close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Болычёва Дарья Юрьевна. Сравнительный анализ разных типов дискурса, содержащих конструкции вторичной предикации

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Данная
выпускная
предикативных
квалификационная
конструкций
художественном,
в
педагогическом
четырех
работа
посвящена
изучению
типах
дискурса:
научном,
и новостном.
Предмет
исследования
–
конструкции вторичной предикации с неличными формами глагола, а также с
именными и адвербиальными вторичными предикатами (т.е. конструкции без
вербалий). Материалом для исследования послужили электронные книги и
издания газет, а также учебные пособия, УМК и их отдельные части. Основными
методами
исследования
являются:
анализ,
сравнение,
абстрагирование,
конкретизация, дедукция, индукция, классификация. Теоретическая значимость
данной работы заключается в том, что ее результаты могут способствовать
дальнейшему
изучению
педагогического,
основных
новостного,
типологических
научного
и
признаков
художественного
текстов
дискурса.
Практическая ценность работы состоит в том, что проанализированные примеры
использования конструкций вторичной предикации в текстах рассматриваемых
типов дискурса могут быть использованы преподавателями нашего института при
работе с синтаксической стороной английского языка, а также при выявлении
основных функций употребления данных конструкций. Данная магистерская
диссертация состоит из 79 страниц, 91 использованных источников. Всего было
выявлено 95 примеров использования конструкций вторичной предикации.
Ключевые слова: дискурс, текст, конструкция вторичной предикации,
педагогический дискурс, новостной дискурс, научный дискурс, художественный
дискурс, коммуникативный субъект, коммуникативный объект, высказывание.
2
Содержание
Введение .................................................................................................................... 3-5
Глава 1. Дискурс как объект лингвистического анализа
1.1.Некоторые подходы к изучению дискурса ...................................................... 6-15
1.2.Типологическая характеристика текстов педагогического дискурса .......... 16-19
1.3.Типологическое описание текстов новостного дискурса ............................. 20-23
1.4.Конститутивные признаки научного дискурса и его жанровая вариативность
................................................................................................................................ 24-29
1.5.Основные отличительные особенности художественного дискурса ........... 30-33
Глава 2. Конструкции вторичной предикации в педагогическом, новостном,
научном и художественном дискурсах
2.1. Конструкции вторичной предикации в рамках семантической теории
предложения .......................................................................................................... 34-48
2.2. Синтаксический и коммуникативный анализ конструкций вторичной
предикации в текстах педагогического, новостного, научного и художественного
дискурса ................................................................................................................. 49-93
Заключение ............................................................................................................ 94-95
Библиография ...................................................................................................... 96-104
3
Введение
Данная
выпускная
предикативных
квалификационная
конструкций
в
четырех
работа
посвящена
изучению
типах
дискурса:
научном,
художественном, педагогическом и новостном.
Анализ лингвистической литературы показывает, что чаще всего в работах,
посвящённых
исследованию
данных
типов
дискурса,
рассматриваются
функционально-стилевые и прагматические компоненты, составляющие эти виды
коммуникации.
Недостаточное
внимание
уделяется
особенностям
синтаксической организации текстов разных типов дискурса, рассматриваемых с
позиций реализации коммуникативных стратегий и частных коммуникативных
задач. Этим объясняется актуальность настоящего исследования.
Цель исследования – проанализировать предикативные конструкции в
текстах научного, художественного, педагогического и новостного дискурса.
Для достижения данной цели мы поставили перед собой следующие
частные задачи:
- ознакомиться с существующими подходами к трактовке понятия
«дискурс» в лингвистике, а также к критериям выделения и описания типов
дискурса;
- проанализировать функционирование разных типов предикативных
конструкций в четырех дискурсах;
- выявить повторяющиеся черты актуализации предикативных конструкций
в рассматриваемых нами типах дискурса;
- сделать выводы о потенциальной закрепленности их за определенным
типом дискурса.
Объектом
нашего
исследования
выступают
научные
статьи
на
медицинскую тематику, медицинские пособия, художественные произведения
классической английской литературы, учебные и учебно-дидактические тексты
педагогического дискурса и новостные тексты медиадискурса.
4
Предмет исследования – конструкции вторичной предикации с неличными
формами глагола, а также с именными и адвербиальными вторичными
предикатами (т.е. конструкции без вербалий).
Материалом для исследования послужили электронные книги и издания
газет, а также учебные пособия, УМК и их отдельные части.
Нами были использованы такие методы исследования, как анализ,
сравнение, абстрагирование, конкретизация, дедукция, индукция, классификация.
Теоретическая значимость данной работы заключается в том, что ее
результаты
могут
способствовать
дальнейшему
изучению
основных
типологических признаков текстов педагогического, новостного, научного и
художественного дискурса.
Практическая ценность работы состоит в том, что проанализированные
примеры
использования
рассматриваемых
нами
конструкций
типах
вторичной
дискурса
предикации
могут
быть
в
текстах
использованы
преподавателями нашего института при работе с синтаксической стороной
английского языка, а также при выявлении основных функций употребления
данных конструкций.
Апробация работы
Основные результаты исследования отражены:
1) в публикации «Актуализация конструкций вторичной предикации в
текстах новостного дискурса» по итогам III Международной научно-практической
конференции «Проблемы лингвистики, методики обучения иностранным языкам
и литературоведения в свете межкультурной коммуникации» 26-27 марта 2018 г.
2) в публикации «Дискурс как объект лингвистического анализа» по итогам
III
Международной
научно-практической
конференции
«Язык.
Культура.
Коммуникация: изучение и обучение 2018» 18-19 октября 2018 в г. Орле.
Структура выпускной квалификационной работы включает следующие
разделы: введение, две главы, заключение, библиография.
5
Во
введении
обосновывается
актуальность
выбранной
темы,
определяются цели и задачи исследования, указываются материалы исследования.
Первая глава посвящена рассмотрению различных теоретических
подходов
к
описанию
понятия
«дискурс».
Также
в
данной
главе
проанализированы основные отличительные признаки текстов педагогического,
новостного, научного и художественного дискурса.
Во второй главе проводится синтаксический и коммуникативный анализ
конструкций вторичной предикации в текстах научного, художественного,
педагогического и новостного дискурса.
В заключении подводятся итоги исследования.
Все неличные формы глагола способны образовывать предикативные
конструкции, т.е. конструкции, состоящие из двух компонентов: именного,
выраженного именем существительным или местоимением, и глагольного,
выраженного
неличной
формой
глагола
–
причастием,
герундием
или
инфинитивом.
Поскольку глагольный компонент предикативной конструкции обычно и
наиболее частотно выражен неличной формой глагола, традиционно все
предикативные конструкции классифицируют в соответствии с наполнением
глагольного компонента следующим образом:
1. предикативные конструкции с инфинитивом;
2. предикативные конструкции с герундием;
3. предикативные конструкции с причастием.
Каждая из выделенных групп имеет дальнейшее подразделение в
зависимости от функциональных ролей компонентов предикативной конструкции
и синтаксической функции данной конструкции (или её компонентов) в
предложении.
6
Глава 1. Дискурс как объект лингвистического анализа
1.1. Некоторые подходы к изучению дискурса
Вначале обратимся к рассмотрению трактовок понятия «дискурс» в
современной лингвистической парадигме для того, чтобы определить исходные
координаты
нашего
исследования,
а
также
проанализируем
некоторые
коммуникативно-ориентированные подходы к анализу дискурса.
Исследования в области дискурса активно ведутся на протяжении почти
полувека, однако интерес к данному явлению не иссякает, и связано это, прежде
всего, с тем, что данное понятие не имеет четких рамок. Тем не менее, следует
признать,
что
обладающим
дискурс
является
дифференциальными
сложным
коммуникативным
особенностями,
которые
явлением,
одни
ученые
связывают с продуктом речевого действия с присущей ему смысловой
неоднородностью,
актуальностью
(уместностью),
привязанностью
к
определенному контексту, жанровой и идеологической принадлежностью, а
другие отождествляют с вербализованной деятельностью, с характерной для нее
соотнесенностью с целым слоем культуры, социальной общности и даже с
конкретным историческим периодом. В русле лингвистической традиции такая
широкая
парадигма
мультидисциплинарностью
изучения
подхода
дискурса
обусловлена,
(исследование
дискурса
во-первых,
ведется
в
соответствии с основными тенденциями развития и разработками смежных
дисциплин: литературоведения, лингвистики, социальной семиотики, теории
искусственного интеллекта, психологии, логики, этнографии, политологии и т.
п.), а во-вторых, синтезом двух ведущих направлений современности –
когнитивного и коммуникативного. Необходимо подчеркнуть, что дискурсивные
исследования в рамках разных областей лингвистики (стилистики, лингвистики
текста, исследований разговорной речи), а также в области когнитивистики
принимают во внимание непосредственно языковую сторону дискурса, тем самым
отграничивая его от других явлений языка. В такой интерпретации, в отличие от
текста или речи, дискурс включает в себя понятие сознания.
7
Термин «анализ дискурса» был впервые использован 3. 3. Харрисом,
который пытался распространить дистрибутивный метод с предложения на
связный текст [60, с. 1-30]. До начала 70-х гг. лингвистика редко выходила за
рамки предложения. Ю. Хабермас одним из первых обратил внимание именно на
ту сторону понятия дискурса, которая непосредственно связана с речью и впервые
представил термин «дискурс» сквозь призму социологического аппарата для
обозначения вида речевой коммуникации с учетом общественных норм, правил и
ценностей
социальной
жизни.
Однако
Э.
Бенвенист
придал
ему
терминологическое значение, обозначив им «речь, присваиваемую говорящим»
[24, с. 416]. Поэтому понимание дискурса может быть сведено к самой процедуре
порождения
текста
говорящим.
В
теории
Э.
Бенвениста
дискурс
противопоставлялся объективному повествованию (recit), вследствие этого
понятие
дискурса
было
распространено
на
все
виды
прагматически
обусловленной и различающейся по своим целеустановкам речи.
М. Стаббс выделяет три основные характеристики дискурса: 1) в
формальном отношении это — единица языка, превосходящая по объему
предложение, 2) в содержательном плане дискурс связан с использованием языка
в социальном контексте, 3) по своей организации дискурс интерактивен, т. е.
диалогичен (Цитируется по [14, с. 102]).
Отдельные определения дискурса, приведенные выше, позволяют сделать
важные заключения о тенденциях в исследовании этого явления. Во-первых,
дискурс напрямую связан с широким социальным контекстом употребления
языка
для
решения
практических задач.
Во-вторых,
дискурсу присуща
определенная организация, таким образом, разумно предположить, что для
разных типов дискурса существуют различные композиционно-структурные
схемы, включающие текстовые модули (фрагменты), которые, выстраиваясь в
определенную
последовательность,
формируют
тексты
определенной
дискурсивной разновидности. В-третьих, уже на ранних этапах развития теории
дискурса наметился выход в рассмотрении данного феномена за пределы
языковой системы в коммуникативное пространство. Вопрос о принадлежности
8
дискурса системе языка и / или системе речи разными исследователями решается
по-разному. Сразу же сделаем важное уточнение о том, что в этой работе мы
придерживаемся точки зрения, согласно которой дискурс может рассматриваться
как с точки зрения единицы языка как определенный текстотип, обусловленный
сферой своего функционирования, так и с точки зрения единицы речи как
реализация конкретного типа текста.
П. Серио выделяет восемь значений термина «дискурс»: 1) эквивалент
понятия «речь» (по Ф. Соссюру), т. е. любое конкретное высказывание, 2)
единицу, по размерам превосходящую фразу, 3) воздействие высказывания на его
получателя с учетом ситуации высказывания, 4) беседу как основной тип
высказывания,
5)
речь
с
позиций
говорящего
в
противоположность
повествованию, которое не учитывает такой позицию (по Э. Бенвенисту), 6)
употребление единиц языка, их речевую актуализацию, 7) социально или
идеологически ограниченный тип высказываний, например, феминистский
дискурс, 8) теоретический конструкт, предназначенный для исследований
условий производства текста (Цитируется по [20, с. 255]).
В связи с таким обширным спектром дискурсивных подходов Т. Ван Дейк в
рамках непосредственно коммуникативно-ориентированного подхода предлагает
различать два определения дискурса. Так, в широком смысле дискурс есть
комплексное коммуникативное событие, происходящее между говорящим и
слушающим (наблюдателем), в определенном временном, пространственном и
прочем контексте. Коммуникативное действие может быть речевым, письменным,
а также иметь вербальные и невербальные составляющие (например, разговор с
другом, диалог между пассажирами транспорта, чтение газеты). В узком смысле
дискурс есть текст устный или письменный с учетом присутствия только одной
вербальной составляющей. С этих позиций термин «дискурс» обозначает
завершенный или продолжающийся «продукт» коммуникативного действия, его
письменный или устный результат, который интерпретируется реципиентами
(например, вербальный продукт - письменный или устный - коммуникативного
действия) [10, с. 121].
9
Согласно
концепции
Т.
А.
ван
Дейка,
рассмотрение
принципов
функционирования языка в обществе ведется не только с точки зрения
прагматических подходов к дискурсу, но также с учетом определенных
социальных факторов (мнения и установки говорящих, их социальный и
этнический статус и т. д.); определенным образом акцентируются личностные
характеристики носителей языка с их намерениями, чувствами, эмоциями и
прочее [10, с. 121].
Суммируя различные понимания дискурса, М. Л. Макаров показывает
основные координаты, с помощью которых определяется дискурс: формальная,
функциональная, ситуативная интерпретации. Формальная интерпретация
— это понимание дискурса как образования выше уровня предложения. Речь идет
о сверхфразовом единстве, сложном синтаксическом целом, выражаемом как
абзац или кортеж реплик в диалоге, на первый план здесь выдвигается система
коннекторов,
обеспечивающая
целостность
этого
образования.
Функциональная интерпретация в самом широком понимании — это
понимание дискурса как использования (употребления) языка, т. е. речи во всех ее
разновидностях. Компромиссным (более узким) вариантом функционального
понимания дискурса является установление корреляции «текст и предложение»
—«дискурс и высказывание», т. е. понимание дискурса как целостной
совокупности функционально организованных, контекстуализованных единиц
употребления
языка.
Такая
трактовка
дискурса
встраивается
в
противопоставление дискурса как процесса и текста как продукта речи либо
текста как виртуальной абстрактной сущности и дискурса как актуализации этой
сущности (отметим принципиальное единство в понимании дискурса как
динамического промежуточного речевого образования в отличие от полярно
различных трактовок текста — от предельно абстрактного конструкта до
предельно конкретной материальной данности).
Контекст как признак дискурса акцентирует внимание исследователей на
противопоставлении того, что сказано, и того, что имелось в виду (локуции и
иллокуции), а отсюда — на ситуации общения.
10
Ситуативная
интерпретация
дискурса
—
это
учет
социально,
психологически и культурно значимых условий и обстоятельств общения [23, с.
68-75].
В. Е. Чернявская, обобщив различные понимания дискурса в отечественном
и зарубежном языкознании, сводит их к двум основным типам: 1) «конкретное
коммуникативное событие, фиксируемое в письменных текстах и устной речи,
осуществляемое в определенном когнитивно и типологически обусловленном
коммуникативном пространстве», и 2) «совокупность тематически соотнесенных
текстов» (Цитируется по[14, с. 104].
Эти явления, как можно видеть, подводятся под понятия «дискурс» и «тип
дискурса», что в традиционной лингвистике соответствует противопоставлению
аллофона и фонемы, алломорфа и морфемы и т. д. Данное противопоставление
созвучно выделению текста и сверхтекста, текста и текстотипа. Тип дискурса, как
и сверхтекст,— это обобщенное представление о тексте, концепт текста в
сознании носителей соответствующей культуры. В этой связи представляется
обоснованным выделение В.И.Карасиком в структуре дискурса трёх компонентов,
соответствующих
1)
обобщённой
репрезентациям
знаний
о
осуществляется
социальное
модели
социальном
референтной
контексте,
взаимодействие
с
ситуации,
учётом
посредством
2)
которого
текстов,
3)
лингвистическим знаниям (нарративным схемам построения текста и семантикосинтаксическим структурам) [14, с. 132].
Б. М. Гаспаров понимает дискурс как центральный момент человеческой
жизни в «языке». Он говорит, что всякий акт употребления языка — будь то
произведение высокой ценности или мимолетная реплика в диалоге —
представляет собой частицу непрерывно движущегося потока человеческого
опыта. В этом своем качестве он вбирает в себя и отражает в себе уникальное
стечение обстоятельств, при которых и для которых он был создан. К этим
обстоятельствам
относятся:
1)
коммуникативные
намерения
автора;
2)
взаимоотношения автора и адресатов; 3) всевозможные «обстоятельства»,
значимые и случайные; 4) общие идеологические черты и стилистический климат
11
эпохи в целом и той конкретной среды и конкретных личностей, которым
сообщение прямо или косвенно адресовано, в частности; 5) жанровые и стилевые
черты как самого сообщения, так и той коммуникативной ситуации, в которую
оно включается; 6) множество ассоциаций с предыдущим опытом, так или иначе
попавших в орбиту данного языкового действия (Цитируется по [14, с. 103].
В работе Т. Венедиктовой дискурс определяется как «строй научной речи
или язык научной школы – специфический характер описания обсуждения и
структурирования материала», то есть, «искусственный рабочий метаязык» [9].
Очевидно, что в данной трактовке понятие «дискурс» шире понятия «текст»
поскольку включает и процесс речевой деятельности (в широком смысле) и её
результат, то есть текст, включая те языковые средства, которые использованы
для построения текста.
Как уже отмечалось выше, дискурс рассматривается в лингвистике не
только как вербализованный процесс общения, но и как его завершённый
продукт, текст. Это может быть текст, который состоит из коммуникативных
единиц языка - предложений и их объединений в более крупные единства,
находящихся в непрерывной смысловой связи. Другими словами, дискурс – это не
только
связная
последовательность
предложений,
противопоставляемая
изолированному предложению, но и определенное семантическое единство,
обладающее семантической связностью (когерентностью). Последняя, в свою
очередь, проявляет связность информационную, т. е. знания о мире, о ситуации,
социальные и культурологические знания и прочие виды знаний.
Как показывает анализ лингвистической литературы последних лет, для
современной лингвистики всё ещё характерны два понимания дискурса,
приведённые
Н.Д. Арутюновой в статье
«Дискурс» в лингвистическом
энциклопедическом словаре. Согласно первому из них, дискурс – «связный текст
в
совокупности
с
экстралингвистическими
–
прагматическими,
социокультурными, психологическими и другими факторами» [1, с.136]. Во
втором из называемых Н.Д. Арутюновой значений дискурс – это «текст, взятый в
событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное
12
действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах
их сознания» [1, с.137].
В
первом
определении
акцент
сделан
на
экстралингвистическую
составляющую текста, а во втором – на его событийный (процессуальный) аспект.
Вместе с тем, объединяет оба этих понятия следующее: оба они базируются на
понятии «связного текста», и, во-вторых, (текстовая) деятельность по созданию и
обработке дискурсов рассматривается как составляющая более общий компонент
социально-коммуникативный деятельности.
В данной работе
коммуникативный
акт,
мы
также
рассматриваем
или
коммуникативный
текст
как сложный
макроакт,
состоящих
из
последовательности актов, функционально объединённых доминантной целью,
что отвечает функционально-прагматическому подходу, принятому нами в
работе.
Для нас при определении текста существенными оказываются несколько
моментов. Во-первых, ситуативная отнесенность текста, позволяющая вычленить
значимые
элементы
ситуативного
контекста.
Во-вторых,
возможность
рассмотрения текста как в динамическом понимании (как компонента речевой
деятельности), так и в статическом понимании (как продукта речевой
деятельности). В-третьих, функциональное единство текста – подчинение всех
коммуникативных актов, формирующих текст, единой коммуникативной макроцелеустановке.
Дискурс в данной работе понимается как «двуплановая сущность, которая
допускает как процессуально-динамический, так и результатно-статический
аспекты изучения. В процессуально-динамическом понимании дискурс
-
социально стимулированная речевая деятельность, протекающая в определённой
сфере
общественной
функциональной
рассмотрения
специфической
коммуникации
необходимостью.
дискурс
понимается
социокультурной
и
порождаемая
первую
очередь
При
результатно-статическом
ракурсе
как
корпус
деятельности
в
текстов,
и,
«обслуживающих» определённую сферу общения» [32, с.21].
относящихся
к
соответственно,
13
Этот подход дает нам возможность четко прояснить взаимосвязь между
текстом как коммуникативным макроактом и его результатом и дискурсом как
текстовой деятельностью в рамках сферы общения, с одной стороны, и целым
корпусом текстов, с другой стороны. При этом, и текст, и дискурс допускают как
процессуальное рассмотрение с позиций текстовой деятельности, так и
статическое рассмотрение с позиций результата этой деятельности. Кроме того,
мы исходим из того, что каждый конкретный текст, относящийся к тому или
иному типу дискурса,
имеет
соответствующие
данному типу дискурса
параметрические признаки. Соответственно, наш следующий шаг – обратиться к
рассмотрению различных типов текстов, отличающихся своими типологическими
характеристиками. Но прежде нам предстоит определиться с тем, что понимается
под
типологическими
признаками
текста
определенной
дискурсивной
разновидности.
В.Н. Шашкова в целях типологического описания учебных текстов
выделяет следующие релевантные факторы прагматического контекста: а) тип
практической деятельности, осуществляемой в рамках той или иной сферы
коммуникации с учётом реализуемых в этой деятельности практических целей, б)
характеристика типа заведения, в котором осуществляется коммуникация (этот
параметр для нас является несущественным), в) набор типичных диалогических
планов и стереотипный кортеж речевого общения с учётом социально-статусных
и коммуникативных амплуа коммуникантов, г) сценарные фреймы, отражающие
этапы развития соответствующей формы взаимодействия, д) типизированный
набор интенций, определяющих типы соответствующих коммуникативных актов,
е) «тематический репертуар» как стереотипная совокупность тем в рамках
предметной области [32, с. 50-51].
Для
нашего изложения
значимо то,
что предложенные
критерии,
определяющие принадлежность текста к тому или иному типу дискурса,
выступают в качестве ориентиров, в соответствии с которыми при работе с
конкретными
текстами
можно
вычленить
признаки,
необходимые
для
дальнейшего анализа различных аспектов речевого общения. Так, в частности,
14
типологические
«регуляторов»
характеристики
деятельности
дискурса
могут
исследователя,
выступать
направленной
в
на
качестве
выявление
характерных черт функционирования конструкций вторичной предикации.
Таким образом, суммируя обзор трактовок понятия «дискурс», можно
сделать следующие выводы:
•
Все приведённые и неприведённые выше значения, вероятно,
образуют понятийный континуум – от относительно узких значений (дискурс как
конкретное устное или письменное высказывание, или «текст») до самых
широких (дискурс как социальная формация, как способ организации речевой
деятельности целого социума или его части, выделяемый по профессиональному,
идеологическому или другому признаку).
•
В наиболее общепринятых, устоявшихся,
традиционных для
лингвистики значениях термин «дискурс» связан с такими категориями, как
событийность, актуальное речевое действие, межличностное и социокультурное
взаимодействие, экстралингвистический контекст.
•
Дискурс
не
существует
вне
прикреплённости
к
реальному,
физическому времени, в котором он происходит. «Функционирование языка в
реальном времени это и есть дискурс…» [15, с.308]. Как завершает свою
дефинитивную статью Н.Д. Арутюнова, дискурс – это речь, «погружённая в
речь». Поэтому термин «дискурс», в отличие от термина «текст», не применяется
к
древним
и
другим
текстам,
связи
которых
с
живой
жизнью
не
восстанавливаются непосредственно [1, с.137].
•
Мы придерживаемся функционально-прагматического подхода к
анализу соотношений в системе «дискурс – текст» и рассматриваем дискурс как
речевую деятельность в определенной сфере общения, с одной стороны, а также
как корпус текстов, обслуживающих эту сферу общения; текст понимается нами
как «сложный коммуникативный акт, или коммуникативный макроакт, состоящий
из последовательности актов, функционально объединённых доминантной целью.
Такая трактовка позволяет рассмотреть текст в динамике с позиций реализуемой в
рамках сферы общения текстовой деятельности» [32,c.21]. Таким образом, мы
15
можем заключить, что и дискурс, и текст допускают двусторонний подход: с
одной стороны, и дискурс, и текст могут быть рассмотрены как единицы языка с
точки зрения того текстотипа, по которому они сформированы; с другой стороны,
и дискурс, и текст подлежат рассмотрению как речевые произведения, а значит,
допускают как динамический подход к анализу процесса общения в определенной
сфере, так и статический подход к анализу текста или текстов, обслуживающих
эту сферу общения.
16
1.2. Типологическая характеристика текстов педагогического дискурса
Педагогический
институционального
дискурс
дискурса,
объективно
выделяется
системообразующими
в
системе
признаками
которого
являются участники, хронотоп, цель, ценности, стратегии, жанры и прецедентные
тексты. Основной целью педагогического дискурса является социализация нового
члена общества (объяснение устройства мира, норм и правил поведения,
организация деятельности нового члена общества в плане его приобщения к
ценностям и видам поведения, ожидаемым от ученика, проверка понимания и
усвоения информации, оценка результатов). Стратегии педагогического дискурса
– последовательности интенций речевых действий в типовой ситуации
социализации – могут быть охарактеризованы как объяснение, оценка, контроль,
содействие и организация деятельности основных участников этого дискурса –
учителя и ученика [14].
В набор типологических признаков, релевантных для характеристики
текстов, В.Н. Шашкова включает следующие параметры:
- во-первых, сферу общения (учебно-научная сфера);
- во-вторых, тип практической деятельности, осуществляемой в
рамках
учебно-научной
сферы
коммуникации
и
определяемой
практическими целями данной общественной сферы (например, учебная
деятельность, обучение, обмен профессиональным опытом);
- в-третьих, место протекания данной деятельности или, иными
словами, характеристика типа учебного заведения (например, школа,
колледж, вуз, аспирантура, курсы и институты повышения квалификации
для системы российского образования);
- в-четвёртых,
отражающий
–
набор
с
учётом
типичных
диалогических
социально-статусных
планов,
отношений
коммуникантов – возможные варианты соотношения коммуникативных
ролей субъектов общения в исследуемой сфере (например, 1) педагог в
роли адресанта – обучаемый (обучаемые) в роли адресата; 2) обучаемый
17
в роли адресанта – педагог в роли адресата; 3) партнёрами по общению
выступают педагоги; 4) партнёрами по общению выступают обучаемые);
- в-пятых, сценарные фреймы, отражающие этапы развития
соответствующей формы взаимодействия в учебно-научной сфере
(например, фреймы и сценарии лекционных, семинарских, лабораторных
занятий, экзамена, зачёта, обмена профессиональным опытом в рамках
научных конференций и т.д.);
- в-шестых, типизированный набор интенций, определяющих
типы коммуникативных актов при дифференцированном рассмотрении
макроинтенциитекста и подчинённых ей коммуникативных задач
(доминирующими
целеустановками
для
педагогического
дискурса
являются информирование адресата о некотором положении вещей и
побуждение
адресата
к
совершению/несовершению
определённых
действий, поступков);
- в-седьмых, «тематический репертуар», представляющий собой
стереотипную
совокупность
тем
в
рамках предметной
области,
регламентированную программными требованиями для каждого этапа
обучения или форматом взаимодействия [33, с.43-55].
Сферой
общения
определяются
основные
группы
признаков
соответствующих классов текстов, которые далее получают конкретизацию и
организуются в достаточно устойчивые группы в рамках каждого из жанров.
Остановимся на некоторых из указанных параметров более подробно. Так,
учебно-научная сфера общения представлена несколькими диалогическими
планами. Один из диалогических планов отражает взаимодействие в рамках
образовательной парадигмы заведомо неравноправных субъектов: обучающего и
обучаемого/-ых. При характеристике распределения их коммуникативных ролей
один из вариантов отражает речевую ситуацию, в которой коммуникантами
являются учитель (преподаватель) в роли главного коммуникативного субъекта и
ученик
(студент)
в
роли
адресата.
В
силу
двустороннего
характера
взаимодействия учителя и учащихся в процессе обучения, соотношение их
18
коммуникативных позиций в диалоге может меняться, и тогда оно принимает
следующий вид: отправитель сообщения – обучаемый, получатель – педагог.
Ещё один тип взаимодействия, типичный для педагогического дискурса,
предполагает в качестве партнёров по общению (и адресанта, и адресата)
специалистов-преподавателей. В качестве взаимодействующих коммуникантов
могут выступать и обучаемые. В двух последних случаях применительно к
обобщённому типу участников коммуникации и при игнорировании их частных
характеристик (дискурс не может не испытывать влияния межсубъектных
отношений, социальных и психологических характеристик участников общения
на процесс речевого взаимодействия) можно охарактеризовать социальностатусные отношения коммуникантов как симметричные. Когда ситуация
учебного общения связывает обучающего и обучаемого в качестве партнёров по
коммуникации, отношения неравноположенности, закреплённые в социальнокультурных
компетенцию
правилах
и
нормах,
представителей
которые
входят
в
коммуникативную
национально-лингво-культурного
сообщества,
находят своё языковое выражение в речевых произведениях, которыми
обмениваются собеседники, реализуя практические и коммуникативные цели.
В соответствии с основной практической целью взаимодействия в пределах
учебно-научной сферы, которую в общем виде можно сформулировать как
«научить»/«научиться»
и
которая
предполагает
передачу/усвоение
основ
дисциплинарного знания, а также формирование и развитие практических
навыков и умений, можно выделить в интенциональной составляющей текстов
педагогического дискурса две характерные доминанты, детерминируемые
деятельностью участников коммуникации и выполняемыми ими ролями:
информирование адресата о некотором положении вещей и побуждение адресата
к совершению/несовершению определённых действий, поступков.
Для взаимодействия, в котором педагог выступает в роли адресанта,
типичной является интенция информирования адресата о некотором положении
дел в действительности, которое может иметь конкретную референтную
19
отнесённость к конкретной ситуации действительности, а может принимать вид
констатации общих истин.
В качестве ещё одной стереотипной интенции выступает констатация
необходимых действий,
определяемая,
с
одной стороны,
дидактическим
характером взаимодействия в рамках учебно-научной сферы, а с другой стороны,
хранящимися
в
сознании
представителей
национально-лингво-культурного
сообщества стереотипными представлениями о необходимости действовать
определённым образом в определённых ситуациях.
Оба типа интенций свойственны как диалогическому плану «педагог –
обучаемые», так и плану «педагог – коллеги».
Интенция
«побуждение
к выполнению/невыполнению определённого
действия» также характерна для взаимодействия педагога в качестве субъекта
волеизъявления и обучаемых в качестве потенциальных исполнителей или для
взаимодействия педагога (группы педагогов) в качестве субъекта волеизъявления
и группы педагогов-коллег в качестве исполнителей.
Среди доминирующих коммуникативных интенций при взаимодействии
обучаемого или обучаемых в качестве адресанта и педагога в качестве адресата
можно выделить запрос информации, обусловленный желанием обучаемых
получить новые знания или разъяснения, а также сообщение информации с
практической целью показать степень подготовленности, степень овладения
предметом и при отработке навыков общения на профессиональные темы.
Последний
обучаемыми.
тип
целеустановки
характеризует
также
интеракцию
между
20
1.3.Типологическая характеристика текстов новостного дискурса
Новостной
дискурс является
продуктом
коллективной
деятельности
определённой социальной общности людей, занимающихся сбором, обработкой и
периодическим распространением актуальной, общественно значимой новой
информации через СМИ посредством порождения, трансляции и интерпретации
новостных текстов. В соответствии с двусторонней трактовкой дискурса: и как
речевой деятельности в определенной сфере общения, и как корпуса текстов,
обслуживающих эту деятельность, мы понимаем новостной дискурс как, с одной
стороны, коммуникативную деятельность в сфере массовой коммуникации, а с
другой,
– как номенклатуру всех существующих, а также потенциально
возможных текстов,
функционирующих или
потенциально
способных
к
функционированию в сфере массовой коммуникации. Он обладает следующими
характеристиками: актуальностью информации, содержащейся в тексте новости;
значимостью описываемого события; пространственной или психологической
близостью к получателю информации; принадлежностью к медиатопику; рядом
форматных
особенностей,
а
именно:
наличием
единой
суперструктуры,
способствующей максимальному информативному членению новостного текста и
состоящей из набора согласующихся текстовых блоков.
Таким образом, в соответствии с выбранной схемой описания текстов
разной
дискурсивной
принадлежности
мы
придерживаемся
следующих
параметров описания:
Сфера общения – сфера массовой коммуникации.
Основной диалогический план для текстов медиадискурса в их новостной
разновидности представлен соотношением журналиста, часто – аналитика, в
качестве адресанта и массовую аудиторию в качестве коллективного получателя.
Наиболее очевидными практическими целями в данной сфере являются
информирование
общественности
о
происходящих
событиях,
пропаганда
определённых идей или взглядов, формирование убеждений общественности.
Из
практических
целей
коммуникативные целеустановки:
вытекают
следующие
доминантные
21
1) констатирующее сообщение, включающее:
- констатацию фактов;
- констатацию мнения третьего лица;
- констатацию необходимости осуществить определённые действия;
2) ассерция мнения речевого субъекта.
Выбранные
тексты
отличаются
по
своей
функционально-целевой
направленности.
Так, целью информативных статей является сообщение о последних
событиях в мире. Научно-популярные статьи информируют читателя о
последних открытиях и достижениях в сфере науки, техники.
Проблемно-аналитические
статьи,
а
также
тексты
интервью
с
известными личностями представляют точки зрения и комментарии отдельных
авторов по актуальным для современности проблемам. Помимо этого, в массив
проанализированных нами статей вошли также тексты интервью со свидетелями
определенных событий в мире.
Во всех этих текстах содержится обилие информации, связанной с
разъяснением сути различных событий, демонстрацией тенденций их развития,
оценкой их значимости, а также критикой неэффективных или ложных путей
развития, ложных установок и ориентиров. Специфика текстов новостного
дискурса заключается в обилии комментариев, включающих предположения и
оценки, а также условия, обеспечивающие фон сообщения и типично
представленные «третьими лицами».
Типовой набор сценарных фреймов, предопределяющих композиционную
структуру новостной статьи, рассматривается нами в терминологии Т. ван Дейка:
«Краткое содержание» («Заголовок» и «Вводка»), «Главное событие», «Фон» и
«Комментарий». Каждый блок должен соответствовать последовательности
пропозиций или предложений текста, и порядок блоков определяет общее
распространение соответствующих последовательностей действий или эпизодов
[10].
22
Для того чтобы представить всю информацию быстро, сжато, сообщить
основную информацию и, при этом, оказать на читателя определённое
эмоциональное воздействие, необходимо построить текст таким образом, чтобы
его
синтаксическая
организация
соответствовала
данной
цели.
Этому
способствует использование вторично-предикативных структур с неличными
формами глагола, которые, встраиваясь в предложение, способны выражать
несколько пропозиций наряду с основной пропозицией всего предложения.
Однако
в
текстах
педагогического
дискурса
одной
из
главных
коммуникативных целей является констатация необходимых действий. В текстах
новостного дискурса данная цель реализуется лишь в статьях, в которых автор
призывает читателя к определенным действиям.
Тематический
репертуар
новостных
текстов
неограниченно
широк.
Наиболее повторяющимися являются темы, имеющие социально значимый
характер: внутренняя и внешняя политика, геополитика, проблема бедности,
вопросы жилья и его доступности, социальные нормы поведения, права женщин,
образование, закон и порядок в современном обществе и др.
Отметим, что при отборе текстов мы не отталкивались от тематики статей,
нашей целью было выявление конструкций вторичной предикации в текстах
новостного дискурса и сравнение их с найденными нами конструкциями в текстах
педагогического дискурса, художественного и научного дискурсов.
Учитывая
это, мы обращались к новостным Интернет-сайтам британского вещания ‘BBC
World News’ и ‘The Telegraph’, освещающим мировые события в режиме online и
отличающимся гипертекстовостью, спецификой которой является то, что
читателям представляется возможным увидеть все виды текстов на одной
странице.
Для реализации данной цели весьма эффективным явилось обращение к
новостным информативным, научно-популярным и проблемным аналитическим
статьям различной тематики, так как в них обнаруживается большое количество
исследуемых синтаксических конструкций. Это объясняется тем, что в
конструкциях вторичной предикации с неличными формами глагола находит
23
проявление фундаментальная тенденция языка к экономии, к формированию и
использованию более кратких форм выражения мысли в рамках одного
предложения.
Данные синтаксические конструкции очень характерны для новостных
газетных статей. В них проявляется необходимость «втиснуть» в рамки одного
предложения разнообразные сведения. Это достигается путём использования
семантически
осложнённых
неличными
формами
глагола
предложений,
обеспечивающих максимальную сжатость высказывания и быструю передачу
основной информации читателю.
Таким
предикации
образом,
с
частотность
неличными
употребления
формами
глагола
мы
конструкций
выявляли
вторичной
на
основе
информативных, проблемно-аналитических и научно-популярных статей, а также
текстов интервью с политиками, экономистами, знаменитостями, а также со
свидетелями тех или иных событий в мире.
24
1.4. Конститутивные признаки научного дискурса и его жанровая
вариативность
Проанализировав основные подходы к изучению дискурса, следует
обратиться к характеристике научного дискурса. Основные признаки научных
текстов необходимо выявлять с
дискурсивных позиций,
т.е.
с учетом
характеристик участников общения и коммуникативной ситуации. Учитывая тот
факт, что
дискурс представляет собой систему, можно предположить, что
научный тип дискурса является составным элементом данной системы и имеет
свои системообразующие признаки, отличающие его от других типов дискурса.
Научный дискурс является одним из видов институционального общения,
которое осуществляется в социально-фиксированной ситуации. Научный дискурс
занимает особое место в общей системе типов дискурса, так как здесь оппозиция
формальность/личностность выражена не так четко, как в других типах дискурса.
Более того, научный дискурс имеет такие категориальные признаки, которые
выделяют его из общей системы. Такими конститутивными признаками являются:
особая цель (проблематика), определенные характеристики типовых участников и
способ реализации.
Традиционно совокупность текстов, объединенных на основе таких
содержательных признаков, как:1) передача научных и теоретических положений,
2) научная и техническая информация, 3) учебный научный материал, составляет
понятие "научно-технический текст".[26, с.8-9].
/Разинкина 1989: 8-9/. Однако,
мы уверены, что далеко не все из этих признаков являются характерными только
для научного дискурса. Например, передача информации является задачей
новостного дискурса (медийного), даже если эта информация носит научный
характер. А такие материалы, как учебное пособие или методическая разработка,
тесно связаны с осуществлением педагогического дискурса. Лекция, которую
обычно принято рассматривать как ситуацию научного общения, отличается от
урока лишь тем, что ее содержание носит более глубокий научный характер,
однако, участники общения (профессор - студенты),
его место (аудитория) и
обстоятельства, в которых происходит лекция, аналогичны этим же признакам
25
педагогического дискурса.
Подобная путаница свидетельствует об отсутствии четкого определения
целей создания научного текста. Но мы все знаем, что целью создания
произведения данного типа дискурса является познание объективной природы
окружающего мира, не зависящего от исследователя. Исходя из этой цели, мы
можем сформулировать основную проблематику научного дискурса – решение
научной проблемы. Именно так можно сформулировать один из определяющих
признаков научного дискурса. Научные проблемы подразделяются на:
1) теоретические,
2) прикладные.
Однако и те, и другие имеют свой научный характер. Очевидно, что пути
достижения данной цели в разных текстах будут различными, так как совершенно
разнообразными могут быть конкретные задачи, которые ставит перед собой
автор, степень приближения к решению, языковые формы выражения решения, но
само наличие данной цели в любых проявлениях научно-технического дискурса
сохраняется.
Поэтому достаточно легко отличить тексты другого типа, обладающие
некоторыми сходными характеристиками, от собственно научного дискурса, так
как они имеют другую проблематику. К примеру, если целью создания текста
является научить (лекция), заинтересовать (научно-популярная статья) адресата
или зарегистрировать изобретение (патент), то такой текст не может считаться
полностью научным. Наоборот, он с успехом может быть отнесен к
педагогическому, рекламному или деловому дискурсу. Эти тексты можно назвать
«пограничными», так как они обладают признаками разных типов дискурса, из-за
чего границы между ними весьма условны и взаимопроницаемы. Такие тексты,
безусловно, представляют большой интерес для исследования, но подход к их
изучению должен отличаться от подхода к рассмотрению текстов научного или
технического содержания. Таким образом, к научному дискурсу относятся только
тексты, целью создания которых является решение как теоретической, так и
прикладной научной проблемы.
26
Кроме того, научный текст диалогичен. Так как в любом тексте научного
характера
задача,
есть предмета рассуждения – научная проблема или техническая
а также адресат, который принимает активное участие в развитии
рассуждения,
можно
с
уверенностью
утверждать,
что
текст
обладает
диалогичностью. Диалогичность речи в научном дискурсе проявляется наиболее
явно, поэтому формой научного дискурса мы считаем диалог, но диалог особого
рода, диалог в расширенном толковании.
Полностью разделяя мнение Л.В. Славгородской, мы считаем, что в
различных условиях реализации научного дискурса научный диалог будет иметь
свои особые характеристики и предлагаем выделить: 1) познавательный
(творческий)
диалог,
включающий
неофициальную
и
официальную
разновидности, 2) научный спор [28, c.90-100] /Славгородская 1986: 90-100/.
Стоит также отметить, что одним из конститутивных признаков и основным
способом осуществления научного дискурса является полемический диалог
ученых, отстаивающих свою точку зрения на научную проблему. Общение такого
рода может осуществляться в различных жанрах, в разных формах (устной или
письменной). Оно может быть растянутым во времени или происходить
одномоментно, его обстоятельства могут быть различны, однако полемическое
начало обязательно должно присутствовать во всех научных текстах. В том
случае, если элемент полемики отсутствует в тексте, он не будет соответствовать
требованиям, предъявляемым к научному дискурсу, потому что именно в
процессе обсуждения проблемы рождается истина, а максимальное приближение
к истине является целью любой науки.
Что касается участников научного дискурса, их можно противопоставить по
личностным
или
социально-ролевым
характеристикам.
Однако
подобное
противопоставление вовсе не является необходимым условием возникновения
научных текстов. Помимо этого, именно отсутствие статусных различий и есть
конститутивный признак научного дискурса. Так как цель научного общения –
внести вклад в научную картину мира, очевидно, что адресат выступает
носителем этой картины. По этой причине адресат – не просто читатель,
27
слушатель, наблюдатель, но и партнер, исо-мыслитель. Научному общению не в
меньшей мере, чем любому другому, требуется взаимопонимание. Но помимо
постулатов речевого общения научное изложение подчиняется еще и своим
собственным правилам, смысл которых – говорить с адресатом на равных.
Поэтому третьей конститутивной категорией научного дискурса мы считаем
статусное равноправие его участников.
Если учитывать тот факт, что смысловым ядром научного общения является
творческий диалог, то придется признать, что его участники не могут зависеть
друг от друга, ведь подобный диалог возможен только между равными. Принцип
статусного равноправия участников должен обязательно соблюдаться во всех
проявлениях научного дискурса. Как только происходит отклонение от данного
принципа, возникает наложение характеристик другого типа дискурса на текст,
что сразу же ставит под сомнение вопрос о его принадлежности к научному
дискурсу.
Таким образом, можно утверждать, что дискурс является научным, если:
1). Изучение окружающего мира – основная цель данного текста,
2). Участники общения равны по своему статусу,
3). Способом его реализации является творческий диалог в самом широком
смысле этого слова.
Жанровая вариативность научного дискурса
Внутри научного, так же как и любого другого дискурса, существует
жанровая вариативность. Однако строгая классификация научных жанров,
которая позволила бы отнести определенный текст к той или иной форме
научного дискурса, до сих пор не создана.
М.М. Бахтин выделил три фактора, создающих в своей совокупности
целостное единство высказывания – речевой жанр: а) предметно-смысловая
исчерпанность; б) речевой замысел или речевая воля говорящего; в) типические
композиционно-жанровые формы завершения [4, c. 255]. /Бахтин 1979: 255/.
Основными жанрами научно-технического дискурса являются: монография,
28
диссертация, выступление, доклад, статья. Однако, это далеко не все жанры,
удовлетворяющие конститутивным признакам научного дискурса. Существуют и
другие, не менее широко используемые в научной коммуникации жанры: тезисы,
резюме, автореферат, рецензия и другие.
Итак, можно назвать несколько жанров научного дискурса, имеющих
схожие формальные признаки. Например, статья, текст доклада на конференции и
автореферат диссертации имеют средний объем, клишированную структуру и
письменный способ реализации, тем не менее, мы без труда отличаем эти жанры
друг от друга. Это свидетельствует о наличии еще одного жанрообразующего
признака. Очевидно, что структура этих трех жанров неодинакова, обстоятельства
и условия коммуникативной ситуации различны, но основное различие между
ними заключается в следующем: статья – первичный научный жанр, при создании
которого автор может решать одну или несколько задач научного дискурса, а
запись устного доклада и автореферат диссертации, целиком и полностью
соответствующие конститутивным признакам научного дискурса и задачам
научного общения, являются вторичными текстами, созданными с опорой на
первичный текст.
Вторичные тексты стали предметом лингвистического исследования
сравнительно недавно. В.И. Карасик определяет подобные
произведения как
тексты, «которые не только построены в соответствии с тем или иным текстовым
типом, но в значительной мере опираются на реальный первичный текст» [13, c.
69-70] /Карасик 1997: 69-70/. Тезисы докладов, автореферат, аннотацию,
рецензию, перевод можно считать вторичными текстами в научно-техническом
дискурсе. При создании текстов такого рода автор опирается на реальный
оригинальный текст, изменяя его задачу, объем, структуру, канал, а также
сложность, и код.
Таким образом, если на базе первичного научного текста создается новый,
вторичный текст, посвященный решению другой задачи научного дискурса,
происходит образование нового полноправного жанра научного дискурса.
Кроме
того,
существует
еще
более
узкий
уровень
жанровых
29
разновидностей. В зависимости от задачи создания научного текста и интенции
автора
определенный
жанр
может
в
дальнейшем
стать
более
конкретизированным. Например, выступление на научном семинаре может быть
критическим,
полемическим,
отрицательной,
статья
–
проблемным,
полемической,
рецензия
–положительной или
проблемной,
научно-популярной,
критической, информационной.
Нами
были
проанализированы
примеры
из
текстов
медицинской
направленности, в которых часто прослеживалось употребление двух глаголов “to
seem” и “to appear”. Мы предполагаем, что это происходит потому, что на стадии
диагностики врач должен внимательно оценить причину болезни и ход ее
лечения. Также глаголы чувственного восприятия обычно отражают наблюдения
зрительного или слухового плана, в то время как в медицине врачу необходимо
дать более глубокую и четкую оценку состояния пациента. Использование
модальных фраз, демонстрирующих разную степень уверенности – не то, что
часто встречается в текстах медицинской направленности. Мы считаем, что это
происходит потому, что средства модальности в целом делают речь более
официальной, таким образом, отдаляя врача от пациента. А это–совсем не то, чего
хотят достичь в лечебном взаимодействии.
Итак, можно сделать следующий вывод: жанры научного дискурса делятся
на
первичные
(официальный
доклад,
выступление,
статья,
диссертация,
монография) и вторичные. Основными характеристиками вторичных научных
жанров являются: изменение задачи, объема, структуры, канала, кода или
сложности исходного текста. Вторичные жанры научного дискурса образуются от
первичных жанров путем изменения одной или нескольких перечисленных
характеристик. Как первичные, так и вторичные жанры научного дискурса в
дальнейшем могут распадаться на жанровые разновидности.
30
1.5. Основные отличительные особенности художественного дискурса
Художественный дискурс проявляется, прежде всего, в малой прозе
писателей конца ХХ — начала XXI века. Ученые отмечают, что именно в этот
период появляются новые литературные течения, направления, осуществляются
поиски новых принципов организации текста. Большое значение писатели
уделяют подбору и использованию языковых средств.
Художественный текст предназначен для коммуникации особого рода. Он
рассчитан на определенный тип коммуникантов и специальное распределение
ролей между ними. В художественной коммуникации существует не только
особый код передачи информации, но и средства воздействия на слушателя или
читателя. Создание текста не является спонтанным и непринужденным. Автор
руководствуется
определенными
установками
и
коммуникативными
намерениями, известными ему приемами эстетического воздействия на адресата.
Так как основной целью художественного дискурса является эмоциональноволевое и эстетическое воздействие на тех, кому он адресован, его основным
конституирующим
признаком
является
прагматическая
сущность.
Функционирование художественного дискурса невозможно вне диалектических
отношений: писатель — художественное произведение — читатель. Основной
подход к анализу художественного текста предполагает изучение текстовых
единиц, их грамматических категорий, связей, а также стилистических средств.
Специфика
художественного
произведения
заключается
в
речевой
деятельности говорящего, то есть его дискурсивной деятельности, которая
выходит за пределы собственно текста и делает изложение художественного
произведения
особым
типом
дискурса.
Помимо говорящего необходимо
учитывать и фактор читателя, главная роль которого заключается в восприятии
художественного текста. Именно поэтому художественный дискурс можно
определить как процесс взаимодействия текста и читателя. Художественный текст
является одним из компонентов акта художественной коммуникации, который
представляет собой особую художественную реальность, которая, в свою очередь,
31
соединяясь с дискурсами автора и читателя, создает новый тип дискурса —
художественный.
Ю.М. Лотман считает, что пространство художественного дискурса
выступает в качестве посредника между литературой и языком, литературой и
внешней реальностью. Именно в нем формируется та «семиотическая среда»,
которая, по мнению исследователя, является необходимым условием реализации
коммуникативной функции словесного искусства [22, с. 438].
Художественный
дискурс
–
это
дискурс
читателя
и
персонажей,
подчиненный эстетической коммуникации. Ю.М. Лотман выделил характерные
для художественного типа дискурса признаки, важнейший из которых, по его
мнению, заключается в том, что содержанием сообщения в таком дискурсе
является личность. Сообщение в художественном дискурсе приобретает характер
актуализации личностью своей целостности. Однако текст без читателя неполон.
Реально он существует в процессе его восприятия, при изменении той части его
содержания, которая прямо в тексте не выражена, но предполагается, что она
известна читателю и привносится им в процессе создания художественного
дискурса.
Художественный тип дискурса – это одно из самых сложных понятий в
теории дискурса. Каждый лингвист трактует его по-своему, учитывая разные
аспекты его природы. Художественный дискурс – это передача вербального
сообщения,
имеющего
эмоциональную
и
предметно-логическую,
оценочную
информацию,
эстетическую,
объединенную
образную,
в
идейно-
художественном содержании текста, в единое целое. Многие ученые и лингвисты
относят художественный дискурс к различным типам дискурса, в каждом из
которых выполняется определенная функция.
В наше время определение особенностей дискурса художественного
произведения представляет особую ценность. Так как художественный дискурс
содержит в себе отпечаток культуры на определенном этапе развития общества,
он способствует, в первую очередь, концептуализации знаний, что позволяет
использовать их в связи с дальнейшим назначением.
32
Одним из основных отличий художественного дискурса от других типов
дискурса является его цель, которая может быть описана следующим образом:
автор посредством своего произведения осуществляет попытку воздействия
непосредственно
на
«духовное
пространство»
читателя.
Под
духовным
пространством, в таком случае, понимается система ценностей, знаний, взглядов
на жизнь конкретного человека, а также его желания и личностные ориентиры.
Другой отличительной особенностью художественного дискурса является
то, что художественный текст обладает особой креативной внутритекстовой
действительностью, то есть его создание производилось с помощью воображения
и творческой энергии автора, что обуславливает его условный и, как правило,
выдуманный характер.
Еще одним отличительным признаком художественного дискурса является
то, что он обладает огромным многообразием жанровых, тематических,
идеологических составляющих. По своей структуре художественный дискурс
имеет многообразный и неоднородный характер, он как бы состоит из большого
количества «поддискурсов», которые и создают многообразие всего произведения
[17].
Отличительной особенностью текстов художественного дискурса является
повествовательно-описательный
характер
изложения.
Глаголы
зрительного
восприятия так часто употребляются в текстах художественного дискурса,
вероятно, потому, что мы чаще наблюдаем различные события, ситуации,
обстоятельства, нежели воспринимаем их на слух. Нередко автору хочется
выразить свою надежду и уверенность относительно тех людей и обстоятельств,
которые играют важную роль в данном произведении. Выражение желания и
намерения – это те незаменимые понятия, которые являются частью любого
текста художественной направленности. Автор также выражает свое мнение или
мнение героев о явлениях, описанных в художественных текстах.
Таким образом, художественный дискурс достаточно сильно отличается от
других видов дискурса: он подразумевает особый характер взаимодействия между
писателем и читателем, вовлечение культурных, эстетических и личных знаний о
33
мире и отражение особого отношения к окружающей действительности. Во
многом благодаря жанровому, тематическому и идеологическому многообразию
художественный текст обладает дискурсным многообразием. Именно поэтому
изучение
дискурса
художественного
исследовательский интерес.
произведения
представляет
особый
34
Глава 2. Конструкции вторичной предикации в педагогическом, новостном,
научном и художественном дискурсах
2.1. Конструкции вторичной предикации в рамках семантической теории
предложения
Выдвижение
семантики
на
первое
место
в
лингвистических
исследованиях и осознание главной роли предложения в системе языка привели к
повышению интереса к семантике предложения, одним из наименее изученных
моментов которой является частое несоответствие между формой и содержанием
данной синтаксической единицы. Это противоречие находит отражение в
существовании предложений, простых с формальной точки зрения, но имеющих
сложную семантическую структуру, которая образуется путём включения в их
состав вторично-предикативных структур или семантических «компликаторов».
Для того, чтобы рассмотреть понятие вторично-предикативных структур,
представляется необходимым вначале обратиться к основным компонентам плана
содержания предложения, его номинативному и предикативному аспектам.
В лингвистической литературе предложение предстаёт как минимальная
единица
речевой
актуализированную,
действительностью
коммуникации,
то
есть
ситуацию.
которая
определённым
Под
обозначает
образом
действительностью
некоторую
соотнесённую
понимается
с
акт
вербальной коммуникации, то есть указание на соотнесённость с моментом акта
речи. Сущность предложения как языковой единицы, в отличие его от слова или
словосочетания,
состоит
в
его
категориальном
значении
-
значении
предикативности, через которую осуществляется актуализация содержания
предложения
[12,
предикативности
с.165].
выражается
Считается,
что
предикативным
в
предложении
отношением
значение
«подлежащее-
сказуемое». Центром предикации в данном двусоставном предложении является
глагол в личной форме, её существенные предикативные значения передаются
через его грамматические категории, прежде всего грамматические категории
35
наклонения, времени и лица [6, с.98]. С помощью наклонения сообщаемое
предстаёт как реально осуществимое во времени (настоящем, будущем,
прошедшем),
то
есть
характеризуется
временной
определённостью,
или
сообщаемое мыслится в плане ирреальном - как возможное, желаемое, должное
или требуемое, то есть характеризуется временной неопределенностью [91].
Категория лица считается менее показательной, так как она обозначает
собственно синтаксические связи между словами и может быть выражена
лексически. Таким образом, данные категории (времени, наклонения и лица)
определяют как предикативные, потому что они служат для выделения личных
(финитных) форм глагола. В своей статье «Ещё о предложении как единице
лингвистического анализа» Ф.А.Литвин говорит о таких понятиях,
как
«предикативность снизу» (то есть, предикативность «как результат накопления
качеств, вступающих в акт коммуникации по мере усложнения единиц языка») и
«предикативность сверху» (то есть, предикативность, образующаяся при
«вычленении единиц в ходе анализа образований за пределом рассматриваемого
уровня»). Тем самым он подчёркивает, что «речевой континуум» делится на
составляющие части, обладающие меньшей степенью предикативности, и
возводимые
к
предложению.
По
его
мнению,
нельзя
утверждать
о
«непредложенческой» природе этих отдельных составляющих частей, таких как,
например, «Ах!», «Да», «Нет», «Увы!», даже если придерживаться мнения, что в
основе предложения лежит структура «подлежащее-сказуемое», «предикативный
бином», заключающий в себе глагольную предикативность. Всё выше сказанное
позволяет Ф.А. Литвину говорить о градуированном качестве категории
предикативности, где уровень двусоставного предложения проявляет наивысшую
степень предикативности, заключающуюся в глаголе-сказуемом [21].
Однако в английском языке существуют глагольные формы, в составе
которых присутствуют глагольные категории, отличные от категорий наклонения,
времени и лица, что позволяет говорить о более слабой степени предикативности,
или о «вторичной предикативности»; её выразителями являются неличные формы
английского глагола – инфинитив, формы на –ing и причастие II, а также
36
конструкции, в которые они вступают. В них представлены категории таксиса,
вида и залога. Категория времени в неличных формах глагола отсутствует, так как
они не способны помещать действие в тот или иной временной отрезок, они
указывают лишь соотношение времени обозначаемого ими действия с действием
глагола-сказуемого - одновременность или предшествование ему (категория
таксиса).
Как подчёркивает Ф.А. Литвин, существенной чертой данной более
слабой степени предикативности является её «зависимый, несамостоятельный
характер» от предиката, в котором представлены категории наклонения, времени
и лица для грамматического отнесения высказывания к
действительности,
отсюда и наименование «вторичная предикация» [21].
Таким образом, в конструкциях с неличными формами глагола
представлена
«вторичная» предикация,
которая
обязательно предполагает
основную («настоящую») предикацию, возможную между подлежащим и
сказуемым; по отношению к ней «вторичная предикация» существует только на
её фоне.
Предикативность является грамматическим воплощением предикации и
первоначально понималась в узком смысле как отношение между субъектом
(семантическим или синтаксическим, т.е. подлежащим), который указывает на
предмет мысли, и предикатом (семантическим или синтаксическим, т.е.
сказуемым),
выражающим
свойство,
приписываемое
субъекту.
Позднее
предикативность стала пониматься более широко, а именно как отношение между
предикатом и его актантами. Во многих семантических теориях совершенно
особую роль играет понятие предикации, основанное, в свою очередь, на понятии
предиката.
Как отмечает М.А. Кронгауз, понятие предиката пришло в лингвистику
из логики и философии. Данный термин понимается в двух аспектах. В узком
смысле
под
предикатом
понимается
один
из
двух
членов
суждения,
противопоставленный субъекту. Предикат – это то, что высказывается о субъекте.
В широком смысле предикат – это свойство либо отдельного объекта, либо
37
двойки, тройки и т.п. объектов. В случае нескольких объектов предикат также
может интерпретироваться как отношение между ними. Предикацией называется
акт (или операция) приписывания конкретного
свойства – предиката –
конкретным объектам. Конкретные объекты, участвующие в предикации
называются актантами. В результате предикации между предикатом и его
актантами образуется актантно- предикатные отношения [20, с.186]. Целью
предикации
является
отражение
«положения
дел»,
события,
ситуации
«Предикация»
разделяет
действительности.
Ю.С.
Степанов
в
дефинитивной
статье
предикацию на 2 этапа. 1 этап – создание пропозиции, соединение смыслов более
элементарных языковых выражений – незавершённая предикация. 2 этап –
утверждение или отрицание (истинности или ложности пропозиции относительно
действительности) – завершённая предикация. Особенностью незавершённой
предикации является её отражение в языке как общей части (имеющей вид
предложения) нескольких связанных по смыслу предложений – утвердительного,
отрицательного, вопросительного, побудительного, истинного или ложного,
например: «Он пришёл», «Нет, он не пришёл», «Неверно, что он пришёл».
Пропозиция
«он
пришёл»
по
поверхностной
структуре
совпадает
с
утвердительным предложением «Он пришёл», которое, однако, в глубинной
структуре имеет вид «Верно, что он пришёл».
Завершённая предикация находит отражение в языке в виде полных
самостоятельных предложений.
Для
выражения
незавершённой
предикации
в
языке
имеются
специфические формы, такие как конструкции вторичной предикации с
неличными формами глагола после глаголов полагания, веры, восприятия,
сомнения, чувства [30, с.393].
Представляется
также
необходимым
рассмотреть
вторично-
предикативные конструкции сквозь призму пропозитивной номинации, которую
они непосредственно выражают. Как отмечает М.Я. Блох, смысловое содержание
предложения актуализируется не только через предикативные средства, но и с
38
помощью номинативных средств, которыми оно располагает. Прежде чем
устанавливается
отношение
некоторой
субстанции
к
окружающей
действительности, вначале эта субстанция называется, что и осуществляется при
помощи номинативных средств [6, с.100].
Согласно Е.Н. Стариковой, номинацией обладают и слова, но их денотат
определяется обычно как простой, в отличие от предложения, которое
характеризуется сложным денотатом - ситуацией, являющейся предметом
номинации в грамматических конструкциях предикативного типа [29, с.4].Таким
образом, предложение выявляется в единстве номинативного и предикативного
аспектов.
Номинативное значение предложения тесно переплетается с понятием
пропозиции, которая связывает предложение с обозначаемой им ситуацией.
Пропозиция - семантический инвариант, общий для всех членов модальной
и коммуникативной парадигм предложений и производных от предложений
конструкций (номинализаций) [7, с.401].
И.М. Кобозева предлагает разграничить пропозицию и пропозициональную
форму, или пропозициональную функцию, считая, что в строгом смысле слова,
пропозициональное содержание любого предложения - это не пропозиция, а
пропозициональная функция от прагматических переменных, которые принимают
конкретные значения в высказывании, в результате чего пропозициональная
функция, или форма, превращается в замкнутую пропозицию [19, с.219].
И.М. Кобозева отмечает, что отображение некоторой ситуации, некоторого
фрагмента действительности осуществляется благодаря тому, что основу
пропозиции образует предикатно-аргументная структура, изоморфная структуре
ситуации.
Поэтому
целесообразным
представляется
описание
пропозиционального состава предложения в терминах предиката и набора
аргументов. Выделяя в структуре пропозиции 2 основных типа составляющих термы, или имена, которые отображают сущности, объекты, являющиеся
участниками ситуации, и предикаты, обозначающие свойства объектов и
отношения между ними, И.М. Кобозева предлагает различать среди термов
39
аргументы, или актанты – обозначающие обязательных участников ситуации,
определяемой некоторым предикатом, и входящие в структуру пропозиции
термы, обозначающие разнообразные обстоятельства ситуации - сирконстанты,
или адъюнкты. При этом предикат рассматривается как главный элемент в
структуре пропозиции, так как именно он определяет ситуацию [19, с.220].
Следует отметить, что в плане содержания высказывания помимо
пропозиционального компонента семантики предложения, который служит
функции языка
быть средством
отражения,
моделирования
внеязыковой
действительности, выделяют ряд компонентов, различающихся по характеру
заключённой в них информации.
Как неотъемлемая часть семантики высказывания И.М. Кобозевой
рассматривается референциальный аспект пропозиционального содержания,
который
включает
в
себя
онтологический
параметр
референции,
квантификационный (количественный), прагматический, а также модальный
параметры референции.
Прагматический
параметр
референции
сводится
к
известности/неизвестности пропозиции слушающему. Модальный параметр
предполагает рассмотрение отношения пропозиции к реальности [19, с.237].
Немалую важность отводят также и способу организации высказывания,
упаковочному компоненту, который задаёт порядок важности, значимости тех
или иных элементов для данной ситуации. В него включают целый ряд
противопоставлений, в соответствии с которыми членится пропозициональное
содержание или маркируется та или иная его часть, например: членение
пропозиционального содержания на части, соответствующие коммуникативным
категориям темы и ремы, данного и нового, прагматической пресуппозиции и
ассерции, а также средства маркировки разного рода «фокусов» (контраста,
эмпатии, внимания) и подобных коммуникативных категорий, связанных с
положением высказывания в тексте, ситуацией общения, с точкой зрения
говорящего, с его собственным фондом знаний и представлением о знаниях
адресата [19, с.285].
40
Семантическая структура высказывания, согласно Л.М. Васильеву,
включает в себя по крайней мере три плана: номинативный (пропозициональный),
модальный и коммуникативный. Номинативный план высказывания определяется
как его денотативное (предикатно-актантное) содержание, в основе которого
лежит та или иная семантическая модель (абстрактная пропозиция) [7, с.5].
Модальный план предложения рассматривается как конкретная реализация
семантических категорий модальности (логических оценок), темпоральности и
персональности
номинативный
(субъективности).
и
семантическую
его
сигнификативную)
актуальным
модальный
планы
структуру,
семантику.
членением
и
Л.М.
его
Васильев
подчёркивает,
высказывания
вместе
отражательную
Коммуникативный
функциональной
что
составляют
(денотативную
план
смысловой
и
представляется
перспективой
высказывания .Конституирующие его элементы указывают на данное (тему) и
новое (рему), более важное и менее важное в сообщении, прагматическую оценку
содержания сообщаемого или реципиента сообщения и им подобные категории,
то есть характеризуют перспективу высказывания, коммуникативную значимость
его компонентов и ориентируют таким образом слушателя на определённое его
восприятие [8, с.5-6]. Отмечается, что коммуникативный и модальный планы
обеспечивают
своими
средствами
актуализацию
предложения,
то
есть
преобразование предложения как единицы языка в высказывание как единицу
речи.
Таким образом, пропозициональный компонент смысла предложения это отображение некоторой ситуации, некоторого фрагмента действительности,
осуществляемого через предикатно-аргументную структуру. Помимо этого
пропозиция может включать в себя дополнительные смысловые элементы,
разнообразные модальные оттенки, обеспечивающие способность предложения
отражать обозначенный им фрагмент мира как актуальный или потенциальный.
Всё сказанное выше применимо и к семантически осложнённым
предложениям, которые представляют собой промежуточный тип между
простыми и сложными синтаксическими конструкциями.
41
А.Ф. Прияткина определяет семантически осложнённое предложение как
полипропозитивное, то есть содержащее более чем одну пропозицию. Кроме
этого, в таких предложениях присутствует также формально-синтаксическое
осложнение, которое проявляется в синтаксическом отношении дополнительной
предикативности, которая не существует в предложении самостоятельно, а только
на фоне основной предикативности, и которая выражается непредикативными
формами, такими как неличные формы глагола [25, с.35].
Г.Г. Почепцов определяет механизм усложнения как синтаксический
процесс изменения структуры единицы, сущность которого заключается в том,
что структура превращается из простой в сложную. Сложность структуры
означает
синтаксическую
взаимную
зависимость
составляющих
единицу
элементов [12, с.216]. В исследуемых конструкциях вторичной предикации
наблюдается усложнение прямого дополнения после глаголов определённой
семантики и достигается присоединением инфинитива, форм на –ing и причастия
II. Между собственно дополнением и его усложнителем устанавливаются
отношения вторичной предикации, что является важнейшим определяющим для
данных конструкций признаком [12, с.225].
Итак,
главной
отличительной
чертой
осложнённых предложений
является сочетание простой формальной структуры со сложной глубинной
структурой, состоящей из нескольких пропозиций. Конструкции, которые
встраиваются в главное предложение и, наряду с
матричного
предложения
способны
осуществить
основной пропозицией
именование
другой
пропозитивной ситуации, образуют пропозитивную номинацию [6, с. 100]. Эти
конструкции ассимилируются структурой предложения, превращаются в члены
предложения, и в зависимости от собственного строя, занимают определённую
позицию в предложении [6, с.101].
Как отмечает Е.Н. Старикова, конструкции вторичной предикации с
неличными формами глагола
осуществляют предикатную пропозитивную
номинацию. Её особенность заключается в том, что номинация неличными
формами глагола зависит от первичной глагольной номинации, то есть глагол
42
проецирует свои модальные категории (времени, наклонения, лица) на неличные
формы, тем самым образуя в них имплицитную предикативность, которая
осуществляет отнесение номинативного содержания этих
конструкций в
реальный план [29, с.35-38].
Таким
образом,
вторично-предикативные
структуры
с
неличными
формами глагола можно охарактеризовать как синтаксические конструкции,
которые усложняют простое предложение и возводят его в ранг семантически
осложнённого с наличием нескольких пропозиций. Данные конструкции
встраиваются в матричное предложение, частично лишаясь предикативности,
образуя пропозитивную номинацию, после чего они занимают одну из
синтаксических позиций главного предложения, становясь её подчинённой
частью. Главной отличительной чертой данных структур является отсутствие в
них личной формы глагола, а соответственно связи с модальностью, что
позволяет приписывать им меньшую степень предикативности, вторичную
предикативность,
которая
осуществляется
на
фоне
главной
глагольной
предикативности через морфологические категории времени, наклонения и лица,
которые вместе актуализируют номинативное содержание данных конструкций в
действительность.
Характеристика предикативных конструкций
Все неличные формы глагола способны образовывать предикативные
конструкции, т.е. конструкции, состоящие из двух компонентов: именного,
выраженного именем существительным или местоимением, и глагольного,
выраженного
неличной
формой
глагола
-
причастием,
герундием
или
инфинитивом.
Оба компонента предикативной конструкции состоят в отношениях
предикативности, которые напоминают отношения между подлежащим и
сказуемым предложения и называются некоторыми авторами учебников по
грамматике английского языка вторичной предикативностью. В большинстве
случаев предикативные конструкции выступают одним членом предложения.
43
Поскольку глагольный компонент предикативной конструкции может быть
выражен только неличной формой глагола, можно классифицировать все
предикативные
конструкции
в
соответствии
с
наполнением
глагольного
компонента следующим образом:
1. предикативные конструкции с инфинитивом;
2. предикативные конструкции с герундием;
3. предикативные конструкции с причастием.
Каждая из выделенных групп имеет дальнейшее подразделение в
зависимости
от
лексического
наполнения
компонентов
предикативной
конструкции и синтаксической функции данной конструкции в предложении.
Предикативные конструкции с инфинитивом
Первый
тип
инфинитивных
конструкций
–
«Косвенный
падеж
с
инфинитивом (the Objective-with-the-Infinitive Construction)» - это конструкция с
инфинитивом, в которой инфинитив находится в отношениях вторичной
предикативности с именем существительным в общем падеже или с личным
местоимением в объектном падеже. В предложении данная конструкция
выступает в роли сложного дополнения (Complex Object), при этом при переводе
на русский язык мы почти всегда вынуждены использовать придаточное
предложение:
I have never seen Mr. Humfries lose his temper or get angry about anything at
all.-Я никогда не видел, чтобы мистер Хамфриз выходил из себя или злился по
какому бы то ни было поводу.
В данном примере трехчленная глагольная конструкция с инфинитивом Mr. Humfries lose his temper or get angry, где Mr. Humfries - именной компонент
конструкции, имя существительное в именительном падеже, а lose - глагольный,
выраженный инфинитивом без частицы “to”.
[3, с.31] [27, с.32]. Данная
предикативная конструкция употребляется после глагола to see - глагола
чувственного восприятия и в предложении выполняет функцию сложного
44
дополнения. При переводе данного предложения на русский язык мы вынуждены
использовать придаточное предложение, т.к. в русском языке отсутствует понятие
предикативный конструкций.
Данная
конструкция
употребляется
с
глаголами,
выражающими
чувственное восприятие (to feel), наблюдение (to notice), умственную активность
(to know), намерение (to wish), эмоции (to like), позволение или приказ (to order, to
allow) и некоторыми другими:
Mr. Humfries made his house cleaner cook meals and prepare clean clothes.
Второй тип предикативных конструкций с инфинитивом - субъектный
инфинитивный оборот (the-Subjective-Infinitive Construction), представляющий
собой конструкцию, в которой инфинитив вступает в предикативные отношения с
именем существительным в общем падеже или с личным местоимением в
именительном падеже.
В данных конструкциях инфинитив и имя существительное или личное
местоимение разделены другими членами предложения, и, несмотря на это, они
находятся в тесной связи благодаря отношениям вторичной предикативности, за
счет чего и образуется предикативная конструкция с инфинитивом.
С другой стороны, рассматривая данный тип конструкций, можно сделать
вывод о том, что имя существительное является в предложении подлежащим, а
инфинитив служит частью составного глагольного сказуемого. Такой подход к
объяснению данного типа предикативных конструкций также часто используется
в практике преподавания данного вопроса грамматики английского языка, таким
образом, облегчая его восприятие.
Важно
заметить,
что
личная
форма
глагола
с
конструкциями
представленного типа принимает форму пассивного залога. Предикативные
конструкции второй подгруппы сопровождаются глаголами, выражающими
восприятие (to hear), умственную активность (to expect), просьбу, намерение или
позволение (to command, to force), а также с глагольными сочетаниями типа to be
likely, to be sure, to be apt to,etc…
45
Mr. Bollard was sure to come that evening but there was no sign of it. - Мистер
Боллард определенно должен был прийти в тот вечер, но не было никаких
признаков его прихода.
В данном примере субъектный инфинитивный оборот - Mr. Bollard was sure
to come, где Mr. Bollard - именной компонент конструкции, имя собственное в
общем падеже, а to come – глагольный компонент, выраженный инфинитивом.
Данная предикативная конструкция употребляется после глагольного сочетания
to be sure и в предложении выполняет функцию сложного подлежащего.
В третьем подтипе предикативных конструкций с инфинитивом –
инфинитивных оборотах с предлогом for (the For-to-Infinitive Construction) –
инфинитив
находится
в
отношениях
вторичной
предикации
с
именем
существительным в общем падеже или с личным местоимением в объектном
падеже с предлогом for. Данная конструкция не имеет определенной функции в
предложении и может выступать в роли сложного подлежащего с вводным it,
сложного предиката, сложного определения или сложного обстоятельства цели
или результата:
It was so difficult for Elvira to admit her fault but she had to. - Эльвире было так
трудно признать свою вину, но ей пришлось сделать это.
В данном примере инфинитивный оборот с предлогом for – for Elvira to
admit, где Elvira - именной компонент конструкции, имя собственное в общем
падеже,
а
to
admit
-
глагольный,
выраженный
инфинитивом.
Данная
предикативная конструкция в предложении выполняет функцию сложного
подлежащего с вводным it.
Предикативная конструкция с герундием
В
составе
данной
конструкции
герундий
сопровождается
именем
существительным в притяжательном падеже или притяжательным местоимением.
При этом между двумя компонентами предикативной конструкции возникают
отношения вторичной предикативности. Однако иногда именной компонент
такой конструкции выражается именем существительным в общем падеже,
46
личным местоимением в объектном падеже или же местоимением, не имеющим
категории падежа. В этом случае герундий называют полугерундием (half-gerund)
[31].
You must forgive me coming in such a late hour, Miss Marple, - said Elvira.
Предикативные конструкции с герундием и полугерундием могут иметь
различные
синтаксические
функции,
например
сложного
подлежащего,
предикатива, дополнения, определения или обстоятельства:
Elvira was confused by Miss Marple observing her but she could do nothing
about it.
There can't be any objection to his seeing your room right now.
Предикативные конструкции с причастием
Глагольные
конструкции
с
причастием
(the-Objective-Participial
Construction) представляет собой синтаксическую модель, в которой причастие
находится в отношениях вторичной предикации с именем существительным в
общем падеже или местоимением в объектном падеже.
Данные
конструкции
употребляются,
как
правило,
с
глаголами,
выражающими восприятие (to see, to hear, to feel), умственную работу (to
understand, to think, to believe), желание (to wish, to want, to desire), а также с
такими глаголами, как to have, to get (может употребляться только причастие II)
и после глагольных сочетаний won't have, cannot have в значении «не позволять»:
She was sitting in her room in the far end of the large house and listening to the
wind blowing through the window.
В предложении объектные причастные обороты выполняют роль сложного
дополнения, а на русский язык переводятся дополнительным придаточным
предложением:
Miss Marple saw Mr. Ronald reading the advertisement and suspected him.
Субъектный причастный оборот (the-Subjective-Participial Construction) - это
предикативная конструкция, в которой причастие находится в отношениях
47
вторичной предикативности с именем существительным, выступающим в
качестве подлежащего, или местоимением в именительном падеже. Особенность
этого типа предикативных конструкций состоит в том, что компоненты
конструкции разделены друг от друга глаголом-сказуемым в пассивном залоге.
Субъектный причастный оборот с причастием I или причастие II
употребляется после глаголов восприятия (to see), таких глаголов как to keep, to
leave, однако после глаголов умственной работы можно употреблять только
данную предикативную конструкцию с причастием II. Кроме того, после таких
глаголов как to consider, to make, to call, to elect, to name, to choose в форме
пассивного
залога
вместо
причастия
иногда
употребляются
имена
прилагательные, имена существительные или наречия:
Mr. Ronald was at once elected the head.
Синтаксическая
роль
субъектных
причастных
оборотов
-
сложное
подлежащее, однако есть мнение, что именной компонент конструкции является
подлежащим предложения, а причастие является предикативом. Данная точка
зрения не была оспорена, поэтому мы считаем, что оба мнения имеют право на
существование.
Независимые причастные обороты (the Nominative Absolute Participial
Construction) - это предикативные конструкции, которых причастие находится в
отношениях
местоимением
вторичной
в
предикации
именительном
с
падеже,
именем
при
существительным
этом
именной
или
компонент
предикативной конструкции не является подлежащим данного предложения.
Сама конструкция стоит в предложении несколько обособленно и при письме
отделяется от всего остального предложения запятой. Независимые причастные
обороты могут выполнять следующие роли в предложении:
- обстоятельства времени (This duty completed, he had three month’s leave.);
- обстоятельства причины (It being pretty late, we took our candle and went
upstairs.);
-обстоятельства сопутствующих обстоятельств (He turned around and went,
we following him.);
48
- обстоятельства условия (Circumstances permitting, we still start tomorrow.)
Предложные причастные обороты (the Prepositional Absolute Participial
Construction)
можно
в
некотором
роде
считать
подтипом
независимых
причастных оборотов, так как они отличаются от них лишь наличием предлогов
with или without, если независимый причастный оборот выполняет в предложении
синтаксическую функцию обстоятельства образа действия или сопутствующих
событий:
And so he left, with Elvira running after him.
Далее мы обратимся к анализу функционирования всех рассмотренных
разновидностей конструкций вторичной предикации на материале текстов двух
типов дискурса: новостного и педагогического для того, чтобы выявить
повторяющиеся черты актуализации предикативных конструкций и сделать
выводы о закрепленности их за определенным типом дискурса.
49
2.2. Синтаксический и коммуникативный анализ конструкций вторичной
предикации в текстах педагогического, новостного, научного и
художественного, дискурса
Педагогический дискурс
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of wish and
intention: to want, to wish, to desire, to choose, to prefer, should/would like, to intend,
etc.
1. Teachers need to know what it is they hope to achieve in the class, what it is
they want the students to be able to do at the end of the lesson that they couldn’t do
before. [56, c.8].
2. Ultimately, we want students to be able to use the target language in
appropriate ways in a less controlled and more natural environment. [56 Action Plan, p.
15].
3. The target language of a lesson is the language that you want the students to
be able to use by the end of the teaching sequence, whether it’s grammar or vocabulary,
spoken or written. [56, с.44].
4. This means find the place on the tape where you want the listening to
start.[56, с. 28].
5. It clearly makes sense to use English as much as possible in the classroom if
we want our students to progress rapidly. [56 Action Plan, p. 18].
6. It is always a good idea to give students an example of any exercise or practice
activity that you want them to do. [56, с. 22].
7. If, for example, you want them to do an exercise where they have to choose
the correct tense in a series of sentences then ask students to look at the first one and say
which tense they think is correct. [56, с. 22].
8. ‘Right, I want you to tell us what those programmes were about!’. [56 Action
Plan, p. 31].
50
9. If using a video, make sure it is cued up to the place you want it to start from
and the counter is set to zero so that you can find the same place easily. [56, с. 32].
Как показал анализ выявленных примеров, наиболее частотным случаем для
текстов
педагогического
дискурса
является
употребление
конструкции
«Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола ‘to want’. Рассматриваемая
конструкция, вводимая глаголом ‘to want’, вполне объяснимо актуализуется в
текстах инструктивного плана в предложениях, в которых подлежащее (основной
актант) семантически репрезентирует учителя, а вторичный актант в рамках
свёрнутой пропозициональной структуры – это или студенты / обучаемые
(Примеры 1, 2, 3, 5, 6, 7, 8), или некоторый объект, с которым педагог или
студенты осуществляют действия. (Пример 4, 9). В плане синтаксического
функционирования
все
выявленные
примеры
одинаковы:
конструкция
«Косвенный падеж с инфинитивом» в любом контексте и, независимо от глагола,
её вводящего, выполняет функцию сложного дополнения.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs denoting
mental activity, such as to know, to think, to consider, to believe, to suppose, to expect,
to imagine, to find, to trust, etc.
1. Make it clear to students when you expect them to use English and encourage
and praise them at all times when they make serious effort to practise their English in
class. [56, с. 18].
2. What the school expects the students to cover during the period of the tuition,
whether it’s a week, a term or a year. [56,с. 44].
3. Make it clear to students when you expect them to use English and encourage
and praise them at all times when they make serious effort to practise their English in
class. [56,с.18].
4. In a full-time teaching situation, however, it is impractical to expect teachers
to plan with this level of detail each lesson they teach. [56, с.8].
Проведя анализ данных примеров, мы можем сказать, что наиболее
частотным случаем для текстов педагогического дискурса является употребление
конструкции «Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола ‘to expect’.
51
Рассматриваемая конструкция, вводимая глаголом ‘to expect’, актуализуется в
инструктивной разновидности педагогического дискурса, так как рассмотрение
цели занятия и возможных результатов в зависимости от конкретной учебной
ситуации и обстоятельств взаимодействия между преподавателем и учеником
является обязательной составляющей любой книги для учителя, что делает
актуальным модальность ожидания как особый тип модального значения
вероятности. Учебно-дидактические тексты ориентируют педагога относительно
того, что можно ожидать при определенном течении урока, при определенной
последовательности учебных действий и как изменить эту последовательность
для достижения оптимального результата. Другими словами, оценка возможных
вариантов организации учебного процесса является неотъемлемой чертой
планирования занятия. Именно поэтому конструкция «Косвенный падеж с
инфинитивом» встречается в соответствующих текстовых фрагментах. Вторым
контекстом
её
актуализации выступают фрагменты текстов,
в которых
производится анализ результатов занятия. На этом этапе важное значение имеет
соотношение полученного результата с поставленными задачами. Возвращение к
целевому компоненту часто приводит к рассмотрению ожиданий на этапе
планирования.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of
inducement: to order, to command, to ask, to allow, to have, to make, to get, to cause,
etc.
1. Another common technique for presentation is to let the students see or hear
the target language in context and then get them to work out the grammar themselves.
[56, с.38].
2. Then you ask your students to think of one difference and one similarity
while they’re watching the scene. [56, с.31].
3. Ask students to choose either Regent’s Park or Chessington for a day out.
[66, с.88].
4. Then ask students to practice the conversation with four other students,
either by moving around the room or talking to students sitting near them.[66, с.27].
52
5. The most valuable aspect of our experience in the street market was that it
allowed us to communicate with our customers on a daily basis and respond to their
feedback on our products, marketing and pricing in real time. [61, с.33].
6. Divide the students into pairs and tell them to make sentences using the time
expressions and ‘for’ and ‘since’. [56, с.15].
7. So this activity allows the students to practice the target language in a very
controlled way. [56, с.15].
8.The purpose of controlled practice is to allow the students to internalise the
new language successfully so that they understand it, they know how and when to use it
and they’ve had a chance to produce it. [56, с.15].
9. One boss band one candidate and then allow the interview to proceed. [56, с.
16].
10. Controlled practice means to allow the students to become familiar with the
concept and form of the target language. [56, с.17].
11. Freer practice means to allow students to activate their English. [56, с.17].
Как
видно
из
приведённых примеров,
предикативная
конструкция
«Косвенный падеж с инфинитивом» после рассматриваемой группы глаголов
частотно употребляется в двух типовых контекстах: 1) при презентации
последовательности учебных действий, которые преподаватель должен / может
попросить студентов осуществить для реализации практической цели (Примеры
1, 2, 3, 4, 6, 7, 8, 9, 10, 11 ), и 2) при представлении результатов педагогического
опыта (Пример 5).
Кроме того, необходимо сделать ещё одно уточнение. Дело в том, что
глагол ‘to ask’ в своем первичном значении ‘спрашивать’ последовательно
принимает косвенное реципиентное дополнение и прямое дополнение (to ask smb
a question, to ask the way) или же косвенное нереципиентное предложное
дополнение (to ask smb about smth). В примерах 2, 3, 4 глагол ‘to ask’ употреблен в
значении ‘(по)просить кого-либо сделать что-либо’. Только лишь в этом значении
глагол ‘to ask’ вводит конструкцию вторичной предикации.
53
The Subjective Infinitive Construction
Во
всех
примерах,
представленных
ниже
для
иллюстрации
этой
конструкции независимо от типа текста, синтаксически данная конструкция
распадается на два элемента: именной элемент всегда выполняет в предложении
роль подлежащего, инфинитив - часть составного глагольного сказуемого
двойной ориентации (the compound verbal predicate of double orientation).
1. Warmers are meant to be short activities, they should not be a dominant part
of the lesson. [56, с.12].
2. The students are engaged and involved in the lesson through the lead-in and
the grammar presentation seems to come naturally from that context. [56, с. 14].
3. Volunteer tourism seems to fit well with the growth of life strategies to help
others. [61, с.17].
4. Some traditional human values are eventually bound to disappear. [61, с. 27].
Как
видно
инфинитивная
из
приведенных
конструкция»
после
примеров,
конструкция
рассматриваемой
«Субъектная
группы
глаголов
актуализируется в текстах педагогического дискурса с целью изображения
положительного (или отрицательного) исхода применения того или иного
методического приема в процессе обучения или же в случае применения
оценивающей стратегии, включающей не столько оценку действий обучаемого
субъекта, сколько оценку действий или явлений, описанных в учебных текстах. В
этой связи можно сделать вывод о том, что типовой «средой» актуализации
данной конструкции являются текстовые фрагменты, содержащие аналитические
выкладки автора, выступающего в социальной роли обучающего субъекта.
Семантический
анализ
проявлений
этой
конструкции
в
текстах
педагогического дискурса показал, что именной компонент в ней, как правило,
выражен
именем
существительным
неодушевлённым,
часто
–
именем
обобщённой семантики (примеры 2 и 3). Оценка, выражаемая глаголом, передает
мнение коммуникативного субъекта (субъекта речи). Случаев, когда это мнение
отличалось бы от мнения общества или других исследователей, в анализируемых
текстах мы не выявили. Таким образом, можно предположить, что использование
54
этой конструкции в текстах педагогического дискурса придаёт авторитетности
мнению коммуникативного субъекта, то есть автора.
The For-to-Infinitive Construction
1. For fluency activities to be truly «fluent», however, students often need time
to formulate their ideas before they speak. (Adverbial modifier of purpose) [50, с.7].
2. This kind of activity, because it does not restrict the students to using only a
particular area of language, is an effective way for both students and the teacher to
assess how well the class is progressing. [56, с.7].
3. Only telling a class what something means and how it is used is not usually a
good way for the students to learn. [56 ,с.13].
4. A learner who consistently mispronounces a range of phonemes can be
extremely difficult for a speaker from another language community to understand.
[59 ,с.11].
5. It is often difficult for students to know how to improve their pronunciation.
(Notional subject) [56, с. 28].
6. It is also common for teachers to finish the session with activities similar to
warmers. ( Notional subject) [56, с.17].
7. It may often be more convenient for the teacher to record a programme
beforehand. (Notional subject) [56 с.29].
Как видно из приведенных выше примеров, наиболее частотен для
педагогического дискурса случай использования «For-to-Infinitive Construction» в
функции смыслового подлежащего, когда ему предшествует вводное подлежащее
“it” (Примеры 5, 6, 7). Отметим, что рассматриваемая синтаксическая модель в
принципе
характерна
для
инструктивной
разновидности
педагогического
дискурса, то есть для дидактических текстов: сначала дается оценочное
прилагательное в функции именной части составного именного сказуемого, а
потом следуют предложный именной компонент и инфинитив, служащие
репрезентацией свёрнутого предиката и членов его актантной рамки. В
соответствии со своим первичным предназначением конструкции вторичной
предикации выступают языковым средством, обеспечивающим осложнённость
55
предложения. Языковая компрессия способствует передаче более сложного
характера семантики предложения, чем её выражение на поверхностном уровне,
за счёт взаимодействия основной предикативности, формально выражаемой
связью подлежащего и сказуемого в предложении, а также дополнительной
предикативности, имплицируемой инфинитивом с зависимым актантом. Для
дидактических текстов, основной целью которых является демонстрация
оптимального пути решения педагогических задач, характерна оценка различных
сценариев учебного взаимодействия или же определённых вариантов решения
практических
задач.
Таким
образом,
скрытая
пропозиция
оказывается
помещённой в модальную рамку.
The Objective Participial Construction
1. On arriving there, I found him setting up all the stall with our meal kits: boxes
with all the fresh ingredients already chopped, washed and weighed. [61, с. 32].
Глагольная конструкция с причастием (the Objective Participial Construction)
не употребляется так же частотно в текстах педагогического дискурса, как,
например, конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом», т.к. причастие как
часть речи не является основным средством выражения инструкций, правил. Оно
как раз наоборот является показателем описательного типа текста. Поэтому в
текстах педагогического дискурса глагольные конструкции с причастием
употребляются
с
относительной
частотностью
во
фрагментах
текста,
реализующих, как правило, дискурсивную процедуру экземплификации.
The Subjective Participial Construction
1. The Internet is shown being used as a source of material for research projects.
[56, с. 33 ].
Субъектная
конструкция
с
причастием
используется
в
текстах
педагогического дискурса крайне редко, так как так как её основной
функциональный потенциал – это констатация обозреваемого, воспринимаемого,
осознаваемого
каким-либо
субъектом
процесса.
Применительно
к
педагогическому дискурсу (в частности, к тем разновидностям дидактических
текстов, с которыми работали мы) можно выделить констатацию фактов как
56
доминантную интенцию. Процессуальный характер действия подчёркивается
лишь в случае, когда имеет место развитие (особенно развитие, приводящее к
повсеместному использованию, как в приведённом примере) явления, феномена.
В данном примере языковая компрессия способствует передаче более сложного
характера семантики предложения, чем её выражение на поверхностном уровне,
за счёт взаимодействия основной предикативности, формально выражаемой
связью подлежащего и сказуемого в предложении, а также дополнительной
предикативности, имплицируемой причастием в пассивном залоге.
The Nominative Absolute Participial Construction
1. The lesson being over, the teacher left the school. [89].
Конструкция «Самостоятельный причастный оборот» не употребляется
частотно в текстах педагогического дискурса. Однако в текстах юридической,
технической, экономической направленности самостоятельный причастный
оборот используется с относительно высокой степенью частотности. Чаще всего
он стоит в начале предложения, но не исключены варианты появления его и в
конце, а иногда и в середине предложения. В терминах функциональносмысловых
типов
«Самостоятельный
речи
можно
причастный
говорить
оборот»,
или
о
том,
что
конструкция
«Именительный
падеж
с
причастием», актуализуется в повествовательном типе речи. Так как этот тип речи
обычно функционирует лишь при представлении исторического развития явления
или процесса, можно сделать заключение, что для исследуемой дискурсивной
разновидности текстов данная конструкция не является типичной. Так, из всего
массива проанализированных источников нами был выявлен всего один случай
употребления этой конструкции.
Gerundial Construction
1. I have recollection of Ann’s getting married. [88].
2. Did you ever hear of a man of sense rejecting such an offer? [88].
3. I insist on both of them coming in time. [88].
57
Проанализировав данные примеры, можно с уверенностью сказать, что
герундиальная конструкция не употребляется частотно в текстах педагогического
дискурса, так как данная конструкция реализуется при помощи герундия, который
в свою очередь имеет описательный характер, что не является главной функцией
текстов педагогического дискурса. Именно поэтому герундиальная конструкция
употребляется редко в педагогическом дискурсе.
Далее мы перейдем к анализу предикативных конструкций в текстах
новостного дискурса и сравним их использование в текстах рассматриваемых
нами дискурсов.
58
Новостной дискурс
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs denoting
sense perception, such as to hear, to see, to watch, to feel, to observe, to notice, etc.
1.
Evidence was given by Terrence explaining how one minute he was
laughing with his brother and the next he was slumped at the wheel. Mr Smith's
brother told the coroner: "We were having a laugh - then he was trying to catch
his breath as if he was choking with his laughter. "I had never seen him do it
before. I called out his name, but received no response - he was not in control of
the car. Because it was an automatic and the handbrake is by the driver's foot, I
could not get it to break. [68].
Пример 1 иллюстрирует употребление анализируемой конструкции в таком
функционально-смысловом типе речи, как повествование. В терминах Г.А.
Золотовой речь идёт об информативном коммуникативном регистре [11, c.349].
Вся ситуация относится к прошедшему времени. Модусная рамка, вводимая
глаголом зрительного восприятия “to see”, обнаруживает точку зрения субъекта
знания, то есть говорящего, соотнося наблюдаемое с его анализом через призму
собственного восприятия субъекта речи. За счет включения аналитического
компонента (это – первый раз, когда автор статьи видел своего героя в
определенных условиях) глагол зрительного восприятия, который типично вводит
репродуктивный
регистр
в
его
описательной
разновидности,
в
данном
предложении (в соответствии с добавочной семантикой предиката по отношению
к первичному значению) переходит в разряд форм, вводящих именно
повествовательно-описательную
разновидность
информативного
коммуникативного типа.
2.
He chose to stay in the TV studio and watch his former team
Liverpool play despite knowing his wife had just given birth to their seventh
child [42].
В отличие от Примера 1 Пример 2 демонстрирует типовую реализацию
информативно-повествовательного
регистра
и
предполагает
сообщение
о
событиях, ставших известными субъекту речи. Повествование осуществляется в
59
первую очередь за счет семантических типов предикатов, распределяющихся
между зонами динамики: глаголы со значением однократного действия, а также
со значением динамического процесса и/или состояния.
3.
His latest show, Attenborough and the Giant Dinosaur, will see him
explore a record-breaking skeleton in Patagonia [69].
Пример 3 также является иллюстрацией использования информативного
регистра. Важным отличием его от предыдущих двух примеров является
семантическая наполняемость пропозициональной структуры предложения. Роль
синтаксического субъекта (подлежащего) отведена не субъекту знания. В
качестве подлежащего в предложении выступает неодушевленный объект (show).
Однако, принимая во внимание то, что здесь мы имеем дело с медийным
новостным дискурсом, для которого характерны разные виды семантического
переноса, в данном примере мы сталкиваемся с метонимическим переносом: (his
latest) show – это не выставка как показ предметов, выставляемых для публичного
обозрения, а люди, пришедшие на выставку. В этом смысле мы и здесь отмечаем
информативную разновидность регистра. Действие отнесено к будущему и
сопряжено с модальностью уверенности говорящего в реализации планов,
касающихся планируемой выставки.
Как показал анализ выявленных примеров, наиболее частотным случаем для
текстов
педагогического
дискурса
является
употребление
конструкции
«Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола ‘to see’ или других глаголов с
семантикой зрительного восприятия (‘to watch’). Рассматриваемая конструкция
вполне объяснимо актуализуется в текстах новостного дискурса, основной целью
которых
является
передача
информации.
Субъект
речи
констатирует
наблюдаемые факты, или делает уверенное умозаключение о том, что будет
открыто наблюдению, или же утверждает о том, что знает / понимает / осознает
определенные
вещи.
Основными
функционально-смысловым
типом
высказываний, в которых находит выражение анализируемая конструкция
выступает констатирующее сообщение.
60
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of wish
and intention: to want, to wish, to desire, to choose, to prefer, should/would like, to
intend, etc.
1.
I wish the focus to remain on the great importance of the song and
the message of the film [40].
2. For Mapes, one of the most emotional aspects of the film was that her son,
Robert, now 18, was able to see what she’d been through for the first time. ‘Obviously,
you don’t come home and tell your seven-year-old about being grilled in front of a
panel of lawyers for three days. So he didn’t know that had happened. He didn’t know it
had been so heartbreaking for me, because I didn’t want my son to see me break into a
million little pieces. It’s given me peace knowing that there’s the potential for people to
understand this episode now. There’s this bit of history captured in this film, and it is
absolutely true. It is my truth.’ [82].
Как видно из приведенных примеров, конструкция «Косвенный падеж с
инфинитивом» после глаголов со значением «хотеть, намереваться» («to want, to
wish») употребляется нечасто в текстах новостного дискурса, так как в данной
конструкции обязательно присутствуют 2 актанта, что не является типичным
проявлением текстов, где основная цель - передача информации. В связи с этим,
разумно отметить, что основным актантом в текстах новостной направленности
является автор материала. Иногда, как в приведенном примере, в качестве второго
актанта выступает объект, с которым осуществляется действие. Заслуживает
отдельного комментария тот факт, что функционально эта конструкция довольно
часто используется не в высказываниях, представляющих собой констатирующее
сообщение, а в высказываниях ассертивного типа, вводящих и утверждающих
мнение речевого субъекта.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of
inducement: to order, to command, to ask, to allow, to have, to make, to get, to cause,
etc.
1.Researchers asked them to imagine how the jobs in their industry – and
women’s participation in the workforce - will change up to the year 2020 [74].
61
2. Afterwards, whenever she stayed with her father he would always allow her to
choose “one more thing to eat” before he put her on the train back to her mother’s house
[70].
3. Although the term investment dressing had not yet been coined, that is what
skirt suits were – reliable, long-lasting pieces that made you instantly look more
important [71].
4. Seeing pictures of the Duchess of Cambridge wearing a traditional tweed suit
with fitted jacket and flared midi skirt must have made many older women wonder:
why can’t more young women dress in this smart, sensible, low-key way, rather than in
attention-grabbing thigh-high skirts (which Kate has been guilty of in the past) and toohigh heels [71].
5. “Fantasia merely makes our other pictures look immature and suggests for the
first time what the future of this medium may well turn out to be,” he said in a speech in
1940 [38].
6. She makes him wear a scarf with his uniform "so he doesn't catch croup" [77].
7. Robert De Niro's apocalyptically unfunny new comedy makes Little Fockers
look like Taxi Driver [78].
8.The social networking giant is about to roll out emoji-style Reactions, which
will allow you to express your feelings in a more nuanced fashion [41].
Вышеприведенные
примеры
демонстрируют,
что
предикативная
конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом» частотно употребляется в
текстах новостного дискурса после следующих глаголов:
1). To ask (попросить кого-либо что- либо сделать). Нередко в текстах
новостного дискурса в качестве доказательства
того или иного факта автор
прибегает к исследованию или статистике. В этой связи, глагол ‘to ask’
приобретает частотный характер (Пример 1).
2). To make (заставлять кого-либо что-либо делать). В рассматриваемых
примерах присутствует 2 актанта: субъект и объект действия, где в качестве
субъекта может выступать человек или одушевленный предмет
(Пример 6),
62
предмет или неодушевленный предмет (Примеры
3, 4, 5), или же процесс,
синтаксически выраженный причастием (Пример 4).
3). To allow (разрешать кому-либо что-либо сделать). Примеры 2, 8
иллюстрируют пропозициональные структуры, в которых рассматриваемый
глагол ‘to allow’ является соединительным звеном между двумя
актантами
процесса, где один подчинен другому, и от его наличия зависит дальнейший
процесс действия.
Говоря о типовых функциях высказываний, содержащих анализируемую
разновидность конструкции, а также о самих функционально-смысловых типах
последних, можно выделить две доминантные
интенции и два типа
высказываний соответственно: 1) констатацию-сообщение (Примеры 1,2,3,4,6,7) и
2) ассерцию собственного мнения коммуникативного субъекта (Примеры 5 и 8).
The Subjective Infinitive Construction with verbs expressing subjective or
personal attitude to facts and their evaluation (to seem, to appear, to happen, to chance,
to turn out, etc.)
1.
Where someone is found to have no right to remain in the UK, we
will take action to remove them [72].
2.
Materialism – the belief that everything in the universe is made
exclusively of matter and that all mental events are therefore identical to
interactions between matter – seems to be winning [73].
The Subjective Infinitive Construction (Verbs expressing subjective or
personal attitude to facts and their evaluation (to seem, to appear, to happen, to chance,
to turn out, etc.)
3.
Anna-Teresa Tymieniecka was a great hoarder, and she seems to
have kept everything relating to her 32-year friendship with Saint John Paul [46].
4.
This one had been given to Karol Wojtyla by his father at the time of
his first Holy Communion, and he seems to have invested it with a special
significance in his relationship with Anna-Teresa Tymieniecka [46].
63
5.
They are under assault from Afghan government forces and the
Taliban, as well as local militias - everyone seems to be against them [49].
6.
‘Sophie happened to be at the front door greeting all the guests, saw
this happen, almost killed the doorman, closed the front door and said, 'OK everybody goes through the kitchen.’ [51].
7.
The local community, which benefits from tourism, seems to agree
8.
Spain seems to go further than ever before in erasing the memory of
[52].
Gen Francisco Franco, the dictator who ran the country from the 1930s to 1975
following two elections last year that reshaped the political map [54].
9.
Melchor Rodriguez Garcia may well prove to be the only Civil
War-era political figure whose name appears on a new street sign, as so few are
admired on all sides [54].
10.
Roger Ordish, who had recommended against Savile being hired as
the presenter of Jim’ll Fix It because he appeared to have little empathy for them,
said: “He did openly state ‘I hate children’. He said it publicly to newspapers.”
[80].
11.
Take a look at this year’s Best Actor nominees: Bryan Cranston for
Trumbo, Matt Damon for The Martian, Leonardo Di Caprio for The Revenant,
Michael Fassbender for Steve Jobs and Eddie Redmayne for The Danish Girl. It’s
a perfect little shoebox diorama of the Oscars’ current unhealthy obsessions. Five
stories about white mavericks and mould-breakers. Four characters based on real
people. Three transformative roles in which performers overtly change their voice
and build. And a grand total of one person – the guy stuck on Mars – who seems
to be having fun [81].
12.
They’re there because campaigners didn’t want them to compete in
Best Actress – presumably because Mara would have risked splitting the vote with
her co-star Cate Blanchett, and Vikander would lose out to Brie Larson, this year’s
other gorgeous 20-something first-time contender. It’s called category fraud, and
64
feels bogus. This doesn’t seem to
it means that whoever finally wins, the result
trouble the Academy as much as it should [81].
13.
Cate Blanchett is forthright, funny and exceedingly good company.
She is also astonishingly beautiful, but today, sitting in a hotel room in London to
talk about her forthcoming film Truth, she hasn’t felt the need to put on the redcarpet style. Dressed in jeans and a loose sweatshirt with what appears to be
cartoon fluffy sheep all over the front, her hair is scraped back, her face free of
make-up. She looks… tired [82].
14.
What seems to worry some voters most is not the idea that the
Swiss government should be tougher on crime, which is in fact low by European
standards, but that the new proposal would create a two-tier justice system, one for
the Swiss, and one for foreigners [55].
Анализ приведенных примеров доказывает, что субъектная инфинитивная
конструкция (The Subjective Infinitive Construction) употребляется в текстах
новостного дискурса после рассматриваемых групп глаголов: глаголов оценки
действия и глаголов чувственного восприятия, которые направлены на выражение
позиции автора относительно объекта его исследования.
В
примерах,
приведенных
выше,
для
иллюстрации
субъектной
инфинитивной конструкции, независимо от типа текста, синтаксически данная
конструкция распадается на два элемента: именной элемент всегда выполняет в
предложении роль подлежащего, инфинитив - часть составного глагольного
сказуемого двойной ориентации (the compound verbal predicate of double
orientation).
Семантически
примеры
актуализации
данной
конструкции
распадаются на две группы: с одной стороны, конструкция может вводить
мнение, разделяемое обществом, и тогда речь идет о таком функциональносмысловом типе высказываний, как констатирующее сообщение (Примеры 1, 3, 4,
6, 7, 8, 11, 14); с другой стороны, конструкция может вводить и очень часто
вводит
(в
текстах,
в
которых
проводится
анализ
коммуникативного субъекта. В примерах 2, 5, 9, 10,
12,
новостей,)
мнение
13 актуализуется
65
ассертивный тип высказывания. Кроме того, синтаксически все примеры можно
разделить на несколько групп:
1) Подлежащее-одушевленное лицо (Примеры 1, 3, 4, 5, 8, 9, 10, 11).
2) Подлежащее, выраженное неодушевленным существительным. (Примеры
2, 7, 8, 12). В примере 7 мы имеем дело с метонимическим переносом, где
существительное ‘the community’ отождествляет группу людей, проживающих на
одной территории. Пример 13 иллюстрирует тот случай, когда субъектная
конструкция используется внутри определительного придаточного, вводимого
предлогом ‘with’. В примере 14 субъектная инфинитивная конструкция
используется в роли придаточного подлежащного предложения.
The For-to-Infinitive Construction
1.
“Based on the research, we will fine tune our use of daylight to
minimise the rate of change in light sensitive objects, while providing sufficient
daylight for visitors to enjoy our collections.”(Adverbial modifier of purpose)
[75].
2.
Now there is an understandable demand for unaccompanied
children to be given asylum and generous provision [76].
3.
Cathy Warwick, chief executive of the Royal College of Midwives,
says it is now "quite unusual" for the mother's partner not to be there [42].
4.
More recent wars are even trickier to turn into comedy, partly
because – unlike WW1 and WW2 – they are being waged so far away from from
Western audiences. “Another reason why contemporary wars don’t lend
themselves to comedy,” says McCann, “is that they don’t involve conscription.
We can relate to the characters in a WW2 comedy because any one of us could
have been conscripted. But today’s soldiers have consciously elected to serve in
the military, and any sitcom about them will be watched by people who have
consciously elected not to serve in the military. It’s much harder for characters
like that to get our sympathy.” It’s not impossible, though. Bluestone 42, an
acclaimed comedy drama, has
just finished a three-series run on BBC3 in the
UK, and it was set on the battlefields of Afghanistan. For its writers, Richard
66
Hurst and James Cary, it was the soldiers’ precise duties which enabled viewers
to cheer them on [43].
5. An infection of a parasite called Toxoplasma gondii, meanwhile, might just
lead you to your death. In nature, the microbe warps rats’ brains so that they are
attracted to cats, which will then offer a cosy home for it to reproduce. But humans
can be infected and subjected to the same kind of mind control too: the microbe seems
to make someone risky, and increases the chance they will suffer from schizophrenia or
suicidal depression. Currently, around a third of British meat carries this parasite, for
instance – despite the fact an infection could contribute to these mental illnesses. “We
should stop this,” says Kramer [44].
6. Halliday points to at least 20 terms that Elizabethan criminals used to describe
fellow thieves, for instance: “prigger of prancers”, “doxy”, “dell”, “counterfeit crank”,
“jarkman” and “bawdy basket”, to name just a handful.
Similarly, the Kolkata underworld had 41 words for police and more than 20 for
bomb. Each anti-society may have its own way of generating new terms; often the terms
are playful metaphors (such as “bawdy basket”), but they can also be formed from
existing words by swapping around or inserting syllables – “face” might become “ecaf”,
for instance.
This clever, playful use of metaphor would come to define anti-languages for
Halliday. As you could see from the dialogue between the two Elizabethan ruffians, the
strange, nonsensical words render a sentence almost impossible to comprehend for
outsiders, and the more terms you have, the harder it is for an outsider to learn the
code. It is the reason that selling words to the police can be heavily punished among
underworld gangs [45].
7. The idea is that the data collected will help scientists discover why some
people develop particular diseases and others do not. But that is not an easy task. Prof
Landray says: "You can't just sit a radiologist down in front of thousands of MRI scans
to analyse. You have to simplify it down and then make it accessible for researchers to
67
look at." Sometimes it is possible to compare like with like, but more often the data has
holes in it and is much more messy. [47]
Как видно из приведенных выше примеров, наиболее частотен для
новостного дискурса случай использования «For-to-Infinitive Construction» в
функции передачи дополнительной информации (Пример 1, 2) и, соответственно,
в синтаксической функции определения (обычно в постпозиции).
Эта
информация может передавать цели того или иного действия, что синтаксически
придает предложению осложненность, а семантически обычно текст новостного
характера посвящен научной или
технической тематике. Кроме того, в
зависимости от контекста, случай использования «For-to-Infinitive Construction» в
функции смыслового подлежащего, когда ему предшествует вводное подлежащее
it, тоже частотен в текстах новостного дискурса (Пример 3). Анализ выявленных
примеров
употребления
«For-to-Infinitive
Construction»
показывает,
что
доминантной функцией высказываний, реализующих эту конструкцию, является
констатирующее сообщение (Примеры 1,3,5), но ассерция собственного мнения
коммуникативного субъекта также встречается в новостных текстах (Пример 2).
Пример 7 –тот случай, когда автор констатирует чужое мнение и частично его
поддерживает. Пример 4 иллюстрирует тот случай, когда текст распадается на две
части: констатирующее сообщение мнения авторитетного лица в предтексте
(конструкция употреблена в этой части) и далее - констатация собственного
мнения коммуникативного субъекта. Следует отметить, что наиболее частотен
случай, когда автор статьи утверждает свое мнение, но композиционно в текстах
новостного дискурса мы можем встретить и иные вариации: ассерция мнения
авторитетного лица или просто существующего радикального мнения, которое
далее или поддерживается автором или опровергается (Пример 6).
The Objective Participial Construction
1. Andy Murray will have his fingers crossed as he prepares to take on Novak
Djokovic in the Australian Open Final on Sunday. [42]
68
2. You can't see the wind moving past the sledge at 40m per second, but all the
time the sensors are picking up crucial information about how the sledge responds to the
wind, and how the wind moves around it. [50]
3. These men are rebel fighters from Misrata. Col Gaddafi has just been captured
and killed. In the photo you can see them passing among themselves a golden pistol. [
53].
4. None of them enjoys seeing her on stage. ‘Andrew just did this wonderful kind
of reinvention of [Chekhov’s unfinished first play] Platonov, which he called The
Present, which I was in. My seven-year-old had never seen me on stage and he really
wanted to go and see his dad’s writing. It was a matinee, and he sat up the back with the
usher, because Andrew had to take the other boys somewhere else. In the first act,
there’s one point where I come down and look towards the audience, and I could see
him waving madly at the back.’[82].
5. Watching them crying and looking so terrified meant that I had to hold it
together, and when I was getting a little woozy just before, I remember looking at mum
and dad crying and saying to them, «I love you and I will come out of this» [83].
Глагольная конструкция с причастием (the Objective Participial Construction)
не
употребляется
в
текстах
новостного
дискурса
частотно,
так
как
информирование, а не описание является основной целью текстов данной
направленности. Модальный глагол will в первом примере выражает уверенное
ожидание автора новостной статьи относительно событий ближайшего будущего:
Новак Джокович станет для Энди Мюррея грозным соперником на предстоящем
турнире. В этом случае предикативная конструкция, имеющая метафорическое
значение, не просто служит общей цели высказывания: ассерции собственного
мнения автора, но также является средством эмфазы.
The Subjective Participial Construction
1.
At Ickworth, the Smoking Room is open to visitors from 12pm but
the house staff clean and prepare the room from 9am and sunlight was found to
be falling directly onto the 18th century Jacob More oil painting ‘An Ideal
Classical Landscape with Cicero and Friends.’[75].
69
Субъектная
Construction)
частотностью,
конструкция
с
причастием
(The
Subjective
Participial
не употребляется в тестах новостного дискурса с той же
как,
например,
конструкция
«Именительный
падеж
с
инфинитивом», главной целью которой является передача информации. В данном
случае причастие показывает продолженность действия, что с фактической точки
зрения не является основным компонентом передачи информации в текстах
новостной направленности, в которых важно передать основную информацию.
Но нередко в статьях используются фрагменты описательного характера, где
детальное описание действия является неотъемлемой частью.
The Nominative Absolute Participial Construction
1.Any moving object is able to do the work, the quantity of kinetic energy
depending on its mass and velocity [86].
Номинативная
причастная
конструкция
встречается
в
текстах
дидактической направленности крайне редко и чаще в текстах, посвященных
объяснению определенного рода грамматического материала.
The Prepositional Absolute Participial Construction
1. Lloyds goes ahead with forced repurchase of 16pc bonds [79].
2. For a start, the front end of the sledge, with its broad shoulders and flat
surface raised above the snow, provides strong downforce on to the skis, which are
fitted on either side with a suspension system. That is a good thing [46].
Абсолютная конструкция с причастием и предлогом крайне редко
используется в текстах новостного дискурса. Она может быть употреблена
в
заголовках или подзаголовках, где заключена основная тема и идея текста, к
примеру. А в основной части статьи данная конструкция употребляется нечасто,
так как основной коммуникативный регистр, где рассматриваемая конструкция
реализуется, - информативно-описательный. Более того, эта конструкция сама по
себе номинативно-описательна по своему функционалу, что характерно также для
экземплификации.
Prepositional Absolute Construction with a Non-Verbal
70
1. With her eyes deeply blue, she looked at me in surprise [46].
Далеко не часто можно встретить
конструкцию ‘Косвенный падеж без
глагольного компонента’ в текстах новостного дискурса, и чаще всего авторы
используют такую конструкцию с целью
пример,
рассматриваемая
описательного
регистра.
конструкция
Можно
экземплификации.
является
предположить,
Как показывает
средством
что
реализации
частотность
данной
конструкции в текстах художественной литературы будет выше. В нашем случае
это – единичный пример.
71
Научный дискурс
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after the verbs of
inducement: to order, to command, to ask, to allow, to have, to make, to get, to cause,
etc.
1. This led us to explore the role of PFKFB3, the most ubiquitous PFKFB family
isoenzyme and a potent glycolysis stimulator, in the process of cisplatin-induced
apoptosis. [62].
2. Continuous improvements in laboratory technologies and computational
biomedicine have enabled the generation and processing of vast amounts of data,
prerequisites that will allow medicine to evolve from a “one-size-fits-all” approach to a
more detailed patient stratification and future personalized treatment.[63].
3. Paradoxically, the very skills that allow you to assess all patients also shape
the image of the unique human being entrusted to your care. [37].
4.There are more than one symptom or concern causing the patient to seek
care. [37].
5. This section of the history is a complete, clear, and chronologic account of
the problems prompting the patient to seek care.[37].
6. It is a good idea to ask patients to bring in all of their medications so you
can see exactly what they take. [37].
7. It requires knowledge of the information you need to obtain, the ability to
elicit accurate and detailed information, and interpersonal skills that allow you to
respond to the patient’s feelings. [37].
8. Using silence in an attempt to get adolescents to talk or asking about feelings
directly is usually not a good idea. [37].
9. Checking for jugular venous pressure: have the patient lie at a forty five
degree angle. [84].
72
10. Have patient track with eyes as you trace an ‘H’ 1m away. [84].
11. Then have patient walk heel to toe with their eyes first open, then closed.
[84].
12. Standing with feet firmly together, have the patient close his or her eyes and
see if balance worsens (do they sway or fall). [84].
13. Have students guess which bones are most susceptible to fractures. [84].
14. Once completed, the SEEG dataset was converted into a spreadsheet format
and shared via web-platform that, by means of simple queries, allows users to search
data by emission sources and country and state activities. [65].
Вышеприведенные
примеры
демонстрируют,
что
предикативная
конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом» частотно употребляется в
текстах новостного дискурса после следующих глаголов:
1). To allow (разрешать кому-либо что-либо сделать). Примеры 2, 3,7, 14
иллюстрируют пропозициональные структуры, в которых рассматриваемый
глагол ‘to allow’ является соединительным звеном между двумя
актантами
процесса, где один подчинен другому.
2). To ask (попросить кого-либо что- либо сделать). Конструкция
«Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола “to ask” встречается в текстах
медицинского дискурса не очень часто. А если и встречается, то в случае
использования предложений рекомендательного характера. (Пример 6).
3). To have, to get (заставлять кого-либо что-либо делать). В примерах 8, 9,
10, 11, 12, 13 наблюдается тенденция использования императивной формы
команд, которые направлены на выработку автоматизма действий врача с
пациентом, императивная форма команд используется врачом в целях экономии
языковых средств и времени.
4). To prompt, to lead, to cause (Примеры 5, 1, 4). В рассмотренных нами
примерах конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом» после данных
73
глаголов употребляется довольно редко. Она подразумевает наличие двух
актантов: неодушевленное существительное и пациент.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of wish and
intention to want, to wish, to desire, to choose, to prefer, should/would like, to intend,
etc.
1. We found that DNA damage agents stimulate PFKFB3 acetylation at lysine
472 (K472) to increase PFKFB3 cytoplasmic accumulation and ability to promote
glycolysis, which is important for cell survival in response to DNA damaging
chemotherapeutic agents. [62].
Как видно из приведенного примера, конструкция «Косвенный падеж с
инфинитивом» после глаголов со значением «хотеть, намереваться» («to want, to
wish») употребляется нечасто в текстах научного дискурса, так как подобного
рода глаголы требуют наличие двух актантов, что не характерно для текстов
научного дискурса.
The Subjective Infinitive Construction is used in the active voice: after the
verbs expressing subjective or personal attitude to facts and their evaluation (to seem, to
appear, to happen, to chance, to turn out, etc.)
1. Fifth, what seems to be simple in the aspects of ethic authorization and
patient data protection, in reality is highly challenging, which will be discussed in the
later sections. [63].
2. Even though experienced clinicians seem to remember a great deal of the
interview without taking notes, no one can remember all the details of a
comprehensive history. [37].
3. They seem to have every symptom that you ask about, or “a positive review
of systems.” [37].
74
4. Revascularization vs medical therapy for stable ischemia seems to have
similar outcomes (death and major cardiovascular events). [57].
5. Human herpesvirus 7 may be the etiologic agent, although this disorder does
not seem to be contagious. [57].
6. Lamotrigine seems to have reasonable data in pregnancy. [57].
7. Even when clinical activities appear to be purely for educational purposes,
there may be a benefit to the patient. [37].
8. If weight gain or loss appears to be a problem, ask about the amount of
change, its timing, the setting in which it occurred, and any associated symptoms.
[37].
Анализ данных примеров доказывает, что субъектная инфинитивная
конструкция
(The
Subjective
Infinitive
Construction)
достаточно
частотно
употребляется в текстах медицинского дискурса после рассматриваемых групп
глаголов – глаголов оценки действия и глаголов чувственного восприятия,
которые направлены на выражение точки зрения автора относительно объекта его
исследования. Из приведенных примеров четко прослеживается тенденция
употребления двух глаголов данной группы:
“to seem” и “to appear”. Это
происходит потому, что на стадии диагностики врач должен внимательно оценить
причину болезни и ход ее лечения.
The Subjective Infinitive Construction is used after the verbs of mental activity
(to think, to know, to consider, to expect, to believe, to suppose, to assume, to presume,
to mean, etc.)
1. In addition to the regulation of protein level, PFKFB3 activity is also known
to be regulated by post-translational modifications. [62].
75
2. Steady-state blood cell production heavily relies on proliferation of
intermediate progenitor cells, while more primitive populations such as HSCs are
known to be relatively quiescent. [64].
3. Sustained bacteremia by organism is known to cause endocarditis (at least
2 cultures positive). [84].
4. Epidemiology is thought to cause ¼ of preventable adult deaths in
developing countries. [84].
5. These differences are thought to be related to environmental differences,
including exposures to infectious (S. haemotobium, HBV, HCV, HPV) and noninfectious sources. [84].
6.Risk factors include unopposed estrogen exposure (early menarche, late
child-bearing, HRT), family history (BRCA1/2), radiation exposure.
Relatively
uncommon in Africa, which is thought to be most due to child-bearing age. [84].
7. This is believed to be autoimmune in origin. [37].
Из приведенных выше примеров можно сделать следующий вывод:
употребление
субъектной
инфинитивной
конструкции
после
глаголов
умственной деятельности в текстах медицинского дискурса довольно частотно.
Данная группа глаголов демонстрирует уже накопившиеся знания, которые на
данный момент воспринимаются как факт лицами медицинской службы.
The Subjective Infinitive Construction is used after the verbs of saying and
reporting (say, report, declare, predict, etc.)
The Subjective Infinitive Construction after the verbs with the meaning of
sense perception). (hear, see, observe, watch, etc.) + other verbs with the same meaning
(to find, to discover).
76
The Subjective Infinitive Construction with the modal phrases expressing
different shades of probability or certainty. (to be (un)likely, to be sure, to be certain,
to be bound; to be apt).
1. PFKFB3 has been reported to play important roles in promoting tumor cell
growth. [62].
2. PFKFB3 was also found to be di-methylated at arginine 131/134 residues.
[62].
3. Metoclopramide users are 3 times more likely to be prescribed levodopa
compared to non users, a treatment generally reserved for management of idiopathic
Parkin son’s disease. [57].
Как видно из данных примеров, конструкция «Субъектная инфинитивная
конструкция» после рассматриваемых групп глаголов актуализируется в текстах
научного дискурса крайне редко. В первом примере используется глагол
сообщения (to report). Дело в том, что данная группа глаголов не является
актуальной для медицинского дискурса. Пример 2 демонстрирует субъектную
инфинитивную конструкцию после глагола чувственного восприятия (to find),
которая тоже редко встречается в текстах медицинского дискурса, т.к. глаголы
чувственного восприятия обычно отражают наблюдения зрительного или
слухового плана, в то время как в медицине врачу необходимо дать более
глубокую и четкую оценку состояния пациента. На примере 3 можно убедиться в
том, что субъектная инфинитивная конструкция после модальных фраз,
демонстрирующих разную степень уверенности – не то, что часто встречается в
текстах медицинской направленности. Мы считаем, что это происходит потому,
что средства модальности в целом делают речь более официальной, таким
образом, отдаляя врача от пациента. А это–совсем не то, чего хотят достичь в
лечебном взаимодействии.
77
The For-to-Infinitive Construction
1. Our findings reveal a mechanism for cells to stimulate glycolysis to protect
from DNA damage and potentially suggest a therapeutic strategy to sensitize tumor
cells to genotoxic agents by targeting PFKFB3. [62].
2. Therefore, it is essential for researchers and clinicians to identify the
molecular and environmental factors that determine whether and how an individual
patient responds to a particular therapy. [63].
3. The spleen needs to be swollen to twice its normal size in order for it to be
palpable. [84].
4. In addition we hope that these notes provide a useful guide to the most
essential learning points for any faculty asked to give a lecture on short notice. [84].
Как видно из примеров выше, наиболее частотен для научного дискурса
случай использования «For-to-Infinitive Construction» в функции передачи
дополнительной информации (Пример 1, 4) и, как правило, в синтаксической
функции определения. Информация, передающая цель определенного действия
синтаксически придает предложению осложненность (Пример 3) . Более того, в
зависимости от контекста, случай использования «For-to-Infinitive Construction» в
функции смыслового подлежащего, когда ему предшествует вводное подлежащее
it, тоже частотен в текстах медицинской направленности (Пример 2). Анализ
приведенных примеров употребления «For-to-Infinitive Construction» показывает,
что основной функцией высказываний, реализующих эту конструкцию, является
констатирующее сообщение (Примеры 2,3), но ассерция собственного мнения
автора также встречается в медицинских текстах (Примеры 1,4).
78
Художественный дискурс
The Objective-with-the-Infinitive Construction
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs denoting
sense perception: to hear, to see, to watch, to feel, to observe, to notice, etc.
1. I was so vexed to see him stand up with her! [36].
2. "YOU observed it, Mr. Darcy, I am sure," said Miss Bingley; "and I am
inclined to think that you would not wish to see YOUR sister make such an
exhibition." [36].
3. "Dear me!--it is so odd to hear a woman talk so!" [35].
4. She was delighted to see her father look comfortable, and very much pleased
with herself for contriving things so well. [35].
5. It is very hard to think that Charlotte Lucas should ever be mistress of this
house, that I should be forced to make way for HER, and live to see her take her place
in it! [36].
6. Night after night I go to see her play. [85].
7. "I want you and Basil to come with me some night and see her act. [85].
Из приведенных примеров можно заметить, что наиболее частотно
конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом»
употребляется в текстах
художественного дискурса после глагола ‘to see’, глагола зрительного восприятия
(примеры 1, 2, 4, 5, 6, 7). Нам кажется, что это происходит потому, что именно
данный глагол соотносит наблюдаемое с точкой зрения героев произведения.
Более того, описание является одной из типичных характеристик
текстов
художественного дискурса. В примерах 1, 2, 5, 6, 7 глагол ‘to see’ вводит, именно
повествовательно-описательную
разновидность
коммуникативного
типа.
В
примере 4 после глагола ‘to see’, вводимого данную конструкцию, используется
79
глагол ‘to look’ в значении ‘выглядеть’, который сам по себе несет
повествовательный
характер.
Пример
3
–
тот
редкий
случай,
когда
рассматриваемая конструкция употребляется после глагола слухового восприятия
‘to hear’. Это происходит, вероятно, потому, что мы чаще наблюдаем различные
события, ситуации, обстоятельства, нежели воспринимаем их на слух. Именно
поэтому глагол зрительного восприятия так частотен в текстах художественного
дискурса.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs denoting
mental activity :to know, to think, to consider, to believe, to suppose, to expect, to
imagine, to find, to trust, etc.
1. "I believe her to be both in a great degree," replied Wickham. [36].
2. That is the only drawback which we have found to her, but we believe her to
bea thoroughly good girl in every way. [34].
3. He could not believe her to be encouraging him. [35].
4. But I never allow myself to speak ill of her, on Frank's account; for I do believe
her to be very fond of him. [35].
Проведя анализ данных примеров, мы можем заметить, что наиболее
частотным случаем для текстов художественного дискурса является употребление
конструкции «Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола ‘to believe’.
Данная конструкция, вводимая глаголом ‘to believe’, актуализуется в тех текстах,
где автору хочется выразить свою надежду и уверенность относительно тех
людей и обстоятельств, которые играют важную роль в данном произведении. В
некоторых случаях (примеры 2, 4) с помощью данной конструкции после глагола
‘to believe’ автору удается высказать свое предположение или предположение его
героев о настоящих событиях, происходящих в их жизни.
80
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after verbs of wish and
intention: to want, to wish, to desire, to choose, to prefer, should/would like, to intend,
etc.
1. Campbell think she does quite right, just what they should recommend; and
indeed they particularly wish her to try her native air, as she has not been quite so well
as usual lately." [35].
2. "You wish me to defend my throne, then?" [85].
3. If you wish me never to look at your picture again, I am content. [85].
4. He wished us to leave him alone. [34].
5. "The august person who employs me wishes his agent to be unknown to
you, and I may confess at once that the title by which I have just called myself is
not exactly my own." [34].
6. Mr. Windibank did not wish us to go.[34].
7. He never did wish us to go anywhere. [34].
8. I should like, however, to understand a little more clearly what it is that you
wish me to do.' [34].
9. All we wish you to do is to examine the machine and to let us know what is
wrong with it.' [34].
10. I want you and Basil to come with me some night and see her act. [85].
81
Исходя из анализа выявленных примеров, следует отметить, что наиболее
частотным случаем для текстов художественного дискурса является употребление
конструкции «Косвенный падеж с инфинитивом» после глаголов ‘to wish’ и ‘to
want’. Рассматриваемая конструкция, вводимая этими глаголами, вполне
объяснимо актуализуется в текстах художественного дискурса, потому что
желание и намерение – это те незаменимые понятия, которые являются частью
любого текста художественной направленности.
The Objective-with-the-Infinitive Construction is used after the verbs of
inducement: to order, to command, to ask, to allow, to have, to make, to get, to cause,
etc.
1. It was, on the contrary, exactly calculated to make her understand her own
wishes; and never had she so honestly felt that she could have loved him, as now, when
all love must be vain. [36].
2. Many a time has Selina said, when she has been going to Bristol, `I really
cannot get this girl to move from the house. [35].
3. I love her, and I must make her love me. [85].
4. Try and make him come.[85].
5. If you want to make him marry this girl tell him that, Basil. He is
sure to do it, then. Whenever a man does a thoroughly stupid thing, it
is always from the noblest motives. [85].
6. It would make him smile. [85].
7. Yes, it is all we can do to make him wash his hands, and his face is as black as
a tinker's. [34].
82
8. "Now, if you will have the great goodness to open that door very
quietly, we will soon make him cut a much more respectable
figure." [34].
9. His character sunk on every review of it; and as a punishment for him, as well
as a possible advantage to Jane, she seriously hoped he might really soon marry Mr.
Darcy's sister, as by Wickham's account, she would make him abundantly regret what
he had thrown away. [34].
10. Speaking very slowly, he told him to tell the housekeeper that he wanted
to see her, and then to go to the frame-maker and ask him to send two of
his men round at once. [36].
11. "Ask him to come in at once, Francis." [85].
12.Ask him to stay.[85].
Как можно заметить из приведённых примеров, предикативная конструкция
«Косвенный падеж с инфинитивом» после глагола ‘to make’(примеры 1, 3, 4, 5, 6,
7, 8, 9) наиболее частотно употребляется в текстах художественного дискурса.
После глагола ‘to ask’ эта конструкция тоже часто встречается в художественных
текстах (примеры 10, 11, 12). Но здесь необходимо сделать уточнение: в
проанализированных
примерах
глагол
‘to
ask’
употреблен
в
значении
‘(по)просить кого-либо сделать что-либо’(to ask smb to do smth). В примере под
номером 2 конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом» употребляется после
глагола ‘to get’, которая редко встречается в текстах данного типа, так как чаще
всего данный глагол употребляется в своем первичном (to obtain,to buy, or to earn
something) или вторичном значении ( to go somewhere and bring back someone or
something). [https://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/английский/get]
83
The Subjective Infinitive Construction
The Subjective Infinitive Construction is used after the verbs of saying and
reporting: say, report, declare, predict, etc.
1.I have passed it really in my walks, twice or thrice; it lies in a hollow, between
two hills: an elevated hollow, near a swamp, whose peaty moisture is said to answer
all the purposes of embalming on the few corpses deposited there. [58].
2. It is an odd thing, but everyone who disappears is said to be seen at San
Francisco. [85].
3. "He is said to be the richest man on the Pacific slope." [34].
4. My uncle Elias emigrated to America when he was a young man and
became a planter in Florida, where he was reported to have done
very well.[34].
The Subjective Infinitive Construction is used after the verbs of
sense
perception: hear, see, observe, watch, etc. + other verbs with the same meaning (to find,
to discover).
1. The second is that the murdered man was heard to cry 'Cooee!' before he
knew that his son had returned. [34].
The Subjective Infinitive Construction is used with the verbs of
mental
activity: to think, to know, to consider, to expect, to believe, to suppose, to assume, to
presume, to mean, etc.
1. Through letters, whatever of good or bad was to be told would be
communicated, and every succeeding day was expected to bring some news of
importance. [36].
84
2. The Lascar was known to be a man of the vilest antecedents.[34].
3. He had a comfortable home for her, and Emma imagined a very sufficient
income; for though the vicarage of Highbury was not large, he was known to have
some independent property. [35].
Данные
«Субъектной
примеры
иллюстрируют
инфинитивной
те
редкие
конструкции»
после
случаи
употребления
глаголов
сообщения,
чувственного восприятия и умственной деятельности в текстах художественного
дискурса. Они встречаются редко, так как чаще всего эти глаголы образуют
субъектную инфинитивную конструкцию, употребляясь в пассивном залоге, что
привносит формальность
в текст.
А
формальность
не
характерна
для
художественных текстов.
The Subjective Infinitive Construction is used after the verbs of subjective or
personal attitude to facts and their evaluation : to seem, to appear, to happen, to chance,
to turn out, etc.
1. Lydia does not leave me because she is married, but only because her
husband's regiment happens to be so far off. [36].
2. Once or twice, after we had gone to bed, I've happened to open my door again
and seen her sitting crying on the stairs'-top. [58].
3. Oh, Basil is the best of fellows, but he seems to me to be just a bit
of a Philistine.[85].
Как
видно
из
приведенных
примеров,
«Субъектная
инфинитивная
конструкция» после рассматриваемой группы глаголов актуализируется в текстах
художественного дискурса, чтобы показать события, происходящие с героями
произведения, и их позиции относительно этих событий. Именно с помощью
85
данной конструкции после глаголов личной оценки автор может выразить свое
мнение или мнение героев о явлениях, описанных в художественных текстах.
The Subjective Infinitive Construction is used after the modal phrases
expressing different shades of probability or certainty: to be (un)likely, to be sure, to be
certain, to be bound; to be apt.
1. He is in Highbury every now and then, and he is sure to ride through every
week in his way to Kingston. He has passed you very often.[35].
2. By only raising my voice, and saying any thing two or three times over, she is
sure to hear. [35].
3. I say now, as I said then, that a man should keep his little brain-attic
stocked with all the furniture that he is likely to use. [34].
4. "If you want to make him marry this girl tell him that, Basil. He is
Sure to do it, then. Whenever a man does a thoroughly stupid thing, it
is always from the noblest motives."[85].
5. Lord Radley is sure to be furious. [85].
6. If it is discovered, I am lost; and it is sure to be discovered unless you
help me." [85].
7. That mad-cat is sure to be there.[85].
8. If I am late, he is sure to be furious. [85].
9. Well, he is sure to keep an eye on the papers, since, to a poor man, the loss
was a heavy one. [85].
86
10. Whatever can give his sister any pleasure is sure to be done in a moment.
[36].
Приведенные примеры доказывают, что «Субъектная инфинитивная
конструкция»
после
модальных
фраз,
выражающих
различные
оттенки
вероятности или уверенности, употребляется достаточно частотно в текстах
художественного дискурса. Как можно заметить, наиболее частотно данная
конструкция употребляется после модальной фразы ‘to be sure’, так как именно
она выражает наибольшую уверенность автора о приближающихся событиях и
обстоятельствах, а также настигающих героев чувств.
The For-to-Infinitive Construction
1. Her mother had died too long ago for her to have more than an indistinct
remembrance of her caresses; and her place had been supplied by an excellent woman
as governess, who had fallen little short of a mother in affection. [35].
2. Emma smiled and chatted as cheerfully as she could, to keep him from such
thoughts; but when tea came, it was impossible for him not to say exactly as he had
said at dinner, "Poor Miss Taylor!--I wish she were here again. What a pity it is that Mr.
Weston ever thought of her!" [35].
3. Martin had told her one day (and there was a blush as she said it,) that it was
impossible for any body to be a better son, and therefore she was sure, whenever he
married, he would make a good husband. Not that she wanted him to marry. [35].
4. I mean, as to being acquainted with his wife--for though his sisters, from a
superior education, are not to be altogether objected to, it does not follow that he might
marry anybody at all fit for you to notice.[35].
87
5. She thought it would be an excellent match; and only too palpably desirable,
natural, and probable, for her to have much merit in planning it. [35].
6. It is not good for one's morals to see bad acting. [85].
7. 'I don't think it possible for me to get home now without a guide,' I
could not help exclaiming. [58].
8. My landlord halloed for me to stop ere I reached the bottom of the garden, and
offered to accompany me across the moor. [58].
9. The surprise of such an application was great indeed; it was too great for her
to know in what manner she acceded to it. [36].
10. Elizabeth saw that he was anxious for his sister and herself to get
acquainted. [36].
Анализ выявленных примеров показывает, что наиболее частотен для
художественного дискурса случай использования «For-to-Infinitive Construction» в
функции смыслового подлежащего, когда ему предшествует вводное подлежащее
“it” (Примеры 2, 3, 5, 6, 7, 9). В данном случае сначала дается оценочное
прилагательное в функции именной части составного именного сказуемого, а
потом следуют предложный именной компонент и инфинитив, служащие
репрезентацией
свёрнутого
предиката
и
членов
его
актантной
рамки.
Синтаксически конструкции вторичной предикации выступают языковым
средством,
обеспечивающим
характера
семантики
осложнённость предложения
предложения,
за
счёт
из-за
сложного
взаимодействия
основной
предикативности с дополнительной предикативностью.
88
Таким образом, с помощью
«For-to-Infinitive Construction» автор может
выразить более сложным длинным предложением свою мысль, что характерно
для текстов художественной направленности.
The Gerundial Construction
1. And before I go, I insist on your answering a question I put to you some time
ago. [85].
2. I suppose it comes from the fact that none of us can stand other people having
the same faults as ourselves. [85].
3. No, papa, nobody thought of your walking! [35].
4. "Mrs. Bates, let me propose your venturing on one of these eggs. [35].
5. It would have grieved me to lose your acquaintance, which must have been the
consequence of your marrying Mr. Martin. [35].
6. "I cannot help wondering at your knowing so little of Emma as to say any
such thing. [35].
7. "I am no longer surprised at your knowing ONLY six accomplished women. I
rather wonder now at your knowing ANY." [36].
8. "I am exceedingly gratified," said Bingley, "by your converting what my
friend says into a compliment on the sweetness of my temper. [36].
9. "A young man, too, like YOU, whose very countenance may vouch for your
being amiable." [36].
10. "Lizzy, I INSIST upon your staying and hearing Mr. Collins." [36].
89
Рассмотрев данные примеры, можно с уверенностью сказать, что
герундиальная конструкция употребляется частотно в текстах художественного
дискурса, так как данная конструкция реализуется при помощи герундия, который
имеет описательный
художественного
характер,
дискурса.
что
является
главной функцией
Именно
поэтому
герундиальная
текстов
конструкция
употребляется часто в художественном дискурсе.
The Objective Participial Construction
The Objective Participial Construction is used after the verbs of sense
perception: to see, to hear, to feel, to watch, etc.
1. I hate to see you standing about by yourself in this stupid manner. [36].
2. "Upon my word, Emma, to hear you abusing the reason you have, is almost
enough to make me think so too. Better be without sense, than misapply it as you do."
[36].
3. I've happened to open my door again and seen her sitting crying on the stairs'top. [58].
4. She got downstairs before me, and out into the garden, where she had seen her
cousin performing some easy work. [58].
5.Lord Henry felt as if he could hear Basil Hallward's heart beating, and
wondered what was coming. [85].
6. While she was walking in this way down Swandam Lane, she suddenly heard
an ejaculation or cry, and was struck cold to see her husband looking down at her and,
as it seemed to her, beckoning to her from a second-floor window. [34].
7. One could hear her singing as she ran upstairs. [85].
90
The Objective Participial Construction is used after the verbs of mental
activity: to think, to believe, to consider, to remember.
1. I remember her bringing me up to a truculent and red-faced old gentleman
covered all over with orders and ribbons. [85].
The Objective Participial Construction is used after the causative verbs : to
have and to get (only Participle II is used)
1. Basil, let us have something iced to drink, something with strawberries in it.
[85].
2. The next thing wanted was to get the picture framed.[35].
Глагольная конструкция с причастием (the Objective Participial Construction)
употребляется частотно в текстах художественного дискурса, т.к. причастие как
часть речи – показатель описательного типа текста, что характерно для
художественных текстов. Поэтому в текстах художественного дискурса, особенно
во фрагментах, где автору необходимо уделить внимание описанию места,
окружения, событий, глагольная конструкция с причастием употребляются с
высокой частотностью.
The Subjective Participial Construction
1. We did at last hear that somewhere far out in the Atlantic a shattered sternpost of a boat was seen swinging in the trough of a wave. [34].
2. "And she was seen walking with this very woman afterwards?" [34].
Субъектная
конструкция
с
причастием
используется
в
текстах
художественного дискурса гораздо реже, чем глагольная конструкция с
причастием, так как именно последняя дает возможность описать действия
91
объекта, выраженного дополнением, а не субъекта, выраженного подлежащим.
Так как в художественных произведениях описываются события, происходящие в
реальной жизни (в реальности мы чаще наблюдаем со стороны за всем тем, что
нас окружает),
воспринимаемое объектами или другими людьми встречается
гораздо чаще, нежели самими героями.
The Nominative Absolute Participial Construction
1. She had gone off with a man, and the man was either a lover or was a previous
husband –the chances being in favour of the latter. [34].
2. I knelt beside him for some minutes, and then made my way to Mr. Turner's
lodge-keeper, his house being the nearest, to ask for assistance. [34].
3. The bedrooms in this wing are on the ground floor, the sitting-rooms being in
the central block of the buildings. [34].
4. 'Wuthering' being a significant provincial adjective, is descriptive of the
atmospheric tumult to which its station is exposed in stormy weather. [34].
5. Elizabeth did not quit her room for a moment; nor were the other ladies often
absent; the gentlemen being out, they had, in fact, nothing to do elsewhere. [36].
Конструкция «Самостоятельный причастный оборот» употребляется с
относительной частотностью
в текстах художественного дискурса. Она
актуализуется в повествовательном типе речи, а повествование – это одна из
основных задач текстов художественного дискурса.
The Prepositional Absolute Participial Construction
92
1. The whole furniture consisted of a chair, a clothes-press, and a large oak case,
with squares cut out near the top resembling coach windows. [58].
2. The ledge, where I placed my candle, had a few mildewed books piled up in
one corner; and it was covered with writing scratched on the paint. [58].
3. It is like a bric-a-brac shop, all monsters and dust, with everything priced
above its proper value. [85].
4. "How sad it is!" murmured Dorian Gray, with his eyes still fixed upon
his own portrait.[85].
Достаточно часто можно встретить конструкцию «Косвенный падеж без
глагольного компонента»
в текстах художественного дискурса, так как чаще
всего авторы используют такую конструкцию с целью экземплификации. Как
показывают
примеры,
рассматриваемая
конструкция
является
средством
реализации описательного регистра.
Название
конструкци
и
Научный дискурс
Художественный
дискурс
Педагогический
дискурс
Новостной дискурс
Число
Процентн
Число
Процентн
Число
Процентн
Число
Процентн
найденны
ое
найденны
ое
найденных
ое
найденных
ое
х
соотноше
х
соотноше
конструкци
соотноше
конструкци
соотношен
конструкц
ние
конструкц
ние
й
ние
й
ие
ий
ий
15
16%
33
34,7%
24
25%
13
14%
18
19%
21
22%
4
4%
14
15%
The
Objectivewith-theInfinitive
Construction
The
Subjective
Infinitive
Construction
93
The For-to-
4
4%
10
10,5%
7
7%
7
7%
0
0
10
10,5%
3
3%
0
0
0
0
10
10,5%
1
1%
5
5%
0
0
2
2%
1
1%
1
1%
0
0
5
5%
1
1%
1
1%
0
0
4
4%
0
0
2
2%
0
0
0
0
0
0
1
1%
Infinitive
Construction
The
Gerundial
Construction
The
Objective
Participial
Construction
The
Subjective
Participial
Construction
The
Nominative
Absolute
Participial
Construction
The
Prepositional
Absolute
Participial
Construction
Prepositional
Absolute
Construction
with a NonVerbal
94
Заключение
Итак, на основании проведенного нами исследования мы пришли к
следующим выводам:
1).Нами
было
выявлено
конструкции
33
«Косвенный
падеж
с
инфинитивом» в текстах художественного дискурса (34,7%), 24 конструкции в
текстах педагогического дискурса (25%). Следовательно, данная конструкция
является наиболее частотно употребляемой в текстах данных типов дискурса.
Принимая во внимание тот факт, что все тексты, используемые в книгах для
учителя, носят инструктивный характер, важно отметить, что основным
функционально-смысловым
является
констатация
типом
высказывания
необходимых
действий.
педагогических
текстов
Что
текстов
касается
художественной направленности, важно отметить, что описание является одной
из типичных характеристик
данного типа дискурса. Именно
поэтому
конструкция «Косвенный падеж с инфинитивом» помогает автору описать
происходящие события, основных героев, а также их намерения и желания.
Однако в научном дискурсе данная конструкция употребляется чуть менее
частотно. Мы выявили 15 случаев ее употребления (16%). Нам кажется, это
связано с тем, что в данном типе дискурса (а конкретно – в медицинских текстах)
данная конструкция употребляется лишь для выражения рекомендаций, просьб,
требований. В текстах новостного дискурса эта конструкция выполняет функцию
констатации-сообщения фактов (сообщение основной информации). В данном
дискурсе употребление этой конструкции также достаточно частотно, однако в
меньшей степени, чем в педагогическом дискурсе, например. Мы выявили 13
случаев употребления
конструкции «Косвенный падеж с инфинитивом», что
составило 14% от общего количества найденных конструкций.
2).Самой частотно употребляемой конструкцией в текстах научного и
новостного дискурса является «Субъектная инфинитивная конструкция». Мы
выявили 18 случаев употребления данной конструкции в текстах научного
дискурса (19%) и 14 – в текстах новостного дискурса, что дало нам 15% от общего
95
числа
найденных
конструкцию,
–
конструкций.
ассертивная
Функция,
реализуемая
(выражение
мнения
через
или
данную
отношения
коммуникативного субъекта к сообщаемой информации или коммуникативной
ситуации). В педагогическом дискурсе таких задач не ставится. Поэтому данная
конструкция
малоупотребительна.
Она
реализует
лишь
констатирующую
функцию в учебно-дидактических текстах, как и некоторые найденные нами
примеры в текстах новостного и научного дискурсов. В текстах художественного
дискурса было выявлено самое большое число употребления данной конструкции
–21 , что составило 22% от общего количества найденных конструкций. Именно с
помощью данной конструкции автор может выразить свое мнение или мнение
героев о явлениях, описанных в художественных текстах.
3).Герундиальная
конструкция
употребляется
частотно
в
текстах
художественного дискурса, так как данная конструкция реализуется при помощи
герундия, который имеет описательный характер, что является главной функцией
текстов
художественного
дискурса.
Нами
было
найдено
10
примеров
употребления герундиальной конструкции в художественных текстах, что
составило 10,5% от общего числа найденных конструкций.
4).Что касается остальных конструкций, процент их употребления в обоих
типах дискурса незначителен и не позволяет делать существенных выводов.
5). Однако по результатам исследования можно сделать предварительный
вывод о том, что частотность употребления конструкций вторичной предикации
обнаруживает зависимость от типологических признаков дискурса, в частности,
от прагматических и коммуникативных целей.
96
Библиография
1. Арутюнова, Н.Д. Дискурс / Н.Д. Арутюнова // Лингвистический
энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева – М. : Сов.
Энциклопедия, 1990. – С. 136–137.
2. Отв. ред. Арутюнова Н.Д., Янко Т.Е. — М.: Наука, 1991. — 137 с.
3. Берман И.М. Грамматика английского языка. Курс для самообразования.М., «Высшая школа», 1993. - 288 с.
4. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Искусство, 1979. – 424 с. –
(Из истории советской эстетики и теории искусства).
5. Блох М.Я., Б70 Теоретические основы грамматики: Учеб. – 2-е изд., испр. –
М.: Высш. шк., 2000.–160 с., ISBN 5-06-003670-4
6. М. Я. Блох «Теоретические основы грамматики» Москва «Высшая школа»,
2002 год, - 100
7. Большой энциклопедический словарь "Языкознание" 1998 , Издательство:
Большая Российская энциклопедии ISBN: 5-85270-307-9 (БРЭ), с.401
8. Васильев Л.Г. Языковое сообщение и человеческий фактор // Языковое
общение: Процессы и единицы: Межвуз. сб. науч. трудов. - Калинин: Издво Калининск.гос. ун-та, 1988. - С. 5
9. Венедиктова, Т. Между языком и дискурсом: кризис коммуникаций, 2001
10. Дейк, Т.А. ван. Вопросы прагматики текста [Текст] / Т.А. ван Дейк // Текст:
аспекты изучения. Семантика. Прагматика. Поэтика. – М.: Эдиториал
УРСС, 2001. – С. 145 – 146. – 400 экз. – ISBN 5-80157202-3.
11. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса — М.:
Наука, 1982 c.349
12. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Учебник. / — М.: Высш.
Школа, Теоретическая грамматика современного английского языка, 1981.
—285 с.
97
13. Карасик В.И. Слышкин Г.Г. Лингвокультурный концепт как единица
исследования. Методологические проблемы когнитивной лингвистики: Сб.
науч. тр. / Под ред. И. А. Стернина. - Воронеж: ВГУ, 2001. – 75 с.
14. Карасик В.И. Языковый круг: личность, концепты, дискурс: монография /
Карасик В.И.. – 2-е изд. - М.: Гнозис, 2004. – 103-104 с.
15. Касевич В. Б., Храковский В. С. От пропозиции к семантике предложения //
Типология конструкций с предикатными актантами / под ред. В. С.
Храковского. Л.: Наука; Ленингр. отд-ние, 1985. С.17
16. Кашкин, В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. Пособие [Текст] /
В.Б. Кашкин. – Воронеж: Воронеж.гос. техн. ун-т, 2000.- 40– 63 с.
17. Кенжегараев Н. Особенности дискурсивного анализа художественного
текста / Н. Д. Кенжегарев // Молодой ученый. — 2012. — № 4. — С. 228–
231.
18. Кибрик А.А., Плунгян В.А. Функционализм . – В сб.: Фундаментальные
направления современной американской лингвистики. Под ред.
А.А.Кибрика, И.М.Кобозевой и И.А.Секериной. М., 1997, С. 308
19. Кобозева И.М .Новый лингвистический учебник- Лингвистическая
семантика, 2000, Издательство «Эдиториал УРСС», с. 219
20. Кронгауз М.А. Семантика / М.А. Кронгауз. – М., 2001. – 225
21. Литвин, Ф.А. О степенях предикативности Текст. / Ф.А. Литвин //
Филологические науки. — 1984. — № 4
22. Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста. Санкт-Петербург, 1996.- 438 с.
23. Макаров М. Л. Основы теории дискурса. М.: Гнозис, 2003. С. 68-75
24. Патрик Серио / Квадратура смысла. Фанцузская школа анализа дискурса
//Издательская группа "Прогресс", 5-01-004727-6, 2002 – 416 c.
25. Прияткина А.Ф. Русский язык: Синтаксис осложненного предложения,
учебное пособие для филол. спец. вузов. — М.: Высшая школа, 1990. —
35с.
26. Разинкина Н.М. Функциональная стилистика английского языка Высшая
школа, 1989. - 182 с.
98
27. Семенюк М.В. Методические рекомендации по работе над темой
«Predicative Constructions with Verbals» на занятиях по практической
грамматике английского языка на 3 курсе факультета иностранных языков. Й-Ола, 1990. – 17-27с.
28. Славгородская Л.В. Научный диалог. Лингвостилистические проблемы. –
Л.: Наука, – 1986. – 168 с.
29. Старикова Е. Н. [и др.].Лингвистические чтения : Проблемы
словообразования : Лингвистика текста– Киев : Вища школа, 1985.– 4с.
30. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. - М., 1997 (2-е
издание 2001).
31. Толстой С.С «Основы перевода с английского языка на русский»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://samlib.ru/w/wagapow_a_s/tolstoy-tr.shtml - Дата доступа: 17/02/2009
32. Шашкова, В.Н. Коммуникативно-целевая специфика и особенности
модального плана текстов учебно-дидактического характера [текст]: дисс.
… канд. филолог.наук 10.02.19 / В.Н. Шашкова – Орел, 2006. –220
33. Шашкова, В.Н. Коммуникативно-целевая специфика и особенности
модального плана текстов учебно-дидактического характера [текст]: дисс.
… канд. филолог.наук 10.02.19 / В.Н. Шашкова – Орел, 2006.-43-55
34. Arthur Conan Doyle – The Adventures of Sherlock Holmes, 480 c.
35. Austen, Jane – Emma, 345 c.
36. Austen, Jane – Pride and Prejudice, 362 c.
37. Bates Barbara. An overview of physical examination and history taking, Chapter
1. 1995. – 1- 54c.
38. BBC World News: When Disney Got Trippy: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:http://www.bbc.com/culture/story/20151112-when-disney-got-adultand-trippy – Дата доступа: 15. 11.15
39. BBC World News: How do you get to vote for the Oscars? [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/live/entertainment-arts35350351 – Дата доступа: 19.01.2016
99
40. BBC World News: Linda Perry sorry after Lady Gaga comment: [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.bbc.com/news/live/entertainment-arts35350351– Дата доступа: 19.01.2016
41. BBC World news: Will you like Facebook's new Reactions? [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/technology-3542904 –
Дата доступа: 26.01.2016
42. BBC World News: The length to which fathers go to see their child's birth :
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/uk35449207 – Дата доступа: 30.01.2016
43. BBC World News: In it wrong to find humour in war? [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.bbc.com/culture/story/20160204-is-it-wrong-tofind-humour-in-war – Дата доступа: 4.02.2016
44. BBC World News: Is another human living inside you? [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.bbc.com/future/story/20150917-is-anotherhuman-living-inside-you – Дата доступа: 18.09.2015
45. BBC World News: The secret ‘anti-languages’ you’re not supposed to know:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.bbc.com/future/story/20160211-the-secret-anti-languages-youre-notsupposed-to-know – Дата доступа:12.02.2016
46. BBC World News: The secret codes you’re not meant to know: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/future/story/20151217-thesecret-codes-youre-not-meant-to-know – Дата доступа: 17.12.2015
47. BBC World News: The challenge of saving lives with ‘big data’ [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/health-35491177 – Дата
доступа: 07.02.2016
48. BBC World News: The secret letters of Pope John Paul II [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine-35552997 –
Дата доступа: 15.02.2016
100
49. BBC World News: How IS has been making enemies in Afghanistan:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine35595446 – Дата доступа: 21.02.2016
50. BBC World News: Snow speed: Why shouldn’t a sledge go at 150mph?
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.bbc.com/news/magazine-35595441 – Дата доступа: 18.02.2016
51. BBC World News: Sophie Tucker: Everybody loves a fat girl: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine-35505532 –
Дата доступа: 08.02.2016
52. BBC World News: The snipers trained to protect rhinos: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine-35503077 – Дата
доступа: 07.02.2016
53. BBC World News: My search for Gaddafi's golden gun: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine-35466077 – Дата
доступа: 03.02.2016
54. BBC World News: Erasing Franco's memory one street at a time: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/magazine-35551297 –
Дата доступа: 12.02.2016
55. BBC World News: Swiss hold divisive referendum on deporting petty criminals:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bbc.com/news/worldeurope-35644590 – Дата доступа: 27.02.2016
56. Callum Robertson, Richard Acklam «Action Plan for Teachers»/ BBC World
Service/ British Broadcasting Corporation 2000, c.44
57. DavidHui,MD, M.Sc., FRCPC : Selected Internal MedicineTopics Integrated
Symptom-Based and Issue-Based Approach from Approachto Internal Medicine,
3rdEdition, 2011 –1- 415c.
58. Emily Bronte – Wuthering Heights, 343 c.
59. Gerald Kelly .series editor: Jeremy Harmer /Pearson Education Limited « How to
teach pronunciation» 2000, c. 11.
60. Harris Z. Discourse analysis // Language. 1952. V. 28. № 1. P. 1– 30.
101
61. May Peter, Cambridge English, Compact Advanced Student’s Book with
Answers/ Cambridge University Press, 2014, c. 161
62. Nature Medicine : Acetylation accumulates PFKFB3 in cytoplasm to promote
glycolysis and protects cells from cisplatin-induced apoptosis: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа : https://www.nature.com/articles/s41467-018-029505 – Дата доступа : 06.02.2018
63. Nature Medicine : A roadmap towards personalized immunology: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа : https://www.nature.com/articles/s41540-017-00459– Дата доступа : 17.08.2017
64. Nature Medicine : Proliferation dynamics of acute myeloid leukaemia and
haematopoietic progenitors competing for bone marrow space: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа : https://www.nature.com/articles/s41467-017-023765#Sec2 – Дата доступа : 06.02.2018
65. Nature Medicine : SEEG initiative estimates of Brazilian greenhouse gas
emissions from 1970 to 2015: [Электронный ресурс]. – Режим доступа :
https://www.nature.com/articles/sdata201845– Дата доступа : 29.05.2018
66. Redston Chris, Clark Rachel with Gillie Cunninghm, Cerda Belinda Face2Face,
Elementary Teacher’s Book, Cambridge University Press, 2005, c.228
67. Teun Van Dijk. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London: Sage, 1998. С. 121; [электронная рассылка].
http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2.htm
68. The Telegraph: Driver died after suffering laughing fit at wheel of his Mercedes,
inquest hears: [Электронный ресурс] . – Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/law-and-order/12104120/Driver-diedafter-suffering-laughing-fit-at-wheel-of-his-Mercedes-inquest-hears.html – Дата
доступа: 17.01.16
69. The Telegraph: Climate change scepticism is 'political suicide', David
Attenborough argues: [Электронный ресурс]-Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/earth/earthnews/12104127/Climate-change-
102
scepticism-is-political-suicide-David-Attenborough-argues.html – Дата доступа:
17.01.16
70. The Telegraph: First Bite by Bee Wilson, review: 'Useful Tips' : [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/books/what-to-read/firstbite-by-bee-wilson-review-useful-tips – Дата доступа: 14.01.16
71. The Telegraph: Fashion fix: skirt suits are making a comeback: [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/goodlife/living/fashionfix-skirt-suits-are-making-a-comeback/ – Дата доступа: 13.01.16
72. The Telegraph: Mother walking son home from school saves immigrants' lives
after hearing screams from lorry: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/immigration/12117374/Motherwalking-son-home-from-school-saves-immigrants-lives-after-hearing-screamsfrom-lorry.html – Дата доступа: 23.01.2016
73. The Telegraph: Are we more than molecules? [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.telegraph.co.uk/books/authors/are-we-more-than-molecules/
– Дата доступа: 17.01.2016
74. The Telegraph: Welcome to the future: Where a robot is more employable than a
woman: [Электронный ресурс] Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/women/work/welcome-to-the-future-where-a-robotis-more-employable-than-a-wo/– Дата доступа: 21.01.16
75. The Telegraph: National Trust opening hours could change to avoid light damage
to art and antiques: [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/earth/environment/12115959/National-Trustopening-hours-could-change-to-avoid-light-damage-to-art-and-antiques.html –
Дата доступа: 23.01.2016
76. The Telegraph: Why the migration fiasco spells doom for Project
Europe:[Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/newstopics/eureferendum/12130589/janetdaley-eu-migrant-crisis-brexit.html – Дата доступа: 30.01.16
103
77. The Telegraph: Dad's Army review: 'permission to panic: [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/film/dads-army/review/ –
Дата доступа: 26.01.2016
78. The Telegraph: Dirty Grandpa review: 'a new low for De Niro' :[Электронный
ресурс]. –Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/film/dirtygrandpa/review/ –Дата доступа: 28.01.2016
79. The Telegraph: Lloyds goes ahead with repurchase of high-interest 'ECN' bonds
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/finance/personalfinance/investing/bonds/12130085/Ll
oyds-goes-ahead-with-repurchase-of-high-interest-ECN-bonds.html –Дата
доступа: 29.01.2016
80. The Telegraph: Jimmy Savile hated children, says Jim'll Fix It producer :
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/crime/jimmy-savile/12175751/JimmySavile-hated-children-says-Jimll-Fix-It-producer.html –Датадоступа: 27.02.2016
81. The Telegraph: How to fix the Oscars in six steps: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.telegraph.co.uk/film/what-to-watch/oscars-2016white-predictable-how-to-fix/ – Дата доступа: 27.02.2016
82. The Telegraph: Cate Blanchett: 'A lot of people thought I was having some sort
of early midlife crisis': [Электронный ресурс]. – Режимдоступа:
http://www.telegraph.co.uk/film/truth/cate-blanchett-interview/ –Дата доступа:
27.02.2016
83. The Telegraph: Rocky's girls: 'We’re not just about shopping: we can throw a
punch': [Электронный ресурс].– Режим доступа:
http://www.telegraph.co.uk/film/creed/sylvester-stallone-daughters-interview/ Дата доступа: 27.02.2016
84. Weill Bugando School of Medicine. Bugando Medical Centre . Students Version.
1st edition .2012 –1- 82c.
85. Wilde, Oscar – The Picture of Dorian Gray, 352 с.
86. http://study-english.info/absolute-participial-construction.php
104
87. http://engblog.ru/absolute-participial
88. [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://mir.zavantag.com/other/21170/index.html – Дата доступа: 1007.2013].
89. http://engblog.ru/absolute-participial Дата доступа: 17.01.2001
90. https://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/английский/get
91. [www.wikipedia.com].
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа