close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Юдин Юрий Юрьевич. Геополитика как фактор развития российского общества и государства: опыт, современное состояние и перспективы

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки: 41.04.04 Политология
направленность (профиль) Политическая философия
Студента Юдина Юрия Юрьевича шифр 165945
Философский факультет
Тема выпускной квалификационной работы
«Геополитика как фактор развития российского общества и государства:
опыт, современное состояние и перспективы»
Студент
Юдин Ю.Ю.
Руководитель
Старостенко К.В.
Зав. кафедрой / РОИ
Старостенко К.В.
Орел 2018
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Философский (институт) факультет
Кафедра общей и прикладной политологии
Направление подготовки: 41.04.04 Политология
Направленность (профиль) Политическая философия
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой / РОП
Старостенко К.В.
«8» февраля 2018 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Юдина Юрия Юрьевича шифр 165945
1. Тема ВКР «Геополитика как фактор развития российского общества и
государства: опыт, современное состояние и перспективы».
Утверждена приказом по университету «28» марта 2018 г.
2. Срок сдачи студентом законченной работы «2» ноября 2018 г.
3. Исходные данные к работе: научная периодика, монографические
исследования, диссертационные работы, авторефераты, справочная литература по
теме.
4. Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов): в работе
должны быть последовательно раскрыты следующие вопросы: определение
сущности геополитики; анализ русской геополитической мысли России;
исследование современных школ и концепций в российской геополитике; анализ
геополитического положения современной России; анализ геосотратегии России на
современном этапе.
5. Перечень графического материала и графический материал в работе
3
отсутствуют.
6. Консультанты по ВКР (с указанием относящихся к ним разделов)
Раздел
Подпись дата
Консультант
Задание выдал
Задание принял
Дата выдачи задания «8» февраля 2018 г.
Руководитель ВКР
Задание принял к исполнению
таростенко К.В.
Юдин Ю.Ю.
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов ВКР
Поиск и прочтение литературы по
проблеме исследования
Написание 1 главы исследования
Написание 2 главы исследования
Написание введения и заключения,
оформление ВКР по требованиям к
оформлению текста
Рецензирование работы, проверка на
антиплагиат
Сдача работы на проверку, ее защита
Студент______Юдин Ю.Ю.
Руководитель ВКР
—
Срок выполнения
этапов работы
Февраль-март
2018 г.
Март-апрель 2018
г.
Апрель-июнь
2018 г.
Июль-сентябрь
2018 г.
Примечание
Октябрь-ноябрь
2018 г.
Ноябрь 2018 г.
Выполнено
Старостенко К.В.
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
4
АННОТАЦИЯ
Объем выпускной квалификационной работы на тему «Геополитика как
фактор развития российского общества и государства: опыт, современное
состояние и перспективы» составляет 90 печатных страниц. Работа написана с
использованием 66-х источников литературы.
Перечень ключевых слов: геополитика, российское государство и общество,
развитие, безопасность, геостратегия.
Объектом исследования выступает российское государство и общество в
процессе своей эволюции. Предметом исследования влияние геополитики на
развитие российского государства и общества в процессе их функционирования.
Основная цель предпринятого нами исследования состоит в том, чтобы на
основе системного анализа и синтеза раскрыть теоретико-методологические
основы,
генезис,
важнейшие
особенности
и
системообразующую
роль
геополитических факторов на развитие современной России.
Методы исследования. Основным методом исследования являлся системный
подход. В работе автор использует также методы исторического сравнительного
анализа и
синтеза
работ
иностранных
и
отечественных
исследователей,
затрагивавших проблемы формирования геополитических основ России и ее
основных компонентов, социологические методы исследования геополитических
процессов. Также в исследовании были использованы следующие методы и
подходы: историко-описательный - способствовал изучению международных
явлений в их последовательном временном развитии (фактическое развитие
международных отношений в процессе смены эпох и поколений, позволяющее
находить аналогии и исключения); сравнительный - содействовал сопоставлению
однотипных международных политических явлений с целью выявления их общих
черт и специфики; социологический - позволил выяснить уровни зависимости
международной политики от общества, в том числе влияние на политическую
5
систему, экономические
культуру;
отношения,
социальную
аналитико-прогностический
-
структуру,
способствовал
идеологию
и
объяснению
существующих положений международной обстановки, а также спрогнозировать
дальнейшую эволюцию ситуации.
Научной новизной работы является определение основных теоретико­
методологических подходов в современной российской геополитике (атлантизм,
неоевразийство, изоляционизм); установление противоречивости геополитики
России на постсоветском пространстве; установление основных угрозы для
российского государства в условиях интеграционных процессов в Европе.
Материалы исследования могут быть использованы в курсе изучения
геополитики, политологии, внешней политики, государственного и муниципального
управления.
Возможность
практической
реализации
результатов
исследования
заключается в том, что основные теоретические положения и практические
результаты научного исследования могут быть использованы в рамках научно­
политической исследовательской деятельности, в качестве материалов для
подготовки докладов с целью участия в конференциях и на практических занятиях
по данной теме.
6
Содержание
Введение.......................................................................................................................
7
Глава 1. Геополитика в истории российской государственности.......................13
1.1 Зарождение русской геополитики в период Киевской Руси......................
13
1.2 Развитие геополитических идей в период Московского государства....... 19
1.3 Г еополитика Российской Империи.................................................................
28
1.4 Особенности развития геополитики в СССР.................................................
33
Глава 2. Геополитическое положение России после распада СССР и ликвидации
биполярного мира........................................................................................................ 38
2.1 Общая оценка геополитического положения и геополитические
интересы России на постсоветском пространстве............................................... 38
2.2 Геополитическая ситуация на постсоветском пространстве......................
42
2.3 Современные школы и концепции в российской геополитике................... 52
Глава 3. Г еостратегия России: внутренние и внешние приоритеты...............
62
3.1 Влияние геополитических факторов на внутреннюю жизнь российского
общества........................................................................................................................ 62
3.2 Внутренние геостратегические приоритеты современной России.........
70
Заключение................................................................................................................
81
Список литературы...............................................................................................
85
7
Введение
Актуальность исследования. Настоящая работа посвящена рассмотрению
процесса развития российской государственности под влиянием внешнего
перманентного
военно-политического
давления,
выявлению
общих
закономерностей в принятии верховной властью судьбоносных решений в разные
периоды отечественной истории, анализу современной общественно-политической
мысли о месте и роли Российской Федерации на мировой арене, а также
рассмотрению
возможных
геополитических
шагов
для
решения
Россией
глобальных задач в историческом противостоянии цивилизаций.
Необходимо отметить, что влияние категории «геополитика» в контексте
непосредственного влияния её на российскую государственность определяется
тем, что в настоящее время сформировалась мировая тенденция на пересмотр
статуса-кво территориальных владений, определённого как базовый принцип
международных отношений, сформированных по итогам Второй мировой войны.
Сыграв ключевую роль в победе над Третьим рейхом, Советский Союз
впоследствии был неминуемо вовлечён в новое глобальное противостояние, более
масштабное, чем раньше. Оказывая серьёзное геополитическое влияние на
союзников и противников, но в итоге проиграв в холодной войне, СССР тем не
менее оставил большой потенциал для новой России в целях поддержания
государственности на период осознания ошибок и поиска своего места в новом
миропорядке.
Во время постсоветской дезориентации Российской Федерации западные
партнёры монополизировали геополитическую плоскость, что не могло не нанести
ущерб авторитету Организации Объединённых Наций, созданной в 1945 году для
поддержания и укрепления международного мира и безопасности, развития
сотрудничества между государствами.
Данное обстоятельство активизировало старые региональные конфликты и
8
спровоцировало новые территориальные споры, в том числе на постсоветском
пространстве, которое исторически являлось зоной цивилизационного влияния России.
Неожиданная для западных партнёров реинкарнация государства на стыке
тысячелетий как цивилизационного центра силы позволила слышать и учитывать
мнение нашей страны при назревающем обновлении системы международных
отношений
в
XXI
веке.
Возвращение
геополитического
влияния
стало
неизбежным. Вопрос о глобальном доминировании стал снова открытым.
Степень научной разработанности темы. Анализ различных источников по
проблематике выбора направлений геополитики современной России позволяет
сделать вывод, что единая теоретическая концепция геополитики государства на
основе его национально-ориентированных сил - это популярная для обсуждения в
научных и общественно-политических кругах тема.
Существуют различные точки зрения относительно геополитики России в
XXI веке и особенностях её национально-ориентированных сил, что, в известной
степени, является отражением системного кризиса, затронувшего все сферы
общества, в том числе систему образования и область научных исследований.
Перспектива геополитики как фактора развития российского государства и
общества является темой серьёзных научных дискуссий и находится в стадии
глубокого концептуально-исторического осмысления, что требует использования
различных научных подходов и методов, в том числе нестандартных.
Исследования в рамках данной работы принципиально разделены на несколько
категорий с опорой на различные аспекты геополитики, применяемые в научном
дискурсе:
1.
Для изучения истории геополитики как науки использовались научны
труды классиков западного научного сообщества (Ф. Ратцеля [37], Р. Челлена [60],
Х. Маккиндера [31], К. Хаусхоффера [56] и др.) и представителей отечественной
школы (Н.Я. Данилевского [9], К.Н. Леонтьева [28], П.Н. Савицкого [42], В.П.
9
Семёнова Тянь-Шанского [40], И.Л. Солоневича [47] и др.).
2.
При
исследовании
теоретических
аспектов
современных
геополитических отношений как проекции эпохальных исторических процессов за
основу были взяты работы А.Г. Дугина «Г еополитика постмодерна», «Социология
русского общества» [14, 16]. В названных и многих других работах автор
последовательно с конца 80-х годов XX-го века занимался развитием концепции
неоевразийства, чем добился большого внимания отечественной науки к
проблематике геополитических исследований.
3.
Для изучения практического применения геополитики в качестве
ориентира взяты работы признанных авторитетов в области мировой политики,
таких как Г. Киссинджер «Мировой порядок» [23], З. Бжезинский «Великая
шахматная доска» [2], являвшихся в своё время советниками Президентов США.
4.
В рамках изучения критики в адрес геополитики взята во внимание
позиция сторонников либеральной теории международных отношений (С.
Медведев «Соблазн геополитики» [31], В. Жарков «Фейк геополитики» [18]), а
также представителей марксизма и ряда левых учений.
5.
Учитывая специфику умонастроений эпохи постмодерна был проведён
анализ применения конспирологического подхода при изучении геополитических
проблем. За основу взяты научная работа социолога Л. Гумпловича «Расовая
борьба» [64], статьи и публикации историка А.И. Фурсова [55], публициста Н.В.
Старикова [49], политика Е.А. Федорова [52].
6.
Духовно-религиозная
сторона
геополитических
шагов
России
проанализирована со следующих позиций:
-
Православия
(историческое
произведение
первого
Киевского
митрополита Иллариона «Слово о Законе и Благодати» [43]);
-
идеи русского космизма (Н.Ф. Федоров «Философия общего дела» [53],
В.С. Никитин «Космическое мышление» [33]);
10
-
системы знаний «Концепция общественной безопасности» (В.А.
Ефимов «Глобальная трансформация - Русский проект» [17], И.В. Солонько
«Власть и общество: от иллюзий к реалиям» [48]).
При анализе примеров геополитического противостояния и сопутствующих
им процессов были использованы различные статьи (как профессиональных
журналистов, так и представителей тренда гражданской журналистики) в сети
«Интернет» о произошедших, протекающих и прогнозируемых событиях.
Исследование научной литературы показало, что проблема вхождения
геополитики в сферу факторов, воздействующих на:
а)
процессы
развития
американского
и
европейского
общества,
исследовалась на протяжении долгого времени западной школой геополитики,
начиная с XIX-го века, и успешно внедрялась для оправдания экспансивной
внешней политики.
б) процессы развития советского общества, была заблокирована на полвека
политическим аспектом марксизма, что впоследствии спровоцировало бум и
всеядность в изучении и применении геополитики в отечественной науке в конце
80-х - начале 90-х годов.
Тем не менее, на сегодняшний день формируются специальные направления
исследования, синтезирующие данную проблему в единое исследовательское поле,
но, в то же время, имеют слабое влияние на науку и сильное - на общество.
Объектом исследования выступает российское государство и общество в
процессе своей эволюции.
Предмет исследования - влияние геополитики на развитие российского
государства и общества в процессе их функционирования.
Основная цель исследования состоит в том, чтобы на основе системного
анализа и синтеза раскрыть теоретико-методологические
основы, генезис,
важнейшие особенности и системообразующую роль геополитических факторов на
11
развитие современной России. Исходя из данной цели определены следующие
задачи исследования:
-
выявить предпосылки возникновения геополитических идей в период
Киевской Руси;
-
исследовать особенности развития геополитики в период Московского
государства;
-
подвергнуть анализу геополитические построения Российской Империи;
-
показать особенности развития геополитики в СССР;
-
дать общую оценку геополитического положения и геополитические
интересы России на постсоветском пространстве;
-
проанализировать
геополитическую
ситуацию
на
постсоветском
пространстве;
-
рассмотреть современные школы и концепции в российской геополитике;
-
определить влияние геополитических факторов на внутреннюю жизнь
российского общества;
-
выделить внутренние геостратегические приоритеты современной России.
Теоретико-методологические основы исследования.
Основным методом исследования являлся системный подход. В работе автор
использует также методы исторического сравнительного анализа и синтеза работ
иностранных
и
отечественных
исследователей,
затрагивавших
проблемы
формирования геополитических основ России и ее основных компонентов,
социологические методы исследования геополитических процессов. Также нами
были использованы следующие методы и подходы: историко-описательный способствовал изучению
международных явлений
в их последовательном
временном развитии (фактическое развитие международных отношений в процессе
смены эпох и поколений, позволяющее находить аналогии и исключения);
сравнительный -
содействовал сопоставлению однотипных международных
12
политических явлений с целью выявления их общих черт и специфики;
социологический - позволил выяснить уровни зависимости международной
политики от общества, в том числе влияние на политическую систему,
экономические отношения, социальную структуру, идеологию и культуру;
аналитико-прогностический
-
способствовал
объяснению
существующих
положений международной обстановки, а также спрогнозировать дальнейшую
эволюцию ситуации.
Материалы исследования могут быть использованы в курсе изучения
геополитики, политологии, внешней политики, государственного и муниципального
управления.
Возможность
практической
реализации
результатов
исследования
заключается в том, что основные теоретические положения и практические
результаты научного исследования могут быть использованы в рамках научно­
политической исследовательской деятельности, в качестве материалов для
подготовки докладов с целью участия в конференциях и на практических занятиях
по данной теме.
Структура работы состоит из введения, основной части (трёх глав),
заключения и списка литературы.
13
Глава 1. Геополитика в истории российской государственности
1.1.
Зарождение русской геополитики в период Киевской Руси
Г еополитический
анализ
основных
этапов
становления
российского
общества необходимо начать с рассмотрения эпохи формирования государства под
историческим названием Киевская Русь.
В конце IX века на территориях, занимаемых рядом восточнославянских и
финно-угорских племён, вызревала культурная трансформации.
Кто бы ни осуществлял в итоге консолидацию множества народностей: варяги
(будь то скандинавские или западнославянские) или же доморощенные лидеры, взяв
ответственность в свои руки и руководствуясь (интуитивно или осознанно) созданием
большого проекта, они приняли прагматичное решение - связать некогда разрозненные
преимущественно по объективным причинам земли в единое образование.
На этапе проектирования государства исследовался людской и ресурсный
потенциал земель. В то же время необходимо было проводить операции по
принуждению к миру традиционными силовыми методами.
Языческое мировоззрение, несмотря на его сильные метафизические
стороны, выраженные в особом понимании иерархии Высшего управления и
Природы как главных факторов в судьбе людей, испытывало кризис (в том числе
под давлением внешних факторов), и не могло уже выступать в качестве духовных
скреп при закладке религиозного фундамента государственности. Дух времени
требовал объединения по иным правилам, чтобы не сгинуть в геополитических
баталиях в перманентном столкновении цивилизаций.
Крещением Руси в конце X века решались политические задачи по
преодолению внутренних проблем и внешних угроз, но в итоге это событие имело
более глобальное значение - цивилизационное.
Основная внутренняя проблема - расщепление миропонимания о пантеоне
14
богов. Это был болезненный процесс и протекал медленно на протяжении ещё
многих поколений. Но независимо от способов и методов внедрения (огнём и
мечом и (или) добровольно), Православие стало культурным кодом в сложном
алгоритме формирования русской идентичности. Главная внешнеполитическая
проблема - борьба с хазарским игом, которое для становления Руси было не менее
опасным, чем последовавший двухвековой период Ордынского иго.
Указанным проблемам было уделено должное внимание, осмыслено первым
Киевским митрополитом Илларионом и сформулировано им в трактате «Слово о
Законе
и
литературы
Благодати»,
-
ставшим
впоследствии
духовно-религиозной
основой
памятником
древнерусской
зарождающейся
геополитики
Киевской Руси [43].
Илларион в Слове затронул политико-правовые идеи и выступил как идеолог
прогрессивных сил, заинтересованных в создании единого русского государства.
Трактат состоит из трёх частей:
В первой части Илларион дает понимание «Закона» и «Благодати» и их
взаимосвязей, рассуждает о взаимосвязи «закона» и «истины». Постижение
«истины» и связанного с этим фактом достижения «благодати» воспринимается
Илларионом как некий абсолютный идеал совершенства. Под истиной Илларион
понимает совокупность и теологических, и юридических правил. Чётко различает
закон, как внешнее проявление того или иного установления и истины, которая
выражается в высоком нравственном состоянии человека, уже не нуждающегося, в
силу своего совершенства, в регулятивной деятельности закона.
Илларион не даёт классификацию законодательства и не разделяет законы на
божественные
и человеческие.
Вся схема его рассуждений основана на
противопоставлении закона, как выполнения обязательного предписания (из
какого бы источника она не исходила), истине, как результату реализации
свободной
воли
человека,
содержание
которой
определяется
внутренним
15
сознанием человека, воспитанного морально-этическими заповедями Нового
Завета.
Илларион
различает
понятие
«закона»,
как
внешнего
предписания,
регулирующего посредством запретов поведение человека в обществе, и «истины», с
постижением которой он связывает постижение высокого нравственного статуса
христианином, не нуждающегося, в силу своего совершенства, в регулятивной
деятельности Закона, относительность которого и его приходящий характер очевидны.
Илларион сравнивает Закон со светом луны, а Истину - с лучами солнца. Он полагает,
что Истина явилась не сразу, а постепенно открывалась человечеству через Благодать,
получаемую при крещении, но затем «она всю землю покрыла, как вода морская».
Подзаконное состояние он выводит из дикого взаимоистребляющего
существования людей, оно рассматривается автором как временное, доставляющее
людям только оправдание, то есть возможность поступать по закону. Но оно не
делает людей свободными, ибо заложенное в его основание подчинение чужой
воли (исполнение внешний предписаний ещё не является свободой). Только
познание истины предоставляет человеку свободу в выборе своего поведения и
личную ответственность за свои действия с наличием свободы воли.
Интересно
отметить,
противопоставляются
друг
что
другу:
Закон
«Истина
и
Истина
у
Иллариона
воспринимается
не
человечеством
благодаря Закону, а не вопреки ему, ибо и Иисус Христос пришёл в мир не для того,
чтобы нарушить закон, а, напротив, исполнить его». Это положение представляет
собой весьма интересную в юридической науке идею о соотношении закона и
нравственности с глубокой аргументацией предпочтительности нравственных
критериев при оценке поведения человека в обществе.
Закон
сохраняет
человечество, ограничивая насильственно эти столкновения. Закон - это первая
ступень в развитии и совершенствовании человека.
Свободным делает человека познание истины, которая представляет собой
16
свободу выбора и ответственность за свои действия. Таким образом, истина - это
высшая ступень по отношению к закону. Он говорил: «Рабское исполнение
внешних предписаний не есть свобода ... Истина воспринимается благодаря закону,
закон предтечие и слуга благодати и истины. Душа закона омывается водой закона,
чтобы вместить молоко благодати» [43]. Истина - высшая ступень в сравнении с
подзаконным состоянием.
В своём труде Иларион утверждал и идею о равноправии всех христианских
народов, неоднократно подчёркивая, что «время избранничества одного народа
прошло, поскольку миссия Христа заключалась в спасении всех языков (народов)».
Ныне, утверждал Илларион, наступил другой период, когда все равны перед Богом,
который не делает различия между эллином и иудеем и иным народом, так как он
помиловал в равной мере всех. Его Учение распространяется на всех без
исключения
людей,
независимо
от
социального
состояния
и
расовой
принадлежности.
Поставив себе задачей достижение во всех сферах социально-политической
жизни нравственных начал, Илларион обращается к обсуждению группы
политических проблем, связанных с выяснением происхождения, сущности и
употребления власти. Сущность государства (власти) - божественна, так как в
своём назначении она реализует божественную линию. Носитель верховной власти
- «причастник» и «наследник» небесного Царства.
Происхождение власти - наследственное, а родословную современных
князей
Илларион
исчисляет,
начиная
от
«старого
Игоря»
(отца
Олега).
Политические успехи в стране Илларион связывает с наличием образованности и
распространённости книжного знания. Илларион рассматривает деятельность
великого князя, который предстаёт в виде единодержца и главы Русской земли.
Власть должна употребляться «праведно» (законно). Этот тезис приводит автора к
обсуждению формы правления, способов и методов реализации власти.
17
Князь должен быть единодержцем своей земли. Применяемая Илларионом
формула «единодержец своей земли» означает в его понимании, представление о
единодержавии как о единой и суверенной власти в пределах всей подвластной
князю земли. Правосудие необходимо совершать по закону и вместе с тем
милостиво: «мало казни, много милуй». Иллариону представляется наиболее
приоритетным
воздействие
на
человека
милосердием,
нежели
суровым
наказанием, которое противно самой природе человека.
Илларион первым в истории русской политической мысли создал образ
правителя христианского типа, разработав нравственные критерии, которым он
должен соответствовать. Впоследствии данная тема широко обсуждается в
политической средневековой теории, а из близких Иллариону мыслителей найдёт
подробную разработку у Владимира Мономаха, который практически воспринял и
развил весь комплекс идей, рассмотренных Илларионом. В дальнейшем они
получат своё продолжение в произведениях Даниила Заточника, а затем станут
активно обсуждаться в политической литературе Московского государства.
Вторая часть его трактата посвящена восхвалению князя Владимира и
начинается с похвалы Русской земли. Необходимо отметить, что Илларион
впервые в русской политической теории поставил вопрос и об ответственности
князя перед подданными. В области внешнеполитических задач Илларион одной
из первых считал обеспечение мира. Он положил начало определённой традиции,
от которой впоследствии практически не отступали русские мыслители.
В третьей части своего произведения, в которой в виде молитвы
сформулированы пожелания своей стране на будущие времена, Илларион прежде
всего советует правителям избавить страну от войн. Князь обязан заботиться о мире
и не развязывать кровавых войн, которые могут плачевно кончиться для народа или
принесут невзгоды чужому народу, а в результате, Бог разгневается на завоевателя
и его народ, ибо ни свой, ни чужой народ не следует «попущать скорби и глада и
18
напрасных смертей, огня и потопления» [43].
Кроме
этого,
третья
часть
трактата
рассматривает
определённые
перспективы развития Русской государственности, выраженные в виде молитвыпожелания. Прежде всего это:
1. Мощная верховная власть.
2. Высокоморальный облик правителя.
3. Законность происхождения и деятельности власти.
4. Мирный курс внешней политики.
5. Чётко подчеркивается значимость Русской земли.
Из изложенного следует, что по кругу затронутых проблем и широте
политического горизонта, а также по писательскому мастерству трактат Иллариона
был высоко оценён как современниками, так и потомками. Илларион создал
идеальный
образ
верховного
правителя
христианского
типа.
Выработав
определённые моральные и юридические критерии, с помощью которых он
оценивал его личность и деятельность.
«Слово о Законе и Благодати» следует сравнить с трактатом флорентийского
мыслителя и государственного деятеля Никколо Макиавелли «Государь» [30], в
котором описываются методология захвата власти, методы правления и умения,
необходимые для идеального правителя с точки зрения западной парадигмы
мироустройства.
Для данного исследования важно отметить, что мирный курс внешней
политики не является визитной карточкой стран, входящих в зону англо­
саксонского влияния. Указанное обстоятельство позволяет объяснить один из
аспектов исторически сложившегося геополитического противоборства: из разных
концептов миропонимания вытекают антагонистические внешнеполитические
доктрины, которые в дальнейшем находят своё отражение в теории и практике
геополитики. К примеру, геополитическая наука Запада призвана обосновывать
19
необходимость агрессии, а геополитическая наука Российской государственности
несёт больше миротворческий характер.
1.2.
Развитие геополитических идей в период Московского государства
Московское царство как полностью самостоятельный политический и
геополитический субъект появляется в истории в конце XV века, но корни его
уходят намного глубже - в домонгольский период (Ростовско-Суздальское
княжество -
позже Владимирско-Суздальское) и в эпоху Золотой Орды
(Владимирское княжество, затем Московское).
Постепенное укрепление собственно московского княжества в ордынскую эпоху
идёт от Даниила Московского к Ивану Калите, Дмитрию Донскому и вплоть до
Василия II Тёмного. Каждый из московских князей (разными способами и с разной
степенью успеха) постоянно расширяет зону московских владений, укрепляет страну,
присоединяет новые и новые земли, устанавливает контроль над прилегающими к
территориям Московского
княжества областями.
Неизменная
ориентация на
централизм и крепкую великокняжескую власть составляет стиль московского
правления. Реализовывался принцип государственности: преодоление распада и
усиление центра вопреки тенденциям к дальнейшему расчленению и раздроблению
территорий.
Дмитрий Донской - первый из Великих князей, правивших под Ордой,
определил прообраз будущей Москвы. Его столкновение с Мамаем - пример
успешного сопротивления восточной Руси монголам, хотя ранее вся политика
строилась на альянсе с Ордой и на лояльности ей. Куликовская битва (8 сентября 1380
г.) показывает, что русский восток, объединивший под эгидой Великого князя не
только московское войско, но и армии других русских княжеств, способен выставить
мощную и консолидированную силу для того, чтобы бросить вызов более, чем
20
столетнему (на тот момент) ордынскому господству. И хотя через два года
опустошительный поход ордынского хана Тохтамыша приводит к тому, что выплата
дани восстанавливается, отныне Русь готовится к новому историческому этапу - к
будущей независимости, возможность которой была наглядно продемонстрирована на
Куликовом поле.
Историк Лев Гумилев писал об историческом значении этого события, с
точки зрения формирования новой исторической общности - великороссов как
народа: «На Куликово поле вышли жители разных княжеств, а вернулись оттуда
жителями единого московского русского государства» [27]. Крупное событие,
сильное потрясение, вынуждающее народы объединиться ради единой цели - в
данном случае победы над врагом ради собственного спасения, плюс сильный
лидер, способный возглавить и повести народы к этой цели - вот два фактора,
положивших начало объединению русского народа и образованию единого
государства. Победа на Куликовом поле была важна эмоциональным воздействием
на восточных славян.
К этому стоит добавить, что победа над Мамаем на Куликовом поле стала
символом грядущей свободы и геополитической самостоятельности. Линия Дмитрия
Донского поэтому становится, как некогда линия Александра Невского, символом
самостоятельной и независимой политики Москвы как нового исторического центра
силы. Следующие сто лет уйдут на то, чтобы закрепить этот вектор и на фоне
нарастающего упадка «Золотой Орды», обосновав новую русскую государственность.
В период великого княжения Василия Тёмного произошли события, на фоне
которых внутренние раздоры, хотя и полные драматизма, могут показаться
малозначимыми. В Византии, которая с церковной точки зрения в качестве образца
политико-социального устройства оставалась на всём протяжении ориентиром для
древнерусского общества, в тот период развёртывалась настоящая геополитическая
и духовная катастрофа.
21
Византия в XV веке оказалась в очень сложной ситуации. Само государство было
предельно ослаблено, и его территории сжались до самого Константинополя и
небольшого количества номинально зависимых от него земель. Политика была в
упадке. Но при этом Византия сохраняла своё символическое значение как прямая
наследница Римской империи и колыбель вселенского православия. Принципы
византизма были универсально распространены даже в период, когда сам центр
происхождения этих идей переживал крайний упадок. Главную угрозу для Византии
представляли собой турки-османы и их государство - султанат. Чтобы завершить
строительство своей империи, туркам-османам был важен именно Константинополь. К
середине XV века стало понятно, что захват Константинополя турками - это лишь дело
времени.
В этих условиях греки решают пойти на беспрецедентный шаг: обратиться за
помощью
к
католическому
Западу,
против
которого
по
религиозным
и
геополитическим причинам они боролись в течение многих веков. В основе этого
стояли
противоречия
чисто
религиозного
порядка,
которые
усугублялись
различиями в представлениях о нормативной социально-политической системе: на
католическом Западе преобладала идея всевластия Папы Римского не только над
всеми церквями, но и над политическими правителями (королями), тогда как на
византийском Востоке сложилась модель симфонии, гармонизации духовного
владычества патриарха и политической (но тоже священной) власти императора,
который, в свою очередь, стоит над простыми светскими правителями - королями
и князьями. Таким образом, Византия, идя на сближение с католическим миром,
отказывалась от своего собственного византизма, а византийское православие
отрекалось от своих корней.
Этот шаг имел колоссальные последствия, с точки зрения церковной
истории. Идентичность православного общества, православной традиции и
православной
культуры,
начиная
с IX
века и даже
несколько
раньше,
22
формировалась во все более и более напряженной и непримиримой полемике с
западным христианством. Византизм отливался в религиозную, культурную,
социально-политическую и (на уровне стратегии) геополитическуюлинию, по
основным моментам резко контрастирующую с католицизмом.
Православие формировало отличную социокультурную идентичность, но от
многовекового
византийская
церковно-культурного
власть
отказывалась
и
в
социально-политического
одностороннем
порядке,
наследия
заключая
Флорентийскую унию и признавая правоту католиков. Это было равнозначно
духовной и исторической капитуляции, признанию огромного исторического
периода восточной церкви и самого православия «заблуждением» и «ошибкой».
Московская Русь и Великий князь Василий Васильевич Тёмный делают
совершенно иной выбор: они категорически отвергают унию. Значение этого решения
трудно переоценить. На осуждение униатства в 1448 г. собирается собор русских
епископов, которые избирают уже без обращения к Константинопольскому патриарху
своего митрополита (Иона), и с этого момента Русская Церковь отсчитывает новое
время. Складывается совершено уникальная ситуация: Византия, от которой русские
взяли веру и которой беспрекословно подчинялись в течение многих столетий в
богослужебных вопросах, отступает от веры, а Русь, принявшая православие от греков,
напротив, доказывает свою приверженность и стойкость.
Начали формироваться
предпосылки теории, которая появится несколько позднее и станет кульминацией
концептуального выражения всего русского востока - речь идёт о идее Москвы как
Третьего Рима. Смысл этой идеи тесно связан с падением Константинополя.
Все этапы укрепления Москвы и восточной Руси при монголах и первые
исторические шаги по освобождению от власти Орды, а также драматические
события, связанные с Флорентийской унией и последующим сразу за ней падением
Константинополя, подготовили почву для следующего периода русской истории,
который принято называть Московским царством и отсчитывать со времени
23
правления ИванаШ, сына Василия II Тёмного. Княжение Ивана III по основным
силовым линиям повторяло логику его предшественников, всемерно заботившихся
об укреплении Москвы и росте ее влияния. При этом за годы его правления
территория Руси увеличилась более чем в пять раз.
Успешным оказалось и восточное направление внешней политики: сочетая
дипломатию и военную силу, Иван III вводит в фарватер московской политики
Казанское ханство. Вторым браком Иван III был женат на византийской принцессе
Софье Палеолог, получая возможность рассматривать последующих членов
династии как прямых потомков византийских правителей. В его правление
официально вводится в оборот титул «великий князь Всея Руси». Тогда же
официальным символом Руси становится византийский двуглавый орёл.
При Иване Третьем происходит событие, являющееся поворотным пунктом
всей русской истории: Золотая Орда окончательно слабнет, распадается. Русь
становится полностью независимой и свободной от внешнего управления. Таким
образом, после стояния на Угре в 1480 г. восточная Русь восстанавливает
независимую государственность, утраченную в первой четверти XIII века в ходе
монгольских завоеваний.
В период правления Ивана III геополитическая роль Москвы начинает ясно
осознаваться и западными державами. Так, к новому центру силы привлечено
внимание венецианцев, столкнувшихся в Средиземном море с новым конкурентом и
противником - Османской Турцией. Венецианская республика ведёт с ними войну.
Тогда же её представители вступают в переговоры с Великим князем Московским
Иваном III, надеясь обрести в нём союзника против серьёзного врага. В 1476 г. Москву
посетил венецианский посол с миссией подтолкнуть Московскую Русь к войне на
южном направлении. С точки зрения геополитики, очень показателен ответ: Иван III
отклоняет эту перспективу, подчёркивая, что приоритетной задачей государства
является не южное направление, а восстановление единого пространства древней Руси,
24
то есть освобождение западнорусских земель от власти Польско-Литовского
королевства.
Тема войны с турками будет подниматься неоднократно и в более позднее
времена - при Иване Грозном и даже в XVII веке при Алексее Михайловиче. И на
всём протяжении московского периода решение московских правителей будет
одинаковым: южное направление русской экспансии не является приоритетным,
пока не решены проблемы на западе. И именно на борьбу с европейским Западом
и брошены все основные силы Московского государства. Это правило действовало
в течение всего московского периода и было нарушено лишь при Петре I.
В итоге можно проследить новые элементы государственности.
1. Территориально. Это государство располагалась на восточных землях
прежней Киевской Руси, западные же территории оставались под властью
иностранных властителей и по большей части в разделённом состоянии.
2. Географически и геополитически. Московская Русь представляет собой
державу, построенную и исторически, и геополитически, и идеологически на
фундаменте традиций, заложенных князьями восточной Руси, то есть это
государство представляет собой кульминацию именно этого восточного полюса. В
нём нашла своё воплощение вся историческая стратегия восточных князей от Юрия
Долгорукого и Андрея Боголюбского до Александра Невского, Ивана Калиты,
Дмитрия Донского и Василия II. Это была восточная Русь.
3. Религиозно. Московская Русь оказывается полностью независимой и
окрепшей, сохранив православную веру на фоне того, что Византия, откуда русские эту
веру приняли, сама отступила от православия, а затем прекратила свое историческое
существование. Москва же не только не поколебалась в вере, но и получила
государственность в тот момент, когда Византия её, напротив, утратила. Для
Средневекового сознания было невозможно не связать эти факторы в прозрачную
причинно-следственную цепочку: Византия отступает от православия и падает; Русь
25
сохраняет верность православию, и наоборот, освобождается от внешнего управления.
4.
Исторически. Поднявшаяся из периферийного существования Московская
Русь оказывается в положении наследницы двух традиций: восточной, туранской Ордынской и западной, византийско-православной. Отныне Москва будет развивать
оба эти вектора, которые не просто не противоречат друг другу, но оказываются
логически и исторически тесно связанными между собой. Это и есть евразийская
идентичность.
Все
эти
моменты
постепенно
осмысляются
в
интеллектуальных
и
политических центрах Руси - в Новгороде и в Москве. Мало по малу складываются
представления о том, что московские великие князья имеют историческое право на
то, чтобы стать преемниками византийских императоров. Наиболее активны в
формировании таких представлений церковные среды, сложившиеся параллельно
вокруг двух центров - в Новгороде вокруг архиепископа Г еннадия Новгородского
и вокруг Иосифа Волоцкого, епископа Волоколамского.
В
период
правления
Василия
III завершается
фактическому самодержавию, ликвидируются
переход
последние
к
полному
остатки удельной
автономии. Власть московского великого князя становится радикально выше всех
остальных форм власти. То есть социологическая модель, начавшая складываться
еще в Киевский период в землях восточной Руси, достигает в этот период
кульминации. Василий III формально был последним правителем Великого
княжества московского. Его сын и наследник Иван Васильевич IV будет править
уже над другой страной. Но уже при Василии III совершенно очевидно: Москва как
идея победила все альтернативные возможности исторического становления
русской державы.
Смысл теории «Москва - Третий Рим» сводится к следующему.
1.
Империя есть не просто организация временного земного порядка вещей
но форма работы Божественного Провидения. Империя священна (сакральна) по
26
своей сути. Она отличается от простых государств и стран тем, что основана на
духовном начале и на важнейшей миссии.
2. Рим есть символ священной империи. Но когда римляне отступили от
требуемых историей качеств, центр империи была перенесён в Константинополь.
Это - второй Рим или новый Рим.
3. Когда второй Рим пал под ударом турок, центр мировой православной
священной империи был перенесён на Русь, и Москва стала третьим Римом. Она
сохранила и православие, и политическую независимость, а, следовательно, и
унаследовала великую миссию служить последним оплотом истины и спасения в
эпоху приближающегося неумолимо царства антихриста.
4. Третий Рим является последним («четвёртому не бывать») и примыкает
непосредственно к концу света, когда антихрист на короткое время воцарится на
всей земле, а затем совершится Второе Пришествие Христа.
Данная теория предполагает переосмысление русской истории и самого
статуса русского правителя - отныне это не просто великий князь (как светский
властитель), но именно священный император, который наряду в высшими
церковными иерархами исполняет вселенскую миссию.
В идеологии «М осква- Третий Рим» русский восток получает своё наиболее
логичное и прозрачное выражение. Те тенденции, которые оживляли историческую
стратегию и цепочку последовательных выборов владимирских и московских
князей, находят воплощение в историко-религиозной модели священной империи,
которой отныне становится Русь. Русь начинает воспринимается как Святая Русь,
как вселенское царство, как квинтэссенция мировой истории. А русский народ,
соответственно, становится «богоносцем», «избранным народом» [15; с. 323].
События эпохи правления Ивана IV Грозного были всецело подготовлены
идейно, социально и геополитически предшествующими этапами.
Основные линии его правления:
27
1) военные завоевания (исполнение завета расширять русские земли и
укреплять последнюю богоносную державу);
2) религиозные переживания (осознание тяжести миссии отстаивания
православной истины, живое ощущение близости прихода антихриста);
3) осознание единства Руси как высшей ценности, а всех центробежных
тенденций - как абсолютного зла.
Основной стиль правления Ивана Г розного вполне можно назвать «русским
византизмом». Грозный строит империю и осознаёт себя «императором»,
личностью, которой волей судьбы вверена важнейшая миссия власти «перед лицом
конца света» [61; с. 58]. При Иване Грозном были завоеваны и присоединены
Казанское (1552) и Астраханское (1556) ханства, началось присоединение Сибири
(1581). Завоевания расширили территорию государства почти в два раза.
Геополитические итоги правления Ивана Грозного можно описать как
последний шаг русского востока к становлению и де факто и де юре мировой империей.
То, что на этом этапе русская держава становится из великого княжества Московского
царством, не является лишь формальностью. Речь идёт о достижении исторического
пика всего процесса, который коренится в самых первых этапах создания Киевской
Руси, в начертании Святославом прообраза будущей гигантской империи, в крещении
Руси князем Владимиром, во всей линии князей русского востока.
При Иване Грозном Русь полностью вступает в права византийского
наследства, осознаёт себя оплотом мирового христианства, окруженного со всех
сторон либо «неверными», либо «отступниками и еретиками». При этом отныне
Москва призвана действовать самостоятельно [15; с. 234].
С точки зрения логики развёртывания русской геополитической истории,
период правления Ивана Грозного является кульминацией всего предшествующего
пути и геополитической матрицей для всей последующей русской истории. С
первых своих шагов Киевская Русь шла к русскому XVI веку, а все остальные века
28
можно считать растянувшимся послесловием к этому периоду.
1.3.
Геополитика Российской Империи
Г еополитические преобразования в сторону укрепления государственности в
условиях внешнеполитического давления возобновились после периода Смуты при
Петре I. Для этого были сформированы основные геополитические цели:
а) найти союзников для войны с Турцией, чтобы получить возможность
иметь флот на Чёрном и Азовском морях;
б) найти союзников для войны со Швецией, чтобы вернуть утраченные ранее
Ингрию и Карелию, а также получить доступ к Балтийскому морю;
в) влияние на побережье Каспийского моря и в Закавказье - восстановить
торговый путь из Центральной Азии и Индии в Европу;
г) ликвидировать технологическое отставание от европейских государств;
д) преобразовать сложившуюся русскую культуру на западный манер [24; с.
170].
Масштабные отразились на внешнеполитическом курсе, который был
направлен на усиление позиций государства. Итогами такой политики стало
следующее:
-
победа в Северной войне со Швецией - получен доступ к Балтийскому
морю, присоединены Ингрия, Карелия, Эстляндия, Лифляндия;
-
расширено влияние в Закавказье и на южном побережье Каспийского
моря - присоединены Дербент, Баку, Решт, провинции Ширван, Гилян,
Мазендеран и Астрабад;
-
использование европейских технологий и специалистов позволило начать
интенсивное развитие промышленности для снабжения армии и флота;
-
войны истощили экономику страны и серьёзно подорвали численность
населения, для обеспечения нужд армии налоги были увеличены в 3,5 раза
29
- всё это привело к росту социальной напряжённости и ряду восстаний;
-
Россия не смогла закрепиться на побережье Азовского моря [11].
В дальнейшем вплоть до крушения Российской Империи в XX веке в той или
иной мере геополитическая борьба проходила по единому сценарию. Постоянные
войны с ведущими европейскими странами, а также с Турцией.
Г еополитическое соперничество между Британской и Российской империями
за господство в Южной и Центральной Азии в XIX - начале XX веков, получившее
название «Большая игра» -
яркий пример, полноценно иллюстрирующий
стратегическую борьбу, результатом которой должно быть сильное ослабление и
потеря исторически сложившегося геополитического влияния одной из сторон
(нередко в итоге входящая в подчинённое положение в следствии частичной или
полной потери суверенитета).
В Российской Империи всеми правителями большое внимание уделялось
просвещению, что позволило создать условия для появления теоретических
исследовательских наработок, ставших ценными для современной политологии.
Известная нам история говорит о том, что русский народ всегда был включён в
геополитические игры «благодаря» географическому положению. Сам же термин
«геополитика» в научной среде появился гораздо позже, чем геополитические
процессы.
Рудольф Челлен, автор термина «геополитика» (1899 г.), определял её как
«доктрину, рассматривающую государство как географический организм или
пространственный
феномен»
[66].
Целью
геополитики,
по
мнению
её
родоначальников, является осознание фатальной необходимости территориальных
захватов для развития государств, так как «пространство уже разделённого мира
может быть отвоевано одним государством у другого лишь силой оружия»[65; s. 2].
В
этом
смысле
российская государственность
в лице Московского
Княжества, Русского Царства, Российской Империи и СССР распространяла своё
30
влияние на многие народы и земли на протяжении многих веков своего
существования. Власть укрепляла связи с новым народонаселением (экономика,
культура) вследствие военных завоеваний (в основном ответы на нападения) и
освоения земель севера и востока.
Ведущий немецкий учёный-геополитик Карл Хаусхофер в 1924 г. определил
геополитику как «науку об отношениях земли и политических процессов. Она
зиждется
на
широком
фундаменте
географии,
прежде
всего
географии
политической, которая есть наука о политических организмах в пространстве и об
их структуре. Более того, геополитика имеет целью обеспечить надлежащими
инструкциями политическое действие и придать направление политической жизни
в целом. Тем самым геополитика становится искусством, именно - искусством
руководства практической политикой. Геополитика - это географический разум
государства» [64].
Российская
Империя
была
третьим
по
площади
из
когда-либо
существовавших государств (после Британской и Монгольской империй) - к 1866 г.
достигла площади 23,7 млн. кв. км и простиралась до Северного Ледовитого океана
на севере и Чёрного мор на юге, до Балтийского моря на западе и Тихоокеанского
побережья Северной Америки на востоке. Во главе империи -
император
Всероссийский, обладающий неограниченной абсолютной властью до 1905 г.
(Манифеста 1905 года) [1]. Именно в таких условиях зародилась и быстро
эволюционировала российская геополитическая мысль.
Представители
российской
общественно-политической
мысли
внесли
немаловажный вклад в разработку геополитических идей. Их формирование в
России с самого начала стимулировалось поисками магистральных направлений
развития страны, попытками определить её идентичность и судьбу, содержание и
сущность «русской идеи», место, роль и статус российского государства в мировой
истории и мировом сообществе. В центре споров и дискуссий неизменно стоял
31
вопрос об отношениях России с Западом и Востоком, Европой и Азией.
Первые попытки систематического изложения собственно геополитических
идей можно обнаружить в позициях славянофилов второй половины 19 века,
которые разделяли мир на «Святую Русь» и «гниющую Европу», по принципу
противопоставления России и Европы. В контексте этих споров и дискуссий
внимание
концентрировалось
на
проблеме
культурно-цивилизационной
самобытности России и необходимости защиты и сохранения этой самобытности
как важнейшего условия жизнеспособности и исторических перспектив самой
российской государственности.
С данной точки зрения одним из первых геополитиков можно считать
Н.Я. Данилевского, которому принадлежит заслуга в разработке теории культурно­
исторических типов. По его мысли, славянство -
это особый культурно­
исторический тип, который не развернул ещё своих творческих потенций, но
которому принадлежит великое будущее. Данилевский изображал дело таким
образом, будто «больная» и «гниющая» Европа стала чуть ли не средоточием
мирового зла, и видел спасение современного ему мира в панславизме [9].
Значительно дальше Данилевского в этом направлении шёл К.Н. Леонтьев,
считавший панславизм слишком либеральным и опасным для жизнеспособности и
дальнейшего развития российской государственности, которая, по его словам,
будучи более широким и независимым образованием, должна быть «не чем иным,
как развитием своей собственной оригинальной славяно-азиатской цивилизации».
По Леонтьеву, чисто славянское содержание русской идеи слишком бедно для
всемирного духа России. «Всегдашняя опасность для России,- утверждал он,- на
Западе: не естественно ли ей искать и готовить себе союзника на Востоке? Если
этим союзником захочет быть и мусульманство - тем лучше» [29; с. 35].
Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев и другие авторы попытались выявить и
обозначить те аспекты социально-политической и духовной истории России,
32
которые, в конечном счёте, определяли её исторический и национальногосударственный облик и, соответственно, характер её взаимоотношений с
окружающим миром. Главный их просчёт состоял в том, что они старались
обосновать идею абсолютной самобытности и самоценности России, её истории,
культуры и особой миссии. Исходя из подобных установок, они по сути дела
противопоставляли Россию остальному миру, во всяком случае, европейскому
человечеству.
Сборник статей «Исход к Востоку» 1921 г. молодых российских эмигрантов
- экономиста П.Н. Савицкого, искусствоведа П.П. Сувчинского, философа
Г.В. Флоровского, лингвиста и этнографа Н.С. Трубецкого, принято считать
зарождением движения евразийцев [21]. В отличие от славянофилов, Н.Я.
Данилевского, К.Н. Леонтьева и других, ориентирующихся на самодержавное
государство, евразийцы исходили из признания того факта, что старая Россия
потерпела крах и стала достоянием истории. По их мнению, Первая мировая война
и русская революция открыли качественно новую эпоху в истории страны,
характеризующуюся не только крушением России, но и всеобъемлющим кризисом
полностью исчерпавшего свои потенции Запада, который стал началом его
разложения. Нет ни прошлого в лице России, ни настоящего в лице Запада, и задача
России - вести человечество к сияющим вершинам светлого будущего.
Большинство евразийцев позитивно приняли действия большевиков по
сохранению и укреплению территориального единства России. По их твёрдому
убеждению, русская революция есть символ не только конца старой, но и рождения
новой России.
правительству
Так, Н.С.
и
Трубецкой в
Коммунистическому
1922 г. допускал, что советскому
интернационалу
удастся
развернуть
европейскую революцию, которая будет лишь вариантом российской экспансии, и
видел неизбежным следствием такой экспансии взращивание и поддержку
«благополучия образцовых» коммунистических государств Европы «потом и
33
кровью русского рабочего и крестьянина» [50]. Более того, успех советского
руководства в этом деле оценивали как победу евразийской идеи, полагая, что
коммунисты последовательно реализуют вековые имперские устремления России.
Один
из
лидеров
евразийцев
Л.П.
Карсавин
настойчиво
подчеркивал:
«Коммунисты... бессознательные орудия и активные носители хитрого Духа
Истории... и то, что они делают, нужно и важно» [57].
Суть евразийской идеи сводилась к тому, что Россия, занимающая срединное
пространство Азии и Европы, лежащая на стыке двух миров - восточного и западного,
представляет особый социокультурный мир, объединяющий оба начала. Обосновывая
свою «срединную» позицию, евразийцы писали: «Культура России не есть ни культура
европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание из элементов
той и других... Её надо противопоставить культурам Европы и Азии как срединную
евразийскую культуру». Поэтому, утверждал Савицкий в своей статье «Г еографические
и геополитические основы евразийства» (1933), «Россия имеет гораздо больше
оснований, чем Китай, называться «Срединным государством» [41; с. 297]. Это, по его
мнению,
самостоятельная,
самодостаточная
и
особая
духовно-историческая
геополитическая реальность, которой принадлежит своя самобытная культура, «равно
отличная от европейских и азиатских».
1.4.
Особенности развития геополитики в СССР
Можно считать, что единственным автором, развивавшим геополитический
подход в Советской России, был профессор страноведения географического
факультета Ленинградского государственного университета20-30-х гг. 20 века В.П.
Семёнов-Тян-Шанский, который создал целостную
глобальную концепцию
геополитики.
Её принципиальные моменты сводятся к следующему:
34
1) представление об «антропогеографии» как об «итоговом», синтетическом
и многоуровневом знании в структуре географической науки, как о географии
«территориальных
и
духовных
господств
человеческих
сообществ»
или
«страноведении территориального господства»;
2)
привнесение
антропологических
в
традиционный
установок,
географический
рассматривающих
детерминизм
деятельность
человека,
в
особенности экономическую, как важнейшее звено в процессе формирования
территориального господства на базе тех или иных географических факторов;
3) выделение и характеристика форм «могущественно-территориального
владения» как совокупного результата действия природных, исторических,
экономических и культурных факторов развития, территорий;
4) исследование развития «чрезматериковой» системы территориально­
политического могущества России, её преимуществ, недостатков и перспектив;
5) разработка на русском материале представлений о колонизационных базах
как генераторах и гарантах территориально-политического могущества;
6) политико-географическое районирование и картографирование России
(выделение «цельных в политико-географическом отношении местностей») [44].
Теория В.П. Семёнова-Тян-Шанского в отличие от аналогичных западных
концепций
не
абсолютизировала
природно-географический,
биологический,
исторический, расовый, этнический или иные факторы геопространства либо их
сочетания (вроде «жизненного пространства») в качестве причин развития
территориально-политических систем. Антропогеографизм русского учёного
требовал рассматривать их в единстве, в том числе с факторами экономического и
социокультурного характера, и в первую очередь - как результаты человеческой
деятельности «в сфере материальной и духовной».
Геополитическая концепция В.П. Семёнова-Тян-Шанского не получила
дальнейшего развития в СССР, хотя советская геополитическая реальность (в
35
частности, освоение территорий азиатской части Советского Союза) в главных
чертах складывалась именно по его проекту -
путём целенаправленного,
исходившего из имперских интересов создания в обозначенных им пределах
«колонизационных
Прибайкальской)
баз
будущего»
новых
мощных
(Уральской,
в
Туркестанской,
Алтайской,
социально-экономическом
отношении
регионов, обеспечивших стране геополитическую стабильность в годы мировой и
холодной войн.
В СССР геополитика как буржуазная наука была запрещена в 1934 г. В
Нюрнбергском трибунале её даже пытались признать преступной наукой по
очевидным причинам: теория и практика нацизма была тесно связана с немецкой
геополитической
школой.
Взяв
на
вооружение
эту
науку,
нацисты
дискредитировали её в глазах советских граждан. Применять её в чистом виде (в
классических терминах) было нецелесообразно по идеологическим соображениям.
С момента своего создания ССССР проводил активную внешнюю политику.
Порой это происходило вынужденно. До начала Второй мировой войны Советский
Союз был единственным государством в мире, строившим социализм. Его
экономический потенциал был относительно невелик. Большое влияние оказала
разруха после Гражданской войны и иностранной военной интервенции.
В этой связи в системе противоречий тогдашнего мира его роль не была
определяющей. Главными игроками были колониальные империи - Великобритания,
Франция, Италия, чуть позже - Германия, а также США. Западный мир понимал
опасность нарождающегося социалистического примера. Поэтому задача ликвидации
первого социалистического государства была одной из важнейших.
Однако
ограниченность влияния СССР в мире в тот период и колоссальные экономические
трудности глобального экономического кризиса 30-х годов 20-го века вывели
экономические противоречия того времени на первый план.
Влияние СССР на формирование глобальной конфигурации мира было
36
невелико. В этот период он решал задачу выживания во враждебном окружении,
стремясь пробить международную блокаду. И хотя официально геополитика как
наука в нашей стране не признавалась, однако те фундаментальные положения и
установки,
которыми
руководствовались
советские
лидеры
во
внешнеполитической деятельности, по своей природе были чистой геополитикой.
Поэтому, рассматривая внешнеполитический курс СССР, следует говорить именно
о его геополитике.
Начало политической конфронтации Советского и Западного блоков было
положено фултонской речью Черчилля. Создание военно-политического блока
НАТО и спустя несколько лет Варшавского Договора организационно оформило
военно-политическое противостояние двух систем. Фактически в борьбе за
мировое доминирование сошлись два геополитических проекта:
советский
социалистический и западный капиталистический.
В социально-политическом отношении советский проект предполагал
построение общества социальной справедливости, предполагающее ликвидацию
условий
для
эксплуатации
человека
человеком.
Предполагалось
создание
альтернативы западному образу жизни. В геополитическом отношении - создание
через поддержку национально-освободительных и социалистических движений
системы государств социалистического типа, сдерживающей устремления к
мировому господству западных стран.
Радикально различалось и видение сущности человека. В СССР это
всесторонне развитая личность, с коммунистическими убеждениями и высокими
патриотическими чувствами к первому в мире социалистическому государству,
человек-интернационалист.
Западная
модель
базировалась
на
человеке
экономическом, строившем свой жизненный смысл на обретении материальных
благ, личного благополучия и высокого статуса в обществе.
Непосредственное
противоборство
западного
и
советского
блоков
37
сосредоточилось
в
идеологической,
научно-технологической,
морально­
психологической и экономической сферах, где ключевую роль стали играть
спецслужбы противостоящих сторон. Западный блок, осознавая слабость своей
идейной базы, стремился это компенсировать совершенствованием морально­
психологических
методов
управления
населением.
В
частности,
массовое
внедрение поп-культуры в странах Запада, её экспорт в страны советского блока,
стало отличительной чертой этого периода.
Созданная в СССР иерархия власти с жесточайшей дисциплиной и суровой
ответственностью за управленческие ошибки (что в дальнейшем было названо
«необоснованными репрессиями») была ключевым условием выживания страны в
предвоенные, военные и первые послевоенные годы. В шестидесятые годы из этой
системы был изъят ключевой элемент - личная ответственность руководителей
всех рангов за свою деятельность. В сочетании с выводом партийного и
хозяйственного руководства из-под контроля спецслужб, это привело к загниванию
правящих элит социалистических стран.
По мнению исследователя К.В.
Сивкова, большую опасность несла
недооценка советским руководством технологий информационной войны. Оно
вообще не признавало информационную борьбу как самостоятельную сферу
межгосударственного
соперничества,
сводя
её
лишь
к
идеологическому
противоборству в форме пропаганды и контрпропаганды [45].
Рассмотренные геополитические эпохи имеют общую культурную матрицу,
заданную идеями Православия, и пронизывающую все сферы жизнедеятельности.
Даже в периоды кризиса государственности (иго, смута, гражданские и мировые
войны, потеря территорий) стержнем оставались религиозные идеи или их светские
модификации, генерируемые внутри народонаселения (обострённое чувство
справедливости),
миротворчества).
и проецируемые
на
международные
отношения
(миссия
38
Глава 2. Геополитическое положение России после распада СССР и
ликвидации биполярного мира
2.1 Общая оценка геополитического положения и геополитические
интересы России на постсоветском пространстве
Г еополитические процессы, происходящие в конце ХХ - начале XXI веков
со всей остротой поставили вопрос о месте России в новом мировом порядке. Вопервых, по своей территории, количеству населения и природным ресурсам Россия
превосходит любое европейское государство: ее основной проблемой всегда было
эффективное использование этих огромных запасов. Во-вторых, на протяжении
всей истории Россия не имела четко определенных границ как на западе, так и на
востоке, что подталкивало ее к постоянной экспансии в целях стабилизации
периферийных регионов: однако это не решало проблемы, а напротив, усугубляло
ее, так как создавалась новая периферия. В-третьих, между Россией и великими
европейскими державами всегда находились небольшие политически слабые
государства, что также усиливало экспансионистские настроения в России,
стремление утвердиться западнее. В-четвертых, географически, а также в
политическом и культурном плане Россия находится между Европой и Азией, в
результате чего она никогда не ощущала полной принадлежности ни к одной, ни к
другой.
Кроме того, значительную роль играла российская культурная традиция.
Осознание факта постоянного технологического отставания от Запада приводило к
серьезным
противоречиям.
Из
признания
этого
факта делался
вывод
о
необходимости использования его достижений для модернизации собственной
социально-экономической и политической системы [36; с. 42].
Геополитическое
внешнеполитические
положение
позиции
страны,
России
чем
тоже
укрепляет
скорее
их.
осложняет
Нестабильный
39
мусульманский
мир
на
юге
представляет
собой
источник
опасностей,
предотвращение которых требует немалых материальных и интеллектуальных
ресурсов. На востоке у российских границ расположены экономически мощная
Япония и наращивающий свою мощь Китай, который может превратиться либо в
мировую сверхдержаву, либо в распадающуюся страну, политические институты
которой не выдержали форсированной модернизации. На западе Россия имеет дело
с интегрирующейся Европой, которая втягивает в себя соседей нашей страны,
отношения с которыми складываются у Москвы непросто.
Разрыв между амбициями, присущими великой державе, и реальным весом
России на мировой арене порождает сложный и болезненный комплекс. Он
обостряет подозрительность по
отношению к внешнему миру, усиливает
стремление объяснить внешнеполитические провалы интригами враждебных сил
[53].
Национальный интерес включает в себя систему отношений, сочетающую в
себе потребности функционирования и развития нации-народа как единого
организма. Его основу составляют потребности общества, необходимые для его
развития и функционирования, защита народа от угроз со стороны других
государств
и
природно-климатических
факторов,
а
также
поддержание
социального мира и порядка внутри страны.
К коренным национальным интересам относятся вопросы целостности и
культурной идентичности, безопасности нации-народа, а также контроль и
возможность использования важнейших природных ресурсов. Естественными
границами национального интереса выступают ограниченность ресурсной базы и
национальные интересы других стран.
Наиболее
важными
системообразующими
факторами
национального
интереса выступают: сохранение культуры и системы образования, науки и их
носителей, а также территории, на которой они живут. Поэтому все усиливающееся
40
уменьшение значения русского народа в российском и мировом развитии
обусловливается
не
только
утратой
национально-культурной
специфики,
исторических традиций, национальной духовности, но и все нарастающей его
депопуляцией (т.е. тенденцией к прекращению роста, а затем и к снижению
численности населения) [57]. Наличие подобных процессов ставит под угрозу его
национальные интересы.
В реальности территория такого государства как Россия весьма уязвима как
геополитический фактор существования этносов, его населяющих, потому что он
при подобном соотношении пространства и населения становится одним из
системных
элементов
культуры.
Преобладающую
роль
начинает
играть
экстенсивный тип хозяйствования, установка на расточительное отчуждение
ресурсов и богатства, резко антропоцентричное отношение к природе и этатистское
- к человеку. Это в совокупности скорее увеличивает, чем уменьшает уязвимость
природы от неблагоприятных антропогенных воздействий, а человека - от такого
же типа природных, социальных и политических воздействий.
Начиная с 1992 г. происходит убыль населения Российской Федерации
вследствие превышения смертности над рождаемостью, а также эмиграции в
дальнее зарубежье. Вместе с тем за период 1991-1999 гг. в области внутренней
миграции отчётливо обнаружилась устойчивая тенденция к оттоку населения из
слабо освоенных районов в районы старого освоения.
Россия
богата
природными
ресурсами,
сохранен
немалый
научно -
технический потенциал и по образовательному уровню населения наша страна не
уступает
ведущим
промышленно
развитым
странам.
Но
в
условиях
информационной революции, лавинообразного внедрения новых технологий,
динамичной глобализации и перехода к постиндустриальному обществу ключевое
значение
имеют
не
столько
природные
ресурсы,
а также
накопленный
промышленный и научный потенциал «традиционного типа», сколько способность
41
к
социальному
организационным
использование
и
экономическому
инновациям,
био-
и
обновлению,
высокая
технологическим
мобильность
информационных
технологий,
ресурсов,
умение
и
массовое
эффективно
действовать в сложной и быстро меняющейся глобальной экономической среде.
Природные ресурсы и редкое население позволяли России долгое время
организовывать свою хозяйственную жизнь на экстенсивной основе. Однако
минеральные ресурсы распределены по территории страны крайне неравномерно, их
основная часть находится в отдаленных регионах России, что усложняет и удорожает
их разработку и использование. Так, на севере расположены основные запасы и
предприятия по добыче газа, нефти, алмазов, золота, выплавки цветных и редких
металлов.
В
российских
условиях,
характеризующихся
невысокой
плотностью
населения, слишком большая подвижность рабочей силы могла бы привести к
запустению территорий, а это отрицательно сказалось бы на общей эффективности
и конкретной территории, и страны в целом. Ситуации «безлюдья» периодически
повторяются в истории России, приводя к запустению отдельных территорий и
последующей необходимости их «внутренней колонизации».
Подобная ситуация с рабочей силой в России порождает нечто вроде
феодализма,
который присутствует
в
организации
производства.
Процесс
специализации в нашей стране сталкивается с большими трудностями, чем на
Западе. В условиях, когда потери на обмене превышают прибыль, предприятиям
легче создать у себя массу подсобных цехов, чем иметь дело с территориально
отдаленными производителями комплектующей продукции.
В
России
доля
энергетической
и
транспортной
составляющей
в
себестоимости продукции выше, чем в Европе. Это автоматически снижает размер
оплаты труда, покупательную способность и емкость потребительского рынка.
Равная в физическом выражении продукция при сопоставлении будет иметь
42
разную стоимость в денежном выражении, а, следовательно, одно и то же
количество труда для запада и востока Европы удовлетворяет не одно и то же
количество.
Пространственные, ресурсные и демографические факторы являются во
многом определяющими в обеспечении национальной безопасности России,
которая выражается в защищенности жизненно важных интересов граждан,
общества и государства. С позиций геополитики важнейшими составляющими
национальной безопасности являются экономическая и военная.
2.2 Г еополитическая ситуация на постсоветском пространстве
Огромное
значение
для
геостратегических
интересов
России
имеет
геополитическое положение двух соседних государств - Украины и Белоруссии.
Реальностью остаётся так называемый «славянский треугольник», то есть пространство
интенсивных связей и особых отношений между Россией, Украиной, Белоруссией и их
народами. Это подтверждается стремлением народов этих государств поддерживать
тесные межличностные отношения. Об этом свидетельствует и тот факт, что
подавляющее большинство белорусов и около половины украинцев высказались в
середине 90-х гг. за придание русскому языку статуса государственного. Треть жителей
Украины, а в ряде районов на ее юге и востоке значительно больше, имеют близких
родственников в России.
Выгодное географическое положение Белоруссии позволяет России через ее
территорию осуществлять прямую связь с Калининградской областью и ЕС,
существенно сокращая издержки по обеспечению системы военно-стратегического
сдерживания на своей западной границе. Через Белоруссию проходят сухопутные
транзитные пути, связывающие Россию, ряд азиатских стран и Закавказье с
Европой. Более 60 % взаимной торговли ЕС и России осуществляется через
43
Белоруссию [38].
Белоруссия располагает высококвалифицированной и дешевой рабочей
силой, развитой обрабатывающей промышленностью и современным потенциалом
в
области
электроники
и
высоких
коммуникационной
инфраструктурой,
производственными
мощностями,
технологий,
относительно
научно-техническим
использование
развитой
потенциалом
которых в кооперации
и
с
российскими способно при определенных условиях поставлять как на внутренние
рынки двух стран, так и на внешний рынок вполне конкурентоспособную
продукцию.
Белорусское «экономическое чудо» середины 90-х во многом было оплачено
Россией. Ежегодно российские дотации в белорусскую экономику оценивались в 1,5 2 млрд долл. в год. В рамках двухсторонних соглашений был запущен механизм
косвенных субсидий.
Практиковались прямые списания задолженности.
Так,
задолженность в $ 1 млрд была списана в результате подписания в 1996 г. так
называемого «нулевого варианта» в обмен на отказ от потенциальных встречных
претензий в сумме 300 млн дол. Именно во столько оценивалось вывезенное из
Белоруссии ядерное оружие, аренда её военных баз и военные пенсии [62].
Кроме того, Россия экспортировала в Белоруссию газ по ценам в несколько
раз ниже мировых. Последняя же перепродавала его и поступавшую из России и
переработанную нефть по мировым ценам. На этом российский бюджет, по данным
Министерства финансов РФ, терял в год до 70 млн дол. До 2000 г. ущерб экономике
России наносился и в рамках действующего Таможенного союза, поскольку был
ослаблен контроль за перемещением товаров через российско-белорусскую
границу. Несколько компенсировали эти потери за счет кооперации предприятий
обеих стран и низкие транзитные тарифы.
В
российско-украинских
отношениях
долгие
годы
преобладали
центробежные и откровенно конфликтные тенденции. Поэтому по отношению к
44
Украине российская внешняя политика исходила из тех же принципов, что и к
другим странам СНГ, т.е. заявляла о необходимости встречной открытости и учета
интересов Российской Федерации. В целом же в межгосударственных отношениях
в «славянском треугольнике» преобладали декларативные шаги и символические
жесты. Так, количество межгосударственных и межведомственных соглашений
между Украиной и Россией исчисляется трёхзначными цифрами, но, как правило,
они не исполняются.
С одной стороны, руководители Украины в феврале 1998-го подписались под
Совместным заявлением о дальнейшем развитии равноправного партнёрства и
сотрудничества в рамках СНГ, а с другой - незадолго до этого участвовали в
создании блока ГУАМ (союз Г рузии, Украины, Азербайджана и Молдовы), заявляя
тем самым претензии на лидерство в Содружестве в противовес России. Такая же
судьба постигла ратифицированный в феврале 1999 г. Россией и Украиной Договор
о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве. Используя некоторую двусмысленность
отдельных статей договора, украинское руководство начало наступление на
русский язык в образовательных учреждениях и СМИ.
Геополитическое положение Украины определяется соседством с двумя
государствами - Россией и Польшей. Последняя является членом НАТО и ЕС. Это
соседство влияет на функционирование фактически двух регионов в стране.
Восточная часть Украины характеризуется значительной долей русского населения
и русскоязычных украинцев, исповедующих преимущественно православие. Здесь
сосредоточена основная доля промышленного потенциала страны. Все это
обусловливает тесные межличностные и межхозяйственные связи с Россией.
Западная часть страны в течение долгого времени, хотя и с перерывами,
находилась в составе Польши и Австро-Венгрии, что оказало влияние на
социокультурные характеристики ее населения. Здесь преобладает униатская
церковь и
имеют место
антироссийские
настроения.
Эти
обстоятельства
45
проявляются в националистических лозунгах отдельных политических партий и их
ориентации на Запад.
Геополитическое
положение
Украины
между
Россией
и
Евросоюзом
украинскими политиками довольно часто используется для давления на российское
руководство в целях приобретения тех или иных экономических и политических
преимуществ.
При
отсутствии
у
России
(если
не
считать
полуэксклав
-
Калининградскую область) сухопутной границы с ЕС в качестве средства давления
используются заявления о возможности сближения этих государств с Западом в
противовес России.
Российская политика в отношении Белоруссии и Украины была до самого
последнего времени экономически неэффективной, поскольку действовала модель
донор - реципиент Россия в ущерб себе обеспечивала своим соседям разного рода
внешнеэкономические льготы), которая не создавала условия для возникновения
общности экономических интересов на новой рыночной основе.
Отличие Белоруссии от Украины состоит в том, что первая заинтересована в
экономической и финансовой помощи от России, а вторая, как и многие другие
страны СНГ - от Запада.
Попытки
России
превратить
Балтийский
регион
во
внеблоковую,
нейтральную зону устойчивого развития оказались безрезультатными. После
вступления Литвы, Латвии и Эстонии в ЕС и НАТО ситуация для России в этом
регионе существенно изменилась. Важную роль в Прибалтике в настоящее время
играет Германия, которая является ведущим инвестором и торговым партнером
Латвии и Литвы. США также стремятся укреплять свои позиции в этом регионе
посредством оказания Прибалтийским странам помощи в рамках проекта
«Поддержка восточно-европейской демократии».
Интересы России в Прибалтике:
- заинтересованность в геополитической стабильности в этом районе;
46
- обеспечение выхода к Балтийскому морю;
- гарантии обеспечения всесторонней связи с российским эксклавом Калининградской областью;
- обеспечение гражданских прав русских и русскоязычных в Прибалтике,
поскольку там резко ограничивается преподавание на русском языке, а для
русскоязычных граждан вводятся ограничения по ряду профессий;
- обеспечение оборонных интересов в связи с продвижением НАТО к
границам России.
Намного сложнее геополитическая ситуация на юге СНГ, в так называемом
«южном подбрюшье» России. Именно это обстоятельство вынуждает последнюю
как можно более точно определить возможности укрепления российских границ,
расширения своего военно-политического и экономического влияния в этом
регионе и уяснить существующие и потенциальные угрозы безопасности нашей
страны. Дело в том, что старые и вновь возникающие конфликты в этих районах
подпитываются
международным
терроризмом
и
транснациональной
преступностью (торговля оружием, наркотрафик, контрабанда и наёмничество).
Все
существование
противоречиями:
государств
территориальные
этого
споры,
региона пронизано
экономическое
глубокими
соперничество,
взаимная подозрительность и плохо скрываемая национальная и культурная
неприязнь (например, между Арменией и Азербайджаном, Узбекистаном и
Таджикистаном). Это не позволяет России свернуть своё присутствие на Кавказе и
в Центральной Азии и просто уйти оттуда, отстраниться от конфликтов и тем более
от участия в их урегулировании в силу многих причин.
Однако военное присутствие, сам факт пребывания российских воинских
подразделений за пределами своей страны не обеспечивает России ожидаемого
политического и экономического влияния на ближнем зарубежье. Её воинские и
пограничные контингенты в зонах конфликтов, сделав «грязную» работу по
47
прекращению кровопролития, стали средством манипулирования для политиков
противоборствующих сторон конфликтов.
Договор о коллективной безопасности (ДКБ) стран-членов СНГ [12], который
Россия считает главным механизмом достижения безопасности и стабильности на всей
территории бывшего Советского Союза, во многом остался декларацией о намерениях.
В общем, участников ДКБ большей частью объединяет стремление решить свои
проблемы за счёт России, на которую они продолжают привычно возлагать
ответственность за экономическую разруху, этнические конфликты и политическую
нестабильность. Ориентация местных режимов на авторитаризм, подавление свобод
вкупе с ростом экстремизма способна спровоцировать новые конфликты. Среди менее
острых, но вполне реальных угроз безопасному развитию государств Юга нерешённые территориальные споры, соперничающие экономические и политические
интересы региональных и мировых центров силы, борьба за региональное лидерство.
Сегодня Россия вынуждена вырабатывать так называемую «конфликтную
стратегию», ориентированную на сохранение в Кавказском, Каспийском и Центрально­
Азиатском регионах своего экономического и военного присутствия. Для достижения
поставленных задач подразумевается установление своего контроля над разработками
энергоресурсов
коридоров,
Каспия,
воспрепятствование
альтернативных
российским,
и
созданию
ограничение
энерготранспортных
экспансии
своих
геополитических и экономических соперников, в первую очередь США и Турции.
Кавказ,
будучи
зоной
повышенной
конфликтности,
сохраняет
важное
экономическое и стратегическое значение для России. Участвовать в разрешении
этнополитические споров на его пространстве Россия может только с помощью
экономических и политических рычагов. В противном случае противоборствующие
стороны делают упор на военное разрешение конфликтов. Это ведет к усилению влияния
сторонников сепаратизма и экстремизма и создает почву для нагнетания антироссийских
настроений.
48
Наибольшую
угрозу
геополитическим
интересам
России
представляет
политический курс руководства Г рузии, которая долгое время пользовалась доступом
к дешевым российским ресурсам, имела гарантированный сбыт на российском рынке
своей традиционной продукции, содействовала миграции в Россию избытка рабочей
силы. А когда было необходимо, использовала российский миротворческий потенциал
для сдерживания внутренних конфликтов. Одновременно Грузия заявляла о своей
западной ориентации и готовности вступить в НАТО и Евросоюз.
Антироссийские действия грузинского руководства активно поддерживаются
США. Хотя официально представители американской администрации заявляют о
поддержке независимости Грузии, развития ее демократических институтов и
рыночной экономики, одновременно они подталкивают ее к заявлениям о
готовности интеграции в евроатлантические структуры и к требованиям ликвидации
военных баз России и ее миротворческих сил в зонах грузино-абхазского и грузино­
осетинского конфликтов.
На
антироссийскую
политику
указывает
рамочное
соглашение
по
сотрудничеству в оборонной сфере на 2016-2019 годы, направленное на улучшение
обороноспособности ВС Грузии, образование эффективной оборонной системы,
увеличение
взаимосовместимости
ВС
Грузии
с
НАТО,
обеспечение
профессионального и эффектного военного правления [6]. В этих условиях
геостратегические интересы России состоят в том, чтобы продолжать участвовать в
процессе поиска компромисса для политического решения карабахской проблемы.
Тесные связи с Арменией должны сочетаться с совершенствованием качества
российско-азербайджанских отношений. От этого зависит и успешная развязка
ситуации, сложившейся в регионе Каспийского моря.
Регион Каспийского моря.
Г еополитические интересы России в этом регионе заключаются в:
1. Развитии широких связей со странами региона Каспия.
49
2. Укреплении их независимости и суверенитета.
3. Освоении выявленных здесь крупных запасов топлива.
4. Создании
здесь
экономически,
а
не
политически,
обоснованных
маршрутов его транспортировки.
Поэтому Россия заинтересована в участии своих нефтяных компаний в
разработке углеводородных ресурсов региона и создании выгодных для страны
направлений маршрутов трубопроводов. Разногласия между Россией и государствами
региона имеют место относительно юридического статуса Каспийского моря, контроля
над его нефтеносными районами, транспортными коридорами и маршрутами доставки
энергоносителей. Это стало основой соперничества России с другими участниками
геополитических
столкновений
на
Каспии
-
Азербайджаном,
Казахстаном,
Туркменией, Ираном, - каждый, из которых защищает собственные национальные
интересы и приоритеты, как правило, не совпадающие с российскими.
Эти страны надеются за счет собственных энергоносителей обеспечить будущее
процветание,
международный
экономическую
статус.
и
Собственно,
политическую
независимость,
геополитическая
борьба за
значимый
влияние
в
Центральной Азии во многом сводится к проблеме транспортных коридоров. Интерес
Запада заключается в том, чтобы проложить их, минуя территории России и Ирана. По
сути, речь идёт о каналах геополитического влияния, наложенных на схемы
строительства транспортных коридоров и трубопроводных систем. Ключевое место в
общем исходе геополитического соперничества за влияние в Центральной Азии
отводится Западом Азербайджану.
Объективно для транспортных коридоров из Центральной Азии к внешнему
миру наиболее выгодно западное направление - одно из самых удобных в
географическом смысле, коротких и соответственно дешёвых. Для Запада
проблема состоит в том, что самые удобные и выгодные маршруты пролегают
через Россию и Иран. Они обходят Большой Кавказ и Каспийское море с севера и
50
юга. На севере уже идёт строительство трубопровода от казахстанского
месторождения Тенгиз к Новороссийску.
Интересы России и Турции расходятся по поводу направлений экспорта
туркменского газа и азербайджанской нефти. В настоящее время действуют
северный российский маршрут трубопровода Баку -Новороссийск и южный Баку Супса через территорию Г рузии. Периодически возникают проекты строительства
газопроводов на юге: из Туркмении через иранскую территорию в Турцию.
Существуют два проекта: нефтепровод Баку - Грузия - Джейхан, по которому
должна перекачиваться основная доля экспортной нефти, и транскаспийский
газопровод по доставке топлива из Туркмении в Турцию, а затем и в Европу. Оба эти
проекта не учитывают российские интересы.
Особый интерес к региону проявляют и проводят там активную политику
США. Это обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, стремлением
гарантировать свою энергетическую безопасность в связи с политической
нестабильностью на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива. Во-вторых,
желанием укрепить свое политическое влияние в постсоветских государствах
Прикаспия. С помощью союзников, в частности Турции, они стремились
предотвратить появление российского и иранского транспортных коридоров.
Для России играет свою роль и стратегическая значимость Южного Кавказа
и Центральной Азии. Реализация геополитических интересов России в особых
условия, сложившихся в регионах Центральной Азии и Закавказья, возможна лишь,
если для этого имеются необходимые факторы, позволяющие рассчитывать на
ответное
стремление
стран
«южного
подбрюшья»
к
всестороннему
сотрудничеству.
В то же время имеются серьезные препятствия для успешной реализации
интересов России в регионе. Факторы, препятствующие сближению:
1. Закрытость и уязвимость пространства и населения.
51
2. Социальная незащищённость жителей России и Центральной Азии делает их
конкурентами в борьбе за выживание.
3. Наша страна не обладает необходимыми для этого экономическими и
материальными ресурсами: не имеет возможности финансировать развитие
экономик новых независимых государств, не способна дотировать их,
обеспечивать их социальное выживание и политическую стабильность.
4. В свою очередь у этих государств нет достаточных финансовых ресурсов,
чтобы погасить их огромную задолженность России.
5. Угасание русской культурной традиции, образования на русском языке. Этот
процесс характерен для всех постсоветских государств, расположенных вдоль
южной границы России, но наиболее актуален для Центральной Азии.
Декларируемое
стремление
сохранить
русское
наследие
никак
не
препятствует поспешному вытеснению русского языка из официального
обихода, падению выпуска русскоязычной литературы, ограничениям,
вводимым в области образования на русском языке, в том числе, и переход с
русского на латинский алфавит.
6. Массовая миграция русскоязычного населения, поставлявшего в здешний
индустриальный сектор высококвалифицированные кадры.
7. Среди политиков Центрально-Азиатского и Закавказского регионов, реально
претендующих на заглавные роли в своих государствах, нет таких, кто делал
бы преимущественную ставку на Россию.
Хотя большинство тенденций внутриполитического развития постсоветских
государств в Центральной Азии и Закавказье неблагоприятны для будущих
отношений между ними и Россией, у последней есть достаточные основания для
того, чтобы постепенно укрепить здесь свои позиции. Это:
1. Статус постоянного члена Совета Безопасности ООН и гигантский ядерный
потенциал, гарантирующие России, по крайней мере, статус одного из
52
региональных лидеров.
2. Запасы стратегического сырья, позволяющие влиять на соседние страны.
3. Географическая близость к другим бывшим советским республикам и
сохранившиеся культурные и экономические связи с ними.
4. Уменьшившиеся, но все еще существующие русскоязычные диаспоры в этих
странах, позволяющие использовать интеллектуальный и
культурный
потенциал соотечественников для развития экономических, культурных и
других связей.
5. Готовность и способность взять на себя миротворчество на постсоветском
пространстве.
2.3 Современные школы и концепции в российской геополитике
В современной дискуссии внутри страны по поводу места России в
глобальной
геополитике
атлантическое,
можно
прозападное,
выделить три
основных направления:
европейски-ориентированное;
б)
а)
антизападное,
трактующее необходимость отхода от прочных связей с Западом и выбор
«восточной альтернативы»; в) неоевразийское, выступающее за баланс между
Востоком и Западом, использование преимуществ от связи с теми и другими при
сохранении российской самобытности [61].
Наиболее основательно разработанной в отечественной науке является
концепция неоевразийства. Одним из главных представителей этого направления
является А.Г. Дугин, который считает, что сложившийся сегодня однополюсный мир
должен измениться в сторону новой биполярности, так, как только в этом направлении
Евразия смогла бы обрести перспективу подлинной геополитической суверенности.
Только
новая
биполярность
сможет
впоследствии
открыть
путь
такой
многополярности, которая выходила бы за рамки талассократической либерал-
53
демократической системы, т.е. истинной многополярности мира, где каждый народ и
каждый геополитический блок смог бы выбирать собственную систему ценностей [13].
Россия, которая по мысли Дугина является ни Востоком, ни Западом, а
«синтетическим единением евразийского Запада и евразийского Востока»,
«Мегаполисом», «центральной землей» континента. В этом смысле Россия
тождественна Евразии. Одновременно Россия, считает он, это «Ось Истории»,
вокруг которой вращается цивилизация. Следуя за своими предшественниками,
Дугин утверждает, что ни одна страна континента не может выступать от его
имени. Только Россия имеет на это «полное геополитическое основание».
Будучи ни Европой, ни Азией Россия представляет собой духовно нечто
самостоятельное и особенное. Правда, он тут же замечает, что «это не означает
полного изоляционизма, но все же ограничивает спектр возможных заимствований».
Вывод, к которому он приходит в этой связи, означает ни много ни мало отрицание
«в культурном плане» и Запада, и Востока. Но в геополитическом смысле этот
лозунг
оценивается
им
как
«политическая
диверсия»,
дезориентацию внешнеполитического курса России.
имеющая
целью
Последний же должен
ориентироваться на независимость, суверенность, самостоятельность, автаркию и
свободу «Великой России».
Дугин обрушивается с критикой на российских либералов, которые якобы
пытаются создать на российской земле «никогда еще на ней не существовавшее
историческое общество», отрицающее такие ценности, как народ, нация, история,
геополитические интересы, социальная справедливость и т. п. Вместо этих
ценностей они, по его мнению, инплантируют на русскую почву несвойственные
ей индивидуализм, потребление и «свободный рынок» [13].
Либеральный путь развития, как, впрочем, и «советско-царистский»,
который выдвигают коммунисты-государственники и сторонники православно­
монархической формы государственности, ведут, по его мнению, Россию в тупик.
54
Дугин, не ответив на вопрос, «что же такое Россия сегодня?», между тем заявляет,
что
«единственной
органичной,
естественной,
исторически
укорененной
реальностью в этом вопросе может быть только русский народ».
Русский
народ, который
сегодня,
считает
он,
и является Россией,
принадлежит к мессианским народам, способным служить осью в «создании не
одного, а многих государств». Его цивилизационная миссия должна быть
ориентирована на установление контроля над северо-восточными регионами
Евразии. В отношении атлантического мира «стратегические интересы русского
народа должны быть ориентированы антизападно, а в перспективе возможна и
цивилизационная экспансия». Завершает Дугин эти рассуждения мыслями об
общепланетарном
значении
«русского
типа
мировоззрения».
Тем
самым
«богоносный народ» скажет свое «последнее слово в земной истории» [13].
Требование усиления азиатской составляющей российской геополитики у
неоевразийцев
сопровождается
признанием
возможности
стратегического
компромисса с Европой. Условием для подобного компромисса они считают
переход европейских стран на антиамериканские позиции. В качестве союзной
континентальной державы они видят Германию, к которой при определенных
условиях может присоединиться Франция. На востоке Евразии они видят в
качестве естественного союзника либо Китай, либо Японию, а на юге - Иран.
Близкие к неоевразийским взгляды высказывает лидер КПРФ Г.А. Зюганов.
Суть его позиции состоит в необходимости воссоздания единого евразийского
государства
на
пространстве
бывшего
Советского
Союза.
Расширение
геополитического влияния подобного образования, по его мнению, возможно за
счет восстановления прежних связей с традиционными союзниками России на
Балканах и в арабском мире, а также с режимами с прямой антиамериканской
направленностью [19].
Он считает, что «для выработки оптимальной стратегии государственного
55
развития» определяющее значение имеют неизменные «факторы пространственногеографического положения страны». К ним он относит размещение государства в
духе классиков геополитики, «размеры его территории, господствующий тип
коммуникаций (морской или сухопутный), преобладающие ландшафты и тому
подобные параметры». Что до значимости политических и идеологических
факторов,
то,
считает
Зюганов,
они
носят
«кратковременный
и
быстроменяющийся» характер, поэтому потенциально перспективной роли для
будущего России не играют.
Взгляды Зюганова на планетарное значение России не оригинальны,
поскольку по существу являются повторением идеологии евразийцев. Он, в
частности, утверждает, что судьба России - «вернуть себе традиционную
многовековую роль своеобразного «геополитического балансира» - гаранта
мирового геополитического равновесия и справедливого учета взаимных
интересов».
Неоевразийцы и близкие к ним представители левых политических партий
доводят до абсурда действительно имеющие место особенности влияния климата и
географического положения на хозяйственную деятельность населения России и
связанные с этим определенные социокультурные традиции. Если эти рассуждения
переложить в область практического применения, то расположенная в зоне береговой
линии и оторванная от остальной России Калининградская область должна объективно
отойти к Западу. Или наоборот, Прибалтийские государства, ставшие уже членами ЕС,
вновь должны войти в политическое пространство России. И в том и в другом случае
единственным следствием выхода из подобной ситуации будет силовое столкновение
России со своими западными соседями.
Другую
крайность
представляет
так
называемая
западническая
геополитическая школа, которая сформировалась на рубеже 80-х - 90-х гг. XX в. В
наиболее концентрированном виде она была представлена и реализована в
56
«доктрине Козырева», тогдашнего министра иностранных дел, ставшего в России
преемником капитулянтской геостратегии главы союзного МИДа Э.Шеварднадзе.
В основу российской геостратегии того времени были положены два мифа:
во-первых, что Запад в ответ на уход России из Центральной Европы обеспечит
финансирование ее экономического возрождения; во-вторых, что заимствованные
западные модели либеральной демократии и свободной рыночной экономики
быстро
приживутся на российской
почве и будут способствовать этому
возрождению.
Внутри страны подобная политика привела к «шоковой терапии» и
формированию псевдорыночной, и в значительной мере криминализированной
экономике, к массовому обнищанию населения. Подобные деформации отразились
и на формировавшейся политической системе в виде разросшейся до невиданных
размеров
коррупции,
ослабления
правоохранительной
системы
и
прямых
нарушений в функционировании представительной демократии.
Во внешнеполитической сфере эти тенденции привели к потере Россией
собственной инициативной политики, к сдаче позиций в зоне собственных
интересов, к объявлению интересов Запада как российских национальных. В
результате Россия воспринималась на Западе как государство «Верхней Вольты с
ракетами». Подобное унижение России и стало
питательной почвой для
неоевразийцев, которые и объявили западную ориентацию отечественной внешней
политики предательской.
В настоящее время в связи с очевидным провалом «доктрины Козырева»
западники осуществили эволюцию в сторону умеренно-патриотических взглядов и
сформировали так называемую консенсусную геополитическую модель. Согласно
ей необходимо избегать крайних опасных для будущего России концепций
русского национализма, неоевразийства и западничества. А ориентир должен быть
взят на геополитическую самостоятельность страны, реализм и прагматизм
57
внешней
политики
и
эффективное
использование
имеющихся
в
России
возможностей для влияния на глобальную геополитическую ситуацию.
В рамках этого подхода, по их мнению, возможно осуществить стратегию
балансирующей равноудаленности от мировых лидеров. Такая стратегия предполагает:
-
максимальное использование имеющихся у России рычагов воздействия
на мировую политику;
-
недопущение
чрезмерного
усиления
отдельных
геополитических
центров;
-
использование имеющихся между ведущими мировыми державами
противоречий;
-
применение во внешней политике принципа сбалансированных уступок.
Представители этого направления предлагают также:
-
восстановить
лидерские
позиции
России
на
постсоветском
пространстве;
-
эффективнее использовать геополитические ресурсы, доставшиеся
России от СССР;
-
осуществлять
дифференцированный
подход
к
Западу,
усиливая
европейскую ориентацию и реагируя на американские претензии на
мировое господство;
-
устранять дисбаланс между западным и азиатским направлениями
внешней политики;
-
активнее использовать геоэкономические транзитные возможности
России.
Но
не
все
противники
Запада и либеральной
идеи
примкнули
к
неоевразийству. Представители русской националистической геополитической
школы, которая носит преимущественно изоляционистский характер, полагают,
что геополитический союз с тюрками и мусульманами опасен для русского народа
58
и приведет к его растворению в евразийском «котле». Их геостратегия
предполагает:
-
создание
русского
национального
государства
с
доминированием
православной церкви;
-
воссоединение с Украиной и Беларусью, т.е. восстановление славянского
геополитического пространства времен Киевской Руси;
-
уход России с Кавказа и из Центральной Азии;
-
сосредоточение на проблемах национального возрождения русского народа
и идеологическое противостояние с евразийцами и коммунистами, которые
ассоциируются с антинациональными силами, разрушающими русскую
идентичность [5; с. 31].
Естественными союзниками России признаются православные и другие
восточно-христианские народы, поэтому в геостратегии явственно ощущаются
панславистские и панправославные мотивы XIX - начала ХХ вв. Не случайно
основой их рассуждений являются идеи Н.Я. Данилевского.
Классические
националисты, как и евразийцы, считают, что Россия не является ни Европой, ни
Азией, а есть особый географический мир.
Взвешенными представляются геополитические взгляды В.Л. Цымбурского современного российского философа и культуролога, который определил выбранную
им область исследований как «цивилизационную геополитику». В основе его
концепции
лежит
идея
Великого
Лимитрофа
[59].
Для
объяснения
этого
геополитического феномена им были введены понятия: Лимес - неустойчивая окраина
имперской или цивилизационной платформы и Лимитроф -
промежуточное
пространство между империями или цивилизациями. В этом подходе к анализу
геополитической ситуации в мире чувствуется влияние цивилизационной теории
С. Хантингтона, хотя трактовка В.Л. Цымбурского носит, безусловно, оригинальный
характер.
59
Он выделил лишь цивилизации, существующие на пространстве Евразии:
романо-германскую (Западная Европа), арабо-иранскую (Ближний и Средний
Восток), российскую, китайскую, индийскую.
Между этими цивилизациями
образовался после распада СССР «сквозной пояс суверенных пространств, который
протянулся через континент от Польши и Прибалтики до Памира и Тянь-Шаня,
охватывая Восточную Европу с Балканами, Кавказ и постсоветскую Центральную
Азию». Этот пояс, образованный переходящими друг в друга перифериями всех
цивилизаций Евразии, Цымбурский и обозначил как Великий Лимитроф.
В
отличие
от
евразийцев
В.
Цымбурский
считал,
что
Россия
-
разрушительница Евразии, а Великий Лимитроф - это все, что от нее осталось. Из
этого положения делается вывод, что в отношении лимитрофных государств
Россия должна проводить политику, основанную на «прагматизме выгоды», а не на
«интернационализме бескорыстия». Поэтому Великий Лимитроф - это сфера
жизненных
интересов
России,
но
интересов
геополитических,
а
не
внутриполитических. В то же время, окаймляя Россию по всему периметру ее
сухопутных границ, Лимитроф, состоящий теперь из суверенных государств,
отделяет ее от всех евроазиатских цивилизационных ареалов, которые сложились
возле незамерзающих океанских акваторий.
Эта новая геополитическая ситуация поставила и важнейший для судеб Евразии
вопрос: «станут ли отдельные секторы Лимитрофа - Восточная Европа, Кавказ и
«новая» Центральная Азия - посредниками между соседствующими с ними
цивилизациями, связывая и вместе с тем разделяя их, или же весь Лимитроф окажется
насквозь соединен в противостоящую большинству платформ Евразии стратегическую
и геоэкономическую целостность с прямым выходом через Восточную Европу на ЕвроАтлантику, которая «видит» себя в роли «всемирной цивилизации»?
На пространствах Лимитрофа, считает Цымбурский, должна проявиться
зарождающаяся сегодня борьба между двумя тенденциями развития мира - к
60
униполярности или к реальной силовой многополярности, что, по-видимому, и
составит главное содержание мировой военно-политической истории в ближайшее
пятидесятилетие. России неизбежно придется определить свою позицию в
складывающейся ситуации.
Подобную позицию Цымбурскому приходится вырабатывать, опираясь не на
цивилизационный, а на геоэкономический фактор. Им предлагается использовать
положение России
между ЕС
(Европейским
союзом) и АТР
(Азиатско-
Тихоокенским регионом) для образования коммуникационной системы между
ними, своего рода «тихоокеанского плацдарма в глубине материка». Смысл
подобной геополитической перспективы Цымбурский видит в том, чтобы создать
в Евразии новую геоэкономическую ситуацию, «столкнув друг с другом
мирохозяйственные Большие Пространства таким образом, чтобы Россия, не
разрываясь между ними, стала бы для одного из них необходимым агентом
воспроизводства и экспансии». Россия же, в свою очередь, могла бы включиться в
разделение труда внутри АТР.
Южная часть Лимитрофа могла бы, по его мнению, в перспективе быть
использована Россией для продвижения своих интересов в область Индийского
океана и тем самым укрепления своих границ и создания предпосылок для
сотрудничества цивилизаций в этом регионе.
Цымбурский считает, что такой концептуальный подход позволяет охватить
единой геополитической логикой все множество российских интересов в зоне
Великого Лимитрофа от Причерноморья до дальневосточного Приморья и
сформулировать
прагматические
цели.
Во-первых,
попытаться
«геоэкономическими средствами и методами изменить мировой порядок в
направлении, повышающем статус России». Во-вторых, «обеспечить безопасность
ее урало-сибирского коммуникационного ядра и опереть целостность страны на
новые основания, поднять международную геоэкономическую значимость этой
61
российской пятой «скрепы» и прочнее завязать на нее «угловые» приморские
регионы с их экспортно-импортными и транзитными выходами в мир».
Наиболее проблемным местом в Великом Лимитрофе для России является,
по мнению Цымбурского, его восточно-европейский сектор. Поскольку Запад
может использовать Лимитроф для изоляции России, то последней необходимо
обеспечить свое влияние на его ось, проходящую от Калининграда до Крыма,
«отъединить «хартленд» от Восточной Европы». Лидерам России, отодвинувшейся
от Европы за полосу ставших суверенными пространств Великого Лимитрофа,
необходимо решать, каким образом, ставит проблему Цымбурский, изменить
положение страны как «европейского транспериферийного хинтерланда» и занять
достойное место не только на континенте, но и в мире в целом.
Цымбурский справедливо полагает, что для достижения поставленных целей
перед российской геополитикой «ни изоляционизм, ни евразийство в духе Петра
Савицкого и Льва Гумилева в качестве практической политики сейчас не годятся».
62
Глава 3. Геостратегия России: внутренние и внешние приоритеты
3.1 Влияние геополитических факторов на внутреннюю жизнь
российского общества
Существующая на протяжении последней четверти века относительно
стабильная геополитическая картина мира в течение последних полутора-двух лет
испытывала на себе воздействие факторов, способных внести в нее заметные
правки. В мире происходили события, под влиянием которых накапливались
различные новации, сумма которых к концу 2016 года оформилась в определенные
тенденции, позволяющие сделать обобщающие выводы, а также прогнозы
вероятных в ближайшей перспективе геополитических трансформаций. Эти
процессы продолжаются и в текущем, 2017 году.
Главными
факторами,
задававшими
изменения
в
глобальной
геополитической картине, являлись нарастание в ряде регионов и стран
нестабильности, тревог, противоречий и конфликтного потенциала в жизни мира,
а также продолжающаяся борьба за позиции и ресурсы между различными
странами, конфессиями, политическими группировками и другими силами. В раках
этой глобальной картины на особом месте находился расширявшийся конфликт
между силами международного терроризма, представленными главным образом
радикальным исламом, и остальным мировым сообществом.
Эти факторы в значительной степени отражают те сложности, которые
переживает современный мир, мечущейся в поисках решения проблем развития и
безопасности в условиях XXI века. Конечно, все это затрагивает и интересы
России, ее внутреннюю жизнь и позиции в современном мире.
Серьезные геополитические последствия вызвали также миграционный
кризис в Европе и попытки переноса террористической активности из зон военно­
политической нестабильности на Ближнем Востоке, в Азии и Африке в ряд
63
европейских государств, в том числе и в Россию. При этом до сих пор нет полной
ясности в том, кто и какие конкретные силы стоят за организацией многотысячного
перемещения людей из стран Азии и Африки в Европу и какие стратегические цели
при этом преследуются вдохновителями этого процесса, хотя в общем многое здесь
понятно. Это отдельная сложная геополитическая проблема, требующая своего
рассмотрения и глубокого анализа.
Фактором
влияния
на
геополитические
процессы
оставались
также
введенные Западом с подачи американской администрации бывшего президента
Барака Обамы антироссийские политические и экономические санкции и то
давление, которое оказывалось Вашингтоном на страны Евросоюза в целях их
активного подключения к участию в этих санкциях.
Как известно, официальным поводом для запуска механизма этих санкций
явилось возвращение Крыма в состав России, что квалифицировалось Западом как
грубое нарушение Россией международного права. Но на самом деле главной причиной
этого санкционного решения США стало то, что возвращением полуострова в состав
РФ был сорван масштабный замысел Вашингтона по превращению Крыма в опорную
американскую военную базу в Черном море в непосредственной близости от
российской границы. Особенно важно то, что возвращение Крыма позволило России
не только сохранить на территории Крыма, но и существенно усилить свой
Черноморский флот, ограничить свободу действий военных флотов США и НАТО в
Черном море и этим заметным образом изменить в свою пользу стратегический баланс
сил на юго-западном стратегическом направлении.
Серьезнейшим геополитическим фактором и вызовом международной
безопасности является Сирийский кризис. При рассмотрении ситуации в Сирии и
вокруг нее следует исходить из понимания того, что она является не случайным и
локальным явлением, оторванным от большой военно-политической стратегии
Запада, а ее прямым продолжением. Сердцевиной этой стратегии является
64
установка на максимальное
ослабление
или полное уничтожение любых
соперников и конкурентов Вашингтона и блокирование попыток России усилить
свои позиции в мире. Именно поэтому вооруженную активность терроризма в
Сирии и Ираке и внешнюю поддержку антиасадовских сил следует считать
продолжением расширения масштабов, приемов и форм ведущейся уже давно
многоуровневой войны Запада против союзников России в арабском мире и против
самой России.
В последние месяцы 2016 г. этот тезис получил полное подтверждение на
примере событий в Сирии. Если еще в начале года проходила только
фрагментарная и как бы случайная информация об участии западных спецслужб и
их военных инструкторов и специалистов в поддержке террористов, то уже к
ноябрю-декабрю это стало вполне очевидным. Это объясняет все: и практически
беспрепятственное появление таких мощных международных террористических
организаций на Ближнем Востоке как «Исламское государство Ирака и Леванта»
(ИГИЛ, в дальнейшем - ИГ), «Фронт ан-Нусра» и другие экстремистские
группировки, и обильный приток денег в эти организации, свободное пополнение
их рядов боевиками со всего мира, доступ ИГ и других террористических
группировок к внешним источникам оружия и боеприпасов и те уловки, к которым
прибегала американская администрация Обамы с целью уклониться от конкретных
договоренностей с Россией по совместной борьбе с международным терроризмом.
Сегодня можно представить картину тех геополитических изменений,
которые произошли бы на Ближнем Востоке, не подключись Россия по просьбе
сирийских властей к отражению агрессии международного терроризма против
Сирии. Возможность падения сирийского правительства предопределялась всем
ходом событий. Не окажи Россия помощи Башару Асаду, Сирии как независимого
государства уже не существовало бы, а вся ее территория превратилась бы в
сплошную зону хаоса, геноцида и повсеместного террора со стороны радикальных
65
исламистов-ваххабитов против представителей других сирийских религиозных
конфессий. Не следует забывать, что многие тысячи террористов вошли в Сирию
со своими семьями с явными намерениями после свержения правительства Асада
остаться в ней на постоянное проживание. Так было в VII веке, когда ислам вышел
за границы Аравийского полуострова и начал завоевания соседних государств и
территорий. И вот, эта историческая практика находит свое воспроизводство в XXI
столетии в Ираке и Сирии, да и в других странах тоже.
Победитель, как известно, диктует свои условия побежденному. Что касается
Сирии, то здесь победитель даже и не подумал бы выставлять сирийцам свои
условия, а прямо брал бы все, что ему было нужно: жилье, источники
жизнеобеспечения, всю экономическую инфраструктуру, ресурсы и т.п.
Но это только одна сторона вопроса. Другая могла бы состоять в том, что
Сирия при таком исходе становилась бы полностью зависимой от воли и замыслов
главного идеолога исламского мира Саудовской Аравии и мощным центром
международного терроризма, способного повторить сирийский сценарий в других
странах, таких как Египет, Ливия, Ливан, Тунис и далее по списку. Что тогда
получил бы мир? Представить несложно.
В создавшейся ситуации только Россия из числа великих держав по-настоящему
серьезно и глубоко поняла всю опасность, исходящую от быстро развивавшегося очага
международного терроризма на территории Сирии, и пошла на оказание гласной и
прямой военной помощи законным сирийским властям по их же просьбе.
Решение высшего политического и военного руководства России на
применение российских Вооруженных Сил для оказания непосредственной военной
помощи дружественной Сирии в борьбе против терроризма не было спонтанным и
непродуманным. В Москве, судя по многим событиям и признакам, понимали, что,
отдав Сирию «на съедение» международному терроризму и его спонсорам, Россия
может надолго лишиться возможностей возвратиться на Ближний Восток и в
66
Северную Африку. Но, что более актуально на сегодня, ступив в борьбу с
международным терроризмом на территории Сирии, Россия отодвинула фронт
борьбы с главными силами международного терроризма на тысячи километров от
своих границ. Не завершив полного разгрома террористов в Сирии, а если
потребуется, то и на других территориях, Россия вряд ли обезопасит себя и своих
союзников от новых террористических угроз. Москве не стоит повторять ошибок
СССР, преждевременно выведшим свои войска из Афганистана в 1989 году.
Военная помощь, оказываемая Россией правительству Башара Асада в борьбе
против терроризма, привела к вполне конкретным геополитическим переменам на
Ближнем и Среднем Востоке и в общей политической атмосфере и настроениях в мире.
На Западе, особенно в Европе, по-видимому, не ожидали, что события в Сирии
так глубоко и сильно затронут вопросы европейской интеграции и безопасности.
Большинство европейских правительств и их политических лидеров оказались
неготовыми к внешне неуправляемому наплыву на территории их стран миллионов
мигрантов. Культивировавшаяся европейскими правящими партиями и их лидерами в
течение ряда последних лет стратегия мультикультурализма рассыпалась вдребезги,
как только многие тысячи мусульман из Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии
и Африки высадились на европейское средиземноморское побережье и начали упорно
пробиваться на север вплоть до Великобритании, оседать во временных лагерях,
вносить свои обычаи и нравы в размеренную и сытую жизнь европейцев.
Европа стала стремительно «зеленеть», и это наводит на мысль, что эта
миграционная агрессия против европейцев и не только против них стоит в ряду
других запланированных шагов главных идеологов и организаторов движения к
т.н. «всемирному исламскому халифату». Последние хорошо известны. В первую
очередь это
арабские
монархии
Саудовской Аравии и Катара,
а также
расплодившиеся по всему миру экстремистские исламские партии, организации и
центры, выступающие в роли передовых отрядов движения к «всемирному
67
исламскому халифату». Без решительной борьбы с ними непосредственно в их же
логове язвы терроризма будут поражать все новые и новые еще здоровые участки
тела европейской цивилизации.
Эти процессы оказывали прямое воздействие на ситуацию в Евросоюзе, где
стали возникать ощутимые разногласия между его членами по вопросам текущей
политики и стратегии дальнейших действий, а то и судьбы этого объединения.
После решения Великобритании о выходе из Евросоюза (т.н. Ьгсх^) некоторые
другие его члены тоже призадумались о своем членстве в этом союзе, бюрократия
которого, похоже, больше заботится о своих собственных интересах, а не о
национальных приоритетах государств-членов этого европейского объединения.
Нерешительные и противоречивые действия в создавшейся ситуации ряда
современных европейских лидеров серьезно скомпрометировали их репутацию и
поставили под вопрос их политическое будущее. Похоже, что в Европу приходит
время других партий и лидеров, ориентированных не на «общеевропейские
ценности», а на национальные интересы своих стран. Европа пожинает плоды
бездумной
и
безоглядной
поддержки
политики
прежних
американских
администраций, увлекавшихся борьбой с Россией, организацией «цветных
революций», поддержкой «управляемого хаоса» в зонах собственных интересов,
заигрываниями с экстремистскими движениями и организациями. Сегодня это
очевидно, как никогда прежде.
Характерно, что бюрократические структуры Евросоюза и лидеры некоторых
стран-членов этого объединения так и не поняли или не захотели понять истинных
причин миграционного нашествия и пытаются обвинить во всех своих бедах
Россию и лично российского президента Владимира Путина. Развернутая
европейскими политиками яростная информационная война против нашей страны,
призывы к сохранению
антироссийских экономических и иных санкций,
постоянные запугивания европейцев мифической российской военной угрозой,
68
демонстративные меры по усилению группировки сил НАТО в непосредственное
близости к границам Росси - все это попытки ухода от трезвой оценки реальностей
дня и увода внимания европейской общественности от главных причин
переживаемых Европой трудностей. Так и хочется сказать, обращаясь к
европейским политическим умникам: «не против того боретесь, господа! Ваши
настоящие
недруги
и
гробовщики
европейской
цивилизации
находятся
совершенно в другом месте!».
Произошли изменения и на других направлениях. В связи с отсутствием
стабильности в спросе и мировых ценах на нефть происходило некоторое
ослабление позиций главных нефте- и газодобывающих стран арабского мира:
Саудовской Аравии, Катара, Кувейта. ОПЕК вынуждена идти на снижение квот на
добычу нефти. Заморожена реализация широко рекламировавшихся новых
крупных проектов по прокладке трансконтинентальных нефте- и газопроводов из
Аравийского полуострова и зоны Каспия в Европу. В то же время возросли объемы
незаконной
добычи
контрабандного
нефти
вывоза
ее
в кризисных зонах
на
внешние
рынки
(Ирак,
по
Сирия, Ливия)
заниженным
и
ценам.
Примечательным фактом явилось и то, что возрос авторитет России среди стран производителей нефти при согласовании уровней добычи нефти и объемом
поставок ее на мировые рынки.
Кризис с нефтяными ценами и снижение удельного веса арабских
нефтедобывающих стран в общем мировом нефтегазовом балансе только
подстегивает упомянутые арабские нефтедобывающие монархии к расширению
поддержки террористических исламских организаций и группировок. И это можно
видеть, как в Сирии, так и в других зонах. Правящим династиям и политическим
лидерам в Эр-Рияде, Дохе и в некоторых других арабских столицах кажется, что
все это серьезно поправит их дела. Но это им только кажется.
Все то, о чем было сказано выше - факторы второго ряда по степени их
69
влияния на развитие геополитической ситуации в мире в истекшем году. На первом
месте по силе воздействия на общий характер и содержание политической картины
мира находились стратегия и практические действия ведущих мировых держав, в
первую очередь США, России и Китая.
Главными факторами, определявшими содержание и направленность развития
геополитических процессов в мире в истекшем году,
стали президентская
избирательная кампания в США, растущая военная мощь России и активные боевые
действия ее Вооруженных Сил против сил международного терроризма в Сирии, а
также дальнейшее наращивание сотрудничества и взаимодействия между Россией и
Китаем.
Одним из важных геополитических изменений на Среднем и Ближнем
Востоке стало налаживание результативного экономического, политического и
военного взаимодействия и сотрудничества между Россией и Ираном. Как долго
будет сохраняться эта ситуация, никто сегодня оценить не в состоянии. Ясно
только то, что Россия заинтересована в наращивании многовекторного и
плодотворного сотрудничества и взаимодействия с Ираном. Что касается Тегерана,
то его далеко идущие национальные амбиции (закрепление присутствия в Сирии,
наращивание позиций в Ираке с целью вовлечь эту страну в сферу своего
стратегического влияния, сохранение антиизраильского военно-политического
курса,
непримиримость
в
отношении
Саудовской
Аравии
и
др.)
могут
периодически создавать трудности для российской политики на иранском
направлении.
Обращает на себя внимание и постепенная трансформация позиции и
поведения
Турции
в
сирийской
ситуации
и
в
целом
на
Ближнем
Востоке. Президент страны Эрдоган по-прежнему маневрирует, полагая, что это
позволит ему сохранить позиции Турции как на Западе, так и в ближневосточном
регионе.
70
Г еополитическая
картина
мира
находится
сегодня
под
давлением
разновекторных процессов, угроз и вызовов, способных создать серьезные помехи
в развитии отдельных стран и регионов и в обеспечении их безопасности.
3.2 Внутренние геостратегические приоритеты современной России
Геостратегические приоритеты современной Российской Федерации можно
рассматривать в двух измерениях: внутриполитическом и внешнеполитическом. При
этом нельзя забывать о том, что обе составляющие геополитики тесно связаны между
собой и зачастую одна из них может оказывать определяющее влияние на другую.
Традиционно преимущество отдавалось внешней составляющей, но в последнее
время налицо возрастание роли внутриполитических факторов. Излагая суть своего
политического курса в послании Федеральному Собранию еще в 2000 г., Президент
Российской Федерации В. В. Путин подчеркнул, что «только сильное, эффективное,
демократическое государство в состоянии защитить гражданские, политические,
экономические свободы, способно создать условия для благополучной жизни людей и
для процветания нашей Родины» [35; с. 8]. С данными высказываниями можно
полностью согласиться.
Внутриполитическая составляющая современной геостратегии России имеет
первостепенное значение, поскольку именно отсюда исходят главные угрозы ее
национальной безопасности. Именно здесь находятся проблемы, от решения которых
зависит положение страны в мире.
Сегодня уже очевидно, что тенденция к укреплению политической стабильности
в Российской Федерации позволяет российской дипломатии более уверенно проводить
в жизнь внешнеполитический курс государства, выстраивать его в расчете на
долгосрочную перспективу.
Признавая огромную роль внутренней геостратегии, ни в коем случае нельзя
71
поддаваться
другой
крайности:
принижать
значение
внешнеполитической
составляющей и отрицать ее воздействие на решение социально-политических,
экономических и других проблем внутри государства.
Не вызывает сомнения, что успешность реализации различных национальных
программ (в том числе экономических) в весьма значительной степени зависит от
международного положения государства, его активности на мировой арене. В
современных условиях автаркия страны в любой области является гибельной, а степень
интегрированности в систему международных организаций зачастую выступает
решающим фактором в определении перспектив развития.
Кроме того, необходимо отдавать себе отчет в том, что внешние угрозы
безопасности государства в настоящее время во многом определяют угрозы
внутренние: это прежде всего связано с такими проблемами последнего времени, как
рост активности международного терроризма, расширение масштабов организованной
преступности, незаконного оборота оружия и наркотиков.
Во внутренней геополитике Российской Федерации можно выделить достаточно
много элементов, но в настоящее время доминирует компонент, связанный с
обеспечением территориальной целостности и укреплением единства страны.
В начале 1990-х гг. активные сепаратистские устремления (наметившийся «парад
суверенитетов») в ряде регионов поставили недавно появившуюся страну на грань
развала. Сложившаяся ситуация была вызвана целым рядом причин, важнейшей из
которых была слабость центральной власти. Кроме того, опасность зарождения
сецессионных процессов была заложена уже в самом асимметричном построении
Российской Федерации.
В двадцати регионах России (в большинстве своем национальных республиках)
возникли требования о создании новых суверенных республик со стороны лишенных
государственности этносов. Наиболее острая ситуация сложилась на Северном
Кавказе.
72
В этот период о суверенитете заявляли как национальные республики (Чечня,
Татарстан, Якутия), так и богатые сырьем регионы, не имеющие никаких
национальных проблем. Так появились идеи создания республик: Поморской,
Уральской, Енисейской, Балтийской, Дальневосточной.
К настоящему времени наиболее заметные проявления этносепаратизма в России
остались в прошлом. Этому способствовало приведение законодательства всех
субъектов в соответствие с федеральным законодательством, а также продолжающаяся
административная реформа, вехами которой стали: введение института полномочных
представителей Президента Российской Федерации, старт кампании по укрупнению
регионов и изменение
системы избрания губернаторов.
Итогом
всех этих
преобразований должно, по-видимому, стать фактическое превращение России в
управляемую федерацию, некоторые черты которой будут характерными скорее для
унитарного государства.
С этим связано то, что в ближайшее время на первый план во внутренней
геополитике нашей страны выйдут другие региональные проблемы. Самой острой
среди них является не сокращающийся разрыв между богатыми и бедными регионами,
приводящий к оттоку населения из Сибири и Дальнего Востока, остающихся
стратегически важными в российской геополитике.
Серьезнейшую проблему являет собой неравномерная плотность населения,
которая влечет за собой очаговый характер экономических зон, неразвитость
транспортных коммуникаций, демографический прессинг и экспансию со стороны
приграничных государств.
Значительные угрозы заложены также в других экономических аспектах. Среди
них последствия системного кризиса, низкий уровень валового внутреннего продукта,
преобладание топливно-сырьевой составляющей в экспорте.
Серьезные проблемы существуют и в других областях: социальной (расслоение
общества, деформация его демографического и социального состава, снижение
73
духовного потенциала населения), экологической (отсутствие природосберегающих
технологий, низкая экологическая культура), информационной и т. д.
Помимо этого, необходимо решать и частные проблемы. Важным условием
безопасности России является грамотное обеспечение пограничного контроля. Сегодня
совершенно очевидно, что осуществление этого контроля на современных российских
границах по советской схеме (то есть с помощью войсковых формирований)
невозможно и нецелесообразно. Поэтому не вызывает сомнений необходимость
перехода к современному оперативно-войсковому контролю.
Давно назрела необходимость в решении проблемы Калининградской области.
Очевидно, что возможное ограничение сообщения с этим регионом станет серьезным
нарушением
суверенитета
Российской
Федерации.
Проблема
Калининграда
затрагивает правовое положение всех граждан России и требует для обеспечения одной
из конституционных свобод - свободы передвижения - полноты государственного
суверенитета Российской Федерации над ее территорией.
Проблемной становится и роль нашей страны в качестве транзитного узла.
Реально действующие международные коммуникации сейчас минуют Россию. Связи
между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом в основном осуществляются по
морю в обход ее территории. Не действуют и российские сухопутные коммуникации.
В будущем значение внутренней составляющей национальной геостратегии
будет постоянно
возрастать,
причем
упор должен
делаться на
социально­
экономические аспекты развития.
Анализ Концепции внешней политики России 2000 г. [25] показывает, что в
начале XXI века руководство страны уделяло должное внимание внешним
геостратегическим приоритетам. Так, в этом документе приоритеты были разделены на
глобальные и региональные.
Согласно Главе 3 Концепции, основными задачами России в сфере решения
глобальных проблем являлись:
74
1) формирование многополярного мира;
2) обеспечение международной безопасности;
3) активная внешняя экономическая политика;
4) защита прав человека;
5) содействие позитивному восприятию Российской Федерации в мире [25].
Первые две из перечисленных приоритетов являлись актуальными для нашей
всегда. Особенно остро задача построения нового справедливого мироустройства
встало перед Россией сразу после распада биполярной системы мира. С точки зрения
России, новое устройство мира должно быть основано на принципах «равноправия,
взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества». В Концепции внешней
политики Российской Федерации (2000г.) подчеркивалась ключевая роль ООН в
регулировании международных отношений в XXI в. и решительный настрой России
противодействовать попыткам принизить эту роль [25].
Проблемы безопасности имеют огромное значение и сегодня. Так, в ст. 26 новой
Концепции внешней политики (2016 г.) отмечается: «продолжать усилия по
совершенствованию механизма применения ООН санкций, исходить, в частности,
из того, что решения о введении таких санкций должны приниматься Советом
Безопасности ООН на коллегиальной основе после всестороннего рассмотрения,
прежде всего с учетом их эффективности при выполнении задач поддержания
международного мира и безопасности и предотвращения ухудшения гуманитарной
ситуации;
содействовать
исключению
из
практики
международного
взаимодействия незаконных односторонних принудительных мер, принимаемых в
нарушение Устава ООН и других норм международного права» [26].
Уже сейчас очевидно, что традиционная трактовка национальной безопасности,
включавшая исключительно военную составляющую, отходит на второй план. В
современной
России
следует
создавать
систему
безопасности,
способную
предотвратить угрозы в экономической, экологической, информационной сферах.
75
Так, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. [51].
Основными направлениями обеспечения национальной безопасности Российской
Федерации
являются
стратегические
национальные
приоритеты,
которыми
определяются задачи важнейших социальных, политических и экономических
преобразований для создания безопасных условий реализации конституционных прав
и свобод граждан Российской Федерации, осуществления устойчивого развития
страны, сохранения территориальной целостности и суверенитета государства.
В главе 3 Стратегии отмечается, что национальные интересы Российской
Федерации на долгосрочную перспективу заключаются в следующем:
-
в дальнейшей демократизации и развитии институтов гражданского
общества, повышении конкурентоспособности национальной экономики;
-
в сохранении конституционного строя, территориальной целостности и
суверенитета Российской Федерации;
-
в
превращении
поддержанию
России
в
мировую
стратегической
державу,
стабильности
способствующую
и
взаимовыгодных
партнерских отношений в условиях многополярного мира [51].
Основными
приоритетами
национальной
безопасности
Российской
Федерации являются национальная оборона, государственная и общественная
безопасность. Для обеспечения национальной безопасности руководство России
будет сосредоточивать свои усилия и ресурсы на следующих приоритетах
устойчивого развития:
-
повышение качества жизни российских граждан;
-
повышение экономического роста;
-
развитие науки, технологий, образования, здравоохранения и культуры;
-
сохранение экологии и поддержание рационального природопользования;
-
поддержание
стратегической
стратегического партнерства [51].
стабильности
и
равноправного
76
В
качестве
одного
из
важнейших элементов
современной
системы
обеспечения безопасности на постсоветском пространстве Россия рассматривает
Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Россия выступает за
качественное
развитие
ОДКБ,
превращение
ее
в
авторитетную
многофункциональную международную организацию, способную противостоять
современным вызовам и угрозам в условиях усиливающегося воздействия
разноплановых глобальных и региональных факторов в зоне ответственности
ОДКБ и прилегающих к ней районах.
Вполне очевидно, что в эпоху глобализации основной задачей станет для нашей
страны скорейшая интеграция в мировую экономику и активное участие в ведущих
международных организациях. Вот почему геополитическое влияние России в
современном мире в значительной мере определяется ходом ее экономического
развития, стратегией в выборе геоэкономических сфер и четко сформулированным
геополитическим кодом, соответствующим реальному экономическому, социальному,
политическому и культурному потенциалу страны. России предстоит решать проблему
перевода внешнеэкономических связей на геоэкономические стратегии, основным
содержанием которых является транснационализация экономики [3].
Россия придает большое значение обеспечению устойчивой управляемости
мирового развития, что требует коллективного лидерства ведущих государств,
которое должно быть представительным в географическом и цивилизационном
отношениях
и
осуществляться
при
полном
уважении
центральной
координирующей роли ООН. В этих целях Россия наращивает взаимодействие с
партнерами в рамках «Г руппы двадцати», БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай,
ЮАР), ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), РИК (Россия, Индия,
Китай), а также в рамках других структур и диалоговых площадок.
Приоритетными направлениями внешней политики Российской Федерации
являются
развитие
двустороннего
и
многостороннего
сотрудничества
с
77
государствами - участниками Содружества Независимых Государств (СНГ) и
дальнейшее укрепление действующих на пространстве СНГ интеграционных
структур с российским участием.
Не вызывает сомнений то, что необходим системный подход решения проблем
стран СНГ, который учитывал бы интересы как отдельных стран, так и всего региона в
целом. Создание благоприятных институциональных условий рыночного развития
способствовало бы раскрытию экономического потенциала и ускорило процесс
экономической интеграции стран Содружества [38].
Россия будет расширять стратегическое взаимодействие с Республикой
Белоруссия в рамках Союзного государства в целях развития интеграционных
процессов во всех сферах. Ключевой задачей является углубление и расширение
интеграции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с Республикой
Армения, Республикой Белоруссия, Республикой
Казахстан
и Киргизской
Республикой в целях стабильного развития, всестороннего технологического
обновления,
кооперации,
повышения
конкурентоспособности
экономик
государств - членов ЕАЭС и повышения жизненного уровня их населения. ЕАЭС
призван обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, капитала и трудовых
ресурсов, стать площадкой для реализации совместных инфраструктурных и
инвестиционных проектов. Созданный на основе универсальных интеграционных
принципов, ЕАЭС
способен сыграть важную роль в деле гармонизации
интеграционных процессов в Европейском и Евразийском регионах.
Чрезвычайно важным и перспективным в шкале геополитических приоритетов
России представляется встраивание страны в Европу. Европейское направление
геополитики сейчас переживает подъем, но в этой связи очень многое будет зависеть
от отношений нашей страны с региональными организациями: ЕС, НАТО, ОБСЕ и др.
Перспективы России на европейской арене могут быть сведены к двум основным
задачам. Первая - продолжить линию на создание стабильной демократической
78
системы европейской безопасности. Вторая - придать дополнительный импульс
разностороннему сотрудничеству с Европейским Союзом. Сохраняется необходимость
контактов с НАТО, хотя они осложняются положениями ее стратегической концепции,
не исключающими ведения силовых действий вне зоны действия Вашингтонского
договора без санкций Совета Безопасности ООН.
Среди важнейших приоритетов России особое место занимает формирование
партнерских,
а в перспективе и союзнических отношений с единственной
сверхдержавой -Соединенными Штатами Америки. Контакты с США уже не являются
ныне такими тесными, как в начале 1990-х гг., однако очевидно, что российско­
американское взаимодействие и в будущем останется необходимым условием
улучшения международной обстановки и обеспечения глобальной стратегической
стабильности.
Национальным
интересам
обоих
государств
отвечало
бы
создание
долговременной антитеррористической коалиции. Участие в ней России дало бы
дополнительный шанс в качестве великой державы ускорить процесс интеграции в
сообщество демократических государств с развитой экономикой, а Соединенные
Штаты получили бы влиятельного партнера, чьи границы примыкают к нестабильным
регионам и государствам [46].
Весьма интенсивными становятся контакты России с государствами Азии
(прежде всего с Китаем, Индией, Японией), несмотря на имеющиеся противоречия в
двусторонних отношениях. Эта тенденция связана с постоянным увеличением роли
Азиатско-Тихоокеанского региона в международной экономике и торговле.
Значение Азии во внешней политике России будет неуклонно возрастать. Это
обусловлено не только тем, что Россия является неотъемлемой частью этого динамично
развивающегося региона, но и растущим значением международного сотрудничества в
обеспечении экономического подъема Сибири и Дальнего Востока. Исходя из
национальных интересов России, деятельность нашей дипломатии в Азии будет
79
прежде всего нацелена на решение задач по обеспечению безопасности рубежей
российского государства, созданию благоприятных условий для его социально­
экономического развития [20].
Для России по-прежнему будет оставаться весьма актуальной активизация ее
участия в основных интеграционных структурах Азиатско-Тихоокеанского региона форуме
«Азиатско-Тихоокеанское
экономическое
сотрудничество»
(АТЭС),
региональном форуме Ассоциации стран Юго-Восточной Азии по безопасности
(АСЕАН), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).
Также Россия будет стремиться играть значительную роль на Ближнем Востоке
и в районе Большого
Средиземноморья.
В
Концепции внешней политики
утверждается, что Россия будет добиваться стабилизации обстановки на Ближнем
Востоке, включая зону Персидского залива и Северную Африку, учитывая при этом
воздействие ситуации в регионе на обстановку во всем мире [25].
Уже в ближайшее время ожидается расширение контактов РФ с государствами
Африки и Латинской Америки, однако они, видимо, в течение определенного времени
останутся на периферии внешнеполитических интересов России ввиду ограниченности
ее экономических и организационных ресурсов. Тем не менее в ближайшем будущем
Россия будет расширять взаимодействие с африканскими и латиноамериканскими
государствами, развивать политический диалог с Организацией африканского
единства,
с
Организацией
американских
государств
и
субрегиональными
организациями.
В целом, важнейшая задача российской геостратегии - минимизировать
воздействие отрицательного исторического опыта в отношениях с другими странами
на современные международные отношения. Коллизии и трудности прошлого не
должны оставаться негативным фактором политической жизни, источником
враждебных стереотипов.
Нашей стране следует укреплять имеющиеся партнерские отношения, а также
80
использовать возможности для создания новых векторов сотрудничества. При этом
следует
избегать
излишнего
консерватизма и
руководствоваться
реальными
внешнеполитическими интересами.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что осознание Россией своей новой
роли в изменяющемся мире требует определения ее долгосрочных стратегических
интересов, выбора ближайших и отдаленных приоритетов, формирования систем
«обратной связи», регистрирующих вектор движения страны и меру его расхождения с
намеченной траекторией. Геостратегические приоритеты должны служить ключом к
решению многих административных, экономических и политических задач для
правительства.
Исходя из вышесказанного, следует заметить, что одной из наиболее важных
задач
в
формировании
геостратегии
России
будет
учет
взаимосвязи
и
взаимозависимости внутри- и внешнеполитических приоритетов, а также определение
наиболее выгодных вариантов их сочетания.
81
Заключение
Исследование показало, что зарождение и становление отечественной
геополитики совпадает с периодом образования Российского государства, когда
осознавались интересы и складывались представления о его естественных
границах и населяющих его территорию народах, о порядке управления страной и
организации системы сотрудничества с соседними государствами. Ваятелями
российской
геополитики
были
философы,
историки,
географы
и
другие
представители отечественного общественного и естественнонаучного знания.
В России, как и на Западе, предпосылки для возникновения геополитических
идей формировались в процессе изучения роли природной среды и особенно
географического фактора в жизни общества. При этом русская геополитическая
традиция
полна
глубоких
оригинальных
идей.
Среди
них
современные
геополитики, пожалуй, особо выделяют пространственный фактор, который лежит
в основе российской истории.
Мы выяснили, что становление и развитие любого государства и общества это продолжительный и многофакторный процесс, происходящий под влиянием
внутренних
факторов,
и
внешних
которые
социально-политических,
активно
участвуют
в
природно-географических
формировании
этнического
и
цивилизационного типа и внутренних процессов, происходящих в самом обществе,
связанных с более глубоким культурным началом.
Анализ деятельности российского государства показывает, что с момента
своего возникновения и на всех последующих этапах развития государственность
интегрировала и структурировала общество, регулировала политические и
правовые
отношения.
Государство
воплощало,
утверждало
и
защищало
исторически формирующиеся идеалы, мифы и ценности в обществе и становится
механизмом реализации национальных интересов, выступая на международной
арене как основной геополитический актор, отстаивающий ценностные основания
82
цивилизационной идентичности.
Исследование роли геополитики в системе факторов цивилизационного
становления
общества позволило
сделать
следующие
выводы:
во-первых,
геополитика является одним из механизмов интеграции общества, во-вторых механизмом
формирования
пространства,
в
рамках
государственного
которого
существует
или
цивилизационного
сообщество,
в-третьих,
геополитические представления играют существенную роль в формировании
национальной идентичности. Геополитическая миссия осознается на культурном
уровне, а культура осмысляет, оформляет и активизирует геополитический
импульс.
Природа геополитики заключается в конструктивистском
«географии
человеческих
сообществ».
Но
любое
подходе к
проектирование
новых
геополитических образов основывается на анализе качественных характеристик
пространства,
следовательно,
объективной реальности.
подготавливают
и
геополитика выступает
как
метод
познания
В то же время новые геополитические образы
мотивируют
политическое
волеизъявление
власти,
направленное на расширение своего политического влияния в пространстве.
Анализ сложившихся в России современных представлений о геополитике
позволил выделить основные их типы, часто пересекающиеся между собой.
Геополитика интерпретируется: 1) на основе разграничения с политической
географией; 2) как политика в пространстве; 3) как наука о зависимости политики
от географических факторов; 4) как управление геопространством; 5) как
отношения субъектов и геопространственных объектов геополитики; 6) как наука
о «географических организмах»; 7) как политическая борьба в географическом
выражении; 8) основываясь на понятии поля; 9) как наука о глобальной политике
при отрицании значимости пространственных факторов; 10) как глобальный
уровень политической географии; 11) как релятивистская область исследований,
83
универсальное
определение
которой
невозможно;
12) как
особый
метод
исследования; 13) основываясь на понятии пространственной границы.
В процессе исследования мы пришли к выводу, что в современных условиях
геополитика России, к сожалению, ещё не имеет чёткого и однозначного вектора
своего развития, колеблется между позициями атлантистов и континенталистов то
в сторону дистанцирования от Китая и сближения с Западом, то в сторону усиления
российско-китайского диалога. И тем не менее, расставляя приоритеты на
среднесрочную и отдалённую перспективу, можно утверждать, что основные риски
для российской государственности и её граждан связаны прежде всего с
некорректируемым ростом мусульманского населения страны и объективным
сокращением коренного русского населения (титульной нации Российской
Федерации), а также с экономическим подъёмом южного соседа - КНР и его
объективно неразрешимыми демографическими и территориальными проблемами.
Исследование также показало, что полноценная в геополитика в Российской
Федерации невозможна без геопространственной самоидентификации ее регионов.
Отсюда ключевой проблемой во внутренней геополитике для нового субъекта
международных отношений - Российской Федерации - является сохранение
единства ее
внутреннего
целостности
в
геополитического
границах
бывшей
РСФСР.
пространства,
Необходим
геополитической
баланс
между
политическими, военными, экономическими и идеологическими средствами в деле
обеспечения целостности своего внутреннего геополитического пространства.
Нерешительность и бессилие власти или безоглядная готовность полагаться
прежде всего на силу для наведения порядка являются детонаторами конфликтов.
Самодестабилизация на
своем
собственном
геополитическом
пространстве
оказалась неизмеримо деструктивнее любой мыслимой дестабилизации, которая
могла бы быть привнесена из внешних геополитических сфер.
Поэтому с точки зрения геополитического подхода чрезвычайно важно
84
сохранить контролирующееся Россией геополитическое пространство за счет
взаимной увязки интересов регионов между собой, регионов и Центра на базе
федеративных отношений, не допуская разрушения исторически сложившейся
этносистемы России, ее единого политического, экономического и духовного
пространства.
В
противном
случае
отдельные
регионы
страны
стихийно
переориентируются на другие центры, что может привести к разрушению России
как геополитического субъекта. Региональная безопасность является важнейшим
инструментом реализации государственной региональной политики и создания
федеративного государства на принципах сбалансированного сочетания интересов
федерального центра и регионов.
Исследование показало, что многие современные проблемы и угрозы носят
глобальный характер и потому не могут быть разрешены и преодолены усилиями
только одного государства. «Чума XXI века» - международный терроризм -не может
быть «излечена» усилиями только одной России. Без международных усилий,
содействия мирового сообщества модернизационным процессам как внутри страны,
так и в исламском мире, устранить региональные очаги терроризма не удастся.
Складывающаяся ситуация в современном мире предоставляет России
укрепить свое геополитическое положение и успешно реализовать геостратегические
цели посредством активного участия в региональных проектах интеграции,
использования своего научного, военно-технического и духовного потенциала для
превращения в авторитетный геополитический центр силы. Для этого лишь требуется
осознание политическими элитами и всем российским обществом новых вызовов и
угроз в сочетании с новыми возможностями глобализирующегося мира для
использования последних в интересах нашей страны.
85
Список литературы
1. 19 величайших империй в истории человечества [Электронный ресурс] // URL:
https://deadbees.net/19-velichajshix-imperiJ-v-istorii-chelovechestva/ (дата обращения
14.10.2018)
2. Бжезинский, З. Великая шахматная доска.
Господство Америки и
его
геостратегические императивы [Текст] // Перевод О.Ю. Уральской. -
М.:
Междунар. отношения, 1998. - 330 с.
3. Бутырская, И.Г. Геополитическое положение современной России // [Электронный
ресурс]. -Режим доступа: http://www.ibci.ru/AGP/conferencia/statya17.htm
4. Васильев, И.В. Политические контуры внешних факторов национальной
безопасности России / И.В. Васильев [Текст] // Власть. - 2017. - №4. - С.62-65.
5. Г еополитическое положение России: представления и реальность [Текст] / Под ред.
В.А. Колосова. - М.: Арт-Курьер, 2000. - 352 с.
6. Грузия и США подписали соглашение по сотрудничеству в сфере обороны
[Электронный ресурс] // URL: https://ria.ru/world/20161206/1482965664.html (дата
обращения 5.10.2018)
7. Дамаскин, О.В. Актуальные проблемы защиты Российской государственности и
национального суверенитета в современных условиях [Текст] / О.В. Дамаскин,
И.В. Холиков // Представительная власть -
XXI век:
законодательство,
комментарии, проблемы. - 2017. - .№4(155). - С.1-5.
8. Дамаскин, О.В. Новый взгляд на проблемы защиты государственного суверенитета
[Текст] / О.В. Дамаскин // Современное право. - 2017. - №2. - С. 142-144.
9. Данилевский, Н.Я. Россия и Европа [Текст] / Н. Я. Данилевский. - М.: Книга, 1991.
- 576 с.
10. Данилов,
А.Н.
Глобальная
нестабильность
-
порождение
системной
трансформации постсоветского мира [Текст] / А.Н. Данилов // Социологическая
86
наука и социальная практика. - 2018. - №21(21). - С.37-52.
11. Дараби, П. Кавказско-каспийский регион в системе геополитических отношений
XVIII - начала XIX веков [Текст] // Кавказ и глобализация, 2008. -
№2 4.
С. 144-158.
12. Договор о коллективной безопасности (с изменениями на 10 декабря 2010 года)
[Электронный ресурс] // URL: http://docs.cntd.ru/document/1900489 (дата обращения
5.10.2018)
13. Дугин, А. Основы геополитики: учебник. - М.: АРКТОГЕЯ-центр, 2000. - 928 с.
[Электронный
ресурс]
//
URL:
http://svitk.ru/004_book_book/8b/1941_dugin-
dugin_geopolitiki.php (дата обращения 5.10.2018)
14. Дугин, А.Г. Геополитика постмодерна: времена новых империй, очерки
геополитики XX века [Текст] / Александр Дугин. - Санкт-Петербург: Амфора,
2007. - 381 с.
15. Дугин, А.Г. Геополитика России: учебное пособие для вузов [Текст]. - М.:
Академический Проект; Гаудеамус, 2012. - 424 с.
16. Дугин, А.Г. Социология русского общества. Россия между Хаосом и Логосом
[Текст] / А.Г. Дугин. - Москва: Акад. Проект, 2011. - 582 с.
17. Ефимов, В.А. «Глобальная трансформация - Русский проект» [Текст]. - М.:
Общественная инициатива КОБ-А, 2012. - 35 с.
18. Жарков, В. Фейк геополитики. Еще раз о том, как геополитические интересы
мешают нам жить [Текст] // Новая газета, 2014. 22 ноября.
19. Желтов, В.В., Желтов М.В. Г еополитика мирового порядка [Электронный ресурс]:
монография / В.В. Желтов, М.В. Желтов. - 2-е изд., стер. - М.: Изд-во Флинта, 2014.
//
https://libking.ru/books/sci-/sci-pohtics/523273-m-zheltov-geopolitika-mirovogo-
poryadka.html (дата обращения 5.10.2018)
20. Иванов, И. С. Внешняя политика России и мир [Текст]. М., 2000.
21. Исход к Востоку: Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев [Текст]. София, 1921.
87
22. Карпов, В.В. Вызовы и угрозы духовной безопасности России в эпоху глобализации
[Текст] / В.В. Карпов. - Москва: Спутник+, 2017. - 191 с.
23. Киссинджер, Г. Мировой порядок [Текст]. - М.: АСТ, 2015. - 512 с.
24. Коваленко, О.А. Реформы Петра I в контексте культурно-исторического диалога
России и Европы [Текст]/ О. А. Коваленко // Вестник Волжского университета им.
B. Н. Татищева. - 2015. - №>2[18]. - С. 164-171.
25. Концепция внешней политики РФ [Текст] // Внешняя политика и безопасность
современной России, 1991-2002: Хрестоматия: В 4 т. М.: РОССПЭН, 2002. - Т. 4. C. 109-121.
26. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом
РФ В.В. Путиным 30 ноября 2016г.) // URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news//asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248 (дата обращения 14.10.2018)
27. Лев
Гумилев.
История
об
истории
[Электронный
ресурс]
http://www.bushido.ru/interaktiv/blogi/colred/lev_gumilev_istoriya_ob_istorii/
//
URL:
(дата
обращения 14.10.2018)
28. Леонтьев, К.Н. Византизм и славянство [Текст] / соч. К. Н. Леонтьева. - М.: Унив.
тип., 1876. - 132с.
29. Леонтьев, К.Н. Панславизм и греки [Текст] / К. Н. Леонтьев // Русский вестник. 1873. - № 2. - С. 38-35. - С. 35.
30. Макиавелли, Н. Государь [Текст]. - М.: Планета, 1990. - 80 с.
31. Маккиндер, Х. Дж. Географическая ось истории [Текст]// Полис. - 1995. - №24. - С.
162-169.
32. Медведев, С. Соблазн геополитики [Электронный ресурс] // Новая газета, 2014.
URL: http://www.novayagazeta.ru/comments/65537.html (дата обращения 10.10.2018).
33. Никитин, В.С. Космическое мышление - ключ к выходу из мирового кризиса
[Текст] / В. С. Никитин; Всероссийское созидательное движение "Русский лад". Москва; Псков: Псковское возрождение, 2014. - 103 с.
88
34. Павельева, Э.А. Миграционные кризис в Европейском союзе: наднациональность и
суверенитет [Текст] / Э.А. Павельева // Сибирский юридический вестник. - 2017. №1(76). - С. 130-135.
35. Послание
Президента
Российской
Федерации
Федеральному
Собранию
«Государство Россия. Путь к эффективному государству» [Текст]. - М., 2000.
36. Равочкин, Н.Н. Необходимость социально-политической модернизации [Текст] //
Горизонты гуманитарного знания, 2018. - №2 1. С. 37-44.
37. Ратцель, Ф. Политическая география. Народоведение (Аитропогеография).
СПб.:1897 [Текст] // Геополитика : хрестоматия / сост. Б. А. Исаев. - СПб.: Питер,
2007. - С. 15-36.
38. Рогова, Т. В. Позиция России в отношении стран СНГ // [Электоронный ресурс]. Режим доступа: http://liber.rsuh.ru/Conl7Global/rogova.htm
39. Россия в геополитическом измерении Евразии [Электронный ресурс] // URL:
http://csef.ru/ru/ekonomika-i-finansy/340/rossiya-v-geopoliticheskom-izmerenii-evrazii4857 (дата обращения 5.10.2018)
40. Россия. Полное географическое описание нашего отечества - настольная и
дорожная книга для русских людей [Текст] // под редакцией В.П. Семенова и под
общим
руководством
П.П.
Семенова-Тян-Шанского
и
профессора В.И.
Ламанского. - СПб.: изд-во А.Ф. Девриена В 19-ти томах. 1899-1914.
41. Савицкий, П.Н. Географические и геополитические основы евразийства [Текст] //
Основы евразийства. - С. 297-304. - С. 297.
42. Савицкий, П.Н. Континент Евразия [Текст]. - М.: Аграф, 1997. - 464 с.
43. Святитель Иларион Киевский «Слово о Законе и Благодати» [Электронный ресурс]
// URL: https://azbyka.ru/otechnik/narion_Kievskij/slovo_o_zakone_i_blagodati/ (дата
обращения 14.10.2018)
44. Семенов-Тян-Шанский, В.П. О могущественном территориальном владении
применительно к России. Очерк по политической географии [Текст] // Известия
89
Императорского Русского Географического Общества. 1915. Т. П. Вып. VIII. - С.
425-457.
45. Сивков, К.В. Геополитика СССР и России [Электронный ресурс] // URL:
https://topwar.ru/30424-geopolitika-sssr-i-rossii.html (дата обращения 10.10.2018)
46. Сирота, Н.М. О геостратегических приоритетах России // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ibci. ru/AGP/conferenda/statya04. htm
47. Солоневич, И.Л. Народная монархия [Текст] / Отв. ред. О. Платонов. - М.: Институт
русской цивилизации, 2010. - 624 с.
48. Солонько, И.В. Власть и общество: от иллюзий к реалиям [Электронный ресурс] //
URL: https://ss69100.livejoumal.com/1347743.html (дата обращения 14.10.2018)
49. Стариков, Н.В. Г еополитика. Как это делается [Текст]. - СПб: Питер, 2014. - 364 с.
50. Трубецкой, Н.С. Русская проблема [Электронный ресурс] // Наследие Чингисхана
URL:
https://libking.ru/books/sci-/sci-politics/391342-nikolay-trubetskoy-nasledie-
chingishana.html (дата обращения 14.10.2018)
51. Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии
национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Российская
газета - Федеральный выпуск №4912 (88), 19 мая 2009 г.
52. Фёдоров, Е.А. Национально-освободительное движение России. Русский код
развития [Текст]. - СПб: ИГ «Весь», 2014. - 256 с.
53. Федоров, Н. Ф. Философия общего дела [Текст]. - Т. 1. Верный, 1906; Т. 2. - М.,
1913.
54. Федоров, Ю. Кризис внешней политики России: концептуальный аспект
[Электронный ресурс] // URL: http://www.ru-90.ru/content/ю-федоров-кризисвнешней-политики-россии-концептуальный-аспект (дата обращения 10.10.2018)
55. Фурсов, А.И. Великая тайна Запада: роль формационных и цивилизационных
факторов в создании европейского исторического субъекта [Текст] // Европа: новые
судьбы старого континента. - М.: ИНИОН РАН, 1992. - Т. I. - С. 13-70.
90
56. Хаусхофер, К. О геополитике: работы разных лет [Текст]. - М.: Мысль, 2001. - 426
с.
57. Хоружий, С.С. Жизнь и учение Льва Карсавина [Текст] // Карсавин Л.П.
Религиозно-философские сочинения. - М., 1992. - Т. 1. - c. XLVI, L.
58. Цыбина, Н.В. Цивилизационные основы духовности русского народа [Текст] //
Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки, 2012. - №2 2 (106).
- С. 270-274.
59. Цымбурский, В.Л. Россия - Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее
геополитика [Текст]. - М., 2000.
60. Челлен, Р. Государство как форма жизни [Текст]. - М.: Издательство: Российская
политическая энциклопедия, 2008. - 319 с.
61. Шейнис, В. Национальные интересы и внешняя политика России [Текст] / В.Л.
Шейнис // Мировая экономика и международные отношения. - 2003. - № 4. - С.
33-46.
62. Юрганов, А.Л. Опричнина и страшный суд [Текст] // Отечественная история. 1997.
- №> 3. - С. 52-75.
63. Юринцев, П. Как и зачем Россия содержит Белоруссию. Часть Ш. Газ и все, что с
ним связано [Электронный ресурс] // https://eadaily.com/ru/news/2016/06/06/kak-izachem-rossiya-soderzhit-belomssiyu-chast-iii-gaz-i-vse-chto-s-nim-svyazam
(дата
обращения 5.10.2018)
64. Dorpalen Andrea. The World General Haushofer. Geopolitics in Action. New York, 1942.
- С. 24-25.
65. Gumplowicz, L. Der Rassenkampf. Innsbruck, 1883.
66. Kjellen, R. Die politische des Weltkrieges. - Lpz. - 1916.2.
••• .-ПЛАГИАТ
ТВОРИТЕ СОБСТВЕННЫМ Ш О М
Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева
СПРАВКА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Юдин Юрий Юрьевич
Подразделение
Кафедра общей и прикладной политологии
Тип работы
Магистерская диссертация
Название работы
Геополитика как фактор развития российского общества и государства^ опыт,
современное состояние и перспективы
Название файла
Процент заимствования
23,05%
Процент цитирования
1,48%
Процент оригинальности
75,47%
Дата проверки
15:08:02 15 ноября 2018г.
Модули поиска
Кольцо вузов; Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им. И.С.Тургенева"; Модуль поиска
общеупотребительных выражений; Модуль поиска перефразирований Интернет;
Модуль поиска перефразирований eLIBRARY.RU; Модуль поиска Интернет;
Коллекция eLIBRARY.RU; Цитирование; Коллекция РГБ; Сводная коллекция ЭБС
Работу проверил
Городнина Ольга Сергеевна
ФИО проверяющего
Дата подписи
/
о
. /
/
- Л
о
/
Г
Подпись проверяющего
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа