ее использования в личных целях,
которые не обязательно должны быть материальными. К. Фридрих считает, что
коррупция
-
это
отклоняющееся
поведение,
соединенное
с.
частной
"Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка" (Принят 17.12.1979
Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) из
информационного банка "Международное право" // СПС «Консультант - Плюс».
2
Глинкина с. П. К вопросу о феномене коррупции // Государство и право. №1. 2015.
1
9
мотивацией, означающей, что частные (индивидуальные, групповые) цели
преследуются за публичный счет1.
Б.В.
Волженкин
приводит
многочисленные
определения
понятия
коррупции как отечественных, так и зарубежных авторов. Он определяет
коррупцию как «социальное явление, заключающееся в разложении власти,
когда
государственные
(муниципальные)
служащие
и
иные
лица,
уполномоченные на выполнение государственных функций, используют свое
служебное положение, статус и авторитет занимаемой должности в корыстных
целях для личного обогащения или в групповых интересах»2.
Зарубежные авторы нередко особо подчеркивают обусловленность
многообразия определений понятия коррупции существенными различиями в
социальных системах различных стран. Тем самым они указывают на прямую
связь понятия коррупции как социального явления и как преступления с
сущностью социального строя и национально-государственного устройства
конкретного государства.
Термин
"коррупция"
постепенно
внедряется
в
европейское
континентальное законодательство3 через международные конвенции, на
процесс
подготовки
которых
сильно
повлияли
юристы
из
стран
англосаксонской семьи общего права. Круг деяний, относимых, например, в
Германии к уголовно наказуемой коррупции, легче всего определить исходя из
определения понятия коррупции в законодательстве: в каких пределах оно
устанавливает границы коррупции. Уголовное законодательство Германии, как
и большинства других европейских государств, такого определения не
содержит. Это неудивительно, поскольку дать чисто юридическое определение
такому сугубо социальному понятию и явлению, как коррупция, вряд ли
возможно в принципе. Ведь коррупция - это существующая в обществе
Будатаров С. М. Понятие коррупции в российском законодательстве и юридической
литературе //Вестник Томского государственного университете № 359.2013.
2
Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 2000.
3
Например, в УК Польши 1997 г. соответствующие деяния (ст. 228, 229, 230 и 230-a)
названы
уже
преступлениями
коррупции
(przestepstwa
korupcji).//
URL:
http://isfic.info/ugkurs2/naumov111.htm
1
10
продажность
и
подкупность
должностных
лиц,
в
первую
очередь
государственных чиновников; юридизировать это понятие по-настоящему пока
не удалось.
Отсутствие определения данного понятия даже в Конвенции ООН 2003 г.
против коррупции в этом смысле очень показательно. И лишний раз заставляет
нас
признать,
что,
будь
такое
понятие
сформулировано
на
уровне
международных документов, оно могло бы послужить надежным ориентиром
для
обозначения
круга
подлинно
коррупционных
преступлений.
В
сложившейся ситуации Уголовный кодекс Германии, как и УК Российской
Федерации, а равно уголовное законодательство ведущих стран мира, содержит
и карает лишь отдельные проявления коррупции (дача взятки, получение взятки
и проч.), требующие от государства быстрой реакции средствами уголовного
права как крайним средством (ultima ratio)1.
Попытки дать юридическое определение коррупции предпринимались и в
германской науке уголовного права. Например, в 1998 г. германский
исследователь профессор П. Боттке попытался дать юридическое определение
понятия коррупции, указав, что это «материальное действие по тайному
сговору носителей особой власти и лиц, не являющихся носителями власти,
относительно
получения
обоюдной
выгоды,
которая
дезоптимирует
предпосылки нормального функционирования нацеленных на обязательный
результат подсистем в обществе»2.
Полагаем, что такое избыточно широкое и потому не вполне четкое
определение не очерчивает границы действительно опасных коррупционных
деяний. Кроме того, такое определение способно поглотить общественно
опасные деяния, никакого отношения к коррупции не имеющие, а равно
действия, лежащие за пределами уголовного права. К примеру, вполне
правомерный договор двух банкиров, заключенный в экономически спокойное
время и нацеленный на получение обоюдной выгоды, может в условиях
Там же
Качелин М.С. Международно-правовое противостояние отмыванию денежных средств и
организованной преступности в контексте борьбы с коррупцией // Налоги. 2010. N 18.
1
2
11
наступившего позже кризиса дезоптимировать те самые предпосылки, о
которых упоминал автор рассматриваемого определения профессор П. Боттке.
В испанском законодательстве нет закрепленного понятия коррупции, но
проблема, с ней связанная, тем не менее стоит очень остро, и в настоящее время
развернуты активные меры по борьбе с ней. Испанское правительство
профинансировало исследование, проведенное учеными из университета ЛаЛагуна, с целью выявления регионов страны, которые наиболее подвержены
коррупции. В результате выявлено, что в большой части муниципалитетов
страны местные чиновники были уличены в коррумпированности. По мнению
большинства специалистов, наиболее коррумпированными стали Андалусия и
Валенсия, при этом Мурсия занимает первое место по числу нарушений, далее
следуют Канарские и Балеарские острова, а также Астурия1.
Однако общая для европейских стран проблема, связанная с коррупцией,
это не обязательно взятка наличными или иным способом некому чиновнику за
то, что он примет то или иное решение. Главное в испанской и в целом в
европейской коррупции - непрозрачность отношений между бизнесом и
общественными деятелями, а одна из проблем - отсутствие правил при
пожертвованиях политическим партиям. Считается, что в демократических
странах нежелательно, чтобы такие пожертвования были анонимными и
неограниченными, а также должен существовать "потолок" для таких
пожертвований и, прежде всего, "прозрачность отношений", чтобы избегать
конфликтов экономических интересов, а впоследствии - "отдача долга",
который народные избранники возвращают тем, кто поддерживал их
финансами, причем необязательно в денежном эквиваленте.
Определенный итог теоретическим рассуждениям ученых и специалистов
был сделан при разработке Федерального закона «О противодействии
коррупции». В этом федеральном законе законодателем было дано в. ст. 1
следующее определение коррупции.
Коррупция:
1
URL: http://isfic.info/ugkurs2/naumov111.htm
12
а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение
взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное
незаконное использование физическим лицом своего должностного положения
вопреки законным интересам общества и государства в целях получения
выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного
характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо
незаконное
предоставление
такой
выгоды
указанному
лицу
другими
физическими лицами;
б) совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от
имени или в интересах юридического лица1.
По мнению автора работы, учитывая, что данное определение явилось
определенным подведением итогов многолетних дискуссий, значительная часть
которых отражена в настоящем параграфе, следует согласиться с существом
приведенного определения. И в дальнейшем, учитывая уровень коррупции в
России, при определении путей и направлений противодействия коррупции
следует, безусловно, отталкиваться в. практической деятельности органов
государства, ведущих борьбу с коррупцией, от приведенного определения,
несмотря на возможную, быть может, его неполноту отражения тех или иных
признаков этого опасного социально-правового явления.
Таким образом, коррупция является одной из серьезных проблем как для
развития любого государства, так и для всего международного сообщества.
Основными
направлениями
противодействия
коррупции
являются:
установление уголовной ответственности физических лиц за совершение
преступлений коррупционной направленности; установление обязанностей и
ограничений
для
государственных
и
муниципальных
служащих;
декларирование доходов и имущества государственных и муниципальных
служащих и членов их семей, а также контроль за соотношением доходов и
расходов; меры по контролю за использованием бюджетных средств и средств
ФЗ РФ от 25.12.2008 № 273-ФЗ (в редакции от 03.04.2017)
коррупции» // СПС «Консультант - Плюс».
1
13
«О противодействии
внебюджетных
фондов;
антикоррупционная
экспертиза
проектов
законодательных и нормативных правовых актов.
1.2 Законодательное регулирование противодействия коррупции
Хотя первое упоминание в нормативных правовых актах слова
"коррупция"
встречается
государственном
в
уровне
1956
не
г.1,
вопросы
взяточничеству,
противодействия
не
на
злоупотреблению
должностными полномочиями, а именно коррупции в современной России
были подняты в Указе Президента РФ от 4 апреля 1992 г. N 361 "О борьбе с
коррупцией в системе государственной службы"2. Абзац 1 данного Указа
констатировал, что "коррупция в органах власти и управления ущемляет
конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои
и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата,
извращает принципы законности, препятствует проведению экономических
реформ".
В соответствии с п. 2 данного Указа служащим государственного
аппарата
запрещалось
заниматься
предпринимательской
деятельностью;
оказывать любое не предусмотренное законом содействие физическим и
юридическим лицам с использованием своего служебного положения в
осуществлении
предпринимательской деятельности
и получать за
это
вознаграждение, услуги и льготы; выполнять иную оплачиваемую работу на
условиях совместительства (кроме научной, преподавательской и творческой
деятельности), а также заниматься предпринимательской деятельностью через
посредников,
а
равно
быть
поверенным
у
третьих
лиц
по
делам
государственного органа, в котором он состоит на службе; самостоятельно или
через
представителя
принимать
участие
в
управлении
акционерными
Правила русской орфографии и пунктуации (утв. АН СССР, Минвузом СССР, Минпросом
РСФСР 1956). М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства
просвещения РСФСР, 1956. 176 с.
2
Указ Президента РФ от 4 апреля 1992 г. N 361 "О борьбе с коррупцией в системе
государственной службы" (утратил силу с 28 июня 2005 г. в связи с изданием Указа
Президента РФ от 28 июня 2005 г. N 736) // Российская газета. 1992. 7 апреля.
1
14
обществами, товариществами с ограниченной ответственностью или иными
хозяйствующими субъектами. В качестве санкции за нарушение указанных
требований предусматривались освобождение от занимаемой должности, а
также иная ответственность в соответствии с действующим законодательством.
В 1992 г. под руководством Председателя Правительства Российской
Федерации в соответствии с распоряжением Правительства Российской
Федерации
от
17
сентября
1992
г.
N
1761-р1
впервые
создана
Правительственная комиссия по вопросам борьбы с коррупцией в системе
государственной службы. В ее задачи входили рассмотрение вопросов и
выработка предложений, направленных на борьбу с коррупцией в системе
государственной службы, и организация финансово-правового контроля
хозяйственной деятельности в важнейших отраслях экономики.
В 2004 г. вступает в силу Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ
"О
государственной
гражданской
службе
Российской
Федерации"2,
устанавливающий обновленную систему ограничений и запретов, с которым
связано прохождение государственной и муниципальной службы3.
Новый импульс противодействию коррупции был придан в 2006 г.
ратификацией Российской Федерацией Конвенции Организации Объединенных
Наций против коррупции от 31 октября 2003 г.4 и Конвенции об уголовной
ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г.5 Спустя почти два года
Распоряжение Правительства РФ от 17 сентября 1992 г. N 1761-р "Об образовании
Правительственной комиссии по вопросам борьбы с коррупцией в системе государственной
службы" // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. N 13. Ст. 1071.
2
Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе
Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.
3
О системе ограничений и запретов см. подробно: Хабибулина О.В. К вопросу о видах
запретов для государственных служащих Российской Федерации // Административное право
и процесс. 2016. N 3. С. 24 - 31.
4
См.: Федеральный закон от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ "О ратификации Конвенции
Организации Объединенных Наций против коррупции" // СЗ РФ. 2006. N 12. Ст. 1231.
5
См.: Федеральный закон от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ "О ратификации Конвенции об
уголовной ответственности за коррупцию" // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1.). Ст. 3424. См.:
Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции
Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции
1
15
принимается Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О
противодействии
совершение
коррупции"1,
коррупционных
предусматривающий
правонарушений
ответственность
физическими
за
лицами
(независимо от гражданства), установленную в виде отсылки к уголовной,
административной, гражданско-правовой и дисциплинарной ответственности в
ст. 13.
С этого момента начинается процесс активного нормотворчества вводятся и уточняются ограничения, расширяются перечни лиц, подпадающих
под их действие, ведутся активные дискуссии о необходимости ужесточения
санкций за коррупционные правонарушения. В этом контексте необходимо
обратиться к существующим теоретическим разработкам как в области права,
так и в иных областях знаний. Применение статистических методов
исследования показывает ширину охвата антикоррупционной
тематики
исследований, что может представлять известные сложности.
Чаще всего коррупция определяется через перечень коррупционных
деяний, как это сделано в Конвенции ООН против коррупции 2003 года. При
этом Конвенция ООН против коррупции относит к субъектам коррупции любое
лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию или предоставляющее
какую-либо публичную услугу.
Федеральный закон от 25 декабря 2008 года "О противодействии
коррупции" перенял этот подход, определяя коррупцию через перечисление
известных уголовному законодательству России преступлений. Коррупция это:
а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение
взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное
незаконное использование физическим лицом своего должностного положения
вопреки законным интересам общества и государства в целях получения
об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием
Федерального закона "О противодействии коррупции" // СЗ РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6235.
1
Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // СЗ
РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6228.
16
выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного
характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо
незаконное
предоставление
такой
выгоды
указанному
лицу
другими
физическими лицами;
б) совершение вышеперечисленных деяний от имени или в интересах
юридического лица.
Согласно
данному
определению,
субъектом
коррупции
является
физическое лицо (то есть данным понятием охватываются и случаи "бытовой"
коррупции), в то время как сам Закон содержит меры по противодействию
коррупции лишь в отношении государственных и муниципальных служащих.
Вообще, для системного урегулирования противодействия коррупции в
свое время был разработан целый пакет законодательных актов. Помимо
названного Закона о противодействии коррупции, это Федеральный закон от 25
декабря 2008 года N 274-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные
акты
Российской
Федерации
в
связи
с
принятием
Федерального закона "О противодействии коррупции" и Федеральный закон от
25 декабря 2008 года N 280-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией
Конвенции Организации Объединенных Наций от 31 октября 2003 года против
коррупции и Конвенции от 27 января 1999 года об уголовной ответственности
за коррупцию и принятием Федерального закона "О противодействии
коррупции".
Противодействие коррупции за последнее десятилетие стало одним из
направлений
административной
реформы
и
постепенно
"обрастало"
нормативной массой1. Это и международно-правовые акты, и нормативные
акты о государственной и муниципальной гражданской службе, в том числе
президентские
указы
о
декларировании
доходов
государственными
служащими, и законодательство об ответственности. Превентивный аспект
Талапина Э.В. Государственное управление в информационном обществе (правовой
аспект): монография. М.: Юриспруденция, 2015
1
17
выделяется особо, и информационная открытость играет здесь ключевую роль.
Так, согласно ст. 3 Федерального закона от 25 декабря 2008 года "О
противодействии коррупции" одним из принципов противодействия коррупции
является публичность и открытость деятельности государственных органов и
органов местного самоуправления.
К сожалению, Федеральный закон от 25 декабря 2008 года "О
противодействии коррупции" принимался как рамочный и компромиссный, а
потому "грешит" декларациями; конкретных механизмов ему явно недостает. И
все же один из инструментов, связанный с качеством правовой информации,
Законом упоминается. Имеется в виду антикоррупционная экспертиза правовых
актов, о которой речь пойдет ниже.
Специализированные акты в сфере противодействия коррупции уделяют
достаточно внимания информационной составляющей. Так, в Конвенции ООН
против коррупции от 31 октября 2003 года выделены три направления в
противодействии коррупции, связанные с информацией:
1) ст. 9 "Публичные закупки и управление публичными финансами"
предусматривает а) публичное распространение информации, касающейся
закупочных процедур и контрактов на закупки, включая информацию о
приглашениях к участию в торгах и надлежащую или уместную информацию о
заключении контрактов, с тем чтобы предоставить потенциальным участникам
торгов достаточное время для подготовки и представления их тендерных
заявок; б) установление заблаговременно условий участия, включая критерии
отбора и принятия решений о заключении контрактов, а также правила
проведения торгов, и их опубликование;
2) ст. 10 "Публичная отчетность" - меры для усиления прозрачности в его
публичной администрации, в том числе применительно к ее организации,
функционированию и, в надлежащих случаях, процессам принятия решений, в
том числе а) принятие процедур или правил, позволяющих населению получать
в надлежащих случаях информацию об организации, функционировании и
процессах принятия решений публичной администрации и, с должным учетом
18
соображений защиты частной жизни и личных данных, о решениях и
юридических актах, затрагивающих интересы населения; б) упрощение
административных
процедур
в
надлежащих
случаях
для
облегчения
публичного доступа к компетентным органам, принимающим решения; и в)
опубликование информации, которая может включать периодические отчеты об
опасностях коррупции в публичной администрации;
3) ст. 13 "Участие общества" - участие общества должно укрепляться при
помощи таких мер, как: а) усиление прозрачности и содействие вовлечению
населения в процессы принятия решений; б) обеспечение для населения
эффективного доступа к информации; в) проведение мероприятий по
информированию
населения,
способствующих
созданию
атмосферы
нетерпимости в отношении коррупции, а также осуществление программ
публичного
образования,
включая
учебные
программы
в
школах
и
университетах; г) уважение, поощрение и защита свободы поиска, получения,
опубликования и распространения информации о коррупции.
Федеральный закон "О противодействии коррупции" затрагивает как
чисто информационный аспект (комплексное использование политических,
организационных,
информационно-пропагандистских,
социально-
экономических, правовых, специальных и иных мер; обмен информацией по
вопросам противодействия коррупции с международными организациями,
обеспечение
независимости
специализированные
средств
информационные
массовой
информации),
механизмы:
обеспечение
так
и
доступа
граждан к информации о деятельности федеральных органов государственной
власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и
органов местного самоуправления; опубликование сведений о доходах, об
имуществе и обязательствах имущественного характера государственных и
муниципальных служащих.
Национальная
стратегия
противодействия
коррупции
(утверждена
Указом Президента РФ от 13 апреля 2010 года) уточняет информационные
мероприятия: необходимо внедрить в деятельность федеральных органов
19
государственной
власти,
иных
государственных
органов,
органов
государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного
самоуправления инновационные технологии, повышающие объективность и
обеспечивающие прозрачность при принятии законодательных (нормативных
правовых) актов Российской Федерации, муниципальных правовых актов и
управленческих
решений,
а
также
обеспечивающие
межведомственное
электронное взаимодействие указанных органов и их взаимодействие с
гражданами и организациями в рамках оказания государственных услуг 1.
В Конвенции ООН против коррупции 2003 г. приводится перечень
деяний,
которые
государства
участники
-
Конвенции
обязуются
криминализовать в национальном уголовном законодательстве. К ним
относятся: подкуп национальных и иностранных публичных должностных лиц
и должностных лиц публичных международных организаций; хищение,
неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества
публичным должностным лицом; злоупотребление влиянием в корыстных
целях; злоупотребление служебным положением; незаконное обогащение;
подкуп в частном секторе; хищение имущества в частном секторе,
находящегося в ведении лица в силу его служебного положения; легализация
преступных доходов; сокрытие или непрерывное удержание имущества, если
лицу известно, что оно получено в результате совершения коррупционного
преступления; воспрепятствование осуществлению правосудия2.
Статья 12 Конвенции предусматривает общую обязанность государствучастников принять меры по предупреждению коррупции в частном секторе и
установить ответственность за несоблюдение таких мер. Кроме того, в статье
12
содержатся
положения,
конкретизирующие
возможные
меры
по
предупреждению коррупции. Ряд предлагаемых мер непосредственно связан с
развитием антикоррупционного комплаенс-контроля в компаниях.
Национальная стратегия противодействия коррупции (утверждена Указом Президента РФ
от 13 апреля 2010 года №460)// СПС КонсультантПлюс
2
"Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции" (принята в г. НьюЙорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной
Ассамблеи ООН)// СПС Консультант Плюс
1
20
К числу таких мер прежде всего можно отнести установление
обязанности государств содействовать разработке стандартов и процедур,
предназначенных
для
обеспечения
добросовестности
в
работе
соответствующих частных организаций, включая кодексы поведения для
правильного, добросовестного и надлежащего осуществления деятельности
предпринимателями и представителями всех соответствующих профессий.
Такая формулировка не требует от государств на законодательном уровне
обязать частные компании внедрять антикоррупционный комплаенс-контроль,
однако предполагает, на наш взгляд, принятие рекомендательных нормативных
правовых актов, содействующих компаниям в разработке кодексов поведения
или кодексов деловой этики, а также иных необходимых внутренних
документов, направленных на предотвращение коррупции. Представляется, что
содействие в разработке стандартов и процедур должно включать и
определенную просветительскую деятельность государственных органов, в
частности информирование компаний и предпринимателей о положениях
международно-правовых
законодательства,
актов
разъяснение
и
национального
целей
принятия
антикоррупционного
компаниями
кодексов
поведения или деловой этики, антикоррупционных политик и их практического
значения в защите компаний от преступлений коррупционной направленности
и ущерба, который может быть нанесен компаниям такими преступлениями.
Статья также обязывает государства принять нормы, направленные на
предотвращение конфликта интересов. В результате такие нормы вошли как в
законодательство
государств,
антикоррупционные
политики
так
и
в
компаний.
кодексы
Кроме
деловой
того,
этики
и
предусмотрено
установление обязательной идентификации юридических и физических лиц,
причастных к созданию корпоративных организаций и управлению ими. В
настоящее время идентификация учредителей и руководителей в обязательном
порядке осуществляется при регистрации юридических лиц в государствах участниках
Конвенции.
Компании
предусматривают
идентификацию
контрагентов в качестве обязательного раздела в своих антикоррупционных
21
политиках. Наконец, Конвенция устанавливает обязанность государств ввести
ограничения в отношении профессиональной деятельности бывших публичных
должностных лиц. Данная норма направлена на предотвращение возможного
злоупотребления со стороны бывших публичных должностных лиц при
трудоустройстве и в процессе работы. Нередко такие лица располагают
значительным объемом служебной информации, которая после перехода в
частный бизнес может быть использована против конкурентов, а также,
возможно, в ущерб интересам государства.
В
национальном
уголовном
и
специальном
антикоррупционном
законодательстве можно выделить несколько основных отличий. Первое
отличие заключается в том, распространяется ли понятие коррупции на деяния,
совершаемые в частном секторе, в рамках отношений между частными
компаниями. В одних государствах понятие коррупции охватывает только
преступления, совершаемые публичными служащими с использованием их
служебного положения и возможностей1. В других государствах в понятие
коррупции включается и коммерческий подкуп. Второе отличие заключается в
определении в законодательстве понятия "публичный служащий", который
может являться субъектом преступлений коррупционной направленности и на
которого
распространяются
специальные
профилактические
меры
и
ограничения. К публичным служащим могут относиться исключительно
сотрудники государственных и муниципальных органов власти. Многие
государства придерживаются более широкого подхода, относя к публичным
служащим также руководителей и сотрудников организаций, выполняющих
отдельные государственные функции, и государственных компаний. В
некоторых странах в категорию публичных служащих включаются также
работники государственных и муниципальных образовательных и медицинских
учреждений. Третье отличие касается ответственности юридических лиц. В
зависимости от правовой системы юридические лица могут нести уголовную
Лаврентьева О.О. Принципы противодействия коррупционным правонарушениям в системе
государственной гражданской службы // Административное и муниципальное право. 2015. N
11. С. 1188
1
22
или административную ответственность за совершение их руководителями и
сотрудниками
преступлений
коррупционной
направленности.
Четвертое
отличие заключается в том, насколько широко государства распространяют
свою юрисдикцию в отношении преступлений коррупционной направленности,
совершаемых за пределами их государственной территории. Пятое отличие
состоит в том, включаются ли в понятие коррупции незначительные
стимулирующие выплаты публичным служащим за выполнение их обычных
функций в установленные сроки (facilitation payments).
В качестве основных общих причин существования коррупции, на наш
взгляд, можно выделить:
- исторические и культурные особенности механизмов принятия решений
в отдельных странах или регионах, в частности особую роль родственных и
клановых связей, традиции подарков и (или) выплат лицам, занимающим
определенное положение в структуре общества;
- низкий уровень оплаты труда государственных и муниципальных
служащих, толкающий их на поиск дополнительных источников доходов;
-
неэффективное
выполнения
правовое
государственных
регулирование
функций,
низкий
и
(или)
уровень
организацию
квалификации
государственных и муниципальных служащих, не позволяющие гражданам и
организациям реализовывать свои законные права и получать государственные
услуги без коррупционных выплат;
-
отсутствие
или
недостаточную
эффективность
контроля
за
выполнением государственных функций и расходованием бюджетных средств;
-
отсутствие
или
низкую
эффективность
специального
антикоррупционного законодательства, в том числе контроля за соотношением
доходов и расходов публичных служащих;
- низкую эффективность работы правоохранительных органов по борьбе с
коррупционными
преступлениями,
незначительный
риск
уголовного
преследования и, как следствие, складывающееся у преступников ощущение
вседозволенности;
23
-
неразвитость
международно-правовой
базы
сотрудничества
с
зарубежными правоохранительными органами в борьбе с преступлениями
коррупционной направленности;
-
неразвитость
институтов
гражданского
общества,
механизмов
общественного контроля;
- отсутствие свободы прессы.
Основными направлениями противодействия коррупции традиционно
являются: установление уголовной ответственности физических лиц за
совершение преступлений коррупционной направленности; установление
обязанностей и ограничений для государственных и муниципальных служащих;
декларирование доходов и имущества государственных и муниципальных
служащих и членов их семей, а также контроль за соотношением доходов и
расходов; меры по контролю за использованием бюджетных средств и средств
внебюджетных
фондов;
антикоррупционная
экспертиза
проектов
законодательных и нормативных правовых актов. Как видно из приведенного
перечня мер, основной упор делался на контрольные меры в публичной сфере,
препятствующие получению взяток и совершению иных коррупционных
преступлений
нормативных
государственными
актах
содержатся
и
муниципальными
отдельные
элементы
служащими.
В
противодействия
коррупции с информационной составляющей, что однако не представляет из
себя никакой системы1.
Таким образом, любое законодательство реализуют (применяют и т.д.)
люди, которые должны видеть результаты антикоррупционной деятельности в
виде эффективного наказания коррупционеров и поощрения лиц, честно
выполняющих свой служебный и общественный долг. Таким образом,
противодействие коррупции должно предусматривать антикоррупционные
меры и меры борьбы с коррупционерами. В связи с этим гармонизация
Иванов Э.А. Антикоррупционный комплаенс-контроль в странах БРИКС: монография. М.:
Юриспруденция, 2015
1
24
антикоррупционного
законодательства
необходимое дело.
25
России
безусловно,
важное
и
ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ
СРЕДСТВ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
2.1 Правовые проблемы квалификации преступлений
коррупционной направленности
Квалификация преступления, т.е. установление соответствия данного
конкретного деяния признакам того или иного состава преступления,
предусмотренного уголовным законом1, является одним из важнейших понятий
науки уголовного права. Правильная квалификация преступления является
гарантией осуществления правосудия в строгом соответствии с законом.
Правовые
последствия
квалификации
разнообразны.
Во-первых,
квалификация преступления по соответствующей статье Уголовного кодекса
РФ влияет на вид и размер назначаемого судом наказания или иной меры
уголовно-правового
воздействия.
Только
правильная
квалификация
совершенного преступного деяния, в результате которой назначается наказание
в пределах санкции соответствующей статьи Особенной УК РФ, позволяет
говорить о справедливости назначенного наказания. Статья УК РФ определяет
именно принцип справедливости основополагающим при назначении наказания
и иных мер уголовно-правового воздействия.
Ошибка в квалификации и, как следствие, назначение более мягкого
наказания
могут
ослабить
эффективность
борьбы
с
соответствующей
категорией преступлений, поскольку законодатель закрепил для конкретного
вида преступлений именно те правовые последствия, которые он счел наиболее
оптимальными для борьбы с данным видом противоправных деяний.
Во-вторых, квалификация преступления влечет ряд процессуальных
последствий.
Так,
в
зависимости
от
статьи
УК
РФ,
по
которой
квалифицировано то или иное преступное деяние и в соответствии с которой
См., например: Герцензон А.А. Квалификация преступления. М., 1947. С. 4; Трайнин А.Н.
Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 6; Куринов Б.А. Научные основы
квалификации преступлений. М., 1984; Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс
лекций. М., 1996.
1
26
установлены характер и тяжесть совершенного преступления, определяются
вид уголовного преследования (ст УПК РФ), форма предварительного
расследования (ст УПК РФ), подсудность (ст. 31 УПК РФ) и подследственность
(ст УПК РФ) уголовных дел. Предварительная квалификация влияет также на
порядок возбуждения уголовного дела (ст. ст. 146 - 147 УПК РФ).
В-третьих, квалификация преступления существенна с точки зрения
криминологии и судебной статистики, которые, обобщая данные о состоянии и
динамике преступности, служат исходным материалом при формировании
социально-политических
выводов
преступностью,
числе
в
том
о
о
необходимых
внесении
мерах
изменений
борьбы
в
с
уголовное
законодательство.
Самостоятельную проблему квалификации представляет уголовноправовая оценка деяний коррупционной направленности. Данные преступления
нарушают нормальную деятельность властных и управленческих структур,
подрывают их престиж и тем самым угрожают национальной безопасности
государства.
Кроме
того,
совершение
преступлений
коррупционной
направленности часто принимает устойчивые формы (совершаются в составе
организованных групп, преступных сообществ) и сочетается с другими
тяжкими и особо тяжкими преступлениями, как то: хищениями имущества,
легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и др.
Несмотря
на
то
что
количество
совершаемых
преступлений
коррупционной направленности за последние годы несколько снизилось, все же
оно остается еще высоким. Так, в 2015 г. по стране зарегистрировано свыше 32
тыс. подобных преступлений (рост на 1% по сравнению с 2014 г.). При этом
существенно возросло количество таких наиболее опасных деяний, как
взяточничество (14 тыс., рост на 13%), в том числе совершенных
организованными группами, в крупном и особо крупном размере1.
См.: Словами о делах // Российская газета. 2016. 28 апр.; Кривая роста // Российская газета.
2012. 27 сент.
1
27
Согласно общественному мнению, на сегодняшний день уровень
коррумпированности ряда государственных и общественных институтов
страны остается довольно высоким: в первую очередь среди сотрудников
органов ГИБДД, полиции, в сфере здравоохранения1.
Вместе с тем следует отметить, что российское законодательство не
содержит понятия "коррупционное преступление", поэтому мы можем только
оперировать
понятиями
направленности".
"коррупция",
Перечень
таких
"преступления
преступлений
также
коррупционной
не
является
однозначным. С одной стороны, он определен Генеральной прокуратурой РФ,
Следственным комитетом РФ и МВД России2, с другой - количество
коррупционных деяний в актах данных ведомств неодинаково (46 и 43
соответственно)3. Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 9 июля 2013
г. N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных
коррупционных преступлениях" отнес к коррупционным деяниям в основном
преступления, связанные со взяточничеством и коммерческим подкупом, - ст,
291, 291.1, 159, 160, 204, 292, 304 УК РФ.
Остановимся
на
некоторых
спорных
аспектах
квалификации
преступлений коррупционной направленности.
С момента принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г. законодательные
формулы
обозначенных
выше
составов
преступлений
неоднократно
изменялись, криминализации подверглись новые составы преступлений,
внесены редакционные изменения и дополнения в содержание санкций,
регламентирующих
ответственность
за
преступления
коррупционной
См.: Коррупция в России: мониторинг. Всероссийские опросы ВЦИОМ 2005 - 2015 гг.
URL: http://wciom.ru/fileadmin/file/reports_conferences/2015/2015-10-26-korrupcia.pdf.
2
См.: указание Генеральной прокуратуры РФ N 387-11, МВД России N 2 от 11 сентября 2013
г. "О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации,
используемых при формировании статистической отчетности" (утр. силу); Приказы
Следственного комитета РФ от 28 декабря 2012 г. N 88 "Об утверждении Статистического
отчета "Сведения о деятельности следственных органов Следственного комитета Российской
Федерации по противодействию коррупции", от 28 марта 2011 г. N 41 "Об утверждении
Статистического отчета "Сведения о деятельности следственных органов Следственного
комитета Российской Федерации по противодействию коррупции".
3
Подробнее см.: Спектор Е.И. Коррупционные правонарушения: проблемные вопросы
юридической квалификации // Журнал российского права. 2015. N 8.
1
28
направленности1. Естественно, в процессе правоприменения стали возникать
определенные трудности, связанные с квалификацией обозначенной категории
преступлений, вызванные в ряде случаев как неопределенностью правовых
норм, так и многообразием конкретных причин и условий, при которых
совершались те или иные преступления. В связи с этим следует отметить роль
Верховного Суда РФ, который в пределах своих полномочий дает разъяснения
по вопросам судебной практики.
Так, достоинством упомянутого выше Постановления N 24 является то,
что в нем впервые рассмотрены вопросы квалификации не только взятки и
коммерческого подкупа, но и преступлений коррупционной направленности в
целом.
В названном Постановлении сделана попытка раскрыть такие уголовноправовые категории, как "способствование должностным лицом в силу его
должностного положения совершению действий (бездействия) в пользу
взяткодателя или представляемых им лиц", "общее покровительство по
службе", "предмет взятки и коммерческого подкупа" и др., рассмотрены
вопросы квалификации действий в системе преступлений коррупционной
направленности.
Представляется необходимым остановиться на следующих основных
спорных моментах.
Определенные трудности в правоприменительной практике возникают в
связи с точным установлением предмета преступления, содержание которого
образуют
деньги,
ценные
бумаги
и
иное
имущество
или
выгоды
имущественного характера. Проблема заключается в том, что предмет
получения взятки может подразумевать как движимое, так и недвижимое
имущество. Особую сложность в плане установления и доказывания вызывают
так
называемые
безвозмездным
выгоды
оказанием
имущественного
услуг,
подлежащих
характера,
оплате,
связанные
например
с
при
См., например: Авдеев В.А., Авдеева О.А. Государственная политика РФ в сфере
противодействия преступлениям коррупционной направленности // Российская юстиция.
2015. N 5.
1
29
строительстве
дачи,
занижением
стоимости
передаваемого
имущества,
приватизируемых объектов, уменьшением арендных платежей и др.1
Приведение уголовного закона в соответствие с международными
нормативными правовыми актами предопределило необходимость дополнения
диспозиции нормы, предусмотренной ст. ст. 290, 291 УК РФ, иностранным
должностным лицом либо должностным лицом публичной международной
организации. Вследствие этого перечень видов специальных субъектов
получения
взятки
был
увеличен
с
одного
до
трех.
Однако
на
правоприменительном уровне возникает закономерный вопрос относительно
критериев отграничения должностного лица, иностранного должностного лица
и должностного лица публичной международной организации. Анализ
Постановления N 24 не позволяет раскрыть особенности, обеспечивающие
разграничение указанных специальных субъектов преступления. Согласно п. 1
данного Постановления иностранным должностным лицом признается любое
назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в
законодательном, исполнительном, административном или судебном органе
иностранного
государства,
и
любое
лицо,
выполняющее
какую-либо
публичную функцию для иностранного государства, в том числе для
публичного ведомства или публичного предприятия. Между тем в процессе
правоприменения возникает вопрос относительно признания в качестве
иностранного
должностного
международной
организации
соответствии
примечанием
с
лица
или
должностного
не
являющегося
ст.
285
лица,
1
к
УК
лица
публичной
должностным
РФ,
в
раскрывающим
дополнительные признаки специального субъекта преступления.
Как показывает правоприменительная практика, определенные трудности
возникают
и
при
разграничении
таких
составов
преступлений,
как
взяточничество и мошенничество.
Так, "по приговору суда М. осужден за получение должностным лицом
лично взятки в виде денег за незаконное бездействие в крупном размере и за
1
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2011. N 5. С. 22.
30
покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем
обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном
размере.
Согласно предъявленному М. обвинению, в период проведения указанной
выше проверки у М. возник преступный умысел, направленный на получение
денег от К., реализуя который, он предложил К. передать ему лично денежные
средства за незаконное бездействие, выраженное в невыполнении им своих
должностных обязанностей, а именно за непроведение дополнительных
проверочных мероприятий в ООО "..." и непривлечение К. и самого ООО "..." к
административной ответственности, с чем последняя согласилась. После
передачи ему К. указанных денежных средств у М. вновь возник преступный
умысел, направленный на получение денежных средств от К. в виде
ежемесячных платежей за незаконное бездействие, выраженное в непроведении
проверочных мероприятий в отношении ООО "..." и ООО "...", реализуя
который, М. в период с 20 октября 2012 г. по 20 мая 2013 г. лично получил от К
. и ее сожителя Х. деньги".
Вместе с тем "доказательств, свидетельствующих о наличии у
осужденного соответствующих должностных полномочий, от осуществления
которых он незаконно отказался вследствие получения денежных средств, в
том числе его должностной инструкции, в приговоре не приведено. Показания
свидетелей А. и Д. о должностных полномочиях М., на которые имеется ссылка
в апелляционном определении, в приговоре получили иную оценку, как не
имеющие правового значения для разрешения дела".
Исходя из этого, Судебная коллегия ВС РФ переквалифицировала
содеянное осужденным в этой части с п УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ1.
Возникающие такого рода проблемы разграничения обозначенных
составов способствовали тому, что Пленум ВС РФ в Постановлении N 24
разъяснил ряд проблем разграничения взяточничества и мошенничества (п. 24).
1
Определение ВС РФ от 10 марта 2016 г. N 85-УД15-12// СПС КонсультантПлюс
31
Критерием такого разграничения Пленум считает наличие либо, напротив
, отсутствие у лица возможности совершения с использованием служебных
полномочий
или
с
использованием
служебного
положения
действий
(бездействия), за которые оно получило взятку. Если такими служебными
возможностями должностное лицо располагает, то, как следует из абз
Постановления N 24, принятие ценностей следует квалифицировать как
получение взятки (а не как мошенничество) даже в случае, когда это лицо в
действительности не намеревалось совершать обещанные взяткодателю
действия (бездействие).
В
абзаце
названного
Постановления
воспроизведено
правило
квалификации, которым Пленум требует руководствоваться с 1990 г. (до этого
им разделялась иная позиция): как мошенничество следует квалифицировать
действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу
в качестве взятки, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое
обещание и обратившего эти ценности в свою пользу; владелец же переданных
ценностей в указанных случаях несет ответственность за покушение на дачу
взятки.
Определенные трудности возникают при квалификации посредничества
во взяточничестве, криминализированного в ст УК РФ Федеральным законом
от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс
Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных
правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления
в области противодействия коррупции"1. Введенная законодательная формула
способствовала актуализации проблемы разграничения составов дачи взятки и
посредничества во взяточничестве. Конкуренция уголовно-правовых норм,
предусмотренных ст и 291.1 УК РФ, обусловлена наличием сходных признаков.
Согласно Определению Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ
уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве наступает при
Черепанова Е.В. Правовые проблемы квалификации преступлений коррупционной
направленности // Журнал российского права. 2016. N 9. С. 101 - 107.
1
32
условии, когда размер взятки является значительным. При этом указание
наименования ст. 291.1 УК РФ сопровождается ссылкой на ч. 2 ст. 291 УК РФ1.
Вопрос с вымогательством взятки также вызывает определенные
трудности. В связи с этим Пленум ВС РФ в п. 18 Постановления N 24
подчеркнул, что под вымогательством взятки (п УК РФ) следует понимать не
только требование должностного лица дать взятку, сопряженное с угрозой
совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным
интересам лица, но и заведомое создание условий, при которых лицо
вынуждено передать указанные предметы с целью предотвращения вредных
последствий для своих правоохраняемых интересов (например, умышленное
нарушение установленных законом сроков рассмотрения обращений граждан).
По этому пути идет и правоприменительная практика2.
Так, из материалов дела следует, что Н. осужден к лишению свободы по
п. "б" ч. 5 ст. 290 УК РФ за получение должностным лицом лично взятки в виде
денег и иного имущества за совершение действий в пользу взяткодателя и
представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия
должностного лица, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с
вымогательством взятки в крупном размере. При этом судом доказано: после
того как "Н. сказал М., что с проекта надо поиметь деньги", он пояснил, "что
для этого необходимо поставить МБУ <...> в такое положение, чтобы они сами
предложили вознаграждение за согласование проекта либо согласились на
выдвинутые им условия. Со слов Н., этого они могли добиться путем
затягивания согласования проекта"3.
Проведенный анализ также позволил выявить следующие основные
спорные моменты, возникающие в процессе квалификации преступлений
коррупционной направленности:
См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. N 3. С. 33.
Луценко С.И. Взятка: вопросы квалификации // СПС КонсультантПлюс. 2017.
3
Апелляционное определение ВС РФ от 27 августа 2014 г. N 86-АПУ14-12// СПС
КонсультантПлюс
1
2
33
отграничение единого сложного преступления при взяточничестве от
множественности преступлений;
взяточничество (коммерческий подкуп) в соучастии;
признание/непризнание услуг неимущественного характера предметом
взятки (коммерческого подкупа);
разграничение взятки и подарка;
дача взятки в безналичной форме и др.
Приведение правоприменительной практики к единообразию в части
квалификации
преступлений
коррупционной
направленности
сведет
к
минимуму усмотрение правоприменителя при рассмотрении дел данной
категории преступлений, что, в свою очередь, будет являться одним из
механизмов, способствующих эффективному противодействию коррупции.
2.2 Назначения наказаний за коррупционные преступления
В международных правовых актах, договорах и конвенциях отмечается,
что порождаемые коррупцией проблемы являются угрозой стабильности и
безопасности общества, подрывают демократические институты и ценности,
этические ценности и справедливость, наносят ущерб устойчивому развитию и
правопорядку1.
Коррупция является существенным отступлением от установленных
процедур и правил, влекущих нарушения функционирования государства, его
экономики и бизнеса, обеспечения соблюдения прав человека. Выступая на
расширенной коллегии МВД России в марте 2015 г. по итогам работы
ведомства в 2014 г., Президент Российской Федерации В.В. Путин так
охарактеризовал состояние противодействия коррупции: "В прошлом году в
суды передано свыше 11 тысяч уголовных дел о преступлениях коррупционной
направленности. Вместе с тем по-прежнему значительная часть из них - это
взятки в размере 500 - 1000 рублей. Случаи рассмотрения в судах дел о
Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Преамбула: принята
Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 г. // Международно-правовые
основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: сборник. М., 2004. С. 46.
1
34
коррупционных преступлениях, совершенных в крупных и особо крупных
размерах или организованными группами, встречаются пока крайне редко, как
будто их нет совсем"1.
Как видно из приведенных оценок высокой общественной опасности
коррупции в официальных документах и признания главой Российского
государства недостаточно эффективным противодействия коррупционным
преступлениям, особенно совершенным в крупном и особо крупном размерах,
еще не все проблемы в этой деятельности решены.
Коррупция оказывает разлагающее влияние на все сферы жизни
общества: экономику, социальную сферу, политику. Негативные последствия,
порождаемые этим явлением, не только препятствуют прогрессивному,
поступательному развитию общества, но и представляют серьезную угрозу
интересам национальной безопасности страны.
В экономической сфере коррупция способствует возникновению и
развитию целого ряда негативных явлений и процессов:
Нарушает механизм рыночной конкуренции, поскольку в выигрыше
оказывается не тот, кто конкурентоспособен, а тот, кто смог получить
преимущества за взятки. Это способствует возникновению монополистических
тенденций в экономике, снижению эффективности ее функционирования и
дискредитации идей свободной конкуренции.
Влечет за собой неэффективное распределение средств государственного
бюджета, особенно при распределении государственных заказов и выделении
кредитов, препятствуя тем самым эффективной реализации правительственных
программ.
Приводит
к
несправедливому
распределению
доходов,
обогащая
субъектов коррупционных отношений за счет остальных членов общества.
В социальной сфере отрицательные последствия коррупции сводятся к
следующему:
1
См.: Российская газета 2015. 4 марта.
35
Коррупция предполагает существенное различие между объявленными и
реальными ценностями и формирует у членов общества "двойной стандарт"
морали и поведения. Это приводит к тому, что мерой всего в обществе
становятся деньги, значимость человека определяется размером его личного
состояния независимо от способов его получения, происходит девальвация и
слом цивилизованных социальных регуляторов поведения людей: норм морали,
права религии, общественного мнения и др.
В политической сфере негативные последствия коррупции проявляются в
следующем:
Коррупция
способствует
смещению
целей
политики
от
общенациональных к обеспечению властвования олигархических кланов и
группировок.
Коррумпированные субъекты, прячущие свой капитал за рубежом,
превращаются в "пятую колонну" и способствуют предательству интересов
национальной безопасности страны.
Коррупция подрывает престиж страны на международной арене,
способствует ее политической и экономической изоляции1.
Коррупция снижает доверие общества к власти, вызывает разочарование
в ценностях демократии и может способствовать переходу к другой, более
жесткой форме государственного устройства - диктатуре.
Коррупция
решающую
роль
среди
в
правоохранительных
противодействии
органов,
которые
организованной
играют
преступности,
значительно сокращает возможность правоохранительных органов выполнять
поставленные перед ними задачи, что влечет разрастание и усиление влияния
преступных
сообществ
и
понижение
доверия
общества
ко
всей
правоохранительной структуре.
Коррупция наносит удар по конституционной модели государства,
подрывая его политические и социально-экономические устои, гарантии прав и
Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы: коллективная
монография / С.А. Авакьян, И.П. Кененова, А.С. Ковлер и др.; отв. ред. и рук. авт. кол. С.А.
Авакьян. М.: Юстицинформ, 2016.
1
36
свобод человека. В обществе падает его престиж, равно как и всей правовой
системы. Бурный рост законодательства и его обновление не сопровождаются
адекватным объемом правоприменения, и люди привыкают к нарушениям
законности, в том числе и коррупционным1.
Коррупция ослабляет все государственные институты - парламентские,
управленческие
и
судебные,
деформирует
избирательные
кампании
и
отношение граждан к публичной власти. Деформируется правосознание людей.
Снижение качества государственного управления пагубно отражается на
выполнении государственных функций в экономической и социальной сферах.
Граждане и бизнес недовольны оказанием услу2г.
Коррупция как социальная болезнь общества приводит - прямо или
косвенно - к вовлечению в ее сети многих граждан. Порождаются своего рода
"коррупционные
цепи",
где
"коррупционной
эстафеты",
все
-
связаны
между
вымогательство,
собой
взятки,
передачей
корыстное
использование правил, выгода как мотив деятельности и т.п. Разрыв цепи
зависит не только от организаций, органов и иных структур, но прежде всего от
коренного изменения ценностей, мотивов и поведения людей. Таков "сигнал
тревоги" и путь к излечению.
Коррупция
-
это
естественная
социальная
среда
существования
коррумпированного государства. Такое государство по определению не только
не пресекает а всячески поощряет (понятно, не публично и официально)
коррупцию, делает ее все более изощренной, а значит, и более опасной.
Поэтому проблематика коррупции в контексте социального государства
требует самого серьезного к себе отношения, глубокого изучения и на этой
Участие институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией: научно-практическое
пособие / Т.А. Едкова, О.А. Иванюк, А.В. Сороко и др.; отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М.:
Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ,
ПОЛИГРАФ-ПЛЮС, 2013
2
Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы: коллективная
монография / С.А. Авакьян, И.П. Кененова, А.С. Ковлер и др.; отв. ред. и рук. авт. кол. С.А.
Авакьян. М.: Юстицинформ, 2016.
1
37
основе разработки мер по низведению ее до каких-то "социально приемлемых
пределов"1.
Опасность коррупции для социального государства заключается не
только в широте охвата различных общественных отношений, разнообразии
форм проявления, но и в объемах. Так, в 2014 г. абсолютное число
зарегистрированных преступлений коррупционной направленности по всем
формам предварительного расследования составило 32204, а число выявленных
по ним лиц, уголовные дела по которым направлены в суд, составило 15895,
что несколько больше показателя 2012 г. Абсолютное число выявленного и
зарегистрированного взяточничества составило 12355 преступлений, а число
выявленных по нему лиц, уголовные дела по которым направлены в суд,
составило 10674. Удельный вес выявленного взяточничества составил 38,4%, а
по направленным в суд лицам - 67,2% 2.
По сведениям Международного валютного фонда (МВФ), за год мировая
экономика теряет от коррупции до 2 триллионов долларов. По мнению
аналитиков МВФ, есть и
еще один нюанс
-
коррупция
замедляет
экономический рост стран гораздо сильнее, чем мировая бедность, а
зависимость государств от природных ресурсов часто способствует развитию
этого негативного явления3.
В последние два десятилетия увеличение масштабов коррупции привело
к возникновению в российской экономике таких негативных явлений, как
неэффективное распределение и расходование государственных средств и
ресурсов; неэффективное распределение финансовых потоков с точки зрения
экономики страны; снижение объемов собираемых налогов; повышение уровня
Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы: коллективная
монография / С.А. Авакьян, И.П. Кененова, А.С. Ковлер и др.; отв. ред. и рук. авт. кол. С.А.
Авакьян. М.: Юстицинформ, 2016
2
Шульга В.И. Коррупция в статистике современной России // Территория новых
возможностей. Вестник. ВГУЭС. 2015. N 1.
3
Фомченков Т. Два процента в минус // Российская газета. 2016. 13 мая.
1
38
"зарегулированности"
экономики
и
т.д.1
Угрожающий
экономическому
развитию страны рост инфляции также является результатом коррупции. По
оценкам некоторых экспертов, порядка 400 миллиардов долларов ежегодно
выводится из экономики страны в виде взяток и "откатов". Социальная
инфраструктура недополучает примерно 30 - 50% финансирования, а по ряду
программ объем хищений достигает 70% 2!
Вполне
очевидно,
что
коррупционные
проявления
существенно
ограничивают ресурсы строительства социального государства, а если еще
точнее - противодействуют его становлению3. Именно поэтому коррупция для
России несколько лет назад высшими должностными лицами нашего
государства была признана врагом N 1. Еще в 2012 г. В.В. Путин признал, что
коррупция имеет систематический характер, оказывает пагубное влияние на
инвестиционный деловой климат в России, обусловливает отток из нее
капитала4. Председатель Государственной Думы Федерального Собрания
Российской Федерации С.Е. Нарышкин отмечает, что "коррупция мрачной
тенью нависла над нашим общественным зданием и грозит его ослабить и
разрушить"5.
Коррупция увеличивает стоимость товаров и услуг на 5 - 15%.
Отсутствие коррупции позволило бы увеличить количество рабочих мест
примерно на 10%, увеличить средний доход примерно на 10%, прибавить
порядка 5% к среднему ежегодному росту ВВП. Потери от коррупции в сфере
Иноземцева Л.Н. Экономические последствия коррупции // Преодоление коррупции главное условие утверждения правового государства / Под ред. А.И. Комарова. М., 2009. Т. 1
(39). С. 74.
2
Коррупция: природа, проявления, противодействие / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М., 2015. С.
31.
3
Еще резче по этому поводу пишет Председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин. По
его мнению, государство, не способное защитить своих граждан от массового насилия со
стороны коррупционеров, этой неспособностью обрекает себя не на стагнацию, а на
деградацию. См.: Зорькин В.Д. Конституция против криминала // Российская газета. 2010. 10
декабря.
4
Путин В.В. От сырья к технологиям // АиФ. 2012. N 5. С. 4.
5
Коррупция: природа, проявления, противодействие / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М., 2015. С.
1.
1
39
государственных заказов и закупок составляют порядка 30% всех бюджетных
затрат по этим статьям1.
С учетом изложенного в контексте рассматриваемой темы становится
очевидным, что становление социального государства непосредственно связано
с
разработкой
и
реализацией
комплексных
эффективных
мер
по
противодействию коррупции как на федеральном, так и на региональном и
местном уровнях, где должны быть задействованы все органы государственной
и местной власти, политические партии и общественные организации,
институты гражданского общества, все, кому небезразлична судьба нашего
государства. Одним словом, если мы хотим жить в социальном правовом
государстве, то меры противодействия коррупции должны быть комплексными,
последовательными и реализованы субъектами противодействия коррупции.
Среди мер противодействия коррупции, на наш взгляд, следует выделить
меры
стратегически-программного,
организационного,
информационного
правового,
характера.
экономического,
Первые
из
них
разрабатываются на самом высоком уровне специальными структурными
подразделениями
с
привлечением
специалистов.
Чтобы
придать
им
обязательную силу, они принимаются и утверждаются руководителями
государства. Таких документов, практически с аналогичным названием,
предусматривающих основные принципы и меры противодействия коррупции,
было принято несколько. Основными из них в настоящее время являются
Стратегия национальной безопасности РФ, утвержденная Указом Президента
РФ от 31 декабря 2015 г., и Национальный план противодействия коррупции на
2016 - 2017 годы, утвержденный Указом Президента РФ от 1 апреля 2016 г., в
котором подробно прописаны задачи, меры, субъекты противодействия
коррупции. Анализируя их, нельзя согласиться с тем, что в числе последних не
предусмотрены судебные органы. Разве, осуществляя правосудие и вынося
законное, обоснованное и мотивированное решение по делу о коррупционном
См.: Яковлева Т.В. О коррупции и механизмах противодействия этому явлению в
современной России // Вестник российской нации. 2009. N 1 (3).
1
40
преступлении, они не способствуют противодействию коррупции? К тому же ст
УК РФ в числе основных задач указывает предупреждение преступлений, а ст.
43 среди основных целей наказания, применяемых судами, называет
предупреждение совершения осужденным новых преступлений. Не случайно в
Указе Президента РФ от 13 марта 2012 г. N 297 "О Национальном плане
противодействия коррупции на 2012 - 2013 годы и внесении изменений в
некоторые
акты
противодействия
организовать
Президента
коррупции"
работу
по
Российской
Верховному
изучению
Федерации
по
Суду
рекомендовано
практики
РФ
вопросам
применения
судами
законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции и
подготовить, в том числе с учетом международных обязательств Российской
Федерации, предусмотренных Конвенцией по борьбе с подкупом иностранных
должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок от
21 ноября 1997 г., Конвенцией об уголовной ответственности за коррупцию от
27 января 1999 г. и Конвенцией ООН против коррупции от 31 октября 2003 г.,
разъяснения судам по вопросам применения: уголовного законодательства
Российской Федерации в части, касающейся коррупционных преступлений;
законодательства
Российской
Федерации
об
административной
ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения1.
Назначение наказаний за коррупционные преступления является довольно
сложным явлением, претерпевшим за сравнительно небольшой период ряд
значительных
изменений.
Основной
трудностью
практики
назначения
наказаний за коррупционные преступления является множественность видов
наказаний, применяемых за такие преступления, а также постоянные изменения
уголовного законодательства в этой части.
Законодатель предоставил органам судебной власти целый набор видов
наказаний, которые они могут применять за коррупционные преступления в
Указ Президента РФ от 13.03.2012 N 297 (ред. от 19.03.2013) "О Национальном плане
противодействия коррупции на 2012 - 2013 годы и внесении изменений в некоторые акты
Президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции"//СЗ РФ.
19.03.2012, N 12, ст. 1391
1
41
качестве как основных, так и дополнительных. Относя коррупционные
преступления к тяжким и особо тяжким, законодатель справедливо - и в
соответствии с международными обязательствами Российской Федерации предусмотрел лишение свободы как один из видов наказания за данные
преступления. В то же время, являясь корыстными по своей природе,
коррупционные преступления вполне справедливо требуют применения
наказания в виде денежного взыскания - штрафа (по мысли законодателя,
штраф является наиболее эффективным средством в борьбе с коррупцией), а
также такой меры уголовно-правового воздействия в отношении осужденного
по отдельным коррупционным составам, как конфискация.
Принимая во внимание, что большая часть коррупционных преступлений
относится к категории преступлений против государственной службы, такой
вид наказания, как лишение права занимать должности, связанные с
выполнением
властных,
организационно-распорядительных
функций,
объясняется несоответствием личности осужденного коррупционера этическим
принципам государственной службы; как следствие, такие лица не могут
выполнять должностные функции государственного служащего. Аналогичным
образом можно объяснить, на наш взгляд, и применение в качестве наказания за
коррупционные преступления лишения специального воинского или почетного
звания, классного чина и государственных наград. Наконец, введение в
Уголовный кодекс РФ новых видов наказания, часть из которых применяется и
к лицам, признанным виновными в коррупционных преступлениях, расширило
список наказаний за такие преступления и, как следствие, усложнило практику
назначения наказаний1.
Стоит отметить, что практика назначения наказаний за коррупционные
преступления (в том числе и за коррупционные преступления в социальной
сфере) постоянно изменялась, что неразрывно связано с постоянным
реформированием уголовного права в части наказаний по коррупционным
Полукаров А.В. Теоретические основы назначения наказаний за коррупционные
преступления // Современное право. 2016. N 4. С. 73 - 76.
1
42
составам УК РФ. В советский период развития уголовного права практика
назначения наказаний за коррупционные преступления шла по пути их
ужесточения, что отразилось и в ужесточении уголовных наказаний, и,
соответственно, на практике назначения наказаний. Так, в УК РСФСР 1960 года
получение взятки должностным лицом, занимающим ответственное положение,
либо лицом, ранее судимым за взяточничество, а также за взяточничество в
особо крупном размере наказывалось в том числе смертной казнью.
С гуманизацией современного уголовного права (УК РФ 1996 года)
законодатель установил возможность применения за наименее опасные формы
коррупционных преступлений более мягкой формы уголовного наказания штрафа. Позднее штраф в качестве основного наказания стал назначаться за
все, в том числе и наиболее тяжкие, категории коррупционных составов УК РФ.
Следствием таких законодательных изменений стало изменение практики
назначения наказаний по данной категории дел: сегодня штраф уже основной
вид наказания за коррупционные преступления.
Необходимо
отметить,
что
практика
назначения
наказаний
за
коррупционные преступления в социальной сфере не отличается от практики
назначения наказаний за коррупционные преступления в целом. Иначе говоря,
к коррупционерам социальной сферы, как и к осужденным за коррупционные
преступления в целом, применяется весь набор предусмотренных за такие
преступления видов наказаний. Так, в деле о выдаче врачом листка временной
нетрудоспособности при отсутствии у пациента заболевания к врачу были
применены виды наказания, предусмотренные ч. 2 ст. 290 УК РФ: три года
лишения свободы условно с испытательным сроком три года, а также лишение
права занимать должности в медицинских учреждениях сроком на три года. Но
в большинстве случаев в рамках коррупционных дел в социальной сфере в
качестве основного наказания все же применяются штрафы [2]. Исключением
остаются лишь исправительные работы, которые неохотно, но используются
органами правосудия как в качестве наказания за коррупционные преступления
в социальной сфере, так и за коррупционные преступления в целом.
43
Если практика назначения наказаний за коррупционные преступления не
раз являлась объектом исследования Верховного Суда РФ, то практика
назначения наказаний за такие преступления в социальной сфере им не
анализировалась, что связано с высокой латентностью коррупционных
преступлений в социальной сфере и, как следствие, незначительным
количеством таких дел. Кроме того, в качестве основного направления
уголовной антикоррупционной политики рассматривается борьба с коррупцией
вне социальной сферы (в частности, в правоохранительных органах).
Действительно, ни в Обзоре судебной практики ВС РФ за второй квартал
2012 года, ни в Постановлении Пленума ВС РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной
практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях"
нет
разъяснений
касательно
назначения
наказаний
за
коррупционные
преступления именно в социальной сфере. Более того, статистические данные,
предоставляемые
органами
государственной
власти
в
отношении
коррупционных преступлений в соответствии с указаниями Генпрокуратуры
России N 797/11, МВД России N 2 от 13.12.2016 "О введении в действие
перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых
при формировании статистической отчетности"1, не содержат сведений о
коррупционной преступности и осужденных по данной категории дел в
зависимости от сферы жизнедеятельности.
Если в соответствии с общефедеральными статистическими данными,
подготовленными
Генеральной
прокуратурой
РФ,
количество
зарегистрированных коррупционных преступлений постоянно растет, что
свидетельствует о росте и интенсивности борьбы с данным явлением, то
количество лиц, осужденных по делам о коррупции (в сравнении с другими
категориями дел), остается довольно невысоким: к уголовной ответственности
по таким делам привлекается около 13% обвиняемых от общего количества
возбужденных дел. Более того, общее число направленных в суд уголовных дел
Указание Генпрокуратуры России N 797/11, МВД России N 2 от 13.12.2016 "О введении в
действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при
формировании статистической отчетности"// СПС КонсультантПлюс
1
44
коррупционной направленности и количество обвиняемых по этим делам, а
следовательно, и применяемых уголовных санкций за данные преступления
также сокращается. Причем соотношение уголовных дел, возбужденных в
отношении должностных лиц социального сектора, и уголовных дел,
возбужденных в отношении должностных лиц других сфер жизнедеятельности,
практически не меняется: основная категория осужденных коррупционеров
приходится на последних. Такую диспропорцию можно объяснить как
антикоррупционной политикой, направленной на борьбу с коррупцией в
первую очередь в правоохранительных органах, так и тем, что, судя по
статистике, коррупционера социальной сферы бывает непросто привлечь к
ответственности: совершившее коррупционное преступление лицо часто не
является лицом должностным, следовательно, не может быть субъектом такого
преступления.
Именно поэтому практика назначения наказаний за коррупционные
преступления в целом пошла по пути все большего применения в качестве
наказания штрафов. Статистика Генеральной прокуратуры РФ свидетельствует,
что к штрафу в качестве основного вида наказания за коррупционные
преступления приговорен 51% осужденных по данной категории дел.
Статистические данные за 2014 год, подготовленные Судебным департаментом
при ВС РФ, подтверждают данную тенденцию: из общего количества
привлеченных к уголовной ответственности по составам коррупционной
направленности (10 748 лиц) штраф в качестве основного наказания был
назначен 6370 осужденным. Более того, в отношении 1369 лиц штраф был
назначен и в качестве дополнительного наказания. Следовательно, штраф был
применен в качестве основного или дополнительного наказания к более чем
72% осужденных по коррупционным делам1.
Размеры штрафов, налагаемых на лиц, осужденных по коррупционным
составам УК РФ, довольно высоки. В результате критических выступлений
научного сообщества по этому поводу недавно были внесены изменения в
1
http://www.cdep.ru
45
уголовное законодательство. Тем не менее стоит отметить, что на практике
средний размер штрафов не так велик, как представляется научной
общественности, а по сравнению с зарубежным уровнем штрафов за
аналогичные преступления - даже с учетом разницы в уровне доходов российские штрафы являются относительно невысокими. За отсутствием
статистики
по
размеру
штрафов,
вменяемых
физическим
лицам
за
коррупционные преступления в рамках уголовных процессов, но располагая
данными о том, что средний размер взяток в 2013 году составлял от 500 до 10
000 рублей, можно предположить, что штраф, назначенный, например, в
качестве основного наказания по составу, закрепленному ч. 3 ст. 291 УК РФ
(наибольшее количество коррупционных дел рассматривается именно в рамках
данного состава УК РФ), не может превышать 60-кратного размера взятки, т.е.
600 000 руб1.
В
отсутствие
коррупционные
уголовной
преступления
ответственности
стоит
сказать
юридических
несколько
слов
лиц
за
об
их
административной ответственности по данной категории дел, так как она
непосредственно связана с уголовно-правовой ответственностью физических
лиц, а штраф является основным видом наказания и в административных
антикоррупционных делах. Возбуждение прокурором административных
производств в отношении юридических лиц по коррупционным делам (ст. 19.28
Кодекса РФ об административных правонарушениях) осуществляется как
следствие уголовного процесса, возбужденного в отношении физического лица,
и неразрывно связано с ним, а штрафы здесь также являются чуть ли не
единственной мерой воздействия на коррупционера. За неимением уголовноправовой ответственности юридических лиц в российском правопорядке
сложно
предположить
коррупционные
применение
преступления,
каких-либо
совершаемые
других
санкций
юридическими
за
лицами.
Исключением остается конфискация, которая в соответствии со ст КоАП РФ
Лобанова Л.В., Погосян А.Р. Проблемы обеспечения уплаты штрафа, назначенного за
преступления, предусмотренные ст. 290 - 291.1 УК РФ // Уголовное право. 2015. N 4. С. 38 45
1
46
также может быть применена в отношении юридических лиц в качестве
административной ответственности за незаконное вознаграждение. Как
следствие, единственным видом ответственности юридических лиц по данной
категории
правонарушений
является
административная
ответственность
(штраф и конфискация), что, конечно, не соответствует тяжести данных
правонарушений: на наш взгляд, вид ответственности и количество видов
наказаний юридических лиц не пропорциональны тяжести правонарушения, а
также целям современной уголовной политики по борьбе с коррупцией.
В
целом
же
практика
применения
наказаний
за
коррупционные
преступления в России соответствует международным стандартам. Более того,
виды наказаний, предусмотренные по коррупционным составам, вполне
сопоставимы с зарубежными аналогами, т.е. в качестве основных видов
наказания там применяются и штрафы, и лишение свободы.
2.3 Проблемы уголовного преследования за совершение преступлений
коррупционной направленности
Значительные усилия прокуратуры, органов государственной власти и
правоохранительных ведомств направляются на противодействие коррупции,
поскольку она влияет как на экономическое, так и на общественнополитическое состояние в стране, подрывает доверие людей к органам власти.
Вопрос результативности прокурорского надзора за соблюдением законов при
выявлении и расследовании преступлений коррупционной направленности
является традиционным на коллегиях Генеральной прокуратуры Российской
Федерации1.
Российская практика последних лет свидетельствует о том, что успех
борьбы с преступлениями коррупционной направленности обеспечивается
Решение коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 23 марта 2016 г.
"Об итогах работы органов прокуратуры за 2015 год и о задачах по укреплению законности и
правопорядка на 2016 год"; Решение коллегии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации от 29 июля 2016 г. "Об итогах работы органов прокуратуры в первом полугодии
2016 года и о задачах по повышению эффективности прокурорской деятельности во втором
полугодии 2016 года".
1
47
только при условии использования наряду с процессуальными средствами (они
остаются
основными
и
составляют
содержание
предварительного
расследования преступления и судебного рассмотрения уголовного дела)
методов и средств оперативно-розыскной деятельности. В современных
условиях ценность оперативно-розыскной информации резко возрастает в силу
своей уникальности. Полагаем, что только выработка механизма согласования
действий и комплексного применения оперативно-розыскных и уголовнопроцессуальных
расследованию
подойти
к
средств
по
преступлений
разрешению
выявлению,
пресечению,
коррупционной
рассматриваемой
раскрытию
направленности
проблемы.
и
позволит
Поэтому
обычно
применение средств оперативно-розыскной деятельности будет предшествовать
возникновению уголовно-процессуальных отношений, а впоследствии параллельно сопровождать их.
К сожалению, достаточно часто в ходе оперативной проверки информации
о
совершении
преступлений
коррупционной
направленности
органы
предварительного расследования принимают минимальное участие. При этом
необходимость их подключения к работе по выявлению преступлений
коррупционной направленности задолго до появления официального повода
для возбуждения уголовного дела довольно ощутима. Поскольку органы
предварительного расследования, равно как и уполномоченный прокурор,
осуществляющий надзор за исполнением законов органами, осуществляющими
оперативно-розыскную деятельность, способны оказать действенную помощь в
правовой оценке полученных, задокументированных и представляемых
результатов оперативно-розыскной деятельности (далее - результаты ОРД),
содержащих информацию о коррупционной деятельности лиц, в отношении
которых ведется оперативно-розыскная деятельность. Только совместная
работа
указанных
субъектов
позволит
своевременно
просчитать
процессуальную перспективу имеющегося материала, определить должный
момент для задержания лица и возбуждения уголовного дела. Кроме того,
своевременное и эффективное взаимодействие позволит выбрать дальнейшее
48
направление как оперативно-розыскной деятельности, так и уголовнопроцессуальной
проверки,
наметить
проведение
оперативно-розыскных
мероприятий, необходимых для получения результатов ОРД, которые
впоследствии могли бы послужить в качестве повода и основания для
возбуждения уголовного дела и иметь доказательственное значение. В
конечном счете это позволит установить дальнейшую процессуальную
возможность использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве
для доказывания виновности разрабатываемых лиц в совершении того или
иного вида преступлений коррупционной направленности.
Анализ
практики
борьбы
с
преступлениями
коррупционной
направленности позволяет условно выделить три этапа деятельности органов,
осуществляющих
оперативно-розыскную
деятельность,
по
выявлению,
пресечению и раскрытию рассматриваемых преступлений:
1) получение и проверка информации о фактах проявления коррупции и
работа с заявителем;
2) проведение ОРМ, направленных на выявление, пресечение и раскрытие
преступных действий коррумпированных лиц, и их документирование;
3)
представление
результатов
ОРД
органам
предварительного
расследования для использования в уголовном судопроизводстве.
Эффективность выявления, пресечения, раскрытия и расследования
преступлений коррупционной направленности во многом обусловливается
строгим
соблюдением
процедуры
получения,
документирования
и
представления результатов ОРД органам предварительного расследования.
Поскольку, в соответствии с п УПК РФ, результатами оперативнорозыскной деятельности являются сведения, полученные в соответствии с
Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности"1, о признаках
подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах,
подготавливающих,
совершающих
или
совершивших
преступление
и
Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "Об оперативно-розыскной
деятельности"// СЗ РФ. 14.08.1995, N 33, ст. 3349
1
49
скрывшихся от органов дознания, следствия или суда. Сегодня результаты ОРД
представляют
собой
оперативную
информацию,
полученную
не
процессуальным путем, и являются не доказательствами, а лишь сведениями об
источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением
требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности",
могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим
процессуальным способом, а именно на основе соответствующих норм
уголовно-процессуального закона путем производства следственных и иных
процессуальных действий1. Указанные обстоятельства объясняют сложность
выявления,
пресечения,
раскрытия
и
расследования
преступлений
коррупционной направленности, возбуждения уголовных дел и осуществления
доказывания по данной категории уголовных дел.
Результаты перманентно проводимого Санкт-Петербургским юридическим
институтом (филиалом) Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации анализа судебно-следственной и прокурорско-надзорной практики
по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности
показывают, что в различных регионах Российской Федерации прокурорскими
проверками устанавливаются многочисленные нарушения закона, которые
допускают сотрудники органов, осуществляющих оперативно-разыскную
деятельность, при получении, документировании и представлении результатов
ОРД органам предварительного расследования2. Так, результаты анализа
прокурорско-надзорной и судебно-следственной практики показывают, что
типичными нарушениями требований законодательства при проведении,
документировании и представлении результатов ОРД о преступлениях
коррупционной направленности являются следующие:
См., например: Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 февраля
1999 г. N 18-О, 25 ноября 2010 г. N 1487-О, 25 января 2012 г. N 167-О, 24 сентября 2012 г. N
1738-О, 20 февраля 2014 г. N 286-О и др. // СПС "КонсультантПлюс".
2
Результаты проведенных опросов слушателей, проходивших повышение квалификации в
Санкт-Петербургском юридическом институте (филиале) Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации в 2015/16 учебном году и первом полугодии 2016/17
учебного года.
1
50
1) результаты ОРД получены в ходе проведения ОРМ, не предусмотренных
Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности";
2) проведенное ОРМ не соответствует целям и задачам ОРД (ст. ст. 1, 2
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
3) при проведении ОРМ не соблюдены принципы ОРД (ст. 3 Федерального
закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
4) ОРМ проведено неуполномоченным органом и (или) неуполномоченным
должностным лицом этого органа;
5) для производства конкретного ОРМ не имелось предусмотренных ст. 7
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" оснований;
6) органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не
соблюдены условия производства конкретного ОРМ (ч, 2, 7 и 8 ст. 8
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
7) органом, осуществляющим ОРД, не соблюден порядок проведения ОРМ,
ограничивающих конституционные права граждан (ч - 6 ст. 8, ст. 9
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
8) органом, осуществляющим ОРД, не соблюден порядок и условия
привлечения незаинтересованных лиц для подготовки или проведения ОРМ (ч.
5 ст. 6 и глава IV "Содействие граждан органам, осуществляющим оперативнорозыскную деятельность" Федерального закона "Об оперативно-розыскной
деятельности");
9) органом, осуществляющим ОРД, не соблюден порядок производства
изъятия документов, предметов, материалов и сообщений в ходе проведения
ОРМ (ст Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
10) органом, осуществляющим ОРД, допущены провокационные действия
(ч. 8 ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
11)
в
представленных
органам
предварительного
расследования
результатах ОРД отсутствуют необходимые оперативно-служебные документы,
предусмотренные
положениями
Федерального
закона
"Об
оперативно-
розыскной деятельности" и Инструкцией о порядке представления результатов
51
оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд,
утвержденной Приказом МВД России N 776, Минобороны России N 703, ФСБ
России N 509, ФСО России N 507, ФТС России N 1820, СВР России N 42,
ФСИН России N 535, ФСКН России N 398, СК России N 68 от 27 сентября 2013
г., подтверждающие законность получения, документирования и представления
таких результатов. Например: рапорт оперативного сотрудника о проведении
конкретного ОРМ; постановление о проведении конкретного ОРМ (ч. 7 ст. 8
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и п. 10
Инструкции от 27 сентября 2013 г.); копия судебного решения о проведении
ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина
(ч. 3 ст. 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и п.
16 Инструкции от 27 сентября 2013 г.); оперативно-служебные документы,
составленные по результатам проведения конкретного ОРМ: акты, протоколы,
рапорты, справки и др. (ч и ч. 2 ст. 15 Федерального закона "Об оперативнорозыскной деятельности"); рапорт об обнаружении признаков преступления
или
сообщение
о
результатах
оперативно-розыскной
деятельности,
в
зависимости от формы использования результатов ОРД в уголовном
судопроизводстве (ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной
деятельности", п и приложение N 1 к Инструкции от 27 сентября 2013 г.);
постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, о представлении
результатов
ОРД
(ч
Федерального
закона
"Об
оперативно-розыскной
деятельности", п. п. 7 - 9 и приложение N 2 к Инструкции от 27 сентября 2013
г.);
постановление
о
рассекречивании
сведений,
составляющих
государственную тайну, и их носителей (ч Федерального закона "Об
оперативно-розыскной деятельности", п. 14 и приложение к Инструкции от 27
сентября 2013 г.);
12) при подготовке и оформлении для передачи органам предварительного
расследования результатов ОРД в соответствии с п. 17 Инструкции от 27
сентября 2013 г. органом, осуществляющим ОРД, не были приняты
необходимые защитные меры по сохранности и целостности представляемых
52
материалов,
документов
и
иных
объектов
(защита
от
деформации,
размагничивания, обесцвечивания, стирания и другое).
Обусловлены
выявленные
нарушения
недостаточным
уровнем
профессиональной подготовки оперативных сотрудников и, как следствие,
недостаточно грамотной организацией оперативно-розыскной деятельности, а
также
многочисленными
оперативных
материалов
ошибками,
по
допускаемыми
выявлению,
при
реализации
и
раскрытию
пресечению
преступлений коррупционной направленности.
Нередко деятельность органов, осуществляющих ОРД, не достигает
положительного результата и по другим причинам, например из-за отсутствия
оперативной
информации.
Среди
причин,
негативно
влияющих
на
эффективность деятельности оперативных подразделений по выявлению,
пресечению и раскрытию преступлений исследуемой категории, следует
отметить слабую агентурную осведомленность, отсутствие спецаппарата,
обладающего достаточными возможностями для постоянного предоставления
значимой оперативной информации.
Как показал анализ прокурорско-надзорной практики, прокурорами
нередко
выявлялись
необоснованные
решения
должностных
лиц,
уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности,
противоречащие требованиям ст. 2 Федерального закона "Об оперативнорозыскной деятельности", когда задачи оперативно-розыскной деятельности не
решены, а обстоятельства, свидетельствующие о невозможности решения этих
задач, не установлены1.
Вышеперечисленные
несогласованности
нарушения
действий
были
сотрудников
допущены
органов,
как
из-за
осуществляющих
оперативно-розыскную деятельность, так и по причине нечеткого соблюдения
установленных Законом норм. Нередко прокурорами отмечается формализм во
взаимодействии
оперативных
служб
и
органов
предварительного
Костенников М.В., Куракин А.В., Калита И.А. Прокуратура и противодействие коррупции
// Российская юстиция. 2013. N 8. С. 35
1
53
расследования, не позволяющий достичь существенных результатов по
выявлению,
пресечению
и
раскрытию
преступлений
коррупционной
направленности. Такое взаимодействие оценивается как малоэффективное,
поскольку как поручения следователей, так и их исполнение зачастую носят
формальный
характер.
Важно
отметить,
что
ситуацию
осложняет
ведомственная разобщенность уполномоченных органов в рассматриваемой
сфере.
Кроме того, обстоятельством, усложняющим ситуацию по выявлению,
пресечению, раскрытию и расследованию преступлений коррупционной
направленности,
является
розыскного
уголовно-процессуального
и
несовершенство
действующего
законодательства,
оперативнопоскольку
отсутствие единого правового механизма получения, документирования,
представления
и
использования
результатов
ОРД
в
уголовном
судопроизводстве порождает необходимость принятия большого количества
ведомственных (подзаконных) нормативно-правовых актов, которые зачастую
вступают в противоречие с законом. А это, в свою очередь, ведет к наличию
существенно отличающихся друг от друга на местах оперативно-розыскной,
следственной и судебной практик.
Следует признать, что и отдельные прокуроры, надзирающие за
исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную
деятельность, и процессуальной деятельностью органов предварительного
расследования (в первую очередь не имеющие личного опыта расследования
преступлений коррупционной направленности), испытывают существенные
затруднения при анализе материалов уголовно-процессуальных проверок
сообщений о преступлениях рассматриваемой категории и материалов
уголовных дел. Одной из основных причин сложившейся ситуации является
недостаточное владение прокурорами криминалистическими методиками
расследования преступлений коррупционной направленности, содержащими
рекомендации по организации и осуществлению выявления, раскрытия и
расследования отдельных видов преступлений. В результате упущения и
54
нарушения, допускаемые оперативными и следственными подразделениями
правоохранительных органов при выявлении, пресечении, раскрытии и
расследовании
преступлений
коррупционной
направленности,
нередко
остаются без надлежащей оценки надзирающими прокурорами, своевременно
не выявляются пробелы в системе доказательств, допускаются ошибки в оценке
фактических данных, имеющихся в материалах уголовно-процессуальных
проверок сообщений о преступлениях и материалах уголовных дел. И все же в
подавляющем большинстве случаев именно надзирающими прокурорами
выявляются недостатки, связанные с выявлением, пресечением, раскрытием и
расследованием преступлений коррупционной направленности1.
Помимо отмеченных упущений, допускаемых сотрудниками оперативных
органов в ходе осуществления ОРД, отметим наиболее типичные ошибки,
допускаемые органами предварительного следствия в ходе расследования
преступлений коррупционной направленности.
Отличительной
особенностью
преступлений
коррупционной
направленности является наличие специального субъекта преступления.
Однако в отдельных случаях как органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность, так и органами предварительного расследования не
устанавливается правовой статус субъекта преступления коррупционной
направленности, его конкретная должность, факт соблюдения порядка его
назначения
на
процессуальной
указанную
проверки
должность,
(уголовном
либо
деле)
в
материалах
отсутствовали
уголовнодокументы,
подтверждающие факт и порядок назначения лица на конкретную должность и
наделения его определенными служебными полномочиями. Притом что
установление данных обстоятельств важно как с точки зрения правильной
квалификации совершенного деяния и установления наличия или отсутствия
состава преступления в действиях лица, так и с точки зрения определения
процессуального статуса лица, привлекаемого к уголовной ответственности за
Костенников М.В., Куракин А.В., Калита И.А. Прокуратура и противодействие коррупции
// Российская юстиция. 2013. N 8. С. 37
1
55
должностное преступление, а именно наличия или отсутствия процессуального
иммунитета, предусмотренного гл. 52 УПК РФ, что влечет за собой
обязательность применения особого порядка возбуждения уголовного дела и
последующего по нему производства. В правоприменительной практике
возникают определенные трудности с толкованием положений ст УПК РФ,
поскольку она содержит открытый перечень лиц, в отношении которых может
применяться особый порядок производства по уголовным делам. Так, у
прокурора района Волгоградской области возник вопрос о направлении по
подследственности уголовного дела в отношении председателя Контрольносчетной палаты муниципального района Волгоградской области Х. По мнению
руководителя следственного органа и стороны защиты, занимаемая Х.
должность относится к категории выборных должностей либо должностям
выборного органа местного самоуправления, следовательно, уголовное дело
незаконно было возбуждено следователем СО МО МВД России "Урюпинский".
Проведенный
прокурором
анализ
материалов
уголовного
дела
и
муниципального законодательства показал, что Х. не относится к кругу лиц,
поименованных в п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, в связи с чем предварительное
расследование по данному уголовному делу должно производиться органами
внутренних дел.
Анализ судебно-следственной практики по делам о преступлениях
коррупционной направленности свидетельствует о том, что типичным является
заявление стороной защиты ходатайств об исключении по любым основаниям
протоколов
первоначальных
и
последующих
следственных
и
иных
процессуальных действий. Удовлетворение подобных ходатайств, безусловно,
затрудняет или обусловливает невозможность поддержания государственного
обвинения по делу, что приводит к вынесению оправдательного приговора.
Органами предварительного расследования допускаются многочисленные
нарушения УПК РФ при производстве и фиксации хода и результатов
следственных и иных процессуальных действий. Так, нередко протоколы
следственных действий не соответствуют фактическим обстоятельствам и
56
исследуемым в ходе судебного разбирательства доказательствам. Например, в
протоколах осмотра места происшествия указывается, что изымаются предметы
, документы или их фотокопии, однако в графе "к протоколу прилагаются"
отражается, что приложений нет. Осмотры предметов проводятся формально1.
Не фиксируется в протоколах следственных действий факт применения
технических
средств
дополнительной
фиксации
хода
и
результатов
следственного действия. Составляется протокол осмотра места происшествия в
тех случаях, когда фактически проводится обыск, то есть в ходе следственного
действия предпринимаются активные действия по отысканию конкретных
предметов.
Судами
в
подобных
случаях
протоколы
осмотра
места
происшествия признаются недопустимыми доказательствами.
В
протоколах
обысков,
выемок
не
указываются
количество
и
индивидуальные признаки изымаемых предметов и документов. Орловским
областным судом рассматривалось уголовное дело в отношении группы лиц,
обвиняемых в совершении ряда должностных преступлений2. Одним из
вещественных доказательств следователем признан ежедневник взяткодателя,
где он отмечал, кому и за какие действия, в какой сумме он передавал взятки.
Однако протокол следственного действия, в результате которого данный
предмет был введен в материалы дела, отсутствовал, следовательно, его
происхождение
неизвестно.
Обвинение
приводило
совершенно
невразумительные доводы о том, что, "возможно, небольшой ежедневник мог
случайно завалиться в другой изъятый в ходе обыска документ и по
невнимательности не был вписан в протокол обыска".
Так, анализ судебно-следственной практики показывает, что буквально
массовый характер имеет изъятие большого количества документов (например,
бухгалтерских), которые, по мнению следователей, имеют отношение к
деятельности возможного коррупционера. Изъятые документы без указания их
количества и характеристики в протоколе осмотра места происшествия или
1
2
Например, ПТП длительностью более 200 часов осмотрено следователем в течение 4 часов.
http://oblsud.orl.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=245
57
обыска упаковываются в коробки, а затем в этом же виде направляются на
соответствующую судебную экспертизу без указания их количества и
характеристики в постановлении о назначении соответствующей судебной
экспертизы.
В ряде уголовных дел встречались протоколы допроса свидетелей, в
которых показания фактически являлись идентичными, изменены были только
фамилии. При этом знаки препинания, орфографические ошибки сохранялись
идентичными. Судами в таких ситуациях протоколы допроса признаны
недопустимыми доказательствами.
Допускаются существенные нарушения при назначении и производстве
судебных экспертиз в ходе расследования преступлений коррупционной
направленности. Так, следователями не обозначаются объекты экспертного
исследования; двум экспертам, производящим экспертизы одновременно,
предоставляются одни и те же материалы, хотя экспертизы не являются
комплексными; экспертами исследуются материалы, которые не указаны в
постановлении о назначении экспертизы как объекты, представляемые на
исследование. Очевидно, что отмеченные нарушения порядка назначения и
производства судебной экспертизы ставят под сомнение достоверность
экспертных исследований и влекут за собой признание заключений экспертов
недопустимыми доказательствами.
Таковыми
допускаемые
предстают
как
типичные
органами,
проблемы,
осуществляющими
ошибки
и
упущения,
оперативно-розыскную
деятельность, так и органами предварительного расследования при выявлении,
пресечении,
раскрытии
и
расследовании
направленности.
58
преступлений
коррупционной
ГЛАВА 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО
МЕХАНИЗМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
3.1 Стратегические направления в механизме противодействия
коррупции в РФ
В современных условиях обновления правовой политики РФ одним из
ключевых аспектов является определение стратегических направлений по
противодействию угрозам государственной, национальной и общественной
безопасности. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683, актуализировавший
приоритетные направления реализации Стратегии национальной безопасности
Российской
Федерации,
стратегического
качестве
планирования
государственной,
экологической
в
политики
экономической,
безопасности,
одного
из
базовых
государства
транспортной,
безопасности
общества
принципов
в
области
энергетической,
и
личности
промульгирует консолидацию органов государственной власти, местного
самоуправления и иных институтов политической системы российского
общества
для
создания
реальных
условий,
гарантирующих
правовую
защищенность интересов личности в сфере реализации конституционных прав
и свобод.
В числе основных угроз государственной и общественной безопасности
значительное место занимает коррупция, инспирирующая рост преступности в
системе органов государственной власти и самоуправления, оказывающая
воздействие на развитие институтов гражданского общества, подрывающая
доверие
населения
политическую
к
национальной
нестабильность
и
политике
государства,
порождающая
влекущая
распространение
антигосударственной идеологии, наносящая ущерб гражданскому миру и
согласию.
Современное
состояние
коррупционной
преступности
в
РФ
характеризуется следующими показателями. Если в 2006 г. доля преступлений
коррупционной направленности составляла 2,83% (109205 зарегистрированных
59
преступлений),
то
противодействия
реализуемая
коррупции
государственная
содействовала
политика
значительному
в
области
снижению
абсолютных и относительных показателей1. Согласно данным официальной
статистики в течение 2012 - 2015 гг. были зарегистрированы следующие
относительные показатели преступлений коррупционной направленности: 2012
г. - 2,15% (49513 зарегистрированных преступлений); 2013 г. - 1,92% (42506
зарегистрированных преступлений); 2014 г. - 1,47% (32204 зарегистрированных
преступления); 2015 г. - 1,36% (32455 зарегистрированных преступлений)2.
Из показателей преступности следует, что при общем повышении
численности зарегистрированных преступлений в 2015 г. по сравнению с
предыдущим
годом
на
8,6%
(2388476)
рост
абсолютного
числа
зарегистрированных преступлений коррупционной направленности составил
0,78%. При этом 99,8% преступлений коррупционной направленности,
зарегистрированных в 2015 г., относится к категории уголовных дел,
предварительное следствие по которым является обязательным.
Согласно
показателям
среди
преступлений
коррупционной
направленности лидирующие позиции занимает взяточничество. Численность
зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. ст. 290 - 291.1 УК РФ,
увеличилась в период с 2006 (11063 преступления) по 2015 г. (13938
преступлений) с учетом общей численности зарегистрированных преступлений
в РФ с 0,29% до 0,58%. Следующим образом выглядит динамика соотношения
абсолютных и относительных показателей преступлений, связанных с
получением и дачей взятки: 2012 г. - 9758 (96,1%) / 399 (3,9%); 2013 г. - 11521
(95,1%) / 599 (4,9%); 2014 г. - 11893 (96,3%) / 462 (3,7%); 2015 г. - 13311 (95,5%)
/ 627 (4,5%). Следовательно, совокупность зарегистрированных преступлений,
связанных с получением взятки и дачей взятки, в 2015 г. превысила
Указ Президента РФ от 11 апреля 2014 г. N 226 "О национальном плане противодействия
коррупции на 2014 - 2015 годы" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014.
N 15. Ст. 1729.
2
Официальный сайт МВД РФ: http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/show.
1
60
численность составов, сопряженных с посредничеством во взяточничестве, в
21,2 раза.
Доминирование взяточничества в системе преступлений коррупционной
направленности сопряжено с относительно высокими показателями удельного
веса осужденных за получение взятки и дачу взятки в общем перечне
осужденных за преступления, предусмотренные главой 30 УК РФ. Согласно
данным официальной статистики Судебного департамента при Верховном Суде
Российской
Федерации
доля
осужденных
за
преступления,
регламентированные главой, составила в январе - июне 2015 г. 1,29%. Из них
удельный вес осужденных за взяточничество достиг 0,93%: 0,71% - осуждены
за дачу взятки; 0,22% - за получение взятки. Таким образом, доля осужденных
за взяточничество (72,09%) достигла более чем двух третей от общей
численности осужденных за преступления, предусмотренные главой УК РФ.
Следует отметить, что коррупция как сложное социально-правовое
явление имеет внутреннюю структурированность, определение которой имеет
немаловажное значение для разработки методов и средств ее угнетения и
преодоления.
избранными
Эффективность
направлениями
правового
реализации
воздействия
правовой
предопределяется
политики,
решением
вопросов институционализации и инструментальной сущности1. Актуальность
исследования инструментальной сущности коррупции инспирирует решение
проблемы
законодательной
регламентации
преступлений,
имеющих
коррупционную направленность, и установление их классификационных
признаков. В этой связи пристального анализа заслуживает Указание
Генеральной прокуратуры N 744/11 и Министерства внутренних дел РФ N 3 от
31 декабря 2014 г. "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса
Российской Федерации, используемых при формировании статистической
отчетности".
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Правовое воздействие и правовая политика: вопросы
институционализации и инструментальной сущности // Юридический мир. 2015. N 11. С. 19 23.
1
61
Правильное отграничение преступлений коррупционной направленности
от других преступлений в системе уголовно наказуемых противоправных
посягательств предусматривает наличие следующей совокупности признаков.
Во-первых,
субъектами
преступлений
коррупционной
направленности
признаются: 1) должностные лица, указанные в примечаниях к ст. 285 УК РФ;
2) лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной
организации, действующие от имени и в интересах юридического лица, а также
в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом,
органом местного самоуправления, государственным или муниципальным
учреждением, указанные в примечаниях к ст. 201 УК РФ. Вторым признаком
преступлений коррупционной направленности является наличие связи деяния
со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и
обязанностей.
Третьим
направленности
признается
признаком
наличие
преступлений
у
субъекта
коррупционной
корыстного
мотива,
предусматривающего, что деяние связано с получением им имущественных
прав и выгод для себя или для третьих лиц. Четвертый признак преступлений
коррупционной направленности заключается в совершении преступления
только с прямым умыслом.
Необходимо иметь в виду, что в качестве исключения к преступлениям
коррупционной
направленности
следует
относить
преступления,
не
отвечающие указанным требованиям, но образующие данную категорию в
соответствии с ратифицированными РФ международно-правовыми актами и
национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий
для
получения
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег,
ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных
имущественных прав либо незаконного предоставления такой выгоды.
Многообразие
коррупционной
составов,
направленности,
образующих
позволило
62
категорию
разработать
преступлений
следующую
внутреннюю
классификацию.
Среди
преступлений
коррупционной
направленности выделяют две классификационных группы: 1) безусловные
преступления коррупционной направленности; 2) преступления коррупционной
направленности при соблюдении определенных условий.
К
числу
преступлений
коррупционной
направленности
без
дополнительных условий отнесены составы, регламентированные: ст, 184, п.
"б" ч. 3 ст. 188, ст. 204, п, п. "б" ч. 2 ст. 229.1, ст. ст. 289, 290, 291, 291.1 УК РФ.
Однако стоит заметить, что в указанный перечень включен предусмотренный п
УК РФ состав преступления, декриминализированный Федеральным законом
от 07.12.2011 N 420-ФЗ.
Перечень преступлений коррупционной направленности, требующих при
квалификации соблюдения определенных условий, включает преступления, в
статистической карточке которых следующие отметки: 1) о коррупционной
направленности основного состава преступления (ст. ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст.
210 УК РФ); 2) о коррупционной направленности основного состава
преступления в соответствии с международными актами (ст. ст. 294, 295, 296,
302, 307, 309 УК РФ); 3) о совершении преступления с корыстным мотивом (п.
п. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч, ст. ст. 170, 201, 202, 285, 285.1, 285.2, 285.3, ч, 2 и п.
"в" ч. 3 ст. 286, ст, ч. ч. 2 и 4 ст. 303, ст. 305 УК РФ); 4) о совершении
преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации (ч. ч. 3 и 4 ст. 183, п, п. "б" ч. 2
ст. 228.4, ч. ч. 1 и 3 ст. 303 УК РФ); 5) о совершении преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным
служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, и с корыстным мотивом (ч и 4 ст. 183, п,
п. "б" ч. 2 ст. 228.4, ч. ч. 1 и 3 ст. 303 УК РФ); 6) о совершении преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным
служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, и с корыстным мотивом, в зависимости
63
от даты возбуждения уголовного дела (п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ); 7) о
коррупционной направленности преступления, о совершении преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным
служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного
положения (ч. ч. 3 и 4 ст. 159, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.1, ч и 4 ст. 159.2, ч и 4 ст. 159.3,
ст, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.5, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.6, ч и 4 ст. 160, ч и 4 ст. 229 УК РФ); 8)
о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим
и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего
служебного положения и с корыстным мотивом (ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).
Способствующими
совершению
преступлений
коррупционной
направленности являются преступления, в статистической карточке имеются
сведения о совершении преступления, связанного с подготовкой (в том числе
мнимой) условий для получения должностным лицом, государственным
служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим
управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде
денег, ценностей, иного имущества либо незаконного предоставления такой
выгоды (ст. ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 (за исключением
случаев, указанных в п. 3.6), 169, 178, 179 УК РФ).
Между
тем
базовые
стратегические
принципы
противодействия
коррупции в РФ предусматривают как усиление правовых средств воздействия
путем совершенствования механизма уголовно-правовой охраны интересов
личности,
правильной
квалификации
преступлений
коррупционной
направленности, так и надлежащую правовую оценку повышения уровня
ответственности за их совершение1.
Вследствие этого наряду с совершенствованием нормативно-правового
регулирования средств уголовно-правовой охраны опережающая политика РФ
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Условное осуждение в контексте современной уголовноправовой политики РФ // Российская юстиция. 2014. N 5. С. 2 - 6.
1
64
по противодействию коррупции предполагает совершенствование мер единой
государственной
направленных
системы
на
профилактики
искоренение
коррупционной
причин
и
условий,
преступности,
порождающих
коррупционную преступность1.
В современных условиях стратегическими определяющими коррупцию
как социальное явление в Российской Федерации признаются социальноэкономические
детерминанты,
в
том
числе:
недостаточная
правовая
защищенность отечественной финансовой системы; негативные тенденции,
связанные с расширением спекулятивного характера иностранного капитала;
несбалансированность законодательства в сфере регулирования регистрации
прав собственности организаций в иностранных юрисдикциях; существенная
доля теневой экономики и поступательная криминализация общественных
отношений
в
хозяйственно-финансовой
сфере;
наращивание
темпов
недобросовестной конкуренции среди отечественных производителей и
учреждений в сфере услуг; рост миграционных процессов и значительный
приток
населения
из
южноазиатских
регионов;
наличие
выраженной
диспропорции в социально-экономическом развитии регионов и связанный с
ней отток квалифицированных специалистов.
Следовательно,
руководящим
принципом
угнетения
коррупции
посредством социально-экономических мер является повышение качества
жизни граждан, означающее проведение государственной политики по: 1)
ликвидации
неформальной
"прогрессирующей
занятости,
трудонедостаточности",
легализации
трудовых
сокращению
отношений,
решению
проблемы трудовой занятости, созданию рабочих мест и обеспечению
достойной оплаты труда; 2) установлению надлежащего контроля со стороны
государства и институтов гражданского общества за соблюдением трудовых
прав работников; 3) развитию жилищно-коммунальной инфраструктуры и
расширению доступности жилья; 4) повышению с учетом расширения
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Государственная политика РФ в сфере противодействия
преступлениям коррупционной направленности // Российская юстиция. 2015. N 5. С. 25 - 27.
1
65
инженерно-транспортных коммуникационных и информационных технологий
социальной мобильности населения; 5) повышению доступности и качества
медицинской помощи, образовательных услуг и совершенствованию кадрового
потенциала социальных учреждений.
К числу приоритетных направлений обеспечения государственной и
общественной безопасности в сфере противодействия коррупции посредством
политико-правовых средств следует отнести: 1) усиление роли государства как
гаранта безопасности личности; 2) совершенствование принципов и методов
взаимодействия органов государства и органов самоуправления с институтами
гражданского общества; 3) создание гарантий защиты прав и законных
интересов российских граждан; 4) разработку мер по усилению доверия
граждан к правоохранительной и судебной системам Российской Федерации; 5)
принятие
мер
по
предупреждению
коррупционной
преступности;
6)
совершенствование механизма правового регулирования с использованием
средств уголовного и административного права; 7) совершенствование
правоприменительной
практики;
8)
активизацию
международного
сотрудничества в поиске взаимоприемлемых мер, осуществляемых в сфере
противодействия коррупции.
Хотя коррупция существует с незапамятных времен и было множество
попыток правового решения этой проблемы, законодатели всех стран мира
продолжают проигрывать в борьбе с коррупцией, нередко совершая одни и те
же ошибки, повышающие коррупционные риски.
Можно выделить следующие группы наиболее типичных ошибок либо
факторов коррупционных рисков в правотворческой деятельности1.
Первая группа правотворческих ошибок связана с дефектами правового
регулирования в целом:
В России первые крупные разработки этой темы были осуществлены Институтом
законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ и Центром
стратегических исследований. См., например: Правовые акты: антикоррупционный анализ /
Под ред. В.Н. Найденко, Ю.А. Тихомирова, Т.Я. Хабриевой. М., 2010; Южаков В.Н.
Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов: методика, опыт и
перспективы // Вопросы государственного и муниципального управления. 2008. N 2.
1
66
- неопределенность содержания правовых норм;
- коллизии между нормативными правовыми актами;
- пробелы в правовом регулировании;
- поспешность в правовом регулировании;
- чрезмерная свобода усмотрения органов, принимающих подзаконные
акты;
- недостаточное регулирование процедур осуществления норм права в
деятельности государственных и муниципальных органов;
- недостаточные ресурсы, обеспечивающие требования закона;
- недостаточные полномочия надзорных, контрольных и аудиторских
органов;
- отсутствие системного подхода к противодействию коррупции,
охватывающему как публичную, так и частную сферы;
- отсутствие системы оценки коррупционных рисков в правовом
регулировании.
Вторая группа факторов коррупционных рисков - дефекты правового
регулирования деятельности государственных и муниципальных органов,
должностных лиц и служащих:
- излишняя свобода дискреционных полномочий;
- размытость правовых норм, закрепляющих полномочия;
- неопределенность временного формата осуществления полномочий;
- недостаточное регулирование административных процедур;
- отсутствие тендерных (аукционных) процедур в сфере публичных
закупок;
- недостаточное участие общественных объединений в деятельности
государственных и муниципальных органов;
- недостаточность запретов и ограничений для государственных и
муниципальных органов и служащих;
- отсутствие транспарентности в деятельности государственных и
муниципальных органов и служащих;
67
- отсутствие либо недостаточность контроля за государственными и
муниципальными органами и служащими;
- отсутствие структур антикоррупционного комплаенса в публичных
органах и частных организациях.
Третья группа факторов коррупционных рисков охватывает дефекты
правового положения физических и юридических лиц в отношениях с
государственными и муниципальными органами и служащими:
- неопределенность правового положения физических и юридических лиц
в отношениях с государственными и муниципальными органами и их
представителями;
- заполнение пробелов в регулировании правового положения лиц актами
административных органов;
- чрезмерные ограничения прав и правовых возможностей лиц;
- избирательные изменения в содержании прав и законных интересов;
-
искусственные
препятствия
или
обременительные
требования,
препятствующие реализации прав и правовых возможностей;
- недостаточность процедур обжалования административных решений;
- недостаточность судебных средств защиты, в том числе коллективных;
- недостаточность механизмов возмещения ущерба, причиненного
коррупционными деяниями;
- отсутствие мер защиты лиц, раскрывающих коррупционные деяния;
- непринятие административными органами мер по предупреждению
коррупционных рисков.
Многие из указанных факторов коррупционных рисков нашли отражение
в
Постановлении
Правительства
РФ
от
26
февраля
2010
г.
"Об
антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов
нормативных правовых актов", а также в методических антикоррупционных
руководствах федеральных, региональных и муниципальных органов.
Устранение дефектов правоприменительной практики. Недостаточно
создать высококачественное законодательство, обладающее иммунитетом либо
68
невосприимчивостью к коррупционным рискам, поскольку оно не гарантирует
защиту от коррупционных рисков в невероятно многогранной и постоянно
меняющейся правоприменительной практике.
Ограниченность времени лекции не позволяет подробно остановиться на
этой
теме.
Поэтому
выделим
только
основные
направления
антикоррупционного обеспечения правоприменительной деятельности.
Первое направление - создание целостной, постоянно развивающейся
системы антикоррупционного воспитания и образования, прививающей
неприятие коррупции.
Второе направление - открытость и контроль за деятельностью
публичных органов и организаций и частных структур, обеспечивающих
потребности государства и общества.
И
третье
направление
-
оптимизация
структуры,
оснащение
необходимыми ресурсами, координация деятельности органов, участвующих в
противодействии коррупции.
Таковы общие направления антикоррупционного совершенствования
правоприменительной практики, которые должны наполняться конкретным
содержанием в зависимости от особенностей сфер правоприменительной
практики, регулирующего законодательства, задействованных публичных
органов
и
общественных
структур,
а
также
степени
освоения
правоохранительными органами искусства борьбы с коррупцией.
Таким образом, использование на национальном уровне специальных мер
по
снижению
уровня
коррупционной
преступности
предполагает
осуществление во избежание криминализации отношений в системе органов
государственной власти и самоуправления согласованной деятельности органов
государственного контроля (надзора) и институтов гражданского общества,
одобрение
государством
деятельности
негосударственных
институтов,
общественных объединений граждан, консолидирующих в рамках правового
поля
усилия
по
предупреждению
преступлений
коррупционной
направленности. Государственная политика по противодействию коррупции
69
инспирирует комплекс мер по формированию в отношении коррупции как
социально-правового
явления
атмосферы
неприемлемости
посредством
расширения конструктивного информационного воздействия на институты
власти и общества, осуществления просветительских мер в области правового
воздействия.
3.2 Тенденции уголовно-правовой политики РФ в сфере противодействия
преступлениям коррупционной направленности
Реализация Российской Федерацией уголовно-правовой политики в
контексте государственной стратегии по противодействию нарастающим в
современном мире угрозам государственной и общественной безопасности
закономерно предопределила необходимость последовательной новеллизации
законодательных и организационно-практических мер по борьбе с коррупцией.
Негативные тенденции в динамике развития коррупционной преступности в РФ
подрывают авторитет государства, существенно снижается уровень доверия
населения, что неизбежно оказывает влияние на развитие институтов
гражданского общества, правовые основы российской государственности,
порождает политическую нестабильность, влекущую распространение в
условиях
многонационального
и
конфессионального
характера
государственности идеологии, наносящей ущерб гражданскому миру и
согласию1.
Актуализация проблемы противодействия коррупции в РФ подтверждается
индексом ее восприятия. В 2016 году, по мнению международных экспертов,
Россия заняла сто тридцать первое место из ста семидесяти шести стран,
принявших участие в аудите. Вследствие этого более двух третей подвергнутых
исследованию международной организацией Transparency International стран
(74,4%)
опережают
Россию
в
эффективности
принимаемых
мер
противодействия коррупции.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Стратегические направления противодействия коррупции в РФ
// Российская юстиция. 2016. N 7. С. 19.
1
70
Неблагоприятные
тенденции
развития
коррупции
подтверждаются
увеличением на 1,4% в 2016 году общей численности зарегистрированных
преступлений коррупционной направленности по сравнению с предыдущим
годом (с 32 455 до 32 924). Соответственно, увеличению подлежал до 1,52% в
2016 году относительный показатель зарегистрированных преступлений
коррупционной направленности. Удельный вес нанесенного в 2016 году
преступлениями
коррупционной
направленности
материального
ущерба
составил 7,8% от общей суммы причиненного ущерба совершенными
преступлениями в целом.
Наметившаяся
в
условиях
глобализации
международной
жизни
трансформация коррупции как социально-правового явления неизбежно
детерминировала
характер
и
виды
преступлений
коррупционной
направленности. Вследствие этого особую значимость при определении мер
уголовно-правовой политики в сфере противодействия коррупции приобретает
осмысление теоретико-методологических основ данного явления, прежде всего
в части разработки единообразных подходов к дефиниции коррупции.
Сложность установления границы между указанными коррупционными
деяниями предопределяется различным значением используемых дефиниций в
международном и национальном праве. Плюрализм различных национальных
правовых систем обусловил неоднозначные подходы к законодательному
определению
коррупции,
коррупционной
преступности,
преступлений
коррупционной направленности и т.д.
Проблема изначально заключается в том, что международное сообщество
руководствуется таким обобщающим коррупцию термином, как коррупционное
правонарушение. Коррупцию образуют коррупционные деяния, влекущие
дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную
ответственность. В РФ коррупция в соответствии с Федеральным законом "О
противодействии коррупции" рассматривается преимущественно в аспекте
наиболее распространенных преступлений коррупционной направленности: 1)
злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки,
71
злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп и т.д.; 2) совершение
перечисленных деяний от имени или в интересах юридического лица.
Правовой симбиоз норм международного и национального права позволяет
рассматривать коррупцию как многогранное социально-правовое явление,
подразумевает
коммерческой
линию
или
дисциплинарного
поведения
иной
должностного
организации,
проступка,
лица,
сопряженную
руководителя
с
совершением
гражданско-правового
деликта,
административного правонарушения или преступления. На основании этого
представляется,
что
содержание
и
сущность
коррупции
составляют
взяточничество, криминальный лоббизм в органах государственной власти,
органах самоуправления, коммерческих и иных организациях, незаконное
участие государственных и муниципальных служащих в предпринимательской
деятельности вопреки интересам службы, предоставление третьим лицам в
нарушение интересов государственной и муниципальной службы, интересов
частных коммерческих и иных лиц определенных прав, льгот, преимуществ и
т.п.
Учитывая, что на современном этапе наряду с ростом коррупционных
правонарушений происходит распространение коррупции во всех сферах
жизнедеятельности
российского
общества,
актуализируется
проблема
значительной трансформации преступлений коррупционной направленности.
Необходимость
реализации
предупредительной
функции
национальной
системы права обусловила реализацию указания Генеральной прокуратуры
России N 65/11, МВД России N 1 от 01.02.2016 "О введении в действие
перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых
при формировании статистической отчетности".
Согласно Перечню N 23 указания Генеральной прокуратуры РФ и МВД
России 2016 года, преступления коррупционной направленности следует
разграничивать
на
две
классификационные
группы:
1)
безусловные
преступления коррупционной направленности; 2) преступления коррупционной
направленности при соблюдении определенных условий. К числу преступлений
72
коррупционной направленности без дополнительных условий отнесены
составы, регламентированные ст, 184, п. "б" ч. 3 ст. 188, ст. 204, п, п. "б" ч. 2 ст.
229.1, ст. ст. 289, 290, 291, 291.1 УК РФ.
Перечень преступлений коррупционной направленности, требующих при
квалификации соблюдения определенных условий, включает преступления, в
статистической карточке которых стоят отметки: 1) о коррупционной
направленности основного состава преступления (ст, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210 УК
РФ); 2) коррупционной направленности основного состава преступления в
соответствии с международными актами (ст, 295, 296, 302, 307, 309 УК РФ); 3)
совершении преступления с корыстным мотивом (пп. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2
ст. 142, ст. ст. 170, 201, 202, ч, 285, 285.1, 285.2, 285.3, ч. ч. 1, 2 и п. "в" ч. 3 ст.
286, ст. 292, ч и 4 ст. 303, ст УК РФ); 4) совершении преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным
служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации (ч. 4 ст. 188, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст.
226.1, ч. 2 ст. 228.2, п, ч. ч. 3 и 4 ст. 229.1 УК РФ); 5) совершении преступления
должностным
лицом,
государственным
служащим
и
муниципальным
служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, и с корыстным мотивом (ч. ч. 3 и 4 ст.
183, п. "б" ч. 4 ст. 228.1, п, ч. 3 ст. 256, ч, ч. 3 ст. 258.1, п и 3 ст. 260, ч и 3 ст.
303, ст, 322.2, 322.3 УК РФ); 6) совершении преступления должностным лицом,
государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом,
выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации
и с корыстным мотивом, в зависимости от даты возбуждения уголовного дела
(п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ); 7) коррупционной направленности преступления, о
совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и
муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего
служебного положения (ч и 4 ст. 159, ч и 4 ст. 159.1, ч и 4 ст. 159.2, ч и 4 ст.
159.3, 159.4, ч и 4 ст. 159.5, ч и 4 ст. 159.6, ч и 4 ст. 160, ч и 4 ст. 229 УК РФ); 8)
73
совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и
муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего
служебного положения и с корыстным мотивом (ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).
Способствующими
совершению
преступлений
коррупционной
направленности являются преступления при наличии в статистической
карточке сведений о совершении преступления, связанного с подготовкой (в
том
числе
мнимой)
условий
для
получения
должностным
лицом,
государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом,
выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации
, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества либо незаконного
представления такой выгоды (ст. ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6
(за исключением случаев, указанных в п. 3.6), ст, 178, 179 УК РФ).
Анализ перечисленных классификационных групп позволяет отметить
приоритетное положение в исследуемом перечне преступлений коррупционной
направленности
без
дополнительных
условий.
Указанные
составы
преступлений регламентируются соответственно в главах 19, 22 - 25, 30 УК РФ.
Соответственно,
преступление
коррупционной
совокупность противоправных
руководствующихся
умышленных
корыстным
мотивом,
направленности
деяний
образует
должностных
сопряженных
с
лиц,
получением
имущественных прав и выгод материального характера или незаконного
предоставления определенных преимуществ, как для себя, так и для третьих
лиц.
Рассматривая основные направления дальнейшего совершенствования
механизма
противодействия
основополагающее
значение
коррупции
имеет
в
РФ,
стоит
законодательная
сказать,
регламентация:
что
1)
дефиниции коррупции; 2) составов коррупционных правонарушений; 3)
преступлений коррупционной направленности.
Ключевыми
признаки
принципами
коррупционных
противодействия
преступлений
74
и
коррупции,
иных
сочетающей
коррупционных
правонарушений, должны являться: 1) активизация сотрудничества государства
с международными организациями, институтами гражданского общества и
физическими
лицами;
2)
реализация
внутригосударственных
мер
по
предупреждению коррупции. Среди внутригосударственных мер должное
внимание следует уделять обеспечению: а) публичности и открытости в
деятельности государственных органов, органов местного самоуправления,
коммерческих и иных организаций; б) неотвратимости ответственности за
совершение
коррупционных
преступлений
и
иных
коррупционных
правонарушений; в) согласованности социально-экономических, политикоправовых, организационных и специальных мер. Противодействие коррупции
предполагает сочетание ресурсов федеральных органов государственной
власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного
самоуправления,
институтов
гражданского
общества,
организаций
и
физических лиц.
На правотворческом уровне требуется последовательная новеллизация
отраслевых норм российского законодательства1. Прежде всего, это касается
урегулированности норм в контексте разграничения составов коррупционных
правонарушений
и
преступлений
коррупционной
направленности.
Немаловажное значение имеет правильная юридическая оценка совершенных
преступлений
коррупционной
направленности.
Например,
согласно
Определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от
16.10.2014 N 46-УД14-8 переквалификации с ч УК РФ на ч. 3 ст. 159.4 УК РФ
подлежали действия лица, совершившего мошенничество, сопряженное с
преднамеренным
неисполнением
договорных
обязательств
в
сфере
предпринимательской деятельности2. На правоприменительном уровне имеют
место спорные моменты, связанные с юридической оценкой действий,
связанных с превышением должностных полномочий. Так, постановлением
Авдеев В.А. Оптимизация целей наказания в контексте предупреждения преступности //
Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и
права. 2013. N 2. С. 41 - 53.
2
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2015. N 6.
1
75
Президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23.12.2015 ошибочной
была признана констатация в приговоре факта умышленного причинения
тяжкого
вреда
здоровью
в
качестве
квалифицирующего
признака,
регламентированного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ1.
Наряду с имеющими место проблемами правильной квалификации
преступлений коррупционной направленности стоит отметить актуализацию
проблемы назначения виновному соразмерного вида наказания. Например,
согласно постановлению Президиума Верховного суда Чувашской Республики
от 17.07.2015 противоречащей требованиям закона была признана замена
основного наказания в виде штрафа лишением свободы лицу, осужденному по
ч. 1 ст. 285 УК РФ и злостно уклоняющемуся от его уплаты. Исходя из ч. 5 ст.
46 УК РФ штраф может быть заменен иным видом наказания за исключением
лишения свободы на определенный срок2.
На
правотворческом
уровне,
учитывая
наносимый
существенный
материальный ущерб интересам службы и организаций, представляется
целесообразным обратить пристальное внимание на детальную регламентацию
правовых основ компенсации причиненного ущерба, в том числе путем
добровольного погашения ущерба, изъятия денег, ценностей, ареста имущества,
удовлетворения гражданских исков и т.п.
Осуществление
мероприятий
по
профилактике
коррупционных
правонарушений и преступлений коррупционной направленности тесно связано
с
повышением
эффективности
методов
выявления
и
пресечения
коррупционных преступлений. Прикладное значение имеют: 1) разработка
административных ресурсов предупреждения коррупции; 2) установление
процедуры
выявления,
расследования
и
осуждения
коррумпированных
должностных лиц; 3) введение правовых положений для конфискации средств и
имущества,
приобретенных
в
результате
совершения
преступлений
коррупционной направленности; 4) применение экономических санкций к
1
2
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2016. N 10.
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2016. N 6.
76
предприятиям, причастным к коррупции; 5) создание властного органа,
осуществляющего предупреждение коррупции; 6) проведение государством
кадровой политики, основанной на принципах прозрачности деятельности
муниципальных служащих и подконтрольности их населению; 7) разработка
кодексов поведения публичных должностных лиц; 8) установление прозрачной
и эффективной системы распределения финансов в сфере закупок.
Значительную роль на современном этапе государственной политики по
профилактике коррупции приобретает совершенствование воспитательного
правового воздействия на население, правовое просвещение граждан в части
защиты их законных прав и свобод, надлежащий уровень образовательного
процесса на всех уровнях и программах подготовки кадров государственной и
муниципальной службы, комплексно воздействующих на формирование в
российском обществе под влиянием правовой культуры либо угрозы
неотвратимости правовых последствий устойчивого социально полезного
поведения, негативного отношения к реализации правового конфликта личных
интересов и интересов службы1.
Резюмируя изложенное, необходимо подчеркнуть, что новые тенденции в
уголовно-правовой политике РФ по противодействию коррупции должны
сочетать законодательную новеллизацию административных, уголовных,
гражданских и иных отраслевых норм с реализацией на правоприменительном
уровне мер по профилактике коррупции, основанных на взаимодействии
культурно-просветительских, организационно-практических и иных правовых
механизмов воздействия, содействующих последовательности в осуществлении
антикоррупционной политики государства, повышению социальной активности
граждан,
общественных
государственного
и
объединений,
социального
контроля
обусловливающих
за
конфликтом
усиление
интересов
должностных лиц в системе органов государственной власти, органов местного
самоуправления, коммерческих и иных организаций.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Противодействие коррупционной преступности в РФ в
контексте имплементации норм международного права // Юридическое образование и наука.
2016. N 3. С. 135 - 139.
1
77
78
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
В результате проведенного исследования можно сделать следующие
выводы:
Коррупция - одно из самых старых общественно-криминальных форм
человеческого общения. Как у всякого сложного социального явления, у
коррупции не существует единственного канонического определения. Понятно,
что его по-разному трактуют социологи и специалисты по управлению,
экономисты и юристы.
Современная коррупция - это не элементарный уголовно-правовой
феномен, ее следует рассматривать как криминологическое, социальноэкономическое
образование
с
многоструктурным
и
многоуровневым
содержанием, в логический объем которого включается комплекс однородных
видов общественно опасных деяний.
Коррупция в современной России затрагивает практически все возможные
отрасли, начиная от правоохранительных органов и медицины и заканчивая
вузами, школами и т.п.
Несмотря на предпринимаемые государством многочисленные меры,
направленные на профилактику, предупреждение и борьбу с коррупцией,
данное противоправное явление все еще продолжает оставаться одной из
основных угроз национальной безопасности России.
В нашей стране принят целый ряд нормативных актов по противодействию
коррупции. Основным законодательным достижением является Федеральный
закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" , в котором
впервые на законодательном уровне дается определение "коррупция",
"противодействие коррупции". В основу определения "противодействие
коррупции"
законодатель
государственной
Российской
власти,
Федерации,
вложил
деятельность
органов
государственной
органов
местного
федеральных
органов
власти
субъектов
самоуправления,
институтов
гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их
полномочий по предупреждению коррупции, в т.ч. по выявлению и
79
последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции), по
выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию
коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией), по минимизации и
(или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений.
Неэффективность
уголовно-правового
противодействия
коррупции
обусловлена тем, что данное явление, с нашей точки зрения, легитимировано
российской
правовой
культурой,
с
чем
связан
теневой
характер
коррупционного проявления. На этом фоне происходит рост коррупционных
преступлений, который выступает коррелятом правовому нигилизму. Однако
при этом уголовно-правовое воздействие на коррупцию можно представить в
двух аспектах: регулятивном и ценностно-правовом. Регулятивное уголовноправовое воздействие представляет собой адекватное субъективное отражение
информации, содержащейся в нормах уголовного права, выраженное в
соблюдении уголовно-правового статуса и реализации задач уголовного права.
Уголовно-правовое воздействие в ценностно-правовом смысле представляет
собой объективную реализацию субъектом своего уголовно-правового статуса,
обусловленную стремлением реализовать в рамках правовой свободы свои
законные интересы.
В соответствии с Конституцией РФ противодействие коррупции можно
представить как систему правовых средств и методов, опирающихся на
конституционно-правовой
обеспечивается
статус
закреплением
в
личности,
который
законодательстве
в
адекватных
обществе
форм
и
оснований ответственности должностных лиц и соответствующего им
процессуального порядка привлечения к уголовной ответственности.
В уголовном праве средством противодействия коррупции должна быть
уголовно-правовая норма, устанавливающая уголовную ответственность за
незаконное использование физическим лицом своего должностного положения
вопреки законным интересам общества или государства в целях получения
выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного
характера, иных имущественных прав для себя или для других лиц.
80
Представляется, что такая уголовно-правовая норма, несомненно, должна
быть
императивной,
обязательной
для
исполнения.
Она
не
должна
способствовать расширительному судебному усмотрению.
Санкция уголовно-правовой нормы также должна быть относительно
определенной, однако в ней сроки самой строгой меры наказания - лишение
свободы должны определяться по принципу "от и до", где "от" намного строже
двух месяцев (минимального срока лишения свободы) за тяжкие и особо
тяжкие преступления.
Таким образом, несмотря на то, что в настоящее время в Российской
Федерации
в
целом
сформировалась
законодательная
база
в
сфере
противодействия коррупции, приняты соответствующие законодательные,
экономические, организационные, политические, информационные меры,
направленные на государственное регулирование правоотношений в этой
области, защиту общества и государства от коррупционных проявлений,
проблемы до сих пор сохраняются.
С
учетом
сказанного
необходимо
совершенствовать
уголовное
законодательство в части криминализации наиболее опасных коррупционных
деяний и усиления санкции за их совершение. Кроме того, следует поддержать
известных ученых-юристов и практических работников, предлагающих вернуть
в Уголовный кодекс Российской Федерации конфискацию имущества как вид
наказания, а судам существенно расширить область ее применения. Тем более
что данный вид наказания за коррупционные преступления оправдал себя не
только в нашей истории, но и в зарубежных странах.
С целью усовершенствования системы наказания за коррупционные
преступления в действующее уголовное законодательство в качестве основного
и/или дополнительного наказания в литературе, на мой взгляд, правильно
предлагается ввести лишение осужденного права:
1) выдвигать свою кандидатуру для избрания в органы государственной
власти и местного самоуправления либо на иные избираемые государственные
должности;
81
2) участвовать в конкурсах на замещение вакантных должностей в
исполнительных органах государственной власти и местного самоуправления;
3) принимать участие в выборах представителя в законодательные
(представительные) органы власти и местного самоуправления, в референдуме;
4) выступать в качестве доверенного лица кандидата на выборные
государственные и муниципальные должности;
5) выступать в качестве общественного наблюдателя за избирательным
процессом
в
органы
законодательной
(представительной)
власти,
за
проведением референдума;
6) занимать должность члена избирательной комиссии либо комиссии по
проведению референдума;
7) занимать должность члена конкурсной комиссии;
8) лишение пассивного избирательного права
Законодательное
оформление
указанных
предложений
могли
бы
инициировать суды общей юрисдикции в лице Верховного Суда РФ,
являющегося субъектом законодательной инициативы. Он бы мог также
обобщить судебную практику и дать соответствующие указания судам общей
юрисдикции о необходимости ужесточения наказания в отношении лиц,
совершающих наиболее опасные коррупционные преступления.
82
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно-правовые акты
1.
Конвенция
ООН
против
транснациональной
организованной
преступности 2000 г. // URL: www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/
2.
Конвенция
ООН
против
коррупции
2003
г.
//
URL:
www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml.
3.
Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993)(с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)//
Российская газета. 21.01.2009. №7
4.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-
ФЗ//СЗ РФ. 17.06.1996, N 25, ст. 2954
5.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от
18.12.2001 N 174-ФЗ // СЗ РФ. 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921
6.
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации" от
08.01.1997 N 1-ФЗ// СЗ РФ. 13.01.1997, N 2, ст. 198
7.
Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О
противодействии коррупции" // СЗ РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6228.
8.
Федеральный закон от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ "О ратификации
Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию" // СЗ РФ. 2006. N 31
(ч. 1.). Ст. 3424.
9.
Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной
гражданской службе Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.
10.
Федеральный закон от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ "О ратификации
Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции" // СЗ РФ.
2006. N 12. Ст. 1231.
11.
Федеральный закон РФ от 03.12.2012 N 230-ФЗ "О контроле за
соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных
лиц их доходам" // СЗ РФ. 2012. N 50 (ч. 4). Ст. 6953.
83
12.
Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "О
противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным
путем, и финансированию терроризма" (с изм. и доп., вступ. в силу с
01.09.2016)// СЗ РФ. 13.08.2001, N 33 (часть I), ст. 3418
13.
Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016)
"Об оперативно-розыскной деятельности"// СЗ РФ. 14.08.1995, N 33, ст. 3349
14.
Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 «О Стратегии
национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание
законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.
15.
Указ Президента РФ от 01.04.2016 N 147 "О Национальном плане
противодействия коррупции на 2016 - 2017 годы"// СЗ РФ. 04.04.2016, N 14, ст.
1985
16.
Указ Президента РФ от 28.07.2012 N 1060 (ред. от 01.09.2016) "Об
утверждении состава Совета при Президенте Российской Федерации по
противодействию коррупции и состава президиума этого Совета"// СПС
КонсультантПлюс
17.
Указ Президента РФ от 19.05.2008 N 815 (ред. от 14.02.2014) "О
мерах по противодействию коррупции"// СЗ РФ. 26.05.2008, N 21, ст. 2429
18.
Указ Президента РФ от 15.07.2015 N 364 "О мерах по
совершенствованию организации деятельности в области противодействия
коррупции"// СПС КонсультантПлюс
19.
Указ Президента РФ от 11 апреля 2014 г. N 226 "О национальном
плане противодействия коррупции на 2014 - 2015 годы" // Собрание
законодательства Российской Федерации. 2014. N 15. Ст. 1729.
20.
Распоряжение Правительства РФ от 17 сентября 1992 г. N 1761-р
"Об образовании Правительственной комиссии по вопросам борьбы с
коррупцией в системе государственной службы" // Собрание актов Президента
и Правительства РФ. 1992. N 13. Ст. 1071.
21.
Распоряжение Правительства РФ от 17 сентября 1992 г. N 1761-р
"Об образовании Правительственной комиссии по вопросам борьбы с
84
коррупцией в системе государственной службы" // Собрание актов Президента
и Правительства РФ. 1992. N 13. Ст. 1071.
22.
Национальная стратегия противодействия коррупции (утверждена
Указом Президента РФ от 13 апреля 2010 года №460)// СПС КонсультантПлюс
23.
Совместное указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД России
от 15 февраля 2012 г. N 52-11 и N 2 "О введении в действие перечней статей
Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании
статистической отчетности" (утр. силу).
24.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г.
N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными
полномочиями
и
о
превышении
должностных
полномочий"
//
СПС
КонсультантПлюс
25.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24
(ред. от 03.12.2013) "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных
коррупционных преступлениях"// СПС КонсультантПлюс
26.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О
судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных
преступлениях" // СПС КонсультантПлюс.
27.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка
(Принят 17.12.1979 Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании
Генеральной Ассамблеи ООН) из информационного банка "Международное
право" // СПС «Консультант - Плюс».
28.
Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4
февраля 1999 г. N 18-О
29.
Определение ВС РФ от 10 марта 2016 г. N 85-УД15-12// СПС
КонсультантПлюс
30.
Апелляционное определение ВС РФ от 27 августа 2014 г. N 86-
АПУ14-12// СПС КонсультантПлюс
85
Специальная литература:
1.
Авдеев
В.А.
Оптимизация
целей
наказания
в
контексте
предупреждения преступности // Криминологический журнал Байкальского
государственного университета экономики и права. 2013. N 2. С. 41 - 53.
2.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Государственная политика РФ в сфере
противодействия преступлениям коррупционной направленности // Российская
юстиция. 2015. N 5. С. 25 - 27.
3.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Правовое воздействие и правовая
политика: вопросы институционализации и инструментальной сущности //
Юридический мир. 2015. N 11. С. 19 - 23.
4.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Противодействие коррупционной
преступности в РФ в контексте имплементации норм международного права //
Юридическое образование и наука. 2016. N 3. С. 135 - 139.
5.
Авдеев
В.А.,
Авдеева
О.А.
Стратегические
направления
противодействия коррупции в РФ // Российская юстиция. 2016. N 7. С. 19.
6.
Авдеев В.А., Авдеева О.А. Условное осуждение в контексте
современной уголовно-правовой политики РФ // Российская юстиция. 2014. N
5. С. 2 - 6.
7.
Будатаров
законодательстве
и
С.
М.
Понятие
юридической
коррупции
литературе
в
//Вестник
российском
Томского
государственного университете 2013. № 3.
8.
Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 2000.
9.
Герцензон А.А. Квалификация преступления. М., 1947
10.
Глинкина с. П. К вопросу о феномене коррупции // Государство и
право. №1. 2015.
11.
Евстратьев В. Ю. Коррупция в России // Среднерусский вестник
общественных наук. № 4.2015.
12.
Зорькин В.Д. Конституция против криминала // Российская газета.
2010. 10 декабря.
86
13.
Иванов Э.А. Антикоррупционный комплаенс-контроль в странах
БРИКС: монография. М.: Юриспруденция, 2015
14.
Иноземцева
Л.Н.
Экономические
последствия
коррупции
//
Преодоление коррупции - главное условие утверждения правового государства
/ Под ред. А.И. Комарова. М., 2009. Т. 1 (39).
15.
Качелин М.С. Международно-правовое противостояние отмыванию
денежных средств и организованной преступности в контексте борьбы с
коррупцией // Налоги. 2010. N 18.
16.
Коррупция: природа, проявления, противодействие / Под ред. Т.Я.
Хабриевой. М., 2015
17.
Костенников М.В., Куракин А.В., Калита И.А. Прокуратура и
противодействие коррупции // Российская юстиция. 2013. N 8
18.
Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.,
19.
Лаврентьева О.О. Принципы противодействия коррупционным
1984
правонарушениям
в
системе
государственной
гражданской
службы
//
Административное и муниципальное право. 2015. N 11
20.
Лаптев Р. А.
Понятие и виды коррупции как социального и
исторического явления // Молодой ученый. 2014. № 18.
21.
Лобанова Л.В., Погосян А.Р. Проблемы обеспечения уплаты
штрафа, назначенного за преступления, предусмотренные ст. 290 - 291.1 УК РФ
// Уголовное право. 2015. N 4.
22.
Луценко
С.И.
Взятка:
вопросы
квалификации
//
СПС
КонсультантПлюс. 2017.
23.
Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.
24.
Овсянникова А. С. Коррупция как социальное явление // Ученые
записки Российского государственного социального университета. 2011.№ 4.
25.
Полукаров А.В. Теоретические основы назначения наказаний за
коррупционные преступления // Современное право. 2016. N 4. С. 73 - 76.
87
26.
Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы:
коллективная монография / С.А. Авакьян, И.П. Кененова, А.С. Ковлер и др.;
отв. ред. и рук. авт. кол. С.А. Авакьян. М.: Юстицинформ, 2016.
27.
Путин В.В. От сырья к технологиям // АиФ. 2012. N 5
28.
Словами о делах // Российская газета. 2016. 28 апр.; Кривая роста //
Российская газета. 2012. 27 сент.
29.
Спектор
Е.И.
Коррупционные
правонарушения:
проблемные
вопросы юридической квалификации // Журнал российского права. 2015. N 8.
30.
Талапина Э.В. Государственное управление в информационном
обществе (правовой аспект): монография. М.: Юриспруденция, 2015
31.
Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957
32.
Участие институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией:
научно-практическое пособие / Т.А. Едкова, О.А. Иванюк, А.В. Сороко и др.;
отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М.: Институт законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве РФ, ПОЛИГРАФ-ПЛЮС, 2013
33.
Фадеев А. В. Социальная обусловленность антикоррупционного
законодательства // Социология власти. 2011.№ 1.
34.
Федеральный закон от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ "О ратификации
Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию" // СЗ РФ. 2006. N 31
(ч. 1.). Ст. 3424
35.
ФЗ РФ от 25.12.2008 № 273-ФЗ (в редакции от 03.04.2017) «О
противодействии коррупции» // СПС «Консультант - Плюс».
36.
Фомченков Т. Два процента в минус // Российская газета. 2016. 13
37.
Хабибулина О.В. К вопросу о видах запретов для государственных
мая.
служащих Российской Федерации // Административное право и процесс. 2016.
N 3. С. 24 - 31.
38.
Черепанова Е.В. Правовые проблемы квалификации преступлений
коррупционной направленности // Журнал российского права. 2016. N 9. С. 101
- 107.
88
39.
Шульга В.И. Коррупция в статистике современной России //
Территория новых возможностей. Вестник. ВГУЭС. 2015. N 1.
40.
Яковлева Т.В. О коррупции и механизмах противодействия этому
явлению в современной России // Вестник российской нации. 2009. N 1 (3).
89
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа