close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Кострикова Наталья Александровна. Ситуативная и личностная тревожность у пожилых людей с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом II типа

код для вставки
2
3
4
АННОТАЦИЯ
выпускной квалификационной работы
Тема: « Ситуативная и личностная тревожность у пожилых людей с
ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом II типа».
Выпускная квалификационная работа представлена на 129 страницах и
содержит введение, две главы, психологические рекомендации и выводы,
заключение, список использованных литературных источников и приложения.
При написании научной работы было использовано15 таблиц, 2 рисунка, 7
приложений, 56 литературных источников.
Ключевые слова:
тревожность, тревога,
ситуативная тревожность,
личностная тревожность, пожилой возраст, психосоматические заболевания,
ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет II типа.
Объект исследования - тревожность.
Предмет исследования – ситуативная и личностная тревожность у пожилых
людей.
Целью исследования является изучение ситуативной и личностной
тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом в
пожилом возрасте.
Методы исследования: методика опросник Ч.Д. Спилберга, адаптированная
Ю.Л.Ханиным. Методика предназначена для изучения тревожности как состояния
(ситуативной тревожности) и тревожности как свойства личности (личностной
тревожности). Проективная методика "Несуществующее животное" используется
для
изучения
личностных
особенностей,
бессознательных
импульсов
и
переживаний. Анкетирование врачей. Опрос врачей о том, как часто они
встречаются в своей врачебной практике с проявлениями тревожности у больных
с ИБС и СД II типа в пожилом возрасте. Статистическая методика Манна –
Уитни.
5
В результате исследования было выявлено, что
уровень личностной
тревожности выше у больных с ишемической болезнью сердца, чем у больных
сахарным диабетом II типа. Такое различие обусловлено тем, что больные с
ишемической болезнью сердца
и сахарным диабетом II типа по разному
относятся к своему заболеванию. У больных с сахарным диабетом II типа болезнь
не вызывает стресс, так как болезнь развивается постепенно.
Полученные в работе данные могут использоваться для решения вопросов
по выявлению высокого уровня тревожности у пожилых больных с хроническими
соматическими заболеваниями. Хроническая тревога ухудшает прогноз болезней,
результаты
лечения, затрудняет реабилитацию, снижая качество жизни
пациентов, ограничивает активность больных, снижает эффективность лечебных
мероприятий
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА
…………………………………………………………………...…….8
1.
ПРОБЛЕМА
ТРЕВОЖНОСТИ
В
ЗАРУБЕЖНОЙ
И
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ ……………………………………………….12
1.1 Понятие тревожности, подходы к изучению тревожности в зарубежной и
отечественной психологии………………………………………………………..….12
1.2. Психологические особенности лиц пожилого возраста (60-70
лет)………………………………………………………………………………..........33
1.3. Особенности тревожности у больных с хроническими соматическими
заболеваниями в пожилом возрасте………………………………..…….………... 45
Выводы……………………………………………………………..…………….…. 60
ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ У БОЛЬНЫХ
С ХРОНИЧЕСКИМИ, СОМАТИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В ПОЖИЛОМ
ВОЗРАСТЕ…………………………………………………………………..………62
2.1. Организация и проведение исследования………………………………….. 62
2.2. Анализ результатов исследования ситуативной и личностной тревожности у
больных
с
ишемической
болезнью
сердца
в
пожилом
возрасте…………………………………………………………..…………….…….70
2.3. Анализ результатов исследования ситуативной и личностной тревожности у
больных
с
сахарным
диабетом
II
типа
в
пожилом
возрасте………………………………………………………………………………77
2.4. Сравнительный анализ результатов исследования ситуативной и личностной
и тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом
II типа в пожилом возрасте………………………….………………………….…..84
2.5. Рекомендации направленные на снижение ситуативной и личностной
тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом II
типа в пожилом возрасте ……………………………………………………………98
7
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….….105
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………..……108
ПРИЛОЖЕНИЯ
8
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность проблемы тревожных расстройств определяется клинической
гетерогенностью, высокой распространенностью тревожных переживаний, что
подтверждается данными эпидемиологических исследований, проведенных в
России,
а
также
клиническим
специальностей. Тревога является
опытом
одной
из
врачей
наиболее
самых
разных
распространенных
адаптационных реакций организма на ситуации угрозы, неопределенности или
изменение жизненного стереотипа.
Нормальная тревога усиливается в условиях высокой значимости выбора,
при внешней угрозе, недостатке информации и времени. Помимо психологически
понятных
тревожных
реакций,
тревога
является
основным
симптомом
разнообразных патологических состояний с высокой вариабельностью степени ее
выраженности
и
продолжительности.
Неспецифический
характер
симптомов тревоги определяет их принадлежность к различным синдромам в
рамках как психиатрической, так и соматической патологии.
Патологическая тревога обусловлена внутренними психологическими и
физиологическими
причинами,
приобретенными
особенностями
функционирования центральной нервной системы. Она непропорциональна
реальной угрозе или не связана с ней, а главное – не адекватна значимости
ситуации и резко снижает продуктивность и адаптационные возможности. К
психическим
симптомам
тревоги
относят
собственно
тревогу,
дурные
предчувствия, пугливость, неоправданное беспокойство по различным причинам,
раздражительность
и
нетерпеливость,
напряженность,
невозможность
расслабиться, снижение способности концентрировать внимание, ухудшение
памяти,
нарушение
сна. Соматические проявления
тревоги
включают
вегетативные симптомы, связанные с хроническим мышечным напряжением, а
также псевдоаллергические симптомы, такие как зуд, крапивница, бронхоспазм.
Высокий
уровень
тревоги
может
не
только
имитировать
соматические патологии, но и повышать риск, ухудшать прогноз болезней,
9
действительно имеющих место у пациента, при этом тревожно-депрессивные
расстройства могут быть первичными, то есть предшествовать заболеванию но и
могут сопутствовать ему или же развиваться вторично
на его фоне.
Формирование аффективных нарушений может быть связано как с осознанием
факта заболевания, так и с его длительностью, выраженностью клинических
проявлений, особенностями течения заболевания. При этом 50-90% пациентов с
указанными расстройствами не получают адекватной терапии даже при
своевременном
установлении
диагноза.
Хроническая
тревога
ухудшает
результаты и затрудняет реабилитацию, снижая качество жизни пациентов,
ограничивает
активность
больных,
снижает
эффективность
лечебных
мероприятий.
Проблеме тревожности посвещено большое количество работ зарубежных
исследователей (З. Фрейд, О. Ранк, А. Адлер, Э. Фромм, К. Хорни, Г.С. Салливан,
Р. Мей, Ч.Д. Спилберг, Э.Р. Хорнблоу, К. Изард, Г. Селье, У.П. Морган, К.А.
Эликсон и др.) и отечественных исследователей (А.М. Прихожан, В.Р.
Кисловская, Л.Н. Собчик, Ю.А.Александровский, А.А. Северный, Н.Н. Толстых,
Н.Д. Левитов, Б. Карольчак-Бернацкая,В.М. Астапов, А.А. Александров, Ф.Б.
Березин и др. ).
Объект исследования: тревожность.
Предмет исследования: ситуативная и личностная тревожность у пожилых
людей.
Цель
исследования:
является
изучение
ситуативной
и
личностной
тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом в
пожилом возрасте.
Гипотеза исследования: уровень ситуативной и личностной тревожности
выше у больных с ишемической болезнью сердца, чем у больных сахарным
диабетом II типа.
Задачи исследования:
1. На основе анализа психологической литературы изучить проблему
10
тревожности в зарубежной и отечественной психологии, психологические
особенности лиц пожилого возраста, особенности тревожности у пожилых
больных с хроническими соматическими заболеваниями.
2. Выявить уровень ситуативной и личностной тревожности у больных с
ИБС в пожилом возрасте.
3. Выявить уровень ситуативной и личностной тревожности у пожилых
больных с сахарным диабетом.
4. Выявить различия в уровне ситуативной и личностной тревожности у
больных с ИБС и сахарным диабетом в пожилом возрасте.
5.Разработать рекомендации направленные на снижение ситуативной и
личностной тревожности у больных с ИБС и сахарным диабетом в пожилом
возрасте.
Методы исследования:
1). Методика опросник Ч.Д. Спилберга, адаптированная Ю.Л.Ханиным.
Методика предназначена для изучения тревожности как состояния (ситуативной
тревожности) и тревожности как свойства личности (личностной тревожности).
2). Проективная методика "Несуществующее животное" используется для
изучения личностных особенностей, бессознательных импульсов и переживаний.
Позволяет выявить тревожность как личностную черту и как состояние на момент
обследования.
3). Анкетирование врачей. Опрос врачей о том, как часто они встречаются в
своей врачебной практике с проявлениями тревожности у больных с ИБС и СД II
типа в пожилом возрасте. В чем заключаются проявления тревожности, в каких
ситуациях. Считают ли, что у больных с ИБС пожилом возрасте тревожность
выше, чем у больных с СД II типа. Как они оценивают уровень тревожности,
который чаще всего проявляется у пациентов с ИБС и СД II типа.
4). Статистическая методика Манна – Уитни. Используется для оценки
различий по ситуативной и личностной тревожности между двумя выборками –
больных с ИБС и СД II типа пожилом возрасте.
11
Выборку экспериментального исследования составили 40 пациентов.
Экспериментальное исследование проводилось с апреля по май 2017 г. В ООО СП
"Лесной" 20 пациентов с ИБС. В БУЗ «Городская больница имени С. П. Боткина»
в эндокринологическом отделении 20 пациентов с сахарным диабетом II типа.
Выборку составили женщины и мужчины от 60 до 70 лет. В ООО СП «Лесной»
проведено анкетирование 5 врачей, о том насколько часто встречают в своей
практике симптомы тревожности у больных с ИБС и СД II типа. В выборку
больных с ИБС и СД II типа в пожилом возрасте, не включились больные с
моторными нарушениями.
Выпускная квалификационная работа обусловлена целью и задачами
исследования. Она состоит из введения, трех глав, в том числе психологических
рекомендаций и выводов, списка литературы, включающего 56 источников и
приложений.
12
ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ТРЕВОЖНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ И
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
1.1 Понятие тревожности, подходы к изучению тревожности в
зарубежной и отечественной психологии
В современных психологических исследованиях А.В.Петровский, М.Г.
Ярошевский М.Г.[36] различают два базовых термина «тревога» и «тревожность».
Различают тревожность как свойство личности, как относительно постоянную, от
неизменную в течение жизни черту (личностная тревожность) и тревогу как
отрицательное эмоциональное состояние, длительное, связанное с изменением
нервно-психической деятельности (ситуативная тревога). Определение тревоги
как состояния является базовым, для определения тревожности как свойства
личности: тревожность — это «склонность индивида к переживанию тревоги,
характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги». По
мнению Ганзнен В.А.[10] длительно существующее состояние тревоги может
становиться свойством личности, переходя в категорию тревожности.
В своих исследованиях В.Р. Кисловская [18] рассматривает тревожность в
качестве одного из основных параметров индивидуальных различий. Как правило,
она
повышена
заболеваниях,
при
а также
нервно-психических
у здоровых
людей,
и
хронических соматических
переживающих
последствия
психической травмы, у лиц с отклоняющимся поведением. Тревожность в
структуре интегральной индивидуальности относится к уровню свойств личности
и
понимается
как
ожидание
неблагополучного
исхода
в
относительно
нейтральных, не содержащих реальной угрозы ситуациях.
По мнению Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина [49,50] личностная тревожность
— это относительно устойчивая индивидуальная характеристика человека,
дающая представление о его склонности: воспринимать достаточно широкий
круг ситуаций как угрожающих его самооценке, самоуважению и престижу;
реагировать на эти ситуации проявлением состояния тревоги. Личность с
13
выраженными чертами тревожности, — отмечает Ч.Д. Спилбергер, — [47]
склонна воспринимать окружающий мир как заключающий в себе угрозу и
опасность в значительно большей степени, чем личность с низким уровнем
тревожности.
А.М. Прихожан [38] выделяет два типа тревожности: беспредметную
тревожность, когда человек не может соотнести возникающие у него переживания
с
конкретными
объектами;
тревожность
как
склонность
к
ожиданию
неблагополучия в различных видах деятельности и обобщения. При этом первый
вариант тревожности обусловлен особенностями нервной системы, то есть
нейрофизиологическими свойствами организма, и является врожденным, в то
время как второй связан с особенностями формирования личности в течение
жизни.
Исследования А.М. Прихожан показали, что существуют различные формы
тревожности, то есть особые способы ее переживания, осознания, вербализации и
преодоления. Среди них можно выделить следующие варианты переживания и
преодоления тревожности: 1. открытая тревожность – сознательно переживаемая
и проявляющаяся в деятельности в виде состояния тревоги. Она может
существовать в различных формах:
как острая, нерегулируемая или слабо
регулируемая тревожность, чаще всего дезорганизующая деятельность человека;
регулируемая и компенсируемая тревожность, которая может использоваться
человеком в качестве стимула для выполнения соответствующей деятельности,
что
возможно
преимущественно
в
стабильных,
привычных
ситуациях;
культивируемая тревожность, связанная с поиском «вторичных выгод» от
собственной тревожности, что требует определенной личностной зрелости
(соответственно, эта форма тревожности появляется только в подростковом
возрасте).
2.Скрытая
тревожность
–
в
разной
степени
неосознаваемая,
проявляющаяся либо в чрезмерном спокойствии, нечувствительности к реальному
неблагополучию и даже отрицании его, либо косвенным путем через
специфические формы поведения (теребление волос, расхаживание из стороны в
14
сторону, постукивание пальцами по столу и т.д.): неадекватное спокойствие
(реакции по принципу «У меня все в порядке!», связанные с компенсаторнозащитной попыткой поддержать самооценку; низкая самооценка в сознание не
допускается); уход от ситуации.
Тревожность как психическое свойство находятся в конфронтации с
базовыми
личностными
потребностями:
потребностью
в
эмоциональном
благополучии, чувстве уверенности, безопасности. Специфическая особенность
тревожности как личностного свойства заключается в том, что она имеет
собственную побудительную силу, выступает как мотив, имеющий достаточно
устойчивые, привычные формы его реализации в поведении, что является
специфической
особенностью
сложных
психологических
новообразований
аффективно-потребностной сферы.
Возникновение и закрепление тревожности во многом обусловлено
неудовлетворением актуальных потребностей человека, которые приобретают
гипертрофированный характер.
Закрепление и усиление тревожности, по мнению А.М. Прихожан,
происходит по механизму «замкнутого психологического круга»: возникающая в
процессе деятельности тревога частично снижает ее эффективность, что приводит
к негативным самооценкам либо негативным оценкам со стороны окружающих,
которые в свою очередь, подтверждают правомерность тревоги в подобных
ситуациях и усиливает негативный эмоциональный опыт. При этом, поскольку
переживание тревоги является субъективно неблагоприятным состоянием, оно
может не осознаваться человеком.
По мнению А.М. Прихожан [37] устойчивым личностным образованием
тревожность становится к подростковому возрасту. До этого момента она
является производной широкого круга социально-психологических нарушений,
представляя собой более или менее генерализованные и типизированные
ситуационные реакции. В подростковом возрасте тревожность начинает
15
опосредоваться Я-концепцией ребенка, становясь тем самым собственно
личностным свойством.
По
сопряжены
мнению
с
Л.Н. Собчик [45]
мотивацией
показатели
избегания.
Как
тревожности
достоверно
субъективное
проявление
неблагополучия личности, тревожность находится в центре внимания врачейпсихиатров, психотерапевтов, клинических психологов.
Ю.А. Александровским [2] тревожность рассматривает как сложный
конструкт, включающий в себя, наряду с традиционно определяемыми тревогой и
страхом, еще и невротизм, то есть снижение адаптивных возможностей и
готовность к формированию невротических болезненных расстройств.
А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский [36] употребляют термин «тревога» как
отрицательное
эмоциональное
состояние,
направленное
в
будущее
и
возникающее в ситуациях неопределенности и ожидания с дефицитом
информации и непрогнозируемым исходом, которое проявляется в ожидании
неблагополучного развития событий. Прогнозирование опасности в переживании
тревоги носит вероятностный характер. У человека тревога обычно связана с
ожиданием неудач в социальном взаимодействии и часто бывает обусловлена
неосознаваемостью источника опасности.
Аналогичным образом определения состояния тревоги даются и другими
отечественными исследователями. Е.И. Соколова, Е.В.Белова [46] определяют
тревогу — как устойчивое психическое состояние, которое характеризуется
обратимостью при нормализации соматического состояния и социальных условий
и определяется как устойчивое состояние неопределенной угрозы, характер и
направленность которой неизвестны.
По мнению Э.Р. Хорнблоу [51] состояние тревоги облегчает формирование
целого ряда других негативных эмоций и обеспечивает, по мнению авторов, яркое
проявление этих отрицательных эмоций, их значительную интенсивность в ответ
на незначительные эмоциогенные раздражители. Тревога как субъективное
чувство опасения и надвигающейся опасности
негативно окрашена, она
16
направлена в будущее, в противоположность таким эмоциям, как сожаление и
чувство вины.
Под тревогой понимается ощущение неосознанной угрозы, чувства
опасения и тревожного ожидания или чувства неопределенного беспокойства. Это
ощущение служит сигналом, свидетельствующим о чрезмерном напряжении
регуляторных механизмов или нарушении адаптационных процессов».
Тревога по мнению А.А. Северного, Н.Н. Толстых [43] представляет собой
переживание, возникающее при угрозе человеку как социальному субъекту, когда
опасности подвергаются его ценности, представления о себе, положение в
обществе. В этом случае тревога рассматривается как эмоциональное состояние,
связанное с возможностью фрустрации социальных потребностей.
Аналогичная позиция представлена в теории дифференциальных эмоций К.
Изарда [13].Он считает, что состояние тревоги состоит из доминирующей эмоции
страха, взаимодействующей с другими базовыми социально-опосредуемыми
эмоциями.
Следует отметить, что, хотя на уровне субъективного переживания тревога
скорее является негативным состоянием, ее воздействие на поведение и
деятельность человека неоднозначно. Именно тревога иногда становится
фактором мобилизации потенциальных возможностей. В концепции Г. Селье [44]
тревога анализируется как первая фаза общего адаптационного синдрома.
Понятие «тревога» встречается в разделе общей психологии, посвященном
эмоциональному стрессу.
В этом разделе под стрессом понимается ответ
организма человека на возникающие ему возможные внешние или внутренние
требования, это понятие было предложено Г. Селье. Ему удалось установить, что
на неблагоприятные воздействия разного рода, например холод, усталость, страх,
унижение, боль и многое другое, организм отвечает не только конкретной для
каждого воздействия защитной реакцией, но и общим, однотипным комплексным
реагированием вне зависимости от того, какой раздражитель действует на
организм. При этом в промежутке между воздействием и ответом организма
17
развертываются определенные процессы. Тревога, как ощущение неосознанной
угрозы или чувства неопределенного беспокойства, рассматривается как первая
фаза стресса. В этой фазе
происходит мобилизация защитных ресурсов
организма, которые повышают его устойчивость и работоспособность. В данном
случае тревогу рассматривают как
способ адаптации при стрессе, которая
помогает направить имеющиеся ресурсы индивида на преодоление проблемной
ситуации.
Н.Д. Левитов [21] выделяет два вида тревоги: мобилизующую и
расслабляющую. Мобилизующая тревога дает дополнительный импульс к
деятельности, в то время как расслабляющая снижает ее эффективность вплоть до
полного прекращения.
Исследованиями показано, что состояние тревоги может варьировать по
интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому
подвергается человек. Ф. Б. Березин [8], анализируя «яркость» переживания
тревоги, выделил в нем шесть уровней, объединив их названием «явления
тревожного ряда».
У.П. Морган, К.А. Эликсон [30] считают, что существует взаимосвязь
между интенсивностью переживания тревоги и эффективности опосредуемой им
деятельности.
Согласно теории перевернутого U, опирающейся на известный закон
Йеркса—Додсона, тревога до определенной степени может стимулировать
деятельность, но, преодолев рубеж «зоны оптимального функционирования»
индивида, начинает производить расслабляющий эффект.
Пороговая теория
каждого
индивида
Б. Карольчак – Бернацкой
существует
свой
порог
[17] утверждает, что у
возбуждения,
за
которым
эффективность деятельности резко (дискретно) падает.
Обобщающим моментом этих теорий выступает представление о том, что
деорганизующим эффектом обладает интенсивная тревога.
Состояние тревоги, как и любое другое психическое состояние, находит
18
свое выражение на разных уровнях человеческой организации (физиологическом,
эмоциональном, когнитивном, поведенческом).
На физиологическом уровне тревога проявляется в усилении сердцебиения,
учащении дыхания, увеличении минутного объема циркуляции крови, повышении
артериального давления, возрастании общей возбудимости, снижении порогов
чувствительности, появлении сухости во рту, слабости в ногах и т. д.
Эмоциональный уровень характеризуется переживанием беспомощности,
бессилия,
незащищенности,
амбивалентностью
чувств,
порождающей
затруднения в принятии решений и целеполагании (когнитивный уровень).
Наибольшее разнообразие встречается среди поведенческих проявлений
тревоги — бесцельное хождение по помещению, грызение ногтей, качание на
стуле, стук пальцами по столу, теребление волос, кручение в руках разных
предметов и т. д.
В.М. Астапов
[6] считает, что тревога, оказывающая дезорганизующее
влияние на деятельность, — это крайне неблагоприятное для человека состояние,
требующее преодоления или трансформации. Совладание с этим состоянием
возможно следующими путями: преодоление состояния за счет надситуативной
активности в (потенциально) опасной ситуации; трансформация состояния в
определенное поведение (уклонение, сопротивление, ступор); вытеснение
состояния тревоги с помощью психологических защит.
Понятие тревоги было введено в психологию 3. Фрейдом [31], который
отличал страх от тревоги. При страхе внимание направлено на объект, тревога же
относится к состоянию человека и “игнорирует объект”. Объективная тревога
есть
проявление
“инстинкта
самосохранения”
врожденная
способность
появившиеся в процессе эволюции. «Тревожная готовность” выполняет полезную
функцию, поскольку защищает человека от столкновения с неожиданной угрозой,
к которой он не подготовлен. Появление тревоги, непропорционально высокой по
отношению к существующей опасности или возникающей в ситуации, где
никакой внешней опасности нет вообще, — признак тревоги невротической.
19
З.Фрейд считал, что Эго воспринимает опасность. Восприятие опасности
порождает тревогу и, стремясь избежать опасности, Эго вытесняет импульсы и
желания, которые несут в себе опасность. Эго воспринимает сигнал опасности, а
затем появляются симптомы или подавление импульса, поскольку Эго стремится
избежать тревоги. Тревога и вытеснение возникают, когда сильные и постоянные
желания сдерживаются или вытесняются, возникает постоянное беспокойство или
различные формы тревоги.
З. Фрейд
считал опасность, угрожающая человеку при невротической
тревоге, исходит от внутренних инстинктивных импульсов. Внутренняя
опасность, связанная с инстинктом, окажется определяющим фактором для
подготовки к внешней реальной ситуации. Требования инстинктов часто
представляют
собой
(внутреннюю)
опасность
лишь
потому,
удовлетворение привело бы к возникновению внешней опасности,
что
их
таким
образом, внутренняя опасность представляет собой опасность внешнюю.
З. Фрейд считал, что источником тревоги является травма рождения и страх
кастрации. Травма рождения - аффект, сопровождающий тревогу, есть
воспроизведение и повторение одного очень важного переживания из прошлого.
Это переживание рождения, в котором смешались боль, чувство облегчения,
возбуждение и телесные ощущения, и это переживание становится прототипом
всех последующих ситуаций, в которых жизнь подвергается опасности, и
воспроизводится снова и снова, — и есть ужасное состояние тревоги. Тревога
ребенка при появлении незнакомого человека, страх темноты и одиночества —
все это происходит из страха перед отделением от матери. Он считал, что опыт
рождения, — воспроизводящийся в каждой опасной ситуации, — является
источником тревоги в символическом смысле.
З.Фрейд часто подчеркивал, что специфическим источником тревоги,
играющим важную роль в происхождении многих неврозов, является кастрация.
Даже страх смерти аналогичен кастрации, поскольку ни один человек не обладает
опытом своей смерти, но все переживали опыт потери, подобный кастрации, при
20
отнятии от груди матери.
Угроза кастрации есть реакция на потерю, на
разделение, прототипом которого является опыт рождения.
Страх потери матери при рождении, страх потери пениса в фаллический
период, страх потери одобрения со стороны Супер-Эго (социального и
морального одобрения) в латентный период и, наконец, страх потери жизни. Все
эти страхи восходят к одному прототипу — к отделению от матери. Любая
тревога, которую человек испытывает позже, “в некотором смысле означает
отделение от матери”.
Кастрация означает потерю ценного объекта, подобно тому, как рождение
означает потерю матери. Источником тревоги, — поскольку при невротической
тревоге реактивируется ее первичный источник, — является страх перед потерей
матери или страх отделения от матери (или от материнской любви),
следовательно, это страх потери ценностей.
О. Ранк [31] считал, центральной проблемой своей теории развития
человека является индивидуация. По его убеждению, вся жизнь человека — это
непрерывная череда отделений, напоминающих отделение от матери, каждое из
которых дает человеку возможность стать автономнее. Рождение является первым
и наиболее драматичным событием в этом ряду отделений, но подобные
переживания — в большей или меньшей степени — человек испытывает при
отлучении от груди, когда он впервые идет в школу, когда взрослый отделяется от
своего холостого состояния и вступает в брак, и то же самое происходит на
каждом этапе развития личности вплоть до последнего отделения, которым
является смерть. Тревога же, по мнению Ранка, есть опасение, сопровождающее
подобные
этапы
отделения.
Тревогу
испытывают
при
изменении
предшествующей ситуации, где существовало относительное единство с
окружающей
средой,
от
которой
человек
зависел:
это
тревога
перед
необходимостью стать автономным. Но тревога возникает и в том случае, когда
человек сопротивляется отделению от безопасной ситуации: это тревога потери
своей автономии.
21
О. Ранк настаивает на том, что тревога появляется у младенца, прежде чем
он начинает связывать ее с конкретным содержанием.
Первичная тревога
младенца позже проявляется в жизни человека в двух формах: как страх жизни и
страх смерти.
Страх жизни есть тревога перед любой новой возможностью, которая
предполагает автономное действие. Это страх перед необходимостью жить
независимо от других. Это влечет за собой установление нового порядка вещей —
в результате может возникнуть новый порядок взаимоотношений с другими
людьми или новые формы интеграции Я. Таким образом, независимость несет в
себе угрозу отделения от прошлых взаимоотношений.
Страх жизни есть тревога при “движении вперед”, к своей неповторимости,
а страх смерти — тревога при “движении вспять”, тревога потери своей личности.
Эта тревога возникает у человека тогда, когда он застыл в ситуации зависимых
симбиотических отношений. Каждый человек ощущает две эти противоположные
формы тревоги: “Между двумя этими страхами, между двумя полюсами страха
человек мечется всю свою жизнь. Вот почему невозможно отыскать один
конкретный источник страха и невозможно преодолеть страх с помощью
терапии”.
Проблему тревоги рассматривал А. Адлер [31] в своей концепции чувства
неполноценности. Чувство неполноценности является основной мотивацией
невроза. Каждый новорожденный — беспомощное существо, вне социальных
отношений со своими родителями он просто не способен выжить. Обычно
ребенок, чтобы выйти из такого состояния беспомощности и достичь
безопасности, развивает вокруг себя сеть социальных взаимоотношений или,
устанавливает многообразные связи, которые связывают одного человека с
другим. Но нормальному развитию угрожают некоторые неблагоприятные
факторы, — как объективные, так и субъективные. К объективным факторам,
усиливающим чувство неполноценности ребенка, относится органическая
неполноценность (чего человек, даже став взрослым, может не осознавать). Или
22
социальная дискриминация, когда человек рождается в какой-то социальной
группе, составляющей меньшинство или неблагоприятная позиция в семье. Но
такой человек может приспособиться к объективной неполноценности на уровне
реальности, несмотря на то, что в процессе развития ему приходится
преодолевать особые сложности.
Важнейшим
фактором
развития
невротического
характера
является
субъективная установка по отношению к своей неполноценности. Отличие факта
неполноценности от чувства неполноценности
объясняет, почему одни люди
могут принять свою неполноценность без чрезмерной тревоги, тогда как для
других неполноценность становится источником невротической тревоги. А.
Адлер высказывает важную мысль, утверждая, что некоторые люди представляют
себе свое Я как неполноценное. Такого рода самооценка определяется
взаимоотношениями ребенка с родителями, в частности установками родителей.
Невротическое чувство неполноценности (то есть тревога) является
движущей силой формирования невротического характера. Невротический
характер является продуктом и орудием психики, которая, пытаясь предотвратить
потенциальные опасности, усиливает свой основной принцип [невротическая
цель],
чтобы
избавиться
от
чувства
неполноценности.
Поэтому
само
невротическое стремление разрешить проблему подрывает
единственную надежную основу безопасности человека. Стремление к власти над
другими увеличивает социальную вражду и, в конечном итоге, ведет человека к
еще более глубокой изоляции.
Тревога блокирует активность человека и заставляет его вернуться к
предшествующему состоянию безопасности. Поэтому она мотивирует уклонение
от принятия решений и от ответственности. Кроме того, А. Адлер настойчиво
подчеркивает, что тревога является орудием агрессии, средством для власти над
другими людьми и что ребенок использует тревогу для контроля над своей
матерью.
23
Э. Фромм [31] утверждает, что потребности, которые помогают нам понять
личность и ее проблемы, не определяются инстинктами, но формируются под
воздействием всей совокупности условий нашей жизни.
Поэтому источник тревоги не сводится исключительно к опасениям по
поводу
фрустрации
инстинктивных
или
либидинозных
потребностей.
Нормальный человек может перенести значительную степень фрустрации таких
потребностей (например, сексуальной) без тревоги. Фрустрация инстинктов —
сексуальность— приводит к появлению тревоги лишь тогда, когда эта фрустрация
ставит под угрозу какую-либо ценность или форму межличностных отношений,
которые, с точки зрения человека, жизненно важны для его безопасности.
В концепция К.Хорни [31] тревога предшествует инстинктивным желаниям.
По мнению К. Хорни, импульсы и желания не становятся “влечениями”, если их
не мотивирует тревога. Навязчивые влечения присущи невротикам; они
рождаются из чувства одиночества, беспомощности, страха или ненависти и
представляют собой попытку жить в окружающем мире, несмотря на эти чувства;
их основной целью является не удовлетворение, но безопасность; они носят
навязчивый характер по той причине, что за ними скрывается тревога.
К. Хорни считает, что для тревоги характерно ощущение расплывчатости и
неопределенности, а также чувство беспомощности перед лицом опасности.
Тревога является реакцией на опасность, которая угрожает самой сердцевине или
сущности личности. Рассматривает нормальную тревогу, неотделимую от
человеческой жизни с ее случайностями, где возможна смерть, вмешательство сил
природы и так далее. Но эта тревога не порождает внутренние конфликты и не
ведет к формированию невротических защитных действий. Невротическая
тревога и беспомощность не связаны с реалистичным взглядом на мир, но
возникают из внутреннего конфликта между зависимостью и враждебностью.
Источник опасности — это, прежде всего враждебное отношение окружающих.
Базовая тревога — тревога, приводящая к формированию невротических
защит. Такая форма тревоги, являющаяся проявлением невроза, является
24
“базовой” в двух смыслах. Во-первых, она представляет собой основу невроза.
Во-вторых, она “базовая” потому, что появляется в самом начале жизни человека
вследствие нарушения взаимоотношений между ребенком и значимыми другими
— как правило, родителями. Типичный конфликт, ведущий к возникновению
тревоги у ребенка, есть конфликт между зависимостью от родителей (которая
особенно сильна по той причине, что ребенок испуган и чувствует себя одиноким)
и враждебным отношением к ним.
В этом конфликте ребенок вынужден вытеснять враждебное отношение к
родителям, поскольку он от них зависит. Вытеснение этих импульсов лишает
ребенка возможности осознать реальную опасность и бороться за преодоление
этой
проблемы,
кроме
того,
сам
акт
вытеснения
создает
внутренний
бессознательный конфликт и поэтому усиливает у ребенка чувство беззащитности
и беспомощности.
Базовая тревога есть тревога перед лицом потенциально враждебного мира.
И все разнообразные формы личностных нарушений являются невротическими
защитами, которые сформировались в результате попытки справиться с
враждебным
окружающим
миром,
несмотря
на
ощущение
бессилия
и
беспомощности. Невротические черты по своей сущности являются орудиями
защиты от базовой тревоги.
Тревога является реакцией на угрозу тем свойственным человеку формам
поведения, от которых, по его мнению, зависит его безопасность. В момент
возникновения личностных нарушений взрослый ощущает угрозу, нависшую над
невротической чертой характера, которая представляет собой его единственный
метод борьбы с базовой тревогой, — поэтому он с новой силой переживает свою
беспомощность и беззащитность. У каждого человека невротическую тревогу
порождает своя конкретная угроза.
В основе представлений Г.С. Салливан [31] о тревоге лежит его теория
личности как межличностного феномена. По его мнению, личность развивается в
процессе взаимоотношений младенца со значимыми другими, которые его
25
окружают. После рождения младенец вступает в тесные взаимоотношения с
матерью (или с тем, кто замещает собой мать), что является и прототипом, и
реальным началом всех отношений со значимыми другими, в которых и
формируется личность человека.
Младенец является относительно бессильным существом. Сначала важным
средством межличностных взаимоотношений становится его плач, затем он
учится использовать язык и символы, эти мощные инструменты культуры, с
помощью которых человек работает над достижением безопасности во
взаимоотношениях с другими. В этой межличностной среде — преимущественно
под влиянием потребности организма в безопасности и самовыражении —
появляется тревога. Тревога возникает в межличностном мире младенца из боязни
неодобрения со стороны значимого другого. Ребенок начинает переживать
тревогу с помощью эмпатии, ощущая неодобрение матери задолго до того, как в
нем появляется способность осознавать. Неодобрение матери оказывает огромное
влияние на младенца. Оно ставит под угрозу взаимоотношения между ребенком и
миром людей. Эти взаимоотношения для младенца критически важны, от них
зависит не только удовлетворение физических нужд, но и ощущение
безопасности. Поэтому тревога воспринимается как тотальное, “космическое”
чувство.
Одобрению матери сопутствует награда, а неодобрению — наказание.
Неодобрение влечет за собой неповторимый дискомфорт тревоги. Система
одобрения и награды или неодобрения и дискомфорта (тревоги) является
важнейшим орудием аккультурации и обучения, причем на протяжении всей
жизни человека.
Тревога ограничивает действия младенца, заставляя выбирать лишь те
действия, которые вызывают одобрение значимых других. Я формируется на
основе потребности ребенка управлять теми переживаниями, которые порождают
тревогу. Я образуется из необходимости разделять все виды деятельности на две
категории: на те, что вызывают одобрение, и те, что вызывают неодобрение.
26
Динамизм Я основывается на этих переживаниях одобрения и неодобрения,
награды и наказания! Я возникает как динамическая сила, которая поддерживает
чувство безопасности. Я формируется для того, чтобы защитить нас от тревоги.
Ограничения, заданные с помощью тревоги, касаются не только подавления
определенных действий, они ограничивают также и рамки осознания. Те
стремления, которые могут пробудить тревогу, исключаются из сознания,
подвергаются диссоциации.
Р. Мей [31] рассматривал нормальную тревогу как реакцию, которая
адекватна объективной угрозе, не запускает механизм вытеснения или другие
механизмы, связанные с интрапсихическим конфликтом, а вследствие этого
человек
справляется
с
тревогой
механизмов. Человек может
без
помощи
невротических
защитных
конструктивно обращаться с тревогой на
сознательном уровне или же тревога снижается, когда меняется объективная
ситуация. Существование нормальной тревоги у взрослых людей нередко
остается незамеченным, потому что это переживание обычно не столь
интенсивно, как тревога невротическая. Кроме того, поскольку нормальную
тревогу можно конструктивно преодолеть, она не проявляется в реакции “паники”
или еще в каких-то ярких формах. Самая распространенная форма тревоги
связана с присутствием фактора случайности в человеческой жизни — с тем, что
жизнь подвержена силам природы, что на нее влияют болезни, переутомление,
что жизнь может прерваться в результате несчастного случая.
Невротическая тревога это реакция на угрозу, которая
неадекватна
объективной опасности, включает в себя вытеснение (диссоциацию) и другие
проявления интрапсихического конфликта и, следовательно,
человек ограничивает какие-то свои действия или сужает поле своего сознания.
Все перечисленные выше особенности невротической тревоги относятся к
субъективной стороне человека. Невротическая тревога возникает в той ситуации,
когда человек неспособен справиться с опасностью не объективно, но
субъективно, то есть не из-за объективного недостатка способностей, но из-за
27
внутренних психологических процессов и конфликтов, которые мешают человеку
использовать свои способности. Обычно эти конфликты формируются в прошлом
в раннем детстве, когда ребенок по объективным причинам еще не мог справиться
с опасной межличностной ситуацией. Таким образом, вытеснение объекта тревоги
является
основной
чертой
невротической
тревоги.
Хотя
первоначально
вытеснение касается взаимоотношений с родителями, позднее вытеснению
подвергаются все новые угрозы, аналогичные начальным.
Невротическая тревога неразрывно связана с внутренним конфликтом. Эта
взаимосвязь двусторонняя: при постоянном неразрешимом конфликте человек
может вытеснить из сознания одну сторону этого конфликта, и тогда появляется
невротическая
тревога.
В
свою
очередь,
тревога
порождает
чувства
беспомощности и бессилия, а также парализует способность действовать, что еще
более усиливает психологический конфликт.
Тревога и агрессивные чувства тесно связаны между собой; обычно одно
порождает
другое.
Тревога
порождает
ненависть,
так
как
тревога,
сопровождающаяся ощущением беспомощности, одиночества и конфликта,
является крайне мучительным переживанием. Человек склонен чувствовать
злость и обиду на тех, кто причиняет ему боль. У тревожащегося человека
ненависть усиливает тревогу. Человек не стал бы вытеснять из сознания свои
враждебные чувства, если бы он не ощущал тревоги и не боялся бы ответной
агрессии или отчуждения от людей. У пациентов с неврозами, а сюда же можно
включить и отдельную группу пациентов с психосоматическими нарушениями,
тревога является первичным этиологическим феноменом. В этом смысле тревога
является общим психологическим знаменателем всех заболеваний, а также всех
нарушений поведения.
С. Паттерсон, Э. Уоткинс [35] в своем исследовании считали состояние
тревоги — это явление не только эмоциональное; оно включает в себя также
когнитивные и мотивационные составляющие, формирующие те или иные
формы поведения. Вводится понятие «когнитивной модели тревоги», в которую
28
входят, помимо эмоциональных переживаний, определенные когнитивные
установки, ожидания, представления о мире. У человека тревога обычно связана
с ожиданием неудач в социальном взаимодействии и часто бывает обусловлена
неосознаваемостью источника опасности. Ожидание неудач, как правило,
формирует поведение пассивно-оборонительного, избегающего типа.
Как эмоция, направленная в будущее, функционально тревога не только
предупреждает субъекта о возможной опасности, но и побуждает к поиску и
конкретизации этой опасности, к активному исследованию окружающей
действительности с установкой на выявление угрожающего объекта. В этом
случае переживание тревоги реализуется в поведении беспокойством,
суетливостью
Интенсивная тревога характеризует состояния невротического уровня.
Обычным для пациентов с тревожным неврозом является страх утраты
контроля, что ведет к появлению чувств униженности, смущения, печали.
Часто встречаются страхи: утраты контроля над собственным организмом, как
при страхе заболеть; утраты способности функционировать; невозможности
достичь
важных
целей;
причинить
вред
окружающим.
Эти
страхи
представляются вполне обоснованными самому пациенту, мысли которого
вращаются вокруг темы опасности и который не способен здраво (объективно)
оценить пугающие мысли. Генерализация вызывающих тревогу стимулов
приводит к тому, что практически любой стимул или ситуация могут
восприниматься как угрожающие. Внимание пациента приковано к концепции
опасности и сопровождающим ее стимулам. Опасность при этом сильно
преувеличивается,
наблюдается
тенденция
воспринимать
события
как
катастрофические, воображаемые опасности приравниваются к реальным.
А.А. Александров [1] считает, что в мышлении тревожного пациента
доминируют темы опасности, то есть он предполагает события, которые
29
окажутся пагубными для него, для его семьи, для его имущества и для других
ценностей.
Восприятие опасности тревожным пациентом основано на ложных
предположениях или оно чрезмерно, в то время как нормальная реакция
основана на более точной оценке риска и размеров опасности. Кроме того,
нормальные индивиды могут контролировать свое неправильное восприятие,
используя логику и очевидность. Тревожные индивиды испытывают трудность
в распознавании сигналов безопасности и других свидетельств, которые
уменьшают угрозу опасности. Таким образом, в случае тревоги когнитивное
содержание
вращается
вокруг
темы
опасности
и
индивид
склонен
преувеличивать вероятность вреда и уменьшать свою способность к
совладанию.
В
работах
познавательных
переживаний
Л.А.
Китаева-Смык
психических
тревоги,
[19]
процессов.
паники,
ужаса
тревога
Под
изменяет
влиянием
наблюдается
течение
интенсивных
дезорганизация
интеллектуально-мнестической деятельности. Этот феномен, обозначаемый как
«аффективная загруженность»,
Под влиянием тревоги может наблюдаться нарушение перцептивной
деятельности. При незначительно выраженной тревоге более характерным
является
повышение концентрации
внимания с
ростом
эффективности
аналитико-синтетической деятельности мышления (эффект мобилизации), при
интенсивной тревоге — панике, ужасе — снижение концентрации внимания,
нарушение оперативной памяти, понижение уровня аналитико-синтетической
деятельности (эффект дезорганизации). Нарушения продуктивности мышления
могут сопровождаться растерянностью, снижением волевой деятельности.
Возникновение состояния тревоги является «пусковым моментом» для
развития процесса по его преодолению или трансформации. Происходит поиск
выхода из опасной ситуации, подбор наиболее оптимального варианта
30
поведения, активация экстраполяционных механизмов (информационный
поиск), максимальная активизация энергетических процессов и вегетативных
механизмов обеспечения активности. Весь этот комплекс и является начальной
фазой развития эмоционально-стрессовой реакции — острый эмоциональный
или психологический стресс.
Длительное или острое переживание тревоги лежит в основе ряда
психопатологических явлений. По мнению Ю.А. Александровского [2,12,47]
невроз формируется путем динамического взаимодействия актуальной «почвы»
и тревожного напряжения, в то время как пролонгирование ни субъективно, ни
объективно не разрешимой психогенной ситуации, входящей в противоречие с
устремлениями и желаниями индивида, может формировать аномальное
развитие личности.
Понятие «тревожный ряд» ввел психолог Ф.Б. Березин [8,14]. Он описал
стадии (уровни) развития тревоги по мере нарастания ее интенсивности («явления
тревожного ряда»). Наименьшую интенсивность тревоги выражает ощущение
внутренней
напряженности,
выражающееся
в
переживаниях
напряжения,
настороженности, дискомфорта. Оно не несет еще в себе признака угрозы, а
служит лишь сигналом приближения более выраженных тревожных явлений. На
второй
стадии
появляются
гиперестезические
реакции,
которые
либо
присоединяются к ощущению внутреннего напряжения, либо сменяют его. Ранее
нейтральные стимулы приобретают значимость, а при усилении - отрицательную
эмоциональную
окраску.
Это
недифференцированное
реагирование,
характеризуемое как раздражительность. На третьей стадии - собственно тревоги
-человек начинает переживать неопределенную
угрозу, чувство неясной
опасности. На четвертой стадии при нарастании тревоги появляется страх, когда
человек конкретизирует бывшую ранее неопределенной опасность. При этом
объекты, связываемые со страхом, не обязательно представляют действительную
угрозу. На пятой стадии у человека возникает ощущение неотвратимости
надвигающейся катастрофы. Человек переживает ужас. При этом данное
31
переживание связано не с содержанием страха, а лишь с нарастанием тревоги, так
как
подобное
переживание
может
вызывать
и
неопределенная,
бессодержательная, но очень сильная тревога. Наконец, на шестой стадии
появляется тревожно-боязливое возбуждение, выражающееся в паническом
поиске помощи, в потребности в двигательной разрядке. Дезорганизация
поведения и деятельности на этой стадии достигает максимума.
Таким образом, тревожность – это устойчивое свойство личности человека,
который воспринимает достаточно широкий круг ситуаций как: угрожающее его
самооценке, самоуважению и престижу; реагированию на ситуации проявлением
состояния тревоги; восприятие окружающего мира как заключающий в себе
угрозу.
Тревожность
повышена при
нервно-психических
и
хронических
соматических заболеваниях, также у здоровых людей переживающих последствия
психической травмы, у людей с отклоняющимся поведением.
Тревожность как психическое свойство и тревога как психическое
состояние находятся в конфронтации с базовыми личностными потребностями:
потребностью
в
эмоциональном
благополучии,
чувстве
уверенности,
безопасности.
Тревожность имеет собственную побудительную силу, выступает как
мотив, имеет привычные формы реализации в поведении.
Тревожность сопряжена с мотивацией избегания, включает в себя тревогу,
страх и невротизм, то есть снижение адаптивных возможностей и готовность к
формированию невротических болезненных расстройств.
Тревожность и тревога оказывает действие на эффективность деятельности.
До определенной степени может стимулировать деятельность,
мобилизующий
эффект,
функционирования»
но,
личности,
преодолев
достигнув
рубеж
своей
«зоны
оказывая
оптимального
интенсивности,
начинает
производить дезорганизующий эффект. Дезорганизующим эффектом обладает
только интенсивная тревога.
32
Состояние тревоги и тревожности выражается на физиологическом,
эмоциональном, когнитивном, поведенческом уровне. Также имеют стадии
(уровни) развития по мере нарастания интенсивности тревоги, явления
тревожного ряда.
После
возникновении состояния тревоги запускается процесс по его
преодолению (поиск выхода из опасной ситуации, подбор оптимального варианта
поведения, информационный поиск, максимальная активизация энергетических
процессов и вегетативных механизмов обеспечения активности). Весь
этот
комплекс является начальной фазой развития эмоционально-стрессовой реакции –
психологический стресс. Острое или хроническое переживание тревоги может
формировать психопатологические явления – невроза, путем динамического
взаимодействия актуальной «почвы» и тревожного напряжения, аномального
развития личности – пролонгирование субъективно, объективно не разрешимой
психогенной ситуации и входящей в противоречии с устремлениями и желаниями
индивида.
33
1.2. Психологические особенности лиц пожилого возраста (60-70 лет)
В соответствии с классификацией Европейского регионального бюро ВОЗ,
старение (пожилой возраст) длится у мужчин с 61 до74 лет, у женщин — с 55 до
74 лет. С 75 лет наступает старость (преклонный возраст). Период старше 90 лет
— долгожительство (старчество).
Поздняя взрослость, старость как психологический возраст — это
заключительный период жизни, включающий изменение позиции человека в
обществе и играющий свою особую роль в системе жизненного цикла.
Т.Д. Марцинковская [25] считает, что психическое развитие в этот период
связано
с
наложением
двух
факторов:
изменение
темпов
развития
и
переориентация его механизмов совпадают по времени с критическим периодом,
достаточно серьезным и эмоционально насыщенным. Важен и тот факт, что
замедление темпа психического функционирования в этом возрасте совпадает с
физическим угасанием, болезнями и соматическими отклонениями.
Т. Д. Марцинковская, анализируя особенности психического развития в
позднем возрасте, подчеркивает, что на смену прежним механизмам регуляции
поведения, таким, как интериоризация, идентификация с окружающими и
эмоциональное опосредование, приходят другие — уход в болезнь, привлечение к
себе внимания с целью получения привилегии и снисхождения.
Если в ранние годы жизни на первый план выходили такие механизмы, как
интериоризация (прежде всего культуры, знаний, правил и норм того общества, в
котором живет человек), идентификация с окружающими и эмоциональное
опосредование, то в пожилом возрасте эти механизмы уже почти не имеют
прежнего значения. Новые знания формируются с большим трудом, их тяжело
наполнить эмоциональными переживаниями, чтобы сформировались новые
мотивы. Поэтому у людей пожилого возраста плохо формируются новые ролевые
отношения, они трудно привыкают к новым ценностям и новым представлениям о
себе и других.
34
Все происходящее в мире, как правило, сопоставляется со старым опытом и
ассимилируется в его рамках. При этом любые изменения вызывают негативную
реакцию, а потому и новое воспринимается как чужое, как «отклонение от
доброго старого времени».
Уменьшается и значение идентификации, так как группа общения (друзья,
семья) уже создана и в этом возрасте уже почти не пересматривается. Это связано
не только с приверженностью к старому опыту, но и с объективными
ограничениями — оставшегося времени жизни, сил, энергии, круга общения,
который сформирован и у сверстников. Существенно затруднена, а точнее —
почти невозможна, и социальная идентификация, т.е. выбор новой социальной
или национальной группы, к которой себя относит человек. Поэтому так сложна
адаптация к новой среде (социальной, культурной, даже экологической) в этом
возрасте.
На
первый
план
выходит
механизм
компенсации,
прежде
всего
компенсации своих потерь — сил, здоровья, статуса, группы поддержки. В то же
время ригидность, трудности переключения, возрастающие в этом возрасте,
препятствуют развитию нормальной компенсации. Препятствием является и
сужение круга общения, загруженность других членов семьи, окружающих, что
также не позволяет полностью реализовать этот механизм.
Это является одной из самых распространенных причин тех отклонений,
которые возникают в этом возрасте и приводят к включению других, более
негативных механизмов психической жизни, прежде всего ухода, отчуждения и
агрессии. Все эти механизмы, как правило, присутствуют у любого человека и
проявляются в определенных, адекватных для их деятельности ситуациях,
например уход от общения с неприятным человеком, агрессия в ответ на
оскорбление и т.д. Появляются нежелание новых контактов, даже боязнь их,
стремление отгородиться от всех, в том числе и от близких людей, эмоциональная
холодность, порой враждебность к ним. Так уход от общения часто сочетается с
постоянными упрекам в адрес других и уверенностью в том, что пожилому
35
человеку что-то недодали, что в ответ на его самоотверженную заботу и любовь
заплатили
черной
неблагодарностью.
С
этим
связаны
обидчивость,
конфликтность, желание настоять на своем и в малом и в большом.
Возможно сочетание агрессии с конформизмом, причем планы этих
сочетаний чрезвычайно многообразны — от конформного принятия новых правил
частной жизни и агрессии на уровне макрообшения до использования и принятия
новых социальных ценностей и агрессии по отношению к близким людям.
Конформизм может сочетаться и с эмпатией, когда пожилой человек старается
привлечь и завоевать расположение окружающих заботой, лаской и вниманием к
ним. Чаще всего этот механизм проявляется в частной жизни и работает, как
правило,
в
благополучных
семьях,
где
установлен
достаточно
тесный
эмоциональный контакт между разными поколениями.
Поскольку старение обусловлено нервно-психическими, эндокриннообменными, психосоциальными причинами, то, по словам Н. К. Корсаковой [25],
оно
сопровождается
комплексом
переживанием актуальной
аффективных
реакций,
связанных
с
дефицитарности. Формирование «совладающего
поведения», встраивание компенсаторных механизмов и устранение факторов
риска, к которым относятся соматические состояния, определяют позитивную или
негативную динамику изменений в этот период. Механизм компенсации может
быть вполне адекватным и обеспечивать полную адаптацию к новым условиям
жизни, если он включает элементы обучения новым видам и способам
деятельности, новым стратегиям поведения, направленным на преодоление
дефицитарности. При неудавшейся компенсации включаются и становятся
доминирующими
негативные
механизмы
психической
жизни
—
уход,
отчуждение и агрессия.
Д.Б. Бромлей [33] определяя развитие в старости как постразвитие,
подчеркивает его компенсаторный характер по отношению к возникающим
возрастным изменениям.
36
Этот период, по данным психологов и психогенетиков, отличается
индивидуальным разбросом. Причем индивидуальные различия связаны не
только с чисто психологическими параметрами (самооценкой, уровнем развития
познавательных функций, идентичностью и т.д.), но и с высокой вариативностью
в доминировании социального или биологического параметра. Для одной группы
пожилых людей их болезни, питание, уход за ними, условия проживания и
экологическая обстановка имеют первостепенное значение, и именно этими
факторами определяется их память, мышление, мнение о себе. Для другой группы
пожилых эти факторы, при всей их важности, не являются доминирующими, их
самочувствие
главным
образом
зависит
от
социального
статуса,
востребованности, творческой активности.
Н. Ф. Шахматов [54] в своих исследованиях показывает неразрывную связь
биологической
и
психологической
сторон
старения.
Он
считает,
что
благоприятные формы психического старения характеризуются гармоничным
снижением физических и психических функций (при качественной сохранности
их функционирования), что сопровождается согласием с самим собой, с
естественным ходом событий, в том числе с неминуемостью завершения
собственной жизни.
Среди ряда факторов, обусловливающих социальный и психологический
статус пожилого человека, важное место занимает фактор
физического здоровья, физической активности, значение которого
тем выше, чем старше возраст. Физическое состояние, самочувствие во многом
определяет место пожилого человека в семье и в обществе. При выраженных
формах физического упадка, дряхлости, выраженных возрастных изменениях
опорно-двигательного аппарата, слепоте положение
старика
приближается
к
положению
соматического
больного.
Частыми
следствиями этого бывают оскудение чувств, очерствение, прогрессирующая
утрата интереса к окружающему, изменение отношений с близкими людьми.
Болезненный характер физического увядания определяет форму психического
37
старения и в целом психическую жизнь. При этом на второй план отступает все
то, что составляет содержание переживаний собственно старения, нового
отношения с окружающими. Ограничение физических возможностей и ощущения
недомогания рассматриваются как сигнал о начале старения. Происходящие
физиологические изменения переживаются и осознаются человеком. Для первых
этапов старения особенно типично повышенное внимание к возрастным
изменениям в физическом состоянии. Первые признаки увядания вызывают
стремление обнаружить причину неприятных явлений и избавиться от них с
помощью медикаментозных средств. В сознании человека старость (как
биологический процесс) отражается преимущественно как физический недуг,
болезненное состояние.
По данным К. Рощака [41], перечень потребностей в пожилом возрасте во
многом тот же самый, что и в предыдущие периоды жизни, однако изменяется
структура, иерархия потребностей. Прослеживается выдвижение в центр
потребностной сферы пожилого человека потребности в безопасности, в
автономии и независимости, а также в проецировании на других своих
психических проявлений. Потребности в творчестве, в любви, в самоактуализации
и чувстве общности становятся менее значимыми.
В исследованиях О.Н. Молчановой [29] показано, что, наряду с общим
снижением ценности Я и его отдельных аспектов, с возрастом проявляется новая
тенденция, названная автором психологическим витауктом. Психологический
витаукт — это факторы стабилизации и компенсации Я-концепции в позднем
возрасте. К ним относится высокая реальная само-оценка по ряду параметров.
Она проявляется в фиксации на позитивных чертах своего характера; в снижении
идеальных и достижимых целей, а также в их сближении с реальной самооценкой;
в относительно высоком уровне самоотношения; в признании своей позиции
удовлетворительной (даже если она не является такой); в ориентации на жизнь
детей и внуков и др.
38
Познавательная сфера в период старения. Снижение психического тонуса,
силы
и
подвижности
составляет
основную
возрастную
характеристику
психического реагирования в старости. Основное, что характеризует старение, —
это снижение психической активности, выражающееся в сужении объема
восприятия, затруднении сосредоточения внимания, замедлении психомоторных
реакций.
Российские ученые Б. А. Греков, З. М. Истомина [34] показывают такие
существенные изменения памяти в пожилом возрасте:
1)
ослабление
механической
памяти,
возможности
непосредственного
запечатления;
2) относительно долгая сохранность логически смысловой памяти, запоминания
на основе внутренних смысловых связей;
3) ослабление оперативной, кратковременной памяти;
4) резко выраженная профессиональная избирательность запоминания;
5) усиление яркости памяти на очень давние события.
Исследования интеллекта П.Б. Балтеса [34] показывают, что у пожилых
людей снижаются показатели по тесту беглость речи
способность быстро
подбирать слова по заданным критериям. Снижается умение оценивать
пространственные отношения, строить индуктивные рассуждения. Однако
показатели снижаются достаточно медленно. До 60 % участников исследования
давали устойчивые результаты по тестам даже после 70 лет.
Пожилые люди практически не обнаруживают ухудшения в отношении
заданий на концентрацию внимания. При исследовании избирательного и
распределенного внимания у пожилых людей обнаружилось выраженное
снижение этих показателей. Возрастные различия усиливались по мере
усложнения задания, если требовалось распределять внимание между двумя и
более стимулами. При выполнении простых заданий различия практически не
обнаруживались. При усложнении задания пожилые испытуемые оказывались в
худшем положении.
39
С возрастом снижается число правильных ответов в тестах на интеллект, но
относительное положение человека среди людей своего возраста по показателям
IQ остается практически неизменным
И.В. Шаповаленко, П.Б. Балтес [7,52] считают, что в пожилом возрасте
при
характеристике
когнитивных
изменений
в
старости
выделяют
«кристаллизованный интеллект» и «подвижный интеллект». Кристаллизованный
интеллект определяется количеством приобретенных в течение жизни знаний,
способностью решать задачи, опираясь на имеющуюся информацию (дать
определения понятий, объяснить, почему красть нехорошо).
Подвижный
интеллект подразумевает способность решать новые проблемы, для которых нет
привычных способов. Оценка общего интеллекта (Q-фактор) складывается из
совокупности
оценок
и
кристаллизованного,
и
подвижного
интеллекта.
Кристаллизованный интеллект более устойчив к старению по сравнению с
подвижным, снижение которого, как правило, выражается резче и в более ранние
сроки.
П.Б. Балтес [7] разрабатывал идею о том, что интеллектуальная сфера
пожилого человека поддерживается посредством механизма избирательной
оптимизации и компенсации. Избирательность проявляется в постепенном
сокращении видов деятельности, когда отбираются только самые совершенные и
на них сосредоточиваются все ресурсы. Некоторые утраченные качества,
например физическая сила, компенсируются за счет новых стратегий выполнения
действий.
Э.Эриксон, Б.Г.Ананьев, В.Франкл, П.П.Блонский [25] считают, что этот
период связан с оценкой ценности и смысла прожитой жизни. Это осмысление,
подведение итогов пробитой жизни и, в определенной степени, попытка в
оставшееся время что-то изменить или компенсировать.
В концепции Э. Эриксона [33] старость — неотъемлемая часть жизненного
пути, его логическое и психологическое завершение, однако он подчеркивает
социально ценные черты этого возраста. Возможность успешного перехода в этот
40
психологический возраст Э. Эриксон связывает с позитивным разрешением
предыдущих возрастных кризисов. Сущность развития в данном возрасте состоит
в достижении целостности личности (эгоинтеграции), которая основывается на
подведении итогов своей прошлой жизни и осознании ее как единого целого, в
котором ничего не следует менять. Социально ценная черта личности в старости
— мудрость. Э. Эриксон определяет ее как состояние духа, как одновременный
взгляд в прошлое, настоящее и будущее, освобождающий историю жизни от
случайностей, что позволяет личности осознать связь и преемственность
поколений.
Если же человек ощущает, что не достиг тех целей, к которым стремился,
или не может свести свои поступки в единое целое, то возникает страх смерти,
отчаяние от невозможности начать жизнь заново. Э. Эриксон настаивает на том,
что разрешение финального кризиса требует углубленной внутренней работы,
поисков, а не смирения и пассивности в принятии неизбежного конца.
Пекк Р., развивая идеи Э. Эриксона [33] утверждал, что человеку в период
старения необходимо решить ряд новых возрастных задач, чтобы полностью
сложилось чувство целостности личности. Для этого ему следует сделать
следующее:
• перейти к новому рассмотрению себя, своей уникальности через призму не
только какой-либо одной роли (профессионала или родителя), но и других
(общественник, защитник животных и др.);
• осознать факт ухудшения здоровья и старения тела, выработать необходимое
«равнодушие» и терпимость. Успешное старение возможно, если человек
приспособится к неизбежному физическому дискомфорту или найдет такое
занятие, которое поможет ему отвлечься;
• преодолеть озабоченность перспективой близкой смерти, принять мысли о
смерти без ужаса, продлить собственную жизненную линию благодаря участию в
делах молодого поколения.
41
Д. Б. Бромлей [33] описывает пять основных жизненных позиций в позднем
возрасте: конструктивное отношение человека к старости; зависимое отношение;
защитное отношение; отношение враждебности к окружающим; отношение
враждебности к самому себе и своей жизни. В типологии Ф. Гизе выделены три
типа личности в старческом возрасте: старик-негативист, старик-экстраверт,
старик-интроверт. И. С. Кон для выделения социально-психологических типов
старости в качестве критерия использует такие формы деятельно-сти, как
общественно полезная, деятельность на благо семьи, деятельность по устройству
индивидуальной жизни и др. Он обнаруживает психологически благополучные,
позитивные и отрицательные типы старости.
Л. И. Анцыферова [3] показала, что можно выделить два основных
личностных типа пожилых людей, полагаясь на совокупность характеристик,
среди которых — уровень активности, стратегии совладания с трудностями,
отношение к миру и себе, удовлетворенность жизнью.
Пожилые люди первого типа мужественно переживают уход на пенсию,
переключаются на занятие новым интересным делом, склонны устанавливать
новые дружеские связи, сохраняют способность контролировать свое окружение.
Все это ведет к переживанию ими чувства удовлетворенности жизнью и даже
увеличивает ее продолжительность.
Пожилые люди второго типа характеризуются как пассивно относящиеся к
жизни, испытывающие отчуждение со стороны окружающих. У них наблюдается
сужение круга интересов, снижение показателей интеллекта по тестам, потеря
уважения к себе, ощущение ненужности и личностной неадекватности
Шахматов Н.Ф. [54]
проанализировал жизненную позицию пожилых
людей, которые считали свое старение удачным, успешным, благоприятным и
даже счастливым. Для нее характерна отчетливая ориентировка пожилых людей
на настоящее. Такие люди не обнаружвают какой-либо проекции на прошедшее, у
них также нет и устойчивых планов деятельной жизни на будущее. Сегодняшнее
старческое существование принимается ими без каких-либо оговорок и без
42
планов изменить что-то в лучшую сторону. Подобная мыслительная работа
приводит к выработке новой, созерцательной, спокойной и самодостаточной
жизненной позиции. Окружающая жизнь, сегодняшнее состояние здоровья,
физические недуги, быт воспринимаются терпимо, такими, какие они есть.
Появляются новые интересы, ранее не свойственные данному человеку. Среди
них особо выделяются обращение к природе, наклонность к стихосложению,
желание бескорыстно быть полезным окружающим, в первую очередь больным и
слабым. Иногда в этом возрасте впервые появляется любовь к животным.
Устойчивая мыслительная работа отражает стремление переосмыслить свой
жизненный опыт, прошлую деятельность с позиции старого человека. Успехи в
накоплении
знаний,
привлекательность
почетные
и
кажутся
должности
и
мало-значащими.
звания
теряют
прошлую
Материальные
ценности,
приобретенные в течение жизни, также оказываются несущественными.
Становление новой жизненной позиции, иных мотивационных установок и
интересов согласуется с характером психофизиологических изменений в процессе
старения.
В исследовании О. В. Красновой [33] показано, что одним из механизмов
жизненной активности пожилого человека в современной ситуации может стать
сосредоточение на интересах узкого социального пространства — собственной
семьи.
Таким образом, пожилой возраст
эндокринно-обменными,
обусловлен нервно-психическими,
психосоциальными
изменениями,
сопровождается
комплексом аффективных реакций, связанных с переживанием актуальной
дефицитарности. Также в этом возрасте происходит изменение темпов
психического развития и переориентация его механизмов.
Физическое состояние и самочувствие в этом возрасте во многом
определяет место пожилого человека в семье и в обществе. При выраженных
формах физических заболеваний положение пожилого человека приближается к
положению соматического больного. Характер физического увядания определяет
43
форму психического старения и в целом психическую жизнь. При этом на второй
план отступает содержание переживаний собственного старения и нового
отношения с окружающими.
На смену прежним механизмам регуляции поведения (интериоризации,
идентификации с окружающими и эмоциональным опосредованием) приходят
другие – уход в болезнь, отчуждение, агрессия, привлечение к себе внимания с
целью получения привилегии и снисхождения. В этом возрасте большим трудом
формируются
новые
знания,
мотивы,
ролевые
отношения,
ценности,
представления о себе и других.
На первый план выходит механизм компенсации своих потерь – сил,
здоровья, статуса, группы поддержки. В то же время ригидность, трудности
переключения, возрастающие в этом возрасте, препятствует нормальной
компенсации.
Формирование «совладающего поведения», встраивание компенсаторных
механизмов и устранение факторов риска, к которым относятся соматическое
состояние, определяет позитивную или негативную динамику изменений в этот
период.
В этот период изменяется иерархия потребностей. Актуальны становятся
потребности в безопасности, в автономии и независимости, проецирование на
других своих психических проявлений. В пожилом возрасте проявляется
снижение ценности Я. Характерен психологический витаукт – стабилизация и
компенсация Я-концепции. К нему относится высокая реальная самооценка,
снижение идеальных и достижимых целей, высоком уровни самоотношения,
ориентация на жизнь детей и внуков.
Познавательная сфера в период старения характеризуется сужением объема
восприятия, затруднением сосредоточения внимания, замедление психомоторных
реакций. Происходит изменения в памяти.
Возрастные задачи развития в период старости могут быть суммированы
следующим образом:
44
— адаптация к возрастным изменениям — телесным, психофизиологическим
— адекватное восприятие старости (противостояние негативным стереотипам);
—
разумное распределение времени и целенаправленное использование
оставшихся лет жизни;
— ролевая переориентация, отказ от старых и поиск новых ролевых позиций;
— противостояние аффективному обеднению, связанному с потерей близких
людей и обособлением детей; сохранение эмоциональной гибкости, стремление к
аффективному обогащению в других формах;
— стремление к душевной гибкости
(преодоление психической ригидности),
поиск новых форм поведения;
— стремление к внутренней целостности и осмыслению прожитой жизни.
45
1.3. Особенности тревожности у больных с хроническими соматическими
заболеваниями в пожилом возрасте
Психосоматические
заболевания
–
это
соматические
нарушения,
возникающие вследствие воздействия комплекса психосоциальных факторов при
наличии биоконституциональной предрасположенности.
Соматогенные заболевания – это психические нарушения, развивающиеся
вследствие нейротоксического эффекта соматического заболевания.
Б. Любан-Плоцца [22] считает, что
психосоматические заболевания
возникают во второй половине жизни чаще, чем в первой. Это происходит по разным
причинам. С одной стороны в старости увеличивается психическая нагрузка с
одновременным
снижением
способности
компенсировать
внутренний
стресс
повышением продуктивности и другими формами защиты. С другой стороны,
пожилые
больные
склонны
к
тому,
чтобы
вместо
невротических
симптомов или функциональных синдромов манифестировать психосоматическими
заболеваниями.
Объясняет это тем, что в распоряжении пожилого человека, как правило, имеется
обусловленная износом организма соматическая патология, в которую может
укладываться
психическая
проблематика.
Благодаря
этому
в
старости
психосоматические заболевания теряют свою относительную специфичность, ибо
здесь не приходится создавать типичный психосоматический синдром
как бы из ничего.
По данным А.Г. Соловьева, В.В. Попова, И.А. Новикова [48] в пожилом
возрасте
происходят
характеризуются
эмоциональных
изменения
следующими
состояний,
в
эмоциональной
признаками:
выражающееся
либо
изменение
в
сфере,
которые
динамичности
инертности,
либо
в
лабильности эмоций; возрастание роли и места, занимаемого отрицательными
эмоциями; высокая устойчивость высших эмоций, в том числе эмоций, связанных
с индивидуальным творчеством. В пожилом возрасте значительно уменьшается
46
контроль за проявлением эмоций (смех, радость, печаль). Нередко наблюдается и
противоположное явление – эмоциональная черствость, снижение эмпатийности.
Многие особенности эмоциональной сферы лиц пожилого возраста
обусловлены изменением их социальной роли в обществе в связи с уходом на
пенсию, необходимостью адаптации к новым условиям жизни. У одних это
вызывает появление негативных эмоциональных переживаний, у других –
позитивных, когда человек радуется тому, что наконец-то он может свободно
распоряжаться своим временем и посвятить себя делам, которые его интересуют.
Также ухудшается
образное мышление, снижается сила, уравновешенность,
концентрация и подвижность основных нервных процессов, изменением темпа
психомоторных
реакций.
Характер
может
отличаться
консерватизмом,
обидчивостью, эгоцентризмом, ипохондричностью, лишающих их новизны
впечатлений и составляющих основной механизм нарушений психологической
адаптации.
Тревожные расстройства являются наиболее часто встречающимися
формами психической патологии в пожилом возрасте. Распространенность
тревожных расстройств среди населения составляет от 3 до 30 %, а в пожилом
возрасте
25
%.
кардиоваскулярных,
нарушений.
Они
Симптомы
тревоги
относятся
церебрально-сосудистых
сопровождаются
к
факторам
заболеваний
большими
и
риска
когнитивных
затратами
ресурсов
здравоохранения, снижением работоспособности и качества жизни.
К группе тревожных расстройств по МКБ - 10 относят ряд различных
психических заболеваний, а именно:
фобические тревожные расстройства,
генерализованное тревожное расстройство, смешанное тревожное и депрессивное
расстройство,
тревожность),
паническое
расстройство (эпизодическая
обсессивно-компульсивное
расстройство,
пароксизмальная
посттравматическое
стрессовое расстройство, тревожные нарушения, обусловленные соматическими
заболеваниями или вызванные употреблением психоактивных веществ.
47
Среди психических расстройств у пожилых пациентов, с которыми
сталкиваются в повседневной практике врачи амбулаторного звена
можно
отметить астенический депрессивный и тревожный синдромы. На практике чаще
встречаются
смешанные
синдромы:
астено-депрессивный,
тревожно-
депрессивный, тревожно-ипохондрический.
Тревожным расстройствам в позднем возрасте часто сопутствует депрессия,
обнаруживается отрицательное влияние на познавательные функции и повышение
риска их ухудшения, сопутствуют различные соматические заболевания.
Сочетание тревожных расстройств и сердечно-сосудистой патологии имеет
взаимное отрицательное влияние.
И.А. Новикова, А.Г. Соловьев, В.В. Местечко [32] считают, что
ранжирование психотравмирующих жизненных событий показало, что в группе
пожилых пациентов первое место по степени значимости занимает смерть или
болезнь близких родственников, второе — острое начало или ухудшение
соматического заболевания самих пациентов, третье — интерперсональные
отношения в семье с ощущением социального отторжения, чувством одиночества
среди близких. Существенную роль в формировании тревоги у пожилых женщин
играет климактерий, являющийся одной из критических биологических фаз в
жизни женщины.
Симптомы, определяющие тревожное состояние, могут хронифицироваться,
и приводить к потере трудоспособности. В ряде случаев они осложняют течение
других болезненных нарушений, снижая готовность больного выполнять
назначения врача и тем самым ухудшая прогноз.
Для тревожного синдрома свойственны: субъективные переживания,
обусловленные непосредственно тревожной симптоматикой, т. е. симптом
тревоги, поведение избегания, фобический
компонент и вегетативные
дисфункции. Сочетания этих составляющих могут носить различный характер,
что в конечном счете и предопределяет многообразие клинических проявлений
тревожных состояний. Это касается прежде всего заболеваний сердечно-
48
сосудистой
системы,
желудочно-кишечного
тракта,
хронических
неспецифических болезней органов дыхания, эндокринных расстройств, при
которых сложные взаимодействия неблагоприятных психических и соматических
факторов приводят к формированию невротических расстройств, вызывающих
нарушения механизмов социально-психологической адаптации.
Тревожные реакции дезадаптации часто проявляются на фоне хронических
соматических
заболеваний.
При
собой коморбидное расстройство,
возникает
невротическая
и
этом
когда
на
заболевание
фоне
неврозоподобная
представляет
соматической
симптоматика.
патологии
Ухудшение
психического состояния больного, усугубляющее его соматическое состояние,
заметно снижает толерантность к стрессу. При этом отмечается так называемая
«послестрессовая психосоматическая беззащитность», вызывающая повышение
чувствительности к любым раздражителям внешней среды после перенесенного
стресса.
Н.М. Михайлова, Т.М. Сиряченко [28] в своих исследованиях выявили, что
в более чем в 80% случаев симптомы тревоги имеются как в чистом виде, так и в
составе тревожно–тоскливого аффекта. Тревожные расстройства у пожилых – это
основной
фактор,
скрывающий
депрессию.
На
фоне соматического
заболевания имеет место усиление пессимистической оценки реальной тяжести и
исхода с «капитуляцией» и суицидальными тенденциями. Чаще всего это
одинокие, дезадаптированные в повседневной жизни, с депрессивным сознанием
собственной ненужности.
И. Г. Малкина-Пых [24]
отмечает, что психическая сфера
определяет
функции сердца и сосудов, как и соматическая. Активность и покой, сон или
бодрствование, душевная живость и возбуждение, выраженные внешне или
подавленные
чувства
связаны
с
различными
состояниями
системы
кровообращения. Изменения работы сердца в равной степени проявляются и при
положительных, и при отрицательных чувствах, патологические нарушения в
сердечно-сосудистой системе связаны со страхом, гневом, яростью, тоской и
49
другими отрицательными эмоциями, которые приводят к тому что, например, при
страхе
одиночества, при опасности нападения возникает ощущение, будто
сердце начинает стучать. Происходящий при этом выброс адреналина вызывает
сужение сосудов, учащение пульса и усиление сокращения миокарда, что, в свою
очередь, приводит к состоянию беспокойства и страха.
Если
из-за
внешних
задержек
или
внутреннего
торможения
уже
подготовленная активизация кровообращения не реализуется, в ряде случаев при
этом в течение длительного времени может сохраняться возбуждение в ожидании
выполнения действия. Возможна и обратная ситуация: вытесненная из сознания
установка на действие приводит к замещающему ее напряжению в системе
кровообращения.
Ишемическая
характеризующееся
болезнь
сердца —
абсолютным
или
патологическое
состояние,
относительным
нарушением
кровоснабжения миокарда вследствие поражения коронарных артерий.
Ишемическая
болезнь
сердца представляет
собой
обусловленное
расстройством коронарного кровообращения поражение миокарда, возникающее
в
результате
нарушения
и метаболическими
равновесия
потребностями
между
коронарным
сердечной
кровотоком
мышцы.
Иными
словами, миокард нуждается в большем количестве кислорода, чем его поступает
с кровью. ИБС может протекать остро (в виде инфаркта миокарда), а также
хронически (периодические приступы стенокардии). Общей для всех клинических
форм ИБС является картина атеросклеротического поражения (или тромбоз)
артерий сердца, обычно выявляемого в проксимальных отделах крупных
венечных артерий.
При ишемической болезни сердца психические факторы в целом действуют
только
совместно
с
известными
соматическими
факторами
риска
(гиперхолестеринемия, артериальная гипертензия, курение, сахарный диабет,
избыточная масса тела). Определено три основных варианта таких связей:
- эмоции и душевные нагрузки оказывают прямое влияние на коронарное
50
кровообращение;
- психосоматические влияния существенны для возникновения артериальной
гипертонии; одновременно они оказывают влияние на обмен жиров и вызывают
как общий атеросклероз, так и атеросклероз коронарных сосудов.
- психосоматические факторы приводят к злоупотреблению курением и алкоголем
и оказывают воздействие на поведение в виде повышения пищевой потребности,
что приводит к ожирению. Коронарные больные придают мало значения
предвестникам инфаркта миокарда. Эти больные вытесняют свои неприятные
ощущения и до поры до времени склонны считать их пустяками. Коронарные
больные отличаются толерантностью к симптомам своей болезни и даже
безразличием к ним. Вторжение угрозы самой жизни вследствие болей
отвергается и вытесняется, нарциссическая обида исчезает лишь перед самой
катастрофой.
К
коронарным
заболеваниям
предрасполагают
определенные
типы
поведения.
Тип А был разделен на три подкласса. В первый входят люди замкнутые,
заторможенные, сдержанные в мимике и жестах. Они редко выходят из себя, но
зато, если уж разойдутся, долго не могут успокоиться. Вторая группа – это люди,
которые хорошо умеют прятать свои чувства, но очень нервные внутри. Третья
группа – люди, которые привыкли бурно выражать свое отношение ко всему, что
происходит. Они общительны,
размахивают руками, жестикулируют, громко говорят и смеются. Они часто
срываются, сердятся, начинают ругаться, но тут же забывают причину своей
злости.
Любан-Плоцца Б.[22], отмечает, что враждебно настроенные люди чаще
болеют ишемической болезнью сердца. Гнев, враждебность и связанные с этим
интрапсихические конфликты как потенциальные причины гипертонии и ИБС.
Выраженное стремление к социальному успеху проистекает из невротической
аномалии развития и в этом случае служит компенсации. Упорное желание
51
работать, стремление достичь вершин в своей профессии, значимого социального
положения, готовность приспосабливаться к социальным нормам со склонностью
к перенапряжению. К факторам риска относятся напряженный жизненный ритм,
стремление к успеху и социальной значимости, беспокойно-напряженная
деятельность. Спешка, нетерпение, беспокойство, постоянно напряженная
лицевая мускулатура, чувство цейтнота и ответственности характерны для
будущих больных инфарктами.
Идентификация больных со своей профессией столь сильна, что ни для чего
иного времени у них не остается. Они просто одержимы манией работы. Это
объясняется тем, что больные лучше ориентируются в ориентированном на
социальный успех мире профессии, чем в личном, семейном мире, чью
межличностную близость они не могут переносить.
Конфликты, связанные с перегрузкой, они пытаются разрешить так же, как
все конфликты: призывами к себе самим больше торопиться, быть сильными и
совершенными. Страх, в конце концов потерпеть неудачу им малодоступен и
тщательно скрывается за фасадом кажущейся компетентности. Больные ИБС
несопоставимы с типичными невротиками в узком смысле этого слова. У них нет
заторможенности, эмоциональной лабильности, неуверенности в себе; едва ли
можно пробудить у них осознание конфликтов с последующим их переживанием
и соответствующим поведением.
Вместе с тем у таких больных психическая уравновешенность все же не
сохраняется. В современном мире, в котором особенно ценятся работа и успех, их
поведение можно оценить как сверх приспособительное, сверх нормальное. У
многих из них отмечаются целеустремленность в работе, тенденция к активности,
безусловное стремление руководить и доминировать, быть у всех на виду, не
оставаться в тени. Возможно, что эта экстраверсия является характерной
невротической защитой от лежащего глубже орального желания зависимости, а
активность в стремлении помогать людям, видоизмененной и защитной формой
желания «орально» обеспечить и удовлетворить себя. Они не способны пассивно
52
и доверительно «предлагать» себя окружающим людям, они должны своей
активной деятельностью доказывать свое превосходство и свою ценность. Часто
вследствие идентификации себя с миром отца они приходят к строгому «сверхЯ», принуждающему их к деятельности и приспособлению. Их отношение к
объективному миру характеризуется стремлением к доминированию и защитой
своего желания самопожертвования, увлеченности.
Развитие
ИБС
последовательное
характеризуется
чередование
с
психосоматических
определенных
стадий
позиций
–
как
синдромов
гиперактивности, сверхкомпенсации и крушения.
Синдром
гиперактивности.
В
определении
профиля
подверженной
коронарным заболеваниям личности честолюбие и трудолюбие рассматривается
как
константа.
Целенаправленная
чувствительный человек с
и
усердная
личность,
тщеславный
сильным стремлением к признанию и престижу,
человек с выраженными признаками навязчивой ригидности
– во всех этих
характеристиках совмещаются черты поведения, определяемые как интенсивная
длительная потребность в успехе, честолюбиво-конкурирующее поведение,
постоянное
желание
признании.
Им
достаточно
небольшого
внешнего
раздражителя, чтобы достичь оптимального уровня стимуляции. Поведение
людей реализуется не в безвоздушном пространстве, а в сфере
межличностных отношений. Первично честолюбивая и трудолюбивая личность
проявляет экспансию и злость как доминирующий стиль поведения. Трудные
ситуации переживаются такими людьми как испытание их способности к
решению проблем. Кроме того, они рассматривают свое окружение как
неполноценное и препятствующее нормальному ходу работы. У них преобладает
чувство гневливой раздражительности. Люди с таким избытком потребности в
соперничестве, враждебности, агрессивности, чувством нехватки времени и
нетерпеливостью могут ожидать от окружающих реакций противостояния. Так
складывается выраженное агрессивное, эгоистическое поведение.
53
Синдром сверхкомпенсации. Постоянное внешнее давление, которое
провоцируется
соответствующим
перенапряжению.
поведением,
Сохранение стабильности
приводит
поведения
к
хроническому
требует
стратегии
постоянного нарастания издержек. Возможным выходом из положения является
увеличение продолжительности работы, что расценивается как объективный
показатель перегрузки и подтверждается многочисленными наблюдениями как
индикатор такой стратегии нарастания издержек.
Возникающий при этом синдром нарушения ночного сна также оценивается
как чувствительный показатель качества изменения соотношения между
субъективным
перегрузки.
самочувствием
Вынужденная
приспособления,
следствием
и
объективно
необходимость
которой
существующими
формами
в
реактивном
усилении
является
хроническая
опасность
превышения приспособительных возможностей.
Синдром крушения, означает не столько острое клиническое состояние,
сколько характерные, часто трудно обратимые последствия «надлома жизненной
линии», которые могут приводить к страданию предрасположенной к этому
личности.
становится
Агрессивное,
только
эгоистическое
фасадом:
такой
поведение
человек
продолжается,
проявляет
свой
но
оно
стереотип
гиперактивного агрессора, но за ним скрывается механизм неудачной и неполной
когнитивной переработки тяжелых жизненных событий. Пациент из группы риска
реагирует на превышение способностей приспособления механизмами защитной
компенсации, теряет внутрипсихический механизм контроля над вызванными
стрессом
функциональными
процессами,
демонстрирует
эмоциональную
сдержанность и социальную приспособленность. Однако его эмоциональное
состояние определяется как истощение и депрессия. Среди больных ИБС с
тяжелыми депрессивными состояниями артериальная гипертония встречается в
два раза чаще, чем в общей группе больных. Такие люди, долгое время
направлявшие гиперактивность и враждебность вовне, в конце концов обращают
их против самих себя.
54
Сахарный
диабет
II
типа
–
системное
гетерогенное
заболевание,
обусловленное относительным дефицитом инсулина, который вначале вызывает
нарушение углеводного обмена, а затем всех видов обмена веществ, что в
конечном итоге приводит к поражению всех функциональных систем организма.
СД II типа – наиболее распространенная форма СД – развивается на фоне
генетической предрасположенности и особенностей образа жизни. СД II типа
обозначается как диабет взрослых, или инсулиннезависимый СД. В 90% случаев
СД II типа сочетается с полнотой, при этом в патогенезе этого подтипа
заболевания доминирует инсулинорезистентность, и его компенсацию длительное
время удается поддерживать с помощью таблетированных сахароснижающих
препаратов, диеты и расширения физических нагрузок. Многие больные,
страдающие СД получают инсулинотерапию, несмотря на то что у них часто
сохраняется остаточная секреция инсулина. При СД II типа
развиваются
осложнения, приводящие к ранней инвалидизации трудоспособного населения и
повышающие летальность. В 70–80% случаев СД приводит к развитию сердечнососудистых
цереброваскулярных
заболеваний,
атеросклероза,
хронической
почечной недостаточности.
Современные исследования подтверждают, что у людей, страдающих
сахарным диабетом, часто бывает ряд психологических проблем и психических
расстройств. Они не только причиняют страдания сами по себе, но также влияют
на лечение и исход соматического заболевания.
Большинство исследователей, признавая этиологическую роль психотравмы
в развитии диабета, не исключали возможность того, что она играет только роль
провоцирующего
фактора.
Триггерный
характеризуется
чрезвычайно
важной
механизм
психогенного
особенностью:
стресса
отсроченностью
кортиковисцеральных нарушений, латентным периодом, достигающим иногда
поразительно больших величин. Важную роль в развитии диабета играет
кумуляция стресса. Метаболическая реакция на стресс в результате повышения
55
адреналина
и
кортизола
сопровождается
гипергликемией,
что
ведет
к
“глюкозотоксическому эффекту”, снижению секреции инсулина, развитию
инсулинорезистентности тканей, повышению липолиза. Метаболическая реакция
на стресс в результате повышения адреналина и кортизола сопровождается
гипергликемией. Хронические стрессовые ситуации в результате сохраняющейся
гипергликемии ведут к “глюкозотоксическому эффекту”, снижению секреции
инсулина, развитию инсулинорезистентности тканей, повышению липолиза. Это
приводит к вторичной гипергликемии и интенсификации глюконеогенеза. Важная
роль отводится активизации контринсулярных гормонов при стрессе. Наибольшее
значение в регуляции секреции инсулина со стороны ЦНС придается
гипоталамусу. Длительное раздражение эмоциональных зон гипоталамуса
вызывает стойкое повышение уровня липидов и глюкозы крови.
При нарушенном углеводном обмене не только отрицательная, но и
положительная эмоциональная реакция вызывает гипергликемию, т. к. у
пациентов страдают как центральные, так и периферические механизмы
регуляции. Действие психотравмы при диабете может быть прямым и
опосредованным. Под прямым действием подразумевается непосредственная
реакция организма на “психическую агрессию”, выражающаяся в обострении
диабета. Дебют СД и постановка диагноза характеризуется выраженным
эмоциональным дистрессом, осознанием факта хронической болезни, и может
вызывать большие изменения в психическом статусе, чем сама болезнь.
Результатом нарушения психической адаптации к осложнениям диабета является
депрессия. Сложные психосоматические взаимоотношения при СД отчетливо
проявляются при психогенном дебюте заболевания. Зоной конфликтов у женщин
чаще бывают внутрисемейные отношения, у мужчин – производственные.
При СД существуют определенные личностные особенности: шизоидные
черты
в
сочетании
с
параноической
готовностью,
конституциональная
эмоциональность, явная или скрытая тревожность еще до болезни.
56
Б.Любан-Плоцца [22] отмечает, что диабетик точно знает, что деятельность
по меньше мере одной системы его организма нарушена. Из этого возникает
чувство неуверенности. Хронический дефект может негативно влиять на
жизненную стратегию диабетика: часто он организует всю свою жизнь вокруг
своего страдания («диабет как образ жизни»).
Психосоматические концепции в возникновении диабета:
- конфликты и оральные потребности удовлетворяются с помощью еды. Может
возникнуть обжорство и ожирение, вслед за чем наступает длительная
гипергликемия и далее истощение инсулярного аппарата;
-
вследствие приравнивания еды и любви друг к другу при отнятии любви
возникает эмоциональное переживание состояния голода и тем самым,
независимо от поступления пищи, соответствующий диабетическому голодный
обмен веществ;
- сохраняющийся в течение всей жизни страх ведет к постоянной готовности к
борьбе
или
бегству
с
соответствующей
гипергликемией
без
сброса
психофизического напряжения.
Психические факторы, существенно влияют на течение и терапию. Этим
больным присуще чувство незащищенности и эмоциональной заброшенности,
сильные рецептивные желания заботы о себе и активный поиск зависимости от
других. Пациенты демонстрируют большую чувствительность к отказам в
удовлетворении
этих
оральных
желаний.
У
диабетиков
присутствует
«амбивалентные тенденции тревоги, беспокойства, страха с одной стороны и
стремления к покою и защищенности – с другой».
Примером чрезмерно выраженной дезадаптации к сахарному диабету
является «лабильный сахарный диабет». Он характеризуется значительными
колебаниями содержания глюкозы в крови, часто с многократными случаями
неотложной госпитализации.
Таким образом, тревожные расстройства являются наиболее
встречающимися формами психической патологии в пожилом возрасте.
часто
57
В пожилом возрасте психосоматические заболевания возникают из-за: 1.
из-за
увеличения
психической
нагрузки
с
одновременным
снижением
способности компенсировать внутренний стресс, повышением продуктивности и
другими формами защиты;2. пожилые больные склонны к тому, чтобы вместо
невротических симптомов или функциональных синдромов манифестировать
психосоматическими заболеваниями;3. в пожилом возрасте уже имеется
соматическая патология, в которую укладывается психическая проблематика;4. в
этом возрасте происходят изменения в эмоциональной сфере, социальной роли в
обществе, адаптация к новым условиям жизни, снижение интеллектуальной
деятельности и физического состояния.
Для тревожного синдрома свойственны: субъективные переживания,
обусловленные непосредственно тревожной симптоматикой, т. е. симптом
тревоги, поведение избегания, фобический
компонент и вегетативные
дисфункции. Сочетания этих составляющих могут носить различный характер,
что в конечном счете и предопределяет многообразие клинических проявлений
тревожных состояний. Это касается прежде всего заболеваний сердечнососудистой
системы,
желудочно-кишечного
тракта,
хронических
неспецифических болезней органов дыхания, эндокринных расстройств, при
которых сложные взаимодействия неблагоприятных психических и соматических
факторов приводят к формированию невротических расстройств, вызывающих
нарушения механизмов социально-психологической адаптации.
Психическая сфера
определяет функции сердца и сосудов, как и
соматическая. Изменения работы сердца в равной степени проявляются и при
положительных, и при отрицательных чувствах, патологические нарушения в
сердечно-сосудистой системе связаны со страхом, гневом, яростью, тоской и
другими отрицательными эмоциями. Происходящий при этом выброс адреналина
вызывает сужение сосудов, учащение пульса и усиление сокращения миокарда,
что, в свою очередь, приводит к состоянию беспокойства и страха.
58
При ишемической болезни сердца психические факторы в целом действуют
только совместно с известными соматическими факторами риска.
Больные вытесняют свои неприятные ощущения и до поры до времени склонны
считать их пустяками. Вторжение угрозы самой жизни вследствие болей
отвергается и вытесняется.
Выраженное
стремление
к
социальному
успеху
проистекает
из
невротической аномалии развития и в этом случае служит компенсации. Упорное
желание работать, стремление достичь вершин в своей профессии, значимого
социального положения, готовность приспосабливаться к социальным нормам со
склонностью к перенапряжению.
Идентификация больных со своей профессией столь сильна, что ни для чего
иного
времени
у них
не остается. Больные лучше ориентируются
в
ориентированном на социальный успех мире профессии, чем в личном, семейном
мире, чью межличностную близость они не могут переносить.
Конфликты, связанные с перегрузкой, они пытаются разрешить так же, как
все конфликты: призывами к себе самим больше торопиться, быть сильными и
совершенными. Страх, в конце концов потерпеть неудачу им малодоступен и
тщательно скрывается за фасадом кажущейся компетентности. У многих из них
отмечаются целеустремленность в работе, тенденция к активности, безусловное
стремление руководить и доминировать, быть у всех на виду, не оставаться в
тени. Возможно, что эта экстраверсия является характерной невротической
защитой от лежащего глубже орального желания зависимости, а активность в
стремлении помогать людям, видоизмененной и защитной формой желания
«орально» обеспечить и удовлетворить себя. Они не способны пассивно и
доверительно «предлагать» себя окружающим людям, они должны своей
активной деятельностью доказывать свое превосходство и свою ценность. Часто
вследствие идентификации себя с миром отца они приходят к строгому «сверхЯ», принуждающему их к деятельности и приспособлению. Их отношение к
59
объективному миру характеризуется стремлением к доминированию и защитой
своего желания самопожертвования, увлеченности.
В возникновении сахарного диабета II типа
большую роль
психотравма, также она играет только роль провоцирующего
играет
фактора.
Триггерный механизм психогенного стресса характеризуется чрезвычайно важной
особенностью: отсроченностью
кортиковисцеральных нарушений, латентным
периодом, достигающим иногда поразительно больших величин. Важную роль в
развитии диабета играет кумуляция стресса. Метаболическая реакция на стресс в
результате повышения адреналина и кортизола сопровождается гипергликемией.
Дебют СД и постановка диагноза характеризуется выраженным эмоциональным
дистрессом, осознанием факта хронической болезни, и может вызывать большие
изменения в психическом статусе, чем сама болезнь.
При СД существуют определенные личностные особенности: шизоидные
черты
в
сочетании
с
параноической
готовностью,
конституциональная
эмоциональность, явная или скрытая тревожность еще до болезни.
Психосоматические концепции в возникновении диабета:
- конфликты и оральные потребности удовлетворяются с помощью еды. Может
возникнуть обжорство и ожирение, вслед за чем наступает длительная
гипергликемия и далее истощение инсулярного аппарата;
-
вследствие приравнивания еды и любви друг к другу при отнятии любви
возникает эмоциональное переживание состояния голода и тем самым,
независимо от поступления пищи, соответствующий диабетическому голодный
обмен веществ;
- сохраняющийся в течение всей жизни страх ведет к постоянной готовности к
борьбе
или
бегству
с
соответствующей
психофизического напряжения.
гипергликемией
без
сброса
60
Выводы
Проблеме тревожности посвящено большое количество работ зарубежных
и отечественных психологов.
Тревожность – это устойчивое свойство личности человека, который
воспринимает достаточно широкий круг ситуаций как: угрожающее его
самооценке, самоуважению и престижу; реагированию на ситуации проявлением
состояния тревоги; восприятие окружающего мира как заключающий в себе
угрозу.
После
возникновении состояния тревоги запускается процесс по его
преодолению (поиск выхода из опасной ситуации, подбор оптимального варианта
поведения, информационный поиск, максимальная активизация энергетических
процессов и вегетативных механизмов обеспечения активности). Весь
этот
комплекс является начальной фазой развития эмоционально-стрессовой реакции –
психологический стресс. Острое или хроническое переживание тревоги может
формировать
психопатологические
явления
–
путем
динамического
взаимодействия актуальной «почвы» и тревожного напряжения, аномального
развития личности – пролонгирование субъективно, объективно не разрешимой
психогенной ситуации и входящей в противоречии с устремлениями и желаниями
индивида.
Пожилой
возраст
обусловлен
нервно-психическими,
эндокринно-
обменными, психосоциальными изменениями, сопровождается комплексом
аффективных реакций, связанных с переживанием актуальной дефицитарности.
На смену прежним механизмам регуляции поведения (интериоризации,
идентификации с окружающими и эмоциональным опосредованием) приходят
другие – уход в болезнь, отчуждение, агрессия, привлечение к себе внимания с
целью получения привилегии и снисхождения. На первый план выходит
механизм компенсации своих потерь – сил, здоровья, статуса, группы поддержки.
61
В то же время ригидность, трудности переключения, возрастающие в этом
возрасте, препятствует нормальной компенсации.
Формирование «совладающего поведения», встраивание компенсаторных
механизмов и устранение факторов риска, к которым относятся соматическое
состояние, определяет позитивную или негативную динамику изменений в этот
период.
В пожилом возрасте психосоматические заболевания возникают из-за: из-за
увеличения психической нагрузки с одновременным снижением способности
компенсировать внутренний стресс, повышением продуктивности и другими
формами
защиты;
пожилые
больные
склонны
к
тому,
чтобы
вместо
невротических симптомов или функциональных синдромов манифестировать
психосоматическими
заболеваниями;
в
пожилом
возрасте
уже
имеется
соматическая патология, в которую укладывается психическая проблематика; в
этом возрасте происходят изменения в эмоциональной сфере, социальной роли в
обществе, адаптация к новым условиям жизни, снижение интеллектуальной
деятельности и физического состояния.
Для тревожного синдрома свойственны: субъективные переживания,
обусловленные непосредственно тревожной симптоматикой, т. е. симптом
тревоги, поведение избегания, фобический
компонент и вегетативные
дисфункции. Сочетания этих составляющих могут носить различный характер,
что в конечном счете и предопределяет многообразие клинических проявлений
тревожных состояний. Это касается прежде всего заболеваний сердечнососудистой
системы,
желудочно-кишечного
тракта,
хронических
неспецифических болезней органов дыхания, эндокринных расстройств, при
которых сложные взаимодействия неблагоприятных психических и соматических
факторов приводят к формированию невротических расстройств, вызывающих
нарушения механизмов социально-психологической адаптации.
62
ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ
У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКИМИ, СОМАТИЧЕСКИМИ
ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В ПОЖИЛОМ ВОЗРАСТЕ
2.1. Организация и проведение исследования
Объект исследования: тревожность.
Предмет исследования: ситуативная и личностная тревожность у пожилых
людей.
Цель
исследования:
является
изучение
ситуативной
и
личностной
тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом в
пожилом возрасте.
Гипотеза исследования: уровень ситуативной и личностной тревожности
выше у больных с ишемической болезнью сердца, чем у больных сахарным
диабетом II типа.
Задачи исследования:
1. Выявить уровень ситуативной и личностной тревожности у больных с
ИБС в пожилом возрасте.
2. Выявить уровень ситуативной и личностной тревожности у пожилых
больных с сахарным диабетом.
3. Выявить различия в уровне ситуативной и личностной тревожности у
больных с ИБС и сахарным диабетом в пожилом возрасте.
Для реализации поставленных задач, а также проверки выдвинутой
гипотезы исследования использовались следующие методы:
1). Методика опросник Ч.Д. Спилберга, адаптированная Ю.Л.Ханиным.
2). Проективная методика "Несуществующее животное".
3). Анкетирование врачей.
4). Статистическая методика Манна – Уитни.
Опишем каждый из использованных методов.
63
Методика опросник Ч.Д. Спилберга, адаптированная Ю.Л. Ханиным [16].
Методика предназначена для изучения тревожности как состояния (ситуативной
тревожности) и тревожности как свойства личности (личностной тревожности).
Бланк шкал опросника самооценки Спилберга, включающий в себе инструкции и
40 вопросов суждений, 20 из которых предназначены для оценки уровня
ситуативной тревожности (СТ) и 20 вопросов для оценки уровня личностной
тревожности (ЛТ). На каждый вопрос возможны 4 варианта ответа. Полученные
ответы переводятся в стандартные баллы используя ключ обработки. При
интерпретации показателей применяют шкалы. Психологической нормой низкой
тревожности считается результат до 30 баллов, 31-44 балла умеренная
тревожность, 45 и более высокая тревожность.
Проективная методика "Несуществующие животное" [9] используется для
изучения личностных особенностей, бессознательных импульсов и переживаний.
Позволяет выявить тревожность как личностную черту и как состояние на момент
обследования. Методика « Несуществующее животное» в этом исследовании
используется как дополнительный метод для уточнения данных по тревожности .
В методике используется лист белой нелинованной бумаги А4 , простой
мягкий карандаш и ластик. Дается инструкция. Беседа с испытуемым по
завершении
рисунка
интерпретацию.
позволяет
Интерпретация
внести
состоит
необходимые
из
этапов:
коррективы
общее
в
впечатление,
семантическое интерпретация, графологические признаки, содержательные
признаки, интерпретация сущности нарисованного, интерпретация названия
животного, эмоциональные особенности.
Параметры анализа, на основании которых делается вывод об уровне
тревожности.
НАЖИМ НА КАРАНДАШ – показатель психомоторного тонуса:
1.Слабый
нажим карандаша,
линия едва видна
местами 1 балл
64
2.Сильный нажим карандаша, карандаш 1 балл
глубоко продавливает бумагу
3.Нажим карандаша сильно варьируется
1 балл
ОСОБЕННОСТИ ЛИНИЙ
4. Штриховые линии
1 балл
5. Множественные линии
1 балл
6.Эскизные линии: сначала проводятся 1 балл
слабые линии, затем наиболее удачная
наводится более жирной
7.Линии со слабым нажимом и линии с 1 балл
сильным жирным нажимом
8.Промахивающиеся
линии,
не 1 балл
попадающие в нужную точку
РАЗМЕР РИСУНКА
9.Увеличенный размер: рисунок занимает 1 балл
– весь лист
10.Уменьшенный
размер:
рисунок 1 балл
занимает менее 1/3 листа по высоте
ТЩАТЕЛЬНОСТЬ И ДЕТАЛИЗИРОВАННОСТЬ РИСУНКОВ
11.Повышенная тщательность, большое 1 балл
количество однотипных деталей в рисунке
65
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РИСУНКОВ
12.Стирание и исправление линий
13.Размашистая
штриховка,
1 балл
местами 1 балл
выходящая за контур рисунка
14.Особо тщательная штриховка
1 балл
15.Штриховка с сильным нажимом: за - 1 балл
чернение всего рисунка или его части
16.Не относящиеся к основному сюжету 1 балл
линии и штрихи, заполняющие весь лист
ТИП ЖИВОТНОГО
17.Реально существующее животное
1 балл
ДЕТАЛИ
18. Избыток органов чувств в рисунке
1 балл
19.Глаза пустые, без радужки и зрачков
1 балл
20.Глаза большие зачернененные или с 1 балл
зачерненной радужкой
21.Уши,
подчеркнутые
особо большие
нажимом
или 1 балл
66
ОПИСАНИЕ ОБРАЗА В ЖИЗНИ
22.Описание
способов
защиты
от 1 балл
опасности; указание на гигантский ее
размер
23.Особо
страхи,
длинный
перечень
нетипичные
для
страхов; 1 балл
животных
(темнота, смерть, насекомые)
ПОВЕДЕНИЕ ОБСЛЕДУЕМОГО, ВЫСКАЗЫВАНИЯ
24.Отрицательная
оценка
своих 1 балл
результатов
25.«Не люблю такие занятия ... »
1 балл
26.Уточнения инструкции
1 балл
27.Интерес к оценке проверяющего
1 балл
28.Неспособность к данной деятельности
1 балл
ТЕМП РАБОТЫ
29.Сниженный
1 балл
Выявление у испытуемого от 0 до 7 показателей оценивается как низкий
уровень тревожности, от 8 до 14 – как средний уровень, от 15 до 24, как высокий
уровень
67
Анкета врачей. Опрос врачей о том, как часто они встречаются в своей
врачебной практике с проявлениями тревожности у больных с ИБС и СД II типа в
пожилом возрасте. В чем заключаются проявления тревожности, в каких
ситуациях. Считают ли, что у больных с ИБС пожилом возрасте тревожность
выше, чем у больных с СД II типа. Как они оценивают уровень тревожности,
который чаще всего проявляется у пациентов с ИБС и СД II типа.
1. Как часто, вы встречаетесь с проявлением тревожности у больных с ИБС в
пожилом возрасте?
а) редко;
б) часто;
в) очень часто.
2. Как часто, вы встречаетесь с проявлением тревожности у больных с СД
II
типа в пожилом возрасте?
а) редко;
б) часто;
в) очень часто.
За ответ на вопрос №1 и№2: редко – 1 балл, часто – 2 балла, очень часто – 3
балла.
3. В чем заключаются проявления тревожности? ……………………………
4. В какой ситуации (ситуациях) проявляется тревожность?...........................
5. Считаете ли вы, что у больных с ИБС в пожилом возрасте тревожность выше,
чем у больных с СД II типа?
а) да;
б) нет.
6. Как бы вы оценили уровень тревожности, который чаще всего проявляется у
пациентов с ИБС?
а) низкий;
б) средний;
в) высокий.
68
7. Как бы вы оценили уровень тревожности, который чаще всего проявляется у
пациентов с СД II типа?
а) низкий;
б) средний;
в) высокий.
За ответ на вопрос №6 и №7: низкий уровень – 1 балл, средний уровень – 2 балла,
высокий уровень – 3 балла.
Статистическая методика Манна – Уитни [42]. Используется для оценки
различий по ситуативной и личностной тревожности между двумя выборками –
больных с ИБС и СД II типа пожилом возрасте.
Выборку экспериментального исследования составили 40 пациентов. 20
пациентов с ишемической болезнью сердца. 20 пациентов с сахарным диабетом II
типа. Выборку составили женщины и мужчины от 60 до 70 лет. В выборку
больных с ИБС и СД II типа в пожилом возрасте, не включились больные с
моторными нарушениями. Проведено анкетирование 5 врачей, о том насколько
часто встречают в своей практике симптомы тревожности у больных с ИБС и СД
II типа.
69
2.2. Анализ результатов исследования ситуативной и личностной
тревожности у больных с ишемической болезнью сердца в пожилом возрасте
С целью выявления уровня ситуативной и личностной тревожности у
больных
с
ИБС
был
проведена
методика
опросник
Ч.Д.Спилберга
(адаптированная Ю.Л. Ханиным).
Для больных с ИБС не характерен уровень низкой ситуативной
тревожности. Средний балл по выборке по умеренной ситуативной тревожности
составил 39 балла, это говорит о том, что 65% больных с ИБС оценивает свой
уровень тревожности в данный момент как умеренный.
Высокий
уровень
ситуативной
тревожности
характерен
для
35%
опрошенных больных. Средний балл по выборке составил 51,5 балла. Для этих
больных
характерно
напряжение,
беспокойство,
нервозность,
нарушения
внимания, нарушения тонкой координации и т.д. Эти эмоциональные реакции
характеризуются обратимостью при нормализации соматических состояний и
социальных условий и определяется как устойчивое состояние неопределенной
угрозы, чувства опасения и тревожного ожидания. Служит сигналом о
чрезмерном
адаптационных
напряжении
регуляторных
процесс.
Результаты
механизмов
исследования
или
нарушении
уровня
ситуативной
тревожности у больных ИБС представлены в таблице 1.
Таблица 1
Уровень ситуативной тревожности у больных с ИБС в пожилом возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
0%
0
Умеренный
65%
39
Высокий
35%
51,5
70
При обследовании уровня личностной тревожности выявлено, что для
больных с ИБС не характерен уровень низкой и умеренной личностной
тревожности.
При высоком уровне личностной тревожности средний балл по выборке
составил 51,6 балла. 100% обследованных имеют высокий уровень личностной
тревожности. У этих больных тревожность как черта, свойство личности
характеризуется относительно устойчивой склонностью
воспринимать угрозу
своему "Я" в различных ситуациях и реагировать на них усилением состояния
тревоги. Ее проявления в подверженности действию различных стрессоров всегда
индивидуализированы:
личность
с
выраженной
тревожностью
склонна
воспринимать окружающий мир как несущий в себе потенциальную угрозу или
опасность в значительно большей степени, чем личность с низким уровнем
тревожности. Результаты исследования уровня личностной тревожности у
больных ИБС представлены в таблице 2.
Таблица 2
Уровень личностной тревожности у больных ИБС в пожилом возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
0
0
Умеренный
0
0
Высокий
100%
51,6
При прохождении обследования при помощи
больные
с ИБС
опросника Ч.Д.Спилберга
проявляли беспокойство, нервозность, напряжение,
настороженности по отношению к обследующему - 5 человек; сомневались в
своих художественных способностях, уточняли инструкции - 8 человек; не знали
какое животное рисовать и беспокоились по этому поводу
- 2 человека;
71
проявляли интерес к оценке проверяющего - 10 человек. Во время обследования
2 человека беспокоились о том, что они много рассказали о себе. Во время
исследования у 1 человека было беспокойство о том, что нарисован рисунок хуже,
чем у других людей. Во время исследования 2 человека рассказывали о том,
какие в данный момент их беспокоят проблемы. Все 20 обследуемых упоминали в
разговоре, что склонны к постоянному волнению, тревоге и знают, что такое
эмоциональное состояние влияет на их психическое и физическое здоровье. Такие
эмоциональные
состояния,
которые
характеризуются
субъективными
ощущениями напряжения, ожидания неблагополучного развития событий
связанные с ситуацией неопределенной опасности, угрозы (ожидание негативной
оценки или агрессивной реакции; восприятия отрицательного к себе отношения
или
угрозы
своему
самоуважению,
престижу)
и
часто
обусловлено
неосознаваемым источником опасности.
Для определения уровня тревожности у больных с ИБС использовалась
проективная методика "Несуществующее животное" (автор Дукаревич М.З).
В результате исследования было выявлено, что
для больных с ИБС не
характерен высокий уровень тревожности. Для 95% обследуемых средний балл
составил 9,7 балла, что говорит о среднем уровне тревожности. У 5%
обследуемых средний балл составил 7 баллов, что говорит о низком уровне
тревожности. Для больных ИБС более характерен средний уровень тревожности.
Результаты исследования тревожности у больных ИБС представлены в таблице 3.
Таблица 3
Уровень тревожности у больных с ИБС в пожилом возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
5%
7
Средний
95%
9,7
Высокий
0
0
72
При анализе общей тревожности было выявлено, что у больных с ИБС
нажим карандаша, как
показатель психомоторного тонуса у 75% больных
имеется слабый нажим. Часто возникает при астенических состояниях, снижениях
настроении, депрессивных состояниях, недостаточной уверенности в себе. Линии
со слабым нажимом и линии с сильным жирным нажимом карандаша есть 90%
больных, что говорит о волнении, беспокойстве, ощущении неопределенной
угрозы, тревожности.
Штриховые линии - у 100% больных, множественные линии – у 60 %,
эскизные линии: сначала проводятся слабые линии, затем наиболее удачная
наводится более жирной – у 75% больных, промахивающиеся линии, не
попадающие в нужную точку – у 75 % больных, стирание и исправление линий –
у 85% больных, особо тщательная штриховка и штриховка с сильным нажимом:
зачерненние всего рисунка или его части – у 35%, избыток органов чувств в
рисунке – у 40% , уши подчеркнутые нажимом или особо большие - у 30%,
отрицательная оценка своих результатов – у 40% больных,
инструкции – у 30%, интерес к оценке проверяющего
уточнение
- у 45% больных. Все эти
признаки в рисунке говорят о тревожности у больных ИБС.
Глаза пустые, без радужки и зрачков – у 35% больных, глаза большие
зачерненные радужкой - у 50% больных. Это говорит о страхах в жизни больных
ИБС. Результаты показателей уровня тревожности представлены в таблице 4.
Таблица 4
Показатели уровня тревожности
Признаки тревожности
Количество человек (%)
Слабый нажим карандаша, местами 75%
линия едва видна
Штриховые линии
100%
Множественные линии
60%
73
Эскизные линии: сначала проводятся 75%
слабые
линии,
затем
наиболее
удачная наводится более жирной
Линии со слабым нажимом и линии с 90%
сильным жирным нажимом
Промахивающиеся
линии,
не 75%
попадающие в нужную точку
Увеличенный
размер:
рисунок 5%
занимает – весь лист
Уменьшенный
размер:
рисунок 40%
занимает менее 1/3 листа по высоте
Повышенная тщательность, большое 40%
количество однотипных деталей в
рисунке
Стирание и исправление линий
Размашистая
штриховка,
85%
местами 15%
выходящая за контур рисунка
Особо тщательная штриховка
35%
Штриховка с сильным нажимом: за - 35%
чернение всего рисунка или его части
Не относящиеся к основному сюжету 5%
линии и штрихи, заполняющие весь
лист
Реально существующее животное
25%
Избыток органов чувств в рисунке
40%
Глаза пустые, без радужки и зрачков
35%
Глаза большие зачернененные или с 50%
зачерненной радужкой
74
Уши, подчеркнутые нажимом или 30%
особо большие
Описание
способов
защиты
от 5%
опасности; указание на гигантский ее
размер
Особо длинный перечень страхов; 25%
страхи, нетипичные для животных
(темнота, смерть, насекомые)
Отрицательная
оценка
своих 40%
результатов
Уточнения инструкции
30%
Интерес к оценке проверяющего
45%
Результаты опроса врачей о тревожности у больных с ИБС показывают, что
3 врача считают, что очень часто встречаются с проявлением тревожности у
больных ИБС, средний балл - 9. 2 врача считают, что часто встречаются
с
проявлением тревожности у больных ИБС, средний балл - 4.
По результатам опроса врачей уровень тревожности у пациентов с ИБС
который чаще всего проявляется 5 врачей оценили как высокий, средний балл 15. Все врачи считают, что для пациентов не характерен низкий и средний
уровень тревожности.
Таким образом, для больных ИБС характерен умеренный уровень
ситуативной тревожности и высокий уровень личностной тревожности, также
средний уровень тревожности по методике «Несуществующее животное». По
мнению врачей, они очень часто встречаются с тревожностью и высоким уровнем
тревожности у больных с ИБС.
75
2.3. Анализ результатов исследования ситуативной и личностной
тревожности у больных с сахарным диабетом II типа в пожилом возрасте
С целью выявления уровня ситуативной, личностной
тревожности у
больных с сахарным диабетом II типа была проведена методика опросник
Ч.Д.Спилберга (адаптированная Ю.Л.Ханиным).
Для больных с сахарным диабетом не характерен низкий уровень
ситуативной тревожности. Средний балл по выборке по умеренной ситуативной
тревожности составил 38,4 балла. 70% больных оценивают свой уровень
ситуативной тревожности как умеренный. Высокий уровень ситуативной
тревожности характерен для 30% обследованных. Средний балл составляет 49,6
балла. Ситуативная тревожность как состояние характеризуется субъективно
переживаемыми
эмоциями:
напряжением, беспокойством, озабоченностью,
нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на
стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичным во
времени. Результаты исследования уровня ситуативной тревожности у больных с
СД II типа представлены в таблице 5.
Таблица 5
Уровень ситуативной тревожности у больных с СД II типа в пожилом
возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
0%
0
Умеренный
70%
38,4
Высокий
30%
49,6
76
Для обследованных не характерен низкий уровень личностной тревожности.
Средний балл по выборке по умеренной личностной тревожности составил 39,7
баллов. 35% опрошенных больных с сахарным диабетом оценивают свой уровень
как умеренный.
Высокий уровень личностной тревожности выявлен у 65% больных.
Средний балл по выборке составил 51,2 балла. Для этих больных личностная
тревожность понимается как устойчивая индивидуальная характеристика,
отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие
у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как
угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как
предрасположенность личностная тревожность активизируется при восприятии
определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные, связанных со
специфическими ситуациями угрозы его престижу, самооценке, самоуважению.
Результаты исследования уровня личностной тревожности у больных с СД II типа
представлены в таблице 6.
Таблица 6
Уровень личностной тревожности у больных с СД
II типа в пожилом
возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
0
0
Умеренный
35%
39,7
Высокий
65%
51,2
При прохождении обследования при помощи
больные с СД II типа
опросника Ч.Д.Спилберга
проявляли беспокойство, нервозность, напряжение - 8
77
человек;
уточнял инструкцию - 1 человек; проявляли интерес к оценке
проверяющего - 13 человек. Не было интереса к оценке проверяющего – 7
человек; возбуждение, спешка при ответы на вопросы, перескакивание в рассказе
про животное на свои чувства и на чувства животного – 1 человек; при ответе на
вопросы о самочувствии в данный момент, возвращение к негативным событиям
прошлого – 1 человек. Только 3 человека из обследуемых упоминали в разговоре,
что склонны к постоянному волнению, тревоге и знают, что такое эмоциональное
состояние влияет на их психическое и физическое здоровье. Снижение темпа,
усталость к концу обследования – 1 человек. 1 человек отметил, что испытывал
сильную тревожность после постановки диагноза СД II типа и обращался за
помощью к психотерапевту, принимал медикаментозные препараты из-за
высокого уровня тревожности. Такие эмоциональные состояния, которые
характеризуются
субъективными
ощущениями
напряжения,
ожидания
неблагополучного развития событий связаные с ситуацией неопределенной
опасности, угрозы (ожидание негативной оценки или агрессивной реакции;
восприятия отрицательного к себе отношения или угрозы своему самоуважению,
престижу) и часто обусловлено неосознаваемым источником опасности.
Для определения уровня тревожности у больных с СД II типа
использовалась проективная методика "Несуществующее животное" (автор
Дукаревич М.З).
В результате исследования было выявлено, что для больных с СД II типа не
характерен высокий уровень тревожности. Для 80% обследуемых средний балл
составил 10,5 балла, что говорит о среднем уровне тревожности. У 20%
обследуемых средний балл составил 6,7 балла, что говорит о низком уровне
тревожности. Для больных СД
характерен средний уровень тревожности.
Результаты исследования тревожности у больных СД II типа
таблице 7.
представлены в
78
Таблица 7
Уровень тревожности у больных с СД II типа в пожилом возрасте
Уровень тревожности
%
Средний балл
Низкий
20%
6.7
Средний
80%
10,5
Высокий
0
0
При анализе тревожности было выявлено, что у больных СД II типа нажим
карандаша, как показатель психомоторного тонуса у 70% больных имеет слабый
нажим. Часто возникает при астенических состояниях, снижениях настроении,
депрессивных состояниях, недостаточной уверенности в себе. Линии со слабым
нажимом и линии с сильным жирным нажимом карандаша есть у 85% больных,
что говорит о волнении, беспокойстве, ощущении неопределенной угрозы,
тревожности.
Штриховые линии -
у 80% больных, множественные линии – у 45%
больных, эскизные линии: сначала проводятся слабые линии, затем наиболее
удачная наводится более жирной – у 75% больных, промахивающиеся линии, не
попадающие в нужную точку – у 90%, стирание и исправление линий – у 90%
больных, уши подчеркнутые нажимом или особо большие - у 50%, штриховка с
сильным нажимом: зачерненние всего рисунка или его части – у 45% больных,
избыток органов чувств в рисунке – у 60% ,
отрицательная оценка своих
результатов – у 20% больных, уточнение инструкции – у 5% больных, интерес к
оценке проверяющего
- у 70% больных. Все эти признаки в рисунке говорят о
тревожности у больных СД.
79
Глаза пустые, без радужки и зрачков - у 35% больных, глаза большие
зачерненные радужкой - у 50% больных. Это говорит о страхах в жизни больных
СД II типа. Результаты показателей уровня тревожности представлены таблице 8.
Таблица 8
Показатели уровня тревожности
Признаки тревожности
Количество человек (%)
Слабый нажим карандаша, местами 70%
линия едва видна
Штриховые линии
80%
Множественные линии
45%
Эскизные линии: сначала проводятся 75%
слабые
линии,
затем
наиболее
удачная наводится более жирной
Линии со слабым нажимом и линии с 85%
сильным жирным нажимом
Промахивающиеся
линии,
не 90%
попадающие в нужную точку
Увеличенный
размер:
рисунок 10%
занимает – весь лист
Уменьшенный
размер:
рисунок 15%
занимает менее 1/3 листа по высоте
Повышенная тщательность, большое 15%
количество однотипных деталей в
рисунке
Стирание и исправление линий
Размашистая
штриховка,
90%
местами 20%
выходящая за контур рисунка
80
Особо тщательная штриховка
0%
Штриховка с сильным нажимом: за - 45%
чернение всего рисунка или его части
Не относящиеся к основному сюжету 5%
линии и штрихи, заполняющие весь
лист
Реально существующее животное
50%
Избыток органов чувств в рисунке
60%
Глаза пустые, без радужки и зрачков
35%
Глаза большие зачернененные или с 50%
зачерненной радужкой
Уши, подчеркнутые нажимом или 50%
особо большие
Описание
способов
защиты
от 5%
опасности; указание на гигантский ее
размер
Особо длинный перечень страхов; 25%
страхи, нетипичные для животных
(темнота, смерть, насекомые)
Отрицательная
оценка
своих 20%
результатов
Уточнения инструкции
5%
Интерес к оценке проверяющего
70%
По результатам исследования
анкеты
2 врача
часто встречаются с
проявлением тревожности у больных с СД II типа. Средний балл – 4. 3 врача
очень часто встречаются с проявлением тревожности у больных с СД II типа.
Средний балл – 9.
81
У больных с СД 3 врача считают, что чаще всего проявляется средний
уровень тревожности. Средний балл – 6. 2 врача считают, что чаще всего у
больных с СД проявляется высокий уровень тревожности. Средний балл – 6.
Таким образом, для больных с СД II типа характерна умеренная
ситуативная тревожность, высокий уровень личностной тревожности, средний
уровень тревожности по методике «Несуществующее животное». По мнению
врачей, они очень часто встречаются с тревожностью и средним уровнем
тревожности у больных с СД II типа.
82
2.4. Сравнительный анализ результатов исследования ситуативной и
личностной и тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и
сахарным диабетом II типа в пожилом возрасте
Проведенное
исследование позволяет сделать вывод об определенном
различии в уровнях ситуативной тревожности у больных с ИБС и СД II типа.
Уровень низкой ситуативной тревожности не характерен для больных с
ИБС и СД. Уровень умеренной ситуативной тревожности выражен у 70%
больных с СД и 65% больных ИБС. Уровень высокой ситуативной тревожности
сформирован у 30% больных с СД и у 35% больных ИБС. Результаты уровня
ситуативной тревожности у больных с ИБС и СД II типа в пожилом возрасте
представлены в таблице 9.
Таблица 9
Уровень ситуативной тревожности у больных с ИБС и СД II типа в пожилом
возрасте ( %)
Уровень тревожности
ИБС
СД II тип
Низкий
0%
0%
Умеренный
65%
70%
Высокий
35%
30 %
У больных с СД преобладает
тревожности
умеренный
уровень ситуативной
в сравнении с больными ИБС. Высокий уровень ситуативной
тревожности выше у больных с ИБС, чем у больных с СД. У больных с ИБС более
выражено нарушение психических функций,
беспокойство,
нервозность,
чувство
страха
напряжение, озабоченность,
перед
грозящей
неудачей,
83
невозможностью принять решение. Эти эмоциональные реакции характеризуются
обратимостью при нормализации соматических состояний и социальных условий
и определяется как устойчивое состояние неопределенной угрозы, чувства
опасения и тревожного ожидания. Служит сигналом о чрезмерном напряжении
регуляторных механизмов или нарушении адаптационных процессов (рис.1).
70
60
50
40
НИЗКИЙ
УМЕРЕННЫЙ
30
ВЫСОКИЙ
20
10
0
ИБС
СД
Рисунок 1.
Уровни ситуативной тревожности у больных с ИБС и СД II типа (%)
По результатам статистической методики Манна – Уитни:
Показатель
«ситуативной» тревожности находится в зоне незначимости
(приложение 5).
U эмп (170.5), при p≤0.01.
Критические значения
UКр
p≤0.01
p≤0.05
114
138
84
Данные, полученные нами по результатам исследования уровня личностной
тревожности позволяют сравнить больных с ИБС и СД II типа. При обследовании
личностной тревожности не выявлен низкий уровень личностной тревожности у
больных с ИБС и СД. Сравнительный анализ показал, что умеренный уровень
личностной тревожности есть у 35% больных с СД и не характерен для больных с
ИБС. Уровень высокой личностной тревожности выявлен у 100% больных с ИБС
и у 65% больных с СД. Результаты исследования представлены в таблице 10.
Таблица 10
Уровень личностной тревожности у больных с ИБС и СД II типа в пожилом
возрасте (%)
Уровень тревожности
ИБС
СД
Низкий
0%
0%
Умеренный
0%
35%
Высокий
100%
65%
При обследовании личностной тревожности не выявлен низкий уровень
личностной тревожности у больных с ИБС и СД. Сравнительный анализ показал,
что умеренный уровень личностной тревожности есть у 35% больных с СД и не
характерен для больных с ИБС. Уровень высокой личностной тревожности
выявлен у 100% больных с ИБС и у 65% больных с СД.
Пользуясь полученными нами данными можно сказать, что у больных с СД
выражен умеренный уровень личностной тревожности (35%), у больных с ИБС
умеренный уровень личностной тревожности не выражен. У больных с ИБС
высокий уровень личностной тревожности(100%) и больных с СД (65%) . У
больных с ИБС по сравнению с больными с СД высокий уровень личностной
тревожности в самых разнообразных ситуациях, во многих сферах, особенно там,
где необходимо преодолевать трудности (реальные или мнимые). Высокий
85
уровень личностной тревожности характеризуется состоянием безотчетного
страха, неопределенным ощущением угрозы. Человек постоянно находиться в
настороженном и подавленном настроении, затруднены контакты с окружающим
миром, который воспринимается как пугающий и враждебный (рис. 2).
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
НИЗКИЙ
УМЕРЕННЫЙ
ВЫСОКИЙ
ИБС
СД
Рисунок 2.
Уровни личностной тревожности у больных с ИБС и СД II типа в
пожилом возрасте (%).
По результатам статистической методики Манна – Уитни:
Различия показателей «личностной» тревожности значимы на уровне p≤0.05
(приложение 6) .
Критические значения
UКр
p≤0.01
p≤0.05
114
138
86
Результаты, полученные в ходе исследования тревожности по методике
«Несуществующее животное» позволяют сравнить уровни тревожности. Анализ
результатов общей тревожности показал, что средний уровень тревожности
выявлен у 95% больных с ИБС и 80% с СД. Низкий уровень тревожности
сформирован у 5% больных с ИБС и 20% с СД. Для больных с ИБС и СД II типа
не характерен высокий уровень общей тревожности. Результаты представлены в
таблице 11.
Таблица 11
Сравнительные показатели уровней тревожности у больных с ИБС и СД II
типа в пожилом возрасте (%)
Уровень тревожности
ИБС
СД
Низкий
5%
20%
Средний
95%
80%
Высокий
0
0
По результатам статистической методики Манна – Уитни:
Показатель тревожности находится в зоне незначимости (приложение 7).
U эмп (193), при p≤0.01.
Критические значения
UКр
p≤0.01
p≤0.05
114
138
87
Показатели
параметров
«Несуществующее животное»
уровня
тревожности
по
методике
позволяют сравнить уровни тревожности.
Результаты представлены в таблице 12.
Таблица 12
Показатели параметров уровня тревожности в (%)
Признаки тревожности
ИБС
Слабый нажим карандаша, местами 75%
СД II типа
70%
линия едва видна
Штриховые линии
100%
80%
Множественные линии
60%
45%
Эскизные линии: сначала проводятся 75%
75%
слабые
линии,
затем
наиболее
удачная наводится более жирной
Линии со слабым нажимом и линии с 90%
85%
сильным жирным нажимом
Промахивающиеся
линии,
не 75%
90%
попадающие в нужную точку
Увеличенный
размер:
рисунок 5%
10%
рисунок 40%
15%
занимает – весь лист
Уменьшенный
размер:
занимает менее 1/3 листа по высоте
Повышенная тщательность, большое 40%
15%
количество однотипных деталей в
рисунке
Стирание и исправление линий
Размашистая
штриховка,
85%
90%
местами 15%
20%
выходящая за контур рисунка
Особо тщательная штриховка
35%
0%
88
Штриховка с сильным нажимом: за - 35%
45%
чернение всего рисунка или его части
Не относящиеся к основному сюжету 5%
5%
линии и штрихи, заполняющие весь
лист
Реально существующее животное
25%
50%
Избыток органов чувств в рисунке
40%
60%
Глаза пустые, без радужки и зрачков
35%
35%
Глаза большие зачернененные или с 50%
50%
зачерненной радужкой
Уши, подчеркнутые нажимом или 30%
50%
особо большие
Описание
способов
защиты
от 5%
5%
опасности; указание на гигантский ее
размер
Особо длинный перечень страхов; 25%
25%
страхи, нетипичные для животных
(темнота, смерть, насекомые)
Отрицательная
оценка
своих 40%
20%
результатов
Уточнения инструкции
30%
5%
Интерес к оценке проверяющего
45%
70%
Результаты исследования опроса врачей о тревожности у больных с
ИБС и СД II типа.
Результаты опроса врачей о тревожности у больных с ИБС показывают, что
3 врача считают, что очень часто встречаются с проявлением тревожности у
больных ИБС, средний балл - 9. 2 врача считают, что часто встречаются
проявлением тревожности у больных ИБС, средний балл - 4.
с
89
По результатам исследования
анкеты
2 врача
часто встречаются с
проявлением тревожности у больных с СД II типа. Средний балл – 4. 3 врача
очень часто встречаются с проявлением тревожности у больных с СД II типа.
Средний балл – 9. Результаты анкетирования врачей представлены в таблице 13.
Таблица 13
Сравнительные показатели проявления тревожности у больных с ИБС и СД
II типа в пожилом возрасте по данным анкетирования врачей (баллы)
Редко (1балл)
Часто (2 балла)
Очень часто
(3 балла)
Как,
часто
вы 0
встречаетесь
4
9
4
9
с
проявлением
тревожности
у
больных с ИБС?
Как,
часто
встречаетесь
вы 0
с
проявлением
тревожности
у
больных с СД II
типа?
По результатам опроса врачей уровень тревожности у пациентов с ИБС
который чаще всего проявляется 5 врачей оценили как высокий, средний балл- 15.
Все врачи считают, что для пациентов не характерен низкий и средний уровень
тревожности.
У больных с СД 3 врача считают, что чаще всего проявляется средний
уровень тревожности. Средний балл – 6. 2 врача считают, что чаще всего у
больных с СД проявляется высокий уровень тревожности. Средний балл – 6.
90
По результатам анкетирования
3 врача считают, что тревожность у
больных с ИБС не выше, чем у больных с СД II типа. 2 врача считают, что
тревожность у больных с ИБС выше, чем тревожность у больных с СД II типа.
Результаты анкетирования врачей представлены в таблице 14.
Таблица 14
Показатели проявления уровней тревожности у больных с ИБС и СД II типа
в пожилом возрасте по данным анкетирования врачей (баллы)
Как
бы
Низкий уровень
Средний уровень Высокий уровень
(1 балл)
(2 балла)
(3 балла)
0
15
6
6
вы 0
оценили уровень
тревожности,
который
чаще
всего проявляется
у
пациентов
с
ИБС?
Как
бы
вы 0
оценили уровень
тревожности,
который
чаще
всего проявляется
у пациентов с
СД II типа?
По результатам исследования анкет врачей было выяснено, что головная
боль напряжения, головокружение, онемение, шаткость, парастезии, колебания
АД, тахикардия, экстрасистолия, раздражительность, плаксивость, замкнутость,
91
суетливость - 4 врача считают основными проявлениями тревожности у больных
с ИБС и СД в пожилом возрасте.
Принятие неадекватных решений, неадекватное реагирование на внешние
раздражители, страх инфарктов, инсультов; фобии 2 врача считают проявлениями
тревожности у больных с ИБС и СД.
Астенизация, частые нервные срывы, дисгормональные нарушения,
нарушения сна, удушье по типу нехватки воздуха, чувство жара или озноб
(приливы), пот, тремор, внутренний или всего тела, адинамия 1 врач считает
проявлениями тревожности у больных с ИБС и СД в пожилом возрасте.
Проявляется тревожность в любой ситуации, так как это хроническое
состояние, с колебаниями интенсивности и периодами обострения и ремиссии.
Чаще всего при ухудшении самочувствия пациента, при принятии решения, при
акцентировании внимания пациента на личность и т.д. Результаты исследования
представлены в таблице 15.
Таблица 15
Признаки тревожности у больных с ИБС и СД II типа в пожилом возрасте
по данным анкетирования врачей
Проявления тревожности
Количество врачей
Астенизация
1
Головная боль напряжения, головокружение,
3
онемение, шаткость, парастезии
Раздражительность, плаксивость, замкнутость,
2
суетливость
Принятие
неадекватных
неадекватное
реагирование
решений,
на
2
внешние
раздражители
Частые нервные срывы
2
Колебания АД, тахикардия, экстросистолия
4
92
Дисгормональные нарушения
1
Страх инфарктов, инсультов; фобии
2
Нарушения сна
1
Удушье по типу нехватки воздуха
1
Чувство жара или озноб (приливы), пот
1
Тремор, внутренний или всего тела
1
Адинамия
1
Таким образом, для большинства больных с ИБС характерен умеренный
уровень ситуативной (65%) и высокий уровень личностной тревожности (100%).
У больных с СД II типа выявлен высокий уровень умеренной ситуативной
тревожности (70%) и высокий уровень личностной
тревожности (65%). Для
больных с ИБС характерен средний уровень тревожности (95%) и для СД (80%).
Для больных с ИБС характерен низкий уровень тревожности (5%) и для СД
(20%) .
По результатам анкетирования врачей было выявлено, что 2 врача часто
встречаются с проявлением тревожности у больных с ИБС и СД II типа. 3 врача
очень часто встречаются с проявлением тревожности у больных с ИБС и СД II
типа.
Все врачи принявшие участие в анкетировании считают, что для больных с
ИБС и СД не характерен низкий уровень тревожности. Средний уровень
тревожности не характерен для больных ИБС считают 5 врачей – 0 баллов, 3
врача - 6 баллов считают, что средний уровень характерен для больных с СД.
Высокий уровень тревожности 15 баллов у больных с ИБС, так считают 5 врачей.
Только 2 врача – 6 баллов, считают, что у больных с СД высокий уровень
тревожности.
93
Выводы
1. Для большинства больных ишемической болезнью сердца характерен
умеренный уровень ситуативной тревожности (65%) и для всех больных
характерен высокий уровень личностной тревожности (100%). Уровень общей
тревожности у 95% испытуемых находится на среднем уровне. Врачи,
работающие с данной категорией больных, отмечают, что очень часто
встречаются с тревожностью, причем с ее высоким уровнем у своих пациентов.
2. Для большинства больных сахарным диабетом II типа характерна
умеренная ситуативная тревожность (70%) и высокий уровень личностной
тревожности (65%). Уровень общей тревожности у 80% испытуемых находится на
среднем уровне. По мнению врачей, работающих с этими больными, они очень
часто встречаются с тревожностью, преимущественно ее средним и высоким
уровнем, у больных сахарным диабетом II типа.
3. Для большинства больных сахарным диабетом II типа (70%) и
ишемической болезнью сердца (65%) характерным является умеренный уровень
ситуативной тревожности.
Для всех больных ишемической болезнью сердца характерен высокий
уровень личностной тревожности. У больных сахарным диабетом II типа высокий
уровень личностной тревожности выявляется в 65%. Различия по показателю
личностной тревожности значимы на уровне p≤0.05.
Все врачи принявшие участие в анкетировании считают, что для больных с
ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом не характерен низкий
уровень тревожности. Для больных с ишемической болезнью сердца характерен
высокий уровень тревожности, для больных сахарным диабетом – высокий и
средний уровень.
Таким образом, наша гипотеза подтвердилась частично: существуют
различия в уровне личностной тревожности у больных с сахарным диабетом II
типа и с ишемической болезнью сердца. Для всех больных ишемической
94
болезнью сердца характерен высокий уровень личностной тревожности, у
больных сахарным диабетом II типа высокий уровень личностной тревожности
выявляется в 65%.
95
2.5.
Рекомендации,
направленные
на
снижение
ситуативной
и
личностной тревожности у больных с ишемической болезнью сердца и
сахарным диабетом II типа в пожилом возрасте
На основе проведенного исследования были разработаны рекомендации
для врачей лечащих больных с сахарным диабетом II типа
болезнью сердца в пожилом возрасте.
и ишемической
Состояние тревоги и тревожности
выражается на физиологическом, эмоциональном, когнитивном, поведенческом
уровне. Тревожность сопряжена с мотивацией избегания, снижением адаптивных
возможностей и готовностью к формированию невротических болезненных
расстройств. Особенно важен высокий уровень тревоги, который может не только
имитировать соматические патологии, но и повышать риск, ухудшать прогноз
болезней, действительно имеющих место у пациента, при этом тревожно
расстройства могут быть первичными, то есть предшествовать заболеванию но и
могут сопутствовать ему или же развиваться вторично на его фоне. Были
разработаны рекомендации врачам по снижению уровня ситуативной и
личностной тревожности у пожилых пациентов с ишемической болезнью сердца и
сахарным диабетом II типа.
Психологическая рекомендация, по мнению Н.В. Андроновой [4]
– это
представленный в речевой форме проект возможного, наиболее оптимального, с
точки зрения рекомендующего лица, психологического воздействия (содействия),
полученный в результате сложной мыслительной деятельности и разработанный в
соответствии со строго определёнными условиями, к каковым в первую очередь
относятся различные индивидуально-психологические особенности человека, на
которого будущее содействие ориентировано.
Одна и та же рекомендация имеет (эксплицитно или имплицитно) цель,
определённую степень обобщенности, некоторого пользователя,
определенный уровень адекватности и т. д. Процесс построения психологической
рекомендации протекает по схеме, отличающейся от той, в соответствии с
которой выстраивается любое предметное действие человека. Причиной тому
96
являются прежде всего значительные различия объектов действий, направленных
на предмет и на личность. Человек способен проявлять активность, включаться в
деятельность, в общение. Он всегда является субъектом. Предмет же не обладает
таким свойством. В системе межличностного взаимодействия. Имеют место
социально ориентированные действия (содействия), которые отличаются от
предметных по многим параметрам (они являются более сложными по
содержанию и сущности, диалогичными ("активно-ответными"), иными по форме,
более интимно связанными с личностью субъекта).
Психологическая рекомендации характеризуются такими свойствами, как
адекватность, направленность, уровень обобщённости и др., в соответствии с
которыми их можно классифицировать на множество групп: адекватные и
неадекватные, гуманные и антигуманные, с указанием и без указания
определённой цели, с функциональными целями, конкретные и
обобщённые по содержанию, в социальном плане и по количественному
параметру, отражающие непосредственное и опосредствованное
взаимодействие предполагаемого исполнителя, с обоснованием и без
обоснования, с описанием возможного итога применения, прямые и обратные,
ориентированные на различные компоненты структуры личности.
На успешность процесса подготовки психологических рекомендаций
влияют такие факторы: умение представлять нравственно-психологические
понятия через множество конкретных ситуаций, в которых раскрывается их
сущность; уровень владения достаточно большим запасом приёмов и способов
психологического воздействия; понимание сути психологической рекомендации и
знание её структуры и свойств и др.
97
Рекомендации врачам по работе с пожилыми больными:
Н.С. Глуханюк [11] считает, что врачу, работающему с пожилыми людьми,
важно помнить, что в структуре потребностей последних большое значение
получают потребность в независимости и потребность в проецировании на других
своих психических проявлений. Пожилые пациенты крайне негативно относятся
к попытке руководить ими, давать им советы, к попытке конструировать их
жизнь. Они часто бывают, амбициозны, обидчивы, поэтому императивный тон
общения с ними неприемлем. В связи с этим врачу при работе с пожилыми
людьми рекомендуется:
1. демонстрировать безусловное уважение к пожилым пациентам;
2. апеллировать к их жизненному опыту;
3. следить за созданием и поддержанием необходимого психологического
климата, способствующего обоюдному доверию и обсуждению
значимых проблем;
4. подчеркивать искренний интерес к пожилым людям и подлинное
желание помочь им;
5. предоставлять максимальную возможность высказаться;
6. говорить просто и понятно, в частности не увлекаться медицинской
терминологией;
7. использовать в процессе работы приемы одобрения и успокаивания,
отражения содержания, поскольку пожилой человек часто говорит
длинно и запутанно, перескакивает с одной темы на другую.
А.А. Александров [40] считает, что для формирования эффективных
партнерских отношений врача и пожилого пациента необходимо соблюдать
определенные правила:
1. Применение врачом эмпатии, интереса, доброжелательности, гибкости;
2.Применение
техники активного слушания, умения молчать, поддакивать,
перефразировать, резюмировать, не давая оценки
98
Имеются психологические штампы, фразы для усиления диалога:
1.Вы сказали … и я почувствовал …
2.Говорите, мне интересны вы и ваше мнение…
3.Продолжайте, пожалуйста, это очень важно…
4.А с этого момента, пожалуйста, поподробнее…
5.Вы сказали, вы имели в виду…
6.Могу себе представить, что вы тогда чувствовали…
7.Сколько же вам пришлось пережить…
8.Как вам достается…
9.У вас вид усталого человека…
10.Я вас правильно понял, было …?
11.Итак, произошло … и ...?
И.П. Каткова,
Ю.П. Бойко [15] рекомендует в
общей медицинской
практике использовать элементы рациональной и поведенческой психотерапии.
Метод рациональной психотерапии включает разъяснение причин и механизмов
развития заболевания, его связей с различными неблагоприятными факторами, в
том
числе
психологическими,
переубеждение
пациента
на
основе
аргументированных доказательств в его неверных умозаключениях о болезни,
ошибочных трактовок:
1. Разъяснение сущности заболевания, его причин с учетом возможных
психосоматических
связей, формирование ясного понимания и активного
отношения к болезни, устранение дополнительных источников и формирование
установки на собственный активный контроль болезни и процесса лечения.
2.
Убеждение
-
коррекция
как
когнитивного
(мыслительного),
так
и
эмоционального отношения к болезни.
3. Переориентация установок и системы ценностей больного, прежде всего в
отношении к болезни, психологическое выведение его за пределы болезни.
99
4. Создание позитивных перспектив для пациента по выздоровлении.
Рекомендации для врачей по снижению ситуативной тревожности у
больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом II типа.
Т.Ю. Матафонова, И.Н. Елисеева, Т.В. и др. [26] рекомендуют следующие
упражнения:
Упражнение 1. Экстренное расслабление мышц.
1.Слегка согнуть обе руки в локтевом суставе и сильно сжать кулаки.
2.Сфокусировать
внимание на напряжении в руках и сосчитать до 5 или 7.
3.Плавно опустить руки.
4.Сконцентрировать
внимание
на ощущениях в руках (может появиться
тепло, холод, тяжесть, легкость и т. п. — у каждого человека спектр ощущений
индивидуален). Побыть в таком состоянии не менее 30 сек.
Упражнение 2. Техника глубокого дыхания.
В ситуациях, когда время предельно ограничено, дыхательную технику можно
использовать самостоятельно (без других приемов) для достижения спокойствия.
1.Делаем глубокий вдох, длящийся не менее 2-х секунд (для отсчета времени
можно мысленно произносить «одна тысяча, две тысячи» -
это как раз и займет
ориентировочно 2 секунды).
2. Задерживаем дыхание на 1 - 2 секунды, то есть, сделаем паузу.
3.Выдыхаем медленно и плавно в течение 3-х секунд, не менее (обязательно
выдох должен быть длиннее вдоха).
4.Затем, снова глубокий вдох, без паузы, то есть, повтор цикла. Повторяем 2 3 цикла (предел - до 3-х, максимум до 5-ти за один подход).
Упражнение 3. Техника переключения внимания. При навязчивых мыслях.
Переключение внимания с негативных «накручивающих» мыслей. Осуществить
это можно, используя дыхание. Для этого необходимо сфокусировать внимание:
- на движении воздуха по дыхательным путям;
- на движениях грудной клетки;
100
- на температуре вдыхаемого и выдыхаемого воздуха, улавливая разницу.
Упражнение 4. Оценка происходящего по критериям.
1. «Что я могу изменить в этой ситуации?»
2. «Что я не могу изменить в этой ситуации?»
3. После оценки ситуации продумайте план действий для преодоления того,
что можно изменить (крайне важно не допускать появления состояния полной
апатии и безразличия).
4.
Заполните время возможными действиями. Для этого Вам необходимо
продумать план действий:
- на ближайшее время (15, 30 минут);
- на ближайший час;
- на день.
После продумывания плана приступить к реализации намеченного. Если условия
ситуации исключают возможность каких-либо действий, займитесь мыслительной
деятельностью: решайте какие-либо задачи, вспоминайте таблицу умножения,
упражняйтесь в сочинении стихов и т. д.
Рекомендации для врачей по снижению личностной тревожности у
больных с ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом II типа.
Упражнение 1. «Переинтерпретация» симптомов тревожности.
Людей с повышенным уровнем тревожности деморализуют первые признаки
появления этого состояния. Во многих случаях оказывается полезным рассказать,
объяснить им что это признаки готовности человека действовать (признаки
активации), их испытывают большинство людей, и они помогают действовать в
различных ситуациях намного эффективнее (например, эффективнее выступать
публично).
Упражнение
2. Настройка на определенное эмоциональное состояние.
Мысленно связать взволнованное, тревожное эмоциональное состояние с одной
мелодией, цветом, пейзажем, каким-либо, характерным жестом, а спокойное,
101
расслабленное – с другим, а уверенное, побеждающее - с третьим. При сильном
волнении сначала вспомнить превое, затем второе, затем пререходить к третьему,
повторяя последнее несколько раз.
Упражнение 3. Приятное воспоминание.
Пациенту предлагается представить себе ситуацию, в которой он испытывает
полный покой, расслабление, и как можно ярче, стараясь вспомнить все
ощущения, представлять эту ситуацию.
Упражнение 4. Контроль голоса и жестов.
Пациенту объясняется, как по голосу и жестам можно определить эмоциональное
состояние человека. Необходимо объяснить, что уверенный голос и спокойные
жесты могут иметь обратное влияние – успокаивать, придавать уверенность. В
данном случае пациенту необходимо самому дома перед зеркалом проводить
тренировку.
Упражнение 5. Мысленная тренировка.
Ситуация, вызывающая тревогу, заранее должна быть представлена
во всех
деталях, подробностях, трудных моментов, вызывающих переживание. А затем
тщательно, детально продумывается, рефлексируется собственное поведение,
находится истинная причина, вызывающая повышенную тревогу.
Упражнение 6. Переформулирование задачи.
Одним из моментов, мешающих результативной деятельности тревожных людей,
является то, что они сосредоточены не только на ее выполнении, но в большей
степени на том, что как они выглядят со стороны. В связи с этим, необходимо
тренировать у них умение формулировать цель своего поведения в той или иной
ситуации, полностью отвлекаясь от себя. Необходимо так же научить
испытуемого умению снижать значимость ситуации, понимать достаточно
относительное значение «победы» или «поражения». В этом плане эффективным
оказывается такой прием, когда некоторые ситуации предлагается рассматривать
как своего рода тренировочные, в которых он может поучиться владеть собой для
предстоящих более серьезных испытаний.
102
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Данное исследование посвящено изучению особенностей ситуативной и
личностной тревожности у пожилых людей с ишемической болезнью сердца и
сахарным диабетом II типа.
Теоретический анализ проблемы показал ее огромное значение для решения
вопросов по выявлению высокого уровня тревожности у пожилых больных с
хроническими соматическими заболеваниями. Хроническая тревога ухудшает
прогноз болезней, результаты
качество
жизни
пациентов,
лечения, затрудняет реабилитацию, снижая
ограничивает
активность
больных,
снижает
эффективность лечебных мероприятий.
В настоящее время опубликовано немало работ по проблеме тревожности
зарубежных исследователей (З. Фрейд, О. Ранк, А. Адлер, Э. Фромм, К. Хорни,
Г.С. Салливан, Р. Мей, Ч.Д. Спилберг, Э.Р. Хорнблоу, К. Изард, Г. Селье, У.П.
Морган, К.А. Эликсон и др.) и отечественных исследователей (А.М. Прихожан,
В.Р. Кисловская, Л.Н. Собчик, Ю.А.Александровский, А.А. Северный, Н.Н.
Толстых, Н.Д.
Левитов, Б. Карольчак-Бернацкая, В.М. Астапов, А.А.
Александров, Ф.Б. Березин и др.)
Тревожность – это устойчивое свойство личности человека, который
воспринимает достаточно широкий круг ситуаций как: угрожающее его
самооценке, самоуважению и престижу; реагированию на ситуации проявлением
состояния тревоги; восприятие окружающего мира как заключающий в себе
угрозу.
Для тревожного синдрома свойственны: субъективные переживания,
обусловленные непосредственно тревожной симптоматикой, т. е. симптом
тревоги, поведение избегания, фобический
компонент и вегетативные
дисфункции. Сочетания этих составляющих могут носить различный характер,
что, в конечном счете, и предопределяет многообразие клинических проявлений
103
тревожных состояний. Это касается прежде всего заболеваний сердечнососудистой
системы,
взаимодействия
эндокринных
неблагоприятных
расстройств,
психических
при
и
которых
сложные
соматических
факторов
приводят к формированию невротических расстройств, вызывающих нарушения
механизмов социально-психологической адаптации.
Опираясь на данные психологической литературы, мы предположили, что
существуют различия в уровне ситуативной и личностной тревожности у больных
с сахарным диабетом II типа и с ишемической болезнью сердца.
В соответствии с целями и задачами исследования нами был подобран
комплекс
диагностических
методик,
объединяющий
качественный
количественный
анализ тревожности. Основной инструмент -
опросник
Спилберга,
Ч.Д.
предназначена
для
адаптированная
изучения
тревожности
Ю.Л.
как
1.методика
Ханиным.
состояния
и
Методика
(ситуативной
тревожности) и тревожности как свойства личности (личностной тревожности).
2.Проективная методика "Несуществующие животное" используется для изучения
личностных
особенностей,
бессознательных
импульсов
и
переживаний.
Позволяет выявить тревожность как личностную черту и как состояние на момент
обследования. Методика « Несуществующее животное» в этом исследовании
используется как дополнительный метод для уточнения данных по тревожности.
3.Анкета врачей.
Опрос врачей о том, как часто они встречаются в своей
врачебной практике с проявлениями тревожности у больных с ИБС и СД II типа в
пожилом возрасте. В чем заключаются проявления тревожности, в каких
ситуациях. Считают ли, что у больных с ИБС пожилом возрасте тревожность
выше, чем у больных с СД II типа. Как они оценивают уровень тревожности,
который чаще всего проявляется у пациентов с ИБС и СД II типа.
На основе полученных в исследовании экспериментальных данных, их
количественного и качественного анализа были сделаны следующие выводы:
1. Для большинства больных ишемической болезнью сердца характерен
умеренный уровень ситуативной тревожности (65%) и для всех больных
104
характерен высокий уровень личностной тревожности (100%). Уровень общей
тревожности у 95% испытуемых находится на среднем уровне. Врачи,
работающие с данной категорией больных, отмечают, что очень часто
встречаются с тревожностью, причем с ее высоким уровнем у своих пациентов.
2. Для большинства больных сахарным диабетом II типа характерна
умеренная ситуативная тревожность (70%) и высокий уровень личностной
тревожности (65%). Уровень общей тревожности у 80% испытуемых находится на
среднем уровне. По мнению врачей, работающих с этими больными, они очень
часто встречаются с тревожностью, преимущественно ее средним и высоким
уровнем, у больных сахарным диабетом II типа.
3. Для большинства больных сахарным диабетом II типа (70%) и
ишемической болезнью сердца (65%) характерным является умеренный уровень
ситуативной тревожности.
Для всех больных ишемической болезнью сердца характерен высокий
уровень личностной тревожности. У больных сахарным диабетом II типа высокий
уровень личностной тревожности выявляется в 65%. Различия по показателю
личностной тревожности значимы на уровне p≤0.05.
Все врачи принявшие участие в анкетировании считают, что для больных с
ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом не характерен низкий
уровень тревожности. Для больных с ишемической болезнью сердца характерен
высокий уровень тревожности, для больных сахарным диабетом – высокий и
средний уровень.
Таким образом, наша гипотеза подтвердилась частично: существуют
различия в уровне личностной тревожности у больных с сахарным диабетом II
типа и с ишемической болезнью сердца. Для всех больных ишемической
болезнью сердца характерен высокий уровень личностной тревожности, у
больных сахарным диабетом II типа высокий уровень личностной тревожности
выявляется в 65%.
105
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.
Александров,
А.А.
Современная
психотерапия:
курс
лекций
/А.А.
Александров. – СПб.: Академический проект, 1997. – 335 с.
2. Александровский, Ю.А. Состояние психической дезадаптации и его
компенсация / Ю.А. Александровский. – М.: Наука, 1992. - 269с.
3. Анцыферова, Л.И. Поздний период жизни человека: типы старения и
возможности
поступательного
развития
личности
/ Л.И.
Анцыферова
//Психологический журнал. – 1996. – т.17. – №6. – с. 60 -71.
4.
Андронова,
Н.
В.
Умение
разрабатывать
психолого-педагогические
рекомендации как компонент психологической компетентности учителя: автореф.
дис. на соискание ученой степени кандидата психологических наук: 19.00.07/
Андронова Наталья Владимировна. – Казань.,2000. – 253с
5. Астапов, В.М. Тревога и тревожность. Хрестоматия / под .ред. В.М. Астапова.М.:ПЕРСЭ,2008. — 240 с.
6. Астапов, В. М. Функциональный подход к изучению состояния тревоги /В.М.
Астапов // Тревога и тревожность. — СПб.: Питер, 2001. – с.156 – 165.
7.Балтес, П.Б. Все возрастной подход в психологии развития: исследование
динамики подъемов и спадов на протяжении жизни. Психология зрелых
возрастов: хрестоматия / И.В. Шаповаленко. – М. : АНО ПЭБ, 2008. – С. 139-142.
8. Березин, Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека / Ф. Б.
Березин. – М.: 2001 - 189 с.
9. Венгер, А.Л. Психологические рисуночные тесты: Иллюстрированное
руководство/ А.Л.Венгер. – М.: Владос - Пресс, 2003. – 160 с.
10. Ганзен, В.А. Системные описания в психологии / В.А. Ганзен. – Л.: Изд-во
Ленингр. ун-та, 1984. - 176 с.
11. Глуханюк, Н. С. Поздний возраст и стратегии его освоения/ Н.С. Глуханюк,
Т.Б. Гершкович. - Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2003.- 112 с.
12. Зейгарник, Б.В Очерки по психологии аномального развития личности / Б.В.
Зейгарник, Б.С. Братусь. – М., 1992. - С. 127-130.
106
13. Изард, К.Э. Психология эмоций / К.Э. Изард. – СПб: Издательство «Питер»,
2008. – 464 с.
14. Ильин, Е. П. Эмоции и чувства/Е.П. Ильин. - СПб: Питер, 2011. - 782 с.
15. Каткова, И.П.
Методические рекомендации. Задачи психотерапевтов,
терапевтов и неврологов по психотерапевтическому лечению на этапах первичной
медико-санитарной помощи в территориальной поликлинике для взрослого
населения (n 4) (утв. председателем Комитета здравоохранения г. Москвы
17.01.2000)
/ И.П. Каткова, Ю.П. Бойко, А.И. http://lawru.info/
16. Карвасарский, Б.Д. Клиническая психология: Учебник для вузов. 5-е изд.
/Б.Д. Карвасарский. – 5-е изд/ Б.Д. Карвасарский. – СПб.: Питер,2014. – 896с.
17. Карольчак-Бернацка, Б. Нетрадиционная трактовка состояния тревоги и
стресса // Стресс и тревога в спорте / Сост. Ю. Л. Ханин. — М., 1983. - С. 47-56.
18 Кисловская, В. Р. Зависимость между социометрическим статусом и
симптомом тревожности ожиданий в социальном общении (В возрастном плане):
автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата психологических наук:
19.03.13/ Кисловская - М.:, 2002.. - 26 с.
19. Китаев-Смык, Л.А. Психология стресса/ Л.А. Китаев-Смык. – М.: Академия,
2007. – 368с.
20. Костина, Л.М. Методы диагностики тревожности/ Л.М. Костина. – СПб.:
Речь, 2006. - 198с.
21. Левитов, Н.Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги / Н.Д. Левитов. –
Москва // Тревога и тревожность: хрестоматия : [учебное пособие] / сост. В.М.
Астапов. – Санкт-Петербург : Пер Сэ, 2008. – С. 75-84.
22. Любан-Плоцца, Б. Психосоматический больной на приёме у врача/Б. ЛюбанПлоцца, В. Пельдингер, Ф.Крегер. – СПб.: НИПИ им. В.М. Бехтерева, 1994. –
245с.
23. Маклаков, А.Г. Общая психология / А.Г. Маклаков. - СПб.: Питер, 2006. –
592 с.
107
24. Малкина-Пых, И.Г. Психосоматика: Справочник практического психолога/
И.Г. Малкина – Пых. – М.:Эксмо, 2008.- 992с.
25. Марцинковская, Т.Д. Особенности психического развития в позднем возрасте/
Т.Д. Марцинковская// Психология зрелости и старения. – 1999. – №3. – с.13-17.
26. Методические рекомендации. Приемы психологической саморегуляции. ч.3.
Методы и приемы саморегуляции при различных неблагоприятных психических
состояниях./ Т.Ю. Матафонова, И.Н. Елисеева, Т.В. Лернер, Ю.Л. Жукова, И.С.
Елокова: под общей ред. Шойгу Ю.С.- М.: Государственное учреждение «Центр
экстренной психологической помощи МЧС РОССИИ», 2006. – 33с.
27. Микляева, А. В. Школьная тревожность: диагностика, профилактика,
коррекция / А.В. Микляева, П.В. Румянцева. — СПб.: Речь, 2004. — 248 с.
28.
Михайлова, Н.М. Тревожное расстройство в
позднем
возрасте
/Н.М.
Михайлова, Т.М. Сиряченко // РМЖ. - 2006. - №29. - С. 2080
29. Молчанова, О.Н. Специфика Я-концепции в позднем возрасте и проблема
психологического витаукта / О.Н. Молчанова // Мир психологии. - 1999. - № 2.С. 133—141.
30. Морган, У. П. Ситуативная тревога и результативность деятельности / У.П.
Морган, К.А. Эликсон // Вопросы психологии. — 1990. — № 3. — С. 155-161.
31. Мэй, Р. Смысл тревоги/ Р. Мэй. - М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. —
384.
32. Новикова, И.А. Особенности эмоциональной сферы лиц пожилого возраста
с пограничными психическими расстройствами / / И.А. Новикова, А.Г.
Соловьев, В.В. Местечко// Медицинская психология в России: электрон.науч.
журн. – 2014. – N 4(27): [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mprj.ru.
33. Обухова, О.Б. Проблемы старения с биологической точки зрения / О.Б.
Обухова, И.В. Шаповаленко // Психологическая наука и образование. – 2003. №3. – с.25 – 33.
108
34. Палагина, Н.Н. Психология развития и возрастная психология: учебное
пособие для вузов / Н.Н. Палагина. – М.: Московский психолого социальный
институт, 2005. – 288с.
35. Паттерсон, С. Теории психотерапии /С. Паттерсон, Э. Уоткинс. – СПб.:
Питер, 2003. – 544с.
36. Петровский, А.В. Краткий психологический словарь /А.В. Петровский, М.Г.
Ярошевский. - М.: «Политиздат», 2007. - 494 с.
37. Прихожан, А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая
природа и возрастная динамика / А.М. Прихожан. – М.: Московский психологосоциальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК» 2000. – 290с.
38.Прихожан, А.М. Формы и маски тревожности. Влияние тревожности на
деятельность и развитие личности / А.М. Прихожан // Тревога и тревожность:
хрестоматия: [учебное пособие] / сост. В.М. Астапов. – Санкт-Петербург: Пер
Сэ, 2008. – С. 138-150.
39. Пряжников, Н. С. Личностное самоопределение в преклонном возрасте/ Н.С.
Пряжников / /Мир психологии. - 1999. - № 2. - С. 111-123.
40. Психодиагностика и психокоррекция/ под. ред. А.А. Александрова. – СПб.:
Питер, 2008. – 384с
41. Рощак, К. Психологические особенности личности в пожилом возрасте:
автореф. дис. к.психол. наук. - М., 1990.
42.
Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В.
Сидоренко. – СПб.: Речь,2007 – 350с.
43. Северный, А. А., Толстых Н. Н. Тревога // Справочник по психологии и
психиатрии детского и подросткового возраста. — СПб., - 1999. — С. 137.
44.Селье, Г. Стресс без дистресса /Г. Селье. – М.: Прогресс, 2009. - 124 с.
45. Собчик, Л.Н. Методы психологической диагностики / Л.Н. Собчик. –
М.:1990. – 76с.
46. Соколов, Е.И., Белова Е.В. Эмоции и патология сердца /Е.И. Соколов, Е.В.
Белова. – М.: Медицина, 1983. -280 с.
109
47. Соловьева, С.Л. Тревога и тревожность: теория и практика/ С.Л. Соловьева //
Медицинская психология в России: электрон.науч. журн. – 2012. – N 6 (17):
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://medpsy.ru
48. Соловьев, А.Г. Ранняя диагностика и профилактика психических расстройств
в пожилом возрасте: учебно-методическое пособие / А.Г. Соловьев, В.В. Попов,
И.А. Новикова. – Архангельск: Изд-во Северного государственного медицинского
университета, 2016. – 160 с.
49. Спилбергер, Ч. Концептуальные и методологические проблемы исследования
тревоги / Ч. Спилбергер // Тревога и тревожность : хрестоматия: учебное
пособие / сост. В.М. Астапов. – Спб. : Питер, 2001. – 256с.
50. Ханин, Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и
личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера/ Ю.Л.Ханин. – М.: 2006. – 127с.
51. Хорнблоу, Э.Р. Применение зрительно аналоговой шкалы для оценки тревоги
// Стресс и тревога в спорте : Международный сб. научных статей /
Сост. Ханин Ю. Л. - М.: Физкультура и спорт, 1983. - с. 165 - 173.
52. Шаповаленко, И.В. Возрастная психология (Психология развития и возрастная
психология) / И.В. Шаповаленко. - М.: Гардарики, 2005. — 349 с.
53. Шаповаленко, И.В. Социальная ситуация развития в пожилом возрасте / /И.В.
Шаповаленко //Психология зрелости и старения. - 1999. - Лето. - С. 27—41.
54. Шахматов, Н.Ф. Психическое старение. Психическая жизнь в старости / Н.Ф.
Шахматов // Психология развития: хрестоматия / Ред. А.К. Болотова, О.Н.
Молчанова. – Москва : ЧеРо Омега-Л, 2005. – С. 480-490.
55. Эверли, Дж. С. Стресс: природа и лечение / Дж. С. Эверли, Р. Розенфельд. –
М.: Медицина, 1985. - 224 с.
56. Эриксон, Э.Г. Детство и общество. – 2-е изд./ Э.Г. Эриксон, А.А. Алексеев. –
СПб.: Речь, 2000 . – 416 с.
110
ПРИЛОЖЕНИЯ
111
Приложение 1
Методика опросник Ч.Д. Спилберга, адаптированная Ю.Л.Ханиным.
Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это
свойство во многом обуславливает поведение субъекта. Определенный уровень
тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной
личности. У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный
уровень тревожности - это так называемая полезная тревожность. Оценка
человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным
компонентом самоконтроля и самовоспитания.
Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная
характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и
предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий
“веер” ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной
реакцией. Как предрасположенность, личная тревожность активизируется при
восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные для
самооценки, самоуважения. Ситуативная или реактивная тревожность как
состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением,
беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как
эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по
интенсивности и динамичности во времени.
Личности,
относимые
к
категории
высокотревожных,
склонны
воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном
диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности.
Если психологический тест выражает у испытуемого высокий показатель
личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление
состояния тревожности в разнообразных ситуациях, особенно когда они касаются
оценки его компетенции и престижа.
112
Большинство из известных методов измерения тревожности позволяет
оценить только или личностную, или состояние тревожности, либо более
специфические
реакции.
Единственной
методикой,
позволяющей
дифференцировано измерять тревожность и как личностное свойство, и как
состояние является методика, предложенная Ч. Д. Спилбергером. На русском
языке его шкала была адаптирована Ю. Л. Ханиным.
Шкала СТ
Инструкция. Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений
и зачеркните цифру в соответствующей графе справа в зависимости от того, как
вы себя чувствуете в данный момент. Над вопросами долго не задумывайтесь,
поскольку правильных и неправильных ответов нет.
Суждения
№пп Суждение
Нет, это Пожалуй, Верно
Совершенно
не так
так
верно
1
Я спокоен
1
2
3
4
2
Мне ничто не угрожает
1
2
3
4
3
Я нахожусь в напряжении
1
2
3
4
4
Я внутренне скован
1
2
3
4
5
Я чувствую себя свободно
1
2
3
4
6
Я расстроен
1
2
3
4
7
Меня
возможные 1
2
3
4
волнуют
неудачи
8
Я ощущаю душевный покой
1
2
3
4
9
Я встревожен
1
2
3
4
113
10
Я
испытываю
чувство 1
2
3
4
внутреннего удовлетворения
11
Я уверен в себе
1
2
3
4
12
Я нервничаю
1
2
3
4
13
Я не нахожу себе места
1
2
3
4
14
Я взвинчен
1
2
3
4
15
Я не чувствую скованности, 1
2
3
4
напряжения
16
Я доволен
1
2
3
4
17
Я озабочен
1
2
3
4
18
Я слишком возбужден и мне 1
2
3
4
не по себе
19
Мне радостно
1
2
3
4
20
Мне приятно
1
2
3
4
Шкала ЛТ
Инструкция. Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений
и зачеркните цифру в соответствующей графе справа в зависимости от того, как
вы себя чувствуете обычно. Над вопросами долго не думайте, поскольку
правильных или неправильных ответов нет.
Суждения
№пп Суждение
Никогда Почти
никогда
Часто
Почти
всегда
114
21
У
меня
бывает
приподнятое 1
2
3
4
настроение
22
Я бываю раздражительным
1
2
3
4
23
Я легко расстраиваюсь
1
2
3
4
24
Я
же 1
2
3
4
Я сильно переживаю неприятности и 1
2
3
4
2
3
4
1
2
3
4
возможные 1
2
3
4
из-за 1
2
3
4
хотел
бы
быть
таким
удачливым, как и другие
25
долго не могу о них забыть
26
Я чувствую прилив сил и желание 1
работать
27
Я спокоен, хладнокровен и собран
28
Меня
тревожат
трудности
29
Я
слишком
переживаю
пустяков
30
Я бываю вполне счастлив
1
2
3
4
31
Я все принимаю близко к сердцу
1
2
3
4
32
Мне не хватает уверенности в себе
1
2
3
4
33
Я чувствую себя беззащитным
1
2
3
4
34
Я стараюсь избегать критических 1
2
3
4
ситуаций и трудностей
35
У меня бывает хандра
1
2
3
4
36
Я бываю доволен
1
2
3
4
и1
2
3
4
- 37 Всякие
пустяки
волнуют меня
отвлекают
115
Бывает,
38
что
я
чувствую
себя 1
2
3
4
1
2
3
4
беспокойство, 1
2
3
4
неудачником
39
Я уравновешенный человек
40
Меня
охватывает
когда я думаю о своих делах и
заботах
Обработка результатов.
1) Определение показателей ситуативной и личностной тревожности с помощью
ключа.
2) На основе оценки уровня тревожности составление рекомендаций для
коррекции поведения испытуемого.
3) Вычисление средне группового показателя СТ и ЛТ и их сравнительный анализ
в зависимости, например, от половой принадлежности испытуемых.
При анализе результатов самооценки надо иметь в виду, что общий итоговый
показатель по каждой из подшкал может находиться в диапазоне от 20 до 80
баллов. При этом чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности
(ситуативной
или
личностной).
При
интерпретации
показателей
можно
использовать следующие ориентировочные оценки тревожности: до 30 баллов –
низкая, 31 – 44 балла - умеренная; 45 и более высокая.
КЛЮЧ
СТ Ответы
№№ Никогда Почти Почти
ЛТ Ответы
Часто №№ Никогда Почти Почти
Часто
116
всегда никогда
всегда никогда
СТ
ЛТ
1
4
1
3
2
21
4
3
2
1
2
4
1
3
2
22
1
2
3
4
3
1
4
2
3
23
1
2
3
4
4
1
4
2
3
24
1
2
3
4
5
4
1
3
2
25
1
2
3
4
6
1
4
2
3
26
4
3
2
1
7
1
4
2
3
27
4
3
2
1
8
4
1
3
2
28
.1
2
3
4
9
1
4
2
3
29
1
2
3
4
10
4
1
3
2
30
4
3
2
1
11
4
1
3
2
31
1
2
3
4
12
1
4
2
3
32
1
2
3
4
13
1
4
2
3
33
1
2
3
4
14
1
4
2
3
34
1
2
3
4
15
4
1
3
2
35
1
2
3
4
16
4
1
3
2
36
4
3
2
1
17
1
4
2
3
37
1
2
3
4
18
1
4
2
3
38
1
2
3
4
19
4
1
3
2
39
4
3
2
1
20
4
1
3
2
40
1
2
3
4
117
Приложение 2
Сводная таблица результатов по методике Ч.Д. Спилберга по ситуативной
тревожности у больных с ИБС и СД II типа
Ф.И.О.
Ситуативная Уровень
Ф.И.О.
Ситуативная Уровень
ИБС
тревожность
СД II типа
тревожность
(балл)
(балл)
1. В.С.А.
41
умеренный
1.М.Н.И.
36
умеренный
2.Б.В.В.
49
высокий
2.Д.А.Ф.
39
умеренный
3.М.Т.Е.
41
умеренный
3.К.В.П.
39
умеренный
4.Г.С.П.
43
умеренный
4.Е.О.Г.
48
высокий
5.С.Н.В.
46
высокий
5.П.М.А.
38
умеренный
6.Д.Л.П.
35
умеренный
6.М.Г.В.
47
высокий
7.П.Р.Н.
40
умеренный
7.Б.П.И.
34
умеренный
8.Е.С.И.
74
высокий
8.Ш.Т.В.
33
умеренный
9.Ш.Р.П.
40
умеренный
9.Л.Н.В.
66
высокий
10.М.Т.Н.
37
умеренный
10.Г.Н.Н.
41
умеренный
11.З.В.Р.
37
умеренный
11.М.И.Б.
35
умеренный
12.К.В.Д.
47
высокий
12.С.Н.Г.
43
умеренный
13.Д.Н.В.
34
умеренный
13.Д.И.Н.
44
умеренный
14.К.В.Г.
48
высокий
14.В.Н.М.
46
высокий
15.З.В.Г.
47
высокий
15.С.А.П.
З9
умеренный
16. Л.В.С.
38
умеренный
16.М.Н.М.
39
умеренный
17.Г.Н.В.
40
умеренный
17.Т.Л.А.
37
умеренный
18.Ж.Л.К.
44
умеренный
18.П.Г.Н.
45
высокий
19.П.Н.М.
38
умеренный
19.С.В.В.
46
высокий
20.Р.Е.А.
50
высокий
20.И.В.А.
41
умеренный
118
Приложение 3
Сводная таблица результатов по методике Ч.Д. Спилберга по личностной
тревожности у больных с ИБС и СД II типа
Ф.И.О.
Личностная
Уровень
Ф.И.О.
Личностная
ИБС
тревожность
СД
(балл)
типа
(балл)
42
Уровень
II тревожность
1. В.С.А.
54
высокий
1.М.Н.И.
умеренный
2.Б.В.В.
57
высокий
2.Д.А.Ф.
3.М.Т.Е.
50
высокий
3.К.В.П.
57
высокий
4.Г.С.П.
52
высокий
4.Е.О.Г.
50
высокий
5.С.Н.В.
58
высокий
5.П.М.А.
44
умеренный
6.Д.Л.П.
49
высокий
6.М.Г.В.
47
высокий
7.П.Р.Н.
52
высокий
7.Б.П.И.
39
умеренный
8.Е.С.И.
60
высокий
8.Ш.Т.В.
33
умеренный
9.Ш.Р.П.
55
высокий
9.Л.Н.В.
46
высокий
10.М.Т.Н.
55
высокий
10.Г.Н.Н.
55
высокий
11.З.В.Р.
47
высокий
11.М.И.Б.
50
высокий
12.К.В.Д.
52
высокий
12.С.Н.Г.
54
высокий
13.Д.Н.В.
46
высокий
13.Д.И.Н.
57
высокий
14.К.В.Г.
52
высокий
14.В.Н.М.
49
высокий
15.З.В.Г.
49
высокий
15.С.А.П.
40
умеренный
16. Л.В.С.
49
высокий
16.М.Н.М. 53
высокий
17.Г.Н.В.
48
высокий
17.Т.Л.А.
51
высокий
18.Ж.Л.К.
45
высокий
18.П.Г.Н.
38
умеренный
19.П.Н.М.
46
высокий
19.С.В.В.
51
высокий
20.Р.Е.А.
57
высокий
20.И.В.А.
46
высокий
42
умеренный
119
Приложение 4
Сводная таблица результатов по методике «Несуществующее животное» у
больных с ИБС и СД II типа
Ф.И.О.
Методика
ИБС
«Несущест
Уровень
Ф.И.О.
Методика
Уровень
СД II типа «Несуществ
вующее
ующее
животное»
животное»
(балл)
(балл)
1. В.С.А.
9
средний
1.М.Н.И.
11
средний
2.Б.В.В.
9
средний
2.Д.А.Ф.
8
средний
3.М.Т.Е.
11
средний
3.К.В.П.
8
средний
4.Г.С.П.
12
средний
4.Е.О.Г.
9
средний
5.С.Н.В.
12
средний
5.П.М.А.
11
средний
6.Д.Л.П.
7
низкий
6.М.Г.В.
7
низкий
7.П.Р.Н.
8
средний
7.Б.П.И.
8
средний
8.Е.С.И.
9
средний
8.Ш.Т.В.
12
средний
9.Ш.Р.П.
10
средний
9.Л.Н.В.
13
средний
средний
10.Г.Н.Н.
7
низкий
средний
11.М.И.Б.
12
средний
12.К.В.Д. 8
средний
12.С.Н.Г.
12
средний
13.Д.Н.В. 12
средний
13.Д.И.Н.
11
средний
14.К.В.Г.
10
средний
14.В.Н.М.
7
низкий
15.З.В.Г.
8
средний
15.С.А.П.
8
средний
16.
9
средний
16.М.Н.М.
12
средний
10.М.Т.Н 8
.
11.З.В.Р.
Л.В.С.
10
120
17.Г.Н.В. 10
средний
17.Т.Л.А.
6
низкий
18.Ж.Л.К 10
средний
18.П.Г.Н.
10
средний
средний
19.С.В.В.
10
средний
средний
20.И.В.А.
13
средний
.
19.П.Н.М 8
.
20.Р.Е.А.
12
121
Приложение 5
Сводная таблица по статистической методика Манна – Уитни. Ситуативная
тревожность.
№
Выборка 1 - ИБС
Ранг 1 Выборка 2 – СД II типа
Ранг 2
1
41
21.5
36
6
2
49
37
39
14.5
3
41
21.5
39
14.5
4
43
24.5
48
35.5
5
46
30
38
11
6
35
4.5
47
33
7
40
18
34
2.5
8
74
40
33
1
9
40
18
66
39
10
37
8
41
21.5
11
37
8
35
4.5
12
47
33
43
24.5
13
34
2.5
44
26.5
14
48
35.5
46
30
15
47
33
39
14.5
16
38
11
39
14.5
17
40
18
37
8
122
18
44
26.5
45
28
19
38
11
46
30
20
50
38
41
21.5
Суммы:
439.5
380.5
Результат: UЭмп = 170.5
Критические значения
UКр
Полученное
незначимости.
эмпирическое
p≤0.01
p≤0.05
114
138
значение
Uэмп(170.5)
находится
в
зоне
123
Приложение 6
Сводная таблица по статистической методика Манна – Уитни. Личностная
тревожность.
№
Выборка 1 - ИБС
Ранг 1 Выборка 2 – СД II типа
Ранг 2
1
54
30.5
42
5.5
2
57
36.5
42
5.5
3
50
21
57
36.5
4
52
26.5
50
21
5
58
39
44
7
6
49
17.5
47
13.5
7
52
26.5
39
3
8
60
40
33
1
9
55
33
46
10.5
10
55
33
55
33
11
47
13.5
50
21
12
52
26.5
54
30.5
13
46
10.5
57
36.5
14
52
26.5
49
17.5
15
49
17.5
40
4
16
49
17.5
53
29
124
17
48
15
51
23.5
18
45
8
38
2
19
46
10.5
51
23.5
20
57
36.5
46
10.5
Суммы:
485.5
334.5
Результат: UЭмп = 124.5
Критические значения
UКр
p≤0.01
p≤0.05
114
138
Полученное эмпирическое значение Uэмп(124.5) находится в зоне неопред
125
Приложение 7
Сводная таблица по статистической методике Манна – Уитни. Проективная
методика
« Несуществующее животное».
№
Выборка 1 - ИБС
Ранг 1 Выборка 2 – СД II типа
Ранг 2
1
9
17
11
28.5
2
9
17
8
10
3
11
28.5
8
10
4
12
34.5
9
17
5
12
34.5
11
28.5
6
7
3.5
7
3.5
7
8
10
8
10
8
9
17
12
34.5
9
10
23
13
39.5
10
8
10
7
3.5
11
10
23
12
34.5
12
8
10
12
34.5
13
12
34.5
11
28.5
14
10
23
7
3.5
15
8
10
8
10
16
9
17
12
34.5
17
10
23
6
1
126
18
10
23
10
23
19
8
10
10
23
20
12
34.5
13
39.5
Суммы:
403
417
Результат: UЭмп = 193
Критические значения
UКр
p≤0.01
p≤0.05
114
138
Полученное эмпирическое значение Uэмп(193) находится в зоне незначимости.
127
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа