close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гольтяев Александр Алексеевич. Актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела

код для вставки
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки
40.03.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное право»
Студента Гольтяева Александра Алексеевича шифр 150677 з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
Актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела
Студент_________________________________________________ Гольтяев А.А.
Руководитель___________________________________Сопов Д. В., к.ю.н., доцент
Рецензент______________________________________________Родионова М. М.
старший следователь орловского МСО СУ СК России по Орловской области
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2018 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2018
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.03.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«_31__»_____октября _2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Гольтяева Александра Алексеевича шифр 150677 з
1. Тема ВКР «Актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела».
Утверждена приказом по университету от «24» ноября 2017 г. № 2-3418
2. Срок сдачи студентом законченной работы «30» мая 2018 г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет - ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): рассмотреть понятие, содержание и значение стадии возбуждения
уголовного дела; провести теоретико-правовой анализ правового закрепления
стадии возбуждения уголовного дела и определить пути совершенствования ее
регулирования;
определить
современное
состояние
стадии
возбуждения
уголовного дела выявить особенности процессуального порядка возбуждения
3
уголовного
дела;
изучить
процессуальное
положение
рассматриваемой стадии.
Дата выдачи задания «31» октября 2017 г.
Руководитель
__________________
Задание принял к исполнению
_________________
Д. В. Сопов
А.А. Гольтяев
участников
4
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование
этапов ВКР
Выбор темы ВКР
Подбор литературы по
исследуемой теме
Определение
актуальности
темы,
написание введения
Написание первой главы
Написание второй главы
Составление выводов и
написание заключения
Оформление
списка
использованных
источников
Представление работы на
кафедру
Сроки выполнения
этапов работы
01.11.2017 г. – 30.11.2017 г.
01.11.2017 г. – 30.12.2017 г.
Примечание
выполнено
выполнено
02.01.2018 г. – 31.01.2018 г.
выполнено
01.02.2018 г. – 28.02.2018 г.
15.02.2018 г. – 31.03.2018 г.
01.04.2018 г. – 30.04.2018 г.
выполнено
выполнено
выполнено
01.05.2018 г. – 29.05.2018 г.
выполнено
30.05.2018 г.
выполнено
Студент
_______________
А.А. Гольтяев
Руководитель ВКР
_______________
Д. В. Сопов
5
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Актуальные проблемы
стадии возбуждения уголовного дела»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Гольтяев А.А.
Руководитель: к.ю.н., доцент Сопов Д. В.
Объем работы: 62 страницы.
Ключевые слова: стадии уголовного процесса, возбуждение уголовного дела,
основания возбуждения уголовного дела, совершенствование стадии возбуждения
уголовного дела.
В работе рассмотрены понятие и правовые основы стадии возбуждения
уголовного дела, определены содержание и значение стадии возбуждения
уголовного дела, проанализирована правовое закрепление стадии возбуждения
уголовного дела и определены пути совершенствования ее регулирования,
выявлены особенности процессуального порядка возбуждения уголовного дела,
рассмотрено
процессуальное
положение
участников
стадии
возбуждения
и
имеют
определенное
уголовного дела.
Рекомендации:
материалы
работы
теоретическое и практическое значение.
выводы
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..…………..7
ГЛАВА
1.
ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ
СОДЕРЖАНИЕ
ИНСТИТУТА
ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА...............................................................11
1.1. Возбуждение уголовного дела: понятие, содержание и значение……...….11
1.2.
Правовое закрепление стадии возбуждения уголовного дела и пути
совершенствования ее регулирования …………………………………….…….…..16
1.3. Современное состояние стадии возбуждения уголовного дела: вопросы
теории и практики ……………………...………………………………….…….…..21
ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ
ПРАКТИКИ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА …….36
2.1. Особенности процессуального порядка возбуждения уголовного дела…....36
2.2. Процессуальное положение участников стадии возбуждения уголовного
дела……………………………………………………………………………………41
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..52
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………….…...56
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность выпускной квалификационной работы. В последние годы
институт
возбуждения
уголовного
дела
подвергался
существенным
законодательным изменениям. Так, к примеру, принятые и вступившие в
законную силу нормы Федерального закона № 23-ФЗ «О внесении изменений в
статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации», Федерального закона от
22.10.2014 № 308-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации» только обострили дискуссии ученых-процессуалистов и
практиков
об
упразднении
рассматриваемого
института
уголовного
судопроизводства.
Согласно
преступлении,
исследованиям
все чаще,
ученых
наблюдается
в
ходе
проверки
сообщения
систематическое нарушения
о
норм
уголовно-процессуального законодательства, ведущее к таким последствиям как
отмена постановления о возбуждении уголовного дела. В свою очередь среди
ученых есть и сторонники стадии возбуждения уголовного дела, а также
полагающие, что данный институт уголовного судопроизводства нуждается в
существенном реформировании.
Перечисленными выше обстоятельствами обусловлена актуальность данной
работы, её направленность и содержание.
Цель выпускной квалификационной работы заключается в разработке
теоретических
и
практических
предложений
по
совершенствованию
процессуального порядка начального этапа производства по уголовному делу
путем пересмотра и внесения изменений в процессуальное регулирование стадии
возбуждения уголовного дела.
Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие
задачи выпускной квалификационной работы:
1) рассмотрение понятия, содержания и значения стадии возбуждения
уголовного дела;
8
2) анализ правового закрепления стадии возбуждения уголовного дела и
определение пути совершенствования ее регулирования;
3)
выявление
особенностей
процессуального
порядка
возбуждения
уголовного дела;
4) изучение процессуального положения участников рассматриваемой
стадии.
Объектом
выпускной
квалификационной
работы
являются
общественные отношения, возникающие в связи с реализацией уголовнопроцессуальных норм, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела,
а также возникающие в этой связи проблемные вопросы, требующие научного
решения.
Предметом
выпускной
квалификационной
работы
являются
теоретические основы, правовая регламентация и практические проблемы стадии
возбуждения уголовного дела.
Степень разработанности проблемы. Изучением института возбуждения в
уголовном судопроизводстве занимались такие видные ученые как Алексеева
С.С. , Божьев В.П., Белкин А.Р. , Белкин Р.С., Гаврилов Б.Я., Гончан Ю.А. ,
Гуляев А.П., Исакова В.П., Ларин А.М., Лупинская П.А., Малышева О.А. ,
Михайлова В.А., Никифоров В.И., Рыжаков А.П. , Савицкий В.М. , Соловьев А.Б.,
Фаткуллин Ф.Н., Химичева Г.П. , Химичева О.В. , Хитрова О.В., Ширман М.Л.,
Якимович Ю.К. и многие другие. Труды ученых-процессуалистов образуют
научную базу, которая определяется огромной значимостью как в теории, так и в
правоприменительной практике. Ученые дискутируют на темы правовой природы
изучаемой стадии уголовного процесса, ее сущности и значимости, а также
определяют пути ее дальнейшего совершенствования и прогнозируют ее
дальнейшее состояние и развитие.
Методы. Основу методологии выпускной квалификационной работы
составляют диалектико-материалистический метод познания, а также основные
концептуальные положения современной доктрины уголовно-процессуального
права. Помимо этого в работе использовались такие общенаучные и частно-
9
научные методы познания как историко-правовой, сравнительно-правовой,
системный, формально-логический, конкретно-социологический и другие.
Теоретическая
и
практическая
значимость
выпускной
квалификационной работы заключается в том, что проведенный анализ
позволяет понять значение, содержание и сущность стадии возбуждения
уголовного дела, выявить проблемы ее законодательного регулирования, а также
проблемы
применения
возбуждения
уголовного,
на
практике
определить
норм,
регламентирующих
перспективы
дальнейшего
стадию
развития
рассматриваемой стадии.
Структура
выпускной
квалификационной
работы
обусловлена
поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, каждая
из которых разбита на параграфы, заключения и списка литературы.
10
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИНСТИТУТА
ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
1.1 Возбуждение уголовного дела: понятие, содержание и значение
Исследуя понятие стадии возбуждения уголовного дела целесообразно
обратиться к научным трудам классиков российской уголовно-процессуальной
науки. Так, профессор М.С. Строгович полагал, что «возбуждение уголовного
дела составляет начальный момент уголовного процесса. Существо этого
процессуального момента заключается в решении органа расследования о
необходимости реагирования на тот или иной факт как на преступление» [62, с.
150].
Божьев В.П. считает, что «возбуждение уголовного дела является первой
стадией уголовного процесса, в рамках которой устанавливаются поводы и
основания к началу уголовного преследования в связи с совершенным или
готовящимся преступлением и создаются правовые условия для последующих
процессуальных действий органов дознания, предварительного следствия,
прокуратуры и суда» [16, с. 192].
Калиновский
К.Б.
определяет
возбуждение
уголовного
дела,
как
«предназначенную для установления признаков преступления или обстоятельств,
исключающих производство по делу, уголовно-процессуальная деятельность
специально уполномоченных субъектов по приему, регистрации и проверке
информации о преступлениях, завершающаяся решением о возбуждении
уголовного дела или об отказе в этом» [59, с. 134].
Ендольцева А.В. дает понятие возбуждению уголовного дела, как «первая и
обязательная стадия уголовного процесса, в которой полномочные органы
государства и должностные лица, получив сведения о совершенном или
готовящемся преступлении, устанавливают наличие или отсутствие оснований
11
для производства по уголовному делу и принимают решение о возбуждении
уголовного дела» [30, с. 160].
Стоит обратить внимание на мнение С.В. Валова, который утверждает, что
стадия возбуждения уголовного дела представляет собой важный элемент
современного российского уголовного процесса. Данная стадия обеспечивает
соблюдение прав и законных интересов участников уголовного процесса как со
стороны защиты, так и обвинения. Задачу этой стадии уголовного процесса С.В.
Валов видит в ограждении личности от необоснованного вовлечения в уголовное
судопроизводство и применения в отношении определенной категории граждан
мер уголовно-процессуального принуждения [20, с. 82-86].
Стадия возбуждения уголовного дела занимает в досудебном производстве
особое место, так как является первой стадией, на которой компетентные
должностные
лица
и
органы
анализируют
поступившее
сообщение
о
преступлении и принимают по нему итоговое процессуальное решение. Из
содержания п. 9 ст. 5 УПК РФ, определяющего понятие «досудебное
производство»,
усматривается,
что
уголовное
судопроизводство,
и,
соответственно, стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента
получения сообщения о преступлении.
По поступившему сообщению о преступлении проводится проверка, для
установления законного повода (ч. 1, ч. 1.2. ст. 140 УПК РФ) и достаточного
основания (ч. 2 ст. 140 УПК РФ) для возбуждения уголовного дела. В связи с
ограниченным объемом научной работы кратко остановимся на их рассмотрении.
Как указано в ч. 1 ст. 141 УПК РФ, заявление о преступлении может быть
сделано в устном или письменном виде. В УПК РФ предусмотрена ситуация,
когда заявитель не имеет возможности по каким-либо причинам присутствовать
лично при составлении протокола, тогда его заявление оформляется в
соответствии с требованиями ст. 143 УПК РФ, то есть рапортом об обнаружении
признаков преступления. Необходимо также отметить, что при наличии
анонимного заявления о преступлении нельзя говорить о возбуждении уголовного
дела (ч. 7 ст. 141 УПК РФ).
12
Рапорт об обнаружении признаков преступления представляет собой
документ, который составляется при поступлении устного или письменного
сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных
источников. Рапорт составляется должностным лицом, получившим сообщение о
преступлении и уполномоченным принимать, регистрировать сообщения о
преступлении [15, с. 89].
Явка с повинной имеет место быть, если лицо в письменном или устном
виде добровольно сообщило компетентным должностным лицам или органам, о
совершенном им или с его участием преступлении. В том случае, если явка с
повинной не является первым источником информации о преступлении, а
зарегистрирован другой повод для возбуждения уголовного дела, то явка с
повинной поводом не является.
Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в
орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном
преследовании. Данный повод для возбуждения уголовного дела закреплен в п. 4
ч. 1 ст. 140 УПК РФ Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ в связи с
изъятием у прокурора Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ полномочий
по возбуждению уголовного дела. Для реализации данного положения в
нормативных правовых актах Генеральной прокуратуры РФ предусмотрена
соответствующая
обязанность
прокурора
выносить
мотивированное
постановление о направлении материалов в следственный орган или орган
дознания для решения вопроса об уголовном преследовании.
Федеральным законом от 21.07.2014 № 218-ФЗ [8] в УПК РФ был введен в
действие новый повод для возбуждения уголовного дела по признакам состава
преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК РФ. Отметим, что данный повод
детально не регламентирован УПК РФ. Рассматриваемый повод для возбуждения
уголовного дела преследует своей целью предупредить или вовремя установить
банкротство финансовых организаций,
несостоятельность
которых может
причинить крупный ущерб и вызвать серьезные экономические и социальные
последствия [37, с. 3].
13
Для возбуждения уголовного дела одного лишь повода не достаточно.
Необходимо установить наличие основания для возбуждения уголовного дела.
В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения
уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на
признаки преступления. В свою очередь, данные являются достаточными, если
они указывают на общественную опасность, виновность, противоправность,
наказуемость общественно опасного деяния и из этого можно сделать вывод о
наличии признаков преступления. При этом необходимо помнить, что для
возбуждения уголовного дела выявление всех элементов состава преступления не
обязательно, это задача последующих стадий уголовного процесса.
В теории уголовного права существует большое количество подходов к
определению понятия общественной опасности. Но все они сводятся к тому, что
это свойство деяния, которое причиняет или создает угрозу причинения вреда
охраняемым законом интересам. Оценка характера и степени общественной
опасности деяния имеет значение при определении основания для возбуждения
уголовного дела, поскольку эти показатели позволяют отграничить признаки
преступления от признаков гражданско-правовых и административных деликтов
[31, с. 8].
Следующим
признаком
преступления
является
уголовная
противоправность, которая определяется как запрещенность преступления
соответствующей
уголовно-правовой
нормой
под
угрозой
применения
к
виновному наказания. Его отличительные черты – виновность и наказуемость [38,
с. 30].
По результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания,
дознаватель, следователь, руководитель следственного органа вправе вынести
постановление о возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК РФ) или
постановление об отказе в этом (ст. 148 УПК РФ). Кроме этого законом
предусмотрены и иные решения – сообщение о преступлении передается по
подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам
частного обвинения передается в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.
14
О принятом решении сообщается заявителю, которому разъясняется право и
порядок обжалования этого решения.
Копия постановления о возбуждении уголовного дела незамедлительно
направляется прокурору для проверки законности и обоснованности данного
решения. Помимо заявителя о принятом решении руководитель следственного
органа,
следователь,
дознаватель
незамедлительно
уведомляют
лицо,
в
отношении которого возбуждено уголовное дело (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).
Итак, возбуждение уголовного дела является одной из наиболее важных
функций, возложенных в нашей стране на правоохранительные органы. Успешное
осуществления задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, как правило,
определено тем, в какой степени своевременно, законно и обоснованно
уполномоченными должностными лицами и органами принято решение о
возбуждении уголовного дела.
При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по
результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его
совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа,
следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении
уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или
распространившего ложное сообщение о преступлении.
Анализ юридической литературы позволяет констатировать, что значение
стадии возбуждения уголовного дела заключается в следующем: стадия является
«фильтром» для информации, которая не содержит сообщение о преступлении;
данная стадия является гарантом выполнения задач уголовного судопроизводства;
определяет конкретный момент начала предварительного расследования (что
обеспечивает контроль над сроками расследования); гарантируется соблюдение
прав заинтересованных лиц, участвующих в данной стадии; возбуждение
уголовного
дела
является
правовым
основанием
для
применения
процессуального принуждения и производства следственных действий.
мер
15
1.2 Правовое закрепление стадии возбуждения уголовного дела и пути
совершенствования ее регулирования
Проблемы регулирования
стадии
возбуждения
уголовного дела на
законодательном уровне постоянно находятся в поле зрения, как юристов
практиков, так и теоретиков. Об этом свидетельствует полемика процессуалистов,
которая не прекращается на протяжении многих десятилетий, а также постоянная
законотворческая деятельность по совершенствованию норм УПК РФ. Стадию
возбуждения уголовного дела указанная выше законотворческая деятельность не
обошла стороной, что в свою очередь говорит о том, что она далеко не
совершенна и обладает рядом особенностей.
В нормах УПК РФ содержатся положения о том, что орган дознания,
дознаватель,
руководитель
следственного
органа,
следователь
обязаны
рассматривать и разрешать все поступающие в правоохранительные органы
сообщения о преступлениях. В частности, это закреплено в ч. 2 ст. 21 УПК РФ, и
получило более детальную регламентацию в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. В то время как
порядок принятия (приема) сообщения о преступлении и его регистрации
регламентирован ведомственными нормативными правовыми актами.
Данный факт заслуживает должного внимания, так как прием и регистрации
сообщений о преступлениях не является, исключительно, административным
действием, а представляет собой процессуальный элемент стадии возбуждения
уголовного дела, т.е. обладает своей процессуальной природой. Сделанное
утверждение находит свое отражение в п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, который
регламентирует полномочия прокурора по проверке в ходе досудебного
производства по уголовному делу исполнения требований федерального закона
при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Указанная
позиция получила свое отражение в и юридической литературе [27, с. 36]. Таким
образом, закрепление общих вопросов приема и регистрации сообщений о
16
преступлениях, как процессуального элемента, требует регламентации в нормах
уголовно-процессуального закона, путем внесения в него изменений.
Обратимся к мнению ученых-процессуалистов. Так, например, Н.С. Манова
и Ю.В. Францифоров предлагают закрепить в нормах УПК РФ общие вопросы
касающиеся приема и регистрации сообщений о преступлениях, что обеспечит
единый учет всех поступивших сообщений о преступлении и будет гарантировать
их регистрацию, путем занесения в единый журнал учета поступившей
информации, который ведется в органах внутренних дел. В том случае, по
мнению ученых, если заявление будет принято должностным лицом другого
правоохранительного органа, наделенного правом принятия заявлений о
преступлениях, то это лицо в течении установленного периода времени обязано
сообщить в органы внутренних дел для фиксации этой информации. Такой
журнал должен содержать графы о движении заявлений и результатах их
разрешения [49, с. 21-24].
Подобного рода регистрация будет способствовать пресечению фактов
сокрытия выявленных преступлений от учета, что обеспечивает соблюдение
положения ст. 52 Конституции РФ о доступе граждан к правосудию и
компенсации причиненного ущерба. Также будет обеспечиваться одна из
функций правоохранительных органов по учету общественно-опасных деяний,
что дает государству возможность отслеживать состояние преступности и
принимать меры по ее удержанию.
Но законодатель возлагает на органы дознания, дознавателя, руководителя
следственного органа и следователя не только прием и регистрацию сообщения о
преступлении, но и его проверку, что в дальнейшем определяет наличие или
отсутствие повода для возбуждения уголовного дела и достаточных данных,
указывающих на признаки преступления.
Обращая внимание на процессуальный характер проверки сообщений о
преступлениях, Н.А. Власова указывает на то, что если возбуждение уголовного
дела
является
стадией
уголовного
процесса,
то
деятельность,
осуществляется на указанной стадии, является процессуальной [21, с. 27].
которая
17
Таким образом, определяя процессуальный характер проверки сообщений о
преступлениях
деятельности
необходимо
нормами
обратить
УПК
РФ,
внимание
хотя
эта
на
регламентацию
регламентация
и
этой
является
несовершенной, поскольку содержит в себе пробелы, на что
Отметим
еще
одну
проблему.
Со
времен
советского
уголовного
судопроизводства и по сей день в процессуальной науке не сложилось единого
понятия повода для возбуждения уголовного дела.
Так, С.В. Бородин определяет понятия повода для возбуждения уголовного
дела как: «источник, с помощью которого компетентным должностным лицам
или органам государства становится известно о готовящемся или совершенном
преступлении» [17, с. 27].
Химичева Г.П. дает определение повода для возбуждения уголовного, как
установленные уголовно-процессуальным законом правовые поступки или акты, с
которыми закон устанавливает обязанность дознавателя, органа дознания,
следователя и прокурора решить вопрос о возбуждении или об отказе в
возбуждении уголовного дела [67, с. 116]. Отметим, что прокурор был исключен
из числа указанных субъектов Федеральным законом № 87-ФЗ [6]..
Следует согласиться с мнением И.С. Дикарева, который не противоречит
указанным выше определениям, что повод для возбуждения уголовного дела – это
источник информации (сведений, осведомленности) о совершенном преступлении
[27, с. 36].
При определении понятия повода для возбуждения уголовного дела,
целесообразно обратиться, непосредственно, к процессу его формирования. Так,
В.М.
Быков
определяет
следующий
алгоритм
формирования
повода:
«преступление – сведения о нем – деятельность заявителя по передаче сведений о
преступлении – их процессуальное оформление. Именно с этого момента
сведения о преступлении становятся процессуальным поводом» [44, с. 337].
Как уже было отмечено, для возбуждения уголовного дела необходим не
только предусмотренный УПК РФ повод, но и достаточные данные, указывающие
на признаки преступления – основание.
18
Сравнительно-правовой анализ норм УПК РФ и УПК РСФСР позволяет
утверждать, что проблема наличия признаков преступления в данных, о которых
стало известно правоохранительным органам, является актуальной проблемой
теории стадии возбуждения уголовного дела, как в настоящее время, так и в
советский период. Учитывая правовую природу и место данной стадии
уголовного судопроизводства в системе уголовного процесса, можно сделать
вывод о том, что под признаками преступления, о которых идет речь в ч. 2 ст. 140
УПК РФ, не может пониматься состав преступления [70, с. 5].
Данный тезис объясняется тем, что установление всех обстоятельств
совершенного
преступления,
является
предметом
последующих
стадий
уголовного судопроизводства, а стадия возбуждения уголовного дела не
предусматривает в себе таких возможностей ввиду ограниченного перечня
следственных и процессуальных действий.
Анализ юридической литературы позволяет утверждать, что среди ученыхпроцессуалистов отсутствует единая точка зрения относительно того, какие
данные являются основанием для возбуждения уголовного дела. Ряд ученых
считает, что достаточные данные должны указывать на объект и объективную
сторону общественно опасного деяния. Отметим, что определение достаточных
данных
для
возбуждения
уголовного
дела,
указывающих
на
признаки
преступления через такие элементы состава преступления, как объект и
объективную сторону [63, с. 15], находит свою поддержку не только среди
ученых-процессуалистов, но и в правоприменительной практике.
Следует учесть то, что ряд ученых–процессуалистов при определении
понятия «признаки преступления» не учитывают элементы состава преступления,
указывая на то, что это категория уголовного права раскрывается через понятие
признаков преступления [22, с. 71].
В юридической литературе высказывается точка зрения о том, что при
определенных обстоятельствах возбуждение уголовного дела обязательно даже в
тех случаях, когда признаки конкретного преступления не установлены. Эта точка
зрения обосновывается тем, что при наличии ряда обстоятельствах, которые
19
могут повлечь крупномасштабные последствия или угрозу наступления таких
последствий, создающих повышенную общественную опасность, возникает
необходимость в производстве большого объема следственных действий
органами предварительного расследования. Среди ученых, поддерживающих
рассмотренную точку зрения, следует согласиться с мнением Н.П. Коткина,
который считает целесообразным дополнить ст. 140 УПК РФ нормами,
определяющими право возбуждать уголовные дела «по факту чрезвычайных
происшествий, связанных с возникновением или угрозой возникновения
чрезвычайных ситуаций» [42, с. 3-4].
Особое внимание следует уделить результатам оперативно-розыскной
деятельности, которые в соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона от
12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [3] (далее Закон
об ОРД) могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.
Данное положение неоднозначно высказывается в юридической литературе, в той
части,
что
результаты
оперативно-розыскной
деятельности
являются
одновременно и поводом, и основанием для возбуждения уголовного дела. По
этому поводу, такие ученые как Н.А. Громов, А.Н. Гущин, Ю.В. Францифоров
высказываются следующим образом: «…один и тот же массив информации не
может быть одновременно причиной и следствием возникновения определенного
явления [26, с. 15], т.е. результаты оперативно-розыскной деятельности не могут
служить одновременно поводом и основание для возбуждения уголовного дела.
М.П. Поляков и Р.С. Рыжов не разделяют данною точку зрения, на что
справедливо отмечают, что повод и основание, применительно к уголовному
процессу, все же соотносятся не как причина и следствие, а как форма и
содержание [55, с. 87].
При определении достаточности оперативно-розыскных данных для
принятия решения о возбуждении уголовного дела посредством системного
анализа УПК РФ и Закона об ОРД В.В. Кальницкий и Ю.А. Николаев делают
вывод о том, что оперативно-розыскные данные самодостаточны для возбуждения
уголовного дела [36, с. 32].
20
Итак, стадия возбуждения уголовного дела не является совершенной и
обладает рядом теоретических проблем, что сказывается на правотворческой
деятельности правоохранительных органов, порождая практические проблемы
применения этой стадии на практике. Несмотря на это, стадия возбуждения
является
необходимым
и
важным
этапом
в
уголовно-процессуальной
деятельности органов предварительного расследования и служит тому, чтобы все
решения о возбуждении уголовного дела были законными и обоснованными.
1.3 Современное состояние стадии возбуждения уголовного дела:
вопросы теории и практики
До введения в действие Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О
внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации
и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [9] (далее по тексту
Федеральный закон №23) на стадии проверки сообщения о преступлении
существовало огромное количество проблем, главным образом связанных с
недостатком
процессуальных
полномочий
следователя,
дознавателя,
руководителя следственного органа, органа дознания по осуществлению сбора,
фиксации и закрепления необходимых доказательств.
По
многим
материалам
проверок,
поступающим
к
прокурору
с
постановлениями о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом, явно
прослеживалась
необходимость
проведения
исследований
специалистом,
назначения судебных экспертиз различного характера.
Огромное количество сообщений о преступлениях, поступающих в органы
внутренних дел, связаны с фактами причинения вреда здоровью. Без проведения
соответствующего
медицинского
исследования
должностное
лицо,
не
обладающее специальными знаниями в области судебной медицины, не может
принять законное и обоснованное решение.
К примеру, для установления причины и обстоятельств смерти при
неочевидном ее характере, обстоятельств получения телесных повреждений, при
21
проверке доводов заявителя об избиении или самоповреждении, возраста
предполагаемого подозреваемого в случае наличия сомнений относительно даты
его рождения, наконец, для определения характера и степени вреда, причиненного
здоровью, привлечение специалиста в области медицины - насущная потребность.
Причем использование специальных знаний здесь необходимо не для выяснения
обстоятельств,
входящих
в
предмет
доказывания
при
производстве
предварительного расследования, а для решения вопроса о наличии либо
отсутствии признаков преступления в стадии возбуждения уголовного дела.
Обязательность производства судебно-медицинского исследования в некоторых
случаях обусловлена обстоятельствами не только фактического (разграничение
криминального
и
некриминального
происхождения
повреждений),
но
и
юридического характера (когда от степени тяжести вреда, причиненного
здоровью потерпевшего, зависит уголовно-правовая оценка деяния) [54, с. 19, 17,
49 – 54].
Неоднократно, вопросы и предложения по расширению полномочий
следователя, дознавателя в стадии возбуждения уголовного дела рассматривались
в научной литературе. Однозначно, потребность в законодательном закреплении
дополнительных правовых средств, необходимых уполномоченным должностным
лицам для качественного исследования сообщений о преступлении, полученных
сведений о готовящемся или совершённом преступлении, приобретала всё более
глобальный характер.
Интересы же следователя в стадии возбуждения уголовного дела требуют
расширения способов проверки сообщения о преступлении, так как от успешного
собирания следователем доказательств в этой стадии во многом зависит,
насколько принятое им решение будет законным и обоснованным - или о
возбуждении, или об отказе в возбуждении уголовного дела. Важно также
отметить,
что в настоящее
время
большинство
ученых-процессуалистов
обоснованно считают, что в стадии возбуждения уголовного дела имеет место
именно доказывание [19, с. 14].
22
На сегодняшний день на законодательном уровне существует определенная
неурегулированность порядка проведения проверочных мероприятий: способов
их проверки, форм закрепления [34, с. 7].
Если этапы стадии возбуждения уголовного дела, посвященные принятию
сообщения о преступлении и принятия по нему решения, были довольно
подробно регламентированы в законе и освещены в научной литературе, то этап
проверки сообщения, а также перечень возможных процессуальных проверочных
мероприятий
(действий)
на
законодательном
уровне
детально
не
был
урегулирован [50, с. 39-42].
Федеральным законом № 23 был внесён ряд изменений в УПК РФ,
вступивших в силу 15 марта 2013 г., которые значительно расширили полномочия
указанных ранее органов и должностных лиц на стадии возбуждения уголовного
дела. Среди нововведений особо стоит отметить появившуюся возможность
дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа
получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать
документы и предметы, изымать их в порядке, предусмотренном УПК РФ,
назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать
заключение эксперта в разумный срок.
Законодателем
была предпринята попытка расширения
полномочий
должностных лиц при проверке сообщения о преступлении, но, тем не менее,
нельзя не сказать о тех недостатках правового регулирования, которые попрежнему возникают на стадии возбуждения уголовного дела.
Сначала стоит более детально рассмотреть право следователя (дознавателя)
получать объяснения. Данная возможность следователя уже существовала (в
несколько иной редакции) в УПК РСФСР 1960 г., затем была упразднена и вновь
появилась уже в новой редакции 15 марта 2013 г. в УПК РФ.
Однако, ни в УПК РФ, ни в каких-либо иных нормативных правовых актах
не указано: 1) какую форму должно иметь объяснение (письменную или устную)
и каким должно быть его содержание; 2) какие процессуальные или иные
последствия могут наступить для лица, которое откажется давать объяснение; 3) с
23
каких вообще лиц следователь (дознаватель) вправе требовать объяснения.
Данные проблемы моментально выходят на первый план.
Кроме
того,
остаётся
неясным:
является
получение
объяснения
следственным действием или нет. По мнению А.А. Сумина «…с одной стороны, в
силу того, что оно, во-первых, прямо предусмотрено уголовно-процессуальным
законом, а во-вторых, направлено на установление фактов, имеющих значение
для установления обстоятельств проверяемого события, и в конечном счете
оценивается наряду с другими результатами проверки и учитывается при
принятии решения о возбуждении уголовного дела, а в дальнейшем может быть
использовано как доказательство, можно сделать вывод о том, что получение
объяснения обладает признаками если не следственного, то во всяком случае
процессуального действия. С другой стороны, как отмечалось, в УПК РФ не
установлена процедурная регламентация рассматриваемого действия в отличие от
других
известных
процессуальных
действий.
Последнее
обстоятельство
объективно обусловливает возникновение постоянных споров о соблюдении
порядка получения объяснения как основы для заявления в дальнейших стадиях
уголовного
судопроизводства
ходатайства
о
признании
доказательства
недопустимым» [64, с. 14].
По мнению О.Е. Жамковой: «При всей «простоте» процедуры получения
объяснений до сегодняшнего дня на законодательном уровне не определены
процессуальный порядок, процессуальная форма, права участников данного
действия и статус тех результатов, которые были получены при объяснении» [33,
с. 8].
Также следует сказать о наличии всё той же проблемы, связанной с формой
получения
объяснения,
в
случае
осуществления
подобного
действия
сотрудниками полиции.
Данные должностные лица согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона «Об
оперативно-розыскной деятельности» и п. 3 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О
полиции» уполномочены получать объяснения от граждан, однако, в тексте
перечисленных выше нормативных актов по-прежнему не указана форма
24
получения объяснения (письменная или устная), что следует рассматривать как
несовершенство закона.
Отдельные граждане
готовы
давать
объяснения
сотрудникам полиции, но, в то же время, эти граждане категорически
отказываются что-либо подписывать либо излагать известную им информацию
под запись, то есть письменно. В такой ситуации субъекты проверки сообщений о
преступлении оказываются в затруднительном положении, поскольку не имеют
возможности
сослаться
на
правовой
документ
(норму,
положение),
предусматривающий получение именно письменного объяснения.
Кроме того, ряд вопросов вызывает и сама процедура получения
объяснения от лица, являющего участником проверки сообщения о преступлении.
Например, лицо, приглашенное для дачи объяснения, приходит по вызову вместе
с адвокатом либо юристом. С одной стороны, ст. 48 Конституции РФ
предоставляет каждому гражданину Российской Федерации право на получение
квалифицированной юридической помощи. С другой стороны, участие адвоката
при получении объяснения не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.
Возникает вопрос: может ли адвокат присутствовать при получении объяснения?
В настоящее время в практической деятельности участие адвоката нередко
допускается при получении объяснений. Однако следует отметить, что нередко
возникают ситуации, когда адвокаты препятствуют получить объективное и
полное объяснение от опрашиваемого лица. Это проявляется в том, что они
перебивают, отвечают на задаваемые вопросы за опрашиваемое лицо, заставляют
его изменить формулировку первоначального ответа либо вовсе не рекомендуют
этому лицу отвечать на некоторые вопросы. Несомненно, можно попросить
удалиться адвоката или изначально не допускать его присутствия при получении
объяснения. Однако это может привести к тому, что опрашиваемый вообще
откажется давать какие-либо объяснения без присутствия указанных лиц.
Поэтому в практической деятельности из тактических соображений участие
адвоката допускается при получении объяснений. Вместе с тем, по мнению О.Е.
Жамковой, разрешение обозначенной проблемы видится в законодательном
закреплении участия адвоката при получении объяснения [33, с. 9]. Но, при этом,
25
следовало бы также определить пределы поведения (права) адвоката при участии
его на данном действии.
По словам В.В. Терехина, положительным моментом сложившегося в
практике досудебного производства повсеместного присутствия защитника стало
существенное
уменьшение
заявляемых
стороной
защиты
ходатайств
о
применении физического, психологического насилия при допросах [66, с. 29].
В соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК каждое лицо, в отношении которого
проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст.
144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента
начала
осуществления
в
отношении
его
процессуальных
действий,
затрагивающих его права и свободы. При нарушении этого уголовнопроцессуального права все объяснения лица, в отношении которого проводится
проверка сообщения о преступлении, и результаты следственных (иных
процессуальных) действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться
как доказательства, полученные с нарушением закона.
Примером доказательства, полученного с нарушением требований закона,
может служить также получение объяснения от лица, в отношении которого
проводится проверка сообщения о преступлении, его супруги и (или) близкого
родственника, без разъяснения им ст. 51 Конституции РФ и с одновременным
предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний;
получение объяснений от эксперта без назначения судебной экспертизы и
поручения ему ее проведения [56, с. 3].
Очевидно, что осуществлять сбор данных, указывающих на признаки
преступления, нельзя без соблюдения принципов уголовного процесса.
В связи с этим, одной из важнейших задач уголовно-процессуальной
деятельности является охрана и соблюдение конституционных прав и свобод
человека, в том числе на стадии возбуждения уголовного дела, а это порождает
другую проблему: невозможность применения принудительных мер в случае
уклонения
лица
от
дачи
объяснений,
нежелания
сотрудничать
с
правоохранительными органами, так как в УПК РФ не определён процессуальный
26
статус лиц, участвующих в проверке сообщения о преступлении. В юридической
литературе неоднократно высказывались идеи о дополнении ч. 1 ст. 144 УПК РФ
положением, аналогичным тому, что сформулировано в Федеральном законе «О
полиции», и предоставить следователю право на применение привода к лицам,
уклоняющимся от явки для дачи объяснений по материалу проверки.
Нельзя оставить без внимания и вопрос об изъятии документов и предметов
«в порядке, установленном настоящим Кодексом». Непонятным остаётся
толкование самого термина «изъятие». УПК РФ не предусматривает такого
самостоятельного следственного или даже просто процессуального действия.
Также, недопустимо отождествлять данный термин с таким следственным
действием как «выемка».
По мнению А.А.Сумина: «Единственным выводом может быть только
предположение о том, что под «изъятием» законодатель понимает элемент
определённого следственного действия» [64, с. 22]. Развивая данное положение,
Сумин А.А. считает, что к следственным действиям, в ходе которых допустимо
изъятие документов и предметов, закон относит осмотр, обыск и выемку, при
этом производство двух последних следственных действий в стадии возбуждения
уголовного дела не допускается, а что касается изъятия предметов при
освидетельствовании (ст. 179 УПК РФ), допустимом до возбуждения уголовного
дела, то здесь присутствует правовая коллизия. Так в содержании ст. 179 УПК РФ
ничего не говорится о допустимости изъятия каких-либо предметов при
производстве данного следственного действия. Вместе с тем ст. 180 УПК РФ,
устанавливающая требования к протоколу осмотра и освидетельствования, в ч. 3
указывает: «В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые
при осмотре и (или) освидетельствовании». Налицо наличие как минимум повода
для спора о признании допустимым доказательством предмета, изъятого в
процессе освидетельствования. Таким образом, можно сделать обобщенный
вывод о том, что в стадии возбуждения уголовного дела изъятие документов и
предметов бесспорно возможно лишь при проведении следственного действия
«осмотр»; допустимость же изъятия документов и предметов в этой стадии
27
уголовного
судопроизводства
«освидетельствования»
при
является
производстве
спорной
и
следственного
подлежит
действия
дополнительному
законодательному урегулированию» [64, с. 23].
Поддерживая данную позицию, приведём выдержку из закона: «При
производстве выемки изъятие электронных носителей информации производится
с участием специалиста» (ч.3.1 ст.183 УПК РФ). Указанное положение
подтверждает то, что изъятие является частью такого следственного действия, как
выемка.
Получение
объяснений,
изъятие
предметов
и
документов
могут
осуществляться в рамках иных производств: административного изъятия,
оперативного опроса и др. Содержание таких объяснений и материалов тоже при
определенных обстоятельствах может лечь в основу принимаемого на стадии
возбуждения уголовного дела процессуального решения. Однако названные
правоприменительные акты не станут из-за этого уголовно-процессуальными.
Они, как и любые другие «иные документы», принимают участие в доказывании,
только когда носят в себе имеющие отношение к происшествию данные и
вовлечены в уголовный процесс с помощью уголовно-процессуальных средств.
Объяснение, полученное в ходе оперативно-розыскного мероприятия,
содержание которого необходимо для правильного выбора решения, может быть
истребовано в порядке ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Только после этого оно появится и в
уголовном процессе.
Часть 1.2 ст. 144 УПК РФ гласит: «Полученные в ходе проверки сообщения
о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при
условии соблюдения положений статей 75 и 89 настоящего Кодекса. Если после
возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено
ходатайство
о
производстве
дополнительной
либо
повторной
судебной
экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению». По мнению М.В.
Махмутова: «И здесь возникает немало вопросов. Во-первых, речь в новой норме
закона идет не о результатах следственных и иных процессуальных действий, а о
«сведениях, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении» [51, с. 40-
28
41]. Наличие отсылки к ст. 89 УПК РФ («Использование в доказывании
результатов оперативно-розыскной деятельности») усугубляет проблему. Может
ли речь идти обо всех сведениях, полученных в ходе доследственной проверки?
Возможно ли приравнять, например, объяснение или опрос в рамках оперативнорозыскных мероприятий к показаниям свидетеля, потерпевшего, эксперта,
специалиста? Равнозначны ли результаты исследования заключению эксперта?
[51, с. 40-41].
Продолжая анализ о ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, следует отметить, что под
указанными законодателем «сведениями» понимаются, прежде всего, не просто
полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения, а те из них, на
основе которых следователь (дознаватель и др.) в порядке, определенном УПК
РФ,
устанавливает
доказыванию
на
наличие
стадии
или
отсутствие
возбуждения
обстоятельств,
уголовного
дела,
а
подлежащих
также
иных
обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения заявления
(сообщения) о преступлении. Кроме того, эти сведения должны быть
содержанием одного из закрепленных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ источников. И только
после этого можно проверять данные носители информации на соответствие их
требованиям ст. ст. 75 и 89 УПК РФ.
Так, согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением
требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не
имеют юридической силы и не могут использоваться для установления какоголибо из обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе и на стадии
возбуждения уголовного дела.
Можно смело предположить, что также не будут иметь юридической силы:
1) объяснения лица, в отношении которого проводится проверка сообщения
о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, данные в ходе
досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от
защитника, не подтвержденные им в последующем;
29
2) объяснения пострадавшего, «очевидца», основанные на догадке,
предположении, слухе, а также объяснения «очевидца», который не может
указать источник своей осведомленности;
3) иные носители информации, полученные с нарушением требований УПК
РФ [64, с. 15].
Согласно ч. 2 ст. 109 УПК РСФСР до вступления в силу действующего УПК
РФ по поступившим заявлениям (сообщениям) о преступлении органами
предварительного
материалы
и
расследования
получены
могли
быть
объяснения».
«истребованы
Почему-то
необходимые
данные
средства
предварительной проверки выпали из поля зрения законодателя в то время, когда
он формулировал аналогичные полномочия следователя (дознавателя и др.) в
действующем УПК РФ. В то же время, несмотря на данную его «оплошность»
органы предварительного расследования продолжали получать объяснения и
истребовать по меньшей мере документы по большинству материалов проверки
заявления (сообщения) о преступлении. Думается, эти два обстоятельства
послужили той причиной, следуя которой законодатель вернул в УПК РФ
правовую основу применения названных средств стадии возбуждения уголовного
дела [56, с. 22].
Стоит
также
сказать
об
иных
проблемах,
отмеченных
учёными-
процессуалистами в своих работах.
Что касается положений ч. 5 ст.144 УПК РФ об обжаловании отказа в
приеме сообщения о преступлении, законодатель не устанавливает оснований для
отказа в приеме названных сообщений. Кроме того, ни УПК РФ, ни иные
федеральные законы не делегируют федеральным органам государственной
власти, к компетенции которых отнесено принятие сообщений о преступлениях,
полномочия устанавливать основания и процедуру отказа в приеме таких
сообщений, поэтому в данной части вряд ли можно согласиться с легитимностью
ведомственных нормативных актов, в которых формулируются названные
основания. Пока в УПК РФ не внесены соответствующие изменения, сам по себе
30
отказ в приеме сообщения о преступлении является недопустимым независимо ни
от каких обстоятельств [64, с. 16].
В этом отношении интересным представляется наблюдение прокурора г.
Астрахани А.В. Петрова, который обратил внимание на то, что на практике
широко распространены случаи, когда на лечении в условиях стационара
находятся граждане, пострадавшие в результате несчастных случаев на
производстве и при дорожно-транспортных происшествиях. Сроки такого лечения
могут быть продолжительными. При этом бюро судебно-медицинской экспертизы
не рекомендует экспертам делать выводы о степени тяжести вреда здоровью (как
правило, речь идет о разграничении вреда тяжкого и средней тяжести) до
завершения лечения.
Такие ситуации А.В. Петров видит тупиковыми, поскольку по окончании
установленного ч. 3 ст. 144 УПК РФ срока проверки вывод о наличии либо
отсутствии
признаков
сообщению
о
преступления
преступлении
нельзя
сделать
принять
нельзя,
соответственно,
законное,
обоснованное
по
и
мотивированное процессуальное решение, как предписано ч. 4 ст. 7 УПК РФ.
К способам разрешения этой проблемы он относит вынесение заведомо
незаконных постановлений о возбуждении либо об отказе в возбуждении
уголовного дела, возбуждение перед прокурором ходатайств о продлении срока
проверки до 30 суток [54, с. 50].
Говоря о возбуждении уголовного дела, нельзя оставить без внимания
проблему, касающуюся составления пострадавшим заявления о преступном
посягательстве. Грамотно составленное заявление о преступлении является
залогом положительного решения о возбуждении уголовного дела. Однако
юридически не подготовленное лицо зачастую не знает, как правильно изложить
произошедшие события.
Речь
идет о таких случаях,
когда сотрудник
правоохранительных органов, принимающий данное заявление, знает, что
преступление вряд ли будет раскрыто либо от правильности изложенных фактов
зависит
квалификация
противоправного
деяния,
как
преступного
или
административного. В момент подачи заявления пострадавшему необходима
31
квалифицированная юридическая помощь, которой зачастую не оказывается
рядом [35, с. 186].
Тем не менее, Конституция РФ (ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46, ст. 52) гарантирует
государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод граждан.
Государство должно обеспечить пострадавшим от преступных посягательств
доступ к правосудию. А реализация данного права, напрямую тесно связана с
осуществлением
уголовно-процессуальной
деятельности
органов
предварительного следствия и дознания в случае поступления от граждан
заявлений и сообщений о преступлении. Именно поэтому возбуждение
уголовного дела можно назвать стадией, устанавливающей условия обеспечения
конституционного права граждан на доступ к правосудию.
Неоднократно
необходимости
в
юридической
ликвидировать
литературе
стадию
высказывается
возбуждения
идея
уголовного
о
дела.
Обосновываются такие предложения тем, что сохранение рассматриваемой
стадии уголовного процесса отвлекает силы и забирает время, необходимые для
производства полноценного предварительного расследования.
Некоторые учёные, ставя вопрос о целесообразности наличия стадии
возбуждения уголовного дела в уголовном процессе, считают, что данная стадия
более не выполняет тех задач, ради которых она была введена в уголовный
процесс. Внимательный анализ правоприменения позволяет выявить целый
комплекс проблем, возникающих в следственной и судебной практике в связи с
включением в систему уголовного процесса стадии возбуждения уголовного дела
[28, с. 27].
По мнению Б.Я. Гаврилова, процессуальный порядок начала производства
по уголовному делу должен быть принципиально изменен с исключением из УПК
РФ норм о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного
дела [25, с. 18].
Кругликов А.П. указывает на то, что проверку сообщений о преступлениях
проводят, как правило, те же следователи и дознаватели, которые позднее будут
по возбужденным делам проводить соответственно предварительное следствие
32
или дознание. Так не лучше ли, спрашивает он, указанным должностным лицам
возбудить уголовное дело сразу же по получении сообщения о преступлении и
своевременно провести предварительное расследование с проведением всех
необходимых следственных и других предусмотренных законом действий? Ответ
на этот вопрос, по его мнению, должен быть только положительным:
«несомненно, лучше» [43, с. 19].
Примерно такую же позицию относительно понятия проверки сообщения о
преступлении занимает И.В. Овсянников, который в своей книге пишет: «Суть и
назначение проверки сообщения о преступлении заключаются в оценке этого
сообщения в совокупности с иными доказательствами, если они имеются в
распоряжении
субъекта оценки
(следователя,
дознавателя),
по правилам
уголовно-процессуального закона в целях установления наличия или отсутствия
повода для возбуждения уголовного дела и признаков преступления» [53, с. 85].
Обоснованность любого процессуального действия, сопряженного с
применением принуждения, оценивается в отдельности с учетом конкретных
обстоятельств дела и личности гражданина, к которому принуждение может быть
применено.
Возбуждение
уголовного
дела
по
каждому
сообщению
о
преступлении более не представляет никакой опасности для прав и свобод
личности, а значит, теряет смысл и предварительная проверка таких сообщений
[28, с. 30].
О необходимости реформирования стадии возбуждения уголовного дела
высказывался и действующий министр внутренних дел Владимир Александрович
Колокольцев. По его словам: «Правоохранители, прошедшие переаттестацию,
продолжают укрывать преступления и не реагируют на сообщения о коррупции,
поступающие на «телефон доверия». Для этого силовики выносят незаконные
постановления об отказе в возбуждении уголовных дел и фальсифицируют
материалы проверок...» [58, с. 24]. Поэтому одним из направлений новой
реформы
МВД
РФ
предусматривается
«Упразднить
понятие
«отказ
в
возбуждении уголовного дела» и ликвидировать дознание в структурах МВД.
Приниматься будут все заявления граждан, а побеседовать с заявителем,
33
составить рапорт и принять первоначальное решение может любой дежурный,
участковый или оперативник» [58, с. 25].
Однако законодатель, с введением в действие Федерального закона №23,
осторожно проводит реформирование данной стадии не принимая радикальных
мер, что, по нашему мнению, позволит минимизировать риски появления
пробелов в решении тех или иных задач стадии возбуждения уголовного дела.
Таким образом, Федеральным законом № 23 был внесён ряд изменений в
УПК РФ, вступивших в силу 15 марта 2013 г., которые значительно расширили
полномочия дознавателя (следователя) на стадии возбуждения уголовного дела.
Указанная стадия имеет существенное значение, главным образом, для принятия
обоснованного и законного решения по принятому органами внутренних дел
сообщению о преступлении. Благодаря стадии возбуждения уголовного дела
устанавливаются многие обстоятельства, в дальнейшем имеющие важнейшее
значение для производства предварительного расследования.
Весьма спорным представляется вопрос о необходимости существования
стадии возбуждения уголовного дела в той форме, в которой она предусмотрена
российским уголовно-процессуальным законодательством. В связи с вступлением
в силу Федерального закона № 23, за последний год неоднократно учёнымипроцессуалистами высказываются мнения о необходимости реформирования и
законодательного закрепления формы и порядка получения объяснений на стадии
возбуждения уголовного дела, определения статуса лиц, участвующих в проверке
сообщения о преступлении,
процедуры применения мер принудительного
воздействия на лиц, уклоняющихся от участия в проверочных мероприятиях.
Так же, по-прежнему, в юридической практике встречается множество
проблем, связанных, в первую очередь, с доказыванием фактов и обстоятельств
при проверке сообщения о преступлении.
Вывод по главе 1. Подводя итог сказанному выше можно сделать вывод о
том, что стадия возбуждения уголовного с момента своего становления и до
настоящего времени претерпела серьезные изменения. Законодатель провел
довольно широкомасштабную ее реформу. Однако учитывая наличие имеющихся
34
проблем в законодательном регулировании, которые становятся предметом
научных дискуссий, автор поддерживает мнение ученых, что законодателю
необходимо обоснованно подходить к ее реформированию, так как от
эффективности стадии возбуждения уголовного дела зависит конечный результат
всего производства по уголовному делу.
35
ГЛАВА 2. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ
ПРАКТИКИ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
2.1 Особенности процессуального порядка возбуждения уголовного дела
Исследование процессуального порядка возбуждения уголовного дела
следует начать с того, что для проверки сообщения о преступлении, законодатель
наделяет компетентные должностные лица и органы определенным кругом
процессуальных действий, перечень которых является исчерпывающим и
закреплен в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. В свою очередь, несмотря на значительное
расширения перечня средств проверки сообщения о преступлении (Федеральный
закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ) по мнению ряда ученых-процессуалистов перечень
действий в стадии возбуждения уголовного дела с целью получения данных, на
основании которых в исследуемом событии возможно усмотреть признаки
преступления, должен быть значительно шире.
Вопрос относительно перечня следственных действий, необходимых для
рассмотрения сообщения о преступлении продолжает оставаться в юридической
литературе дискуссионным. Так, Е.Н. Арестова указывает на то, что для проверки
сообщения о преступлении используются, в основном, непроцессуальные
действия, то есть регламентированные не УПК РФ, а иными нормативными
правовыми актами [14, с. 27]. Такой факт вызывает возражения со стороны ряда
авторов. К ним относится, например, В.В. Будченко, который против
использования
в
стадии
возбуждения
уголовного
дела
полномочий,
предусмотренных иными нормативными правовыми актами, приводит ряд
аргументов, так как, такие действия используются сотрудниками, как правило,
оперативных служб, по всем направлениям их деятельности, вне зависимости от
их использования на стадии возбуждения уголовного дела, также в нормативных
правовых актах этих органов описываются сами действия, но не порядок их
36
проведения и самое главное то, что все вопросы уголовного судопроизводства
согласно ст. 1 УПК РФ регулируются только уголовно-процессуальным
законодательством и международными правовыми нормами и договорами [18, с.
52], с чем автор полностью согласен.
Но стоит учесть и тот факт, что нет категорических оснований возражать
против использования в уголовном судопроизводстве полномочий, содержащихся
в
нормативных
правовых
актах,
которые
регламентируют
деятельность
должностных лиц правоохранительных органов, так как все они проходят
государственную регистрацию в органах Министерства юстиции РФ на их
соответствие Конституции РФ и международным правовым актам в сфере
обеспечения прав и свобод человека и гражданина, оказавшегося в сфере
уголовного судопроизводства.
Учитывая все, сказанное выше, в научной литературе не сложилось единого
мнения о том, какие средства могут использоваться для проверки сообщений о
преступлениях. Так, Г.П. Химичева, методы для проверки сообщений о
преступлениях разделяет на необходимые для: 1) производство отдельных
следственных действий; 2) направление требований, поручений и запросов; 3)
средства административной, оперативной проверки; 4) требование у редакции
средства массовой информации документов и материалов [68, с. 141].
Нет
единой
позиции
относительно
того,
какие
средства
могут
использоваться для проверки сообщений о преступлениях и в нормативных
правовых актах. Например, в п. 25 Инструкции о едином порядке организации
приема, регистрации и проверки в Федеральной службе судебных приставов
сообщений о преступлениях указано, что «проверочные действия включают в
себя действия должностного лица, связанные с выездом на место происшествия,
принятием мер по обеспечению сохранности следов, кинофотосъемкой и
видеозаписью, получением объяснений, предъявлением требований, поручений,
запросов в учреждения, предприятия, организации независимо от форм
собственности, должностным лицам и гражданам, а также другие проверочные
действия» [11].
37
В свою очередь п. 38 Инструкции о порядке приема, регистрации и
проверки сообщений о преступлениях и иных происшествиях в органах
Государственной противопожарной службы МЧС России предусматривает более
широкий перечень проверочных действий, предусмотренных Федеральным
законом от 21.12.1994 № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» [12].
Установленное ч. 1 ст. 144 УПК РФ требование о том, что дознаватель,
орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны
принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся
преступлении и принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня
поступления указанного сообщения, представляется разумным.
Однако, согласно статистической отчетности по форме II-Е в срок свыше
трех суток в период с 2012 г. по 2017 г. рассматривалось порядка 43%–47% всех
заявлений,
сообщений,
по
которым
впоследствии
приняты
решения
о
возбуждении уголовного дела [61]. Данный рост обусловлен рядом объективных
причин, к которым можно отнести отсутствие реальной возможности проверить
сообщения о некоторых видах преступлений в течение предусмотренных законом
сроков. В первую очередь, о преступлениях, повлекших причинение гражданам
телесных повреждений, а также сфере экономической деятельности.
Также, несмотря на то, что правила исчисления процессуального срока
разрешения сообщений о преступлениях очевидны, в научной литературе
существуют и иная точка зрения, согласно которой первым днем срока,
установленного в сутках, следует считать тот день (те сутки), когда имел место
юридически значимый факт, с которым уголовно-процессуальный закон
связывает возникновение конкретных уголовно-процессуальных отношений. При
этом время (в часах) не имеет значения для начала течения срока [32, с. 4]. Исходя
из этого многие авторы полагают, что срок начинается, учитываются в полном
объеме вне зависимости от конкретного часа поступления сообщения о
преступлении.
Возбуждение
уголовного
дела
сопровождается
вынесение
соответствующего постановления, в котором должностное лицо, помимо прочих
38
данных обязано указать повод, на основании которого принимается данное
решение. Однако в юридической литературе высказывается мнение о том, что
указание в постановлении о возбуждении уголовного дела на повод к принятию
данного решения следует поставить в зависимость от усмотрения заявителя, чему
следует уделить большее внимание.
Стоит обратиться к мнению таких ученых как В.М. Корнуков, В.А. Лазарев,
В.Д. Холоденко полагающих, что требование норм УПК РФ о том, что в
постановлении о возбуждении уголовного дела обязательно указывать повод для
этого процессуального решения является, в ряде случаев, не обязательным.
Обосновывая это безопасностью лиц, по сообщениям которых принимается
решение о возбуждении уголовного дела. Данные о заявителе должны заноситься
в постановлении о возбуждении уголовного дела только с его согласия [39, с. 11].
Таким образом, для того, чтобы обеспечить безопасность заявителя, информация
о нем должна сохраняться в тайне. При этом необходимо учитывать то, что это
влечет за собой ограничение прав стороны защиты. И принимая данное решение,
должностное лицо должно надлежащим образом обосновать это.
Для принятия такого процессуального решения, как отказ в возбуждении
уголовного дела обязательным является как отсутствие достаточных данных,
указывающих на признаки преступления, так и обязательное установление
наличия предусмотренных законодателем в специальной норме оснований для
принятия такого решения (ч. 1 ст. 24 УПК РФ).
Отметим, что закрепленные в законе оснований для отказа в возбуждении
уголовного дела также являются весьма дискуссионными с точки зрения ряда
ученых-процессуалистов. Так, Н.С. Манова и Ю.В. Францифоров анализируя
содержание ст. 24 и 140 УПК РФ приходят к тому, что основанием для отказа в
возбуждении уголовного дела должны выступать определенные обстоятельств,
которые не создают необходимых предпосылок для возникновения и развития
уголовно-процессуальной деятельности [49, с. 20]. Они должны быть закреплены
в отдельной группе. Исходя из этого п.п. 1 и 2 ст. 24 УПК РФ должны
39
рассматриваться как отдельные и самостоятельные основания для отказа в
возбуждении уголовного дела.
Сравнительно-правовой анализ ст. 148 УПК РФ и ст. 24 УПК РФ позволяет
утверждать о существенных противоречиях рассматриваемых норм. Н.С. Манова
предлагает исключить п.п. 1 и 2 из ч. 1 ст. 24 УПК РФ [47, с. 52].
Также необходимо обратиться к мнению И.С. Дикарева, который
справедливо утверждает, что в ст. 24 УПК РФ не включены некоторые уголовнопроцессуальные основания для принятия процессуального решения об отказе в
возбуждении уголовного дела. Так в п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ закреплены
самостоятельные основания для прекращения уголовного преследования. При
этом не учитывается, что указанные обстоятельства могут быть установлены и до
возбуждения уголовного дела. В этом случае производство предварительного
расследования утрачивает смысл, а потому указанные обстоятельства следовало
бы включить в число оснований отказа в возбуждении уголовного дела [29, с. 95].
Стоит обратиться к мнению В.М. Корнукова, который полагает, что
решение об отказе в возбуждении уголовного дела должно приниматься и тогда,
когда совершенное деяние подпадает под акт амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ)
[40, с. 17].
Приведенный
выше
анализ
особенностей
процессуального
порядка
возбуждения уголовного дела позволяет утверждать о наличии серьезных
проблем правового регулирования принятия процессуальных решений о
возбуждении
уголовного дела или об отказе в этом. Это определяет
необходимость детального пересмотра законодателем позиций в отношении
расширения перечня процессуальных действий, закрепленных в ч. 1 ст. 140 УПК
РФ, оптимизации сроков рассмотрения сообщения о преступлении (учитывая
результаты официальной статистики), а также более детальной регламентации и
расширения перечня оснований отказа в возбуждении уголовного дела и
прекращении уголовного дела и уголовного преследования.
40
2.2 Процессуальное положение участников
стадии возбуждения уголовного дела
Одной из специфических черт стадий уголовного процесса является то, что
каждая из них обладает своим кругом участников, которые наделены строго
определенными правами и обязанностями. В ходе уголовного судопроизводства
между участниками процесса возникают различные основания их правового
взаимодействия.
Анализ
норм
уголовно-процессуального
законодательства
позволяет утверждать, что компетенция участников рассматриваемой стадии
регламентирована лишь частично.
В ч. 1 ст. 144 УПК РФ определены основные участники стадии возбуждения
уголовного дела, к которым законодатель отнес дознавателя, орган дознания,
следователя, руководителя следственного органа. Права и обязанности этих
участников на стадии возбуждения уголовного дела строго регламентированы
нормами уголовно-процессуального законодательства, анализируя которые,
можно сделать вывод о существенных пробелах их регламентации. Так, анализ
практики
реализации
полномочий
руководителем
следственного
органа
применительно к указанной стадии позволил выявить ряд проблем их
законодательного регулирования. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ (в
редакции
Федерального
закона
от
05.06.2007
№
87-ФЗ)
руководитель
следственного органа вправе поручать производство предварительного следствия
следователю либо нескольким следователям, изымать уголовное дело у
следователя и передавать его другому следователю, принимать уголовное дело к
своему производству и т.п.
Данные полномочия реализуются уже по возбужденному уголовному делу.
В связи с этим закономерен вопрос: распространяются ли указанные полномочия
на
деятельность
руководителя
следственного
органа,
реализуемую
до
41
возбуждения
уголовного
дела?
В
нормах
уголовно-процессуального
законодательства ответа на этот вопрос нет. Вместе с тем большинство ученых
полагают, что руководитель следственного органа данным правом наделен.
Несомненно, с этим фактом следует согласиться, поскольку это положение
однозначно
признается
как
следственной
практикой,
так
и
уголовно-
процессуальной доктриной. При этом его применение в обозначенной ситуации
не ограничивает права и свободу участников уголовного судопроизводства.
Верность
сформулированных
выводов
подтверждается
целенаправленной
деятельностью законодателя по устранению пробелов и двусмысленности в
нормативно-правовом регулировании.
Так, в УПК РФ (в редакции 2001 г.) закреплялось право руководителя
следственного органа (начальника следственного отдела) лишь осуществлять
проверку материалов уголовного дела (ч. 3 ст. 39 УПК РФ). Исходя их этого
формируется вывод о том, что процессуальный контроль непосредственного
начальника распространялся только на процессуальную деятельность следователя
по уже возбужденному уголовному делу, которое он принял к своему
производству.
Учитывая
изменения,
которые
были
внесены
в
законодательство
(Федеральный закон от 02.12.2008 № 226-ФЗ), было предусмотрено право
руководителя следственного органа проверять материалы проверки сообщения о
преступлении лично, то есть осуществлять процессуальные полномочия до
возбуждения уголовного дела. При этом анализ следственной практики
показывает, что зачастую именно руководитель следственного органа поручает
следователю произвести проверку сообщения о преступлении, что подтверждает
правильность внесенных изменений в уголовно-процессуальное законодательство
в этой части.
Бесспорно, что контроль на этапе проверки сообщения о преступлении
руководителем следственного органа возможен в любое время с момента
поступления заявления (сообщения) о преступлении и до принятия итогового
решения
по
результатам
проверки.
Указанная
форма
контроля
может
42
осуществляться как по инициативе самого руководителя следственного органа,
так и по поручению руководителя вышестоящего следственного органа, самим
руководителем вышестоящего следственного органа, а также по поступающим
жалобам на неправомерные действия следователя.
Кроме этого, значительный интерес и большое практическое значение
применительно
к
рассматриваемой
стадии
уголовного
судопроизводства
представляют нормы, регулирующие порядок взаимодействия между прокурором,
руководителем следственного органа и непосредственно следователем.
Процессуальные полномочия прокурора применительно к исследуемой
стадии в большинстве своем закреплены в ст. 37 УПК РФ, а полномочия
руководителя следственного органа в ст. 39 УПК РФ. Исключительно эти
правовые аспекты определяют основные стороны взаимодействия между
органами следствия и прокурором. Однако уже при детальном изучении
содержания указанных выше предписаний их приемлемость вызывает сомнение.
Так, неоднозначной представляется формулировка ч. 2 ст. 37 УПК РФ
применительно к общепризнанной структуре уголовного судопроизводства
России. Законодатель определяет: «В ходе досудебного производства по
уголовному
делу
прокурор
уполномочен».
Отметим,
что
уголовное
судопроизводство условно подразделяется на две самостоятельные стадии:
возбуждение уголовного дела и предварительное расследование. Согласно п. 9 ст.
5 УПК РФ досудебное производство по уголовному делу начинается с момента
получения сообщения о преступлении и заканчивается направлением прокурором
уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.
Однако, исходя из буквального толкования норм закона, полномочия
прокурора, предоставленные ему ч. 2 ст. 37 УПК РФ, в том числе по отношению к
следственным органам, реализуются лишь применительно к производству по
уголовному делу, следовательно, характерны лишь стадии предварительного
расследования. Разумно предположить, что надзорные полномочия прокурора в
уголовном судопроизводстве распространяются и на деятельность, реализуемую
следователем, руководителем следственного органа, и других участников
43
судопроизводства в ходе проверки сообщения о преступлении, т.е. в стадии
возбуждения уголовного дела.
Таким образом, указанное противоречие о сути правовых предписаний,
должно
быть
устранено
законодателем.
В
этой
связи,
некоторыми
исследователями предлагается ч. 2 ст. 37 УПК РФ изложить в следующей
редакции: «В ходе досудебного уголовного производства прокурор уполномочен»
[69, с. 27]. Кроме того, закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ полномочие
прокурора по проверке исполнения требований федерального закона при приеме,
регистрации
и
разрешении
сообщений
о
преступлении
это
прямо
предусматривает.
Согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ право прокурора требовать от органов
предварительного
федерального
расследования
устранения
законодательства
является
допущенных
основным
нарушений
механизмом,
обеспечивающим устранение нарушений, которые были допущены в ходе
расследования. Однако при детальном анализе указанной нормы выявляется
некорректность
формулировок
законодательных
предписаний.
Согласно
указанной выше норме закона прокурор вправе требовать лишь устранения
нарушений закона только относительно тех нарушений, которые допущены в ходе
осуществления предварительного расследования.
Вследствие этого из деятельности прокурора по надзору за соблюдение
законодательства
необоснованно
исключена
деятельность,
которая
осуществляется им на стадии возбуждения уголовного дела. В результате чего
Б.Я. Гаврилов считает целесообразным изложить п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ в
редакции следующего содержания: «...требовать от органов дознания и
следственных органов устранения нарушений федерального законодательства,
допущенных в досудебном уголовном производстве» [24, с. 122].
Также необходимо остановиться на проблемах правового регулирования
полномочий руководителя следственного органа и прокурора при отмене
постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.
44
В рамках внесения Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ [5]
изменений в УПК РФ были возвращены отдельные контрольно-надзорные
полномочия прокурору. Одним из таких полномочий является право прокурора
выносить
мотивированное
постановление
об
отмене
незаконного
или
необоснованного постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного
дела, с изложением обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, и
направление соответствующие материалов руководителю следственного органа
(ч. 6 ст. 148 УПК РФ).
Помимо
этого,
прокурор
имеет
право
вынести
мотивированное
постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган
для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных
прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).
Несмотря на это, исключительным правом руководителя следственного органа
остается
принятие
итоговых
процессуальных
решений
по
указанным
постановлениям прокурора и представленным им материалам (п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 39,
ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ).
Из всего этого возникает закономерный вопрос о том, какую роль играют
указанные
постановления
в
разграничении
полномочий
прокурора
и
руководителя следственного органа. Согласно п. 25 ст. 5 УПК РФ, указанные
выше
постановления
прокурора
рассматриваются
в
качестве
итоговых
мотивированных решений, следовательно, они представляют собой акты властнораспорядительного характера. Но учитывая формулировки ряда норм, например,
ч. 6 ст. 148 УПК РФ о «дополнительной проверке» наделяющих руководителя
следственного органа определенными вариантами процессуального поведения,
указанные постановления прокурора итоговыми решениями могут являться
только с большой степенью условности. Следовательно, это, вероятнее всего,
требование об устранении нарушений закона, как по существу своего
предписания, так и по процессуальной форме его разрешения [60, с. 14].
В этой связи, для обеспечения целостности понятийного аппарата и
нормативного
регулирования
компетенции
прокурора
и
субъектов,
45
осуществляющих с ним взаимодействие, предписания указанные в ч. 6 ст. 148 и п.
2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ следует именовать «требованиями» прокурора. Это
заявление наиболее объективно тем, что в нормах ч. 6 ст. 37 УПК РФ
законодателем обоснованно установлен алгоритм вероятных решений и действий
каждого из тех, кто осуществляет взаимодействие при несогласии с требованиями
прокурора. Из положений ч. 6 ст. 148 и ч. 6 ст. 37 УПК РФ нет вариантов того, как
необходимо поступать руководителю следственного органа, в том случае если он
не согласен с названными выше постановлениями прокурора. Так, ч. 6 ст. 37 УПК
РФ регламентирует порядок обжалования и иных вероятных решений только
лишь применительно к случаям расхождения с требованиями прокурора об
устранении
нарушений
федерального
законодательства.
Случаи,
когда
выражается несогласие с постановлениями прокурора, указанными в ч. 6 ст. 148,
п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, не нашли своего правового регулирования.
Решая
отмеченные
проблемы
в
практической
деятельности
правоохранительных органов, правоприменителям ничего не остается, как
обратиться к аналогии закона, либо разрешать образовавшиеся противоречия
непроцессуальными средствами.
Для разрешения указанного противоречия на законодательном уровне
целесообразно выбрать один из следующих вариантов: 1) напрямую в нормах ч. 2
ст. 38, ч. 2 ст. 39 УПК РФ описать процессуальный порядок возможного
обжалования и типы вероятных решений относящихся к несогласию следователя
(руководителя
следственного
органа)
с
отмеченными
постановлениями
прокурора; 2) заменить в диспозициях ч. 6 ст. 148 и п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ
указание «постановление прокурора» на «требование прокурора об устранении
нарушений закона», так как эта формулировка уже долгое время поддерживается
правоприменительной
практикой.
Это
никак
не
затребует
сложных
законодательных конструкций и повторов в уже установленном законодателем
порядке процессуальных решений и действий вышеназванных участников
уголовного судопроизводства.
46
Уделим внимание и тому, что в соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК РФ,
прокурор, признав отказ в возбуждении уголовного дела, который был вынесен
руководителем
следственного
органа,
незаконным
или
необоснованным,
направляет это постановление тому же процессуальному руководителю. Как
видим, законодатель не обращает внимание на то, что процессуальные решения
руководителя следственного органа согласно п. 7 ч. 1 ст. 39 УПК РФ имеет право
отменять только вышестоящий руководитель следственного органа. Об этом
свидетельствует и положение ч. 6 ст. 148 УПК РФ, где законодатель определяет,
что именно вышестоящий
руководитель
следственного органа отменяет
постановление нижестоящего и возбуждает уголовное дело либо направляет
материалы для дополнительной проверки со своими указаниями.
В данной связи указанное постановление прокурора должно быть
адресовано
руководителю
следственного
органа
через
руководителя
вышестоящего следственного подразделения, поскольку только последний вправе
отменить это незаконное или необоснованное решение.
На оптимальности функционирования как следственного органа в целом,
так и конкретного следователя в стадии возбуждения уголовного дела сказывается
и очевидный диссонанс в регулировании организационной составляющей в
деятельности указанных субъектов. Так, согласно п.п. 16, 19 Инструкции о
порядке заполнения и представления учетных документов за прокурором
сохранилась обязанность подписания статистических карточек следственных
органов на выявленное преступление (форма 1) и о результатах расследования
преступления (форма 1.1) [10].
Принято считать, что данное правомочие должно принадлежать прокурору,
так
как
никакой
другой
властный
субъект
реализующихся
уголовно-
процессуальных отношений не может подтвердить объективность заявленных
статистических данных. Кроме того, критерии указанной объективности
отдельным специалистам видятся в том, что последствия принятия данного
процессуального
акта
неразрывно
связаны
с
возможностью
существенного ограничения прав личности в ходе расследования [52].
прямого
и
47
Не менее известны и суждения о том, что названное правомочие в
изменившихся процессуальных условиях используется прокуратурой в качестве
средства
по
управлению
следственными
органами
в
целях
реализации
ведомственных интересов самой прокуратуры [46, с. 13].
Между тем, в настоящее время следователи в своей повседневной
практической деятельности вынуждены нередко в ущерб непосредственным
задачам
расследования
не
только
доставлять
прокурорам
указанные
статистические карточки и материалы уголовного дела за десятки, а то и за сотни
километров, но и исполнять прямые прокурорские указания, касающиеся
направления хода расследования, принятия или отмены процессуальных решений
или совершения определенных процессуальных действий. Все это с единственной
целью – утвердить указанные статистические карточки, якобы наиболее
объективно характеризующие качественные и количественные показатели
работы, как отдельного следователя, так и следственного органа в целом [72].
Описанная ситуация достаточно хорошо известна многим. Руководство
Министерства внутренних дел РФ, например, владеет информацией о том, что изза того, что были изменены полномочия прокурора в сфере его надзорных
функций за возбуждением и расследованием уголовных дел, потеряло свою
надобность правило о необходимости регистрации выявленных преступлений при
условии
подписания
статистических карточек надзирающим
прокурором.
Сохраняющийся порядок заполнения и представления учетных документов в этой
части противоречит требованиям УПК РФ. Это приводит к нецелесообразным
затратам времени и материальных средств, отвлечению следователя от
организации и осуществления предварительного следствия. Причины подобного
положения дел заключаются в известных попытках заинтересованных лиц
сохранить эффективные средства по управлению следственным органом [72].
Руководитель следственного органа вполне в состоянии обеспечить как
эффективный процессуальный контроль, так и процессуальное руководство
расследованием в динамике его объективных качественных и количественных
показателей. В данной связи, в целях оптимизации следственной деятельности,
48
названное (организационное по своему характеру) правомочие следует передать
руководителю следственного органа [23, с. 39].
Помимо основных участников стадии возбуждения уголовного дела –
следователя, дознавателя, органа дознания и руководителя следственного органа
хотелось бы также особое внимание обратить на участие адвоката в стадии
возбуждения уголовного дела.
Следует отметить, что вопросы участия адвокатов в стадии возбуждения
уголовного дела законодателем долгое время были оставлены без надлежащего
нормативного регулирования. И теперь, благодаря изменениям, внесенным в
уголовно-процессуальное законодательство Федеральным законом от 04.03.2013
№ 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса
Российской
Федерации
и
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации», ч. 3 ст. 49 УПК РФ дополнена положением, предусматривающим
возможность участия защитника в уголовном процессе с момента начала
осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица,
в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке,
предусмотренном ст. 144 УПК РФ.
Необходимо учесть и изменения, которые были внесены Федеральным
законом от 22.10.2014 № 308-ФЗ «О внесении изменений в Уголовнопроцессуальный
кодекс
Российской
Федерации»
в
ст.
144
УПК
РФ,
регламентирующую деятельность дознавателя, органа дознания, следователя,
руководителя следственного органа при поступлении сообщения о преступлении.
В анализируемую норму были включены п. 9 и п. 10, касающиеся составов
преступлений, предусмотренных ст.ст. 198–199.1 УК РФ.
Нетрудно заметить, что закрепленный законодателем перечень лиц,
наделенных правом обратиться за квалифицированной юридической помощью на
этапе проверки сообщения о преступлении, сконструирован по типу того, когда
возможно
участие
адвоката
(защитника,
представителя
потерпевшего,
гражданского истца, гражданского ответчика) по факту возбуждения уголовного
49
дела и, соответственно, наделения каждого из участников определенным
процессуальным статусом (подозреваемый, потерпевший, свидетель и др.).
По смыслу внесенных изменений защитник (адвокат) вступает в процесс на
этапе проверки поступившего сообщения, то есть после поступления и
регистрации информационного сигнала о преступлении, что, на наш взгляд,
гарантирует соблюдение прав и законных интересов заявителей, а также лиц,
явившихся с повинной. В целом допуск адвоката, на этапе предварительной
проверки является гарантом принятия законных и обоснованных решений, а,
следовательно, способствует успешному достижению задач стадии возбуждения
уголовного дела. Кроме того, анализ следственной практики показывает, что
помимо должностных лиц и органов компетентных принимать решение в стадии
возбуждения уголовного дела принимают участие: лицо, в отношении которого
проводится проверка сообщения о преступлении, заявитель, заподозренное лицо,
очевидец и др.
В свою очередь, процессуальный статус данных участников не нашел
закрепления
в
уголовно-процессуальном
законодательстве,
что
вызывает
существенные затруднения в правоприменительной практике.
Вывод по главе 2. Изложенное выше позволяет утверждать о том, что
проблемы правого регулирования, которые встречаются в стадии возбуждения
уголовного дела,
порождают проблемы применения на практике норм,
регламентирующих изучаемую нами стадию. Это приводит к тому, что
правоприменительные органы в ряде случаев вынуждены руководствоваться
вариантами применения норм права, которые выработаны практикой.
В свою очередь на сегодняшний день законодателем уже проведена
широкомасштабная реформа института возбуждения уголовного дела. И реформа
эта, как часто бывает, поставила перед учеными-правоведами и юристамипрактиками больше вопросов, чем дала ответов на ранее существовавшие. Более
того, некоторыми исследователями указывается, что законодатель избрал не
совсем верное направление реформы, которое вполне может привести его к отказу
от необходимости стадии как таковой, о чем ученые писали давно [13, с. 47].
50
Для решения выявленных и обозначенных в данной главе проблем
законодателю следует проводить не «поверхностные» изменения норм УПК РФ, а
более детально изучать предложения практических сотрудников и ученыхпроцессуалистов, на основании чего вносить изменения, которые будет
способствовать повышению эффективности стадии возбуждения уголовного дела.
В настоящей работе предложены некоторые практические рекомендации
разрешения выявленных и рассмотренных в этой главе проблем.
51
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На протяжении ряда последних лет исследуемая стадия уголовного
процесса вызывает бурную критику как у ученых-процессуалистов так и у
сотрудников правоохранительных органов по поводу целесообразности ее
сохранения и возможных путях реформирования, что весьма обоснованно.
Разделяя мнение ученых-процессуалистов полагаем, что стадия возбуждения
уголовного дела выступает как необходимая и обязательная стадия уголовного
судопроизводства,
призванная,
помимо
всего,
гарантировать
реализацию
положений ст. 52 Конституции РФ об обеспечении потерпевшим права на доступ
к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, а также нормы – принципа о
разумном сроке уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ).
Не менее важное значение имеют нормы, которые призваны определить
процессуальный
порядок
взаимодействия
следователя,
руководителя
следственного органа и прокурора именно в ходе проверки сообщения о
преступлении. Компетенция указанных участников уголовного судопроизводства
регламентирована
отдельными
нормами
уголовно-процессуального
закона,
которые определяют их права и обязанности на стадии возбуждения уголовного
дела, а также определяют порядок и правила их взаимодействия. Но при
детальном изучении этих норм и руководствуясь сложившейся практикой
взаимодействия следователя, руководителя следственного органа и прокурора,
очевидно то, что эти нормы имеют существенные правовые пробелы.
Проведенными реформами законодатель внес масштабные изменения в
стадию возбуждения уголовного дела, которые решили ряд глобальных проблем,
стоящих не только перед
правоприменителями,
но и
перед
учеными-
процессуалистами, но помимо устраненных правовых противоречий на стадии
возбуждения уголовного дела, законодатель дал почву новым, не менее
существенным, пробелам в праве. В результате чего возникли новые научные
дискуссии, дающие ученым право ставить вопрос о детальном пересмотре
порядка процессуального регулирования стадии возбуждения уголовного дела, а
52
ряду ученых видится верным исключить изучаемую стадию, с чем автор
вынужден не согласиться, так как веских аргументов для ее упразднения в
уголовном судопроизводстве на сегодняшний момент пока не существует.
Из приведенных выше выводов очевидно то, что стадия возбуждения
уголовного дела не совершенна и автор считает целесообразным предложить
следующие практические рекомендации разрешения указанных проблем по
совершенствованию стадии возбуждения уголовного дела.
1. Для формирования единого понятийного аппарата и целостной системы
регулирования процессуальных полномочий прокурора и субъектов с ним
взаимодействующих, предписания, содержащиеся в ч. 6 ст. 148 и п. 2 ч. 2 ст. 37
УПК
РФ
необходимо
сформулировать
как
требования
прокурора.
Это
обосновывается и тем, что нормы ч. 6 ст. 37 УПК РФ содержат установленный
порядок возможных решений и действий всех участников, осуществляющих
взаимодействие с прокурором, если они не согласны с его требованиями. Но
указанная выше норма не содержит алгоритма решений и действий руководителя
следственного органа в том случае, если он не согласен с требованиями
прокурора.
2. Для разрешения проблемы, связанной с отсутствием на законодательном
уровне установленного алгоритма возможного обжалования и видов возможных
решений
относительно
несогласия
следователя,
а
также
руководителя
следственного органа с постановлениями прокурора, целесообразно выбрать один
из следующих вариантов: 1) непосредственно в нормах ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39 УПК
РФ закрепить и детально регламентировать процессуальный порядок возможного
обжалования и типы вероятных решений относящихся к несогласию следователя
(руководителя следственного органа) с определенными выше постановлениями
прокурора; 2) заменить в диспозициях ч. 6 ст. 148 и п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ
словосочетание «постановление прокурора» на «требование прокурора об
устранении нарушений закона», так как эта формулировка уже долгое время
поддерживается правоприменительной практикой. Данное предложение не
требует сложных законодательных конструкций и повторов в уже установленном
53
законодателем порядке процессуальных решений и действий вышеназванных
участников уголовного судопроизводства.
3. Вследствие того, что в ч. 2 ст. 21 УПК РФ и ч. 1 ст. 144 УПК РФ
законодатель
обязывает
органы
дознания,
дознавателя,
руководителя
следственного органа и следователя рассматривать и разрешать все поступающие
в правоохранительные органы сообщения о преступлениях, в то время как
непосредственно такой порядок принятия (приема) сообщения о преступлении и
его регистрации регламентирован ведомственными нормативными правовыми
актами. Полагаем целесообразным закрепить общие вопросы приема и
регистрации сообщений о преступлениях, как процессуального элемента, в
нормах уголовно-процессуального закона. Так как прием и регистрации
сообщений о преступлениях не является, исключительно, административным
действием, а представляет собой процессуальный элемент стадии возбуждения
уголовного дела, т.е. обладает своей процессуальной природой.
4. Более приемлемым видится изложить ч. 2 ст. 37 УПК РФ в следующей
редакции:
«В
ходе
досудебного
уголовного
производства
прокурор
уполномочен». Кроме того п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ изложить в редакции
следующего содержания: «...требовать от органов дознания и следственных
органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в
досудебном уголовном производстве».
5. Для возбуждения уголовного дела требуется установление признаков
преступления, при этом возникает вопрос о том, как поступить при наличии ряда
обстоятельствах, которые могут повлечь крупномасштабные последствий или
угрозу наступления таких последствий, создающих повышенную общественную
опасность и при этом возникает необходимость в производстве большого объема
процессуальных
и
следственных
действий
органов
предварительного
расследования.
Полагаем, что для решения выявленной проблемы необходимо дополнить
ст. 140 УПК РФ нормами, определяющими право возбуждать уголовные дела «по
54
факту чрезвычайных происшествий, связанных с возникновением или угрозой
возникновения чрезвычайных ситуаций».
6. Целесообразно наделить процессуальным статусом определенный круг
лиц, участвующих в стадии возбуждения уголовного дела. Наиболее верным
является введение новых участников уголовного судопроизводства, таких,
например, как «заявитель о преступлении», «заподозренный», «очевидец», «лицо,
в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении».
7. Необходимо изложить ч. 2 ст. 146 УПК РФ в такой редакции, чтобы
требование об указании в постановлении о возбуждении уголовного дела повода к
принятию такого решения зависело от усмотрения заявителя, так как от этого
зависит безопасностью лиц, по сообщениям которых принимается решение о
возбуждении уголовного дела.
Приведенные выше практические рекомендации являются далеко не
полным перечнем изменений, которые способны обеспечить сохранение стадии
возбуждения уголовного дела как самостоятельной и уникальной стадии
уголовного судопроизводства.
55
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно-правовые акты:
1.
Конституция
Российской
Федерации:
Принята
всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. [Текст] (в ред. ФЗ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) 2014.
№2, Ст. 211. М.: Юрид. лит. 2014.
2.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. [Текст] (в ред. ФЗ от
19.02.2018 N 31-ФЗ, N 27-ФЗ) // Консультант Плюс [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.consultant.ru (дата обращения 21.04.2018 г.).
3.
Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-
розыскной деятельности» // Консультант Плюс [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.consultant.ru (дата обращения 21.04.2018 г.).
4.
Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре
Российской Федерации» // Консультант Плюс: [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.consultant.ru (дата обращения 21.04.2018 г.).
5.
отдельные
Федеральный закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ «О внесении изменений в
законодательные
акты
Российской
Федерации
в
связи
с
совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» //
Консультант Плюс [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru (дата
обращения 21.04.2018 г.).
6.
Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ (ред. от 22.12.2014) «О
внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и
Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Парламентская
газета. № 80. 15.06.2007.
7.
Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» // Консультант
Плюс [Электронный ресурс]. – URL: http://www.consultant.ru (дата обращения
21.04.2014 г.).
8.
Федеральный закон от 21.07.2014 № 218-ФЗ «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. №
169. 30.07.2014.
56
9.
Российской
О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса
Федерации
и
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации: федер. закон Рос. Федерации от 4 марта 2013 г. №23-ФЗ: принят Гос.
Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 19 февр. 2013 г.: одобр. Советом Федерации
Федер. Собр. Рос. Федерации 20 февр. 2013 г. // Российская газета. 2013. 6 марта.
Федеральный выпуск № 6024.
10.
Приказ Генпрокуратуры России № 39, МВД России № 1070, МЧС
России № 1021, Минюста России № 253, ФСБ России № 780, Минэкономразвития
России № 353, ФСКН России № 399 от 29.12.2005 «О едином учете
преступлений» // Российская газета. № 13. 25.01.2006.
11.
Приказ Минюста РФ от 02.05.2006 № 139 «Об утверждении
Инструкции о едином порядке организации приема, регистрации и проверки в
Федеральной службе судебных приставов сообщений о преступлениях» //
Российская газета. № 108. 24.05.2006.
12.
Приказ МЧС РФ от 02.05.2006 № 270 (ред. от 22.06.2010) «Об
утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений
о
преступлениях
и
иных
происшествиях
в
органах
Государственной
противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам
гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий
стихийных бедствий» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов
исполнительной власти. № 25. 19.06.2006.
Специальная литература:
13.
Амрахов Н.И. Анализ и оценка наличия оснований к возбуждению
уголовных дел // Российский судья. 2013. № 12. С. 44-49.
14.
Арестова Е.Н. Деятельность органов внутренних дел на этапе
возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2003. № 5. С. 27-36.
15.
Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу
Российской Федерации (постатейный). М.: Проспект, 2017. 631 с.
57
16.
Божьев В.П. Уголовный процесс. М.: Юрайт, 2017. 320 с.
17.
Бородин С.В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела.
М., 1970. С. 25-33.
18.
Будченко В.В. Проверка поводов для возбуждения уголовного дела //
Законность. 2008. №11. С. 52–53.
19.
Быков В.М. Новый закон о проверке следователем сообщения о
преступлении [Текст] // Право и политика. 2011. № 7 - С.11-19
20.
Валов С.В. Стадия возбуждения уголовного дела: pro et contra //
Уголовный процесс: от прошлого к будущему: материалы Международной
научно-практической конференции (Москва, 21 марта 2014 года). В 2-х частях.
М.: Академия Следственного комитета Российской Федерации, 2014. Ч. 1. С. 82–
86.
21.
Власова Н.А. Возбуждение уголовного дела: теоретические и
правовые проблемы // Журнал российского права. 2017. № 11. С. 20-31.
22.
Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. М.,
2000. 196 с.
23.
Гаврилов Б.Я. Перераспределение процессуальных и надзорных
полномочий между прокурором и руководителем следственного органа //
Уголовное судопроизводство. 2013. № 4. С. 33-42.
24.
Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и
факты. М.: ТК Велби, 2013. с. 149.
25.
Гаврилов
законодательство
и
Б.Я.
реалии
Современное
его
уголовно-процессуальное
правоприменения
[Текст]//
Российский
следователь. 2010. № 15. - С. 15-26.
26.
Гущин А.Н., Францифоров Ю.В., Громов Н.А. Использование
оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании //
Российский следователь. 2000. № 4. C. 10-18.
27.
Дикарев И.С. и др. Сущность и актуальные проблемы стадии
возбуждения уголовного дела. М., 2012. 123 с.
58
28.
Дикарев И.С. Стадия возбуждения уголовного дела - причина
неоправданных проблем расследования [Текст] // Российская юстиция, 2011, № 11
- С.27-33.
29.
Дикарев И.С. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения
уголовного дела. М., 2012. 123 с.
30.
Ендольцева А.В., Сыдорчук И.И. Уголовный процесс. М.: Закон и
право, 2015. 160 c.
31.
Ефремова Н.П. Основание для возбуждения уголовного дела: Учебное
пособие. Омск: Омская академия МВД России. 2009. 89 c.
32.
Жамков А.А. Проблемные вопросы правового регулирования сроков и
средств проверки сообщений о преступлениях экономической направленности //
Российский следователь. 2009. № 4. С. 2-8.
33.
Жамкова О.Е. Процедура получения объяснений при проверке
сообщений о преступлении нуждается в регулировании[Текст]//Российский
следователь. 2013. № 2 - С.5-13.
34.
Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961.
– 102 c.
35.
Калугин А.Г. К вопросу о целесообразности сохранения стадии
возбуждения уголовного дела в отечественном уголовном процессе [Текст]//
Сборник
материалов
Всероссийской
научно-практической
конференции
«Проблемы современного состояния и пути развития органов предварительного
следствия». М., 2010. - С. 186-190.
36.
Кальницкий В.В., Николаев Ю.А. Возбуждение уголовного дела в
системе уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности //
Вопросы
применения
Федерального
закона
«Об
оперативно-розыскной
деятельности». Омск, 1998. С. 30-43.
37.
Козловский П.В. Новый повод для возбуждения уголовного дела //
Законодательство и практика. 2014. № 2 (33). С. 2-12.
38.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под
общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2017. 671 c.
59
39.
Корнуков В.И. Российский уголовный процесс. Вопросы Особенной
части. Саратов, 2010. c. 68.
40.
Корнуков В.М. Российский уголовный процесс. Вопросы Особенной
части. Саратов: Саратовская государственная академия права, 2007. 227 с.
41.
Корнуков
В.М.,
Лазарев
В.А.,
Холоденко
В.Д.
Возбуждение
уголовного дела в системе уголовно-процессуальной деятельности. Саратов:
Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2002.
106 c.
42.
Коткин П.Н. Основания возбуждения уголовных дел, связанных с
возникновением
или
угрозой
возникновения
чрезвычайных
ситуаций
техногенного и социального характера // Российский следователь. 2008. № 21. С.
3–8.
43.
Кругликов А.П. Нужна ли стадия возбуждения уголовного дела в
современном уголовном процессе России? [Текст]// Российская юстиция. 2011. №
6 - С.19-23
44.
Кругликов А.П. Уголовный процесс Российской Федерации. М.,
2010. 452 с.
45.
Литвиненко К.Л. Стадия возбуждения уголовного дела способствует
или препятствует реализации права граждан на доступ к правосудию [Текст]//
Российский следователь, 2010, № 16 - С.13.
46.
Малышева О.А. Процессуальное положение следователя в условиях
современной правовой регламентации // Российский следователь. 2013. № 2.
С. 13-21.
47.
Манова
Н.С.
Предварительное
и
судебное
производство:
дифференциация форм: Учебное пособие для вузов. М., 2004. С. 52–53.
48.
Манова Н.С. Уголовный процесс: курс лекций. М., 2010. С. 182;
Уголовно-процессуальное
право
Российской
П.А. Лупинская. М., 2000. С. 272–273.
Федерации
/
Отв.
ред.
60
49.
Манова Н.С., Францифоров Ю.В. Проблемные аспекты стадии
возбуждения уголовного дела по новому УПК РФ // Российский судья. 2003. № 5.
С. 17–24.
50.
Матвеева Н.В. Правовая природа объяснений в уголовном процессе
России // Российский судья. 2012. № 7. С. 39 – 42.
51.
Махмутов М.В. Назначение исследований в стадии возбуждения
уголовного дела [Текст]// Законность. 2010. № 11. - С. 40 - 41.
52.
Новиков Е.А. Руководитель следственного органа в российском
уголовном судопроизводстве: процессуальные и организационные аспекты:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. URL: http://www.dissercat.com (дата обращения:
20.03.2018).
53.
Овсянников
И.В.
Рассмотрение
сообщений
о
преступлениях.
Процессуальные и криминалистические проблемы: Научно-практическое и
учебное пособие. [Текст]М.: Юрлитинформ, 2010. - 128 с.
54.
Петров А.В. Пределы проверки сообщения о преступлении и
процессуальные способы ее осуществления [Текст]// Законность. 2016. № 5 - С.19,
17, 49 – 54.
55.
Поляков М.П., Рыжов Р.С. Использование результатов оперативно-
розыскной деятельности в уголовном процессе как правовой институт. М., 2016.
С. 143.
56.
Рыжаков А.П. Новые средства проверки сообщения о преступлении.
[Электронный ресурс]//Подготовлен для системы Консультант Плюс, 2013.
57.
Рыжаков А.П.
Актуальные проблемы проверки
сообщения
о
преступлении [Электронный ресурс]//Подготовлен для системы Консультант
Плюс, 2016.
58.
Сергей
Канев
«Пять
шагов
Колокольцева»
Новая
газета.
[Текст]Выпуск № 122 от 26 октября 2012 г. - С. 20-28.
59.
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс / Под общ. Ред.
А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2016. 365 с.
61
60.
Соловьев А.Б. Проблема обеспечения законности при производстве
предварительного следствия в связи с изменением процессуального статуса
прокурора // Уголовное судопроизводство. 2011. № 3. С. 10-18.
61.
Статистические сведения о разрешении сообщений о преступлениях
за 2012–2017 гг. Отчет по форме федерального статистического наблюдения II-Е.
М. ГИАЦ МВД России, 2018.
62.
Строгович М.С. Уголовный процесс: учебник для юридических
высших учебных заведений. М., 1946. 287 с.
63.
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. II: Порядок
производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному
праву. М., 1970. 155 с.
64.
Сумин А.А. Некоторые проблемы применения статьи 144 Уголовно-
процессуального кодекса Российской Федерации[Текст]// Адвокат. 2015. № 4 С.14-25.
65.
Сяргин А.С. Стадия возбуждения уголовного дела[Текст]//Уголовный
процесс. 2017. № 4 - С.10-22.
66.
Терехин В.В. Допустимость материалов проверки как доказательств
[Текст]// Российский следователь. 2013 г. С.29-31.
67.
Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам:
концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: Дис. …дра юрид. наук. М., 2003. 364 с.
68.
концепция
Химичева Г.П. Досудебной производство по уголовным делам:
совершенствования
уголовно-процессуальной
деятельности.
М.:
Экзамен, 2003. 221 c.
69.
Чечулин И.В. О полномочиях руководителя следственного органа в
стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2013. № 21.
С. 222-28.
70.
Шаталов А.С. Возбуждение уголовного дела. М.: НИУ «Высшая
школа экономики», 2013. 89 с.
62
71.
Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Досудебное производство по УПК
Российской Федерации (участники досудебного производства, доказательства и
доказывание, возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное
следствие). СПб., 2003. 107 c.
Интернет сайты
72.
URL: http://www.police-russia.ru/ (дата обращения: 21.03.2018).
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа