close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Мазур Наталья Николаевна. Уголовная ответственность за взяточничество в России

код для вставки
1
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная
квалификационная
работа
на
тему
«Уголовная
ответственность взяточничество в России».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01. Юриспруденция
Направленность (профиль) Уголовное право и уголовный процесс
Студент: Мазур Н.Н.
Научный
руководитель:
кандидат
юридических
наук,
доцент,
заведующий кафедрой уголовного права Л.А. Абашина.
Объем ВКР: 88 с.
Количество использованных источников: 68
Ключевые слова: взяточничество, уголовно-правовая ответственность,
получение
и
дача
взятки,
посредничество
во
взяточничестве,
злоупотребление должностными полномочиями.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе
рассмотрены
вопросы
уголовно-правовой
характеристики
преступлений в сфере взяточничества; раскрыты элементы понятий объекта и
субъекта преступлений; даны отличительные признаки получения и дачи
взятки; рассмотрены актуальные проблемы квалификации взяточничества;
выделены разграничения с коммерческим подкупом, мошенничеством и
злоупотреблением (превышением) должностными полномочиями.
Методологическую основу исследования составляют общенаучные
методы познания: анализ, синтез, метод аналогии, метод классификации и
функциональный подход. Частнонаучные методы познания: историкоправовой метод, формально-юридический метод, сравнительно-правовой
метод.
По
результатам
проведенного
исследования
теоретического и практического характера.
сделаны
выводы
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………5
ГЛАВА
1.
УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ
ХАРАКТЕРИСТИКА
ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА ………………………….11
1.1. Объект и объективная сторона взяточничества…………..….……...11
1.2. Субъект и субъективная сторона взяточничества ………………..…25
1.3. Общественная опасность взяточничества как критерий назначения
наказания………………………………………………………..………37
ГЛАВА 2. ПОЛУЧЕНИЕ И ДАЧА ВЗЯТКИ: ОБЩИЕ И ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ
ПРИЗНАКИ ……………………………………………………………….……..47
2.1. Оконченный и неоконченный состав взяточничества: уголовноправовое значение………………………………………………..…….47
2.2. Освобождение от уголовной ответственности взяткодателя при
добровольном отказе: значение для квалификации…………...……..54
2.3. Посредничество во взяточничестве и его связь с дачей и получением
взятки……………………………………………………………………60
ГЛАВА
3.
АКТУАЛЬНЫЕ
ПРОБЛЕМЫ
КВАЛИФИКАЦИИ
ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА ……………………………………………..…………….67
3.1. Взяточничество и коммерческий подкуп: разграничение
составов…………………………………………………………………67
3.2. Взяточничество и злоупотребление (превышение) должностными
полномочиями: разграничение составов………………………...……72
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……...…………………………………………………………..78
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ...…………………………………………………….81
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
взяточничество
и
темы
все
его
исследования
формы
обуславливается
являются
одними
из
тем,
что
наиболее
распространенных коррупционных преступлений в России. Общественная
опасность коррупционных преступлений очень велика – они разрушают
практически все основы государственной власти и общественной жизни,
криминализуют все сферы общественной деятельности и способствуют
развитию и процветанию правового нигилизма и коррупционного поведения
во всех слоях общества.
Коррупция является наиболее общественно опасным проявлением
негативных тенденций, сложившихся в обществе, к которым можно отнести
сращивание преступных элементов и преступных групп с органами власти,
их должностными лицами, падение авторитета власти и закона в глазах
общества, ослабление исполнительных механизмов и насаждение правового
нигилизма, что является очень плодородной почвой для коррупционных
механизмов, которые проникают во все институты общественной жизни –
образование, правосудие, спорт, общественная деятельность, политика,
властные структуры, социально-экономическая сфера – все пронизано
коррупционными проявлениями, которые проявляются не только во взятках
и хищениях бюджетных средств, но и в иных нематериальных проявлениях,
которые, тем не менее, способствуют укреплению материальных проявлений
коррупционного характера.
Опасность взяточничества заключается в том, что оно не связано с
действиями преступных групп, а является настолько распространенным на
бытовом и общественном уровне, что стало частью повседневной жизни
общества, то есть, процессы коррупционного характера, связанные со
взяточничеством, очень глубоко укоренились в массовом общественном
сознании.
7
Общественно опасные последствия от коррупции являются намного
более разрушительными, поскольку коррупция воздействует на объекты
нематериального мира – те же общественные процессы, общественные
явления, мысли людей, образ мышления. Можно утверждать, что коррупция
более является даже не сферой одних лишь уголовных преступлений и не
столько относится к сфере уголовного права, сколько является относящейся к
сфере общественной мысли, сфере массового общественного сознания.
Взяточничество
является
наиболее
деструктивным
и
опасным
проявлением коррупционных преступлений, поскольку оно напрямую
криминализует
сферу
государственной
власти,
государственных
полномочий, дискредитирует государственную службу и службу в органах
местного самоуправления. Взяточничество приводит к тому, что все
финансовые процессы и финансовые потоки, которые хотя бы даже в самой
минимальной степени могут быть связаны с государственными структурами,
начинают
восприниматься
как
средства,
имеющие
криминальное
происхождение и криминальные способы получения.
Степень разработанности проблемы. Тема работы является очень
хорошо изученной. Известны труды таких авторов, как Аникин А.А.,
Аслаханов А.А., Басова Т.Б., Борков В.Н., Будатаров С.М., Вейберт С.Ф.,
Волженкин Б.В., Гаухман Л.Д., Головко С.А., Горбунов А.В., Горелик А.С.,
Гребенюк Р.А., Долгова А.И., Здравомыслов Б.В., Ишимов А.В., Качмазов
О.Х., Квиниция А.К., Клепицкий И.А., Колодкина А.А., Кондрашова Т.В.,
Краснопеева Е.С. Лопашенко Н.А., 7унев В.В., Ляпунов Я.И., Максимов С.В.,
Мещерский А.С., Миньковский Г.М., Никонов П.В., Радченко О.В., Резанов
В.И., Ремизов М.В., Семенов Д.А., Светлов А.Я, Сучков Р.Н., Тарасова Е.В.,
Фоминых С.М., Чапурко Т.М., Шеретов В.В., Эминов В.Э., Яни П.С. и др.
Так, в работе О.В. Радченко рассматриваются вопросы, связанные с
квалификацией взяточничества, анализируется противоречивая судебноследственная практика, сложившаяся при квалификации получения взятки за
совершение незаконных действий (бездействия). В статье Т.М.Чапурко,
8
А.А.Колодкиной затрагиваются проблемы квалификации посредничества во
взяточничестве, которые обусловлены несовершенством действующего
уголовного законодательства. В работе П.В. Никонова анализируются
отдельные проблемы квалификации посредничества во взяточничестве.
Целью
работы
является
исследование
института
уголовной
ответственности за взяточничество в России.
На достижение цели направлено решение следующих задач:
- рассмотреть объект и объективную сторону взяточничества,
- охарактеризовать субъект и субъективную сторону взяточничества,
- определить общественную опасность взяточничества как одного из
критериев назначения наказания в уголовном праве России,
-
раскрыть
критерии
оконченности
и
неоконченности
состава
взяточничества,
- рассмотреть основания освобождения от уголовной ответственности
взяткодателя при добровольном отказе,
- раскрыть взаимосвязи посредничества во взяточничестве с дачей и
получением взятки,
- выявить актуальные проблемы квалификации взяточничества:
критерии разграничения с коммерческим подкупом, мошенничеством и
злоупотреблением (превышением) должностными полномочиями.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
возникающие в случае совершения преступления, связанного со взяткой
(получение, дача взятки, посредничество во взяточничестве).
Предметом
процессуальное
исследования
законодательство,
является
нормы
уголовное,
уголовно-
административного
законодательства, а также федеральных законов и нормативных актов в
сфере правового регулирования государственной службы, службы в органах
местного самоуправления, а также научные работы и исследования других
авторов в данной сфере.
9
Методологическую основу исследования составили общенаучные, а
также частные методы познания: исторический, сравнительно-правовой,
системно-структурный, конкретно-социологический, формально-логический,
логико-юридический, статистического анализа и обобщения.
Теоретическую базу исследования составляют научные труды и
публикации в периодической печати отечественных учёных-криминологов,
касающиеся проблем ответственности за получение и дачу взятки,
посредничество во взяточничестве.
Нормативная база работы представлена положениями: Конституции
Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации (далее
УК РФ), а также радом специальных нормативно-правовых актов,
касающихся ответственности и других мер противодействия взяточничеству.
Эмпирическую основу исследования составили: судебная практика
судов, постановления Пленума Верховного Суда РФ, статистические данные,
касающиеся рассматриваемого аспекта, а также материалы исследований,
которые были проведены различными учеными по применению норм
Уголовного кодекса РФ.
Научная новизна заключается в том, что при исследовании
использовалось
актуальное
законодательство
и
новейшие
работы
исследователей по данной теме.
Практическая значимость данной работы заключается в том, что
положения и выводы, полученные в ходе выполнения данной работы, могут
использоваться для дальнейшего исследования данной темы. Практические
рекомендации в данной работе могут применяться в оперативно-розыскной и
следственной деятельности правоохранительных органов, поэтому работа
имеет не только теоретическое, но и практическое значение.
Положения, выносимые на защиту:
1. Взяточничество и все его формы являются одними из наиболее
распространенных коррупционных преступлений в России. Опасность
10
взяточничества является настолько распространенным в повседневной жизни
общества, что оно глубоко укоренилось в массовом общественном сознании.
2.
Коррупция
в
-
целом,
и
взяточничество
-
в
частности,
характеризуются следующими признаками: общественной опасностью;
наличием различных уровней проявления; запрещенностью уголовным,
административным и иными отраслями законодательства под страхом
наказания (взыскания); использованием служебных полномочий не в
государственных целях, не в соответствии с их действительным целевым
предназначением;
получением
с
той
или
иной
периодичностью
(систематичностью) вознаграждения; бюрократизацией государственного
аппарата.
3. Высокий уровень развития коррупционных преступлений (в т.ч.,
взяточничества) в современной России обусловлен двумя основаниями,
которые
носят
заключается
преимущественно
в
жестком
социокультурный
доминировании,
характер.
господстве
Первое
интересов
государственного аппарата над интересами общественных (гражданских)
структур
и
частных
общественном
лиц.
сознании
Второе
определяется
субъективными
доминирующими
оценками
и
в
ценностными
установками, рассматривающими совершение коррупционных действий в
качестве обычного, «нормального» вида поведения.
4.
Исходя
из
определения
взяточничества
и
коррупционных
преступлений, особое внимание в работе обращено к схеме взяточничества.
Она, как правило, такова: получателем взятки является должностное лицо, а
взяткодателем – физическое лицо, которое не обладает какими-либо
административными или властными полномочиями.
Посредником во
взяточничестве может являться любое лицо, но чаще им является физическое
лицо, которое максимально приближено к должностному лицу, либо к
взаимодействию с государственными структурами.
5.
Вред,
причиненный
коррупционным
преступлением, должен
оцениваться из совокупности объективных и субъективных признаков.
11
6. Выделены основные формы проявления коррупции в современном
российском обществе. Осуществлен системный анализ основных видов
коррупционной деятельности, раскрыты их сущностные черты, причины их
возникновения, носящие социокультурный характер.
7. Следует иметь четкое разграничение между взяточничеством (ст.290
УК РФ) и коммерческим подкупом (ст.204 УК РФ). Эти преступления имеют
различные объекты уголовно-правового посягательства: коммерческий
подкуп
направлен
на
негосударственный
коммерческий
сектор
общественных отношений, взяточничество – на институт государственных
служебных и должностных полномочий.
8.
Следует
разделять
понятия
злоупотребления
(превышение)
должностными полномочиями от взяточничества. С точки зрения уголовного
законодательства, более общественно опасным является взяточничество,
поскольку по некоторым пунктам ст.290 УК РФ такое преступление является
особо
тяжким.
толкованием
Злоупотребление
преступлений
является
против
наиболее
должностных
расширительным
полномочий,
а
взяточничество – одним из частных случаев злоупотребления.
9. Эффективной мерой предупреждения коррупционной преступности
(в т.ч., взяточничества) является формирование в сознании граждан чувства
ответственности за совершенные деяния.
Структура работы состоит из введения, трех глав, включающих в себя
девять параграфов, заключения и списка использованной литературы.
Объем работы составляют 88 страниц, количество использованных
источников – 68.
12
ГЛАВА 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА
1.1. Объект и объективная сторона взяточничества
Взяточничество является коррупционным преступлением в сфере
государственной
образующих
власти,
должностных
и
служебных
административно-правовой
или
полномочий,
административно-
распорядительный статус должностного лица. Взяточничество – это
совокупность преступлений, предусмотренных нормами ст.290 Уголовного
Кодекса РФ1 – получение взятки, ст.291 УК РФ – дача взятки, ст.291.1 УК РФ
–
посредничество
во
взяточничестве,
ст.291.2
УК
РФ
–
мелкое
взяточничество. Данные преступления объединены в главу 30 УК РФ
«Преступления против государственной власти, интересов государственной
службы и службы в органах местного самоуправления». Это означает, что
основным объектом уголовно-правовой охраны в случае со взяточничеством
является государственная власть, государственная служба и служба в органах
местного
самоуправления.
Поскольку
административно-правовую
совокупности
природу,
уголовно-правовых
и
государственная
такие
власть
отношения
имеет
строятся
административных
из
принципов.
Административными принципами в сфере государственной власти являются
принципы
неравноправия
недобровольности
и
сторон
принудительности
правоотношения,
правоотношения,
принцип
принцип
императивно-правового регулирования, принцип властности-подчинения.
Преступления в сфере государственной власти, государственной службы
направлены
против
взяточничество
заинтересованность
содержания
имеет
со
данных
материальную
стороны
принципов.
и
В
корыстную
взяткополучателя,
который
частности,
личную
обладает
определенными властными полномочиями и должен осуществлять их в
императивном порядке, то есть, безусловно, путем подчинения второй
1
Уголовный Кодекс РФ от 13.06.1996г. №63-ФЗ (в ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ – 17.06.1996г. – №25 ст.2954
13
стороны – физического или юридического лица – нормам действующего
законодательства. Между тем, должностное лицо в обмен на взятку в виде
материального
вознаграждения,
носящего
незаконный
и
преступный
характер, не применяет соответствующие принципы и осуществляет
правоприменение в обход таких принципов, чем административной
составляющей государственной власти причиняется существенный ущерб,
который, как правило, носит репутационный характер и заключается в
снижении
авторитета
органов
государственной
власти,
снижения
императивной властной составляющей, что дискредитирует институт
административной власти.
Уголовно-правовыми принципами являются принцип законности,
принцип равенства граждан перед законом, принцип вины, справедливости и
гуманизма.
Совокупность
уголовно-правовых
и
административных
принципов в объекте общественной охраны в случае со взяточничеством
приводит к тому, что путем криминализации административной и
гражданской составляющей правоотношения оно превращается в уголовное.1
При этом административная составляющая, которая изначально преобладает
при взаимодействии должностного лица органа государственной власти, с
помощью гражданско-правового способа (соглашения, договоренности,
обещания, предложения) криминализуется в уголовную составляющую.
Таким образом, происходит повышение степени общественной опасности
правоотношения из-за несоблюдения основных принципов административноправового отношения. Предметом, криминализующим такие отношения,
является имущество в любом его виде – это имущественные материальные
блага, имущественные права, имеющие денежную стоимость, денежные
средства и любое другое имущество, которое может быть передано в
качестве взятки и иметь свойства ликвидности и материальной ценности.
Сумачев О.В. О принципах уголовного права // Юридическая наука и правоохранительная практика – 2017.
– №4(42). - С.8-15
1
14
Основным свойством взятки является ее имущественная ценность и
стоимость.
Исходя из этого, можно заключить, что взяточничество направлено на
целый комплекс правоотношений – это гражданское и административное
право, а также сфера государственной власти и службы. Это очень обширные
общественные сферы, а сфера гражданского права криминализуется не
только из-за способа взяточничества в форме соглашения, договора,
обещания
и
т.д.,
но
и
вследствие
гражданско-правового
статуса
взяткополучателя, который, как правило, является физическим лицом, не
обладающим какими-либо административно-властными государственными
или служебными полномочиями. Таким образом, в случае конструкции
объективного состава преступления в виде взяточничества со стороны
взяткополучателя
формы
действует
правоотношения
представитель
(должностное
административно-правовой
лицо,
государственный
или
муниципальный служащий), а с другой стороны – гражданское лицо,
представляющее
исключительно
гражданско-правовые
отношения
и
наделенное соответствующим гражданско-правовым статусом1. Законным
порядком реализации и отправления государственной власти и служебных
полномочий в таком случае является абсолютное следование более
императивным
принципам
административного
права
–
подчинение
гражданского элемента административному, неукоснительное соблюдение
требований, предъявляемых в административном порядке, безусловность и
бесспорность
их
выполнения.
Однако
появление
взятки
в
данном
правоотношении полностью разрушает всю его структуру и вносит
недопустимые
составляющие
в
правоотношения
типа
«властность-
подчинение». Таким недопустимым элементом являются денежные средства
или иное имущество, которое передается элементом, обязанным подчиняться
административным принципам, то есть, взяткодателем. Со стороны
Комаров В.Б., Шарапов Р.Д. Уголовно-правовая характеристика взятки как предмета преступления //
Общество: политика, экономика, право. – 2016. №9. – С.63
1
15
взяткополучателя, которым и является такой административно-властный
элемент надлежащим и единственно возможным действием является
безусловный отказ от любых имущественных благ, которые передаются в
рамках общественной конструкции «властность-подчинение», поэтому
состав взяточничества в действиях взяткополучателя квалифицируется в
момент
соглашения
с
получением
взятки,
несмотря
на
то,
что
соответствующее действие (бездействие) в пользу взяткодателя еще не
выполнено, а возможно и не будет выполнено и впоследствии. Тем не менее,
это не освобождает взяткополучателя от ответственности, поскольку
единственно возможным и надлежащим законным действием является отказ
от получения каких бы то ни было материальных благ в сфере
осуществления своих служебных и должностных полномочий. Это указывает
на то, что уголовным законом в качестве основного объекта охраны избраны
властные полномочия – государственная власть, служба в государственных
органах
и
органах
местного
самоуправления,
а
в
отношении
взяткополучателя-должностного лица уголовный закон более строг, нежели в
отношении взяткодателя-гражданского лица, не наделенного каким-либо
административными полномочиями.
В своей работе С.В. Изосимов и Э.А. Гейвандов указывают на взятку
как на обязательный признак, характеризующий объект преступления и
являющийся его предметом. При этом в юридической литературе вопрос о
природе взятки является дискуссионным. Одни ученые называют взятку
предметом
преступления
(А.В.
Галахова,
Б.В.
Здравомыслов,
Е.В.Мельникова и др.), другие – средством совершения преступления
(А.К.Квинциния, Ш.Г. Папиашвили и др.). Между тем, С.В. Изосимов
замечает, что, по его мнению, взятку было бы правильно относить к
предмету
преступления.
Исследователь
указывает
на
необходимость
разграничения понятий «предмет взяточничества» и «предмет взятки»:
взятка, являясь предметом преступления, имеет свое собственное предметное
16
содержание – это имущественное благо, передаваемое должностному лицу
для определенных целей1.
Между тем, на наш взгляд, предмет преступления не следует
отождествлять с объектом преступления и включать его в данное понятие.
Сама взятка, как далее замечает в работе С.В. Изосимов, в наиболее
распространенном случае, это деньги – денежные знаки (как российские, так
и иностранные), имеющие хождение и находящиеся в финансовом обороте в
момент совершения преступления. Как отмечалось нами ранее, денежные
средства имеют гражданско-правовое определение и являются частью
гражданского оборота, поэтому их неоправданное включение в состав
объекта преступления даже в качестве предмета приводит к необоснованной
криминализации
гражданско-правовых
отношений
и
позволяет
криминализовать финансовый оборот как часть гражданского оборота.
Нашим предложением является исключение из объекта преступления
предмета
взятки,
что
относится
более
не
к
уголовно-правовым
характеристикам, но к научно-исследовательским рекомендациям. Несмотря
на поддержку подавляющей части научного сообщества включения предмета
взятки в состав объекта преступления, такое предложение не представляется
рациональным.
Как указывается в работе А.В.Грошева, взятка – это та или иная
имущественная выгода, получаемая должностным лицом за выполнение
(невыполнение) в интересах взяткодателя определенных действий по
службе2.
Помимо денег к предметам взятки относятся ценные бумаги, которые
также находятся в обороте на момент совершения преступления. Согласно
ст.142 Гражданского Кодекса РФ3 ценной бумагой является документ,
Изосимов С.В., Гейвандов Э.А. Предмет взяточничества: проблемы определения содержания // Актуальные
проблемы экономики и права – 2010. – №4. - С.56-63
2
Грошев А.В. Ответственность за взяточничество (вопросы теории и практики). – Краснодар: КубГАУ,
2008. - С.20-21
3
Гражданский Кодекс РФ часть 1 ФЗ №51 от 30.11.1994г. (в ред. от 03.08.2018) // РГ . 08.12.1994г. №238239
1
17
удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных
реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых
возможна только при его предъявлении.
Деньги также определяются как вещь гражданского оборота.
Это указывает на то, что в науке уголовного права сложился подход, в
соответствии с которым в объект преступления включается его предмет, при
этом в случае со взяткой, на наш взгляд, усматривается необоснованная
криминализация предмета взятки как вещи гражданского оборота, в то время,
как основной объект преступления – государственная власть и служебные
полномочия
–
имеют
исключительно
административную
природу
происхождения1.
Между тем, ряд исследователей уголовного права также согласны с
тем, что понятие имущества является гражданско-правовым. Л.Н.Тумаркина
указывает, что в уголовном праве понятие имущества должно соотноситься с
предметом преступления2.
Однако между средством совершения преступления и предметом
преступления в случае взятки может усматриваться определенная разница.
Так, к примеру, в случае совершения преступлений против собственности,
которая
является
исключительно
гражданско-правовым
объектом
регулирования, преступление направлено на предмет – вещь, имеющую
материальную ценность, которая принадлежит потерпевшему на праве
собственности или ином вещном праве (кража, грабеж, разбой и иные виды
хищения). В таком случае подходит классическое определение из теории
уголовного права, в соответствии с которым предмет преступления – это то,
на что направлено преступление, непосредственный объект его воздействия.
Предметом получения взятки в наиболее распространенном случае
являются денежные средства, и они действительно могут рассматриваться
как предмет преступления. Однако взяточничество подразумевает не только
Волженкин Б.В. Служебные преступления: комментарий законодательства и судебной практики. - СПб,
2005. С.260.
2
Тумаркина Л.Н. Коммерческий подкуп. – М.: ИД «Камерон», 2005. - С.42.
1
18
взяткополучателя, но и взяткодателя. Со стороны взяткодателя предметом
преступления являются не денежные средства, а те действия (бездействие),
которые образуют объективную сторону состава взяточничества, которые
входят в должностные полномочия взяткополучателя и должны быть
исполнены получателем взятки в пользу взяткодателя. Таким образом, для
взяткодателя
предметом
преступления
являются
государственные
и
служебные полномочия, на законный порядок осуществления которых он и
посягает, передавая взятку в обход установленных и предусмотренных
законных процедур.
В данном случае квалификация УК РФ дает ответ на вопрос о большем
приоритете общественно охраняемого интереса. Взяточничество во всех его
проявлениях включено в состав главы 30 УК РФ о преступлениях против
государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
Объект собственности, к которому можно отнести деньги, ценные бумаги,
иное имущество и имущественные права, которые, по мнению ряда
исследователей, являются предметом преступления и включаются в объект
преступления, не является основным объектом охраны главы 30 УК РФ, а
значит, не может быть включен в объект преступления. Денежные средства,
ценные бумаги и иные имущественные права и имущество, являющиеся
предметом взятки, следует также относить не только к предмету
преступления, но и к способу его совершения1.
Переходя к объективной стороне преступления, нельзя не отметить
указанную
нами
только
что
особенность
взаимосвязи
незаконных
совместных действия взяткодателя и взяткополучателя. То, что образует для
взяткодателя
объект
преступного
посягательства
–
государственные
должностные полномочия взяткополучателя – одновременно образует для
взяткополучателя объективную сторону преступления. То есть, принимая
денежные средства, являющиеся предметом и способом совершения
1
Рарог А.И. Проблемы квалификации взяточничества // Уголовное право – 2013. – №5. - С.100-102
19
преступления,
взяткополучатель
совершает
объективную
сторону
преступления по ст.290 УК РФ – получение взятки.
Согласно ч.1 ст.290 УК РФ образует состав преступления получение
должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным
лицом публичной международной организации лично или через посредника
взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных
оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных
имущественных прав (в том числе, когда взятка по указанию должностного
лица передается иному физическому или юридическому лицу) за совершение
действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц,
если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия
должностного лица, либо если оно в силу должностного положения может
способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее
покровительство или попустительство по службе.
Согласно ч.1 ст.291 УК РФ образует состав преступления дача взятки
должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному
лицу публичной международной организации лично или через посредника (в
том числе, когда взятка по указанию должностного лица передается иному
физическому или юридическому лицу).
Таким образом, объективным составом преступления по ст.290 УК РФ
является получение денежных средств должностным лицом, а по ст.291 УК
РФ – передача денежных средств должностному лицу. В таком случае форма
и способ совершения преступления образуют объективный состав, поскольку
получение, а также передача являются прямыми действиями, совершенными
в определенных целях1. Ранее в работе нами предлагалось не включать
имущество из гражданского оборота в объективный состав преступления,
полагая считать такое имущество лишь средством совершения преступления.
В таком смысле главной составляющей в объективном составе преступления
Кондрашова Т.В. Уголовная ответственность за взяточничество: учеб.пособие. - Екатеринбург, 2003. –
С.42.
1
20
становятся не денежные средства и иное имущество, передаваемое
взяткодателем и получаемое взяткополучателем, а цель и конечный результат
такого действия, то есть, предполагаемые к наступлению общественно
опасные последствия в виде дискредитации института государственной
власти и службы в государственных органах. Иными словами, главным
признаком объективной стороны взяточничества будет являться то, в каких
целях передавалась взятка, и за что она предназначалась – за какое конкретно
действие или бездействие. Как следует из конструкции ст.290 УК РФ, такие
действия или бездействие должны находиться в прямой компетенции
взяткополучателя, либо взяткополучатель может содействовать совершению
таких действий, но в любом случае, такие действия или бездействие должны
быть совершены в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.
Анализируя объективный состав взяточничества, нельзя не указать на
весьма расплывчатую конструкцию состава ст.290 УК РФ, при этом и
конструкция ст.291 УК РФ в такой же степени привязана к ст.290 УК РФ,
поскольку
взяткополучатель
должен
действовать
в
интересах
взяткополучателя или представляемых им лиц.
Также необходимо отметить, что ст.291 УК РФ содержит усеченный
состав, привязываясь в своей конструкции к содержанию ст.290 УК РФ,
которая, как представляется, играет ведущую роль в уголовно-правовой
модели
«получение-дача взятки». Получение взятки является более
расширительным толкованием, чем дача взятки. Для квалификации
преступления по ст.291 УК РФ законодатель уже не видит необходимости
описывать в диспозиции статьи форму взятки, а также цели ее передачи. Это
указывает на своеобразную уголовно-правовую «привязку» ст.291 УК РФ к
конструкции объективного состава ст.290 УК РФ1.
Очевидно, что такая конструкция и «привязка» имеет множество
слабых мест и пробелов, а взятая отдельно конструкция ст.290 УК РФ также
Безрукова О.В., Дасаева А.И. К вопросу об актуальных проблемах квалификации взяточничества //
Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». 2016. – т4, №4(16). – С.85
1
21
имеет массу недочетов, поэтому она должна быть подвергнута критическому
анализу.
Так, объективный состав получения взятки очень широк – это любое
действие или бездействие, входящее в объем служебных или должностных
полномочий получателя взятки, которое совершается в пользу лица,
передающего взятку, а равно в пользу представляемых им лиц, что не
позволяет установить не только круг конкретных действий или бездействия,
криминализующихся нормой ст.290 УК РФ, но и точно установить круг всех
субъектов, в пользу которых взяткополучатель может совершить такие
действия или бездействие. Таким образом, неконкретизировано объективное
действие (бездействие) взяткополучателя, неконкретизированы субъектывыгодополучатели
от
передачи
взятки,
однако
за
все
эти
неконкретизированные и прямо не определенные действия (бездействие)
устанавливается вполне конкретная и достаточно жесткая уголовная
ответственность. Это указывает на расплывчатость и неконкретность нормы
ст.290 УК РФ, под которую можно «подогнать» фактически любое действие
или действие, связанное со служебными или должностными полномочиями
какого-то должностного лица, установить лиц, которые теоретически могли
бы получить некую пользу или выгоду от таких действий или бездействия.
Далее остается лишь криминализовать все эти составляющие, добавив в эти
«слагаемые» денежные средства в виде взятки, которые, рассуждая чисто
теоретически,
можно
попросту
сообщает»
«факте
вымогательства
о
подбросить.
взятки»,
Взяткодатель
действует
«заранее
в
рамках
оперативного эксперимента – и готово уголовное дело о получении взятки
конкретным должностным лицом.
В таком случае единственным криминализующим элементом, который
хотя бы как-то определенно указывает на общественную опасность взятки,
является совершение действий или бездействия в пользу взяткодателя.
Между тем, даже в таком случае что может означать такая «польза»? И
почему чья-то «польза» должна криминализоваться? Очевидно, что и здесь
22
имеются
существенные
недоработки
и
правовые
пробелы,
свидетельствующие о существенных слабостях объективной конструкции
ст.290 УК РФ. Если уж законодатель указывает в составе ст.290 УК РФ такой
криминализующий элемент, как «польза», более юридически верным и
грамотным являлась бы замена такой «пользы» на «материальную или
имущественную
выгоду»
взяткодателя
или
лиц,
чьи
интересы
он
представляет1.
Таким образом, критический анализ конструкции ч.1 ст.290 УК РФ не
может выявить иных криминализующих составляющих, кроме пользы
взяткодателя или иных лиц, в чьих интересах он действует, при этом такая
польза осуществляется благодаря действиям (бездействию) получателя
взятки, при этом такие действия (бездействие) входят в законные
полномочия
взяткополучателя.
Если
разложить
все
составляющие
объективного состава преступления по ст.290 УК РФ, то получим, что
никаких исключительно криминальных компонентов здесь не имеется, и это
уже является серьезным поводом задуматься – а так ли обоснован и
юридически безупречен состав ст.290 УК РФ, который по некоторым своим
составам относится к особо тяжким преступлениям с назначением наказания
вплоть до 15 лет лишения свободы? Итак, получение взятки включает в себя
должностное лицо с определенным объемом полномочий – фигуру
административно-правового
статуса,
денежные
средства
в
самом
распространенном случае – элемент гражданско-правового характера,
взяткодателя – физическое лицо, которое может действовать как в своих
интересах, так и в интересах иных доверенных лиц – также фигуру
исключительно
гражданского
характера,
и
главным
элементом
правоотношения выступает польза взяткодателя или иных лиц, чьи интересы
он представляет. При этом польза в составе ст.290 УК РФ также не
выдерживает никакой объективной критики, поскольку совершенно не
Краюшкина Я.В. Момент окончания взяточничества // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями –
2016. – №2. - С.62-64
1
23
раскрывается, что это за польза, и какой характер она носит. Даже если
предположить, что такая польза является имущественной выгодой, то есть,
учтены наши замечания, сделанные выше, все равно получается, что такая
польза в виде выгоды является элементом исключительно гражданскоправовым, поскольку любое имущество несет в себе следы гражданскоправового характера. Что же криминализуется в составе ст.290 УК РФ, что
делает ее особо тяжким преступлением? Польза в виде имущественной
выгоды взяткодателя, которую он получает в обмен на передачу имущества в
виде материальных благ получателю взятки? Или то, что получатель взятки
использует свои служебные и должностные полномочия для удовлетворения
имущественных интересов иных лиц и незаконного предоставления им некой
«пользы» или «выгоды»? Но это обычное злоупотребление своими
полномочиями должностным лицом. Ведь должностное лицо не выходит за
рамки своих полномочий в случае взятки и получает денежные средства
лишь за те действия или бездействие, которые такое лицо (взяткополучатель)
в состоянии реально выполнить в силу своей служебной компетенции. Если
же взяткополучатель получает взятку в любом виде за действия, не лежащие
в пределах его служебной или должностной компетенции, то это
мошенничество.
В
таком
случае
взяточничество
очень
тесно
граничит
со
злоупотреблением полномочиями и пока его объективный состав не
выдерживает никакой критики. Складывается ощущение искусственной
криминализации таких правоотношений и искусственного «раздувания»
преступления, которое вполне могло бы быть квалифицировано в рамках
злоупотребления своими полномочиями. Ведь если криминализуются
денежные средства и иное имущество, передаваемое в виде взятки, если
криминализуется
любая
имущественная
польза
или
иная
выгода
взяткодателя, а также неопределенно широкого круга лиц, чьи интересы он
представляет, справедливо допускать, что осуществляется злоупотребление
действиями
исключительно
гражданско-правового
характера,
которые
24
используются в административно-правовых целях. Взятка основана на
соглашении, договоре, обещании, которые, в свою очередь, являются
исключительно
способами
заключения
сделки
гражданско-правового
характера. Таким образом, взятка криминализует гражданский оборот и
такие его форма, как сделки, заключаемые, как правило, в словесной устной
форме1.
В
таком
случае
особый
интерес
представляет
разъяснение
правоприменителя относительно того, что же именно криминализуется в
составе действий (бездействия) со стороны взяткополучателя. Так, согласно
ч.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №24 от 09.07.2013г. «О
судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных
преступлениях»2 под входящими в служебные полномочия действиями
(бездействием) должностного лица следует понимать такие действия
(бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в
пределах его служебной компетенции (например, сокращение установленных
законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя, ускорение принятия
должностным лицом соответствующего решения, выбор должностным лицом
в пределах своей компетенции или установленного законом усмотрения
наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им лиц
решения).
К примеру, таким действием может являться вынесение постановления
главой администрации о выделении земельного участка гражданину в
аренду, пользование или иной вид владения, включая собственность,
совершенный за денежное вознаграждение. К слову, такие уголовные дела
являются весьма распространенными в практике.
Приговором Камышинского городского суда Волгоградской области от
22.02.2018г. была осуждена Трахимович И.А. по обвинению в совершении
Бугаевская Н.В. К вопросу о совершенствовании уголовной ответственности за получение взятки (ст.290
УК РФ) // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки – 2012.
С.158.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013г. №24 «О судебной практике по делам о
взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (в ред. от 03.12.2018г.)// РГ. 17.07.2013г. №154
1
25
преступления по ч.3 ст.290 УК РФ – получение взятки. Событие
преступления заключалось в следующем. ДД.ММ.ГГ., в дневное время,
точное время в ходе следствия не установлено, начальник юридического
отдела Трахимович И.А. находилась на своем рабочем месте в кабинете
администрации, где к ней обратился ранее знакомый ФИО13, который решил
осуществлять
коммерческую
деятельность
на
земельном
участке
с
кадастровым № …., расположенном по адресу: …., площадью 24000 кв.м.,
принадлежащем на праве собственности его супруге ФИО20, при этом
высказал желание оплачивать электроэнергию по минимальным тарифам,
установленным приказом Комитета тарифного регулирования …. № …. от
ДД.ММ.ГГ. «Об установлении тарифов на электрическую энергию для
населения и приравненным к нему категориям потребителей» и попросил
Трахимович И.А. поспособствовать в изменении вида разрешенного
использования земельного участка , с разрешенного использования участка
«для
ведения
сельскохозяйственного
производства»
на
иной
вид
разрешенного использования, не связанный с коммерческим использованием.
В этот момент, у Трахимович И.А., являющейся должностным лицом –
начальником юридического отдела, сформировался преступный умысел,
направленный на получение взятки от ФИО13, и она предложила последнему
передать ей денежные средства в размере 25.000 рублей в качестве взятки за
незаконные действия, направленные на изменение вида разрешенного
использования указанного земельного участка, принадлежащего на праве
собственности ФИО20, с разрешенного использования участка «для ведения
сельскохозяйственного
производства»
на
иной
вид
разрешенного
использования, не связанный с коммерческим использованием, на что
ФИО13 согласился.
Получив
денежные
средства,
обвиняемая
подготовила
проект
постановления, в соответствии с которым разрешалось использование
земельного участка данным гражданином в иных целях, не связанных с
26
коммерческим использованием, что повлекло установление более низких
тарифов1.
Анализируя данный состав преступления, можно утверждать, что
криминальной составляющей здесь является исключительно использование
служебных
полномочий
обвиняемой
в
целях
незаконного
личного
обогащения, то есть, это злоупотребление должностными полномочиями,
поскольку получение денежных средств за реализацию своих служебных
функций предусмотрено лишь от работодателя, которым в случае с
государственным служащим является государство.
1.2. Субъект и субъективная сторона взяточничества
Субъектом является лицо, совершившее преступление, обладающее
специальными или общими признаками. Общими признаками являются
возможность привлечения к уголовной ответственности, к которой относится
достижение возраста уголовной ответственности, а также психическое и
умственное состояние субъекта преступления, которое позволяет привлечь
такое лицо к уголовной ответственности. Субъект преступления должен
являться вменяемым, то есть, ему может быть инкриминирован данный
состав
преступления.
Общий
возраст
привлечения
к
уголовной
ответственности определяется нормами ст.20 УК РФ и составляет 16 лет.
Специальными условиями являются такие условия, применимые к
субъекту преступления, которые предусматривают более высокий порог
правосубъектности в отношении установления уголовной ответственности за
содеянное. То есть, специальные субъекты преступления обладают более
высоким порогом уголовной правосубъектности. К таким специальным
условиям могут относиться специальный правовой статус, наличие какихлибо дополнительных условий в виде тех или иных полномочий,
должностных обязанностей, служебных званий и т.д., которые означают, что
Приговор Камышинского городского суда Волгоградской области от 22.02.2018г. по делу №1-2335/2017г. –
Судакт.ру, режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/m7qSDzJAKobR
1
27
субъект преступления действительно обладает теми полномочиями и
специальными правами и обязанностями, за которые ему инкриминируется
ответственность.
В случае со взяточничеством субъект преступления является как
специальным, так и общим. В первом параграфе неоднократно указывалось,
что взяточничество
- это преступление, направленное против законного
порядка осуществления служебных и должностных полномочий, основным
объектом посягательства которого является государственная власть и
интересы службы в органах муниципального управления. По мнению
П.С.Яни, это указывает на то, что основным субъектом взяточничества
является должностное лицо, наделенное специальными административнораспорядительными,
административно-властными
и
иными
государственными полномочиями1. Таким специальным субъектом является
взяткополучатель. Определение специального субъекта не приводится в
нормах ст.290 УК РФ, однако содержится отсылка к нормам ст.285 УК РФ о
злоупотреблении полномочиями. Ранее нами активно разрабатывалось
предположение, что взятка очень тесно граничит со злоупотреблением и
фактически
является
таким
уголовно
наказуемым
злоупотреблением
должностными полномочиями корыстной направленности особо отягченного
состава. Отсылка, содержащаяся в нормах ч.1 ст.290 УК РФ, еще раз
подчеркивает обоснованность наших предположений, указывая на то, что
какого-либо
специального
правосубъектного
состава
для
норм
взяточничества уголовное законодательство не содержит, и субъекты
взяточничества являются теми же самыми должностными лицами, что
предусмотрены для норм остальных составов преступлений главы 30 УК РФ.
Согласно Примечанию 1 к ст.285 УК РФ должностными лицами в
статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по
специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти,
Яни П.С. Споры о квалификации взяточничества: позиция Пленума ВС РФ // Законодательство – 2001. –
№6. - С.56
1
28
либо выполняющие организационно-распорядительные, административнохозяйственные функции в государственных органах, органах местного
самоуправления,
государственных
государственных
корпорациях,
и
муниципальных
учреждениях,
государственных
компаниях,
государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных
обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской
Федерации,
субъектам
Российской
Федерации
или
муниципальным
образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других
войсках и воинских формированиях Российской Федерации.
Еще
одним
специальным
субъектом
взяточничества
является
иностранное должностное лицо. Определение такого специального субъекта
содержится в п.2 Примечания 1 к ст.290 УК РФ – под иностранным
должностным лицом в настоящей статье, статьях 291, 291.1 и 304 настоящего
Кодекса понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее
какую-либо
должность
в
законодательном,
исполнительном,
административном или судебном органе иностранного государства, и любое
лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного
государства, в том числе для публичного ведомства или публичного
предприятия;
под
должностным
лицом
публичной
международной
организации понимается международный гражданский служащий или любое
лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени.
Между
должностного
тем,
лица
специальная
и
его
правосубъектность
подведомственность
нормам
иностранного
российского
уголовного права может являться достаточно дискуссионным вопросом и
содержать достаточно спорные нормы.
Так, очевидно, что иностранное должностное лицо назначается на
такую должность в соответствии с разъяснениями данного Примечания
органами государственной власти иностранного государства. Это означает,
что такое должностное лицо выполняет властно-распорядительные функции
на территории Российской Федерации, но в интересах иностранного
29
государства, подданным которого он и является. Кроме того, не стоит
забывать и о том, что местом осуществления должностных полномочий
такого
иностранного
должностного
лица
является
специальное
международное учреждение, которое обладает специальным международноправовым статусом и пользуется особыми правовыми привилегиями. Это
означает, что в отношении таких должностных лиц должны применяться не
нормы внутреннего уголовного законодательства, но нормы международного
права.
Сущность и правовая природа должностных полномочий иностранных
должностных лиц заключается в их особом международно-правовом
характере. Это может указывать на то, что получение взятки подобным
должностным лицом, совершенное даже вне территории такого специального
международного учреждения, тем не менее, направлено, в первую очередь,
не против интересов российской государственной власти (ведь такое
должностное лицо несет в себе не российские должностные полномочия и не
внутрироссийский административно-правовой статус), но международноправовые, в первую очередь, а во вторую очередь, административноправовые полномочия того государства, чьи государственные функции оно
исполняет. Таким образом, взяточничество, совершенное таким лицом даже
на территории Российской Федерации, должно квалифицироваться как
направленное
против
международно-правовых
полномочий
данного
должностного лица, что исключает уголовную юрисдикцию по российскому
уголовному законодательству и, как минимум, должно означать уголовную
юрисдикцию того государства, чьи полномочия исполняет и осуществляет
такое
должностное
лицо.
Таким
образом,
российское
уголовное
законодательство может неправомерно вторгаться в сферу действия не
только норм международного права, но и в юрисдикцию иностранного
государства, а также может посягать на правосубъектность лиц, обладающих
особым международно-правовым юридическим статусом.
30
Вопрос стоит о наличии или отсутствии коллизионности правовых
норм ст.290 УК РФ в отношении иностранного должностного лица и нормы
ст.11 УК РФ о пределах действия российского уголовного законодательства.
Такой вопрос является достаточно серьезным, поскольку речь идет о
соблюдении суверенитета иностранного государства, а также о пределах
действия российского уголовного права и недопустимости вмешательства в
дела иностранного государства. Данный принцип является одним из
фундаментальных принципов международного права, лежащего в основе
всех главных соглашений международного права.
Так, п.7 ст.2 Устава ООН1 закрепляет такой принцип невмешательства.
При этом, как отмечают в своей работе О.А. Баршова и К.С. Квитова,
«внутренние дела государства» не ограничиваются территорией какого-либо
суверенного государства и не представляют собой сугубо территориальное
понятие. Это обусловлено выходом многих исключительно «внутренних» дел
за рамки таковых путем передачи их в разряд международно-правового
регулирования2.
В данном случае иностранное должностное лицо, как представляется,
осуществляет
на
внутригосударственные
территории
Российской
административно-правовые
Федерации
функции,
не
которые
приравнивают такое иностранное должностное лицо к должностным лицам,
указанным в Примечании к ст.285 УК РФ, но административно-правовые
функции международно-правового публичного статуса. Это указывает на то,
что
иностранное
должностное
лицо
не
может
являться
субъектом
российского уголовного права при совершении преступлений против
интересов государственной власти и государственной службы, поскольку
такой охраняемый законом объект общественного посягательства означает
исключительно внутреннюю государственную службу и внутреннюю
Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) – опубликован в сборнике
Международное право, т.1, ратифицирован СССР 20 августа 1945г.
2
Баршова О.А., Квитова К.С. Невмешательство во внутренние дела государства как основной принцип
международного права // Общество: политика, экономика, право. – 2016. №12. – С.112
1
31
российскую государственную власть. Представляется, что распространение
норм
действия
уголовного
закона
в
сфере
преступлений
против
государственной власти и государственной службы на иностранных
должностных лиц является вмешательством в юрисдикцию международного
права, а также в юрисдикцию иностранного государства. Представляется, что
даже в случае выявления подобного преступления на территории РФ, оно
никак не может быть направлено против российской государственной власти
и интересов российской государственной службы, поскольку иностранные
должностные
лица
даже
не
могут
быть
приняты
на
российскую
государственную службу и не могут осуществлять внутрироссийские
государственные и служебные полномочия.
Так в соответствии с п.1 ст.16 Федерального закона №79-ФЗ «О
государственной гражданской службе»1 гражданин не может быть принят на
гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на
гражданской службе в случае выхода из гражданства Российской Федерации
или приобретения гражданства другого государства, наличия гражданства
другого государства (других государств).
Это означает, что иностранный гражданин не может иметь какого-либо
отношения к государственной и муниципальной службе в органах
государственной
власти
Российской
Федерации2.
Уголовное
законодательство защищает от преступного посягательства лишь интересы
российской государственной власти и российской государственной службы.
В таком случае возникает вопрос – на каких основаниях уголовное
законодательство Российской Федерации сделало субъектом уголовной
ответственности за преступления против государственной власти РФ
иностранное должностное лицо, которое к этой государственной власти и
государственной службе не имеет никакого отношения? Это может прямо
Федеральный закон от 27.07.2004г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской
Федерации» // РГ. 31.07.2004г. №162
2
Петрикова С.В., Леонтьев А.В. Некоторые проблемы определения субъекта получения взятки // Молодой
ученый – 2016г. – №29. - С.271-274
1
32
указывать на грубую и противоправную экспансию российского уголовного
законодательства в международные дела и юрисдикцию иностранного
государства. Да, существует оговорка, предусмотренная п.4 ст.11 УК РФ, в
соответствии
с
которой
вопрос
об
уголовной
ответственности
дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан,
которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами
преступления
на
территории
Российской
Федерации
разрешается
в
соответствии с нормами международного права.
Но в данном случае речь идет даже не о тех лицах, которые обладают
специальным дипломатическим иммунитетом – они заведомо не могут
подлежать уголовной ответственности по законам РФ в сфере исследуемых
преступлений. Речь идет о расширении такой охраняемой категории и
включении
в
нее
всех
иностранных
должностных
лиц,
служебная
деятельность которых никак не связана с осуществлением российских
властных полномочий. Согласно приведенному нами ограничению, все
иностранные граждане не могут иметь какого-либо отношения к российской
государственной службе и российской государственной власти, не могут
нести в себе элементы административно-правового статуса, присущего
российскому государственному служащему. Это означает лишь то, что
иностранное должностное лицо не может являться специальным субъектом
получения взятки, поскольку оно никак не может использовать свои
служебные полномочия против интересов российской государственной
службы и российской государственной власти. Таким образом, иностранное
должностное лицо не может являться субъектом получения взятки по ст.290
УК РФ, однако может являться общим субъектом дачи взятки по ст.291 УК
РФ
и
посредничества
во
взяточничестве
на
общих
основаниях,
установленных российским уголовным законом.
Это свидетельствует в пользу того, что специальный субъектный
статус
распространяется
исключительно
на
лиц,
несущих
на
себе
33
исключительно
административно-правовой
статус
российской
государственной власти и российской государственной службы.
Поскольку в своем исследовании мы ранее указывали на очень близкое
сходство с нормами ст.285 УК РФ, следует проанализировать, предусмотрена
ли в рамках ст.285 УК РФ уголовная ответственность за злоупотребление
полномочиями для иностранных должностных лиц. Анализ состава ст.285
УК РФ показывает, что такой нормы не имеется. Иностранное должностное
лицо
не
может
злоупотреблять
государственными
должностными
полномочиями, предоставленными российскими государственными органами
власти, потому как таких полномочий у такого должностного лица нет и быть
не может. Это в очередной раз показывает всю искусственную «раздутость»
и перекриминализованность нормы ст.290 УК РФ о получении взятки.
Очевидно, что данная норма является местом выхода избыточной уголовной
репрессии государства – своего рода «спускным клапаном» силы уголовной
репрессии.
В таком случае необходимо проанализировать, на что указывает
Верховный Суд в своих разъяснениях о криминализации специального
субъекта иностранного должностного лица в рамках ст.290 УК РФ.
Так, в соответствии с п.1 Постановления Пленума ВС РФ №24 от
09.07.2013г. обратить
внимание судов на то, что к
иностранным
должностным лицам и должностным лицам публичной международной
организации в статьях 290, 291 и 291.1 УК РФ относятся лица, признаваемые
таковыми международными договорами Российской Федерации в области
противодействия коррупции.
Под иностранным должностным лицом понимается любое назначаемое
или
избираемое
лицо,
занимающее
какую-либо
должность
в
законодательном, исполнительном, административном или судебном органе
иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо
публичную функцию для иностранного государства, в том числе для
34
публичного ведомства или публичного предприятия (например, министр,
мэр, судья, прокурор).
К должностным лицам публичной международной организации
относятся, в частности, члены парламентских собраний международных
организаций, участником которых является Российская Федерация, лица,
занимающие
судебные
должности
любого
международного
суда,
юрисдикция которого признана Российской Федерацией.
Таким образом, российское уголовное законодательство криминализует
должностные обязанности иностранного должностного лица через понятие
коррупции и международно-правовые договоры в этой области. Между тем,
такая квалификация субъекта преступления является своего рода подменой
понятий, когда в отсутствие прямого действия уголовно-правовой нормы и
неподсудности
полномочий
злоупотребления
российское
право
в
сфере
иностранных
пытается
должностных
криминализовать
действия
неподсудного ему субъекта путем искусственного «навязывания» иного,
более расширительного толкования уголовно-правовой нормы. В частности,
в отсутствие прямого действия на иностранное должностное лицо норм о
взяточничестве
в
ущерб
российским
государственным
интересам,
применяются «обходные пути» использования международных договоров в
сфере коррупции. При этом используется определение коррупции как
международно-правового
явления,
борьба
с
которым
допустима
внутригосударственными методами, то есть, путем применения внутреннего
уголовного законодательства1. Очевидно, что такой «обходной путь»
криминализации действий иностранного должностного лица существенно
ослабляет данную уголовно-правовую норму, которая в любом случае
противоречит норм внутреннего и международного права.
Между тем, представляется, что речь идет о неправильном и
искаженном толковании и подмене норм внутреннего права нормами
Вирясова Н.В. К проблеме определения субъекта преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ //
Фундаментальные и прикладные направления модернизации современного общества: материалы
междунар.науч.-практ.конф. (Тихорецк-Новосибирс-Саратов). – Саратов, 2015. -С.99.
1
35
международного права, которые не имеют отношения к данному объекту
общественной охраны. Несмотря на то, что коррупция и признана явлением
международного масштаба, борьба с которым допустима любыми не
запрещенными средствами, все же взяточничество, которое является
уголовно наказуемым по мерам российского уголовного закона, является
делом сугубо внутренним, и не относится к объектам регулирования
инструментами внешней политики. Иными словами, внутригосударственная
коррупция, одним из проявлений которой является взяточничество, является
делом
сугубо
внутренним,
внешнеполитических
и
к
инструментов.
нему
недопустимо
Криминализация
применение
международной
коррупции в данном случае осуществлена не общеуголовными, но
средствами внешнеполитическими, поскольку Конвенция ООН против
коррупции1, членом которой является и Российская Федерация, и о которой
идет речь в тексте Постановления Пленума ВС РФ №24, является средством
не
уголовно-правовой
борьбы,
но
средством
внешнеполитическим,
поскольку достигнуто в рамках политического процесса и не имеет
отношения к криминализации правоотношений международного характера
внутри страны.
Представляется, что не могут быть признаны коррупционными
преступления,
совершенные
иностранным
должностным
лицом,
действующим на территории иностранного государства, против интересов
государственной службы своего государства, поскольку наступающий
общественно-политический ущерб распространяется на сферу политическую
и состоит в нанесении репутационного ущерба имиджу иностранного
государства за его пределами. То есть, это не коррупционно направленное
преступление, интересом которого является незаконное обогащение, но,
прежде всего, политическое уголовно наказуемое деяние, не относящееся к
коррупционным проявлениям, поскольку больший ущерб причиняется
Конвенция ООН против коррупции, принята резолюцией Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2004г. –
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml
1
36
именно
неимущественной
государства,
чьи
сфере
полномочия
международно-правового
осуществляет
на
имиджа
территории
другого
государства такой специальный субъект. Такое преступление является
политическим,
хотя
такого
понятия
и
не
разработано
в
рамках
международного права, тем не менее, можно применить в его отношении
термин «международное преступление неимущественного характера». Оно
не может быть отнесено к коррупционным преступлениям, несмотря на то,
что иностранное должностное лицо может получить за его совершение
имущество в виде денег или иных ценностей. Таким образом, такое деяние не
может
подпадать
под
действие
указанных
международно-правовых
соглашений в рамках противодействия коррупции. Верховный Суд РФ в
своем постановлении заблуждается и использует средства не уголовноправового, но политического регулирования. Такие средства не могут
являться источниками уголовного права. Иностранное должностное лицо не
может являться субъектом действия ст.290 УК РФ
Субъективной стороной взяточничества является прямой умысел. При
этом особое значение для квалификации имеет мотив получения пользы
имущественного характера, о чем шла речь в параграфе 1.1. Установление
всех лиц, которые являются выгодоприобретателями от совершения
взяточничества является очень важным для квалификации взяточничества,
поскольку как получатель, так и взяткодатель могут действовать не только в
своих,
но
и
в
интересах
иных
лиц.
Установление
круга
выгодоприобретателей (бенефициаров) взятки играет очень большую роль в
квалификации
преступления,
соучастниками
взяточничества,
поскольку
так
и
они
могут
посредниками.
являться
как
Квалификация
субъективного состава определяется характером и степенью фактического
участия в преступлении1.
Грачева Ю.В. Уголовное право России. Особенная часть: учебник для бакалавров. - М.: Контракт, 2014. –
С.267.
1
37
Приговором Тюменского районного суда Тюменской области от 7
февраля 2018г. Ахметов А.У. и Когтев С.В. были признаны виновными в
покушении на получение взятки группой лиц по предварительному сговору,
соединенные с вымогательством взятки в значительном размере.
Подсудимые
являлись
сотрудниками
ГИБДД
и
остановили
потерпевшего, следовавшего на автомобиле. Проведя экспресс-тест на
состояние наркотического опьянения, один из инспекторов – Ахметов А.У. –
сообщил
потерпевшему
наркотического
препарата
о
наличии
и
в
применил
моче
в
следов
употребления
отношении
потерпевшего
специальное средство – наручники. Сообщив второму инспектору – Когтеву
С.В. – о наличии следов наркотических средств, которые были якобы
обнаружены в моче потерпевшего, обвиняемые разработали преступный
план, в соответствии с которым от потерпевшего была потребована взятка в
значительном размере за несоставление административных материалов.
Потерпевшему была сообщена информация о банковском счете на имя
ФИО1, состоявшего в дружеских отношениях с Когтевым С.В., на который
потерпевший должен был перевести денежные средства для обвиняемых за
несоставление административных материалов в его отношении. При
передаче обвиняемым чека о денежном переводе они были задержаны
сотрудниками УСБ МВД по Тюменской области1.
Таким образом, соучастие в данном случае характеризовалось
наличием общего умысла нам вымогательство и получение денежных
средств путем использования фиктивных средств проверки гражданина на
состояние наркотического опьянения, что находилось в компетенции
инспекторов ДПС ГИБДД. Можно утверждать, что инспекторы не
превышали, но злоупотребляли должностными полномочиями. Обвиняемые
в одинаковой степени принимали участие в преступлении, поэтому их
Приговор Тюменского районного суда Тюменской области от 07.02.2018г. по делу №1-40/2018г. –
Судакт.ру, режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/p7HnvnSIN9lT
1
38
возможно признать соучастниками и квалифицировать предварительный
сговор.
1.3. Общественная опасность взяточничества как критерий
назначения наказания
Общественная опасность характеризует совершенное преступление и
позволяет отнести его к определенной категории, установленной законом.
Общественная опасность преступления является основанием для назначения
наказания, поэтому ее исследование и всестороннее изучение так важно с
практической стороны.
Общественная опасность предусмотрена уголовным законодательством
России в качестве характеристики материальной стороны преступного
посягательства. Поскольку УК РФ содержит в Особенной части различные
категории составов преступлений, именно общественная опасность позволяет
определить, к какой именно категории отнести совершенное преступление.
Само определение преступления уже содержит в себе данное уголовноправовое понятие. Преступление есть виновно совершенное общественно
опасное деяние, за которое установлена уголовная ответственность.
Общественная опасность характеризуется тем, что деяние направлено
на общественно охраняемые сферы общественной жизни: жизнь и здоровье,
имущество и собственность, здоровье и общественная нравственность,
общественный порядок и безопасность, интересы государственной службы и
т.д. Данные сферы образуют объект совершенного преступления, от чего уже
будет зависеть общественная опасность. Так, к примеру, совершение деяния
против жизни и здоровья в целом является более тяжким, чем преступление
против имущественных интересов. По мнению М.А.Фадеевой, категоризация
преступлений
является
одним
из
средств
разграничения
степени
общественной опасности совершенных преступлений1.
Фадеева М.А. Общественная опасность как социально-правовая категория преступления // Общество и
право. – 2016. – №1(55). - С.109.
1
39
Согласно ст.15 УК РФ все преступления делятся на преступления
небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Преступления
небольшой тяжести предусматривают верхний предел наказания в виде 3 лет
лишения свободы, преступления средней тяжести – в виде 5 лет лишения
свободы, а за преступления по неосторожности свыше 3 лет лишения
свободы. Тяжкие преступления предусматривают верхний предел наказания
в виде 10 лет лишения свободы, особо тяжкие – свыше 10 лет лишения
свободы или пожизненное лишение свободы в качестве максимального
наказания.
Таким образом, общественная опасность преступления напрямую
связана с понятием тяжести совершенного преступления. Общественная
опасность преступления предварительно определяется при квалификации
преступления, поэтому большое значение имеет правильная квалификация
совершенного преступления, которую дают совершенному деянию органы
предварительного следствия и государственного обвинения, впоследствии с
данной квалификацией соглашается или не соглашается суд.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ №58 «О
практике
назначения
судами
РФ
уголовного
наказания»1
степень
общественной опасности преступления устанавливается судом в зависимости
от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от характера и размера
наступивших
последствий,
способа
совершения
преступления,
роли
подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, от вида умысла
(прямой
или
косвенный)
либо
неосторожности
(легкомыслие
или
небрежность). Обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание
(статьи 61 и 63 УК РФ) и относящиеся к совершенному преступлению
(например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных
обстоятельств либо по мотиву сострадания, особо активная роль в
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015г. №58 «О практике назначения судами
Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. от 29.11.2016г.) // РГ. 29.12.2015г. №295
1
40
совершении преступления), также учитываются при определении степени
общественной опасности преступления.
Таким образом, общественная опасность является общей совокупной
характеристикой преступления и включает в себя множество факторов.
Характер и размер наступивших последствий характеризуют опасность
совершенного преступления с точки зрения объективной стороны, которая
является одним из важнейших признаков состава преступления. К примеру, в
случае совершения взяточничества лицом, занимающим государственную
должность РФ общественная опасность будет гораздо выше, нежели в случае
совершения
взяточничества
обычным
муниципальным
служащим.
Взяточничество в сфере правосудия, предварительного расследования в
общем случае более общественно опасно, чем в сфере хозяйственной
деятельности.
Способ совершения преступления также учитывается при определении
общественной опасности, поскольку он также входит в состав объективной
стороны преступления и характеризует совершенное деяние с материальной
объективной стороны. К примеру, в случае мелкого взяточничества
наказание будет гораздо более мягким, нежели в случае взяточничества в
значительном или крупном размере. Совершение взяточничества в составе
группы лиц, группой лиц по предварительному сговору, с участием
посредника всегда является более тяжким преступлением, чем совершение
преступления в одиночку, что подразумевает участие одного взяткодателя и
одного взяткополучателя1.
Отмеченной нами особенностью взяточничества является то, что
польза от ее передачи или получения может быть направлена в отношении
группы выгодоприобретателей (бенефициаров). Ранее нами уже отмечалось,
что взяточничество криминализует гражданский оборот и приводит к
криминализации сферы административных отношений государственной и
Бабанин В.А., Сбоев Б.К. Ответственность за взяточничество // Законодательство и экономика – 2004. –
№3. - С.51
1
41
муниципальной службы, когда любая государственная и муниципальная
должность обществом рассматривается, как потенциальная возможность для
получения взятки.
В.И. Андреев солидарен с нашим подходом к определению понятия
взяточничества, указывая в своей работе, что как преступное явление оно
является
собирательным
самостоятельных
термином,
состава
включающим
должностных
в
себя
преступлений
два
против
государственной власти, интересов государственной службы в виде
получения и дачи взятки1.
В случае взяточничества нами может быть выявлен своеобразный
уголовно-правовой
феномен
взаимосвязи
и
кумулятивного
эффекта
общественной опасности, поскольку взятка предполагает получение и дачу, а
в некоторых случаях и посредничество, каждое из которых квалифицируется
отдельной номой уголовного законодательства. Каждая статья УК РФ
характеризуется своей тяжестью и общественной опасностью, и при
совершении взяточничества общественная опасность от совершения одного и
того же преступного деяния, признаком которого является наличие средства
совершения преступления – взятки, складывается, суммируясь по каждому из
преступлений. Как указывают в своей работе Т.М. Чапурко и А.А.Колодкина,
отсутствие дачи взятки означает и отсутствие ее получения. Наличие же
взятки предполагает и наличие взяткодателя, а также в некоторых случаях и
посредника, при этом по каждому преступлению соучастников может быть
несколько, что определяется выгодоприобретением по каждому конкретному
случаю2.
Такая квалификация уголовного законодательства снова может
оказаться
излишней
и
чрезмерно
закриминализованной,
поскольку
преступная роль каждого соучастника фактически одного и того же события,
которое квалифицируется как преступление, получает самостоятельное
Андреев В.И. Ответственность за получение и дачу взятки // Российский следователь – 2010. – №1. – С.22
Чапурко Т.М., Колодкина А.А. К вопросу об общественной опасности взяточничества // Международный
научный журнал «Инновационная наука» – 2018. – №1. - С.69-71
1
2
42
уголовно-правовое значение, хотя такая роль могла бы быть вполне
исчерпывающе быть описанной в рамках института соучастия. Так,
посредничество вполне могло бы быть квалифицировано как пособничество
в передаче или получении взятки – в зависимости от того, какой из составов
преступного деяния останется после сокращения криминализации составов
взяточничества.
Получение
или
дача
взятки
вполне
могла
бы
квалифицироваться как соисполнительство преступления. Само оставшееся
получение или же дача взятки, оставшаяся в результате «сжатия» составов
преступных деяний, связанных со взяткой, могло бы исчерпывающе
описываться как взяточничество, в которое бы укладывалось как получение,
так и передача взятки. Инициатора совершения преступления можно было бы
признавать организатором совершения взяточничества и квалифицровать
преступление как совершенное группой лиц по предварительному сговору,
что также будет являться достаточно тяжкой квалификацией содеянного.
Очевидно, что преступления, связанные со взяткой, создали чрезмерно
разросшийся аппарат уголовных преступлений, которые лишь отягощают
систему уголовного законодательства, делая ее громоздкой, отяжелевшей и
неэффективной системой избыточной уголовной репрессии, не способной
быстро и эффективно реагировать на изменение общественной жизни. Такое
«одряхление» и «отяжеление» уголовного аппарата также таит в себе ряд
угроз, которые, в свою очередь, представляют не меньшую опасность, чем
сам преступный состав взяточничества. Несмотря на огромное количество
уголовных
дел
законодательства
о
взяточничестве,
является
такая
неэффективной,
разросшаяся
приводя
к
система
излишней
криминализации таких общественных сфер жизни, как гражданский оборот и
административно-властная сфера государственной деятельности.
Другой стороной взятки является то, что она сочетается с такими
коррупционными преступлениями в экономической сфере, как легализация
денежных средств и имущества, добытых в результате совершения
преступления.
43
В Постановлении Пленума ВС РФ №24 указывается, что особую
опасность представляют такие случаи получения взяток должностными
лицами, которые действуют по предварительному сговору с расхитителями
государственного имущества. При этом получение взятки представляется
исследователям более опасным проявлением взяточничества, поскольку
такое
преступление
подрывает
авторитет
государственной
власти,
дискредитирует органы власти в глазах граждан и общества в целом, что
приводит к недоверию со стороны населения к любым действиям власти.
Как
указывается
В.В.Гордиенко,
формы
в
работе
и
А.В.
методы
Богданова,
К.М.
взяточничества
Лобзова,
постоянно
совершенствуются, правосознание российских граждан деформируется,
усиливается дезорганизация и правовой нигилизм, модифицируется мораль и
нравственность, происходит активное вовлечение в процесс взяточничества
представителей органов государственной власти и управления. По данным
социологических опросов, 55 млн. россиян признали, что им приходилось
платить деньги в качестве взяток за решение собственных проблем, при этом
граждане России расходуют на эти цели более 36 млрд. долларов, а лица,
занимающиеся
предпринимательской
деятельностью,
более
33
млрд.
долларов1.
Это указывает на формирование целого «теневого рынка» оборота
доходов от взяточничества, что еще раз подтверждает наши предположения о
криминализации
гражданского
оборота
применением
уголовного
законодательства о взяточничестве. Однако речь может идти не о тотальной
коррумпированности всего населения России (как известно, численность
населения России – около 140 млн. человек), но о том, что взятка
ассоциируется с искусственной криминализацией действия или бездействия
исключительно
гражданско-правового
характера.
Проведенное
нами
исследование показало, что уголовно-правовой состав взяточничества
Богданов А.В., Лобзов К.М., Гордиенко В.В. Коррупция как измена государственным интересам и
интересам гражданского общества Российской Федерации и пути ее пресечения // Вестник Московского
университета МВД России – 2014. – №1. -С.49
1
44
применим практически под любое действие или бездействие, которое какимлибо
образом
связано
с
государственной
властью,
служебными
полномочиями и материальной выгодой в пользу какого-либо лица или
группы лиц. Законодательство построено таким образом, что под понятие
взяточничества может быть криминализовано почти любое действие или
бездействие в сфере гражданского оборота, экономических и коммерческих
отношений,
где
гражданская
сфера
жизни
общества
вступает
во
взаимодействие с административно-властной сферой. Поскольку такая линия
соприкосновения проходит практически во всех сферах общественной
жизни, криминализация таких отношений достигла своего максимума.
Криминализация достигла таких пределов, когда преступным деянием
являются даже самые мелкие бытовые сделки, что особенно опасно для
устойчивости гражданского оборота. О.С. Поздеева в своей работе замечает,
что до сих пор актуальным остается вопрос о минимальном размере предмета
взятки, поскольку передаваемый предмет может иметь чисто символическую
стоимость (шоколад, сигареты, цветы и т.д.)1. Б.В. Волженкин предлагает
считать взяткой любое вознаграждение вне зависимости от его стоимости,
когда оно преследует цель выполнения должностным лицом действий в
пользу взяткодателя2. Полагаем данное предложение усиливающим и без
того чрезмерную криминализацию общественных отношений и потому –
неприемлемым.
В.Н. Борков предлагает определить минимальную сумму взятки в
размере одного минимального размера оплаты труда3. А.Я. Светлов
предлагал определить в уголовном законодательстве ответственность за
получение взятки в небольших размерах – до 50 руб.4 Данное предложение
Поздеева О.С. Некоторые проблемы квалификации взяточничества // Вестник Московского университета
МВД России – 2015. – №1. – С.102
2
Волженкин Б.В. Служебные преступления: комментарий законодательства и судебной практики. - СПб.:
Издательство Р.Асланова «Юридическая Пресс», 2005. - С.181
3
Борков В.Н. Получение взятки: вопросы квалификации: автореф.дисс….канд.юрид.наук. - Омск, 2002. - С.8
4
Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. - Киев, 1997. - С.34-35
1
45
мало чем отличается от предложения Б.В. Волженкина и вряд ли может
привести к снижению криминальной напряженности в данной сфере.
ВЫВОДЫ:
1. Проведенное исследование показало очень серьезные пробелы и
недостатки в объективной конструкции состава ст.290 УК РФ, с которой
напрямую связаны иные составы взяточничества – дача взятки и
посредничество во взяточничестве. Ведущую роль, как показал уголовноправовой анализ состава уголовного законодательства, играет норма ст.290
УК РФ «Получение взятки», которая и содержит уголовно-правовое
определение взятки и всех объективных действий (бездействия), которые
образуют состав преступления. Как показало исследование, неоправданным
является включение в объект преступления денежных средств и иного
имущества, которое передается в качестве взятки, поскольку таким образом
допускается неоправданная и необоснованная криминализация гражданского
оборота. Детализация состава конструкции ст.290 УК РФ показала, что ни
один из входящих в него элементов, не имеет чисто уголовной природы – все
составляющие являются элементами гражданско-правового оборота или
административной сферы правоотношений. Взятка в научном сообществе
считается предметом преступления, в то время, как в работе нами высказано
предложение считать саму взятку способом и средством совершения
преступления, а к предмету взяточничества относить только служебные и
должностные полномочия, поскольку все элементы состав ст.290 УК РФ
направлены на злоупотребление нормами и обычаями гражданского оборота.
Деньги и иное имущество криминализуются и превращаются во взятку, а
соглашение
или
иная
договоренность
между
взяткополучателем
и
взяткодателем становится умыслом и сговором на совершение преступления.
Тот факт, что наиболее существенный ущерб несет в случае со
взяточничеством государство в виде дискредитации и девальвации института
государственной власти и служебных полномочий, указывает на то, что
главным
объектом
уголовно-правовой
охраны
все
же
является
46
государственная власть и интересы государственной службы и службы в
органах местного самоуправления. Взятка по всем характеристикам очень
тесно граничит со злоупотреблением полномочиями, и в дальнейшем в
работе такое предположение получит свое развитие.
2. Субъектом преступления против интересов государственной службы
и службы в органах местного самоуправления, к которому относится
взяточничество, относится как общий, так и специальный субъект
преступления. Общим субъектом преступления является вменяемый субъект
уголовной ответственности, достигший возраста 16 лет для преступлений в
виде дачи взятки и посредничества во взяточничестве. Для получения взятки
необходим специальный субъект уголовной ответственности, которым
является должностное лицо, облеченное властными полномочиями органов
государственной власти Российской Федерации. К таким полномочиям в
соответствии с разъяснениями Примечания к ст.285 УК РФ относятся
административно-хозяйственные
функции
органов
и
государственной
организационно-распорядительные
власти
или
органов
местного
самоуправления. В ходе анализа субъектного состава ст.290 УК РФ получен
вывод
о
том,
что
данная
норма
нуждается
в
существенном
усовершенствовании и доработке, поскольку иностранное должностное лицо
не может являться субъектом уголовной ответственности за получение
взятки, поскольку никаких государственных полномочий в органах власти
Российской Федерации оно не осуществляет и осуществлять не может, так
как иностранный гражданин не может быть принят на государственную
службу.
Норма
международного
о
коррупционных
права
при
этом
преступлениях
используется
для
и
применении
искусственной
криминализации отношений и экспансии уголовного закона в юрисдикцию
международного права, а также права иностранного государства.
3. Общественная опасность взяточничества имеет кумулятивный
эффект из-за того, что все действия и бездействие в отношении одного и того
же предмета преступления и средства его совершения – взятки –
47
квалифицируются различными статьями УК РФ, имеющими различную
тяжесть. При этом институт соучастия не применяется, хотя фактически речь
идет о совершении одного и того же преступления в групповой форме путем
сговора. Все исследователи единогласно сходятся во мнении, что взятка не
может передаваться без предварительной договоренности, то есть, в любом
случае имеет место сговор, единый умысел и групповое совершение даже в
самом
минимальном
количестве
соучастников
(взяткодатель
и
взяткополучатель). Искусственная криминализация каждого отдельного
действия в соучастии приводит к чрезмерной криминализации всех сфер
общественной жизни, вплоть до самого мелкого бытового уровня. При этом
снижение минимального порога взятки, что предлагается многими учеными,
не
даст
никакого
эффекта,
а
только
увеличит
искусственную
криминализацию всего гражданского оборота. Очевидно, что проблема не
может решаться одними лишь уголовно-правовыми средствами.
48
ГЛАВА 2. ПОЛУЧЕНИЕ И ДАЧА ВЗЯТКИ: ОБЩИЕ И
ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ
2.1. Оконченный и неоконченный состав взяточничества: уголовноправовое значение
Оконченный и неоконченный состав преступления напрямую влияет на
квалификацию и назначение наказания. Неоконченным преступлением
является покушение и приготовление к совершению преступления. В случае
с приготовлением, как известно из общей теории уголовного права,
ответственность наступает лишь за приготовление к тяжкому и особо
тяжкому преступлению. Таковыми в исследуемых нормах являются
преступления, предусмотренные чч.2-6 ст.290 УК РФ, чч.3-5 ст.291 УК РФ,
чч.2-5 ст.291.1 УК РФ. Таким образом, уголовное законодательство
предусматривает
весьма
широкий
спектр
неоконченных
составов
взяточничества, за приготовление к совершению которых может наступать
уголовная
ответственность.
В
соответствии
с
ч.1
ст.30
УК
РФ
приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или
приспособление лицом средств или орудий совершения преступления,
приискание
соучастников
преступления,
сговор
на
совершение
преступления, либо иное умышленное создание условий для совершения
преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не
зависящим от этого лица обстоятельствам.
В случае со взяточничеством один лишь совершенный сговор уже
квалифицируется как приготовление к совершению преступления. С учетом
тяжести норм ст.ст.290-291.1 УК РФ даже один разговор о попытке
организации
взяточничества
уже
может
быть
квалифицирован
как
приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления в
зависимости от размера взятки и иных квалифицирующих признаков.
Согласно Примечанию 1 к ст.290 УК РФ значительным размером взятки в
настоящей статье, статьях 291 и 291.1 настоящего Кодекса признаются сумма
49
денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного
характера, иных имущественных прав, превышающие двадцать пять тысяч
рублей, крупным размером взятки – превышающие сто пятьдесят тысяч
рублей, особо крупным размером взятки – превышающие один миллион
рублей.
При этом ряд действий, которые могут быть расценены, как
приготовление
к
совершению
взяточничества.
Так,
к
примеру,
способствование должностным лицом к совершению действий (бездействию)
в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в
использовании
взяткополучателем
авторитета
и
иных
возможностей
занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных
лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе.
Такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к
совершению соответствующих действий (бездействию) путем уговоров,
обещаний, принуждения и др. (п.4 Постановления Пленума ВС РФ №24).
Между тем, такое способствование может являться как пособничеством во
взяточничестве (ч.5 ст.33 УК РФ), так и признаваться приготовление к
совершению взяточничества, поскольку такое способствование может быть
расценено как умышленное создание условий для совершения преступления.
Отсутствие четкости и ясности границ неоконченности преступления и
степени соучастия в преступлении, по мнению О.Г. Соловьева и
И.В.Пантюхиной, создает массу трудностей и сложностей в квалификации.
Криминализация
практически
любого
действия
в
сфере
служебных
полномочий и денежных средств, получаемых от гражданских лиц, не
занимающих
какое-либо
должностное
положение,
может
быть
квалифицировано совершенно различными по степени тяжести уголовноправовыми составами в зависимости от усмотрения следствия и обвинения1.
Взяточничество и все его уголовно-правовые составы предусматривают
Соловьев О.Г., Пантюхина И.В. Дискуссионные аспекты определения момента окончания преступного
деяния в практике Пленума Верховного Суда РФ // Вестник Ярославского государственного университета
им.П.Г.Демидова – 2014. – №14. - С.32
1
50
совершенно разнообразную трактовку законодательства, когда, к примеру,
посредничество во взяточничестве может быть расценено, как соучастие.
Само посредничество также может иметь квалификацию приготовления, что
может и в самом деле являться криминализацией еще не совершенных
намерений. К примеру, как указывает в своей работе Т.Г.Жукова,
приготовление к посредничеству во взяточничестве в крупном размере,
которое, исходя из своей степени тяжести может квалифицироваться лишь по
факту одного только разговора о передаче взятки, записанного оперативным
сотрудником1.
Приговором Свердловского районного суда г.Иркутстка от 14 июня
2017г.
был
осужден
Падерин
А.Б.
за
совершение
преступления,
предусмотренного п.«б» ч.4 ст.291 УК РФ.
По материалам приговора обвиняемый совершил посредничество во
взяточничестве в крупном размере при следующих обстоятельствах.
Подсудимый передал сотруднику полиции, действовавшему в рамках
оперативного мероприятия, денежные средства в размере 400000 руб. за
возврат арестованного имущества – ящиков с водкой, которые были изъяты
ранее сотрудниками МВД и хранились в качестве доказательств по
возбужденному уголовному делу по ст.327.1 ч.4 УК РФ. Будучи
задержанным, обвиняемый пояснил, что денежные средства он передавал не
в своих интересах, но по поручению ФИО22 под воздействием угроз с его
стороны, а также в связи с тем, что сотрудник полиции ФИО23
спровоцировал его на дачу взятки.
Как было установлено материалами уголовного дела, подсудимый
являлся экспедитором и перевозил данный товар на склад к работодателю.
Когда товар был задержан и изъят, к обвиняемому обратился ФИО22 и
заставил его передать взятку сотруднику полиции за возврат арестованного
товара. При этом ФИО22 звонил ему и настойчиво просил встретиться с
Жукова Т.Г. Уголовно-правовая характеристика приготовления к получению взятки и покушение на
получение взятки // Пробелы в российском законодательстве – 2009г. – №3. С.83-84
1
51
сотрудниками полиции, компетентными решить вопрос о снятии ареста с
груза, при этом он стал высказывать угрозы расправы в случае его отказа.
Сторона
защиты
настаивала
на
освобождении
от
уголовной
ответственности обвиняемого в связи с действиями в состоянии крайней
необходимости и получаемыми якобы угрозами в свой адрес и в адрес членов
его семьи. Между тем, суд отверг такие доводы и признал обвиняемого
виновным в посредничестве во взяточничестве1.
Тем не менее, в связи с таким приговором остался открытым вопрос –
каким образом должны квалифицироваться действия лица, принудившего
обвиняемого к даче взятки должностному лицу? Принуждение к даче взятки?
Однако такого состава не содержится в нормах исследуемых статей.
Очевидно, что собственного сформировавшегося умысла у обвиняемого не
имелось, и преступление он совершил под давлением третьих лиц,
являвшихся владельцами арестованного имущества.
Как видно из квалификации содеянного, несмотря на то, что взятка не
дошла до взяткополучателя, и конкретные действия (бездействие) в пользу
выгодоприобретателей совершены не были, преступление квалифицировано
как оконченное. Очевидно, что криминальная роль выгодоприобретателей,
передавших денежные средства подсудимому для дальнейшей передачи
сотрудникам полиции, это организация дачи взятки, причем преступление
имело оконченный состав, поскольку взятка была передана.
Таким образом, для квалификации взяточничества как оконченного
преступления не имеет значения факт совершения искомых действий
(бездействия) в пользу выгодоприобретателей. Как указывает в своей работе
В.Ф.Щепельков со ссылкой на позицию Верховного Суда РФ, если взятка
была получена должностным лицом, то преступление квалифицируется
оконченным составом, если в момент получения взятки взяткополучатель
Приговор Свердловского районного суда г.Иркутска от 14 июня 2017г. по делу №1-462/2016г. – Судакт.ру,
режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/4B0qqioCndZT
1
52
был задержан сотрудниками правоохранительных органов, в форме
покушения на получение взятки1.
Как показывает практика, криминализующая составляющая статей УК
РФ, связанных со взяточничеством, настолько велика, что квалификация
приготовления к совершению преступления используется достаточно редко
и, как правило, сочетается с иными составами преступлений. Так,
приговором Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 17
августа 2017г. был осужден Колобов А.А., обвиняемый в совершении
преступлений, предусмотренных п.«г» ч.4 ст. 228.1, ч.2 ст.228, ч.1 ст.318, ч.1
ст.30 п.«б» ч.4 ст.291 УК РФ.
Как следует из материалов уголовного дела, обвиняемый был задержан
сотрудниками
полиции
отдела
уголовного
розыска
после
сбыта
наркотического средства в крупном размере. После этого Колобов А.А. был
доставлен в отдел полиции для оформления материалов задержания.
Задержанному удалось сбежать, причинив телесные повреждения двум
сотрудникам полиции и скрыться. Зная, что он находится в розыске,
обвиняемый встретился со своим отцом и попросил его стать посредником в
передаче денежных средств в сумме 400000 руб. сотрудникам полиции для
уничтожения материалов задержания, а также изъятого наркотического
вещества, на что последний согласился и получил денежные средства, а
также флеш-карту с предложением для сотрудников полиции. В ходе
передачи денежных средств отец обвиняемого также был задержан и
впоследствии осужден за посредничество во взяточничестве. Сам же
обвиняемый был признан судом виновным во всех инкриминируемых
преступлениях, в том числе, и в приготовлении к даче взятки в крупном
размере через посредника2.
Щепельков В.Ф. Позиции Пленума Верховного Суда РФ относительно момента окончания получения,
дачи взятки, коммерческого подкупа // Криминалистъ – 2014. – №1(14). - С.3
2
Приговор Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 17 августа 2017г. по делу №1360/2017г. – Судакт.ру, режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/bjw2ZJXP1WxB
1
53
Таким образом, приготовление квалифицируется по фактическим
обстоятельствам, и, как правило, заключается в приискании посредника для
дачи взятки. Из этого можно заключить, что посредничество в даче взятки
уже является приготовлением к даче взятки и квалифицируется как
неоконченное преступление, при этом санкции статьи за посредничество
позволяют это сделать, поскольку посредничество практически по всем
своим составам является тяжким и особо тяжким преступлением.
Момент
окончания
взяточничества
указывается
и
в
нормах
Постановления Пленума ВС РФ №24, согласно п.10 которого получение и
дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом
подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной
передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным
лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой
или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей
(например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с
согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является).
При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную
возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями
по своему усмотрению.
Это указывает также и на момент квалификации покушения на
взяточничество – это момент получения денежных средств или задержание
получателя взятки в такой момент. Как представляется, определенную
проблему в практике квалификации покушения будет образовывать
получение
денежных
расчетный
счет.
средств
взяткополучателем
Взяткополучатель
не
через
проявляет
банковский
собственного
волеизъявления при получении денежных средств, которые поступают на
счет получателя взятки лишь с волеизъявления взяткодателя или же
посредника. Таким образом, непосредственное объективное действие –
получение – может быть поставлено под вопрос в таком случае. При этом
возникает также вопрос оконченности преступления, поскольку денежные
54
средства фактически пока получены не были, но были зачислены на счет
получателя без его непосредственного участия. В таком случае покушение
или приготовление квалифицироваться не могут, поскольку в таком случае
состав преступления сразу является оконченным – отсутствует момент
личного непосредственного получения денежных средств или имущества.
Это может указывать на то, что бесконтактные способы передачи взятки
сразу же образуют оконченный состав преступления как для получателя, так
для взяткодателя и посредника.
Тем не менее, в науке уголовного права имеется дискуссия по вопросу
определения момента оконченности взяточничества. Ряд исследователей не
согласны с определением Пленума ВС РФ и полагают, что преступление
является оконченным, когда взяткополучатель приобретает реальную
возможность по распоряжению таким имуществом, и оно поступает в его
пользование, владение и распоряжение1.
Ю.Пудовочкин полагает, что для взятки необходимо применять такой
же подход, как и к преступлениям с хищениями имущества, которые также
имеют корыстную направленность. Преступление в виде хищения считается
оконченным, когда похищенное поступает в непосредственное распоряжение
виновного лица2. Такой подход имеет вполне рациональные обоснования и
может считаться довольно корректным.
С.А.Скоморохов же, в свою очередь, не соглашается с такой позицией
и полагает обоснованной квалификацию, предлагаемую Верховным Судом
РФ3.
По нашему мнению, и та, и другая позиция не совсем объективны.
Поскольку взяточничество является, в первую очередь, направленным на
служебные и государственные полномочия, взяточничество во всех формах
необходимо считать оконченным преступлением лишь в момент совершения
Егорова Н. «Острые углы» проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ о коррупционных
преступлениях // Уголовное право – 2013. – №5. – С.65
2
Пудовочкин Ю. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право – 2013. – №5. – С.97.
3
Скоморохов С.А. Момент окончания взятки и коммерческого подкупа и посредничества в них // Вестник
Югорского государственного университета – 2015. - С.219-220
1
55
соответствующего властно-распорядительного действия (бездействия), за
которое передается взятка.
2.2. Освобождение от уголовной ответственности взяткодателя при
добровольном отказе: значение для квалификации
В ходе проводимого исследования неоднократно утверждалось, что
взяточничество хотя и предусматривает тяжкие и особо тяжкие составы, но
все же уголовная ответственность за получение взятки является более
тяжкой, чем для взяткодателя и посредника. Данное обстоятельство может
характеризовать как сущность уголовного наказания за взяточничества,
направленного, по большей мере, против получателей взяток, что вполне
укладывается в концепцию института преступлений в сфере взяточничества
как
преступлений
против
государственной
власти,
интересов
государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
В
соответствии
с
положениями
российского
уголовного
законодательства взяткодатель, а также посредник может быть освобожден
от уголовной ответственности в случае, если данный субъект активно
способствовал расследованию, раскрытию или пресечению. Преступления,
добровольно
сообщило
о
совершенном
преступлении
в
орган,
уполномоченный возбудить уголовное дело. Такие условия установлены в
отношении посредника во взяточничестве. Для взяткодателя основанием для
освобождения его от уголовной ответственности является вымогательство
взятки со стороны должностного лица. Под вымогательством взятки следует
понимать не только требование должностного лица или лица, выполняющего
управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку
либо передать незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе,
сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут
причинить вред законным интересам лица, но и заведомое создание условий,
при которых лицо вынуждено передать указанные предметы с целью
предотвращения
вредных
последствий
для
своих
правоохраняемых
56
интересов (например, умышленное нарушение установленных законом
сроков рассмотрения обращений граждан) (п.18 Постановления Пленума ВС
РФ №24).
Получатель же взятки не может быть освобожден от уголовной
ответственности даже в том случае, если он откажется от взятки уже после ее
передачи. Это означает, что получатель взятки из всех соучастников
взяточничества находится в самом худшем положении. При этом снова
необходимо поднять вопрос о взятке, переданной в бесконтактной форме. К
примеру, как быть в том случае, когда взяткополучатель после зачисления на
его банковский счет денежных средств от взяткодателя, либо посредника,
совершит отказ от взятки. Ведь нормы ст.290 УК РФ не содержат таких
освобождающих оснований для получателя.
Как представляется, в таком случае в отношении взяткополучателя
должны применяться общие основания освобождения от ответственности,
предусмотренные ст.31 УК РФ – на это указывает в своей работе и
Д.А.Гришин1. Так, согласно ч.1 ст.31 УК РФ добровольным отказом от
преступления
признается
прекращение
лицом
приготовления
к
преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно
направленных
на
совершение
преступления,
если
лицо
осознавало
возможность доведения преступления до конца.
Между тем, ранее нами были приведены разъяснения Постановления
Пленума ВС РФ о моменте окончания преступления в виде получения
взятки. Таким моментом в соответствии с Постановлением №24 является
момент
фактического
принятия
имущества
и
денежных
средств
взяткополучателем. Между тем, что же имеется в случае с безналичным
перечислением взятки на счет взяткополучателя? Денежные средства уже
зачислены, то есть, преступление уже окончено в момент перечисления
средств на счет получателя, а сам взяткополучатель вообще никак не проявил
Гришин Д.А. Вопросы освобождения от уголовной ответственности за должностные преступления //
Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук – 2015.
– том 15 вып.1. - С.142.
1
57
своего волеизъявления, однако уже никак не может добровольно отказаться
от преступления, которого фактически еще и не совершил, поскольку никак
не проявил собственное волеизъявление на получение денежных средств в
личное пользование. Это означает, что взяткополучатель законодателем
фактически загнан в тупик и поставлен в безвыходную ситуацию, в которой
он даже не может совершить добровольный отказ от преступления в рамках
ст.31 УК РФ. При этом бесконтактное получение взятки может быть
осуществлено и в целях фабрикации уголовного дела на должностное лицо.
Провокатор приходит к должностному лицу и предлагает ему взятку за
совершение каких-либо действий, входящих в его компетенцию. При этом
избирается способ передачи денежных средств через безналичную форму –
банковский счет. После зачисления денежных средств или в процессе такого
действия должностное лицо передумывает брать взятку, однако уже поздно –
денежные средства уже зачислены, а к нему в кабинет приходят оперативные
сотрудники и задерживают его. Такая схема вполне вероятна, поскольку
нормы уголовного законодательства, а также разъяснения Пленума ВС РФ
вполне допускают это. Провокатор же может действовать в рамках
оперативного
эксперимента,
и
он
не
несет
никакой
уголовной
не
подлежит
уголовной
ответственности за свои действия.
Согласно
ч.2
ст.31
УК
РФ
лицо
ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно
отказалось от
доведения этого преступления до конца. Доведение
преступления до конца в случае с получением взятки, очевидно, с точки
зрения правоприменителя означает получение денежных средств, а не
совершение действий (бездействия) вопреки интересам государственной
службы. Между тем, в случае бесконтактного получения денежных средств
никакого волеизъявления для получения денежных средств взяткополучатель
в момент перечисления не проявляет вообще. Такой момент проявляется
лишь при распоряжении денежными средствами на банковском счете. Между
тем, ими может распорядиться и иное лицо в интересах получателя взятки.
58
Кроме того, банковский счет может быть открыт как на посредника, так и на
третье лицо, не осведомленное о преступном происхождении денежных
средств. Очевидно, что вариантов целое множество, и все их предусмотреть
просто невозможно в рамках УК РФ, поскольку такие средства и способы
являются средствами гражданского оборота, которые очень вариативны и
гибки.
Невозможность охвата всех способов и средств взяточничества
показывает кризис уголовного законодательства в этой сфере. Тот факт, что
исследователи дошли уже до того, что предлагают криминализовать сумму
чуть ли не до 1 рубля под уголовный состав взятки, также показывает кризис
в данной сфере1. Тот факт, что страну захлестнула волна уголовных дел о
взяточничестве, также подтверждает критическое состояние уголовного
законодательства в этой сфере. По самым последним данным в России
отмечается рост взяточничества.
В 2018 году в России стали брать взятки почти на 10% чаще, чем годом
ранее, объявила Генпрокуратура в преддверии Международного дня борьбы
с коррупцией, который отмечается 9 декабря.
Наибольший рост числа взяток, говорится в сообщении ведомства,
которое цитирует РИА Новости, зафиксирован в Москве, Подмосковье и на
Кубани2.
По данным портала правовой статистики, находящегося в ведении
Генпрокуратуры, в январе-октябре 2018 года число зарегистрированных
преступлений по статье «Получение взятки» выросло на 9,4% по сравнению
аналогичным периодом годом ранее, по статье «Дача взятки» — на 10,5%3.
Представляется, что рост числа преступлений связан не с лучшей
выявляемостью, ужесточением законодательства и антикоррупционной
См.: Гончаров Д.Ю., Зырянова Ж.Е. Мелкое взяточничество как одно из проявлений бытовой коррупции //
Виктимология – 2016. – №4(10). - С.46-50
2
РИА Новости. Генпрокуратура сообщила о росте числа взяток в России – Медуза
https://meduza.io/news/2018/12/09/genprokuratura-soobschila-o-roste-chisla-vzyatok-v-rossii – 09.12.2018г.
3
Портал правовой статистики Генеральной прокуратуры России. Динамика преступлений по ст.290 УК РФ
(Получение взятки) – http://crimestat.ru/, доступ от 09.12.2018г.
1
59
пропагандой, как преподносит итоги надзорное ведомство, но с тотальной
закриминализованностью искусственного характера данной сферы, когда
практически любое действие, а равно бездействие является составом
преступления. В этом данные статьи можно сравнить, пожалуй, лишь с 58-ой
статьей УК СССР 1926г., которая имела похожие характеристики – под ее
квалификацию подпадало абсолютно любое действие или бездействие, слово,
а также замысел. Миллионы осужденных по данной статье также
объяснялись надзорными ведомствами как успехи пропаганды и достижения
в борьбе с внешним и внутренним врагом.
Между тем, в случае освобождения от уголовной ответственности за
дачу взятки и посредничество во взяточничестве также имеются некоторые
проблемные места. Так, освобождение от уголовной ответственности может
быть осуществлено судом в судебном порядке путем прекращения
производства по уголовному делу, а равно следователем, дознавателем и
прокурором (ст.27 Уголовно-процессуального Кодекса РФ1). Однако, как
показывает практика, правоохранительные органы используют условия
освобождения от уголовной ответственности в злонамеренных целях,
понуждая
доводить
преступление
до
конца
и
передавать
взятку
взяткополучателю, который никак не может быть освобожден от уголовной
ответственности. Лишь в таком случае после задержания взяткополучателя с
поличным орган следствия, прокурор или суд могут прекратить уголовное
преследование в отношении таких субъектов, но не в отношении получателя
взятки. При этом для освобождения от уголовной ответственности
определенную роль играет добровольность волеизъявления. Согласно п.29
Постановления Пленума ВС РФ №24 к числу обязательных условий
освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений,
предусмотренных статьями 291, 291.1 и частью 1 или частью 2 статьи 204 УК
РФ, в силу примечаний к указанным статьям относятся добровольное
Уголовно-процессуальный Кодекс РФ №174-ФЗ от 18.12.2001г. (в ред. от 12.11.2018г.)// РГ – 22.12.2001г. –
№249
1
60
сообщение после совершения преступления о даче взятки, посредничестве во
взяточничестве либо коммерческом подкупе органу, имеющему право
возбудить уголовное дело, а также активное способствование раскрытию и
(или) расследованию преступления.
Сообщение
признаваться
(письменное
добровольным
или
устное)
независимо
о
преступлении
от
мотивов,
должно
которыми
руководствовался заявитель. При этом не может признаваться добровольным
сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во
взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти.
Активное
способствование
раскрытию
и
(или)
расследованию
преступления должно состоять в совершении лицом действий, направленных
на
изобличение
(взяткодателя,
причастных
к
взяткополучателя,
совершенному
посредника,
преступлению
лиц,
принявших
лиц
или
передавших предмет коммерческого подкупа), обнаружение имущества,
переданного в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, и др.
Усмотрение следственных и судебных органов является решающим
при решении вопроса о прекращении уголовного дела. На это указывает
апелляционное постановление Приморского краевого суда от 30 мая 2018г.,
которым
было
постановление
отказано
суда
в
первой
удовлетворении
инстанции,
жалобы
которым
защитника
было
отказано
на
в
удовлетворении жалоб защитника на заявление о прекращении уголовного
преследования органом предварительного следствия по ст.291 УК РФ в
порядке Примечания к ст.291 УК РФ. Как следовало из материалов дела,
защитник обратился в следственный орган СК РФ с заявлением о
необходимости прекращения уголовного преследования в отношении
подзащитной ФИО1, которая должна была быть освобожденной от
уголовной ответственности. Между тем, следователь вопреки нормам
Примечания к ст.291 УК РФ возбудил уголовное дело и привлек ее в
качестве обвиняемой. Как следовало из материалов уголовного дела, оно
было возбуждено на основании добровольного сообщения о преступлении
61
ФИО2, в рамках которого было выделено еще одно уголовное дело в
отношении ФИО7. Впоследствии дела были соединены производством.
Кроме того, следователь СК РФ возбудил в отношении добровольного
заявителя ФИО2 уголовное дело за подстрекательство к даче взятки, то есть,
условие добровольного освобождения от уголовной ответственности не
только не было исполнено следователем, но наоборот, было использовано
против лица, совершившего добровольное заявление о факте дачи взятки1.
Таким образом, следствие может злоупотребить своими полномочиями и
усмотреть не добровольное сообщение о факте дачи взятки и освободить от
уголовной ответственности, но подстрекательство к даче, посредничеству
или получению взятки.
2.3. Посредничество во взяточничестве и его связь с дачей и
получением взятки
Посредник является средним звеном между получателем и лицом,
передающим взятку. Кроме того, следует учитывать также, что посредник
может являться фигурой и между группой лиц, в чьих интересах передается
взятка, а также лиц, в чьих интересах передается взятка. Это означает, что
как взяткодатель, так и взяткополучатель может быть представлен
несколькими лицами, что усложняет квалификацию взяточничества. Тем не
менее, как указывает в своей работе Е.В. Рогова, множественность лиц с
каждой стороны объективной конструкции не лишает состав преступления
главного – его объективных признаков2. Это действие (бездействие),
совершаемое стороной взяткополучателя в пользу взяткодателя, а также
имущественная материальная выгода, получаемая стороной взяткодателя в
обмен на взятку. В таком случае посредник также должен иметь
имущественную материальную заинтересованность, и посредничество во
Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 30 мая 2018г. по делу №22К-2251/2018г. –
Судакт.ру, режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/B4AhdSbl2sxT
2
Рогова Е.В. Некоторые теоретические и практические проблемы применения нормы об ответственности за
посредничество во взяточничестве // Труды Академии управления МВД России. – 2013. – №2(26). - С.15-18
1
62
взяточничестве также является корыстно совершаемым и направленным
против интересов государственной службы.
Посредничество определяется нормами ч.1 ст.291.1 УК РФ, согласно
которым представляет собой непосредственную передачу взятки по
поручению взяткодателя или взяткополучателя, либо иное способствование
взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации
соглашения между ними о получении и даче взятки. Ответственность за
посредничество во взяточничестве начинается со значительного размера, то
есть, от стоимости взятки свыше 25000 руб.
Исходя из уголовно-правового определения посредничества, посредник
отличается от самого взяткодателя лишь тем, что у него отсутствует выгода
от передачи взятки, то есть, та самая польза в виде имущественной выгоды от
взятки, у посредника отсутствует, а присутствует у самого взяткодателя. Но и
здесь имеется противоречие. Как уже было нами указано выше, посредник не
может действовать бескорыстно и в любом случае получает денежные
средства или иное имущество за свои действия в виде координации
совместных
умышленных
действий
между
взяткодателем
и
взяткополучателем. Таким образом, посредник не может не иметь
имущественной заинтересованности, поскольку он не может действовать
бескорыстно. В таком случае он превращается в соучастника взяткодателя1.
Если же посредник действует бескорыстно, как в одном из
приведенных нами примеров, когда отец передавал за сына взятку
сотрудникам полиции, преступление не может считаться корыстным, а
направлено исключительно против государственных полномочий. И в таком
случае посредничество также не может являться самостоятельным уголовноправовым
составом,
поскольку
в
ряде
случаев
затруднительно
и
бессмысленно выяснение размера вознаграждения посредника. Он должен
привлекаться как соучастник с той стороны преступного деяния, которая
См.: Лепихин М.О. Посредничество во взяточничестве в свете дополнений, внесенных в Уголовный
Кодекс РФ // Актуальные проблемы российского права. – апрель 2017. – №4(77). - С.110-116
1
63
привлекла его. Таким образом, посредничество во взяточничестве должно
квалифицироваться как соучастие в даче или получении взятки.
В одном из представленных примеров судебной практики было
квалифицировано самостоятельное посредничество в передаче взятки, когда
субъект преступления был вынужден совершить передачу взятки из-за
принуждения. Тем не менее, преступление было квалифицировано как
самостоятельное посредничество, а организатор даже не получил никакой
оценки степени своего участия в преступлении. Как представляется,
законодатель ввел в состав УК РФ ст.291.1 УК РФ, чтобы привлекать одного
из соучастников взяточничества независимо от других. Однако такой подход
представляется
неверным
и
ошибочным,
поскольку
самостоятельное
посредничество во взяточничестве вызывает сомнения. В рассмотренном
примере обвиняемый должен был являться исполнителем дачи взятку
должностному лицу за арестованный товар, а не самостоятельным
посредником. В отношении организатора взятки материалы дела должны
были быть выделены в отдельное производство.
Б.В. Здравомыслов выделяет в своих трудах две формы посредничества
во взяточничестве – «физическое» и «интеллектуальное» посредничество.
Физическое посредничество предполагает непосредственную передачу
взятки в форме физического визуального контакта. В данном случае
особенных вопросов в квалификации не возникает, поскольку взяткодатель
реализует свой умысел и интеллектуально-волевое усилие по совершению
взяточничества до завершения через посредника. Посредник же также
проявляется
непосредственное
волеизъявление,
передавая
взятку
взяткополучателю.
Интеллектуальное посредничество по Б.В. Здравомыслову – это иное
способствование взяткодателю и взяткополучателю в достижении или
реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в
64
значительном размере1. Данная форма характеризуется как информационное
посредничество,
при
этом
очень
большое
количество
форм
таких
информационных средств и способов снова дает почву для избыточной
криминализации отношений.
Как в таком случае быть с квалификацией действий посредника,
который предоставил свой банковский счет для безналичного зачисления на
него денежных средств от взятки? Причем на такой счет денежные средства
могут
быть
зачислены
взяткодателем
и
переведены
на
счет
взяткополучателю. В таком случае получается фактически идеальная схема,
криминализация которой невозможна средствами действующего УК РФ.
Передачи взятки взяткополучателю не было, а денежные средства были
перечислены на банковский счет, никак не связанный со взяткополучателем.
Взяткополучатель никак не контактировал с взяткодателем, при этом
непосредственных волевых усилий по получению денежных средств в
качестве взятки не предпринимал и лично деньги ни от кого не получал. При
перечислении посредником денежных средств на свой расчетный счет
взяткополучатель не выразил отказа, но вместе с тем не давал и прямого
согласия, поскольку для зачисления денежных средств на банковский счет
согласия владельца в общем случае не требуется. Посредник физически не
контактировал ни с одной стороной взятки, ни с другой, а преступных
действий со стороны посредника не усматривается и вовсе. Единственное
деяние посредника – это предоставление своего номера расчетного счета для
перечисления на него денежных средств. При этом посредник может сказать,
что о криминальном характере денежных средств ему ничего известно не
было, а перевод в пользу взяткодателя был случайным, либо был исполнен по
просьбе неустановленного лица или третьих лиц.
Указанное
законодательства,
свидетельствует
которое
имеет
о
существенном
существенные
несовершенстве
пробелы
бесконтактной передачи взятки.
1
Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. - М., 1975. – С.75.
в
случае
65
Тем не менее, многие ученые указывают на обратное высказанному
нами выше о чрезмерной криминализации деяний в сфере взяточничества.
Так,
О.
Капинус
самостоятельной
взяточничестве
утверждает,
нормы
не
может
о
что
введение
в
криминализации
рассматриваться
уголовный
посредничества
как
акт
закон
во
существенной
криминализации. При этом исследователь указывает, что в случае
исключения такой самостоятельной нормы вопрос об основании уголовной
ответственности за посредничество во взяточничестве вновь вернется в
рамки института соучастия в преступлении, как это было в начале принятия в
1996г. УК РФ, не предусматривающего такой нормы в сравнении с УК
РСФСР 1960г1. Таким образом, речь может идти о диалектике и развитии
института уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве,
начиная от соучастия до выделения его в самостоятельную норму.
ВЫВОДЫ:
1. В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ
№24 взяточничество считается оконченным преступлением с момента
фактического принятия имущества или денежных средств в виде взятки
должностным
лицом
(взяткополучателем). Тем
не
менее,
отмечены
определенные трудности при квалификации момента окончания в случае
бесконтактного получения взятки (перечисление на банковский счет
денежных средств). В Пленуме ВС РФ указывает на необходимость
«получения согласия» взяткополучателя для перечисления на его счет
денежных средств, однако для зачисления согласия владельца счета не
требуется. Таким образом, в случае бесконтактной взятки отсутствует
личный и непосредственный волевой момент изъявления умысла на
получение денежных средств, что является основанием для определения
момента окончания взяточничества. Кроме того, денежные средства могут
Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных преступлениях: вопросы квалификации и
освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право. – 2011. – №2. – С.21-26
1
66
передаваться через посредника, а также зачисляться на счет посредника. В
таком случае квалификация содеянного усложняется совсем.
2. Добровольность волеизъявления в случае сообщения о даче или
посредничестве
во
взяточничестве
заключается
в
том,
что
лицо,
совершившее такое деяние, должно активно способствовать расследованию и
разоблачить всех соучастников, а также лиц, причастных к взяточничеству –
получателя взятки, посредника и иных лиц. При этом получатель взятки не
может быть освобожден от уголовной ответственности и находится в
наихудшем
положении
взяточничества.
Можно
в
сравнении
употребить
с
термин
остальными
субъектами
«абсолютная»
уголовная
ответственность взяткополучателя в отношении уголовно-правовых условий,
сложившихся в российском законодательстве в отношении такого субъекта.
Получатель взятки лишен возможности даже добровольно отказаться от
преступления, поскольку факт окончания получения взятки является
фактическим моментом получения имущества и денежных средств, что в
большинстве случаев может происходить бесконтактным способом (участие
посредника,
безналичные
способы
перечисления
денежных
средств,
бесконтактные способы оформления имущества). Добровольный же отказ
возможно осуществить до момента окончания преступления. Таким образом,
Верховный Суд РФ фактически обрекает должностных лиц, наделенных
полномочиями, стать беззащитными перед ст.290 УК РФ и уже по факту
осуществления
своих
взяткополучателями
без
полномочий
являться
потенциальными
возможности
какой-либо
уголовно-правовой
защиты. Практика показывает, что даже возможность освобождения от
ответственности за дачу взятки и посредничество могут искажаться
следствием и являться поводом для обвинений в подстрекательстве.
3. Посредничество во взяточничестве предполагает участие в процессе
взяточничества со стороны взяткополучателя или взяткодателя, при этом в
большинстве случае посредник все же получает имущественную выгоду от
посредничества, то есть, имеет корыстную заинтересованность. Пленум ВС
67
РФ указывает, что именно отсутствие личной выгоды от передачи взятки
является основанием квалификации действий посредника в качестве
самостоятельного субъекта преступления, а не соучастника взяточничества.
Между тем, представляется, что посредничество не может являться
самостоятельным
подразделение
на
уголовно-правовым
физическое
и
институтом,
несмотря
интеллектуальное
на
его
посредничество.
Физическое посредничество состоит в непосредственной передаче взятки от
взяткодателя получателю. Интеллектуальное посредничество заключается в
способствовании реализации договоренностей или соглашений о передаче
или получении взятки. Между тем, вопросы бесконтактной передачи взятки
вновь остаются наиболее уязвимыми местами в рамках посредничества,
поскольку они не охватываются ни физическим и интеллектуальным видом
посредничества. Таким образом, институт норм закона об уголовной
ответственности за взяточничество в очередной раз показывает свою
уязвимость и нежизнеспособность.
68
ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ
ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА
3.1. Взяточничество и коммерческий подкуп: разграничение
составов
Взяточничество и коммерческий подкуп имеют очень близкие составы
и схожие квалификации. Недаром прежнее разъяснение Пленума ВС РФ
касалось именно взяточничества и коммерческого подкупа как преступлений,
весьма тесно граничащих друг с другом. Так, согласно определению ч.1
ст.204 УК РФ коммерческий подкуп есть незаконная передача лицу,
выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной
организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а также незаконные
оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных
имущественных прав (в том числе, когда по указанию такого лица
имущество передается, или услуги имущественного характера оказываются,
или имущественные права предоставляются иному физическому или
юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в интересах
дающего или иных лиц, если указанные действия (бездействие) входят в
служебные полномочия такого лица либо если оно в силу своего служебного
положения может способствовать указанным действиям (бездействию).
Сравнительный анализ ст.204 УК РФ и ст.290 УК РФ позволяет
утверждать, что они являются фактически идентичными. Так, предметом
коммерческого подкупа и средством его совершения являются денежные
средства,
имущество,
имеющее
стоимость
и
денежный
эквивалент,
имущественные права, ценные бумаги и т.д., услуги имущественного
характера – все то, что может являться и предметом, а также средством
совершения взяточничества, что указывает на полную тождественность
материальных составов относительно предмета и средства совершения
преступного деяния.
69
Способом и формой совершения коммерческого подкупа является
незаконная передача такого имущества от дающего субъекта принимающему,
что может быть отождествлено со способом совершения взяточничества.
Передача
взятки
может
быть
сравнима
с
незаконной
передачей
коммерческого подкупа, поскольку взятка также квалифицируется как
незаконная и противоправная передача денежных средств и иного имущества
взяткополучателю. Способом совершения получения взятки является ее
получение, что абсолютно тождественно получению коммерческого подкупа
принимающей стороной. Это указывает на абсолютное сходство способа
совершения преступления.
Коммерческий подкуп и взяточничество являются корыстными
преступлениями имущественной и материальной заинтересованности, однако
взяточничество направлено против института государственной службы и
службы в органах в органах местного самоуправления, коммерческий подкуп
направлен против интересов службы в коммерческих и иных организациях.
Таким образом, коммерческий подкуп – это взяточничество в сфере
коммерческой и предпринимательской деятельности, никак не связанной с
государственной
службой,
а
взяточничество
является
подкупом
государственного служащего или иного должностного лица коммерческого
характера, что строго запрещено публично охраняемыми интересами
государственной службы1. Таким образом, преступления имеют различные
объекты
уголовно-правового
посягательства:
коммерческий
подкуп
направлен на негосударственный коммерческий сектор общественных
отношений, взяточничество – на институт государственных служебных и
должностных полномочий.
Различия между нормами проявляются в различиях по субъекту
преступления. Субъектом взяточничества в случае получения являются
иностранные должностные лица, должностные лица, должностные лица
См.: Сулайманова Н.Н., Абишев Б.Ш. Ответственность за посредничество во взяточничестве
коммерческом подкупе // Ученые записки Худжандского государственного университета им.академика
Б.Гафурова. – 2016. – №2(47). - С.46-49
1
70
публичной международной организации. Субъектом коммерческого подкупа
являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или
иной организации. К таким лицам в соответствии с п.11 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ №19 от 16.10.2009г. «О судебной практике по
делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении
должностных
полномочий»1
относятся
лица,
выполняющие
функции
единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного
коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно
или
по
специальному
полномочию
выполняющие
организационно-
распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих
организациях (например, директор, генеральный директор, член правления
акционерного
общества,
председатель
производственного
или
потребительского кооператива, руководитель общественного объединения,
религиозной организации).
Тем не менее, общим моментом является наличие определенных
управленческих полномочий – именно такую характеристику можно дать
служебным
полномочиям
и
взяткополучателей,
и
получателей
коммерческого подкупа, в связи с чем и подкуп, и взяточничество могут быть
объединены общим охраняемым объектом – служебные полномочия
управленческого характера. Если приводить иную категоризацию по
общественно охраняемому объекту в отношении коммерческого подкупа и
взятки, то они могли бы быть объединены в главу УК РФ «Преступления
против управленческих и административно-хозяйственных полномочий».
Учитывая их корыстный и материально-имущественный характер, к ним
возможно было бы добавить ст.160 УК РФ – растрату.
Таким образом, коммерческий подкуп и взяточничество имеют
одинаковую материально-правовую природу, корыстную имущественную и
материальную заинтересованность, имеют одинаковый предмет и средство
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. №19 «О судебной практике по делам о
злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // РГ.
30.10.2009г. №207
1
71
совершения
преступления,
одинаковый
способ
совершения,
однако
различаются по субъекту преступления, а также объекту уголовно-правового
посягательства.
Объективные признаки обоих преступлений также можно считать
одинаковыми, так как объективно и подкуп и взятка передаются одинаковым
способом, а конечным результатом и целью совершения преступления
является
получение
имущественной
материальной
выгоды,
которая
осуществляется путем совершения действия (бездействия) управленческого
лица, получающего подкуп, в пользу передающего подкуп субъекта. Снова
имеет место объективная конструкция передачи имущества «в пользу
выгодоприобретателя», которая характеризовала взяточничество.
Как
указывают
исследователи
коммерческого
подкупа
и
взяточничества, достаточно сложными вопросами на практике являются
вопросы доказывания факта получения должностным лицом предмета взятки
и коммерческого подкупа, в том числе, доказывание того факта, что
полученные
денежные
средства
действительно
были
получены
от
конкретного потерпевшего1. На проблемы при проведении оперативнорозыскных мероприятий в данной сфере указывают И.М. Усманов и
М.Л.Родичев, что свидетельствует об одинаковых уголовно-процессуальных
и оперативных методах доказывания по данным преступлениям2.
В связи с изучением отграничения коммерческого подкупа и
взяточничества
целесообразно
возникающую
необходимость
исследовать
отграничения
также
и
параллельно
посредничества
во
взяточничестве от посредничества в коммерческом подкупе (ст.204.1 УК
РФ). Как указывает в своей работе В.И. Михайлов, введение специальной
нормы об ответственности за посредничество во взяточничестве было
Далевич В.О. Отграничение получения взятки от коммерческого подкупа и мошенничества // Научное
сообщество студентов: междисциплинарные исследования: сб. ст. по мат. XXXI междунар. студ. науч.практ. конф. – 2017. - № 20 (31). // URL: https://sibac.info/archive/meghdis/20(31).pdf
2
Усманов И.М., Родичев М.Л. Акты, составляемые физическими лицами, как возможное доказательство
получения взятки или коммерческого подкупа, передаваемых в форме наличных денежных средств //
Вестник Казанского юридического института МВД России – 2017. – №2(28). –С.125.
1
72
направлено против так называемых «решал», которые не обладали какимилибо организационно-распорядительными административно-хозяйственными
функциями,
но
имели
возможность
«вхождения
в
начальствующие
кабинеты» и решения соответствующего вопроса за вознаграждение. Как
правило, при привлечении к ответственности «решалы» заявляли о том, что
связи с должностным лицом не имеют. В таких случаях правоохранители
были способны квалифицировать только мошенничество или покушение на
мошенничество, ответственность за которое мягче, чем за взяточничество.
Введение ст.204.1 УК РФ наряду с нормой ст.291.1 УК РФ позволило
привлекать к ответственности таких посредников не за мошенничество, но за
фактически совершенное преступление.
Исследователь указывает на одинаковую тенденцию увеличения, как
фактов взяточничества, так и коммерческого подкупа. По итогам 2015г. в
Росси было зарегистрировано 15,7 тыс. фактов коммерческого подкупа и
взяточничества (в сравнении с 2014г. рост на 13%), при том, что всего
коррупционных преступлений было зарегистрировано 32,5 тыс.1
Как указывается в работе Л.Ю. Андреевой и С.Ю. Андреева,
коммерческий подкуп отнесен к одному из четырех видов взяточничества
(остальные – дача, получение взятки и посредничество во взяточничестве).
Авторы солидарны с высказанным нами ранее предположением о том, что
внимание законодателя к проблеме квалификации взяточничества является
излишним, что приводит к увеличению количества преступлений данной
категории, «двойному или тройному счету» этого вида преступлений,
«гипервнимания» к взяточничеству в ущерб изучения проблем коррупции в
целом и иных коррупционных проявлений2.
Коммерческий подкуп имеет схожие проблемы квалификации, на что
указывает и Постановление Пленума ВС РФ №24, рассматривающее вопросы
См.: Михайлов В.И. Коммерческий подкуп и взяточничество: направление развития законодательства //
Lex Russia – 2017. – №6(127). - С..85-99
2
Андреева Л.Ю., Андреев С.Ю. Отграничение «взяточничества» от иных коррупционных преступлений //
Вопросы современной юриспруденции: сб.ст.по матер. 21 междунар.науч.-практ.конф. – Новосибирск:
СибАК, 2013. – С.30
1
73
квалификации взяточничества наряду с коммерческим подкупом. Так, ранее
нами рассматривался вопрос добровольного отказа взяткополучателя от
взятки и возникающие в результате этого проблемы квалификации. Согласно
п.12 Постановления №24 в случае, если должностное лицо или лицо,
осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной
организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого
подкупа, действия лица, непосредственно направленные на их передачу,
подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное
ст.291 или ст.291.1 УК РФ, ч.1 или ч.2 ст.204 УК РФ.
Если
условленная
передача
ценностей
не
состоялась
по
обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были
непосредственно направлены на их передачу или получение, содеянное
следует квалифицировать как покушение на дачу, либо получение взятки, на
посредничество во взяточничестве или коммерческий подкуп.
Таким образом, можно заключить, что нормы УК РФ о добровольном
отказе от преступления вступают в конфликт с нормами Постановления
Пленума ВС РФ, поскольку моментом окончания коммерческого подкупа, а
равно, и взяточничества, является момент принятия денежных средств или
иного имущества в виде подкупа вне зависимости от наличия возможности
распоряжения
таким
имуществом.
Это
указывает
на
усеченную
квалификацию завершенности коммерческого подкупа и взяточничества в
отношении средства совершения преступления – взятки или предмета
коммерческого подкупа, которое может и не поступить в распоряжение
получателя.
3.2. Взяточничество и злоупотребление (превышение)
должностными полномочиями: разграничение составов
Существенный интерес для квалификации представляет отграничение
злоупотребления полномочиями от взяточничества. Анализ состава ч.1 ст.290
УК РФ показывает, что именно злоупотребление полномочиями является
74
наиболее близким составом к получению взятки, поскольку и то, и другое
преступление совершаются из имущественных и корыстных интересов.
Превышение
не
связано
с
такими
интересами,
поэтому
именно
факультативный признак субъективной стороны – мотив – отграничивает
взятку от превышения. Превышение не является корыстным преступлением в
общем случае, поэтому взятка и превышение имеют различную уголовноправовую природу. Если превышение может быть связано с насилием, то
взятка никогда не может быть связанной с насильственным элементом.
Получатель взятки в таком случае также использует должностное или
служебное положение в целях получения незаконного вознаграждения в виде
имущества или денежных средств, однако отграничение, как представляется
необходимо производить по следующим признакам.
Злоупотребление
предполагает
использование
служебных
или
должностных полномочий вопреки государственной службе, именно этот
признак является наиболее общественно опасным, хотя существенное
нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо
охраняемых законом интересов общества или государства также не менее
значимо.
В случае получения взятки незаконные действия или бездействие
входят в состав служебных полномочий субъекта преступления, однако без
получения денежных средств в виде взятки такой субъект преступления
никогда бы не предпринял подобных действий, и лишь получение денежных
средств побуждает его нарушить свои должностные полномочия и совершить
такие противоправные действия (бездействие), которые он бы без получения
незаконных денежных средств никогда не совершил в других условиях.
Как правило,
на практике злоупотребление отграничивают от
получения взятки следующим образом – при злоупотреблении сначала
происходит непосредственное незаконное использование полномочий, а
затем
в
результате
этого
субъект
преступления
получает
некую
материальную или имущественную выгоду. В случае получения взятки
75
сначала происходит получение денежных средств за незаконные действия
или бездействие, которое бы без взятки должностным лицом никогда
совершено бы не было, хотя и входило в его полномочия. После получения
взятки совершаются непосредственные действия в пользу взяткополучателя.
Тем не менее, законодатель указывает, что момент получения взятки
относительно совершения действия или бездействия в пользу взяткодателя не
важен для квалификации взятки. Согласно п.8 Постановления №24
ответственность
за
получение,
дачу
взятки,
посредничество
во
взяточничестве наступает независимо от времени получения должностным
лицом взятки – до или после совершения им действий (бездействия) по
службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также
независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее
обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче
за их совершение взятки.
Таким образом, злоупотребление не может быть отграниченным от
взяточничества по указанному признаку.
Однако существует еще один тонкий аспект и нюанс квалификации.
Если взяткополучатель никогда и ни при каких условиях не обладал такими
полномочиями, за нарушение которых передается взятка, преступление
квалифицируется
как
мошенничество.
Такие
преступления
довольно
актуальны в отношении адвокатов, которые обещают своему подзащитному
– подозреваемому или обвиняемому – передать судье (следователю,
прокурору) – денежные средства в виде взятки, что поможет освободить от
уголовной ответственности взяткодателя – обвиняемого. Как правило, в
подавляющем числе случаев следствие квалифицирует лишь преступный
состав в действиях адвоката, который не имел никаких возможностей
повлиять на действия судьи, следователя, прокурора и т.д. В таком случае
получается
квалификация
мошенничества,
полномочиями в действиях адвоката.
а
не
злоупотребления
76
Так, следственным управлением СК России по Иркутской области
завершено расследование уголовного дела в отношении адвоката Александра
Юдина и Александра Егорова. В зависимости от роли каждого они признаны
виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ
(мошенничество, совершенное в особо крупном размере), ч.3 ст.30 ч.4 ст.159
УК РФ (покушение на мошенничество, совершенное в особо крупном
размере), ч.5 ст.33 ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ (пособничество в покушении на
мошенничество, совершенное в особо крупном размере). Следствием и судом
установлено, что в мае 2012 года у адвоката Юдина и его знакомого Егорова
возник умысел на хищение денежных средств у обвиняемого З. по
уголовному делу (ст.158 УК РФ, ст.191 УК РФ), права и законные интересы
которого представлял адвокат Юдин, якобы за решение вопроса об
изменении обвиняемому меры пресечения, а также непривлечение к
уголовной
ответственности
сожительницы
обвиняемого,
посредством
передачи взятки сотрудникам УФСБ России по Иркутской области,
расследовавшим уголовное дело. Реализуя преступный умысел, действуя в
составе группы лиц по предварительному сговору с Егоровым, Юдин 10 мая
2012 года встретился с обвиняемым З. и, обманывая последнего,
злоупотребляя
его
доверием,
обусловленным
отношениями
между
защитником и доверителем, предложил передать через него сотрудникам
ФСБ денежные средства в размере 3000000 рублей в качестве взятки.
Обвиняемый, доверяя своему защитнику Юдину и гаранту – ранее ему
знакомому Егорову, полагая, что денежные средства будут переданы
сотрудникам ФСБ в качестве взятки, дал своё согласие на это и поручил
своей сожительнице передать Юдину денежные средства в размере 3000000
рублей. В дальнейшем аналогичным образом Юдин и Егоров получили от
женщины еще 4000000 рублей, а через несколько дней от обвиняемого еще 2
800000 рублей. Все указанные денежные средства передавались якобы в
качестве взятки сотрудникам ФСБ. Однако в действительности Егоров и
77
Юдин полученные денежные средства (9,8 млн. рублей) поделили между
собой поровну1.
Также в Саратове в 2016г. был осужден адвокат С.Карстен, который
ввел в заблуждение своего подзащитного по поводу своих возможностей. Он
обещал своему клиенту содействие в прекращении уголовного дела в
отношении руководителя предприятия. За это обвиняемый требовал
денежную сумму в размере 2,2 млн.руб. В результате действия адвоката были
квалифицированы как мошенничество в особо крупном размере2.
Ранее нами отмечалось, что взяточничество фактически является
злоупотреблением
материально-имущественной
направленности,
когда
взяткополучатель нацелен на получение имущественной выгоды от
злоупотребления своими полномочиями. Можно признать в таком случае
злоупотребление
общим
и
наиболее
расширительным
толкованием
должностного преступления, а взяточничество – одним из частных
проявлений злоупотребления.
ВЫВОДЫ:
1. Коммерческий подкуп и взяточничество являются очень сходными
составами преступлений. Некоторые исследователи даже относят их к
одному
виду
взяточничества.
Уголовно-правовое
определение
коммерческого подкупа указывает на одинаковый предмет преступления и
средство его совершения, одинаковый способ и объективные признаки
совершения подкупа и взятки. Одинаковой является и цель совершения
преступления – получение имущественной выгоды в пользу лица,
передающего коммерческий подкуп, либо лиц, в чьих интересах подобное
действие
совершается.
Мотивом
является
осуществление
процедуры
получения имущественной выгоды, которое нарушает законный порядок ее
Вынесен приговор адвокату Александру Юдину и Александру Егорову за мошенничество –
https://www.youtube.com/watch?v=WJzz8J8dSvQ
2
Четвертая власть. В Саратове адвоката посадили на 4 года за мошенничество на 2,2 млн.руб. – 30.08.2018г.
– http://www.4vsar.ru/news/109480.html
1
78
осуществления, однако полномочия по реализации такой процедуры
находятся в компетенции лица, получающего подкуп или взятку.
2. Одинакова и природа обоих преступлений – это преступления
корыстной
направленности
материально-имущественого
характера.
Различием является субъект преступления: в случае с коммерческим
подкупом
это
служащий
управленческими
коммерческой
полномочиями,
в
организации,
случае
со
обладающий
взяточничеством
–
государственный служащий или должностное лицо. Различается и объект
посягательства: подкуп посягает на коммерческие служебные интересы
негосударственного
характера,
однако
общий
принцип
преступной
деятельности позволяет объединить взяточничество и подкуп, а также
растрату и присвоение в группу хозяйственных преступлений, направленных
против управленческих и административных полномочий.
3. Злоупотребление совпадает со взяточничеством по факультативному
признаку получения незаконной имущественной выгоды, но при этом, как
уже отмечалось ранее, в случае взяточничества применяется обратная
злоупотреблению преступная схема – «деньги (взятка) – незаконное действие
– результат взятки». В случае злоупотребления она выглядит так:
«незаконное действие или бездействие должностного лица – материальная
имущественная выгода для виновного лица». С точки зрения уголовного
законодательства более общественно опасным является взяточничество,
поскольку по некоторым пунктам ст.290 УК РФ такое преступление является
особо тяжким. Предлагается считать злоупотреблением общим и наиболее
расширительным
толкованием
преступлений
против
должностных
полномочий, а взяточничество – одним из частных случаев злоупотребления.
79
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В данной выпускной квалификационной работе была исследована
уголовная ответственность за взяточничество в России. По итогам работы
были получены следующие выводы.
Взяточничество
и
все
его
формы
являются
наиболее
распространенными коррупционными преступлениями в России.
Несмотря на антикоррупционные стандарты, отмечаются серьезные
пробелы и недостатки в объективной конструкции состава ст.290 УК РФ. Как
показал уголовно-правовой анализ состава уголовного законодательства,
ведущую роль играет норма ст.290 УК РФ «Получение взятки», которая и
содержит уголовно-правовое определение взятки и всех объективных
действий (бездействия), которые образуют состав преступления.
Неоправданным является включение в объект преступления денежных
средств и иного имущества, которое передается в качестве взятки, поскольку
таким
образом
допускается
неоправданная
и
необоснованная
криминализация гражданского оборота.
Взятка в научном сообществе считается предметом преступления, в то
время, как в работе нами высказано предложение считать саму взятку
способом
и
средством
совершения
преступления,
а
к
предмету
взяточничества относить только служебные и должностные полномочия,
поскольку
все
элементы
состав
ст.290
УК
РФ
направлены
на
злоупотребление нормами и обычаями гражданского оборота.
Наиболее
дискредитации
служебных
существенный
и
девальвации
полномочий,
ущерб
несет
института
главным
государство
государственной
объектом
которого
в
виде
власти
и
является
государственная власть и интересы государственной службы и службы в
органах местного самоуправления.
В работе проанализирована уголовная ответственность взяточничества,
сделан вывод о том, что данная норма нуждается в существенном
80
усовершенствовании и доработке, поскольку иностранное должностное лицо
не может являться субъектом уголовной ответственности за получение
взятки, поскольку никаких государственных полномочий в органах власти
Российской Федерации оно не осуществляет и осуществлять не может, так
как иностранный гражданин не может быть принят на государственную
службу.
Норма
международного
о
коррупционных
права
при
этом
преступлениях
используется
для
и
применении
искусственной
криминализации отношений и экспансии уголовного закона в юрисдикцию
международного права, а также права иностранного государства.
Взяточничество характеризуется общественной опасностью, поскольку
все действия и бездействие в отношении одного и того же предмета
преступления и средства его совершения – взятки – квалифицируются
различными статьями УК РФ, имеющими различную тяжесть. При этом
снижение минимального порога взятки, что предлагается многими учеными,
не
даст
никакого
эффекта,
а
только
увеличит
искусственную
криминализацию всего гражданского оборота. Вместе с тем, получатель
взятки не может быть освобожден от уголовной ответственности и находится
в
наихудшем
взяточничества.
положении
Можно
в
сравнении
употребить
с
термин
остальными
субъектами
«абсолютная»
уголовная
ответственность взяткополучателя в отношении уголовно-правовых условий,
сложившихся в российском законодательстве в отношении такого субъекта.
Получатель взятки лишен возможности даже добровольно отказаться от
преступления, поскольку факт окончания получения взятки является
фактическим моментом получения имущества и денежных средств, что в
большинстве случаев может происходить бесконтактным способом (участие
посредника,
безналичные
способы
перечисления
денежных
средств,
бесконтактные способы оформления имущества).
Как
показывает
проведенное
исследование,
посредничество
во
взяточничестве не может являться самостоятельным уголовно-правовым
институтом, поскольку должно быть заменено институтом соучастия во
81
взяточничестве. Для самостоятельной квалификации посредничества не
усматривается весомых оснований.
Подводя итоги, можно сказать, что в ходе исследования:
1. Охарактеризованы объект и объективная сторона взяточничества,
субъект и субъективная сторона взяточничества;
2. Определена общественную опасность взяточничества как одного из
критериев назначения наказания в уголовном праве России;
3. Раскрыты
критерии
оконченности
и
неоконченности
состава
взяточничества, также рассмотрены основания освобождения от уголовной
ответственности взяткодателя при добровольном отказе;
4. Раскрыты взаимосвязи посредничества во взяточничестве с дачей и
получением взятки;
5. Выявлены и рассмотрены актуальные проблемы квалификации
взяточничества:
мошенничеством
критерии
и
разграничения
злоупотреблением
с
коммерческим
(превышением)
подкупом,
должностными
полномочиями.
Таким образом, задачи, поставленные в ходе написания работы,
решены, цель исследования достигнута.
82
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и материалы судебной практики
1. Конституция РФ, принята всенародным голосованием 12.12.1993 с
учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к
Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008
№7-ФКЗ, от 05.02.2014; №2-ФКЗ, от 21.07.2014 №11-ФКЗ. – Российская
газета. – № 7 от 21.01.20094; Собрание законодательства РФ. 2014. № 9.
Ст.851.
2. Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26
июня 1945 г.) – опубликован в сборнике Международное право, т.1,
ратифицирован СССР 20 августа 1945г.
3. Конвенция
Генеральной
ООН
Ассамблеи
против
коррупции,
от
31
принята
октября
резолюцией
2004г.
–
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml
4. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (заключена
в г. Страсбурге 27.01.1999) // Бюллетень международных договоров. 2009.
№9. С.15 - 29.
5. Уголовный Кодекс РФ от 13.06.1996г. №63-ФЗ (в ред. от
12.11.2018г.) // СЗ РФ – 17.06.1996г. – №25 ст.2954
6. Уголовно-процессуальный Кодекс РФ №174-ФЗ от 18.12.2001г. (в
ред. от 12.11.2018г.) // РГ – 22.12.2001г. – №249
7. Гражданский Кодекс РФ часть 1 ФЗ №51 от 30.11.1994г. (в ред. от
03.08.2018) // РГ – 08.12.1994г. – №238-239
8. Федеральный закон от 27.07.2004г. №79-ФЗ «О государственной
гражданской службе Российской Федерации» (в ред. от 30.10.2018г.) // РГ –
31.07.2004г. – №162
9. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25.12.2008
№ 273-ФЗ (в ред. от 30.10.2018г.) // Собрание законодательства РФ. 2008. №
52 (ч.1). Ст.6228.
83
10. Указ Президента РФ «О Стратегии национальной безопасности
Российской Федерации до 2020 года» от 12.05.2009 № 537 // Собрание
законодательства РФ. 2009. № 20. Ст.2444.
11. Указ Президента РФ «О Национальной стратегии противодействия
коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 2011 годы» от 13.04.2010 № 460 (ред. от 13.03.2012) // Собрание
законодательства РФ. 2010. № 16. Ст.1875. // Утратил силу.
12. Указ Президента Российской Федерации №226 «О Национальном
плане противодействия коррупции на 2014 – 2015 годы» от 11.04.2014 // СЗ
РФ. 2014. №15. Ст. 1729.
13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013г. №24
«О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных
преступлениях» (в ред. от 03.12.2018г.) // РГ – 17.07.2013г. – №154
14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015г. №58
«О практике назначения судами Российской Федерации уголовного
наказания» (в ред. от 29.11.2016г.) // РГ – 29.12.2015г. – №295
15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г. №19
«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными
полномочиями и о превышении должностных полномочий» // РГ –
30.10.2009г. – №207
16. Апелляционное постановление Приморского краевого суда от 30
мая 2018г. по делу №22К-2251/2018г. – Судакт.ру, режим доступа:
http://sudact.ru/regular/doc/B4AhdSbl2sxT
17. Приговор Камышинского городского суда Волгоградской области
от 22.02.2018г. по делу №1-2335/2017г. – Судакт.ру, режим доступа:
http://sudact.ru/regular/doc/m7qSDzJAKobR
18. Приговор Тюменского районного суда Тюменской области от
07.02.2018г.
по
делу
№1-40/2018г.
http://sudact.ru/regular/doc/p7HnvnSIN9lT
–
Судакт.ру,
режим
доступа:
84
19. Приговор
Орехово-Зуевского
городского
суда
Московской
области от 17 августа 2017г. по делу №1-360/2017г. – Судакт.ру, режим
доступа: http://sudact.ru/regular/doc/bjw2ZJXP1WxB
20. Приговор Свердловского районного суда г.Иркутска от 14 июня
2017г.
по
делу
№1-462/2016г.
–
Судакт.ру,
режим
доступа:
http://sudact.ru/regular/doc/4B0qqioCndZT
Специальная литература
21. Антонова Е.Ю. Преступления коррупционной направленности:
понятие и виды // Басова Т.Б., Волков К.А. Актуальные проблемы
противодействия коррупционным преступлениям: Сборник материалов
Всероссийской научно-практической конференции. - Хабаровск: ООО
Издательство "Юрист", 2013. - 200 с.
22. Борзенков Г.Н. и др. Российское уголовное право. Особенная
часть: Учебник: В 2 т. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова,
А.И. Рарога.3-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. Т.2. - 780 с.
23. Борков В.Н. Получение взятки: вопросы квалификации: автореф.
дисс. канд. юрид. наук. - Омск, 2002. - 24с.
24. Волженкин
Б.В.
Служебные
преступления:
комментарий
законодательства и судебной практики. - СПб, 2005. - 560с.
25. Грачева Ю.В. Уголовное право России. Особенная часть: учебник
для бакалавров. - М.: Контракт, 2014. – 367с.
26. Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и
квалификация. - М., 1975. - 175с.
27. Кондрашова Т.В. Уголовная ответственность за взяточничество:
учеб. пособие. - Екатеринбург, 2003. - 72с.
28. Тумаркина Л.Н. Коммерческий подкуп. – М.: ИД «Камерон», 2005.
– 176с.
85
Публикации в периодических изданиях
29. Андреев В.И. Ответственность за получение и дачу взятки //
Российский следователь – 2010. – №1. – С.22-26.
30. Андреева Л.Ю., Андреев С.Ю. Отграничение «взяточничества» от
иных
коррупционных
преступлений
//
Вопросы
современной
юриспруденции: сб.ст. по матер. 21 междунар. Науч.- практ.конф. –
Новосибирск: СибАК, 2013. – С.29-35.
31. Бабанин В.А., Сбоев Б.К. Ответственность за взяточничество //
Законодательство и экономика – 2004. – №3. – С.50-55
32. Баршова О.А., Квитова К.С. Невмешательство во внутренние дела
государства как основной принцип международного права // Общество:
политика, экономика, право – 2016. - №12. – С.112-114.
33.
Безрукова О.В., Дасаева А.И. К вопросу об актуальных проблемах
квалификации взяточничества // Электронный научный журнал «Наука.
Общество. Государство» – 2016. – т.4, №4(16). – С.84-89.
34. Богданов А.В., Лобзов К.М., Гордиенко В.В. Коррупция как
измена государственным интересам и интересам гражданского общества
Российской Федерации и пути ее пресечения // Вестник Московского
университета МВД России – 2014. – №1. - С.49-55.
35. Бугаевская Н.В. К вопросу о совершенствовании уголовной
ответственности за получение взятки (ст.290 УК РФ) // Известия Тульского
государственного университета. Экономические и юридические науки –
2012. - С.157-163.
36. Вирясова Н.В. К проблеме определения субъекта преступления,
предусмотренного ст.290 УК РФ // Фундаментальные и прикладные
направления модернизации современного общества: материалы междунар.
науч. - практ. конф. (Тихорецк-Новосибирс-Саратов). – Саратов, 2015. - С.99101
86
37. Гончаров Д.Ю., Зырянова Ж.Е. Мелкое взяточничество как одно
из проявлений бытовой коррупции // Виктимология – 2016г. – №4(10). - С.4650
38. Грошев А.В. Ответственность за взяточничество (вопросы теории
и практики). – Краснодар: КубГАУ, 2008. - С.20-21
39. Гришин
Д.А.
Вопросы
освобождения
от
уголовной
ответственности за должностные преступления // Научный ежегодник
Института философии и права Уральского отделения Российской академии
наук – 2015. – том 15 вып.1. - С.141-151.
40. Жукова Т.Г. Уголовно-правовая характеристика приготовления к
получению взятки и покушение на получение взятки // Пробелы в
российском законодательстве. – 2009. – №3. - С.83-85.
41. Егорова Н. «Острые углы» проекта постановления Пленума
Верховного Суда РФ о коррупционных преступлениях // Уголовное право –
2013. – №5. – С.64-67.
42. Изосимов
С.В.,
Гейвандов
Э.А.
Предмет
взяточничества:
проблемы определения содержания // Актуальные проблемы экономики и
права – 2010. – №4. - С.56-63.
43. Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных
преступлениях: вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от
ответственности // Уголовное право. – 2011. – №2. - С.21-26.
44. Комаров В.Б., Шарапов Р.Д. Уголовно-правовая характеристика
взятки как предмета преступления // Общество: политика, экономика, право –
2016. №9. – С.62-66.
45. Краюшкина Я.В. Момент окончания взяточничества // Актуальные
вопросы борьбы с преступлениями – 2016. – №2. -Сс.62-64.
46. Лепихин М.О. Посредничество во взяточничестве в свете
дополнений, внесенных в Уголовный Кодекс РФ // Актуальные проблемы
российского права. – апрель 2017. – №4(77). - С.110-116.
87
47. Михайлов
В.И.
Коммерческий
подкуп
и
взяточничество:
направление развития законодательства // Lex Russia. – 2017. – №6(127). С.85-99.
48. Петрикова С.В., Леонтьев А.В. Некоторые проблемы определения
субъекта получения взятки // Молодой ученый. – 2016. – №29. - С.271-274.
49. Поздеева О.С. Некоторые проблемы квалификации взяточничества
// Вестник Московского университета МВД России. – 2015. – №1. – С.101106.
50. Пудовочкин Ю. Получение взятки как корыстное преступление //
Уголовное право. – 2013. – №5. – С.97-99.
51. Рарог А.И. Проблемы квалификации взяточничества // Уголовное
право. – 2013. – №5. - С.100-102.
52. Рогова Е.В. Некоторые теоретические и практические проблемы
применения нормы об ответственности за посредничество во взяточничестве
// Труды Академии управления МВД России. – 2013. – №2(26). - С.15-18.
53. Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления. Киев, 1997. - С.34-35.
54. Скоморохов С.А. Момент окончания взятки и коммерческого
подкупа и посредничества в них // Вестник Югорского государственного
университета. – 2015. - С.219-220.
55. Соловьев
О.Г.,
Пантюхина
И.В.
Дискуссионные
аспекты
определения момента окончания преступного деяния в практике Пленума
Верховного
Суда
РФ
//
Вестник
Ярославского
государственного
университета им. П.Г. Демидова. – 2014. – №14. - С.31-33.
56. Сулайманова
Н.Н.,
Абишев
Б.Ш.
Ответственность
за
посредничество во взяточничестве коммерческом подкупе // Ученые записки
Худжандского государственного университета им. академика Б.Гафурова –
2016. – №2(47). - С.46-49.
57. Сумачев О.В. О принципах уголовного права // Юридическая
наука и правоохранительная практика. – 2017. – №4(42). - С.8-15.
88
58. Усманов И.М., Родичев М.Л. Акты, составляемые физическими
лицами, как возможное доказательство получения взятки или коммерческого
подкупа, передаваемых в форме наличных денежных средств // Вестник
Казанского юридического института МВД России – 2017. – №2 (28). – С.125128.
59. Фадеева М.А. Общественная опасность как социально-правовая
категория преступления // Общество и право. – 2016. – №1(55). - С.109-111.
60. Чапурко Т.М., Колодкина А.А. К вопросу об общественной
опасности
взяточничества
//
Международный
научный
журнал
«Инновационная наука» – 2018. – №1. - С.69-71.
61. Щепельков
В.Ф.
Позиции Пленума
Верховного
Суда РФ
относительно момента окончания получения, дачи взятки, коммерческого
подкупа // Криминалистъ. – 2014. – №1(14). - С.3-9.
62. Яни П.С. Споры о квалификации взяточничества: позиция
Пленума ВС РФ // Законодательство – 2001. – №6. – С.50-58.
63. Яни П.С. Получить взятку может только должностное лицо //
Законность. - 2014. - №7. - С.1-2.
Электронные ресурсы
64. Далевич В.О. Отграничение получения взятки от коммерческого
подкупа
и
мошенничества
//
Научное
сообщество
студентов:
междисциплинарные исследования: сб. ст. по мат. XXXI междунар. студ.
науч.-практ.
конф.
–
№
20
(31).
//
URL:
https://sibac.info/archive/meghdis/20(31).pdf
65. Портал правовой статистики Генеральной прокуратуры России.
Динамика
преступлений
по
ст.290
УК
РФ
(Получение
взятки)
–
http://crimestat.ru/, доступ от 09.12.2018г.
66. РИА Новости. Генпрокуратура сообщила о росте числа взяток в
России – Медуза https://meduza.io/news/2018/12/09/genprokuratura-soobschilao-roste-chisla-vzyatok-v-rossii – 09.12.2018г.
89
67. Вынесен приговор адвокату Александру Юдину и Александру
Егорову за мошенничество – https://www.youtube.com/watch?v=WJzz8J8dSvQ
68. Четвертая власть. В Саратове адвоката посадили на 4 года за
мошенничество
на
2,2
http://www.4vsar.ru/news/109480.html
млн.руб.
–
30.08.2018г.
–
90
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа