close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Дуданец Анна Сергеевна. Уголовно-правовая характеристика кражи как посягательства на конституционное право собственности

код для вставки
1
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему: «Уголовно-правовая
характеристика кражи как посягательства на конституционное право
собственности».
Год защиты: 2018
Направление подготовки 40.04.01 Юриспруденция
Студент: А.С. Дуданец
Руководитель: кандидат юридических наук, доцент Е.А. Маслакова
Объем ВКР: 86 с.
Количество использованных источников: 65
Ключевые слова: хищение, кража, право собственности, Конституция
РФ, чужое имущество, тайность, корыстная цель, хранилище, открытое
хищение, значительный ущерб, магистральный трубопровод.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе проведен анализ преступлений против собственности по УК РФ,
исследована история становления кражи в уголовном законодательстве
России, проанализированы объективные и субъективные признаки кражи,
раскрыты ее квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки;
выявлены проблемы отграничения кражи от смежных форм хищения
имущества и рассмотрены пути оптимизации уголовного законодательства в
сфере борьбы с кражей.
Методологическую основу исследования
составляют формально-
логический, документальный и правовой методы, системно-аналитический
анализ, сравнительное правоведение, обобщение.
По
результатам
проведенного
исследования
теоретического и практического характера.
сделаны
выводы
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………..………………5
ГЛАВА
ОБЩАЯ
1.
УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ
ХАРАКТЕРИСТИКА
КРАЖИ, КАК ФОРМЫ ХИЩЕНИЯ ИМУЩЕСТВА………………………...10
1.1 Преступления против собственности в системе преступлений РФ……....10
1.2 История становления кражи в уголовном законодательстве России …....19
1.3 Объективные и субъективные признаки кражи, как формы хищения.…..24
ГЛАВА
2.
ПРОБЛЕМЫ
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ
КВАЛИФИКАЦИИ
УГОЛОВНОЙ
КРАЖИ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА
И
ЕЕ
СОВЕРШЕНИЕ…………………………………………………………………..42
2.1 Квалифицированный и особо квалифицированный составы кражи….....42
2.2 Проблемы квалификации кражи и ее отграничение от смежных форм
хищения имущества……………………………………………………………..58
2.3 Оптимизация уголовного законодательства в сфере борьбы с
преступлением, предусмотренным ст. 158 УК РФ ...………………………….67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………......74
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………….79
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
выпускной
квалификационной
работы
обусловлена стабильно высокими показателями хищений имущества и
существенными
негативными
последствиями
для
его
собственников.
Вопросы пресечения данного вида противоправных действий решаются как в
теоретической плоскости, так и практической (в сфере деятельности органов
следствия
и
собственности,
суда).
Статистический
совершаемых
на
анализ
территории
преступлений
Российской
против
Федерации,
позволяет судить о том, что большую часть из них составляют кража, разбой
и грабеж. Подавляющему большинству перечисленных преступлений
присущи
признаки,
составляющие
их
квалифицированный
и
особо
квалифицированный составы [65].
Существующая тенденция в изменении количественных показателей
хищений и корыстной преступности в настоящее время вызвана, прежде
всего, тем, что санкции со стороны западных стран в отношении Российской
Федерации и обвал цен на нефть негативно сказались на благосостоянии
граждан. Кроме того, законодателем неоднократно реформировались нормы
о хищениях, в том числе и ст. 158 Уголовного кодекса Российской
Федерации. Совершенствование законодательства в сфере уголовного права
имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Например,
отсутствует стабильность в практике применения уголовного закона
уполномоченными на то государственными органами. Одним из последствий
совершенствования
нормативно-правовых
актов
является
то,
что
правоприменительная деятельность зачастую своевременно не подкрепляется
научными новациями.
Посягательства на собственность, совершенные путем кражи, в
настоящее время часто встречаются в следственной и судебной практике.
Предметом данного преступления выступает имущество, обладающее
денежным выражением и созданное путем человеческих трудозатрат. Лица,
7
совершающие данные преступления, похищают имущество, которое можно
быстро и выгодно продать или присвоить себе. Нельзя оставить без внимания
тот факт, что выбор преступниками объектов хищения находится в прямой
зависимости от имеющегося на них спроса со стороны субъектов,
осуществляющих приобретение и последующую перепродажу краденного, в
связи с чем, часто предметом кражи выступает дорогостоящее имущество.
Негативные последствия краж испытывают на себе все граждане,
организации различных форм собственности и государство в целом.
Посягательство на одно из основных конституционных прав каждого
человека приводит к дестабилизации общей экономической обстановки.
Степень разработанности проблемы обусловлена тем, что на данный
момент уголовно-правовая характеристика кражи не получает должного
освещения среди ученых-правоведов. Исследованиями в этой области
занимались А.В. Алексеев, А.В. Шишко, В.В. Хилюта и другие. В разных
научных источниках по уголовному праву (учебниках по уголовному праву,
комментариях к УК РФ, в материалах периодических изданий) вопросам
квалификации кражи уделяется всего несколько листов, в них встречаются
ошибочные утверждения, нет необходимой глубины и полноты научного
анализа, а также не приводится предложений по улучшению ст. 158 УК РФ.
В связи с чем, детальных исследований состава кражи в настоящее время
немного.
Соответственно,
необходимость
структурных элементов кражи,
углубленного
исследования
их сопоставление с составными частями
схожих составов преступлений имеет важное значение в настоящее время.
Предметом данной выпускной квалификационной работы выступают
нормы
уголовного
законодательства,
которые
устанавливают
ответственность за данный вид преступления, криминологические меры
воздействия в целях повышения эффективности предупреждения краж,
нормативно – правовые акты, специальная литература, следственная и
судебная практика.
8
Объектом
исследования
работы
выступает ряд общественных
отношений, возникновение которых связано с совершением деяний,
выражающихся в тайном изъятии объектов, находящихся в чужой
собственности, представляющих опасность для общества и запрещенных УК
РФ.
Целью данной работы является детальное исследование уголовно –
правовой характеристики кражи, а также разработка способов улучшения
действующей законодательной базы в уголовной сфере, определяющей виды
и размер наказаний за данный вид преступления.
Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:
1. Определить понятие преступлений против собственности и привести
общую характеристику преступлений против собственности по УК РФ;
2. Исследовать
историю
становления
кражи
в
уголовном
законодательстве России;
3. Проанализировать объективные и субъективные признаки кражи, как
формы хищения;
4. Исследовать
квалифицирующие
и
особо
квалифицирующие
признаки кражи;
5. Определить проблемы отграничения кражи от смежных форм
хищения имущества;
6. Проанализировать пути оптимизации уголовного законодательства в
сфере борьбы с преступлением, предусмотренным ст. 158 УК РФ.
В работе были использованы такие методы исследования как
формально-логический, документальный, системно-аналитический анализ,
правовой метод, сравнительное правоведение, обобщение и другие.
Нормативная
Уголовным
база
кодексом
работы
РФ,
представлена
Кодексом
РФ
об
Конституцией
РФ,
административных
правонарушениях, Гражданским кодексом РФ, Федеральными законами РФ,
Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ и другими источниками.
9
Эмпирическая база представлена статистическим данными МВД РФ,
данными обобщения судебной практики Верховного Суда Российской
Федерации по результатам изучения судебной практики по делам, связанным
с хищением.
Теоретическая
значимость
работы
заключается
в
том,
что
полученные результаты исследования расширяют теоретическую научную
базу в части решения уголовно-правовой квалификации кражи.
Практическая значимость работы состоит в том, что автор приводит
свои
предложения
по
совершенствованию
действующего
уголовного
законодательства, регулирующего ответственность за кражу.
Теоретическую
основу
исследования
составляют
основные
положения доктрины уголовного права, криминологические и уголовноправовые научные публикации. Необходимо выделить труды таких ученых,
как: А.В. Алексеев, Г.Н. Борзенков, А.И. Рарог, А.И. Чучаев, В.К. Дуюнов,
Н.А. Карпова, А.П. Кузнецов, Н.Н. Маршакова, И.Я. Козаченко, В.Ф.
Сундуров, М.В. Талан, А.В. Шишко, В.В. Сверчков, В.В. Хилют, Ю.В.
Грачев, Н.И. Ветров, С.М. Кочои и многих других.
Положения, выносимые на защиту:
1) для закрепления принципа равенства всех форм собственности, п.
«в» ч. 2 ст. 158 УК РФ изложить в следующей редакции: «кража,
совершенная с причинением значительного ущерба гражданину или
юридическому лицу»;
2) в понятии «хищение» отразить его формы, на которые оно
распространяет свое действие, а также расширить круг объектов, в
отношении которых совершается преступление, включив в него не только
вещи, как предметы материального мира, но и имущественные права, и
соответствующие действия имущественной направленности;
3) расширить понятие «хранилище», добавив в него магистральные
трубопроводы и определив, что под ним следует понимать хозяйственные
помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, иные
10
сооружения, независимо от их форм собственности, которые предназначены
для постоянного или временного хранения материальных ценностей, а также
трубопроводы, в связи длительным нахождением в них газа, нефти и других
нефтепродуктов в процессе транспортировки;
4) для разграничения ответственности, к которой должно быть
привлечено лицо за хищение чужого имущества, размер ущерба необходимо
соизмерять с основными социально-экономическими показателями, а
именно, минимальным размером оплаты труда, или размером прожиточного
минимума,
установленного
на
момент
совершения
противоправного
действия;
5) расширить квалифицирующий признак кражи, закрепленный в п. «г»
ч. 2 ст. 158 УК РФ, предусмотрев в нем ответственность за тайное хищение
чужого имущества, совершенное в общественном месте, в транспорте.
Структура работы определена целью и основными задачами
исследования и включает в себя введение, две главы, шесть параграфов,
заключение, список литературы.
11
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
КРАЖИ, КАК ФОРМЫ ХИЩЕНИЯ ИМУЩЕСТВА
1.1 Преступления против собственности в системе преступлений РФ
Все многообразие преступлений против собственности содержится в
разделе VIII «Преступления в сфере экономики» главы 21 действующего
Уголовного Кодекса Российской Федерации [2]. Однако их нормативноправового определения в Уголовном кодексе РФ не приводится.
Исходя из содержания научно-правовой литературы, можно выделить
два подхода к решению данного вопроса. В первом подходе сделан вывод,
что
содержание
определения
преступлений
против
собственности
непосредственно содержится в самом названии главы 21 УК РФ, в связи с
чем нет необходимости в законодательном, либо доктринальном его
закреплении. Данный вывод основан на мнении Боровиков В.Б., который
указывает: «Остается лишь определить собственность, как родовой объект
названной группы преступлений» [32, с. 212]. Таким образом, сторонники
первого подхода считают, что четко определив объект преступного
посягательства для данной группы преступлений, будет возможно правильно
классифицировать противоправные действия, направленные на незаконное
их изъятие и обращение в свою пользу или пользу иных лиц. В другом
подходе ученые считают, что формирование общей дефиниции преступлений
против собственности возможно с помощью не только характеристики
объекта, но и других признаков [32, с. 172].
На данный момент в существующей правовой доктрине преступления
против собственности – это «умышленные или неосторожные деяния,
соединенные с нарушением права владения либо с иными способами
причинения собственнику имущественного ущерба или с созданием угрозы
причинения такого ущерба». Альтернативная точка зрения на преступления
против собственности характеризует их как опасные для общества действия,
совершенные с умыслом или без такого, состоящие в неправомерном изъятии
12
чужого имущества и влекущие негативные последствия для собственника,
ответственность за которые предусмотрена главой 21 УК РФ [37, с. 172].
Следует отметить, что научная терминология преступлений против
собственности формируются на соответствующих признаках, присущих всей
совокупности отдельных видов преступлений и описанных в вышеуказанной
главе УК РФ, среди которых:
1) объектом преступного действия выступает собственность;
2) нанесение
владельцу
имущества,
на
которое
совершается
посягательство, ущерба;
3) форма вины.
Необходимо заметить, что при формировании понятия преступлений
против собственности, чаще всего в его содержание не включаются
характерные черты субъективной стороны противозаконного действия,
способы их совершения, признаки причиненного вреда, поскольку они
индивидуальны для каждого преступного действия, посягающего на
собственность.
Соответственно,
чтобы
свести
все
многообразие
преступлений против собственности в одну самостоятельную группу,
необходимо выделить общие признаки, характерные для этой группы
преступлений. Если посмотреть на вышеприведенные преступления с другой
стороны, то основанием для их квалификации могут выступать видовые и
индивидуальные особенности [41, с. 134].
Общими особенностями, позволяющими определить, что совершенные
противоправные
действия
составляют
группу
преступлений
против
собственности, являются, во-первых, частая их повторяемость, т.е. рецидив.
Так, анализ судебной практики позволяет судить о том, что лица,
привлекаемые к уголовной ответственности в соответствии с действующим
уголовным законодательством, имеют «за плечами» приговоры о признании
их виновными в совершении тех же преступлений. Во-вторых, преступления
против
собственности
характеризуются
групповым
характером
их
совершения, с выраженной устойчивостью и организованностью преступных
13
групп. Общей особенностью также можно выделить и криминальный
профессионализм
многих
преступников,
поскольку
изъятие
чужого
имущества из находящейся на жертве одежды требует особых умений.
Классификация в общем смысле представляет собой отдельное
конкретное деление понятия, либо совокупность его делений. В основу
структуры Особенной части УК РФ положен системный признак, в
соответствии с которым все преступления в зависимости от их вида,
помещены в различные разделы и главы. Данное деление имеет большое
доктринальное и практическое значение. Вместе с тем, для классификации
преступлений в рамках главы 21 УК РФ основное внимание направлено на
функциональную
и
практическую
нацеленность,
однако
данная
классификация не нашла своего отражения в главном нормативно-правовом
акте.
Исходя из исследованной юридической литературы, можно привести
следующие классификации, осуществляемые по различным основаниям.
Следуя доктринальной классификации, весь спектр преступлений,
посягающих
на
собственность,
можно
разделить
на
преступления,
совершаемые с корыстью и без таковой. При этом преступления с корыстной
целью могут совершаться с применением насилия (грабеж, разбой) и без
такового (кража,
мошенничество).
В основу данной классификации
положены определенные различия в содержании
субъективной стороны
отдельных составов преступлений, входящих в исследуемую группу.
Согласно примечанию 1 статьи 158 УК РФ «под хищением
понимаются
совершенные
с
корыстной
целью
противоправные
безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу
виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику».
Один
из
вышеприведенное
представителей
понятие
уголовной
выступает
науки
родовым
указывает,
составом
что
хищения,
применимым ко всем его разновидностям. Он считает, что «это своеобразный
законодательный, а потому и общеобязательный ориентир, позволяющий
14
правильно разрешать частные вопросы, возникающие при квалификации
деяний,
признаки
дающий
возможность
совершенного
познать
преступления
индивидуально-определенные
и
сверить
их
соответствие
требованиям уголовного закона. Общее понятие хищения можно в силу этого
с полным основанием расценить как полезный и необходимый инструмент
познания подлинной антисоциальной и правовой природы корыстных
посягательств на собственность, как надежный помощник работнику органа
дознания, следователю, прокурору, судье в их деятельности, связанной с
применением уголовного закона» [46, с. 123].
Вместе с тем, в настоящее время имеются и другие мнения
относительно общего понятия хищения, среди которых стоит выделить
мнение Колоколова Н.А. Он считает, что применение такого понятия как
«посягательство на имущество» позволит избежать множества возникающих
на практике при квалификации преступлений вопросов, при это не используя
общепринятый термин
«хищение»
с. 34].
[58,
Таких же
взглядов
придерживается Кочои С.М., которая полагает, что исключение из
содержания УК РФ понятия хищения решит многие проблемы, возникающие
при квалификации преступлений, размещенных в гл. 21 УК РФ [42, с. 152].
Таким образом, можно сделать вывод, что отсутствие общего понятия
хищения в УК РФ вызывает ряд проблем, заключающихся в отсутствии
четкого
разделения
между
хищениями
и
другими
корыстными
преступлениями.
Кроме того, в науке уголовного права также имеется проблема, которая
заключается в том, что термин «хищение» распространяется как на
противоправные действия, посягающие на чужое имущество, так и на другие
деяния, направленные против здоровья, безопасности и нравственности
общества.
Большинство
специалистов
в
сфере
юридической
науки
выступают за то, что понятие хищения необходимо применять и к иным
статьям УК РФ, а не только к тем, на которые распространил их действие
законодатель, только если это будет соответствовать характеру самого
15
преступления [41, с. 136]. Вместе с тем, Кочои С.В. считает данные
утверждения не совсем удачными, потому что, согласно им, хищение таких
предметов, как радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывчатые
вещества и взрывные устройства, наркотические средства или психотропные
вещества следует квалифицировать как корыстные преступления [42, с. 154].
Если соотнести понятие хищения, закрепленного в примечании 1
статьи 158 УК РФ, а также распространение его на другие нормы УК РФ,
использующие данную категорию, то возможно сделать вывод о том, что
отнесение
нормы,
выполняющей разъяснительную функцию в
виде
примечаний к соответствующим отдельным главам, выступает не совсем
удачным подходом к законодательному толкованию. Так, в данном случае
эффективность соответствующего разъяснения значительно снижается, в
связи с чем, ограничиваются нужды малочисленного круга деяний. Кроме
того, все способы правоприменительной деятельности по распространению
содержания понятия «хищение» на иные нормы уголовного закона приводят
к некорректному толкованию и неправильному его применению на практике.
Таким образом, необходимо в действующем уголовном законодательстве
реформировать понятие хищения, указанного в примечании 1 статьи 158 УК
РФ, закрепив его разновидности, на которые оно распространяет свое
действие, а также расширить круг объектов, в отношении которых
совершается преступление, включив в него не только вещи, как предметы
материального мира, но и имущественные права, и соответствующие
действия имущественной направленности.
К
системе
корыстных преступлений
принято
относить кражу,
мошенничество, присвоение или растрату, грабеж, разбой, вымогательство,
хищение предметов, имеющих особую ценность. Важным признаком
корыстных преступлений, отличающим их от других видов преступлений,
выступает корысть в структуре субъективной стороны. Согласно словарям
русского языка понятие «корысть» означает определенную материальную
пользу, либо выгоду. В соответствующей юридической литературе данный
16
термин приводится корыстным мотивом, а в УК РФ - корыстной целью [54, с.
9].
Корыстные преступления в науке уголовного права подразделяются на
хищения и корыстные преступления, не содержащие признаков хищения.
На данный момент среди ученых-юристов ведутся споры относительно
возможности отнесения неправомерного завладения автомобилем или иным
транспортным средством без цели хищения к корыстным преступлениям, не
содержащим признаков хищения. Так, Рарог А.И. утверждает, что данное
преступление может совершаться и в отсутствие корыстной цели, при этом
она все-таки присуща указанному составу преступления, поэтому позволяет
отнести его к рассматриваемому виду [46, с. 175]. В юридической литературе
также высказывается противоположное мнение, согласно которому подобное
преступление признается некорыстным [44, с. 60].
К преступлениям против собственности, совершаемым без корыстной
цели, относят совершенные с умыслом, а также по неосторожности,
уничтожение или повреждение чужого имущества. Кочои С.М. предлагает
классификацию преступлений против собственности, выделяя корыстные
преступления,
представляющие
собой
формы
хищения
(кража,
мошенничество, присвоение и растрата, грабеж, хищение предметов,
имеющих особую ценность) и корыстные преступления, не подпадающие
под признаки хищения, а также преступления, совершаемые без корыстной
цели (например,
неправомерное
завладение
автомобилем
или иным
транспортным средством без цели хищения) [42, с. 157].
Отличительной особенностью вышеуказанной классификации является
включение разбоя в группу корыстных преступлений, направленных против
собственности,
не
подпадающих
под
характерные
черты
хищения.
Высказанная Кочои С.М. точка зрения говорит о том, что законодатель,
формируя состав хищения и закрепляя его в Уголовном кодексе Российской
Федерации, не вложил в него признаки, позволяющие отнести его к форме
17
хищения, в связи с чем она считает необходимым изменить УК РФ,
определив состав разбоя как материальный [42, с. 157].
Юридическая литература содержит и другие варианты классификации
преступлений против собственности, в которых также в особую подгруппу
выделяются
хищения,
как
корыстные
преступления,
связанные
с
неправомерным извлечением имущественной выгоды (ст. ст. 158-162, 164 УК
РФ) [35, с. 194]. Наряду с хищениями различают иные преступления, также
направленные на извлечение имущественной выгоды (ст. ст. 163, 165 УК
РФ), и преступления, не связанные с ее извлечением (ст. ст. 167, 168 УК РФ)
[41, с. 89]. Лохвицкий А.В. предлагает отнести вымогательство к отдельному
виду преступления, примыкающего к хищениям [45, с. 116].
Лопашенко Н.А. [45, с. 137] классифицирует все преступления,
предусмотренные гл. 21 УК РФ, в соответствии с предметом посягательства:
1. Если предметом посягательства выступают объекты материального
мира, то противоправные деяния могут быть квалифицированы, как: кража
(ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ), присвоение или растрата
(ст. 160 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), хищение
предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ), умышленное или по
неосторожности уничтожение или повреждение имущества (ст. ст. 167, 168
УК РФ);
2. Если преступник наряду с имуществом посягает на права на
имущество, объекты гражданских правоотношений, перечисленных в статье
128 ГК РФ, то противоправные деяния могут быть квалифицированы, как:
вымогательство (ст. 163 УК РФ), причинение имущественного ущерба путем
обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ),
неправомерное
завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели
хищения (ст. 166 УК РФ).
Примечательно, что в отличие от уголовного права, цивилистика
вкладывает в понятие имущества вещи, как объекты материального мира,
определенные
в пространстве
и
имущественные
права
на
них.
В
18
юридической литературе цивилисты указывают на тот факт, что работы,
услуги,
интеллектуальная
собственность
законодателем
к
категории
имущества не отнесены [50, с. 159]. Однако диспозиция статьи 163 УК РФ
указывает, что действия преступника направлены на завладение чужим
имуществом,
правами
на
имущество.
Вышеприведенное
побуждает
специалистов с критических позиций оценивать редакции ст. ст. 159 и 163
УК РФ [45, с. 139] и признать проблему классификации преступлений против
собственности актуальной.
Если в основу классификации преступлений против собственности
положить характеристику объективной стороны состава преступления, их
следует разделить на насильственные и ненасильственные. Изучая практику
расследования уголовных дел, Блинников В.А. пришел к выводу, что
следователями при расследовании уголовных дел уделяется большее
внимание самому процессу изъятия вещей из законного владения других лиц,
чем характеру совершаемых в этом процессе действий (насильственный или
ненасильственный) [34, с. 128]. Таким образом, им было высказано мнение,
что деление хищений на хищения, совершенные с насилием, и хищения,
совершенные без него, дают возможность исключить возникновение
неточностей при квалификации. Учитывая, что некоторые преступления,
посягающие на чужое имущество, совершаются с применением насилия
(например, вымогательство, грабеж), данная позиция может считаться
верной. Таким образом, определяющими ориентирами для квалификации
этих видов преступлений являются качественные и количественные
характеристики
насилия.
Некоторые
авторы
предлагают
и
другие
классификации преступлений против собственности.
Так, Гаухман Л.Д. [57] делит преступления против собственности на
такие виды, как: а) хищение, включая все его формы; б) уничтожение или
повреждение
имущества;
в)
совершаемые без цели хищения.
иные
посягательства
на
имущество,
19
Основополагающим признаком классификации преступлений против
собственности, предлагаемой Безверховым А.Г. [55], является уровень их
негативного влияния на общество. Так, согласно данной классификации
выделяются преступления небольшой, средней тяжести, а также тяжкие и
особо
тяжкие
преступления.
Необходимо
отметить,
что
деление
преступлений по вышеуказанному принципу имеет высокую значимость для
правоприменительной деятельности.
В основу другой классификации, предлагаемой Безверховым А.Г.,
положено право собственности и возникающие на его базе отношения:
1. Противоправные
посягательства,
состоящие
в
совершении
действий, направленных на незаконное извлечение имущества из права
собственности других лиц, так и иных действий, заключающихся не только в
завладении чужим имуществом, но и в его уничтожении или повреждении;
2.
Противоправные посягательства, заключающиеся в намеренном
совершении преступником действий по неисполнению обязанностей по
передаче
предмета
хищения
или
в неправомерном
преднамеренном
убеждении потерпевшей стороны в необходимости передачи имущества или
совершении иного действия имущественного характера.
Следует заметить, что вышеуказанная классификация не содержит
состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 164
УК РФ, поскольку, по мнению Безверхова А.Г., действия, составляющие его,
возможно квалифицировать по уже закрепленным в уголовном законе
формам хищения.
Выводы:
1) классификация преступлений против собственности, закрепленных в
главе 21 УК РФ, имеет большое теоретическое и практическое значение,
поскольку позволяет избежать проблемы, возникающие при квалификации
данных преступных деяний. В юридической литературе ученые-правоведы
предлагают различные варианты деления преступлений, посягающих на
собственность, на виды, в основе которых лежат различные критерии. Так в
20
зависимости от данных критериев различают: преступления, совершенные с
корыстной целью или без таковой; совершенные с целью материального
обогащения;
преступления
против
собственности,
направленные
на
завладение объектами материального мира, а также правами на имущество,
объектами гражданских правоотношений, перечисленных в статье 128 ГК
РФ; насильственные и ненасильственные.
2)
необходимо реформировать понятие хищения, содержащееся в
примечании 1 статьи 158 УК РФ, закрепив в нем его формы, на которые оно
распространяет свое действие, а также расширить круг объектов, в
отношении которых совершается преступление, включив в него не только
вещи, как предметы материального мира, но и имущественные права, и
соответствующие действия имущественной направленности. В связи с этим,
требует изменить данное примечание, изложив его следующим образом:
«Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются умышленное
противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом
на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя,
вымогательства, мошенничества, присвоения, растраты или использования
компьютерной техники».
1.2 История становления кражи в уголовном законодательстве России
Первым
законодательным
актом,
регулирующим
вопросы
ответственности за хищения, выступала непосредственно Русская Правда. В
данном институте древнерусского права было закреплено наказание за
имущественные преступления, совершение незначительного хищения не
влекло за собой никакого наказания. Законодатели Русской Правды
закрепили в ней только общее понятие об ответственности за кражу, которое
заключалось в выплате государству 3 гривен штрафа и возвращении
украденного.
Имелись также
и квалифицированные
составы кражи,
предусматривавшие более суровое наказание за причинение ущерба
объектам сельского хозяйства. Критерием для назначения наказания за
21
указанные виды преступных действий являлся не количественный показатель
украденного, а его значимость для экономики, в связи с чем предмет
посягательства имел строгую конкретизацию. Вместе с тем, самой важной
идеей создания данного древнерусского нормативного акта, являлось
примирение вора с потерпевшей стороной, восстановление справедливости,
другими словами, разрешение преступных действий по правде. В качестве
примера можно указать на то, что преступник (тать) и потерпевший от
небольшого хищения могли прийти к примирению, без наложения серьезных
штрафов. Примирению сторон при разрешении возникшего конфликта
способствовала община [82, с. 149].
В отличие от вышеприведенного древнерусского нормативного акта,
правовые источники, содержащие нормы о праве и регулирующие
отношения между людьми на уровне регионов, например, судные грамоты
Псковской и Новгородской губерний, указывали на то, что значительные
хищения относятся к ведению княжеского суда, а малозначительные
хищения относятся к компетенции общины и действующих на ее территории
правоохранительных
органов.
Указанные
положения
сохранили
свое
действие и в период царствования Ивана Грозного, и были изложены в
действовавшем на тот момент основном правовом акте - Судебнике 1497 г.
В отличие от вышеприведенных источников древнерусского права Воинским
артикулом 1715 г. были введены положения, в соответствии с которыми
размер наказания ставился в зависимость от уровня общественной опасности
совершенных краж. Так, артикул 189 закреплял строгие телесные наказания
для преступников за хищения, цена которых не превышала 20 рублей. Вместе
с тем, если цена похищенного превышала 20 рублей, то ответственность
наступала по артикулу 191, по которому применялась смертная казнь. В
данном Воинском артикуле также имелось смягчающее обстоятельство,
наступающее, если человек совершил малозначительное хищение ввиду
тяжелого материального положения, не позволяющего обеспечить себя
питанием.
Таким
образом,
учитывались
обстоятельства
совершения
22
противоправного деяния, а также проводилась количественная оценка
украденного для уменьшения наказания. Это позволяло выделить отдельный
состав преступления, представляющий собой незначительное хищение из
«голодной нужды».
До 1922 года дифференциация наказаний в зависимости от величины
похищенного имущества не производилась. Мелкое хищение в нормативноправовых актах указанного периода времени не определялось как отдельный
вид преступления. Стоимость ущерба учитывалась при рассмотрении дел
мировыми судьями. Они могли уменьшать размер наказания в два раза, если
стоимость украденных вещей не превышала 30 копеек [62, с. 23].
Таким образом, в вышеописанном положении уголовного закона имеет
место не закрепленный конкретный состав преступления, а установленная
законодателем
возможность
для
правоприменителей
снижать
размер
наказания за общее посягательство на чужую собственность, совершенное в
незначительном размере.
Только с момента формирования источников уголовного права СССР,
которые главной целью видели устранение посягательств на собственность
государства,
начало происходить значимое развитие законодательства об
ответственности за преступления против собственности.
В соответствии с Декретом СНК от 5 мая 1921 г. «Об ограничении
прав по судебным приговорам» впервые были введены такие преступления,
как кража, разбой, грабеж, мошенничество, вымогательство, присвоение и
растрата.
Декретом ВЦИК и СНК от 1 июня 1921 г. «О мерах борьбы с хищением
из
государственных
складов
и
должностными
преступлениями,
способствующими хищениям» закреплялись соответствующие хищения, а
именно неправомерная передача товаров третьим лицам сотрудниками
снабжающих предприятий с целью их дальнейшей перепродажи по
завышенной цене. При наличии отягчающих обстоятельствах, к которым
23
относились многократность и массовость хищения, за данные преступления
был предусмотрена смертная казнь в виде расстрела [39, с.127].
В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. система и содержание норм ο
преступлениях против собственности получили окончательное закрепление в
гл. VII Закона, которая называлась «Имущественные преступления», однако
в ней отсутствовало понятие «собственность».
7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР издал Постановление «Об охране
имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и
укреплении общественной (социалистической) собственности». При этом
нормы данного постановления не содержали определение «хищение».
Деление собственности на личную и социалистическую [51, с. 187]
произошло с момента принятия Указов Президиума Верховного Совета
СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности
граждан» и «Об уголовной ответственности за хищение государственного и
общественного имущества». В соответствии с данными указами на первом
месте была государственная собственность, за ней следовала общественная
собственность и только на последнем месте была частная.
Наказание за неправомерное завладение имуществом, принадлежащим
государству или обществу на праве собственности, непосредственно
устанавливалось различными нормативно-правовыми актами в области
уголовного права.
В соответствии с Указом от 4 июня 1947 г. форма хищения не являлась
основанием для разделения ответственности за хищения имущества,
принадлежащего
на
праве
собственности
различным
субъектам.
Преступления в виде кражи, присвоения, растраты или иного хищения
государственного имущества наказывались лишением свободы на срок от 7
до 10 лет с направлением в исправительно-трудовой лагерь с изъятием
имущества или без него. Хищение любого имущества, находящегося в
общественной собственности, наказывалось лишением свободы на срок от 5
до 8 лет с направлением в исправительно-трудовой лагерь и конфискацией
24
имущества или без таковой. Соответственно, неравенство в уголовном
наказании за вышеприведенные преступления сохранялось, устанавливалась
тенденция к увеличению размера наказания за преступления, направленные
против собственности государства [47, с. 147].
Нормы действующего Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. сохранилось
вышеприведённое неравенство. Так, в силу ст. 1 УК РФ в качестве
приоритетного направления деятельности государства выступала
защита
общественного уклада страны, его политического и экономического строя,
государственной собственности, личных прав и свобод человека и
гражданина и всего государства в целом от противоправных действий,
запрещенных уголовным законом под угрозой наказания. Поскольку
необходимость
охраны
социалистической
собственности
являлась
основополагающей идеей советского государства, размер наказания долгое
время ставился в зависимость от того, на какой вид собственности посягал
преступник [47, с. 148]. Основной особенностью изданных в первой
половине XX в. нормативно-правовых актов являлось выделение отдельного
состава преступления, в котором объектом выступала государственная и
общественная
собственность.
Создатели
УК
РСФСР
1960
г.
не
рассматривали вопрос о понятии хищения, но закрепили формы его
совершения (кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, злоупотребление
служебным положением и мошенничество). В связи с чем непосредственно
грабеж являлся отдельным видом преступления против собственности,
представляющий собой открытое хищение чужого имущества, совершенное
насильственным или ненасильственным способом. Данный факт определил
дальнейшее формирование составов кражи и разбоя. Противоправное
изъятие имущества, вверенного лицу в силу его должностного положения,
нашло свое закрепление в статьях Уголовного кодекса РСФСР 1960 г.,
устанавливающих
ответственность
за
присвоение
и
растрату
и
злоупотребление служебным положением. Уголовный кодекс РСФСР 1960
25
г. действовал до принятия 13.06.1996 года Уголовного кодекса Российской
Федерации.
Вывод: в период становления уголовного законодательства России,
устанавливающего наказание за противоправные действия, посягающие на
чужое имущество, у законодателя не было определенности в том, как
разграничивать ответственность за однородные деяния, посягающие на
различные формы собственности, кроме того, в системе применения
уголовного
законодательства
отсутствовала
стабильность,
действия
юрисдикционных органов характеризовались широким произволом при
рассмотрении дел, связанных с хищениями. Указанная неопределенность
могла была быть связана с тем, что создатели УК РСФСР 1960 г. не
рассматривали вопрос о понятии хищения, но закрепили формы его
совершения. Определение «хищение» было законодательно сформировано
лишь в XX в.
1.3 Объективные и субъективные признаки кражи, как формы
хищения
Основными элементами кражи, как и любого вида преступления,
является объект, объективная сторона, субъективная сторона и субъект.
Объект кражи - это общественные отношения, которые соотносятся с
имуществом
другого
лица,
осуществляющего
в
отношении
него
предусмотренные законом права собственника, нарушаемые в процессе
совершения
преступления.
В
приведенном
понятии
объекта
кражи
собственность имеет две важные составляющие [32, с. 116]. Так одной из
составляющих выступает понимание собственности в ее экономическом
аспекте, который представляет собой правоотношения между людьми по
поводу
присвоения
имущества
или
по
его
отчуждению.
Другой
составляющей является понимание собственности в ее юридическом аспекте,
как наделение собственника определенными правомочиями по владению,
пользованию и распоряжению своим имуществом.
26
Важно отметить, что к объекту посягательства не относится право
собственности, поскольку при хищении чужой вещи, вор завладевает только
имуществом.
Дополнительном
закрепленное
в
непосредственным
Конституции
РФ
объектом
право
кражи
каждого
является
человека
на
неприкосновенность своего недвижимого имущества, предусмотренное п.
«а» ч. 3 статьи 158 УК РФ. Так, 29 ноября 2017 г., около 23 час. 00 мин.,
Предоляк М.А., действуя умышленно, с единой целью хищения чужого
имущества из жилища, помещения и хранилища, расположенных на дачном
участке Т. в СО, убедившись, что за его действиями никто не наблюдает,
имеющимся у него гвоздодером сорвал с калитки и тайно похитил замок, не
представляющий для Т. материальной ценности. Продолжая действовать с
единой корыстной целью, Предоляк М.А. при помощи имеющегося у него
гвоздодера взломал окно и через оконный проем незаконно проник в
помещение бани, расположенной на дачном участке Т., откуда тайно похитил
насосную станцию стоимостью 3 500 рублей и не представляющий для Т.
материальной ценности ключ. Действуя с той же целью, похищенным
ключом Предоляк М.А. открыл расположенный на дачном участке Т. сарай,
незаконно проник в него и тайно похитил из указанного хранилища
бензогенератор стоимостью 6 000 рублей, электрическую дисковую пилу
стоимостью 2 000 рублей, углошлифовальную машинку стоимостью 2 000
рублей,
металлическую
лестницу стоимостью
6
500
рублей
и
не
представляющую для Т. материальной ценности металлическую тачку. После
этого, действуя с той же целью, Предоляк М.А., воспользовавшись
похищенной лестницей и имевшимся у него гвоздодером, взломал окно на
втором этаже дачного дома, пригодного для проживания и расположенного
на дачном участке Т., незаконно проник внутрь указанного жилища и тайно
похитил из него набор инструментов в пластиковом кейсе стоимостью 1 600
рублей и не представляющий для Т. материальной ценности фонарь. С
похищенным имуществом Предоляк М.А. с места преступления скрылся, в
27
дальнейшем распорядился им по своему усмотрению, чем причинил
собственнику похищенного имущества Т. значительный имущественный
ущерб на общую сумму 21 600 рублей [22].
Важно отметить, что именно чужое имущество является объектом
кражи, т.е. то имущество, которым посягающее лицо не имеет права владеть,
пользоваться и распоряжаться. Как неоднократно многими авторами
отмечалось в
юридической литературе [48, с. 155], имущество должно
соответствовать определенным признакам, чтобы составлять предмет
преступного посягательства. Так, оно: должно быть движимым, быть
предметом материального мира, быть чужим и обладать соответствующей
экономической ценностью.
Предметом кражи выступают исключительно материальные вещи.
Такая
категоричность
законодательством
обусловлена
правомочиями
определенными
гражданским
собственника,
очерченными
натуральными, вещными свойствами объекта. Первоочередным правомочием
для
права
собственности
является
правомочие
владения,
которое
характеризуется тем, что собственник обладает вещью, как предметом
материального мира в его физическом выражении. От данного правомочия
зависит
содержание
пользования
и
распоряжения.
Владение
может
осуществляться только в отношении материальной вещи, которая ограничена
в пространстве.
Соответственно законодателем имущество разграничивается,
как
гражданско-правовая категория и уголовно – правовая категория. В научной
литературе [60, с. 37] предпринимались попытки считать предметом кражи
имущество в соответствии с определением, приведенным в ст. 128 ГК РФ,
однако они ошибочны, поскольку имущество, лишенное материального
признака (компьютерная информация, интеллектуальная собственность,
электрическая энергия и т.п.) не обладает признаком материальной вещи, и,
следовательно, действия, направленные на их тайное хищение, не могут
образовывать состав кражи.
28
Таким образом, предметом кражи является имущество, которое
возможно переместить в пространстве, существенно не изменив его целевого
назначения и потребительских свойств, т.е. движимое. Вместе с тем, из
вышеприведенного правила имеется одно исключение, которое отметил
ученый, занимающийся изучением уголовного права, Завидов Б.Д. Он
считает,
что
в
качестве
предмета
кражи
можно
рассматривать
и
недвижимость, однако ее перемещение в пространстве также не должно
изменить потребительскую стоимость и целевое назначение имущества.
Примером такой кражи можно назвать хищение декоративных растений из
клумбы [38, с. 142].
В юридической литературе сложилась точка зрения, что хищение
воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических
объектов
и
иных
аналогичных
объектов,
законом
относящихся
к
недвижимости, следует квалифицировать как кражу, объектом которой
являются движимые вещи, поскольку их перемещение
возможно без
причинения им вреда и изменения целевого назначения.
Имущество, выступая предметом кражи, всегда должно обладать
определенной экономической ценностью, которая должна выражаться в его
соответствующей стоимости. Соответственно, предметом кражи могут
выступать исключительно материальные объекты, которые изъяты
из
естественной природной среды путем использования физического труда, в
связи с чем могут иметь соответствующую денежную оценку и товарноматериальную ценность.
Денежные средства, ценные бумаги и валютные ценности могут быть
предметом кражи, однако ценные бумаги непосредственно являются мерой
денежного выражения имущества. В соответствии со ст. 143 Гражданского
кодекса РФ ценными бумагами являются: государственные
облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные
облигации,
сертификаты,
коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги и другие документы,
которые законами о ценных бумагах или в установленном законом порядке
29
отнесены к ценным бумагам. Выделяют следующие виды ценных бумаг:
именные, ордерные и на предъявителя. При этом только ценные бумаги на
предъявителя могут выступать предметом кражи, поскольку получить все
причитающееся по данной ценной бумаге может любое лицо, предъявившее
ее к исполнению. Однако, деяние, состоящее в хищении других ценных
бумаг, не содержит в себе признаки, характерные для состава кражи, а
представляет собой приготовление к мошенничеству [41, с. 141]. Также к
предмету кражи можно отнести и пластиковые карты, либо электронные
денежные средства, ответственность за хищение денежных средств с
банковских карт предусмотрена п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ.
Таким образом, можно выделить три признака имущества предмета
кражи, наличие которых в совокупности с иными признаками состава
преступления, позволяют квалифицировать противоправное деяние, как
кражу:
1. Физический признак заключается в том, что имущество имеет
вещественное выражение, координаты в пространстве и определенное
физическое состояние. Предметом кражи является как целый объект, так и
его часть, а также одушевленные и неодушевленные объекты.
Определенные документы (например, паспорт и т.п.), исходя из норм
уголовного права, предметами хищения не являются, поскольку они
отражены в других статьях УК РФ.
Действия, направленные на изъятие документов с целью дальнейшего
изменения
и
постановки
печатей,
должны
квалифицироваться
как
приготовление к мошенничеству, поскольку тайность в данном составе
противоправных действий отсутствует. По мнению
Борзенкова Г.Н. [49],
предметами посягательства выступают и легитимационные знаки — жетоны,
номерки в раздевалках. Документы, обладающие денежной ценностью, и не
требующие действий по изменению их содержания и формы, могут
выступать предметами хищения.
Совокупность объектов, расположенных на земельном участке и
30
составляющих его инфраструктуру, также могут быть отнесены к предметам
хищения. Однако кражей такое хищение может быть признано только в том
случае, если собственник оформил свои права на владение, пользование и
распоряжение земельным участком.
2. Экономический признак – это имущество, имеющее определенное
денежное выражение и произведенное с использованием трудозатрат;
3. Юридический признак — это имущество, в отношении которого
собственник осуществляет предусмотренные законом права владения,
пользования и распоряжения. Предметом кражи являются только те вещи,
которые имеют установленного законного владельца. Если он неизвестен или
самостоятельно отказался от права на данную вещь, то она в соответствии с
действующими нормами гражданского права признается бесхозяйной. В
качестве такого имущества выступают вещи, выброшенные собственником
ввиду их ненадобности (например, одежда, которая перестала подходить по
размеру).
Клад не может являться предметом хищения, поскольку государство
узнает о том, что у него имеется право собственности на него после его
обнаружения, поэтому, совершая преступление по его похищению, лицо
должно быть привлечено к ответственности по статье 165 УК РФ.
Для объективной стороны кражи характерны следующие признаки:
1) опасное для общества действие, заключающееся в изъятии чужого
имущества и дальнейшего его использования в своих целях или целях иных
субъектов;
2) осуществление посягательства на чужую собственность в отсутствие
наблюдения за происходящим посторонних лиц;
3) наступление негативных последствий для владельца имущества, не
позволяющего ему осуществлять дальнейшую реализацию своих прав
собственности в отношении изъятой вещи;
4) наличие причинно-следственной связи между действиями, опасными
для общества и негативными последствиями для владельца имущества.
31
В п.п. 2, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря
2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» [5]
изложены положения, согласно которым действия, опасные для общества,
можно считать хищением. Кражей являются деяния, выражающиеся в
противоправном извлечении вещей, принадлежащих иному лицу на праве
собственности. Необходимым условием квалификации деяния в качестве
кражи
признается
совершение
данного
действия
при
нахождении
собственника и иных лиц в месте совершения преступления, так и в их
отсутствие. Однако в любом случае данное действие совершается без
привлечения внимания вышеуказанных лиц. В том случае, если свидетели
преступления видели факт изъятия чужого имущества, но преступник не знал
об этом, то будет считаться, что действие совершено тайным способом, в
отсутствие наблюдения со стороны посторонних.
Таким образом, о тайности совершения кражи можно говорить, если:
1) она совершается в отсутствие собственника и иных лиц в месте
совершения преступления. Преступления данного вида происходят, как
правило, в квартирах и иных жилых и нежилых помещениях. Так, в
описательной части приговора Советского районного суда г. Брянска
содержатся все признаки тайности совершенного преступления против
собственности. 09 августа 2018 г. в период с 09 часов 30 минут до 09 часов 45
минут Щербаков Б.В., находясь в подвальном помещении около кладовой,
расположенной между вторым и третьим подъездами, действуя умышленно,
из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, убедившись
в том, что за его преступными действиями никто не наблюдает, с помощью
металлической трубы, сняв с металлических петель дверь кладовой,
незаконно
проник
внутрь
указанной
кладовой
и
тайно
похитил
находившуюся в ней бензопилу марки «Штиль 180», принадлежащую Б.,
стоимостью 3500 рублей, скрывшись с похищенным с места совершения
преступления и распорядившись им по своему усмотрению, причинил Б.
имущественный ущерб в размере 3500 рублей [23].
32
2) она совершается при нахождении собственника и иных лиц в месте
совершения преступления, но без привлечения их внимания. Изъятие вещей
при такой краже происходит, чаще всего, из предметов одежды, в
соответствии с которыми владелец имущества и посторонние лица
присутствуют на месте в момент совершения преступления и видят
похищение имущества, однако преступник при этом считает, что он
действует тайно. Лицо, испытывающее на себе преступное воздействие, не
предпринимает действий по его прекращению, так как боится применения
физического
насилия
преступником.
При
этом
наблюдающие
за
происходящим лица бездействуют в связи с испугом или равнодушием. Так,
действия гражданина Пырева Н.О. были квалифицированы как кража,
совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, из сумки,
находившейся при потерпевшем, при следующих обстоятельствах. Так,
Пырев Н.О. в период времени с 22 часов 15 минут 14 октября 2017 года по
02 часа 00 минут 15 октября 2017 года на автомобиле марки «RENAULT»
модель «LOGAN», государственный регистрационный знак №, осуществлял
перевозку пассажира из города Москвы в город Обнинск Калужской области.
В обозначенный период времени, двигаясь на указанном автомобиле по
территории города Обнинска Калужской области, Пырев Н.О. увидел, что
находившийся на переднем пассажирском сиденье пассажир уснул и не
может наблюдать за его действиями, после чего, имея умысел на тайное
хищение чужого имущества, руководствуясь корыстными побуждениями,
похитил из сумки, находящейся при пассажире, банковскую карту АО
«Россельхозбанк», принадлежащую последнему, с находящимися на ней
денежными средствами в размере 31 000 рублей, которые Пырев Н.О., зная
пин-код банковской карты ее собственника, собирался обналичить, тем
самым похитив денежные средства в размере 31 000 рублей. Продолжая
реализовывать задуманное, Пырев Н.О. в период времени с 21 часов 15
минут 14 октября 2017 года по 02 часа 00 минут 15 октября 2017 года на
указанном автомобиле подъехал к банкомату АО «Россельхозбанк»,
33
расположенному по адресу: Калужская область, город Обнинск, проспект
Ленина, дом 50, где, используя похищенную у пассажира банковскую карту,
путем снятия и обналичивания, тайно похитил находящиеся на данной
банковской карте, принадлежащие иному лицу денежные средства в размере
31 000 рублей. После чего Пырев Н.О. с похищенным имуществом с места
совершения преступления скрылся, похищенным распорядился по своему
усмотрению, причинив собственнику значительный материальный ущерб на
общую сумму 31 000 рублей [31];
3) она совершается при нахождении собственника и иных лиц в месте
совершения преступления, однако факт противоправности осуществляемых
действий ими не осознается в силу возраста, наличие расстройств психики,
нахождении в опьянении и т.п.;
3) она совершается при нахождении собственника и иных лиц в месте
совершения преступления, однако они не осознают факт противоправности
действия, поскольку не обладают сведениями о фактическом собственнике
изымаемой вещи. Примером такой кражи является ситуация, когда
собственник багажа заснул в зале ожидания аэропорта, а рядом сидящий
человек взял данную сумку и удалился с ней. При этом посторонние видели
его, но, предполагали, что он ее законный владелец.
В теории уголовного права [36, с. 343] и судебной практике [42, с. 211]
выделяют два критерия тайного способа совершении преступления:
1) Объективный.
Здесь
важно
понять
отношение
собственника
изымаемой вещи и свидетелей происходящего преступления к самому
событию
по
изъятию
имущества
[52,
с.
211].
Для
квалификации
противоправного деяния как кражи, характерно то, чтобы посторонние лица
не осознавали акта противоправного изъятия имущества.
Вышеприведенное может проявляться на практике в одном из
следующих четырех вариантов:
а) вор совершает преступление в отсутствие посторонних лиц;
34
б) посторонние лица не наблюдают факт совершения действий по
изъятию имущества, так как оно совершается хорошо подготовленным
преступником.
Примером
выступают
действия
Кривошеева
С.В.,
происходящие в 2014 г. Осуществляя преступный умысел в г. Москве, он без
соответствующего заказа приходил переодетый в Деда Мороза перед Новым
годом в дома граждан с намерением показать новогоднее представление
детям. В разговоре с хозяевами квартир он ссылался на то, что его послало
ЖЭУ, которое оплатило его услуги и им представление будет показано
бесплатно, в связи с чем, люди велись на такую щедрость, соглашались и
впускали его в квартиры. Затем он подмешивал в спиртные напитки,
которыми его почти всегда угощали хозяева квартир, клофелин, после
употребления которых, взрослые вскоре засыпали, а Кривошеев С.В.
предлагал детям поиграть в прятки, чтобы дети не могли наблюдать процесс
изъятия имущества. Пользуясь моментом, он производил осмотр квартиры,
похищал найденное и покидал место преступления [20];
в) лица, присутствующие при совершении преступления, наблюдают за
преступными действиями злоумышленника, но не понимают, что изъятие
происходит незаконно в отношении чужих вещей;
г) лицо, испытывающее на себе преступное воздействие, ввиду
нахождения в состоянии измененного сознания, не осознает факта
совершения посягательства на его собственность.
2) Субъективный. Он заключается в том, как преступник сам
воспринимает совершенное им противоправное действие. Для квалификации
преступления как кражи, виновное лицо должно полагать, что при
совершении действий по незаконному изъятию чужого имущества, за его
действиями никто не наблюдал. Признание того факта, что хищение
совершено тайно, должно основываться на субъективной стороне состава
преступления.
35
Примером принятия решения о том, совершалось ли хищение тайно,
является следующая совокупность противоправных действий, составляющих
состав преступления.
Так, поскольку осужденным Рузаевым А.В. был доказан факт
совершения им преступления тайно, судом было принято решение о
привлечении его к ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ вместо ч. 1 ст. 161
УК РФ. Согласно резолютивной части приговора Советского районного суда
г. Орла от 12 сентября 2015 года Рузаев А.В. был приговорен по ч. 4 ст. 111 и
ч. 1 ст. 161 УК РФ. Из приговора следует, что 30 мая 2015 г. между Рузаевым
А.В. и потерпевшим произошел конфликт, в процессе которого подсудимым
было нанесено потерпевшему большое количество тяжких повреждений,
после получения которых он потерял сознание, поэтому не видел момент,
когда ключи и денежные купюры выпали из кармана куртки. Рузаев А.В.
незаконно присвоил себе выпавшие предметы.
Орловский областной суд оставил апелляционную жалобу без
удовлетворения, подтвердив правильность квалификации совершенных
действий по ч. 4 ст. 111 и ч. 1 ст. 161 УК РФ. Не согласившись с принятым
решением, Рузаев А.В. подал кассационную жалобу.
Кассационная инстанция посчитала неправильной квалификацию
действий Рузаева А.В. по ч. 1 ст. 161 УК РФ, найдя в них признаки
преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ. В основу кассационного
определения судом был положен способ совершения преступления, который,
согласно обстоятельствам дела, был тайным. Суды первой и апелляционной
инстанций приходили к выводу, что Рузаев А.В. совершал хищение денег
открыто. В описательной части приговора отмечено, что «во время нанесения
ударов из одежды потерпевшего вместе с ключами выпали деньги в сумме 10
200 руб., а Рузаев А.В., осознавая, что наблюдающих со стороны за его
преступными действиями нет, совершил хищение выпавшего имущества.
Доказательств
наличия
внимания
потерпевшего
и
иных
лиц
к
противоправному деянию виновного в материалы дела представлено не
36
было, поэтому приговор суда и апелляционное определение были отменены,
а Рузаеву А.В. было назначено наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ [12].
Кража может быть признана завершенной в случае, когда у
преступника есть возможность реализовать права собственника в отношении
похищенного имущества в своих целях. Кража может быть признана
незавершенной, когда у преступника, посягнувшего на его собственность,
отсутствовала возможность распорядиться им по своему усмотрению.
Так, согласно судебной практике районного суда Полукову В.Д. и
Крахмалеву Е.А. не удалось довести свои преступные действия по
незаконному
завладению
чужим
имуществом,
поскольку
они
были
застигнуты на месте совершения преступного деяния.
В период с 23 часов 11 декабря 2017 года до 00 часов 30 минут 12
декабря 2017 года, Полуков В.Д. и Крахмалев Е.А., находясь во дворе дома,
договорившись о тайном хищении автомашины П. с целью ее сдачи на пункт
приема
металлолома,
действуя
умышленно,
группой
лиц
по
предварительному сговору, из корыстных побуждений, воспользовавшись
тем, что за их действиями никто не наблюдает, стали выталкивать
автомашину
ВАЗ-21053
государственный
регистрационный
знак №...,
принадлежащую П., стоимостью 5 000 рублей, с указанного двора. При этом
Крахмалев Е.А. через незапертую переднюю левую дверь направлял
движение указанной выше автомашины, а Полуков В.Д. толкал автомашину
сзади. Свой преступный умысел до конца Полуков В.Д. и Крахмалев Е.А. не
довели по не зависящим от них обстоятельствам, поскольку были застигнуты
на месте преступления П. [24].
Булатову В.С. также не удалось довести свои преступные действия до
конца и в полной мере завладеть похищенным имуществом. Так, он
осуществлял поездку в вагоне пассажирского поезда сообщением «СанктПетербург-Адлер». Кроме него в купе находился и потерпевший, который
положил сумку со своими вещами на багажную полку, рядом с сумкой
Булатова В.С. В пути следования потерпевший несколько раз доставал свою
37
сумку и вынимал оттуда кошелек. Наблюдая за потерпевшим, у Булатова
В.С. возник умысел на завладение сумкой и кошельком потерпевшего. По
прибытии поезда на станцию Крымск потерпевший вышел из купе на перрон.
Воспользовавшись отсутствием потерпевшего в купе, Булатов В.С. быстро
собрался и похитил сумку потерпевшего. Однако скрыться не смог,
поскольку был задержан
похищенную сумку.
сотрудниками полиции, которые изъяли у него
Булатов В.С. был признан судом виновным в
совершении преступления по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, поскольку
похищенное имущество не было им реализовано в его интересах [19].
Для
установления
факта
окончания
преступного
действия,
совершаемого на территории, находящейся под охраной, требуется ее
покинуть вместе с украденными вещами для дальнейшего их использования.
Так, например, Гуреев О.В. и Зимов К.А., будучи работниками завода,
по предварительному сговору между собой похитили со склада 17 мешков
цемента, погрузив их на автомашину, попытались вывезти их с территории
завода. Однако были задержаны на проходной охранниками завода. При
квалификации действий Гуреева О.В. и Зимова К.А. районный суд вынес
приговор, в соответствии с которым осудил их по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК
РФ. На данный приговор была подана апелляционная жалоба. Суд
апелляционной инстанции не признал квалификацию преступных действий
правильной, посчитав, что действия, составляющие состав преступления, не
завершены. Следовательно, у обвиняемых не было шанса использовать
похищенные вещи. Таким образом, деяние следует квалифицировать как
покушение на кражу [21].
Воропаева Л.Е. и Воропаев П.В., вступив в предварительный сговор на
совместное хищение имущества, принадлежащего ООО «Лента», 6 июня
2018 года в период времени с 13 часов до 14 часов 15 минут, находясь в
торговом зале торгового гипермаркета «Лента», расположенного по адресу:
г.Брянск ул. Объездная д. 30, с целью тайного хищения чужого имущества,
действуя совместно, умышленно, из корыстных побуждений, убедившись в
38
том, что за их преступными действиями никто не наблюдает, взяли с
торговых витрин реализуемый открытым способом товар, принадлежащий
ООО «Лента», а именно: 1 пару детских носков, стоимостью 24 рубля 90
копеек, 2 жестяные банки с лососевой зернистой икрой «Лента», стоимостью
465 рублей 93 копейки каждая, с которых Воропаев П.В. при помощи
имеющихся у него бокорезов перерезал тросы запирающих магнитных
устройств, USB – микро кабель, стоимостью 73 рубля 12 копеек, детский
комбинезон, стоимостью 125 рублей, 2 пары детских колготок, стоимостью
43 рубля 46 копеек за 1 пару, молочко для тела «Гаренье», стоимостью 208
рублей 36 копеек, лосьон после бритья «Лореаль», стоимостью 308 рублей 78
копеек, мужские сабо черного цвета, стоимостью 224 рубля 58 копеек. Не
имея намерений оплачивать товар, Воропаева Л.Е. и Воропаев П.В., минуя
кассы оплат, направились к выходу из торгового зала, однако не довели свои
преступные действия до конца, поскольку были задержаны сотрудником
магазина. В случае доведения указанных действий до конца, ООО «Лента»
мог быть причинен имущественный ущерб на общую сумму 1983 рубля 52
копейки.
Действия
Воропаева
П.В.
и
Воропаевой
Л.Е.
были
квалифицированы по ч. 3 ст. 30 – п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ [25]. В случае если
похищенное имущество может быть употреблено преступником без выноса с
охраняемой территории, и он имеет такое намерение, кража должна
квалифицироваться, как оконченное преступление. Здесь важное значение
имеет
момент
обособления
имущества
и
установления
над
ним
противоправного владения преступником.
Субъективные признаки состава любого преступления, в том числе и
кражи, включают в себя субъективную сторону и субъект преступления.
Вина является главным и обязательным признаком субъективной
стороны любого состава преступления. Под виной понимается психическое
отношение лица к совершаемому им общественно опасному действию или
бездействию и к наступившим в результате этого общественно опасным
последствиям.
39
Установить, что противоправное деяние следует классифицировать как
кражу, можно по двум обязательным признакам:
- умышленная форма вины в виде прямого умысла;
- корыстная цель.
Все хищения, в том числе и кража, характеризуются умышленной
формой вины. Отличительной особенностью кражи является наличие в
действиях преступника прямого умысла. Статья 25 УК РФ указывает на то,
для установления наличия прямого умысла необходимо понимание и
признание виновным опасности совершаемых деяний для окружающих.
Кроме того, виновное лицо должно желать наступления неблагоприятных
последствий для общества, быть уверенным в том, что есть реальная
возможность их наступления и их неизбежность.
Соответственно, содержание понятия «прямой умысел» составляют три
взаимосвязанных между собой признака [60, с. 39]:
1) тайное
изъятие
имущества
лицом,
посягающим
на
чужую
собственность, его дальнейшее самостоятельное использование или передача
другим лицам. При этом хищение должно совершаться без применения
насилия и в полном осознании виновным лицом противоправности своих
действий;
2) субъект
преступления
реально
предвидит
результат
своих
противоправных действий, состоящих в нанесении законному владельцу
имущества прямого материального вреда;
3) нанесение законному владельцу имущества прямого материального
вреда составляет желание преступника.
Целью преступления является создание преступником идеального
образа конечного итога совершаемых преступных действий. Корыстная цель
выражается в желании преступника улучшить свое благосостояние за счет
жертвы, завладеть вещью для дальнейшего ее использования без личных
трудозатрат.
40
Совершенно четко определяет содержание корыстной цели Кочои
С.М., которая считает, что: «Корыстная цель в хищении налицо, если
виновный: 1) стремится к личному обогащению, легкой наживе; 2) стремится
к обогащению людей, с которыми его связывают личные отношения; 3)
стремится к обогащению соучастников хищения; 4) стремится к обогащению
людей, с которыми он состоит в имущественных отношениях (передача
имущества в долг, сдача в аренду)» [42, с. 212].
Факультативный признак субъективной стороны кражи – мотив
преступления, который очень часто является корыстным. Мотив – это
источник действия противоправного лица,
его внутреннее осознанное
побуждение, которым он руководствуется при совершении действий,
направленных на изъятие чужого имущества. Мотив обусловлен личными
нуждами преступника, побуждающими его незаконным путем получить
желаемое. Следует заметить, что цель поведения формируется из мотивов
поведения. Значит, корыстный мотив – это внутреннее, осознанное
побуждение,
имеющее
паразитический
характер,
выражающееся
в
стремлении удовлетворить возникшие материальные потребности любым
способом, в том числе и преступным путем.
Сказать, что в действиях преступника был корыстный мотив можно
тогда, когда он изымал чужое имущество и обращал его в свою пользу или в
пользу других лиц с целью улучшения материального положения. При этом
виновное лицо стремится завладеть чужим имуществом навсегда, а не на
определенный период времени. Поэтому, действия, направленные на
временное позаимствование имущества, могут быть квалифицированы не как
хищение,
а
при
совокупности
определенных
условий
только
как
самоуправство по статье 330 УК РФ.
При
квалификации
преступлений
против
собственности
нельзя
оставлять без внимания эмоции преступника, которые он испытывает в
процессе к подготовке к совершению преступления, а также в момент его
непосредственного совершения. Так, лицо может испытывать чувство страха,
41
вседозволенности, сильно переживать, а в ряде случае в полной мере не
отдавать отчет своим действиям, т.е. совершать преступление в состоянии
аффекта, который служит смягчающим обстоятельством при совершении
действий, направленных против жизни и здоровья.
Субъектом кражи может быть любое вменяемое физическое лицо,
достигшее 14 возраста.
В судебной практике имеют место случаи, когда лицо избегало
наказания за совершение преступления, предусмотренное статьей 158 УК
РФ, в связи с тем, что по психическому состоянию
оно было признано
невменяемым. Как правило, у таких людей были выявлены признаки
клептомании, когда человек в полной мере осознает опасность своих
действий для окружающего мира, но не может ими управлять.
Законодатель
снизил
возрастной
порог
для
привлечения
к
ответственности за кражу с 16 до 14 лет в связи со следующим [41, с. 87]:
1) кража, как преступление, посягающее на чужое имущество,
получила широкое распространение среди несовершеннолетних, которые
выбирают в качестве быстрого и легкого пути завладения какой-либо вещью,
именно тайное ее хищение, поэтому совокупный объем совершенных ими
противоправных деяний против собственности других лиц представляет
значительную опасность для настоящего общества;
2) лицу, достигшему 14-летнего возраста, понятна социальная
опасность кражи;
3) привлечение к уголовной ответственности лиц, достигших 14летнего возраста, направлено на предотвращение возникновения случаев
совершения данными лица более тяжких преступлений и становления их
заложниками криминальной среды.
Выводы:
1) Объектом
кражи
являются
исключительно
отношения
собственности, а его предметом - чужое имущество как материальная
движимая вещь, включая деньги и документарные ценные бумаги.
42
2) Структура объективной стороны кражи состоит из опасного для
общества действия, заключающегося в изъятии чужого имущества и
дальнейшем его использовании в своих целях или целях иных субъектов,
негативного последствия для владельца имущества, не позволяющего ему
осуществлять дальнейшую реализацию своих прав собственности в
отношении изъятой вещи; а также причинной связи между ними и
конкретного способа хищения, заключающегося в тайности совершаемый
деяний. Предметом кражи выступает исключительно чужое имущество.
3) С субъективной стороны кража исключительна, поскольку ее
действиям присуще прямой умысел и корыстная цель. Также необходимо,
что преступник осознавал то, что: а) имуществом владеет, пользуется и
распоряжается иное лицо, т.е. оно является чужим; б) собственник
имущества не давал согласия на изъятие имущества из его законного
владения; 3)изъятие происходит тайно; 4) изъятие осуществляется без
применения насилия.
4) Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14летнего возраста.
43
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ КРАЖИ И
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЕЕ
СОВЕРШЕНИЕ
2.1 Квалифицированный и особо квалифицированный
составы кражи
К соответствующим квалифицирующим составам кражи уголовное
законодательство относит:
Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору
(п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ). Согласно ст. 35 УК РФ преступление признается
совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем
участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении
преступления. В данном случае сговор на совершение кражи должен
возникнуть до совершения преступления и по внезапно возникшему умыслу
перед его начальным этапом.
Ο составе группы может идти речь, только если в краже участвует не
менее
двух
субъектов
преступления.
Данный
состав
группы
законодательством не установлен. Особенно значимым в квалификации
приведенного признака является ссылка на то, что все участники группы
должны быть субъектами преступления, соответственно они должны быть
вменяемы и достичь установленного уголовным законодательством возраста
уголовной ответственности. В связи с чем, если в группе один из участников
является субъектом, а остальные - субъектами преступления не являются
(несовершеннолетний возраст, невменяемость), здесь образованная группа не
будет отвечать признакам группы лиц по предварительному сговору. В
приведенном случае, преступные действия субъекта преступления будут
квалифицироваться
по ч.
1 ст. 158 УК
квалифицирующих
признаков)
и
по
ст.
РФ
150
(простая
УК
РФ
кража без
(вовлечение
несовершеннолетних в совершение преступления), в том случае, если он
привлек к совершению кражи лиц, не достигших 14-летнего возраста. Здесь
44
надо отметить, что, в случае, если субъект преступления принудил
выполнять действия, образующие состав преступления (кража), субъекта, не
достигшего возраста уголовной ответственности, а самостоятельно никаких
действий в рамках противоправного посягательства не совершал, ему все
равно должно быть назначено наказание. Неизбежность наказания связана с
тем, что привлекая к совершению преступления несовершеннолетнее лицо
как живое орудие, этот субъект выступает исполнителем [56, с. 189].
Следующим качественным признаком выступает то, что все участники
группы должны совершить кражу совместными действиями, следовательно,
должны быть соисполнителями. Соисполнительство выражается в том, что
все участники группы выполняют деяния, составляющие объективную
сторону состава преступления. При этом нет строгого указания на то, что
каждый участник должен
выполнять весь объем
спланированных
противоправных действий. Здесь достаточно, чтобы в пределах действий,
указанных в диспозиции определенной правовой нормы, соучастник
выполнил хотя бы несколько из общей совокупности [53, с. 214]. Так, в
описательной части приговора районного суда указано, какие действия
совершал каждый преступник для достижения единой цели по завладению
чужим имуществом. Богомолов И.Ю. и Богомолов Д.И., вступив в
предварительный сговор на совместное хищение металлической крышки
люка, 16 мая 2018 года около 22 часов, действуя совместно, умышленно, из
корыстных побуждений, с целью завладения чужим имуществом, находясь
около дома, убедившись, что за их действиями никто не наблюдает, тайно
похитили металлическую крышку люка, принадлежащего АО «Газпром
газораспределение Брянск», стоимостью 1289 рублей 89 копеек, при этом
Богомолов Д.И. имевшейся при нем монтировкой снял крышку с люка и
погрузил в ее тележку, а Богомолов И.Ю. ее удерживал. С места
преступления с похищенным Богомолов И.Ю. и Богомолов Д.И. скрылись,
распорядившись им по своему усмотрению, причинив АО «Газпром
газораспределение Брянск» имущественный ущерб в указанном размере [26].
45
Соответствующая договоренность о совершении кражи должна
происходить по заранее разработанному сценарию участниками группы и до
совершения преступления. Однако в судебной и следственной практике
нередко встречаются случаи того, что субъект преступления первоначально
пытался совершить кражу в одиночку, однако не сумел этого сделать. С
целью достижения успеха по данной краже злоумышленник подстрекает
иное лицо для совершения повторной попытки. Данные действия стоит
расценивать как предварительный сговор.
Каждый
из
соучастников
кражи
из
группы
лиц,
заранее
договорившейся на совершение преступления, должен быть привлечен к
ответственности
зависимости
за
данное
противоправное
от причитающейся ему доли
действие
в
целом,
вне
похищенного от объема
совершенных им действий. Кроме того, здесь необходимо обратить
внимание, что лица, систематически скупающие у преступников краденое, не
могут считаться соисполнителями. В данном варианте вышеуказанные лица
должны быть привлечены к ответственности по статье 34 УК РФ и
квалифицирующей части статьи 158 УК РФ.
Совместные действия при совершении группового преступления
должны пониматься, как сложение определенных деяний участников
преступления для реализации поставленной общей цели.
При посягательствах на собственность группой лиц, в том числе при
совершении кражи, появляются обстоятельства, когда некоторые из
участников группы в момент осуществления преступного деяния совершают
действия, выходящие за рамки плана, оговоренного ранее. Приведенные
случаи называют эксцессом исполнителя и по ним участники преступления
несут уголовную ответственность исключительно по тем статьям уголовного
закона, которые они полагали, что нарушают, а также на осуществление
которых они договаривались при его планировании.
Незаконное проникновение
в
жилище (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ),
помещение либо иное хранилище при совершении кражи (п. «б» ч. 2 ст. 158
46
УК РФ) уголовным законодательством Российской Федерации признано
обстоятельством,
повышающим
общественную
опасность
данного
преступления.
Незаконное проникновение в помещение или иное хранилище (п. «а»
ч. 3 ст. 158 УК РФ). Помещения – это строения и сооружения вне
зависимости от форм собственности, предназначенные для временного
нахождения
людей
или
размещения
соответствующих
материальных
ценностей в производственных или служебных целях. Под хранилищем
понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек,
участки территории, магистральные трубопроводы, другие сооружения вне
зависимости от форм собственности, предназначенные для постоянного или
временного хранения материальных ценностей (примечание 3 к ст. 158 УК
РФ).
Незаконным проникновением в помещение будут считаться действия,
состоящие во вторжении в него без разрешения законного владельца.
Проникновение ночью в магазин путем взлома замка на двери, разбития
витрины или подкопа под магазином будет незаконным, поскольку в данном
случае происходит вторжение в закрытое помещение. Вместе с тем,
посещение магазина в рабочее время под видом посетителя и затем тайное
пребывание ночью незамеченным в подсобном помещении незаконным не
может быть признано. Так, например, Киреев А.Н., проживающий в одной из
комнат дома совместно с потерпевшим, по раннее разработанному плану с
Шавеко С.В., впустил последнего в свое жилое помещение для совершения
хищения имущества соседа. Советским районным судом г. Брянска действия
Киреева А.Н. и Шавеко С.В. были квалифицированы, как проникновение в
(помещение) жилище. Однако суд апелляционной инстанции изменил
данный приговор, указав, что кража была совершена без проникновения в
жилище, поскольку виновные были допущены в комнату с добровольного
разрешения жертвы [13].
47
Таким образом, проникновение следует толковать как незаконное
вмешательство в помещение, предназначенное для постоянного или
временного проживания в нем, хранения вещей и предметов, осуществления
практической деятельности, с намерением совершить хищение находящегося
в нем имущества. Проникновению характерен как тайный и открытый способ
завладения имуществом. Также преступник может попасть на место
преступления без противодействия посторонних лиц, а в некоторых случаях с
применением специальных приспособлений. В случае если преступник,
используя длинную веревку с крючком вытаскивает объект хищения из
помещения,
его
действия
будут
квалифицированы
как
кража
с
проникновением в жилище [11].
Кража с незаконным проникновением в жилище представляет
огромную опасность для общества, как в связи с особенностью самого
процесса осуществления преступного посягательства, так и в связи с
особенными признаки расположенных в нем предметов, имеющих большое
материальное и ценностное значение для их владельца. Кроме того,
повышенная общественная опасность кражи с незаконным проникновением в
жилище связана с посягательством на право собственности, а также
конституционно установленную неприкосновенность жилища.
Законодатель для того, чтобы закрепить особый статус жилища, ввел
его определение в примечании к статье 139 УК РФ, в соответствии с которым
«Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего
Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него
жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы
собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного
или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не
входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного
проживания».
В связи с чем, введение законодателем в УК РФ понятия «жилище»,
как помещение или строение, не относящееся к жилищному фонду, но
48
используемое для временного проживания» дает возможность использовать
его в широком смысле в правоприменительной деятельности.
Следующий квалифицирующий признак кражи закреплен в п. «в» ч. 2
ст. 158 УК РФ и предусматривает назначение наказания за совершение кражи
с причинением значительного ущерба гражданину, под которым понимаются
материальные упущения собственника, у которого имущество незаконно
изымается или обращается в пользу похитителя или третьих лиц.
Под ущербом, причиняемым собственнику или иному владельцу
имущества, понимается реальный материальный ущерб, который понес
собственник в результате изъятия у него имущества и (или) обращения его
в пользу
виновного или
других лиц. Размер ущерба оценивается
стоимостью похищенного имущества. Вместе с тем, в размер ущерба не
может включаться упущенная выгода.
Примечание 2 статьи 158 УК РФ определяет, что значительность
ущерба находится в прямой зависимости от материального положения
потерпевшей стороны. Однако причиняемый ущерб должен быть не менее
5000 рублей. В связи с чем, в настоящее время существует два критерия,
наличие которых позволяет квалифицировать кражу, как совершенную с
причинением значительного ущерба:
1) ухудшение имущественного положения потерпевшей стороны;
2) нижний предел стоимости похищенного, который не может
согласно действующему законодательству быть менее 5000 руб.
Ссылка законодателя на нижний предел денежной суммы при
определении признака значительности, можно назвать положительной
тенденцией в развитии ст. 158 УК РФ, однако правоприменители часто
пытаются в зависимости от ситуации в разные стороны склонять указанную
в уголовном законе сумму. Так, если стоимость похищенного предмета
фактически оказывается равной или превышает 5000 руб., действия
виновных правоприменители квалифицируют по ч. 2 ст. 158 УК РФ. Вместе с
тем, причинение значительного ущерба это не только соответствующая
49
имущественная потеря, но и значительное ухудшение экономического
состояния потерпевшего, которое выражается в лишении материальных благ
на
существенное
существовавшие
время,
прежде
затрудняющее
до
потерпевшему
преступления
обеспечивать
материальные
условия
жизнедеятельности. Необходимо отметить, что если у потерпевшего украли
компьютер, то он, потратив незначительную для его уровня дохода часть
зарплаты на приобретение нового, не изменил существующий уклад жизни,
соответственно здесь не может идти речь ο значительности ущерба. Однако,
если в случае кражи компьютера, стоимостью не менее 5000 рублей,
потерпевшему пришлось откладывать денежные средства из заработной
платы в течение продолжительного времени, чтобы купить новый, данные
преступные действия должны быть квалифицированы именно по п. «в» ч. 2
ст. 158 УК РФ [18].
Так, действия Музафаровой Л.Я., совершившей хищение мобильных
телефонов на общую сумму 5290 руб, были квалифицированы как кража с
причинением значительно ущерба гражданину. Согласно обстоятельствам
уголовного дела Музафарова Л.Я., будучи в состоянии алкогольного
опьянения, правомерно находясь в чужом доме, действуя с прямым умыслом
и корыстной целью, воспользовавшись тем, что находившийся в доме С.
уснул и за ее преступными действиями никто не наблюдает, с журнального
столика, расположенного в комнате данного дома, путем свободного доступа
тайно похитила имущество, принадлежащее С.: мобильный телефон марки
«Micromax Q421», стоимостью 4990 рублей, в котором находились не
представляющие материальной ценности для С. сим-карта оператора сотовой
связи «МегаФон» и сим-карта оператора сотовой связи «Теле2»; мобильный
телефон марки «Motorola C 118», стоимостью 300 рублей, в котором
находилась не представляющая материальной ценности для С. сим-карта
оператора сотовой связи «Билайн». После чего с похищенным имуществом с
места преступления Музафарова Л.Я. скрылась, распорядившись им по
50
своему усмотрению, чем причинила С. имущественный ущерб на общую
сумму 5290 рублей, в значительном размере [30].
Изъятие вещей из находившихся при потерпевшем одежды, сумки или
другой ручной клади является квалифицированным видом кражи (п. «г» ч. 2
ст. 158 УК РФ).
Главным аспектом, который необходимо учитывать при квалификации
указанного вида кражи, является факт наличия контроля со стороны
потерпевшего за находящимся при нем имуществом. В связи с тем, что такой
контроль за личными вещами предполагает высокую защиту со стороны
человека, от преступника требуются особенные криминальные навыки
тайного хищения такого имущества.
Также нельзя квалифицировать по данному квалифицирующему
признаку действия лица по краже самих сумок (ручная кладь), находящихся
при потерпевшем. Для привлечения к уголовной ответственности за данный
вид кражи необходимо, чтобы преступник проник
внутрь сумки, ручной
клади, в карманы одежды [45, с. 211].
Так, судом первой инстанции в отношении Никлаева А.А. был вынесен
обвинительный приговор, в соответствии с которым подсудимый был
осужден по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Апелляционная инстанция оставила
данный приговор без изменения. Вышестоящий Московский городской суд
оставил квалификацию деяния Никлаева А.А. по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ без
изменения, при этом счел несостоятельными доводы кассационной жалобы
осужденного о том, что хищение совершалось тайным способом из пакета,
который лежал рядом с потерпевшим. Допрошенные свидетели дали
показания, что Никлаев А.А. совместно с потерпевшим употреблял спиртные
напитки, после чего потерпевший заснул и не мог осознавать происходящее.
Поскольку наблюдение со стороны жертвы и третьих лиц за его действиями
отсутствовало,
Никлаев
А.А.
беспрепятственно
изъял
имущество,
находящееся в принадлежащем потерпевшему пакете, висящем на спинке
51
стула. После чего положил пакет на прежнее место и попытался скрыться,
однако был задержан сотрудниками полиции [9].
Железнодорожный
районный
суд
г.
Екатеринбурга
действия
подсудимого Платова Н.И. квалифицировал по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст.158
УК РФ, найдя в нем признаки хищении имущества из одежды. Согласно
обстоятельствам дела, Платов Н.И. находился возле торгового центра, где
увидел незнакомую ему потерпевшую, молния правого бокового кармана
куртки надетой на которую была расстегнута. Осуществляя возникший
преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества,
предполагая,
что
в
правом
боковом
кармане
куртки,
надетой
на
потерпевшую, находится ценное имущество, Платов Н.И. подошел к ней со
спины и, убедившись, что его преступные действия не очевидны
для потерпевшей, достал из кармана куртки, надетой на потерпевшую, т.е.
тайно похитил принадлежащий потерпевшей мобильный телефон модели
«Samsung» - SM-G530H/DV, стоимостью 3 000 рублей, с защитным чехлом и
установленными в нем двумя сим-картами, не представляющими для
потерпевшей материальной ценности [29].
Следующим
квалифицирующим
признаком
кражи,
является
совершение кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (п.
«б» ч. 3 ст. 158 УК РФ). В России развитие топливно-энергетического
комплекса
вносит большой вклад в развитие экономики, поскольку
получаемые доходы от реализации его продуктов составляют значительную
часть
общих
доходов
государства.
Термины
нефтепровод,
нефтепродуктопровод, газопровод, закрепленные в УК РФ и ст. 151 УПК РФ
обладают всеми
характерными чертами, свойственными хранилищу как
предмету состава хищения. В ответ на резко возросшее количество
незаконных врезок в трубопроводы законодательные органы ужесточили
уголовную ответственность за данный вид преступления. До этого
ответственность за указанный квалифицированный состав кражи была
соизмерима с ответственностью, предусмотренной за обычную кражу. При
52
этом причиняемый данным видом преступления ущерб экономике и
государству в целом не соответствовал установленному наказанию [32, с.
152].
Квалифицирующий признак усиливает меру уголовного наказания за
преступные деяния, совершаемые на
трубомагистралях, в частности за
повреждение трубопроводов и кражу в крупных и особо крупных размерах
нефтепродуктов.
В правоприменительной практике за данный квалифицирующий
признак ответственность может наступать не только по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК
РФ, но также могут применяться п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ и п. «а», «б» ч.4
ст. 158 УК РФ, то есть кража, совершенная организованной группой в
крупном размере или в особо крупном размере. Приведенное связано, прежде
всего, с тем, что хищения нефтепродуктов из нефтепровода совершаются, как
правило,
организованной
группой,
состоящей
из
руководителей
и
исполнителей, у которых разработан конкретный план действий и если
данная деятельность осуществляется на протяжении длительного времени,
то
кража
совершается
либо в крупном размере или в особо крупном
размере. Естественно, лицо, действуя в одиночку, не сможет осуществить
весь план действий, необходимый для изъятия энергетического топлива из
трубопровода, а также закончить преступление, реализовав изъятый продукт,
ведь необходимы специальные средства его перевозки, соблюдение правил
безопасности.
Нефтепроводы
по
территории
Российской
Федерации
растянулись на огромные расстояния, поэтому осуществить надлежащий
надзор
за
каждым
его
участком
невозможно,
что
предоставляет
преступникам большие возможности в воплощении своих намерений. Можно
с уверенностью сказать, что они эту возможность не упускают, поскольку
практически во всех областях нашей страны обнаружены врезки в
трубопроводы. Особенная большая их концентрация зафиксирована в
Брянской, Смоленской, Челябинской и других областях. Особенностью
данного вида кражи является то, что преступник посягает не только на
53
специфическое чужое имущество, но и на здоровье и жизнь других людей,
поскольку любая врезка, например, в газопровод, может стать причиной
аварии, жертвой которой станут сотни людей. Жертвами могут стать и
представители животного мира, например, в случае возникновения аварии, в
результате противозаконных действий, на нефтепроводе.
Кража, совершенная в крупном размере (п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ). В
примечании 4 статьи 158 УК РФ указано, что крупным размером в статьях
главы 21 УК РФ, за исключением частей шестой и седьмой статьи 159, статей
159.1 и 159.5, признается стоимость имущества, превышающая 250 000
рублей. Данный квалифицирующий признак, предусмотренный ч. 4 ст. 158
УК РФ, относится как к хищению имущества граждан, так и к хищениям
имущества,
являющегося
государственной,
муниципальной
или
общественной собственностью.
При
совершении
кражи
в
крупных
размерах
необходимо
квалифицировать и совершение нескольких хищений чужого имущества,
общая стоимость которого превышает 250 000 рублей, в случае если они
совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об
умысле совершить хищение в крупных размерах. При квалификации
хищения,
совершенного
несколькими
преступниками,
следует
непосредственно исходить из стоимости похищенного всеми участниками
преступной группы. При определении величины ущерба от совершенного
изъятия имущества требуется брать в расчет его стоимость в период
осуществления преступного посягательства на собственность. В случае
невозможности установления цены украденного, его стоимость определяется
с помощью проведения экспертизы [58, с. 3]. Анализируя судебную
практику, можно сказать, что кражи, совершенные в крупном размере,
совершаются преступниками реже, чем кража имущества в значительном
размере. Полагаю, что это обусловлено тем, что соблюсти тайность, как
главный признак преступления, предусмотренный ст. 158 УК РФ, возможно в
случае вещей, имеющих небольшую материальную ценность. Кроме того,
54
умысел на совершение данного преступления может возникнуть внезапно,
что также не сопоставляется с похищением вещей, стоимость которых
превышает 250000 руб. Как правило, в крупном размере кража имущества
осуществляется группами, поскольку у них имеется спланированная схема
преступления, к тому же, размер украденного позволит получить каждому
немалую долю материальной выгоды.
Кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении
электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления,
предусмотренного
статьей
159.3
УК
РФ)
представляет
собой
квалифицирующий состав кражи. Однако, чтобы преступные деяния
относились к п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, они должны быть совершены в
отсутствие
следующих
признаков:
хищение
чужого
имущества,
приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления
доверием, совершенное: а) с использованием электронных средств платежа;
б) совершенное группой лиц по предварительному сговору, а также с
причинением
гражданину
значительного
ущерба;
в)
совершенное
должностным лицом с использованием его положения, или в крупном
размере; г) совершенное организованной группой либо в особо крупном
размере.
Так, согласно приговору районного суда, действия Мироненко В.А.
были квалифицированы по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ввиду отсутствия в его
противоправном деянии вышеуказанных признаков. Он 11 июня 2018 года
примерно в 3 часа дня, находясь в состоянии алкогольного опьянения в
номере 156 гостиницы, воспользовавшись тем, что за его преступными
действиями никто не наблюдает, действуя с прямым умыслом и корыстной
целью, направленной на изъятие чужой собственности, из находившейся на
тумбочке сумки Р. тайно похитил денежные средства в размере 15000
рублей, принадлежащие последней, а из кошелька, находившегося внутри
сумки,
тайно
похитил
не
представляющую
материальной
ценности
банковскую карту «Райффайзенбанк» №..., пин-код которой ему был
55
известен, являющуюся ключом к счету №..., принадлежащему Р. Продолжая
свои преступные действия, Мироненко В.А. умышленно с целью хищения
денежных средств, находясь в операционном офисе «Брянский» АО
«Райффайзенбанк», с помощью указанной банковской карты в период
времени с 3 часов 15 минут до 3 часов 20 минут 11 июня 2018 года произвел
две операции по обналичиванию денежных средств с вышеуказанного счета в
размере 30500 рублей и 10500 рублей, принадлежащих Р. [27].
Особо
квалифицирующим
составом
кражи,
является кража,
совершенная организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ).
Законодателем данный состав преступления отнесен к квалифицированному
виду кражу, поскольку преступники, объединившись, способны насести
значительно больший ущерб, чем преступник, один направляющий свой
действия против имущества. Термин «организованная группа» содержится в
ч. 3 статьи 35 УК РФ. В Постановлении Пленума Верховного суда от 27
декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и
разбое» разъясняются характерные особенности, по которым можно
отличить группу лиц по предварительному сговору от организованной
группы. К ним относятся взаимодействие между участниками на постоянной
основе по предварительно согласованному плану под руководством
организатора. Кроме того, преступная группа может быть признана
организованной, если в ней четко распределены функции между участниками
не только в момент совершения преступного посягательства, но и в процессе
подготовки к нему.
Устойчивость является основной оценочной категорией, присущей
организованной преступной группе. Ее деятельность представляют большую
опасность для общества, чем преступления, совершенные группой лиц по
предварительному сговору, поскольку заранее спланированные действия
позволяют достичь значительные результаты и нанести крупный ущерб
потерпевшему. Являясь основной характерной особенностью организованной
группы, определение «устойчивость» не нашло своего терминологического
56
закрепления в уголовном законодательстве. Это, в свою очередь, приводит к
тому, что в правоприменительной деятельности допускается значительное
количество ошибок при установлении наличия данного признака. В одном из
дел Верховный Суд РФ переквалифицировал действия подсудимых с
совершения
преступления
организованной
группой
на
совершение
преступления группой лиц по предварительному сговору. Согласно УК РФ,
преступлениями, совершенными организованной группой, являются те,
участники которых заранее объединяются в устойчивую группу для
реализации
определенного
преступного
плана.
Согласно
материалам
уголовного дела в группу входило пять человек, и, давая оценку их
совокупным действиям, суд, установил, что признаки устойчивости в ней
отсутствовали [6].
Участники организованной группы
совершения
одного
или
нескольких
заранее
объединяются
преступлений.
Они
для
имеют
установленные цели, достижение которых возможно только при четком
исполнении заранее определенных функций каждым из участников. При
создании группы важен факт того, что каждый член осознает устойчивость ее
дальнейшего существования.
Законодатель, помещая совершение кражи организованной группой в
отдельный пункт УК РФ в качестве квалифицирующего признака, определил,
что лицо должно понимать факт своего нахождения в организованной
группе, которая имеет устойчивую систему и заранее объединяется для
совершения одного или нескольких преступлений. Признак осознания лицом
нахождения его в организованной группе имеет важное значение для
правильной квалификации преступления, а значит, и для назначения
правомерного наказания, поскольку к отдельному лицу не представляется
возможным применить понятие «организованная группа». Действия лица,
которое не осознает факт совершения им противоправного деяния,
как
участника организованной группы, должны квалифицироваться по п. «а» ч. 2
ст. 158 УК РФ [61, с. 37].
57
Все действия участников организованной группы квалифицируются
как соисполнительство вне зависимости от того, какой объем действий
совершил каждый из них. При этом ст. 33 УК РФ не применяется.
Также отличительной особенностью организованной группы является
то, что функции ее отдельных участников заключаются не только в
совершении действий, образующих состав преступления, но и в подготовке
необходимых условий, способствующих их совершению. Так они могут
отвечать, например, за обеспечение преступной деятельности группы всеми
необходимыми средствами (подыскивать будущие жертвы, принимать и
осуществлять реализацию похищенного имущества, оказывать транспортные
услуги и другое). Если участники организованной группы, выполняющие
действия
по
подготовке
необходимых
условий,
способствующих
совершению преступления, находятся в постоянной взаимосвязи с другими
ее участниками, они должны быть привлечены к ответственности по ч. 4 ст.
158 УК РФ без применения ст. 33 УК РФ.
Последним особо квалифицирующим
составом
кражи,
является
кража, совершенная в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ).
Согласно примечанию 4 статьи 158 УК РФ в случае если стоимость
изъятого имущества составляет более 1 000 000 рублей, такая кража
считается кражей в особо крупном размере. Максимальная ущерба в
денежном выражении законодательством не установлена.
Если совокупная величина ущерба от нескольких краж составляет
более 250 000 или 1 000 000 рублей, такие кражи относятся к хищениям в
крупном
или
особо
крупном
размерах
соответственно.
При
этом
обязательным условием для такой квалификации является совершение
преступных деяний аналогичным способом и с умыслом, направленным на
хищение имущества в таких размерах.
Как хищение в крупном или особо крупном
размерах должно
квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества,
общая стоимость которых превышает, соответственно, 250 000 или 1 000 000
58
рублей
в
случае,
если
они
совершены
одним
способом
и
при
обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в
крупном (особо крупном) размере. Крупный или особо крупный размер
хищения обычно образуется в результате не единичного неправомерного
изъятия чужого имущества на сумму, составляющую крупный или особо
крупный размер хищения, а в результате многократно повторяющихся
действий по завладению не принадлежащими виновному лицу на праве
собственности вещами. Умысел преступника должен быть направлен на
хищение имущества в несколько подходов.
Обычно при этом хищения совершаются аналогичным способом, у
одной жертвы и в одном и том же месте и т.п. Вместе с тем, потерпевшие
могут быть и разными, поэтому необходимо в ходе расследования
преступления найти иные признаки, которые будут свидетельствовать о
частях одного и того же состава преступления, т.е. о составных частях одного
и того же хищения. Так, последовательное изъятие имущества из нескольких
гаражей, собственниками которых являются разные лица, совершенное в
один и тот же временной период, аналогичным способом, с применением
транспортного средства для транспортировки, если стоимость похищенного в
совокупности составляет более 1 000 000 рублей, должно признаваться особо
крупным хищением [63, с. 39].
Выводы:
1) квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки закреплены
в ч. ч. 2-4 ст. 158 УК РФ;
2) для квалификации кражи по ч. 2, ч. 3 или ч. 4 ст. 158 УК РФ
необходимо установить наличие в противозаконном действии хотя бы один
из перечисленных в положениях ст. 158 УК РФ признак. Однако в итоговом
акте суда необходимо отразить все обстоятельства по делу, присущие
квалифицирующим признакам преступления со ссылкой на конкретные
пункты и части статьи уголовного закона. Если в приговоре суда не
содержится описание всех квалифицирующих признаков,
то он не
59
соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству и
может быть отменен вышестоящим судом [3].
Проблемы квалификации кражи и ее отграничение от смежных
2.2
форм хищения имущества
В настоящее время перед практическими работниками, стоящими на
страже обеспечения общественной безопасности, появляются существенные
сложности при квалификации кражи, которые требуют специального
юридического анализа. Так, ввиду наличия в законодательстве пробелов,
регулирующих сферу преступлений против собственности, возникают
сложности в отграничении кражи от грабежа, присвоения и растраты и
других преступлений, посягающих на чужое имущество.
1.
В
правоприменительной
практике
возникают
сложности
в
квалификации преступных действий злоумышленника, когда он завладевает
не всем имуществом, на которое был направлен его умысел, а только его
частью.
Не
доведение
преступного
умысла
до
конца
связано
с
обстоятельствами, не зависящими от воли противоправного субъекта.
В приговоре районного суда действия подсудимого по хищению
чужого имущества из подвалов жилого многоэтажного дома, принадлежащих
на праве собственности разным жильцам, было квалифицировано как единое
длящееся преступление. Однако, несмотря на наличие общего умысла во всех
случаях хищения, суд рассмотрел как отдельные преступления хищение еще
из 6-ти подвалов, которые располагались в этом же доме, применив к ним ч.
3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ [14]. В описанном примере похищение
имущества происходило из разных мест, однако действия преступника были
охвачены единой целью, поэтому их необходимо квалифицировать как один
состав преступления. Обвинение лица в совершении двух преступлений
представляется излишним.
2. Квалификация кражи, совершенной с незаконным проникновением в
помещение либо иное хранилище (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ). При
60
квалификации данного признака кражи, важным является определение
момента, с которого возник умысел на совершение кражи из жилища или
помещения. Так, 2 января 2016 года около 13 часов 30 минут Карнеев В.В.
подошел к воротам дома, принадлежащего потерпевшему, и, увидев, что
входная дверь дома открыта, вошел через веранду в квартиру, с целью
обсудить вопросы предстоящей работы. Однако в доме никого не оказалось.
Обнаружив находившиеся на столе ноутбук и сотовый телефон марки
«Samsung» и воспользовавшись отсутствием законного владельца указанных
вещей в доме, Карнеев В.В. похитил данные вещи и скрылся. Действия
Карнеева В.В. были квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ [16].
Действия Карнеева А.А. нельзя квалифицировать как проникновение,
поскольку умысел на завладение ноутбуком и мобильным телефоном
возникли у него после того, как он, оказавшись в жилом помещении, увидел
указанные вещи, находящиеся без присмотра. Изначально, он не шел с
намерением завладеть чужими вещами. Процесс незаконного проникновения
в жилище требует оценки с юридической точки зрения. Следует отметить,
что оценивать его действия необходимо, руководствуясь двумя статьями, ст. 139 УК РФ и ст. 158 УК РФ, т.к. рассмотрение действий подсудимого
только на основе ст. 158 УК РФ, без применения статьи 139 УК РФ, приведет
к нарушению прав владельца имущества.
При квалификации преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158
УК
РФ,
трудности
возникают
в
установлении
момента
окончания
преступления. Здесь, чтобы правильно установить этот момент, необходимо
определить, когда вещь выбывает из законного владения его собственника,
т.е. когда он теряет возможность ею владеть и пользоваться. Таким образом,
преступление может быть окончено либо в момент его выноса за пределы
помещения, из которого оно было незаконно похищено, либо в момент, когда
лицо, имея возможность распорядиться им по своему усмотрению в самом
помещении, сделало это.
61
Таким
образом,
преступник может
распорядиться
имуществом,
покинув квартиру, однако, это может и не произойти, например, если он
будет задержан в момент следования от дома на остановку общественного
транспорта. В данной ситуации его деяния могут быть оценены судами как
покушение на совершение кражи. Полагаю, что подобной квалификацией
правоприменителями
оттягивается
момент
окончания
преступления,
позволяя преступнику понести более мягкое наказание.
Следовательно, при квалификации кражи, совершенной с незаконным
проникновением в помещение или иное хранилище, момент окончания
преступления необходимо определять временем выхода виновного лица из
помещения, в котором совершалась кража; либо моментом потребления вещи
в самом помещении, являющимся местом совершения преступления.
3. В настоящее время существует проблема в области доказывания,
которая связана с тем, что, если местом совершения преступления является
чужое помещение, в которое он проник, вне зависимости от того, какой
целью были охвачены его действия, они не могут быть квалифицированы по
п. «б» ч. 2 или п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Данная позиция нашла свое
подтверждение в материалах правоприменительной деятельности [17]. Подругому необходимо расценивать ситуацию, когда
местом совершения
кражи являются помещения, в которых злоумышленник имеет право
находиться на законных основаниях. Так, например, совершая кражу шубы в
салоне меха и кожи в рабочее время, квалификация преступных действий,
как совершенных с незаконных проникновением, недопустима. Однако, если
для совершения кражи злоумышленник предварительно
незаметно для
сотрудников салона укрылся в этом помещении в рабочее время, а потом по
его окончанию совершил хищение, то в его действиях усматриваются
признаки незаконного проникновения [40, с. 38].
4. Труднее рассмотреть ситуацию, когда похититель ошибочно
убежден в том, что за его действиями никто не наблюдает. Одновременно
лица, наблюдающие за происходящим, не оценивают его действия как
62
преступные. Примером такой кражи может служить незаконное изъятие
чемодана с ленты в аэропорту.
Зачастую данные действия квалифицируются неверно, так как
преступник совершает преступное посягательство открытым способом. На
первый взгляд, признаки совершаемых действий соответствуют признакам
объективной стороны грабежа. Однако основополагающей стороной при
квалификации
описанных
действий
является
субъективная,
которая
выражается в том, как сам преступник воспринимает свои действия, тайно
ли он действует, или открыто. Так, 5 марта 2015 года, находясь на
территории Киевского вокзала г. Москвы, Понтелеев И.В. совершил хищение
личного багажа потерпевшей Муравьевой К.Д. При этом граждане,
находившиеся рядом, не осознавали противоправности изъятия имущества,
поскольку не обладали сведениями о его собственнике. Расценивая действия
Понтелеева И.В., как совершенные тайным способом, районный суд г.
Москвы, руководствуясь п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ назначил виновному
наказание в виде двух лет лишения свободы [15].
Для корректной оценки противоправных деяний государственными
органами правопорядка, а также для вынесения объективных и законных
приговоров, требуется четкое отделение кражи от иных видов преступных
посягательств на чужую собственность.
В практической деятельности возникают трудности в разграничении
кражи и мошенничества (статьи 158 и 159 Уголовного кодекса Российской
Федерации). Для того, чтобы провести границу между мошенничеством и
кражей, необходимо проанализировать совокупность характерных черт:
- если преступник посягает на имущество малолетних лиц и лиц,
страдающих заболеваниями психики, применяя при этом обман или
пользуясь их доверчивостью, то он тем самым совершает кражу. Данный
вывод основывается на том, что субъекты, в отношении имущества которых
совершается
происходящее
посягательство,
ввиду
не
указанных
могут
в
полной
особенностей
и
мере
в
осознавать
соответствии
с
63
действующим российским гражданским законодательством их воля является
ничтожной;
- если владелец передает имущество преступнику для оказания какихлибо услуг по его обслуживанию, но при этом не определяет круг прав на
него, действие по его изъятию является кражей;
- обман и злоупотребление доверием присущи как мошенничеству, так
и краже. Для отграничения данных составов необходимо установить, как
характеризуются данные понятия в них. Так, в мошенничестве обман и
злоупотребление доверием является
способом, с помощью которого
преступник достигает цель данной формы хищения, а в краже эти понятия
являются средствами, позволяющими быстро и с меньшими затратами
достичь желаемого результата.
Признаки
совершения
кражи
с
использованием
обмана
или
злоупотребления доверием:
а) совершение кражи субъектами, которые предлагают помощь по
присмотру за вещами, однако затем, входя в доверие, похищают его
(например, отдыхающие на пляже, вокзальные воры);
б) совершение кражи субъектом, представившимся сотрудником
обслуживающей
компании,
получило
доступ
в
помещение.
Воспользовавшись моментом отсутствия присмотра за его действиями,
например, когда хозяйка отлучилась ответить на телефон, преступник
похитил находившееся поблизости имущество [10]. В приведенном случае
хищение представляет собой квалифицирующий состав преступления,
наказание за которое устанавливается п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, так как
захват имущества происходит против воли владельца. Действия лица,
вошедшего
в
квартиру
по
воле
собственника,
характеризующиеся
применением насилия для захвата чужого имущества, необходимо оценивать
согласно признакам этого насилия (грабеж или грабеж с незаконным
проникновением в жилище (п. «в», «г» ч. 2 ст. 161 или ч. 3 ст. 162 УК РФ в
случае отсутствия иных квалифицирующих признаков).
64
- к мошенничеству не относится хищение ценных бумаг на
предъявителя, совершенное тайным способом. Следовательно, завладение
имуществом, предоставляемым данным видом ценных бумаг необходимо
относить краже. В состав преступления входят не только действия по
противоправному изъятию ценных бумаг, но и дальнейшая реализация прав
по ним.
-
если хищение денежных средств происходило через банковский
терминал в отсутствие сотрудника банка с помощью незаконно изъятой или
фальшивой карты, то в данном деянии не имеется признаков мошенничества,
а должно квалифицироваться по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ [33, с. 211].
Примером квалификации преступления по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ является
следующие обстоятельства уголовного дела. 03 августа 2018 года около 07
часов 30 минут Богомазова А.П., находясь в квартире, тайно от окружающих,
похитила из барсетки, находящейся в вышеуказанной квартире, не
представляющую материальной ценности банковскую карту ПАО КБ
«Восточный» №..6789, пин-код которой ей был известен, являющуюся
ключом к счету №..1578, принадлежему К. После чего Богомазова А.П.,
продолжая свои преступные действия, умышленно, с целью хищения
денежных средств, находясь в операционном офисе Московского филиала
ПАО КБ «Восточный», расположенном, с помощью похищенной банковской
карты в период времени с 08 часов 20 минут по 08 часов 25 минут произвела
операцию по обналичиванию денежных средств с вышеуказанного счета на
сумму 5000 рублей. С похищенными денежными средствами с места
преступления скрылась, распорядившись ими по своему усмотрению,
причинив
потерпевшему К.
значительный
имущественный
ущерб
в
указанном размере. В данном случае Богомазова А.П. совершала операцию
по обналичиванию денежных средств с украденной банковской карты в
отсутствие уполномоченного сотрудника банка, поэтому сомнений в том, что
она не является законным владельцем банка, возникнуть не могло [28].
65
3)
Кража и хищение в форме присвоения или растраты (ст. 158 и
160 УК РФ). Указанные преступления обладают единым признаком,
проявляющимся в желании похитителя скрыть само событие незаконного
изъятия вещей. Проводя разграничение данных составов преступлений по
предмету и субъекту преступления Лопашенко Н.А. логично утверждает, при
совершении присвоения или растраты преступник посягает на имущество,
которое ему передано согласно его служебному положению. В случае
совершения кражи преступник может получить в свое распоряжение
имущество, в отношении которого он в дальнейшем совершит преступные
действия, только для выполнения с ним определенных операций (например,
для его транспортировки в место назначения) [45, с. 153].
4)
Так
комбайнер
Малафов
А.В.,
осуществляя
трудовую
деятельность в КФК «Родина», совершил хищение зерна, нанеся при этом
предприятию ущерб в размере 5675 рублей [8]. Районный суд расценил
действия Малафова А.В. как кражу. Если бы похищенное имущество
МалафовуА.В. было вверено согласно оформленной надлежащим образом
документации, его действия расценивались бы как присвоение или растрата.
Таким образом, разделение данных составов состоит в следующем:
1) необходимо
определить
субъекта,
который
совершает
противоправное действие, наличие или отсутствие у него каких-либо прав на
имущество;
2) преступник при совершении преступления, предусмотренного ст.
160 УК РФ, посягает не на любое имущество, а исключительно на то, которое
было ему передано на основании соответствующих документов для
определенных целей. В то же время при совершении кражи преступник
может посягать на любые объекты чужой собственности, произведенный с
помощью трудозатрат;
3) субъектом кражи может быть лицо, достигшее 14-ти лет, при этом
ответственность за присвоение и растрату наступает только с 16-ти лет.
Таким образом, законодатель, вводя уголовную ответственность за кражу с
66
14 лет, предусмотрел, что лица, достигшие данного возраста, уже в полной
мере могут осознавать общественную опасность данного преступления. К
уголовной ответственности за присвоение и растрату привлекаются в
основном лица, которые перешагнули порог несовершеннолетия, поскольку в
основном, данные преступления совершаются в трудовой сфере.
В основе отделения кражи от грабежа лежит способ совершения
действий, входящих в состав преступления. Совершение преступления будет
признаваться тайным хищением как при нахождении собственника и иных
лиц в месте совершения преступления, так и в их отсутствие. Однако в
любом случае данное действие совершается без привлечения внимания
вышеуказанных лиц. В том случае, если свидетели преступления видели факт
изъятия чужого имущества, но преступник не знал об этом, то будет
считаться, что действие совершено тайным способом, в отсутствие
наблюдения со стороны посторонних. Совершение преступления будет
признаваться открытым хищением, если оно происходит в момент
нахождения собственника или иных наблюдающих лиц на месте совершения
преступления, при условии, что субъект, осуществляющий посягательство, и
вышеуказанные лица,
направленные
на
осознают факт незаконности деяния. Действия,
предотвращение
преступления,
или
бездействия
посторонних лиц, не учитываются при квалификации данной формы
хищения.
Имеющиеся результаты правоприменительной деятельности дают
возможность судить о том, что основой неверной квалификации преступных
посягательств против собственности выступает некорректное установление
способа изъятия имущества, в соответствии с которым действует преступник.
Приговором областного суда Слушкин А.В. был осужден по п. п. «а,
в» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Верховный Суд Российской Федерации после
проверки обстоятельств дела, пришел к выводу, что к действиям
осужденного применена неправильная статья, поскольку доказательства
свидетельствуют о том, что Слушкин А.В. был уверен в тайности
67
совершения
своих
действий.
Согласно
сведениям,
полученным
от
соучастника Варта В.В., Слушкин А.В. зашел в дом, когда потерпевший был
уже мертв. Также Слушкин А.В. не указал на то, что потерпевший или ктото из посторонних наблюдал за его действиями. Кроме Варта В.В. больше
никто не находился в доме. Данные показания осужденного Слушкина А.В.
доказывают факт его убежденности в том, что в момент совершения
преступления за ним никто не следил. Учитывая вышеизложенное
Верховный Суд Российской Федерации изменил приговор областного суда,
применив к действиям осужденного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ [7].
В случае
установления
предварительным
следствием
и
судом
признаков тайного способа хищения чужого имущества для правильной
квалификации
преступных
действий
следует
учитывать
отсутствие
наблюдения со стороны посторонних лиц за процессом совершения
преступного деяния, представление преступника о способе и характере своих
действий. Таким образом, необходимо установить объективный критерий, по
которому возможно правильное отграничение кражи от грабежа.
На основании изложенного, между грабежом и кражей можно провести
разграничительную грань по объективной и субъективной сторонам состава
преступления. Так, совершая кражу, преступник завладевает имуществом
тайно, а грабеж представляет собой открытый способ захвата чужой
собственности. При этом первостепенную роль играет субъективная сторона
преступления, а именно отношение самого виновного лица к способу изъятия
имущества из законного владения его собственника.
Выводы:
1) Правоприменитель в ряде случаев неверно понимает правовую
сущность такого преступления, как кража, что приводит к неправильной
квалификации преступлений и назначению виновному наказания, не
соответствующего тяжести содеянного.
2) Разграничение кражи от мошенничества необходимо проводить по
способу изъятия имущества, объекту и возрасту, по достижению которого
68
лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Кража всегда
совершается тайно, а мошенничество совершается путем обмана или
злоупотребления доверием потерпевшего; объектом кражи может быть
движимое имущество, созданное с помощью трудозатрат, а объект
мошенничества охватывает объект кражи, включая также имущественные
права. Субъектом кражи может быть лицо, достигшее 14-ти лет, при этом
ответственность за мошенничество наступает только с 16-ти лет.
3) Знание существенных отличий в объективной и субъективной
сторонах кражи и разбоя позволяет не допускать ошибок при их
квалификации. Кража совершает тайно, а для грабежа характерен открытый
способ завладения чужим имуществом. При установлении субъективного
отношения преступника к способу завладения чужим имуществом, можно
дать верную квалификацию противоправным действиям.
2.3. Оптимизация уголовного законодательства в сфере борьбы с
преступлением, предусмотренным ст. 158 УК РФ
Остановимися более детально на исследовании существенных проблем
квалификации
кражи
и
определим
пути
оптимизации
уголовного
законодательства в сфере борьбы с данным преступлением.
1) Проблемные моменты при квалификации кражи, совершенной из
нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (п. «б» ч. 3 ст. 158 УК
РФ). Нельзя приравнивать магистральные трубопроводы к пониманию
хранилища в его традиционном смысле, т.е. как помещение, предназначенное
для хранения каких-либо вещей. Изначально магистральные трубопроводы
были предназначены для перегона топливного сырья на дальние расстояния,
как в пределах страны, так и за ее границу. На данный момент они
выполняют такую же задачу, следовательно, выступают как способ
перемещения груза (топлива). Учитывая содержание данного термина,
определение «хранилище», приведенное в примечании 3 статьи 158 УК РФ,
требуется изменить, добавив в него магистральные трубопроводы, поскольку
69
перемещаясь на дальние расстояния, топливное сырье, находясь в них,
хранится
на
магистральные
протяжении
длительного
трубопроводы
(путем
времени,
а
вклинивания,
вмешиваясь
врезания),
в
лицом
причиняется огромный ущерб собственнику нефтепродуктов, тем самым
образуя состав преступления, предусмотренный п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.
Значит, под хранилищем необходимо понимать хозяйственные помещения,
обособленные от жилых построек, участки территории, иные сооружения,
независимо от их форм собственности, которые предназначены для
постоянного или временного хранения материальных ценностей, а также
трубопроводы, в связи длительным нахождением в них газа, нефти и других
нефтепродуктов в процессе транспортировки.
2) Квалификация кражи, совершенной с причинением значительного
ущерба гражданину (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ). Согласно постановлению
Пленума Верховного суда от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике
по делам о краже, грабеже и разбое» суды, осуществляя квалификацию
преступных деяний, направленных на изъятие чужого имущества и
повлекших
последствия
в
виде
нанесения
значительного
ущерба
собственнику или иному владельцу, следует использовать примечание 2
статьи 158 УК РФ. А именно требуется принимать во внимание финансовое
благосостояние
жертвы,
денежное
выражение
размера
украденного
имущества, его ценность, а также иные обстоятельства, дающие в
совокупности общее представление о материальном положении потерпевшей
стороны. Данное разъяснение было дано в связи с тем, что установленный
УК РФ размер значительного ущерба, в зависимости от доходов лица, у
которого
неправомерно
изъято
имущество,
может
являться
либо
действительно значительным, поскольку заработная плата, например, не
превышает 10000 руб., либо несущественно сказаться на материальном
состоянии потерпевшего.
УК РФ устанавливает, если стоимость похищенного имущества
превышает 250000 руб., то противоправные действия квалифицируются как
70
кража в крупном размере. Таким образом, незаконное изъятие имущества у
собственника на сумму от 5000 руб. до 250000 руб. будет признаваться
значительным ущербом. Так, действия Лаврина М.Д., состоящие в
незаконном завладении автомобилем стоимостью 240000 руб., были
квалифицированы по п. «в», ч. 2 ст. 158 УК РФ. Так, 23 марта 2018 года в
промежуток времени с 13 часов до 15 часов Лаврин М.Д., находясь между
домом № 7 по ул. Ромашина г. Брянска и территорией «Центрального
рынка», расположенного по адресу г. Брянск, ул. Емлютина, д. 37, действуя
умышленно, из корыстных побуждений, с целью тайного хищения
припаркованной там автомашины марки «Опель Корса», государственный
регистрационный знак №…, стоимостью 240000 рублей, принадлежащей В.,
вызвал Ф. на автомашине «HYUNDAI HD78», выполняющей функцию
эвакуатора, и, введя его в заблуждение о принадлежности автомашины марки
«Опель Корса», государственный регистрационный знак №..., договорился с
Ф. о транспортировке за денежное вознаграждение автомашины, в пункт
разборки автомашин. Ф., не догадываясь о преступных намерениях Лаврина
М.Д., 23 марта 2018 года около 15 часов погрузил автомашину марки «Опель
Корса»,
государственный
регистрационный
знак
№...,
на
грузовую
платформу автомашины «HYUDAI HD78», после чего Лаврин М.Д. с
похищенной автомашиной с места происшествия скрылся и сдал ее в пункт
разборки автомашин, а вырученные денежные средства потратил на свои
нужды. В результате своих преступных действий Лаврин М.Д. причинил В.
значительный имущественный ущерб на сумму 240000 рублей [28].
В настоящее время трактовка признака «значительный ущерб» далека
от совершенства. В практике судов и следственных органов при оценке
значительности ущерба во внимание в первую очередь принимается
финансовое положение потерпевшей стороны.
Согласно ч. 2 ст. 8 Конституции РФ в Российской Федерации
признается и защищается равным образом частная, государственная,
муниципальная
и
иные
формы
собственности.
Основываясь
на
71
вышеуказанном положении основного закона государства, ряд авторов
полагают [43, с. 43], что закрепление в п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ
квалифицирующего признака «с причинением значительного ущерба»
противоречит
принципу
равенства
всех
форм
собственности,
провозглашаемому Конституцией РФ [1] и делает приоритетной защиту
частной собственности, отодвигая на второй план защиту от хищений
имущества
организаций
различных
форм
собственности.
Поскольку
законодатель, внося изменения в ст. 158 УК РФ, не мог противоречить
положениям
Конституции
правоприменительной
РФ,
для
деятельности
предотвращения
по
поводу
разногласий
в
квалификации
противоправных действий, посягающих на имущество, принадлежащее
потерпевшим на праве различных форм собственности, необходимо п. «в» ч.
2 ст. 158 УК РФ изложить в следующей редакции: «кража, совершенная с
причинением значительного ущерба гражданину или юридическому лицу».
Также примечание 2 к ст. 158 УК РФ необходимо дополнить, обозначив
значительный ущерб для юридического лица в размере менее 10 000 руб.».
3) Проблемы квалификации кражи, совершенной из одежды, сумки или
другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК
РФ). Судам бывает трудно применить к лицам, совершим данный вид
преступления,
меры
наказания,
поскольку
ранее
законодательством
устанавливалась административная ответственность за хищение вещей из
одежды или ручной клади с нанесением малозначительного ущерба. Можно
сказать, что принятие подобных решений не совсем обоснованно, так как
признак значительности ущерба можно применить для разделения уголовной
и административной ответственности только в случае невозможности
установления иных признаков, закрепленных в пунктах рассматриваемой
статьи.
Законодатель, полагая, что лицо, совершающее действие, направленное
на изъятие имущества из одежды потерпевшего, представляет большую
общественную опасность, поскольку, чтобы остаться незамеченным, т.е.
72
совершить хищение тайно, ему необходимы особые умения, применив
которые и оставшись при этом безнаказанным, он будет постоянно их
совершенствовать,
нанося
вред
собственникам,
предусмотрел
квалифицирующий состав кражи и более суровое наказание. Однако связь с
обстановкой совершаемого преступления ограничилась лишь указанием на
предметы, которые находятся при потерпевшем.
Представляется, что квалифицирующим признаком хищения должна
выступать обстановка совершаемого преступления в общественном месте, в
транспорте, поскольку именно в таких местах присутствует значительное
количество свидетелей, а также с целью обеспечения общественной
безопасности, они оборудованы камерами фото- и видеонаблюдения.
В
настоящее
предусмотренной
время
уголовное
ответственности
за
законодательство
кражу
имущества
в
части
из
вещей,
находящихся при потерпевшей, является не вполне совершенной. Если лицо,
совершающее
посягательство
на
чужую
собственность,
в
процессе
совершения противоправного деяния попадает в поле зрения посторонних
лиц, то это позволяет оценить его действия как грабеж, совершенный
ненасильственным способом, ответственность за который предусмотрена ч. 1
ст. 161 УК РФ. Ответственность, предусмотренная данной статьей менее
сурова, чем ответственность, закрепленная в ч. 2 ст. 158 УК РФ. Поскольку
грабеж сопряжен с высокой опасностью для общества, считаю необходимым
пересмотреть ответственность за такого рода деяния в сторону ее
ужесточения как минимум до нижних значений ответственности за кражу.
Требуется внести соответствующие изменения в п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ:
«Кража,
совершенная
из
одежды, ручной клади,
находящейся
при
потерпевшем, а равно кража имущества, находящегося на потерпевшем, или
кража, совершенная в общественном месте, в транспорте».
4)
Требует
редакции
и
понятие
«хищение»,
содержащееся
в
примечании 1 статьи 158 УК РФ, включив в него его формы, а также
увеличив границы определения
предмет преступного посягательства,
73
включив в него не только чужое имущество, но и имущественные права, а
также действия имущественного характера. В связи с чем, необходимо
изменить данное примечание, изложив его таким образом: «Под хищением в
статьях настоящего Кодекса понимаются умышленное противоправное
безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с
корыстной
целью
путем
кражи,
грабежа,
разбоя,
вымогательства,
мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения,
растраты или использования компьютерной техники».
5) Самым распространенным примером простого состава выступает
кража (ч. 1 ст. 158 УК РФ), так как она включает в себя отдельные
единичные части: посягательство совершается на единственный объект –
имущество, принадлежащее потерпевшей стороне на праве собственности;
посягательство состоит из одиночного деяния, заключающегося в изъятии
чужих вещей тайным способом, итогом его действий является одно
последствие – ущерб собственнику, форма вины – умысел.
Вместе с тем, при квалификации данного преступления могут
возникнуть следующие сложности.
Прежде всего, необходимо провести четкую границу между кражей,
состав которой содержится в УК РФ, и мелким хищением, закрепленным в
ст. 7.27 КоАП РФ. В данный момент эта задача решается на законодательном
уровне. В случае если преступное деяние, заключающееся в изъятии чужого
имущества, нанесло потерпевшей стороне ущерб менее 1000 рублей путем
кражи, мошенничества, присвоения или растраты, то оно может быть
квалифицировано как мелкое хищение. При этом оно не должно содержать
признаков составов преступлений, изложенных в соответствующих частях
ст.ст.158-160 УК РФ. Исключения содержатся в ст. 14.15.3 КоАП РФ [4].
Ущерб, нанесенный в результате совершения мелкого хищения,
согласно ч. 2 ст. 27.7 КоАП РФ может находится в диапазоне от 1000 до 2500
рублей, однако оно также не должно содержать
признаков составов
74
преступлений, изложенных в соответствующих частях ст.ст.158-160 УК РФ.
Исключения также содержатся в ст. 14.15.3 КоАП РФ.
Таким образом, законодатель повысил минимальный порог суммы
похищенного для отграничения мелкого хищения, что, соответственно, в
дальнейшем должно понизить количество привлечений к уголовной
ответственности за совершение краж в указанном размере (до 2 500 руб.).
С учетом экономической ситуации, сложившейся в стране, полагаю,
что установленная законодателем система отделения хищений, за которые
предусмотрена уголовная или административная ответственность, на основе
величины изъятого имущества, выражаемого в строго фиксированном
денежном эквиваленте,
не является абсолютно верной. Поэтому, для
определения того, к какой ответственности должно быть привлечено лицо за
хищение чужого имущества размер ущерба необходимо соизмерять с
основными
социально-экономическими
показателями,
а
именно,
минимальным размером оплаты труда, или размером прожиточного
минимума,
установленного
на
момент
совершения
противоправного
действия. Прежнее содержание ст. 7.27 Кодекса РФ об административных
правонарушениях
закрепляло
именно
такой
принцип
определения
ответственности за мелкое хищение. Считаю, что данный принцип более
актуальным в сложившихся в стране экономических условиях.
Вывод: в правоприменительной деятельности возникают проблемы
при квалификации кражи, совершенной из одежды, сумки или другой ручной
клади, находившихся при потерпевшем, кражи, совершенной с причинением
значительного ущерба гражданину, при отграничении кражи от других форм
хищения, таких как грабеж и разбой. Вышеуказанные пути оптимизации
уголовного законодательства, регулирующие ответственность за кражу,
могут помочь при квалификации кражи в практической деятельности
следствия и суда.
75
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Хищение – деяния, заключающиеся в незаконном изъятии чужого
имущества, совершенные с корыстной целью, и направленные на обращение
похищенного в свою пользу или пользу других лиц, причинившие ущерб
собственнику или иному владельцу этого имущества. Факт того, что общее
понятие хищения закреплено в УК РФ, позволяет говорить об обеспечении
единообразной
и
правильной
квалификации
преступных
действий,
состоящий в тайном хищении чужого имущества.
Преступления
против
собственности
–
это
умышленные
или
неосторожные деяния, соединенные с нарушением права владения либо с
иными способами причинения собственнику имущественного ущерба или с
созданием угрозы причинения такого ущерба.
В
период
становления
уголовного
законодательства
России,
устанавливающего наказание за противоправные действия, посягающие на
чужое имущество, у законодателя не было определенности в том, как
разграничивать ответственность за однородные деяния, посягающие на
различные формы собственности. Кроме того, в системе применения
уголовного
законодательства
отсутствовала
стабильность,
действия
юрисдикционных органов характеризовались широким произволом при
рассмотрении дел, связанных с хищениями.
В юридической литературе предложено множество оснований для
классификации преступлений против собственности, каждая из которых
имеет право на существование.
Основная
классификация
предлагает
преступления
против
собственности подразделять на:
1) хищение, которое можно назвать «простым», не причиняющим
значительного ущерба гражданину или крупного ущерба юридическому
лицу;
76
2) хищение, сопряженное с причинением значительного ущерба
гражданину (ч. 2 ст. 158 – 160 УК РФ);
3) хищение, совершенное в крупном размере (ч. 3 ст. 158 - 160, 162, ч. 2
ст. 161 УК РФ);
4) хищение, совершенное в особо крупном размере (ч. 4 ст. 158 - 160,
162, ч. 3 ст. 161 УК РФ).
Кража – это форма хищения, заключающаяся в тайном хищении
чужого имущества.
Объект кражи – это отношения собственности. А ее предмет –
имущество, находящееся в собственности другого лица, рассматриваемое в
смысле материальной движимой вещи, включая деньги и документарные
ценные бумаги.
Объективная
сторона
кражи
представлена
тремя
основными
элементами: а) опасное для общества действие, заключающееся в изъятии
чужого имущества и дальнейшем его использовании в своих целях или целях
иных субъектов; б) наступление негативных последствий для владельца
имущества, не позволяющего ему осуществлять дальнейшую реализацию
своих прав собственности в отношении изъятой вещи; в) наличие причинноследственной зависимости между действиями, опасными для общества и
негативными последствиями для владельца имущества.
Субъективная сторона кражи представлена виной в форме прямого
умысла и корыстной целью. Умысел состоит в том, что преступник должен
осознавать смысл своих действий и также содержание всех элементов
состава совершаемого преступления.
Субъектом преступления выступает вменяемое лицо, достигшее 14летнего возраста.
Квалифицирующие признаки кражи закреплены в ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Так совершение кражи группой лиц по предварительном сговору, с
незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, с
причинением значительного ущерба гражданину, из одежды, сумки или
77
другой
ручной
клади,
находившихся
при
потерпевшем,
составляют
квалифицированный состав данного вида преступления. Ч. 3 ст. 158 УК РФ
также содержит квалифицирующие признаки кражи, к ним относится кража,
совершенная: а) с незаконным проникновением в жилище;
б) из
нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; в) в крупном размере;
г) с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств
(при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3
УК РФ). Особо квалифицированные составы кражи закреплены в ч. 4 ст. 158
УК РФ. Это кража, совершенная организованной группой либо в особо
крупном размере.
Проблемы
квалификации
кражи
заключаются
в
возникновении
неточностей при отграничении ее от иных форм хищения.
Разграничение кражи и мошенничества необходимо проводить по
способу изъятия имущества, объекту и возрасту, с которого лицо может быть
подвергнуто наказанию.
Разграничение
грабежа
и
кражи
в
юридической
литературе
осуществляется на основании имеющихся отличий в объективной и
субъективной сторонах указанных составов преступлений.
С целью оптимизации действующего законодательства в сфере борьбы
с кражей, предлагаю внести в него следующие изменения:
1. Связь с обстановкой совершаемого преступления, предусмотренного
п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ законодателем ограничивается лишь указанием на
находящиеся при потерпевшей стороне предметы, однако остаются не
урегулированные уголовным законом деяния, состоящие в неправомерном
изъятии предметов, находящихся на потерпевшем. Существующий пробел
является причиной неверного толкования правой нормы и соотнесения ее с
совершенным преступным посягательством, что приводит к назначению
иного наказания, не соответствующего размеру причиненного ущерба. Таким
образом, необходимо изменить п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, изложив его в
следующей редакции: «Кража, совершенная из одежды, ручной клади,
78
находящейся при потерпевшем, а равно кража имущества, находящегося на
потерпевшем».
2. Указание в п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на квалифицирующий признак
«с причинением значительного ущерба гражданину» противоречит принципу
равенства всех форм собственности, провозглашаемому Конституцией РФ и
делает приоритетной защиту частной собственности, отодвигая на второй
план защиту от хищений имущества организаций различных форм
собственности. С целью устранения данной проблемы требуется п. «в» ч. 2
ст. 158 УК РФ определить как: «кража, совершенная с причинением
значительного ущерба гражданину или юридическому лицу». Также
примечание 2 к ст. 158 УК РФ необходимо дополнить следующим образом:
«Значительный ущерб юридическому лицу в настоящей статье не может
составлять менее 10 000 руб.».
Магистральные
3.
традиционным
трубопроводы
пониманием
хранилища.
не
вполне
Основное
соотносятся
с
предназначение
магистральных трубопроводов - это перегон, т.е. перевозка топлива на
дальние расстояния. Таким образом, определение хранилища, содержащееся
в примечании 3 статьи 158 УК РФ, требуется изложить следующим образом:
«Под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от
жилых построек, участки территории, иные сооружения, независимо от их
форм
собственности,
которые
предназначены
для
постоянного
или
временного хранения материальных ценностей, а также трубопроводы, в
связи длительным нахождением в них газа, нефти и других нефтепродуктов в
процессе транспортировки».
4. Для разграничения ответственности, к которой должно быть
привлечено лицо за хищение чужого имущества, размер ущерба необходимо
соизмерять с основными социально-экономическими показателями, а
именно, минимальным размером оплаты труда, или размером прожиточного
минимума,
действия;
установленного
на
момент
совершения
противоправного
79
5. Необходимо реформировать понятие хищения, содержащееся в
примечании 1 статьи 158 УК РФ, закрепив в нем его разновидности, на
которые оно распространяет свое действие, а также расширить круг
объектов, в отношении которых совершается преступление, включив в него
не только вещи, как предметы материального мира, но и имущественные
права, и соответствующие действия имущественной направленности. В связи
с чем, необходимо изменить данное примечание, изложив его таким образом:
«Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются умышленное
противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом
на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя,
вымогательства,
мошенничества,
злоупотребления
служебными
полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной
техники».
80
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Законодательство и практика
1. Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7–
ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Российская газета. –
25.12.1993. – №237.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(ред. от 12.11.2018)//Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – № 25. –
Ст. 2954.
3. Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации
от
18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // Собрание законодательства РФ. –
24.12.2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.
4. Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // Собрание
законодательства РФ. – 07.01.2002. – № 1 (ч. 1). – Ст.1.
5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.
N 29 (ред. от 16.05.2017 г.) «О судебной практике по делам о краже, грабеже
и разбое»//Российская газета. – 18.01.2003. – №9.
6. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного
Суда РФ от 15 января 2015 г. по делу Нуреева А.А.(извлечение) // Бюллетень
Верховного Суда РФ. 2015. № 7.
7. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного
Суда Российской Федерации от 5 декабря 2015 г. № 20-О14-37 // СПС
«КонсультантПлюс». Версия 2018.
8. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного
Суда Российской Федерации от 3 декабря 2012 г. № 20-О12-31 // СПС
«КонсультантПлюс». Версия 2018.
81
9. Кассационное определение Московского городского суда от 18
марта 2015 г. по делу N 22-2327 // СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
10. Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам
Московского городского суда от 22 декабря 2010 г. по делу № 22-16594/10 //
СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
11. Постановление Президиума Ярославского областного суда от
17.08.2016
№
44у-66:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudact.ru/regular/doc/JDY1vRC0Qg1/. – Дата доступа: 13.09.2018.
12. Постановление
Президиума
Орловского областного суда
от
17.01.2015 года № 44У-2/2015: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://sudact.ru/regular/doc/bxLQX8ZpAz6b/. – Дата доступа: 13.09.2018.
13. Апелляционное определение Брянского областного суда по делу
Киреева А.Н. и Шавеко С.В. по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
http://oblsud.brj.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=406/ .
доступа:
–
Дата
доступа: 31.10.2018.
14. Апелляционное постановление Приморского краевого суда от
12.11.2015 по делу № 22-6911/2015: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://kraevoy.prm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=554.
–
Дата
доступа: 12.10.2018.
15. Апелляционное постановление Московского городского суда от
13.10.2015 N 10-13998/2015: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.mos-gorsud.ru/. – Дата доступа: 15.08.2018.
16. Апелляционное определение Московского городского суда от
02.03.2017 N 10-2505/2017: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.mos-gorsud.ru/mgs/services/cases/appeal-criminal?caseNumber=102505/2017&courtInternalName=mgs/. – Дата доступа: 19.09.2018.
17. Апелляционное определение Московского городского суда от
27.02.2017 по делу № 10-3224/2017: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.mos-gorsud.ru/. – Дата доступа: 13.07.2018.
82
18. Апелляционное постановление Московского городского суда от 24
сентября 2014 г. по делу № 10-13106/2014: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://www.mos-gorsud.ru/. – Дата доступа: 27.07.2018.
19. Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от
05.09.2018 по делу N 44у-367/2018 // СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
20. Апелляционное постановление Московского городского суда от
23.07.2017 N 10-13456/2017: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.mos-gorsud.ru/. – Дата доступа: 15.09.2018.
21. Апелляционное постановление Московского городского суда от
17.03.2017 N 10-8861/2017: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.mos-gorsud.ru/. – Дата доступа: 17.09.2018.
22. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 31.07.2018 г. по
делу №1-228/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 31.10.2018.
23. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 08.10.2018 г. по
делу 1-293/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 25.10.2018.
24. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 20.07.2018 г. по
делу № 1-199/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 14.09.2018.
25. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 14.09.2018 г. по
делу №1-249/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 25.09.2018.
26. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 06.09.2018 г. по
делу №1-171/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 06.10.2018.
27. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 10.10.2018 г. по
делу №1-307/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 30.10.2018.
83
28. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 18.09.2018 г. по
делу №1-287/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 15.10.2018.
29. Приговор Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от
15.02.2018 г. по делу №1-102/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://zheleznodorozhny.svd.sudrf.ru. – Дата доступа: 31.05.2018.
30. Приговор Советского районного суда г. Брянска от 15.09.2017 г. по
делу №1-218/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-brj.sudrf.ru. – Дата доступа: 18.05.2018.
31. Приговор Обнинского городского суда Калужской области от
15.02.2018 г. по делу № 1-40/2018: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://obninsky.klg.sudrf.ru. – Дата доступа: 11.06.2018.
Специальная литература
32. Боровиков, В.Б. Уголовное право. Общая и особенная части:
учебник для бакалавров / В.Б. Боровикова. - М.: Юрайт, 2015. - 321 с.
33. Бриллиантов, А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской
Федерации: в 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н.
Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. - М.: Проспект, 2015. 521 с.
34. Бриллиантов, А.В. Уголовное право России. Части Общая и
Особенная: учебник / В.А. Блинников, А.В. Бриллиантов, О.А. Вагин и др.;
под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2015. 273 с.
35. Грачева, Ю.В. Уголовное право России. Особенная часть: учебник
для бакалавров / Ю.В. Грачева. - М.: Контракт НИЦ ИНФРА-М, 2018. - 488 с.
36. Есаков, Г.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской
Федерации (постатейный) / К.А. Барышева, Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков и др.;
под ред. Г.А. Есакова. - М.: Проспект, 2017. - 736 с.
84
37. Журавлев, М.П. Уголовное право. Общая и Особенная части:
учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. / Под общ. ред. М.П. Журавлева,
С.И. Никулина. - М.: Юридическая Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2014. - 426 с.
38. Завидов, Б.Д. Кража. Уголовно-правовой анализ диспозиции
состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ: практическое
пособие / Б.Д. Завидов. - М.: Проспект, 2017. - 142 с.
39. Исаев, М.А. История Российского государства и права: учебник /
М.А. Исаев. - М.: Статут, 2017. - 412 с.
40. Кадников, Н.Г. Уголовное право. Общая и Особенная части:
учебник для вузов / Н.Г. Кадников. - М.: Городец, 2017. - 642 с.
41. Карпова, Н.А. Хищение чужого имущества: вопросы квалификации
и проблемы дифференциации уголовной ответственности: учебное пособие /
под ред. Н.Г. Кадникова. - М.: Юриспруденция, 2011. - 184 с.
42. Кочои С.М. Преступления против собственности: сборник судебной
практики / С.М. Кочои. - М.: Проспект, 2013. - 342 с.
43. Кошаева, Т.О. Судебная практика по уголовным делам о краже
чужого имущества // Комментарий судебной практики / Под ред. К.Б.
Ярошенко. - М.: Юридическая литература, 2012. - Вып. 17. - 337 с.
44. Кузнецов, А.П., Маршакова, Н.Н. Особенная часть Уголовного
кодекса Российской Федерации: система преступлений и их классификация:
учебное пособие / под ред. Н.Н. Маршакова. - Н. Новгород: Издательство
Нижегородская правовая академия, 2018. - 543 с.
45. Лопашенко, Н.А. Посягательства на собственность: монография /
Н.А. Лопашенко. - М.: Норма, Инфра-М, 2012. - 346 с.
46. Рарог, А.И. Уголовное право России. Части Общая и Особенная:
учебник / А.И. Рарог. - М.: Проспект, 2013. - 327 с.
47. Толстая, А.И. История государства и права России: учебник для
вузов / А.И. Толстая. - М.: Юстицинформ, Омега-Л, 2013. - 328 с.
48. Сверчков, В.В. Уголовное право. Общая и особенная части:
учебник для бакалавров / В.В. Сверчков. - М.: Юрайт, 2014. - 251 с.
85
49. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для
вузов / Н.Н. Белокобыльский, Г.И. Богуш, Г.Н. Борзенков и др.; под ред.
В.С.Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. - М.: Статут, 2018. - 316 с.
50. Хилюта,
В.В.
Хищение:
понятие,
признаки,
проблемы
квалификации: монография / В.В. Хилюта. - Гродно: ГрГУ им. Я. Купалы,
2012. - 315 с.
51. Чистякова, О.И. История отечественного государства и права:
учебник / Л.В. Дюков, Ю.А. Егоров, В.С. Кульчицкий и др.; под ред. О.И.
Чистякова. - М.: Юристъ, 2012. - Ч. 1. - 427 с.
52. Чучаев, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской
Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и
др.; под ред. А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ, 2013. - 432 с.
53. Шишко, И.В., Бушмин, С.И., Бунева И.Ю. Уголовное право.
Особенная часть: учебник / И.В. Шишко, С.И. Бушмин, И.Ю. Бунева. - М.:
Проспект, 2015. - 413 с.
Публикации в периодической печати
54. Архипов, А.В. Корыстная цель как признак хищения / А.В. Архипов
// Уголовное право. - 2016. - № 1. - С. 4-8.
55. Безверхов,
А.Г. «Хищение чужого имущества» как правовая
категория: современное состояние и тенденции развития / А.Г. Безверхов //
Юридический вестник СамГУ. - 2015. - Т. 1. - № 3. - С. 15.
56. Бриллиантов, А.В. Хищение или неосновательное обогащение? /
А.В. Бриллиантов // Уголовное право. - 2016. - № 4. - С. 9 - 13.
57. Гаухман, Л.Д., Журавлев, М.П. К вопросу о понятии хищения / Л.Д.
Гаухман, М.П. Журавлев // Уголовное право. - 2016. - №6. - С. 11 - 14.
58. Колоколов,
Н.А.
Преступления
против
собственности:
комментируем новеллы УК РФ / Н.А. Колоколов // Мировой судья. - 2013. № 1. - С.1-17.
59. Марков, С.И. Хищение чаевых / С.И. Марков // Уголовное право. 2016. - № 3. - С.63 - 68.
86
60. Нечепуренко, А.А. Современные тенденции применения мер
уголовной ответственности за кражи / А.А. Нечепуренко // Законы России:
опыт, анализ, практика. - 2016. - № 6. - С. 37 - 41.
61. Турышев,
А.А.
Квалификация
хищения
с
использованием
банкоматов / АА. Турушев // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2018. № 6. - С. 46 - 50.
62. Токарчук, Р.Е. Значение историко-правовых исследований для
поиска оптимальных моделей уголовно-правовых конструкций на примере
форм хищения / Р.Е. Токарчук // История государства и права. - 2015. - № 21.
- С. 23-26.
63. Яни, П.С. Значительный ущерб как признак хищения / П.С. Яни //
Законность. - 2016. - № 4. - С. 43 - 48.
Электронные ресурсы
64. Статистическая информация МВД России о престпления против
собственности
граждан:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://мвд.рф/folder/101762/item/10287274. – Дата доступа: 13.07.2018.
65. Лохвицкий А.В. Курс русского уголовного права: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://simlib.ru/handle/123456789/1281. – Дата
доступа: 13.07.2018.
87
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа