close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Блохин Максим Владимирович. Коррупция: уголовно-правовой и криминологический аспекты

код для вставки
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……..............................................................................................
5
ГЛАВА 1. КОРРУПЦИЯ КАК ДЕСТРУКТИВНОЕ СОЦИАЛЬНОПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЕЙ УГОЛОВНОПРАВОВЫМИ СРЕДСТВАМИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ…..… 14
1.1
Правовая
регламентация
ответственности
за
коррупционные
противоправные деяния: историческая ретроспектива……………………. 14
1.2
Трактовки
дефиниций
«коррупция»
и
«коррупционные
преступления» в законодательстве и уголовно-правовой науке………….. 33
1.3 Взяточничество как центральный элемент системы коррупционных
преступлений: юридико-технические недостатки конструкций составов
и правоприменительные проблемы…………………………………………. 53
ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И МЕРЫ
ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ………......……………….………… 68
2.1
Детерминанты
коррупции
и
криминологический
портрет
преступника-коррупционера………………………………………………… 68
2.2
Общесоциальная
и
специальная
превенция
коррупционных
преступлений…………………………………………………………………. 76
2.3 Комплексные меры по противодействию коррупции на региональном
уровне (на примере Орловской области)…………………………………… 86
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….. 106
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
࣮
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………..... 112
ПРИЛОЖЕНИЯ
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Практически общим местом и
аксиоматическим утверждением в науке и публицистике считается тезис о том,
что коррупция, будучи опасным деструктивным явлением, представляет угрозу
национальной безопасности. Наиболее метафорически точно высказался о
коррупции А.И. Кирпичников: «Коррупция-это коррозия власти. Как ржавчина
разъедает металл, так коррупция разрушает нравственные устои общества.
Уровень коррупции - своеобразный термометр общества, показатель его
нравственного состояния и способности государственного аппарата решать
задачи не в собственных интересах, а в интересах общества. Подобно тому, как
для металла коррозийная усталость означает понижение предела его
выносливости, так для общества усталость от коррупции означает понижение
его сопротивляемости»1.
Феномен коррупции представляет большую общественную опасность и
для России, поскольку уничтожает доверие нашего социума, сталкивающего с
еѐ проявлениями при получении государственных услуг, к системам органов
публичной власти и правоохранительных органов, а важным фактором
повышения уровня доверия к органам государственной власти является
формирование положительного имиджа государственного служащего как
честного, порядочного человека, который от имени государственного органа
управления общается с населением. Это, в конечном итоге, может привести к
разрушению
российской
государственности,
поскольку
отчуждает
от
государства общество, которое становится безразличным к его дальнейшему
существованию.
Есть
у
такого
негативного
явления,
как
коррупция
и
другие
отрицательные последствия, к числу которых можно отнести следующие.
Коррупция подрывает общественно-политическое и социально-экономическое
развитие
1
государства,
представляя
собой
серьезное
препятствие
Кирпичников, А.И. Взятка и коррупция в России. / А.И. Кирпичников. - СПб., 1997. - С.17.
для
6
демократии и верховенства закона, разрушает доверие национальное доверие к
сложившейся политической системе и ее лидеру, приводит к истощению
национального богатства, препятствует развитию эффективно действующих
рыночных структур и искажает конкуренцию (так как экономические выгоды
используются
недобросовестными
субъектами),
тем
самым
сдерживая
инвестиции, создает бедность и может являться даже источником войн,
политических конфликтов и усиления транснациональной преступности1.
Несмотря на деятельную борьбу с коррупцией, декларируемую на уровне
общественной риторики и систему комплексных мер по противодействию
данному деструктивному явлению, регулярно отражаемую в очередном
Национальном плане по противодействию коррупции, уровень коррупционных
проявлений, исходя из статистических данных, не только не уменьшается2, но,
напротив, растет, а размер взятки (а взяточничество справедливо называют
«ядром» коррупции) только увеличивается. Это наглядно демонстрирует
неэффективность предпринимаемых мер и /или недостаточность их для
реального ограничения уровня коррупции. В последнее время на уровне
общественной дискуссии стали даже постулироваться тезисы о невозможности,
ненужности
и
даже
опасности
победы
над
коррупцией
из-за
ее
системообразующего для отечественной государственности характера, истоки
которой со ссылкой на Н. Карамзина находят в социокультурных кодах
русского народа, наблюдаются даже требования легализовать ее определенные
проявления и попытки выявления случаев «позитивной коррупции». Однако
данные социологических опросов показывают, что общество вполне осознает и
масштабы данной российской проблемы (как и международные организации,
составляющие
рейтинги,
показывающие
степень
распространенности
коррупционных проявлений в различных странах, включая РФ3), и социальную
1
Например, А.Н. Перенджиев в авторской монографии подчеркивает связь коррупции и преступлений
террористической направленности с «теневой экономикой». См.: Перенджиев, А.Н. Антитеррористическая
политика России и ее институты безопасности: Научная монография. / А.Н. Перенджиев– Химки: АГЗ МЧС
России, 2017. –С.40-41.
2
См. Динамика коррупционной преступности представлена в Приложении 1.
3
См. Данные международной организации Transparency International о положении в России в
антикоррупционном рейтинге представлены в Приложении 3.
7
опасность от нее1.
Отсутствие комплексного понимания причин разрастания коррупции
приводит к тому, что, с одной стороны, противники коррупционных
правонарушений требуют усиления мер уголовной репрессии по китайскому
образцу, считая, что именно это даст оптимальный эффекта, с другой стороны,
субъекты, так же нетерпимо относящиеся к коррупции, полагают, что только
либерализация уголовного законодательства приведет к желаемым результатам.
В итоге, оба этих тренда, в разные исторические периоды представленные в
отечественном уголовном законодательстве, не позволили ограничить и
искоренить коррупцию, но именно в современную эпоху ее расцвет достиг
огромных масштабов, несмотря на активные законодательные и иные меры по
противодействию ей, предпринятые в период президентства Д.А. Медведева.
Стремясь силами позитивного права решить этот болезненный для
российского общества вопрос, пытаются ввести в юридическую практику и
криминализировать «откат», дискутируют о юридико-технических недостатках
норм Уголовного кодекса Российской Федерации2, устанавливающих составы
преступлений коррупционной направленности. Не умаляя важности уголовноправового аспекта в сфере противодействия коррупции и полагая необходимым
и
важным
исследование
уголовно-правового
аспекта
противодействия
коррупционным преступлениям, все же подчеркнем необходимость изучения
криминологического аспекта и продолжения общественной дискуссии по этому
вопросу на уровне дискурсивной постановки проблемы и путей ее решения с
учетом
особенностей
нашей
ментальности.
Правы
исследователи,
подчеркнувшие, что «без активного участия всего социума, экспертного
сообщества и высшей власти (элиты) полностью осмыслить суть коррупции
нельзя и нельзя даже ее ограничить»3. Наличие недостатков норм УК РФ,
1
Данные социологического опроса об оценке степени коррумпированности российских структур и
необходимости противодействия коррупции представлены в Приложении 2.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации: [федер. закон № 63-ФЗ: принят Гос. Думой 13 июня 1996: по сост.
на 12 ноября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ. - 1996. -№ 25. -Ст. 2954. Далее – УК РФ.
3
Гуськов, Ю.В., Рецензия политолога полезной для настоящих антикоррупционеров книги / Ю.В. Гуськов, С.А.
Мельков // Электронный научный журнал «ГосРег». -2017. -№ 3 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://elibrary.ru/download/elibrary_30267746_51479928.pdf– Дата доступа: 05.10.2017.
8
необходимость осмысления новых поправок в законодательство, призванных
продолжить борьбу с коррупцией, подняв ее на новый уровень, требуют
дальнейшего научного осмысления проблем противодействия коррупции, что и
предопределило выбор нами темы для выпускной квалификационной работы.
Степень
разработанности
проблемы
исследования.
Проблема
противодействия такому деструктивному феномену, как коррупция является
предметом исследований ученых, работающих в разных областях научного
знания. Это свидетельствует о том, что в научном сообществе коррупция
воспринимается как многоаспектное явление, изучение которого возможно с
разных
сторон
и
в
рамках
различных
методологических
подходов.
Публикационная активность по данным вопросам весьма высока. Активизация
интереса исследователей происходит обычно либо как реакция на выдвинутые
предложения о редактировании уголовно-правового законодательства либо
вследствие уже проделанной законодателем подобной работы. Однако есть
научные труды исследователей, которые системно работают над данной
проблематикой. Современные российские исследователи внесли немалый вклад
в дело научной разработки проблемы коррупции. Для нашего исследования
большую ценность представляют труды А.Н. Чашина, В.Д. Андрианова, А.И.
Кирпичникова, В.В. Астанина, М.В. Костенкова, В.В. Лунева, Б.В. Волженкина,
Н.А. Лопашенко, Н.Ф. Кузнецовой и многих других авторов. Нами также
изучались работы орловских криминологов (Л.А. Абашиной, Г.Л. Минакова), в
которых
рассматриваются
вопросы
противодействия
коррупционной
преступности, а также обосновывается необходимость появления в российском
уголовном законодательстве уголовной ответственности для юридических лиц.
Важным для достижения цели исследования представляется материал,
изложенный в работах исследователей коррупции Российской Империи и
Советского Союза, которые дают ценную фактологию для проведения
сравнительного анализа в исторической ретроспективе, что формировать
понимание того, как трансформировалась коррупция под влиянием глобальных
изменений в обществе, вызванных сменой формаций и государственного строя.
9
Стоит упомянуть таких авторов, как Б.В. Романов, З.Г. Охотский, В.Л. Римский
и др.
Зарубежные исследователи также расширяют наше понимание этого
явления. Значимыми представляются труды С. Роуз-Аккерман, М. Педреро, С.
Хайата, Д. Лисса и многих других. В них мы можем встретить глубокий анализ
еѐ отдельных аспектов.
Стоит заметить, что попытки комплексного анализа всего явления в
целом, предпринимаются нечасто: авторы, как правило, предпочитают
сосредотачиваться лишь на одном из аспектов проявления коррупции, что, на
наш взгляд, является фрагментаризацией восприятия этой сложной социальной
проблемы, тогда как само явление требует именно комплексно-аналитического
подхода ввиду системного характера коррупции. Кроме того, нельзя не
отметить, что часть трудов содержат анализ уголовно-правовых норм, которые
к настоящему времени уже оказались изменены законодателем в процессе
активной
коррекции
УК
РФ
доля
создания
репрессивной
основы
противодействия коррупционной преступности, т.е. именно в этом аспекте
являются устаревшими. Часть норм, устанавливающих ответственность,
вообще
не отражены в исследованиях, поскольку являются новеллами
уголовного законодательства. Это побуждает продолжать исследования по
данной тематике, несмотря на большой накопленный массив литературы,
авторы которой изучали коррупцию и способы противодействия ей.
Целью исследования является комплексный анализ уголовно-правовых
и криминологических аспектов противодействия коррупции.
Указанная цель обуславливает постановку следующих задач:
1) рассмотреть
правовую
регламентацию
ответственности
за
коррупционные противоправные деяния в исторической ретроспективе;
2) уточнить трактовки дефиниций «коррупция» и «коррупционные
преступления» в законодательстве и уголовно-правовой науке;
3) раскрыть
взяточничество
как
центральный
элемент
системы
коррупционных преступлений, определив юридико-технические недостатки
10
конструкций составов и правоприменительные проблемы;
4) определить детерминанты коррупции и дать криминологический
портрет преступника-коррупционера;
5) рассмотреть
общесоциальную
и
специальную
превенцию
коррупционных преступлений;
6) выявить
комплексные
меры
по
противодействию
коррупции,
реализуемые на региональном уровне (на примере Орловской области).
Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные
с системным противодействием коррупции и преступности коррупционной
направленности.
Предметом исследования выступают проблемы конструирования и
правоприменения норм уголовного права, регламентирующих установление
ответственности за преступления коррупционной направленности, а также
система криминологических мер противодействия этому виду преступности.
Методология исследования. В работе применялись следующие методы
и приемы научного исследования: историко-правовой, компаративистский,
диалектический, анализа, синтеза. В работе применялись системный и
диахронный подходы. Первый из них позвонил рассмотреть систему
противодействия коррупционной преступности не только с помощью мер
уголовно-правового воздействия на субъектов, совершающих коррупционные
преступления, но и рассмотреть организацию противодействия коррупции с
помощью других правовых и криминологических средств влияния на нее.
Изучение материала в рамках диахронного подхода дало возможность
проследить историю установления уголовной ответственности за совершение
коррупционных деяний в нашем государстве стране в рамках временного среза,
включившего в себя дореволюционный, советский и постсоветский периоды.
Теоретическая и практическая значимость работы. Материалы
данной работы могут быть использованы при преподавании дисциплин
«Уголовное право», «Международное уголовное право», «Противодействие
11
должностным
преступления»,
«Уголовно-правовая
политика»
а
также
спецкурсов по уголовно-правовой тематике.
Значимость работы также заключается в углубленном изучении темы
самим магистрантом, что позволило сделать ряд практических предложений по
совершенствованию норм УК РФ, регламентирующих ответственность за
преступления коррупционной направленности (на примере взяточничества), а
также в целях дальнейшего совершенствования условий для повышения
эффективности деятельности органов государственной власти субъектов
Российской
Федерации
и
органов
местного
самоуправления
по
противодействию коррупции на региональном уровне.
На
защиту
выпускной
квалификационной
работы
выносятся
следующие положения:
1.
Попытки сформулировать дефиницию «коррупция» в качестве
общепринятого определения будут неудачными, поскольку она представляет
собой сложный деструктивный социальный феномен, изучаемый в разных
научных специальностях, и, в зависимости от того, какие особенности этого
явления оказываются предметом исследования, будут разниться и данные
учеными определения этого понятия из-за разности методологических
подходов. В рамках уголовно-правовой науки представляется важным
использование
широкого
подхода
к
уголовной
коррупции,
не
ограничивающегося еѐ восприятием только как взяточничества/подкупа. Это
согласуется и с позицией законодателя, и с содержанием международных
документов.
2.
Исследование
эволюции
уголовно-правовых
способов
противодействия коррупционным проявлениям в разные исторические эпохи с
применением диахронного подхода показывает, что ни использование жестких
наказаний, ни либерализация уголовной ответственности не приводят к
существенному ограничению и тем более искоренению коррупционных
преступлений при применении мер только уголовно-правовой репрессии в
отрыве от комплексной системы по противодействию коррупции. Уголовно-
12
правовой принцип неотвратимости наказаний – важен, но его значение не
абсолютно.
Значительно
преступлений
более
коррупционной
эффективным
направленности
средством
профилактики
является
установление
оптимального соотношения (баланса) между реальным ущербом для субъекта и
его возможной выгодой от совершенного преступления. Поэтому применение
штрафа как основного вида наказания за эти виды общественно опасных
деяний не обладало сдерживающим эффектом и закономерно не привело к
уменьшению количества коррупционных преступлений.
3.
Самыми
важными
признаками
при
выделении
группы
коррупционных преступлений являются специфика субъектного состава
(спецсубъект), мотив (всегда корыстный), форма умысла (прямой), важным для
квалификации преступного деяния как коррупционного является и объект
посягательства (нормальное функционирование органов власти и управления),
но не способ (подкуп).
4.
Взяточничество, криминализированное в четырех статьях УК РФ
(ст.ст. 290- 291, 291.1, 291.2 УК РФ), является «ядром» коррупции, наиболее
опасным ее проявлением. С целью совершенствования уголовно-правовых мер
противодействия
коррупции
наиболее
эффективной
реализации
мер
ответственности за совершение преступлений, охватываемых понятием
«взяточничество», внесены предложения по корректировке норм УК РФ (см.
стр.108-110)
5.
Изучение
факторов,
детерминирующих
коррупцию,
криминологического портрета преступника-коррупционера позволило прийти к
выводу, что совокупность этих личностно-психологических черт не является
выраженным критерием для профилактики коррупционной преступности;
основные факторы, детерминирующие коррупционную преступность тесно
сплетены с общим положением российского государства и без преодоления
кризисных явлений в экономике и политике, без подлинной политической воли
к противодействию коррупционной преступности, без оздоровления морально-
13
нравственных основ социума, борьба с коррупцией, по-видимому, будет
безрезультатной.
6.
Рассмотрение
вопросов
общесоциального
и
специального
предупреждения коррупции позволяет утверждать, что наибольшую помощь в
противодействии коррупции могут дать меры общесоциальной превенции,
которые должны сочетаться с планомерной и системной работой по эволюции
российского общественного сознания для закрепления в нем тезиса об
абсолютной неприемлемости любого коррупционного поведения. Если эта
деятельности будет проводиться не имитационно, то улучшение качества
обыденного правосознания, пусть и не сразу, но возможно.
7.
По результатам рассмотрения комплексной системы мер по
противодействию коррупции на региональном уровне на примере Орловской
области в целях дальнейшего совершенствования условий для повышения
эффективности деятельности органов государственной власти субъектов
Российской
Федерации
и
органов
местного
самоуправления
внесены
предложения о разработке типового плана противодействия коррупции органа
исполнительной государственной власти субъекта российской Федерации; о
регламентации вопросов предоставления информации органам государственной
власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления
судебными органами, правоохранительными органами о выявленных при
расследовании дел коррупционной направленности причинах и условиях
соответствующих правонарушений; о разработке на федеральном уровне
единой методики оценки уровня коррупционного риска по должности
государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации
(должности муниципальной службы муниципального образования) на основе
стандартного перечня критериев (предложены возможные критерии).
Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из
введения, двух глав, включающих в себя три параграфа и два параграфа
соответственно, заключения, списка литературы и трех приложений.
Объѐм работы - 126 страниц. Количество использованных источников -125.
14
ГЛАВА 1. КОРРУПЦИЯ КАК ДЕСТРУКТИВНОЕ СОЦИАЛЬНОПРАВОВОЕ ЯВЛЕНИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЕЙ УГОЛОВНОПРАВОВЫМИ СРЕДСТВАМИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
1.1 Правовая регламентация ответственности за коррупционные
противоправные деяния: историческая ретроспектива
В современной Российской Федерации коррупция являет собой одну из
основных угроз краткосрочным и долгосрочным перспективам развития. Это
устойчивое и системное антиобщественное и антисоциальное явление,
генерируемое системой властных институтов всех уровней. Коррупция стала
одной из основных угроз национальной безопасности Российской Федерации,
одним из главных стагнирующих факторов, тормозящим общее развитие
страны и общества, а также способствующим нарушению реализации
системных проектов, направленных на модернизацию страны. Коррупция
выступает в качестве блокирующего элемента для выполнения многих
государственных и общественных инициатив.
Коррупция в России является частью этого общемирового явления,
разница состоит лишь в формах и объемах коррумпированности, но в
Российской Федерации коррупция обладает огромной способностью к
мимикрии. Практика показывает, что с течением времени разрабатываются и
внедряются все новые способы организации коррупционных схем и их
маскировка
под
законные
действия.
Масштабы
этого
деструктивного
социально-правового явления таковы, что мнение о коррупции в России как
системообразующем явлении – отнюдь не редкость как в научном, так и
общественно-политическом
сообществе.
Именно
так
характеризуют
сложившуюся в стране политическую систему Ю.В. Гуськов и С.А. Мельков:
«…в нашей стране коррупция носит системообразующий для отечественной
власти, для отечественной же системы государственного и муниципального
управления
характер
(кстати,
об
этом
пишут
многие
исследователи
общественных отношений в нашей стране). Она –коррупция –и есть власть, по
15
сути»1. Аналогичное мнение высказывает академик Ю.С. Пивоваров: «Власть
господствует на административном ресурсном рынке... желательно его сужение
... Но тут возникает сложный вопрос социальной стабильности...»2.
Данная позиция встречается и в высказываниях государственных
деятелей, анализ которых позволил С.В. Волкову также высказать сходную
позицию: «Коррупция тогда коррупция, когда разъедает, в общем-то, здоровый
организм, а когда она есть его системообразующий элемент, составляя суть
власти, то борьба против коррупции есть на самом деле борьба против
государства»3.
Стоит отметить, что причины столь масштабного распространения часть
исследователей видят в наследии коммунистического режима. Политолог Ю.С.
Пивоваров полагает, что еще «не преодолены его пережитки», а историк С.В.
Волков пишет: «Коррупция в принципе есть то, что разъедает в целом чуждый
ей организм. Но в случае РФ это не «коррупция», а просто «мы так живем», так
устроено данное государство, и «борьба с коррупцией» действительно является
борьбой с этим государством. А устроено оно совершенно логично и в силу
своего происхождения другим быть не может. В нормальном варианте
бизнесмены и чиновники – люди разные по своему складу и получают
удовлетворение от жизни по-разному (одни – от богатства, другие – от власти и
привилегий), и на каждом из уровней бизнесмены значительно состоятельнее
чиновников. Но у нас нет ни настоящих бизнесменов, ни настоящих
чиновников, а только «трансформеры» по образу совноменклатуры. Это люди
одного типа, а часто просто одни и те же люди, периодически меняющие свой
официальный статус. А раз так, с какой бы стати «чиновники» должны жить
беднее «бизнесменов»? Совершенно справедливо, что они компенсируют
1
См., например: Гуськов, Ю.В. Рецензия политолога полезной для настоящих антикоррупционеров книги /
Ю.В. Гуськов, С.А. Мельков // Электронный научный журнал «ГосРег». -2017. -№ 3 [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://elibrary.ru/download/elibrary_30267746_51479928.pdf – Дата доступа: 05.08.2017.
2
Пивоваров, Ю.С. Русская политическая традиция и современность/ Ю.С. Пивоваров / ИНИОН РАН. –М.,
2006. –С.156.
3
Волков, С.В. Разговоры вокруг пороков общества. / С.В. Волков [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://salery.livejournal.com/54418.html – Дата доступа: 05.08.2018.
16
разницу тем, что по недоразумению называют «коррупцией»»1. Несмотря на
временной разброс этих мнений, доктора наук разных специальностей,
высказывавшиеся по данной проблеме, демонстрируют сходные оценки
состояния российского общества в части его пораженности коррупционными
явлениями.
Проблема коррупции - масштабна, работ, демонстрирующих социальную,
экономическую и политическую опасность, - очень много, и общий настрой
этих исследований, какой бы методологии исследования их авторы ни
придерживались, укладывается в общую канву взглядов на коррупцию и
отношение к ней. Но нам показался интересным тот факт, что периодически
предпринимаются попытки найти положительные черты в этом деструктивном
феномене, чтобы объяснить причины ее широкого распространения, что, в
конечном итоге, приводит к «пораженческим» настроениям на поле борьбы с
коррупцией.
Некоторые
исследователи
даже
воспринимают
ее
как
положительное явление (теория позитивной коррупции, ее сторонниками
выступают, например, Л.М. Тимофеев, Г. Сатаров и М. Левин), разработана и
теория
о
экономико-регулирующих
функциях
коррупции2.
Отдельные
исследователи применяют к коррупционным явлениям правовой термин
«сделка» (Л.М. Тимофеев, Н.А. Лопашенко и др.), тем самым, по нашему
мнению, тоже завуалировано легитимизируя коррупцию. Думается, что в
данном случае, термин, безусловно, употреблен метафорически, но само
применение к преступлениям, административно-правовым нарушениям и
гражданским деликтам гражданско-правового понятия «сделка», закрепленного
в Гражданском Кодексе РФ, на наш взгляд, всѐ же совершенно неприемлемо.
Попытки признать коррупцию полезной встречаются и в публицистике.
Так, например, в этом уличили редакцию газеты «Известия», в которой прошла
публикация статьи (без авторства, а, значит, от имени редакции) под
недвусмысленным названием: «Коррупция-это хорошо». Авторы пишут:
1
https://salery.livejournal.com/118373.html – Дата доступа: 05.08.2017.
Левин, М.И. Математические модели коррупции / М.И. Левин, М.Л. Цирик // Экономика и математические
методы. -1998, Т. 34. Вып. 3. -С. 40-62.
2
17
«…..без нее, коррупции, развалилось бы государство российское: не смогла бы
власть ни одно решение провести в жизнь, бизнес - ни одну сделку провернуть,
а граждане - ни один бытовой вопрос решить. Надо наконец понять, что
коррупция - это наше все. Что коррупция - это хорошо. Многие ученые из
числа продвинутых тоже так считают: мол, коррупция - очень удобный, вполне
рыночный
способ
решения
проблем,
цивилизованная
форма
"ведения
конкурентной борьбы"»1.
Государственные чиновники и парламентарии, со своей стороны, находят
иные причины для минимизации противодействия коррупции или отказа от
него. Они опасаются, что борьба с коррупцией может стать для страны
дестабилизирующим фактором и способствовать реализации сценария цветных
революций в российских условиях. Так И. Яровая, будучи председателем
комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, заявила,
что «задача противодействия коррупции может быть использована для
разрушения национального суверенитета»2, приведя в пример украинскую
ситуацию, где, воспользовавшись лозунгами о борьбе с коррупцией, лица,
инспирировавшие государственный переворот в 2014 году, разрушили систему
государственного управления», заместитель министра МВД России И. Зубов
заявил, что «все цветные революции во всех странах начинались под лозунгом
борьбы с коррупцией»3. Понятно, что в таких случаях лозунги о борьбе с
коррупцией становятся поводом для реализации сценария цветных революций
по дестабилизации государственного управления. Однако Президент России
04.03.2014 года, говоря о ситуации на Украине, наоборот, призвал органы
публичной власти работать так, чтобы у людей не было фактических оснований
для протеста и обвинения органов управления в коррупции. Позиция главы
российского государства нам представляется более осмысленной и здравой.
1
Коррупция-это хорошо // Известия. -2003. -8 октября.
Борьба с коррупцией может быть опасна для национального суверенитета. Это доказывают недавние события
на Украине, полагают депутаты и чиновники. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/03/27/borba-s-korruptsiei-mozhet-bit-opasna-dlya-natsionalnogosuvereniteta– Дата доступа: 01.09.2017.
3
Там же.
2
18
Выводы тех исследователей, которые призывают прекратить борьбу с
коррупцией и их высказывания о том, что противодействовать коррупции не
нужно, а стоит искать в этом деструктивном явлении положительные черты,
нам представляются глубоко ошибочными. Доводы, например, Г.А. Сатарова
относительно пагубных последствий для российского социума и государства
вследствие решительных действий по борьбе с коррупцией из-за ее
масштабного проникновения во все общественно-политические сферы, нам
кажутся
несостоятельными:
«Поздно
рассчитывать
на
хирургическое
вмешательство. Операция уже невозможна, так как болезнь запущена
настолько, что если вы попытаетесь удалить ее – организм погибнет. Это как
рак, пустивший метастазы. Остается только лечить метастазы, а не резать»1.
Используя авторское сравнение коррупции с онкологическим заболеванием2,
можно пойти дальше и сказать, что именно такая пораженческая позиция и
нежелание лечить болезнь, т.е. отсутствие оперативного хирургического
вмешательства позволяет метастазам коррупции проникать в общественный
организм.
Мы считаем наше общество здоровым в достаточной степени, чтобы
справиться с этой серьезной проблемой и не допустить при этой обрушения
государства.
Гибель
в
этом
случае
угрожает
коррумпированному
политическому режиму, а отнюдь не обществу и не государству, которые
способно к оздоровлению. Мы крайне отрицательно относимся к теории
«позитивной коррупции» и, вслед за Ю.В. Голиком, считаем: «Коррупция ни
при каких условиях не может быть нормой. Это всегда патология. Вопрос
только в формах и объемах существования этих патологических отклонений.
Если патология претендует на норму, то коррупция просто убивает весь
1
Цит. по: Россия во мзде.//Новая газета. 2000. 2-8 ноября.
Эта традиция имеет давние истоки: коррупцию часто сравнивали с самыми опасными и неизлечимыми в
соответствующую историческую эпоху заболеваниями. Так, Н. Макиавелли сравнивал ее с чахоткой: «Вначале
ее трудно распознать, но проще лечить. Если же она запущена, то ее легко распознать, но излечить трудно.
Также и коррупция в государстве. Если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь
мудрым правителям, то избавиться от него несложно; если же он запущен так, что всякому виден, то никакое
снадобье уже не поможет» См.: Макиавелли, Н. Избранное. / Н. Макиавелли - М., 1989. -С. 78—79.
2
19
социальный организм, как раковая опухоль убивает биологический организм»1.
К настоящему времени в различных общественных и гуманитарных
науках предпринимались попытки выработки универсального определения
коррупции как социального явления, которое стало бы общепринятым,
аналогичная ситуация сложилась в юридических науках, где также нет
единства трактовок этого понятия. Даже в рамках уголовно-правовой науки
определение
уголовной
коррупций
формулируется
исследователями
в
зависимости от приверженности к узкому или широкому подходу еѐ понимания
(в
зарубежных
правопорядках
легальные
дефиниции
сформулированы
различно, но в целом, там тоже прослеживается узкое и расширенное
понимание
коррупции).
Количество
точек
зрения,
предложенных
исследователями к настоящему времени, столь велико, что привести все
авторские определения не представляется возможным, хотя в науке и
предпринимались попытки систематизировать исследования в этой области2.
Единства мнений нет даже на уровне объяснения этимологии термина. По
этому вопросу есть две точки зрения, одна из которых трактует коррупцию как
взяточничество/подкуп (узкое определение), согласно второй – это разложение,
негативные процессы в самом механизме управления (широкое определение).
Хотя традиционно считается, что и узкое, и широкое значение данной
дефиниции имеют единую этимологию: согласно общепринятой трактовке
слово «коррупция» произошло от латинского corruptio, что означало «порча,
подкуп»3.
Для
целей
нашего
исследования
представляется
необходимым
рассмотрение правовой регламентации ответственности за коррупцию в
исторической ретроспективе. Это представляется важным по ряду причин,
главной из которых можно считать обнаружение истоков формирования
1
Голик, Ю.В. Коррупция в России: норма жизни или патология? / Ю.В. Голик // Коррупция: политические,
экономические, организационные и правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунева. - М., 2001. - С. 55.
2
Бутадаров, С.М. Понятие коррупции в российском законодательстве и юридической литературе / С.М.
Бутадаров // Современное состояние и проблемы развития российского законодательства: Материалы регион.
научно-практическая конференция / отв. ред. И.Ю. Остапович. / Горно-Алтайск, 2010. - С. 157–160.
3
См.: Волженкин, Б.В. Коррупция. / Б.В. Волженкин - СПб, 1998. -С.5.
20
своеобразной ментальности нашего народа и выявление результатов мер
усиления уголовной репрессии для обуздания коррупции.
Деяния, сейчас относимые к коррупционным преступлениям, вообще
имеют длительную историю. Исследователи говорят, что о коррупции можно
говорить еще со времен Древнего Вавилона. Хотя общественную опасность они
имели всегда, но осознаваться в качестве таковой она стала в античности. Тогда
же возник и сам термин «коррупция»1. В этот же исторический период
состоялась правовая регламентация ответственности за эти виды преступных
деяний: в Законах XII Таблиц за эти преступления были предусмотрены самые
суровые меры ответственности2. Это дало основания М.О. Изотову утверждать,
что «древнеримское законодательство тем самым заложило основу для
изучения коррупции в нормативно-правовом аспекте»3.
В течение следующих почти тысячи лет - в период средневековья,
понятие
«коррупция»
употреблялось
для
демонстрации
греховности
человеческой природы, слабой перед обольщениями дьявола. В XVI веке отцы
инквизиции присущими ей методами способствовали быстрому завершению
продолжавшейся более двух тысяч лет борьбе латинского языка с его
греческими корнями. В результате этой борьбы, использовавшийся ранее
греческий термин «катализ», был постепенно заменен на латинский термин
«коррупция»4.
В нашей стране коррупционная преступность также имеет глубокие
корни, хоть и не именовалась в тот период этим термином. Коррупция, как мы
уже
выяснили,
термин
европейского
происхождения,
в
России
ему
соответствовали термины «казнокрадство», «взяточничество», «мздоимство»,
«лихоимство», которые формализовали сугубо отечественное понимание
коррупции как явления, причем разность в терминах лишь подчеркивала то, что
1
Охотский, Е.В. Теория и механизмы современного государственного управления./ Е.В. Охотский - М., 2013.С.25.
2
Графский, В.Г. Всеобщая история права и государства: учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. / В.Г.
Графский - М., 2007. - С.190.
3
Изотов, М.О. Коррупция в современной России: социокультурные основания и формы проявления: дис. ...
канд. филос. наук : 09.00.11 / Изотов Максим Олегович - Иваново, 2012. - С.16.
4
Истоки
коррупции.
Карелия
Официальная.
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа:
http://www.gov.karelia.ru/gov/Leader/Reform/hist_cor.html– Дата доступа: 05.09.2017.
21
суть коррупции как на Западе, так и в России идентична. Грань между
«мздоимством»,
к
которому
относились
достаточно
толерантно,
и
«лихоимством», с которым пытались бороться, проходила по критерию
законности/незаконности совершаемых чиновником действий, связанных с его
должностными обязанностями. Если эти действия были незаконными, но за
плату он их совершал, – это считалось лихоимством, а совершение синовником
за плату законных действий (например, за ускорение процесса решения своего
дела) –именовалось мздоимством.
В качестве гипотезы, имеющей право на существование, выскажем
предположение,
что
именно
отсюда
берут
истоки
индифферентно-
благожелательного отношения к взятке-благодарности за ускорение «решения
вопроса», она в общественном сознании не атрибутируется как преступление,
поскольку речь идет о совершении законных действий, но в более простом или
ускоренном порядке (т.е., по существу, это-аналог мздоимства), а вот к
совершению незаконных действий или угрозе их совершения и вымогательству
взятки именно за это (т.е. аналог лихоимства) российский социум относится с
крайней нетерпимостью, ничуть не уступая в этом представителям западного
гражданского общества.
В эпоху Киевской Руси и Московского царства, коррупция имела формы
соответствующие тогдашнему уровню развития государственной системы и
отличалась некоторой фрагментарностью, как, собственно, этим же отличались
и предлагаемые государством методы борьбы с коррупцией. По мере усиления
роли государства на пути к просвещенному абсолютизму возрастала роль
государства как основного генератора коррупции. Чем больше усиливались
контролирующие функции государства и государственной бюрократии, тем
явственней в этих органах сосредотачивались коррупционные деяния,
достигнув в период расцвета абсолютизма абсолютного же расцвета.
По сохранившимся записям летописцев, взятки появились еще в Древней
Руси, и сразу же с ними стали решительно бороться. Первым письменным
упоминанием о посулах (обещаниях взятки) как незаконном вознаграждении
22
княжеским наместникам можно считать Псковскую Судную грамоту 1397 г.,
окончательная редакция которой появилась в 1467 г. Так, в ней говорилось, что
при отправлении суда «...тайных посулов не имати ни князю, ни посадскому».
При этом, как отмечает Н. Акимова, «посулы представлялись как гарантия
оплаты незаконных действий судьи, как нематериализованный признак
подкупа»1. Существует и иная точка зрения, сторонники которой считают, что
первое упоминание о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление
официальных властных полномочий в законодательстве Руси связано с
Двинской Уставной грамотой 1397-1398 гг. (Уставная грамота Василия I,
выданная боярам двинским и всем черным людям Двинской земли2).
Первое же «антикоррупционное законодательство» в России было
принято в царствование Ивана III. А его внук Иван IV Грозный издал-таки указ,
по которому зарвавшихся чиновников надлежало немедленно казнить.3
Вообще на Руси традиционно считалось, что легче и дешевле чиновника
накормить за счет народа, чем за счет царской или княжеской казны. Поэтому
испокон века на Руси (на Западе это тоже было в порядке вещей) чиновника
(воевод, наместников), который должен был управлять той или иной
территорией, ставили на кормление.4 «Кормления» были официально отменены
в 1556 г., однако некоторые усматривают эту практику и в современной
политической системе.
О взяточничестве, одном из наиболее распространенных коррупционных
преступлений, упоминается уже в ряде статей Судебника 1550 года с
установлением строгих наказаний за нарушение этого запрета «брать посулы»,
причѐм более строгих, чем в Судебнике 1497 года5. Так, в 1-й статье Судебника
1
Акимова, Н.В. Истоки коррупции и особенности борьбы с ней в России XIV - XVII веков / Н.В. Акимова
[Электронный ресурс] // История государства и права. 2008. № 8. / Справочно-правовая система Консультант
Плюс.
2
Двинская Уставная грамота 1397-1398 гг. // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 3. М., 1985. - С. 181185.
3
История коррупции в России. Библиотека антикоррупционера. [Электронный ресурс] - Режим доступа:
http://www.s-pravdoy.ru/library2/sit-korrupcia/1403-2009-02-27-15-33-45.html– Дата доступа: 10.10.2018.
4
Древние корни коррупции на Руси. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://news.rin.ru/news///166097–
Дата доступа: 12.10.2018.
5
Бег на месте или история коррупции в государстве Российском. [Электронный ресурс] - Режим доступа:
http://www.anti-corrupcioner.ru/node/51– Дата доступа: 12.10.2018.
23
1550 года отмечалось: «А судом не дружити и не мстити никому, и посулу в
суде не имати; також и всякому судье посулов в суде не имати». Статья 3
устанавливала ответственность за должностное преступление, совершенное в
результате получения взятки: «А который боярин, или дворецкой, или
казначей, или дьяк в суде посул возьмет и обвинит не по суду..., и на том
боярине, или на дворецком, или на казначеи, или на дьяке взяти исцов иск, а
пошлины царя и великого князя..., а в пене что государь укажет».1
Даже жесткие меры, применявшиеся в период правления Ивана Грозного,
когда от гнева царя не были защищены даже наиболее влиятельные бояре, а
также общий разгул опричнины, не позволили в полной мере решить проблему
мздоимства и взяточничества. Сама опричнина, несмотря на «охранительную»
роль, постепенно стала рассадником коррупции. Действующее при Иване
Грозном законодательство отражало общую линию государства на жесткое
противостояние коррупции, но ввиду общего несовершенства государственной
системы того времени, жестокие законы грозившие заключением были, скорее,
инструментом реактивного характера, нежели действенной мерой преодоления
лихоимства и казнокрадства.
В царствование Петра I впервые было осознана общественная опасность
коррупции. Меры наказания по Закону от 24 декабря 1714 г. были установлены
самые суровые вплоть до высшей меры наказания с конфискацией имущества.
Причем их соответствие тяжести содеянного Петра не интересовало: он
планировал выпустить указ, согласно которому подвергнуть смертной казни
любого чиновника, укравшего сумму, равную цене веревки. В именном Указе
от 25 января 1715 г. в качестве одного из особо тяжких преступлений, стоящих
в одном ряду с бунтом, изменой и посягательством на жизнь самодержца,
упоминалось казнокрадство, о котором (как и о других тяжких преступлениях)
было велено докладывать лично царю. Тогда как о фактах взяточничества,
согласно именному Указу от 11 июня 1715 г., можно было сообщать в
1
Российское законодательство Х-ХХ вв. В 9 т. Т.2. Законодательство периода образования и укрепления
русского централизованного государства. - М., 1985. - С.97.
24
Правительствующий Сенат или же губернаторам, если были жалобы о фактах
взяток с их стороны. Таким образом, именно с этого периода взятка
криминализируется, в чиновники начинают получать фиксированную зарплату.
Казалось бы, при столь жестком законодательстве с самыми суровыми
мерами наказания, в период правления царя, отличавшегося холерическим
нравом, коррупция должна была пойти на убыль. Однако сподвижники Петра, в
которых он ценил их деловые качества и государственные способности, тоже
оказались весьма коррумпированными (А.Нестеров, А. Меньшиков, М. Гагарин
и др.). Петр это понимал, и если А. Нестерова, назначенного Генеральным
прокурором, уличив в коррупции, четвертовали, М. Гагарина повесили,
подвергнув жестоким пыткам (но не за коррупцию, а за измену и сепаратизм),
то про А. Меньшикова император говорил: «Где дело идѐт о жизни или чести
человека, то правосудие требует взвесить на весах беспристрастия как
преступления его, так и заслуги, оказанные им Отечеству и государю, - а он мне
и впредь нужен». Интересно, что М. Гагарин хранил большую часть своего
состояния в лондонских банках, которые отказались их выдать кому-либо
кроме наследников, в т.ч. и Российской Империи, конфисковавшей эти
средства, и все попытки получить это состояние (равное в переводе на
нынешние деньги 9 млрд. руб.), продолжавшиеся вплоть до второй четверти
XIX века, оказались безуспешными.
Такая позиция по отношению к своим соратникам показывает дуализм
подходов Петра к укреплению государства, который, возможно, был вызван
тем, что имелся острый кадровый голод, и ему приходилось работать с тем
человеческим материалом, который имелся в его распоряжении. Ввиду этого
образовалась
неразрешимая
дилемма
–
необычайная
государственная
полезность главного коррупционера империи и в то же время огромный
негативный эффект долгосрочного характера.
Интересен тот факт, что сподвижники императора-реформатора путали
государственную казну с собственным карманом «в обе стороны», т.е. при
необходимости
император
мог
приказать
им
профинансировать
свои
25
государственные проекты из собственных средств, нажитых коррупционным
путем. Так, например, поступал сибирский губернатор М.Гагарин по просьбе
Петра Великого.
В дальнейшем отношение к коррупции и борьба с ней подчинялось двум
противоположным
тенденциям.
На
уровне
декларативной
риторики
императоры пытались с ней бороться, однако не могли противостоять своему
окружению. Екатерина II в начале своего царствования начала масштабную
борьбу с коррупцией, однако неоднократно говорила, что допускает небольшое
взяточничество и воровство из казны, т.к. полагала, что это доказывает
состоятельность и богатство ее империи.1
Здесь мы сталкиваемся с одной из форм легализации отдельных
элементов коррупции, когда государство четко осознает, что победить ее
невозможно и ввиду этого действует дифференцированно, попустительствуя
одним формам коррупции, и преследуя за другие. Разумеется, в таких случаях о
правовом характере борьбы с коррупцией не может быть и речи, ибо все
сводится к произвольным решениям ответственных лиц.
Чиновники казнокрады часто приводили аргументы, оправдывающие их
коррупционное поведение, одним из главных являлся традиционный аргумент о
девальвации ассигнаций и невозможности честно прожить на установленное
жалование. В целом, объективно ситуация была такова, что в условиях
огромных просторов Империи и низкого уровня общей грамотности
образованный человек был востребован (например, в Сибири), несмотря на
свою репутацию коррупционера.2
Уголовное законодательство России в ХIХ в., игравшее значительную
роль в борьбе с коррупцией, началось с Уложения о наказаниях уголовных и
исправительных 1845 г.3. Оно дважды значительно корректировалось (в 1866 и
1
Коррупция в России. От Новгородской республики до наших дней. [Электронный ресурс] - Режим доступа:
http://www.minjust-vrn.ru/index.php?page=59– Дата доступа: 12.10.2018.
2
История
коррупции
в
России.
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа:
http://www.ufmsko.ru/korrup.php?vnum=ist_kor– Дата доступа: 12.10.2018.
3
Гущева, Н.В. Некоторые вопросы привлечения чиновников к уголовной ответственности за должностные
преступления в России XIX – начала XX века / Н.В. Гущева // Уголовное судопроизводство в теории,
26
1885 гг.), но во всех своих редакциях содержало раздел «О преступлениях и
проступках
по
службе
государственной
и
общественной»,
которым
охватывалось значительное число глав и статей. Раздельно там были
представлены составы получения взятки лично чиновником или через коголибо - взятки-вознаграждения1. Взятка, совершенная путем вымогательства,
различалась в зависимости от ее мотивов, условных прикрытий и т.д. Была
криминализирована и дача взятки.
Уголовное уложение 1903 г. в гл. 37 «О преступных деяниях по службе
государственной и общественной» содержало 51 состав (ст. 636-687), среди них
ответственность за взяточничество (и в виде подкупа, и в виде вознаграждения,
и за ее вымогательство) содержалась в двух статьях Уложения (ст.ст. 656 и
657).
В период конца XIX-начала XX веков, общие проблемы Российской
Империи неизбежно вызывали рост коррупции как системного явления
поразившего практически всю систему государственного аппарата. Не
прижились ни попытки конкурсного распределения казенных подрядов, ни
иные такого же рода нововведения. Из знаковых примеров государственной
коррупции можно так же привести так называемую «Безобразовскую клику»,
которая используя высокое государственное положение своих членов (великих
князей, адмиралов, министров), осуществляло коррекцию внешней политики
России в своих частных интересах. В частности, авантюрная позиция
«Безобразовской клики» по лесным концессиям в районе реки Ялу явилась
одной из причин русско-японской войны 1904-1905 годов, которая завершилась
для России катастрофой и спровоцировала первую Русскую революцию. Здесь
мы
снова
видим
катастрофические
последствия
проникновения
клептократических элементов на вершину властной иерархии.
Во время первой мировой войны это вылилось в скандальные дела
связанные с поставкой в армию амуниции и боеприпасов по завышенным
законодательстве и конкретных жизненных ситуациях: Сборник статей Международной научно-практической
конференции. - Н. Новгород: ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2006. - С. 348.
1
Курс уголовного права. Т. 5. Особенная часть. / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. - М., 2016. С.217.
27
ценам, которые осуществлялись посредством подкупа чиновников Военного
министерства. Даже судьба страны, которая решалась на полях мировой войны,
не останавливала их от спекуляций и казнокрадства. Все это также являлось
одной из причин, которые привели империю к гибели: тотальный разгул
коррупции и неспособность государства к самоочищению, которое с
определенного этапа представлялось жизненно необходимым.
Несмотря на мнение В.И. Ленина о сугубо буржуазной сущности
коррупции: «Коррупция известна всем видам эксплуататорских государств, но
особенно
широкое
распространение
ее
присуще
империалистическому
государству; она характерна для буржуазного государственного аппарата и
парламента, где государственные и политические деятели устраивают личные
дела, пользуясь своим официальным положением...»1, она не прекратилась и с
победой Октябрьской социалистической революции. Это и неудивительно,
поскольку, по-видимому, она имманентно входит в число человеческих
пороков, проявляющихся вне зависимости от установившейся формации. В
этом плане заслуживает поддержки позиция М.М. Решетникова, полагавшего,
что коррупция исходно - сугубо психологическая и общечеловеческая
проблема, и только ее последствия относятся к правовой и экономической
сфере2.
Февральская и Октябрьская революции лишь усугубили проблему
тотальной всеобъемлющей коррупции на обломках погибшей империи. Общий
хаос, вызванный распадом общества и государства, идущая гражданская война,
тотальная разруха, создавали отличную почву для злоупотреблений. В этот
период власти решали проблему борьбы с коррупцией с позиций классовой
борьбы, что приводило к жестким мерам, включавшие в себя длительные сроки
заключения
и,
прежде
всего,
расстрелы
в
рамках
ускоренного
судопроизводства.
1
Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд./ В.И. Ленин -М., 1969. T. 30. - С.164-165.
См.: Решетников, М.М. Психология коррупции: утопия и антиутопия. / М.М. Решетников - СПб., 2008.С.107.
2
28
Даже с условиях принципиального отказа от буржуазного права молодой
советской республике потребовалась нормативная основа для пресечения
самого опасного коррупционного деяния – взяточничества. В декрете СНК от 8
мая 1918 г. «О взяточничестве»1были установлены признаки основного и
квалификационных составов этого преступления (включая специальный
субъектный состав-должностных лиц), которые оказались дополнены Декретом
СНК от 16 августа 1921г. «О борьбе со взяточничеством»2 в части
обстоятельств, усиливающих наказание за взятку.
В Положении о Революционных Военных Трибуналах, принятом ВЦИК
20.11.1918г., уже более детально, чем в предшествующих актах, раскрывались
признаки коррупционных преступных деяний. К ним относились: а) саботаж; б)
превышение и бездействие власти при условии, если означенные деяния
сопровождались существенным вредом для Республики или для дела
революции, или же значительными убытками казны, или если могли
сопровождаться указанными последствиями, не наступившими лишь случайно
или ввиду принятых вовремя другими лицами предупредительных мер; в)
присвоение, растрата или истребление вверенного по службе имущества; г)
служебный подлог; д) вымогательство3.
Первым законодательным актом, кодифицировавшим законодательство,
был Уголовный кодекс РСФСР 1922г4, в котором совокупность коррупционных
преступлений в главе II Особенной части непосредственно вслед за
государственными преступлениями, но ряд из них и других главах Особенной
части. 9 октября 1922г. был принят декрет ВЦИК и СНК «Об изменении текста
ст. 114 УК, предусматривавшей ответственность за взяточничество5. Декрет
усилил ответственность за получение и дачу взятки.
1
Декрет о взяточничестве от 8 мая 1918 г. // Собр. Узак. 1918 г. № 35. Ст. 467. (утратил силу)
Декрет Совета Народных Комиссаров от 16.08.1921 О борьбе со взяточничеством./ Собрание узаконений и
распоряжений правительства за 1921 г. Управление делами Совнаркома СССР -М. 1944. - С. 720. (утратил
силу).
3
СУ РСФСР. 1919. № 58. С. 549.
4
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://constitutions.ru/?p=5341 –
Дата доступа: 05.10.2018. (утратил силу)
5
Герцензон, А.А. Развитие социалистического уголовного законодательства до его кодификации. / А.А.
Герцензон - М.: Изд. «Сов. зак-во», 1938. - С.58.
2
29
За время действия Уголовного кодекса РСФСР 1926г.1 в него был внесен
ряд весьма существенных изменений и дополнений, в которых учитывалась
судебная и прокурорская практика, а также задачи, стоявшие перед
государством на определенных этапах его развития.
Интересным представляются попытки Верховного суда РСФСР ввести в
правовое поле даже сейчас широко употребимое понятие «могарыч». Пытаясь
обобщить правоприменительную практику уголовного
законодательства,
Высшая судебная инстанция в этот период издает специальные постановления
по взяточничеству, где в рамках нормативного толкования в Постановлении
Пленума Верховного суда РСФСР от 15 апреля 1929 г.2 поясняет как следует
толковать понятие «могарыч» (всякого рода угощение в каком бы то ни было
виде).
Если
он
предложен
квалифицировать как
должностным
взятку по
лицам,
ст. 117 УК.
то
его
следовало
Аналогичным образом
квалифицировалось такое деяние, как требование могарыча при найме рабочей
силу со стороны должностных лиц. Однако получение могарыча при найме
рабочей силы частными лицами (пастухов и др.) должно квалифицироваться
как нарушение трудового законодательства (искусственное уменьшение
зарплаты) по ст. 133 УК или, если вследствие отказа в могарыче нанявшемуся
было отказано в приеме на работу, - то по ст. 174 УК за вымогательство. Но
лица, дававшие могарыч при найме на работу (пастухи и т.п.), никакой
ответственности не подлежали.
Для выявления субъектов коррупционных деяний активно привлекались
сотрудники органов НКВД, некоторые из которых мониторили прессу, где
изучали критические фельетоны, представлявшие собой «сигналы с мест» о
коррупционных проявлениях, или опубликованные результаты «чисток».
Следует отдельно остановиться на роли сталинских репрессий в вопросе
борьбы с коррупцией. При Сталине число коррупционных преступлений
1
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://coollib.com/b/124310/read. –
Дата доступа: 05.09.2018. (утратил силу)
2
Постановление пленума Верховного суда РСФСР от 15 апреля 1929 г. протокол № 7 (утратило силу)/ Михлин
А.С. Сборник постановлений пленумов верховных судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по
уголовным делам [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://law.wikireading.ru/42944– Дата доступа:
05.10.2018.
30
действительно снизилось ввиду крайне суровых мер противодействия. Но было
бы заблуждением считать, что при Сталине коррупции не было вовсе или же
она была побеждена. Материалы открытых процессов и крупных дел,
показывают, что помимо политических и идеологических обвинений солидную
долю инкриминируемых деяний составляли именно коррупционные действия1.
Разумеется, подобная степень разложения и коррумпированности партийных
чиновников вызывала к жизни меры противодействия, которые зачастую
путают с политическими репрессиями. Это не значит, что политических
репрессий не было, это значит, что попытки представить всех осужденных в
период сталинского правления жертвами тоталитарного режима, подлежащими
реабилитации, представляются нам несостоятельными.
Кроме того, на наш взгляд, когда в современном социуме проявляется
тоска по сталинском временам, речь не идѐт о пристрастии к тоталитарным
методам управления и жажде их восстановления. Речь идет о принципе
неотвратимости возмездия и равенства перед законом при совершении
коррупционных преступных деяний. Коррупция и при Сталине имела солидный
размах и принимала крайне уродливые формы. Доведенные до суда дела против
наркомов и министров, погрязших в коррупции, скандальные дела Енукидзе,
Ежова, Ягоды и прочих, которые определяли отношение властей к коррупции,
давали четкий ответ на вопрос – как именно власть борется с коррупцией.
Основными критериями были жесткость, игнорирование должностного статуса
и
регалий,
неотвратимость
возмездия,
тотальный
характер
мер
противодействия.
Необходимо заметить, что в последующие годы коррупционные
преступления остались достаточно распространенным явлением, как бы с ними
ни боролись. Так, в 1957 г. было осуждено 35,7% взяткодателей от общего
числа осужденных, в 1958 г. - 36,6%, в 1959 г. - 47,3%, в 1960 г. - 58,8% (в
1
Из сборника «ВЧК-ОГПУ в борьбе с коррупцией в годы НЭПа» / под ред. Б.О. Мозохина. [Электронный
ресурс] - Режим доступа: http://rubezhnoe.org.ua/forum/48-3877-1– Дата доступа: 12.10.2018.
31
отношении
осужденных
взяткополучателей
аналогичные
показатели
представлены соответственно - 38,6%; 21,3%; 27,6%; 42%).1
После принятия Уголовного кодекса 1960 г2. были изданы некоторые
законы
и
указы,
которые
вносили
изменения
в
существующее
законодательство, в том числе и по коррупционным преступлениям. К их числу
следует отнести Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля
1962г. «Об усилении об уголовной ответственности за взяточничество»3,
согласно которому было повышено наказание за взяточничество, в частности,
за получение взятки при отягчающих обстоятельствах была установлена
высшая мера наказания в виде смертной казни с конфискацией имущества.
Законом от 25 июля 1962 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный
кодекс РСФСР», принятым Верховным Советом РСФСР 25 июля 1962г.4, была
установлена ответственность за посредничество во взяточничестве (ст. 174.1
УК).
После смерти Сталина проходило ослабления давления правящего
режима на коррупционеров, в результате чего уже к концу правления Хрущева
коррупция начала возвращаться к уровню 20х годов, расцветая в период
правления Леонида Брежнева. Известно множество примеров лояльного
отношения Брежнева к людям, которые заботились о личном обогащении,
нарушая законы и моральные нормы. Коррупция в брежневские времена
приняла широчайший размах, сегодня размер тогдашних взяток кажется
смехотворным, но стоит учитывать, что и уровень жизни был совсем иным.
Историки указывают на то, что после выведения КПСС из-под контроля
КГБ, когда государственная безопасность потеряла возможность безнаказанно
арестовывать высокопоставленных партийных работников, начались процессы
разложения, которые были минимизированы в период сталинского правления.
1
Толкачев, В.В. Коррупционное проявление через взятку. / В.В. Токачев // Гражданин и право. -2006. -№ 2. С.49.
2
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости ВС РСФСР. - 1960. -№ 40. -Ст. 591.
(утратил силу)
3
Об усилении об уголовной ответственности за взяточничество : Указ Президиума Верховного Совета СССР от
20 февраля 1962 г. // Ведомости Верховного Совета СССР.- 1962. - № 8. -С. 85. (утратил силу)
4
Ведомости Верховного Совета СССР. 1962. № 29. С. 449.
32
Бесконтрольность
и
вседозволенность
позволили
партийной
номенклатуре практически открыто демонстрировать элементы откровенной
клептократии, что особенно ярко было видно на примере руководства
среднеазиатских республик СССР. Все это вело к коррозии всей системы
государственной власти и закладывало фундамент под те процессы, которые в
конечном итоге уничтожили СССР.
Разумеется, по сравнению с нашими временами, уровень коррупции
времен
Брежнева
идеократического
был
в
абсолютном
государства,
коим
отношении
являлся
невысок,
СССР,
даже
но
для
того,
что
диагностировалось, было вполне достаточно для подрыва идеологических
основ правящего режима.
При М.С. Горбачеве, проводившем курс на демонтаж СССР как
структуры, коррупция достигла новых небывалых высот, связанных со сломом
советской
системы,
внедрением
ценностей
частной
собственности
и
кооперации, окончательным распадом партийного аппарата.
Итак, по результатам проведенного исследования можно сделать
следующие выводы. Коррупция – неотъемлемое явление, корни которого лежат
в человеческой природе, поэтому полностью ее победить вряд ли удастся, тем
более в нашей стране, где ее отдельные проявления даже не осознаются как
преступные деяния. Уяснение сущности этого деструктивного явления
напрямую связано с методологией, применяемой конкретным исследователем,
в силу чего единого общепринятого определения сформулировано не будет.
Возможны разные дефиниции, в зависимости от того, какую грань этого
многоаспектного явления пытается изучить и проанализировать ученый.
Однако в рамках любого методологического подхода рассуждения о
«позитивной коррупции» и «положительном эффекте» от нее представляются
совершенно неприемлемыми.
Современная проблема коррупции несет на себе многовековую печать
эволюции коррупционных действий и разноуспешных попыток противостояния
ей.
Изучение
эволюции
уголовно-правовых
способов
противодействия
33
коррупционным проявлениям в разные исторические эпохи с применением
диахронного подхода показывает, что ни использование жестких наказаний, ни
либерализация уголовной ответственности не приводят к существенному
ограничению и тем более искоренению коррупционных преступлений при
применении мер только уголовно-правовой репрессии в отрыве от комплексной
системы
по
противодействию
коррупции.
Уголовно-правовой
принцип
неотвратимости наказаний – важен, но его значение не абсолютно. Значительно
более эффективным средством профилактики преступлений коррупционной
направленности является установление оптимального соотношения (баланса)
между реальным ущербом для субъекта и его возможной выгодой от
совершенного преступления.
1.2 Трактовки дефиниций «коррупция» и «коррупционные
преступления» в законодательстве и уголовно-правовой науке
Не только в общественных науках, но и в российской уголовно-правовой
и криминологической науке вопрос о понятии «коррупция», несмотря на
единство понимания сути коррупции как разложения власти, не решен
однозначно положительно. Он остаѐтся дискутабельным до сих пор.
Исследователи, задумывавшиеся над причинами этого явления, считают,
что у коррупции, как у всякого сложного явления не существует единственного
канонического определения, но нам представляется, что одной из наиболее
важных причин сложности формулирования понятия коррупции является тот,
факт, что коррупция не является предметом изучения только правоведов,
исходя из еѐ сущности, включающей еще в себя и социально-философское
содержание. Как справедливо отмечает Т.Н. Синюкова, само семантическое
прояснение этого термина «возможно лишь при всестороннем изучении
данного явления в рамках теории государства и права, с опорой на
междисциплинарный опыт исследования этого явления в политологии,
34
философии, психологии и других науках»1. Соглашаясь с позицией этого
ученого, отметим, что при анализе основных подходов к определению
коррупции как социального явления действительно следует учитывать
междисциплинарный характер его исследования. Присущие каждой научной
отрасли методы и исследовательские подходы серьезно влияют, в том числе, и
на выработку специфических для каждой науки определений, что можно
трактовать именно как разность методологических подходов.
Аналогичная ситуация складывается и с дефинированием понятия
«коррупционная преступность». Для нее нет не только канонического
определения, но даже единого понимания на уровне доктринальных воззрений.
Множество формулировок понятия коррупционных преступлений вызваны, на
наш взгляд, невозможностьюеабсолютного совпадения их уголовно-правовой и
криминологических классификаций, поскольку криминологический подход к
анализу коррупционной преступности лишь относительно ограничен рамками
действующего
таки,
уголовного законодательства, во-первых, а, во-вторых, опять-
разницей
криминологами
методологических
в
процессе
подходов,
исследованиях
применяемых
сущности
учеными-
коррупционных
преступлений.
Анализируя
преступления
коррупционной
направленности,
Ф.М.
Абубакиров, В.П. Пугачев, С.С. Поляков пишут, что коррупция является для
них ключевым понятием, но отмечают: «При анализе коррупционного
поведения среди отечественных криминалистов нет единства мнений по поводу
тождественности терминов «коррупция» и «коррупционная преступность»2.
Они же пишут о возможности синонимичного употребления в литературе не
только этих терминов, но и еще двух: «коррупционные преступления»,
«коррупционные правонарушения». Добавим, что отдельные исследователи
1
Синюкова, Т.Н. Понятие и подходы к содержанию коррупции / Т.Н. Синюкова // Юридическая наука и
практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. -2015.- №1 (29). [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-i-podhody-k-soderzhaniyu-korruptsii – Дата доступа: 12.10.2018.
2
Абубакиров, Ф.М. Преступления коррупционной направленности: понятие, виды и вопросы квалификации /
Ф.М. Абубакиров, В.П. Пугачев, С.С. Поляков [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://izron.ru/articles/aktualnye-voprosy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdunarodnoynauchno-praktich/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-i-kriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo-spetsialnost-12-0008/prestupleniya-korruptsionnoy-napravlennosti-ponyatie-vidy-i-voprosy-kvalifikatsii/ - Дата доступа: 14.10.2018.
35
(П.А. Кабанов) ставят знак равенства между дефиницией «коррупция» и
понятием
«корыстные
злоупотребления
по
службе»,
подчеркивая
их
тождественность по содержанию и сущности.
Таким образом, когда исследователи-криминологи пишут о коррупции,
они зачастую имеют в виду именно коррупционную преступность, что в рамках
уголовно-правовой науки, несомненно, правильно. Однако, в целом, на наш
взгляд, если рассуждать о коррупции как о противоправном явлении, это не
совсем точное понимание коррупции, чрезмерно сужающее ее рамки,
поскольку сущность коррупции шире, чем составы преступлений, в диспозиции
которых установлены коррупционные деяния. Коррупционные проявления
обозначены в ГК РФ, и в КоАП РФ. Например, юридические лица из-за
отсутствия в УК РФ для них уголовной ответственности привлекаются к
административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное
вознаграждение от имени юридического лица», где обозначен состав именно
коррупционного правонарушения и административная ответственность за него.
В практике применения гражданского законодательства возникает проблема
соотношения взятки-благодарности с подарком, получение которого возможно
по ст.575 ГК РФ, если его стоимость не превышает 3000 рублей, т.е. коллизия
между статьями УК РФ, охватывающими понятие взяточничество, и
положениями ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ),
согласно которым
в отношении государственных служащих допускается
получение подарков, стоимость которых не превышает 3000 российских
рублей1.
Эта
ситуация
исследуется
многими
учеными,
отмечающими
коллизионное расхождение разноотраслевого законодательства. Как пишет по
этому поводу С. Крутикова, «возникает коллизия между положениями УК РФ,
в котором минимальная сумма взятки не обозначена, положением п. 6 ст. 17
Закона
о
государственной
гражданской
службе2,
который
содержит
абсолютный запрет на получение государственным служащим подарков и иных
1
ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (в ред. от 29 июля
2018г.) // Собрание законодательства РФ. -1996. -№ 5. -Ст. 410.
2
О государственной гражданской службе Российской Федерации : [федер. закон № 79-ФЗ: принят Гос. Думой
27 июля 2004г: по сост. на 30 октября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ. -2004. -№ 31. -Ст. 3215.
36
вознаграждений, и п. 3 ст. 575 ГК РФ, который допускает возможность
получения государственным служащим обычного подарка на сумму не более 3
тыс. рублей»1. Таким образом, коррупция несводима только к коррупционным
преступным деяниям, несмотря на то, что они составляют основную и
значительную часть коррупционных проявлений.
При всем многообразии взглядов на понятие коррупции среди
российских криминологов, рассматривающих ее в рамках уголовно-правовой
науки, нельзя не заметить, что основной критерий в понимании ее сущности,
разделяющий научное сообщество криминологов на две группы, – это
разногласия
между
сторонниками
подкупа/взяточничества
и
«узкой»
учеными,
трактовки
коррупции
придерживающимися
как
«широкого»
понимания коррупции как корыстного служебного злоупотребления.
Сторонники первой точки зрения, настаивая на ней, подчеркивают, что
широкая трактовка «размывает» понимание коррупционной преступности.
Ярким выразителем это позиции является проф. А.И. Долгова, которая,
аргументируя свою точку зрения, пишет: «Чрезмерно широкое толкование
коррупции практически означало объединение под одним термином очень
разных по своей криминологической характеристике явлений: и хищений, и
должностных преступлений, и подкупа-продажности (коррупции в собственном
смысле слова)»2. Под коррупцией данный автор понимает «социальное явление,
характеризующееся
подкупом-продажностью
государственных
и
иных
служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо
узкогрупповых,
корпоративных
интересах
официальных
служебных
полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей»3.
Аналогичную позицию сначала занимала и Н.Ф. Кузнецова. По ее
мнению, коррупция – «социально-негативное явление, выражающееся в
1
Крутикова, С.В. Обычные подарки для государственных служащих / С.В. Крутикова // Вестник Тюменского
университета. -2010. - № 2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/obychnyepodarki-dlya-gosudarstvennyh-sluzhaschih#ixzz3rXrpwBw6– Дата доступа: 05.10.2018.
2
Криминология. Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. - М., 2002. -С. 559.
3
Там же. С.558.
37
подкупе одних лиц другими»1. Отрицательно относясь к расширительному
толкованию коррупцию и распространению ее на всю систему корыстных
должностных
преступлений,
Н.Ф.
Кузнецова
отмечает:
«Именовать
коррупцией, например злоупотребление властью, превышение власти, подлоги,
не только нецелесообразно, но и не согласуемо с принципом дифференциации
вины, ответственности и дифференциации наказания. В уголовном праве это
весьма осложнило бы законодательную регламентацию хозяйственных и
должностных
преступлений,
внесло
бы
путаницу
в
квалификацию
преступлений и их наказуемость»2. Однако взгляды этого исследователя
несколько эволюционировали, и она уточнила свою позицию, видимо,
вследствие
влияния
международно-правовой
трактовки
коррупции
и
понимания феномена коррупции в ней, в которой как раз и проявляется
широкий подход к коррупции. Примером этого может служить определение
сущности коррупции, сформулированное в американском юридическом
словаре. Там говорится, что это «деяние, совершаемое с намерением
предоставить некоторое преимущество, несовместимое с официальными
обязанностями должностного лица и правами других лиц», а также «деяние
должностного лица, которое незаконно и неправомерно использует свое
положение или статус для извлечения какого-либо преимущества для себя или
другого лица в целях, противоположных обязанностям и правам других лиц»3.
По-видимому, под влиянием этих обстоятельств этот криминолог стала
выделять в уголовной коррупции две подсистемы – взяточничество в широком
смысле слова и «преступления коррупционного характера» - иные корыстные
служебные злоупотребления4.
Опираясь на этимологию термина, весьма узко трактует коррупцию в
уголовно-правовом смысле и Н.А. Лопашенко, воспринимая ее только как
1
Кузнецова, Н.Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений. / Н.Ф. Кузнецова // Вестник Московского
университета. Серия 11. Право. -1993. -№1. -С.21.
2
Там же.
3
Black’s Law Dictionary. Abridged Sixth Edition. St. Paul MN. 1991. P. 240.
4
Там же. - С.22.
См.: Кузнецова, Н.Ф. Борьба с коррупцией в странах СНГ / Н.Ф. Кузнецова // Коррупция: политические,
экономические, организационные и правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунеева. -М., 2001. -С. 344.
38
подкуп и сближаясь в этом с первоначальной позицией Н.Ф. Кузнецовой:
«Именно
подкуп,
который
оборачивается
продажностью
подкупаемых,
характеризует содержание коррупции. Подкуп является стержнем коррупции,
присутствует в ней всегда, в обязательном порядке. Злоупотребления
должностных лиц и иных служащих, даже носящие корыстный характер, с
подкупом не связанные, на мой взгляд, не могут расцениваться как
коррупционные. Думаю, что иная позиция, трактующая коррупцию более
широко, основана на отождествлении противоправных должностных и
служебных деяний и деяний коррупционных. Между тем, последние далеко не
охватывают всех разновидностей неблаговидного и даже преступного
поведения должностного лица или служащего. Коррупционные деяния
несравнимы по степени общественной опасности с должностными и
служебными правонарушениями; они гораздо опаснее как раз потому, что
всегда представляют собой сделку между должностным или служебным лицом
и лицом, заинтересованным в его определенном поведении»1. Как видим, этот
исследователь разграничивает коррупционные и служебные/должностные
преступления.
В.В. Астанин тоже полагает, что коррупция – это порок, разложение
отношений в разных сферах управления, представляющее собой подкуппродажность лиц, использующих служебное положение и связанные с ним
возможности2.
Результаты
нашего
исследования
показывают,
что
большинство
криминологов все же придерживаются широкого понимания уголовной
коррупции (иногда, на наш взгляд, даже чрезмерно широкого, как у Ю.М.
Антоняна, по мнению которого «коррупцию в самом широком смысле можно
определить как совершение неких действий лицом, обладающим в силу своего
служебного положения необходимыми возможностями, в пользу того, кто
1
Лопашенко, Н.А. Противодействие российской коррупции: обоснованность и достаточность уголовноправовых
мер
/
Н.А.
Лопашенко
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа:
http://sartraccc.sgap.ru./Pub/lopashenko(18-03).htm – Дата доступа: 12.10.2017.
2
Астанин, В.В. Коррупция и борьба с ней в России второй половины XVI-XX вв. (криминологическое
исследование): дисс. …канд. юрид. наук: 12.00.08 / Астанин Виктор Викторович - М., 2001. -С.35.
39
незаконно оплатил такое действие. При этом сами действия могут быть вполне
законными»1).
В целом, сторонники этой позиции делают упор на несколько
дифференцирующих
коррупции:
признаков
использование
при
формулировке
должностными
лицами
понятия
уголовной
своего
служебного
положения/властных полномочий; корыстный мотив и личная цель и/или
групповые интересы, зачастую отдельно акцентируя внимание на несводимости
коррупции просто ко взяточничеству (В. Лунеев)2. Этот исследователь
перечисляет и иные варианты противоправного поведения субъектов, которые,
с его точки зрения, тоже следует воспринимать как замаскированную
коррупцию: «Лоббизм, фаворитизм, протекционизм, взносы на политические
цели, традиции перехода политических лидеров и государственных чиновников
на
должности
инвестирование
президентов
почетных
коммерческих
структур
корпораций
за
счет
и
частных
госбюджета,
фирм,
перевод
государственного имущества в акционерные общества, использование связей
преступных сообществ и пр.»3. Б. Волженкин также внес свой вклад в
исследование коррупции и относил к ее проявлениям в органах публичной
власти еще более широкий спектр общественных явлений: «Совместительство в
коммерческих
структурах,
подконтрольных
государственному
или
муниципальному служащему или заинтересованных в сотрудничестве с ним;
организация коммерческих структур должностными лицами, использовавшими
при этом свой статус; участие в руководстве этими структурами, обеспечение
им привилегированного положения; использование служебного положения в
процессе приватизации государственных предприятий в целях приобретения их
в частную собственность или завладения значительным числом акций самим
чиновником, близкими ему лицами или иными частными лицами, в чьих
интересах
действует
коммерческих
1
структур
должностное
за
счет
лицо;
бюджета;
незаконное
незаконное
инвестирование
поддержка
и
Антонян, Ю.М. Типология коррупции и коррупционного поведения // Социология коррупции. Материалы
научно-практической конференции. / Ю.М. Антонян -М., 2003. -С.37.
2
См.: Политическая коррупция в России (материалы круглого стола) // Государство и право. -2003. -№3. -С.105.
3
Лунев, В.В. Преступность ХХ века./ В.В. Лунеев -М., 1997. -С. 269.
40
финансирование политических структур, проведения выборов; использование
не предусмотренных правовыми актами преимуществ в получении кредитов,
ссуд, приобретении ценных бумаг, недвижимости и иного имущества;
использование
в
личных
целях
и
незаконное
предоставление
конфиденциальной информации; использование в личных или групповых целях
предоставленных для служебной деятельности помещений, средств транспорта
и связи, электронно-вычислительной техники, денежных средств и другого
государственного или муниципального имущества; получение за свою
служебную деятельность или в связи с ней, за покровительство или
попустительство по службе незаконного вознаграждения в виде денег, иных
материальных ценностей и выгод, в том числе в завуалированной форме путем
выплаты незаконных премий, комиссионных, явно завышенных гонораров,
оплаты
самому
должностному
лицу
или
членам
его
семьи
якобы
выполнявшейся работы, поездок за границу, обучения детей за рубежом,
приобретения недвижимости и открытия счетов в иностранных банках и т. п.»1.
Приведем примеры дефиниций, в которых представлена широкая
трактовка уголовной коррупции. С.В. Максимов под коррупцией понимает
«использование государственными или иными публичными служащими (в том
числе депутатами и судьями) либо служащими коммерческих или иных
организаций (в том числе международных) своего статуса для незаконного
получения имущества, прав на него, услуг или льгот (в том числе
неимущественного характера) либо предоставление названным лицам таких
имущества, прав на него, услуг или льгот (в том числе неимущественного
характера)»2. Г.Н. Борзенков приводит лаконичное определение, подчеркивая в
своем
понимании
коррупции
«разложение
управленческого
аппарата,
основанное на использовании чиновниками своего служебного положения в
1
Волженкин, Б.В. Коррупция в России. Выступление на «круглом столе» в Американском университете (г.
Вашингтон, США, 25 ноября 2002 г) / Б.В. Волженкин [Электронный ресурс] - Режим доступа:
http://www.jurfak.spb.ru/centers/traCCC/v_korr_russia.htm– Дата доступа: 12.10.2018.
2
Максимов, С.В. Коррупция. Закон. Ответственность./ С.В. Максимов – М., 2015. -С. 9.
41
корыстных целях»1. Сходную позицию занимает и В.С. Комиссаров,
понимающий под коррупцией «использование субъектом управления своих
властных
полномочий
вопреки
интересам
службы
из
личной
заинтересованности»2.
На наш взгляд, широкое понимание коррупции более правильно как с
теоретической, так и с законотворческой, и правоприменительной точек зрения.
Очевидно, что теперь коррупция носит усложненный характер, видоизменяясь
под усложненные формы общественной жизни. В этой связи позицию Н.А.
Лопашенко, полагающей, что должностные злоупотребления всегда имеют
характер и модель подкупа, представляя собой многостороннюю сделку, нам
кажется спорной. Мы уже указывали на неприемлемость применения правового
понятия сделки к коррупционным преступлениям, дополнительно сейчас
отметим, что должностное злоупотребление без признаков подкупа встречается
довольно часто (в том числе и в тех деструктивных общественных отношениях,
о которых говорили и В. Лунев, и Б. Волженкин), а сам подкуп далеко не всегда
охватывает типично коррупционные проявления.
Таким образом, в юридической литературе вопрос о классификации
коррупционных
преступлений
является
дискуссионным,
и
на
уровне
доктринальных воззрений дать однозначный ответ о количестве составов
преступлений, входящих в структуру коррупционной преступности, не
представляется возможным, поскольку в любом случае итоговый вывод,
ставящий точку в доктринальных дискуссиях, остается за законодателем.
Достаточно развернуто коррупционные преступления были представлены и
классифицированы в одном из антикоррупционных законопроектов, который
рассматривался Государственной Думой в 2002– 2004 гг. В других
законопроектах о борьбе с коррупцией, хотя и не было такой подробной
систематизации,
приводилась
трактовка
дефиниций
«коррупционные
правонарушения» и «правонарушения, создающие условия для коррупции».
1
Борзенков, Г.Н. Уголовно-правовые меры борьбы с коррупцией. / Г.Н. Борзенков // Вестник Московского
университета. Серия 11 «Право». -1993. -№1. -С.30.
2
Комиссаров, В.С. Уголовно-правовые аспекты борьбы с коррупцией. / В.С. Комиссаров // Вестник
Московского университета. Серия 11 «Право». -1993. -№1. -С.28.
42
Представляется необходимым проанализировать определения понятия
«коррупция», «коррупционные преступления», содержащиеся в находившихся
на
рассмотрении
Государственной
Думы
РФ
антикоррупционных
законопроектах. Так, первый из них, под названием «О противодействии
коррупции», принятый в первом чтении Думой предыдущего созыва в ноябре
2002 г., трактовал понятие коррупции следующим образом: «Коррупция
(коррупционные
отношения)
-
поиск,
установление
и
поддержание
противоправных отношений между специально указанными субъектами
коррупции и иными лицами (физическими и юридическими лицами) с целью
достижения каждой из сторон своих личных, групповых, корпоративных и
корыстных целей1». Формулировка данного понятия представляется неудачной
по нескольким причинам. Во-первых, его введение в правовой оборот было бы
бессмысленным (настолько оно неудачно составлено), поскольку не отражает
специфических признаков коррупции как социально-правового явления. Вовторых, оно внутренне противоречиво: потому что проясняет термин как
правоотношение, т.е., скорее, в рамках узкой трактовки (хотя этого точно
сказать нельзя из-за специфической формулировки дефиниции), сводимой ко
взяточничеству, которая, напомним, не воспринята на уровне международных
документов, но при этом цели субъектов коррупционных преступных деяний и
самого
коррупционного
отношения
обозначены
очень
широко,
что
соответствует широкой трактовке понимания сущности коррупции.
Более удачно определение коррупции было сформулировано в другом
законопроекте, представленном на рассмотрение в высший законодательный
орган
страны
под
наименованием
«Основы
законодательства
об
антикоррупционной политике». Исследователи сходятся во мнениях о
качественной проработке этого законопроекта и о его высокой уровне
законодательной техники2. Этот законопроект включал в себя следующее
определение коррупции: «Коррупция – подкуп (получение или дача взятки),
1
См.: http://www.legislature.ru/monitor/korruptsiya/148067.html– Дата доступа: 12.10.2018.
См.: Лопатин, В.Н. Современное состояние и перспективы антикоррупционного законотворчества в России //
Материалы научно-практической конференции «Социология коррупции». / В.Н. Лопатин -М., 2003. - С. 84-94.
2
43
любое
незаконное
использование
лицом
своего
публичного
статуса,
сопряженное с получением выгоды (имущества, услуг или льгот и/или
преимуществ, в том числе неимущественного характера) как для себя, так и для
своих близких вопреки законным интересам общества и государства, либо
незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу1». Данное
определение, по нашему мнению, вполне отражает специфику коррупции как
социального явления и соответствует международному подходу, однако
понятие взяточничества (в отличие от УК РФ, где нормы об ответственности за
взяточничество (на тот момент два) и подкуп – это разные составы
преступлений) трактуется как синонимичное по отношению к подкупу.
Хотя в качестве недостатка можно говорить об узкой трактовке в
определении субъектного состава коррупционеров: за рамками дефиниции
осталась коррупция в негосударственной, «коммерческой» сфере, хотя
коррупционные злоупотребления в ней, конечно же, есть.
Именно в этом законопроекте и была представлена развернутая
классификация коррупционных преступных деяний.
К «коррупционным преступлениям в форме подкупа» проект относил
виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой
наказания следующими статьями УК РФ: 141, пункты "а" и "б" части второй (в
случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); 183 (в случае
совершения соответствующего деяния путем подкупа); 184; 204; 210 (при
наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных
преступлений, перечисленных в части пятой статьи 8 настоящего Федерального
закона); 290; 291; 304 и 309 (в случае совершения соответствующего деяния
путем подкупа).
К «иным коррупционным преступлениям» при наличии всех признаков
коррупции, предусмотренных в приведенном в проекте определении, относятся
виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой
наказания следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации:
1
См.: http://www.legislature.ru/monitor/korruptsiya/216592-3.html– Дата доступа: 12.10.2018.
44
145; 159, пункт "в" части второй; 160, пункт "в" части второй; 164 (в случаях
совершения
соответствующего
деяния
лицом
путем
мошенничества,
присвоения или растраты с использованием своего служебного положения);
170; 188, пункт "б" части третьей (при наличии корыстной или иной личной
заинтересованности); 201; 202 (совершенное в целях извлечения выгод и
преимуществ для себя или других лиц); 210 (при наличии цели совершения
любого
из
тяжких
или
особо
тяжких
коррупционных
преступлений,
перечисленных в части шестой статьи 8 настоящего Федерального закона); 221,
пункт "в" части второй статьи; 226, пункт "в" части второй; 229, пункт "в" части
второй; 285; 286 (при наличии у виновного корыстной или иной личной
заинтересованности); 288 (при наличии у виновного корыстной или иной
личной заинтересованности); 289 и 292. Таким, образом, под «иными
коррупционными
служебные
преступлениями»
преступления,
в
проекте
хищения,
понимаются
совершаемые
с
корыстные
использованием
служебного положения, и организация преступного сообщества с целью
совершения коррупционных преступлений.
Данный подход в целом реализован при разработке Закона № 273-ФЗ
«О противодействии коррупции». Вопрос о легальной дефиниции «коррупция»
был решен положительно после принятия этого федерального закона, а до
закрепления в позитивном праве этого определения, сформулированного
законодателем в ст. 1 этого нормативно-правового акта, например, Г.К. Мишин
справедливо отмечал, что «анализ правовых положений не позволяет раскрыть
все
содержание
данного
понятия,
получившего
в
науке
множество
интерпретаций»1. Таким образом, проблема законодательного закрепления
определения понятия «коррупция» потеряла свою остроту только с появлением
законодательной формулировки, это хотя и не прекратило полностью
доктринальных споров по этому вопросу, потому что ряд ученых настаивают на
1
Мишин, Г.К. О теоретической разработке проблемы коррупции / Г.К. Мишин // Коррупция: политические,
экономические, организационные и правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунеева. - М., 2001. - С. 264.
45
совершенствовании определения этого понятия, но в значительной степени их
уменьшило.
Отметим важный факт. В пояснительной записке к законопроекту,
ставшему Федеральным законом № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»,
отмечалось, что высказываемое в ходе подготовки проекта предложение
указать
в
определении
коррупции
конкретные
преступления
и
административные правонарушения не может быть реализовано, т.к., в
частности, в соответствии со ст. 1 УК РФ уголовно-правовое значение имеют
лишь те положения, которые отражены в данном Кодексе. В настоящий момент
единой общепринятой уголовно-правовой трактовки понятия коррупционной
преступности не имеется, поскольку именно в УК РФ не содержится терминов
коррупция и преступлений коррупционной направленности. Однако можно
высказать предположение о том, что постепенно произойдѐт формирование
перечня коррупционных преступлений, так как это отвечает складывающейся в
российском законодательстве тенденции. Так, в последние годы в УК РФ стали
выделять
группу
составов
преступлений,
именуемых
«преступления
террористической направленности» (ст. 205.1 УК РФ), «преступления
экстремистской направленности» (ст. 282.1 УК РФ), т.е. эти термины из
доктринальных приобрели легальное значение. Но, несмотря на то, что данные
понятия получили закрепление в УК, основное их предназначение –
использование в криминолого-профилактической сфере, откуда они и были
перенесены в текст УК. Рамки уголовно-правовой коррупции, как и в
указанных выше случаях, следует законодательно определить более рельефно и
четко. Без определения объекта предупредительной деятельности немыслима
эффективная криминолого-профилактическая превенция. Однако, несмотря на
такую необходимость, этого на уровне уголовного законодательства, скорее
всего, не будет сделано по объективным причинам. Это крайне сложно
осуществить на практике не только из-за того, что этих видов составов
преступлений просто количественно много (а сопутствующих совершению
коррупционных деяний составов преступлений еще больше), но и из-за их
46
структурного
расположения:
коррупционные
преступные
деяния
и
преступления, им сопутствующие, находятся во многих разделах УК РФ (хотя,
безусловно, прежде всего, в гл 30 УК РФ). Объединение их всех в рамках
одного
раздела,
нарушив
традиционно
принятое
в
Особенной
части
выстраивание перечня составов преступлений по объекту, разрушит и так
довольно несовершенную структуру УК РФ, значительно пострадавшую от
непродуманных
новаций
законодателя.
Поэтому,
полагаем,
что
более
правильным остается вариант нормативного толкования и руководящих
разъяснений по этому поводу, предложенных высшей судебной инстанцией.
Это и было осуществлено. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ
к коррупционным отнесены составы преступлений, предусмотренные в ст.ст.
290, 291, 291.1, 159, 160, 204, 292, 304 УК РФ1. Заметим, что, несмотря на
обновление уголовного законодательства, Верховный суд РФ не учел в своем
постановлении появление новой статьи 291.2 «Мелкое взяточничество», что
представляется пробелом, требующим его ликвидации путем изменений и
дополнений в существующее постановление Пленума.
Проанализировав
определение
из
рассматриваемого
нормативно-
правового акта, можно утверждать, что в отечественном законодательстве в
рамочном законе «О противодействии коррупции» (п. «а» ст.1), по нашему
мнению, законодатель выступил сторонником именно широкого подхода к
коррупции, поскольку легальное определение коррупции звучит следующим
образом: «Злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение
взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное
незаконное использование физическим лицом своего должностного положения
вопреки законным интересам общества и государства в целях получения
выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного
характера, иных имущественный прав для себя или для третьих лиц либо
незаконное
1
предоставление
такой
выгоды
указанному
лицу
другими
О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: [Постановление
Пленума № 24: принято Верховным Судом РФ 9 июля 2013г.: по сост. на 03 декабря 2013 г.] // Бюллетень
Верховного Суда Российской Федерации. -2013. -№ 9.
47
физическими лицами»1. Совершение деяний, указанных в подпункте "а"
настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица также, согласно
данному нормативно-правовому акту, считается коррупцией.
Сравнительный анализ ст. 1 Закона № 273-ФЗ и УК РФ позволяет
говорить, что в рамочном законе названы следующие виды коррупционных
преступлений:

злоупотребление служебным положением (ст. 285 УК РФ и др.);

дача взятки (ст. 291 УК РФ);

получение взятки (ст. 290 УК РФ);

злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ);

коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).
В отношении перечисленных деяний следует сделать четыре замечания.
Во-первых, в определении коррупции, предусмотренном в рамочном
законе,
использовано
словосочетание
«злоупотребление
служебным
положением», хотя в названии соответствующей статьи УК РФ (ст. 285)
упомянуто
«злоупотребление
должностными
полномочиями».
Вероятно,
законодатель имел в виду все деяния, совершаемые лицом с использованием
своего служебного положения (например, п. «б» ч. 3 ст. 159, 160 УК РФ и др.).
Налицо, как видим, рассогласование двух нормативно-правовых актов, которые
необходимо преодолеть на законодательном уровне.
Во-вторых, Федеральным законом от 04.05.2011 № 97-ФЗ2 в УК РФ
введена
новая
ст.
291.1
–
«Посредничество
во
взяточничестве»,
квалифицирующим признаком в ч.2 ст. 291.1 УК РФ для конструирования
состава является его совершение с использованием служебного положения. Это
вызывает необходимость внесения в указанный перечень коррупционных
преступлений, данного квалифицированного состава преступления.
1
О противодействии коррупции: [федер. закон № 273-ФЗ: принят Гос. Думой 25 декабря 2008г: по сост. на 30
октября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ. - 2008. - №52 (ч. 1). -Ст. 6228.
2
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об
административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области
противодействия коррупции: [федер. закон № 97-ФЗ: принят Гос. Думой 04 мая 2014 г. : по сост. на 04 июня
2014 г.] // Собрание законодательства РФ. - 2011. -№ 19. -Ст. 2714.
48
В-третьих, в июле 2016 года1 в российское уголовное законодательство
была включена крайне спорная новелла - ст. 291.2 УК РФ «Мелкое
взяточничество»,
которую
тоже
стоит
включить
в
данный
перечень
преступлений коррупционной направленности при всех юридико-технических
недостатках данной нормы.
В качестве ремарки заметим, что ст.1 рамочного закона не подвергалась
коррекции с 2011 года, несмотря на произошедшие изменения уголовноправовой регламентации взяточничества.
В-четвертых, в указанный перечень не вошли иные деяния, имеющие
коррупционную
полномочий,
направленность
нецелевое
государственных
(например,
расходование
внебюджетных
превышение
бюджетных
фондов,
должностных
средств
незаконное
и
средств
участие
в
предпринимательской деятельности, служебный подлог и др.).
Таким образом, по факту этот перечень является неполным, но сама
конструкция
сформулированного
расширительного
толкования
для
определения
причисления
даѐт
возможность
отдельных
составов
преступлений из УК РФ к коррупционным преступным деяниям из-за того, что
этот перечень не носит закрытого характера.
В настоящий момент терминологическое сочетание - «преступления
коррупционной направленности», несмотря на его отсутствие в уголовном
законодательстве в его актуальной редакции, все же можно отнести к
правовому понятию. Проанализировав Указание Генпрокуратуры России №
65/11, МВД России № 1 от 01.02.2016 «О введении в действие перечней статей
Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании
статистической отчетности», мы можем обнаружить установленный этими
правоохранительными
органами
перечень
преступлений
коррупционной
направленности в Приложении 232, содержание которого показывает, что на
1
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации [федер. закон № 324-ФЗ: принят Гос. Думой 03 июля 2016 г.] // Собрание
законодательства РФ. 2016. № 27 (часть II). Ст. 4257.
2
Перечень № 23 преступлений коррупционной направленности / Указание Генпрокуратуры России № 65/11,
МВД России № 1 от 01.02.2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской
49
уровне данного локального акта оказалась воспринята именно широкая
трактовка этого вида преступлений.
При этом в этом нормативно-правовом акте особо подчеркиваются
четыре критерия, при наличии которых составы преступлений можно
признавать коррупционными. Первыми двумя из них выступают особенности
субъекта данных преступлений: наличие надлежащих субъектов уголовно
наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в
примечаниях к ст. 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в
коммерческой или иной организации, действующие от имени юридического
лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным
органом,
органом
местного
самоуправления,
государственным
или
муниципальным учреждением, указанные в примечаниях к ст. 201 УК РФ;
связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых
прав и обязанностей. Важным также представляется субъективная сторона
преступления (мотив), который обязательно должен быть корыстным, т.е.
деяние субъекта должно быть связано с получением им имущественных прав и
выгод для себя или для третьих лиц; важна и форма умысла – преступления
коррупционной направленности совершаются только с прямым умыслом.
В данном локальном акте ряд составов преступлений причисляются к
преступлениям коррупционной направленности без всяких оговорок:
ст. 141.1 УК РФ - Нарушение порядка финансирования избирательной
кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной
группы по проведению референдума, иной группы участников референдума;
ст. 184
УК РФ - Оказание противоправного влияния на результат
официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого
конкурса;
п. "б" ч. 3 ст. 188 УК РФ – Контрабанда;1
Федерации, используемых при формировании статистической отчетности» [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://sudact.ru/law/ukazanie-genprokuratury-rossii-n-6511-mvd-rossii/prilozhenie/perechen-n-23prestuplenii-korruptsionnoi/ – Дата доступа: 11.10.2018.
1
В настоящее время данное деяние декриминализировано. См.: О внесении изменений в Уголовный кодекс
Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации [федер. закон № 420-ФЗ:
50
ст. 204 УК РФ - Коммерческий подкуп;
п. "а" ч. 2 ст. 226.1 УК РФ - Контрабанда сильнодействующих, ядовитых,
отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников,
ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей,
взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его
доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и
оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия
массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной
техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных
ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических
ресурсов;
п. "б" ч. 2 ст. 229.1
УК РФ - Контрабанда наркотических средств,
психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих
наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их
частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их
прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным
контролем и используемых для изготовления наркотических средств или
психотропных веществ;
ст. 289 УК РФ - Незаконное участие в предпринимательской
деятельности;
ст. 290 УК РФ - Получение взятки;
ст. 291 УК РФ – Дача взятки;
ст. 291.1. УК РФ - Посредничество во взяточничестве.
Еще ряд составов преступлений, предусмотренных статями УК РФ, могут
в статистических данных рассматриваться как коррупционные преступления,
но при определенных условиях. К числу таковых относятся следующие:
1.
карточке
ст. ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210 (при наличии в статистической
основного
преступления
отметки
о
его
коррупционной
принят Гос. Думой 07 декабря 2011 г. в ред. от 03. июля 2016] // Собрание законодательства РФ. 2011. № 50,
Ст. 7362.
51
направленности), в том числе в соответствии с международными договорами
(ст.ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309);
2.
пп. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. 170, 201, 202, ч. 2 ст. 258.1,
ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, чч. 1, 2 и п. "в" ч. 3 ст. 286, ст. 292, чч. 2 и 4 ст. 303,
ст. 305 (при наличии в статистической карточке отметки о совершении
преступления с корыстным мотивом);
3.
ч. 4 ст. 188, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, ч. 2 ст. 228.2, п. "в" ч. 2
ст. 229, чч. 3 и 4 ст. 229.1. (при наличии в статистической карточке отметки о
совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и
муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации), в том числе и с корыстным
мотивом: (чч. 3 и 4 ст. 183, п. "б" ч. 4 ст. 228.1, п. "б" ч. 2 ст. 228.4, ч. 3 ст. 256,
ч. 2 ст. 258, ч. 3 ст. 258.1, п. "в" ч. 2 и ч. 3 ст. 260, чч. 1 и 3 ст. 303, ст. 322.1,
322.2, 322.3) и с использованием своего служебного положения чч. 3 и 4 ст. 159,
чч. 3 и 4 ст. 159.1, чч. 3 и 4 ст. 159.2, чч. 3 и 4 ст. 159.3, ст. 159.4, чч. 3 и 4 ст.
159.5, чч. 3 и 4 ст. 159.6, чч. 3 и 4 ст. 160, чч. 3 и 4 ст. 229 и с корыстным
мотивом и с использованием своего служебного положения (ч. 5 ст. 228.1);
Отдельно при составлении статистической отчетности выделяются
преступления, которые могут способствовать совершению преступлений
коррупционной направленности, относящиеся к перечню при наличии в
статистической карточке сведений о совершении преступления, связанного с
подготовкой, в том числе мнимой, условий для получения должностным лицом,
государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом,
выполняющим
управленческие
функции
в
коммерческой
или
иной
организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества либо
незаконного представления такой выгоды: ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4,
159.5, ст. 169, 178, 179.
Проанализировав этот нормативно-правовой акт, можно вделать вывод,
что к преступлениям коррупционной направленности могут
преступления
самых
разных
видов.
Поэтому
правы
быть отнесены
те
ученые,
52
которые относят к коррупционным деяниям, предусмотренные
не только
главой 30 УК РФ, но и другими разделами УК РФ.
В добавление к четырем критериям, на основе которых преступные
деяния относят к коррупционным, остановимся еще на ряде факультативных,
которые выделяют отдельные группы исследователей.
В некоторых работах подчеркивается неразрывная связь коррупционной
преступности с преступностью организованной в качестве ее неотъемлемой
части. Эти позицию поддерживают следующие отечественные исследователи:
А.Н. Волобуев,1 А.И. Гуров,2 М.Н. Зацепин3, Г.М. Миньковский4, В.С.
Овчинский5. Представлена она и в зарубежной научной литературе. Этот
признак содержится в УК Республики Кыргызстан (ст.303, так называемое
«организованное
взяточничество»,
при
котором
коррупционеры
демонстрируют устойчивую связь6). Однако нам представляется выделение
этого признака, в качестве обязательно присущего коррупции, не нужным и
совсем нецелесообразным. Во-первых, потому, что, несмотря на то, что эта
связь имеется, она наличествует далеко не во всех коррупционных преступных
деяниях.
Таким образом, этот признак не может применяться в качестве
абсолютного. Таковым не является и еще один, критерий, выделяемый
отдельными
авторами
для
сущностной
характеристики
коррупционной
преступности: неразрывная связь подкупающего с коррупционером. На наш
взгляд, если этот признак включить в нормативно-правовые акты в качестве
обязательного, трактовка коррупции, пожалуй, окажется настолько узкой, что
взяточничество, являющееся ядром коррупционной преступности, пожалуй,
выпадет из еѐ круга, не говоря уже о других составах преступления.
1
Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. -М., 1989. -С.30-31.
Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. –М., 1995. -С. 257-263.
3
Зацепин, М.Н. Предпринимательство и организованная преступность / М.Н. Зацепин // Следователь: Теория и
практика деятельности (Екатеринбург). -1995. - № 4. -С. 9–10.
4
Криминология. - М., 2014.- С. 292-299.
5
Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. -С.14; Овчинский, В.С. Стратегия борьбы с мафией. / В.С. Овчинский -М, 1993. -С.13.
6
Уголовный кодекс Кыргызской Республики. Принят законодательным собранием Жогорку Кенеша
Кыргызской Республики 18 сентября 1997 г.
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243545&subID=100107331,100107333,100107340,100107361–
Дата
доступа: 06.10.2018.
2
53
Итак, проведенное исследование показывает, что сам термин коррупция
трактуется исследователя различно не только в общественных науках, но в
рамках уголовно-правовых исследований. Основных концепций - две, что
подразумевает узкую (отнесение к коррупции только взяточничества/подкупа)
и
широкую
трактовку
представляется
более
уголовной коррупции,
правильной
и
последняя
согласующейся
с
из
которых,
содержанием
международных соглашений и уголовного законодательства зарубежных стран.
Из-за возможного структурного разрушения УК РФ все преступления
коррупционной
направленности
(коррупционные
преступления)
нецелесообразно включать в один раздел УК РФ (лучше, если он будет
обозначен разъяснении или постановлении Верховного Суда РФ), однако сами
эти термины вполне можно сделать легальными.
Основными признаками характеризующими преступления являются
особенности субъекта данных преступлений; связь деяния со служебным
положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей; и ряд
элементов субъективная стороны преступления -мотив, который обязательно
должен быть корыстным, т.е. деяние субъекта должно быть связано с
получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц, и
форма умысла – преступления коррупционной направленности совершаются с
прямым умыслом. Включение в качестве обязательных признаков неразрывной
связи подкупающего и подкупаемого субъектов, равно как и признака
неразрывной связи с организованной преступностью, - нецелесообразно,
поскольку эти признаки не являются абсолютными и могут привести к
неоправданному
сужению
количества
коррупционных
преступлений
и
затемнению их сущности.
1.3 Взяточничество как центральный элемент системы
коррупционных преступлений: юридико-технические недостатки
конструкций составов и правоприменительные проблемы
В большинстве зарубежных правопорядков уголовное законодательство
54
содержит ответственность за коррупционные преступления, но сам этот
«коррупция»
не
является
юридически
закрепленным
в
уголовном
законодательстве. Аналогичная ситуация, как мы показали в предыдущем
параграфе, наблюдается и в нашей стране.
Примером государства, уголовное законодательство которого сделало
дефиницию коррупция легальной, служит Италия1. Там применяется узкая
трактовка этого понятия (взяточничества/подкупа), содержащегося в четырех
статьях итальянского уголовного законодательства (ст.ст.318, 319, 319-3, 3202).
Эти составы преступлений регламентируют ответственность, соответственно,
за
коррупцию,
связанную
с
выполнением/невыполнением
служебных
обязанностей; выполнением неправомерных судебных актов. Отдельным
составом преступления установлена уголовная ответственность за коррупцию
муниципальных служащих. Первая разновидность коррупции сформулирована
следующим
образом:
«получение
или
дача
согласия
на
получение
государственным служащим лично или через посредников не причитающегося
ему вознаграждения в денежной форме или в виде иной услуги за выполнение в
будущем
какого-либо
действия,
входящего
в
круг
его
служебных
обязанностей»3. Формулировка других видов коррупции примерно аналогична
вышеприведенной.
Китайское уголовное законодательство традиционно4 (и в УК 1979 г., и в
ныне действующем УК КНР 1997 г.) разграничивает взяточничество и
коррупцию, ответственность за которую установлена в ст. 382 УК КНР5.
1
Куликов, А.В. Модель преступного поведения в уголовном кодексе Италии / А.В. Куликов // Российское
право: Образование. Практика. Наука.- 2015. - №6 (90). [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/model-prestupnogo-povedeniya-v-ugolovnom-kodekse-italii
–
Дата
доступа:
06.10.2018.
2
Уголовный кодекс Италии (утвержден Королевским указом № 1398 от 19 октября 1930 г., с поправками,
внесенными Законодательным декретом № 63 от 11 мая 2018 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/ – Дата доступа: 06.10.2018.
3
См.: Наумов, А.В. Ответственность за коррупционные преступления по законодательству европейских стран //
Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунеева. /
А.В. Наумов -М., 2001. - С. 120.
4
См.: Ахметшин, Х.М., Ахметшин, Н.Х., Петухов, А.А. Современное уголовное законодательство КНР. / Х.М
.Ахметшин, Н.Х. Ахметшин, А.А. Петухов - М., 2000. - С. 213.
5
Уголовный кодекс Китайской Народной республики. Принят на 5-й сессии Всекитайского собрания народных
представителей шестого созыва 14 марта 1997 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.chinaembassy.org/rus/zfhz/zgflyd/t1330730.htm– Дата доступа: 06.10.2018.
55
Основным критерием для разграничения выбран предмет преступления –
государственные/общественные ценности, незаконное обладание которыми с
помощью различных противоправных методов, включая хищение, получение
обманным путем, присвоение, субъектом данного состава преступления
является должностное лицо, которое в силу своего служебного положения
распоряжается государственной собственностью вверенной в его ведение.
В целом, А.В. Наумов, применив компаративистский метод, заметил, что
разность подходов к уголовной коррупции в европейском уголовном
законодательстве в любом случае традиционно укладывается в рамки либо
узкого, либо широкого подходов: «Несмотря на различие законодательных
формулировок соответствующих составов коррупционных преступлений, все
их многообразие (с известной долей упрощения) можно свести к «вариациям»
конструкций двух классических составов – злоупотребление служебным
положением в корыстных или иных целях и взяточничества (как получения,
дачи взятки и посредничества в этом)»1.
Анализ содержания статей российского уголовного законодательства
показывает, что практически в каждой главе Уголовного кодекса РФ
присутствуют преступления, так или иначе относящиеся к коррупционным
преступлениям или сопутствующие им. К сопутствующим преступлениям
коррупционной направленности, как мы выяснили в предыдущем параграфе,
относят практически все преступления, в которых специальным субъектом
выступает должностное лицо или лицо, использующие служебное положение
вопреки своей профессиональной деятельности из корыстных побуждений.
Основные
коррупционные
деяния
охватывают
ряд
должностных
и
экономических преступлений, к числу которых относят: взяточничество (ст.
290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями
(ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ),
служебный подлог (ст. 292 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) и др.
Но, прежде всего, к группе преступлений коррупционной направленности
1
См.: Наумов, А.В. Указ. соч. -С.110.
56
нужно относить составы преступлений, сосредоточенные в гл. 30 УК РФ.
Объект этих преступлений лежит в одной плоскости с видовым. Содержание
последнего составляет, по признанию большинства теоретиков, нормальная
деятельность государственного аппарата, государственная власть, интересы
государственной службы и службы в органах местного самоуправления1.
Ограниченный объем выпускного квалификационного исследования не
позволяет рассмотреть все совокупность коррупционных преступлений в
рамках
широкого
подхода,
поэтому
мы
ограничимся
рассмотрением
центрального элемента коррупционной преступности – взяточничества, которое
в данный момент в УК РФ представлено четырьмя составами преступлений.
Взяточничество
занимает
важное
место
в
ряду
иных
преступлений
коррупционной направленности, к которым высшая судебная инстанция также
относит составы преступлений, предусмотренные статьями 159, 160, 204, 292,
304 УК РФ. Взяточничество, по мнению Пленума Верховного суда, «посягает
на основы государственной власти, нарушает нормальную управленческую
деятельность государственных и муниципальных органов и учреждений,
подрывает их авторитет, деформирует правосознание граждан, создавая у них
представление о возможности удовлетворения личных и коллективных
интересов путем подкупа должностных лиц, препятствует конкуренции,
затрудняет экономическое развитие»2, представляя, таким образом, большую
общественную опасность, которая отмечается во всех без исключения научных
трудах прошлого и настоящего.
Основным составом преступления, устанавливающим ответственность за
взяточничество, следует считать статью 290 УК РФ
«Получение взятки»,
которая неразрывно связана со ст. 291 УК РФ «Дача взятки». Эти составы
преступления настолько тесно связаны друг с другом, что это даже,
1
по
Баженов, А.В. Досудебное производство по делам о преступлениях против интересов государственной
власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: автореф. дисс..
к.ю.н: 12.00.09 / Баженов Андрей Витальевич - Калининград, 2009. - 35с.
2
О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: [Постановление
Пленума № 24: принято Верховным Судом РФ 9 июля 2013г.: по сост. на 03 декабря 2013 г.] // Бюллетень
Верховного Суда Российской Федерации. -2013. -№ 9.
57
свидетельству Р.А. Гребенюка, привело к дискуссии об их правовой природе:
«Многие авторы считают эти преступления самостоятельными (Здравомыслов
Б.В., Кириченко В.Ф., Мельникова Е.В., Стручков Н.А., Шаргородский Д.М. и
др.). Столь же многочисленны сторонники понимания взяточничества как
сложного двустороннего единого преступления (Дурманов Д.Н., Кучерявый
Г.Н., Палиашвили Ш.Г., Сахаров А.Б. и др.). Существует и третья точка зрения,
приверженцы которой рассматривают дачу взятки как особый случай соучастия
в получении взятки, выделенный законодателем
в
отдельный
состав
преступления ввиду важности и необходимости такого соучастия (Жижиленко
А. А., Ляпунов Ю.И., Трайнин Н.А., Светлов А.Я, Волженкин Б.В. и др.)1.
Мы придерживаемся позиции, что это 2 разных состава преступления
(исходя из структурирования этих преступных деяний в самостоятельные
составы в уголовных кодексах многих государств), хотя и находящихся друг с
другом в диалектическом единстве.
Анализ правоприменительной практики, проведенный А.С. Сенцовым и
В.А. Волколуповой, показывает, что довольно часто при квалификации
дачи/получения взятки как составов преступлений допускаются ошибки,
основные из которых состоят в следующем:
1.
неправильное определение момента окончания дачи и получения
взятки при отказе должностного лица от ее получения (на самом деле при
невыраженном согласии должностного лица в ее принятии это следует считать
неоконченным преступлением);
2.
взятки
ошибки, связанные с толкованием понятия «вымогательство»
как квалифицирующего признака в составе получения взятки –
неправильное определение интересов взяткодателя (на самом деле если
пострадали не его интересы, а интересы государства, то применение этого
квалифицирующего признака – ошибочно);
1
Гребенюк, Р.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристики взяточничества: дисс….к.ю.н.:
12.00.08 / Гребенюк Роман Анатольевич: -М., 2004.- С.41.
58
3.
неправильная квалификация действий лица, передавшего взятку по
поручению взяткодателя в сумме, не достигающей значительного размера (на
самом деле сейчас посредник, передающий взятки в размере менее
значительного, не подлежит уголовной ответственности)»1.
Анализ судебной практики показывает, что суды обычно назначают в
качестве наказания штраф с применением дополнительного наказания
лишением права занимать определенную должность.
Приведем пример из
судебной практики. В 2011 году2 в резолютивной части приговора Мировой
судья судебного участка № 321 судебного района Южное Медведково г.
Москвы В.В. Акимова указала: «Признать Веретенкина Льва Николаевича
виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч.1 УК РФ и
назначить ему наказание в виде штрафа в размере 50000 (пятьдесят тысяч)
рублей с лишением права занимать должности в органах здравоохранения,
связанные
с
осуществлением
административно-хозяйственных
и
организационно-распорядительных функций на срок 3 (три ) года3.
Закрепление в качестве уголовных преступлений получения взятки и дачи
взятки соответствует мировой практике в этой вопросе, как и назначение за
получение более строгого наказания, чем за дачу взятки. Конструкция статей
290 и 291 УК РФ, включающие в себя один основной, три квалифицированных
и два особо квалифицированных состава разработаны вполне хорошо и могут
служить важным инструментом в реализации мер государственной уголовноправовой репрессии по отношению к коррупционерам. Однако постоянно
реализуемая в РФ тенденция к смягчению наказаний для взяткополучателей и
установления для них штрафа в качестве основного наказания кажется нам
неэффективной и не достигающей своих целей.
1
Сенцов, А.С., Волколупова, В.А. Вопросы квалификации дачи взятки и посредничества во взяточничестве,
возникающие в современной правоприменительной практике / А.С. Сенцов, В.А. Волколупова // Актуальные
проблемы экономики и права. -2016. -№1. -С.180-188.
2
Исходя из размера взятки по данному делу – 2000 рублей, после июля 2016 года деяние было бы
квалифицировано по ст. 291.2 «Мелкое взяточничество» УК РФ.
3
Приговор от 22 ноября 2011 г. по делу № 01-0025/321/2011. Судебный участок № 321 Бабушкинского
судебного района (Город Москва) – Уголовное. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://sudact.ru/magistrate/doc/HXePAPqBNC5u/– Дата доступа: 05.10.2017.
59
Стоит также отметить, что в большинстве случае суды за дачу/получение
взятки в качестве виновных привлекают юридических лиц, но не имеют
возможности привлечь их как субъектов преступления по уголовному делу,
исходя из отсутствия у нас в уголовном законодательстве уголовной
ответственности юридических лиц, установлена только административная
ответственность по ст.19.28 КоАП РФ1, что актуализирует вопрос о
необходимости установления уголовной ответственности для юридических
лиц.
По мнению некоторых исследователей, научной и правоприменительной
проблемой
является
также
существующая
конкуренция
этих
составов
преступления с другими общественно опасными деяниями, что составляет
научную проблему. Так, как полагает Д.А. Гришин, коммерческий подкуп
конкурирует с такими составами как злоупотребление полномочиями (ст. 201
УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), дача взятки (ст. 291 УК РФ), и
некоторыми другими2. С появлением новых составов: посредничество во
взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) и мелкое взяточничество (ст. 291.2 УК РФ) он
стал конкурировать и с ними.
Некоторые авторы считают ст. 204 УК РФ «аналогом» статей 290 и 291
УК РФ, поскольку элементы составов данных преступлений имеют сходство, за
исключением субъектов3. Так, субъектами получения взятки и мелкой взятки
(ст.ст. 290, 291.2 УК РФ) являются должностные лица; субъектами дачи взятки
(включая мелкую) и посредничества во взяточничестве (ст.ст. 291, 291.1, 291.2
УК РФ) – вменяемые лица, достигшие возраста 16-ти лет. Субъектами
получения коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ) – лица, осуществляющие
управленческие функции в коммерческих и иных организациях, дачи или
посредничества в коммерческом подкупе – вменяемые лица, достигшие
1
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: [федер. закон № 195-ФЗ: принят Гос.
Думой 30 декабря 2001 г. : по сост. на 27 ноября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ.-2002. -№ 1 (ч. 1). Ст. 1.
2
Гришин, Д.А. Уголовная ответственность за преступления в сфере интересов службы в коммерческих и иных
организациях: автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.08 / Гришин Денис Александрович. - Тюмень, 2008. С.9.
3
Дробышева, Л.В. Проблемы квалификации преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ / Л.В. Дробышева
// Вестник Ростовского юридического института. – 2014. – №. 3. –С.38.
60
возраста 16-ти лет. В связи с этим в научной литературе нередко поднимается
вопрос о том, может ли вообще физическое лицо быть субъектом преступления,
предусмотренного ст. 204 УК РФ. Дело в том, что коммерческие структуры
часто не оформляют должным образом акты о назначении работников на
должность. Согласимся с мнением П.С. Яни, что отсутствие такого
письменного документа не может быть основанием для непризнания его
субъектом преступления, если фактически эти обязанности выполнялись,
поскольку основания выполнения обязанностей в коммерческой или иной
организации могут быть установлены устным распоряжением, приказом
руководителя или трудовым договором1.
Норма ст. 291.1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве», введенная в
2011 году и вызвавшая активные споры о целесообразности ее появления, не
является новеллой российского уголовного законодательства, но имеет более
сложную структуру, в отличие от норм прежних Уголовных кодексов.
Структурно состоя из нескольких частей, она включает в себя основной, два
квалифицированных, один особо квалифицированный и один самостоятельный
состав, кроме того, диспозиция этой статьи сформулирована сейчас как
описательная, а не простая, как в прежней норме УК РСФСР 1960г. Новая
норма имеет примечание, в котором указаны основания освобождения от
ответственности,
куда
включается
следующие
основания:
в
случае
добровольного сообщения правоохранительным органам о своем преступлении
и при деятельном сотрудничестве с ними, которое способствовало раскрытию
и/или пресечению данного преступного деяния.
Совпадение санкций в виде сроков лишения свободы в части 4 и 5 ст.
291.1 УК РФ, на наш взгляд, не вполне отражает степень общественной
опасности
данных
деяний,
неясно
также,
почему
законодатель
счел
предложение посредничества (часть 5 ст. 291.1 УК РФ) даже более опасным,
чем само посредничество (часть 1 ст. 291.1 УК РФ), судя по срокам лишения
1
Яни П. С. Разграничение должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий / П. С. Яни
// Законность. - 2007. - № 12. - С.11.
61
свободы. Нам представляется это нелогичным.
Правовая регламентация уголовного преступления, предусмотренного
ст.291.1 «Посредничество во взяточничестве» на данный момент такова, что
содержит
ряд
ответственности,
вопросов
с
теоретического
которыми
характера
неизбежно
об
сталкиваются
уголовной
лица,
квалифицирующие деяния по данной статье. Одной из основных причин
возникновения дискуссий является неудачно сформулированная диспозиция,
согласно которой ответственность может наступить только при посредничестве
во взяточничестве в значительном размере (25тыс. руб.). Размер при
посредничестве во взяточничестве вызывает вопрос: как квалифицировать
действия посредника при незначительном размере?
Появление
нормы
ст.
291.2
УК
РФ
«Мелкое
взяточничество»,
предусматривающей уголовную ответственность за совершение указанного
преступления, если размер взятки не превышает 10 тыс. руб., в диспозиции
которой недвусмысленно указано на фигуру посредника, по-прежнему не
снимает вышеобозначенную проблему и ставит новую о юридико-технических
особенностях конструирования норм в УК РФ.
Возникает и ряд иных вопросов. Зачем законодательно выносить
фактически уже предусмотренное в ст.291.1 УК РФ преступление, но с
определенным размером предмета преступления в отдельную норму? Как быть
с тем, что в ст. 291.1 УК РФ в основном составе указывается на значительный
размер (25000 рублей) взятки, при котором только и может наступить
уголовная ответственность для посредника. Можно ли квалифицировать
действия субъекта как посредника при получении взятки в размере от 10000 до
25000 руб.? Действия посредника, передававшего предмет взятки размером
менее 10 тыс. руб., необходимо квалифицировать как посредничество во
взяточничестве или как пособничество в мелком взяточничестве с отсылкой к
части 5 ст. 33 УК РФ?
Появление самостоятельного состава в части 5 ст. 291.1 УК РФ
«Обещание или предложение посредничества во взяточничестве» тоже вызвало
62
научную дискуссию о целесообразности наличия этой части в статье и
сложностях еѐ правоприменения. А.В. Коваль, например, считает, что в части 1
и части 5 ст. 291.1 произошло «закрепление составов разных преступлений в
различных частях одной статьи», что не только пагубно сказалось на структуре
УК РФ, но и приводит «к дисбалансу дифференциации ответственности за
взяточничество»1. Полагаем, что такая ситуация должна быть исправлена
законодателем, возможно, путем вынесения части 5 ст. 291.1 УК РФ в
отдельный состав преступления, аналогичного западным образцам, где сходные
действия именуются «торговлей влиянием», тем более, что в комментарии к
части 5 ст. 291.1 УК РФ предложение посредничества во взяточничестве
характеризуется как «инициативные действия со стороны посредника,
раскрывающего свои возможности договориться с соответствующими лицами о
совершении необходимых действий (бездействия) в интересах дающего взятку
или интересах представляемых им лиц»2.
Имеются сомнения и в проработанности юридической конструкции ст.
291.2 «Мелкое взяточничество», обладающей целым рядом недостатков.
Например, там есть нарушение доктринальных рекомендаций конструирования
статей УК РФ: «В одной статье Особенной части УК законодатель должен, как
правило, обрисовывать один вид преступления (включая его разновидности)» 3,
санкция
нормы
ч.1
ст.
291.2
УК
РФ,
уравнивающая
субъектов
в
ответственности как за дачу, так и за получение мелкой взятки, тогда как
получение взятки традиционно во всех странах, в том числе в РФ, в уголовном
законодательстве всегда наказывалось строже, чем ее дача, в связи с чем Э.
Чуклина делает уместное замечание, что уравнивание наказания в данном
1
Коваль, А.В. Дифференциация ответственности за взяточничество в Уголовном кодексе Российской
Федерации: проблемы и перспективы / А.В. Коваль // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. -№ 3 (41). -С.45.
2
Комментарий к ст. 291.1 УК РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://stykrf.ru/291-1. – Дата доступа:
12.10.2017.
3
Иванчин, А.В. Конструирование состава преступления: теория и практика: монография./ А.В. Иванчин -М.,
2014. -С.284.
63
случае «противоречит различию в степени общественной опасности указанных
двух форм взяточничества»1.
Соглашаясь с вышеприведенной позицией, мы полагаем, что необходимо
изменить конструкцию нормы. Это можно сделать двумя способами: оставив в
части первой получение мелкой взятки лично или через посредника, а во
вторую часть вынести нормы, регламентирующие дачу взятки лично или через
посредника, дифференцировав наказания за преступления, представляющие
различную степень общественной опасности: установив более жесткие
наказания именно за получение, а не за дачу взятки размером менее 10000
рублей, или создать две отдельные статьи УК РФ «Получение мелкой взятки»
и «Дача мелкой взятки», поскольку это самостоятельные преступления с
различной характеристикой
действий, разным содержанием умысла и
несовпадающими признаками субъекта.
На практике возникает и ряд иных сложных правоприменительных
проблем для некоторых судей. В частности, если субъект дачи взятки положил
деньги должностному лицу в стол, карман и т.п., но, в силу того, что
должностное лицо отказалось от взятки и сообщило о попытке совершения
преступления, считать ли, что преступный умысел субъект до конца довести не
смог по независящим от него обстоятельствам, против своей воли, и это неоконченное преступление, или преступление было совершено, и его можно
квалифицировать по ст. 291.2 УК РФ? Мы полагаем, что в данном случае
оконченного преступления нет, поскольку оно считается оконченным с
момента принятия взятки, т.е. должностное лицо должно каким-либо образом
выразить одобрение действий взяткодателя (например, невербально – кивком
головы). Мы считаем, что именно вариант квалификации таких действий как
преступного умысла, не доведенного до конца по независящим от субъекта
обстоятельствам
(т.е.
покушение
на
совершение
преступления,
предусмотренного ст. 291.2 УК РФ), является правильным, это согласуется и с
1
Чуклина, Э.Ю. Выделение уголовной ответственности за мелкое взяточничество (ст. 291.2 УК РФ):
критический взгляд / Э.Ю. Чуклина // Экономика, социология и право. -2016. -№ 10. -С.100.
64
позицией Верховного Суда РФ. Однако в силу отсутствия внесенных
изменений в Постановление Пленума, часть судов руководствуются п. 12
Постановления и по отношению к ст. 291.2, применяя его по аналогии,
рассматривая неоконченный преступный умысел как покушение на дачу
мелкой взятки и квалифицируя это деяние по ст. 291.2 УК РФ с отсылкой к ст.
30 УК РФ. В других случаях в аналогичной ситуации квалификация действий
подсудимого производится по части 1 ст.291.2 УК РФ, т.е. не как неоконченное
преступление, а как дача мелкой взятки. Так, в приговоре от 26 января 2017 г.
по делу № 01-0002/362/2017 мировой судья судебного участка № 362
Басманного района города Москвы Г.А. Приз квалифицировал это деяние
именно так, назначив наказание в виде штрафа в размере 20 000 (двадцать
тысяч) рублей1.
Итак, исследование показывает, что коррупция в большинстве стран
остается криминологическим понятием, так и не став легальной уголовной
дефиницией, исключения из этого правила редки. Центральным элементом
коррупционной преступности является взяточничество, охватываемое 4
составами преступлений. В процессе правоприменения этих норм возникает
ряд правореализационных проблем, обусловленных не столько низким
профессиональным
уровнем
правоприменителей,
сколько
сложностью
отграничения этих преступных деяний от смежных составов преступлений и
недостатками юридико-технической конструкции составов.
1.
Для улучшения уголовно-правовой регламентации ответственности
за взяточничество целесообразно внести изменения и дополнения в УК РФ
следующего
характера:
Установить
уголовную
ответственность
юридических лиц, чтобы суды могли их привлекать за взяточничество
для
не
только к административной ответственности по ст.19.28 КоАП РФ.
2.
Исключить признак значительности размера взятки из диспозиции
ст. 291.1 УК РФ: неясно, почему посредник не может действовать виновно при
1
Приговор от 26 января 2017 г. по делу № 01-0002/362/2017Судебный участок № 362 Басманного судебного
района
(Город
Москва)
Уголовное
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudact.ru/magistrate/doc/47nxf59azAWB/– Дата доступа: 05.10.2017.
65
получении взятки в обычном размере (менее 25000руб), что не исключено и
согласно ст.ст. 290 и 291 УК РФ, где упоминается посредник, но значительный
размер взятки является только квалифицирующим признаком (в части 2 обеих
норм), оказавшись не сформулированным в диспозиции в их основном составе.
3.
Часть 5 ст. 291.1 УК РФ целесообразно либо доработать, дополнив
описательной дефиницией и убрав простую,
добавив квалифицирующие
признаки и скорректировав санкции с остальными частями этой статьи,
поскольку срок лишения свободы соотносится с особо квалифицированным
составом части 4 ст.291.1 и ниже, чем в обычном составе, предусмотренном
часть первой данной статьи, ответственность по ней сейчас наступает и за
обычный размер взятки, в отличие от остальных частей, где предусмотрен
именно
значительный,
и
сумма
штрафа
(3млн.руб.)
равна
штрафу,
предусмотренному в части 4 ст. 291.1 УК РФ,
- либо исключить ч.5 из ст. 291.1 УК РФ, выделив объективную сторону
преступления в отдельный состав «Торговля влиянием», который может быть
сформулирован как основной с возможным добавлением квалифицирующих
признаков для образования квалифицированных составов.
-либо, если специальный состав, предусмотренный в части 5 ст. 291.1 УК
РФ, будет воспринят как неоконченное преступление, то вообще убрать его
из УК РФ, квалифицируя в случае обещаний или предложений посредника
во взяточничестве его деяния по предыдущим частям этой же статьи (ч.1-4
ст.291 УК РФ) с отсылкой к ст. 30 УК РФ.
4.
Дифференцировать
степень
ответственности
за
мелкое
взяточничество, закрепив дачу мелкой взятки и получение мелкой взятки в
разных статьях УК РФ или в отдельных частях ст. 291.2 УК РФ. Исходя из
объективной стороны преступления, установить за них разные наказания (за
получение мелкой взятки – более жесткое, чем за еѐ дачу).
5.
Установить минимальный размер взятки, при получении/даче
которого юридическая ответственность не наступает, и
будут возбуждаться из-за малозначительности деяния.
уголовные дела не
66
6.
Исправить ситуацию, когда посредника при получении/даче
мелкой взятки фактически нельзя привлечь к уголовной ответственности за его
действия из-за наличия в общем составе ст. 291.1 УК РФ «Посредничество во
взяточничестве» признака значительности размера взятки (25000 руб.), убрав
этот критерий из части 1 ст. 291.1 УК РФ или дав со стороны высшей судебной
инстанции правоприменительные
разъяснения,
по которым его действия
можно будет квалифицировать как пособника по ст.291.2 с отсылкой к ч.5 ст.33
УК РФ.
Вывод по первой главе: исследование эволюции уголовно-правовых
способов
противодействия
коррупционным
проявлениям
в
разные
исторические эпохи с применением диахронного подхода показывает, что ни
использование
жестких
наказаний,
ни
либерализация
уголовной
ответственности не приводят к существенному ограничению и тем более
искоренению коррупционных преступлений при применении мер только
уголовно-правовой
репрессии
в
отрыве
от
комплексной
системы
по
противодействию коррупции. Уголовно-правовой принцип неотвратимости
наказаний – важен, но его значение не абсолютно. Значительно более
эффективным
средством
профилактики
преступлений
коррупционной
направленности является установление оптимального соотношения (баланса)
между реальным ущербом для субъекта и его возможной выгодой от
совершенного преступления. Поэтому применение штрафа как основного вида
наказания
за
эти
виды
общественно
опасных
деяний
не
обладало
сдерживающим эффектом и закономерно не привело к уменьшению количества
коррупционных преступлений.
Ключевыми
признаками
при
выделении
группы
коррупционных
преступлений является специфика субъектного состава (спецсубъект), мотив
(всегда корыстный), форма умысла (прямой), важным для квалификации
преступного деяния как коррупционного является и объект посягательства
(нормальное функционирование органов власти и управления), но не способ
(подкуп). Взяточничество, криминализированное в четырех статьях УК РФ
67
(ст.ст. 290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ), является «ядром» коррупции, наиболее
опасным ее проявлением.
По результатам исследования нами выявлены правоприменительные
проблемы,
предложены
направления
совершенствования
правовой
регламентации взяточничества. Однако любые меры, направленные на
противодействие коррупции только путем изменения позитивного права, будет
бесполезны, если не будет проводиться системная и реальная работа в рамках
общесоциальной и специальной превенции. Однако и эта работа будет
безрезультатной, не достигая своих целей ни на федеральном, ни на
региональном уровнях, поскольку получению положительного эффекта от всех
осуществляемых
мер
препятствует
своеобразная
ментальность
нашего
многонационального народа (и «переломить» ее сложнее всего), в рамках
которой отдельные граждане считают коррупцию необходимой и полезной,
рассматривая ее как благо, а взятка-благодарность вообще не воспринимается
как коррупционное преступное деяние в массовом общественном сознании.
Истоки формирования именно такого отношения имеют давние исторические
традиции
и
проистекают
от
разграничения
ответственности
за
лихоимство/мздоимство, но, на наш взгляд, путем планомерной, постоянной и
неимитационной работы общественное сознание поддается корректировке,
хотя, конечно, это не может произойти единомоментно, а только в длительной
исторической перспективе.
Ключевым
направлением
должно
стать
постепенное
изменение
отношения к коррупции с терпимого и даже в некоторых случаях восприятия ее
как полезного явления, на абсолютно нетерпимое.
68
ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И МЕРЫ
ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
2.1
Детерминанты
коррупции
и
криминологический
портрет
преступника-коррупционера
Комплексный анализ структуры преступлений в Российской Федерации и
результаты различных исследований свидетельствуют о дальнейшем системном
нарастании
деструктивных
тенденций,
связанных
с
распространением
коррупции в российском обществе. Борьба с коррупцией ведется во всех
странах с использованием различных способов и методов, что позволяет
разным государствам перенимать и использовать зарубежный опыт для
повышения эффективности противодействия преступлениям коррупционной
направленности.
Но
учѐные,
активно
занимающиеся
исследованиями
коррупционных преступлений, солидаризируются во мнении, что полностью
искоренить коррупцию, ликвидировать еѐ – это нереальная задача1. Г.Л.
Минаков указывает: «Конечно, необходимо представлять, что победить
коррупцию невозможно».2 Сходное мнение мы находим и в работах других
учѐных. Так, в частности, А.К. Есаян пишет: «Анализ действующих
антикоррупционных стратегий некоторых евразийских государств показывает,
что полностью искоренить коррупцию не удается ни одному государству» 3.
Однако снизить количество коррупционных преступлений вполне возможно.
По верному утверждению Г.Л. Минакова, «вполне возможно очень сильно
1
См., например: Макаревич, А.Г. Закон Республики Беларусь "О борьбе с коррупцией" - этап в
совершенствовании законодательства в этой сфере / А.Г. Макаревич [Электронный ресурс] - Режим доступа:
http://ncpi.gov.by/ncla/article32.html – Дата доступа: 12.10.2018.
; Бочарников И.В. Зарубежный опыт противодействия коррупции / И.В. Бочарников // Государственная власть и
местное самоуправление. -2008. -№ 9. -С.26.
2
Минаков, Г.Л. О системе мер борьбы с коррупцией, негативно влияющей на экономическое развитие,
успешное противодействие терроризму и иные сферы государственно-правовой жизни / Г.Л. Минаков //
Терроризм и иные проблемы государства и права в условиях глобализации. Сборник научных докладов и
сообщений аспирантов, соискателей и студентов на «круглом столе» 5 июня 2008 г. -Орѐл, 2009. -С.15.
3
Есаян, А.К. Меры по борьбе с коррупцией в государствах – членах СНГ, ЕВРАЗЭС И ШОС / А.К. Есаян
[Электронный ресурс] // Российская юстиция. -2009. -№ 6. / Справочно-правовая система Консультант Плюс.
69
оздоровить ситуацию и потеснить коррупцию, если подходить к борьбе с этим
злом комплексно»1.
Рассматривая способы противодействия преступлениям, нарушающим
имущественные права граждан, необходимо говорить о детерминантах данных
преступных деяний. С определением причин, порождающих коррупционную
активность, согласны
большинство криминологов (как и с их ежегодным
ростом, несмотря на большую латентность этого преступного деяния).
Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка обнародовал статистику о размере
ущерба,
причиненного
результатов
действиями
расследования
коррупционеров:
уголовных
дел,
«Как
размер
следует
из
причиненного
преступлениями коррупционной направленности материального ущерба за
последние два года и три квартала текущего 2017 года составил более 148
миллиардов рублей»2. Анализ динамики таких преступлений показывает, что
их число постоянно растет: только с 2014 года было зарегистрировано 122
тысячи таких преступлений, ущерб от которых составил 148 млрд. руб., причем
компенсировать удалось только 60% ущерба (добровольно погашенный ущерб
составляет только 11 млрд. рублей), тогда как статистические данные за 2000
год - 7047 преступлений3.
Некоторые криминологи, отмечая взрывной
рост
коррупционных
преступлений (до 60 % в конце XX века), говорят в целом о наращивании в
обществе криминогенного потенциала из-за кризисных явлений в экономике и
деформации общественного сознания.
На наш взгляд, активизация коррупционеров связана с имущественным
неравенством, сложившимся по результатам рыночных реформ, ряд их которых
были явно непродуманы и привели к негативным последствиям, когда целые
слои работающего населения оказались за чертой бедности. Расслоение
общества на богатых и бедных, зашкаливающие значения децильного
1
Минаков Г.Л. Указ. соч. - С. 15.
Названа сумма ущерба России от коррупционных преступлений [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://vestiregion.ru/2017/12/08/nazvana-summa-ushherba-rossii-ot-korrupcionnyx-prestuplenij/–
Дата
доступа:
05.06.2018.
3
Состояние преступности в России за январь-декабрь 2000 г. - М., 2001. - С. 7.
2
70
коэффициента привели к тому, что отдельные представители населения,
погруженного в бедность, не находили иной возможности для удовлетворения
своих
имущественных
потребностей,
нежели
чем
удовлетворить
их
противоправным способом, что представляет собой одну из причин совершения
имущественных преступлений, совершаемых с корыстным мотивом, включая и
коррупционные преступления, т.е. противоречия между потребностями и
возможностями их удовлетворения представляют собой одну из причин
коррупционных преступлений. Я.И. Гилинский по этому поводу пишет: «Все
свои действия человек совершает, в конечном счете, ради удовлетворения тех
или иных потребностей. А возможности удовлетворения потребностей —
различны, неравны... главным источником по удовлетворению потребностей
служит социально-экономическое неравенство, занятие индивидом различных,
неоднородных позиций в социальной структуре общества (рабочий и
предприниматель, фермер или банкир, школьный учитель или министр).
Именно от социального статуса и тесно связанного с ним экономического
положения (можно говорить о едином социально-экономическом статусе)
индивида в решающей степени зависят возможности удовлетворять (более или
менее полно) те или иные потребности»1.
Акцентирует внимание на специфической проблеме нашей страны
«работающие бедные» А. Савченков, полагая, что низкий уровень зарплат во
многом
может
объяснить
нарастающие
коррупционные
проявления
в
российском социуме2.
Конечно, не все граждане РФ, относящие к малоимущим или бедным,
готовы преступить уголовный закон, корыстный мотив для совершения
коррупционных преступлений формируется под влиянием определенных
факторов, среди которых значимую роли играют точка зрения авторитетных
для человека людей – его референтной группы (родственников, друзей,
1
Гилинский, Я.И. Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. / Я.И.
Гилинский.- СПб.: Юридический центр Пресс, 2009. -С.185-186.
2
Савченков, А.В. Детерминанты коррупции в России / А.В. Савченков // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2014. - №170. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/determinanty-korruptsii-vrossii– Дата доступа: 05.06.2018.
71
знакомых),
средовые
складывающиеся
в
нормы,
результате
оказывающие
такого
влияние
воздействия
на
личность,
установки,
и
когда
приоритетной ценностью является материальный достаток или богатство,
измерение им всех сфер жизни и восприятие его как признак состоявшейся
личности, «добившейся успеха», и при этом нежелание для его достижения
долго и упорно трудиться зачастую влечет за собой формирование
антиобщественного
поведения,
выразившегося
в
итоге
в
совершении
коррупционных преступлений с корыстным мотивом. Это же детерминирует
действия коррупционеров, которые являются очень обеспеченными людьми.
Однако отсутствие наследственного богатства, низкий уровень моральноэтических
ценностей,
пристрастие
к
демонстрационному потреблению,
потребности тщеславия – все это не дает этим людям остановиться в погоне за
увеличением своего состояния любыми путями, в том числе и преступными.
Это,
в
сочетании
с
низким
уровнем
морально-этических
ценностей,
несомненно, также продуцирует коррупционную преступность.
Разумеется, глубокий экономический кризис, порождающий инфляцию,
безработицу
и
другие
негативные
явления,
размытая
или
вообще
отсутствующая система личных моральных ценностей, изменение моральнонравственных приоритетов, декларируемых и даже навязываемых в обществе
свидетельствуют о глубокой болезни российского социума, не могут не
оказывать влияния на увеличение роста таких преступных деяний, как
взяточничество,
являющееся
центральным
«ядром»
коррупционной
преступности, и других проявлений коррупции.
Однако дополнительно к этому С.С. Сулакшин выделяет еще два
значимых фактора, к которым относит бессистемность антикоррупционной
политики и отсутствие подлинной политической воли для противодействия
коррупции1. Последнее эмпирически подтверждается «громким» уголовным
делом Сердюкова и Васильевой, а главное, его результатами и последствиями.
1
Государственная политика противодействия коррупции и теневой политике в России / Под ред. С. С.
Сулакшина. -М.: Научный эксперт. 2008. Т. 1.- С.4.
72
Подытоживая
вопрос
рассмотрения
факторов,
детерминирующих
преступность, отметим, что наиболее системно их удалось изложить О.А.
Кузнецовой. Она, отдельно отметив, что именно их совокупность приводит к
масштабным проявлениям коррупционных явлений в нашем обществе,
систематизировала их следующим образом: «
- низкий уровень заработной платы государственных служащих;
- непомерное разрастание бюрократического аппарата чиновников;
- криминализация властных отношений;
- несовместимость законодательства, регулирующего отношения власти и
капитала;
- отсутствие общественного контроля деятельности органов
государственной власти;
- национальный менталитет российского общества;
- усиленное пропагандирование СМИ уголовной субкультуры;
- отсутствие системности в борьбе с коррупцией;
- огромное количество пробелов в действующем законодательстве;
- нежелание использования зарубежного опыта в данной сфере»1.
Реализация преступных наклонностей происходит в определенных
условиях.
Одними
совершению
из
существенных
коррупционных
условий,
преступлений,
также
способствующих
являются
недостатки
организационно-распорядительного характера и социального контроля. К ним,
в частности, относятся:
- недостатки планирования, нарушение договорной дисциплины;
- недостатки в организации служебной деятельности (распределение
обязанностей, передача полномочий, чрезмерная загрузка и т.п.);
- недостатки учета и контроля;
- расточительство при использовании различных видов ресурсов;
- недостатки в воспитательной работе;
1
Кузнецова, О.А. Некоторые особенности детерминации коррупции в России на современном этапе / О.А.
Кузнецова // Вестник ТГУ. - 2013. - №12 (128). [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-osobennosti-determinatsii-korruptsii-v-rossii-na-sovremennom-etape– Дата
доступа: 05.08.2018.
73
- недостатки в работе контролирующих и правоохранительных органов;
- отсутствие контроля за доходами и расходами должностных лиц,
служащих, а также за выполнением ими служебных обязанностей;
- нереагирование на факты коррупционных преступлений.
Согласно
формулировке
предупреждением
предупредительного
В.С.
преступлений
воздействия
Устинова
и
понимается
на
других
авторов,
целенаправленные
причины
и
условия
под
меры
совершения
преступлений1. По нашему мнению, такой подход носит следы советской
абсолютизации
средовых
условий
–
комплекса
внешних
детерминант
преступления, но игнорирует личность преступника.
Однако, вслед за Д. Хаминцевой, мы считаем, что «выявление
личностных особенностей преступников, механизмов, обусловливающих их
преступное поведение, и обеспечение предупредительного воздействия в
период
их
формирования,
воздействия,
пресекающего
реализацию,
устраняющего дальнейшее их существование, рассматривается в настоящее
время многими учеными как один из перспективных подходов к практике
борьбы с преступностью. Поэтому изучение личности должностных лиц,
совершивших преступления, необходимо не только для того, чтобы пополнить
криминологические знания о них, но и вооружить правоохранительные органы
этими
знаниями,
на
основе
которых
должны
осуществляться
предупредительные мероприятия в целях недопущения совершения таких
преступлений»2.
В научной среде делались попытки представить криминологический
портрет лиц, причастных к получению и даче взятки.
Специалисты
Академии
Генеральной
Прокуратуры
в
2016
году
составляли среднестатистический портрет коррупционера - взяткополучателя.
Согласно их исследованиям, это люди старше 30 лет (возрастной диапазон 35-45 лет и 45-55 лет, реже – старше 55 лет), имеющие высокий
1
Устинов, В.С. Криминология и профилактика преступлений. / В.С. Устинов и др. - Горький, 1989. -С.80.
Хамицева, Д.В. Криминалистическая характеристика взяточников / Д.В. Хамицева // Молодой ученый. - 2014.
- №1. - С. 263-265. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://moluch.ru/archive/60/8627/ – Дата доступа:
17.10.2018.
2
74
образовательный уровень, ранее не только имеющие судимостей, но даже не
привлекавшиеся
к каким-либо
видам юридической ответственности и
законопослушно декларирующие свои доходы. Обычно эти субъекты, находясь
в хороших отношениях со своим руководством и сами занимая руководящие
должности в исполнительных органах государственного (как федерального, так
и регионального уровня) и муниципального управления, активно вовлекают в
свою
противоправную
деятельность
своих
подчиненных,
давая
им
соответствующие указания, имея корыстный мотив.
Субъектами, совершающими деяния, составляющие состав преступления,
квалифицируемого по ст. 291 УК РФ, обычно бывают руководители
коммерческих
организаций
(гораздо
реже
–
индивидуальные
предприниматели), а иногда и люди, которые не заняты в структуре, в
интересах которой они дают взятку. «Такие лица часто связаны с организацией
поставщиков организации и действуют в соответствии с его инструкциями», говорится в исследовании ученых. Их возраст и гендерная принадлежностьмужчина 35-55 лет, среди них есть молодые люди - до 35 лет. Образовательный
уровень также высокий (высшее образование).
подчеркивает, что
«субъекты
Л. Драпкин отдельно
коррупционных преступлений, из числа
сотрудников юридических учреждений, кроме всего прочего, обладают
специальными знаниями о приемах и методах доказывания, значений
отдельных фактов для установления действительных обстоятельств, характера
и участников исследуемого события, способов оказания противодействия
предварительному расследованию и правосудию»1.
По данным Генпрокуратуры, подавляющее большинство взяткодателей и
взяткополучателей - граждане России. Доля иностранцев среди них низка
(4,6%).
Оценивая это исследование, мы вынуждены согласиться с позицией
судебного психолога М. Виноградова, который считает, что выводы ученых из
академии Генеральной прокуратуры в целом правильные, но слишком общие:
1
Драпкин, Л.Я. Криминалистика. / В. Н. Карагодин. - М.: Проспект, 2011. - С. 66.
75
«Действительно, у человека, который бы представлял интерес для взяткодателя,
должно быть высокое положение, и часто этому человеку более 30 лет, у него
есть высшее образование. Но все это слишком общие слова, подавляющее
большинство должностных лиц соответствует таким критериям»1.
Как отмечает А.Н. Халиков, условно взяткодателей можно разделить на
два вида: первый - это взяткодатели, которые стали ими в виду сложившейся
неблагоприятной личной ситуации и преследуют только одну цель - успешное
решение своего вопроса за дачу взятки. И второй вид - это взяткодатели,
которые, кроме необходимости положительного решения непосредственно
своих вопросов, преследуют долговременную цель поставить в зависимость от
него должностное лицо для решения последующих задач, тем самым «купить»
не отдельный вопрос, а «купить» в целом должностное лицо2. Взяткодателями
могут выступать различные лица, обладающие средствами для подкупа
должностных
лиц
и
использующие
их
в
этих
целях.
Наиболее
распространенные способы подкупа: покупка товаров по заведомо низким
ценам;
содействие
высокооплачиваемые
устройству
родственников
должности;
организация
на
престижные
рекламной
и
кампании
должностного лица через средства массовой информации и т. п. Многие из них
- тонкие психологи, умеющие распознать мотивацию действий должностного
лица (например, отказа в заключении договора аренды помещения) и придать
взятке внешне законную форму (например, предложить «комиссионные» или
«специальную скидку»)3.
В
этой
связи,
из-за
невыявленности
специфических
критериев,
позволяющих более определенно определять лиц, берущих и дающих взятки
или совершающих подкуп, такое криминологическое составление портрета
преступника-коррупционера, как вышеприведенное исследование, не достигает
1
Цит. по: «Взяточники, как правило, на хорошем счету». Генпрокуратура составила статистический портрет
российского
коррупционера
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://www.gazeta.ru/social/2016/10/17/10255859.shtml– Дата доступа: 12.10.2017.
2
Халиков, А.Н. Характеристика личности взяткодателя при расследовании взяточничества в отношении
должностных лиц правоохранительных органов / А. Н. Халиков // Следователь. - 2004. - № 12. - С. 34.
3
Волынский, А.Ф. Криминалистика: Учебник для вузов/ Т. В. Аверьянова, И. Л. Александрова и др.; / Под ред.
проф. А. Ф. Волынского. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2002. - С.620.
76
главной цели, для которой оно, собственно, традиционно и проводится: с его
помощью и по выявленным в нем критериям невозможно определить
возможных
кандидатов
во
взяткодатели
и
взяткополучатели,
т.е.
потенциальных нарушителей уголовного закона. Невозможно с его помощью
выявить и реальных преступников. Предположительно сказать, является ли
человек
субъектом
коррупционных
преступлений
(взяткополучателем,
например) по-прежнему можно только по совокупности иных признаков:
обычно по стоимости его имущества, если оно явно не соответствует его
реальным задекларированным доходам, но это не имеет отношения к
особенностям его личности. Кроме того, обязать проходить комплексную
психолого-психиатрическую экспертизу кандидатов на замещение должностей
государственной гражданской и муниципальной службы пока нельзя: для этого
нет законодательных
возможностей. Взяткодатели же вообще не обладают
ярко выраженными особыми личностными признаками, выделяющими их из
других групп преступников.
Итак, нами уставлено, что основные факторы, детерминирующие
коррупционную
преступность
тесно
сплетены
с
общим
положением
российского государства и без преодоления кризисных явлений в экономике и
политике,
без
подлинной
политической
воли
к
противодействию
коррупционной преступности, без оздоровления морально-нравственных основ
социума, борьба с коррупцией, по-видимому, будет безрезультатной.
Проведенный
преступных
деяний
коррупционера
не
анализ
показывает,
такова,
имеет
что
что
специфика
составление
существенного
коррупционных
комплексного
значения
для
портрета
превенции
коррупционных преступлений.
2.2 Общесоциальная и специальная превенция коррупционных
преступлений
Большую роль в превенции коррупции играют меры общесоциальной и
специальной превенции, которые должны быть встроены в комплексную
77
систему
мер
по
противодействию
преступности.
Общесоциальное
предупреждение преступности, в отличие от специального, направлено не на
выявление, привлечение к ответственности и реабилитацию преступников, но
на создание антикриминогенного потенциала общества через оздоровление его
институтов. Воздействуя на очень широкий спектр факторов преступности,
меры
общесоциального
первичного
предупреждения
совершения
гражданами
снижают
вероятность
преступлений
даже
соответствующей
направленности.
По
мнению
Ю.В.
Чуфаровского,
общесоциальный
уровень
предупреждения преступности воздействует на распространѐнные виды
социальной практики и играют долговременный характер. Соответствующие
меры касаются разных типов факторов преступности, в результате чего
неоднородные по типу инструменты (экономические, социальные, культурновоспитательные, правовые и др.) при воздействии не суммируют свои частные
результаты, а создают новое качество антикриминального действия1.
Очевидно, что борьба с коррупцией должна строиться как комплексная
система мер противодействия этому негативному явлению. В систему мер
борьбы
должны
входить
социально-политические,
экономические,
организационные и правовые меры2.
В
рамках
общесоциальной
превенции
важнейшее
значение
для
предупреждения коррупционных преступлений имеют следующие факторы:
усиление правовой защиты субъектов, гарантированной основным законом
страны, улучшение благосостояния общества, основывающееся на устранении
негативных
тенденций
и
трендов
экономического
развития
РФ.
Превалирование в деятельности государственных служащих решения задач
защиты
интересов
личности,
населения
над
интересами
государства,
несомненно, будет способствовать снижению коррупционной преступности.
Мерами специальной превенции, на наш взгляд, являются:
1
Чуфаровский, Ю.В. Криминология в вопросах и ответах: учебное пособие./ Ю.В. Чуфаровский - М.: Изд-во
Проспект, 2005. - С. 54.
2
Минаков Г.Л.Указ.соч. –С.15.
78
-
совершенствование
правовой
базы
борьбы
с
коррупционной
преступностью;
- четкая правовая регламентация служебной деятельности чиновников;
предоставление им оплаты труда и услуг, обеспечивающих достойный уровень
жизни;
- совершенствование подбора и расстановки кадров в государственном
аппарате, увольнение с государственной службы лиц, нарушивших этические
нормы поведения, связанные с осуществлением должностных полномочий;
- разработка и реализация на федеральном и региональном уровнях
долгосрочных целевых программ борьбы с коррупционной преступностью;
- осуществление повышенного контроля за доходами и расходами
государственных, муниципальных и иных категорий служащих, за видами их
деятельности, наиболее связанными с возможностью совершения должностных
преступлений;
-
обеспечение
безопасности
лиц,
осуществляющих
борьбу
с
должностными преступлениями, а также членов их семей;
-
повышение
предупреждению
и
уровня
правоохранительной
пресечению
фактов
деятельности
совершения
по
должностных
преступлений;
- совершенствование взаимодействия всех правоохранительных органов в
работе по предупреждению и пресечению этой группы преступлений;
- установление и осуществление административного надзора за лицами,
имеющими судимости за совершение тяжких должностных и коррупционных
преступлений;
- использование средств массовой информации и системы образования,
всех институтов гражданского общества для активного содействия осознанию
гражданами страны опасности коррупции и тем самым снижения уровня
общественной терпимости к ее проявлениям.
79
Специальное предупреждение преступлений в сфере противодействия
коррупции включает меры, направленные непосредственно на развившуюся
преступность.
В
рамках
выстраивания
комплексной
системы
противодействия
коррупции как деструктивному явлению и коррупционной преступности
должно
быть
продолжено
совершенствование
уголовно-правового
законодательства в области противодействия коррупции, при осуществлении
которых деятельность правоохранительных органов России может стать более
эффективной
в
отечественное
результате
имплементации
уголовное
международных
законодательство.
норм
Представляется,
в
что
имплементация норм международного права в российское законодательство
может быть осуществлена самыми разными путями, «включая их прямую
рецепцию, инкорпорацию и трансформацию как наиболее приемлемый вид
имплементации для национального законодательства на современном этапе»1.
Российское
коррупционные
уголовное
законодательство
преступления,
пусть
и
с
об
ответственности
небольшими
за
изъятиями,
концептуально опирается на положения международным антикоррупционным
документам, вошедших в систему нашего национального права. Вместе с тем
имеющиеся противоречия требуют внесения ряда изменений в УК РФ.
Законодатель уже давно приступил к работе в этом направлении. Так, можно
отметить введение статьѐй 7 Федерального закона «О внесении изменений в
отдельные
законодательные
ратификацией
Конвенции
акты
Российской
Организации
Федерации
Объединенных
в
Наций
связи
с
против
коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности
за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О
противодействии коррупции»2 дополнения (п.5.) к примечаниям ст. 285 УК
1
Кушниренко С. Об имплементации в национальное законодательство России международных правовых норм,
направленных на усиление борьбы с коррупцией / С. Кушниренко, А. Зоточкин [Электронный ресурс] –Режим
доступа: // Уголовное право. 2006. № 6. / Справочно-правовая система Консультант Плюс.
2
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией
Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об
уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О
80
РФ, которым предусматривается уголовная ответственность иностранных
должностных лиц, а также должностных лиц публичных международных
организаций по статьям гл. 30 УК РФ, в случаях, предусмотренных
международными договорами Российской Федерации. Но в УК РФ попрежнему отсутствует норма об уголовной ответственности юридических лиц,
на чем настаивают Конвенция Совета Европы (ст. 18) и Конвенция ООН (ст.
10). Необходимость включения в УК РФ норм об ответственности юридических
лиц вызвана все более частыми фактами их участия в коррупционных
действиях, особенно в сфере международных коммерческих сделок. Как
справедливо указывает Л.А. Абашина, «совершенно очевидно, что в
Российской Федерации юридическое лицо надлежит признавать субъектом
уголовной ответственности»1. С этим исследователем солидаризируются и
представители правоохранительных органов. Так, Заместитель председателя
Следственного комитета России Александр Федоров полагает, что настоящий
переворот в антикоррупционной теории и практике произведет введение
уголовной ответственности для юридических лиц. Это важнейшее направление
для развития партнерства государства и бизнеса в деле борьбы с коррупцией.
Государственные деятели РФ и сотрудники правоохранительных органов
выступают и с другими инициативами по противодействию коррупции.
Заместитель генпрокурора А. Буксман сообщил, что в его ведомстве
проанализировано огромное количество уголовных дел, судебных решений,
данных
оперативного
учета
и
криминальной
статистики,
разработали
криминологическую характеристику «отката», и он не исключает, что
благодаря таким усилиям это слово войдет в международный оборот. Под
«откатом» в российской традиции понимают ситуацию, когда
при выборе
противодействии коррупции : [федер. закон № 280-ФЗ: принят Гос. Думой 25 декабря 2008г] // Собрание
законодательства Российской Федерации. -2008. - № 52 (ч.1). - Ст. 6235.
1
Абашина, Л.А. Институт уголовной ответственности юридических лиц: опыт зарубежных стран и
перспективы введения в России / Л.А. Абашина // Терроризм и иные проблемы государства и права в условиях
глобализации. Сборник научных докладов и сообщений аспирантов, соискателей и студентов на «круглом
столе» 5 июня 2008 г. - Орѐл, 2009. -С. 93.
81
фирмы-поставщика
продукции
или
услуг,
взяткополучатель
выбирает
определенную фирму и получает за это от неѐ вознаграждение1.
Глава государства тоже придает большое значение противодействию
коррупции: последние по времени законотворческие новации (поправки в
семнадцать законопроектов), предложенные главой государства В.В. Путиным,
которые уже сочли беспрецедентными. В их числе называют законодательное
закрепление возможности проверки источника доходов и контроля за
расходами уже уволенных должностных лиц, усиление мер защиты субъектов,
сообщивших
о
коррупционных
преступлениях,
установление
условий
освобождения от административной ответственности юридических лиц,
способствующих
управленческие
в
лице
функции,
своих
представителей,
расследованию
осуществляющих
коррупционных
преступлений.
Предполагается также, что, в случае несоответствия стоимости приобретенного
имущества
и
подтвержденных
доходов,
появится
возможность
принудительного изъятия имущества, приобретенного на доходы, источник
которых не может быть подтвержден, что в качестве превентивной меры
должно сдерживать потенциальных коррупционеров от коррупционного
поведения, поскольку оно становится бесперспективным2.
Говоря об антикоррупционном законодательстве, обычно прежде всего
имеют в виду уголовное законодательство, роль которого в предупреждении
коррупционной преступности неоспорима. Однако, поставив задачу снижения
уровня коррупции и борьбы с должностными преступлениями,
одними
репрессивными методами явно не обойтись: пример Китая демонстрирует
ограниченность
возможностей, которые имеют
чисто
репрессивные и
административные методы противодействия коррупции3. Таким образом,
правовое
1
противодействие
коррупции
не
может
проводиться
только
Варианты и виды взяток [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.assessor.ru/notebook/ugolovnyjkodeks/vzyatka/– Дата доступа: 11.10.2018.
2
Путин предложил беспрецедентные меры борьбы с коррупцией. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.pnp.ru/social/putin-predlozhil-besprecedentnye-mery-borby-s-korrupciey.html
–
Дата
доступа:
11.10.2018.
3
Головщинский, К.И. Сравнительный анализ стратегий по борьбе с коррупцией / К.И. Головщинский, С.А.
Пархоменко [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://exsolver.narod.ru/Artical/Govertheory/corrupbattle.html.
– Дата доступа: 17.10.2018.
82
посредством
реформирования
уголовного
законодательства.
На
предупреждение коррупции должна работать вся система законодательства в
целом.
В рамках выстраивания антикоррупционной нормативно-правовой базы
за десятилетие многое уже было сделано. Инициированное Д.А. Медведевым в
свою
бытность
Президентом
РФ
масштабное
реформирование
законодательства, призванное выстроить иерархичную систему нормативноправовых актов, обеспечивающих
противодействие коррупции по плану,
принятие «Национального плана по борьбе с коррупцией», утверждаемого
главой государства каждые два года1, следует только приветствовать. Именно
по
инициативе
нынешнего
премьера
были
осуществлены
следующие
мероприятия: приняты Федеральные законы «О противодействии коррупции»,
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных
Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной
ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием
Федерального закона «О противодействии коррупции» и «О внесении
изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по
вопросу уточнения статуса судей, членов законодательных (представительных)
органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов
местного самоуправления муниципальных образований, членов избирательных
комиссий, Председателя Счѐтной палаты Российской Федерации, заместителя
Председателя Счѐтной палаты Российской Федерации и аудиторов Счѐтной
палаты Российской Федерации и служащих Центрального банка Российской
Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии
коррупции»,
1
См., например: Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 «О Национальном плане противодействия
коррупции на 2016 - 2017 годы» // Собрание законодательства РФ. - 2016. - № 14.- Ст. 1985.
83
Принят и Федеральный закон «Об антикоррупционной экспертизе
нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»1. В
области противодействия коррупции это очень важный нормативно-правовой
акт,
поскольку
должностных
помимо
традиционных
преступлений,
способов
большое
борьбы
значение
с
группой
приобретает
антикоррупционная направленность законодательства в целом. Имеются в виду
не специальные нормативные акты, а антипреступная направленность любых
норм, определяющих правила поведения чиновников. Если исходить из того,
что сокращению коррупционных рисков служат не только специальные меры
по борьбе с коррупционными преступлениями, то можно использовать саму
возможность предотвращения совершения коррупционных деяний посредством
правильного построения нормы закона. Нам это кажется важной превентивной
мерой в борьбе с коррупцией, поскольку именно это борьба с коррупцией, а не
с
коррупционерами,
как
это
получается
даже
при
привлечении
к
ответствеености за коррупционные правонарушения при оставлении правовых
лакун, т.е. целью является создание такого законодательства, которое
препятствуюет совершению государственными служащими коррупционны
хдеяний,
поскольку
изз-за
устранения
коррупциогенных
факторов,
обнаруженных в результате проведения специальной экспертизы в законах,
исправления многозначности нормативных формулировок у государственных и
муниципальных служащих не оставляет возможности для произвольных
действий (включая коррупционные).
Изменения, направленные на решение концептуальных проблем в
области борьбы с коррупцией, были внесены в Уголовный кодекс Российской
Федерации
и
Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ «О внесении
изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской
Федерации
1
об
административных
правонарушениях
в
связи
с
Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов :
[федер. закон № 172-ФЗ: принят Гос. Думой 17 июля 2009: по сост. на 11 октября 2018 г.] // Собрание
законодательства РФ. - 20.07.2009.- № 29. - Ст. 3609.
84
совершенствованием государственного управления в области противодействия
коррупции». Вступившие в силу 17 мая 2011 г. масштабные изменения,
внесенные в УК РФ, противоречиво воспринятые общественностью и
юридическим сообществом, предусматривали, что за коммерческий подкуп,
дачу
взятки,
получение
взятки
и
посредничество
во
взяточничестве
устанавливаются штрафы в размере до 100-кратной суммы коммерческого
подкупа или взятки, но не более 500 миллионов рублей, что является основным
видом санкции за преступления коррупционной направленности.
Однако, по словам В. Путина, эти изменения не привели к желаемому
эффекту. «Решения о либерализации, как мы знаем, были приняты еще в 2011
году, мы тогда все с этим согласились, надеялись, что это будет обращение к
совести тех людей, которые совершают те или иные правонарушения, но, судя
по всему, практика показывает, что эта либерализация не работает должным
образом»1,— сказал В.В. Путин 30 октября 2013 года на заседании Совета по
противодействию
коррупции
и
добавил,
что
эту
практику
нужно
проанализировать. С мнением Президента РФ солидарен и Председатель
Конституционного суда РФ В. Зорькин, который даже считает, что «смягчение
законодательства по экономическим преступлениям и взяточничеству привело
к росту коррупции»2.
В
свете
всего
вышеизложенного,
самым
важным
элементом
предупреждения коррупции, по нашему мнению, должно стать общесоциальное
предупреждение - долгосрочная политика, преследующая цель сформировать
непримиримое отношение общества к коррупционным деяниям, благодаря
чему противостояние коррупции приобретѐт характер общенационального и
включит в себя активность государственных органов и негосударственных
организаций. На наш взгляд, коррупцию нельзя ограничить только борьбой с еѐ
проявлениями
1
и,
в
первую
очередь,
с
преступлениями,
носящими
Путин: практика либерализации наказаний за коррупцию не работает. [Электронный ресурс] - Режим доступа:
https://ria.ru/society/20131030/973675846.html – Дата доступа: 17.10.2018.
2
Зорькин связал рост коррупции с либерализацией уголовного законодательства - 92% взяточников остаются
на свободе. [Электронный ресурс] - Режим доступа: https://pravo.ru/news/view/95021/ – Дата доступа:
10.10.2018.
85
коррупционный характер. Более того, когда коррупция достигла таких
масштабов, как в Российской Федерации, наиболее эффективна борьба против
условий, порождающих коррупцию, чем принятие мер по пресечению еѐ
проявлений. Основным направлением в сфере противодействия коррупции
должны
стать
нейтрализация
благоприятствующих
коррупции
и
минимизация
и
создающих
причин
почву
и
для
условий,
совершения
коррупционных правонарушений. Необходимо уточнить и расширить перечень
мер по профилактике коррупции и основные
государственных
органов
направления
деятельности
по повышению эффективности противодействия
коррупции.
Таким образом, в борьбе с коррупционной преступностью имеет большое
значение
превенция
(предупреждение),
т.е.
минимизация
этого
вида
преступных деяний посредством оказания положительного воздействия на
причины и условия преступности, а также профилактика и пресечение
преступной деятельности отдельных лиц. Однако должный эффект они
принесут только при целенаправленных усилиях со стороны государства и его
правоохранительных органов по эволюционной трансформации общественного
правосознания в сторону абсолютного неприятия коррупционных проявлений и
действий (как говорил Д.А. Медведев в свою бытность президентом:
«Коррупция должна быть неприличной»1), только это может снизить уровень
коррупции, хотя бы до ее западного уровня, изменив ее качественно. Нельзя
сказать, что такого понимания нет во властных структурах: в национальном
плане по противодействию
способствовать
выработке
коррупции есть мероприятия, которые должны
нетерпимого
общественного
отношения
к
коррупционным проявлениям, но эффекта от них крайне мало, поскольку в
основном они проводятся именно для выполнения отчетных показателей плана,
а не достижения нужного результата.
1
«Коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной». Запись в видеоблоге
Дмитрия Медведева. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.kremlin.ru/events/president/news/4150 –
Дата доступа: 07.10.2018.
86
2.3 Комплексные меры по противодействию коррупции на
региональном уровне (на примере Орловской области)
В соответствии с федеральным законодательством, нормативными
правовыми
актами
Президента
Российской
Федерации,
Правительства
Российской Федерации на территории Орловской области осуществляется
реализация комплекса мероприятий по противодействию коррупции.
Базовыми
нормативными
правовыми
актами,
непосредственно
регламентирующими антикоррупционную работу в Орловской области,
являются:
Закон Орловской области от 10 апреля 2009 года № 893-ОЗ
«О противодействии коррупции в Орловской области»1;
Закон Орловской области от 4 июня 2012 года № 1354-ОЗ «О порядке
проверки
достоверности
и
полноты
сведений,
представляемых
муниципальными служащими и гражданами, претендующими на замещение
должностей
муниципальной
службы,
соблюдения
муниципальными
служащими ограничений и запретов, требований о предотвращении или
об урегулировании конфликта интересов, исполнения ими обязанностей»2;
Закон Орловской области от 13 апреля 2013 года № 1471-ОЗ «О
регулировании отдельных правоотношений в сфере осуществления контроля за
соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности
Орловской области, и иных лиц их доходам»3;
Указ Губернатора Орловской области от 9 марта 2010 года № 60
1
О противодействии коррупции в Орловской области [Закон Орловской области от 10 апреля 2009 года № 893ОЗ] [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/895202116– Дата доступа: 05.10.2018.
2
О порядке проверки достоверности и полноты сведений, представляемых муниципальными служащими и
гражданами, претендующими на замещение должностей муниципальной службы, соблюдения
муниципальными служащими ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании
конфликта интересов, исполнения ими обязанностей: [Закон Орловской области от 4 июня 2012 года № 1354ОЗ] [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/473701061– Дата доступа: 05.10.2018.
3
О регулировании отдельных правоотношений в сфере осуществления контроля за соответствием расходов
лиц, замещающих государственные должности Орловской области, и иных лиц их доходам : [Закон Орловской
области от 13 апреля 2013 года № 1471-ОЗ] [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://docs.cntd.ru/document/453127896– Дата доступа: 05.10.2018.
87
«О мерах по противодействию коррупции в Орловской области»1;
Кроме того, в Орловской области принят комплекс нормативных
правовых актов, регламентирующих вопросы предоставления и проверок
сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного
характера
лицами,
замещающими
должности
государственной
службы
и претендующими на такие должности, а также подзаконные нормативные
правовые акты, регламентирующие вопросы проведения антикоррупционной
экспертизы.
Механизм формирования комплекса мероприятий по противодействию
коррупции на территории Орловской области основан на одновременном
сочетании мер, направленных, с одной стороны, на снижение необходимости
для граждан и организаций в использовании коррупционных схем для
получения государственных (муниципальных) услуг, а с другой стороны – на
снижение вероятности совершения коррупционных деяний государственным
(муниципальным) служащим в процессе реализации возложенных на него
функций.
Одним
из
основных
направлений
деятельности
по
снижению
необходимости для граждан и организаций в использовании коррупционных
схем для получения государственных (муниципальных) услуг является
минимизация личного взаимодействия чиновника и заявителя в этом процессе,
что достигается за счет предоставления услуг по принципу «одного окна» на
базе
многофункционального
центра
предоставления
государственных
и муниципальных услуг, где гражданин взаимодействует с универсальным
оператором, не имеющим отношения к конкретному органу государственной
власти (местного самоуправления), и выполняющим строго формализованные
функции по приему/выдаче документов. Постановлением Правительства
Орловской области от 14 мая 2013 года № 160 «Об утверждении перечня
государственных
1
услуг,
предоставляемых
органами
исполнительной
О мерах по противодействию коррупции в Орловской области : [Указ Губернатора Орловской области от
9 марта 2010 года № 60] [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/473705972– Дата
доступа: 05.10.2018.
88
государственной власти Орловской области и казенными (бюджетными)
учреждениями Орловской области на базе многофункционального центра
предоставления государственных и муниципальных услуг, и о внесении
изменений в постановление Правительства Орловской области от 30 декабря
2011
года
№ 471 «Об утверждении
перечня
государственных
услуг
и
государственных контрольных и надзорных функций органов исполнительной
государственной власти специальной компетенции Орловской области, для
которых
должны
быть
разработаны
административные
регламенты
и информация о которых должна быть размещена в государственных
информационных
системах
Орловской
области
«Региональный
реестр
государственных и муниципальных услуг (функций) Орловской области»
и «Региональный портал государственных и муниципальных услуг (функций)
Орловской
области»
предоставляемых
утвержден
органами
Перечень
государственных
услуг,
исполнительной
государственной
власти
Орловской области и казенными (бюджетными) учреждениями области на базе
многофункционального
центра
предоставления
государственных
и муниципальных услуг.
В
целях
самоуправления
оказания
методического
Орловской
области
содействия
органам
в организации
местного
предоставления
муниципальных услуг по принципу «одного окна» Протоколом совместного
заседания Рабочей группы по внедрению информационных технологий
в деятельность
органов
государственной
власти
и
органов
местного
самоуправления на территории Орловской области и Комиссии по повышению
качества и доступности государственных и муниципальных услуг в Орловской
области от 20 февраля 2013 года утвержден Типовой перечень муниципальных
услуг, рекомендуемых для предоставления органами местного самоуправления
Орловской области на базе многофункционального центра предоставления
государственных и муниципальных услуг.
89
В рамках данного направления Орловской области также принимаются
меры по переводу процесса предоставления государственных и муниципальных
услуг в электронный вид.
В
целях
снижения
коррупционных
отношений
потребности
с
заявителя
должностным
в
лицом,
инициировании
предоставляющим
государственную (муниципальную) услугу, органами государственной власти
Орловской области, органами местного самоуправления обеспечена разработка
административных
(муниципальных)
регламентов
в
регламентов
услуг
местах
и
предоставляемых
размещение
предоставления
указанных
услуг
государственных
административных
на стендах,
а также
в
государственной информационной системе Орловской области «Региональный
портал государственных и муниципальных услуг (функций) Орловской
области». Административный регламент позволяет четко формализовать
процесс предоставления государственной (муниципальной) услуги и, таким
образом, обеспечить максимально возможную реализацию прав заявителя в
этом процессе. Кроме того, органами исполнительной государственной власти
Орловской области, органами местного самоуправления обеспечено внесение
изменений в административные регламенты предоставления государственных
(муниципальных) услуг, направленных на установление максимального
времени ожидания в очереди при подаче документов для получения услуги
и получении
документов,
по результатам
предоставления
услуги,
продолжительностью не более 15 минут.
В целях снижения административных барьеров при предоставлении
государственных услуг и исправлении ошибок, которые могут возникать в этом
процессе,
принято
Постановление
Правительства
Орловской
области
от 25 февраля 2013 года № 55 «Об утверждении Правил подачи и рассмотрения
жалоб на решения и действия (бездействие) органов исполнительной
государственной власти специальной компетенции Орловской области и их
должностных лиц, государственных гражданских служащих Орловской области
при предоставлении государственных услуг», которым установлен порядок
90
подачи и рассмотрения соответствующих жалоб, предусматривающий более
короткие сроки по сравнению с общим порядком рассмотрения обращений
граждан, установленным Федеральным законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О
порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В
муниципальных образованиях Орловской области муниципальными правовыми
актами органов местного самоуправления утверждены аналогичные порядки,
применяемые при предоставлении муниципальных услуг.
Кроме того, для повышения риска для заявителя при инициировании
коррупционных деяний указом Губернатора Орловской области от 20 сентября
2011 года № 325 и
приказом Аппарата Губернатора и Правительства
Орловской области от 19 сентября 2011 года № 127 утвержден Порядок
уведомления представителя нанимателя о фактах обращения в целях склонения
государственного гражданского служащего Орловской области, замещающего
должность государственной гражданской службы Орловской области в органе
исполнительной государственной власти специальной компетенции Орловской
области, к совершению коррупционных правонарушений, перечень сведений,
содержащихся в уведомлениях, порядок организации проверки этих сведений и
порядок регистрации уведомлений. В соответствии с Порядком гражданский
служащий обязан не позднее рабочего дня, следующего за днем обращения
к гражданскому
служащему
в
целях
склонения
его
к
совершению
коррупционных правонарушений, сообщить об этом в письменной форме
представителю нанимателя. В связи с большой общественной опасностью
данных правонарушений установлены короткие сроки проведения проверки
сведений, содержащихся в уведомлении, что позволит быстро реагировать
на данные правонарушения. За истекший период в адрес Губернатора
Орловской
области
или
заместителя
Губернатора
и Председателя
Правительства Орловской области – руководителя Аппарата Губернатора и
Правительства Орловской области от государственных гражданских служащих
Орловской области уведомления о фактах обращений в целях склонения их к
совершению коррупционных правонарушений не поступали.
91
Снижение
вероятности
государственным
совершения
(муниципальным)
служащим
коррупционных
в
процессе
деяний
реализации
возложенных на него функций достигается за счет реализации следующих
задач:
1. Повышение риска потерь от совершения коррупционных действий для
должностных лиц.
2.
Обеспечение
контроля
за
деятельностью
должностных
лиц,
их доходами, расходами, имуществом и обязательствами имущественного
характера, профилактика конфликта интересов.
3. Формирование модели некоррупционного поведения государственного
(муниципального) служащего.
Повышение риска потерь от совершения коррупционных действий для
должностных лиц достигается за счет создания возможностей для граждан и
организаций
беспрепятственно,
с
минимальными
затратами
времени
информировать органы государственной власти (местного самоуправления) о
ставших им известными коррупционных проявлениях.
В органах исполнительной государственной власти Орловской области
приняты меры по созданию возможностей для граждан беспрепятственно
сообщать о ставших им известными фактах коррупционных проявлений
со стороны государственных гражданских служащих Орловской области.
В соответствии с распоряжением Губернатора Орловской области
от 21 июля 2009 года № 48-р каждый понедельник с 9.00 до 12.00 действует
телефонная
«горячая
коррупционных
линия»
нарушений
по приему
со стороны
сообщений
граждан
государственных
о фактах
гражданских
служащих органов исполнительной государственной власти Орловской
области.
Прием сообщений о коррупционных правонарушениях также возможен
посредством стандартных каналов приема информации, таких как: работа
с письменными обращениями граждан и личный прием граждан членами
Правительства
Орловской
области.
Кроме
того,
в
государственной
92
специализированной информационной системе «Портал Орловской области –
публичный информационный центр» в сети Интернет создана возможность для
приема обращений граждан в электронном виде. В органах местного
самоуправления Орловской области также созданы возможности для приема
информации о фактах коррупционных нарушений со стороны муниципальных
служащих:
- ведется личный прием должностными лицами органов местного
самоуправления по заранее опубликованному графику;
- осуществляется контроль письменных обращений граждан.
Повышение риска для должностных лиц в связи с совершением
коррупционных
деяний
также
достигается
за
счет
повышения
транспарентности деятельности органов государственной власти местного
самоуправления региона.
В
целях
обеспечения
гарантированного
уровня
информационной
открытости органов исполнительной государственной власти Орловской
области,
повышения
эффективности
взаимодействия
между
органами
государственной власти, органами местного самоуправления, организациями и
гражданами постановлением Правительства Орловской области от 26 января
2010 года № 16 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности
органов
исполнительной
государственной
власти
Орловской
области»
утвержден перечень информации о деятельности органов исполнительной
государственной
власти
Орловской
области,
подлежащей
размещению
в государственной специализированной информационной системе «Портал
Орловской области – публичный информационный центр» в сети Интернет,
который регулярно обновляется.
Все городские округа и муниципальные районы области имеют Интернетсайты, в соответствующих разделах которых размещаются нормативные
правовые акты представительных и исполнительных органов местного
самоуправления, в том числе, касающиеся распоряжения муниципальной
собственностью и расходов бюджетов соответствующего уровня.
93
В составы конкурсных комиссий, аттестационных комиссий, комиссий по
соблюдению
требований
к служебному
поведению
государственных
гражданских служащих Орловской области и урегулированию конфликта
интересов, Комиссии при Губернаторе Орловской области по формированию
и подготовке резерва управленческих кадров Орловской области входят
представители научных и образовательных учреждений, приглашаемые по
запросу представителя нанимателя в качестве независимых экспертов –
специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой.
В городских округах и муниципальных районах области к работе
соответствующих комиссий привлекаются представители образовательных
учреждений, общественных организаций, депутаты представительных органов
местного самоуправления.
Для
привлечения
представителей
гражданского
общества
и общественных организаций, бизнеса к нормотворческой деятельности
и в соответствии
с
Указом
Президента
Российской
Федерации
от 4 марта 2013 года № 183 «О рассмотрении общественных инициатив,
направленных гражданами Российской Федерации с использованием Интернетресурса «Российская общественная инициатива» решениями органов местного
самоуправления области утверждены составы экспертных рабочих групп по
рассмотрению общественных инициатив, а также порядок взаимодействия
экспертных рабочих групп с органами местного самоуправления и иными
органами и организациями.
Указом Губернатора Орловской области от 6 декабря 2011 года № 425
«Об антикоррупционной экспертизе проектов законов Орловской области,
вносимых Губернатором Орловской области в Орловский областной Совет
народных депутатов в качестве законодательной инициативы, нормативных
правовых
актов
Губернатора
Орловской
области
и
их
проектов»,
предусмотрено, что независимая антикоррупционная экспертиза проводится
юридическими
лицами
и
физическими
лицами,
аккредитованными
Министерством юстиции Российской Федерации в качестве независимых
94
экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов
и проектов
нормативных
правовых
актов.
Объектами
независимой
антикоррупционной экспертизы являются официально опубликованные указы и
размещенные
в
государственной
специализированной
информационной
системе «Портал Орловской области – публичный информационный центр» в
сети Интернет проекты указов. По результатам рассмотрения юридическому
или физическому лицу, проводившим независимую экспертизу, направляется
мотивированный ответ, за исключением случаев, когда в заключении
отсутствуют предложения о способе устранения выявленных коррупциогенных
факторов.
В целях обеспечения контроля за деятельностью должностных лиц,
их доходами, расходами, имуществом и обязательствами имущественного
характера, а также в целях профилактики конфликта интересов во всех органах
государственной власти Орловской области созданы комиссии по соблюдению
требований к служебному поведению государственных гражданских служащих
Орловской области и урегулированию конфликта интересов, в состав которых
включен представитель Аппарата Губернатора и Правительства Орловской
области как органа исполнительной государственной власти специальной
компетенции, на который возложены функции органа по управлению
государственной
гражданской
службой
Орловской
области.
Указом
Губернатора Орловской области от 16 августа 2010 года № 230 определен
порядок формирования и деятельности комиссий по соблюдению требований к
служебному поведению государственных гражданских служащих Орловской
области и урегулированию конфликта интересов, образуемых в органе по
управлению государственной гражданской службой Орловской области, иных
органах
государственной
с Федеральным
законом
власти
Орловской
от 25 декабря
2008
области
года
в соответствии
№
273-ФЗ
«О противодействии коррупции».
В случае установления комиссией факта совершения государственным
служащим
действия
(факта
бездействия),
содержащего
признаки
95
административного правонарушения или состава преступления, председатель
комиссии обязан передать информацию о совершении указанного действия
(бездействия)
и
подтверждающие
такой
факт
документы
в
правоприменительные органы в 3-дневный срок, а при необходимости немедленно.
Во исполнение Закона Орловской области от 13 апреля 2013 года № 1471ОЗ «О регулировании отдельных правоотношений в сфере осуществления
контроля за соответствием расходов лиц, замещающих государственные
должности Орловской области, и иных лиц их доходам» принят указ
Губернатора Орловской области от 28 мая 2013 года № 219, которым
утвержден Порядок представления лицом, замещающим государственную
должность Орловской области, государственным гражданским служащим
Орловской области сведений о своих расходах, а также сведений о расходах его
супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, Порядок принятия решения об
осуществлении
контроля
за соответствием
расходов
лиц,
замещающих
государственные должности Орловской области, иных лиц их доходам, а также
форма справки, в соответствии с которой указанные сведения представляются в
кадровые
службы
соответствующих
органов
государственной
власти
Орловской области.
С 1 января 2013 года вступили в силу положения Федерального закона от
27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе
Российской
Федерации», предусматривающие ротацию государственных
гражданских служащих. В этой связи принят указ Губернатора Орловской
области от 30 мая 2013 года № 231, утверждающий Перечень должностей
государственной гражданской службы Орловской области, по которым
предусматривается
ротация
государственных
гражданских
служащих
Орловской области, а также План проведения ротации государственных
гражданских служащих Орловской области на 2013 – 2023 годы.
В рамках реализации государственной политики в сфере противодействия
коррупции
в
целях
повышения
прозрачности
деятельности
органов
96
исполнительной государственной власти специальной компетенции Орловской
области кадровыми службами органов государственной власти Орловской
области проводилась работа по сбору и анализу справок о доходах, об
имуществе и обязательствах имущественного характера за отчетный период.
Все лица, замещающие государственные должности Орловской области, а
также
государственные
гражданские
служащие
Орловской
области
представили в установленный срок указанные сведения, которые, в свою
очередь, были размещены на официальных сайтах органов государственной
власти Орловской области.
Указанным лицам неоднократно направлялись письма, в которых
обращалось внимание на усиление ответственности, вплоть до увольнения в
связи с утратой доверия, за непредставление сведений о своих доходах,
расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также
сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного
характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, либо
представление недостоверных или неполных сведений.
Одновременно, в связи с принятием Федерального закона от 7 мая
2013 года № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь
счета
(вклады),
хранить
наличные
денежные
средства
и
ценности
в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской
Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми
инструментами», лица, замещающие государственные должности Орловской
области, проинформированы об обязанности в течение трех месяцев со дня
вступления в силу Федерального закона закрыть счета (вклады), прекратить
хранение наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках,
расположенных за пределами территории Российской Федерации, и (или)
осуществить отчуждение иностранных финансовых инструментов, а также
об ответственности за неисполнение указанной обязанности.
В
целях
государственных
формирования
служащих
модели
указом
некоррупционного
Губернатора
Орловской
поведения
области
97
от 25 февраля 2011 года № 51 «Об утверждении Кодекса этики и служебного
поведения государственных гражданских служащих Орловской области»
утвержден соответствующий кодекс, который представляет собой свод общих
принципов профессиональной служебной этики и основных правил служебного
поведения, которыми должны руководствоваться гражданские служащие
независимо от замещаемой ими должности государственной гражданской
службы Орловской области. Указом предусмотрено, что гражданин Российской
Федерации, поступающий на гражданскую службу, обязан ознакомиться с
положениями Кодекса и соблюдать их в процессе своей служебной
деятельности. В служебные контракты о прохождении государственной
гражданской
службы
Орловской
области
включены
положения
об
ответственности за нарушение Кодекса этики и служебного поведения
государственных гражданских служащих Орловской области.
Аналогичные кодексы утверждены муниципальными правовыми актами
органов местного самоуправления муниципальных образований Орловской
области.
Кроме того, подпрограммой «Противодействие коррупции в Орловской
области на 2013-2016 годы» государственной программы Орловской области
«Повышение эффективности государственного и муниципального управления в
Орловской
области,
поддержка
институтов
гражданского
общества»,
утвержденной постановлением Правительства Орловской области от 29 ноября
2012 года № 444 «Об утверждении государственной программы «Повышение
эффективности государственного и муниципального управления в Орловской
области, поддержка институтов гражданского общества» предусмотрена
организация
дополнительного
государственных
антикоррупционной
профессионального
гражданских
служащих
тематике
(исполнитель
Орловской
мероприятия
образования
области
–
по
Аппарат
Губернатора и Правительства Орловской области). В рамках проведения
обучения
предполагается
ознакомление
государственных
гражданских
служащих с современными формами и методами противодействия коррупции,
98
формирование у них необходимого набора компетенций, способствующих
некоррупционному поведению.
В целях обеспечения системности и комплексного характера реализации
мер по противодействию коррупции в регионе постановлением Правительства
Орловской области от 29 ноября 2012 года № 444 утверждена государственная
программа «Повышение эффективности государственного и муниципального
управления в Орловской области, поддержка институтов гражданского
общества» (далее также – Программа), включающая в себя подпрограмму
«Противодействие коррупции на территории Орловской области на 2013–2016
годы».
В соответствии
противодействию
с требованиями
коррупции,
в составе
Национального
указанной
плана
по
подпрограммы
предусмотрены мероприятия, направленные на достижение конкретных
результатов.
В
частности,
планом
мероприятий
подпрограммы
«Противодействие коррупции на территории Орловской области на 2013–2016
годы» предусматривается обеспечение работы телефонных «горячих линий»
Управления труда и занятости Орловской области и центров занятости
населения в муниципальных районах и городских округах Орловской области
для населения области; обеспечение работы телефонных «горячих линий»
Департамента здравоохранения и социального развития Орловской области для
приема сообщений о фактах нарушения законодательства в сфере социального
обслуживания
населения;
проведение
проверок использования
бланков
свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния
отделами Управления записи актов гражданского состояния Орловской
области; проведение мониторинга и анализа на коррупциогенность процессов
выделения земельных участков под строительство жилья и коммерческих
помещений, а также сдачи в аренду или безвозмездное пользование
коммерческим организациям помещений, находящихся в государственной
собственности Орловской области или муниципальной собственности.
Согласно требованиям Национального плана по противодействию
коррупции в органах исполнительной государственной власти Орловской
99
области обеспечен контроль исполнения указанной Программы. Контроль
реализуется по двум основным направлениям.
Во-первых, осуществляется контроль процесса исполнения программных
мероприятий. Пунктами 32 и 33 Порядка разработки, реализации и оценки
эффективности государственных программ Орловской области, утвержденного
постановлением Правительства Орловской области от 23 июля 2012 года № 255
«Об утверждении порядка разработки, реализации и оценки эффективности
государственных программ Орловской области и методических указаний по
разработке и реализации государственных программ Орловской области»,
предусмотрено, что в целях контроля за реализацией государственных
программ
Департамент
мониторинг
экономики
реализации
Орловской
государственных
области
осуществляет
программ
ответственным
исполнителем и соисполнителями по итогам года. Результаты мониторинга
реализации
государственных
программ
представляются
Губернатору
Орловской области до 1 апреля года, следующего за отчетным. В целях
реализации
указанных
мониторинга
хода
Правительства
Программы,
реализации
требований,
реализации
Орловской
также
Программы,
области,
ежеквартально
Программы,
а
как
обеспечивается
сведения
из
осуществления
Аппаратом
текущего
Губернатора
и
ответственным
исполнителем
подготовка
о
которого
отчета
включаются
в
ходе
отчет,
представляемый Губернатору и Председателю Правительства Орловской
области.
Кроме того, в целях обеспечения системности и последовательности
в реализации Программы приказом Аппарата Губернатора и Правительства
Орловской области от 24 января 2014 года № 30 «Об утверждении плана
реализации
государственной
программы
«Повышение
эффективности
государственного и муниципального управления в Орловской области,
поддержка институтов гражданского общества» на 2014, 2015 и 2016 годы»
утвержден соответствующий комплексный план, содержащий
перечень
мероприятий Программы с указанием сроков их выполнения и ответственных
100
должностных лиц.
С учетом специфики коррупционных деяний, включающих, как правило,
комплекс правонарушений дисциплинарного, административного и уголовного
характера, а также нарушения специализированных нормативных правовых
актов в конкретных сферах деятельности, органами государственной власти
Орловской области принимаются меры по организации межведомственного
взаимодействия в сфере противодействия коррупции.
Указом Губернатора Орловской области от 9 марта 2010 года № 60
«О мерах по противодействию коррупции в Орловской области» утверждены
состав
и
положение
о Координационном
совете
по
противодействию
коррупции в Орловской области. Совет разрабатывает и реализует комплекс
следующих мероприятий: разработка проектов областных целевых программ,
их разделов, содержащих мероприятия, направленные на минимизацию
и пресечение коррупционных проявлений, создание благоприятных условий
для социально-экономического развития области; повышение открытости
деятельности органов государственной власти и местного самоуправления
перед
населением
территориальных
исполнительной
Орловской
органов
области;
координация
федеральных
государственной
власти
органов
и
деятельности
власти,
местного
органов
самоуправления
Орловской области в сфере борьбы с коррупцией, разработке механизмов
противодействия коррупции в отдельных сферах деятельности этих органов и с
учетом их специфики; информирование населения области о ходе борьбы с
коррупцией на территории Орловской области.
Результатами работы Совета являются координирующие действия по
формированию в обществе отрицательного восприятия коррупционного
поведения
и
нетерпимого
к
нему
отношения,
проведению
единой
государственной политики по противодействия коррупции на региональном
уровне, а также активизация и побуждение государственных и муниципальных
служащих, представителей гражданского общества и отдельных граждан
101
(посредством системы законодательных, административных и иных мер) к
усилению противодействия коррупционным проявлениям.
В
целях
формирования
преодоления
правового
антикоррупционного
нигилизма
поведения
у
среди
населения,
граждан
регулярно
организуются выступления представителей руководства региона в печати,
в эфире местных телеканалов, проводятся заседания «круглых столов».
Например, с 5 по 27 декабря 2013 года в связи с проведением
Международного дня противодействия коррупции и в связи с 10-летием
принятия Организацией Объединенных Наций «Конвенции ООН против
коррупции», в колонном зале областной библиотеки им. И. А. Бунина прошла
выставка современной периодики на тему «Коррупция: сущность, проблемы,
решения». На выставке были представлены ряд важнейших официальных
антикоррупционных документов1.
В
целях
повышения
уровня
правовой
грамотности
граждан
и популяризации антикоррупционных стандартов поведения, основанных
на знаниях общих прав и обязанностей, целесообразно создание в сети
Интернет единого портала правовой информации, на котором размещались бы
актуальные версии всех нормативных правовых актов с учетом внесенных
изменений в исходный документ либо (при наличии соответствующих
финансовых ресурсов) создание сети сенсорных терминалов в зданиях органов
государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и
муниципальных учреждений со справочными правовыми системами в
свободном доступе.
В целях повышения ответственности руководителей всех уровней
за обеспечение антикоррупционной профилактики в течение января –февраля
2014 года в должностные регламенты всех государственных гражданских
служащих Орловской области, замещающих должности государственной
1
В библиотеке им. И.А. Бунина проходит выставка «Коррупция: сущность, проблемы, решения» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://istoki.tv/news/kultura/v-biblioteke-im-i-a-bunina-otkryta-vystavka-korruptsiyasushchnost-problemy-resheniya/– Дата доступа: 05.10.2018.
102
гражданской службы Орловской области категории «руководители», включены
положения о персональной ответственности за состояние антикоррупционной
работы в возглавляемых ими органах исполнительной государственной власти
Орловской области, структурных подразделениях органов исполнительной
государственной
власти
Орловской
области,
отделах
структурных
подразделений органов исполнительной государственной власти Орловской
области.
Итак, результаты исследования показывают, что в целом по результатам
реализации
в
Орловской
области
комплекса
мер
по противодействию
коррупции нет проблем, препятствующих данной работе. Вместе с тем, в целях
дальнейшего совершенствования условий для повышения эффективности
деятельности
Федерации
органов
и
органов
государственной
местного
власти
субъектов
самоуправления
по
Российской
противодействию
коррупции целесообразно рассмотреть следующие предложения:

рассмотреть вопрос о возможности разработки на федеральном
уровне единых методических рекомендаций по вопросам противодействия
коррупции для органов государственной власти субъектов Российской
Федерации и органов местного самоуправления, в том числе, о разработке
типового
плана
противодействия
коррупции
органа
исполнительной
государственной власти субъекта российской Федерации;

рассмотреть вопрос о внесении изменений в действующее
федеральное законодательство, регламентирующих вопросы предоставления
информации
Федерации,
органам
органам
государственной
местного
власти
самоуправления
субъектов
судебными
Российской
органами,
правоохранительными органами о выявленных при расследовании дел
коррупционной направленности причинах и условиях соответствующих
правонарушений.
Кроме того, целях повышения эффективности деятельности кадровых
служб по противодействию коррупции целесообразно рассмотреть вопрос
о разработке на федеральном уровне единой методики оценки уровня
103
коррупционного риска по должности государственной гражданской службы
субъекта
Российской
Федерации
(должности
муниципальной
службы
муниципального образования) на основе стандартного перечня критериев. По
предварительной оценке в перечень указанных критериев могли бы быть
включены:
-
уровень
предоставления
государственных
объективно
необходимой
государственных
формализации
(муниципальных)
(муниципальных)
функций,
процесса
услуг,
исполнения
имеющих
отношение
к соответствующей должности;
- уровень объективно необходимого усмотрения должностного лица при
предоставлении
государственной
государственной
(муниципальной)
(муниципальной)
функции,
услуги,
исполнении
имеющей
отношение
к соответствующей должности;
- сложившийся уровень транспарентности действий должностного лица;
- объем финансовых (иных материальных) ресурсов, распределяемых
в соответствии с функциональными обязанностями по данной должности.
Разработка подобной методики может обеспечить внедрение единого
подхода
к
определению
перечней
должностей,
характеризующихся
повышенными коррупционными рисками, с целью применения к указанным
должностям дополнительных мер антикоррупционной профилактики, что,
в свою очередь, позволит повысить результативность антикоррупционной
деятельности кадровых служб за счет концентрации усилий на наиболее
актуальных направлениях.
Вывод по второй главе: в результате проведенного анализа выявлены
репрессивная и превентивная составляющие борьбы с этой коррупционными
преступлениями.
Репрессивная
ответственности.
Превентивная
состоит
-
в
усилении
конструирование
мер
уголовной
законодательства
антикоррупционной направленности, причем независимо от его отраслевой
принадлежности, а также исключение из законодательства коррупциогенных
норм. Главным способом противодействия является постоянная и планомерная
104
работа согласно регулярно утверждаемому Национальному Плану, где
предусмотрен целый комплекс мероприятий. Жесткость наказания для
отдельных коррупционеров, если она осуществляется только с целью добиться
общественного эффекта для рейтинговых показателей, говорит о борьбе не с
коррупцией, а с коррупционерами. Реализация же принципов равенства всех
перед законом и судом, невзирая на социальный статус и должностное
положение, а также неотвратимости наступления наказания при применении
мер уголовно-правовой репрессии позволят говорить о серьезности намерений
власти по минимизации коррупционных проявлений.
Повышение
преступлениям
эффективности
может
быть
противодействия
обеспечено
путем
коррупционным
совершенствования
действующего уголовного законодательств, а также работы по приведению в
соответствие с международными и европейскими стандартами российского
уголовного законодательства. Российское уголовное законодательство об
ответственности
расхождениях,
международным
за
в
коррупционные
своих
преступления,
концептуальных
антикоррупционным
при
сохраняющихся
положениях,
документам.
соответствует
Однако
некоторые
предложения криминологов, согласующиеся с международными требованиями,
так и не были введены (например, уголовная ответственность юридических
лиц). Думается, имеет смысл имплементировать и нормы, присутствующие в
уголовных правопорядках других государств (например, торговля влиянием). В
целях
решения
противодействия
стратегических
коррупции
и
задач
системного
осуществления
и
комплекса
постоянного
правовых,
политических, организационных, технических и финансовых мероприятий,
обеспечивающих развитие необходимых механизмов, реализация которых
позволит создать серьезные предпосылки для коренного изменения ситуации в
сфере противодействия масштабным проявлениям коррупции Россией должна
быть
продолжена
работа
по
дальнейшему
совершенствованию
антикоррупционного законодательства, целесообразно также планомерно
105
проводить
в
жизнь
и
социально-политические,
экономические
и
организационные меры.
На региональной уровне предпринимается активная комплексная борьбы
с коррупцией, причем противодействие коррупции осуществляется системно,
однако ее эффективности может быть увеличена, а результаты улучшены.
В целях дальнейшего совершенствования условий для повышения
эффективности деятельности органов государственной власти субъектов
Российской
Федерации
и
органов
местного
самоуправления
внесены
предложения о разработке типового плана противодействия коррупции органа
исполнительной государственной власти субъекта российской Федерации; о
регламентации вопросов предоставления информации органам государственной
власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления
судебными органами, правоохранительными органами о выявленных при
расследовании дел коррупционной направленности причинах и условиях
соответствующих правонарушений; о разработке на федеральном уровне
единой методики оценки уровня коррупционного риска по должности
государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации
(должности муниципальной службы муниципального образования) на основе
стандартного перечня критериев.
Однако без устранения кризисных явлений в экономике и моральноэтическом состоянии российского социума, детерминирующих увеличение
масштабов
коррупции,
безрезультатным.
противодействие
ей,
по-видимому,
будет
106
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основании проделанной работы можно сделать следующие выводы и
обобщения.
Коррупция (и борьба с ней) имеет длительную историю как в нашей
стране, так и во всем мире. Общественная опасность коррупции, особенно в
органах публичной власти, чрезвычайно велика. Она подрывает авторитет
государства, вызывает недоверие граждан ко всем трем ветвям власти
(исполнительной, законодательной, судебной), наносит невосполнимый ущерб
экономике государства.
В структуру коррупции входят не только коррупционные преступления,
но и иные правонарушения (административные, дисциплинарные, гражданскоправовые). Коррупция - социальное явление, которое должно пониматься шире,
ее
узкая
трактовка
общественных
(взяточничество/подкуп)
отношений
и
из-за
эволюционирующих
усложнения
вслед
за
самих
ними
коррупционных. Это делает необходимым и более актуальным применение
широкого подхода, в рамках которого уголовную коррупцию составляет
большая совокупность корыстных деяний, связанных со злоупотреблением
служебным положением. Широкий подход, воспринятый нашим законодателем
в рамочном законе, соответствует толкованию коррупции большинством
международных документов, определяющих понятие коррупции.
Будучи понятием широким, коррупция не может рассматриваться только
в рамках уголовно-правовой науки и практики, понятие коррупции может и
должно использоваться в превенции коррупционных преступлений, но не в
Уголовном кодексе. Закрепление еѐ в качестве легального уголовно-правового
термина
(опыт
Италии,
Китая)
–
нецелесообразно.
Между
тем,
правоприменители должны хорошо представлять перечень коррупционных
преступлений, что имеет большое значение для правильной квалификации.
Однако включение их всех в единый раздел УК РФ не требуется. Исследование
показало, что это крайне сложно осуществить на практике не только из-за того,
107
что этих видов составов преступлений просто количественно много, но и из-за
их структурного расположения: коррупционные преступные деяния и
преступления, им сопутствующие, находятся во многих разделах УК РФ (хотя,
безусловно, прежде всего, в гл 30). Объединение их всех в рамках одного
раздела, нарушив традиционно принятое в Особенной части выстраивание
составов преступлений по объекту, разрушит и так довольно несовершенную
структуру УК РФ, значительно пострадавшую от новаций законодателя.
Именно поэтому, осознавая эту необходимость, Верховный суд решил эту
проблему с помощью нормативного толкования в своем Постановлении.
Мы не поддерживаем воззрения отдельных ученых, пытающихся
оправдать коррупцию и найти в ней положительные черты. Полагаем, что как
бы она масштабно не распространилась в РФ (даже допустив, что она стала
системообразующим элементом нашей общественно-политической структуры),
противодействие ей необходимо, и осуществлять его нужно в рамках
последовательной политики, в которую должны включаться как репрессивные,
так и превентивные меры. Первые из них не должны сводиться только к
периодическим кампаниям и громким коррупционным расследованиям. В
рамках совершенствования уголовно-правовых мер по противодействию
коррупции необходимо следовать выполнению взятых на себя международных
обязательств, ряд их которых прямо предусмотрен в международных
документах ратифицированных РФ. Несмотря на определенные расхождения с
международными соглашениями (так, например, в УК РФ до сих пор не
установлена уголовная ответственность юридических лиц), в целом, российское
уголовное
законодательство
органично
восприняло
положения
антикоррупционных международных конвенций, и ответствует мировым
стандартам.
В системе комплексного противодействия коррупции важное значение
имеют меры уголовной репрессии, поэтому юридико-техническая работа по
совершенствованию составов преступления, регламентирующих наступление
108
уголовной ответственности за взяточничество и другие коррупционные составы
преступлений, должна быть продолжена.
Проведенный анализ показал необходимость внесения изменений и
дополнений в УК РФ, которая вызвана непродуманностью юридической
конструкции статей и возникшими в связи с этим вопросами при
правоприменении этих норм:
1.
Установить уголовную ответственность для юридических лиц,
чтобы суды могли их привлекать за взяточничество
не только к
административной ответственности по ст.19.28 КоАП РФ.
2.
Исключить признак значительности размера взятки из диспозиции
ст. 291.1 УК РФ: неясно, почему посредник не может действовать виновно при
получении взятки в обычном размере (менее 25000руб), что не исключено и
согласно ст.ст. 290 и 291 УК РФ, где упоминается посредник, но значительный
размер взятки является только квалифицирующим признаком (в части 2 обеих
норм), оказавшись не сформулированным в диспозиции в их основном составе.
3.
Часть 5 ст. 291.1 УК РФ целесообразно либо доработать, дополнив
описательной дефиницией и убрав простую,
добавив квалифицирующие
признаки и скорректировав санкции с остальными частями этой статьи,
поскольку срок лишения свободы соотносится с особо квалифицированным
составом части 4 ст.291.1 и ниже, чем в обычном составе, предусмотренном
часть первой данной статьи, ответственность по ней сейчас наступает и за
обычный размер взятки, в отличие от остальных частей, где предусмотрен
именно
значительный,
и
сумма
штрафа
(3млн.руб.)
равна
штрафу,
предусмотренному в части 4 ст. 291.1 УК РФ,
- либо исключить ч.5 из ст. 291.1 УК РФ, выделив объективную сторону
преступления в отдельный состав «Торговля влиянием», который может быть
сформулирован как основной с возможным добавлением квалифицирующих
признаков для образования квалифицированных составов. Сформулировать его
диспозицию следующим образом:
«Статья 291.3 «Торговля влиянием»:
109
1. Обещание или предложение повлиять на соответствующие инстанции,
учреждение
либо
организацию,
государственного
служащего
либо
приравненное к нему лицо, чтобы они действовали (бездействовали) в
соответствии с законом либо вопреки закону с использованием своих
общественных, служебных полномочий, родства, знакомств либо иным
правдоподобным влиянием на инстанции либо учреждение государственные
или местного самоуправления, международную публичную организацию, его
служащего или приравненное к нему лицо».
-либо, если специальный состав, предусмотренный в части 5 ст. 291.1 УК
РФ, будет воспринят как неоконченное преступление, то вообще убрать его из
УК РФ, квалифицируя в случае обещаний или предложений посредника во
взяточничестве его деяния по предыдущим частям этой же статьи (ч.1-4 ст.291
УК РФ) с отсылкой к ст. 30 УК РФ.
4.
Дифференцировать
степень
ответственности
за
мелкое
взяточничество, закрепив дачу мелкой взятки и получение мелкой взятки в
разных статьях УК РФ или в отдельных частях ст. 291.2 УК РФ. Исходя из
объективной стороны преступления, установить за них разные наказания (за
получение мелкой взятки – более жесткое, чем за еѐ дачу). Редакция ч.1, ч. 2 ст.
291.2 УК РФ может быть следующей:
«1. Дача взятки лично или через посредника в размере, не превышающем
десяти тысяч рублей, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев,
либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением
свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.
2. Получение взятки лично или через посредника в размере, не
превышающем десяти тысяч рублей, наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев,
110
либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением
свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет»1.
Установить минимальный размер взятки, при получении/даче которого
юридическая ответственность не наступает, и
уголовные дела не будут
возбуждаться из-за малозначительности деяния. Малозначительный размер
определить, например, в 1000 руб., чтобы под состав преступления не попадали
действия субъектов в виде подарков мелкой стоимости (например, букет цветов
или коробка конфет) или 3000руб, чтобы синхронизировать положения УК РФ
с гражданским законодательством в вопросе о возможности принятия подарков
госслужащими.
5.
Исправить ситуацию, когда посредника при получении/даче
мелкой взятки фактически нельзя привлечь к уголовной ответственности за его
действия из-за наличия в общем составе ст. 291.1 УК РФ «Посредничество во
взяточничестве» признака значительности размера взятки (25000 руб.), убрав
этот критерий из части 1 ст. 291.1 УК РФ или дав со стороны высшей судебной
инстанции правоприменительные
разъяснения,
по которым его действия
можно будет квалифицировать как пособника по ст.291.2 с отсылкой к ч.5 ст.33
УК РФ.
Однако только корректировки позитивного права для противодействия
коррупции
явно
недостаточно.
Нами
было
подтверждено,
что
при
противодействии коррупции имеют большое значение криминологические
аспекты. Однако не весь традиционный криминологический инструментарий
может быть задействован в борьбе с коррупционными преступными деяниями.
Как
нами
было
криминологии
выяснено,
методы
некоторые
(изучение
и
традиционно
применение
в
применяемые
практике
в
работы
правоохранительных органов личностно-психологических черт преступника,
совершающего
определенные
преступные
деяния)
применительно
к
профилактике коррупции и коррупционной преступности не дают своего
1
Редакция этого состава преступления предложена А. Коваль. См.: Коваль, А.В. Дифференциация
ответственности за взяточничество в уголовном кодексе Российской Федерации: проблемы и перспективы /
А.В. Коваль // Юридическая наука и правоохранительная практика. -2017. -№3 (41). -С.49.
111
эффекта из-за того, что преступники-коррупционеры не обладают ярко
типическими чертами, позволяющими с их помощью идентифицировать
данных субъектов и выделить из групп, субъектов, совершающих другие виды
преступлений.
Уменьшение
масштабов
коррупции
(ее
полное
искоренение
представляется утопичной целью) может произойти, если будет обеспечено
реальное сдерживание тех явлений и процессов, которые ее порождают. Нужна
четкая, продуманная и достаточно финансируемая программа борьбы с
коррупцией. Такая программа существует и периодически (раз в два года)
корректируется. Это - Национальный план по противодействию коррупции,
который предусматривает комплексную работу по устранению всего комплекса
факторов,
приводящих
к
коррупции.
Изучение
комплексных
мер
по
противодействию коррупции в Орловской области показало, что препятствий к
их осуществлению не имеется.
В заключении отметим, что в борьбе с коррупцией ключевое значение
имеют методы общесоциальной превенции:
гуманитарное образование,
воспитание здоровой ценностной ориентации людей, начиная со школьной
скамьи, повышение интеллекта населения на основе обеспечения доступа всех
его слоев, каждого человека к образованию и культуре, консолидация усилий
государства, политических сил и СМИ, направленных на искоренение причин и
условий коррупции, создание обстановки нетерпимости в отношении этого
явления, формирование гражданского общества, институты которого обладают
наибольшим
антикоррупционным
потенциалом.
Однако
без
изменения
ментальности нашего многонационального народа (что, безусловно, не может
быть
достигнуто
быстрыми
темпами)
и
искоренения
широко
распространенного мнения о полезности коррупции (в некоторых случаях),
присущего
некоторым
нашим
согражданам,
любые
самые
системно
предпринимаемые органами публичной власти меры по противодействию
коррупции на федеральном и региональном уровнях окажутся бессильными.
112
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и материалы судебной практики
1.
Конституция
Российской
Федерации:
[принята
всенародным
голосованием 12.12.1993: по сост. на 12 июня 2017 г.] (с учетом поправок,
внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
// Российская газета. – 25 декабря. - 1993. - № 237.
2.
Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (заключена
в г. Страсбурге 27.01.1999) // Собрание законодательства РФ. -2009. -№ 20. -Ст.
2394.
3.
Уголовный кодекс Российской Федерации: [Федер. закон № 63-ФЗ:
принят Гос. Думой 13 июня 1996: по сост. на 12 ноября 2018 г.] // Собрание
законодательства РФ. - 1996. -№ 25. -Ст. 2954.
4.
Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях: [Федер. закон № 195-ФЗ: принят Гос. Думой 30 декабря
2001 г. : по сост. на 12 ноября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ.-2002. № 1 (ч. 1). -Ст. 1.
5.
О противодействии коррупции: [Федер. закон № 273-ФЗ: принят
Гос. Думой 25 декабря 2008г: по сост. на 30 октября 2018 г.] // Собрание
законодательства РФ. - 2008. - №52 (ч. 1). -Ст. 6228.
6.
Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и
проектов нормативных правовых актов: [Федер. закон № 172-ФЗ: принят Гос.
Думой 17 июля 2009: по сост. на 11 октября 2018 г.]
// Собрание
законодательства РФ. - 20.07.2009.- № 29. - Ст. 3609.
7.
О государственной гражданской службе Российской Федерации:
[Федер. закон № 79-ФЗ: принят Гос. Думой 27 июля 2004г: по сост. на 30
октября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ. -2004. -№ 31. -Ст. 3215.
8.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации
и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в
113
связи
с
совершенствованием
государственного
управления
в
области
противодействия коррупции: [Федер. закон № 97-ФЗ: принят Гос. Думой 04
мая 2014 г. : по сост. на 04 июня 2014 г.] // Собрание законодательства РФ. 2011. -№ 19. -Ст. 2714.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации
9.
и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: [Федер. закон №
324-ФЗ: принят Гос. Думой 03 июля 2016 г.] // Собрание законодательства РФ.
2016. № 27 (часть II). Ст. 4257.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты
10.
Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации
Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции
об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и
принятием Федерального закона «О противодействии коррупции:
закон № 280-ФЗ:
принят Гос. Думой 25 декабря 2008г]
[Федер.
// Собрание
законодательства Российской Федерации. -2008. - № 52 (ч.1). - Ст. 6235.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации
11.
и отдельные законодательные акты Российской Федерации [Федер. закон №
420-ФЗ: принят Гос. Думой 07 декабря 2011 г. в ред. от 03. июля 2016] //
Собрание законодательства РФ. 2011. № 50, Ст. 7362.
О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 - 2017
12.
годы [Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147] // Собрание
законодательства РФ. - 2016. - № 14.- Ст. 1985.
О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных
13.
коррупционных преступлениях: [Постановление Пленума № 24: принято
Верховным Судом РФ
9 июля 2013г.: по сост. на 03 декабря 2013 г.] //
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. -2013. -№ 9.
О противодействии коррупции в Орловской области
14.
[Закон
Орловской области от 10 апреля 2009 года № 893-ОЗ] [Электронный ресурс]. –
Режим
доступа:
05.10.2018.
http://docs.cntd.ru/document/895202116–
Дата
доступа:
114
15.
О
порядке
проверки
достоверности
и
полноты
сведений,
представляемых муниципальными служащими и гражданами, претендующими
на
замещение
должностей
муниципальными
служащими
муниципальной
ограничений
и
службы,
запретов,
соблюдения
требований
о
предотвращении или об урегулировании конфликта интересов, исполнения ими
обязанностей: [Закон Орловской области от 4 июня 2012 года № 1354-ОЗ]
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://docs.cntd.ru/document/473701061– Дата доступа: 05.10.2018.
16.
О
регулировании
отдельных
правоотношений
в
сфере
осуществления контроля за соответствием расходов лиц, замещающих
государственные должности Орловской области, и иных лиц их доходам :
[Закон Орловской области от 13 апреля 2013 года № 1471-ОЗ] [Электронный
ресурс]. – Режим доступа:
http://docs.cntd.ru/document/453127896– Дата
доступа: 05.10.2018.
17.
[Указ
О мерах по противодействию коррупции в Орловской области :
Губернатора
[Электронный
Орловской
области
ресурс].
от
9 марта
–
2010 года
Режим
№ 60]
доступа:
http://docs.cntd.ru/document/473705972– Дата доступа: 05.10.2018.
18.
Указание Генпрокуратуры России № 65/11, МВД России № 1 от
01.02.2016 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса
Российской Федерации, используемых при формировании статистической
отчетности»
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudact.ru/law/ukazanie-genprokuratury-rossii-n-6511-mvdrossii/prilozhenie/perechen-n-23-prestuplenii-korruptsionnoi/
–
Дата
доступа:
11.10.2018.
19.
Приговор от 22 ноября 2011 г. по делу № 01-0025/321/2011.
Судебный участок № 321 Бабушкинского судебного района (Город Москва) –
Уголовное.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudact.ru/magistrate/doc/HXePAPqBNC5u/– Дата доступа: 05.10.2017.
20.
Приговор
от
26
января
2017
г.
по
делу
№
01-
115
0002/362/2017Судебный участок № 362 Басманного судебного района (Город
Москва)
-
Уголовное
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudact.ru/magistrate/doc/47nxf59azAWB/– Дата доступа: 05.10.2017.
21.
Декрет о взяточничестве от 8 мая 1918 г. // Собр. Узак. 1918 г. № 35.
Ст. 467. (утратил силу)
22.
Декрет Совета Народных Комиссаров от 16.08.1921 О борьбе со
взяточничеством./ Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1921
г. Управление делами Совнаркома СССР -М. 1944. - С. 720. (утратил силу).
23.
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://constitutions.ru/?p=5341 – Дата доступа: 05.10.2018. (утратил
силу)
24.
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://coollib.com/b/124310/read. – Дата доступа: 05.09.2018. (утратил
силу)
25.
Постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 15 апреля 1929
г. протокол № 7 (утратило силу)/ Михлин А.С. Сборник
постановлений
пленумов верховных судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по
уголовным
делам
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://law.wikireading.ru/42944– Дата доступа: 05.10.2018.
26.
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) //
Ведомости ВС РСФСР. - 1960. -№ 40. -Ст. 591. (утратил силу)
27.
Об усилении об уголовной ответственности за взяточничество :
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1962 г. // Ведомости
Верховного Совета СССР.- 1962. - № 8. -Ст. 85. (утратил силу)
28.
Уголовный
кодекс
Кыргызской
Республики.
Принят
законодательным собранием Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 18
сентября
1997
г.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243545&subID=100107331,100107333,
100107340,100107361– Дата доступа: 06.10.2018.
29.
Уголовный кодекс Италии (утвержден Королевским указом № 1398
116
от 19 октября 1930 г., с поправками, внесенными Законодательным декретом №
63
от
11
мая
2018
г.)
[Электронный
ресурс].
https://www.twirpx.com/files/law/criminal/foreign/codes/
–
Режим
доступа:
Дата
доступа:
–
06.10.2018.
30.
Уголовный кодекс Китайской Народной республики. Принят на 5-й
сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 14
марта 1997 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://ru.china-
embassy.org/rus/zfhz/zgflyd/t1330730.htm– Дата доступа: 06.10.2018.
Специальная литература
31.
Black’s Law Dictionary. Abridged Sixth Edition. - St. Paul MN. 1991. -
32.
Абашина, Л.А. Институт уголовной ответственности юридических
640р.
лиц: опыт зарубежных стран и перспективы введения в России / Л.А. Абашина
// Терроризм и иные проблемы государства и права в условиях глобализации.
Сборник научных докладов и сообщений аспирантов, соискателей и студентов
на «круглом столе» 5 июня 2008 г. - Орѐл, 2009. -С. 93-96.
33.
Абашина, Л.А. Административно-правовые механизмы реализации
государственной политики противодействия коррупции. Монография. / Л.А.
Абашина, Н.С. Гончарук, А.С. Сотников- Орѐл: Издательство ОФ РАНХиГС,
2014. – 160с.
34.
Антонян, Ю.М. Типология коррупции и коррупционного поведения
// Социология коррупции. Материалы научно-практической конференции. /
Ю.М. Антонян -М., 2003. -С.37-41.
35.
Астанин, В.В. Коррупция и борьба с ней в России второй половины
XVI-XX вв. (криминологическое исследование): дисс. …канд. юрид. наук:
12.00.08 / Астанин Виктор Викторович - М., 2001. -156с.
36.
Ахметшин, Х.М., Ахметшин, Н.Х., Петухов, А.А. Современное
уголовное законодательство КНР. / Х.М .Ахметшин, Н.Х. Ахметшин, А.А.
Петухов - М., 2000. - С. 213-216.
117
37.
Баженов, А.В. Досудебное производство по делам о преступлениях
против интересов государственной власти, интересов государственной службы
и службы в органах местного самоуправления: автореф. дисс.. к.ю.н: 12.00.09 /
Баженов Андрей Витальевич - Калининград, 2009. - 35с.
38.
Бутадаров,
С.М.
Понятие
коррупции
в
российском
законодательстве и юридической литературе / С.М. Бутадаров // Современное
состояние и проблемы развития российского законодательства: Материалы
регион. научно-практическая конференция / Отв. ред. И.Ю. Остапович. / ГорноАлтайск, 2010. - С. 157–160.
39.
Волженкин, Б.В. Коррупция. / Б.В. Волженкин - СПб, 1998. -180с.
40.
Волынский, А.Ф. Криминалистика: Учебник для вузов/ Т. В.
Аверьянова, И. Л. Александрова и др.; / Под ред. проф. А. Ф. Волынского. - М.:
Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – 640с.
41.
Герцензон,
А.А.
Развитие
социалистического
уголовного
законодательства до его кодификации. / А.А. Герцензон - М.: Изд. «Сов. закво», 1938. – 90с.
42.
Гилинский, Я.И. Криминология: теория, история, эмпирическая
база, социальный контроль. / Я.И. Гилинский. - СПб.: Юридический центр
Пресс, 2009. -564с.
43.
Голик, Ю.В. Коррупция в России: норма жизни или патология? /
Ю.В. Голик // Коррупция: политические, экономические, организационные и
правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунева. - М., 2001. - С. 55-59.
44.
Государственная политика противодействия коррупции и теневой
политике в России / Под ред. С. С. Сулакшина. -М.: Научный эксперт. 2008. Т.
1.-580с.
45.
Графский, В.Г. Всеобщая история права и государства: учебник для
вузов. 2-е изд., перераб. и доп. / В.Г. Графский - М., 2007. -580с.
46.
Гребенюк,
Р.А.
Уголовно-правовая
и
криминологическая
характеристики взяточничества: дисс….к.ю.н.: 12.00.08 / Гребенюк Роман
Анатольевич: -М., 2004.- 180с.
118
47.
Гришин, Д.А. Уголовная ответственность за преступления в сфере
интересов службы в коммерческих и иных организациях: автореф. дис. … канд.
юрид. наук : 12.00.08 / Гришин Денис Александрович. - Тюмень, 2008. – 26с.
48.
Гущева, Н.В. Некоторые вопросы привлечения чиновников к
уголовной ответственности за должностные преступления в России XIX –
начала XX века / Н.В. Гущева // Уголовное судопроизводство в теории,
законодательстве и конкретных жизненных ситуациях: Сборник статей
Международной научно-практической конференции. - Н. Новгород: ННГУ им.
Н.И. Лобачевского, 2006. - С. 348-354.
49.
Двинская
Уставная
грамота
1397-1398
гг.
//
Российское
законодательство Х-ХХ веков. Т. 3. М., 1985. - 641с.
50.
Драпкин, Л.Я. Криминалистика. / В. Н. Карагодин. - М.: Проспект,
2011. - С. 66.
51.
Иванчин, А.В. Конструирование состава преступления: теория и
практика: монография./ А.В. Иванчин -М., 2014. -320с.
52.
Изотов, М.О. Коррупция в современной России: социокультурные
основания и формы проявления: дис. ... канд. филос. наук : 09.00.11 / Изотов
Максим Олегович - Иваново, 2012. – 186с.
53.
Кирпичников, А.И. Взятка и коррупция в России. / А.И.
Кирпичников. - СПб., 1997. – 121с.
54.
Криминология. Учебник для вузов / Под общ. ред. А. И. Долговой. -
М., 2002. -680с.
55.
Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.
–М., 1995. -547с.
56.
Кузнецова, Н.Ф. Борьба с коррупцией в странах СНГ / Н.Ф.
Кузнецова // Коррупция: политические, экономические, организационные и
правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунеева. -М., 2001. -С. 344-350.
57.
Курс уголовного права. Т. 5. Особенная часть. / Под ред. Г.Н.
Борзенкова, В.С. Комиссарова. - М., 2016. -529с.
58.
Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд./ В.И. Ленин -М.,
119
1969. T. 30.
59.
Лопатин,
В.Н.
Современное
состояние
и
перспективы
антикоррупционного законотворчества в России // Материалы научнопрактической конференции «Социология коррупции». / В.Н. Лопатин -М., 2003.
- С. 84-94.
60.
Лунев, В.В. Преступность ХХ века./ В.В. Лунеев -М., 1997. -320с.
61.
Макиавелли, Н. Избранное. / Н. Макиавелли - М., 1989. -240с.
62.
Максимов,
С.В.
Коррупция.
Закон.
Ответственность./
С.В.
Максимов – М., 2015. -150с.
63.
Минаков, Г.Л. О системе мер борьбы с коррупцией, негативно
влияющей на экономическое развитие, успешное противодействие терроризму
и иные сферы государственно-правовой жизни / Г.Л. Минаков // Терроризм и
иные проблемы государства и права в условиях глобализации. Сборник
научных докладов и сообщений аспирантов, соискателей и студентов на
«круглом столе» 5 июня 2008 г. -Орѐл, 2009. -С.15-19.
64.
Мишин, Г.К. О теоретической разработке проблемы коррупции /
Г.К. Мишин // Коррупция: политические, экономические, организационные и
правовые проблемы. / Под ред. В.В. Лунеева. - М., 2001. - С. 264-270.
65.
Наумов, А.В. Ответственность за коррупционные преступления по
законодательству
европейских
стран
//
Коррупция:
политические,
экономические, организационные и правовые проблемы. / Под ред. В.В.
Лунеева. / А.В. Наумов -М., 2001. - С. 120-125.
66.
Овчинский, В.С. Стратегия борьбы с мафией. / В.С. Овчинский -М,
1993. -187с.
67.
Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В.
Дьякова. -М., 1989. -210с.
68.
Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С.
Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. -М., 1996. -146с.
69.
Охотский,
Е.В.
Теория
и
механизмы
государственного управления./ Е.В. Охотский - М., 2013.- 343с.
современного
120
70.
Перенджиев, А.Н. Антитеррористическая политика России и ее
институты безопасности: Научная монография. / А.Н. Перенджиев– Химки:
АГЗ МЧС России, 2017. –180с.
71.
Пивоваров, Ю.С. Русская политическая традиция и современность/
Ю.С. Пивоваров / ИНИОН РАН. –М., 2006. –256 с.
72.
Решетников, М.М. Психология коррупции: утопия и антиутопия. /
М.М. Решетников - СПб., 2008.- 301с.
73.
Российское законодательство Х-ХХ вв. В 9 т. Т.2. Законодательство
периода образования и укрепления русского централизованного государства. М., 1985.
74.
Состояние преступности в России за январь-декабрь 2000 г. - М.,
2001. – 35с.
75.
Устинов, В.С. Криминология и профилактика преступлений. / В.С.
Устинов и др. - Горький, 1989. -112с.
76.
Чуфаровский, Ю.В. Криминология в вопросах и ответах: учебное
пособие./ Ю.В. Чуфаровский - М.: Изд-во Проспект, 2005. – 130с.
Материалы периодической печати
77.
Абашина, Л.А. Актуальные проблемы противодействия коррупции
в системе государственной службы / Л.А. Абашина // Современное общество и
право. 2014. № 4 (17). - С.3-7.
78.
Борзенков, Г.Н. Уголовно-правовые меры борьбы с коррупцией. /
Г.Н. Борзенков // Вестник Московского университета. Серия 11 «Право». -1993.
-№1. -С.30-35.
79.
Бочарников И.В. Зарубежный опыт противодействия коррупции /
И.В. Бочарников // Государственная власть и местное самоуправление. -2008. № 9. -С.26-32.
80.
Дробышева,
Л.В.
Проблемы
квалификации
преступления,
предусмотренного ст. 285 УК РФ / Л.В. Дробышева // Вестник Ростовского
юридического института. – 2014. – №. 3. –С.38-41.
121
81.
Зацепин,
М.Н.
Предпринимательство
и
организованная
преступность / М.Н. Зацепин // Следователь: Теория и практика деятельности
(Екатеринбург). -1995. - № 4. -С. 9–10.
82.
Коваль, А.В. Дифференциация ответственности за взяточничество в
Уголовном кодексе Российской Федерации: проблемы и перспективы / А.В.
Коваль // Юридическая наука и правоохранительная практика. - 2017. -№ 3 (41).
-С.45-49.
83.
Комиссаров,
В.С.
Уголовно-правовые
аспекты
борьбы
с
коррупцией. / В.С. Комиссаров // Вестник Московского университета. Серия 11
«Право». -1993. -№1. -С.28-32.
84.
Коррупция-это хорошо // Известия. -2003. -8 октября.
85.
Левин, М.И. Математические модели коррупции / М.И. Левин, М.Л.
Цирик // Экономика и математические методы. -1998, Т. 34. Вып. 3. -С. 40-62.
86.
Кузнецова, Н.Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений. /
Н.Ф. Кузнецова // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. -1993. №1. -С.21-26.
87.
Политическая коррупция в России (материалы круглого стола) //
Государство и право. -2003. -№3. -С.105-109.
88.
Россия во мзде.//Новая газета. 2000. 2-8 ноября.
89.
Сенцов, А.С., Волколупова, В.А. Вопросы квалификации дачи
взятки и посредничества во взяточничестве, возникающие в современной
правоприменительной практике / А.С. Сенцов, В.А. Волколупова // Актуальные
проблемы экономики и права. -2016. -№1. -С.180-188.
90.
Толкачев, В.В. Коррупционное проявление через взятку. / В.В.
Токачев // Гражданин и право. -2006. -№ 2. -С. 49-54.
91.
Чуклина, Э.Ю. Выделение уголовной ответственности за мелкое
взяточничество (ст. 291.2 УК РФ): критический взгляд / Э.Ю. Чуклина //
Экономика, социология и право. -2016. -№ 10. -С.100-114.
92.
Халиков,
расследовании
А.Н.
Характеристика
взяточничества
в
личности
отношении
взяткодателя
должностных
при
лиц
122
правоохранительных органов / А. Н. Халиков // Следователь. - 2004. - № 12. - С.
34-38.
93.
Яни,
П.С.
Разграничение
должностного
злоупотребления
и
превышения должностных полномочий / П. С. Яни // Законность. - 2007. - № 12.
- С.11-19.
Электронный ресурс
94.
«Взяточники, как правило, на хорошем счету». Генпрокуратура
составила статистический портрет российского коррупционера [Электронный
ресурс].
–
Режим
https://www.gazeta.ru/social/2016/10/17/10255859.shtml–
доступа:
Дата
доступа:
12.10.2017.
95.
«Коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать
неприличной». Запись в видеоблоге Дмитрия Медведева. [Электронный ресурс]
- Режим доступа:
http://www.kremlin.ru/events/president/news/4150 – Дата
доступа: 07.10.2018.
96.
Абубакиров, Ф.М. Преступления коррупционной направленности:
понятие, виды и вопросы квалификации / Ф.М. Абубакиров, В.П. Пугачев, С.С.
Поляков
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://izron.ru/articles/aktualnye-voprosy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudovpo-itogam-mezhdunarodnoy-nauchno-praktich/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-ikriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo-spetsialnost-12-00-08/prestupleniyakorruptsionnoy-napravlennosti-ponyatie-vidy-i-voprosy-kvalifikatsii/
-
Дата
доступа: 14.10.2018.
97.
Акимова, Н.В. Истоки коррупции и особенности борьбы с ней в
России XIV - XVII веков / Н.В. Акимова [Электронный ресурс] // История
государства и права. 2008. № 8. / Справочно-правовая система Консультант
Плюс.
98.
Бег на месте или история коррупции в государстве Российском.
[Электронный
ресурс]
-
Режим
доступа:
corrupcioner.ru/node/51– Дата доступа: 12.10.2018.
http://www.anti-
123
99.
Борьба с коррупцией может быть опасна для национального
суверенитета. Это доказывают недавние события на Украине, полагают
депутаты
и
чиновники.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/03/27/borba-s-korruptsiei-mozhetbit-opasna-dlya-natsionalnogo-suvereniteta– Дата доступа: 01.09.2017.
100. В библиотеке им. И.А. Бунина проходит выставка «Коррупция:
сущность, проблемы, решения» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://istoki.tv/news/kultura/v-biblioteke-im-i-a-bunina-otkryta-vystavka-korruptsiyasushchnost-problemy-resheniya/– Дата доступа: 05.10.2018.
101. Варианты и виды взяток [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
Дата
https://www.assessor.ru/notebook/ugolovnyj-kodeks/vzyatka/–
доступа:
11.10.2018.
102. Волженкин, Б.В. Коррупция в России. Выступление на «круглом
столе» в Американском университете (г. Вашингтон, США, 25 ноября 2002 г) /
Б.В.
Волженкин
[Электронный
ресурс]
-
Режим
доступа:
Дата
доступа:
http://www.jurfak.spb.ru/centers/traCCC/v_korr_russia.htm–
12.10.2018.
103. Волков, С.В. Разговоры вокруг пороков общества. / С.В. Волков
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://salery.livejournal.com/54418.html – Дата доступа: 05.08.2017.
104. Головщинский, К.И. Сравнительный анализ стратегий по борьбе с
коррупцией / К.И. Головщинский, С.А. Пархоменко [Электронный ресурс] Режим доступа: http://exsolver.narod.ru/Artical/Govertheory/corrupbattle.html. –
Дата доступа: 17.10.2018.
105. Гуськов, Ю.В. Рецензия политолога полезной для настоящих
антикоррупционеров книги / Ю.В. Гуськов, С.А. Мельков // Электронный
научный журнал «ГосРег». -2017. -№ 3 [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
https://elibrary.ru/download/elibrary_30267746_51479928.pdf–
Дата
доступа: 05.10.2017.
106. Древние корни коррупции на Руси. [Электронный ресурс] - Режим
124
доступа: http://news.rin.ru/news///166097– Дата доступа: 12.10.2018.
107. Есаян, А.К. Меры по борьбе с коррупцией в государствах – членах
СНГ, ЕВРАЗЭС И ШОС / А.К. Есаян [Электронный ресурс] // Российская
юстиция. -2009. -№ 6. / Справочно-правовая система Консультант Плюс.
108. Зорькин связал рост коррупции с либерализацией уголовного
законодательства - 92% взяточников остаются на свободе. [Электронный
ресурс] - Режим доступа:
https://pravo.ru/news/view/95021/ – Дата доступа:
10.10.2018.
109. Истоки коррупции. Карелия Официальная. [Электронный ресурс]
Режим доступа: http://www.gov.karelia.ru/gov/Leader/Reform/hist_cor.html– Дата
доступа: 05.09.2017.
110. История коррупции в России. [Электронный ресурс] - Режим
доступа:
http://www.ufmsko.ru/korrup.php?vnum=ist_kor–
Дата
доступа:
12.10.2018.
111. История коррупции в России. Библиотека антикоррупционера.
[Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.s-pravdoy.ru/library2/sitkorrupcia/1403-2009-02-27-15-33-45.html– Дата доступа: 10.10.2018.
112. Комментарий к ст. 291.1 УК РФ [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://stykrf.ru/291-1. – Дата доступа: 12.10.2017.
113. Коррупция в России. От Новгородской республики до наших дней.
[Электронный
ресурс]
-
Режим
доступа:
http://www.minjust-
vrn.ru/index.php?page=59– Дата доступа: 12.10.2018.
114. Крутикова, С.В. Обычные подарки для государственных служащих
/ С.В. Крутикова // Вестник Тюменского университета. -2010. - № 2.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://cyberleninka.ru/article/n/obychnye-podarki-dlya-gosudarstvennyhsluzhaschih#ixzz3rXrpwBw6– Дата доступа: 05.10.2018.
115. Кузнецова, О.А. Некоторые особенности детерминации коррупции
в России на современном этапе / О.А. Кузнецова // Вестник ТГУ. - 2013. - №12
(128).
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
125
https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-osobennosti-determinatsii-korruptsii-vrossii-na-sovremennom-etape– Дата доступа: 05.08.2018.
116. Куликов, А.В. Модель преступного поведения в уголовном кодексе
Италии / А.В. Куликов // Российское право: Образование. Практика. Наука.2015.
-
№6
(90).
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/model-prestupnogo-povedeniya-v-ugolovnomkodekse-italii – Дата доступа: 06.10.2018.
117. Кушниренко,
С.
Об
имплементации
в
национальное
законодательство России международных правовых норм, направленных на
усиление борьбы с коррупцией / С. Кушниренко, А. Зоточкин [Электронный
ресурс] –Режим доступа: // Уголовное право. 2006. № 6. / Справочно-правовая
система Консультант Плюс.
118. Лопашенко,
Н.А.
Противодействие
российской
коррупции:
обоснованность и достаточность уголовно-правовых мер / Н.А. Лопашенко
[Электронный
ресурс]
Режим
-
доступа:
http://sartraccc.sgap.ru./Pub/lopashenko(18-03).htm – Дата доступа: 12.10.2017.
119. Макаревич, А.Г. Закон Республики Беларусь "О борьбе с
коррупцией" - этап в совершенствовании законодательства в этой сфере / А.Г.
Макаревич
[Электронный
ресурс]
Режим
-
доступа:
http://ncpi.gov.by/ncla/article32.html – Дата доступа: 12.10.2018.
120. Названа сумма ущерба России от коррупционных преступлений
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://vestiregion.ru/2017/12/08/nazvana-summa-ushherba-rossii-ot-korrupcionnyxprestuplenij/– Дата доступа: 05.06.2018.
121. Путин предложил беспрецедентные меры борьбы с коррупцией.
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.pnp.ru/social/putinpredlozhil-besprecedentnye-mery-borby-s-korrupciey.html
–
Дата
доступа:
11.10.2018.
122. Путин: практика либерализации наказаний за коррупцию не
работает.
[Электронный
ресурс]
-
Режим
доступа:
126
https://ria.ru/society/20131030/973675846.html – Дата доступа: 17.10.2018.
123. Савченков, А.В. Детерминанты коррупции в России / А.В.
Савченков // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. - 2014. - №170. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/determinanty-korruptsiiv-rossii– Дата доступа: 05.06.2018.
124. Синюкова, Т.Н. Понятие и подходы к содержанию коррупции / Т.Н.
Синюкова // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии
МВД России. -2015.- №1 (29). [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-i-podhody-k-soderzhaniyu-korruptsii
–
Дата доступа: 12.10.2018.
125. Хамицева, Д.В. Криминалистическая характеристика взяточников /
Д.В. Хамицева // Молодой ученый. - 2014. - №1. - С. 263-265. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа:
17.10.2018.
https://moluch.ru/archive/60/8627/ – Дата доступа:
127
Приложение 1.
Динамика коррупционной преступности
(2012-2016 гг.)
128
Приложение 2.
Данные социологического опроса об оценке масштабов российской
коррупции и отношении к ней.
129
Приложение 3.
Рейтинг Transparency International о распространенности коррупционных
проявлений в России.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа