close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Куликова Ольга Олеговна. Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо в литературоведческом дискурсе

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГСОУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С.ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки магистратуры
45.04.01 Филология
Студентки Куликовой Ольги Олеговны
Шифр: 165963
Институт филологии
Тема выпускной квалификационной работы:
«Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо
в литературоведческом дискурсе»
Студентка
Научный руководитель
О.О. Куликова
М.В.Антонова
доктор филол. наук, профессор
Допустить выпускную квалификационную работу к защите в
Государственной экзаменационной комиссии.
Зав.кафедрой истории русской литературы XI-XIX веков,
доктор филологических наук, профессор
«04» октября 2018 года
М.В.Антонова
Орел – 2018
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С.ТУРГЕНЕВА»
Институт филологии
Кафедра истории русской литературы XI-XIX веков
Направление подготовки: 45.04.01 Филология
УТВЕРЖДАЮ
Зав.кафедрой
М.В.Антонова
«04» октября 2018 года
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки Куликовой Ольги Олеговны
Шифр: 165963
1. Тема ВКР «Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо в
литературоведческом дискурсе» утверждена приказом по университету «03»
апреля 2018 года № 2-779/1.
2. Срок сдачи студентом законченной работы – «01» октября 2018 года.
3. Исходные данные к работе: эпистолярное наследие И.С.Тургенева,
критические статьи, научные работы по заявленной теме.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих
разработке вопросов): особенности эпистолярия И.С. Тургенева,
тематическая классификация писем Тургенева к Полине Виардо,
биографические данные в письмах Тургенева к Полине Виардо, вопросы
художественного творчества Тургенева и других авторов в эпистолярии
писателя, проблемы современной общественной жизни и их связь с
творчеством Тургенева в письмах к Полине Виардо.
Дата выдачи задания: «04» апреля 2018 года
М.В.Антонова
Научный руководитель
доктор филол. наук, профессор
Задание принял к исполнению
О.О. Куликова
2
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование
этапов Срок
выполнения
Примечания
работы над ВКР
этапов работы
Обзор литературы по
05.04.2018 – 15.04.2018 Выполнено
теме ВКР
Написание
Введения,
постановка
целей
и 16.04.2018–30.04.2018
Выполнено
задач
Написание первой главы
01.05.2018–31.05.2018
Выполнено
01.06.2018 – 30.06.2018
Выполнено
списка 01.09.2018 – 15.09.2018
Выполнено
ВКР
Написание второй главы
ВКР
Написание Заключения,
оформление
литературы
Оформление
текста
работы
Представление
текста
ВКР на кафедру
15.09.2018 – 01.10.2018
Выполнено
03.10.2018
Выполнено
М.В.Антонова
Научный руководитель
доктор филол. наук, профессор
Задание принял к исполнению
О.О. Куликова
3
АННОТАЦИЯ
выпускной квалификационной работы Куликовой Ольги Олеговны на тему
«Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо в литературоведческом дискурсе»
Целью работы является исследование писем Ивана Сергеевича Тургенева к
Полине Виардо с 1844 г. по 1871 г. в аспекте их функционирования в
литературоведческом дискурсе. Объектом исследования являются письма И.С.
Тургенева к Полине Виардо как источник творческой и духовной биографии
писателя. Предмет исследования – ключевые тематические доминанты писем
И.С. Тургенева к Полине Виардо в 1844-1871 гг. Актуальность работы
обусловлена несколькими факторами: неугасающим интересом к творчеству И.С.
Тургенева, а также к взаимоотношениям писателя с П. Виардо; регулярным
пополнением фонда эпистолярного наследия И.С. Тургенева; необходимостью
анализа уже опубликованной части переписки И.С. Тургенева с П. Виардо в рамках
биографического метода литературоведческого исследования. Научная новизна
работы заключается в том, что ранее целостного исследования, касающегося
тематики писем И.С. Тургенева к Полине Виардо в рамках литературоведческого
биографического
дискурса
не
проводилось.
Практическое
значение
исследования состоит в том, что основные положения и выводы работы могут
быть использованы при изучении творчества Тургенева в учебных заведениях.
ВКР состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной
литературы, включающий 68 наименований. Общий объем работы – 90 страниц.
Базой исследования послужили 159 писем за 1844 – 1871 гг. В 64 письмах
И.С. Тургенева и П. Виардо упоминается творческая жизнь писателя. В 44 письмах
речь идет об индивидуальном литературном творчестве Тургенева. Содержание 20
писем к Полине Виардо касается сотворчества писателя и певицы. Окружение
писателя – четвертая по популярности тема, которой посвящены 54 письма. 33 из
них содержат упоминания о друзьях и приятелях И.С. Тургенева. В 21 послании
Тургенев рассказывает П. Виардо о дочери (в 12 письмах), дяде – в 4, матери – в 3,
брате – в 2. 50 писем связаны с политикой. В 18 посланиях Тургенев рассуждает о
государственном устройстве России, о необходимых преобразованиях, кото рые
существенно улучшат состояние и уровень жизни крестьян. 23 письма содержат
жизненные наблюдения И.С. Тургенева. Некоторые писатель именовал
дневниками, ввиду большого объема и насыщенного содержания. Кроме того, ряд
наблюдений лег в основу тургеневских произведений. 20 писем посвящены
гастролям Виардо. Следующая группа включает 9 писем о смерти значительных
для писателя людей: Гоголь, Иванов, Дружинин, Мендельсон, Шеффер. В 6
письмах И.С. Тургенева к Полине Виардо упомянута общественная деятельность
писателя.
Таким образом, тематическая классификация писем И.С. Тургенева наглядно
демонстрирует, чем интересовался писатель, что для него было первостепенно, а
что – вторично. Высокая степень доверия Тургенева к Полине Виардо позволяла
создавать письма фактически насыщенными, предельно честными, а писательский
талант Тургенева придал каждому письму индивидуальность.
Ключевые слова: И.С. Тургенев, Полина Виардо, биография писателя,
литературоведческий дискурс, тематическая классификация.
4
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение ................................................................................................. 6
1. Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо в контексте биографии
писателя .......................................................................................................... 10
1.1. Творческая биография И.С. Тургенева в письмах Полине Виардо10
1.2. Совместное творчество И.С. Тургенева и П. Виардо в письмах
писателя .......................................................................................................... 31
1.3. И.С. Тургенев – зритель, слушатель, читатель ............................... 38
2. Современная общественная жизнь и литературные связи в письмах
И.С. Тургенева к Полине Виардо ................................................................... 45
2.1. И.С. Тургенев о личных и общественных связях в письмах к
Полине Виардо ............................................................................................... 45
2.2. И.С. Тургенев об общественной борьбе и политических событиях в
письмах к Полине Виардо .............................................................................. 59
Заключение ........................................................................................... 78
Список использованной литературы..................................................... 84
5
Введение
Основным источником для изучения творческой и личной жизни
деятелей культуры являются личные дневники, воспоминания и письма.
Преимуществом последних является временное, практически стопроцентное,
совпадение происходящих событий и содержимого посланий. Регулярность
переписки позволяет оставаться письмам актуальными.
Представители творческой интеллигенции, а также видные деятели
эпохи
предпочитали
обсуждать
профессиональные,
философские
и
политические вопросы в своих письмах.
Особую категорию составляют письма писателей. С одной стороны,
содержание посланий носит личный, если не сказать приватный, характер. С
другой стороны, писательская специфика приближает частные письма к
художественным произведениям.
В XVII – XVIII вв. происходит процесс интеграции писем в
европейскую литературу, благодаря этому возникает, развивается и получает
известность роман – переписка.
Подобная ситуация характерна для отечественной литературы XVIII в.
и начала XIX в. Необходимо отметить, что роман-переписка был необычайно
популярен и в русском обществе. Благодаря произведениям подобного рода
сокращалось
расстояние
между
изображаемой
и
изображенной
реальностями. Кроме того, пристальное внимание обращалось на детали, а
также эволюцию героев – корреспондентов. Особый интерес в этом плане
представляют «Бедные люди» Ф. М. Достоевского [Достоевский 1988, т.1,
с.31-147], а также произведения И.С. Тургенева: «Переписка» [Сочинения,
Тургенев 1963, т.6, с.159-192] и «Фауст: Рассказ в девяти письмах»
[Сочинения, Тургенев 1964, т.7, с.7-51].
И.С. Тургенев оставил колоссальное эпистолярное наследие. На
современном этапе литературного развития известно порядка шести тысяч
6
писем писателя к различным адресатам. С одной стороны, подобная
активность в переписке характерна не только для Тургенева, но и для его
современников в конце 30-х – начале 40-х годов XIX века. Особенность
писем заключалась в
тщательно
обработанном слоге,
философской
направленности. В переписке И.С. Тургенева встречаются подобные
экземпляры. Равно как и бытовые, каждодневные дневники. Несомненно, что
количество известных и опубликованных писем Тургенева еще будет расти.
Переписка И.С. Тургенева началась в 30-е годы и продолжилась вплоть
до смерти писателя. Все многообразие писем можно разделить на два
больших блока: в первый входят частные послания (к знакомым, друзьям,
родственникам), во второй – официальные письма. Тематика писем
разнообразна: начиная от политики и философии, заканчивая делами
хозяйственными. Круг адресатов невероятно широк. Среди тех, с кем
писатель состоял в переписке можно встретить представителей творческих
профессий, государственной власти, а также видных мыслителей своего
времени.
Но особенно обращают на себя внимание письма к доверенному кругу
адресатов: к родным и близким И.С. Тургенева. Необычайная искренность и
честность характерна посланиям к тем людям, которым писатель доверял и к
чьему мнению прислушивался. Пожалуй, самой яркой можно назвать
переписку И.С. Тургенева с Полиной Виардо.
Целью нашей работы стало исследование писем Ивана Сергеевича
Тургенева к Полине Виардо с 1844 г. по 1871 г. в аспекте их
функционирования в литературоведческом дискурсе.
Актуальность
работы
обусловлена
несколькими
факторами:
неугасающим интересом к творчеству И.С. Тургенева,
а также к
взаимоотношениям писателя с П. Виардо; регулярным пополнением фонда
эпистолярного наследия И.С. Тургенева; необходимостью анализа уже
7
опубликованной части переписки И.С. Тургенева с П. Виардо в рамках
биографического метода литературоведческого исследования.
Степень
разработанности
темы
исследования.
Исследования,
касающиеся отдельных тем в переписке И.С. Тургенева в целом, встречаются
в работах таких ученых, как К.Я. Грот, А. Мазон, Н.В. Измайлов, М.П.
Алексеев, Т.И. Бронь, Т.П. Ден, Л.Н. Назарова, А.С. Розанов, Н.П. Пузин,
Р.Б. Заборова, В.А. Громов, А.И. Понятовский, Л.И. Кузьмина, И.С. Чистова,
Ю.В. Лебедев, Н.П. Генералова, С.А. Ипатова, Н.А. Хмелевская, В.А.
Лукина. Однако тематическая классификация писем И.С. Тургенева к Полине
Виардо нам не известна.
Научная новизна работы заключается в том, что ранее целостного
исследования, касающегося тематики писем И.С. Тургенева к Полине Виардо
в рамках литературоведческого биографического дискурса не проводилось.
Методы
исследования.
В
работе
используются
историко-
литературный и биографический методы исследования.
Объектом исследования являются письма И.С. Тургенева к Полине
Виардо как источник творческой и духовной биографии писателя.
Предмет исследования – ключевые тематические доминанты писем
И.С. Тургенева к Полине Виардо в 1844-1871 гг.
Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие
задачи:
1. Определение ключевых тематических доминант писем И.С. Тургенева
к Полине Виардо в 1844-1871 гг.
2. Выявить
и
проанализировать
информационный
массив
писем
Тургенева к Полине Виардо, посвященный творческой биографии
писателя.
3. Рассмотреть отражение в письмах Тургенева к Полине Виардо
отражение взглядов писателя на различные виды искусства.
8
4. Проанализировать биографические данные об отношениях Тургенева с
его окружением в России и за границей, отразившиеся в письмах к
Полине Виардо.
5. Выявить отражение в переписке с Полиной Виардо взаимоотношений
И.С. Тургенева с официальной властью и политической обстановкой в
России и за рубежом.
ВКР
состоит из
введения, двух глав,
заключения
и списка
использованной литературы, включающий 68 наименований. Общий объем
работы – 90 страниц.
В работе проанализированы 159 писем, охватывающих период с мая
1844 г. по август 1871 г. Основные разделы посвящены ключевым темам,
освещенным в переписке: творчеству И.С. Тургенева, искусству в понимании
писателя, окружению, а также общественным и политическим вопросам.
Ввиду того, что в письмах упоминаются не только литературные
произведения самого Тургенева, но и плоды совместного творчества
писателя с П. Виардо – либретто к операм певицы и работа над сборниками
романсов, этим вопросам посвящены отдельные разделы. Такие темы, как
жизненные наблюдения писателя, охота, общественная деятельность,
гастроли П. Виардо, семья, Россия, здоровье, смерть – входят в состав
ключевых. Таким образом, письма к Полине Виардо имеют большое
значение для построения литературной биографии писателя, а также
исследования его литературных, культурных и общественных взглядов, то
есть непосредственно входят в тургеневский литературоведческий дискурс.
Практическое значение исследования состоит в том, что основные
положения и выводы работы могут быть использованы при изучении
творчества Тургенева в учебных заведениях.
9
1. Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо в контексте
биографии писателя
1.1. Творческая биография И.С. Тургенева
в письмах Полине Виардо
Самая популярная тема в письмах Тургенева к Виардо – тема
творчества писателя, которая отражена в 64 письмах (что составляет 40% от
общего числа проанализированных писем). Причем, в 44 (28%) речь идет
непосредственно о творчестве самого писателя: о процессе создания
произведений, о признании их публикой.
Так, в одном из первых писем к Полине Виардо 1846 года, Тургенев
упоминает об одной «маленькой вещице, посылаемой с Соловым» (Письма,
т.1, с.243). Это не что иное, как рецензия на историческую драму С.А.
Гедеонова «Смерть Ляпунова» [Сочинения, Тургенев 1960, т.1, с.257-272]. В
произведении Тургенева усматриваются взгляды, схожие с политическими и
общественными воззрениями В.Г. Белинского того времени. «Смерть
Ляпунова» - классический пример исторической пьесы 30-40х годов.
Подобного рода произведения снискали славу не только у власти, но и в
рядах критики. В рецензии Тургенев затрагивает вопрос
коренных
преобразований театра в России. В качестве выхода из сложившейся
ситуации театрального застоя и однообразия театральных представлений,
писатель называет отказ от постановки на сцене пьес, подобных «Смерти
Ляпунова».
Однако, во время написания рецензии Тургенев сомневался. Сначала в
собственных силах и успехе задуманного, о чем он пишет П. Виардо
следующее: «прочитав её, я почувствовал, насколько она неполна, поспешна.
Я поставил себе слишком широкую задачу» (Письма, т.1, с.244). Потом из-за
возможных «крупных неприятностей» (Письма, т.1, с.246), которые могла бы
навлечь на своего автора «маленькая работа» (Письма, т.1, с.246). Стоит
10
отметить, что вопрос авторства рецензии до сих пор не нашел однозначного
ответа. По мнению ряда ученых, рецензия написана не Тургеневым, а
Некрасовым [Белинский 1956, т. Х, с.423]. В поддержку сторонников
авторства И.С. Тургенева необходимо обозначить два существенных
момента:
Во-первых, критическая рецензия написана на произведение С.А.
Гедеонова, который, наряду с И.С. Тургеневым, А.А. Комаровым, И.П.
Мятлевым, входил в круг близких друзей П. Виардо. Благодаря положению в
обществе и влиятельному отцу, Гедеонов создал комфортные условия для
певицы: возле сцены Большого театра специально была оборудована
отдельная комната, где Виардо готовилась к концерту и проводила время в
кругу новых знакомых после выступлений [Лебедев 1990, с.155].
Во-вторых, отец Степана Александровича Гедеонова – Александр
Михайлович Гедеонов на тот момент был крупным чиновником – занимал
должность директора Императорских Санкт-Петербургских театров. Этот
факт легко объясняет потенциальное возникновение неприятностей у
Тургенева из-за рецензии.
В том же 1846 году Иван Сергеевич начинает работу над
произведением «Бретер» [Сочинения, Тургенев 1963, т.5, с.36-85], о чем
спешит поделиться с Виардо: «я сейчас затеял довольно большую работу»
(Письма, т.1, с.245). Исходя из этого, работу над повестью можно отнести к
лету — осени 1846 г. Уже в 1847 году в первом номере «Отечественных
записок» повесть была опубликована [Тургенев 1847, №1, отд. I, с.1-42].
Следует предполагать, что Тургенев не был вполне доволен своим
произведением, так как издание повести «Бретер» 1856 г. увидело свет
существенно отредактированным. Отметим, что благодаря авторским
исправлениям повесть обрела целостность и завершенность.
11
1846 год был знаменателен для Тургенева ещё и тем, что в сентябре
1846 года Н. А. Некрасов и И. И. Панаев возобновили работу журнала
«Современник». «Нам удалось основать свой журнал» (Письма, т.1, с.440), пишет Тургенев Полине Виардо. Статьи В.Г. Белинского составляли
идейный фундамент журнала. В разное время к работе в журнале
привлекались, помимо И. С. Тургенева, И. А. Гончаров, А. И. Герцен, Н. П.
Огарёв, А. В. Дружинин, Д. В. Григорович, П. В. Анненков. Журнал печатал
произведения Л. Н. Толстого, статьи Т. Н. Грановского, С. М. Соловьёва, К.
Д. Кавелина; публиковал переводы произведений Ч. Диккенса, Жорж Санд,
Теккерея и других западных писателей.
Для Тургенева участие в издании журнала стало знаковым. Благодаря
«Современнику» многие произведения Ивана Сергеевича нашли своего
читателя, стали известны и обеспечили успех своему создателю.
Именно в январском номере «Современника» 1847 года вышел рассказ
«Хорь и Калиныч» [Тургенев 1847, №1, отд. IV, с.55-64]. В 1852 году вышло
самостоятельное издание «Записок охотника».
В февральском номере 1848 года был впервые опубликован рассказ
«Татьяна Борисовна и ее племянник» [Тургенев 1848, №2, отд. I, с.186-197].
«Третьего дня я прочел одну из только что оконченных мною вещей двум
моим русским приятелям; они хохотали до упаду…» (Письма, т.1, с.446), писал Тургенев. В основу замысла рассказа «Татьяна Борисовна и ее
племянник» легли личные впечатления и переживания Тургенева в начале
40-х годов. В исследовательской литературе [Крестова 1923, с.31-50]
неоднократно отмечалось, что в рассказе отразился «философский роман»
Тургенева с сестрой М. А. Бакунина Татьяной Александровной Бакуниной,
относящийся к 1841 — 1842 годам.
С 1847 г. по 1850 г. И.С. Тургенев большую часть времени проводил во
Франции. В этот период общение писателя с Полиной Виардо и её семьей
складывалось как нельзя лучше. Пребывание Тургенева во Франции
12
позволило ему завязать знакомства с людьми, вхожими в дом Виардо: так
дружба писателя с Ш. Гуно началась в имении в Куртавнеле.
Летом
1849
года
Тургенев
работал
над
пьесой «Завтрак
у
предводителя» [Сочинения, Тургенев 1962, т.3, с.7-41]. «…я сочинил
одноактную комедию», - указано в письме Полине Виардо 27 июля (8
августа) (Письма, т.1, с.488).
Судьба «Завтрака у предводителя» уникальна. В начале сентября 1849
г. текст пьесы уже находится в редакцию журнала «Современник». С этого
момента начинается цензурное рассмотрение комедии в двух направлениях.
В случае положительного результата пьесу разрешили бы и к печати, и к
постановке на сцене. Но, учитывая политические настроения, царившие в
редакции журнала, а также характер предыдущих произведений Тургенева
(пр. «Нахлебник», где дворянское сословие показано в нелицеприятном
свете), цензурная инстанция не одобрила печать комедии. В течение
нескольких лет пьеса находилась под запретом. Впервые была опубликована
в 1856 году в восьмом номере журнала «Современник».
Однако, постановка пьесы на сцене была разрешена цензорами, и
спектакль показывали в театрах с ноября 1849 г.
Сороковые годы для Тургенева стали временем размышления над
таким философским вопросом, как жизнь-сон. Этот мотив был невероятно
популярен не только в зарубежной, но и в отечественной литературе.
Особого
расцвета
мотив
жизни-сна
достиг
в
период
романтизма.
Использование данного мотива в поэтике писателя в 1840-е гг. может быть
связана с именем П.Кальдерона, чья драма-притча «Жизнь есть сон»,
прочитанная Тургеневым в это время, вызвала его восхищенные отклики:
«один из самых грандиозных драматических замыслов, какие я знаю»
(Письма, т.1, с.451), - напишет Тургенев Виардо 25 декабря 1847 года.
В письме Полине Виардо (12 августа 1849 года) Тургенев писал:
13
«Мне этой ночью приснился весьма странный сон, как это иногда со
мной бывает; я вам его сейчас расскажу. Мне казалось, что я иду вдоль
дороги, обсаженной тополями. Было темно, я был очень утомлен, а для того,
чтобы добраться до ночлега, надобно было пропеть пятьсот раз подряд: «На
голос твоей матери…». Я торопился покончить с этой задачей и сбивался со
счету; вы знаете, как упорствуешь во сне. Вдруг я вижу, что на меня идет
какая-то высокая белая фигура и делает мне знак следовать за нею; я говорю
себе: кто бы мог думать! ведь это мой брат Анатоль (а у меня никогда не
было брата, носившего это имя). Я нахожу это вполне естественным и
следую за ним. Несколько мгновений спустя мне кажется, что мы стоим на
сильном ветру; я оглядываюсь кругом и, несмотря на темноту, могу
различить, что мы находимся на вершине чрезвычайно высокого утеса,
поднимающегося над морем. – Да куда же мы идем? – спрашиваю я у своего
путеводителя. – Мы птицы, – отвечает он, – летим. – Как, птицы? – возражаю
я. – Высморкайся, – говорит он. Действительно, я хочу высморкаться и
нахожу посредине моего лица огромный птичий клюв с зобом под ним, как у
пеликана. Но в это самое мгновение меня подхватывает ветер. Не могу вам
передать тот трепет счастья, который я почувствовал, развертывая свои
широкие крылья; я поднялся против ветра, испустив громкий победоносный
крик, а затем ринулся вниз к морю, порывисто рассекая воздух, как это
делают чайки. В эту минуту я был птицей, уверяю вас, и сейчас, когда я пишу
вам, я помню эти ощущения птицы не хуже, чем вчерашний обед: все это
совершенно точно и ясно не только в воспоминании моего мозга, если можно
так выразиться, но и в воспоминании всего моего тела, что доказывает, что
«жизнь есть сон, и сон есть жизнь» (исп.). Но чего я не сумею вам описать,
так это зрелища, развертывавшегося вокруг меня в то время, как я таким
образом парил в воздухе: это было море, беспредельное, бурное, мрачное, со
светящимися точками; там и сям едва видимые суда скользили по волнам;
поднимались высокие утесы; порой до меня долетал какой-то громкий шум; я
14
давал себе упасть. Рев становился яснее и страшил меня; я снова поднимался
к облакам, которые, как мне казалось, неслись с грохотом, гонимые ветром.
Время от времени огромный, совсем белый сноп воды устремлялся кверху из
морской глубины, и я чувствовал, как мне обдает пеной лицо; потом вдруг
яркий свет разливался вдали, внизу подо мной… Ах, думал я, это морская
молния (!), открытая Галилеем… Она не движется так быстро, как молния
воздушная, потому что вода тяжелее и ее труднее перемещать. При блеске
этой молнии я видел море, освещенное до самого дна; видел больших черных
головастых рыб, медленно всплывающих на поверхность… Я говорил себе,
что мне надобно устремиться на них, потому что они составляют мою пищу.
Но я ощущал тайное отвращение, которое мешало мне это сделать… И
притом они были чересчур велики. Вдруг я вижу, что море белеет и
подпрыгивает, как кипящая вода; вокруг меня распространяется розоватый
отблеск… Это солнце встает, говорю я себе, скорее, бежим, оно все сожжет.
Но сколько я ни бросался в одну и в другую сторону, все становилось ярким,
сверкающим,
невыносимым
для
глаз;
блестящие
большие
пузыри
поднимались в воздух, я ощущал удушливую жару, мои перья начинали
подпаливаться. Я вижу верхушку солнечного диска, захватившего весь
горизонт и пылающего как горнило, меня охватывает невыносимая тревога, –
и я просыпаюсь. Было уже светло; я видел перед собою зеленые, цвета ивы
обои моей комнаты и не мог ещё сообразить, где я нахожусь…» (Письма, т.1,
с.492-493).
Описанный в письме сон послужил первым наброском к повести
«Призраки», опубликованной в 1864 году в январском и февральском
номерах журнала «Эпоха» [Тургенев 1864, № 1-2, январь-февраль, с. 1-31].
«Журнал, в котором будет напечатана моя «Фантазия», только что получил
разрешение снова выходить, и оглавление книжки уже появилось сегодня в
газетах, с анонсом о моей новой вещи» (Письма, т.5, с.218), - писал Тургенев
28 января (9 февраля) 1864 года Полине Виардо.
15
Стоит заметить, что «Призраки» - самая заметная и запоминающаяся
повесть «таинственного» цикла. Произведение построено на комбинации
фантастики и реальности и взаимном проникновении двух этих слоев друг в
друга. Подобный прием обеспечивает «Призракам» весьма любопытную
сюжетно – композиционную организацию.
Повесть – не что иное, как художественно реализованная теория
Кальдерона «жизнь-сон», где жизнь человечества в целом – «многовековный
сон»; в «Призраках» сновидение используется Тургеневым как форма,
позволяющая наиболее полно выразить собственное мировосприятие.
Обращаясь к мотиву сна, Тургенев поднимает важный философский вопрос о
смысле человеческого бытия, дает оценку современности. Изображая
древний грозный, величественный мир и мир современный, не менее
кровавый, но часто пошлый, безобразный, мелочный, вызывающий ужас и
отвращение,
автор
противопоставляет
иллюзорности
существования
человечества волшебный чудный мир природы, полный загадок и тайн; стаю
журавлей, олицетворяющую волю к жизни и цельность духа; чарующий мир
искусства. Проблема счастья решается автором в пессимистическом ключе:
для героев повести счастье оказывается недостижимым, а смерть неизбежной
[Дедюхина 2006, автореф., с.20-21].
В. Н. Топоров, анализируя тургеневскую «фантазию», проводил
параллель между героями и прототипами «Призраков». Так, по мнению
исследователя, образ Эллис, сочетающий в себе черты человека, вампира и
птицы, навеян Полиной Виардо: «При всей осторожности и допущении иных
возможных толкований этой истории, рассказанной в «Призраках»…можно
полагать, что перед нами здесь едва ли не наиболее точное и полное
описание ситуации Тургенева, одержимого любовью, цена которой —
жизнь» [Топоров 1998, с.78].
В письме из Петербурга к П. Виардо от 26 октября (7 ноября) 1850 г.
Тургенев
рассказывал
о
замысле
нового
16
произведения.
Рассказ
предназначался для цикла «Записки охотника». Тургенев «в немного
прикрашенном виде»
изобразил состязание
двух
народных
певцов,
очевидцем которого он сам был «два месяца назад». — «...Там было много
оригинальных личностей, — писал Тургенев, — которые я пытался
зарисовать à la Teniers...» (Письма, т.1, с.401-402). Первоначально рассказ
назывался «Притынный кабачок». Опубликован в №11 «Современника» в
1850 году [Тургенев 1850, № 11, отд. I, с. 97-114]. «Певцы» - рассказ,
написанный в период осознания Тургеневым необходимости написания того
или иного произведения: «В передаче Д. Олсуфьева сохранилось следующее
свидетельство Тургенева о его работе над «Певцами»: в 70-х годах в Париже,
в доме Е. С. Рахмановой, «Тургенев доказывал, что вдохновение не
исключает долгой, кропотливой, черной работы исправления написанного.
«Как, неужели рассказ «Певцы» (из «Записок охотника») вы написали не
сразу, по вдохновению?» — воскликнула одна из дам. Как сейчас во всей
точности помню ответ Тургенева: «Певцы»? Как мозаику составлял»
[Олсуфьев 1925, с.56].
Стоит сказать, что Тургенев был невероятно наблюдательным
человеком. В 23 письмах (14 %) писателем изложены жизненные
наблюдения.
Часть из них носит дневниковый характер. Такого рода письма
характерны для времени пребывания Тургенева во Франции. Регулярные
отчеты
Ивана
Сергеевича
о
собственном
времяпрепровождении
обусловлены, на наш взгляд, несколькими факторами:
Во-первых, создавая содержательные, детализированные послания,
Тургенев не терял связи с П. Виардо и пытался улучшить настроение певицы
новостями о доме и близких: «А между тем я воображаю себе, что чтение
этих подробностей доставит вам некоторое удовольствие» (Письма, т.1,
с.478);
17
Во-вторых, подобные записи не только помогали Ивану Сергеевичу
фиксировать важные моменты для Виардо, но и служили подспорьем для
профессиональной деятельности.
Например,
«я забавлялся
тем, что
разыскивал в окрестностях деревья, которые имели бы физиономию,
индивидуальность, и давал им имена; по вашем возвращении я могу их вам
показать, если вы того пожелаете. Каштановое дерево, что во дворе, я назвал
Германом и подыскиваю ему Доротею. В Мезонфлере есть береза, которая
очень похожа на Гретхен; один дуб окрещен Гомером, один вяз – милым
негодником, другой – испуганной добродетелью, одна ива названа г-жой
Вандерборгт» (Письма, т.1, с.476).
В Куртавнеле были задуманы и написаны основные рассказы «Записок
охотника».
Работа над «Записками охотника» позволила вывести на новый уровень
прозу Тургенева. Кроме того, писатель получил возможность переключить
внимание на драматургию, обращение к которой было для писателя
своеобразным вызовом самому себе. Но такой шаг был обусловлен
особенностью театральных постановок того времени.
«Тургенев столько же способен к комедии, сколько и к рассказу или
роману, и если он решился писать комедии, а не рассказы и повести, то тут
мы видим одно преимущество: русская повесть еще имеет на своей стороне
несколько дарований, а хорошие комедии, как известно всем, появляются у
нас так редко», - писал Некрасов в «Современнике» 1849 года в рецензии на
пьесу Тургенева «Холостяк» [Некрасов 1989, т. 11, кн.1, стр. 342].
В общей сложности работа над пьесой продолжалась с 28 января (9
февраля) по 10 (22) марта 1849 г. [Сочинения, Тургенев 1961, т.2, с.607].
Такая точность возможна благодаря авторским отметкам на титульном листе
черновой рукописи.
«Холостяк» [Сочинения, Тургенев 1961, т.2, с.185-268] - первая пьеса
И.С. Тургенева, которую поставили на сцене. Остальные («Завтрак у
18
предводителя», «Провинциалка», «Где тонко, там и рвется», «Безденежье»)
публика увидела уже после.
В письме к Полине Виардо Тургенев упоминает, что работает «над
комедией, предназначенной для одного московского актера» (Письма, т.1,
с.457). Актером был М.С. Щепкин, а пьесой – «Нахлебник» [Сочинения,
Тургенев 1961, т.2, с.121-185]. Тургенев и Щепкин еще не были знакомы
лично, но имели общих знакомых: Белинского и Герцена, чьи взгляды Иван
Сергеевич разделял и поддерживал.
Существование человека в социуме, мера его влияния на черты
человеческого характера, - вот что привлекает внимание Ивана Сергеевича в
это время. Несоответствие между желаемым и действительным – основная
проблема, которую Тургенев пытается развить в драматургии. Ситуация
расхождения социального положения и внутреннего уровня развития, а
также человеческих амбиций волнует писателя.
«Социальная ущербность станет основой существования главных
действующих лиц в трех пьесах Тургенева: «Нахлебник», «Холостяк» и
«Провинциалка». Сразу обращает на себя внимание сходство их названий,
состоящих из одного слова и указывающих на положение центральных
персонажей в обществе с точки зрения материальной состоятельности,
семейного статуса, места в структуре цивилизации. В «Нахлебнике» мотив
унижения как вынужденной формы существования человека зафиксирован
заглавием пьесы, на нем сделан акцент и в афише произведения. До
«Нахлебника» Тургенев не использовал таких развернутых характеристик
действующих лиц при их перечислении. Помимо возрастных данных,
привычных для писателя, в афише раскрыты и прямо представлены
нравственные черты почти всех персонажей, их моральные качества.
Следовательно, автору важно заранее сформировать читательское отношение
к большинству героев, не направляя сценическое внимание на постижение их
человеческой сути» [Патапенко 2002, автореф., электронный ресурс].
19
Не сложно догадаться, что судьба пьесы была предопределена. В 1848
г. была готова первая редакция произведения. Пьеса, под названием
«Нахлебник», должна была появиться в третьем номере «Отечественных
записок» от 1849 г. Но в феврале 1849 г. цензура запретила размещать
произведение на страницах журнала.
В результате,
комедия
была
опубликована в третьем номере «Современника» в 1857 году под названием
«Чужой хлеб. Комедия в двух действиях» [Тургенев 1857, № 3, с. 81-133].
Над третьей редакцией «Нахлебника» Тургенев трудился в 1861 г. Эта
переработка предназначалась для московской постановки с участием М.С.
Щепкина. В печатном варианте эта редакция увидела свет в 1869 г.
30 октября 1850 г. Тургенев пишет Виардо о начале работы над новой
комедией. Главную роль должна была исполнить «талантливая актриса
Самойлова» (Письма, т.1, с.404). 8 ноября этого же года в письме Полине
указано, что пьеса должна быть закончена «через неделю» (Письма, т.1,
с.408) и что ему в связи с этим «придется усиленно работать» (Письма, т.1,
с.408). Сдержав свое слово, Тургенев 16 (28) ноября 1850 г. выехал с
рукописью в Москву. Интересно, что одна из двух копий «Провинциалки»
осталась в редакции «Отечественных записок», а вторая – в цензуре.
4 декабря 1850 г. цензоры разрешили театральную постановку
«Провинциалки». В письме от 5 декабря Тургенев пишет Виардо о читках
своей новой пьесы (Письма, т.1, с.419). Среди первых слушателей оказались
М.С. Щепкин, графиня Е.В. Салиас-де-Турнемир, а также гости графини
С.М. Соллогуб.
Публика высоко оценила пьесу. 1 (13) января 1851 г. С. М. Соллогуб
организовала первое представление «Провинциалки» на домашней сцене
(Письма, т.2, с.389). Автор на премьере не присутствовал. «Моя комедия, —
писал он 3 января П. Виардо, — имела, говорят, третьего дня очень большой
успех; ее повторяют сегодня, и я получил настойчивое приглашение
присутствовать. На этот раз я пойду: я не хочу иметь вид человека, который
20
много о себе воображает» (Письма, т.2, с.390). Второе представление
Тургенев посетил. Своими впечатлениями от этого спектакля Иван
Сергеевич поделился в письме от 5 января: «Да, в самом деле, я имел
третьего дня очень большой успех. Актеры были отвратительны, особенно
героиня (княгиня Черкасская), что, однако, не помешало ни публике
аплодировать до чрезвычайности, ни мне пойти за кулисы благодарить их
весьма горячо. Тем не менее я был доволен, что побывал на этом
представлении. Мне кажется, пьеса моя будет иметь успех на театральной
сцене, раз она понравилась, несмотря на то, что ее изуродовали дилетанты.
(Ее дают в Петербурге 20-го, здесь — 18-го.) Я получил много лестных
комплиментов, приветствий и пр. и пр. А ведь это забавно — видеть свою
вещь на сцене» (Письма, т.2, с.391).
«Завтра состоится представление комедии, которую я написал для
петербургских актеров, но по просьбе Щепкина дал ему для его бенефиса, —
писал Тургенев 17 (29) января 1851 г. Полине Виардо. — Я не могу ни в чем
отказать этому прекрасному, достойному человеку» (Письма, т.2, с.392). На
следующий день он писал ей же: «Итак, сегодня вечером; это начинает
несколько волновать меня <…> Театр будет полон. Щепкин прислал мне
билет на верхнюю ложу. Думаю, что я пойду, хотя чувствую себя скверно;
лихорадит дьявольски». В эту же ночь, вернувшись с премьеры, Тургенев
прибавил к своему письму еще несколько строк: «Вот уж точно, я ожидал
чего угодно, но только не такого успеха! Вообразите себе, меня вызывали с
такими
неистовыми
криками,
что
я
наконец
убежал,
совершенно
растерянный, словно тысячи чертей гнались за мной, и мой брат сейчас
рассказал мне, что шум продолжался добрую четверть часа и прекратился
только тогда, когда Щепкин вышел и объявил, что меня нет в театре»
(Письма, т.2, с.392).
И далее: «Пьеса была довольно хорошо разыграна всеми, за
исключением героини, которая была невыносима; зато актер, игравший
21
главную роль, был очарователен. Это молодой актер, по фамилии Шумский;
он сегодня сильно выиграл в мнении публики, и я в восторге, что дал ему к
тому случай» (Письма, т.2, с.393). На следующий день Тургенев приписал к
этому письму еще несколько строк: «Несколько моих друзей пришли сегодня
поздравить меня; говорят, успех мой был действительно очень велик; зал был
переполнен, и было замечено, что некоторые из моих врагов (литературных)
аплодировали, не щадя сил. Тем лучше, тем лучше. Милый Щепкин пришел
обнять меня и побранить за бегство <…> Всё-таки приятно иметь успех;
было бы хорошо, если бы он меня пришпорил» (Письма, т.2, с.393).
О работе над романом «Два поколения» писатель упомянул в письме от
1 (13) мая 1852 года. Иван Сергеевич уже знал о предстоящей ссылке в
Спасское и писал, что будет «работать над своим романом, тем с большей
свободой мысли, что не буду думать о прохождении его через когти
цензуры» (Письма, т.2, с.396). «Два поколения» – роман, работа над которым
продолжилась
в ссылке.
Он не был завершен Тургеневым, чему
способствовали не только критические замечания друзей писателя, но и
собственная его неудовлетворенность произведением. По мнению ряда
исследователей, рукопись романа была уничтожена Тургеневым [Мазон
1964, т.73, кн.1, с.40]. В письме к П.П. Васильеву от 14 (26) июня 1870 г.
присутствует упоминание, что роман сожжен [Назарова 1964, т.73, кн.1,
с.57]. Эта версия правдива отчасти и подтвердить её возможно двумя
фактами.
Во-первых, в 1859 г. был напечатан отрывок «Собственной господской
конторы».
Во-вторых, современник Тургенева (И. Павловский) упоминал о
разговоре с писателем, в ходе которого выяснилось, что «описание сада из
уничтоженного романа Тургенев впоследствии включил в «Новь» [Назарова
1964, т.73, кн.1, с.58].
22
В любом случае, во время создания первого романа писатель
осознавал, что актуальным для своего времени произведением, в котором
были бы освещены проблемы общества в целом и современного человека в
частности, роман не станет. Бытовой характер нового произведения и
любовный психологизм, свойственный Тургеневу, не оставили произведению
шансов.
В 1852 г., находясь под арестом, Тургенев написал рассказ «Муму».
Исследователи
литературы
единодушно
сходятся
во
мнении,
что
произведение биографично: события, изложенные в рассказе, действительно
происходили в доме В.П. Тургеневой [Липатов 1959, с.142]. После ареста
писатель прочел «Муму» в Петербурге. Первыми критиками стали друзья
Тургенева. «Истинно трогательное впечатление произвел этот рассказ,
вынесенный им из съезжего дома, и по своему содержанию, и по
спокойному, хотя и грустному тону изложения. Так отвечал Тургенев на
постигшую его кару, продолжая без устали начатую им деятельную
художническую пропаганду по важнейшему политическому вопросу того
времени» [Анненков 1983, с.335], - вспоминал П. В. Анненков.
В письме супругам Виардо 3 (15) января 1853 года Тургенев пишет, что
«много работал в эту зиму» (Письма, т.2, с.213). К этому времени была
закончена работа над повестью «Постоялый двор» и критической статьей о
«Записках оружейного охотника» С.Т. Аксакова.
«Постоялый двор» [Сочинения, Тургенев 1963, т.5, с.293-347] является
шагом вперед в творчестве писателя. В отличие от «Записок охотника», где
нет четкой обрисовки характеров героев, «Постоялый двор» содержит
детальное описание не только внешности, но и внутренних качеств каждого
персонажа.
Характер
героев
раскрывается
и развивается
благодаря
взаимодействию персонажей друг с другом. Тургенев показал русских людей
и жизнь, их окружающую, таким образом, что затронул ум и сердце многих
людей.
«Постоялый
двор»
привлек
23
своей
простотой
изложения,
нетривиальным изображением настолько непривлекательных моментов
русской действительности,
а также
спокойной,
размеренной,
очень
естественной манерой повествования, которой не доставало некоторым
произведениям из цикла «Записки охотника». Все эти факторы в
совокупности позволяют говорить об отходе Тургенева от «старой манеры».
Упоминая «Записки охотника», необходимо напомнить, что Тургенев
любил охоту. Несмотря на то, что Иван Сергеевич был заядлым охотником,
писем об охоте немного – 8 (5 %). Особенно Тургеневу запомнились
«маленькие охоты близ Бадена» (Письма, т.9, с.119). В письме от 15 (27)
июня 1868 г. из Спасского Иван Сергеевич рассказывает о том, какое
удивление испытал его верный спутник по охоте Афанасий, когда писатель
пересказал ему в красках детали заграничной охоты: облавы с загонщиками;
внешний вид пойманного фазана, которого Афанасию не довелось увидеть;
зарубежное оружие, используемое охотниками (Письма, т.7, с.165).
Собственные впечатления и воспоминания, касающиеся крестьянской
жизни, уклада деревни, охотничьих будней, он положил, как нам известно, в
основу «Записок охотника». Сочинения других авторов на подобные темы
Тургенев также не мог оставить без внимания. Живой отклик вызвали
«Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» [Аксаков 1910, т.5,
т.6] С.Т. Аксакова.
Одним
из
первых
оценил
«Записки
ружейного
охотника»
И.С. Тургенев, ознакомившийся с ними еще в рукописи. 2 января 1851 года.
«Когда появились «Записки охотника» Тургенева, я подумал, как бы мне
приятно было прочесть ему мои записки! Мое несбыточное желание
исполнилось: ему прочли несколько отрывков, и они были вполне оценены
им. Ему захотелось еще послушать, и завтра вечером Константин прочтет
ему еще несколько отрывков. Первым слушаньем его я был очень доволен»
[Аксаков 1966, т.5, с.461].
24
В статье Тургенева, посвященной «Запискам оружейного охотника», не
было намека на недостатки и несовершенства произведения. Однако
Аксакова такая ситуация не устроила: писатель надеялся на конструктивную,
возможно нелицеприятную, но критику в адрес собственного сочинения; на
указание художественных недочетов «Записок…». Вот как отзывался
Аксаков о тургеневской статье: «Ваше письмо к издателю «Современника»
— не критика на мою книгу, а прекрасная статья по поводу моей книги.
Впрочем, я очень понимаю, что, удержав характер критики, статья ваша
вышла бы, может быть, не так интересна и несколько суха, а главное, что для
такого рода разборов прошло уже время, и я совершенно согласен, что
большинство читателей было бы решительно от того в проигрыше. Потом, я
ожидал менее похвал, нo зато ожидал беспристрастного суда и справедливых
осуждений: я надеялся более серьезного тона, особенно в отношении к языку
и слогу» [Аксаков 1966, т.5, с.462].
Одно
из первых упоминаний о романе «Дворянское гнездо»
присутствует в письме, адресованном Полине Виардо, от 30 июля (11
августа) 1858 года. Тургенев пишет, что «много трудился над романом»
(Письма, т.3, с.421).
Работа над «Дворянским гнездом» [Сочинения, Тургенев 1964, т.7,
с.123-295] была сложной и напряженной. 27 мая (8 июня) Тургенев
возвратился в Россию. Именно здесь, в тихой и спокойной обстановке
Спасского, Иван Сергеевич начал писать новый роман.
В
произведении
политические
[Голованова
и
1967,
тесно
философские
№3,
сплетены
нравственные,
проблемы.
с.86-87]
в
Некоторые
области
общественноисследователи
литературы
увидели
преемственную связь проблематики «Дворянского гнезда» с проблемами,
рассмотренными в повести Герцена «Долг прежде всего» 1854 г. [Герцен
1955, т.6, с.361-433], вышедшей в свет в 1857 г. Как известно, именно в это
время Тургенев посетил Герцена в Лондоне.
25
Говоря о «Дворянском гнезде», необходимо отметить особенную
музыкальность романа. Помимо бесед героев о музыке, персонажи часто
изображены поющими, а также играющими на музыкальных инструментах.
Все герои романа так или иначе связаны с музыкой – от Лизы до Паншина.
Говоря о музыкальности в контексте «Дворянского гнезда», необходимо
сказать о языке романа и звукописи, используемой автором. Музыкальность
тургеневской прозы обеспечивается слогом и гармоничным стилем
повествования, как комбинация нот, которые в итоге превращаются в
стройный музыкальный ряд, а затем – в музыкальное повествование.
Даже кульминационный момент произведения – творческая вспышка
Лемма – все так же музыкальна; теме счастья, поиска себя сопутствует
музыка.
Не только Лаврецкий искал свое призвание и счастье, но и автор
романа. В конце 50-х Ивана Сергеевича заботит организация крестьянской
жизни, создание достойных условий существования крепостных. Этот
момент роднит Тургенева с главным героем романа «Дворянское гнездо».
В
конце
50-х
годов
Тургенев
придерживался
либерально-
демократических взглядов. Он не поддерживал революционные настроения.
В связи с этим Иван Сергеевич задумывает создать нового, но понятного для
себя героя, жизненные принципы и философия которого не противоречили
бы тургеневским. Кроме того, нового героя должна отличать достаточная
революционная настроенность – это дополнение, по мнению Тургенева,
могло уберечь от негативных оценок со стороны не столь демократично
настроенных коллег Тургенева по редакции «Современника».
В 1855 г. помещик, а по совместительству сосед Ивана Сергеевича,
Василий Каратеев, перед поездкой на службу в Крым, отдал Тургеневу
автобиографическую повесть, разрешив распоряжаться ею самостоятельно.
Таким образом в руки Тургенева попадает рукопись, на страницах которой
описана история любовного треугольника, одним из участников которого
26
был автор повести. Девушка, в которую был влюблен автор произведения,
предпочла ему студента Московского университета, выходца из Болгарии.
Исследователи установили личность прототипа главного героя. Его звали
Николай Катранов. В 1848 г. он становится студентом Московского
университета. На волне революционных настроений, возникших в связи с
русско-турецкой войной, Николай планировал вернуться на родину вместе с
женой Ларисой. Катранов скончался от вспышки скоротечной чахотки в
Венеции [Лебедев 1990, с.382-383]. По словам самого Тургенева, после
чтения повести, он, находился под столь сильным впечатлением, что
произнес: «Вот герой, которого я искал!» [Лебедев 1990, с.383].
Каратеев скончался от тифа, так и не вернувшись домой. Таким
образом Тургенев становится полноправным владельцем рукописи. Иван
Сергеевич пытался издать произведение в авторском варианте. Но
произведению требовалась серьезная художественная обработка, без которой
издание оказалось невозможным. Некоторое время Тургенева увлекает
написание других произведений: «Рудин» и «Дворянское гнездо». К работе
над повестью писатель вернулся в 1859 г.
Зимой 1858 – 1859 Тургенев вернулся в Россию. В Спасском писатель
начинает работу над сюжетом нового произведения. Основой послужила
идея, подсказанная рукописью Каратеева. О том, что Тургенев готовил новый
роман мы узнаем из письма Полине Виардо от 31 марта (12 апреля): «В
настоящее время я испытываю родовые муки. В голове у меня есть сюжет
романа, который я беспрестанно верчу и переворачиваю» (Письма, т.3,
с.429). Несмотря на художественную переработку произведения, сцена
поездки в Царицыно была сохранена в оригинальном варианте. Учитывая
необходимость соблюдения исторической достоверности, Иван Сергеевич
привлек к работе над романом своего друга. Тургенева консультировал
ученый и дипломат Е.П. Ковалевский [Лебедев 1990, с 383], не понаслышке
знакомый с освободительным движением на Балканах.
27
Тургенев, как антикрепостник, не мог остаться в стороне узнав новость
об отмене крепостного права. «С Положения начинается новая эра России»
[Лебедев 1990, с.465], - заявлял он. Все беды русского народа, по мнению
Тургенева, должны были исчезнуть с вступлением в силу февральского
манифеста. Осознавал ли Иван Сергеевич обратную сторону крестьянской
реформы остается вопросом. Но то, что помещики не понесли значительного
ущерба, а крестьяне не получили желаемых прав и свобод неоспоримый
факт.
Закрытие «Современника», а также последствия освободительной
реформы обусловили написание романа «Дым» [Сочинения, Тургенев 1965,
т.9, с.141-329].
«Дым» - принципиально новый для Тургенева роман, обладающий
следующими специфическими признаками.
Во-первых, отсутствие классического героя, на котором построен
сюжет. В данном случае необходимо отметить коренное отличие Литвинова
от известных героев Тургенева: Базарова, Лаврецкого, Рудина. Литвинов – не
человек передовой мысли, он не стремится постичь тайны бытия, его
привлекает размеренная спокойная жизнь;
Во-вторых, помимо отсутствия героя, характерной героини Тургенева в
романе не представлено. Лиза Калитина, Наталья Ласунская – идеальные
героини Тургенева, стремящиеся к чистой любви и способные на
самопожертвование, не нашли воплощения в новом романе Ивана
Сергеевича;
В-третьих, новая тональность. Тургенев использует сатиру для
изображения злободневных тем.
В-четвертых,
сюжет
«Дыма»
отличается
от
романов-
предшественников. «Разросшиеся в нем сатирические картины, на первый
взгляд, сбиваются на отступления, слабо связанные с сюжетной линией
Литвинова» [Лебедев 1990, с.485].
28
Изобличение
несостоятельности,
представителей
изолированности
революционной
от
реальных
эмиграции
проблем
в
их
народа,
«псевдодеятельности», отсутствии конкретного плана действий для выхода
страны из кризисного состояния стало возможным благодаря тургеневской
сатире.
26, 27 февраля (10,11 марта) Тургенев прочел роман в присутствии
П.В. Анненкова, В. П. Боткина, В. А. Соллогуба и Б. М. Маркевича. Чтение
прошло с большим успехом, о чем свидетельствуют письма к Полине
Виардо, высоко оценившей произведение, от 27, 28 февраля (11, 12 марта)
(Письма, т.6, с.164). После чтения «Дыма», успех которого, «чем дальше, тем
больше возрастал», «литературные друзья», в том числе и В. А. Соллогуб,
дали Тургеневу несколько «добрых советов». П. В. Анненков, например,
советовал переделать «пикник генералов», который, по его мнению, вышел
несколько утрированным (см. письма к Полине Виардо от 27 февраля (11
марта) и 28 февраля (12 марта) 1867 г.). После обсуждения романа Тургенев
принялся за переделки и дополнения. 5 (17) марта 1867 г. он писал Полине
Виардо, что «работал над несколькими сценами» «Дыма» (Письма, т.6,
с.401).
После того, как рукопись уже была сдана в «Русский вестник», между
М.Н Катковым и Тургеневым возникло недопонимание. Подробно об этой
ситуации и требованиях, которые выдвигал Катков, можно узнать из письма
от 28 марта (9 апреля) 1867 г. к Полине Виардо. «Новая беда, — жаловался
он, — г. Катков создает такие большие затруднения моему злосчастному
роману, что я начинаю сомневаться, можно ли будет опубликовать роман в
его журнале. Г-н Катков во что бы то ни стало хочет сделать из Ирины
добродетельную матрону, а из всех генералов и фигурирующих в моем
романе прочих господ — примерных граждан; как видите, мы далеки от того,
чтобы столковаться. Я сделал некоторые уступки, но сегодня кончил тем, что
сказал: «Стоп!» Посмотрим, уступит ли он» (Письма, т.6, с.410).
29
Над черновым экземпляром «Дыма» Тургенев работал около полугода
(учитывая, что в 1866 г. писатель на девять месяцев прервал работу над
романом): с 6 (18) ноября 1865 г. по 17 (29) января 1867 г.
Н.М. Гутьяр, исследуя прототипов героев романа «Дым», пришел к
выводу, что прообразом избранницы Литвинова – Татьяны стала Ольга
Александровна Тургенева, а Капитолины Марковны – Надежда Михайловна
Еропкина, воспитавшая О.А. Тургеневу. В связи с этим необходимо отметить
образ Литвинова, заимствованный из реальной жизни и напоминающий
ситуацию, в которой находился сам Иван Сергеевич. История непростых
взаимоотношений Тургенева с О.А Тургеневой и П. Виардо отражена в
отношениях Литвинова с Татьяной и Ириной [Назарова 1964, с.299].
На рубеже 60-70х годов Тургенев пересматривает свои политические,
философские и литературные пристрастия.
В творчестве Тургенева в 60-е и последующие годы преобладает
тенденция перенесения важных социальных проблем в собственные
произведения.
Кроме того, 60-е годы ознаменованы адаптацией героев мировой
литературы в прозе Тургенева. «Степной король Лир» – яркий пример такого
эксперимента, в какой - то степени рассчитанный и на зарубежного читателя.
Еще в письме к П. Виардо от 18 (30) апреля 1848 г., Тургенев упоминал
короля Лира, сравнивая с ним поэта Гервега (Письма, т.1, с.459). «Мой
«Степной король Лир» имел у публики большой успех» (Письма, т.9, с.364), напишет Тургенев в письме Полине Виардо 19 февраля (3 марта) 1871 года о
собственном сочинении.
«Степной король Лир» сочетает в себе две тенденции, присущие
обществу времен Тургенева: крах патриархальных старопомещичьих
отношений и распространение нового типа людей – хитрых, изворотливых
дельцов, стремящихся захватить все в свои руки.
30
Особое место занимают в произведении психологические эпизоды:
писатель рассматривает не только поступки людей, но и мотивы, которые
побудили героев к определенной модели поведения в связи со сложившимися
обстоятельствами.
В переписке с Полиной Виардо Тургенев иногда упоминает ещё об
одном виде своей деятельности, связанном с литературой. Всего лишь 6 (4%)
писем посвящены общественной деятельности Ивана Сергеевича. Сюда
можно отнести участие в литературном кружке, чтение публичных лекций, а
также выступления писателя перед аудиторией.
В письме от 3 (15) февраля 1864 г. Иван Сергеевич рассказывает
Полине Виардо о том, что принял участие в заседании общества помощи
нуждающимся литераторам (Письма, т.5, с.222). В результате, Тургенев был
избран в комитет общества и назначен председателем ревизионной комиссии.
Писатель был занят не только организационными моментами общества, но и
читал перед публикой свои новые произведения; публичные чтения
устраивались, по большому счету, для привлечения интереса со стороны.
О подобных мероприятиях Тургенев писал следующее: «эти выставки
себя напоказ мне совсем не по-сердцу» (Письма, т.9, с.26).
Таким образом, благодаря переписке И.С. Тургенева с Полиной
Виардо, существует возможность проследить весь путь литературного
произведения – от идеи до опубликования или постановки на сцене.
1.2. Совместное творчество И.С. Тургенева и П. Виардо в
письмах писателя
Мишель Фернанда Полина Гарсиа родилась 18 июля 1821 г., в Париже
[Розанов 1978, с.5]. Мать девочки, Хоакина Сичес, зарекомендовавшая себя
прекрасной актрисой и талантливой певицей, в молодости блистала на
31
мадридской сцене, впоследствии оставив карьеру ради семьи. Отец –
Мануэль Гарсиа долгое время находился на пике оперной славы.
Кроме Полины, в семье было еще двое детей: Мария-Феличита Гарсиа
(в замужестве Малибран) и Мануэль Гарсиа – мл. Дети, как и родители,
связали жизнь с музыкой: Мария и Полина реализовались в искусстве вокала,
а Мануэль избрал путь преподавателя.
Первые уроки пения маленькой Полине преподал ее отец, а уроки игры
на фортепиано – Маркос Вегос, органист одного из соборов Мехико, где
семья Гарсиа находилась с гастролями [Розанов 1978, с.8].
После того, как 2 июня 1832 г. Мануэль Гарсиа – старший скончался во
время гастролей по Италии, и осиротевшая семья переехала в Брюссель,
обучать Полину музыкальному искусству взялась ее мать [Розанов 1978,
с.10]. До того момента, пока голос дочери не сформировался окончательно,
Хоакина Гарсиа прочила ей музыкальное будущее, тем более игру Полины на
фортепиано оценил гениальный пианист Лист. Однако с возрастом голос
Полины окреп, раскрылся и постепенно занятия вокалом вытесняют игру на
инструменте.
В 1837 г. Полина дебютировала на сцене в качестве участницы
ансамбля. Сольное выступление певицы состоялось 15 декабря 1837 г.
[Розанов 1978, с.11] в Брюсселе в рамках благотворительного концерта.
Впоследствии этот концерт был отмечен золотой медалью Бельгийского
филантропического общества. С этого момента начинается стремительное
восхождение П. Виардо на мировую сцену. Стоит отметить, что в начале
карьеры
певице
существенно
помог
Ш.
Берио
–
как
человек,
зарекомендовавший себя на музыкальном поприще, он способствовал
организации концертов Полины в лучших залах. Она, в знак благодарности,
помогала Шарлю в музыкальной обработке его произведений. Именно в
компании Ш. Берио Полина отправилась на гастроли по Германии;
переместившись во Францию, выступила в парижском «Ренессанс» зале.
32
Независимо от страны, где выступала П. Виардо, публика ей благоволила
[Розанов 1978, с.11-12].
1939 г. был ознаменован участием Полины в лондонской постановке
«Отелло» в роли Дездемоны. Далее последовали «Золушка», «Севильский
цирюльник», «Дон-Жуан», «Сомнамбула».
1 (13) ноября 1843 г. произошло знакомство
П. Виардо
и
И.С. Тургенева [Розанов 1978, с.35]. В этот день Полина исполняла партию
Дездемоны в «Отелло» впервые на русской сцене. Выступление проходило в
рамках Итальянской оперы в Петербурге.
Из писем Тургенева становится известно ещё об одном амплуа
П. Виардо. Многие знают Полину исключительно как оперную певицу, лишь
единицы осведомлены о композиторском таланте Виардо. Так, в письме от 9
(21) мая 1844 г. Иван Сергеевич спрашивает, почему П. Виардо никогда
ничего не пела ему из собственного «Альбома»; при этом Тургенев
акцентирует внимание на трех произведениях, которые особенно поразили
его «глубокой печалью, мрачной и нежной, заставляющей волноваться и
плакать; и при этом какая правда выражения»: «Часовня», «Мрак и свет»,
«Прощайте, ясные дни» (Письма, т.1, с.237). В письме речь идет о парижском
сборнике П. Виардо, выпущенном в 1843 г.
В переписке Тургенева и Виардо присутствуют и другие свидетельства
о музыкальных сочинениях авторства Виардо.
В письме из Куртавнеля от 7 августа 1849 г. Иван Сергеевич
рассказывает П. Виардо о ее случайно найденной музыкальной тетради,
которая содержала абсолютно новые, до того момента незнакомые Тургеневу
произведения. В этом же письме Иван Сергеевич называет свои любимые
композиции авторства П. Виардо: «Светлячок», «Мария и Юлия», «Ночь и
день» (Письма, т.1, с.486).
Полина Виардо довольно рано покинула большую сцену.
33
Среди причин, которые повлияли на относительно ранний уход из
оперной карьеры, можно выделить две.
Во-первых, безвозвратно утерянные широта и диапазон, присущие
голосу П. Виардо от природы. Такие необратимые изменения обусловлены
не только перенесенной болезнью коклюшем, но и регулярной нагрузкой на
связки: Полина постоянно выступала, а исполняемые ей композиции были
чрезвычайно разнообразны и певице нравилось, что ее голосу подвластны
практически любые партии.
Во-вторых, политические мотивы. С одной стороны, выйдя замуж за
Луи Виардо, Полина упрочила свое положение в обществе. С другой –
свободомыслие самой Полины и резкая республиканская настроенность ее
мужа сыграли с супругами злую шутку. П. Виардо перестали задействовать в
репертуаре и приглашать в постановки.
А.С. Розанов в своей книге «Полина Виардо-Гарсия» задается
вопросом: какая из партий, исполненных П. Виардо, стала кульминацией ей
оперной карьеры? Исследователь склоняется к точке зрения, согласно
которой Фидес в «Пророке» - высший вклад Виардо в оперное искусство
[Розанов 1978, с.173]. В 1849 г. Полина обладала сильным, ещё не
изменившимся, вследствие болезни, голосом. Современники вспоминали, что
исполнительница
Фидес
демонстрировала
не
только
вокальный
профессионализм, но и была невероятно правдива драматически [Розанов,
Там же].
Необходимо разделять оперную карьеру и концертную деятельность
П. Виардо. Свой первый концерт Полина дала в 1837 г. в Брюсселе. А в опере
дебютировала в 1839 г. С 1837 г. Виардо появлялась на сцене не только в
качестве сольной исполнительницы, но и в качестве участницы ансамблей
[Розанов 1978, с.11].
После того, как П. Виардо приняла решение закончить оперную
карьеру, она с семьей покинула Францию и обосновалась в Бадене.
34
Во-первых, супруги Виардо были противниками политического
режима Франции.
Во-вторых, Германия стала тихим и уютным уголком, необходимым
для творческой натуры П. Виардо.
Окончательный переезд семьи Виардо в Баден состоялся в апреле 1863
г. Ему предшествовал уход со сцены парижской Большой оперы.
В Баден-Бадене П. Виардо организовала личный Концертный зал, где
устраивались «музыкальные утра» [Чистова 1964, вып.1, с.315]. Помимо
известных
деятелей
культуры,
гостивших
на
вилле
четы
Виардо,
непосредственное участие в утренниках принимал И.С. Тургенев. Писатель
составлял
программы
музыкальных
концертов:
отвечал
за
подбор
произведений и их расположение [Чистова 1964, вып.1, с.316].
В Германии П. Виардо сосредоточилась на работе над сборником
романсов и пьес. Особенностью данного сборника стало то, что текстовую
основу составляли стихотворения русских поэтов. Несомненно, большое
значение играло владение Полины русским языком. Все эти факторы в
совокупности позволяют говорить о том, что Виардо была хорошо знакома с
русской литературой, а также пыталась познать и интерпретировать
произведения отечественных авторов.
В контексте темы о создании сборника П. Виардо, необходимо сказать
об огромной помощи, оказанной французской певице И.С. Тургеневым.
Тексты А.С. Пушкина послужили основой 16 романсов. В большей
степени это заслуга И.С. Тургенева, который не только был большим
поклонником творчества писателя, но и рекомендовал П. Виардо рассмотреть
те или иные произведения Пушкина в качестве основы для музыкальных
сочинений [Жекулин 2012, вып.3, с.11].
О подготовке и издании сборника писатель неоднократно упоминал в
переписке с П. Виардо. Так, в письме от 10 (22) января 1864 г. И.С. Тургенев
информирует П. Виардо о том, что рукопись сборника романсов удачно
35
прошла цензуру, издать планируется лишь 12 романсов; общий тираж
составит 1000 экземпляров и будет доступен лишь в России уже через
полтора месяца (Письма, т.5, с.200).
Действительно, 20 февраля 1864 г. свет увидели «12 стихотворений
Пушкина, Фета и Тургенева, переведенные Ф. Боденштедтом и положенные
на музыку П. Виардо. СПб., у Иогансона, 1864» (каждый романс был
опубликован с русским текстом и немецким переводом) [Жекулин 2012,
вып.3, с.11]. Стоит отметить, что опубликованию предшествовали две
безуспешные попытки издать сборник в России и за рубежом.
Тургенев
тщательно следил за ходом работы над собранием
музыкальных сочинений. Немецкий перевод обеспечивал Боденштедт,
который затягивал работу, чем нередко приводил Ивана Сергеевича в ярость
(Письма, т.5, с.444).
А.Г. Рубинштейн осуществлял компоновку произведений. В переписке
с П. Виардо Тургенев упоминает, что музыка настолько пришлась по душе
Рубинштейну, что «Шепот», «Тихая ночь», «Цветок», «Мой голос»,
«Колыбельная песня», «Две розы» пленили его (Письма, т.5, с.194)
В 1864 г. был выпущен немецкий сборник романсов (текст был
представлен лишь в немецком переводе, без русского варианта) «12 Gedichte
von Puschkine, Feth und Turgeneff, übersetzt von Fr. Bodenstedt, für eine
Singstimme mit Begleitung des Pianoforte, componiert von Pauline ViardotGarcia» (Leipzig, Breitkopf und Härtel, 1864) [Розанов 1978, с.198].
Через год увидел свет второй сборник романсов «10 стихотворений
Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Тютчева и Фета, переведенные Ф.
Боденштедтом и положенные на музыку Полиною Виардо-Гарсиа» [Розанов
1978, с.198]. Помощь в издании этого и следующего альбомов вновь оказал
Иогансон.
Третий (заключительный) альбом был издан в 1868 г. [Розанов 1978,
с.199]. Особенностью этого сборника стало отсутствие в нем музыкальных
36
произведений на основе произведений А.С. Пушкина. В переписке Тургенева
и Виардо можно встретить упоминания о работе над этим сборником. 16 (28)
июня 1868 г. Иван Сергеевич напоминает П. Виардо, что ждет «Русалку»
(Письма, т.7, с.165). В следующем письме, от 17 (29) июня Тургенев
отчитывается, что получил «Русалку», но ни единого сопроводительного
слова к ней не было (Письма, т.7, с.166). В письмах упоминается романс,
вошедший в третий сборник, на стихи М.Ю. Лермонтова.
В 1871 г. в Петербурге, при поддержке Иогансена, вышел ещё один
альбом романсов под названием «Шесть стихотворений Г. Гейне, Э. Мёрике
и Р. Поля, переведенные на русский язык И. Тургеневым и положенные на
музыку Полиною Виардо-Гарсиа» [Розанов 1978, с.199].
В письме Тургенева к Виардо от 3 (15) марта 1871 г. писатель
рассказывает о работе над переводом стихотворения Г. Гейне для будущего
сборника (Письма, т.9, с.372); 6 (18) марта Иван Сергеевич пишет об
окончательной доработке текстов романсов на русском языке, при этом
Тургеневу помогала Луиза, дочь П. Виардо, к этому дню тексты уже были
сданы в печать (Письма, т.9, с.40). Из письма П. Виардо от 11 (23) марта
становится известен перечень и порядок произведений, вошедших в новый
сборник: «Лесная тишь», «Загубленная жизнь», «Садовник», «Ожидание»,
«Былое счастье», «Стоит погода злая» (Письма, т.9, с.48).
В 1880 г. Иогансон опубликовал отдельное издание, содержащее
музыкальные произведения П. Виардо на стихотворения Пушкина.
В рамках темы совместного творчества Тургенева и Полины Виардо
необходимо упомянуть об опереттах, либретто к которым были написаны
Иваном Сергеевичем.
Переехав
в
Баден-Баден,
П.
Виардо
вплотную
занялась
преподавательской деятельностью. Знания и навыки, полученные на занятиях
мадам Виардо, ученицы могли реализовать на знаменитых утренниках. Если
репертуар для вокальных выступлений подопечных был сформирован, то
37
произведений,
возможности
которые
голоса,
исполнительниц,
И.С. Тургенев.
могли
но
было
Благодаря
и
немного.
бы
продемонстрировать
актерское
На
совместным
мастерство
помощь
П.
усилиям свет
не
только
начинающих
Виардо
увидели
пришел
такие
произведения, как «Слишком много жен», «Последний колдун», «Зеркало»,
«Людоед» [Доманский 2012, вып.3, с.249].
В письме от 4 (16) июня 1868 г. из Берлина Тургенев рассказывает, что
«все газеты кричат о «Людоеде» (Письма, т.7, с.154). Особенностью этой
постановки стало участие в постановке самого писателя: так как Тургенев не
обладал выдающимися вокальными способностями, ему была отведена роль
Микоколембо (Людоеда), не предполагавшая пения [Робер Оливье 1964,
т.73,кн.1, с.79] . В связи с этим Иван Сергеевич приводит курьезный случай в
письме от 7 (19) июня к П. Виардо (Письма, т.7, с.155). Так, писатель говорит
о том, что Анненков, которому он пересказал сюжет «Людоеда», не сразу
поверил в великолепную игру Тургенева. Из письма от 12 (24) марта 1868 г. к
Полине Виардо становятся известны детали костюма Микоколембо. Так,
одежда Людоеда, по мнению Тургенева, должна быть выполнена в красночерных тонах, а камзол быть непременно телесного цвета (Письма, т.7, с.92)
Таким образом, благодаря переписке И.С. Тургенева и П. Виардо,
возможно узнать не только о вокальном таланте, но и о композиторских
способностях певицы. Письменные свидетельства самого Тургенева служат
основанием, чтобы судить об актерских и поэтических способностях
писателя.
1.3. И.С. Тургенев – зритель, слушатель, читатель
В октябре-ноябре 1843 года Полина Виардо выступала на сцене
петербургского Большого театра. 1 ноября 1843 года состоялось знакомство
французской певицы с Тургеневым. Их дружба продлилась до самой смерти
38
писателя в 1883 году. В течение всей жизни, изредка прерываясь, длилась
переписка Тургенева и Виардо. «Какая прелесть этот листок бумаги,
являющийся к вам издалека и приносящий физический и духовный
отпечаток жизни дорогого вам существа» (Письма, т.6, с.404), - писал 14 (26)
марта 1867 года Иван Сергеевич Полине, находясь в Москве.
В
письмах
к
Виардо
Тургенев
не
только
делился
своими
литературными замыслами, рассказывал о взлетах и падениях, но и оставлял
отзывы об увиденных постановках, операх, прочтенных книгах.
В 34 письмах (21 %) описывает собственные эмоции с точки зрения
зрителя, читателя и слушателя. В письмах рассказано о впечатлениях от
музыкальных и театральных постановок, выставок, прочитанных книг.
Вот, например, что пишет Тургенев о постанове оперы «Норма»: «…На
другой день по приезде в Петербург я пошел в итальянскую оперу. Давали (в
первый раз этой зимой) «Норму» с Giuli (Норма), Guasco и некоей m-lle
Violla. Когда я вошел в театр, у меня неприятно сжалось сердце – вы легко
можете себе представить – почему. И я поймал себя на том, что не без
удовольствия рассматривал знакомые лица хористов» (Письма, т.1, с.247).
Необходимо отметить, что в опере Беллини партию Нормы исполняла
Виардо, но сезон 1846/1847 гг. проходил без ее участия, в новом составе
исполнителей: Т. Де Джули Борси (Норма), К. Гуаско (Поллион), Виола
(Адальджиза). По мнению Тургенева, Т. Де Джули Борси обладала высоким,
не сильным голосом с неприятным, на первый взгляд, тембром. Но,
смирившись с этой особенностью, можно услышать нижние ноты глухими и
дрожащими. Исполнительнице не были присущи в достаточной мере ни вкус,
ни страсть, ни благородство. Пение чрезмерно драматично, а уровень
артистизма оставляет желать лучшего. «И все-таки она производит
впечатление, даже трогает… В общем она нравится и должна нравиться,
потому что это – все же замечательная певица» (Письма, т.1, с.247).
39
Об участии Виардо в одноименной постановке Тургенев говорил: «вы
достигли того, что усвоили себе элемент трагический, единственный,
которым вы еще не вполне владели (так как что касается элемента
патетического, то видевшие вас в «Сомнамбуле» имеют о нем уже
определенное мнение), и я вас поздравляю от всего сердца» (Письма, т.1,
с.438-439).
Критики
благосклонно
отнеслись
к
«Норме»,
отмечая
несомненный музыкальный талант и актерское мастерство П. Виардо.
Надо отметить, что исполнение Амины в «Сомнамбуле» принесло
успех Виардо не только во время гастролей 1843/1844гг., но и стало
«визитной карточкой» певицы.
В письме от 28 ноября (10 декабря) 1846 года Тургенев рассказывает об
увиденных им оперных новинках: «Эрнани», «Сорока-воровка», «Дочь
полка» (Письма, т.1, с.252).
«Эрнани» «понравилась мне очень умеренно» (Письма, т.1, с.253), - так
описал Тургенев свои впечатления в письме П. Виардо. Далее «впрочем,
финальное трио производит впечатление, несмотря на вульгарность
мелодии» (Письма, т.1, с.253).
В опере «Сорока-воровка» Тургенев увидел неумелое подражание
Полине Виардо (пела заглавную партию Нинетты). Но в целом «настоящий
шедевр, полный грации и таланта, порою возвышающийся до потрясающего
драматизма» (Письма, т.1, с.253).
«Дочь полка» (фр. La fille du régiment; итал. La figlia del reggimento) —
опера итальянского композитора Гаэтано Доницетти [Кенигсберг 2004,
с.368]. Премьера состоялась 11 февраля 1840 года в Париже в театре Операкомик.
«Дочь полка» все-таки собрала в театре 800 человек, это – высшее
достижение в нынешнем году» (Письма, т.1, с.253). По мнению Тургенева
постановка удалась «благодаря игре Тамбурини, двум-трем хорошеньким
40
мотивам и оригинальности сюжета публика осталась довольна» (Письма, т.1,
с.253).
За границей писатель старался не отставать от культурной жизни. К
примеру, в письме из Парижа от 19 октября 1847 года Тургенев писал:
«…присутствовал вчера в театре «Варьете» на первом представлении новой
пьесы Скриба «Дидье, честный человек». Мысль пьесы не новая, но ловко
обработана» (Письма, т.2, с.442).
В письме от 8 декабря 1847 года Тургенев рассказывает о М. Альбони в
опере «Семирамида» (Письма, т.2, с.444). Иван Сергеевич отмечает
невероятный успех постановки и гармоничность исполнительницы. Тургенев
приходит к выводу, что голос Альбони претерпел изменения. Так, в
Петербурге он был грубым. В «Семирамиде» - мягким, даже излишне.
«теперь она поет в манере Розы Шери; она хорошо выполняет рулады; тембр
ее голоса чрезвычайно нежен и вкрадчив, но в нем нет энергии, он не
захватывает.
Как
актриса
она
ничто…
Г-жа
Гризи,
подстегнутая
соревнованием, превзошла самое себя; она доставила мне истинное
удовольствие» (Письма, т.2, с.444). Стоит отметить, что Джулия Гризи
обладала голосом такого же обширного диапазона, как и П. Виардо, и
выступала в тех же партиях, негласное соревнование между певицами
продолжалось всю жизнь.
8 декабря 1847 года в Париже Тургенев посетил оперу французского
композитора Франсуа Адриена Буальдьё «Белую даму». «Что за прелестная,
изящная, остроумная рыцарственная музыка! Это нечто менее блестящее, но,
быть может, еще более французское, чем музыка Обера; Буальдьё бывает
иногда бледен, но никогда – вульгарен…» (Письма, т.2, с.444).
В своих письмах Тургенев описывал самые разные впечатления от
увиденного и услышанного. Например, «Эликсир любви» рассмешил
писателя (Письма, т.1, с.285), «Haydee» привела в ярость («когда же кончится
царство этого старичья?») (Письма, т.1, с.286), «Дева озера» покорила
41
прелестной музыкой и либретто (Письма, т.1, с.455), а балет «Пять чувств»
показался невообразимым вздором (Письма, т.1, с.458).
В некоторых письмах Тургенев имел смелость давать советы Виардо,
касающиеся исполнения тех или иных партий. «Что же до «Ифигении», то
осмелюсь вам посоветовать внимательно перечитать трагедию Гете того же
названия, тем более, что вы имеете дело с немцами, которые почти все знают
ее наизусть, почему их понимание и манера изображения Ифигении уже
бесповоротно установлены» (Письма, т.1, с.439).
Ещё одна рекомендация: ввести в партию Розины, исполняемую
Виардо, в «Севильском цирюльнике», колоратурную арию из оперы Бальфа
«Манон Леско» (Письма, т.1, с.447). В 1847 Виардо гастролировала по
Германии, где оперы Бальфа имели большой успех.
Иногда Виардо хотела знать, какие неточности увидел Тургенев той
или иной постановке с ее участием: «вы настолько добры, что хотите знать
мои замечания относительно Ромео» (Письма, т.1, с.453). В опере Беллини
«Капулети и Монтекки» П. Виардо исполняла партию Ромео.
20 писем (13 %) посвящены гастролям Виардо. Тургенев следит за
новостями и отзывами в прессе, представляет в собственном воображении её
выступления, а также радуется успехам певицы. Вот как комментирует Иван
Сергеевич признание таланта Виардо в Европе: «Ещё одна большая победа!
Вы совершили в Дрездене и Гамбурге то, что сейм только что совершил
против Зондербунда: разбив оба крыла, вы готовы нанести полное поражение
центру (Берлину). А затем вы, подобно Цезарю, отправитесь на завоевание
Великобритании» (Письма, т.1, с.446). Поздравляя Полину с невероятными
успехами в Германии, Тургенев проводит параллель с политическими
событиями в Швейцарии и стремительным завоеванием Великобритании
Цезарем.
Знаменитая
своими
вокальными
данными
и
драматическими
способностями, Виардо вдохновляла таких композиторов, как Фредерик
42
Шопен, Гектор Берлиоз, Камиль Сен-Санс и Джакомо Мейербер, автора
оперы «Пророк», в которой она стала первой исполнительницей партии
Фидес.
Подготовка оперы
шла
с
трудом: то
прерываясь,
то снова
возобновляясь. «Неужели же возможно, что «Пророка» не будут ставить?», спрашивал Тургенев в письме от 30 июня (12 июля) 1849 года (Письма, т.1,
с.474). Руководство театра Ковент – Гарден было крайне заинтересовано
новой постановкой с участием П. Виардо, но ситуация осложнялась тем, что
дирекция находилась на грани банкротства.
Но, несмотря на все трудности, премьера состоялась 24 июля 1849 года
в Лондоне. «Мейербер великий человек», - писал Тургенев в июне 1849 года,
находясь в Париже (Письма, т.1, с.470).
Отдельного внимания заслуживают отзывы Тургенева о прочитанных
книгах в частности и творчестве других писателей в целом. В письме от 7
(19) декабря 1847 года Иван Сергеевич упоминает Кальдерона – «это
величайший
католический
драматический
поэт,
какой
когда-либо
существовал» и «гений в высшей степени необычайный и в особенности
мощный» (Письма, т.1, с.448-449). В произведениях испанского писателя
Тургенева привлекли литературная сила, авторская философия, а также
верность идеалам. Уже в письме от 13 (25) декабря Тургенев пишет, что
«совсем окальдеронизован» после прочтения пьесы «Жизнь есть сон»
(Письма, т.1, с.451). По мнению писателя, это «один из самых грандиозных
драматических замыслов» (Письма, т.1, с.451), а сравнение с шекспировским
Гамлетом отразилось впоследствии в речи-статье Тургенева «Гамлет и ДонКихот». Иван Сергеевич приходит к выводу, что «Дон-Кихот» - гениальный
образец
испанской
литературы.
Тургенева
по-прежнему
восхищают
произведения Кальдерона, но мистические и религиозные идеи, лежащие в
основе творчества испанца, Иван Сергеевич не разделял.
43
Весьма лестно Тургенев отзывался о творчестве Жорж Санд. «Просто,
правдиво, захватывающе» (Письма, т.1, с.456) - все это о романе из
крестьянской жизни. Справедливо заметить, что Ж. Санд сыграла важную
роль в жизни Полины Виардо. Именно писательница познакомила будущих
супругов Виардо. Полина является прототипом главной героини романа
«Консуэло» Жорж Санд.
Встречались произведения, не впечатлившие Тургенева. Например,
«Путешествие вокруг моей комнаты» авторства графа де Местра. «Очень
мало понравилось» (Письма, т.1, с.459), - пишет И.С. Тургенев о романе.
Интерес для Тургенева представляла и живопись. Но, как правило,
отклики на картины были весьма сдержанными. Например, Тургеневу
понравился маленький эскиз Делакруа «Лев, пожирающий овцу в лесу», а
«Смерть Валентина» и «Смерть Христа» - «две ужасные мазни», по мнению
писателя (Письма, т.1, с.457).
Таким образом, И.С. Тургенев был человеком разносторонне развитым
и отзывчивым. Кроме литературы, его интересовали и другие виды
искусства. Как писатель Тургенев старался фиксировать свои впечатления в
личных дневниках либо в письмах. Не всегда оценка писателя была
беспристрастной (порой, играло значение наличие или отсутствие связи того
или иного произведения с музой писателя – Полиной Виардо). В качестве
примера можно привести интерес к личностям и положительные отзывы о
творчестве Ж. Санд, буквально боготворившую семью Виардо и Полину в
частности, и Мейербера, в постановках которого П. Виардо блистала в
главных партиях.
44
2. Современная общественная жизнь и литературные связи в
письмах И.С. Тургенева к Полине Виардо
2.1. И.С. Тургенев о личных и общественных связях в письмах
к Полине Виардо
Одним из факторов, влияющих на мировоззрение, поступки, поведение
человека является его окружение.
Окружение – понятие многозначное. Важным для нас значением
является общество, окружающие люди [Кузнецов 2000, с.711].
О людях, окружавших Тургенева в разные годы его жизни, сказано и в
письмах к Полине Виардо.
33 письма (21 %) содержат упоминания о приятелях, коллегах и
друзьях Ивана Сергеевича. «Только с теми людьми и жить можно, которые
все видят и понимают – и умеют молчать» [Анненков 1983, с.382], - любил
повторять писатель.
С особой теплотой Тургенев отзывался о П.В. Анненкове и его
семействе: «Мой старый друг Анненков счастлив, как только может быть
счастлив человек» (Письма, т.5, с.208).
Первая встреча Ивана Сергеевича с Павлом Васильевичем произошла в
Берлине в 1840 году. Знакомство состоялось предположительно в 1843 году в
Петербурге [Анненков
1983,
с.614].
Анненкову будет впоследствии
посвящена автобиографическая повесть «Первая любовь».
Тургенев прислушивался к мнению Павла Васильевича. Известно, что
Анненков был первым читателем и критиком новых произведений Тургенева
[Анненков 1983, с.615]. Павел Васильевич был в числе тех, кого Тургенев
приглашал на чтения собственных произведений. В письме к Полине от 27
февраля (11 марта) 1867 г. говорится: «Вчера вечером я наладил свои чтения
в присутствии Боткина, Анненкова, Маркевича…» (Письма, т.6, с.164). В
45
июне 1868 г. Тургенев делится с другом подробностями сюжета «Людоеда»
(Письма, т.7, с.155).
Во время посещений Иваном Сергеевичем России, Павел Васильевич
старался увидеться с другом и рассказать последние новости. Тургенев
пишет об этом следующее: «Анненков меня, конечно, навестил; его жена
серьезно болела, у неё был перитонит, как у Жанны, но она начинает
поправляться» (Письма, т.6, с.398). Упоминание Иваном Сергеевичем
супруги Анненкова не случайно. Тургеневу нравилась семья Анненковых.
Отношения между супругами изложены в письме от 3 февраля (22 января)
1864 года: «… он обожает свою жену и она его; они ужасно милы: так
влюблены друг в друга, что даже бранные слова, которыми они
обмениваются, пропитаны нежностью. Я часто вижусь с ними» (Письма, т.5,
с.208). Частые визиты к Анненковым можно объяснить отсутствием в жизни
Тургенева подобного тихого, уединенного уголка, разделенного с любимым
человеком. Павел Васильевич, вспоминая Тургенева, писал, что «ему не
доставало женской любви и привязанности, которых он искал с ранних пор.
Недаром повторял он замечание, что общество мужчин, без присутствия
умной и доброй женщины, походит на тяжелый обоз с немазаными колесами,
который раздирает уши нестерпимым, однообразным своим скрипом… Сам
он страдал сознанием, что не может победить женской души и управлять ею:
он мог только измучить её» [Анненков 1983, с.382].
Интересным является тот факт, что Анненков доброжелательно
относился к Полине Виардо. После того как Тургенева не стало, поползли
слухи, что перед смертью он не получал должного ухода и пребывал в
одиночестве. В одном из последних писем к Ивану Сергеевичу, Анненков
можно сказать, косвенно опровергает эти домыслы: «Передайте слово
благодарности и просьбу о воспоминании всем членам семейства Виардо,
которые так Вас любят и берегут» [Утевский 1923, с.49].
46
Тургенев находил возможность встретиться с Анненковым не только в
России, но и за рубежом. «По вечерам иногда видаюсь с друзьями, особенно
с г-ном Анненковым, прелестным малым, обладающим столь же тонким
умом, сколь толстым телом» (Письма, т.1, с.445).
В феврале – апреле 1844 года Иван Сергеевич жил в Москве. Вероятно,
в этот период произошло знакомство с А.И. Герценом [Анненков 1983,
с.620].
В письмах к Полине Виардо Тургенев упоминает Герцена в связи с
политическими волнениями во Франции. «… передают, что арестовали
нескольких немецких демократов. Нет ли в числе их Мюллера? Боюсь также
за Герцена» (Письма, т.1, с.473). Опасения за Герцена были обоснованными.
13 июня
1849 г.
в
Париже произошло выступление сторонников
демократических сил против политики Луи Наполеона. Герцен был
участником тех событий, о чем упоминал в послании московским друзьям от
27 сентября 1849 г.: «…я был с Арнольдом Руге и Блиндом у Торе. Блинда
схватили, Руге спасся бегством, тюрьмы во Франции страшны, беззаконие
еще страшнее, я решился убраться…» [Герцен 1961, т.23, с.186]. Писатель
покидает Францию.
Отношения Тургенева и Герцена дали трещину в начале 60-х. В
журнале «Колокол» (издававшемся Герценом) вышел цикл статей «Концы и
начала», по сути представлявший заочную переписку между Герценом и
Тургеневым.
Причиной спора послужили рассуждения
относительно
исторического развития России. Герцен считал, что будущее России в
крестьянском
социализме,
а
Тургенев
пропагандировал
общность
исторического развития для разных государств и народов.
Позднее, Тургенев был привлечен к процессу 32-х (известному «делу о
лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами»). Иван
Сергеевич обратился с разъяснением собственных взглядов и убеждений к
47
императору Александру II. Герцен этот поступок «оценил» в свойственной
ему манере – опубликовал статью в «Колоколе». Едва ли не самый
резонансный политический процесс второй половины XIX века, можно
сказать, подвел черту под отношениями двух видных деятелей литературы.
О связи Тургенева и другого революционного деятеля – Михаила
Александровича Бакунина – также упоминается в одном из писем к Полине
Виардо. «Не слышали ли вы чего-нибудь насчет Бакунина?» (Письма, т.1,
с.348), - интересуется Иван Сергеевич в письме, датированном июлем 1849
года. Бакунин в это время отбывал заключение за участие в Дрезденском
восстании (в мае 1849 г.).
Бакунин и Тургенев познакомились в Германии. Оба учились в
Берлинском университете, оба состояли в кружке Станкевича, оба были
приверженцами философии Гегеля. Прототипом Рудина стал именно М.А.
Бакунин. В начале 40-х Тургенев сблизился с сестрой Бакунина, Татьяной.
Иван Сергеевич не жалел добрых слов, когда рассказывал Виардо о
своих друзьях. Так, Полонский «третий в триаде наших современных поэто в;
остальные два – Майков и Фет» (Письма, т.5, с.228).
Тургенев познакомился с Полонским в 40-е годы. В то же время
начинается их переписка (сопоставимая по длительности переписке с
Анненковым), продолжавшаяся до начала 80-х годов. Трепетное отношение
Тургенева к Виардо Полонский описал в стихотворении «И.С. Тургеневу»
[Полонский 1896, т.2, с.267-268]:
Ты дрогнул, — жадное вниманье
Приподнимает складки лба;
(Как будто что тебя толкнуло!) —
Ты тяжело привстал со стула,
В перчатке сжатою рукой
Прижал к глазам лорнет двойной
И — побледнел… —
Она выходит…
Уже вдали, как эхо, бродит
48
Последних плесков гул, и — вот,
Хор по струнам смычками водит…
Она вошла… Она поет…
В Спасском у Тургенева был другой круг общения, в который входило
семейство Тютчевых. С Николаем Николаевичем Тютчевым Тургенев был
знаком с 1840-х. Тютчев трудился в «Отечественных записках», был
приближен к кругу Белинского. Николай Николаевич с семьей жил в главном
доме усадьбы Тургенева. Тютчев взял на себя все заботы по управлению
имением
«Сегодня
вечером
большое сборище
друзей
у Тютчева
для
празднования моего и его дня рождения: мы родились в один и тот же день.
Это – превосходный человек, отличный малый, и я люблю его всем сердцем,
его жену – тоже. Кстати, вы не забудете справиться, возможно ли устроить
то, что я просил вас сделать для них?» (Письма, т.1, с.402), - одно из первых
упоминаний о Тютчеве находится в письме от 28 октября 1850 года.
Как и в случае с Анненковым, Тургеневу нравилась семья Тютчева.
Жена, Александра Петровна, напоминала Ивану Сергеевичу неразлучника,
так как «слишком любит своего мужа и счастлива только подле него»
(Письма, т.2, с.400). Тютчева пренебрегала даже своими музыкальными
талантами в угоду мужу, Тургенев, находясь в Спасском, жаловался Виардо
на отсутствие музыки. Он описывает ситуацию таким образом: «К
несчастью, её муж не очень любит музыку… А затем, повторяю, она ужасно
поглощена мужем! В общем, таким образом, я совершенно лишен музыки»
(Письма, т.2, с.400). Однако, в следующем письме Тургенев признает, что гжа Тютчева сдалась и «села за рояль и вместе со своей сестрой несколько раз
подряд сыграла мне увертюру к «Кориолану» Бетховена (в четыре руки)».
Сравнивая Александру Петровну с её сестрой (К. П. Де Додт), Тургенев
отмечал, что Тютчева – «натура гораздо более возвышенная и серьезная, но
несколько суховатая» (Письма, т.2, с.400).
49
Несмотря
на то, что семейство Тютчевых немного скрасило
пребывание Ивана Сергеевича в деревне, писатель не считал их близкими
друзьями. В письме к Полине Виардо от 13 октября 1852 г. Тургенев
отзывается о них как о прекрасных людях, но плавающих в слишком разных
водах с писателем (Письма, т.2, с.397).
С Алексеем Александровичем Тучковым писатель встречался весной
1848 г. Семья Тучковых провела весну и лето 1848 года во Франции. О том,
что Тургенев посещал их дом, он написал Виардо: «Затем я провел вечер у
Т…» (Письма, т.1, с.459). Сведения о жизни Ивана Сергеевича в Париже
содержатся в книге Н. А. Тучковой-Огаревой «Воспоминания». В дневнике
«Мемориал» Тургенев написал: «…Герцен. Тучковы. — «Где тонко, там и
рвется…»
[Сочинения,
Тургенев
1968,
т.15,
с.202].
Исследователи,
занимавшиеся расшифровкой этих записей, пришли к выводу, что благодаря
Герцену Тургенев
познакомился с семейством Тучковых (Алексеем
Александровичем, его супругой Натальей Аполлоновной, дочерьми – Еленой
и Натальей). Какое отношение к этим людям имеет пьеса Тургенева? «Где
тонко, там и рвется» - произведение, посвященное Наталье Алексеевне
Тучковой.
Тургенев любил наделять персонажей собственных произведений
чертами знакомых людей. Например, реальным прототипом героини
Суханчиковой в произведении «Дым» и Хавроний Прыщовой в «Нови» стала
графиня Салиас де Турнемир Елизавета Васильевна. В переписке с Полиной,
Тургенев неоднократно упоминал графиню Салиас. Например, из писем мы
узнаем, что графиня приходилась сестрой супруге Солового (Письма, т.1,
с.419), который помогал доставить рецензию на «Смерть Ляпунова» Полине
Виардо (Письма, т.1, с.243). Графине Тургенев читал свои произведения
(Письма, т.1, с.419). У Салиас в Москве был общественно – литературный
салон,
который
посещал
Тургенев.
Представители
прогрессивного
западничества возлагали большие надежды на литературно-критическую
50
деятельность Тургенева [Сочинения, Тургенев 1963, т.5, с.629]. Во время
ссылки
в
Спасское,
Иван
Сергеевич
переписывался с
Елизаветой
Васильевной.
Из переписки с Полиной Виардо мы узнаем и другие женские имена,
обладательницы которых были близки с Тургеневым в определенный период
его жизни.
В качестве примера можно привести Е.Д. Шеншину. Елизавета
Дмитриевна была замужем за помещиком Мценского уезда Николаем
Никитичем Шеншиным,
соседом Ивана Сергеевича.
О поездке на
празднование именин «прежней страсти» и о своих впечатлениях Тургенев
пишет следующее: «Но чего я ей не прощаю, так это того, что она сделалась
незначительной, сонной и пошлой; особенно же того, что она прицепила себе
фальшивый хвост из черных волос, между тем как свои волосы у нее русые,
почти белокурые… Она села за фортепиано, но злосчастный инструмент
звучал фальшиво до ужаса, той слащавой фальшивостью, которая хуже всего,
а она этого не замечала и играла страшно устаревшие музыкальные пьесы, и
играла их весьма плохо…Увы! трижды увы! Мое прежнее пламя в настоящее
время даже не дым: немножко остывшей золы, вот и все…» (Письма, т.1,
с.499).
Ещё одним примером может послужить княжна С.И. Мещерская. Она
состояла в переписке с Тургеневым в течение недолгого времени. Судя по
частоте упоминаний княжны в письмах к Виардо, период активной
переписки пришелся на арест Ивана Сергеевича. Софья Ивановна в 1852 г.
принимала близкое участие в судьбе арестованного, а затем сосланного
Тургенева. В письме Виардо от 20 февраля 1853 г. Иван Сергеевич отмечает
доброе к нему отношение княжны, замечая, что «под оболочкой несколько
английской и набожной у нее скрывается любящее и преданное сердце;
кроме того, у нее очень много ума, и ума тонкого… это, может быть
единственное лицо, на которое я могу серьезно рассчитывать в Петербурге»
51
(Письма, т.2, с.401). Историки и литературоведы склоняются к точке зрения,
согласно которой знакомство Тургенева с Мещерской произошло, вероятно,
зимой 1850 - 1851 гг. [Измайлов 1966, вып.2, с.228]. Тургенев только
вернулся из-за границы и жил в Петербурге. Возможность знакомства до
указанного периода маловероятна, а после – учитывая манеру общения, Иван
Сергеевич и София Ивановна были достаточно близко знакомы.
В письме из Спасского от 20 февраля 1853 г. Тургенев пишет, что рад
удачному знакомству П. Виардо с княжной, которая ранее предвзято
относилась к певице (Письма, т.2, с.401). Можно выделить ряд причин,
которые обусловили подобное отношение С.И. Мещерской.
Во-первых, несмотря на признание публики и признанных мастеров
оперного мира, к высшему свету П. Виардо отношения не имела.
Во-вторых, княжну беспокоила республиканская принадлежность
певицы.
В-третьих, слишком близкое общение П. Виардо с Тургеневым и
чрезмерная привязанность последнего к певице.
Кроме того, в письмах к Полине Виардо присутствует упоминание о
сестре Л.Н. Толстого. Знакомство Тургенева с Марией Толстой произошло 24
октября 1854 г. Летом 1858 г. писатель «провел три очень приятных дня у
своих друзей: двух братьев и сестры» (Письма, т.3, с.418). По мнению
Тургенева, Мария Николаевна Толстая - это прекрасная и очень несчастная
женщина. «Она принуждена была разойтись со своим мужем, своего рода
деревенским Генрихом VIII, преотвратительным. У нее трое детей, которые
отлично растут, особенно с тех пор, как папаши нет с ними. Он проводил по
отношению к ним систему сурового обращения…» (Письма, т.3, с.418).
Среди прочих, заслуживает внимания Елизавета Егоровна Ламберт. В
письмах к Полине Виардо Тургенев упоминает о графине, начиная со второй
половины 50-х годов. Точная дата и обстоятельства знакомства Ивана
Сергеевича с Елизаветой Егоровной неизвестны. Исследователи склоняются
52
к мнению, что сближение Тургенева и Ламберт произошло в 1856 г. [Лукина
2006, с.146], как раз в тот период, когда Тургенев находился в Петербурге по
делам о возможности выезда за границу. В большинстве писем к Полине
Виардо Е.Е. Ламберт упоминается в связи с посещением Тургеневым ее дома
(пр. «Из Сената я отправился навестить мою старую приятельницу, графиню
Ламберт… Она обрадовалась, увидев меня, и заплакала» (Письма, т.5,
с.442)). Елизавета Егоровна была осведомлена об отношении Тургенева к
Виардо, в связи с чем нередко комментировала эту ситуацию в письмах к
Ивану Сергеевичу [Лукина 2006, с.146].
Что касается отношений Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева, то назвать их
простыми
и
ровными
нельзя.
Помимо
противоречий,
касающихся
государственного развития и творчества, существовала ещё одна причина,
усугублявшая и без того неоднозначные отношения между писателями. Лев
Николаевич не принимал связи сестры, М.Н. Толстой с Тургеневым. В
дневнике Толстого можно найти следующую запись, сделанную после визита
Тургенева в имение к Марии Толстой: «Тургенев скверно поступает с
Машенькой» [Толстой 1984, с.223].
Иван Сергеевич в письме к Полине Виардо от 7 июля (25 июня) 1858 г.
отзывается о Толстом как об «одном из наших лучших писателей» (Письма,
т.3, с.418) и утверждает, что он «…всерьез и на самом деле, талант
выдающийся…» (Письма, т.3, с.419).
В этом же письме Тургенев упоминает и А.А. Фета. «…это заставляет
вас улыбнуться и вспомнить о Фете, к которому я завтра поеду, так как он
мой сосед…» (Письма, т.3, с.418-419). Осенью 1856 года Фет приезжал во
Францию, где встречался с Тургеневым и познакомился с Полиной Виардо.
впечатления Виардо от личной встречи с Фетом существенно отличались от
рассказов Тургенева об Афанасии Афанасьевиче.
Знакомство Тургенева с М.С. Щепкиным произошло в мае 1846 года
[Грица 1967, т.76, с.549]. Во время работы над произведением «Нахлебник»,
53
Иван Сергеевич писал Полине Виардо, что занят работой над «комедией,
предназначенной для одного московского актера» (Письма, т.1, с.457). Этим
актером был Михаил Семенович Щепкин. Он же исполнил главную роль в
постановке комедии «Холостяк» Тургенева. «Щепкин был великолепен,
полон правды, вдохновения и чуткости; его вызвали один раз после второго
акта, два раза в течение третьего и два раза после него» (Письма, т.1, с.420), восхищался Иван Сергеевич в письме Полине от 8 (20) декабря 1850 году.
Тургенев, размышляя о театре и актерстве, считал, что для актера является
важным «известное сочетание природы и искусства» (Письма, т.1, с.491);
игра, основанная только лишь на притворстве, без вживания в роль, без
продуманности образа, не способна растрогать. Таким образом, когда
писатель говорит, что Щепкин «полон правды», есть все основания полагать,
что Иван Сергеевич признал талант и гениальность Михаила Семеновича в
полной мере.
Внимание стоит уделить и людям из французского окружения
Тургенева. В письмах к Полине Виардо упоминается композитор Шарль
Гуно, с которым Тургенева познакомила сама певица. Первое подтверждение
добрых отношений присутствует в письме от 27, 28 июня (9, 10 июля) 1849 г.
Иван Сергеевич передает привет, в числе прочих, и Гуно (Письма, т.1, с.332).
Последовавшая совместная работа над оперой «Сафо», которую Тургенев
называл
«нашей
любезной
дочерью»
(Письма,
т.1,
с.409),
лишь
способствовала укреплению отношений между писателем и композитором:
«Напишу тотчас же Гуно, или же пусть меня называют неблагодарным и
забывчивым другом» (Письма, т1, с.409). Тургенева и Гуно Полина Виардо
не только познакомила, но и косвенно повлияла на ухудшение их отношений.
Летом 1852 г. между супругами Виардо и Шарлем Гуно возник конфликт.
Композитор решил жениться на Анне Циммерман. По этому случаю Полина
Виардо преподнесла в качестве свадебного подарка драгоценности, которые
были возвращены обратно певице. Кроме того, чету Виардо не пригласили на
54
свадебную церемонию. Тургенев был в курсе произошедшего и в письме
Полине от 29 января (10 февраля) 1853 г. выразил следующее: «Г<уно>
вычеркнут из числа моих друзей, но я тем не менее не могу не любить его
музыки» (Письма, т.2, с.119).
Говоря об окружении, необходимо рассказать о семье И.С. Тургенева.
В 21 письме (13 %) упоминаются родственники писателя: дочь в 12 письмах,
дядя – в 4, мать – в 3, брат – в 2.
Из писем мы узнаем, как Иван Сергеевич участвовал в воспитании
своей дочери Полины. Пелагея Тургенева родилась 26 апреля (8 мая) 1842
года. Историю знакомства с матерью девочки Тургенев рассказал в письме П.
Виардо от 18 (30) сентября 1850 г. Известно, что несколько лет назад,
находясь в деревне, писатель «обратил внимание на довольно хорошенькую
швею» (Письма, т.1, с.506), нанятую В.П. Тургеневой. «Я ей шепнул два
слова – она пришла ко мне – я дал ей денег – а затем уехал – вот и все – как в
сказке о волке» (Письма, т.1, с.506), - продолжает Тургенев. Встреча Ивана
Сергеевича с дочерью произошла, когда девочке исполнилось восемь лет.
Поглощенный заботами о будущем Пелагеи (Полины), Тургенев просит
совета у П. Виардо. Певица предложила приютить девочку в своем доме, где
маленькая Полина воспитывалась бы вместе с детьми Виардо. Уже 8 (20)
ноября 1850 г. в переписке Тургенев упоминает о том, что его дочь «должна
уже быть в Париже» (Письма, т.1, с.408). В дальнейшем писатель признается,
что все более привязывается к Полине, так как она находится в руках Виардо.
Тургенев
познакомил
Полину
со
своими
друзьями,
которые
поддерживали не только светское, поверхностное общение, но и участвовали
в судьбе Тургеневой в дальнейшем, оказывая помощь и поддержку. В данном
контексте необходимо
выделить О.А Сомову (Тургеневу), графиню
Е.Е. Ламберт и П.В. Анненкова [Бронь 1966, вып.2, с.327].
Что касается отношений между Полиной и П. Виардо, то они не
задались с самого начала, а с годами только ухудшались. Несомненно,
55
Тургенева эта ситуация не могла не задевать, так как иллюзия семьи
(Тургенев – Полина Виардо – маленькая Полина) испарялась на глазах. В
спорах между двумя Полинами писатель нередко вставал на сторону Виардо,
что отрицательно влияло на его отношения с дочерью. После смерти Ивана
Сергеевича скрытая и не столь откровенная неприязнь, между дочерью и
любимой женщиной, превратилась в открытую борьбу за наследство
Тургенева.
Благодаря переписке И.С. Тургенева с П. Виардо, существует
возможность узнать малоизвестные факты из биографии не только самого
писателя, но и его близких. Например, в письме от 16 (28) января 1864 г. из
Петербурга Иван Сергеевич просит Виардо навести справки о господине
Пинэ. «О, если б все могло устроиться к концу апреля!» (Письма, т.5, с.204), восклицает писатель о потенциальном замужестве дочери. 3 (15) февраля
1864 г. в очередном письме Виардо Тургенев упоминает о большом значении
для дочери предстоящего бракосочетания (Письма, т.5, с.222). В письме от 8
(20) февраля 1864 г. Тургенев пишет о готовности Пинэ взять в жены Полину
без приданого (Письма, т.5, с.228). В том же послании писатель сетует на
семью парижских Тургеневых, которые «желая добра Полине, причинят ей
зло» (Письма, т.5, с.228). Тургенев, учитывая происхождение и юридическое
положение дочери, не желал, чтобы Полину вводили в круг парижской
аристократии. Поэтому одобрил предстоящую свадьбу с представителем
французской буржуазии Пинэ. Но свадьба с французским чиновником так и
не состоялась.
В письме от 3 (15) июля 1868 г. Тургенев беспокоится о том, что от
дочери, которая находилась на позднем сроке беременности, нет новостей
(Письма, т.7, с.181). Как выяснилось, роды закончились неудачно. Матерью
Полина Брюэр стала лишь в 1872 г., родив дочь Жанну [Бронь 1966, вып.2,
с.330].
56
Отдельного внимания заслуживают отношения Ивана Сергеевича с
дядей, Н.Н. Тургеневым, младшим братом отца писателя. Николай
Николаевич Тургенев был для И.С. Тургенева символом уходящей эпохи,
символом «дворянских гнезд» и старого поколения помещиков.
Н.Н. Тургенев значительную часть жизни посвятил дому и семье
старшего брата, после смерти которого стал управляющим имениями
Варвары Петровны. Внебрачная дочь Николая Николаевича, появившаяся на
свет от связи с крестьянкой, воспитывалась в доме В.П. Тургеневой.
В письмах из Спасского к П. Виардо Тургенев делился впечатлениями
от дочки Николая Николаевича. В послании от 12 сентября 1850 г. Иван
Сергеевич рассказывает о том, что девочка обладала хорошеньким личиком с
тонкими чертами, прелестной улыбкой и глазами взрослой женщины; при
всем этом мимика Аси была живой, а эмоции правдивыми. Кроме того, «она
обладает здравым смыслом, удивительной правильностью ощущений и
чувств; она много размышляет и никогда не хитрит; она верно судит обо
всем, что ее окружает, начиная с моей матери, а со всем тем это ребенок,
настоящий ребенок» (Письма, т.1, с.501). В целом, характер воспитанницы
веселый и спокойный. Самое главное, что Ася любила Тургенева, что не
могло его не растрогать (Письма, т.1, с.501).
В письме от 5 (17) декабря того же года Иван Сергеевич пишет о том,
что расстроен из-за изменений, произошедших с девочкой. По мнению
писателя, Ася «сразу выросла, подурнела и поглупела. Природа вступила в
свои права» (Письма, т.1, с.419). После смерти Варвары Петровны девочку
взяли на воспитание в семью брата писателя; груз ответственности за
воспитание ребенка перешел на плечи жены Н.С. Тургенева.
Дядя Ивана Сергеевича, Н.Н. Тургенев упоминается в письмах в связи
с вопросами, связанными с управлением имением в Спасском и другими
владениями писателя. В письме от 30 января (11 февраля) 1867 г. Тургенев
рассказывает о безумных письмах от дяди, который «смертельно обижен,
57
считает себя «пленником», заперся в своей комнате и никого не хочет
видеть» (Письма, т.6, с.142-143). 19 (31) марта этого же года, находясь в
Москве, Иван Сергеевич отправил письма дяде и новому управляющему,
которым стал Н.А. Кишинский (Письма, т.6, с.407). В письме от 22 марта (3
апреля) 1867 г. Тургенев признается, что начал получать от дядюшки
«рассудительные письма» (Письма, т.6, с.191).
Отдельно стоит выделить письма о смерти Варвары Петровны, матери
писателя. 16 (28) ноября 1850 г. Тургенев упоминает, что «мать в агонии»
(Письма, т.1, с.410), поэтому он вынужден выехать из Петербурга в Москву.
Следующее послание, датированное 22 ноября (4 декабря), содержит
сведения о смерти Варвары Петровны «в тот самый день, когда меня
известили об ее болезни» (Письма, т.1, с.411). Известно, что отношения
Тургенева с родительницей были напряженными. Но личный дневник
Варвары Петровны, написанный карандашом и рассказывающий о последних
днях ее жизни, который Иван Сергеевич прочел после её смерти, заставил
писателя взглянуть на мать по-иному. «Какая женщина, друг мой, какая
женщина! Да простит ей бог всё… Но какая жизнь… Право, я совершенно
потрясен» (Письма, т.1, с.420), - писал Тургенев Полине Виардо в послании
от 8 (20) декабря 1850 г. из Москвы.
Брата Иван Сергеевич упоминает в двух случаях.
Во-первых, 26 сентября (8 октября) 1850 г. в связи с уступкой
половины Тургенево и передачи управления Лабушей (Любовша) (Письма,
т.1, с.398-399). Последнее имение В.П. Тургенева подарила Ивану в августе
1850 г. [Богданов 1968, с.244]
Во-вторых, 8 (20) февраля 1864 г., после получения тревожного письма
из Дрездена, в котором Н.С. Тургенев рассказал о собственной болезни и
необходимости операции (Письма, т.5, с.227).
Таким образом, анализ писем И.С. Тургенева к П. Виардо позволяет
исследовать окружение писателя в тот или иной период его жизни. Кроме
58
того, из переписки становится ясно, какие отношения связывали писателя с
определенными людьми, а также какое влияние оказали эти люди на жизнь и
творчество Тургенева.
2.2. И.С. Тургенев об общественной борьбе и политических
событиях в письмах к Полине Виардо
1840-е гг. в истории именуются не иначе как «замечательное
десятилетие» [Милов 2006, с.539]. Характерной чертой того периода можно
назвать идейные споры и духовные искания. Людей, взгляды которых
развивались и формировались в сороковые годы, называли «людьми
сороковых годов» [Милов 2006, с.539]. Стоит отметить особую роль
Московского университета, студентом словесного факультета которого стал
И.С. Тургенев в 1833 г. Учащиеся и выпускники университета принимали
непосредственное участие в обсуждении передовых идей того времени.
В этот же период
формируются
два кружка: западников
и
славянофилов. Идеи, обсуждаемые и сформировавшиеся в кружках, можно
назвать зачатками раннего российского либерализма.
По мнению В.С. Соловьева западничество – это ««направление нашей
общественной мысли и литературы, признающее духовную солидарность
России и Западной Европы как нераздельных частей одного культурноисторического целого, имеющего включить в себе все человечество…
Вопросы об отношении веры и разума, авторитета и свободы, о связи
религии с философией и обеих с положительной наукой, вопросы о границах
между личным и собирательным началом, а также о взаимоотношении
разнородных собирательных целых между собой, вопросы об отношении
народа к человечеству, церкви к государству, государства к экономическому
обществу — все эти и другие подобные вопросы одинаково значительны и
настоятельны как для Запада, так и для Востока» [Соловьев 1997, с.132].
59
В 1834 г. Тургенев перешёл в Петербургский университет, выбрав
философский
факультет.
В
университете
писатель
сблизился
с
Т.Н. Грановским, будущим знаменитым учёным-историком западнической
школы [Лебедев 1990, с.60-61].
В мае 1838 Тургенев отправляется в Германию (желание повысить
уровень образования соединилось с неприятием российского уклада,
основанного на крепостном праве). За границей Тургенева сопровождал
крепостной доктор Карташев. Он был талантливым доктором и ценным
специалистом. Несмотря на безграничное доверие Карташеву и просьбы
Ивана Сергеевича, Варвара Петровна была против того, чтобы предоставить
ему вольную, так как «это лишило бы ее возможности быть уверенной в его
преданности и усердии, которое в серьезных болезнях членов семьи
подогревалось угрозою ссылки в Сибирь» [Венгеров 1903, с.73].
Уклад западно-европейской жизни произвел на молодого Тургенева
неизгладимое впечатление. В «Литературных и житейских воспоминаниях»
Иван Сергеевич называет себя «западником» и признается, что именно жизнь
и учеба в Германии помогли разобраться в собственных мыслях и
убеждениях [Тургенев 1987, с.144-145].
Порядка пятидесяти писем, адресованных Полине Виардо, посвящены
политике. «Для человека с сердцем есть только одно отечество –
демократия…»
(Письма,
т.1,
с.322).
Эта
мысль
объясняет
немногочисленность рассуждений о политической ситуации на Родине
писателя. Россия упоминается в 18 (11% от общего числа) письмах к Полине
Виардо. Рассказы о внутригосударственной неустроенности, делах в имении,
бедственном положении крестьян составляют картину российской жизни в
письмах Тургенева.
В письме от 16 мая 1850 г. Иван Сергеевич, находясь в Куртавнеле,
писал Полине Виардо, что «Россия подождет – эта огромная и мрачная
фигура, неподвижная и загадочная, как сфинкс Эдипа. Она поглотит меня
60
намного позднее. Мне кажется, я вижу её тяжелый, безжизненный взгляд,
устремленный на меня с холодным вниманием, как и подобает каменным
глазам» (Письма, т.1, с.497).
Проблема
крепостного
права
–
краеугольный
камень,
враг
общественного развития того времени. Известно, что И.С. Тургенев, видя
бедственное
положение
крестьян
и
разрушительные
последствия
крепостного права, дал, так называемую, Аннибаловскую (Аннибалову)
клятву,
следующего содержания: «В моих глазах враг этот имел
определенный образ, носил известно имя: враг этот был – крепостное право.
Под этим именем я собрал и сосредоточил все, против чего я решил бороться
до конца – с чем я поклялся никогда не мириться… Это была моя
Аннибаловская клятва; и не я один дал её себе тогда. Я и на Запад ушел для
того, чтобы лучше её исполнить» [Милов 2006, с.540].
Овладев самыми актуальными выводами современной философской
науки, Тургенев в 1841 г. возвращается в Россию.
В 1842 г., основываясь на личных знаниях, полученных во время
обучения, а также опыте, полученном во время жизни в доме Варвары
Петровны, Тургенев написал «Несколько замечаний о русском хозяйстве и
русском крестьянине» [Сочинения, Тургенев 1960, т.1, с.459-475].
Ситуация, складывающаяся вокруг земледельческого класса, присуща
не только России, но и Англии, Германии, Франции. Тургенев в своей статье
приводит аргументы в поддержку точки зрения, согласно которой вопрос
значимости земледельческого класса является первоочередным для нашей
страны и намного более серьезным, по сравнению с упомянутыми странами.
Во-первых, Россия – страна земледельческая, учитывая внутреннее и
внешнее географическое положение.
Во-вторых, значительная по площади и стратегически важная часть
страны представляет собой равнину с многочисленными реками, которые
61
обладают не только хозяйственным потенциалом, но и выполняют роль
транспортных артерий.
Таким
образом,
какое-либо
заимствование
опыта
в
решении
хозяйственных вопросов подобного рода является нецелесообразным, ввиду
исключительности нашего государства.
По мнению Тургенева, «наши дворяне и наши крестьяне одного и того
же племени; говорят одним языком, у тех и у других один и тот же склад
лица» [Сочинения, Тургенев 1960, т.1, с.461].
В статье Иван Сергеевич дает характеристику и крестьянству, и
дворянству. Так, типичный крестьянин сметлив, добродушен, обладает
природным умом. Бытовая сторона жизни крестьянства не устроена.
Земледелие, по мнению Тургенева, «должно быть прочно и незыблемо»
[Сочинения, Тургенев 1960, т.1, с.463].
В статье Тургенев выделяет основные недостатки хозяйства в России:
1.
чересполосность
владений
(т.
е. ситуация
раздробленности
земельных угодий одного владельца; когда земли не составляют единого
хозяйственного целого) [Энциклопедия Брокгауза и Ефрона, т. XXXVIIIА
с.540], в перспективе с этим поможет справиться размежевание земель;
2. недостаток правовой урегулированности вопроса, касающегося
реализации барщины и оброка;
3. недостаток знаний в аграрном вопросе и недостаточное применение
имеющихся научных знаний на практике;
4. отсутствие взаимной зависимости между торговлей и земледелием;
5. недостаточно развитое чувство гражданской ответственности у
крестьян, вызванное нереализованностью прав и свобод крестьян;
6. наследование атрибутов патриархального быта: избыток дворовых
людей и т.д.;
7. «недостаток общественного духа в дворянах» [Сочинения, Тургенев
1960, т.1, с.466];
62
8. крепостное состояние крестьянства.
Возможность
применить
теоретические
знания
на
практике
представилась Тургеневу в 1843 г. Иван Сергеевич поступил на службу в
Министерство внутренних дел, на должность чиновника особых поручений.
Стоит отметить, что «Несколько замечаний о русском хозяйстве и русском
крестьянстве» Тургенев приложил к прошению о зачислении на службу в
Министерство в 1842 г. [Ден 1968, вып.4, с.109].
Выбор места службы был не случайным. В 1842 году Николай I
предложил министру внутренних дел Льву Алексеевичу Перовскому
заняться проектом освобождения крестьян от крепостного права. Служба в
министерстве отвечала сути «аннибаловской клятвы» Тургенева [Сочинения,
Тургенев 1960, т.1, с.629-630]. Однако ему пришлось убедиться, что
канцелярски-бюрократические
круги
очень
далеки
от
конкретного,
практического решения крестьянского вопроса.
В письме, написанном П. Виардо в мае 1846 г. Тургенев упомянул о
том, что из статьи Луи Виардо, опубликованной во французском журнале
«Иллюстрация», «опять выбросили несколько фраз» (Письма, т.1, с.246).
По мнению А. Звигильского, Иван Сергеевич имел в виду статью
«Пасхальная ночь в Московском Кремле», которая содержала сведения о
крепостном устройстве России.
По мнению Т.П. Дена, Тургенев писал об очерках Луи Виардо
«Quelques chasses en Russie» («Несколько охот в России») «Encore des chasses
en Russie» («Еще об охотах в России»), также опубликованных в
«Иллюстрации» [Ден 1968, вып.4, с.110]. В основу очерков легли
впечатления от охоты с Тургеневым и его друзьями. Помимо прочего,
Виардо упоминал о крепостном праве. Сведения, касающиеся количества
крестьян, пострадавших и убитых от рук помещиков, были получены
63
автором из Министерства Внутренних дел, где в то время служил Тургенев
[Ден 1968, вып.4, с.110].
Кроме того, в 1846 г. в журнале «Revue indépendante» была
опубликована статья «De l'Affranchissement des serfs en Russie» («Об
освобождении крепостных в России») авторства Л. Виардо. Конструктивно
статья состоит из обращения к редактору, записки, ряда мнений других
авторов, а также примечаний. Обращение и примечания написаны Виардо.
Что касается авторства записки, то Т.П. Ден выдвигает предположение о
написании этой части статьи Тургеневым по просьбе Луи Виардо [Ден 1968,
вып. 4, с.111]. Ден видит тематическое сходство между тургеневскими
записками «Об освобождении крепостных в России» и «Несколько
замечаний о русском хозяйстве и русском крестьянине». Так, обобщающими
моментами названы: патриархальность России, устарелость ее учреждений;
целесообразность
изменений
в
положении
земледельческого
класса;
несоответствие спроса и предложения на сельскохозяйственную продукцию,
вследствие отсутствия качественных путей сообщения; тяжелое положение
крестьян как в России, так и за рубежом. Основным отличием «Об
освобождении крепостных в России» является наличие в записке требования
освобождения крестьян и критика бездействия правительства в этом вопросе.
Обозначить Тургенева в качестве автора вряд ли представлялось возможным,
так как в России журнал входил в число ненадежных.
1 (13) мая 1852 г. в письме П. Виардо из Санкт-Петербурга Тургенев
делился планами о предстоящей работе над очерками о русском народе,
«самом странном и самом удивительном народе какой только есть на свете»
(Письма, т.2, с.396).
В январе 1857 г. в «Revue de Paris» опубликован очерк «Histoire de
Dmitri (étude sur la situation des serfs en Russie)» («История Дмитрия») Л.
Виардо; автором записки о крепостном праве, в содержании очерка, является
64
Тургенев [Ден 1968, вып.4, с.116]. Очерк представляет собой диалог между
Л. Виардо и И. Тургеневым.
Реальные
действия
в
отношении
собственных
крестьян были
предприняты Тургеневым лишь через пятнадцать лет после службы в
Министерстве. В письме П. Виардо из Спасского от 30 июля 1858 г. Иван
Сергеевич о совместном с дядей выстраивании отношений с крестьянами. По
словам Тургенева, осенью планировалось перевести крестьян на оброк, то
есть Иван Сергеевич половину земли уступал крестьянам за ежегодную
арендную плату, а другую половину – обрабатывали наемные рабочие.
Однако, это лишь «переходное состояние» (Письма, т.3, с.421).
В 1858 г. Тургенев написал статью «Несколько мыслей о современном
значении русского дворянства» [Сочинения, Тургенев 1967, т.14, с.299-305].
По сути, эта статья является логическим продолжением записки 1842 г.
«Несколько замечаний о русском хозяйстве и русском крестьянине». В новой
статье
Тургенев
рассматривает
перспективы
существования
землевладельческого класса в России после крестьянской реформы. По
мнению Тургенева, грядущие преобразования позволят отождествить класс
земледельцев и землевладельцев. В статье Иван Сергеевич рассуждает о
разнице между русским и западным дворянством. Главное отличие состоит в
том, что «наши дворяне не завоеватели» [Сочинения, Тургенев 1967, с.302].
Основное назначение же русского дворянина – это служба.
Впечатления крестьян и архивные документы о Тургеневе – помещике
не
отвечают
конкретно
на
вопрос:
каким
Иван
Сергеевич
был
землевладельцем.
С
одной
стороны,
сохранились
воспоминания
крестьян,
подтверждающие щедрость Тургенева, готовность прийти на помощь.
«Хороший был человек, нечего и говорить, - вспоминала крестьянка
Чернского уезда Тульской губернии Екатерина Александровна Курская. –
Лесу давал, как приедет, десятины по две» [Громов 1966, вып.2, с.289] или
65
«давал денег на лошадей, коров. Он очень помогал крестьянам» [Громов
1966, вып.2, с.293].
С
другой
стороны,
показательна
ситуация
с
жиздринскими
крестьянами, произошедшая в 1877 г. Во второй половине 1870-х
материальное положение Тургенева существенно ухудшилось.
Во-первых, сказались многолетние бесчинства и попустительства
тургеневского управляющего Кишинского.
Во-вторых, ситуация усугубилась тем, что Тургенев был вынужден
оказывать материальную помощь дочери и ее супругу, находившемуся в
ситуации близкой к банкротству.
Новый управляющий, Н.А.
Щепкин,
принял решение продать
малодоходное жиздринское имение. Крестьяне были против и направили
коллективное письмо управляющему, который, в свою очередь, переслал
послание Тургеневу в Париж. Иван Сергеевич сомневался, что крестьяне
смогут быстро перекупить землю и заплатить возможную неустойку. В
результате, Щепкин отказал крестьянам. Подозревая, что управляющий не
уведомил Тургенева об их просьбе, крестьяне продублировали свое послание
(теперь от имени священника М. Владимирского) в редакцию журнала
«Живописное обозрение», откуда письмо попало в руки Стасюлевича.
Последний снова обратился лично к Тургеневу. Иван Сергеевич повторил
условия передачи земли крестьянам. В итоге, жиздринская земля была
продана купцам 12 марта 1877 г. [Муратов 1966, вып.2, с.303].
Вторую половину 1840-х Тургенев снова проводит за границей. На этот
раз его пристанищем стала Франция. Из писем становится ясно, что
Тургенева интересовали революционные события, происходящие в Париже.
Были ли политические новости ещё одной темой для общения с Полиной (и
Луи) Виардо? Или в Тургеневе преобладал именно писатель, когда он
переносил
на
бумагу
впечатления
государственных волнений? И то, и другое.
66
от
увиденных
последствий
Одно из первых упоминаний о нарастающем народном недовольстве во
Франции относится к 30 декабря (11 января) 1848 г. В переписке с Полиной
Виардо, Тургенев высказывался о наличии всех признаков возможной
революции. Вероятно, между Луи Виардо и Иваном Сергеевичем завязался
спор о дальнейшем развитии политических событий во Франции, о чем,
собственно, Тургенев и упоминает в переписке: «Что же до того, что он
говорит о положении Франции, то я ничего лучшего не желаю, как
ошибаться и как можно скорее быть опровергнутым» (Письма, т.1, с.452).
События того периода Тургенев описывал максимально точно и
детально, письма становятся похожи на новостные сводки. Так, после
провокационной речи Ш. Монталамбера в январе 1848 г., Иван Сергеевич
поспешил написать Полине Виардо, что «Париж в течение нескольких дней
был взволнован фанатической и контрреволюционной речью г-на де
Монталамбера; старая пэрия с неистовством рукоплескала выпадам, которые
оратор направлял против Конвента. Ещё симптом – и один из важнейших –
состояния умов. Мир находится в родовых схватках. Есть много людей,
заинтересованных в том, чтобы вызвать у него выкидыш. Увидим» (Письма,
т.1, с.456).
Существует письмо, адресованное Полине Виардо, которое ещё раз
подтверждает интерес Тургенева к событиям во Франции. Писатель
озаглавил послание как «точный отчет о том, что я видел в понедельник, 15
мая (1848)» (Письма, т.1, с.461-464). В этот день должна была состояться
демонстрация парижан в поддержку Польши, где на тот момент росло
национально-освободительное движение. В результате мирная демонстрация
переросла в столкновение рабочего класса и буржуазии, закончившееся
расправой над рабочими. Эти события послужили толчком к восстанию
рабочих в июне 1848 г. О кровавых деталях июньского восстания Тургенев
узнал от капитана китоловного судна, с которым писатель ехал в поезде
(Письма, т.1, с.304-305).
67
К счастью, мы имеем возможность познакомиться с рассказом самого
Тургенева о перевороте во Франции. Впечатления эти изложены в дневниках
П.А. Васильчикова, с которым Иван Сергеевич часто встречался в доме М.Ю.
Виельгорсокого. Петр Алексеевич Васильчиков был двоюродным братом
В.А.
Соллогуба,
женой
которого
была
дочь
Михаила
Юрьевича
Виельгорского. Брат же Михаила Юрьевича, Матвей Юрьевич, был знаком с
Тургеневым еще со времени посещения Петербурга П. Виардо в 1843-1844
гг. (Письма, т.1, с.658).
Вернемся к дневнику П.А. Васильчикова. Запись от 3 февраля 1854 г.
содержит сведения о событиях во Франции в мае-июне 1848 г. По словам
Тургенева, за две недели до печальных июньских событий, Париж был
пропитан
революционным
духом,
несмотря
на
внешне
кажущееся
спокойствие. Ритм жизни города в целом не изменился, лишь на бульваре
Сен-Дени была возведена баррикада. Тургенев вспоминает, что попал в
перестрелку между гвардейцами и повстанцами. Писатель был вынужден
скрыться от выстрелов в ближайшем доме, где уже находились несколько
человек, в том числе раненый. Иван Сергеевич вызвался привести доктора.
На обратном пути Тургенев обратил внимание на то, что баррикада была
взята солдатами. В общей сложности все это продолжалось около двадцати
минут [Дневники Васильчикова 1967, с.351]. В этот же день Тургеневу стало
известно, что инсургенты заняли часть города близ Сены. Отправившись
туда, писатель увидел многочисленные войска на набережных, а также
«везде баррикады, ночью воздвигнуты были 3000 баррикад, три баррикады в
виде крепости, костры на площадях и на улицах, блузники с ружьями»
[Дневники Васильчикова 1967, с.352]. Тургенев зашел в погребок, чтобы
выпить вина, но так как на нем не было блузы, отличавшей восставших,
присутствующие отнеслись к нему с недоверием, приняв за лазутчика. В
результате, Иван Сергеевич был вынужден покинуть заведение, перейти
68
мост, отделявший оккупированную территорию, и вернуться домой
[Дневники Васильчикова 1967, с.352].
Запись от 4 февраля продолжает рассказ Тургенева о восстании в
Париже в 1848 г. Иван Сергеевич вспоминал, что выходить на улицу было
опасно. Дом, где проживал писатель был взят под охрану национальной
гвардии. Окна домов, торговые лавки были закрыты. На улицах было
пустынно. Иногда проходили отряды гвардейцев, проезжали пушки, которые
сменялись фурами с ранеными.
Тургенев, чтобы узнать хоть какие-то новости, вышел на улицу. Там он
встретился с гвардейцем, который спросил, почему писатель не исполняет
свой гражданский долг и не сражается вместе с остальными. На что Тургенев
ответил, что он русский. Гвардеец подумал, что Иван Сергеевич агент,
которого прислали во Францию для разжигания вражды, поддержки и
материального обеспечения блузников. Тургенев пытался объяснить, что он
не преследует агентурных целей и не собирается спонсировать инсургентов,
но солдат гвардии отдал приказ отвести Ивана Сергеевича в мэрию, где
расстреливали пленных мятежников. К счастью для Тургенева, за ситуацией
наблюдала его соседка, которая вступилась за писателя. В результате, Иван
Сергеевич был лишь подвергнут аресту, который продолжался недолго
[Дневники Васильчикова 1967, с.353].
В дневниковой записи от 5 февраля говорится о том, каким предстал
город перед жителями через 5-6 дней после инцидента с Тургеневым. Улицы
были испещрены ямами, покрыты кровью. На тротуарах лежало кровавое
обмундирование мятежников. Часть домов была разрушена, часть –
пострадала от снарядов. Пленных держали в подвале под Тюильери, где из –
за отсутствия элементарных условий содержания начала распространяться
зараза. Расстреливали пленников через отдушины.
69
В этой же записи можно встретить рассказ военного хирурга,
участника боевых действий, с которым Тургенев встретился во время
путешествия по Южной Франции. Доктор рассказывал, что во время взятия
одной из баррикад был захвачен ничем непримечательный старик. Солдаты
сочли его неопасным и отпустили. Он, пробравшись в соседний дом,
выстрелил из окна в полковника гвардейцев. В результате, последний был
убит. Из-за привязанности солдат к командиру, начались настоящие
бесчинства. Так, были расстреляны в упор более 38 женщин и детей. Всего,
по словам Тургенева, за время боевых действий было убито порядка
тридцати тысяч человек [Дневники Васильчикова 1967, с.353].
В дневнике П.А. Васильчикова приведены рассуждения И.С. Тургенева
на тему июньского восстания 1848 г. и последствий этого мятежа. По
мнению Тургенева, далеко не все инсургенты преследовали цель победить.
Некоторые хотели лишь смерти, потому что лишились надежды на будущее,
лишились тех перспектив, которые им сулили 24 февраля. Вспоминал
Тургенев и о Людовике Наполеоне. Так, писателя позабавили агитационные
меры, которые были предприняты: бесплатно раздававшиеся брошюры о Л.
Наполеоне; группы людей, «невзначай» обсуждающие достоинства будущего
правителя или толпы, скандирующие «Да здравствует Наполеон, да
здравствует император!» [Дневники Васильчикова 1967 , с.356].
В переписке с П. Виардо не забыл Тургенев упомянуть и о
победоносном возвращении в Рим Пия IX: «Итак, вот папа и восстановлен»
(Письма, т.1, с.347).
Тургенев возвращается к обсуждению политики в переписке с Полиной
Виардо лишь через год. В письме от 29 мая (10 июня) 1849 г. он сообщает
П. Виардо о смерти маршала Бюжо и пересказывает содержание газет, в
которых идет речь о призывах французов к оружию. Внутригосударственная
обстановка накалена до предела и «завтра или послезавтра ожидают взрыва»
(Письма, т.1, с.322).
70
Нередко письма к Полине содержали и новости для её супруга.
Известно, что супруги Виардо придерживались левых политических
взглядов.
В
июле
1849
г.
проходили
дополнительные
выборы
в
Законодательное собрание. Левое крыло буржуазных республиканцев и
мелкобуржуазные «социалисты» составляли «социалистический» список. В
письме от 29 июня (11 июля) 1849 г. Тургенев сообщает новость о
состоявшихся выборах: «Все кандидаты «Избирательного союза» (Union
électorale) прошли» (Письма, т.1, с.334). В «Избирательный союз» входили
легитимисты, орлеанисты, бонапартисты и правое крыло республиканской
буржуазии.
В контексте политической темы необходимо вспомнить о «деле 32-х»,
по которому проходил в качестве подсудимого И.С. Тургенев. Лиц,
проходивших по делу, обвиняли в сотрудничестве и пособничестве А.И.
Герцену и Н.П. Огареву.
22 января (3 февраля) 1863 г. Тургенев получил вызов в Сенат, где
планировалось рассмотрение «дела 32-х». В связи с этим писателю пришлось
бы покинуть Францию и отправиться в Россию, в Петербург. Иван Сергеевич
принял решение обратиться к царю. В личной письменной просьбе Тургенев
просил предоставить ему разрешение ответить на вопросы допроса,
присланные по почте, заочно, не покидая страны. Глава государства
предоставил писателю такую возможность. Но дело осложнилось тем, что
отправленные почтой письменные ответы Тургенева на допросные пункты не
соответствовали показаниям других лиц, проходивших по делу: А.И.
Ничипоренко и М.Л. Налбандяна. В результате, несмотря на царское
благоволение, Тургенев был вынужден приехать в Россию, для разъяснения
собственных показаний и проведения ряда следственных мероприятий
[Кузьмина 1969, вып.5, с.384-385].
Ряд писем Полине Виардо из России содержит сведения относительно
хода процесса с участием Тургенева.
71
В письме от 5 (17) января1864 г. Иван Сергеевич рассказывает о
встрече с председателем сенатской комиссии, после разговора с которым
писатель заверил Виардо, что дело скоро благополучно закончится (Письма,
т.5, с.194).
В следующем письме Тургенев описывает посещение Сената 7 (19)
января 1864 г.: «Меня ввели с некоторой торжественностью в большую
комнату, где я увидел шестерых старцев в мундирах и со звездами. Меня
продержали стоя в течение часа, мне прочитали ответы, посланные мною.
Меня спросили, не имею ли я чего-либо прибавить, потом меня отпустили,
сказав явиться в понедельник на очную ставку с другим господином»
(Письма, т.5, с.442). Участниками очной ставки (кроме Тургенева) должны
были быть М.Л. Налбандян и А.И. Ничипоренко. В результате очная ставка
не состоялась, о чем указано в письме от 13 (25) января 1864 г.: «Спешу
сообщить вам результат моего вторичного посещения Сената. Он – вполне
благоприятный. Не было даже очной ставки: удовольствовались тем, что
выдали мне весь dossier моего дела (что, в скобках, является доказательством
огромного ко мне доверия), указав мне страницы, на которых упоминается
мое имя. Я написал несколько замечаний – вернее, добавочных разъяснений,
которые, по-видимому, вполне удовлетворили моих судей. Очевидно дело
совсем пустяковое – меня даже не допрашивали… Завтра опять пойду в
Сенат – думаю, в последний раз…» (Письма, т.5, с.201-202). В этом же
письме Тургенев упоминает о том, что его возвращение в Россию «заставило
умолкнуть кучу сплетен, столь же неприятных, как и глупых» (Письма, т.5,
с.201-202). Под сплетнями Иван Сергеевич, вероятно, подразумевает слухи,
возникшие в результате отсрочек его приезда в Петербург. В обществе
ходили разные версии: от уклонения Тургеневым от ответственности до
умышленного отягчения положения обвиняемых. На деле все оказалось
намного прозаичней, Иван Сергеевич откладывал поездку в Россию, так как
его в очередной раз подвело здоровье. Писатель на вопросы о своем здоровье
72
отвечал с долей иронии: «моё здоровье все так же: ни шатко, ни валко, точно заяц, который получил добрый заряд мелкой дроби в ту часть тела,
которую охотники называют мешком» (Письма, т.5, с.143). В 40 письмах
(25%) можно отыскать упоминания о недомоганиях писателя, его болезнях.
Тургенев по этому поводу заметил, что «письма превратились в бюллетени о
болезни» (Письма, т.7, с.186).
«Дело 32-х» не повлекло серьезных последствия для Тургенева. Уже в
письме от 16 (28) января 1864 г. Иван Сергеевич делится с Полиной Виардо
радостной новостью: «…мое хождение в Сенат кончилось, и я свободен
уехать, когда мне вздумается» (Письма, т.5, с.204).
Уже в феврале 1864 г. Тургеневу поступило предложение поехать в
Польшу для реализации на территории страны крестьянской реформы,
подобной российской. Но писатель отказался, сославшись на ряд причин,
главной из которых была предстоящая поездка в Баден (Письма, т.5, с.231).
В 1865 году Тургенев снова возвращается к обсуждению в письмах
политической темы. Так в письме от 4 (16) февраля писатель описывает
впечатления от посещения открытия законодательной сессии Палат, где
присутствовали Луи-Наполеон и Жозеф Шарль Поль Бонапарт. О последнем,
к слову, Тургенев высказался довольно резко: «Я совсем не люблю его, и
притом слишком уж презрительно отзывался он о моих бедных русских»
(Письма, т.5, с.469). Причиной такого отношения стало выступление принца
Наполеона против России в 1863 г.
Тургенев (как и Виардо) был противником режима Наполеона. В это
время обстановка во Франции накаляется. На горизонте маячит тень войны с
Пруссией. «Здесь много толкуют о том, что происходит во Франции, о
последних прениях в Палате…», - пишет Тургенев 17 (29) марта 1867 г.,
находясь в Москве (Письма, т.6, с.405).
Во время франко-прусской войны семья Виардо покидает Париж и
перебирается в Лондон, куда следует и Тургенев. В письме Полине из
73
Лондона, Иван Сергеевич рассказывает о переживаниях Луи Виардо,
связанных с военными событиями: «Виардо узнал о всех последних
бедствиях – о взятии Орлеана, Руана, об отступлении французов за Марну – и
это совершенно его убило» (Письма, т.8, с.392).
В 1871 г. Тургенев в письмах Виардо затрагивает тему окончания
войны и условий заключения мира. Так в письме из Кельна от 6 (18) февраля
1871 г. Иван Сергеевич пишет о множестве солдат, прибывающих со всех
концов Германии. По словам Тургенева, идет подготовка к окончательному
разгрому французов, которые не согласны с условиями прекращения войны,
предложенными Бисмарком (Письма, т.9, с.362). В письме от 15 (27) февраля
речь уже идет о последствиях заключенного мира: «Итак, Эльзас и
Лотарингия потеряны, пять миллиардов…» (Письма, т.9, с.363).
Необходимо отметить, что пристальное отношение государственной
власти к И.С. Тургеневу могло быть обусловлено не только его творчеством.
Некоторые современники писателя высказывали мнение, что нахождение
Тургенева в Париже во время Июньского восстания 1848 г. поспособствовало
ссылке писателя [Тучкова-Огарева 1959, электронный ресурс].
В контексте политической темы важно сказать, что практически в
течение всей активной литературной жизни И.С. Тургенев находился под
прицелом полиции. Так, в письме П. Виардо от 13 (25) февраля 1864 г.
Тургенев рассказывал о предстоящем публичном чтении новой, еще не
опубликованной
повести
«Призраки»
(Письма,
т.5,
с.231).
После
выступления писателя было составлено донесение, из которого мы узнаем не
только содержание прочитанного произведения, но и то, что Тургенева,
длительное
время
отсутствовавшего
на родине,
публика
встретили
аплодисментами [Громов 1990, с.195].
Из агентурного донесения от 27 февраля 1875 г. становится известно,
что И.С. Тургенев, наравне с П. Виардо, скрипачом Н. Галкиным,
музыкантом Г. Венявским, принимал участие в литературно-музыкальном
74
вечере, посвященном помощи русским эмигрантам, к которым писатель
всегда относился с пониманием [Ляшенко 1967, т.76, с.322].
В соответствии с данными, содержащимися в агентурной записке III
отделения полиции от 9 марта 1879 г., в честь И.С. Тургенева устраивались
приемы, на которых выступали студенты, преподаватели и сам писатель. При
этом, внимание, в речах выступавших, акцентировалось на том, что Россия
стоит на пороге коренных политических преобразований [Ляшенко 1967,
т.76, с.325].
В
биографии Тургенева
есть
ещё
один факт
преследования
официальной властью. 21 февраля (4 марта) 1852 года в Москве умирает
Н.В. Гоголь. В письме Виардо от 21 февраля 1852 г. Тургенев напишет:
«... Нас поразило великое несчастие: Гоголь умер в Москве, - умер, предав
все сожжению, - все - 2-й том «Мертвых душ», массу оконченных и начатых
вещей, - одним словом, все. Вам трудно будет оценить всю огромность этой
столь жестокой, столь полной утраты. Нет русского, сердце которого не
обливалось бы кровью в настоящую минуту. Для нас это был более, чем
только писатель: он раскрыл нам нас самих. Он во многих отношениях был
для нас продолжателем Петра Великого. Быть может, эти слова покажутся
вам преувеличенными, внушенными горем. Но вы не знаете его; вам
известны только самые незначительные из его произведений; и если б даже
вы знали их все, то и тогда вам трудно было бы понять, чем он был для нас.
Надо быть русским, чтобы это почувствовать. Самые проницательные умы из
иностранцев, как, например, Мериме, видели в Гоголе только юмориста
английского типа. Его историческое значение совершенно ускользнуло от
них. Повторяю, надо быть русским, чтобы понимать, кого мы лишились ...»
(Письма, т.2, с.394). Отметим, что в письмах Виардо Тургенев не раз
затрагивал тему смерти талантливых современников. Кроме Гоголя
упоминаются Иванов, Дружинин, Мендельсон, Шеффер. Всего писем с
подобной тематикой, адресованных П. Виардо, насчитывается порядка 9
75
(6%). В письме от 19 (31) января 1864 г. Тургенев писал: «Смерть – великая и
ужасная вещь, и если бы она могла слышать то, что ей говорят, я умолил бы
ее оставить меня еще на земле. Я хочу видеть вас еще, и еще долго, если это
возможно» (Письма, т.5, с.443-444).
Но вернемся к смерти Н.В. Гоголя. 24 февраля 1852 г. Тургенев
написал статью-некролог. Её опубликовали, несмотря на запрет, 13 марта
1852 г. в форме «Письма из Петербурга» на страницах «Московских
ведомостей» [Степанова 1968, вып.4, с.144]. После этого Тургенев находился
под секретным наблюдением, подвергся аресту, а позднее был выслан в
Спасское на неопределенный срок.
Суровое наказание, которому подвергся Тургенев, объяснялось,
конечно, не только статьей о Гоголе. Главная причина состояла в том, что
Тургенев вызвал крайнее неудовольствие царского правительства своей
только что вышедшей отдельным изданием антикрепостнической книгой
«Записки охотника», ранее печатавшейся на страницах «Современника».
Статья о Гоголе явилась поводом для расправы с Тургеневым. 1 мая 1852 г.
он писал Полине Виардо: «Я, по высочайшему повелению, посажен под арест
в полицейскую часть за то, что напечатал в одной московской газете
несколько строк о Гоголе. Это только послужило предлогом - статья сама по
себе совершенно незначительна. Но на меня уже давно смотрят косо и
потому привязались к первому представившемуся случаю... Хотели
заглушить все, что говорилось по поводу смерти Гоголя, - и кстати
обрадовались случаю подвергнуть вместе с тем запрещению и мою
литературную деятельность» (Письма, т.2, с.395).
В письме к супругам Виардо, пересланном в Париж частным образом,
Тургенев объясняет свой арест не статьей о Гоголе, «совершенно
незначительной», а тем, что на него уже давно смотрели косо и только
искали подходящего случая. Письмо выдержано в спокойных тонах.
Тургенев огорчен, что не увидит весны, а в деревню едет охотно: он
76
собирается изучать русский народ, «самый странный и самый изумительный
во всем мире», будет «работать над своим романом, тем с большей свободой
мысли, что не буду думать о прохождении его через когти цензуры» (Письма,
т.2, с.396).
Таким образом, отношения И.С. Тургенева с властью были осложнены
его творчеством. Из писем мы узнаем о либеральных взглядах писателя. Его
заинтересованность политикой Франции легко считывается в переписке с П.
Виардо. Отношение Тургенева к внутриполитической ситуации в родной
стране (помимо писем) нашло отражение в его творчестве.
77
Заключение
Сезон 1843-1844 гг. в Большом театре Петербурга был отмечен
выступлением прославленных звезд мировой сцены, в рамках Итальянской
оперы. В постановках блистали Антонио Тамбурини, Джованни Баттиста
Рубини, а также Полина Виардо-Гарсиа. Знакомство И.С. Тургенева с
известной
певицей
перетекло
в
многолетнюю
дружбу,
которая
сопровождалась перепиской до последних дней писателя.
Тематика писем, адресованных П. Виардо, разнообразна: литература и
музыка, театр и выставки, родственники и друзья, политическая ситуация в
России и государственные волнения в зарубежных странах, а также
преследование писателя официальной властью – все это нашло отражение в
тургеневских посланиях.
В работе выделены и проанализирован основные темы писем
И.С. Тургенева к П. Виардо. Базой исследования послужили 159 писем за
1844 – 1871 гг.
В 64 письмах И.С. Тургенева и П. Виардо упоминается творческая
жизнь писателя. В 44 письмах речь идет об индивидуальном литературном
творчестве Тургенева: об обдумывании замыслов произведений, о процессе
написания, о цензурных препятствиях, об опубликовании и театральных
постановках, основой которых послужили тургеневские произведения.
Благодаря
письмам
существует
возможность
узнать
не
только
о
литературном процессе над опубликованными произведениями, но и о работе
над незаконченными и не увидевшими свет сочинениями. Содержание 20
писем к Полине Виардо касается сотворчества писателя и певицы.
Необходимо заметить, что Тургенев оказывал помощь в опубликовании
нескольких сборников романсов П. Виардо на стихи русских поэтов:
А.С. Пушкина, А.А. Фета. Кроме того, при подготовке альбома на стихи
Г. Гейне, Э. Мёрике, Р. Поля Иван Сергеевич выступал не только
78
сопереводчиком текстов, но и художественным редактором. Коллективной
была работа над опереттами «Людоед», «Слишком много жен», «Последний
колдун». И.С. Тургенев не только написал либретто к постановкам, но и
выступил в качестве исполнителя ролей.
Окружение писателя – четвертая по популярности тема, которой
посвящены 54 письма. 33 из них содержат упоминания о друзьях и приятелях
И.С. Тургенева.
Отношения
с
близкими
друзьями
писателя
–
П.В. Анненковым и Я.П. Полонским, судя по переписке, не прекращались, не
смотря ни на расстояния, ни на контроль за Тургеневым со стороны власти. В
письмах с подобной тематикой говорится и о бывших сердечных
привязанностях
Ивана
Сергеевича,
к
которым
можно
отнести
и
О.А. Тургеневу, Марию Толстую и Е.Д Шеншину. Стоит отметить и
С.И. Мещерскую, Е.В. Салиас и Е.Е. Ламберт, женщин, которые сыграли
важную роль в становлении Тургенева – писателя, способствовали введению
его в литературное общество, а также оказали помощь во время ареста и
ссылки Ивана Сергеевича.
Говоря об окружении, важно вспомнить родственников И.С, Тургенева.
В 21 послании Тургенев рассказывает П. Виардо о дочери (в 12 письмах),
дяде – в 4, матери – в 3, брате – в 2.
В письмах Полине Виардо, Тургенев раскрывает тайну появления
дочери на свет. Интересуется, как ему поступить, чтобы облегчить будущее
незаконнорожденной девочки. Во время проживания Полины в доме Виардо,
Иван Сергеевич в каждом письме спрашивал, как себя ведет его дочь и какие
успехи демонстрирует. Когда Полинетта повзрослела, Тургенев, несмотря на
личную с ней переписку, продолжал обсуждать вопросы ее жизни с
П. Виардо. Так, писатель интересовался личностью избранника, свадьба с
которым так и не состоялась. Уже будучи замужем за Гастоном Брюэром,
дочь Тургенева долгое время не могла стать матерью. Иван Сергеевич
выражал беспокойство по этому поводу в свих письмах к Полине Виардо.
79
Дядя Ивана Сергеевича упоминается в связи с хозяйственными делами,
касающимися имений. Тургенев акцентирует внимание на том, что
недопонимание
с
родственником
возникло
из-за
нерационального
управления имениями, в результате чего писатель понес убытки. Дядя был
категорически против назначения нового управляющего. Но И.С. Тургеневу
удалось изменить ситуацию в свою пользу.
О Варваре Петровне писатель вспоминал незадолго до ее смерти, а
также после, в связи с вопросами наследования. Неизгладимое впечатление
на Тургенева произвел дневник матери.
Брата И.С. Тургенев вспоминал в связи с материальными вопросами,
возникшими после смерти Варвары Петровны, а также по вопросу опеки над
воспитанницей матери, Асей.
50 писем связаны с политикой. В 18 посланиях Тургенев рассуждает о
государственном устройстве России, о необходимых преобразованиях,
которые существенно улучшат состояние и уровень жизни крестьян. Не
меньший интерес для Ивана Сергеевича представляла политическая
обстановка за рубежом. В письмах к Полине Виардо Тургенев рассказывает о
политическом перевороте во Франции, очевидцем которого он был.
Необходимо отметить и рассуждения писателя о франко-прусской войне.
В
контексте
политической
темы
рассматриваются
факты
преследования И.С. Тургенева государственной властью. Статья – некролог о
Н.В. Гоголе, которая повлекла тяжкие для писателя последствия в виде
ареста, ссылки и запрета выезжать за границу, а также дело 32-х, по которому
проходил Тургенев – примеры конфликтов писателя с властью.
Следующая тема, которая отражена в письмах Ивана Сергеевича, - тема
здоровья. Подобная тематика может показаться странной, но не будем
забывать, что писатель с детства не отличался крепким здоровьем, а Полина
Виардо была для Ивана Сергеевича не только объектом восхищения, но и
верным другом, готовым прийти на помощь в сложной ситуации, отсюда и
80
высокая степень доверия со стороны Тургенева. 40 писем Ивана Сергеевича
содержат сведения о недомоганиях писателя, его болезнях. Болел ли
И.С. Тургенев холерой или страдал от сильнейших приступов болей в ноге –
обо всем этом он упоминал в письмах к Полине Виардо. Певица, в свою
очередь, также делилась новостями о своем самочувствии. Особенно
Тургенева взволновало заболевание П. Виардо коклюшем, который мог бы
негативно отразиться (и впоследствии отразился) на голосе певицы.
Следующую группу составляют письма, в которых упоминается
искусство. В 34 письмах описывает собственные эмоции с точки зрения
зрителя. И.С. Тургенев раскрывается как ценитель и знаток не только
литературы, но и музыки, живописи, скульптуры, а также фотографии. В
данном случае, отношение писателя к тем или иным объектам культуры (пр.,
оперы, музыка) иногда являлось проекцией взглядов П. Виардо и зависело от
взаимоотношений певицы с авторами произведений.
23
письма содержат
жизненные
наблюдения
И.С.
Тургенева.
Некоторые писатель именовал дневниками, ввиду большого объема и
насыщенного содержания. Кроме того, ряд наблюдений лег в основу
тургеневских произведений.
20 писем посвящены гастролям Виардо. Тургенев делится с П. Виардо
новостями о ее выступлениях, следит за отзывами в прессе, разделяет
радость от успеха и горечь разочарования в связи с проблемами,
возникающими в постановках, участницей которых была П. Виардо.
Следующая группа включает 9 писем о смерти значительных для
писателя людей: Гоголь, Иванов, Дружинин, Мендельсон, Шеффер.
Особенно поразила Тургенева новость об уходе Гоголя. Можно сказать,
что Иван Сергеевич воспринял эту утрату как личную трагедию. «Нас
поразило великое несчастие: Гоголь умер в Москве… Нет русского, сердце
которого не обливалось бы кровью в эту минуту» [Письма, т.2, с.394]. За
несколько лет до этого, в 1847 году, творчество Ивана Сергеевича
81
удостоилось большой похвалы от Гоголя. «Одобрение со стороны этого
«мастера» доставило мне большое удовольствие» (Письма, т.1, с.269), - писал
Тургенев.
Отдельно стоит выделить письма о смерти Варвары Петровны, матери
писателя.
Известно,
что
отношения
Тургенева
с
матерью
были
напряженными. Но личный дневник Варвары Петровны, прочитанный
Иваном Сергеевичем после её смерти, заставил писателя взглянуть на
родительницу по – иному. «Какая женщина, друг мой, какая женщина! Да
простит ей бог всё… Но какая жизнь… Право, я совершенно потрясен»
(Письма, т.1, с.420).
Любимому занятию И.С. Тургенева, охоте, посвящены всего 8 писем.
Подобное содержание характерно для спасского периода ссылки и
пребывания в Куртавнеле.
В 6 письмах И.С. Тургенева к Полине Виардо упомянута общественная
деятельность писателя, к которой можно отнести чтение публичных лекций,
участие в литературном кружке, а также решение вопросов, касающихся
общества помощи нуждающимся литераторам. Важно заметить, что несмотря
на необходимость участия в общественных мероприятиях, Иван Сергеевич к
подобным выступлениям относился с долей скептицизма.
Таким образом, тематическая классификация писем И.С. Тургенева
наглядно демонстрирует, чем интересовался писатель, что для него было
первостепенно, а что – вторично. Высокая степень доверия Тургенева к
Полине Виардо позволяла создавать письма фактически насыщенными,
предельно честными, а писательский талант Тургенева придал каждому
письму индивидуальность. Тургеневские письма настоящие законченные
произведения, где каждое слово идет от сердца, а трепетное отношение к
Виардо проходит красной нитью через все «листки бумаги, являющиеся к
вам издалека и приносящие физический и духовный отпечаток жизни
дорогого вам существа», - перефразируя самого писателя. Благодаря
82
эпистолярному наследию Ивана Сергеевича, возможно узнать не только
Тургенева – писателя, но и Тургенева как личность: верного друга, любящего
сына, доброго помещика, видного общественного деятеля.
83
Список использованной литературы
Тексты
1. Аксаков С. Т. Собрание сочинений в 5 т. / - М.: Правда, 1966.
2. Аксаков С.Т. Собрание сочинений / под ред. А.Г. Горнфельда: [в 6 т.]. –
СПб.: тип. Т-ва «Просвещение», 1909-1910.
3. Белинский В. Г. Полное собрание сочинений : В 13 т. — М. :
Издательство Академии наук СССР, 1953–1959.
4. Герцен А.И. Собрание сочинений в 30 томах / А. И. Герцен ; Акад. наук
СССР, Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. - Москва : Наука, 19541965.
5. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений в 15 томах. Л.: Наука.
Ленинградское отделение, 1989–1996.
6. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем : в 15 т. / Н. А.
Некрасов ; [Акад. наук СССР, Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом) ;
редкол.: М. Б. Храпченко (гл. ред.) и др.]. - Ленинград : Наука, 19812000.
7. Полонский Я.П. Полное собрание стихотворений / Я.П. Полонский. –
Санкт-Петербург: Издание А. Ф. Маркса, 1896.
8. Толстой Л.Н. Дневники / Л.Н. Толстой. Собрание сочинений в 22
томах. - М.: Художественная литература, 1978 – 1985. - Т. 21. 1984. –
523 с.
9. Тургенев И.С. Бретер // Отеч. зап. – 1847. – №1. – отд. I. – С.1-42.
10. Тургенев И.С. Литературные и житейские воспоминания / Прим.
Л. Сарбаш, Л. Лотман. – М.: Правда, 1987. – 384с.
11. Тургенев И.С. Певцы // Современник. – 1850. – № 11. – отд. I. – С. 97
— 114.
84
12. Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем / Полное собрание
сочинений и писем : В 28 т. (30 книгах). - Москва ; Ленинград : Изд-во
Акад. наук СССР, 1960-1968.
13. Тургенев И.С. Призраки // Эпоха. – 1864. – № 1-2. январь-февраль. – С.
1-31.
14. Тургенев И.С. Татьяна Борисовна и ее племянник // Современник. –
1848. – №2. – отд. I. – С.186-197.
15. Тургенев И.С. Хорь и Калиныч // Современник. – 1847. – №1. – отд. IV.
– С.55-64.
16. Тургенев И.С. Чужой хлеб. Комедия в двух действиях // Современник.
–1857. – № 3. – С. 81-133.
Исследования
17. Алексеев М.П. Письма И.С. Тургенева // Тургенев И.С. Полное
собрание сочинений и писем в тридцати томах. Письма в восемнадцати
томах. Издание второе, исправленное и дополненное. Т.1. Письма 18311849. – М., «Наука», 1982. Т.1.
18. Анненков П.В. Литературные воспоминания / Вступит. статья В. И.
Кулешова; Коммент. А. М. Долотовой, Г. Г. Елизаветиной, Ю. В.
Манна, И. Б. Павловой . — М.: Худож. лит., 1983. — 694 с.
19. Богданов Б.В. Тургенев и Орловский край / Сост.: Б. В. Богданов, Г. М.
Шевелева, С. А. Лурье. - Орел : [б. и.], 1968. - 248 с.
20. Бойесен Я. X. Воспоминания о Тургеневе / Я. Х. Бойесен // В мире
отечественной классики. Вступит, заметка, пер. и примеч. B.
Александрова — Москва: б.и., 1984. — С. 393-402.
21. Брокгауз
Ф.А.,
Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Том
XXXVIIIА. – СПб.: Семеновская Типолитография (И.А. Ефрона), 1903.
– 497с.
85
22. Бронь Т.И. Тургенев и его дочь Полина Тургенева Брюэр //
Тургеневский сборник (материалы к полному собранию сочинений и
писем И.С. Тургенева) под ред. М.П.Алексеева. - Л., - М.: Наука,1966. –
Вып.2. – С.324-339.
23. Бялый Г.А., Муратов А.Б. Тургенев в Петербурге. - Л. : Лениздат, 1970.
24. Венгеров С.А. Иван Сергеевич Тургенев как автор «Записок охотника»
// Главные деятели освобождения крестьян. – Санкт-Петербург: Тип.
АО «Брокгауз – Ефрон», 1903. – 76с.
25. Винникова Г.Э. Тургенев и Россия. - Изд. 2-е, перераб. и доп. - М. :
Сов. Россия, 1977.
26. Голованова Т.П. «Дворянское гнездо». Тургенев и Герцен в период
создания романа // Тургеневский сборник (материалы к полному
собранию сочинений и писем И.С. Тургенева) под ред. М.П.Алексеева.
- Л.: Наука,1967. – вып.3. – С.83-92
27. Горелов А. Е. Героическая любовь: И. С. Тургенев // Очерки о русских
писателях. — Ленинград : Сов. писатель, 1984 .— С. 256-257.
28. Грица Т.С.
М.С.
Щепкин
и
Тургенев
//
Лит.
Наследство.
И.С. Тургенев: Новые материалы и исследования. — М.: Наука, 1967. –
Т. 76. – 791 с.
29. Громов В.А. Агентурное донесение о чтении Тургеневым «Призраков»
// И.С. Тургенев. Вопросы биографии и творчества / Под ред. Н.Н.
Мостовской). – Л.: Наука, 1990. – С.194-196.
30. Громов В.А. Из воспоминаний крестьян о Тургеневе //Тургеневский
сборник (материалы к полному собранию сочинений и писем
И.С. Тургенева) под ред. М.П. Алексеева. - Л., - М.: Наука,1966. –
Вып.2. – С.289-299.
31. Гроссман Л.П. Литературные портреты. - М. : РИПОЛ КЛАССИК,
2010. - 492 с.
86
32. Дедюхина О.В. Сны и видения в повестях и рассказах И.С. Тургенева
(проблемы мировоззрения и поэтики) : автореферат диссертации на
соискание уч. ст. канд. филол. наук. – М.: 2006. – 30 с.
33. Ден Т.П. Записка Тургенева 1857 г. о крепостном праве //
Тургеневский сборник (материалы к полному собранию сочинений и
писем И.С. Тургенева) / Под ред. М.П. Алексеева. - Л.: Наука,1968. –
Вып.4. – С.107-144.
34. Долотова Л.М. Тургенев о революционном Париже 1848 г. Из
дневниковых записей П.А. Васильчикова 1853-1854 гг. // Литературное
наследство. – Т.76. И.С. Тургенев: Новые материалы и исследования /
Ред. В.Р. Щербина. – М.: Наука, 1967. – С.342-359.
35. Доманский В.А. Тургенев – переводчик Рихарда Поля: немецкорусский дискурс / Отв. ред. Н. П. Генералова, В. А. Лукина. — М.;
СПб.: «Альянс-Архео», 2012. — Вып. 3. – С.248-264.
36. Еремин М. На стремнине века: (И. С. Тургенев в 40 – 60 - е годы) //
Тургенев И. С. Рудин; Дворянское гнездо; Накануне; Отцы и дети. —
Москва : Современник, 1983. — С. 5-16.
37. Жекулин Н.Г. Тургенев в кругу семьи Виардо / Отв. ред.
Н.П. Генералова, В. А. Лукина. — М.; СПб.: «Альянс-Архео», 2012. —
Вып. 3. – С.5-55.
38. И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т.— Москва:
Художественная литература, 1983.
39. Измайлов Н.В. Тургенев и С.И. Мещерская // Тургеневский сборник
(материалы к полному собранию сочинений и писем И.С. Тургенева) /
Под ред. М.П.Алексеева. - Л., - М.: Наука,1966. – Вып.2. – С.226-248.
40. Кенигсберг А.К. 111 балетов и забытых опер / Справочникпутеводитель под ред. Б. Березовского. – СПб.: КультИнформПресс,
2004. – 672 с.
87
41. Крестова Л. В. Татьяна Бакунина и Тургенев // Tургенев и его время :
сборник научных статей. - М., 1923. – С. 31-50.
42. Кузнецов С.А. Большой толковый словарь русского языка / СПб.:
Норинт, 2000. — 1536 с.
43. Кузьмина Л.И. Из документов о «деле 32-х». (Письмо В.А.
Долгорукова к Д.Н. Замятнину) // Тургеневский сборник (материалы к
полному собранию сочинений и писем И.С. Тургенева) / Под ред.
М.П.Алексеева. - Л.: Наука,1969. – Вып.5. – С.384-385.
44. Лебедев Ю. В. Тургенев. – М.: Молодая гвардия, 1990. - 607 с.
45. Липатов П.Е. «Муму» И.С. Тургенева // Творчество И. С. Тургенев.
Сборник статей / Под общей редакцией С. М. Петрова. Редакторсоставитель И. Т. Трофимов - Москва: Учебно-педагогическое
издательство министерства просвещения РСФСР, 1959. - С.141-158.
46. Лукина В.А. Три письма графини Е.Е. Ламберт к И.С. Тургеневу //
Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2001 год / Отв.
ред. Т. Г. Иванова. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2006. — С.145-157.
47. Ляшенко К.Г. Тургенев в материалах перлюстрации III отделения и
Департамента полиции. Письма к Тургеневу и отзывы о нем (18611879гг.) // Литературное наследство. – Т.76. И.С. Тургенев: Новые
материалы и исследования (ред. В.Р. Щербина). – М.: Наука, 1967. –
С.321-328.
48. Мазон А. Работа Тургенева над романом «Два поколения» //
Литературное наследство. Т.73. кн.1. – М.: Наука, 1964. – С.39-45.
49. Манн Ю. В. Тургенев - критик и публицист // И. С. Тургенев Собр. соч.
Т. 12. — Москва : Художественная литература, 1979. — С. 370-403
50. Милов Л.В. История России XVIII – XIX веков / Л.В. Милов, Н.И.
Цимбаев; под ред. Л.В. Милова. – М.: Эксмо, 2006. – 784с.
51. Моруа А. Тургенев / Андре Моруа; Пер. с фр. М. И. Перпер . —
Москва: Согласие, 2001. — 192с.
88
52. Муратов А.Б. Тургенев и жиздринские крестьяне (1877 г.) //
Тургеневский сборник (материалы к полному собранию сочинений и
писем И.С. Тургенева) / Под ред. М.П.Алексеева. - Л., - М.: Наука,1966.
– Вып.2. – С.299-304.
53. Назарова Л.Н. О романе «Два поколения» // Литературное наследство.
Т.73. кн.1. – М.: Наука, 1964. – С.52-59.
54. Назарова Л.Н. Тургенев и О.А. Тургенева // Тургеневский сборник
(материалы к полному собранию сочинений и писем И.С. Тургенева) /
Под ред. М.П.Алексеева. - Л., - М.: Наука,1964. – Вып.1. – С.293-299.
55. Олсуфьев Д.А. Тургенев. Воспоминания и заметки // На чужой
стороне. – Прага, 1925. – № 11. – С. 56.
56. Патапенко С.Н. Природа конфликта в драматургии И. С. Тургенева :
автореферат дис. ... кандидата филологических наук : 10.01.01.
Вологодс. гос. пед. ун-т. - Вологда, 2000. - 19 с.
57. Петров С.М. И. С. Тургенев : жизнь и творчество. - Изд. 2-е, доп. - М. :
Просвещение, 1968.
58. Робер Оливье Оперетты Тургенева // Литературное наследство Гл. ред
И.И. Анисимов. Т.73. кн. 1. – М.: Наука, 1964. – С. 69-91.
59. Розанов А.С. Полина Виардо-Гарсиа / А. С. Розанов. - Л. : Музыка,
1969. - 246 с.
60. Розанов А.С. Полина Виардо-Гарсиа. – Л.: Музыка, 1978. – 224 с.
61. Соловьев В.С. Философский словарь Владимира Соловьева / Сост.
Г.В. Беляев. - Ростов-на-Дону : Феникс, 1997. - 463 с.
62. Степанова Г.В. Письмо Тургенева о смерти Н.В. Гоголя. Из истории
публикации // Тургеневский сборник (материалы к полному собранию
сочинений и писем И.С. Тургенева) / Под ред. М.П. Алексеева. - Л.:
Наука,1968. – Вып.4. – С.144-146.
89
63. Топоров В.Н. Странный Тургенев (четыре главы) // Чтения по истории
и теории культуры. Вып. 20. – М.: Российск. гос. гуманит.ун-т, 1998. –
192 с.
64. Тучкова-Огарева Н.А. Воспоминания / Серия литературных мемуаров.
–М.:ГИХЛИ, 1959. http://az.lib.ru/t/tuchkowaogarewa_n_a/text_0020.shtml
[электронный ресурс].
65. Утевский Л.С. Смерть Тургенева 1883-1923 : Труды Тургеневского Ова. – Пб.: Атеней, 1923 . – 88 с.
66. Чистова И.С. Тургенев и музыкальные утренники в Баден-Бадене //
Тургеневский сборник (материалы к полному собранию сочинений и
писем И.С. Тургенева) / Под ред. М.П.Алексеева. - Л., - М.: Наука,1964.
– Вып.1. – С.315-320.
67. Чичерин А. В. «Во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины...»
// Тургенев И. С. Дым. Новь. Вешние воды. Стихотворения в прозе. —
Москва, 1981. — С. 5-26.
68. Шаталов
С.
Е.
Литературно
-
критические
произведения
И.С. Тургенева // Тургенев И. С. Статьи и воспоминания. Москва:
Современник, 1981. — С. 5 - 24.
90
&ýýYжплАгиАт
Орловский rосударственный
университет имени И.С. Тургенева
творитЕ соýствЕнным умOм
сп
рАвкА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
'1
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУ3
Автор работы
fuи*нцрliв;ilнui
Подразделение
Тип работы
Название работы
Название файла
Процент заимствования
Процент цитирования
Процент ори гинальности
,Щата
проверки
Модули поиска
Рабоry проверил
ФИО проверяюшего
,Щата
подписи
Чтобы убедиться
в поминности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссылку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруженное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не помежит использованию
в коммерческих целях.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа