close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Нефедова Виктория Олеговна. Правовое положение должника по законодательству о банкротстве юридических лиц

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Правовое положение должника
по законодательству о банкротстве юридических лиц»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Нефедова В.О.
Руководитель: к.ю.н., доцент, В.Н. Волков
Объем работы: 77 страниц
Ключевые слова: банкротство, арбитражный суд, финансовая устойчивость,
правовая категория, несостоятельность, кредитор, должник, платежеспособность.
Краткая характеристика работы:
Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав,
заключения, библиографического списка.
Во введении обосновывается актуальность, цель и задачи исследования, его
объект и предмет, степень научной разработанности и другие необходимые элементы.
В первой главе исследуется правовое положение должника при банкротстве
юридических лиц.
Во второй главе анализируются особенности положения должников в
процедурах банкротства.
В третьей главе рассматриваются проблемы судебной практики, возникающие
при рассмотрении дел, связанных с банкротством юридических лиц.
Результаты исследования: в работе проведено комплексное исследование
правового положения должника по законодательству о банкротстве юридических
лиц.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций по
совершенствованию российского законодательства, так и в плане использования
материалов работы в учебных целях.
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………………...6
ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЛЖНИКА ПРИ БАНКРОТСТВЕ……..9
1.1. Понятие, признаки и сущность должника как субъекта конкурсных отношений ……………………………………………………………………………..9
1.2. Классификация должников………………………………………….…………17
1.3. Общая характеристика прав, обязанностей и законных интересов должника.
Система правовых средств защиты должника………………………………..19
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПОЛОЖЕИЯ ДОЛЖНИКОВ В ПРОЦЕДУРАХ
БАНКРОТСТВА..............................................................................................………..27
2.1.
Правовое положение должника при проведении финансового оздоровления…………………………………………………………………………….....27
2.2.
Особенности правового положения должника в процедуре внешнего
управления……………………………………………………………………...36
2.3.
Особенности правового положения должника в процедуре конкурсного
производства……………………………………………………………………47
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ
РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ,
СВЯЗАННЫХ С БАНКРОТСВОМ ЮРИДИЧЕ-
СКИХ ЛИЦ………......………………………………..……………………………….51
3.1.
Оспаривание сделок должника в процедуре банкротства……………….….51
3.2.
Рассмотрение споров в случае прекращения производства по делам о
банкротстве юридических лиц……………………………………...................61
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………….…70
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…..………………………………72
6
Введение
Актуальность темы обуславливается тем, что на современном этапе
развития экономики одним из основных элементов механизма правового
регулирования рыночных отношений внутри отдельно взятого государства
является законодательство о несостоятельности (банкротстве). Правовой институт
несостоятельности (банкротства) – это, прежде всего, институт комплексный,
включающий в себя нормы и гражданского права, и трудового права, и
административного права, и уголовного права,
процесса.
Специфика
этого
института
гражданского и арбитражного
определяется
тем,
что
его
функционирование возможно только в рамках рыночной экономики, причем
достигшей определенного уровня развития. Процедура банкротства является
своеобразным «санитаром» экономики, устраняя неэффективных участников
хозяйственного оборота. При плановой экономике указанный институт не был
востребован,
потому
как
убыточные
предприятия
имели
возможность
пользоваться поддержкой государства. Таким образом, возрождение института
несостоятельности (банкротства) стало возможным в нашей стране только с
переходом к рыночным отношениям.
Существование
института
банкротства
обусловлено
несколькими
причинами. Во-первых, необходимо оградить экономический оборот и его
участников от последствий неэффективной работы тех из них, кто проявил
неспособность надлежащим образом исполнять принятые на себя обязательства,
если эта неспособность приобретает стойкий характер. С одной стороны
возникает необходимость устранения из оборота такого участника, с другой –
желательно все же попытаться сохранить его как производителя товаров, работ
или услуг и самое главное – работодателя. При этом в обоих случаях, поскольку
юридические лица отвечают по обязательствам всем своим имуществом, следует
предотвратить обращение всего или большей части этого имущества на
удовлетворение требований кредиторов. Наряду с этим нужно защитить интересы
7
самого несостоятельного должника, и решение вопроса о сохранении или
ликвидации подчинить установленным законом процедурам.
Таким образом, ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников
является исключительно вынужденной мерой – она выводит неэффективные
предприятия из числа действующих. Однако официальное признание должника
банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только
имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга
других лиц. Именно поэтому законодательство предлагает целый комплекс мер по
восстановлению
платежеспособности
должника,
направленных
на
предотвращение массовых банкротств. В тоже время процедура банкротства для
должника часто является положительной мерой, она позволяет ему погасить свои
обязательства за счет имеющегося имущества и затем, освободившись от долгов,
начать или продолжить собственное дело.
Истинное значение института банкротства заключается в том, что из
гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их
ликвидации), что служит оздоровлению рынка, а с другой стороны, этот институт
дает возможность ответственно действующим субъектам предпринимательской
деятельности
реорганизовать
свои
дела
и
вновь
достичь
финансовой
стабильности.
Объектом исследования являются: отношения, возникающие в процессе
несостоятельности (банкротства) юридических лиц.
Предметом исследования являются нормы действующего российского
законодательства, которые регулируют правовое положение должника по
законодательству о банкротстве юридических лиц, а также практика применения
этих норм.
Цель выпускной квалификационной работы – исследовать правовое
положение должника при банкротстве.
В соответствии с поставленной целью необходимо решать следующие
задачи:
8
1. Изучить понятие, признаки и сущность должника как субъекта
конкурсных отношений.
2. Рассмотреть особенности классификации должников.
3. Рассмотреть общую характеристику прав, обязанностей и законных
интересов должника. Изучить систему средств защиты должника.
4. Изучить правовое положение должника при проведении финансового
оздоровления.
5. Проанализировать особенности правового положения должника в
процедуре внешнего управления.
6. Проанализировать особенности правового положения должника в
процедуре конкурсного производства.
7. Рассмотреть способы оспаривания сделок должника в процедуре
банкротства.
8. Рассмотреть споры в случае прекращения производства по делам о
банкротстве юридических лиц.
Степень
научной
разработанности
темы.
Теоретической
основой
представленной работы выступили научные работы и труды российских авторов,
посвященных изучению несостоятельности (банкротства) с современной точки
зрения. Это такие авторы как Г.Ф. Шершеневич, А.Ф. Трайнин, П.П. Цитович,
Д.А. Кращенко и многие другие.
Законодательной и нормативной основой представленной работы
выступают – Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс
Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные
законы Российской Федерации, законы и другие правовые акты, регулирующие
такие правоотношения на территории Российской Федерации.
Структура исследования определена поставленной целью, вытекающими
из нее задачами, а также логикой исследования и включает введение, три главы,
состоящие из восьми параграфов, заключения и списка использованных
источников.
9
ГЛАВА
1.
ПРАВОВОЕ
ПОЛОЖЕНИЕ
ДОЛЖНИКА
ПРИ
БАНКРОТСТВЕ
1.1 Понятие, признаки и сущность должника как субъекта конкурсных
отношений
Должник считается одним из основных участников дела о банкротстве
(конкурсного процесса). В наиболее общем плане позиция должника по
отношению к другим субъектам конкурсных отношений и составляет его
правовое положение.
Здесь и далее по тексту настоящей главы понятия должника как участника
дела о банкротстве, субъекта конкурсного процесса, субъекта конкурсных
отношений будут использоваться как синонимы.
Правовое положение должника является, таким образом, обобщающей,
собирательной категорией, которая отражает все элементы закрепленного в
конкурсном праве состояния субъекта, имеющего признаки банкротства, в
отношении которого возбуждено производство по делу о банкротстве.
В правовой доктрине можно увидеть различные мнения по вопросу о том,
какие элементы входят в понятие правового положения субъекта. В большинстве
случаев позиции по этому вопросу отличаются друг от друга различной
комбинацией одних и тех же элементов. Для целей дальнейшего изложения в
качестве элементов правового положения должника как субъекта конкурсных
отношений будут пониматься:
– правовые средства, устанавливающие условия и порядок признания
субъекта должником в конкурсном процессе;
– права, обязанности и законный интерес должника, которые реализуются и
подлежат защите в деле о банкротстве;
– специальные виды юридической ответственности, накладываемой на
должника в конкурсном процессе 1.
Белых В.С. Концептуальная основа нового Закона о несостоятельности / В.С. Белых // Бизнес, менеджмент и
право. - 2014. - № 2. - С. 68-75.
1
10
В абз. 3 ст. 2 Закона о банкротстве дается легальное определение должника
как
гражданина,
в
том
числе
индивидуального
предпринимателя,
или
юридического лица, которые оказались не способными удовлетворить требования
кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об
оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или)
исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока,
установленного данным Законом.
Приведенное определение должника не в полной мере раскрывает его
понятие.
Это
обусловлено
спецификой
юридической
техники,
которая
используется при формулировании определений в нормативных актах. Кроме
того, понятие и сущность должника находят свое закрепление не в одной норме
Закона о банкротстве, а в определенной их совокупности 1.
Понятие должника по нормам Закона о банкротстве является единым. Оно
одинаково охватывает как физических, так и юридических лиц, которые являются
носителями
имущественных
обязанностей
любой
правовой
природы
(частноправовой или публично-правовой) и характера (потребительского или
предпринимательского).
Вместе
с
тем
такое
единство
не
исключает
различий
между
потребительским банкротством (банкротством гражданина) и банкротством
юридического лица, прежде всего по преследуемым целям. Так, правила о
банкротстве должников – юридических лиц необходимы для удаления из
экономики неэффективных производств, в то время как потребительское
банкротство направлено на предоставление возможности добросовестному
должнику – физическому лицу полностью избавиться от долгов и сохранить при
этом имущество, необходимое для обеспечения его жизнедеятельности, а также
лиц, находящихся с ним в семейных отношениях или на иждивении2.
Зайцева В.В. Несостоятельность и банкротство в современном российском праве // Право и экономика. - 2015. № 5. - С. 13-18.
2
Кораев К.Б. Понятие неплатежеспособного должника в теории и законодательстве Российской Федерации //
Юрист. - 2014. - № 11. - С. 24 - 28.
1
11
В науке конкурсного права обоснованно отмечается, что понятие должника
в смысле Закона о банкротстве отличается от гражданско-правового понятия
должника. Понятие должника в смысле Закона о банкротстве, с одной стороны,
сужено
по
сравнению
с
гражданско-правовым
понятием
должника
(охватывающим также должников по неденежным обязательствам), а с другой –
расширено за счет включения в его содержание субъектов публичного права,
обязанных к уплате обязательных платежей. Также отмечается, что статус
должника по Закону о банкротстве обусловлен наличием просрочки в исполнении
обязательства, в то время как в гражданских правоотношениях лицо становится
должником уже с момента принятия на себя соответствующей обязанности,
которая подлежит исполнению в дальнейшем1.
Применительно к приведенному сравнению понятий должника по нормам
гражданского законодательства и законодательства о банкротстве необходимо
сделать еще два дополнительных пояснения.
Действительно, на момент определения лица в качестве должника по
нормам Закона о банкротстве во внимание принимаются именно денежные
требования, что прямо следует из легально установленных признаков банкротства
(ст. 3 Закона о банкротстве) и критериев банкротства (абз. 32,33 ст. 2 Закона о
банкротстве). Это, однако, не означает, что в последующем лицо, приобретшее
статус должника по Закону о банкротстве, перестает быть обязанным исполнить
неденежные требования, которые подлежат защите в общем процессуальном
порядке.
Признаки банкротства являются необходимым элементом юридического
состава возбуждения производства по делу о банкротстве и, соответственно,
наделения с момента возбуждения этого производства лица статусом должника по
Закону о банкротстве. Из смысла п. 3 ст. 3 в совокупности сост. 8, абз. 2 и 4 п. 1
ст. 9 (применительно к должникам – юридическим лицам) и п. 2 ст. 213.4
(применительно к должникам – физическим лицам) Закона о банкротстве следует,
Москалева О.А. Категория неплатежеспособности в конкурсном праве России / О.А. Москалева //
Предпринимательское право. - 2014. - № 4. - С. 9-14.
1
12
что признаки банкротства могут исключать в принципе обязательное наличие
просрочки в исполнении обязательств на момент подачи заявления о банкротстве
должника.
В данном случае отсутствие обстоятельств просрочки в исполнении
денежных
обязательств
восполняется
наличием
обстоятельств,
очевидно
свидетельствующих о том, что должник в будущем не в состоянии будет
исполнять свои обязательства в установленные сроки.
Таким образом, признаки банкротства должника являются неоднородными.
Это вызвано необходимостью обеспечения известной гибкости в правовом
установлении внешних форм выражения неспособности должника удовлетворить
требования1.
Помимо формального наличия всего юридического состава, необходимого
для возбуждения производства по делу о банкротстве, для определения в качестве
должника хозяйствующий субъект должен обладать конкурсоспособностью.
С
учетом
комплексного
конкурсоспособность
субъектов
характера
предопределена
конкурсных
в
отношений
большинстве
случаев
объединением их изначальной комплексной правоспособности в материальном
праве (способности быть носителем денежной обязанности имущественного
частноправового
или
публично-правового
характера)
и
процессуальной
правоспособности (способности иметь процессуальные права и обязанности
должника в ходе судебного рассмотрения дела о банкротстве) 2.
Иной, на наш взгляд, более узкой, позиции по вопросу природы
конкурсоспособности придерживается Т.П. Шишмарева. По мнению указанного
автора, понятие «конкурсоспособность» по своему содержанию сходно с
понятием
«процессуальная
правоспособность»,
так
как
процедуры
несостоятельности по своей сути – судебные процедуры.
Попондопуло В.Ф. Проблемы совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) //
Правоведение. - 2014. - № 3. - С. 32-42.
2
Попондопуло В.Ф. Процедуры банкротства и обеспечение интересов кредиторов // Предпринимательское право. 2016. - № 2. - С. 12-16.
1
13
Конкурсоспособность, таким образом, можно определить как способность
субъекта правоотношения, который может быть признан должником в деле о
банкротстве, иметь права и нести обязанности, которые необходимы для целей
конкурсного процесса.
Проблема определения перечня субъектов, которые могут быть признаны
должниками в деле о банкротстве, имеет серьезный практический аспект, так как
требует разрешения следующих вопросов – могут ли быть признаны должниками
и, соответственно, в дальнейшем обанкрочены:
–
только
юридические
лица
либо
еще
и
физические
лица,
предпринимательские объединения, публично-правовые образования;
– только субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность,
или еще и субъекты – потребители, некоммерческие организации 1.
В силу п. 2 ст. 1 Закона о банкротстве и п. 1 ст. 65 ГК РФ установлено, что
по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом) любое
юридическое лицо, за исключением казенного предприятия, учреждения,
политической
партии
и
религиозной
организации.
Применительно
к
государственной корпорации или государственной компании возможность
признания их банкротом установлена указанными законоположениями в
зависимости от наличия соответствующей прямой нормы в федеральном законе,
предусматривающем создание такой корпорации или компании. В настоящее
время не имеется ни одного федерального закона, позволяющего признать
банкротом какую-либо государственную корпорацию или компанию.
В норме п. 1 ст. 65 ГК РФ также установлено, что фонд не может быть
признан несостоятельным лишь в случае, если это установлено законом,
предусматривающим создание и деятельность такого фонда. Действующее
законодательство, регулирующее деятельность таких фондов, как Российский
научный
фонд,
строительства,
Федеральный
Фонд
фонд
перспективных
содействия
исследований,
развитию
Центр
жилищного
исторического
Самохвалова Н.В. Понятия «несостоятельность» и «банкротство» в цивилистической теории и законодательстве /
Н.В. Самохвалова // Российский судья. - 2015. - № 10. - С. 14 - 17.
1
14
наследия Президента
РФ, прекративших исполнение своих полномочий,
устанавливает, что указанные фонды не могут быть признаны банкротами 1.
Фактическое
исключение
из
перечня
конкурсоспособных
лиц
государственных компаний или государственных корпораций подвергается
критике в науке конкурсного права. Представляется, что ответственность по
долгам государственной корпорации или компании должно нести государство,
закрепившее невозможность банкротства этой организации (по аналогии с
ответственностью по долгам казенного предприятия, учреждения). При этом
подходе имущество корпорации остается в ее собственности для дальнейшего
исполнения задач, установленных при создании, а кредиторы получают
надлежащие гарантии исполнения обязательств в случае, если сама организация
не будет иметь возможности полностью рассчитаться по своим долгам.
Исключение из перечня юридических лиц, которые могут быть признаны
банкротами, казенных предприятий и учреждений выглядит в целом обоснованно,
так как субсидиарную ответственность по долгам данных лиц несет государство,
которое в состоянии при любых обстоятельствах удовлетворить требования
кредиторов2.
Изъятие из перечня политических партий и религиозных организаций
выглядит необоснованным, особенно с учетом того, что указанные организации
могут заниматься приносящими доход видами деятельности. Кроме того,
действующим законодательством не установлена субсидиарная или солидарная
ответственность
каких-либо
лиц
по
долгам
указанных
организаций.
Представляется также, что свобода вероисповедания, политические права и
свободы граждан вряд ли могут быть нарушены вследствие неисполнения
политической партией или религиозной организацией своих хозяйственных
обязательств и последующего использования конкурсного механизма для защиты
Сахапов Ю.З., Хисамов А.Х. К вопросу о совершенствовании механизмов несостоятельности (банкротства) в
арбитражном процессе // Вестник гражданского процесса. - 2016. - № 5. - С. 33 - 40.
2
Свириденко О.М. Институт несостоятельности (банкротства) в системе гражданского права // Журнал
российского права. - 2015. - № 1. - С. 39 - 46.
1
15
кредиторов таких должников, которые фактически «проедают» свое имущество,
формируемое преимущественно из членских взносов 1.
Данный вопрос в теории является дискуссионным: аналогичное мнение о
необоснованности изъятия политических партий и религиозных организаций из
перечня возможных должников по Закону о банкротстве у Е.Е. Еньковой,
противоположного мнения придерживается Е.С. Пирогова.
Обращает
на
себя
внимание,
что
в
действующем
российском
законодательстве не допускается банкротство публично-правовых образований
как субъектов права. Введение временной финансовой администрации в
отношении субъектов РФ или муниципальных образований для принятия мер по
восстановлению их платежеспособности в силу ст. 168.1, 168.2 БК РФ не
выступает конкурсной процедурой, но содержит в себе отдельные черты
внешнего управления.
Следует отметить, что одной из формируемых в настоящее время в
развитых иностранных правопорядках тенденций правового регулирования
конкурсных
отношений
является
установление
возможности
признания
несостоятельными предпринимательских объединений (предпринимательских
групп) как объединений, не имеющих статуса юридического лица, но
выступающих
в
обороте
как
организационно
и
имущественно
единый
хозяйствующий субъект.
Формально не признавая возможность банкротства образований без статуса
юридического лица, отечественный Закон о банкротстве допускает такую
возможность применительно к банкротству крестьянского хозяйства, как
объединения без статуса юридического лица (ст. 217-223 Закона о банкротстве).
Это исключение делается из тех соображений, что именно таким образом
возможно обеспечение баланса интересов участников конкурсных отношений,
когда все имущество хозяйства, принадлежащее его участникам на праве общей
Ващенко Ю.С. К вопросу о соотношении понятий «несостоятельность» и «банкротство» в истории
законодательства и отраслях права // Гражданское право. – 2016. – № 2. – С. 9 - 13.
1
16
совместной
собственности,
будет
составлять
конкурсную
массу
без
необходимости выделения иного (личного) имущества членов этого хозяйства 1.
В качестве должников – физических лиц могут быть признаны как лица,
имеющие статус индивидуального предпринимателя, так и граждане, этого
статуса не имеющие (потребители товаров, работ, услуг).
То обстоятельство, что должник – физическое лицо может являться
недееспособным либо ограниченным в дееспособности субъектом, не оказывает
влияния на возможность признания его несостоятельным, так как в данном случае
это не исключает взыскания по исполнительному производству, а также
возможности выражения воли таких лиц их законными представителями 2.
Необходимо также учесть, что согласно нормам ст. 223.1 Закона о
банкротстве дело о банкротстве гражданина может быть возбуждено и после его
смерти или объявления его умершим.
Таким образом, должником – субъектом конкурсных отношений является
обладающее
конкурсоспособностью
физическое
или
юридическое
лицо
(содержательный признак должника), в отношении которого судом возбуждено
производство по делу о банкротстве (процессуально-правовой признак должника)
и которое не способно удовлетворить требования кредиторов по денежным
обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей,
что выражается в наличии у этого лица установленных признаков банкротства
(материально-правовой признак должника)3.
Сущность должника как субъекта конкурсных отношений заключается в
следующем.
Должник представляет собой юридическую форму (образ) существования и
деятельности всякого конкурсоспособного лица, обладающего признаками
Ковалев С.И., Берковский К.П. Практические рекомендации для противодействия недобросовестному поведению
лиц в процедурах банкротства гражданина // Вестник Арбитражного суда Московского округа. – 2015. – № 4. – С.
62 - 76.
2
Сёмина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника - юридического лица: Научно-практическое
издание. - М.: Экзамен, 2015.-224 с.
3
Кузнецов С.А. Основные проблемы правового института несостоятельности (банкротства): монография. – М.,
2015. – 304 с.
1
17
банкротства, в отношении которого возбуждено производство по делу о
банкротстве.
Помимо этого, должник также выступает правовым средством, с помощью
которого обязанному лицу придаются свойства субъекта конкурсных отношений 1.
Выступая как юридическая форма и как правовое средство, должник, таким
образом, определяет правовые границы последствий неплатежеспособности
субъекта правоотношений.
1.2 Классификация должников
Должники могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, в
зависимости от характера и правовых последствий просрочки исполнения
денежного обязательства должников можно классифицировать на:
– неисправных. Неисправным должником в таком случае будет являться
лицо, не способное оплатить долг в размере или сроки, недостаточные для
возбуждения производства по делу о банкротстве и последующего введения
конкурсной процедуры;
– неплатежеспособных. Неплатежеспособным должником будет являться
лицо, которое не осуществляет оплату долга в определенной сумме в течение
определенного периода времени или обладает иными признаками банкротства,
что дает основания предположить недостаточность имущества у этого лица для
расчета с кредиторами и возбудить производство по делу о банкротстве с
последующим
введением
соответствующей
конкурсной
процедуры,
за
исключением конкурсного производства;
– несостоятельных. Несостоятельным должником будет являться такое
лицо,
которое
признано
судом
не
способным
восстановить
свою
платежеспособность и погасить долг, что выступает основанием для введения в
отношении
такого
должника
ликвидационной
процедуры
конкурсного
производства.
1
Попондопуло В.Ф. Банкротство. Правовое регулирование: Науч.-практ. пособие. – М., 2016. – 432 c.
18
Соотношение последних двух видов должников при такой классификации
определяется следующим образом. Несостоятельный должник всегда является
неплатежеспособным, в то время как неплатежеспособный должник будет
являться несостоятельным в ситуации признания его таковым судом и при
отсутствии возможности восстановления платежеспособности.
Возможно
и
дальнейшее
деление
несостоятельных
должников
на
должников-банкротов и ординарных несостоятельных должников, основанием
чему будет являться поддержка небесспорной позиции о необходимости
разделения понятий несостоятельности и банкротства как частного случая
несостоятельности, когда должник совершает виновные действия, наносящие
ущерб кредиторам 1.
В зависимости от того, имеет ли конкурсно-правовое значение характер
деятельности должников – юридических лиц, последние могут быть разделены на:
– обычных должников, характер деятельности которых не имеет конкурсноправового значения;
–
должников
отдельных
категорий,
в
отношении
которых
законодательством установлены особенности производства по делу о банкротстве
на основании того, что характер их деятельности имеет указанное правовое
значение (например, градообразующие, сельскохозяйственные, страховые и иные
организации, указанные в гл. IX Закона о банкротстве).
В зависимости от возможности применения в отношении должника
конкурсных процедур должники могут быть классифицированы на:
–
должников,
в
отношении
которых
могут
быть,
при
наличии
соответствующих оснований и с учетом определенного порядка, применены все
предусмотренные Законом о банкротстве конкурсные процедуры;
– должников, которые банкротятся в порядке упрощенных процедур,
применяемых в деле о банкротстве (ликвидируемый должник, отсутствующий
Ткачев В.Н. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в России: Учеб.
пособие. 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2017. – 211 с.
1
19
должник, должник, имеющий статус специализированного общества или
ипотечного агента)1.
1.3 Общая характеристика прав, обязанностей и законных интересов
должника. Система правовых средств защиты должника
В п. 1 ст. 34 Закона о банкротстве должник определяется как лицо,
участвующее в деле о банкротстве. Из п. 2 указанной статьи также следует, что
должник является носителем комплекса материальных и процессуальных прав и
обязанностей без их конкретизации в этой норме.
Для целей характеристики прав и обязанностей должника следует отметить,
что на протяжении конкурсного процесса должник продолжает оставаться
субъектом права (собственником имущества, лицом, несущим юридическую
ответственность и несущим обязанности, и т.д.). На особенности закрепления
прав и обязанностей должника как субъекта конкурсных отношений основное
влияние оказывают специфика конкурсных отношений как комплексных
отношений,
возникающих
в
связи
с
неплатежеспособностью
(несостоятельностью) хозяйствующего субъекта, а также цель конкурсного
процесса по обеспечению справедливого баланса интересов всех его участников.
Наиболее ярко это проявляется в установленной Законом о банкротстве
системе ограничений право и дееспособности должника, а также в закреплении за
должником
–
физическим
лицом
и
органами
управления
должника
–
юридического лица дополнительных обязанностей.
Как
известно,
обязанности,
которые
содержание
лицо
правоспособности
может
иметь,
составляют
содержание
права
и
дееспособности
характеризуется способностью лица эти права и обязанности приобретать и
осуществлять собственными действиями 2.
Егоров А.В. Процедура банкротства юридических лиц. Семь проблемных вопросов практики // Арбитражная
практика. – 2014. – № 12. – С. 38 - 39.
2
Кораев К.Б. Основная идея законодательства о банкротстве юридического лица // Российская юстиция. – 2014. –
№ 7. – С. 10 - 13.
1
20
В науке конкурсного права применительно к банкротству юридических лиц
обоснованно отмечается, что ограничение правоспособности должника, в виде
запретов совершения определенных действий и необходимости согласования
сделок с арбитражным управляющим и собранием (комитетом) кредиторов
используется при проведении наблюдения и финансового оздоровления, а
ограничение дееспособности (в виде передачи полномочий по управлению
юридическим лицом – арбитражному управляющему) – при проведении внешнего
управления и конкурсного производства.
Применительно
к
банкротству
физических
лиц
ограничение
правоспособности осуществляется в рамках процедуры реструктуризации долгов
(п. 2,5 ст. 213.11 Закона о банкротстве), ограничение дееспособности – в
процедуре реализации имущества (п. 1, 5, 6 ст. 213.25 Закона о банкротстве)1.
В большей степени ограничение правоспособности и дееспособности
должника является правовым средством обеспечения контроля (конкурсного
контроля) за имуществом и деятельностью должника со стороны кредиторов для
достижения цели конкурсного процесса. При этом по нормам Закона о
банкротстве нетрудно заметить, что чем ближе должник к признанию его
несостоятельным
(банкротом),
тем
больше
становится
ограничений
и,
следовательно, возрастает объем контроля. В конечном счете, к примеру, в
конкурсном производстве должника – юридического лица конкурсный контроль в
сущности заменяет собой контроль собственников должника и его органов
управления (корпоративный контроль) над деятельностью и имуществом
должника, что в целом отвечает требованиям справедливости и баланса интересов
в ситуации признания организации несостоятельным должником (банкротом).
С
учетом
того,
что
конкурсный
процесс
имеет
существенную
процессуальную составляющую, должник как его участник обладает также таким
объемом процессуальных прав и обязанностей, перечисленных вст. 41 АПК РФ,
каким обладает ответчик в исковом производстве, в том числе правом
Витрянский В.В. Банкротство граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями // Хозяйство и
право. – 2015. – № 4. – С. 16-23.
1
21
знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; заявлять
отводы; представлять доказательства
и знакомиться
с доказательствами,
представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного
разбирательства; участвовать в исследовании доказательств, давать объяснения,
приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам
и т.д1.
Дополнительным обязанностям должника – физического лица и органов
управления должника – юридического лица посвящены, в частности, нормы ст. 9
(обязанность по обращению в суд с заявлением должника), п. 3.2 ст. 64
(обязанность по предоставлению органами управления должника – юридического
лица временному управляющему информации об имуществе должника и ходе
экономической деятельности), абз. 4 п. 1 ст. 94 (обязанность по передаче
органами управления должника – юридического лица внешнему управляющему
документации должника, имущества должника, печатей и штампов), п. 9 ст.
213.25 Закона о банкротстве (обязанность должника – физического лица с
момента признания его банкротом по передаче финансовому управляющему всех
имеющихся у должника банковских карт для целей блокирования операций по
перечислению с них денежных средств).
Таким образом, должник как субъект конкурсных отношений имеет те
права и несет те обязанности, которые изначально составляют содержание его
правосубъектности, с учетом ограничений и дополнений, установленных
специальными нормами Закона о банкротстве 2.
Определение законного интереса должника имеет не только теоретическую
(познавательную), но и практическую необходимость. Последняя обусловлена
тем, что такой интерес в силу п. 1 ст. 4 АПК РФ выступает самостоятельным
объектом правовой охраны и судебной защиты.
Карелина С.А., Фролов И.В. Институт банкротства граждан в РФ: достоинства и недостатки правовой модели
регулирования / Сборник научных статей III Международной научно-практической конференции «Актуальные
проблемы предпринимательского и корпоративного права в России и за рубежом» (25 апреля 2016 года, г. Москва)
/ Под общ. ред. С.Д. Могилевского, М.А. Егоровой. – М., 2016.– С.278-281.
2
Шишмарева Т.П. Соотношение процедур ликвидации и прекращения правоспособности юридического лица //
Законы России: опыт, анализ, практика. – 2015. – № 6. – С. 51 - 55.
1
22
В качестве основного законного интереса должника
как субъекта
конкурсных отношений можно выделить стремление (потребность) должника
восстановить свою платежеспособность и рассчитаться по кредиторским
требованиям, тем самым прекратив конкурсную процедуру и порождаемые ею
ограничения. Либо, при невозможности восстановления платежеспособности,
освободиться
от
долгов
путем
расчета
с
кредиторами
и
участниками
(акционерами) должника – юридического лица исходя из имеющегося в наличии
имущества и правомерно прекратить убыточную деятельность (для должникаорганизации – существование как субъекта права)1.
В
теории
права
под
законным
интересом
субъекта
понимается
опосредованное юридическими средствами стремление (потребность) субъекта
пользоваться определенным благом, достичь какого-либо результата, которое
прямо не закреплено в субъективных правах.
Данное определение законного интереса должника во многом основывается
на сущности должника как субъекта конкурсных отношений, а также на ранее
обозначенных целях банкротства юридических и физических лиц 2.
В конкурсном процессе права и законные интересы должника подлежат
защите с помощью системы специальных правовых средств. Специальный
характер данных средств обусловлен главным образом тем, что конечной целью
дела о банкротстве является не решение спора, не установление факта, имеющего
юридическое значение, а сбалансированное и справедливое урегулирование
конфликта (столкновения) интересов, возникшего из-за неспособности участника
оборота расплатиться по своим долгам.
В теории права средство защиты традиционно понимается как некоторое
орудие, предназначенное для достижения требуемого правового результата. С
учетом специфики процессуальных отношений правовые средства защиты
Адамова В.Б., Марков П.А., Спахова Н.М. Проблемные вопросы практики применения законодательства о
банкротстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы, 2016, № 4.
2
Аминов Е.Р. Особенности соглашения о новации в процедуре несостоятельности (банкротства) (Начало) //
Арбитражный и гражданский процесс, 2014, № 5.
1
23
рассматриваются также как действия по возбуждению процесса и переводу его из
стадии в стадию, по проверке законности и обоснованности судебных актов.
Первичным средством защиты должника выступает заявление должника о
признании несостоятельным (банкротом) (ст. 8, 9, 213.4 Закона о банкротстве).
Использование должником этого средства защиты направлено на возбуждение
производства по делу о банкротстве, последующее введение конкурсной
процедуры и предоставление должнику конкурсного иммунитета (невозможность
кредиторов реализовать требования к должнику в ином, неконкурсном, порядке),
а также возникновение у него иных благоприятных правовых последствий (к
примеру, прекращение начисления неустоек и иных финансовых санкций,
процентов,
за
исключением
мораторных
процентов
в
размере
ставки
рефинансирования)1.
Дальнейшие средства защиты дифференцируются в зависимости от
характера нарушения прав и законных интересов должника.
В случае если права и законные интересы должника нарушаются движением
дела
о
банкротстве
и
порождаемыми
ограничениями
его
право
–
и
дееспособности, в качестве средств защиты будут выступать:
– обжалование определения о принятии заявления кредитора о признании
должника банкротом (п. 35.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.
N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о
банкротстве»);
– возражения (отзыв) на заявление кредитора о признании должника
банкротом при принятии судом данного заявления к производству (ст. 47 Закона о
банкротстве);
– обжалование судебных актов о введении конкурсных процедур (п. 4 ст. 49,
п. 2 ст. 93, п. 3 ст. 124 Закона о банкротстве); ходатайство о прекращении
производства по делу о банкротстве (ст. 57 Закона о банкротстве, п. 11
Постановления Пленума ВАС РФ N 35).
Ванеев А., Макарова Е., Пестриков В. Антикризисные изменения законодательства о банкротстве //
Корпоративный юрист, 2016, № 4.
1
24
В случае если права и законные интересы должника нарушаются
заявленными к нему кредиторскими требованиями, правовым средством защиты
будут являться возражения на требования кредиторов, в том числе по мотиву
истечения срока исковой давности (п. 2 ст. 71, п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве).
Это средство защиты может дополняться оспариванием правовых оснований этих
требований (при оспоримости сделки) в общем процессуальном порядке1.
Если права и законные интересы должника нарушаются арбитражным
управляющим, в таком случае средством защиты выступает:
– жалоба на действия/бездействие арбитражного управляющего (ст. 60
Закона о банкротстве);
– ходатайство об отстранении арбитражного управляющего и взыскании с
него убытков (ст. 20.4 Закона о банкротстве, информационное письмо
Президиума ВАС РФ от 22 мая 2012 г. N 150 «Обзор практики рассмотрения
арбитражными
судами
споров,
связанных
с
отстранением
конкурсных
управляющих»);
– ходатайство об отказе в утверждении арбитражного управляющего (п. 56
Постановления Пленума ВАС РФ N 35).
Следует иметь в виду, что в силу правовой позиции, изложенной в п. 2
информационного письма Президиума ВАС РФ N 150, арбитражный суд может
совместно рассмотреть жалобу лица, участвующего в деле о банкротстве, на
действия конкурсного управляющего и ходатайство этого лица о его отстранении.
Иными словами, для заявления ходатайства об отстранении арбитражного
управляющего в деле о банкротстве нет необходимости отдельного представления
ранее вступивших в законную силу судебных актов об удовлетворении жалоб на
его действия/бездействие в рамках этого же дела о банкротстве 2.
При нарушении прав и законных интересов должника решениями
кредиторов надлежащим средством защиты будет являться жалоба на решения
собрания кредиторов/комитета кредиторов (глава 9.1 ГК РФ, ст. 15,17 Закона о
Глуховская Э. Банкротство как средство // ЭЖ-Юрист, 2014, № 27.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 150 «Обзор практики рассмотрения
арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих». [Электронный ресурс] //
СПС Консультант Плюс
1
2
25
банкротстве).
Помимо
этого,
в
случаях,
предусмотренных
законом,
самостоятельным предметом оспаривания могут быть и иные юридически
значимые документы и действия, которые явились следствием принятых на
собрании кредиторов решений, к примеру, план внешнего управления (п. 6 ст. 107
Закона о банкротстве), торги по продаже имущества должника (ст. 110,139 Закона
о банкротстве, ст. 449 ГК РФ) и т.д1.
Применительно к вопросу о реализации правовых средств защиты должника
возникает
следующий
вопрос:
каким
образом
должно
осуществляться
использование средств защиты при прекращении полномочий органов управления
должника в связи с введением процедур внешнего управления или конкурсного
производства?
Представляется, что данный вопрос должен решаться следующим образом.
В силу п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 «О
некоторых
вопросах
практики
применения
Федерального
закона
«О
несостоятельности (банкротстве)» право бывшего руководителя должника на
совершение процессуальных действий от имени должника строго ограничено
обжалованием судебных актов о введении внешнего управления или конкурсного
производства. По этой причине по общему правилу использовать средства
защиты прав и законных интересов должника должен в таком случае
арбитражный управляющий как законный представитель должника 2.
Позиция Е.С. Пироговой о наделении бывшего руководителя должника
правом на подписание всех процессуальных документов от имени должника
противоречит положениям Закона о банкротстве и судебной практике. В
сравнении
с
позициями,
изложенными
в
Постановлениях
Пятнадцатого
арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2013 г. №15АП-11916/2013 по
делу №А32-9138/2011, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17
октября 2014 г. №17АП-10527/2014-ГК по делу №А60-46646/2013, ФАС ВолгоВятского округа от 21 июля 2011 г. по делу №А31-2808/2009, Определении ФАС
Поволжского округа от 11 июля 2013 г. по делу №А55-25937/2012.
Глушков Е.Л. История развития института несостоятельности (банкротства) предприятий в России // История
государства и права, 2015, № 5.
2
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 29
«О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
26
При всей изначальной спорности вопроса о правовом статусе арбитражного
управляющего, но в силу текущей редакции п. 2 ст. 182 ГК РФ, а теперь уже и с
учетом сложившейся судебной практики на уровне ВАС РФ и окружных
арбитражных судов (в частности, Постановления Президиума ВАС от 20 ноября
2001 г. №6407/01, от 18 ноября 2008 г. №10984/08, ФАС Западно-Сибирского
округа от 23 июля 2009 г. по делу №А45-6469/2009, ФАС Уральского округа от 3
июля 2014 г. по делу №А50-22241/2013и т.д.) полагаем, что имеются основания
для признания того, что арбитражный управляющий в деле о банкротстве
выполняет в том числе функцию законного представителя должника в ходе
процедур
внешнего
управления,
конкурсного
производства,
реализации
имущества гражданина.
Эти же средства защиты, в том числе против незаконных действий самого
арбитражного
управляющего,
может
использовать
также
представитель
учредителей (собственника имущества) должника, который согласно п. 3 ст. 126
Закона о банкротстве и п. 14 и 41 Постановления Пленума ВАС РФ N 35 с
момента
введения
внешнего
управления
или
конкурсного
производства
приобретает права лица, участвующего в деле о банкротстве. Используя в таком
случае средства защиты, представитель учредителей (собственника имущества)
должника будет выступать также и в защиту самого должника в силу
изначального тождества их основного законного интереса, обозначенного ранее 1.
Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах,
связанных с рассмотрением дел о банкротстве». [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
27
ГЛАВА
2.
ОСОБЕННОСТИ
ПОЛОЖЕНИЯ
ДОЛЖНИКОВ
В
ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА
2.1 Правовое положение должника при проведении финансового
оздоровления
Процедура финансового оздоровления представляет собой одну из
реабилитационных
процедур
банкротства,
целью
которой
является
восстановление платежеспособности должника. С экономической точки зрения
достижение указанной цели предполагает необходимость преодоления состояния
недостаточности капитала (размер капитала (денежного, производительного и
товарного), который не позволяет субъекту осуществлять предпринимательскую
деятельность). По указанной причине правовое регулирование правового
положения
неплатежеспособного
должника
в
процедуре
финансового
оздоровления должно быть направлено на создание правовых условий для
преодоления состояния недостаточности капитала 1.
Анализ процедуры финансового оздоровления позволяет заметить, что ее
правовая природа имеет двойственный характер и зависит от основания ее
введения.
Во-первых, исследуемая процедура может быть введена судом на основании
решения первого собрания кредиторов (п. 1 ст. 75 Закона о банкротстве), которое
принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных
кредиторов и уполномоченных органов, требования которых включены в реестр
требований кредиторов (п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве) 2. В данном случае
правовая природа финансового оздоровления будет основана на договоре («идеи
общего соглашения кредиторов между собой и с должником»), в котором воля
меньшинства кредиторов должна подчиниться воле большинства кредиторов.
Предметом указанного договора (графика погашения задолженности) будут
Безбородова Т.И. Проблемы эффективности финансового оздоровления несостоятельных организаций // Юрист. 2015. - № 10. - С. 14 - 19.
2
Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 (ред. 29.07.2017) «О несостоятельности (банкротстве)».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
28
выступать конкретные сроки исполнения охранительного долевого обязательства
должника, возникшего с введением процедуры наблюдения. Однако следует
учитывать, что указанную договорную конструкцию нельзя отождествлять с
«классической» договорной отсрочкой. Особенностью графика погашения
задолженности является то, что согласие со стороны кредиторов достигается на
основе подчинения воли меньшинства кредиторов воле большинства кредиторов,
в то время как «классическая» договорная отсрочка требует единогласного
согласия как со стороны должника, так и со стороны кредиторов. Указанным
свойством материально-правовая природа графика погашения задолженности
тяготеет к материально-правовой природе таких договоров, как мировое
соглашение (глава VIII Закона о банкротстве), соглашение о реструктуризации
долгов (ст. 19 Закона о финансовом оздоровлении сельскохозяйственных
товаропроизводителей)1 и т.д.
Во-вторых, процедура финансового оздоровления может быть введена
арбитражным судом без учета мнения кредиторов, когда отсутствует возможность
отложить рассмотрение дела для принятия решения о применении одной из
процедур банкротства первым собранием кредиторов в пределах семимесячного
срока, установленного ст. 51 Закона о банкротстве (абз. 2 п. 2 ст. 75 Закона о
банкротстве), или помимо воли кредиторов, когда первым собранием кредиторов
принято решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о введении
внешнего управления или о признании должника банкротом и об открытии
конкурсного производства (п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве) 2. В данном случае
установление
конкретных
сроков
исполнения
охранительного
долевого
обязательства должника не будет осуществляться на договорной основе.
Думается,
что
конкретные
сроки
исполнения
охранительного
долевого
обязательства будут устанавливаться на основе односторонней сделки (графика
Федеральный закон «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» от 09.07.2002 N
83-ФЗ (в редакции от 21.07.2014). [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
2
Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 (ред. 29.07.2017) «О несостоятельности (банкротстве)».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
29
погашения
задолженности),
так
как
для
ее
совершения
достаточно
волеизъявления одной стороны – должника1.
Законодатель, предоставляя арбитражному суду право самостоятельно
принимать решение о введении процедуры финансового оздоровления, не дает
возможности кредиторам нерадиво относиться к своим обязанностям, пресекает
возможность злоупотребления процедурами банкротства (Комментарий к ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)».
Двойственный характер процедуры финансового оздоровления имеет
практическое значение, так как предопределяет особенности ее правового
регулирования, на которые будет указано ниже.
Согласно действующему законодательству правом на обращение с
ходатайством о введении финансового оздоровления обладают должник,
учредители
(участники)
должника
унитарного предприятия) и третье
(собственник
имущества
должника
–
лицо (третьи лица). Если введение
финансового оздоровления основано на договоре, то указанные лица должны
обратиться с названным ходатайством к первому собранию кредиторов (п. 1 ст. 76
Закона о банкротстве). Если же введение финансового оздоровления не основано
на договоре, то с ходатайством о введении финансового оздоровления
необходимо обращаться в арбитражный суд. При этом следует учитывать, что в
последнем случае должник не вправе обращаться с ходатайством о введении
финансового оздоровления. Названное ходатайство может быть подано только
учредителями (участниками) должника (собственником имущества должника –
унитарного предприятия) или третьим лицом (третьими лицами) (п. п. 2 и 3 ст. 75,
ст. ст. 76 – 78 Закона о банкротстве)2.
Таким образом, помимо должника правом на обращение с ходатайством о
введении финансового оздоровления обладают учредители (участники) должника
Жукова Т.М. Особенности финансового оздоровления при банкротстве юридических лиц // Вестник Пермского
университета. - 2014. - № 3. - С. 95 - 100.
2
Скворцов О.Ю. Теоретические и практические проблемы применения процедуры финансового оздоровления в
деле о несостоятельности (банкротстве) // Известия вузов. Правоведение. - 2016. - № 2. - С. 93 - 100.
1
30
(собственник имущества должника – унитарного предприятия) и третье лицо
(третьи лица).
В связи с этим возникает вопрос о целесообразности наделения указанных
лиц названным правом. Как представляется, наделение учредителей (участников)
должника (собственника имущества должника – унитарного предприятия) и
третьего лица (третьих лиц) правом на обращение с ходатайством о введении
финансового оздоровления является неоправданным, так как приводит к
усложнению правового регулирования порядка введения процедуры финансового
оздоровления, не привнося ничего полезного. Так, наделение правом на
обращение с указанным ходатайством учредителей (участников) должника на
практике порождает множество вопросов, затрудняющих применение указанных
норм. Прежде всего, возникает вопрос о правовой природе указанного собрания:
является ли оно органом должника или нет, какова процедура его проведения,
может ли быть решение указанного собрания оспорено и т.д. Также
представляется спорным наделение третьего лица (третьих лиц) правом на
обращение с ходатайством о введении финансового оздоровления. Обязательным
условием такого обращения является получение согласия должника (п. 1 ст. 78
Закона о банкротстве), который также обязан подписать график погашения
задолженности (п. 2 ст. 84 Закона о банкротстве) 1.
При указанных обстоятельствах возникает вопрос: если должник согласен
на введение процедуры финансового оздоровления, составил график погашения
задолженности, то почему он сам не может обратиться с ходатайством о введении
финансового оздоровления? Какова роль третьего лица (третьих лиц) в такой
ситуации?
Например,
А.В.
Попов полагает,
что общее
собрание
участников
(учредителей) не является органом должника, а в контексте ст. 77 Закона о
банкротстве указанное собрание приобретает характер самостоятельного субъекта
права.
Умань И.Н. Финансовое оздоровление как реабилитационная процедура, условия, порядок и процессуальные
проблемы его применения при банкротстве юридических лиц // Российский судья. - 2014. - № 5. - С. 34 - 37.
1
31
В
связи
с
совершенствования
указанным
думается,
законодательства
что
является
с
целью
правильным
дальнейшего
отказаться
от
предоставления возможности обращения с ходатайством о введении процедуры
финансового оздоровления, помимо должника, каким-либо иным лицам1.
Ходатайство
о
введении
процедуры
финансового
оздоровления
в
зависимости от основания введения процедуры финансового оздоровления может
подаваться первому собранию кредиторов или в арбитражный суд (п. 1 ст. 76
Закона о банкротстве). В последнем случае возникает вопрос о роли суда при
рассмотрении указанного ходатайства. Как представляется, в данном случае роль
арбитражного суда должна определяться общей ролью суда в рамках дела о
банкротстве. Суть указанной роли сводится к тому, что «суд поставлен над
конкурсным управлением в качестве контрольного органа не для того, чтобы
проверять целесообразность его хозяйственных решений, а для того, чтобы
проверять законность этих распоряжений». Это значит, что арбитражный суд при
рассмотрении ходатайства о введении финансового оздоровления должен
ограничиваться исключительно проверкой законности такого ходатайства, а не
его хозяйственной целесообразности для восстановления платежеспособности
должника2.
Несмотря на вышеуказанное, практика применения норм, регулирующих
процедуру финансового оздоровления, показывает, что при рассмотрении
ходатайства о введении финансового оздоровления суды выходят за границы
установленных для них законом полномочий и осуществляют хозяйственную
оценку
возможности
восстановления
платежеспособности
должника.
Как
представляется, подобная практика является недопустимой не только ввиду того,
что
не
соответствует
роли
суда
в
деле
о
банкротстве,
что
следует
квалифицировать как произвольное вмешательство судебной власти в частные
Бобылева А.З. Финансовое оздоровление фирмы: Теория и практика: Учеб. Пособие. - М.: Дело, 2015. - 256 с.
Гончаров А.И., Барулин СВ., Терентьева М.В. Финансовое оздоровление предприятий: Теория и практика. - М:
Ось-89, 2014. - 544 с.
1
2
32
дела (п. 1 ст. 1 ГК РФ)1, но и ввиду того, что судьи не обладают необходимыми
профессиональными
знаниями
для
правильной
хозяйственной
оценки
целесообразности введения исследуемой процедуры.
Между тем в литературе высказывается противоположное мнение. Так,
О.Ю. Скворцов считает: «В случае если суд придет к выводу о том, что, несмотря
на наличие банковской гарантии или иных мер обеспечения обязательств
должника, восстановление его платежеспособности в рамках финансового
оздоровления невозможно, суд отказывает во введении этой процедуры. Такой
подход представляется обоснованным, поскольку решение о проведении
процедуры
финансового
оздоровления
не
может
основываться
на
предположениях о гипотетических доходах, не подкрепленных надежными
подтверждениями источников восстановления платежеспособности должника»2.
При
введении
реструктуризация
процедуры
финансового
задолженности
должника
оздоровления
перед
происходит
кредиторами,
т.е.
устанавливаются новые сроки погашения долгов. В связи с чем, главным
документом, в соответствии с которым в период финансового оздоровления
осуществляется
задолженности.
деятельность
должника,
является
график
погашения
Помимо графика погашения задолженности действующее
законодательство требует разрабатывать план финансового оздоровления в случае
отсутствия обеспечения исполнения должником обязательств в соответствии с
графиком погашения задолженности (п. 1 ст. 84 Закона о банкротстве).
Для правильного уяснения сущности указанных правовых инструментов
необходимо прежде всего выявить их правовую природу.
Из содержания норм абз. 2 п. 1 ст. 84 Закона о банкротстве следует, что план
финансового
оздоровления
должен
содержать
обоснование
возможности
удовлетворения требований кредиторов в соответствии с графиком погашения
задолженности.
Действующее
законодательство
не
связывает
какие-либо
правовые последствия с действиями по составлению указанного документа.
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. от 03.06.2018). [Электронный ресурс] //
СПС Консультант Плюс
2
Дорош П.М. Банкротство - спутник рыночной экономики // Налоги. Инвестиции. Капитал. №3-4, 2015.
1
33
Кроме того, отсутствие плана финансового оздоровления не является основанием
для отказа во введении процедуры финансового оздоровления, так как при
наличии решения собрания кредиторов о введении финансового оздоровления и
об обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством арбитражный
суд не вправе отказать во введении указанной процедуры1.
Таким
образом,
квалифицирован
план
в качестве
финансового
оздоровления
юридического факта
не
может
быть
и представляет собой
исключительно предоставляемый собранию кредиторов документ, содержащий
обоснование
указанных
возможности
удовлетворения
обстоятельствах
законодатель,
требований
кредиторов.
предусматривая
При
необходимость
предоставления плана финансового оздоровления, тем самым, по существу,
возлагает на должника обязанность предоставить кредиторам обоснование
возможности удовлетворения их требований в письменной форме.
В связи с этим возникает вопрос о необходимости правового регулирования
отношений по предоставлению собранию кредиторов обоснования возможности
удовлетворения требований кредиторов. Думается, что указанные отношения не
нуждаются в правовом регулировании. К совершению указанных действий
неплатежеспособный должник подталкивается потребностью в получении
одобрения графика погашения задолженности, которое прежде всего возможно
путем
обоснования
возможности
удовлетворения
требований кредиторов.
Следовательно, именно в силу желания получить одобрение графика погашения
задолженности должник будет совершать действия по обоснованию возможности
удовлетворения требований кредиторов, что не требует дополнительного
правового регулирования. По указанной причине с целью дальнейшего
совершенствования
действующего
законодательства
законодательства
является
нормы,
правильным
касающиеся
плана
исключить
из
финансового
оздоровления2.
Черникова Ю.В., Юн Б.Г., Григорьев В.В. Финансовое оздоровление предприятий: теория и практика: Учеб.практич. Пособие. - М.: Дело, 2015. 616 с.
2
Бадахова Л. Р. Некоторые аспекты банкротства граждан в России / Л.Р. Бадахова // «Общество и право». – 2015. –
№ 4. – С. 283-285.
1
34
Иначе обстоит дело с графиком погашения задолженности. С указанным
правовым инструментом нормы права связывают определенные юридические
последствия, главным из которых является установление срока исполнения
охранительного долевого обязательства. Это значит, что содержание понятия
графика погашения задолженности является неоднородным. Указанное понятие
может употребляться в двух значениях: в значении юридического факта и в
значении документа.
График погашения задолженности как юридический факт по своей правовой
природе неоднороден. Как указывалось ранее, в случае введения финансового
оздоровления на основании решения первого собрания кредиторов график
погашения задолженности представляет собой такой юридический факт, как
договор, в случае же введения указанной процедуры помимо или вопреки воле
кредиторов график погашения задолженности является таким юридическим
фактом,
как
односторонняя
сделка.
Что
касается
графика
погашения
задолженности как документа, то в первом случае график погашения
задолженности будет являться письменной формой договора, а во втором случае –
письменной формой односторонней сделки.
График погашения задолженности как юридический факт не создает нового
обязательства, а изменяет существующее долевое охранительное обязательство
путем установления конкретных сроков его исполнения. Указанное обязательство
в период финансового оздоровления может обеспечиваться, а в случае, когда
финансовое оздоровление вводится помимо или вопреки воле кредиторов, должно
обеспечиваться1.
Реструктуризация
задолженности
должника
перед
кредиторами
на
основании графика погашения задолженности является правовым условием,
обеспечивающим
преодоление
неплатежеспособным
должником
состояния
недостаточности капитала только тогда, когда размер недостающего капитала не
превышает размер требований кредиторов. Если размер недостающего капитала
Кораев К.Б. Основная идея законодательства о банкротстве гражданина / К.Б. Кораев // «Российская юстиция». –
2014. – № 7. – С. 10-13.
1
35
превышает размер требований кредиторов, то реструктуризация задолженности
должника не способна обеспечить преодоление недостаточности капитала, а
вместе с тем – восстановление платежеспособности должника, так как
недостающий капитал сверх требований кредиторов может ликвидироваться
только за счет его привлечения от третьих лиц или за счет реализации части
имущества.
Однако в рамках финансового оздоровления правовые возможности
неплатежеспособного должника по привлечению недостающего капитала от
третьих лиц или за счет реализации части имущества ограничивается нормами п.
п. 3 и 4 ст. 82 Закона о банкротстве 1.
Так, согласно п. 3 указанной статьи должник не вправе без согласия
собрания кредиторов (комитета кредиторов) совершать сделки или несколько
взаимосвязанных
сделок,
в
совершении
которых
у
него
имеется
заинтересованность или которые:
– связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения
прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого
составляет более 5% балансовой стоимости активов должника на последнюю
отчетную дату, предшествующую дате заключения сделки;
– влекут за собой выдачу займов (кредитов), выдачу поручительств и
гарантий,
а
также
учреждение
доверительного
управления
имуществом
должника2.
Согласно п. 4 должник не вправе без согласия административного
управляющего совершать сделки или несколько взаимосвязанных сделок,
которые:
– влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более
чем на пять процентов суммы требований кредиторов, включенных в реестр
требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления;
Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 (ред. 29.07.2017) «О несостоятельности (банкротстве)».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
2
Панина И.Ю., Корюкаева Т.Г. Реализация имущества должника / И.Ю. Панина, Т.Г. Крюкова // «Арбитражный
управляющий». – 2015. – № 5. – С. 3-4.
1
36
– связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения
прямо либо косвенно имущества должника, за исключением реализации
имущества должника, являющегося готовой продукцией (работами, услугами),
изготовляемой или реализуемой должником в процессе обычной хозяйственной
деятельности;
– влекут за собой уступку прав требований, перевод долга;
– влекут за собой получение займов (кредитов).
Указанная особенность правового регулирования процедуры финансового
оздоровления
позволяет
оздоровительной
ее
процедуры,
квалифицировать
поскольку
в
ожидаемое
качестве
пассивной
удовлетворение
всех
требований кредиторов производится «без осуществления каких-либо активных
экономических и юридических мероприятий, как это имеет место при проведении
процедуры внешнего управления и конкурсного производства»1.
Из сказанного следует, что процедура финансового оздоровления создает
правовые условия для восстановления платежеспособности не для всех
неплатежеспособных должников, а только для таких, у которых размер
недостающего капитала не превышает размер требований его кредиторов.
2.2 Особенности правового положения должника в процедуре внешнего
управления
Внешнее управление – это процедура, которая наряду с процедурой
финансового оздоровления применяется в условиях предпринимательской
неплатежеспособности в целях восстановления платежеспособности должника.
Правовое регулирование правового положения неплатежеспособного должника в
рамках процедур финансового оздоровления и внешнего управления направлено
на удовлетворение единой экономической потребности, а именно потребности в
восстановлении платежеспособности должника. Однако единство экономической
потребности
указанных
процедур
не
исключает
возможности
Телюкина М.В. Проблема правовой регламентации освобождения от долгов при банкротстве / М.В. Телюкина //
«Предпринимательское право». – 2015. – № 4. – С. 14-17
1
37
дифференцированного
регулирования
правового
положения
неплатежеспособного должника, так как в рамках такого регулирования
экономическая
потребность
может
удовлетворяться
путем
использования
различных правовых средств, что, в свою очередь, будет предопределять
особенности их правового регулирования1.
Действующее законодательство позволяет выделить три существенные
особенности правового регулирования процедуры внешнего управления по
сравнению с правовым регулированием процедуры финансового оздоровления, а
именно:
– основание введения процедуры внешнего управления;
– меры по восстановлению платежеспособности должника реализует не
руководитель должника, а специальный субъект конкурсного права – внешний
управляющий;
–
процедура
предполагает
внешнего
управления
использование
активных
имеет активный характер,
экономических
т.е.
мероприятий,
направленных на восстановление платежеспособности должника.
Рассмотрим каждую из особенностей отдельно.
Основу правового регулирования оснований введения процедуры внешнего
управления образует норма п. 1 ст. 93 Закона о банкротстве, согласно которой
внешнее управление вводится арбитражным судом на основании решения
собрания кредиторов, которое принимается большинством голосов от общего
числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, требования
которых включены в реестр требований кредиторов (п. 2 ст. 15 Закона о
банкротстве).
Указанная норма является общим правилом, из которого Закон о
банкротстве может устанавливать исключения. В настоящий момент такие
исключения содержатся в нормах п. 2 ст. 75, п. 6 ст. 87, п. 1 ст. 92, п. 1 ст. 194
Закона о банкротстве.
3абуга И.А. Правовая природа плана внешнего управления. // Проблемы понимания права и государства.
Материалы научно-практической конференции (19 сентября 2014 г.). - Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2014.
– С. 27-30
1
38
Согласно п. 2 ст. 75 Закона о банкротстве при отсутствии возможности
отложить рассмотрение дела в пределах срока, установленного ст. 51 Закона о
банкротстве, арбитражный суд при отсутствии оснований для введения
финансового
управления,
оздоровления
если
у
него
выносит
есть
определение
достаточные
о
введении
основания
внешнего
полагать,
что
платежеспособность должника может быть восстановлена.
В соответствии с п. 6 ст. 87 Закона о банкротстве, если финансовое
оздоровление было введено арбитражным судом в порядке, установленном п. 3 ст.
75 Закона о банкротстве, по ходатайству лица, участвующего в деле о
банкротстве,
арбитражный
суд
может
досрочно
прекратить
финансовое
оздоровление при условии нарушения в ходе финансового оздоровления сроков
удовлетворения требований кредиторов, установленных графиком погашения
задолженности. В указанном случае арбитражный суд выносит определение о
введении процедуры, применяемой в деле о банкротстве, ходатайство о введении
которой было принято первым собранием кредиторов.
Согласно п. 1 ст. 92 Закона о банкротстве арбитражный суд по итогам
рассмотрения результатов проведения финансового оздоровления вправе вынести
определение о введении внешнего управления в случае:
–
установления
возможности
восстановления
платежеспособности
должника в предусмотренные Законом о банкротстве сроки;
– подачи в арбитражный суд ходатайства собрания кредиторов о переходе к
внешнему управлению в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве;
– подачи в арбитражный суд ходатайства собрания кредиторов о признании
должника банкротом и об открытии конкурсного производства, если после
проведения собрания кредиторов возникли обстоятельства, дающие основания
полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена в
установленные Законом о банкротстве сроки;
– в иных предусмотренных Законом о банкротстве случаях1.
Космачева Т.К. Обеспечительные восстановительные мероприятия на этапе внешнего управления // Юрист. 2017. - № 4. - С. 40 - 46.
1
39
В соответствии с п. 1 ст. 194 Закона о банкротстве, при отсутствии
возможности отложить рассмотрение дела в пределах срока, установленного ст.
51 Закона о банкротстве, арбитражный суд выносит определение о введении
внешнего управления в отношении стратегических предприятий или организаций
при
отсутствии
оснований
для
введения
финансового
оздоровления,
предусмотренных настоящей статьей, если в арбитражный суд представлено
заключение федерального органа исполнительной власти, обеспечивающего
реализацию единой государственной политики в отрасли экономики, в которой
осуществляют свою деятельность стратегические предприятие или организация, о
возможности восстановления платежеспособности должника в ходе внешнего
управления.
Из содержания приведенных норм следует, что внешнее управление по
общему правилу вводится на основании решения общего собрания кредиторов,
т.е. по инициативе кредиторов. В исключительных случаях допускается введение
процедуры внешнего управления по инициативе суда. При этом важно отметить,
что процедура внешнего управления не может вводиться по инициативе самого
должника. При введении исследуемой процедуры по инициативе кредиторов или
суда мнение должника не учитывается. Согласие должника на введение
процедуры внешнего управления имеет значение только на стадии составления
плана внешнего управления при определении конкретного перечня мер по
восстановлению платежеспособности должника (ст. 109 Закона о банкротстве).
Это связано с тем, что некоторые меры по восстановлению платежеспособности
могут применяться в рамках внешнего управления только при наличии согласия
должника (подп. 2 и 3 ст. 94 Закона о банкротстве) 1.
Как
представляется,
допустимость
введения
процедуры
внешнего
управления по инициативе кредиторов или суда и невозможность ее введения по
инициативе должника не соответствуют экономической сущности регулируемых
отношений. С экономической точки зрения восстановление платежеспособности
Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник Высшего Арбитражного
Суда РФ. Специальное приложение. - 2015. -№ 3. - С. 96 12.
1
40
предполагает необходимость привлечения дополнительных материальных и
финансовых ресурсов (далее – недостающий капитал). При этом единственным
субъектом среди всех субъектов отношений неплатежеспособности, который
может обеспечить привлечение указанных средств, является сам должник. В силу
названного обстоятельства единственным субъектом среди всех субъектов
отношений неплатежеспособности, который должен обладать правом требования
введения восстановительной процедуры банкротства, должен быть должник.
При названных обстоятельствах закрепленная в Законе возможность
введения процедуры внешнего управления по инициативе кредиторов или суда,
когда неплатежеспособный должник не имеет намерения восстанавливать свою
платежеспособность, а вместе с тем привлекать недостающий капитал, не
способна
обеспечить
восстановление
платежеспособности
должника.
Законодатель, наделяя правом введения процедуры внешнего управления
кредиторов и суд, не учитывает, что право само по себе не способно
ликвидировать неплатежеспособность. Оно способно только создать правовые
условия для ее ликвидации тем должникам, которые располагают для этого
необходимыми экономическими ресурсами (недостающим капиталом). Если
должник не обладает такими ресурсами и по указанной причине не желает
восстанавливать свою платежеспособность, то введение внешнего управления
само по себе не способно восстановить его платежеспособность. В связи с
указанным трудно согласиться с существующим мнением в юридической
литературе, что нормы, предоставляющие возможность введения процедуры
внешнего управления по инициативе суда, безусловно, защищают интересы
должника, давая ему шанс восстановить свою платежеспособность, избежав,
таким образом, ликвидации1.
Таким образом, при регулировании оснований введения процедуры
внешнего
управления
платежеспособности
необходимо
возможно
только
учитывать,
при
наличии
что
воли
восстановление
должника
на
Витрянский В.В. Развитие российского законодательства о несостоятельности (банкротстве) и практики его
применения // Российско-британский семинар судей по вопросам банкротства: Прилож. к «Вестнику Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации». - 2016. - № 3. - С. 47. 13.
1
41
восстановление
своей
платежеспособности.
Право
требования
введения
процедуры внешнего управления должно закрепляться исключительно за
должником. Кроме того, рассматриваемая ситуация позволяет сделать более
общий вывод о том, что неплатежеспособный должник должен являться
единственным субъектом, который может обладать правом на восстановление
своей платежеспособности.
В связи с этим в целях дальнейшего совершенствования законодательства в
качестве общего правила следует предусмотреть, что внешнее управление может
вводиться на основании решения общего собрания кредиторов, принятого по
результатам рассмотрения ходатайства должника о введении процедуры внешнего
управления. В таком случае процедура внешнего управления будет вводиться на
договорной основе, аналогично процедуре финансового оздоровления. В качестве
исключения следует предусмотреть возможность введения процедуры внешнего
управления по инициативе должника при отсутствии решения собрания
кредиторов, т.е. на основании односторонней сделки, по аналогии с процедурой
финансового оздоровления, предусмотрев при этом в качестве обязательного
условия ее введения необходимость предоставления обеспечения требований
кредиторов1.
Процедура внешнего управления также отличается от финансового
оздоровления
субъектом,
реализующим
меры
по
восстановлению
платежеспособности. В рамках финансового оздоровления указанные меры
осуществляются
самим
должником,
а
в
рамках
внешнего
управления
специальным субъектом конкурсного права – внешним управляющим. Как
представляется, такой подход является недопустимым.
«Обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как возрастание
стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося
движения. Поэтому движение капитала не знает границ. Как сознательный
носитель этого движения, владелец денег становится капиталистом. Его личность
Дихтяр А.И., Волкова Н.А. Банкротство: внешнее управление имуществом должника - юридического лица
(сравнительный анализ по конкурсному праву России) // Юрист. - 2014. - № 12. - С. 44 - 49. 24.
1
42
или, точнее, его карман – вот тот пункт, откуда исходят и куда возвращаются
деньги». Но для того чтобы собственник денег или, точнее, его карман стал
капиталистом, т.е. пустил их в дело, заставил работать, он должен быть уверен,
что после завершения этой работы деньги вернутся именно к нему. Иначе говоря,
нужны относительно прочные государственно-правовые гарантии частной
собственности. При указанных обстоятельствах, как представляется, для того
чтобы
несостоятельный
должник
предпринял
действия
по
привлечению
недостающего капитала для преодоления неплатежеспособности, он должен быть
уверен,
что
после
совершения
им
указанных
действий
привлеченный
недостающий капитал вернется к нему. Такая уверенность может существовать
только в том случае, если должник не будет устраняться от управления своим
имуществом, а вместе с тем – от управления привлекаемым недостающим
капиталом, что, в свою очередь, с правовой точки зрения, должно исключать
прекращение полномочий руководителя должника.
При указанном обстоятельстве в целях дальнейшего совершенствования
законодательства о банкротстве будет правильным в процедуре внешнего
управления сохранять полномочия исполнительного органа должника, как это
имеет место в рамках процедуры финансового оздоровления. Именно на
руководителя должника следует возлагать обязанность по реализации мер по
восстановлению платежеспособности должника, которая должна исполняться под
контролем внешнего управляющего, кредиторов и суда1.
Другим отличительным признаком процедуры внешнего управления
является ее активный характер, что предполагает использование активных
экономических
мероприятий,
направленных
на
восстановление
платежеспособности должника, в то время как финансовое оздоровление является
пассивной оздоровительной процедурой.
Активный характер процедуры внешнего управления связан с тем, что она,
в отличие от финансового оздоровления, предоставляет неплатежеспособному
Трефилова Т. И. «Антикризисное и внешнее управление» // Антикризисное и внешнее управление. - 2014. - № 1.
- С. 5 - 7. 35.
1
43
должнику возможность привлечь недостающий капитал путем использования
гражданско-правовых
сделок,
направленных
на
отчуждение
имущества
(производительного капитала) неплатежеспособного должника. По указанной
причине в рамках внешнего управления законодатель подробно регулирует
сделки по отчуждению имущества должника, в то время как правовое
регулирование процедуры финансового оздоровления подобных норм не
содержит.
В связи с этим применение процедуры внешнего управления целесообразно
в тех случаях, когда размер недостающего капитала превышает размер
требований кредиторов, поскольку недостающий капитал сверх требований
кредиторов может быть получен только за счет активных экономических
действий1.
Таким образом, анализ особенностей процедуры внешнего управления
позволяет сделать вывод, что представляется необоснованным существующее
правовое регулирование отношений, касающихся круга лиц, имеющих права
инициировать процедуру внешнего управления, и субъекта, осуществляющего
реализацию мер по восстановлению платежеспособности должника. При
регулировании указанных вопросов необходимо использовать подход, который
применяется при регулировании аналогичных вопросов в рамках процедуры
финансового
оздоровления.
Единственным
существенным
признаком,
отличающим процедуру внешнего управления от финансового оздоровления,
является ее активный характер.
Перечень активных экономических мер, которые могут применяться в
процедуре внешнего управления, содержится в ст. 109 Закона о банкротстве.
К ним относятся:
– перепрофилирование производства;
– закрытие нерентабельных производств;
– взыскание дебиторской задолженности;
Оленина А.Е. Внешнее управление как процедура банкротства // Аудиторские ведомости. - 2015. - № 3. - С. 17 23. 54.
1
44
– продажа части имущества должника;
– уступка прав требования должника;
– исполнение обязательств должника собственником имущества должника –
унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим
лицом или третьими лицами;
– увеличение уставного капитала должника за счет взносов участников и
третьих лиц;
– размещение дополнительных обыкновенных акций должника;
– продажа предприятия должника;
– замещение активов должника;
– иные меры по восстановлению платежеспособности должника 1.
Некоторые из перечисленных восстановительных мер могут применяться
только с согласия должника. В частности, согласно нормам п. 2 ст. 94 Закона о
банкротстве,
органы
управления
должника
в
пределах
компетенции,
установленной федеральным законом, вправе принимать решения:
– об определении количества, номинальной стоимости объявленных акций;
– об увеличении уставного капитала акционерного общества путем
размещения дополнительных обыкновенных акций;
– об обращении с ходатайством к собранию кредиторов о включении в план
внешнего управления возможности дополнительной эмиссии акций;
– об определении порядка ведения общего собрания акционеров;
– об обращении с ходатайством о продаже предприятия должника;
– о замещении активов должника;
– об избрании представителя учредителей (участников) должника;
– о заключении соглашения между третьим лицом или третьими лицами и
органами
управления
должника,
уполномоченными,
в
соответствии
с
учредительными документами, принимать решение о заключении крупных
Хворов А. Проблемы проведения процедуры внешнего управления // Антикризисное и внешнее управление. 2014. - № 2. - С. 45 - 47.
1
45
сделок, об условиях предоставления денежных средств для исполнения
обязательств должника.
Собственник имущества должника – унитарного предприятия в пределах
компетенции, установленной федеральным законом, вправе принимать решения:
– об обращении с ходатайством о продаже предприятия должника;
– о замещении активов должника;
– о заключении соглашения с третьим лицом или третьими лицами об
условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств
должника (п. 3 ст. 94 Закона о банкротстве).
В юридической литературе наделение должника правом инициирования
перечисленных восстановительных мер оценивается по-разному.
Некоторые ученые, как представляется, обоснованно, оценивают указанное
правило положительно, полагая, что оно направлено на воспрепятствование
использованию несостоятельности для захвата контроля над имуществом
должника и обеспечивает защиту имущественных прав учредителей 1.
Другие ученые, напротив, считают указанное правило неоправданным, так
как собственники (участники) предприятия, зачастую злоупотребляя своими
исключительными правами на возможность согласования применения или
неприменения той или иной меры по восстановлению платежеспособности,
наносят непоправимый ущерб интересам конкурсных кредиторов, лишаемых
возможности
использовать
определенные
меры
по
восстановлению
платежеспособности должника.
Меры
по
восстановлению
платежеспособности
должника
могут
применяться во внешнем управлении, если они содержатся в плане внешнего
управления, утверждение которого является исключительной компетенцией
собрания кредиторов (п. 1 ст. 107 Закона о банкротстве).
Правовое регулирование плана внешнего управления осуществляется
нормами ст. ст. 106 и 107 Закона о банкротстве и является противоречивым. С
одной стороны, законодатель прямо не указывает, как это имеет место в
1
Хоуман М. Внешнее управление // Вестник ВАС РФ. Специальное приложение к № 3.-2015. - С. 79 - 81.
46
отношении графика погашения задолженности в процедуре финансового
оздоровления, что данный документ порождает какие-либо права и обязанности.
С другой стороны, Закон допускает возможность признания арбитражным судом
недействительным полностью или частично плана внешнего управления по
ходатайству лица или лиц, права и законные интересы которых были нарушены.
Это свидетельствует об отношении законодателя к плану внешнего управления
как к сделке1.
Такая непоследовательность законодателя вызвана неприменением какойлибо единой теоретической конструкции в отношении правовой природы плана
внешнего
управления,
соответствующих
которая
правовых
была
нормах.
бы
последовательно
Подобный
выражена
законодательный
в
подход
значительно понижает эффективность правовых норм, регулирующих вопросы,
связанные с планом внешнего управления.
Неоднозначность вышеуказанных правовых норм породила в юридической
науке спор о правовой природе указанного плана.
Ученые определяют план внешнего управления либо как договор между
внешним управляющим и кредиторами, либо как юридический факт, не
относящийся к договору.
В данном споре наиболее обоснованной представляется первая позиция.
При этом следует отметить, что содержание плана внешнего управления в
том виде, в котором он представлен в действующем законодательстве, имеет
более широкие границы по сравнению с гражданско-правовым договором. Это
связано с тем, что в нем содержатся также данные финансово-экономического
характера.
Так, Т.П. Прудникова, анализируя план внешнего управления, приходит к
выводу, что в него целесообразно включать следующие разделы:
– общая характеристика должника;
– финансовое состояние должника;
Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности
(банкротстве)». - Журнал «Право и экономика №7 - М.: ЗАО «Юридический Дом Юстицинформ», 2014 с. 18.
1
47
– прогноз величины денежных средств, необходимых для удовлетворения
требований кредиторов и т.д.
К подобному выводу приходит также Т.К. Мартышина, которая отмечала,
что «план внешнего управления, тесно связанный с хозяйственной деятельностью
субъекта,
обязательно
характеристики
должен
и
соответствующими
содержать
показатели,
которые
экономическими
определенные
должны
экономические
обосновываться
прогнозными
расчетами
и
проектировками»1.
Такие положения в плане внешнего управления как договоре между
внешним управляющим и кредиторами не имеют никакого правового значения,
поскольку не порождают никаких прав и обязанностей для сторон. Между тем
следует
согласиться
с
авторами,
что
их
включение
в
план
является
целесообразным.
2.3 Особенности правового положения должника в процедуре
конкурсного производства
Должник – или дебитор (от лат. debitor – должник, обязанный) – в
гражданском праве – гражданин или юридическое лицо, обязанное по
исполнению обязательства совершить определённое действие или воздержаться
от совершения действия. Гражданский кодекс Российской Федерации определяет
должника как лицо, обязанное в силу обязательства совершить в пользу другого
лица (кредитора) определённое действие, как-то: передать имущество, выполнить
работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определённого действия. В
соответствии с законом «О несостоятельности (банкротстве)» должником
признаётся гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или
юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования
кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по
Свит Ю. Восстановительные процедуры - способ предотвращения банкротства// Российская юстиция. - 2015. - №
3.
1
48
уплате обязательных платежей в течение срока, установленного Федеральным
законом.
В п.2 ст. 1 Закона о банкротстве установлено, что его действие
распространяется на юридические лица, которые могут быть признаны
несостоятельными (банкротами) в соответствии с Гражданским кодексом
Российской Федерации. Согласно п. 1 ст. 65 Гражданского Кодекса РФ
юридическое лицо, за исключением казенного предприятия, учреждения,
политической партии и религиозной организации, по решению суда может быть
признано несостоятельным (банкротом). Государственная корпорация или
государственная компания может быть признана несостоятельной (банкротом),
если это допускается федеральным законом, предусматривающим ее создание.
Фонд не может быть признан несостоятельным (банкротом), если это установлено
законом,
предусматривающим
создание
и
деятельность
такого
фонда
Гражданский кодекс РФ1.
Понятие «должник», употребляемое в Законе о банкротстве, существенно
отличается по своему содержанию от традиционного подхода, принятого в
гражданском праве. Обычно данным термином обозначается сторона во всяком
гражданско-правовом
обязательстве,
обязанная
совершить
определенные
действия по требованию кредитора, как то: передать товар, выполнить работу,
оказать услуги, уплатить денежную сумму и т.п. (ст. 307 ГК РФ).
С другой стороны, Закон о банкротстве, говоря о должнике, не
ограничивается гражданско-правовыми обязательствами, имея в виду также
обязанность по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и
внебюджетные фонды, т.е. публично-правовую обязанность соответствующего
лица. В связи с этим в число должников в смысле Закона о банкротстве может
попасть и лицо, вовсе не являющееся стороной в гражданско-правовом
обязательстве, но признаваемое по публичному праву налогоплательщиком
(недоимщиком), плательщиком иных обязательных платежей. Таким образом,
несостоятельными (банкротами) могут быть признаны: все юридические лица (за
Ярков В.В. Правовая природа и источники конкурсного производства // Гражданский и арбитражный процесс. 2014. - № 11. - С. 18-26.
1
49
исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и
религиозных
организаций);
индивидуального
граждане
предпринимателя;
не
(зарегистрированные
в
качестве
зарегистрированные
в
качестве
индивидуального предпринимателя; главы крестьянских (фермерских) хозяйств) 1.
Необходимо отметить, что возникает некая коллизия норм между п. 2 ст.1
Закона о банкротстве и п. 1 ст. 65 Гражданского кодекса РФ, но данная проблема
решена позицией ВАС РФ, выраженной в п. 2 Постановления Пленума от
08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)»2.
Она состоит в том, что применению подлежат нормы Закона о банкротстве,
т.е. дела о банкротстве юридических лиц, названных в п. 2 ст.1, подведомственны
арбитражному суду.
М.В. Телюкина высказывает точку зрения о том, что не вполне
целесообразно исключение из числа потенциальных банкротов учреждений. Это
касается в большей степени учреждений частных, когда реализация субсидиарной
ответственности может быть затруднительна, особенно при наличии у учредителя
учреждения собственных кредиторов; применение субсидиарной ответственности
к учреждениям публичным может быть затруднено вследствие препятствий,
имеющихся в бюджетном законодательстве.
В течение всего производства по делу о несостоятельности должник
обладает специальной (целевой) правоспособностью.
Если первоначально
должник обладал универсальной правоспособностью, то при банкротстве ее
характер сужается до целевой, если первоначально характер правоспособности
имел специальный характер, то изменяется цель деятельности организации.
Закон о банкротстве (п. 3 ст. 126) предусматривает, что представители
собственника имущества должника
– унитарного предприятия, а также
учредителей (участников) должника в ходе конкурсного производства обладают
правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. Соответственно представитель
учредителей (участников) должника, помимо принадлежавших ему как лицу,
Шишмарева Т.П. Конкурсное производство: понятие и признаки // Вестник гражданского процесса. - 2017. - № 1.
- С. 87 - 101.
2
Постановление Пленума от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)». [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
50
участвующему в арбитражном процессе по делу о банкротстве, прав (например,
на подачу жалобы на действия арбитражного управляющего, обжалования
решения собрания или комитета кредиторов) в конкурсном производстве также
может реализовать такие важные процессуальные правомочия, как право на
обжалование судебных актов (например, определения о завершении конкурсного
производства), право на подачу ходатайства об отстранении арбитражного
управляющего.
Таким образом, при наличии у должника органов управления, они вполне
могут осуществлять представительство юридического лица в арбитражном суде,
рассматривающем дело о банкротстве.
Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом и
об открытии конкурсного производства влечет для должника ряд последствий:
– срок исполнения всех денежных обязательств должника, а также
отсроченных обязательных платежей должника считается наступившим;
– прекращается начисление неустоек (штрафов, пени), процентов и иных
финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника;
– сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к
категории сведений, носящих конфиденциальный характер либо являющихся
коммерческой тайной;
– совершение сделок, связанных с отчуждением имущества должника либо
влекущих передачу его имущества в пользование третьим лицам, допускается
только по правилам, установленным Законом для конкурсного производства;
– снимаются ранее наложенные аресты имущества должника и иные
ограничения по распоряжению имуществом должника. Введение (наложение)
новых арестов имущества должника и иных ограничений по распоряжению
имуществом должника не допускается;
– все требования к должнику могут быть предъявлены только в рамках
конкурсного производства;
– исполнение обязательств должника допускается в случаях и порядке,
которые установлены Законом для конкурсного производства 1.
Егоров Д.В. Продажа предприятия при несостоятельности (банкротстве) должника. Зарубежный опыт //
Международное публичное и частное право. - 2014. - № 2. - С. 23 - 26.
1
51
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ
ПРИ
РАССМОТРЕНИИ
ДЕЛ,
СВЯЗАННЫХ
С
БАНКРОТСТВОМ
ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
3.1. Оспаривание сделок должника в процедуре банкротства
В ходе банкротства наряду с поиском имущества должника и взысканием
задолженности возможно оспаривание сделок должника. Оспаривание сделок
позволяет вернуть в конкурсную массу имущество или денежные средства и за их
счет справедливо распределить имущество между кредиторами.
В процедуре банкротства существует специальный механизм оспаривания
сделок, совершенных должником, в отношении которого ведется производство о
несостоятельности. Процедура оспаривания сделок установлена главой III.1
Закона о банкротстве. Правила, установленные в этой главе, направлены на то,
чтобы в конечном итоге пропорционально и справедливо распределить
конкурсную массу между кредиторами.
В рамках банкротного дела могут оспариваться (т.е. признаваться
недействительными) подозрительные сделки должника и сделки должника,
влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими
кредиторами, а также сделки в соответствии с Гражданским кодексом РФ.
Заявление об оспаривании сделки подается в арбитражный суд, рассматривающий
дело о банкротстве должника, и рассматривается в рамках дела о банкротстве.
По результатам рассмотрения заявления об оспаривании сделки должника,
суд либо признаёт сделку должника недействительной и (или) применяет
последствий
недействительности
ничтожной
сделки,
либо
отказывает
в
удовлетворении заявления о признании сделки недействительной 1.
В главе III.1 Закона о банкротстве понятие сделки употребляется в широком
смысле: имеются в виду не только договоры гражданско-правового характера, но
и такие действия, как исполнение судебного акта и даже уплата налоговых
Карелина, С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) : учебно-практическое пособие / С.А.
Карелина. - М.: Волтерс Клувер, 2016. - 360 с.
1
52
платежей. Примеры оспариваемых действий приведены в пункте 1 Постановления
Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 «О
некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона
«О несостоятельности (банкротстве)»1. Кроме того, сделку может совершить не
сам должник, а другие лица за счет его имущества – такие действия тоже
оспоримы. Основным признаком оспариваемых сделок является нарушение при
их совершении интересов других кредиторов (см. например Определение
Арбитражного суда Орловской области от 14 марта 2016 года, оставленное в силе
Постановлением Девятнадцатого Арбитражного апелляционного суда 17 мая 2016
года.
Конкурсный
управляющий
Акционерного
общества
«Орловская
объединенная зерновая компания» обратился в Арбитражный суд Орловской
области с заявлением о признании недействительным списание денежных средств
в размере 1 119 708,79 рублей с расчетного счета должника на основании решения
Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации в Свердловском районе
Орловской области, а также обязании возвратить в конкурсную массу списанные
денежные средства путем перечисления на расчетный счет должника)2.
Арбитражный
указал,
управляющий в обоснование предъявленных требований
что оспариваемые
отношении
отдельного
сделки являются
кредитора
–
сделками, совершенными в
Управления
Пенсионного
Фонда
Российской Федерации в Свердловском районе Орловской области, в связи с чем
указанному кредитору было оказано предпочтение перед другими, а также
привели к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по
обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки. Если бы
требования ответчика не были удовлетворены путем списывания денежных
средств с расчетного счета на основании инкассовых поручений,
то
подлежали
нормами
бы
Федерального
удовлетворению
закона
«О
в
порядке, предусмотренном
несостоятельности (банкротстве)».
При
они
этом
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №63 от 23 декабря 2010 г.
некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности
(банкротстве)». [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
2
Определение Арбитражного суда Орловской области от 14 марта 2016 года. [Электронный ресурс] // СПС
Консультант Плюс
1
53
требования ответчика должны были удовлетворяться в равной пропорции с
требованиями остальных кредиторов третьей очереди. В рассматриваемом же
случае ответчик получил удовлетворение своих требований во внеочередном
порядке вне рамок дела о банкротстве АО «Орловская объединенная зерновая
компания».
Арбитражный суд первой инстанции и арбитражный суд апелляционной
инстанции заняли позицию конкурсного управляющего).
Подозрительные сделки должника в свою очередь подразделяются на два
вида (ст. 61.2. Закона о банкротстве):
– Сделка, заключенная при неравноценном встречном исполнении
обязательств другой стороной, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или)
иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены
и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются
аналогичные сделки (например, стоимость передаваемого должником имущества
не соответствует (превышает) полученного встречного вознаграждения). Такая
сделка должна быть совершена должником в течение одного года до принятия
судом заявления о признании должника банкротом или после принятия такого
заявления1.
В данную категорию попадают сделки, направленные на отчуждение
имущества должника по цене ниже рыночной, совершаемые в течение одного
года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия
указанного заявления. Процесс оспаривания таких сделок состоит в состязании
оценок стоимости отчужденного имущества. Ввиду того, что законодательный
механизм проведения абсолютно независимой оценки
на данный момент еще не изобретен, спор зачастую выигрывает тот, кому удалось
убедить суд в объективности своей оценки. При этом «сохранить» сделку,
совершенную
по очевидно
заниженной
(относительно
рыночной)
цене,
практически невозможно. В редких случаях, когда по объективным причинам
Эрлих, М. Е. Признание сделок должника недействительными как средство удовлетворения требований
кредиторов и восстановления платежеспособности / М. Е. Эрлих // Законодательство. - 2015. - № 5. - С. 31-40.
1
54
проведение оценки стоимости имущества на момент совершения оспариваемой
сделки
невозможно,
во внимание
рыночности/нерыночности
условий
принимаются
сделки
(см.,
иные
например,
доказательства
Определение
Арбитражного суда Орловской области по делу № А48-3685/2016 от 30 ноября
2017 года. Конкурсный управляющий Акционерного общеста «Мценскмебель»
обратился в арбитражный суд с заявлением к Обществу с ограниченной
ответственностью «РЗМ-И» о признании недействительным договора куплипродажи транспортного средства (между юридическими лицами) от 12 ноября
2015 года и применении последствий в виде возврата в конкурсную массу
денежных средств1.
Поскольку заявление о
определением Арбитражного
признании
суда
должника
Орловской
области
банкротом
от
принято
20.06.2016,
то
оспариваемая в рамках настоящего обособленного спора сделка от 12.11.2015,
подпадает
под
период подозрительности, установленный в ст.61.2 Закона о
банкротстве.
В соответствии с условиями договора купли-продажи транспортного
средства цена автомобиля составила 150 847,46 рублей.
Конкурсным управляющим в материалы дела также было представлено
информационное
письмо ЗАО
«Горпроект»,
согласно которому,
средняя
рыночная стоимость спорного транспортного средства составляет в пределах
от 197 000,00 рублей до 265 000,00 рублей.
Из представленных в материалы дела доказательств следует, что должник
на дату заключения спорного договора купли-продажи имел неисполненные
денежные обязательства перед кредиторами на сумму свыше 2 млн. рублей.
Арбитражный
суд
удовлетворил
заявление
Акционерного
общества
«Мценсккабель» в лице конкурсного управляющего к Обществу с ограниченной
ответственностью «РЗМ-И» о признании недействительным договора купли-
Определение Арбитражного суда Орловской области по делу № А48-3685/2016 от 30 ноября 2017 года.
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
55
продажи транспортного средства и обязал ответчика вернуть в конкурсную массу
транспортное средство.
–
Сделка,
совершенная
должником
в
целях
причинения
вреда
имущественным правам кредиторов, при условии, что другая сторона сделки
знала о цели должника к моменту совершения сделки (на этом основании могут
быть оспорены сделки должника, направленные на исполнение обязательств, по
которым должник получил равноценное встречное исполнение обязательств
непосредственно после заключения договора.) Такого рода сделки должны быть
совершены должником в течение трех лет до принятия судом заявления о
признании должника банкротом или после принятия такого заявления.
С точки зрения законодательной техники положения п. 2 ст. 61.2 Закона
о банкротстве сформулированы крайне сложно, что на практике затрудняет как
понимание самой природы таких сделок, так и определение признаков их
недействительности. Зачастую ни истцы, ни суды не проводят четкого различия
между сделками данной категории и другими подозрительными сделками 1.
Несмотря
на то,
что
в «зону
подозрительности»
попадают
сделки,
совершенные в течение трех лет до принятия заявления о признании должника
банкротом, на практике признать сделку недействительной по данному основанию
очень сложно, поскольку в предмет доказывания, входит умысел сторон сделки
на причинение вреда кредиторам, который в гражданском праве крайне сложно
выявить и обосновать, в связи с чем нередки отказы в признании сделок
недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Сделки с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве).
В
соответствии
с п. 1 ст. 61.3 Закона
о банкротстве
сделка,
совершенная
должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть
признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или
может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед
Колиниченко, Е.А. Недействительность сделок должника при несостоятельности (банкротстве) в
Великобритании, США, Германии, Франции, России / Е.А. Колиниченко // Актуальные проблемы гражданского
права. Вып. 5.: сборник статей. - М.: Статут, 2016, - С. 291-339.
1
56
другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при
наличии одного из следующих условий:
– сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника
или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения
оспариваемой сделки;
–
сделка
привела
удовлетворения
или
требований
может
привести
кредитора
к изменению
очередности
по обязательствам,
возникшим
до совершения оспариваемой сделки;
– сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок
исполнения
которых
к моменту
совершения
сделки
не наступил,
одних
кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств
перед другими кредиторами;
– сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть
оказано
большее
предпочтение
в отношении
удовлетворения
требований,
существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано
в случае
расчетов
с кредиторами
в порядке
очередности
в соответствии
с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве)1.
Наиболее распространенным из четырех вышеуказанных условий является
последнее, его классические примеры – сделки исполнения отдельных платежных
поручений клиентов накануне отзыва у кредитной организации лицензии; сделки
гашения кредитов с расчетных счетов заемщиков, открытых в кредитной
организации также незадолго до отзыва лицензии и предстоящего банкротства; а
также сделки списания банками задолженности по кредиту в безакцептном
порядке с расчетных счетов заемщиков незадолго до банкротства последних.
Законодатель разделяет сделки данного вида на две категории:
1) совершенные после принятия арбитражным судом заявления о признании
должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным
судом заявления о признании должника банкротом;
Кораев, К.Б. Новеллы законодательства о банкротстве: оспаривание сделок должника / К.Б. Кораев //
Безопасность бизнеса. - 2014. - № 3. - С.21-25.
1
57
2) совершенные в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом
заявления о признании должника банкротом.
В отношении второй категории оспаривающему сделку лицу требуется
доказать, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена
сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности
имущества,
либо
об обстоятельствах,
которые
позволяют
сделать
вывод
о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, что
на практике сильно затрудняет процесс оспаривания таких сделок1.
Говоря
об оспаривании
сделок
должника,
необходимо
рассмотреть
законодательно закрепленные способы защиты сделок от оспаривания,
а также остановиться на практических рекомендациях по минимизации рисков
контрагентов возможных банкротов. Закон о банкротстве содержит следующие
ограничения на оспаривание сделок:
1. Запрет оспаривания на основании статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве
сделок, совершаемых на организованных торгах на основании хотя бы одной
заявки, адресованной неограниченному кругу участников торгов, а также
действий,
направленных
на исполнение
обязательств
и обязанностей,
возникающих из таких сделок (п. 1 ст. 61.4).
2.
Запрет
оспаривания
на основании
п. 1 ст. 61.2
и ст. 61.3
Закона
о банкротстве сделок по передаче имущества и принятию обязательств или
обязанностей,
совершаемых
в обычной
хозяйственной
деятельности,
осуществляемой должником, если цена имущества, передаваемого по одной или
нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или
обязанностей не превышает одного процента стоимости активов должника,
определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний
отчетный период (п. 2 ст. 61.4).
В случае появления малейших признаков нестабильности финансового
положения контрагента, при заключении сделки необходимо принимать во
О. М. Свириденко, А. К. Большова. Арбитражная практика по делам о несостоятельности (банкротстве)
организаций. – ЮД Юстицинформ, 2015 с. 362
1
58
внимание возможность ее будущего оспаривания, в частности, с большим
вниманием относиться к формулированию договорных условий.
3. Запрет оспаривания по иным основаниям, кроме п. 2 ст. 61.2, сделок
должника, направленных на исполнение обязательств, по которым должник
получил равноценное встречное исполнение непосредственно после заключения
договора (п. 3 ст. 61.4).
4.Запрет оспаривания на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве сделок,
связанных с исполнением денежных обязательств, вытекающих из кредитного
договора,
если
должник
не имел
к моменту
исполнения,
вытекающего
из кредитного договора, иных денежных обязательств, вступивших в силу,
и исполнение обязательства, вытекающего из кредитного договора, не отличалось
по срокам
и размеру
платежей
от определенного
в кредитном
договоре
обязательства (п. 4 ст. 61.4)1.
3.2. Рассмотрение споров в случае прекращения производства по делам о
банкротстве юридических лиц
Наряду с вопросами, связанными с признанием обоснованным заявления о
признании должника несостоятельным (банкротом), введением той или иной
процедуры банкротства и ее завершением, в деле о банкротстве рассматриваются
иные ходатайства, заявления и жалобы, как то: заявления кредиторов о
включении требований в реестр требований кредиторов должника; заявления об
оспаривании сделок должника; заявления о привлечении к субсидиарной
ответственности по обязательствам должника; заявления о взыскании убытков;
заявления и ходатайства арбитражного управляющего о разногласиях, возникших
между ним и кредиторами; жалобы кредиторов на нарушение их прав и законных
интересов; жалобы граждан, представителей учредителей (участников) должника,
представителя собственника имущества должника – унитарного предприятия,
Вершинина, Е.В. Классификация недействительных сделок в России и Франции: сравнительно-правовой анализ /
Е.В. Вершинина, Ю.А. Стахеева // Вопросы международного частного, сравнительного и гражданского права,
международного коммерческого арбитража: liber amicorum в честь А.А. Костина, О.Н. Зименковой, Н.Г. Елисеева:
сборник статей. - М.: Статут, 2015. - С. 53-64.
1
59
иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в
процессе по делу о банкротстве, на действия арбитражного управляющего,
решения собрания кредиторов или комитета кредиторов, нарушающие права и
(или) законные интересы граждан и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве
и в процессе по делу о банкротстве 1.
По этим и иным предусмотренным законодательством о банкротстве
вопросам
арбитражным
обоснованность
судом
которых
принимаются
подлежит
проверке
определения,
в
порядке
законность
и
апелляционного
производства, а в большинстве случаев – и в порядке кассационного
производства.
На основании пункта 1 статьи 149 Федерального закона от 26.10.02 N 127ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) после
рассмотрения
арбитражным
судом
отчета
конкурсного
управляющего
о
результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит
определение о завершении конкурсного производства, а в случае погашения
требований кредиторов в соответствии со статьей 125 названного Федерального
закона – определение о прекращении производства по делу о банкротстве 2.
Определение
о
завершении
конкурсного
производства
подлежит
немедленному исполнению.
Определение о прекращении производства по делу о банкротстве подлежит
немедленному исполнению.
В пункте 3 статьи 149 Закона о банкротстве предусмотрено, что
определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является
основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц
(далее – реестр) записи о ликвидации должника.
Семенихин В.В. Банкротство организации. Возможные пути выхода из кризиса / В.В. Семенихин // «Финансовая
газета». – 2015. – № 7. – С. 14-17
2
Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 (ред. 29.07.2017) «О несостоятельности (банкротстве)».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
60
С даты внесения записи о ликвидации должника в реестр конкурсное
производство считается завершенным (пункт 4 статьи 149 Закона о банкротстве)1.
В силу разъяснений, приведенных в пункте 48 Постановления Пленума
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от
15.12.2004 N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального
закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление N 29),
арбитражный суд рассматривает разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в
деле о банкротстве до внесения в реестр записи о ликвидации должника 2. С
момента внесения в реестр записи о ликвидации должника на основании
доказательств
о
ликвидации
должника,
поступивших
от
конкурсного
управляющего либо регистрирующего органа, арбитражный суд выносит
определение о прекращении производства по рассмотрению всех разногласий,
заявлений, ходатайств и жалоб.
В соответствии с указанными разъяснениями на протяжении ряда лет
сложилась устойчивая судебная практика, согласно которой с момента внесения в
реестр записи о ликвидации должника прекращалось производство не только по
ходатайствам, заявлениям и жалобам, рассматриваемым судом первой инстанции
в деле о банкротстве такого должника, но и по кассационным и апелляционным
жалобам на судебные акты, принятые по этому делу.
Исключением из данного правила являлось рассмотрение заявлений о
взыскании вознаграждения арбитражного управляющего и расходов по делу о
банкротстве.
Так например, 21.09.2015 г. ООО «Эко-Транс» обратилось в Арбитражный
суд Орловской области с заявлением о признании Муниципального унитарного
предприятия «Жилищное ремонтно-эксплуатационное предприятие «Заказчик»
банкротом.
Рыков И. Ю. Обзор изменений в законодательстве о банкротстве / И.Ю. Рыков // «Арбитражный управляющий».
– 2015. – № 5. – С. 55
2
Постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 (ред. от 21.12.2017) «О некоторых вопросах практики
применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». [Электронный ресурс] // СПС
Консультант Плюс
1
61
Определением Арбитражного суда Орловской области от 24.02.2016 г. по
делу № А48-6138/2015 прекращено производство по заявлению ООО «ЭкоТранс» к Муниципальному унитарному предприятию «Жилищное ремонтноэксплуатационное предприятие «Заказчик» о признании должника банкротом в
связи с погашением последним задолженности 1.
После прекращения производства по делу о банкротстве, заявитель ООО
«Эко-Транс» обратилось в арбитражный суд в рамках дела о банкротстве с
заявлением о взыскании с Муниципального унитарного предприятия «Жилищное
ремонтно-эксплуатационное
предприятие
«Заказчик»
представительских
расходов. Арбитражный суд, исходя из того, что спор был доведен до суда по
вине МУП «Жилищное ремонтно-эксплуатационное предприятие «Заказчик», а
требования заявителя были удовлетворены лишь после подаче им заявления о
признании должника банкротом, решил, что расходы на оплату услуг
представителя по делу подлежат отнесению на должника.
В пункте 17 Постановления от 17.12.2009 N 91 «О порядке погашения
расходов по делу о банкротстве» Пленум ВАС РФ разъяснил, что заявление
арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с
должника или с заявителя подлежит рассмотрению в деле о банкротстве, поэтому
при предъявлении его в общеисковом порядке оно подлежит оставлению без
рассмотрения в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 148 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ). Если
арбитражный управляющий не подаст заявление о взыскании расходов с
должника или заявителя при принятии судом определения по результатам
рассмотрения дела о банкротстве или при рассмотрении судом отчета
конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства,
он вправе применительно к статье 112 АПК РФ обратиться с ним в суд,
рассматривавший дело о банкротстве. Поскольку участниками спора по
заявлению
о
взыскании
расходов
с
заявителя
являются
арбитражный
управляющий и заявитель, то обстоятельство, что к моменту подачи или
рассмотрения указанного заявления производство по делу о банкротстве
Определение Арбитражного суда Орловской области от 24.02.2016 г. по делу № А48-6138/2015. [Электронный
ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
62
прекращено или что в реестр внесена запись о ликвидации должника, не
препятствует принятию и рассмотрению судом этого заявления, апелляционной и
кассационной жалобы и заявления о пересмотре в порядке надзора определения
суда по данному заявлению.
Кроме того, Арбитражный суд Северо-Западного округа, придерживаясь
позиции, согласно которой внесение в реестр записи о ликвидации должника не
препятствует
апелляционной
проверке
правильности
инстанций
норм
применения
процессуального
судами
права,
первой
и
рассматривал
кассационные жалобы на определения суда первой инстанции о прекращении
производства
по рассматриваемым в деле о банкротстве
ходатайствам,
заявлениям и жалобам в связи с внесением в реестр записи о ликвидации
должника,
а
также
на
определения
апелляционного
суда
о
возврате
апелляционных жалоб или о прекращении производства по апелляционным
жалобам в связи с внесением в реестр записи о ликвидации должника.
В настоящее время судебная практика, сложившаяся в соответствии с
разъяснениями, содержащимися в пункте 48 Постановления N 29, претерпевает
изменения.
Первым судебным актом, изменившим такую практику, стало Определение
Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской
Федерации (далее – Судебная коллегия по экономическим спорам) от 23.03.2015
N 307-ЭС14-5320 по делу N А05-2203/2008 Арбитражного суда Архангельской
области,
которым
отменены
Определение
Четырнадцатого
арбитражного
апелляционного суда от 07.08.2014 и Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 09.09.2014 по указанному делу1.
Названные судебные акты вынесены при следующих обстоятельствах.
Определением от 06.06.2014, вынесенным в деле о банкротстве муниципального
унитарного предприятия (далее - предприятие, должник), Арбитражный суд
Архангельской области отказал в удовлетворении заявления индивидуального
предпринимателя о взыскании с конкурсного управляющего предприятия
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от
23.03.2015 N 307-ЭС14-5320 по делу N А05-2203/2008 Арбитражного суда Архангельской области. [Электронный
ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
63
убытков,
причиненных
неправомерными
действиями
(бездействием)
арбитражного управляющего.
Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд прекратил производство
по апелляционной жалобе индивидуального предпринимателя на Определение
суда первой инстанции в связи с тем, что 16.07.2014 в реестр внесена запись о
прекращении деятельности предприятия в связи с его ликвидацией по решению
суда.
Сославшись на положения пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ, пункта 1
статьи 61 и пункта 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации
(далее - ГК РФ), пункта 2 статьи 127 и пункта 4 статьи 149 Закона о банкротстве, а
также на разъяснения, содержащиеся в пункте 48 Постановления N 29,
апелляционный
суд
указал,
что
вследствие
ликвидации
предприятия
рассмотрение апелляционной жалобы на судебный акт, вынесенный по делу о
банкротстве должника, прекратившего существование, стало невозможным.
Согласившись с выводами апелляционного суда, Арбитражный суд СевероЗападного округа оставил его определение без изменения.
Судебная коллегия по экономическим спорам отменила судебные акты
апелляционной и кассационной инстанций, указав, что в рассматриваемом случае
на основании положений пункта 3 статьи 49 ГК РФ на момент разрешения
апелляционной жалобы прекратилась правоспособность предприятия, при этом
ни
предприниматель
(истец),
ни
арбитражный
управляющий
(ответчик)
правоспособность не утратили.
Судебная коллегия по экономическим спорам также
указала, что
предприниматель, предъявивший требование о возмещении убытков в деле о
банкротстве, которое в рамках данного дела было рассмотрено судом первой
инстанции, лишен возможности после ликвидации должника обратиться с
аналогичным иском в общеисковом порядке в силу пункта 2 части 1 статьи 150
АПК РФ, которым установлен запрет на повторное рассмотрение тождественных
исков.
64
Учитывая, что возможность обжалования судебного решения и его
пересмотра в вышестоящей инстанции является одним из неотъемлемых
элементов права на судебную защиту и общепризнанным принципом организации
судебной системы и осуществления правосудия в правовом государстве, однако в
рамках дела о банкротстве в отсутствие объективных препятствий для
рассмотрения спора по существу суд апелляционной инстанции отказал
предпринимателю в проверке его доводов, касающихся противоправности
действий (бездействия) арбитражного управляющего, Судебная коллегия по
экономическим спорам пришла к выводу, что в данном случае прекращение
производства по жалобе предпринимателя лишило его возможности обжалования
в обычном (апелляционном и кассационном) порядке судебного акта, принятого
судом первой инстанции, и является, по сути, отказом в праве на судебную
защиту, что недопустимо 1.
Новым этапом в формировании судебной практики по рассмотрению
обособленных споров в деле о банкротстве, сложившейся в соответствии с
пунктом 48 Постановления N 29, стало Постановление Конституционного Суда
Российской Федерации (далее - Конституционный Суд) от 12.10.2015 N 25-П по
делу о проверке конституционности пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ в связи
с жалобой гражданина Д.А. Татарникова.
В названном Постановлении Конституционный Суд указал, что внесение в
реестр записи о ликвидации юридического лица в связи с его банкротством не
может служить основанием для прекращения производства в арбитражном суде
апелляционной инстанции по апелляционной жалобе конкурсного управляющего
на определение арбитражного суда первой инстанции, вынесенное о его правах и
обязанностях в деле о несостоятельности (банкротстве) данного юридического
лица; иное лишало бы указанных лиц права на обжалование таких определений,
то есть возможности реализации гарантированного статьей 46 (части 1 и 2)
Цветаева В.Н. Банкротство юридических лиц: Верховный Суд разъясняет/ В.Н. Цветаева // «Арсенал
предпринимателя». – 2015. – № 11. – С. 29
1
65
Конституции Российской Федерации права на защиту своих прав, нарушенных
судебными актами, что недопустимо 1.
Пункт 5 части 1 статьи 150 АПК РФ, предусматривающий полномочие
арбитражного суда прекратить производство по делу в случае, если он установит,
что организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована, признан
Конституционным
Судом
не
противоречащим
Конституции
Российской
Федерации, поскольку в системе действующего правового регулирования он не
препятствует арбитражному суду апелляционной инстанции рассмотреть по
существу и вынести решение по жалобе конкурсного управляющего на
определение арбитражного суда первой инстанции о признании незаконными его
действий (бездействия), совершенных при исполнении возложенных на него
обязанностей в рамках дела о банкротстве, в случае, когда во время
осуществления апелляционного производства в реестр вносится запись о
ликвидации организации-должника и на этом основании прекращается дело о
банкротстве.
Необходимо также отметить, что вопрос о процессуальной судьбе
обособленных споров, рассматриваемых в деле о банкротстве, возникает и в
случае прекращения производства по делу о банкротстве2.
Данный вопрос частично решен Пленумом ВАС РФ в пункте 19
Постановления от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах,
связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее - Постановление N 35), из
которого следует, что в случае, если в рамках дела о банкротстве суд рассмотрел
заявление об оспаривании сделки по правилам главы III.1 Закона о банкротстве,
заявление о привлечении лица к субсидиарной ответственности в порядке статьи
10 Закона о банкротстве или требование кредитора в порядке статей 71 или 100
названного Закона и принял по результатам его рассмотрения определение по
существу, то последующее прекращение производства по делу о банкротстве не
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.2015 N 25-П. [Электронный ресурс] //
СПС Консультант Плюс
2
Чупрова А.Ю. Ответственность за нарушение законодательства о банкротстве / А.Ю. Чупрова //«Международное
публичное и частное право». – 2011. – № 1. – С. 78-80
1
66
препятствует рассмотрению апелляционной или кассационной жалобы на
указанное определение, а также заявления о пересмотре в порядке надзора этого
определения. Если в таком случае суд вышестоящей инстанции отменит ранее
принятое определение, то названные заявления подлежат оставлению этим
вышестоящим судом без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи
148 АПК РФ1.
В отсутствие иного указания обособленные споры по рассмотрению
заявлений об оспаривании сделок, заявлений о привлечении к субсидиарной
ответственности в порядке статьи 10 Закона о банкротстве и требований
кредиторов считались исключением из общего правила, согласно которому в
связи с прекращением производства по делу о банкротстве прекращалось
производство и по обособленным спорам, рассматриваемым в указанном деле.
Очевидно,
что
подобная
практика
в
настоящее
время
подлежит
корректировке, так как вопрос о возможности прекращения производства по
апелляционной или кассационной жалобе на судебный акт, принятый по
результатам рассмотрения обособленного спора в деле о банкротстве, в случае
внесения в реестр записи о ликвидации должника, в каждом конкретном случае
должен
решаться
с
учетом
выводов,
содержащихся
в
Постановлении
Конституционного Суда от 12.10.2015 N 25-П и в Определении Судебной
коллегии по экономическим спорам от 23.03.2015 N 307-ЭС14-5320 по делу N
А05-2203/2008 Арбитражного суда Архангельской области 2.
В то же время необходимо учитывать, что в соответствии с пунктом 1
статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ «О
внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных
судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного
закона «О Верховном Суде Российской Федерации» разъяснения по вопросам
судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов
Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с
рассмотрением дел о банкротстве». [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
2
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от
23.03.2015 N 307-ЭС14-5320 по делу N А05-2203/2008 Арбитражного суда Архангельской области. [Электронный
ресурс] // СПС Консультант Плюс
1
67
арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до
принятия соответствующих решений Пленумом Верховного Суда Российской
Федерации.
Таким образом, разъяснения по вопросам судебной практики, данные
Пленумом ВАС РФ в пункте 48 Постановления N 29 и пункте 19 Постановления
N 35, сохраняют свою силу, поскольку Пленумом Верховного Суда Российской
Федерации иные решения по соответствующим вопросам пока не приняты.
Однако, учитывая актуальность данной проблемы, нет сомнения, что круг
обособленных споров, подлежащих рассмотрению в судах апелляционной и
кассационной инстанций, несмотря на завершение конкурсного производства и
внесение в реестр записи о ликвидации должника или прекращение производства
по делу о банкротстве, в ближайшее время будет определен.
68
Заключение
Современный
правовой
институт
банкротства
в
России
позволяет
обеспечить максимальное удовлетворение требований кредиторов на принципах
пропорциональности и очередности. Возникающие в результате применения
конкурсного производства макро – и микроэкономические проблемы, связанные с
сохранением бизнеса должника (соответственно, рабочих мест, экономических
интересов региона и т.д.) либо ликвидацией должника (соответственно, выбытием
из экономического оборота неэффективно работающих предприятий и проч.), в
настоящее время не рассматриваются в категории основных целей правового
регулирования банкротства. Субъективные права владения и управления
имуществом через принцип неприкосновенности собственности не могут иметь в
законном порядке высшую защиту, если имеются длительные просроченные по
времени долговые обязательства.
Основная черта процедуры банкротства состоит в том, что она преследуют
цель удовлетворения общих интересов кредиторов, в том числе и за счет
интересов отдельных кредиторов как индивидуальных истцов.
Данная работа была посвящена изучению правового положения должника
по законодательству о банкротстве юридических лиц. По итогам проведенных
исследований, обобщая полученные материалы и сведения, в качестве выводов
хотелось бы отметить следующие положения.
Несостоятельность (банкротство) – это признанная арбитражным судом
неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов
по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате
обязательных платежей, причем только та неспособность, которую признал
арбитражный суд
в соответствующем
решении.
Следует отметить,
банкротство еще является одним из способов ликвидации юридического лица.
Различают два вида прекращения юридических лиц:
1) реорганизацию (ст.57 ГК РФ);
что
69
2) ликвидацию (ст.61 ГК РФ). Ликвидация юридического лица – это его
прекращение, не влекущее возникновения новых юридических лиц. Одним из
оснований для ликвидации юридического лица является его несостоятельность
(банкротство). Возродившееся в нашей стране в период перехода к рыночным
отношениям
законодательство
о
банкротстве
восприняло
традицию
англосаксонской правовой системы, где банкротство понимается как синоним
несостоятельности. В целом законодательство о несостоятельности (банкротстве)
- одна из составных частей правового регулирования гражданского оборота и
обеспечения его нормального функционирования.
Законом предусмотрены следующие основные процедуры банкротства:
1. Наблюдение – процедура банкротства, применяемая к должнику в целях
обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового
состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения
первого собрания кредиторов.
2. Финансовое оздоровление – процедура банкротства, применяемая к
предприятию – должнику в целях восстановления его платежеспособности и
погашения задолженности в соответствии с графиком выплат. Финансовое
оздоровление вводится определением арбитражного суда на основании решения
собрания кредиторов.
3. Внешнее управление – это процедура в деле о банкротстве, применяемая
к должнику в целях восстановления его платежеспособности с передачей
полномочий по управлению должником внешнему управляющему. Помимо
внешнего
управления
имуществом
должника,
указанным
законом
предусматривалась процедура санации.
4. Конкурсное производство – процедура, применяемая в деле о банкротстве
к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения
требований кредиторов. Данная процедура вводится на 6 месяцев с возможностью
продления по ходатайству лица, участвующего в деле, не более чем на шесть
месяцев. Определение арбитражного суда о продлении срока конкурсного
70
производства подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в
порядке, установленном законом.
5. Мировое соглашение — процедура банкротства, применяемая на любой
стадии рассмотрения дела о банкротстве в целях прекращения производства по
делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и
кредитором. Мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о
прекращении судебного спора на основе взаимных уступок. Его суть состоит в
окончании процесса путем мирного урегулирования спора, т. е. достижения
определенности в отношениях между сторонами на основе свободного
волеизъявления самих сторон.
Основным документом, регламентирующим процесс банкротства на
территории Российской Федерации является Федеральный Закон Российской
Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. №127- ФЗ,
который устанавливает основания для признания должника несостоятельным
(банкротом),
регулирует
предупреждению
порядок
и
несостоятельности
условия
осуществления
(банкротства),
порядок
и
мер
по
условия
проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при
неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.
Проведенное
исследование
позволило
детально
изучить
правовое
положение должника по законодательству о банкротстве юридических лиц.
Кроме, того были изучены признаки и сущность должника как субъекта
конкурсных отношений, определены основные направления совершенствования
правового положение должника по законодательству о банкротстве юридических
лиц.
В работе представлены материалы из периодических изданий, отражающие
современные изменения правил процедуры банкротства, а также изменения в
законодательстве, касающиеся банкротства.
71
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и судебная практика
1.
Конституция Российской Федерации от 12.12.1993. [Электронный ресурс]
// СПС Консультант Плюс
2.
Гражданский
кодекс
Российской
Федерации
(ГК
РФ).
Часть
I.
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
3.
Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 (ред. 29.07.2017) «О
несостоятельности
(банкротстве)».
[Электронный
ресурс]
//
СПС
Консультант Плюс
4.
Федеральный закон «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных
товаропроизводителей» от 09.07.2002 N 83-ФЗ (в редакции от 21.07.2014).
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
5.
Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых
процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».
[Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
6.
Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах
по денежным обязательствам в деле о банкротстве». [Электронный ресурс]
// СПС Консультант Плюс
7.
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря
2004 г. N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального
закона «О несостоятельности (банкротстве)». [Электронный ресурс] // СПС
Консультант Плюс
8.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 150 «Обзор
практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с
отстранением конкурсных управляющих». [Электронный ресурс] // СПС
Консультант Плюс
9.
Постановление
Конституционного
Суда
Российской
Федерации
12.10.2015 N 25-П. [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
от
72
10.
Определение Арбитражного суда Орловской области от 14 марта 2016
года. [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
11.
Определение Арбитражного суда Орловской области по делу № А483685/2016 от 30 ноября 2017 года. [Электронный ресурс] // СПС
Консультант Плюс
12.
Определение Арбитражного суда Орловской области от 24.02.2016 г. по
делу № А48-6138/2015. [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
13.
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного
Суда Российской Федерации от 23.03.2015 N 307-ЭС14-5320 по делу N
А05-2203/2008 Арбитражного суда Архангельской области. [Электронный
ресурс] // СПС Консультант Плюс
14.
Постановление Пленума от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах,
связанных
с
введением
в
действие
ФЗ
«О
несостоятельности
(банкротстве)». [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс
Специальная литература
1.
Безбородова Т.И. Проблемы эффективности финансового оздоровления
несостоятельных организаций // Юрист. - 2015. - № 10. - С. 14 - 19.
2.
Белых В.С. Концептуальная основа нового Закона о несостоятельности /
В.С. Белых // Бизнес, менеджмент и право. - 2014. - № 2. - С. 68-75.
3.
Егоров Д.В. Продажа предприятия при несостоятельности (банкротстве)
должника. Зарубежный опыт // Международное публичное и частное право.
- 2014. - № 2. - С. 23 - 26.
4.
Жукова Т.М. Особенности финансового оздоровления при банкротстве
юридических лиц // Вестник Пермского университета. - 2014. - № 3. - С. 95 100.
5.
Зайцева В.В. Несостоятельность и банкротство в современном российском
праве // Право и экономика. - 2015. - № 5. - С. 13-18.
73
6.
Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов при проведении
конкурсного производства // Юрист. - 2017. - №4. - С.77-80.
7.
Космачева Т.К. Обеспечительные восстановительные мероприятия на этапе
внешнего управления // Юрист. - 2017. - № 4. - С. 40 - 46.
8.
Москалева О.А. Категория неплатежеспособности в конкурсном праве
России / О.А. Москалева // Предпринимательское право. - 2014. - № 4. - С.
9-14.
9.
Попондопуло В.Ф. Проблемы совершенствования законодательства о
несостоятельности (банкротстве) // Правоведение. - 2014. - № 3. - С. 32-42.
10.
Попондопуло В.Ф. Процедуры банкротства и обеспечение интересов
кредиторов // Предпринимательское право. - 2016. - № 2. - С. 12-16.
11.
Самохвалова Н.В. Понятия «несостоятельность» и «банкротство» в
цивилистической теории и законодательстве / Н.В. Самохвалова //
Российский судья. - 2015. - № 10. - С. 14 - 17.
12.
Сахапов Ю.З., Хисамов А.Х. К вопросу о совершенствовании механизмов
несостоятельности (банкротства) в арбитражном процессе // Вестник
гражданского процесса. - 2016. - № 5. - С. 33 - 40.
13.
Свириденко О.М. Институт несостоятельности (банкротства) в системе
гражданского права // Журнал российского права. - 2015. - № 1. - С. 39 - 46.
14.
Скворцов О.Ю. Теоретические и практические проблемы применения
процедуры финансового оздоровления
в деле
о несостоятельности
(банкротстве) // Известия вузов. Правоведение. - 2016. - № 2. - С. 93 - 100.
15.
Умань И.Н. Финансовое оздоровление как реабилитационная процедура,
условия, порядок и процессуальные проблемы его применения при
банкротстве юридических лиц // Российский судья. - 2014. - № 5. - С. 34 37.
16.
Шишмарева Т.П. Конкурсное производство: понятие и признаки // Вестник
гражданского процесса. - 2017. - № 1. - С. 87 - 101.
17.
Ярков В.В. Правовая природа и источники конкурсного производства //
Гражданский и арбитражный процесс. - 2014. - № 11. - С. 18-26.
74
18.
Адамова В.Б., Марков П.А., Спахова Н.М. Проблемные вопросы практики
применения законодательства о банкротстве // Вестник Арбитражного суда
города Москвы, 2016, № 4.
19.
Аминов
Е.Р.
Особенности
соглашения
о
новации
в
процедуре
несостоятельности (банкротства) (Начало) // Арбитражный и гражданский
процесс, 2014, № 5.
20.
Ванеев А., Макарова Е., Пестриков В. Антикризисные изменения
законодательства о банкротстве // Корпоративный юрист, 2016, № 4.
21.
Глуховская Э. Банкротство как средство // ЭЖ-Юрист, 2014, № 27.
22.
Глушков Е.Л. История развития института несостоятельности (банкротства)
предприятий в России // История государства и права, 2015, № 5.
23.
Шишмарева Т.П. Соотношение процедур ликвидации и прекращения
правоспособности юридического лица // Законы России: опыт, анализ,
практика. – 2015. – № 6. – С. 51 - 55.
24.
Бобылева А.З. Финансовое оздоровление фирмы: Теория и практика: Учеб.
Пособие. - М.: Дело, 2015. - 256 с.
25.
Гончаров А.И., Барулин СВ., Терентьева М.В. Финансовое оздоровление
предприятий: Теория и практика. - М: Ось-89, 2014. - 544 с.
26.
Пасько Е.А., Кузьменко В.В. Стратегические аспекты финансового
оздоровления организации. // Сборник научных трудов СевКавГТУ. Серия
«Экономика». № 6, 2016.
27.
Сёмина
А.Н.
Банкротство:
вопросы
правоспособности
должника
-
юридического лица: Научно-практическое издание. - М.: Экзамен, 2015.-224
с.
28.
Черникова Ю.В., Юн Б.Г., Григорьев В.В. Финансовое оздоровление
предприятий: теория и практика: Учеб.-практич. Пособие. - М.: Дело, 2015.616 с.
29.
Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве
// Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. Специальное приложение. 2015. -№ 3. - С. 96 12.
75
30.
Витрянский
В.В.
Развитие
российского
законодательства
о
несостоятельности (банкротстве) и практики его применения // Российскобританский семинар судей по вопросам банкротства: Прилож. к «Вестнику
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». - 2016. - № 3. - С. 47.
13.
31.
Дихтяр А.И., Волкова Н.А. Банкротство: внешнее управление имуществом
должника - юридического лица (сравнительный анализ по конкурсному
праву России) // Юрист. - 2014. - № 12. - С. 44 - 49. 24.
32.
Интервью
Т.И.
Трефиловой
журналу
«Антикризисное
и
внешнее
управление» // Антикризисное и внешнее управление. - 2014. - № 1. - С. 5 7. 35.
33.
Оленина
А.Е.
Внешнее
управление
как процедура
банкротства
//
Аудиторские ведомости. - 2015. - № 3. - С. 17 - 23. 54.
34.
Хворов А. Проблемы проведения процедуры внешнего управления //
Антикризисное и внешнее управление. - 2014. - № 2. - С. 45 - 47.
35.
Хоуман М. Внешнее управление // Вестник ВАС РФ. Специальное
приложение к№ 3.-2015. -С. 79 -81.
36.
Масевич М.Г., Орловский Ю.П., Павлодский Е.А. Комментарий к
Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». - Журнал
«Право и экономика №7 - М.: ЗАО «Юридический Дом Юстицинформ»,
2014 с. 18.
37.
Свит
Ю.
Восстановительные
процедуры
-
способ
предотвращения
банкротства// Российская юстиция. - 2015. - № 3.
38.
Карелина, С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства):
учебно-практическое пособие / С.А. Карелина. - М. : Волтерс Клувер, 2016.
- 360 с.
39.
Колиниченко,
Е.А.
Недействительность
сделок
должника
при
несостоятельности (банкротстве) в Великобритании, США, Германии,
Франции,
России
/
Е.А.
Колиниченко
//
Актуальные
проблемы
76
гражданского права. Вып. 5.: сборник статей. - М.: Статут, 2016, - С. 291339.
40.
Кораев, К.Б. Новеллы законодательства о банкротстве: оспаривание сделок
должника / К.Б. Кораев // Безопасность бизнеса. - 2014. - № 3. - С.21-25.
41.
Эрлих, М. Е. Признание сделок должника недействительными как средство
удовлетворения
требований
кредиторов
и
восстановления
платежеспособности / М. Е. Эрлих // Законодательство. - 2015. - № 5. - С.
31-40.
42.
О. М. Свириденко, А. К. Большова. Арбитражная практика по делам о
несостоятельности (банкротстве) организаций. – ЮД Юстицинформ, 2015 с.
362
43.
Семенихин В.В. Банкротство организации. Возможные пути выхода из
кризиса / В.В. Семенихин // «Финансовая газета». – 2015. – № 7. – С. 14-17
44.
Бадахова Л. Р. Некоторые аспекты банкротства граждан в России / Л.Р.
Бадахова // «Общество и право». – 2015. – № 4. – С. 283-285.
45.
Кораев К.Б. Основная идея законодательства о банкротстве гражданина /
К.Б. Кораев // «Российская юстиция». – 2014. – № 7. – С. 10-13.
46.
Панина И.Ю., Корюкаева Т.Г. Реализация имущества должника / И.Ю.
Панина, Т.Г. Крюкова // «Арбитражный управляющий». – 2015. – № 5. – С.
3-4.
47.
Телюкина М.В. Проблема правовой регламентации освобождения от долгов
при банкротстве / М.В. Телюкина // «Предпринимательское право». – 2015.
– № 4. – С. 14-17
48.
Цветаева В.Н. Банкротство юридических лиц: Верховный Суд разъясняет/
В.Н. Цветаева // «Арсенал предпринимателя». – 2015. – № 11. – С. 29
49.
Чупрова
А.Ю.
Ответственность
за
нарушение
законодательства
о
банкротстве / А.Ю. Чупрова //«Международное публичное и частное
право». – 2011. – № 1. – С. 78-80
77
50.
Ващенко Ю.С. К вопросу о соотношении понятий «несостоятельность» и
«банкротство» в истории законодательства и отраслях права // Гражданское
право. – 2016. – № 2. – С. 9 - 13.
51.
Кузнецов С.А. Основные проблемы правового института несостоятельности
(банкротства): монография. – М., 2015. – 304 с.
52.
Попондопуло В.Ф. Банкротство. Правовое регулирование: Науч.-практ.
пособие. – М., 2016. – 432 c.
53.
Ткачев В.Н. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности
(банкротства) в России: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2017. –
211 с.
54.
Витрянский В.В. Банкротство граждан, не являющихся индивидуальными
предпринимателями // Хозяйство и право. – 2015. – № 4. – С. 16-23.
55.
Карелина С.А., Фролов И.В. Институт банкротства граждан в РФ:
достоинства и недостатки правовой модели регулирования / Сборник
научных статей III Международной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы предпринимательского и корпоративного права в
России и за рубежом» (25 апреля 2016 года, г. Москва) / Под общ. ред. С.Д.
Могилевского, М.А. Егоровой. – М., 2016.– С.278-281.
56.
3абуга И.А. Правовая природа плана внешнего управления. // Проблемы
понимания
права
и
государства.
Материалы
научно-практической
конференции (19 сентября 2014 г.). - Ставрополь: Ставропольсервисшкола,
2014. – С. 27-30
57.
Кораев, К.Б. Новеллы законодательства о банкротстве: оспаривание сделок
должника / К.Б. Кораев // Безопасность бизнеса. - 2014. - № 3. - С.21-25.
58.
Вершинина, Е.В. Классификация недействительных сделок в России и
Франции: сравнительно-правовой анализ / Е.В. Вершинина, Ю.А. Стахеева
// Вопросы международного частного, сравнительного и гражданского
права, международного коммерческого арбитража: liber amicorum в честь
А.А. Костина, О.Н. Зименковой, Н.Г. Елисеева: сборник статей. - М.:
Статут, 2013. - С. 53-64.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа