close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Андрусов Денис Владимирович. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки __40.03.01___
направленность (профиль): гражданское право и процесс
Студент Андрусова Дениса Владимировича
шифр 090613
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
Гражданско-правовая ответственность за вред, причинённый источником
повышенной опасности
Студент ___________________ Андрусов Д.В.
Руководитель _______________ к.ф.н., доцент Гущина Т.В.
Рецензент __________________ к.ю.н., доцент, Резникова Е.В.
Зав. кафедрой _______________ к.ю.н., доцент Волков В.Н.
Орёл 2018
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Факультет (институт) Юридический институт
Кафедра Гражданского процесса
Направление подготовки (специальность) 40.03.01
Направленность (профиль) Гражданское право и процесс
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
________ (Волков В.Н.)
(подпись)
«__»__________20____г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы*
студента Андрусова Дениса Владимировича шифр 090613
Тема ВКР: Гражданско-правовая ответственность за вред, причинённый
источником повышенной опасности.
Утверждена приказом по университету от «07»декабря 2017г. № 2-3557
2. Срок сдачи студентом законченной работы «05» июня 2018 г.
3. Исходные данные к работе действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет ресурсы.
4. Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов)

Исследовать понятие источника повышенной опасности

Провести соотношение понятий «источник повышенной опасности»
и «деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих»

Изучить понятие владельца источника повышенной опасности и
особенности его ответственности

Проанализировать институт возмещения вреда, причиненного
источником повышенной опасности

Изучить проблемы реализации права потерпевшего на получение
страховой выплаты при повреждении здоровья источником повышенной
3
опасности.

Выявить основания освобождения от ответственности за вред,
причиненный источником повышенной опасности
Дата выдачи задания« 10 » декабря 2017 г.
Руководитель ВКР_______________
Задание принял к исполнению_______________
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов
ВКР
Подбор материалов по теме ВКР
Составление списка нормативноправовых актов.
Формирование плана
исследования. Введение работы.
Формулировка целей, задач
исследования
Работа над первой главой
исследования
Работа над второй главой
исследования
Анализ судебной практики
Работа над заключением
исследования.
Доработка ВКР до окончательного
варианта
Представление работы на кафедру
Студент _______________
Руководитель ВКР________________
Срок выполнения
этапов работы
10.12.2017 – 31.12.2017
01.01.2018 – 01.02.2018
01.02.2018 – 01.03.2018
01.03.2018 – 01.04.2018
01.04.2018 – 01.05.2018
01.05.2018 – 10.05.2018
10.05.2018 – 01.06.2018
01.06. 2018 – 07.06.2018
Примечание
4
Аннотация
Выпускная квалификационная работа на тему «Гражданско-правовая
ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Андрусов Денис Владимирович
Руководитель: к.ф.н., доцент Гущина Т.В.
Объем работы: 76 страниц
Ключевые слова: источник повышенной опасности, деятельность,
создающая повышенную опасность для окружающих, возмещение вреда,
деликт,
деликтная
ответственность,
основания
освобождения
от
ответственности
Краткая характеристика работы:
Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав,
заключения, библиографического списка.
Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности, цель и
задачи исследования, его объект и предмет и другие необходимые элементы.
В первой главе исследуется сущность ответственности за причинение
вреда источником повышенной опасности
Во второй главе анализируются правоприменительные аспекты института
возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности.
В заключении сделаны основные выводы и предложения по теме выпускной
квалификационной работы.
Результаты исследования: в работе проведен комплексный анализ
спорных вопросов, возникающих в теории гражданского права и
правоприменительной деятельности судов, связанных с возмещением вреда,
причиненного источником повышенной опасности.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций по
совершенствованию российского законодательства, так и в плане использования
материалов работы в учебных целях.
5
Содержание
Введение……………………………….……………………………………….…….6
Глава 1. Сущность ответственности за причинение вреда источником
повышенной опасности……………….……………………………………………10
1.1 Понятие источника повышенной опасности……………………...…….…….10
1.2 Соотношение понятий «источник повышенной опасности» и «деятельность,
создающая повышенную опасность для окружающих»…………………….…...24
1.3 Понятие владельца источника повышенной опасности и особенности его
ответственности………………………………………………………………….…35
Глава 2. Правоприменительные аспекты института возмещения вреда,
причиненного источником повышенной опасности…………………….…….…46
2.1 Институт возмещения вреда, причиненного источником повышенной
опасности……………………………………………………………………………46
2.2 Проблемы реализации права потерпевшего на получение страховой
выплаты
при
повреждении
здоровья
источником
повышенной
опасности……………………………………………………………………………54
2.3 Основания освобождения от ответственности за вред, причиненный
источником повышенной опасности……………………………...………………59
Заключение………………………………………………………………………….68
Список использованной литературы………………………………………………..71
6
Введение
Актуальность
исследования.
Важнейшие
вопросы
деликтной
ответственности в гражданских правоотношениях остаются актуальными
в
течение всего развития права.
Исследуя проблемы деликтной ответственности необходимо иметь в виду,
что данная вид ответственности является разновидностью юридической
ответственности, возникающей в связи с причинением вреда в результате
гражданского правонарушения (деликта) и заключающейся в наиболее полном
возмещении
причиненного
вреда,
институтом
гражданского
права,
позволяющим адекватно восстановить нарушенные права и интересы лиц.
Условия привлечения к гражданско-правовой ответственности обычно названы
непосредственно в нормах закона. Иногда их называют составом гражданского
правонарушения с включением в него объекта, субъекта, объективной и
субъективной стороны. в гражданском праве обычно речь идет о едином
основании ответственности и нескольких условиях. В числе последних
традиционно выделяют: 1) противоправность; 2) вину; 3) ущерб (вред); 4)
причинно-следственную связь между действием и вредными последствиями.
Таков классический подход к решению этого вопроса в гражданском праве.
Деликтная
ответственность
традиционно
является
обособленным
институтом гражданского права. Ей присущи свои особенности, которые в
первую очередь выражаются в значительном преобладании в ее составе
императивных норм.
Как известно, причинение вреда может быть построено на безвинных
началах, т.е. на принципе "ответственности без вины", например владельца
источника повышенной опасности, за исключением непреодолимой силы и
"злого" умысла потерпевшего.
В ряде случаев при причинении вреда источником повышенной опасности
вина
не
является
условием
применения
мер
ответственности,
такая
ответственность иногда рассматривается как ответственность "на началах
риска".
7
Актуальность исследования обусловлена и тем обстоятельством, что до
настоящего времени отсутствует легальное определение юридического понятия
"источник повышенной опасности", что приводит к его различному пониманию
как самим законодателем, так и в научных кругах, не все аспекты проблемы
возмещения
вреда,
причиненного
источником
повышенной
опасности,
достаточно полно разработаны в науке гражданского права. Многие являются
дискуссионными, некоторые вообще не нашли отражения в научных
исследованиях по рассматриваемой проблеме.
Кроме того, в последнее время отмечается бурное развитие техники и
естественных наук, и, соответственно, появление новых видов источников
повышенной опасности и сфер осуществления деятельности, создающей
повышенную опасность для окружающих. Впрочем, возрастает применение и
традиционных источников повышенной опасности.
Степень разработанности темы. В цивилистической доктрине проблема
гражданско-правовой ответственности за вред, причинённый источником
повышенной
опасности,
получила
определенное
освещение,
включая
практические предложения по ее разрешению. Проблемы, связанные с данным
правовым институтом, освещаются в работах таких ученых, как Абрамов В.В.,
Антимонов В.С., Антонов С.Н., Болдинов В.М., Гончарова М., Гринберг М.С.,
Ершов О.Г., Виноградов М.В., Захаров М.Л., Каменева З.В., Камышанский
В.П., Карапетов А.Г., Фетисова Е.М., Матвиенко С.В., Бондаревская М.В.,
Колоколов Н., Колоколов Н.А., Корма В.Д., Короткова О.И., Красавчиков О.А.,
Кривцов А.С., Крыжановская А.А., Сагрунян В.М., Соколова Е.В., Соломин
С.К., Соломина Н.Г., Сушина Т.Е., Тархов В.А., Тихомирова Л.В., Тихомиров
М.Ю., Туршук Л.Д., Чорновол Е.П., Шевченко А.С., Шевченко Г.Н., Шишкин
С.К., Ярошенко К.Б.
Цель исследования – провести комплексный анализ спорных вопросов,
возникающих
в
теории
деятельности
судов,
гражданского
связанных
источником повышенной опасности.
с
права
и
возмещением
правоприменительной
вреда,
причиненного
8
Поставленная цель определила следующие задачи:

Исследовать понятие источника повышенной опасности

Провести соотношение понятий «источник повышенной опасности»
и «деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих»

Изучить понятие владельца источника повышенной опасности и
особенности его ответственности

Проанализировать институт возмещения вреда, причиненного
источником повышенной опасности

Изучить проблемы реализации права потерпевшего на получение
страховой выплаты при повреждении здоровья источником повышенной
опасности.

Выявить основания освобождения от ответственности за вред,
причиненный источником повышенной опасности
Объект исследования - общественные отношения, возникающие по
поводу возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности и
обязанности его возмещения.
Предмет исследования - гражданско-правовая ответственность за вред,
причинённый источником повышенной опасности в соответствии с российским
законодательством.
Методологической
базой
данного
исследования
является
использование отдельных методов общенаучного и частнонаучного характера.
Общенаучные
методы
представлены
эмпирическим
наблюдением
за
современным этапом развития общественных отношений в исследуемой
области. Частнонаучные методы в нашем исследовании представлены анализом
нормативной базы и практики ее применения.
Нормативно-правовую
базу
исследования
составили
положения
российского законодательства, главным образом положения ГК РФ, ГПК РФ,
положения исследования иллюстрируются примерами отечественной судебной
практики.
Научная
новизна
и
9
практическая
значимость.
В
выпускной
квалификационной работе комплексно исследуются проблемы, связанные с
вопросами гражданско-правовой ответственности за вред, причинённый
источником
повышенной
опасности
в
соответствии
с
российским
законодательством. По результатам проведенной работы сформулированы
предложения,
которые
могут
быть
использованы
для
дальнейшей
теоретической разработки данного института, а также в правотворческой и
правоприменительной деятельности.
Структура работы. Выпускная квалификационная
работа состоит из
введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и
приложений.
10
Глава 1. Сущность ответственности за причинение вреда
источником повышенной опасности
1.1 Понятие источника повышенной опасности
В рамках отечественной теории гражданско-правовой ответственности
обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной
опасности,
выступает
тем
редким
случаем
(исключением),
который
ограничивает действие принципа ответственности за виновное деяние,
рассматриваемого на протяжении многих десятилетий как непоколебимое
начало. Вместе с тем выявить исключения в действии той или иной правовой
конструкции означает не что иное, как обозначить ее недостатки, которые
должны были посеять сомнения в рядах правоведов относительно либо
незыблемости самого принципа ответственности за вину, либо природы тех
случаев, которые принято называть исключениями из общего правила.
Соломин С.К., Соломина Н.Г. пишут: «Существование обязательства по
возмещению
вреда,
причиненного
источником
повышенной
опасности,
обеспечено определенным набором сущностных признаков, позволяющих
выделить его в системе деликтных обязательств. Один из таких признаков
связан с характеристикой орудия причинения вреда, в качестве которого в
генеральном деликте выступает фактический причинитель вреда - субъект
гражданского оборота. На него в конечном счете и возлагается обязанность по
возмещению вреда»1.
Понятно, что «данный признак не является конститутивным для
обязательств из причинения вреда, а выступает общим правилом определения
лица, обязанного возместить вред, - правилом, которое в рамках специальных
деликтов развивается и уточняется в зависимости от специфики отношений,
подпадающих под их действие. Например, в случае причинения вреда
работником юридического лица обязанность по его возмещению возлагается на
юридическое лицо, несмотря на то, что фактически вред был причинен лицом
Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. N 12. С.
82
1
11
физическим - работником этого юридического лица. При причинении вреда
малолетним
(неделиктоспособным)
вред
возмещается
его
законным
представителем. Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на
законного представителя и в том случае, когда несовершеннолетний в возрасте
от четырнадцати до восемнадцати лет (деликтоспособный) не имеет доходов
или иного имущества, достаточного для возмещения причиненного им вреда. В
подобных ситуациях вред возмещается лицами, которые его не причиняли, но
по тем или иным причинам обязаны его возместить»1.
Закон предусматривает и такие случаи, когда специфика обязательства по
возмещению вреда связана с указанием не на субъект, на которого могла быть
возложена обязанность по возмещению вреда, фактически причиненного
другим лицом, а на источник возмещения. Так происходит при причинении
вреда государственными органами, органами местного самоуправления, а также
их должностными лицами, незаконными действиями органов дознания,
предварительного
следствия,
прокуратуры
и
суда.
Здесь
вред
может
возмещаться за счет казны Российской Федерации, субъекта Российской
Федерации или муниципального образования.
Из приведенных примеров видно, что источник возмещения вреда не
связан с лицом, фактически причинившим вред. Однако эти специальные
деликты объединяет то, что основанием возникновения охранительного
обязательства выступает поведение конкретного лица (или лиц), которое с
позиции закона считается правонарушением либо поведением, достаточным
для возникновения соответствующего охранительного правоотношения.
Специфика еще одного специального деликта - института причинения
вреда источником повышенной опасности - проявляется как в части субъекта,
обязанного возместить вред (в качестве такового выступает владелец источника
повышенной
опасности),
так
и
в
части
орудия
причинения
вреда
(непосредственно источника повышенной опасности). Эти особенности влияют
на
1
основание
возникновения
обязательства
по
возмещению
Кривцов А.С. Общее учение об убытках // Вестник гражданского права. 2015. N 5. С. 157
вреда,
12
причиненного деятельностью, связанной с повышенной опасностью для
окружающих. В данном случае нет фактического причинителя вреда: вред
причиняется не субъектом, а источником повышенной опасности. Иначе
говоря, по общему правилу ни характеристика лица (владельца источника
повышенной опасности), ни характеристика его поведения не имеют значения
для возникновения данного обязательства. Значение приобретает только сам
источник
повышенной
опасности,
который
способен
причинить
вред.
Соответственно, наличие вреда и есть основание возникновения обязательства
по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности
(деятельностью, связанной с повышенной опасностью для окружающих).
Судебная практика последовательно проводит идею о том, что источник
повышенной опасности - это деятельность.
Несмотря на то, что «с позиции разъяснений высших судебных органов
существо этой деятельности выглядит весьма сомнительно, эти же судебные
органы указывают на то, что вред считается причиненным источником
повышенной опасности, если он явился результатом либо его действия, либо
проявления его вредоносных свойств (абз. 4 п. 18 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие
причинения вреда жизни или здоровью гражданина")»1.
Обратимся к наиболее частому в судебной практике примеру действия
источника повышенной опасности - движению автомобиля. Если движение есть
пример действия, то непосредственно автомобиль должен быть источником
повышенной опасности. Однако автомобиль является не деятельностью, а
объектом гражданских прав. Вероятнее всего, источником повышенной
опасности будет не сам автомобиль, а его эксплуатация 2. А значит, действием
См.: Бюллетень ВС РФ. 2010. N 3.
Вообще, термин "эксплуатация" использовался представителями всех концепций источника повышенной
опасности, в том числе в судебной практике для характеристики лица, выступающего в качестве владельца
источника повышенной опасности. Согласно Постановлениям 1986 и 1994 гг. "под владельцем источника
повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих эксплуатацию
источника повышенной опасности...". Подробнее см.: Постановление Пленума ВС СССР от 05.09.1986 N 13 "О
судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Сборник
1
2
13
такого источника будет движение эксплуатируемого автомобиля, которое
может
быть
обусловлено
как
движением
работающего
автомобиля,
находящегося под управлением водителя, так и его самопроизвольным
движением.
Считается, что «вред проходящему мимо пешеходу, причиненный
открываемой пассажиром дверцей стоящего автомобиля, возмещается на общих
основаниях»1. Выходит, что открытие (а равно закрытие) дверей автомобиля не
включается
в
понятие
"эксплуатация
автомобиля".
Отсюда
возникает
необходимость в уяснении его содержания, поскольку вред может быть
причинен не только автомобилем, находящимся в движении, но и выхлопными
газами стоящего на месте автомобиля с работающим двигателем. Следует ли в
этом случае рассматривать отравление человека выхлопными газами как вред,
причиненный эксплуатируемым автомобилем, или перед нами причинение
вреда работающим двигателем (механизмом) - источником повышенной
опасности, а не эксплуатируемым автомобилем? Может быть, вред причинен
продуктом сгорания бензина? Вполне вероятно, что эта ситуация аналогична
открываемой двери автомобиля и исключает применение ст. 1079 ГК РФ.
Если во главу угла ставить какие-либо сложные механизмы, то и
открываемая
пассажиром
дверь
может
быть
снабжена
различными
электрическими доводчиками. Более того, сегодня открытие дверей не всегда
сопровождается воздействием мышечной силы человека: некоторые из них
открываются и закрываются автоматически, посредством нажатия кнопки. В
итоге категория "источник повышенной опасности" приобретает качество
оценочной, а квалификация той или иной конкретной ситуации становится
зависимой от позиции суда и субъективного мнения судьи, в основу которого
могут быть положены как доказательства, представленные сторонами, так и его
постановлений Пленума ВС СССР (1924 - 1986). М., 1987; Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3 "О
судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Бюллетень ВС РФ.
1994. N 7. Естественно, что нельзя осуществлять эксплуатацию деятельности (а ведь высшая судебная
инстанция вела речь именно о том, что источник повышенной опасности - это деятельность), но можно
осуществлять эксплуатацию вещей, будь то автомобиль, предприятие и т.п.
1
См.: абз. 4 п. 18 Постановления N 1.
14
собственное мнение о том, что является источником повышенной опасности.
Что касается признаков источника повышенной опасности, сформулированных
в п. 18 Постановления Пленума N 1, то вряд ли они могут восприниматься как
объективные:
одному
судье
лежащие
на
земле
грабли
кажутся
неподконтрольными человеку, а для другого работа химического завода,
требующая соблюдения огромного числа нормативов, выступает примером
жесткого и всеобъемлющего контроля со стороны человека. Более того,
рассмотрение этих признаков по существу показало их недостоверность, что
исключает возможность их применения по назначению.
Можно согласиться с утверждением
Чорновола Е.П., что «любое
причинение вреда является изъяном нормального течения гражданского
оборота. Выражение своей воли с целью причинить вред другому лицу или его
имуществу выходит за пределы принципа беспрепятственного осуществления
гражданских прав.
При регулировании гражданских отношений закон
основывается на предположении, что ситуаций, связанных с целенаправленным
волевым причинением вреда, не возникнет»1.
Однако существуют такие сферы жизнедеятельности, в которых
вероятность причинения вреда достаточно высока, а само оно не ставится в
зависимость от наличия волевого неправомерного поведения других лиц.
Напротив, опасность причинения вреда, не связанная с психическим
состоянием окружающих лиц, является порождением той обстановки, в
которой находится субъект права или его имущество. Субъекты гражданского
права, попадая в такую обстановку, исходят из предположения, что им или
принадлежащему им имуществу может быть причинен вред. Именно
основанная на этом предположении большая степень вероятности причинения
вреда исключает из числа орудий его причинения непосредственно субъектов
права: государство не может существовать, если каждый из его субъектов будет
потенциально опасен. В свою очередь, потенциально опасная обстановка не
Чорновол Е.П. Гражданско-правовой институт предупреждения причинения, возмещения и компенсации
вреда: понятие и система // Актуальные проблемы российского права. 2015. N 4. С. 146
1
15
может сводиться к простой совокупности объектов гражданских прав, в том
числе вещей, пусть даже расставленных в каком-либо определенном порядке.
Значение приобретает характер использования данных объектов, в ходе
которого
формируется
некая
повышенно
опасная
подвижная
среда,
приобретающая форму деятельности, создающей повышенную опасность для
окружающих (источника повышенной опасности). Это означает, что из
повышенной вероятности причинения вреда исходит не только лицо,
попадающее в потенциально опасную обстановку, но и лицо, создающее такую
обстановку в рамках нормального течения гражданского оборота. Иными
словами, мы ведем речь о повышенной вероятности причинения вреда как об
объективной категории, когда каждая из сторон потенциально опасной
обстановки допускает возможность причинения вреда.
Повышенно опасная подвижная среда не может быть сведена к одному
действию в значении, например, "летящий камень". Действие в подобном
значении соответствует слову "движение", а с позиции гражданского права
движение предмета материального мира без того субъекта, который привел его
в движение, не поддается самостоятельной оценке. Соответственно, и вред,
причиненный попаданием камня в окно, будет рассматриваться исключительно
в контексте поведения субъекта, бросившего этот камень. В то же время вред,
причиненный летящим камнем в повышенно опасной подвижной среде,
подлежит квалификации как вред, причиненный источником повышенной
опасности, причем таким источником выступит не сам летящий камень, а та
повышенно опасная подвижная среда, в рамках которой происходил его полет.
Соломин С.К. утверждает, что «повышенно опасная подвижная среда
представляет собой определенную обстановку (оболочку, сферу), нахождение в
которой, а равно в непосредственной близости с которой людей и/или
имущества физических или юридических лиц создает повышенную вероятность
причинения им имущественного вреда»1.
Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. N 12. С.
82
1
16
Такая среда не может быть сведена и к совокупности действий
(движений) предметов материального мира. Она состоит из определенного
числа
элементов,
каждый
из
которых
может
стать
первопричиной
возникновения вреда и найти свое внешнее выражение в движении одних
предметов материального мира или в проявлении свойств других. Однако
только
их
сочетание,
формированию
взаимосвязь
повышенно
и
опасной
взаимодействие,
подвижной
приводящее
среды,
к
позволяют
характеризовать имущественный вред, возникший вследствие проявления
любого ее элемента, как вред, причиненный источником повышенной
опасности. При этом важно помнить, что «деятельность, связанная с
повышенной опасностью для окружающих, не является деятельностью
субъекта гражданского права, хотя именно деятельность субъекта выступает
основой формирования источника повышенной опасности (и повышенно
опасной подвижной среды; деятельности, связанной с повышенной опасностью
для окружающих). Такой источник повышенной опасности возникает при
наличии активных действий со стороны субъекта»1.
Например, строительная деятельность организации по возведению
многоэтажного дома формирует повышенно опасную подвижную среду строительство (возведение) дома.
Данный
источник
повышенной
опасности
прорисовывается
в
пространстве в виде конкретной территории для строительства, на которую
завозятся строительные материалы, специальные механизмы, иные орудия
труда, проводится электроэнергия и т.д. Все это отдельные элементы источника
повышенной опасности. В процессе проведения строительных работ какие-то
из этих элементов (топливо, строительные материалы) исчезают, иные же
переходят из одного качественного состояния в другое (скажем, песок и цемент
образуют раствор). Кроме того, появляются новые элементы: вырытый
котлован, залитый фундамент, возведенная коробка будущего строения и т.д.
Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. N 12. С.
84
1
Таким
образом,
формируется
17
некая
сложная
система
(совокупность
разнопорядковых, неоднородных элементов), которая в конечном счете должна
предстать в виде конкретного дома. Однако до тех пор, пока не получен
окончательный результат строительных работ, строительство всегда сопряжено
с повышенной опасностью причинения вреда как лицам, выполняющим
соответствующие работы, так и иным лицам, случайно или намеренно
зашедшим на территорию стройки. Повышенная опасность причинения вреда
существует и в отношении имущества лиц, находящегося на территории
стройки или в непосредственной близости от нее.
Начавшееся строительство не всегда предполагает наличие непрерывного
цикла, с завершением которого должен исчезнуть источник повышенной
опасности. Понятно, что оно может быть приостановлено по каким-либо
причинам, в частности из-за отсутствия строительного материала, окончания
строительного сезона и пр. Более того, строительные работы каждый раз
прерываются при завершении рабочего дня. Даже в ходе их проведения одни
элементы повышенно опасной подвижной среды могут быть задействованы, а
другие - нет (допустим, подъемный кран после выполнения работ находится в
неподвижном состоянии; вырытые траншеи ожидают выполнения работ по
прокладке кабеля).
Можно
ли
в
приведенных
обстоятельствах
(приостановление
строительства, перерыв в работе и т.д.) вести речь об исчезновении повышенно
опасной подвижной среды, пусть даже на небольшой промежуток времени?
Считаем, что нет.
Повторим: до тех пор, пока строительные работы не завершены и не
получен их окончательный результат, сохраняется источник повышенной
опасности - строительство дома.
Вместе с тем в современной юридической литературе в качестве примера
деятельности,
создающей
повышенную
опасность
для
окружающих,
рассматривается не строительство дома, а строительная деятельность в целом.
При этом, относя такую деятельность к повышенно опасной, правоведы
18
пытаются выделить те связанные с ней ситуации, которые не подпадают под
действие ст. 1079 ГК РФ. Так, О.Г. Ершов и М.В. Виноградов предлагают, что
«относить ее к источникам повышенной опасности особого рода, что
обусловлено "сложным технологическим процессом, в котором задействованы
люди и механизмы, используются различные строительные материалы и
технологические операции»1. В то же время они отмечают, что «сама по себе
строительная деятельность никакой повышенной опасности не создает и
создавать не может, поскольку ее отличает ярко выраженный волевой характер:
технологические операции в строительстве подконтрольны человеку и не
обладают вредоносными свойствами»2. В итоге делается вывод о том, что
«особые свойства строительной деятельности как источника повышенной
опасности связаны с использованием, во-первых, машин и механизмов, которые
в
процессе
эксплуатации
неподконтрольны
в
проявляют
полной
мере
опасные
человеку,
свойства
во-вторых,
и
становятся
строительных
материалов и конструкций, которые, находясь в статичном состоянии, в силу
природных
свойств
или
в
результате
совершаемых
(совершенных)
технологических операций обладают опасными свойствами и высокой
вероятностью причинения вреда окружающим»3.
На наш взгляд, отказавшись от квалификации строительной деятельности
как источника повышенной опасности и от поиска причин причинения вреда в
ее рамках, авторы свели свой подход к отдельным элементам этой
деятельности, каждый из которых представляет источник повышенной
опасности, а именно использование машин и механизмов, а также материалов и
конструкций, обладающих опасными свойствами. В частности, именно по этой
причине «они не смогли усмотреть опасных свойств у возводимого здания и
временных технических сооружений»4. По мнению О.Г. Ершова и М.В.
Ершов О.Г., Виноградов М.В. Строительная деятельность как источник повышенной опасности //
Современное право. 2008. N 10. С. 93.
2
Там же.
3
Ершов О.Г., Виноградов М.В. Строительная деятельность как источник повышенной опасности //
Современное право. 2008. N 10. С. 93
4
Там же.
1
19
Виноградова, «здание как система конструкций полностью подконтрольно
человеку, а технические сооружения, необходимые для строительства (линии
электропередачи, газоснабжения), без эксплуатации теряют свои вредоносные
свойства. Не усмотрели они опасных свойств и у находящихся на стройке
предметов, которые расположены на высоте и не закреплены надлежащим
образом»1. Авторы настаивают на том, что, «пока подобные предметы не
перемещаются в пространстве, они не обладают вредоносными свойствами. Из
числа опасных объектов были исключены также котлованы и траншеи,
использование которых, по мнению исследователей, полностью находится под
контролем человека»2.
Некоторые
авторы
все
же
акцентировали
внимание
на
самой
строительной деятельности при квалификации причинения вреда источником
повышенной опасности. Например, В.М. Болдинов говорит «о характере такой
деятельности, что позволяет подвести соответствующий деликт под действие
ст. 1079 ГК РФ»3. Однако его верный посыл о том, что «истина кроется в
характере
строительной
значительному
деятельности,
количеству
в
участвующих
конечном
в
счете
строительстве
сведен
к
лиц
и,
соответственно, большому количеству совершаемых ими действий. Более того,
для квалификации правонарушения через призму ст. 1079 ГК РФ в рамках
повышенно опасной деятельности автор признает необходимым присутствие
вредоносного объекта (источника повышенной опасности). Такой подход не
позволил ему увидеть то, что скрывается за соответствующей строительной
деятельностью»4.
Тому виной редакция нормы п. 1 ст. 1079 ГК РФ. Только в действующем
Кодексе
говорится
об
осуществлении
строительной
деятельности
как
деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих. В
предыдущих кодификациях речь шла либо о возведении строения или иного
Там же.
Там же. С. 93.
3
Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. СПб., 2000// URL: http://www.law.edu.ru
4
Там же
1
2
20
сооружения (ГК РСФСР 1922 г.), либо о стройке (во всех последующих
кодификациях), что, по нашему мнению, выглядит более предпочтительным по
сравнению с конструкцией ст. 1079 ГК РФ - "осуществление строительной и
иной связанной с нею деятельности". Именно возведение строения, стройка
соответствуют определенному нами источнику повышенной опасности строительству дома.
Строительство
дома,
как
повышенно
опасная
подвижная
среда,
предполагает, что любой факт причинения вреда в ее рамках будет
рассматриваться как вред, причиненный этой средой. Это может быть
травмирование человека вследствие наезда на него строительной машины;
падения на него строительных материалов; попадания в него камня от
работающего
отбойного
молотка
или
любого
другого,
в
том
числе
немеханизированного, инструмента; падения его в вырытую траншею и т.д.
Для квалификации ситуации в качестве причинения вреда источником
повышенной опасности значение приобретает факт установления повышенно
опасной подвижной среды (в нашем случае - строительство дома), а не
первопричина причинения вреда.
Исследователи высказывают мысль, что «эта подвижная среда может
быть активной или пассивной. Активная подвижная среда появляется
параллельно активной деятельности организации или человека (например,
дорожные работы строительной организации создают источник повышенной
опасности в форме укладки асфальта). Пассивная подвижная среда возникает
исключительно после формирования активной подвижной среды, связана с
отсутствием активных действий субъекта гражданского оборота и существует
до
тех
пор,
пока
существует
данная
подвижная
среда
(например,
замораживание строительства)»1.
При установлении связи между деятельностью субъектов права и
источником повышенной опасности необходимо учитывать и то, что в рамках
Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон. 2014. N 12. С.
85
1
деятельности
одного субъекта
21
могут возникать несколько источников
повышенной
опасности.
строительная
Так,
организация
может
вести
строительство на нескольких объектах, каждый из которых будет признаваться
источником повышенной опасности. Кроме того, строительная организация для
осуществления
своих
работ
формирует
парк
транспортных
средств
(самосвалов, тракторов, кранов и т.п.), который также представляет собой
источник повышенной опасности.
Формирование
повышенно
опасной
подвижной
среды
в
сфере
строительства так или иначе возражения не вызывает. Остаются непонятными
критерии квалификации источников повышенной опасности (деятельности,
связанной с повышенной опасностью для окружающих). К сожалению, нельзя
четко выделить эти критерии из предложенного нами выше определения
повышенно опасной подвижной среды, однако можно признать, что в нем
заложен основной механизм квалификации источника повышенной опасности,
который допустимо оформить следующим правилом (по принципу от
обратного):
если
подлежащая
квалификации
среда
не
соответствует
предположению о том, что вред причинен не будет, соответственно, перед нами
деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих. Впрочем,
применение этого правила на практике без дополнительных механизмов может
завести в тупик, поскольку зависит от субъективного мнения лица,
оценивающего ту или иную конкретную ситуацию: некоторые посчитают
жилую квартиру, в которой находится нетрезвое лицо, опасной для
окружающих. Это может привести к тому, что все случаи причинения вреда
будут рассматриваться через призму ст. 1079 ГК РФ.
Предлагаем сделать акцент на деятельности субъекта, в рамках которой
может произойти формирование источника повышенной опасности, как
дополнительном механизме квалификации последнего.
Во-первых, к такой деятельности должны предъявляться более жесткие
по сравнению с другими видами деятельности требования для ее ведения, в
частности наличие разрешения, допуска, лицензии и т.п. Тогда действия
22
граждан, направленные на удовлетворение домашних, семейных и иных
подобных нужд (потребностей), не смогут привести к формированию
источника повышенной опасности, что, в частности, позволит исключить из
числа таких источников эксплуатацию личного автотранспорта.
Во-вторых, эта деятельность должна быть связана с использованием
объектов гражданских прав, вовлечение которых в гражданский оборот
сопряжено с возможностью их воздействия на жизнь или здоровье человека, а
также имущество, принадлежащее субъектам, отличным от субъекта этой
деятельности. Это исключит из возможного числа источников повышенной
опасности любую повышенно опасную подвижную среду, элементы которой
так или иначе связаны с предметами материального мира, не относящимися к
объектам
гражданских
прав
(большинство
видов
вооружения,
сильнодействующие яды, отдельные виды наркотических средств и т.д.).
Евстигнеев Э.А. указывает, что «при оценке воздействия, которое может
оказать использование объекта гражданских прав, следует учесть, что оно
бывает
прямым
первопричиной
или
косвенным.
причинения
вреда
Прямое
может
воздействие
стать
означает,
действие
что
предмета
материального мира, находящегося под контролем человека (например, удар
молота); косвенное - что первопричиной может быть действие или свойство
неподконтрольного человеку предмета материального мира (например, камень,
отскочивший от бетонной плиты вследствие удара по ней молотом; падение в
вырытый экскаватором котлован)»1.
Использование основного и дополнительного механизмов квалификации
конкретной ситуации как источника повышенной опасности (деятельности,
связанной с повышенной опасностью для окружающих), на наш взгляд,
позволяет не только установить пределы применения правил ст. 1079 ГК РФ, но
и
исключить
необходимость
применения
неправового
инструментария
(сведений из иных сфер знаний: математики, физики, химии и т.п.) для
Евстигнеев Э.А. Принцип генерального деликта: современное состояние и перспективы применения //
Вестник гражданского права. 2017. N 4. С. 45 - 83; N 5. С. 55
1
23
установления случаев, подпадающих под действие указанной статьи1.
Таким образом, сформулируем итоговое определение исследуемого
понятия. Источник повышенной опасности - это повышенно опасная
подвижная среда, т.е. определенная обстановка, нахождение в которой, а равно
в непосредственной близости с ней создает повышенную вероятность
причинения имущественного вреда человеку и/или имуществу физических или
юридических лиц и формирование которой обеспечено осуществлением
субъектами
гражданского
права
деятельности,
подпадающей
под
разрешительный порядок и связанной с использованием объектов гражданских
прав, вовлечение которых в гражданский оборот сопряжено с возможностью их
воздействия на жизнь или здоровье человека, а также на имущество,
принадлежащее субъектам, отличным от субъекта этой деятельности.
Предложенный подход к пониманию источника повышенной опасности
положен в основу концепции повышенно опасной подвижной среды. Учитывая
его, можно говорить о том, что источники повышенной опасности могут
формироваться
строительной
при
(в
осуществлении
форме
различных
строительства
дома,
видов
деятельности:
строительства
дорог,
реконструкции зданий); медицинской (в форме операций); деятельности по
перевозке (в форме перевозки грузов; перевозки пассажиров и багажа); по
использованию взрывчатых веществ (взрывные работы на реках и т.п.); всех
видов
производственной
(промышленной)
деятельности
(в
форме
производства) и т.д.
Изложенное понимание существа источника повышенной опасности
позволяет отграничить те ситуации, которые не подпадают под действие ст.
1079 ГК РФ, а именно: причинение вреда автотранспортом, находящимся в
собственности
граждан,
использование
которого
предназначено
для
удовлетворения личных, семейных и иных подобных потребностей, не
связанных с осуществлением предпринимательской или иной подобной
Соломин С.К. Институт возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности: некоторые
аспекты правотворческого и правоприменительного характера // Власть Закона. 2015. N 2. С. 51
1
деятельности;
причинение
вреда
24
вследствие
использования
предметов
материального мира, которые не являются объектами гражданских прав
(например, атомным оружием); причинение вреда животными, находящимися в
собственности граждан, в том числе собаками бойцовских пород; причинение
вреда результатами интеллектуальной деятельности, в том числе программами
для ЭВМ.
Данный перечень не является исчерпывающим, однако включает те
основные ситуации, которые в доктрине гражданского права, а также в
правоприменении получали оценку с позиции ст. 1079 ГК РФ.
Таким образом, источник повышенной опасности - это сложное понятие,
которое связано с тремя признаками.
1. Это деятельность, создающая повышенную опасность причинения вреда
из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека (п. 18
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении
судами
гражданского
обязательствам
законодательства,
вследствие
причинения
регулирующего
отношения
вреда
или
жизни
по
здоровью
гражданина").
2. Это какое-то явление (вещь, энергия, мощность и пр.), способное к
передаче во владение.
3. Это свойства вещей, которые при достигнутом уровне развития науки и
техники не поддаются полностью контролю человека, создают высокую
степень вероятности причинения вреда его жизни или здоровью либо
материальным благам
1.2 Соотношение понятий «источник повышенной опасности» и
«деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих»
Проблема соотношения понятий "источник повышенной опасности" и
"деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих" - это
проблема не терминологии, а права. От ее решения в конечном счете зависят
пределы применения норм ст. 1079 ГК РФ, а точнее, тот перечень конкретных
25
ситуаций, которые подлежат квалификации в качестве специального деликта,
каким является причинение вреда деятельностью, создающей повышенную
опасность для окружающих.
Так,
например,
отнесение
к
источнику
повышенной
опасности
строительной деятельности в широком ее значении (то есть независимо от ее
содержания, наличия тех или иных строительных инструментов, механизмов,
материалов и т.д.) позволит квалифицировать в качестве данного специального
деликта причинение вреда независимо от того, был ли он причинен
механизмами трактора или отлетевшей от молотка ударной части. В то же
время ограниченное понимание строительной деятельности только как
деятельности, «связанной с использованием механизмов или тяжелых,
массивных материалов, выведет за рамки данного деликта все случаи
причинения
вреда
в
результате
использования
простых
(несложных)
строительных инструментов (например, молотка, топора, лопаты) или легких,
незначительных по объему строительных материалов (например, одного
кирпича, ведра цемента). Иное понимание строительной деятельности,
например, как системы сложных, механизированных действий приведет к тому,
что за пределами данного деликта окажутся случаи падения человека в
вырытую на стройке траншею для прокладки кабеля»1.
Понимание
источника
повышенной
опасности
как
деятельности,
содержание которой сводится к системе повторяющихся действий, связанных
между собой функциональной направленностью, исключит из сферы действия
ст. 1079 ГК РФ все случаи причинения вреда в результате однократного
действия,
пусть
находящийся
в
даже
сложным
собственности
механизмом,
гражданина
таким,
для
как автомобиль,
удовлетворения
его
потребностей в передвижении. Напротив, понимание источника повышенной
опасности
исключительно
как
объекта
материального
мира
сделает
Баринов Н.А., Бевзюк Е.А., Беляев М.А., Бирюкова Т.А., Барышев С.А., Вахрушева Ю.Н., Долотина Р.Р.,
Елизарова Н.В., Закиров Р.Ю., Захарова Н.А., Иванишин П.З., Морозов С.Ю., Михалева Т.Н. Комментарий к
Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (постатейный) // СПС
КонсультантПлюс. 2014
1
26
безразличным для ст ГК РФ деятельность или действия, предметом которых
выступают данные материальные объекты. Кроме того, подобный подход
потребует
определения
сущностных
характеристик
таких
объектов
материального мира, что возможно, например, посредством установления
каких-либо их качественных и количественных свойств, что в конечном счете
выведет за сферу причинения вреда источником повышенной опасности
причинение вреда животными, например собаками бойцовских пород.
Немаловажное
значение
для
соотношения
понятий
"источник
повышенной опасности" и "деятельность, создающая повышенную опасность
для окружающих" приобретает и то: понимается ли такая деятельность как
деятельность, связанная с использованием объектов материального мира, или
речь идет о деятельности граждан и юридических лиц? От решения данного
вопроса зависит и другой вопрос: кто или что причиняет вред?
Вышеизложенное
подтверждает
важность
определения
существа
исследуемого правового явления. Однако, как бы то ни было, решение вопроса
о
существе
источника
повышенной
опасности
должно
исключать
неоднозначность в понимании соответствующего правового явления, когда
любой предложенный в правовой доктрине общий подход предполагает еще и
отдельные исключения, не подпадающие под квалифицирующие признаки
понятия1.
При
определении
содержания
понятия
"источник
повышенной
опасности" возникает вопрос о том: насколько широк перечень тех видов
деятельности, осуществление которых может повлечь причинение вреда,
подпадающего под действие ст. 1079 ГК РФ? Дело в том, что действующее
законодательство использует термин "источник повышенной опасности" не
только в сфере гражданского права. Данный термин встречается также в
Уголовном кодексе РФ2, в частности, в ст. 168 - уничтожение или повреждение
чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного
См.: Камышанский В.П. Некоторые проблемы интеграции юридической науки и законотворческого процесса
// Власть закона. 2012. N 2. С. 10.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
1
27
обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности; в ст. 261 уничтожение и повреждение лесных насаждений или иных насаждений в
результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками
повышенной опасности; в ст. 349 - нарушение правил обращения с оружием,
боеприпасами, радиоактивными
материалами, взрывчатыми
или
иными
веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для
окружающих.
В законодательстве РФ о психиатрической помощи имеет место норма,
устанавливающая основания ограничения выполнения отдельных видов
профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником
повышенной опасности, лицами, признанными непригодными вследствие
психического
расстройства1.
Перечень
медицинских
психиатрических
противопоказаний для осуществления деятельности, связанной с источником,
повышенной опасности, утвержден Правительством Российской Федерации от
28.04.1993 N 377, согласно которому к видам профессиональной деятельности в
условиях повышенной опасности отнесены, например: работы на высоте,
работы верхолазные и связанные с подъемом на высоту, а также работы по
обслуживанию подъемных сооружений; работы в государственной лесной
охране, по валке, сплаву, транспортировке и первичной обработке леса; работы
в нефтяной и газовой промышленности, в том числе вахтовым методом, в
районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, пустынных и
других отдаленных и недостаточно обжитых районах, а также при морском
бурении; все виды подземных работ; работы на гидрометеорологических
станциях, сооружениях связи, расположенных в пустынных, таежных и других
отдаленных и недостаточно обжитых районах; работа по организованному
набору и общественному призыву в районах Крайнего Севера и приравненных
к ним местностях и т.д.
Помимо терминов "источник повышенной опасности" и "повышенная
Статья 6 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее
оказании" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.
1
28
опасность" действующее законодательство использует и другие термины
(например, "опасные производственные объекты", "опасность заражения"),
содержательное наполнение которых зависит от отраслевой принадлежности
тех норм, в которых соответствующие понятия используются. Однако это вовсе
не говорит о том, что перечень источников повышенной опасности, а равно
видов деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих, в
общем виде обозначенных в ст. 1079 ГК РФ, следует искать в содержании всего
действующего
не
градостроительного,
только
гражданского,
административного,
но
и
уголовного
экологического,
законодательства.
Понятие "источник повышенной опасности" для целей главы 59 ГК РФ
является гражданско-правовым. А значит, его содержание должно раскрываться
через характеристики, способные раскрыть существо гражданско-правового
явления и отличить его от других явлений, в том числе и правовых.
В этой связи вызывает возражение определение существа источника
повышенной опасности, а равно деятельности, связанной с повышенной
опасностью для окружающих, посредством обращения к нормативным актам
иной отраслевой принадлежности, отличной от гражданского права. Так,
например, для этих целей предлагают руководствоваться Федеральным законом
от 21 июля 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных
объектов"1 и его неотъемлемыми частями (приложениями N 1 и 2) с тем, чтобы
установить количественные параметры деятельности, подпадающей под
признаки ст ГК РФ2. В данном нормативном акте перечисляются категории
опасных объектов, на которых, в частности, получаются, используются,
перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются
опасные вещества, а именно: воспламеняющиеся, окисляющие, горючие,
взрывчатые,
токсичные,
высокотоксичные
вещества
и
вещества,
представляющие опасность для окружающей среды. В этом же Законе
устанавливаются критерии отнесения тех или иных объектов к опасным, а
Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных
объектов" // Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3588.
2
Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды // Российская юстиция. 2002. N 12.
1
29
также произведена классификация опасных производственных объектов. По
мнению С.К. Шишкина, именно данный нормативный документ может
являться руководством для судов при квалификации ситуаций, связанных с
причинением вреда1. Насколько обоснованно такое предложение?
Названный Закон имеет четкую предметную ориентацию: он определяет
правовые, экономические и социальные основы обеспечения безопасной
эксплуатации
опасных
производственных
объектов
и
направлен
на
предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение
готовности
эксплуатирующих
опасные
производственные
объекты
юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к локализации и
ликвидации последствий указанных аварий. Данная предметная ориентация не
составляет предмета регулирования гражданского законодательства, что
исключает возможность напрямую руководствоваться этим Законом при
определении существа деятельности, создающей повышенную опасность для
окружающих, но в то же время не исключает возможности включения в число
видов повышенно опасной деятельности и таких, которые определены данным
Законом. Это означает, что квалифицирующие признаки видов деятельности,
которые связаны с опасными производственными объектами и чей правовой
режим
установлен
специальным
законом,
могут
использоваться
для
определения видов деятельности, связанной с повышенной опасностью для
окружающих. Иначе говоря, перечень тех видов деятельности, которые
подпадают под действие ст. 1079 ГК РФ, не может быть ограничен
квалифицирующими признаками видов деятельности, связанных с опасными
производственными объектами.
В противном случае, если признать точку зрения С.К. Шишкина
достоверной, из сферы действия ст. 1079 ГК РФ будут выведены, например,
случаи причинения вреда объектами электросетевого хозяйства (поскольку
данные
объекты
Закон
"О
промышленной
безопасности
опасных
производственных объектов" исключил из числа опасных производственных
1
Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды // Российская юстиция. 2002. N 12.
30
объектов). Более того, учитывая тот факт, что опасные производственные
объекты подлежат регистрации в государственном реестре (ст. 2 ФЗ "О
промышленной
безопасности
доказательством
установления
опасных
факта
производственных
причинения
объектов"),
вреда
источником
повышенной опасности выступала бы, помимо всего прочего, необходимость
предъявления выписки из реестра опасных производственных объектов.
Изложенное подтверждает тезис о том, что нельзя без должной степени
осмотрительности,
игнорируя
предметные
отраслевые
особенности
и
руководствуясь порой только схожей терминологической составляющей,
вводить
в
содержание
гражданско-правового
института
понятия,
заимствованные из иных отраслей права. Любое понятие, относящееся к иной,
отличной от гражданского отрасли права, применимо в цивилистической сфере
при наличии двух условий: во-первых, должна иметь место действительная
потребность в обращении к данному понятию; во-вторых, это понятие должно
быть полностью адаптировано к гражданскому праву. При этом данный
механизм восполнения правовой регламентации, в нашем случае отношений,
возникающих
вследствие
причинения
вреда
источником
повышенной
опасности, не является примером аналогии закона (поскольку отсутствует
признак сходных отношений, предусмотренный п. 1 ст. 6 ГК РФ).
Использование схожей терминологии в нормативных актах различной
отраслевой принадлежности оказало влияние и на ряд правовых исследований.
В одних из них, например, «имеющих уголовно-правовую направленность, при
выявлении существа правовой категории "источник повышенной опасности"
(статьи, 261 УК РФ) руководствуются положениями чужеродной правовой
науки, какой является гражданское право по отношению к уголовному»1. В
других - сфера действия института возмещения вреда, причиненного
Так, например, М.С. Гринберг под техническим преступлением понимает "общественно опасное,
предусмотренное уголовным законодательством неиспользование либо недостаточное или неправильное
использование наличных возможностей охранительной техники в сфере применения технических устройств источников повышенной опасности, выводящее эти устройства из-под контроля человека и влекущее
применение наказания или предусмотренных уголовным законом мер общественного воздействия". См.:
Гринберг М.С. Понятие и система технических преступлений // Вестник Омского университета. Серия "Право".
2009. N 4(21). С. 187.
1
31
источником повышенной опасности, распространяется на весьма широкий круг
общественных отношений, в частности, связанных с причинением вреда
имущественной сфере (а не имуществу) или окружающей среде1.
В законе отсутствует полный перечень источников повышенной опасности.
Поэтому суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или
иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать
таковым иную деятельность, не указанную в п. 1 ст. 1079 ГК РФ
(Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 12.01.2016 по
делу N 33-75/2016).
К источникам повышенной опасности также относятся трубопроводы,
электрические сети (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного
округа от 20.10.2015 по делу N А26-7358/2014), боеприпасы (Постановление
Арбитражного суда Уральского округа от 28.08.2015 по делу N А71-6176/2014),
экологически опасные объекты (Постановление Двенадцатого арбитражного
апелляционного суда от 28.05.2010 по делу N А57-22948/2009 (Постановлением
ФАС Поволжского округа от 06.09.2010 данное Постановление оставлено без
изменения)2, медицинские механизмы 3.
В теории к источникам повышенной опасности также относят:
1) медицинскую деятельность саму по себе4;
2) охранную деятельность1;
Например, А.А. Крыжановская распространила действие института причинения вреда источником
повышенной опасности на регулятивные (договорные) отношения. Речь, в частности, ведется о причинении
вреда сбоем в программах для ЭВМ (источником повышенной опасности) в деятельности, например, аэропорта,
что привело к невозможности принять на посадку определенное количество самолетов; телекоммуникационных
сетей, когда сбой привел к отключению от сети большого количества абонентов, и т.д. См.: Крыжановская А.А.
Использование программ для ЭВМ - деятельность, создающая опасность для окружающих // Журнал
российского права. 2004. N 6. С. 78 - 87.
2
Кодолова А.В. Особенности гражданско-правового статуса юридических лиц, эксплуатирующих экологически
особо опасные объекты // СПС КонсультантПлюс. 2009
3
Бугаенко Н.В., Кратенко М.В. Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей:
Научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2013. 392 с. // СПС "КонсультантПлюс"
4
Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб., 2002;
Муравьева Е.В. Гражданско-правовая ответственность в сфере медицинской деятельности: Автореф. дис. ...
к.ю.н. Ростов н/Д, 2004; Мохов А.А. Некачественное медицинское обслуживание как источник повышенной
опасности для окружающих // Современное право. 2004. N 10; Баринов Е.Х., Ромодановский П.О. Проблемы
судебно-медицинских экспертиз, проводимых в рамках гражданского процесса // Медицинское право. 2011. N
6; Егоров К.В. Правомерный вред в медицине. М.: Статут, 2011. 173 с. // СПС "КонсультантПлюс"), но у такой
позиции есть и противники (Шевчук С.С. Личные неимущественные права граждан в сфере медицинских услуг
по гражданскому законодательств России: Автореф. дис. ... д.ю.н. Ростов н/Д, 2005. С. 33
1
32
3) строительную деятельность2.
Также в теории было предложено несколько классификаций источников,
однако они не имеют прикладного значения.
Несмотря на то что термин "источник повышенной опасности" в
уголовном праве имеет свое смысловое наполнение, которое в какой-то степени
совпадает с содержанием одноименного гражданско-правового понятия,
несомненно одно - источник повышенной опасности как уголовно-правовая
категория имеет свои признаки, позволяющие отличить ее от категории
"источник повышенной опасности" в гражданском праве. Это подтверждается и
практикой высших судебных органов. Так, в п. 11 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ N 14 от 5 июня 2002 г. "О судебной практике по делам о
нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении
имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с
огнем" содержится разъяснение следующего рода: "Неосторожное обращение с
огнем или иными источниками повышенной опасности в смысле части второй
ст. 168 и части УК РФ может, в частности, заключаться в ненадлежащем
обращении с источниками воспламенения вблизи горючих материалов, в
эксплуатации технических устройств с неустраненными дефектами (например,
использование в лесу трактора без искрогасителя, оставление без присмотра
непогашенных печей, костров либо невыключенных электроприборов, газовых
горелок и т.п.)"
Отождествление М.С. Гринбергом разных понятий уголовного и
гражданского права, но обозначенных законодателем одним термином, привело
еще к одной существенной ошибке. Он выдал различия повышенной
ответственности по гражданскому и уголовному законодательству за одно и то
же правонарушение - причинение вреда источником повышенной опасности.
Однако в уголовном праве ответственность возлагается на правонарушителя,
Шаронов С.А. Источники повышенной опасности, используемые в охранной деятельности: понятие и
классификация // Современное право. 2012. N 12
2
Ершов О.Г. Правовое положение субподрядчика и основания его гражданско-правовой ответственности при
строительстве // Право и экономика. 2012. N 1. С. 32 - 35
1
33
совершившего преступление, а в гражданском праве ответственность выступает
следствием гражданско-правового проступка. Учитывая, что каждый вид
правонарушения (в нашем случае речь идет о преступлении и гражданскоправовом проступке) имеет свои особенности, аксиоматичной выглядит
следующее
утверждение
теоретиков-правоведов:
"Ответственность
не
существует "вообще", а проявляется в определенных видах"1.
Полагаем, в подобном подходе имеет место ошибка. Убытки, возникшие
в сфере хозяйственной деятельности конкретного лица, по своей природе
далеки от имущественного внедоговорного вреда. Как убытки клиентов
(авиакомпаний, абонентов), так и убытки лиц, использующих программы для
ЭВМ в своей хозяйственной деятельности (аэропорты, телекоммуникационные
сети), лежат в регулятивной (договорной) сфере, а соответственно, проблемы
отнесения
убытков
на
ту
или
иную
сторону
обязательственного
правоотношения будут решаться по правилам, отличным от правил главы ГК
РФ.
Иногда в сферу действия института причинения вреда источником
повышенной опасности пытаются подвести и те правонарушения, которые,
хотя и схожи по природе с причинением вреда повышенно опасной
деятельностью, все-таки имеют свою специфическую особенность. Речь, в
частности, идет о причинении вреда окружающей среде. Так, В.В. Абрамов,
определив
гидротехнические
сооружения
(ГС)
в
качестве
источника
повышенной опасности, пришел к выводу о том, что "собственники ГС и
эксплуатирующие организации несут в силу ст ГК РФ повышенную
(безвиновную) ответственность за вред, причиненный окружающей среде и
населению"2.
Естественно, что вред, причиненный окружающей среде, подлежит
безусловному возмещению. Вместе с тем оснований усматривать в таком
Теория государства и права: Учебник / Отв. ред. В.Д. Перевалов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРАМ, 2013. С. 279.
2
Абрамов В.В. Проблемы возмещения вреда, причиненного в результате нарушения законодательства о
безопасности гидротехнических сооружений // Научно-практический экономико-правовой журнал "Бизнес,
менеджмент и право". 2010. N 10. С. 129.
1
34
возмещении признаки исключительно обязательства, возникающего вследствие
причинения вреда источником повышенной опасности, нет1. При причинении
вреда деятельностью, связанной с повышенной опасностью для окружающих,
затрагивается исключительно имущественная сфера конкретного лица либо
жизнь и здоровье гражданина, в то время как при причинении вреда
окружающей среде затрагиваются интересы общества в целом. Это означает,
что требование о возмещении вреда, причиненного имуществу конкретного
лица, нетождественно требованию о возмещении вреда окружающей среде, что
не исключает возможности одновременного предъявления таких требований
как самостоятельных за одно и то же действие, которое с позиции ГК РФ
подлежит квалификации в качестве причинения вреда источником повышенной
опасности (например, если таким действием причинен вред здоровью
конкретного человека), а с позиции Федерального закона "Об охране
окружающей среды"2 подлежит квалификации в качестве нарушения в области
охраны окружающей среды (например, выбросы привели к загрязнению
озонового слоя атмосферы).
Изложенными вводными аспектами проблематика понятия источника
повышенной опасности не исчерпывается. Однако этого достаточно для того,
чтобы осознать не только всю сложность исследуемой правовой конструкции,
но и необходимость ее оптимизации в условиях действительной реальности.
Схожую точку зрения высказывал В.А. Тархов. См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому
гражданскому праву. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1973. С. 366. Отдельными авторами
подход В.А. Тархова интерпретируется иначе, как допускающий квалификацию причинения вреда окружающей
среде в качестве причинения вреда источником повышенной опасности. Так, в одном из учебников по
гражданскому праву со ссылкой на В.А. Тархова указано: "В юридической литературе обоснована, но пока не
воспринята правоприменительной практикой необходимость признания источником повышенной опасности
деятельности предприятий, связанной с загрязнением окружающей среды". См.: Гражданское право: В 4 т. Т. 4:
Обязательственное право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. http//lawcanal
2
Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" // СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.
1
35
1.3 Понятие владельца источника повышенной опасности и
особенности его ответственности
Обязанность
по
возмещению
вреда,
причиненного
источником
повышенной опасности, возлагается действующим законодательством на его
владельца. Сам термин "владелец источника повышенной опасности" прочно
вошел в правовой обиход с конца 1920-х гг.1, несмотря на то что в содержании
ст ГК РСФСР 1922 г. он непосредственно не использовался. Не использовался
он и в Основах гражданского законодательства СССР 1961 г., и в ГК РСФСР
1964 г. Лишь в п. 2 ст. 128 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г.
появилась норма, из буквального понимания которой можно было вывести
фигуру владельца источника повышенной опасности: "Вред, причиненный в
результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам,
возмещается на общих основаниях".
Появление этого термина, как отмечают некоторые ученые, обусловлено
конкретными историческими предпосылками. В условиях полной ликвидации
частного сектора в городе и на селе (к началу 1930-х гг.) имущество,
закрепляемое за конкретными социалистическими организациями, всецело
принадлежало государству. Естественно, что государство как собственник не
могло выступать в лице ответчика по всем требованиям о возмещении вреда,
причиненного деятельностью, создающей опасность для окружающих, что, в
свою очередь, стало "способствовать упрочению взглядов относительно
правильности избранной терминологии в отношении ответственного лица
[владельца источника повышенной опасности]"2.
Последовательное применение данного термина для описания лица,
обязанного возместить соответствующий вред, к середине 1980-х гг. привело к
четкому
его
смысловому
наполнению:
"Под
владельцем
источника
повышенной опасности следует понимать организацию или гражданина,
Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21.05.1928 имело место разъяснение, что "ст. 404
ГК трактует об ответственности лица и предприятия за вред, причиненный не самим лицом, а источником
повышенной опасности, которым он владеет". Цит. по: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного
источником повышенной опасности. М., 1966. С. 68.
2
Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 67.
1
36
осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу
принадлежащего им права собственности, права оперативного управления либо
по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление
транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о
передаче организации во временное пользование источника повышенной
опасности и т.п.)"1.
Суды оставались верны своему подходу и в последующее десятилетие с
той лишь разницей, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от
28.04.1994 N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда,
причиненного повреждением здоровья"2 появилось новое основание для
эксплуатации источника повышенной опасности - право хозяйственного
ведения, что, естественно, соответствовало обновленной системе ограниченных
вещных прав, представленной на тот период в новом Гражданском кодексе РФ
1994 г.
Характеристика
владельца
источника
повышенной
опасности
на
законодательном уровне дается во второй части действующего Гражданского
кодекса РФ, а именно в норме абз. 2 п. 1 ст. 1079, согласно которой обязанность
возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые
владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве
хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо ином
законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления
транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о
передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
Несмотря на то, что данная норма позволяет предельно точно уяснить,
что именно понимает законодатель под владельцем источника повышенной
опасности, в 2010 г. высший судебный орган дал очередное разъяснение
относительно исследуемого понятия. Так, в абзаце Постановления Пленума
Абзац 3 п. 11 Постановления Пленума ВС СССР от 05.09.1986 N 13 "О судебной практике по делам о
возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Сборник постановлений Пленума ВС СССР (1924
- 1986). М., 1987.
2
Бюллетень ВС РФ. 1994. N 7.
1
37
Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие
причинения вреда жизни или здоровью гражданина"1 говорится о том, что под
таким владельцем следует понимать юридическое лицо или гражданина,
которые используют источник повышенной опасности в силу принадлежащего
им права собственности,
права
хозяйственного ведения,
оперативного
управления либо на других законных основаниях (например, по договору
аренды, проката, по доверенности на управление транспортным средством, в
силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника
повышенной опасности).
Итак, исходя из вышеизложенного можно выделить три подхода к
пониманию владельца источника повышенной опасности. Согласно первому
подходу, просуществовавшему достаточно продолжительное время (вплоть до
2007 г.2), владельцем источника повышенной опасности выступает лицо,
которое осуществляет эксплуатацию источника повышенной опасности в силу
какого-либо правового основания.
В рамках второго подхода, соответствующего законодательной норме ст
ГК РФ, таким владельцем является лицо, которое владеет источником
повышенной опасности на каком-либо правовом основании.
Наконец, третий подход (появившийся в правоприменительной практике
с 2010 г.) сводится к пониманию владельца источника повышенной опасности
как лица, которое использует его в силу какого-либо правового основания.
Естественно, что осуществлять эксплуатацию вещи - не то же самое, что
владеть вещью или использовать ее. Например, в Гражданском кодексе РФ
применительно к договору аренды транспортных средств с экипажем
используются понятия "эксплуатация транспортного средства", "техническая
эксплуатация
транспортного
средства"
и
"коммерческая
эксплуатация
Бюллетень ВС РФ. 2010. N 3.
В 2007 г. Пленум ВС РФ признал утратившим силу Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3. См.:
Постановление Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 15 "О признании утратившими силу некоторых Постановлений
Пленума Верховного Суда Российской Федерации" // Бюллетень ВС РФ. 2007. N 7.
1
2
38
транспортного средства". Техническая эксплуатация, наряду с управлением
транспортным средством, направлена на обеспечение нормальной и безопасной
эксплуатации транспортного средства. При этом техническая эксплуатация
связана с соблюдением, помимо прочих, требований, предъявляемых к составу
экипажа
транспортного
средства
и
его
квалификации.
Коммерческая
эксплуатация связана с возможностью использования транспорта с целью,
соответствующей условиям договора или назначению имущества, что влечет
возникновение затрат, связанных с заправкой автомобиля топливом и
обеспечением иных расходных материалов. Именно при коммерческой
эксплуатации со стороны арендодателя предоставляется услуга по управлению
транспортом.
Таким образом, нормальная эксплуатация транспортного средства
(которую в рамках указанного договора осуществляет арендодатель и
арендатор) позволяет достичь цели договора посредством использования
транспорта арендатором в соответствии с условиями договора или назначением
транспортного средства, которое передается арендатору во временное владение
и пользование. При этом вред, причиненный транспортным средством третьим
лицам,
возмещается
арендодателем
(ст.
640
ГК
РФ)
как
лицом,
осуществляющим его управление (эксплуатацию), а не лицом, к которому это
имущество поступило во владение и которое его использует.
Изложенное,
с
одной
стороны,
позволяет
развести
понятия
"эксплуатация", "владение" и "использование", а с другой - наглядно
показывает несоответствие норм в рамках части второй Гражданского кодекса
РФ, когда обязанность возмещения вреда, причиненного транспортным
средством третьим лицам, по правилам главы 34 "Аренда", кладущим в основу
факт эксплуатации транспортного средства, а не его владение, идет вразрез с
положением ст ГК РФ.
Термин "эксплуатация" используется и в главе 59 ГК РФ. Речь идет об
одном из положений ст. 1065 Кодекса, направленных на предупреждение
причинения вреда, согласно которому суд вправе обязать ответчика прекратить
эксплуатацию
39
сооружения
предприятия,
либо
иную
производственную
деятельность, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом.
Из контекста данной нормы без труда можно определить того, кто выступает
владельцем источника повышенной опасности, - лицо, которое осуществляет
эксплуатацию предприятия либо осуществляет иную производственную
деятельность, что, естественно, соответствует первому подходу, не нашедшему
отражения в ст. 1079 ГК РФ.
Обратим
внимание
"использование"
на
применимы
то,
что
лишь
к
"эксплуатация",
предметам
"владение"
материального
и
мира
(предприятиям, транспортным средствам, механизмам и т.п.), которые
находятся у лиц, осуществляющих деятельность, связанную с повышенной
опасностью для окружающих, на том или ином правовом основании: на праве
собственности, праве оперативного управления или хозяйственного ведения, по
договору аренды, на основании выданной доверенности на управление
транспортным средством и т.п. Это позволяет сделать вывод о том, что
термины "осуществлять эксплуатацию источника повышенной опасности",
"владеть
источником
повышенной
опасности",
"использовать
источник
повышенной опасности" тождественны терминам "осуществлять эксплуатацию
предмета материального мира", "владеть предметом материального мира",
"использовать предмет материального мира". Такой подход к пониманию
владельца источника повышенной опасности соответствует статической
концепции источника повышенной опасности, когда в качестве такового
выступают
исключительно
предметы
материального
мира.
Налицо
непоследовательность законодателя и правоприменителя: при определении
существа источника повышенной опасности они исходят из того, что таковым
выступает деятельность; однако при определении качественных характеристик
владельца
источника
правоприменитель
повышенной
указывают
на
опасности
вещные
и
законодатель,
характеристики
и
источника
повышенной опасности, т.е. воспринимают его уже в качестве предмета
материального мира, а не деятельности.
40
Указанная несогласованность подходов как в рамках ст. 1079 ГК РФ, так
и в судебной практике, скорее всего, вызвана самой правовой конструкцией "владелец источника повышенной опасности", точнее использованием в ней
слова "владелец", что, в частности, не позволило законодателю быть
последовательным при изложении норм данной статьи.
"Владение" в отечественном гражданском праве рассматривается через
призму вещного права, а под "владельцем", как правило, понимается лицо,
обладающее каким-либо предметом материального мира, реже - правом
требования. Такое владение может быть как титульным, так и беститульным, но
оно всегда предполагает осуществление хозяйственного господства над вещью.
А поскольку владеть можно только вещью, значит, и владелец источника
повышенной опасности - это владелец вещи. Так воспринимают термин
"владелец источника повышенной опасности" большинство современных
исследователей, что в первую очередь связано с неудачной формулировкой абз.
2 п. 1 ст. 1079 ГК РФ.
Возникает
вопрос:
можно
ли
владельца
источника
повышенной
опасности рассматривать за рамками правовой конструкции "владелец вещи".
Отождествление владельца источника повышенной опасности с владельцем
вещи не срабатывает не только на примере причинения вреда транспортным
средством, переданным по договору аренды транспортного средства с
экипажем (как это было показано выше), но и в других случаях. Например, по
договору ссуды, оставаясь де-юре владельцем переданного в безвозмездное
пользование имуществом, ссудодатель отвечает за вред, причиненный третьему
лицу в результате использования такого имущества. Вместе с тем из указанного
правила закон делает исключение, когда фактическому владению имуществом
по договору ссуды все-таки будет придаваться юридическое значение. При
причинении
вреда
вещью,
переданной
в
безвозмездное
пользование,
обязанность по возмещению вреда возлагается на фактического владельца в
случае, если ссудодатель докажет, что вред причинен вследствие умысла или
грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь
41
оказалась с согласия ссудодателя.
Ответ будет положительным. Нет необходимости искать тайный смысл в
сочетании слов, используемых при конструировании термина "владелец
источника повышенной опасности". Сочетание в данном термине слов, не
имеющих ничего общего с вещно-правовыми свойствами, объясняется
некоторыми
учеными
потребностями
словесной
экономии,
нежели
характеристиками сущности рассматриваемого явления1.
Представляется,
что
термином
"владелец
источника
повышенной
опасности" обозначается правовое понятие, отражающее потребности в
оформлении неких правовых явлений в сфере восстановления имущественного
положения лиц, которым был причинен вред.
Это означает, что использование одного и того же слова (в нашем случае
это слово "владение") не может привести к смешению разнородных частных
отношений
(вещного
отношения
и
обязательственного
внедоговорного
отношения), требующих своего специфического правового регулирования.
Отечественной науке гражданского права и современному гражданскому
законодательству известны неудачные конструкции, которые используют в
своем названии одни и те же слова, но различаются по своему содержанию и
имеют свою конкретную сферу применения. Например, слово "собственность"
используется не только для обозначения одноименного термина "собственность
", а также термина "право собственности", имеющих исключительно вещноправовую ориентацию, но и для формирования термина "интеллектуальная
собственность" (ст, 1246 и др.), в разных содержательных наполнениях которых
никто не сомневается.
Другим ярким примером неудачной конструкции выступает понятие
"передача договора" (ст. 392.3 ГК РФ). На первый взгляд может показаться, что
речь идет о банальном перемещении договора-документа из рук в руки. На
самом же деле речь идет о ситуации, при которой одна из сторон договора,
переуступая другой стороне свои права, одновременно переводит на нее и
1
Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 804.
42
долги.
Необходимо
иначе
подойти к
смысловому
наполнению термина
"владелец источника повышенной опасности", что отвечало бы той цели,
которую преследует в целом институт возмещения вреда, причиненного
источником повышенной опасности1.
В рамках концепции источника повышенной опасности2, когда в качестве
такового выступает повышенно опасная подвижная среда, мы пришли к выводу
о том, что деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих
, не является деятельностью субъекта гражданского права. Однако именно
последняя выступает основой формирования источника повышенной опасности
. Сама повышенно опасная среда как некая обстановка проявляется в
объективно существующих условиях осуществления деятельности одного лица
(владельца источника повышенной опасности) и вероятности причинения вреда
в сформировавшейся обстановке другим лицам. Естественно, что проявление
этих условий в пространстве имеет четкие границы, определяемые масштабами
деятельности конкретного лица. Это может быть стройка, размеры которой
определяются объемом и характером строительных работ. Если речь идет об
автотранспортном парке, то и масштабы деятельности владельца источника
повышенной
опасности
не
ограничиваются
лишь
территорией
этого
автотранспортного парка: повышенно опасная среда характеризует движение
транспортного
средства,
входящего
в
парк
автомобилей
конкретного
предприятия, как в пределах, так и за пределами территории этого предприятия.
Неразрывная связь деятельности хозяйствующих субъектов и источника
повышенной
источника
опасности
через
позволяет
субъекта,
идентифицировать
осуществляющего
владельца
деятельность,
к
такого
которой
Действующее российское законодательство знает и другие примеры использования одних и тех же слов для
обозначения разных терминов, например "договор коммерческой концессии" (ст. 1027 ГК РФ) и
"концессионное соглашение" (Федеральный закон от 21.07.2005 N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях");
"полное товарищество" (ст. 69 ГК РФ) как организационно-правовая форма юридического лица и "договор
простого товарищества" (глава 55 ГК РФ); "представительство" (ст. 55 ГК РФ) как обособленное подразделение
юридического лица и "представительство" (ст. 182 ГК РФ) в смысле представления интересов одних лиц перед
другими и т.д.
2
Подробнее см.: Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника повышенной опасности // Закон.
2014. N 12. С. 82 - 89.
1
43
предъявляются более жесткие по сравнению с другими видами деятельности
требования ее совершения (наличие разрешения, допуска, лицензии и т.п.) и
которая должна быть связана с использованием объектов гражданских прав,
вовлечение которых в гражданский оборот сопряжено с возможностью
воздействия их на жизнь или здоровье человека, а также имущество,
принадлежащее субъектам, отличным от субъекта деятельности.
Ответственность
за
вред,
причиненный
источником
повышенной
опасности, несет его владелец - лицо, которому на каком-либо законном
основании принадлежит этот источник. По общем правилу владелец несет
ответственность, если не докажет наличия обстоятельств, освобождающих его
от ответственности1.
Работник,
управляющий
источником
повышенной
опасности
во
исполнение своих трудовых обязанностей, не признается его владельцем 2.
Работник может нести ответственность, только если будет доказано, что он
завладел источником повышенной опасности противоправно (абз. 3 п. 19
Постановления Пленума N 1), в противном случае ответственность возлагается
на работодателя. При этом при наличии вины владельца в противоправном
изъятии источника повышенной опасности из его обладания ответственность
может быть возложена как на владельца источника повышенной опасности, так
и на лицо, противоправно им завладевшее (Постановление Арбитражного суда
Северо-Кавказского округа от 07.05.2015 по делу N А32-25433/2014)3.
При аренде транспортного средства с экипажем ответственность несет
арендодатель4, при аренде без экипажа - арендатор5.
п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых
положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"; п. 8 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении
вреда, причиненного окружающей среде"
2
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.06.2016 по делу N А41-86622/15
3
Определением Верховного Суда РФ от 27.07.2015 N 308-ЭС15-9960 отказано в передаче дела для пересмотра
в порядке кассационного производства данного Постановления
4
Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.12.2015 по делу N А65-24646/2014
5
п. 22 Постановления Пленума N 1; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от
11.05.2016 по делу N А32-35856/2015; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.12.2015 по
делу N А40-150277/2014
1
44
В случае причинения ущерба в результате взрыва газа, подаваемого через
общую сеть, в жилом доме владельцем признается не лицо, в помещении
которого фактически произошел взрыв, а газоснабжающая организация,
подававшая газ в квартиру 1.
Владельцы несут солидарную ответственность перед потерпевшим, если
вред был причинен в результате взаимодействия источников повышенной
опасности. Вред, причиненный самим владельцам источников повышенной
опасности в результате их взаимодействия, возмещается на общих основаниях
(ст. 1064 ГК РФ):
а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается
виновным;
б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не
возмещается;
в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется
соразмерно степени вины каждого;
г) при отсутствии вины владельцев во взаимном причинении вреда
(независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение
вреда друг от друга (п. 25 Постановления Пленума N 1).
Таким образом, по отношению к тому имуществу, которое вовлечено в ту
или
иную
деятельность
владельца
источника
повышенной
опасности,
последний может быть наделен правом собственности, а равно любым другим
законным правом, дающим основание для эксплуатации такого имущества.
Вместе с тем наличие порока как в основании осуществления соответствующей
деятельности (например, без соответствующего разрешения, лицензии), так и в
основании вовлечения в такую деятельность имущества (например, при
неосновательном приобретении вещи) не влияет на квалификацию лица в
качестве владельца источника повышенной опасности. Однако это оказывает
влияние на возможность возложения обязанности возмещения вреда не только
Определение Верховного Суда РФ от 08.07.2008 N 51-Впр08-1; Вологдина К.В. Особенности гражданскоправовой ответственности по договору снабжения газом через присоединенную сеть в Российской Федерации //
Предпринимательское право. 2016. N 1. С. 40 - 47
1
45
на самого владельца источника повышенной опасности, но и на тех лиц,
которые виновны в проявлении того или иного порока.
46
Глава 2. Правоприменительные аспекты института возмещения вреда,
причиненного источником повышенной опасности.
2.1 Институт возмещения вреда, причиненного источником повышенной
опасности
Обозначенный в гражданском законодательстве как советского, так и
современного периода общий подход к установлению обязанности возместить
вред, причиненный источником повышенной опасности, в целом не изменился.
Так, ст. 404 ГК РСФСР 1922 г. гласила, что лица и предприятия, деятельность
которых связана с повышенной опасностью для окружающих, как-то: железные
дороги, трамвай, фабрично-заводские предприятия, торговцы горючими
материалами, держатели диких животных, лица, возводящие строения и иные
сооружения, и т.п. - отвечают за вред, причиненный источником повышенной
опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы
либо умысла или грубой небрежности самого потерпевшего.
Статья 90 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных
республик
1961 г.1
предусматривала,
что
организации и граждане,
деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих
(транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы
автомобилей и т.п.), обязаны возместить вред, причиненный источником
повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие
непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Позже данная норма дословно
была воспроизведена в ст ГК РСФСР 1964 г.2 и почти дословно в ст. 128 Основ
гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.3.
Сегодня мы имеем аналогичное правило с той лишь разницей, что
изменились пределы возложения обязанности по возмещению вреда (если
сравнивать с ГК 1922 г.): "Юридические лица и граждане, деятельность
которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование
транспортных
средств,
механизмов,
Ведомости ВС СССР. 1961. N 50. Ст. 525.
Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.
3
Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.
1
2
электрической
энергии
высокого
47
напряжения, атомной энергии, взрывчатых, сильнодействующих ядов и т.п.;
осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.),
обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности,
если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла
потерпевшего" (абз ГК РФ)1.
Различие
в
изложенных
законодательных
подходах,
как
правило,
усматривают в определении перечня видов деятельности, связанной с
повышенной
опасностью для окружающих.
Однако при
текстуальном
сравнении этих норм видно, что в гражданских кодификациях 1922, 1961, 1964,
1991 годов примерный перечень того, что находится в скобках, связан ни с
деятельностью, создающей повышенную опасность, а с субъектами, чья
деятельность является таковой. Так, в ГК 1922 г. - это железные дороги,
трамвай, фабрично-заводские предприятия, торговцы горючими материалами,
держатели диких животных, лица, возводящие строения и иные сооружения, а в
ОГЗ 1961 г., ГК 1964 г., ОГЗ 1991 г. - это транспортные организации,
промышленные
предприятия,
стройки,
владельцы
автомобилей
(автотранспортных средств). В действующем же Гражданском кодексе РФ
перечисление, ограниченное скобками, непосредственно характеризует именно
деятельность,
транспортных
создающую
средств,
повышенную
механизмов,
опасность:
электрической
использование
энергии
высокого
напряжения, атомной энергии, взрывчатых, сильнодействующих ядов и т.п.;
осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности. В этой
связи утверждение о том, что современный Кодекс более корректно определил
сущность деятельности, создающей повышенную опасность, по сравнению с
предшествующими кодификациями гражданского законодательства, не имеет
под собой основания.
Преемственность
совершенствования
законодательства
1
в
и
должна
нормах
на
протяжении
реформирования
отечественного
свидетельствовать
Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
нескольких
о
этапов
гражданского
стабильности
правового
48
института причинения вреда источником повышенной опасности. Вместе с тем
полемика вокруг самого понятия "источник повышенной опасности" ведется с
тех самых пор, как оно было введено в правовой обиход, и не стихает до
настоящего времени. И это несмотря на то, что законодатель, казалось бы,
определился с существом такового. Так, при определении причинителя вреда
однозначно говорится о лицах, которые владеют источником повышенной
опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве
оперативного управления либо на ином законном основании (абз. 2 п. 1 ст. 1079
ГК РФ). С позиции правил формальной логики это означает, что если объектом
права собственности, как и любого другого вещного права, выступают вещи1,
то соответственно и источником повышенной опасности должны являться
предметы материального мира.
Тем не менее, высшие судебные органы Российской Федерации,
неоднократно
высказывавшиеся
относительно
существа
источника
повышенной опасности, признают за ним качество деятельности, а не
предметов материального мира. Так, в Постановлении Пленума Верховного
Суда РФ 2010 г.2 указано, что по смыслу ст. 1079 ГК РФ таким источником
следует признавать любую деятельность, осуществление которой создает
повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного
контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию,
транспортировке,
хранению
предметов,
веществ
и
других
объектов
производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими
же свойствами. Что это: пример вольного толкования норм ГК РФ или статья
закона (п ГК РФ) содержит взаимоисключающие друг друга конструкции
определения источника повышенной опасности? На эти вопросы еще только
Камышанский В.П. Конституционные ограничения права собственности // Юрист. 2004. N 5. С. 5.
Например, в судебной практике периода действия ГК 1922 г. неоднократно возникал вопрос о возможности
отнесения автомобиля к перечню источников повышенной опасности. Так, Гражданская кассационная коллегия
Верховного Суда РСФСР в 1926 г. при вынесении решения исходила из того, что владелец автомобиля как
источника повышенной опасности отвечает за вред, причиненный им всегда, кроме случаев, когда будет
доказано, что вред возник вследствие непреодолимой силы или грубой небрежности самого потерпевшего. См.:
Определение ГКК Верховного Суда РСФСР от 23 февраля 1926 г. по делу N 3454 // Сборник "Обеспечение
увечных" / Под ред. Е.Н. Даниловой. М., 1927. С. 109. Цит. по: Антимонов В.С. Гражданская ответственность за
вред, причиненный источником повышенной опасности. М.: Изд-во юридической литературы, 1952. С. 51.
1
2
49
предстоит ответить. Однако очевидно, что определение сущности источника
повышенной опасности, а равно определение характера обязательства по
возмещению вреда, является одной из самых сложных и насущных проблем
современного гражданского права.
Судебная практика на протяжении многих лет играла важную роль в
выборе направления, по которому должен развиваться (оптимизироваться)
институт
возмещения
повышенную
опасность
вреда,
причиненного
деятельностью,
для
окружающих,
в
частности,
создающей
посредством
толкования норм действующего гражданского законодательства и восполнения
перечня
источников
повышенной
опасности,
который
законом
всегда
определялся как примерный1.
В период действия ГК 1922 г. источник повышенной опасности судебными
органами трактовался в качестве объекта материального мира, что в большей
степени было обусловлено самой конструкцией нормы ст. 404 данного
кодифицированного акта. В указанной норме примерный перечень лиц,
отвечающих за вред, причиненный источником повышенной опасности, был
непосредственно связан с теми объектами материального мира, которыми они
владели2.
Реформа гражданского законодательства Союза ССР, проведенная в начале
60-х годов прошлого столетия, в целом не затронула конструкцию возмещения
вреда, причиненного источником повышенной опасности, но уточнила
перечень обязанных лиц, а именно: транспортные организации, промышленные
предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т.п., что кардинальным
образом отразилось на правоприменительной практике, которая к середине 80-х
годов
двадцатого
столетия
была
уже
ориентирована
на
концепцию
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или
здоровью" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 3.
2
Однако в некоторых судебных решениях отход от концепции предмета в пользу концепции деятельности всетаки прослеживался. Так, например, в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14 августа 1942
г. N 14/м/15/у термин "источник повышенной опасности" используется для обозначения действия - пользования
машинами: например, тракторами, комбайнами и т.п. См. подробнее: Антимонов Б.С. Гражданская
ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М.: Изд-во юридической
литературы, 1952. С. 61.
1
50
деятельности.
Так, в абз. 2 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР 1986 г.
N 13 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного
повреждением здоровья"1 имело место следующее разъяснение: "Источником
повышенной
опасности
надлежит
признавать
любую
деятельность,
осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из
-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также
деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов,
веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного
назначения, обладающих такими же свойствами".
Казалось бы, изложенное должно было поставить точку (пусть и не
окончательную) в споре о том, что является источником повышенной
опасности. Однако последующие разъяснения, содержавшиеся в этом же
пункте, внесли коррективы относительно существа исследуемого правового
явления. Так, в абзаце третьем названного пункта содержалось указание на
"действие источника повышенной опасности", что само по себе исключало
возможность рассмотрения в качестве источника повышенной опасности саму
деятельность (нельзя направить действие на деятельность); в абзаце четвертом
в качества владельца источника повышенной опасности было определено лицо,
осуществляющее эксплуатацию такого источника (однако эксплуатировать
можно лишь предмет, но нельзя осуществлять эксплуатацию в отношении
деятельности). Только в абзаце втором рассматриваемого пункта содержалось
указание на то, что источник повышенной опасности - это деятельность. В
остальной части этого пункта источник повышенной опасности использовался в
значении предмета материального мира.
Не внесло ясности в решение исследуемого вопроса и Постановление
Пленума Верховного Суда РФ 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05.09.1986 N 13 "О судебной практике по делам о
возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" // Сборник постановлений Пленума Верховного
Суда СССР (1924 - 1986). М., 1987.
1
51
возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья"1, пункты которого
(с 17 по 21) почти дословно воспроизводили содержание п. 11 Постановления
Пленума Верховного Суда СССР 1986 г. N 13.
Примечательно, что подход высших судебных органов не укладывался в
чистом виде ни в одну из существовавших на тот момент концепций источника
повышенной
опасности.
Позиция
судебной
практики
не
сводилась
к
определению случаев реализации концепции деятельности или концепции
предмета, когда бы при квалификации конкретной ситуации на первый план
выступала деятельность или предметы материального мира. Не сводилась она и
к созданию конструкции источника повышенной опасности как "деятельность предмет". Напротив, речь всегда шла о деятельности, качество источника
повышенной опасности
деятельности,
либо
которой
свойства
придавали
предметов,
на
либо сами
свойства
этой
которые
направлена
эта
деятельность.
Современная
судебная
практика
пока
остается
на
позиции,
сформированной почти тридцать лет назад. В Постановлении Пленума
Верховного Суда РФ 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие
причинения вреда жизни или здоровью"2 воспроизведен не только подход к
пониманию источника повышенной опасности как деятельности (п. 18), но и
заимствован
подход,
повышенной
опасности
касающийся
в
качестве
характеристики
свойств
"вредоносных"3:
"Вред
источника
считается
причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом
его действия или проявления его вредоносных свойств".
Однако ни свойства предметов материального мира, ни свойства
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3 "О судебной практике по делам о возмещении
вреда, причиненного повреждением здоровья" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 7.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или
здоровью" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 3.
3
В Постановлениях высших судебных органов 1986 и 1994 годов содержалось указание на то, что
имущественная ответственность за вред, причиненный действием источников повышенной опасности, должна
наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их
вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения
автомобиля).
1
52
деятельности не могут быть вредоносными. Как справедливо отмечает В.М.
Сагрунян, "свойства объекта не имеют социальной ориентации, они не могут
быть ни "добрыми", ни "злыми". Извлечение их в контролируемом объекте
приносит
пользу,
а
бесконтрольное
генерирование
-
вред"1.
Термин
"вредоносность" для описания свойств вещей, действий является крайне
неудачным. Неточность данного термина вводит в заблуждение, поскольку
создается впечатление, что источник повышенной опасности обладает
непредотвратимой
предрасположенностью
к
причинению
вреда 2.
Вредоносностью обладают исключительно последствия проявления тех или
иных свойств, характеризующих источник повышенной опасности.
Итак, источник повышенной опасности определяется судебной практикой3,
во-первых,
как
любая
деятельность,
осуществление
которой
создает
повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного
контроля за ней со стороны человека (назовем ее "деятельность первого вида");
во-вторых, как деятельность по использованию, транспортировке, хранению
предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или
иного
назначения,
обладающих
такими
же
свойствами
(назовем
ее
"деятельность второго вида"). В последнем случае отнесение деятельности к
источнику повышенной опасности напрямую зависит от свойств объектов
производственного, хозяйственного или иного назначения. Эти свойства
должны исключать полный контроль за деятельностью со стороны человека,
что создает повышенную вероятность причинения вреда при осуществлении
такой деятельности.
Выражение "создает повышенную вероятность причинения вреда" не
имеет завершения, в том смысле, что не понятно, чем или кем причиняется этот
вред. Соответственно, это может быть и сама деятельность, и предмет
материального мира, и сам человек. Логичнее было бы написать: "Создает
Сагрунян В.М. Источник повышенной опасности: новый подход в его понимании // Право и образование.
2009. N 8. С. 155.
2
Там же.
3
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ 2010 г. N 1.
1
53
повышенную вероятность причинения вреда этой деятельностью". Однако,
отказавшись от использования такого рода выражения, правоприменитель
ориентирует нас исключительно на то, что в отношении такой деятельности
человек не может осуществлять полный контроль. Поскольку выражение типа
"Человек не может осуществлять полный контроль над деятельностью человека
" для целей рассматриваемого специального деликта лишено смысла,
получается, что повышенная вероятность причинения вреда возможна либо
предметом материального мира, либо самой деятельностью.
Учитывая, что предметы материального мира отнесены к деятельности
второго вида, являющейся источником повышенной опасности, единственное,
что может причинить вред деятельностью первого вида - это сама деятельность,
связанная с повышенной вероятностью
причинения
вреда, но не ее
осуществление, поскольку осуществлять деятельность может лишь физическое
или юридическое лицо, а, как уже было отмечено, конструкция "невозможность
осуществления
полного
деятельностью"
для
контроля
цели
человеком
причинения
вреда
за
своей
собственной
источником
повышенной
опасности не имеет смысла.
Анализируя деятельность второго вида как источника повышенной
опасности, следует указать на невозможность применения к таковой признака
"такие же свойства, как у деятельности первого вида". Это связано с тем, что у
деятельности первого вида повышенно опасные свойства вытекают из самой
деятельности. Возможно, именно по этой причине высшие судебные органы в
абз. 3 п. 18 рассматриваемого Постановления вводят дополнительный механизм
для характеристики деятельности второго вида, а именно: суд, принимая во
внимание
особые
используемых
в
свойства
процессе
предметов,
деятельности,
веществ
вправе
или
иных
признать
объектов,
источником
повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне ст.
1079 ГК РФ.
Подобный механизм определения существа источника повышенной
опасности является тупиковым уже хотя бы потому, что конструкция "особые
54
свойства" с позиции действующего гражданского законодательства нуждается в
разъяснении. Не вносит ясности и абз Постановления, содержащий разъяснения
о том, что "вред считается причиненным источником повышенной опасности,
если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных
свойств". Во-первых, конструкция, связанная с тем, что вред возникает
вследствие действия (которое, как правило, является противоправным),
выступает основанием возникновения любого деликтного обязательства, а не
только обязательства из причинения вреда источником повышенной опасности.
Во-вторых, как уже было отмечено выше, ни у деятельности, ни у предметов
материального мира нет и быть не может вредоносных свойств.
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что подход высших судебных
органов к определению существа источника повышенной опасности далек от
совершенства и не способствует правильному пониманию этого правового
явления,
что
лишний
раз
подтверждает
необходимость
проведения
дополнительных исследований вопросов возмещения вреда, причиненного
источником повышенной опасности, а равно возмещения вреда деятельностью,
связанной с повышенной опасностью для окружающих.
2.2 Проблемы реализации права потерпевшего на получение
страховой выплаты при повреждении здоровья источником повышенной
опасности.
Институт обязательного страхования ответственности был введен с целью
обеспечения и гарантированности осуществления права потерпевшего на
возмещение причиненного ему вреда, а также для упрощения самой процедуры
взыскания вреда. Страхование должно было освободить пострадавшее лицо от
долгого и утомительного судебного разбирательства, чтобы не увеличивать его
страдания, а в более короткие сроки компенсировать вред. Согласно преамбуле
Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном
страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"1
1
Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ (ред. от 28.11.2015) "Об обязательном страховании гражданской
55
целью обязательного страхования является защита прав потерпевших на
возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу, при
использовании транспортных средств иными лицами, а гарантия возмещения
такого вреда относится к основным его принципам (ч. 1 ст. 3). Однако в
действительности поставленные цели не всегда выполняются. Потерпевшему
для
получения
страховой
выплаты
приходится
преодолевать
немало
трудностей, а в некоторых случаях, при невозможности собрать все требуемые
страховой организацией документы, единственной возможностью получить
возмещение вреда является обращение в суд. К таким случаям относится
ситуация,
когда
здоровье
гражданина
повреждено
при
использовании
транспортного средства лицом, застраховавшим свою ответственность.
Так, например, А., управляя автомобилем ВАЗ, в нарушение п. 14.1 ПДД
РФ, дорожных знаков 5.19.1, 5.19.2 ПДД совершил наезд на Ж., переходившую
проезжую часть дороги по нерегулируемому пешеходному переходу, и
причинил вред здоровью.
Сразу после ДТП Ж. была доставлена бригадой скорой помощи в
травмпункт с жалобами на сильную боль в правом коленном суставе, и ей была
оказана первая помощь. Затем в течение месяца Ж. находилась на
стационарном лечении в ортопедическом отделении ОГУЗ "Ново-Таволжанская
больница восстановительного лечения".
В соответствии с заключением эксперта от 6 октября 2011 года N 4727
(Областное государственное учреждение здравоохранения особого типа "Бюро
судебно-медицинской экспертизы") у Ж. имеются следующие повреждения,
образовавшиеся в результате ДТП: посттравматический синовит, начальные
проявления деформирующего артроза коленного сустава, остаточные явления
повреждения внутреннего удерживателя надколенника в правом коленном
суставе, посттравматический нейротрофический синдром правой нижней
конечности, которые причинили средней тяжести вред здоровью по признаку
длительного расстройства здоровья.
ответственности владельцев транспортных средств"// СЗ РФ. 2002. N 18. Ст. 1720.
56
Согласно Постановлению судьи Свердловского районного суда
г.
Белгорода от 29 ноября 2011 года N 5-758/2011 А. был признан виновным в
совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст.
12.24 КоАП РФ (нарушение ПДД, повлекшее средней тяжести вред здоровью),
и назначено наказание в виде административного штрафа в размере 2000
рублей.
Согласно рекомендации врача в течение месяца Ж. находилась на
санаторно-курортном лечении в ЛПУП "Санаторий им. М.Ю. Лермонтова" в г.
Пятигорске. Лечащим врачом санатория ей было рекомендовано повторить
лечение через 8 - 12 месяцев.
Ж. обратилась в Белгородский региональный филиал ООО "СК "Согласие"
с заявлением о выплате страхового возмещения в связи с причинением вреда
здоровью в результате ДТП. Однако получила отказ страховой компании в
удовлетворении заявленных требований в отношении утраченного заработка,
поскольку "ей необходимо дополнительно предоставить заключение судебномедицинской
экспертизы
трудоспособности".
с
указанием
Потерпевшей
была
процента
лишь
и
периода
возмещена
утраты
стоимость
пройденного санаторно-курортного лечения.
Проведенная ранее на основании определения о возбуждении дела об
административном
правонарушении
судебно-медицинская
экспертиза
установила только тяжесть вреда здоровью, причиненного ДТП. Вопрос же о
процентах и периоде утраты трудоспособности перед экспертами не ставился
(поскольку для административного производства они не нужны), поэтому они и
не определялись.
В данном случае страховая компания на законном основании отказала
потерпевшей в возмещении утраченного заработка, поскольку согласно п
Федерального
закона
"Об
обязательном
страховании
гражданской
ответственности владельцев транспортных средств" потерпевший обязан
предоставить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить
все
известные
сведения,
подтверждающие
объем
и
характер
вреда,
57
причиненного жизни или здоровью потерпевшего. Также в соответствии с подп
Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев
транспортных
средств1
при
предъявлении
потерпевшим
требования
о
возмещении утраченного им заработка (дохода) в связи со страховым случаем
он должен представить заключение медицинской экспертизы о степени утраты
профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной
трудоспособности - о степени утраты общей трудоспособности.
Заключение
о
степени
утраты
профессиональной
или
общей
трудоспособности может сделать судебно-медицинская экспертиза или медикосоциальная экспертиза.
Учреждение медико-социальной экспертизы выдает заключение о степени
утраты профессиональной трудоспособности только в случае трудовой травмы
или профессионального заболевания, поскольку порядок проведения такой
экспертизы законодательно закреплен2. В случае же утраты трудоспособности в
результате ДТП, если только не идет речь об установлении инвалидности,
медико-социальная экспертиза не проводится, так как нет специальной
инструкции. Потерпевшему обычно советуют обратиться в учреждение судебно
-медицинской экспертизы.
Согласно п. 4 Порядка организации и производства судебно-медицинских
экспертиз
в
государственных
судебно-экспертных
учреждениях
РФ3
основаниями для осуществления экспертизы являются определение суда,
постановление судьи, дознавателя или следователя. Таким образом, получить
заключение
судебно-медицинской
экспертизы
о
степени
утраты
трудоспособности самостоятельно, без обращения в суд, потерпевший не может
. Получается, та цель, ради которой создавался институт обязательного
страхования автогражданской ответственности, - более упрощенная и быстрая
Положение о правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных
средств (утв. Банком России 19.09.2014 N 431-П) (ред. от 24.05.2015) (Зарегистрировано в Минюсте России
01.10.2014 N 34204) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2015) // СЗ РФ. 2003. N 20. Ст. 1897.
2
Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев
на производстве и профессиональных заболеваний утверждены Постановлением Правительства РФ от 16
октября 2000 г. N 789 // СЗ РФ. 2000. N 43. Ст. 4247.
3
Утвержден Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 мая 2010 г. N 346н //
Российская газета. 2010. N 186. 20 авг.
1
58
по сравнению с судебной процедура компенсации вреда потерпевшему в
отношении повреждения здоровья в результате ДТП - не достигнута.
Какие же возможны пути решения этой проблемы? Прежде всего, можно
обратиться к опыту европейских и других зарубежных стран, где система
обязательного страхования существует намного дольше, чем в России, и лучше
отработана. Так, например, в Германии при страховании от несчастных случаев
для получения страховой выплаты необходимо лишь доказать сам факт
причинения
вреда
жизни
или
здоровью,
размер
страховой
выплаты
рассчитывается в зависимости от вида вреда с применением различных таблиц
и коэффициентов1. Подобная система страхования применяется и в других
европейских странах. Кроме того, в зарубежном законодательстве об
обязательном страховании установлен не высший, а нижний предел страховой
выплаты потерпевшему. Так, в ст. 4 немецкого Закона "Об обязательном
страховании владельцев автотранспортных средств" 1965 г. предусмотрено, что
минимальный размер страховых сумм в случае причинения вреда личности - 1
млн. DM, а в случае смерти - 1,5 млн. DM. В России же максимум страховых
сумм меньше минимума страхового возмещения в Германии. Европейская
система обязательного страхования направлена на наиболее полное возмещение
вреда потерпевшему, на освобождение пострадавшего от дополнительных
трудностей, связанных с доказыванием размера причиненного вреда.
Учитывая, что многие хорошие проекты зарубежных стран в нашей стране
по различным причинам не всегда удается применить, можно предложить и
другие
способы
совершенствования
российского
законодательства.
Представляется целесообразным законодательно предусмотреть обязанность
страховщика направлять на медицинскую экспертизу и оплачивать за счет
страховой компании ее прохождение потерпевшим для определения степени
утраты трудоспособности. Подобный порядок предусмотрен и действует в
Страховое дело: Учебник / Под ред. Т.А. Федоровой. М.: Экономистъ, 2014. Т. 2: Виды страхования. С. 442,
447 - 460.
1
59
отношении оценки размера вреда причиненного имуществу1. Жизнь и здоровье
человека более ценны, чем его имущество, вернее, бесценны, поэтому
необходимо предусмотреть более упрощенный порядок реализации права
потерпевшего на получение страховой выплаты в случае повреждения здоровья
.
2.3 Основания освобождения от ответственности за вред, причиненный
источником повышенной опасности
Защиту
интересов
потерпевших
и
реализацию
принципа
полного
возмещения вреда гарантируют нормы гл. 59 "Обязательства вследствие
причинения вреда" ГК РФ (деликтные обязательства). Одной из особенностей
соответствующих норм является их императивность. Закрепленные общие
правила деликтной ответственности могут быть изменены только в случаях,
когда: 1) вред возмещается причинителем вреда, однако законом обязанность
возмещения
вреда
может
быть
возложена
на
лицо,
не
являющееся
причинителем вреда; 2) вред возмещается в полном объеме, однако законом
или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда либо
лица, на которого законом возложена ответственность за причинение вреда,
выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда; 3) вред
возмещается при наличии вины причинителя, вина которого презюмируется, и,
следовательно, он сам должен доказывать отсутствие своей вины, однако
законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины
причинителя. Как видно, все указанные диспозитивные привязки внесены
исключительно в интересах потерпевших. Именно поэтому деликтные
обязательства считаются "охранительными".
Названные отступления от общих правил использованы при регулировании
ответственности
повышенную
за
вред,
опасность
для
причиненный
окружающих
деятельностью,
создающей
(являющейся
источником
повышенной опасности). В числе видов такой деятельности в первую очередь
См., например: пункты 45 - 48 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев
транспортных средств.
1
60
названо использование транспортных средств (п. 1 ст. 1079 ГК РФ).
Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности,
возлагается, в отличие от общих правил, не на причинителя вреда (лицо,
непосредственно управляющее транспортным средством), а на владельца
соответствующего транспортного средства, в качестве которого могут
выступать
юридическое
лицо или
гражданин,
владеющие
источником
повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения
или праве оперативного управления либо на ином законном основании. Среди
иных возможных законных оснований владения названы договор аренды,
доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение
соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности.
Приведенный
перечень
не
исчерпывающий
и
допускает
возможность
существования и других оснований законного владения. Поскольку возложение
обязанности по возмещению вреда на владельца источника повышенной
опасности продиктовано целью обеспечить надлежащее техническое состояние
соответствующих
объектов
(в
том
числе
транспортных
средств)
и,
соответственно, безопасность дорожного движения, с одной стороны, а также
реально гарантировать материальную возможность возмещения причиненного
вреда - с другой, определение фигуры владельца имеет первостепенное
значение. Вместе с тем судебная практика, используя возможность по своему
усмотрению
определять
законность
повышенной
опасности,
допускает
основания
владения
необоснованное
источником
расширение
таких
оснований.
В качестве примера можно привести позицию Верховного Суда РФ,
изложенную в ответе на вопрос, кто является надлежащим ответчиком по делам
о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности
(транспортным средством) в результате ДТП, в том случае, если управление им
в присутствии законного владельца автомобиля осуществляло лицо, имеющее
водительское
удостоверение,
но
без
доверенности,
оформленной
в
установленной законом письменной форме. Со ссылкой на то, что ст. 1079 ГК
61
РФ не содержит исчерпывающего перечня "законных оснований", было
указано: "Лицо, управляющее автомобилем без письменной доверенности при
наличии водительского удостоверения в присутствии собственника автомобиля
или иного законного владельца, использует данное транспортное средство на
законных основаниях. В таком случае надлежащим ответчиком по делам о
возмещении вреда, причиненного транспортным средством, является лицо,
управляющее автомобилем в момент ДТП, а не собственник или иной законный
владелец
источника
повышенной
опасности" 1.
Приведенная
позиция
предопределила направление судебной практики, хотя ее правомерность
вызвала серьезные возражения. Дело в том, что в Правилах дорожного
движения
Российской
Федерации 2
доверенность
на
право
управления
рассматривалась не как основание законности передачи титула владения, а как
документ, подтверждающий законность участия в дорожном движении в
отсутствии владельца транспортного средства. Водитель, который не имел
доверенности на право управления, не мог рассматриваться как владелец
источника повышенной опасности только на том основании, что он управлял
автомобилем в присутствии законного владельца. Отсутствие письменной
доверенности исключает ответственность водителя вне зависимости от того, в
присутствии или отсутствии владельца он управляет транспортным средством.
Управление транспортным средством без доверенности на право управления в
присутствии
владельца
исключает
лишь
привлечение
водителя
к
административной ответственности за нарушение правил дорожного движения,
но не является основанием для возникновения у него титула владения
автотранспортным средством.
Ситуация, о которой идет речь, имела место до внесения изменений в
Правила дорожного движения. В настоящее время доверенность на право
управления, как и другие документы, подтверждающие право владения, или
пользования, или распоряжения транспортным средством (подп. 2.1.1 п. 2.1
Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью: практическое
пособие / под ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2011
2
Утв. Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090.
1
62
Правил), исключены из перечня документов, которые участники дорожного
движения обязаны иметь при себе и предъявлять по требованию сотрудников
ГИБДД1. Это еще раз подтверждает ошибочность допущенного широкого
понимания законности оснований перехода права владения транспортными
средствами.
Для избежания подобных ошибок и установления единообразия в
правоприменительной практике целесообразно было бы в ст. 1079 ГК РФ
привести
исчерпывающий
(закрытый)
перечень
таких
оснований
и
предоставить право устанавливать иные основания только законодателю.
При
разработке
перечня
необходимо
учесть,
что
особенностью
действующего режима регулирования ответственности за причинение вреда
деятельностью,
создающей
повышенную
опасность,
является
широкая
имплементация выработанных судебной практикой позиций в нормотворческий
процесс.
Закон предоставляет широкую защиту потерпевшим в ДТП и тогда, когда
вред причинен лицом, противоправно завладевшим транспортным средством. В
этом случае правонарушитель отвечает по тем же правилам, что и владелец
источника повышенной опасности (п. 2 ст. 1079 ГК РФ). До последнего
времени в судебной практике возникали трудности при определении лица, на
которого должна быть возложена ответственность в ситуации, когда в
противоправном завладении источником повышенной опасности участвуют
несколько лиц. Так, при рассмотрении уголовного дела по обвинению группы
лиц (четыре человека) в краже автомобиля и одного из них, который управлял
автомобилем, дополнительно в наезде на пешехода и причинении ему телесных
повреждений были также рассмотрены требования потерпевшего о возмещении
причиненного ему вреда. Все обвиняемые были осуждены за участие в краже
автомобиля, а лицо, управлявшее угнанным автомобилем и совершившее наезд
Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от 21.01.2016) "О Правилах дорожного
движения" (вместе с "Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и
обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения")// Собрание актов
Президента и Правительства РФ, 22.11.1993, N 47, ст. 4531
1
63
на пешехода, в том числе за причинение телесных повреждений. Требования
потерпевшего были удовлетворены за счет лица, управлявшего автомобилем.
Приговор суда в части решения по гражданскому иску был отменен и иск был
передан на новое рассмотрение в гражданском судопроизводстве. Ошибка суда
при рассмотрении иска заключалась в неправильном определении владельца
источника повышенной опасности, который в силу закона должен нести
ответственность за причиненный вред. В связи с этим особое значение для
судебной практики должно иметь разъяснение, содержащееся в п. 24
Постановления Пленума ВС РФ N 11, в котором применительно к названной
ситуации указано, что владельцем источника повышенной опасности является
вся группа и на всех ее участников должна быть возложена обязанность по
возмещению вреда, независимо от того, кто управлял транспортным средством
в момент его причинения. Ответственность таких лиц должна быть солидарной,
поскольку источник выбыл из обладания владельца в результате их совместных
действий.
Вместе с тем выбытие источника повышенной опасности из обладания
владельца в результате противоправных действий других лиц не всегда
является безусловным основанием для освобождения титульного владельца от
ответственности за причиненный вред. В статье 1079 ГК РФ предусмотрено,
что при наличии вины владельца в противоправном изъятии источника из его
обладания ответственность может быть возложена как на него, так и на лицо,
противоправно завладевшее источником. Соответствующая норма направлена
не только на защиту прав потерпевших, поскольку появляется еще один, при
этом достаточно надежный источник для возмещения вреда, но и на
стимулирование
владельцев
принимать
необходимые
меры
для
предотвращения краж и угонов автотранспортных средств. В приведенном
разъяснении в качестве примера вины владельца в создании условий для угона
транспортного средства приведены следующие обстоятельства: владелец
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или
здоровью гражданина"// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. №3
1
64
оставил автомобиль на неохраняемой парковке открытым, с ключами в замке
зажигания. Такой набор нарушений в совокупности может свидетельствовать о
грубой неосторожности потерпевшего. Между тем следует иметь в виду, что
гражданско-правовая ответственность наступает при любой форме вины:
умысле, грубой неосторожности и простой небрежности. Поэтому для
привлечения к ответственности владельца в рассматриваемой ситуации
достаточно хотя бы одного такого нарушения, например, оставил машину
открытой даже на охраняемой парковке, не включил сигнализацию, оставил
открытым окно автомобиля и т.п. Во всех случаях есть риск угона, который
владелец не должен допускать. Степень вины владельца имеет значение только
при определении размера его доли в возмещении вреда.
Следует отметить, что норма, допускающая освобождение владельца
транспортного средства от обязанности возмещения вреда в связи с
противоправным изъятием у него источника повышенной опасности (п. 2 ст.
1079 ГК РФ), до последнего времени широко применялась в судебной практике
также в ситуациях, когда ДТП произошло с участием лица, управлявшего
транспортным средством в силу выполнения своих обязанностей по трудовому
или гражданско-правовому договору, но использовавшего его в других целях
(для
удовлетворения
своих
личных
нужд,
для
оказания
возмездных
транспортных услуг посторонним лицам и т.п.). Суды, рассматривая такие
действия работника как противоправное изъятие транспортного средства из
обладания владельца, привлекали его к участию в деле в качестве надлежащего
ответчика и возлагали на него обязанность по возмещению вреда. Такое
положение
сложилось
в
связи
с
ошибочным
пониманием
категории
"противоправное завладение". В приведенных выше ситуациях речь идет не о
противоправном завладении транспортным средством, а о его неправомерном
использовании, что не может явиться основанием для освобождения владельца
от ответственности. На некорректную подмену соответствующих категорий
обращено внимание в Постановлении Пленума ВС РФ N 1 (абз. 3 п. 19).
Несомненный интерес представляют широко обсуждавшиеся в научной
65
литературе на базе ранее действовавшего законодательства предложения о
привлечении к ответственности за причиненный источником повышенной
опасности вред, наряду с владельцами, иных лиц, виновными действиями
которых была создана обстановка, способствующая причинению вреда. Среди
таких лиц фигурируют почти все те, действия которых и в настоящее время по
статистике
ГИБДД
являются
причиной
ДТП.
Это
пешеходы,
грубо
нарушающие Правила дорожного движения; организации и службы, не
обеспечивающие надлежащее состояние дорог; органы, отвечающие за работу
средств автоматической регулировки дорожного движения, и т.п. При этом в
споре не было единого мнения по поводу правовой природы таких
обязательств, их места в общей системе обязательств, правовых оснований для
возложения ответственности за причиненный вред на третьих лиц, формы
совместной ответственности владельца и третьих лиц, источников их
регулирования.
В настоящее время законодатель, включив в состав обязательств,
возникающих вследствие причинения вреда, специальную норму (п. 2 ст. 1079
ГК РФ), проблемы применения которой рассматриваются выше, как полагаем,
поставил точку в решении всех спорных вопросов1. Дело в том, что в
регулируемой приведенной нормой ситуации в качестве владельца, обязанного
в силу закона возместить причиненный вред, выступает лицо, противоправно
завладевшее транспортным средством, а в качестве лица, создавшего
повышенную вероятность причинения вреда, титульный владелец, виновно
допустивший возможность изъятия источника из его обладания.
Таким образом, на законодательном уровне признана возможность
возложения
ответственности
за
причиненный
источником
повышенной
опасности вред, наряду с владельцем, и на других лиц. В модель, созданную
этой нормой, полностью вписываются и иные возможные случаи, когда
Нужно отметить, что обязательство, урегулированное п. 2 ст. 1079 ГК, возникло и было признано судебной
практикой намного раньше (см. п. 5 Постановления Пленума ВС СССР от 23 октября 1963 г. N 16 "О судебной
практике по делам о возмещении вреда" и п. 11 пришедшего ему на смену Постановления Пленума ВС СССР от
5 сентября 1986 г. N 13). В пункте 2 ст. 1079 ГК РФ фактически на законодательном уровне закреплено
разъяснение Пленума ВС СССР в последней его редакции.
1
66
причинению вреда источником повышенной опасности способствовали своими
незаконными действиями (бездействием) другие лица. В приведенном случае
речь идет о двух обязательствах по возмещению причиненного вреда: одно
связывает потерпевшего с владельцем, а другое - с третьим лицом, создавшим
условия для причинения вреда. Второе обязательство не является ни
деликтным, ни самостоятельным. Соответствующие действия третьего лица
сами по себе не относятся к вредоносным, они становятся таковыми только
тогда, когда создают предпосылки для возникновения или увеличения
повышенной опасности причинения вреда. Такое обязательство может
возникнуть только как сопутствующее деликтному обязательству. Это
специальное обязательство, целью создания которого является дальнейшее
повышение правовой защиты интересов потерпевших. Цель, правовая природа
и зависимость от другого обязательства предопределили их место в общей
системе обязательств: такое обязательство требует специального регулирования
в рамках деликтных обязательств, а точнее - обязательств, возникающих в связи
с причинением вреда источником повышенной опасности. Основаниями для
возникновения сопутствующего обязательства являются наступление вреда,
причиненного
источником
повышенной
опасности,
противоправные
и
виновные действия лиц, создавших повышенную вероятность причинения
вреда. Особенностью этого обязательства является то, что в его конструкции
использована иная, чем в общих деликтах, категория причинной связи между
действиями третьих лиц и наступившим вредом: она является не прямой
(непосредственной), а опосредованной. Таким образом, иная форма причинной
связи является единственной особенностью регулирования сопутствующих
обязательств. Возможность наступления гражданско-правовой ответственности
при отсутствии непосредственной причинной связи уже апробирована
законодателем при определении субъектного состава в обязательствах
вследствие
причинения
вреда
источником
повышенной опасности (на
владельца может быть возложена обязанность по возмещению вреда и при
отсутствии какой-либо причинной связи между его действиями и наступившим
67
вредом). Решен вопрос и о форме совместной ответственности. Такая
ответственность должна быть долевой, поскольку в соответствии со ст. 1080 ГК
РФ возложение солидарной ответственности допускается лишь при совместном
причинении вреда.
68
Заключение
В результате проведенного исследования можно сделать следующие
выводы:
Гражданско-правовой ответственностью следует считать исполнение
правонарушителем (либо иным лицом, отвечающим за правонарушителя в
соответствии с законом) гражданско-правовых обязанностей, возникших у него,
в
соответствии
с
законодательством,
вследствие
совершенного
правонарушения.
Основанием возникновения обязательства вследствие причинения вреда
является не только факт причинения вреда, но и юридический состав, который
может включать в себя в качестве элементов и иные юридические факты
(соглашение сторон, судебное решение, административный акт). Наиболее
распространенным
юридическим
фактом,
конкретизирующим
основание
возникновение обязательства вследствие причинения вреда, является судебное
решение об удовлетворении требований потерпевшего.
Причиненный вред может быть материальным (имущественным) и
нематериальным (моральным). Вред в гражданском праве можно рассматривать
как умаление субъективного гражданского права, в том числе при уничтожении
блага. Нередко вред и ущерб в теории гражданского права отождествляются.
Моральный вред как неимущественный вред представляет собой согласно ст.
151 ГК РФ физические и нравственные страдания. Следствием денежного
выражения имущественного вреда являются убытки, включающие в себя в
соответствии со ст. 15 ГК РФ реальный ущерб и упущенную выгоду.
Ст. 1064 ГК РФ, установив в виде общего правила ответственность
причинителя за виновное причинение вреда, одновременно предоставляет
право законодателю возложить обязанность по возмещению вреда на лицо, не
являющееся причинителем вреда (п. 1), а также при отсутствии вины
причинителя (п. 2). Одним из случаев иного регулирования является ст. 1079
ГК РФ, в которой установлены иные, чем в ст. 1064 ГК РФ, и субъект, и
основания ответственности для случаев причинения вреда деятельностью,
69
создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной
опасности).
Во-первых, вред возмещается во всех случаях владельцем источника
повышенной опасности (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Владелец источника повышенной
опасности, на которого возлагается ответственность за причиненный вред,
выступает в статусе "причинителя" вреда вне зависимости от того, сам ли он
или другое лицо использовало источник повышенной опасности (в частности,
управляло транспортным средством).
Во-вторых, ответственность владельца наступает независимо от вины.
Только умысел потерпевшего или непреодолимая сила, послужившие причиной
возникновения вреда, являются основанием для освобождения владельца
источника повышенной опасности от ответственности.
Источник повышенной опасности существует как правовое явление,
следовательно, ему необходимо дать оценку с точки зрения гражданского
права.
Источником повышенной опасности не могут выступать предметы
материального
мира,
поскольку
гражданское
право
воздействует
исключительно на поведение субъектов гражданского оборота.
Понятие
"источник
повышенной
опасности"
для
цели
ст.
1079
Гражданского кодекса (ГК) РФ является гражданско-правовым, что исключает
возможность его интерпретации как общего или межотраслевого лишь по той
причине, что соответствующий термин встречается также в нормах Уголовного
кодекса РФ.
Термин "вредоносность" не может характеризовать свойства предметов
материального мира, свойства действия или деятельности. Вредоносными
являются
последствия
проявления
свойств
предметов,
действий
или
повышенную
опасность
для
деятельности.
Термины
"деятельность,
создающая
окружающих", "деятельность, связанная с повышенной опасностью для
окружающих", "источник повышенной опасности" в контексте п. 1 ст. 1079 ГК
70
РФ имеют одинаковое смысловое наполнение.
Владелец источника повышенной опасности - это лицо, осуществляющее
деятельность, которая обеспечивает формирование источника повышенной
опасности.
Повышенная опасность деятельности физических и юридических лиц
указывает на их обязанность возместить причиненный вред независимо от
наличия (отсутствия) их вины.
Основанием для освобождения от указанной обязанности являются:
- действие обстоятельств непреодолимой силы;
- умысел потерпевшего;
- выбытие источника повышенной опасности из обладания собственника
(владельца) в результате противоправных действий других лиц. Обязанность
переходит к лицу, противоправно завладевшему таким источником, либо
указывает на совместную ответственность законного и незаконного владельца
при наличии вины первого.
Обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной
опасности, может быть возложена не только на его собственника, но и иного
законного владельца.
71
Список использованной литературы
Нормативно-правовые акты и судебная практика
1.
Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от
05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)// СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст.
4398
2.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 23.05.2018)// СЗ РФ. 05.12.1994, N 32, ст. 3301
3.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от
26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2018)// СЗ РФ. 29.01.1996, N 5, ст. 410
4.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от
26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 28.03.2017)// СЗ РФ. 03.12.2001, N 49, ст. 4552
5.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от
14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 03.04.2018) // СЗ РФ. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532
6.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(ред. от 03.07.2018) // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
7.
Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной
безопасности опасных производственных объектов" (ред. от 07.03.2017) //
Собрание законодательства РФ. 1997. N 30. Ст. 3588.
8.
Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ (ред. от 29.12.2017) "Об
обязательном
страховании
гражданской
ответственности
владельцев
транспортных средств"// СЗ РФ. 2002. N 18. Ст. 1720.
9.
Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при ее оказании" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N
33. Ст. 1913.
10.
Постановление Правительства РФ от 18.05.2011 N 394 (ред. от
30.07.2014) "Об утверждении перечня отдельных видов профессиональной
деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности,
на
занятие
которыми
72
устанавливаются
ограничения
для
больных
наркоманией"// СЗ РФ. 23.05.2011, N 21, ст. 2979
11.
Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от
21.01.2016) "О Правилах дорожного движения" (вместе с "Основными
положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности
должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения")//
Собрание актов Президента и Правительства РФ, 22.11.1993, N 47, ст. 4531
12.
Постановление Правительства РФ от 23.09.2002 N 695 (ред. от
25.03.2013)
"О
освидетельствования
прохождении
обязательного
работниками,
осуществляющими
психиатрического
отдельные
виды
деятельности, в том числе деятельность, связанную с источниками повышенной
опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных
факторов), а также работающими в условиях повышенной опасности"// СЗ РФ.
30.09.2002, N 39, ст. 3796
13.
Положение о правилах обязательного страхования гражданской
ответственности владельцев транспортных средств (утв. Банком России
19.09.2014 N 431-П) (ред. от 24.05.2015) (Зарегистрировано в Минюсте России
01.10.2014 N 34204) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2015) // СЗ РФ. 2003. N
20. Ст. 1897.
14.
Правила
установления
степени
утраты
профессиональной
трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и
профессиональных заболеваний утверждены Постановлением Правительства
РФ от 16 октября 2000 г. N 789 // СЗ РФ. 2000. N 43. Ст. 4247.
15.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3 "О
судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением
здоровья" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 7.
16.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О
применении
судами
гражданского
законодательства,
регулирующего
отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или
здоровью" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 3.
73
Специальная литература
1.
Абрамов В.В. Проблемы возмещения вреда, причиненного в
результате нарушения законодательства о безопасности гидротехнических
сооружений // Научно-практический экономико-правовой журнал "Бизнес,
менеджмент и право". 2010. N 10.
2.
Антимонов
В.С.
Гражданская
ответственность
за
вред,
причиненный источником повышенной опасности. М.: Изд-во юридической
литературы, 1952.
3.
Антонов
С.Н.
Дорожное
движение:
правонарушения
и
ответственность. М.: Редакция "Российской газеты", 2015. Вып. 14
4.
Баринов Н.А., Бевзюк Е.А., Беляев М.А., Бирюкова Т.А., Барышев
С.А., Вахрушева Ю.Н., Долотина Р.Р., Елизарова Н.В., Закиров Р.Ю., Захарова
Н.А., Иванишин П.З., Морозов С.Ю., Михалева Т.Н. Комментарий к
Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996
г. N 14-ФЗ (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2014
5.
Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником
повышенной опасности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2000// URL:
http://www.law.edu.ru
6.
Гончарова М. Неосторожный потерпевший // ЭЖ-Юрист. 2013. N 9.
7.
Гражданское право: В 4 т. Т. 4: Обязательственное право: Учебник /
Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. http//lawcanal
8.
Гринберг М.С. Понятие и система технических преступлений //
Вестник Омского университета. Серия "Право". 2009. N 4
9.
Ершов О.Г., Виноградов М.В. Строительная деятельность как
источник повышенной опасности // Современное право. 2008. N 10. С. 93.
10.
Захаров М.Л. Законодательство о страховых пособиях: современное
состояние и тенденции дальнейшего развития // Журнал российского права.
2016. N 3.
11.
Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975
12.
74
Каменева З.В. Гражданско-правовая ответственность за вред,
причиненный жизни и здоровью медицинскими услугами ненадлежащего
качества // Адвокат. 2015. N 12
13.
Камышанский
В.П.
Конституционные
ограничения
права
собственности // Юрист. 2004. N 5
14.
Камышанский В.П. Некоторые проблемы интеграции юридической
науки и законотворческого процесса // Власть закона. 2012. N 2. С. 10.
15.
Карапетов А.Г., Фетисова Е.М., Матвиенко С.В., Бондаревская М.В.
Обзор правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации по вопросам
частного права за ноябрь 2015 г. // Вестник экономического правосудия
Российской Федерации. 2016. N 1.
16.
Колоколов Н. Выигрыш причинителя // ЭЖ-Юрист. 2016. N 8.
17.
Колоколов Н.А. ДТП: почему выигрывает причинитель вреда? //
Транспортное право. 2016. N 1.
18.
Корма В.Д. Основы криминалистического учения о техногенных
источниках повышенной опасности. М., 2005.
19.
Короткова
О.И.
О
статусе
административных
комиссий
и
возмещении ущерба при признании незаконными их постановлений // Адвокат.
2016. N 2
20.
Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником
повышенной опасности. М., 1966
21.
Кривцов А.С. Общее учение об убытках // Вестник гражданского
права. 2015. N 5. С. 157
22.
Крыжановская
А.А.
Использование
программ
для
ЭВМ
-
деятельность, создающая опасность для окружающих // Журнал российского
права. 2004. N 6.
23.
Ненашев
М.М.
КонсультантПлюс. 2018.
Источник
повышенной
опасности
//
СПС
24.
75
Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации:
научное и судебное толкование: научно-практическое пособие / Ю.И. Антонов,
В.Б. Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2014.
25.
Сагрунян В.М. Источник повышенной опасности: новый подход в
его понимании // Право и образование. 2009. N 8
26.
Соколова Е.В. О некоторых вопросах классификации источников
повышенной опасности военного назначения // ЭНИ "Военное право". 2014.
Выпуск N 3.
27.
Соломин
С.К.
Институт
возмещения
вреда,
причиненного
источником повышенной опасности: некоторые аспекты правотворческого и
правоприменительного характера // Власть Закона. 2015. N 2.
28.
Соломин С.К., Соломина Н.Г. К вопросу о понятии источника
повышенной опасности // Закон. 2014. N 12.
29.
Соломина Н.Г. К вопросу о возникновении обязательства по
возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности // Право
и экономика. 2016. N 4. С. 45 - 49.
30.
Страховое дело: Учебник / Под ред. Т.А. Федоровой. М.:
Экономистъ, 2014
31.
Сушина Т.Е. Гражданский иск в уголовном деле: от теории к
практике // Журнал российского права. 2016. N 3
32.
Решетняк А. "Владелец на словах" // Административное право.
2017. N 4. С. 73 - 75.
33.
Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву.
Саратов: Издательство Саратовского университета, 1973.
34.
Теория государства и права: Учебник / Отв. ред. В.Д. Перевалов. 4-е
изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013. С.
35.
Тихомирова
Л.В.,
Тихомиров
М.Ю.
Возмещение
вреда,
причиненного жизни или здоровью: практическое пособие / под ред. М.Ю.
Тихомирова. М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2011
36.
76
Туршук Л.Д. Проблемы реализации права потерпевшего на
получение страховой выплаты при повреждении здоровья источником
повышенной опасности // Социальное и пенсионное право. 2015. N 3.
37.
Чорновол Е.П. Гражданско-правовой институт предупреждения
причинения, возмещения и компенсации вреда: понятие и система //
Актуальные проблемы российского права. 2015. N 4. С. 146
38.
Шевченко А.С., Шевченко Г.Н. Деликтные обязательства в
российском гражданском праве: учебное пособие. М: Статут, 2013
39.
Шишкин С.К. Источник повышенной опасности и его виды //
Российская юстиция. 2002. N 12.
40.
Ярошенко К.Б. Защита граждан, пострадавших в результате
дорожно-транспортных
происшествий
(состояние
законодательства
и
перспективы его совершенствования) // Журнал российского права. 2015. N 12.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа