close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Андриященко Владимир Григорьевич. Исследование экологической культуры средствами визуальной социологии

код для вставки
2
3
4
5
АННОТАЦИЯ
Объем выпускной квалификационной работы составляет 99 страниц, ее
структура состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения,
списка литературы, включающего в себя 68 использованных источников
информации.
Ключевые слова: экологическая культура, средства визуальной
социологии, методы социологического исследования, фотография, трактовка,
научная проблема, научное познание, презентация.
Написанная на тему «Исследование экологической культуры общества
средствами визуальной социологии» выпускная квалификационная работа
посвящена анализу актуального вопроса – исследование экологической
культуры общества средствами визуальной социологии. В ситуации, когда
угроза глобального экологического кризиса является вполне реальной, важно
чётко осознавать, какие отношения человека и природы следует считать
гармоничными и как человеческая деятельность влияет на окружающую
среду.
Актуальность
концептуализации
исследования
понимания
определяется
современной
необходимостью
экологической
культуры
общества и процессов ее исследования средствами визуальной социологии в
мире и в России.
В соответствии с сформулированной темой объектом исследования
являются профессиональные и непрофессиональные социальные группы,
производящие визуальные презентации, содержание которых составляет
экологическая
выступают
культура
стратегии
современного
общества,
конструирования
предметом
социальной
работы
презентации,
содержанием которых является экологическая культура современного
общества.
Методы исследования состоят из общенаучных методов познания,
таких
как
обобщение,
аналогия,
классификация,
анализ,
синтез,
и
6
теоретических
подходов:
исторического,
структурно-функционального,
герменевтического метода, контент-анализ; качественного дискурсивного
анализа; комментариев и высказываний респондентов с целью выявления
предпочитаемых стратегий групповой самоидентификации; анализа других
визуальных материалов.
Научная
новизна
полученных
результатов
исследования
заключается в следующих аспектах:
1. Проанализирована
феноменология
экологической
культуры
общества.
2. Выделены объект, предмет, понятие средств визуальной социологии.
3. Разобран ведущий метод визуальной социологии - фотография.
4. Выявлены
актуальные
проблемы
исследования
экологической
культуры общества средствами визуальной социологии в мировой и
отечественной науке.
Область применения и возможность практической реализации
основных положений и выводов исследования проявляются в возможности
использования результатов исследования в учебно-воспитательной работе в
системе образования, в частности – при разработке отдельных тем или
курсов
по
социологии,
культурологии, политологии.
антропологии,
социальной
философии,
7
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………3
ГЛАВА
I.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ
ОСНОВЫ
ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ
КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА……………………………………………………10
1.1 Феноменология экологической культуры общества………………….....10
1.2 Современное понимание экологической культуры общества………....24
ГЛАВА II. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СРЕДСТВ ВИЗУАЛЬНОЙ
СОЦИОЛОГИИ……………………………………..…..…………………….35
2.1 Объект, предмет, понятие средств визуальной социологии……………35
2.2 Фотография как ведущий метод визуальной социологии……………..58
ГЛАВА
III.
АКТУАЛЬНЫЕ
ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ
ПРОБЛЕМЫ
КУЛЬТУРЫ
ОБЩЕСТВА
ИССЛЕДОВАНИЯ
СРЕДСТВАМИ
ВИЗУАЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИИ……………………………………………68
3.1 Актуальные проблемы исследования экологической культуры общества
средствами визуальной социологии в мире ……………………………….…68
3.2 Актуальные проблемы исследования экологической культуры общества
средствами визуальной социологии в России………………..................…...80
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………..…………90
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК……………………………………..95
8
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Человек и природа. Каковы
должны быть отношения между ними? Что первично в этой связке? Должен
ли человек заботиться об окружающем его мире или все богатства природы
есть его вотчина, с которой он вправе поступать по своему разумению: где
сохранить, а где и под корень?
Свидетельства рачительного, бережного отношения человека к природе
можно встретить в древних текстах различных культур и этносов. Но на
протяжении всей истории человеческой цивилизации доминантным является
отчуждение человека от природы, стремление покорить её, безмерно
потребляя и истощая её ресурсы. 60-е годы XX века стали временем
осознания глобальности экологических проблем и той серьёзной опасности,
нависшей над человечеством из-за угрозы деградации среды обитания природы. Именно в ту пору возникает и крепнет всемирное движение за
охрану окружающего нас мира. Каким он будет во многом зависит от тех, кто
сегодня заполняет школьные классы и студенческие аудитории. Поэтому
очень важно, чтобы наряду с освоением иных наук молодые люди учились
жить в гармонии с матушкой природой. И среди прочих определяющих
уровень культуры человека было его отношение к экологическим проблемам.
Мир вступил в период, когда дальнейшее потребительское отношение к
природе, «заточенное»
исключительно под получение максимальных
прибылей любой ценой, чревато серьёзными катаклизмами. Жить и дальше
по принципу «после нас хоть потоп» не только аморально, но и преступно по
отношению к нашим потомкам и не безопасно для ныне живущих. Так жить
нельзя. А как можно и нужно? Этот вопрос волнует все большее количество
жителей Земли.
9
Человек – «царь» природы. Но так ли это? Он успешно осваивает
морские глубины, «бороздит» просторы вселенной, с лёгкостью вскрывает
земную твердь, беззастенчиво хозяйничая в кладовых планеты. Он научился
разгонять тучи, перекраивать континенты, подчинять себе энергию рек,
солнца, ветра, атома. Он строит города и государства, а потом с лёгкостью
стирает их с лица Земли. Выводит новые сорта растений и породы братьев
наших меньших. Он же вырубает и выжигает реликтовые леса и в угоду
толстосумам устраивает сафари на редкие виды животных. Благодаря его
деятельности лёгкие планеты ежегодно сужаются на сотни тысяч гектаров, а
многие представители животного мира доступны теперь лишь в описаниях и
на картинках. Он создаёт геномодифицированные продукты, клоны,
искусственный интеллект. Ради спасения одной человеческой жизни
проводит сложнейшие медицинские операции, которым позавидовал бы сам
Авиценна и миллионами изводит под корень себе подобных в погоне за
сверхприбылями и властью. Он автор Хиросимы и Нагасаки, Чернобыля и
Фокусимы. Он так завалил планету отходами своей жизнедеятельности, что
та задыхается и стонет под непосильной ношей. И должно быть именно
поэтому состоятельность теории антропоцентризма все чаще подвергается
сомнению. Ведь, право, нельзя же с таким упорством достойным лучшего
применения рубить сук, на котором сидишь. Следует признать, что сегодня
важнейшим признаком экологической культуры является отказ от наивного
антропоцентризма и переход к системе взглядов, которая основывается,
прежде всего, на биосфероцентристских позициях. В этом случае при
решении любых проблем приоритет за природными факторами, а не
социально-экономическими. И хотя конечной целью такого подхода все
равно остаётся человек, но уже не прямо, а опосредованно, через сохранение
природной среды его существования. Такой подход обуславливается острой
практической потребностью, связанной с особой ролью человека на планете.
Реалии сегодняшнего стремительно меняющегося мира ставят человечество
перед необходимостью вдумчиво и бережно относиться к окружающей нас
10
природе. Назрела потребность в выстраивании конструктивной и адекватной
деятельности
по
формированию
наиболее
гармоничного
типа
взаимодействия человека с внешней средой. Расточительное отношение к
природным, порой
невосполнимым, ресурсам, бездумное, а зачастую и
бездушное отношение к окружающему миру в недалёком будущем может
поставить человечество на грань экологической катастрофы. И дабы столь
мрачная перспектива не стала реальностью необходимо не жалеть усилий для
воспитания гуманной и просвещённой личности хотя бы на одной шестой
суши планеты Земля.
Гармония человека с окружающей средой может и должна стать
надёжным фундаментом как национального, так и мирового развития. Но для
этого должны быть подвергнуты ревизии образ жизни и многие ценности,
сформировавшиеся в эпоху индустриального общества. И способствовать
решению этой задачи может широкое повсеместное внедрение в массы
экологической культуры. В этом случае экологическая культура предстаёт
как посредник между, поставленным на грань выживания собственным
безрассудством,
человечеством и гибнущей, по его вине природой.
Дальнейший антагонизм неизбежно обрекает эту связку на гибель. От
понимания человечеством всего трагизма сложившейся ситуации во многом
зависит его будущее. И пока на наших экологических часах ещё не «рухнул»
флажок у нас есть шанс и его надо использовать.
Актуальность
исследования,
таким
образом,
определяется
необходимостью концептуализации понимания современной экологической
культуры общества и процессов ее исследования средствами визуальной
социологии в мире и в России.
Степень разработанности проблемы. Тема магистерской диссертации
потребовала обращения к результатам исследований как в различных
отраслях собственно социологического знания, так и социальной философии,
социальной психологии, экологии. К наиболее значимым следует отнести
работы следующих исследователей: в области изучения визуального аспекта
11
социальной жизни, разработки социологии визуального анализа Р. Барта, Г.
Беккера, В. Беньямина, А. Бригенти, М. Бэнкса, О. Гавришиной, А. Ганжи, А.
Горных, Б. В. Дубина, О. Запорожец, Н. Ю. Захаровой, С. Зонтаг, В. В.
Колодий, В. Л. Круткина, Е. В. Петровской, В. М. Розина, П. Свитмана, О.
Сергеевой, Р. Уильямс и С. Холл, П. Штомпки, Дж. Элкинса, Е. ЯрскойСмирновой
и
др.
Важнейшим
достижением
исследователей,
разрабатывающих визуальную социологию, является последовательное
обоснование того, что «визуальное – это не лишенный собственной сущности
референт социальности. Напротив, в различных своих воплощениях оно
выводится на авансцену, подвергается анализу как особая форма восприятия
и представления мира. Это уже не простое отражение реальности, а особая
оптика взгляда, рожденная культурой и в свою очередь создающая новые
культурные образцы»1. Таким образом, выделился значительный круг
исследователей (и это профессиональное сообщество постоянно пополняется
новыми членами), изучающих визуальные репрезентации социальной
реальности. Исследование в диссертации вопроса понимание экологической
культуры с использованием визуальных практик опирается на значительный
объем
социологических
и
социально-психологических
источников,
посвященных теме социальной идентичности и процессам социальной
идентификации, в том числе на работы Г. М. Андреевой, П. Бергера и Т.
Лукмана, Э. Гидденса, Л. Д. Гудкова, С. Климовой, Ч. Кули, Дж. Марсиа, Э.
А. Орловой, П. Рикера, Е. Ю. Рождественской, А. М. Сосновской, Э.
Тоффлера, Г. Тэджфела, В. А. Ядова и др. При обсуждении социологических
аспектов фотографии и фотографирования, функций фотографии как
инструмента исследования экологической культуры важнейшее значение
имеют работы Р. Барта, Г. Беккера, П. Бурдье, Ж. Дийка, Б. Дубина, С.
Зонтаг, В. Л. Круткина, С. Мельшиор-Бонне, Е. Петровской, Н. Покровского,
Д. Урри, П. Штомпки и др. Обсуждая методический инструментарий
1
Сергеева О.В Исследовательское поле визуальной социологии // Журнал социологии и социальной
антропологии. 2008. Том XI. № 1. С.136.
12
визуальной социологии, нацеленный на отбор и анализ социологически
значимой информации относительно визуальной реальности, мы учитывали
достижения,
идеи,
предложения,
рассматривающие
методы
анализа
визуального, изложенные в работах М. Алварадо, Н. М. Богдановой, Р.
Брекнер, М. Бэнкса, Т. ван А. Дейка, В. И. Ильина, В. Л. Круткина, С. Лангер,
А. Людтке, М. Л. Макарова, А. Сарна, Э. 6 Панофского, Е. Ю.
Рождественской, Г. Роуза, В. В. Семеновой, Л. Дж. Филлипс и М. В.
Йоргенсен, П. Хейв, В. Хернан, П. Штомпки и др.
Цель диссертационного исследования – выявление основных
исследовательских стратегий анализа экологической культуры общества
средствами визуальной социологии.
Реализация поставленной цели предполагает решение следующих
задач:
1)
проанализировать
феноменологию
экологической
культуры
общества;
2) охарактеризовать современное понимание экологической культуры
общества;
3) описать объект, предмет, понятие, методы исследования визуальной
реальности;
4) рассмотреть фотографию как ведущий метод визуальной социологии
провести социологический анализ разнообразных визуальных репрезентаций;
5)
проанализировать
актуальные
проблемы
исследования
экологической культуры общества средствами визуальной социологии в
мире;
6) обобщить актуальные проблемы исследования
экологической
культуры общества средствами визуальной социологии в России.
Объектом
исследования
непрофессиональные
социальные
выступают
группы,
профессиональные
производящие
и
визуальные
презентации, содержанием которых является экологическая культура
современного общества.
13
Предмет исследования – стратегии конструирования социальной
презентации, содержанием которых является экологическая культура
современного общества.
Методологической базой исследования стали идеи, концепции,
разрабатываемые в рамках так называемой коммуникативной парадигмы в
социальном знании, берущей начало в концепции социального действия М.
Вебера
и
получившей
продолжение
и
реализацию
в
различных
социологических теориях и положениях так называемой интерпретативной
социологии (от символического интеракционизма, феноменологической
социологии
до
теории
социальной
драматургии
и
социального
конструкционизма), а именно толкование социальной коммуникации как
конститутивного фактора поведения и деятельности людей, а не простого
обменного процесса между носителями информации. При выявлении
социального содержания визуального поведения и визуального продукта
существенную методологическую помощь и импульс оказали идеи Георга
Зиммеля о непсихилогичности переживания, уникальной социологической
функции взгляда, визуальном контакте как базовом типе человеческого
взаимодействия. Немаловажное значение для диссертационной работы
представляла практическая ориентированность данной методологической
позиции, а именно то, что экоантропоцентрическая парадигма принята в
качестве исходной платформы в прогнозном социальном проектировании,
которое трактуется ее авторами как вариант «мягкой» социальной
технологии, позволяющей интегрировать научное знание в практику
выработки и принятия управленческих решений.
Методический инструментарий исследования включает: контентанализ; качественный дискурсивный анализ; комментариев и высказываний
респондентов с целью выявления предпочитаемых стратегий групповой
самоидентификации; анализ других визуальных материалов значимых для
диссертации.
14
Научная новизна работы определена теоретико-методологическими и
эмпирическими задачами диссертационного исследования.
Структура работы определяется целью и задачами исследования.
Работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, списка
использованной литературы.
15
ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ
КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА
1.1 Феноменология экологической культуры общества
Для того чтобы успешно раскрыть тему данной работы необходимо в
первую очередь ответить на вопрос, что такое экологическая культура, и
каково её значение в жизни современного общества.
В философии культуры феноменология экологической культуры
определяется
человеческой
как
специфический
жизнедеятельности,
способ
организации
представленный
и
в
развития
продуктах
материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений,
в духовных ценностях, в совокупности отношений людей и природы, между
собой и к самим себе.
Э.В. Гирусов отмечает, что культуру принято определять через
противопоставление её природным явлениям, так как одним из важнейших
проявлений культуры является
отпечаток
сознательной деятельности
субъекта в отличие от естественного бытия природных тел. В то же время в
действительности в процессе эволюции общества возникает и набирает силу
их взаимопроникновение и взаимообусловленность1. Культура - это скорее
проявление сознательной деятельности, она характеризует степень свободы
субъекта по отношению к природной и социальной необходимости .
Объектом нашего исследования является экологическая культура.
Следовательно, прежде всего, необходимо разобраться в том, что включает в
себя данное понятие, каковы его особенности и насколько велико его
значение для современного
общества. Слово «культура» происходит от
латинского глагола cultum, что первоначально обозначало «возделывание
почвы». Позднее оно стало пониматься как «почитание богов», что
1
Экология и экономика землепользования. Под ред. Гирусова Э.В. М., 2002. С. 204.
16
подтверждает доставшееся нам в наследство слово «культ»2. На протяжении
всего средневековья и в период поздней античности, «культура» была
неразрывно связана с религией, духовными ценностями и т.п. Но позже, с
началом эпохи модерна это понятие подверглось переосмыслению. Под
«культурой» стали понимать совокупность материальных и духовных
ценностей, накопленных человечеством за весь период его существования.
Архитектура и живопись, письменность и язык, обряды и обычаи, отношение
к миру - все это попадало под определение «культура». Позже понятие это
было расширено.
В качестве социального явления культура, очевидно, может быть
определена в самом общем, приблизительном виде как «образ жизни»
человека и общества. На этот статус культуры следует обратить особое
внимание, так как он являет собой важнейший компонент и показатель
уровня развития человеческой цивилизации. Культура как способ адаптации
и организации жизнедеятельности людей является важнейшим показателем
их отношения друг к другу и к окружающему миру. В зависимости от
содержания, направленности культура может сближать и отчуждать народы.
В настоящее время, будущее человечества во многом зависит от становления
мировой культуры, сочетающей в себе самобытные национальные культуры
с общечеловеческими ценностями.
Экология является естественной наукой, которая прочно связана со
всеми гуманитарными, социальными и другими сферами познания. А так как
окружающая среда является частью человеческого мира, отношение к ней
формируется
наряду
с
основными
культурными
и
ценностными
ориентациями людей. Этот аспект социоприродных отношений включает в
себя предмет социальной экологии как отраслевой социологической
дисциплины.
Каждый народ уникален сам по себе. А культурные нормы и правила
не являются наследственными признаками, заложенными в наших генах, они
2
Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия: Пер. С англ. - М.: Международные отношения, 1993. С. 114.
17
усваиваются
на
протяжении
всей
жизни,
посредством
обучения,
целенаправленной работы и культурной деятельности человека. Ведь
«человечество, будучи единым биологическим видом, никогда не являлось
единым социальным коллективом»1.
И хотя по своей природе культура склонна к изменениям и
самообновлению,
она
является
своего
рода
кодом,
позволяющим
идентифицировать каждого члена человеческого сообщества к той или иной
цивилизации. Она может быть определена как совокупный продукт
деятельности членов одного народа. Продукт, который уникален по своей
сути. Как различны обряды и обычаи разных народов, так и неповторимы
культуры наций населяющих нашу планету. Каждой из них свойственна своя
правовая, экономическая, экологическая, языковая и любая другая из
существующих культур. Следовательно, восприятие культуры зависит от
того к какому конкретному сообществу принадлежит данный человек. И все
же, как мне кажется, базисом культуры служат накопленные народом на
протяжении веков ценности в духовной области (вера, обычаи и обряды,
язык и литература, и др.) и в материальной сфере (архитектура, скульптура,
живопись и т. д.). Следует отметить, что, несмотря на то, что каждый народ
обладает своей самобытной культурой, существует некий общий культурный
архетип, способствующий межкультурным коммуникациям.
Экология как наука возникла в конце XIX столетия, но в тот период она
обозначала учение о живых организмах, их взаимосвязи и влиянии на
природу в целом. По-настоящему же актуальное значение экология
приобрела в середине ХХ столетия. Именно в это время учёные из США
обнаружили пропорциональную зависимость загрязнения почв и мирового
океана,
уничтожения
деятельности.
многих
Исследователи
видов
забили
животных
тревогу.
от
Стало
антропогенной
ясно,
что
во
взаимоотношения человека и природы необходимо вносить кардинальные
1
Ерофеев Б.В. Экологическое право России: Учебник. М.: Юристъ, 2012. С. 73.
18
изменения. Так в шестидесятых годах минувшего века человечество
столкнулось с проблемой «глобального экологического кризиса».
Так что же такое «экологическая культура»? Википедия так объясняет
суть этого определения: «экологическая культура - часть общечеловеческой
культуры,
система
социальных
отношений,
общественных
и
индивидуальных морально-этических норм, взглядов, установок и ценностей,
касающихся
взаимоотношения
человека
и
природы;
гармоничность
сосуществования человеческого общества и окружающей природной среды;
целостный коадаптивный механизм человека и природы, реализующийся
через отношение человеческого общества к окружающей природной среде и
к
экологическим
проблемам
в
целом».
«Экологическая
культура
предполагает такой способ жизнеобеспечения, при котором общество
системой духовных ценностей, этических принципов, экономических
механизмов,
правовых
норм
и
социальных
институтов
формирует
потребности и способы их реализации, которые не создают угрозы жизни на
Земле».1 Однако в понимании экологической культуры в разных подходах
встречаются некоторые противоречия. Так, по мнению Н. М. Мамедова,
экологическая культура строится исключительно на готовности человека
следовать определённым требованиям и нормам, предусмотренным законами
взаимодействия человека с природой2. Автор этого суждения рассчитывает
на сознательность людей в экологических
вопросах и полагает, что
отношение человека к ним формируется на основе общественных норм. Но в
этом случае в понятии экологической культуры исключается момент
целостного понимания человеком экологии. И сама экологическая культура
предстаёт скорее как совокупность правил, придерживаясь которых человек
органично вписывается в существующую общественную систему.
1
Салов, Е. И. Экологическая культура – основание целостного подхода к теории и практике экологического
менеджмента (информационно-управленческий и синергийно-философские аспекты) / Е. И. Салов, С. Е.
Салова // ВИНИТИ. Сер. Проблемы окружающей среды и природ. ресурсов. – 2004. - № 3. С. 64.
2
Мамедов Н.М., Суравегина И.Т., Глазачев С.Н. Основы общей экологии. Федеральный учебник.- М.:
«МДС», 1998. С. 181.
19
В свою очередь Л.П. Симонова и М.В. Мащарина определяют
экологическую
культуру
как
качество
личности,
проявляющее
в
заинтересованности в решении проблем, связанных с природой, а так же в
«нравственных и этических чувствах, направленных на окружающую
среду»1. Российские учёные В.П. Кезин и В.Н. Осокина, рассматривают
человека – часть природы и другие природные объекты как равноправные
части взаимодействия. Они утверждают, что по отношению к природе можно
судить об отношении человека к обществу в целом и к себе в частности2.
Д.С. Лихачёв для более правильного понимания принципов и
механизмов
существования
экологических
«экология культуры», которое
ценностей,
ввёл
понятие
выделяет экологическую культуру как
область культуры, а не экологии. Культура, по мнению учёного, сама по себе
экологична и её роль состоит в адаптации деятельности человека к
окружающей среде. «Экологию нельзя ограничивать только задачами
сохранения природной биологической среды. Для жизни человека не менее
важна среда, созданная культурой его предков и им самим. Сохранение
культурной среды - задача не менее существенная, чем сохранение
окружающей природы»3. В своих многочисленных научных трудах Д.С.
Лихачёв говорит о необходимости развивать общую духовную культуру,
отмечая, что именно она даёт человеку возможность в полной мере
просвещаться и одухотворяться. Отделять экологию от культуры, по мнению
учёного
не стоит, поскольку внешняя среда должна восприниматься как
аспект культурной жизни людей. Он рассматривал экологическую культуру
как неотъемлемый элемент культуры в целом4.
В 1991 г. в Красноярске на Первой Всероссийской научнопрактической конференции были подняты вопросы экологической культуры,
1
Дорошко О.М. Современные подходы к определению понятия «экологическая культура» // Современные
исследования социальных проблем. 2012. № 9 (17). С. 48.
2
3
Кезин В.П., Осокина В.Н. Философия и естествознание. М., 2010. С. 492.
Лихачев Д.С. Экология культуры // Приходская газета. 2012. 1 нояб.. С. 2.
4
Лихачев Д.С. Избранные работы. М., 1999. С. 189.
20
на которой ряд ведущих специалистов сформулировали своё понимание этих
проблем. Исследователи И.Д. Зверев и И.Т. Суравегина уверены, что
экологическая культура должна быть связана с социально-нравственной
деятельностью, вызывающей потребность в улучшении окружающей среды.
Экологическая
культура
личности
строится
на
базе
понимания
закономерностей живых систем и уважения жизни1. Главным показателем
экологической
культуры
является
социальная
и
индивидуальная
экологическая ответственность за события в природе и жизни людей.
Б.С. Кубанцев высказал мнение о необходимости переориентации
господствующего у соотечественников антропоцентрического мышления
(«человек – царь природы»), на биоцентрическое мышление, при котором
человек будет рассматривать себя наравне с природой. Игнорирование
законов живой природы привели к многочисленным экологическим
проблемам2.
Сущность экологической культуры Д.В. Владышевский связывает с
природопользованием,
безудержного
осознанием
использования
опасности
ресурсов
и
планеты,
недопустимостью
с
переходом
к
общенациональному сбережению природы3.
Очевидно, что экологическую культуру личности нельзя рассматривать
в отрыве от иных культур, таких как политическая, философская, правовая,
эстетическая, физическая и др., которые в априори должны присутствовать у
этой личности. Сочетание этих культур в личности составляет основу
экологической
культуры
человека.
Наличие
экологической
культуры
способствует сохранению и развитию системы «общество – природа».
Экологическая культура это нравственно-духовная сфера жизнедеятельности
человека, характеризующая своеобразие его взаимодействия с природой. Она
включает в себя систему взаимосвязанных элементов: экологическое
сознание, экологическое отношение и экологическую деятельность. В
1
Экологическое образование. Под ред. И.Д. Зверева. М., 1990. С. 72.
Кубанцев Б.С. Экология и география. М., 2001. С. 132.
3
Владышевский Д.В. Экология и мы. М., 2004. С. 38.
2
21
качестве особого элемента выступают экологические институты. Они
призваны поддерживать и развивать экологическую культуру на уровне
общественного сознания в целом и конкретного человека в частности.
Сегодня, когда, несмотря на предпринимаемые усилия, перспектива
глобального экологического кризиса остаётся реальной, роль экологической
культуры человечества трудно переоценить. У общества осталось не так
много времени на то, чтобы научиться жить в гармонии с природой, уважая
её законы. По мнению председателя комитета по охране окружающей среды
В. И. Данилова-Данильяна, к концу семидесятых годов текущего века будет
поздно даже обсуждать экологические проблемы.
Академик Б.Т. Лихачёв определяет сущность экологической культуры
как органическое единство экологически развитого сознания, эмоциональнопсихических состояний и научно обоснованной волевой утилитарнопрактической деятельности. По мнению учёного, она должна строиться на
экологических знаниях и непременно включать в себя глубокую заинтересованность в природоохранной деятельности, богатство нравственноэстетических чувств и переживаний, порождаемых общением с природой1.
Иными словами, развивая промышленное производство, исследуя космос и
мировой океан, укрепляя свою обороноспособность, возделывая пашни,
осушая болота, строя дороги и т.д. и т.п., человечество всякий раз должно
руководствоваться одним принципом по отношению к природе - не навреди!
К сожалению, в большинстве случаев в повседневной жизни верх пока берут
иные стереотипы. Тем не менее, хочется надеяться, что если не здравый
смысл то хотя бы инстинкт самосохранения заставит общество пересмотреть
свои взгляды и как минимум прислушаться к тем, кто стоял у истоков
экологической культуры. Это, прежде всего, отечественные философы,
исследовавшие взаимоотношения человека с его социальной и природной
средой. Н.А. Бердяев обращал внимание на то, что все социальные перемены
в судьбе человечества непременно связаны с отношением человека к
1
Лихачев Д.С. Избранные работы. М., 1999. С. 176.
22
природе. Он считал необходимым исследовать генезис экологической
культуры на общечеловеческом уровне1.
Много внимания культурно-этическим вопросам общества уделял и
русский религиозный философ В.С. Соловьёв. По его мнению, возможно
троякое отношение человека к природе: страдательное подчинение ей в том
виде, в каком она существует, длительная борьба с природой, покорение её и
безмерное использование в своих интересах, и, наконец, установление
оптимального состояния природы, как результат усилий, прилагаемых
человеком.2 В.С. Соловьёв именно это отношение считал единственно
верным, так как при нем человек пользуется своим превосходством над
природой не только для своего, но и для её - природы – возвышения. В.С.
Соловьёв был в числе первых, кто отмечал исторический тип экокультуры. В
дальнейшем этому вопросу уделил много внимания И.П. Сафронов. В своей
работе «Формирование экологической культуры учителя» он характеризует
первый этап экокультуры как доцивилизационный. И хотя, по мнению
автора, в тот период личность ещё не являлась субъектом экологической
культуры, ей были свойственны определённые этические нормы. Они
отражали почтительное отношение к природе племени, частью которого
являлся
человек3.
Эти
этические
принципы
в
некоторых
регионах
сохранились до наших дней. Ирокезы перед охотой на медведя, извиняясь,
пытаются донести до зверя мысль, что ими движет не жадность, не
стремление обесчестить его, а элементарная потребность накормить себя и
свои семьи. Они как бы говорят ему словами известного литературного
персонажа: «Мы с тобой одной крови», подчёркивая своё единство с
природой. Чего никак нельзя сказать о юных хабаровских живодёрках.
Подобной публике чужд императив очеловечивания природы, равно как и
заповедь Христа: «Не убий!»
1
Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С. 72.
Соловьев В.С. Сочинения в 2 томах. Т. 2. М., 1988. С. 338.
3
Сафронов И.П. Формирование экологической культуры учителя. М., 2001. С. 17.
2
23
Страдательный тип экокультуры сменяет «цивилизационный», в ходе
которого
человек
пытается
подчинить
природу,
порой
нанося
ей
непоправимый ущерб. Здесь заглавным субъектом экологической культуры
становится индивид с присущим ему эгоцентризмом. Но такова историческая
стезя человечества. С ростом производительных сил растут аппетиты
общества. Оно стремится взять по максимуму у природы, зачастую не очень
задумываясь над тем, что её возможности не безграничны. Такой алгоритм
поведения является доминантным и в наши дни. В этой экологической
культуре природа многими воспринимается как объект, отдалённый от
человека, противостоящий ему. Растущие технические возможности и
иждивенческая эгоцентристская философия, в конце концов, привели к
подрыву биосферы и поставили мир на грань экологической катастрофы. Эта
мрачная перспектива, к сожалению, не вымысел, не плод воспалённого
сознания исследователя-одиночки. К такому неутешительному выводу
пришли участники известного «Римского клуба». В своём докладе «Пределы
роста» они констатировали, что при сохранении темпов нарастающего
увеличения
мирового
населения
параллельно
с
высокими
темпами
производства, загрязнением окружающей среды и истощением естественных
ресурсов к середине XXI в. наступит глобальная катастрофа1.
На возможность такого сценария указывали многие дальновидные
мыслители. Среди них Н.Ф. Фёдоров, который определённо и жёстко
предсказывал, что мир идёт к печальному концу, так как цивилизацию,
эксплуатирующую природу и не стремящуюся к её восстановлению, может
ждать только
приведённые
такой итог2. Конечно, с мировоззренческой точки зрения,
выше
прогнозы,
выдержаны
в
духе
«экологического
пессимизма». Такой культурный императив является тупиковым. Пессимизм
вообще и духовный в частности характерен для кризисных ситуаций, в
недрах которых зарождаются и зреют иные тенденции. Это, безусловно,
1
Медоуз Д. и др. Пределы роста. 30 лет спустя. Limits to growth. The 30-year update. М.: Академкнига, 2007.
С. 63.
2
Федоров Н.Ф. Философия общего дела. М., 2008. С. 533.
24
относится и к сфере культуры. Пусть не так быстро как хотелось бы
происходит становление прогрессивного современного типа экологической
культуры,
который
многие
авторитетные
специалисты
справедливо
определяют как «гуманистический ("ноосферный") тип». Он в разной
степени успешно проникает во все сферы жизнедеятельности общества.
Концепция формирования экологической культуры – это научно
обоснованная система взглядов на цели, задачи, принципы и направления
нормализации поведения людей в природной или городской среде,
функционирующая
на
политическом
уровня.
Данная
концепция
основывается на законе «Об охране окружающей среды», а так же на иных
документах, касающихся вопросов экологии.
Следует
сказать
о
существовании
ряда
научных
подходов
взаимодействия социальной и природной сред. Автором первого является
Жан - Жак Руссо. Его концепция основана на принципе «невмешательства»
человека в биологические процессы. По мысли учёного любое воздействие
человека на природу является недопустимым. Обществу необходимо
соблюдать законы природы и осуществлять свою деятельность без какоголибо ущерба для окружающей среды.
Следующая концепция полная противоположность первой. Согласно ей
назначение
всех
богатств
и
ресурсов
природы
должны
служить
удовлетворению возрастающих потребностей общества1. Такой подход,
превалирующий сегодня в мире, приводит к истощению природных ресурсов
и обостряет экологические проблемы.
Третья концепция основывается на ограничении экономического роста
с целью сохранения природных ресурсов и восстановления равновесного
состояния. Однако у этого подхода множество противников, полагающих,
что его реализация значительно замедлит скорость экономического развития
общества.
1
Ясвин В.А. Формирование экологической культуры как приоритет региональной экологической
политики // Развитие региональных систем экологического образования: материалы Всерос. конф. Пермь:
Изд-во ПГПУ, 2000. С. 82.
25
Четвертая концепция, основоположником которой является российский
учёный В.И. Вернадский, опирается на теорию ноосферы, в которую, по
мнению мыслителя, под воздействием человека преобразуется биосфера.
«Биосфера
есть
саморегулируемый
организм,
поддерживающий
своё
существование благодаря биогенно направленному геологическому процессу
и биологической эволюции на нашей планете».1
«Ноосфера – новое состояние биосферы, связанное с разумной
деятельностью человека - решающим фактором её развития; всё, созданное
человеческим разумом, в отличие от природного, первозданного».2 Сегодня
ноосфера в том виде как её представлял В.И. Вернадский всё ещё остаётся
перспективой.
Этот
более
высокий
качественный
уровень
жизни
предполагает построение на Земле общества без войн и катаклизмов, в
котором успешно решены проблемы всеобщей грамотности, бедности.
Общества, в котором все государства сосуществуют в мире и согласии и
совместно решают насущные проблемы человечества, включая такие важные
как освоение космоса и рациональное использование природных ресурсов.
Концепция В. И. Вернадского в системе «общество – природа» главную роль
отводит человеку, но человеку ноосферному. Ноосферный человек – это
«продукт
развития биосферы и создатель ноосферы».3Идея учёного о
возможности мирового сообщества следовать принципам поступательного
экономического развития при обязательном соблюдении законов природы и
рациональном использовании природных ресурсов легла в основу стратегии
Устойчивого развития. Лишь на основе сбалансированного, мягкого
развития, учёта всей комплексности взаимосвязей и взаимодействий
структур территориальных систем возможно удовлетворение потребностей и
нужд как ныне живущих, так и будущих поколений, как в глобальном, так и в
региональном
масштабе.
Устойчивое
развитие
понимается
как
коэволюционное, не истощающее природу, обеспечивающее прогресс
1
2
3
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991. С. 112.
Вернадский В.И. О Науке // т. 1. Дубна: Феникс, 1997. С.55.
Дробжев М.И. Вернадский и современная эпоха. Тамбов: ТГТУ, 2010. С. 30.
26
человеческой цивилизации и сохранение гомеостаза биосферы. Главная идея
стратегии устойчивого развития заключается в создании условий и
механизмов
для
взаимоувязанного
социально
экономического
и
экологического развития1. Необходимо рассматривать проблемы природной
среды в единстве с социально-экономическими процессами. В этом случае
создаются предпосылки для обеспечения права людей на здоровую и
качественную жизнь, уменьшения разрыва в уровне жизни народов мира.
«Гуманистический ("ноосферный") тип» экологической культуры
постепенно, где более успешно, а где менее, но охватывает её основные
подсистемы.
Под
его
воздействием
изменяются
социальные
и
производственные отношения, экологическая деятельность и экологическое
мышление,
экологические
общественные
институты
и,
конечно
же,
экологическое образование и воспитание.
Становление гуманистического типа экологической культуры требует
определённых
преобразований
в
обществе.
Необходима
гуманизация
мирового сообщества, выстраивание отношений между странами на основе
добрососедства и взаимоуважения. Понимание того, что Земля – общий дом
всех народов населяющих её и решение назревших экологические проблем
возможно только при объединении усилий, должно стать путеводной звездой
человечества на ближайшие годы.
Следует
признать,
что
предпринимаемые в этом
направлении
определённые шаги уже дают положительные результаты. За последние
десятилетия
значительные
перемены
произошли
в
материально-
производственных аспектах экологической культуры. В этот период в
военной, атомной, нефтедобывающей, химической и других отраслях
промышленности активно внедряются экологически щадящие способы
производства. Ведётся создание разнообразных очистительных систем.
Особое внимание уделяется применению биотехнологий, использованию
1
«Наше общее будущее». Доклад международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР).
М.: Прогресс. 1989. С. 81.
27
экологически чистых источников энергии, замкнутым циклам и безотходным
способам производства, внедрению оборудования для экологической защиты
и осуществлению контроля качества окружающей среды. В этих условиях
формируется и развивается современная экологическая культура.
Серьёзные подвижки наблюдаются и в социально-политической сфере.
Во многих странах все больше внимания властные структуры уделяют
вопросам
экологии.
Представители
многочисленных
экологических
организаций, наделённые определёнными полномочиями, всё чаще влияют
на повестку дня. Идеи партии «зелёных» с каждым годом находят
большую
поддержку
у
электората.
Укрепляется
юридическая
все
база
экологических отношений. Можно говорить о профессиональном отношении
к проблеме «человек-общество-природа» в средствах массовой информации.
Уровень развития экологической культуры в обществе определяет наличие
соответствующих моральных и правовых норм. И, прежде всего степень
сознательной ответственности за происходящее в окружающем мире ныне
живущих перед будущими поколениями. И.Т. Суравегина считает, что
экологическая ответственность вбирает в себя все существенные признаки
как социальной, так и моральной ответственности. Как личностное качество
ответственность
развивается
в
онтогенезе
постепенно
в
результате
взаимодействия индивида с социальным окружением1.
В системе экологической культуры обычно выделяются две стороны:
материальная (все формы взаимодействия общества с природой и результаты
этого
взаимодействия)
и
духовная
(экологические
знания,
умения,
убеждения, навыки). И.П. Сафронов представляет экологическую культуру
общества
как
систему
диалектически
взаимосвязанных
элементов:
экологических отношений, экологического сознания и экологической
деятельности2.
1
2
Суравегина И.Т., Величковский Б.Т. Здоровье человека и окружающая среда. М., 1997. С. 17.
Сафронов И.П. Формирование экологической культуры учителя. М., 2001. С. 19.
28
Мерой
экологической
культуры
является
экологическая
этика.
Акцентируя внимание на проблемах биосферы, всего живого, она создаёт
предпосылки действий, ориентированных на сохранение и развитие
человеческого и природного бытия. Экологическая этика кроме традиционно
рассматриваемых отношений «человек – человек», «человек – общество»
особое внимание уделяет такому взаимодействию как «человек – природа».
Приоритетным свойством экологической этики является забота о природных
условиях существования будущих поколений. Обращённость в будущее,
которая предполагает и заботу о настоящем, отличает экологическую этику
от традиционных направлений этики. Одним из постулатов экологической
этики является отказ от любых действий, которые могут подорвать
возможности существования будущих поколений. Необходимо уже сегодня
задаваться вопросом какую Землю мы оставим тем, кто придёт вслед за нами.
Недопустимо в интересах ныне живущих людей наносить ущерб интересам
будущих поколений. Но все эти и другие положения экологической этики,
направленные на гармонизацию взаимодействия человека и природы, могут
быть реализованы только в том случае, если они смогут войти в такие сферы
человеческой деятельности, как образование, воспитание, политика и т.д.
Только в этом случае проблемы экологии, волнующие сегодня специалистов
и незначительную часть общества станут проблемами всего общества и
могут быть успешно решены.
1.2 Современное понимание экологической культуры общества
Сложный выбор стоит сегодня перед обществом: либо сохранить
привычный способ взаимодействия с природой, что, по мнению многих
учёных, ведёт к экологической катастрофе, либо кардинально изменить его,
29
сберегая пригодную для жизни биосферу. Серьёзное изменение способа
взаимодействия человечества с природой, равно как и его мировоззрения, как
минимум предполагает отказ от некоторых фундаментальных стереотипов и
ценностей индустриального общества в пользу формирования и развития
новой - экологической культуры. На протяжении всего своего развития
человек не только преобразовывал природу, создавая свою «искусственную
среду», он, прежде всего, учился, пусть далеко не всегда успешно,
взаимодействовать,
сосуществовать
с
природной
средой,
приобретая
необходимые для этого культурные навыки.
Сейчас, когда настало время синтеза социального и природного начал в
культуре, потребность в глубоком всестороннем понимании природы и её
законов возросла многократно. Ведь от этого зависит не только качество
жизни общества на ближайшую перспективу, но и сама возможность
выживания человечества. Гамлетовский вопрос «быть или не быть?» достиг в
наши дни цивилизационных масштабов. О том, в каком состоянии находится
экологическая культура, которая, как мы знаем, с позиций культурологии
является одним из компонентов культуры общества в целом, можно в
значительной
степени
судить
по
средствам,
с
помощью
которых
осуществляется непосредственное воздействие человека на природную
среду. Безусловно, следует учитывать и весь арсенал средств духовнопрактического
освоения
природы
(профильные
знания,
культурные
традиции, ценностные установки и т.д.).
1972 год принято считать точкой отсчёта в развитии международной
экологической политики и активных действий в защиту окружающей среды.
В это время в Стокгольме прошла Международная конференция, одним из
итогов работы которой явилось создание Программы ООН по окружающей
среде (ЮНЕП). В последующие годы состоялась целая серия конференций по
проблемам экологического образования.
Так,
в
1977
г.
в
Тбилиси
проведена
Межправительственная
конференция по образованию в области окружающей среды. В ходе этого
30
мероприятия были приняты решения и подписаны документы, определившие
развитие экологического образования в мире на несколько десятилетий
вперёд. В 1987 в Москве прошла Международная конференция ЮНЕСКОЮНЕП по экологическому образованию, на которой были обсуждены
некоторые
промежуточные
итоги
реализации
решений
Тбилисской
конференции и определены пути дальнейшего развития экологического
образования. Международные конференции, проведённые в Стокгольме,
Тбилиси и Москве и последовавшие по их результатам массовые публикации
способствовали подъёму
экологического сознания и общественной
активности во всем мире.
Однако предпринимаемых усилий оказалось недостаточно. К такому
выводу пришли участники представительного форума, обсудившие итоги
первых двух десятилетий экологического движения в мире. На конференции
ООН по окружающей среде и развитию в Бразилии (Рио-де-Жанейро, 1992 г.)
они с нескрываемой озабоченностью отмечали, что экологический кризис
современности приобретает все большую остроту, носит социальноэкономический и духовно-нравственный характер.
Здесь же на конференции была провозглашена идея устойчивого
развития, закреплённая
в
документе
«Повестка
дня
на
XXI
век»,
подписанном представителями более чем 170 государств.
Чтобы
обеспечить
устойчивое
будущее,
потребуется
изменить
мировую экономику, демографическую политику, переосмыслить многие
ценности и во многом отказаться от привычного образа жизни. Подобные
действия часто отождествляют или связывают с экологической революцией.
Она действительно может встать в один ряд с аграрной и промышленной
революциями
как
одно
из
наиболее
грандиозных
социальных
преобразований в истории человечества1.
1
Экологическое образование: Концепции и методические подходы. Отв. редактор. Мамедов Н.М.- М.:
«Агенство «Технотрон», 2007. С. 178.
31
В отличие от аграрной революции, которая способствовала небывалому
росту
численности
населения,
цель
экологической
революции
—
восстановление равновесия между потребностями населения Земли и
природными ресурсами, между социально-экономическим и экологическим
развитием, обучение населения основам общения с внешним миром для
гармонизации своей жизни и окружающей среды.
Увы, уже сегодня человечество находится в цейтноте. Экологическая
революция должна проходить быстрыми, если не сказать стремительными
темпами. Аграрная революция началась 10 тыс. лет назад, а промышленная
(в тех или иных формах) по существу продолжается уже два столетия.
Такими временными ресурсами экологическая революция не располагает. На
всё про всё у неё от силы несколько десятилетий. В этих условиях со всей
остротой на передний план выходят проблемы культуры и образования.
Мировое экологическое движение и соответствующий международный
социокультурный
фон
способствовали
становлению
отечественного
экологического образования. Первоначально чётких регламентаций не было.
Девиз «Знать и любить родную природу» долгое время был определяющим.
В законодательном же плане бережное обращение к природе как цель
образовательного процесса нашло своё воплощение в «Законе об охране
природы в РСФСР» (1960 г.), который и оформил социальный заказ системе
образования на подготовку экологически грамотной молодёжи.
За прошедший с той поры период экологическое образование в нашей
стране прошло путь от натуралистического движения, через охрану природы
и природоохранительное просвещение к экологическому воспитанию и
формированию экологической культуры. Эту непростую стезю становления
и
развития
экологического
образования
можно
проследить
по
многочисленным современным публикациям. Этой же цели способствовали
сотни конференций и симпозиумов, на которых было принято значительное
количество рекомендаций и нормативных актов. В эти десятилетия
разработано много учебных и исследовательских программ, написаны
32
десятки учебников и учебных пособий. Однако значимость качественного
экологического образования сегодня, как и прежде весьма актуальна. «Цель
экологического образования – наделение индивида
естественных,
технических
и
общественных
знаниями в области
наук,
об
особенностях
взаимодействия общества и природы, развитие в ней способность понимать и
оценивать конкретные действия и ситуации» 1.
За
рассматриваемый
период
специфика
социального
заказа
эволюционировала, претерпев значительные изменения. Сегодня знаний по
основам охраны природы уже не достаточно. Время и ситуация сделали
социальный заказ на личность с высоким уровнем развития экологического
сознания и экологической культуры, исполнение которого проблемно без
наличия квалифицированных педагогических кадров. Только знающие,
заинтересованные специалисты могут сформировать у подрастающего
поколения бережное отношение к природным богатствам и воспитать понастоящему рачительных хозяев земли нашей. История отечественного
педагогического образования знает много славных имён, чьё отношение к
окружающему нас миру достойно глубокого изучения и подражания.
Православная педагогика, народные традиции, идеи русского космизма о
вселенской ответственности человека за окружающий мир (Н.Ф. Фёдоров,
В.И. Вернадский, В.Э. Циолковский и др.), высказывания К.Д. Ушинского о
природосообразности поведения и деятельности в образовании послужили
хорошей базой для подготовки студентов. Свой вклад в анализ различных
аспектов экологической культуры и путей её формирования внесли (С.И.
Архангельский, И.Ф. Исаев, А.К. Колесова, Н.Е. Мажар, А.В. Мудрик, Е.Н.
Шиянов, Г.П. Южакова и др.).
С
появлением
эколого-педагогической
функции
преподавателя
активизировались педагогические исследования в этой области. И здесь
заглавную роль в организации и координации этой работы осуществлял
1
Ситаров В.А., Пустовойтов В.В. Социальная экология: учебное пособие для студ. высш. пед. учеб.
заведений. М.: Академия, 2000. С. 176.
33
Научный совет по педагогическим аспектам охраны окружающей среды
Академии педагогических наук СССР, в состав которого входили А.Н.
Захлебный, И.Д. Зверев, И.Т. Суравегина и другие учёные. Их усилия
позволили определить основные направления подготовки преподавателя к
экологическому образованию студентов. Среди них можно выделить
следующие:
• формирование у преподавателя сознания и гражданского долга, убеждений
в
необходимости
и
возможности
сохранения
природы
для
блага
человечества;
• сочетание знания естественнонаучных основ охраны природы с личной
активностью по её охране;
• обеспечение профессиональной готовности к экологическому образованию
студентов на основе вооружения научными знаниями, а так же умениями и
навыками.
Таким образом, к 80-ым годам минувшего века в теории экологопедагогического образования сформировалось чёткое
представление о
необходимости всесторонней экологической подготовки студентов, которая
затрагивала бы их нравственные, деятельностные и деловые качества.
Существенный вклад в исследование и организацию экологической
подготовки студентов внёс Б.Г. Иоганзен. Он много внимания уделил
исследованиям
мотивов экологической подготовки. В результате учёный
предложил их мотивационно-ценностную классификацию, выделяя при этом
гуманистические,
патриотические,
санитарно-оздоровительные,
экономические, научно-познавательные мотивы. Свою классификацию Б.Г.
Иоганзен рассматривал как основу управления педагогическим процессом
формирования экологической культуры. С точки зрения формирования
экологической культуры и трансформации её в культуру устойчивого
развития особый интерес вызывает ряд социальных явлений. Прежде всего,
следует сказать о социальном партнёрстве в области проблем окружающей
среды, связанных с последствиями глобализации и о социокультурной
34
зрелости
как
критерии
поступательного
освоения
человечеством
окружающего мира, о социализации не только молодой, но и зрелой части
человечества. Социализацию принято рассматривать как процесс усвоения и
освоения человеком определённой системы знаний, норм и ценностей,
позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена
общества.
Формирование
личности
происходит
вследствие
целенаправленного социального воздействия на неё посредством системы
образования,
через
спонтанные,
стихийные
процессы.
На
высокую
эффективность социализации молодёжи через её активное участие в
различных
видах
и
формах
экологической
деятельности
указывают
специалисты-исследователи (Н.И. Корякина, С.Н. Глазачев, А.Н. Захлебный,
В.М. Назаренко и др.). По их наблюдениям школьники охотно участвуют в
различных
международных, всероссийских и региональных эколого-
образовательных проектах. Например, таких как
(«ГЛОУБ», «ШПИРЭ»,
«Образование для устойчивого развития» и др.). Не остаются без внимания и
многочисленные акции молодёжных экологических организаций («Зелёная
Планета», «Зелёный Крест» и др.), природоохранной направленности. Эти
мероприятия позволяют молодёжи лучше понять окружающий мир,
формируют бережное рачительное отношение к природе, воспитывают
приверженность к общепринятым нормам и традициям. Что само по себе и
есть социализация. Однако среди современных молодых людей ещё не
достаточно развито ценностное восприятие окружающей среды. А ведь
именно молодёжь как социальная группа является основой для реализации
любого рода проектов по изменению общественных ценностей. От неё во
многом зависит, каким будет завтрашний мир. И отсутствие ценностных
ориентаций в вопросах экологии, потребительское отношение к природным
ресурсам у этой социальной группы сегодня, завтра может обернуться
серьёзными проблемами для всего человечества.
Каковы же перспективы развития экологического образования?
Остановимся на возможных моделях:
35
От экологического образования - к образованию устойчивого развития
(социально-экономический
аспект).
способствовали
предпосылок
экологических
созданию
проблем
в
купе
События
с
для
последних
десятилетий
системного
осмысления
накопившимися
социальными
и
экономическими. И здесь приоритетны понятия, с которыми человек
соприкасается ежедневно в различных ситуациях: жизнь, качество жизни,
человек, качества человека, здоровье человека, образ жизни человека, стиль
жизни, уровень жизни, здоровый образ жизни и т.д.
К экологической культуре - через экологическое просвещение
населения (эколого-культурологический аспект). Экологическое образование
и просвещение - явление полиаспектное и многоуровневое. Принято считать,
что становление экологической культуры осуществляется через знания и
умения в области естественных наук. Это так. Но в то же время не в полной
мере задействован значительный эколого-просветительский потенциал
социогуманитарного знания об окружающем мире и человеке как части этого
мира.
Для лучшего понимания современного феномена экологической
культуры необходимо рассмотреть ряд её ключевых аспектов, которые
позволяют осуществить переход к устойчивому развитию общества.
Во-первых, экологическая культура
наиболее
есть понятие системное. И
применяемым из общенаучных подходов в плане осмысления
феномена экологической культуры является системный подход. И вот
почему. Экологическая культура рассматривается как система, а процесс же
её формирования есть становление этой системы. Первая и вторая части
словосочетания
«Экологическая»
«экологическая
(экология)
-
культура»
комплексная
-
понятия
интегративная
системные.
наука
о
взаимодействии живых систем с окружающей средой. «Культура» целостная совокупность (система) ценностей, традиций, верований, опыта и
т.д. Отсюда вытекает, что и само понятие «экологическая культура» понятие системное. Системный подход позволяет определить роль и
36
значение отдельных элементов, формирующих экологическую культуру, их
взаимосвязи и взаимозависимости. По учению Л. Берталанфи (1972 г.),
целесообразно «наши знания о самых разнообразных явлениях экономно
организовать с помощью немногих системных концепций»1. Согласно
выводу этого учёного, все вещи и явления в природе и обществе существуют
во взаимной связи между собой. Точно, так как и все компоненты
педагогической системы (цели, содержание, технологии, оценка результата)
также существуют в теснейших взаимосвязях и являются подсистемой
образовательной
среды.
З.И.
Тюмасева
обращает
внимание
на
гомологичность понятий «окружающая среда» и «образовательная среда»2.
Во-вторых,
экологическая
культура
-
понятие
уровневое.
В
зависимости от национальных традиций её содержательное и смысловое
наполнения могут быть в значительной степени вариативными.
В-третьих,
экологическая
культура
-
понятие
поведенческое,
деятельностное. Иными словами она являет собой тот набор конкретных
действий и поступков людей, непосредственно или опосредованно связанных
с воздействием на окружающую нас природу. Экологическое поведение
человека
определяется
особенностями
экологического
сознания
и
освоенными практическими навыками и умениями в области рационального
природопользования. Т.Е. Абрамова, опираясь на деятельностный подход,
считает, что «экологическая культура - это способность вести экологически
целесообразную деятельность, ответственную по отношению к окружающей
среде, воспитание ответственного отношения к природе; отражение
целостного восприятия мира, синтез многообразных видов деятельности
человека, основанный на уникальности свойств биосферы, доминирующего
положения в ней человека; органическая, неотъемлемая часть культуры,
которая охватывает те стороны мышления и деятельности человека, которые
соотносятся с природной средой; этап развития общечеловеческой культуры,
1
2
Берталанфи Л. Исследованя по общей теории систем. М., 1982. С. 204.
Тюмасева З.И. Словарь –справочник современного общего образования. М., 2004. С. 105.
37
которая характеризуется общим осознанием важности экологическим
проблем в жизни человека»1.
Формирование экологической культуры – сложный и длительный
процесс, в реализации которого возможны и полезны заимствования со
стороны. Е.А. Рипачева так определяет три модели возможной интеграции
отечественного
и
зарубежного
опыта
формирования
экологической
культуры: модель копирования (репродукции), модель взаимообогащения
(взаимодополнения)
и
модель
творческого
(креативного)
развития.
Промежуточным между первой и второй моделями является адаптационный
вариант интеграции2.
В-четвертых, экологическая культура - понятие социальное. Уровень и
состояние экологической культуры населения определяют экологический
статус страны (в качестве положительного примера можно привести
Финляндию). Формирование экологической культуры в молодёжной среде
следует рассматривать в качестве эффективного, действенного механизма
социализации подрастающего поколения. И, наконец, социальный смысл
экологической культуры состоит в том, чтобы были созданы условия для
перехода
к
информационному
(экоинформационному)
гражданскому
обществу.
В-пятых, экологическая культура - понятие информационное. Одним из
проявлений
процесса
глобализации
является
практически
тотальная
информатизация современного человека и общества в целом. По мнению
учёных, человечеству следует готовиться к переходу в принципиально новое
качество. И для этого существуют, по меньшей мере, три основания: первое
связано с экологическими «пределами роста», второе - с тенденциями
нравственной деградации («кризис культуры»), третье - с социальной
поляризацией общества.
1
Абрамова Т.Е. Практическая психология. М., 2008. С. 83.
Рипачева Е.А. Интеграция отечественного и зарубежного опыта формирования экологической культуры.
М., 2008. С. 38.
21
38
Всё
чаще
информационного
в
научной
общества.
литературе
Согласно
осмысливается
А.
Тоффлеру,
феномен
переход
к
информационному обществу укладывается в три волны: первая связана с
аграрной культурой; вторая с индустриальной; третья с информационной1.
Сам по себе переход к информационному обществу - процесс непростой,
длительный, эволюционный.
Большинство глобальных экологических проблем становятся более
понятными, если рассматривать их
в контексте теории биотической
регуляции окружающей среды в соответствии с работами В.Г. Горшкова,
К.Я. Кондратьева, К.С. Лосева. Некоторые итоговые положения данной
теории можно кратко сформулировать следующим образом:
во-первых, запас генетической информации биосферы и запас культурной
информации цивилизации совпадают по порядку величины. Следовательно,
современная
(«человеческая»)
цивилизация
имеет
такую
же
информационную ёмкость (запас информации) как и вся естественная биота
(все живые организмы), которая формировалась миллионы лет.
Во-вторых,
по
своим
объёмам
памяти
и
запасам
информации
информационная среда современной цивилизация не уступает естественной
среде.
В-третьих, скорость прогресса цивилизации более чем на семь порядков
выше скорости эволюции, чем в известной степени и
беспрецедентная
конкурентоспособность
человека
в
объясняется
отношении
возможностей разрушения биосферы по сравнению со всеми остальными
видами.
По мнению А.Н. Захлебного и А.Н. Дзятковской «современный этап
глобального напряжения характеризуется новым явлением - развитием
информационного дисбаланса в биосфере».
С одной стороны, мы наблюдаем,
как сегодня стремительно
истощаются информационные ресурсы дивой живой природы (её генофонд,
1
Тоффлер Э. Третья волна. М., 2004. С. 291.
39
биоразнообразие)
и
утрачивается
ценнейший
этнокультурный
опыт
выживания в окружающей среде, с другой – становимся свидетелями
бурного роста и глобализации нового ресурса развития человечества —
социокультурной информации, что в свою очередь объясняется научнотехническим прогрессом.
Всё
чаще
эволюционную
в
философской
трансформацию
литературе
учёные
экологической
констатируют
культуры
в
культуру
устойчивого развития (по Н.М. Мамедову). Используется и синоним этого
термина - экологическая культура в интересах устойчивого развития или
экологическая культура в контексте устойчивого развития (А.Н. Захлебный).
Таким образом, становление современной экологической культуры общества
достигается за счёт расширения всех составляющих этой культуры:
•
когнитивной
экологических,
(содержательной,
экономических
и
знаниевой)
социальных
-
за
счёт
знаний.
интеграции
Осмысления
целостного феномена - устойчивого развития общества (коэволюции
общества и природы, по Н.Н. Моисееву);
• аксиологической (ценностно-смысловой) - за счёт смещение шкалы
ценностей в направлении экологических ценностей;
• деятельностной (поведенческой) - за счёт интеграции различных видов
экологической
и
учебной
деятельности,
активное
внедрение
информационных технологий поиска, хранения, обработки и обобщения
полученной информации.
ГЛАВА II. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СРЕДСТВ ВИЗУАЛЬНОЙ
СОЦИОЛОГИИ
2.1 Объкт, предмет, понятие, методология средств визуальной
социологии
Социология, как и любая современная наука, смело берет на
вооружение передовые достижения в области науки и техники, широкой
общественной мысли. В качестве примера можно привести одну из отраслей
социологии - визуальную социологию, зародившуюся в 70-х годах 20 века.
40
Визуальная социология (англ. Visual sociology) -- направление социологии,
изучающее социальные и культурные явления сквозь призму визуальных
образов и репрезентаций (фотографий, фильмов, рекламы и пр.). И хотя
теоретически
визуальная
социология имеет дело
со
всеми
видами
визуальных источников, основным доминирующим направлением является
изучение статичных образов, или фотографий.
Чаще всего в структуре социологического знания выделяют три
уровня: теоретический - общие социологические теории, эмпирический, и
третий уровень, занимающий между ними своё особое место - специальные
социологические
определённый
теории.
уровень
«Специальные
социологического
социологические
знания,
теории
–
сформированный
в
процессе его интенсивной профессионализации и специализации. Каждая
специальная социологическая теория рассматривает ту или иную сферу
жизнедеятельности общества, социальную общность или социальный
процесс
как
относительно
самостоятельные
системы
с
общими
и
специфическими связями, универсальными и частными характеристиками,
общими и особенными условиями происхождения, функционирования и
развития».1
Учитывая
заданную
тематику,
основное
внимание
мы
сосредоточим на такой специальной социологической теории, как визуальная
социология.
В эпоху повсеместного распространения новых информационных
технологий процесс визуальной экспансии выходит на ведущие позиции,
постепенно оттесняя прежние «литературоцентрическую» (А. Левинсон) и
«речевую»
(М.
Рыклин)
культуры.
Сегодня
визуальная
культура
представляет собой знаковую систему, формирующую в индивидуальном
сознании определённые стереотипы и модели поведения.
В
социологической
науке
существует
несколько
подходов,
позволяющих рассмотреть процессы визуализации. Остановимся коротко на
некоторых из них.
1
Сериков, А.Е. Социология: Курс лекций. Самара: Самарская гуманитарная академия, 2003. С. 83.
41
Первый подход - интеракционистский, он связан с исследованиями
представителей чикагской школы социологии (Г. Беккер, И. Гофман и др.) и
развивается в духе изучения паттернов поведения индивидов, существующих
в данном обществе. При этом подходе исследователей в первую очередь
интересовало то, как изменяются внутренний мир человека и его способность
идентифицировать себя с другими в ходе визуализации культуры. Г. Беккер известный американский социолог был в числе первых, кто столкнулся с
необходимостью изучения фотографии как социологического метода. По
мнению Беккера, фотография не может являться орудием в руках социолога.
Исследователю учёный отводил лишь роль
модератора при обсуждении
проблем, которые волнуют профессионалов, изучающих общество с
помощью камеры или интервью. По его мнению, наибольшего эффекта
можно достичь, объединив усилия, так как и фотография и социология
служат одной цели исследования общества. Как полагает Г. Беккер,
фотографическая
работа
только
тогда
имеет
возможность
стать
социологической, когда исследователь избегает единичных снимков и
стремится отображать в ней последовательность действий как динамический
аспект социальной организации.
При этом важно отметить, что в этом
случае к фотографической работе следует относиться как к любому другому
методу сбора первичной социологической информации, соблюдая базовые
принципы репрезентативности.
В
разработку
представлений
о
взаимодействии
социологии
и
фотографии значительный вклад внёс И. Гофман. То или иное социальное
действо, совершаемое индивидом, по мнению Гофмана, имеет выраженную
взаимосвязь с той референтной группой, к которой этот самый индивид себя
относит. Социолог полагает, что самоидентификация индивида опосредована
по большей части социальными визуальными знаками. И от того, к какой
группе с присущими ей паттернами и практиками поведения причисляет себя
данный индивид, зависит выбор социальных знаков.
42
Работа Гофмана 1976 г. под названием «Гендерная реклама»,
увидевшая свет ещё на заре визуальной социологии являлась в своё время
поистине новаторской.
В ней на примере более полутысячи снимков
социолог рассмотрел структуру отношений между «мужским» и «женским»,
полагая, что между этими началами в американской рекламе, закреплены
определённые чётко обозначенные роли. К примеру, если мужчина и
женщина
выполняют
некую
совместную
работу,
то
лидирующая
руководящая роль на снимках непременно отводится мужчине, в то время
как женщина, как бы находясь в тени, удачно дополняет представителя
сильного пола, подчёркивая его значимость
и компетентность. В итоге
Гофман делает вывод, что фотографии показывают не только то, какими мы
хотим быть, но и то каковыми являемся на самом деле. Коммерческая
реклама, конечно же, влияет с одной стороны на наши представления; с
другой стороны, стереотипы возникают и складываются благодаря именно
нашим представлениям.
Второй подход основан на семиотическом направлении философской и
социальной мысли (Р. Барт, М.М. Бахтин У. Эко, и др.). Он нацелен на поиск
сходства между естественным языком и фотографическим. Фотография, с
одной стороны, обладая свойством механического переноса социальной
реальности, не может быть больше самой реальности, но с другой стороны
следует учитывать, что в каждой фотографии присутствует личность фото графа. И в любом случае она накладывает на изображаемую социальную
реальность субъективный контекст, порождающий семиозис. На фотографию
возложил Р. Барт функцию трансляции социальных знаков. По мнению
учёного, существует прямая зависимость между тем, какие именно человек
выбирает знаки для саморепрезентации посредством фотографии, и тем, что
представляют собой его внутренний мир и система ценностей. Интересны
высказывания Барта о том, что есть фотография и о сущности её природы как
таковой. Она, эта самая сущность, считает учёный, обладает уникальной
способностью
к совмещению прошлого и настоящего. Следовательно,
43
властна над тем, что, казалось бы, безвозвратно утеряно. И поэтому он
решительно выступает против того, чтобы фотография претендовала на
статус искусства. По мнению Барта, фотографию следует воспринимать в
качестве эманации прошлой реальности.
М.М. Бахтин придерживается мнения, что сущность фотографии есть
подражание. Визуальный образ человека на снимке, считает учёный, есть не
более чем оболочка. Ведь внутренний мир сосредоточен внутри человека.
Изображённая на снимке внешность человека,
включена
в
систему
по мнению Бахтина,
пространственно-временных
координат.
Иными
словами, каждое состояние человека имеет привязку только к конкретному
месту и эпохе. И вслед за Беккером М.М. Бахтин приходит к
социологическому
пониманию
роли
фотографии.
Он
полагает,
что
необходимо изучать не единичные кадры из жизни в отрыве от хронологии, а
анализировать всю историю внешности человека. В противном случае
вероятность получения рассеянного образа не соответствующего реальному,
весьма велика. Тем не менее, всё сказанное не отменяет того факта, что по
фотографии
социолог
может
описать
человека
в
контексте
его
интегрированности в систему социальных отношений.
У. Эко высказывает мнение, что визуальные символы не имеют
никакого непосредственного отношения к кодифицированному языку,
выступая самостоятельными единицами для изучения. Учёный полагает, что
фотографическое изображение как часть визуальной коммуникации является
не более чем похожим на реальность. Он считает, что распознавание
реальности в фотографии происходит только потому, что мы располагаем
закодированным набором ожиданий, который эквивалентен ей. По мысли У.
Эко,
любой
визуальный
характеристиками:
во-первых,
знак
должен
оптическими
обладать
(видимыми);
следующими
во-вторых,
онтологическими (предполагаемыми) и, в-третьих, условными (в частности,
код времени). Вслед за Р. Бартом исследователь связывает фотографию с
отдельно взятым временным периодом, но не с событием как таковым. При
44
этом он неизменно подчёркивает, что для зрителя важны контекстуальные
структуры.
Третий подход опирается на методологию постструктурализма (П.
Бурдьё, Ж. Деррида, Ж. Бодрийяр, и др.). Он предлагает рассмотрение
индивидуального
сознания
и
социальной
структуры
в
качестве
взаимосвязанных факторов, которые как влияют на визуальную культуру
современного общества, так и зависят от неё. Социальная реальность не
детерминируется ни сознанием, ни структурой, но она формируется под
воздействием и того, и другого. Основным направлением при исследовании
визуальности выступают проблемы дискурса или той символической роли,
которую выполняет фотография.
П.
Бурдьё
занимался
социологическим
и
антропологическим
исследованием фотографического поведения людей различных социальных
групп. По его мнению, фотографию следует рассматривать не только с
учётом того, что изображено на ней, но учитывать и место, в котором она
была сделана, временное пространство, характеристики автора фотоснимка,
и даже тех, кто рассматривал фотографию и сохранил её впоследствии.
Он видел в фотографии не просто зафиксированный отпечаток определённых
жизненных
моментов,
а
некий
социальный
контекст,
требующий
всестороннего анализа. По мысли Бурдьё, фотография выступает в качестве
одного из вариантов огромного числа восприятий повседневной жизни. В
фотографии
включает
отображаются социально значимые реальности. Три аспекта
в
себя
фотографическое
поведение:
фотографироваться,
фотографировать и созерцать фотографии. Отвечая на вопрос, почему эти
практики стали сейчас так популярны, Бурдьё отказывается объяснять это
лёгкостью и доступностью современной фотографии. Иначе, по его мнению,
придётся ограничить социологическую проблему таким объяснением,
которое само должно быть социологически объяснено. По Бурдьё,
фотография выступает в качестве инструмента объективного и реального
отображения визуального мира.
Язык же её общения – есть язык
45
натуральный,
символическая
коммуникация
без
синтаксиса.
В
социологическом же смысле фотография представляет собой способ
освоения новой идентичности. Её можно воспринимать и как попытку
отказаться от старой идентичности. П. Бурдьё, опираясь на богатую
эмпирическую базу, состоящую из наблюдений и интервью, описывает
фотографические практики различных социальных групп. Он приходит к
выводу, что эти практики распределены в них не равномерно. Так, рабочие
фотографируют гораздо реже, нежели средний класс; а крестьяне порой
испытывают к процессу фотографирования даже некий мистический страх.
Учёный считает, что фотография, а большинство фотографий делается в
кругу семьи, выступает и как действенный механизм семейной интеграции.
Если у Барта фотография есть не что иное, как «сертификат присутствия», то
у Бурдьё это скорее «сертификат идентичности».
Для Ж. Деррида фотография является репродукцией репродукции, она
для него, прежде всего, иллюзия реального мира, нечто, что содержит в себе
иной мир. Реальный мир имеет существенные расхождения с миром, который
изображён на снимке. Фотография, по мнению учёного,
есть средство
фиксации реальности, вспомогательный аппарат, но аппарат абсолютно
бессмысленный, когда речь заходит о нашей памяти. С помощью фотографии
человек не вспоминает ранее увиденный объект, а воспроизводит в памяти
лишь его графический образ, обладающий определённой устойчивостью, а
миф этого образа практически невозможно разрушить.
В своих работах один из самых ярких социологов постмодернизма Ж.
Бодрийяр
отводит визуальной культуре роль своего рода надстройки,
возводя её до статуса обособленной единицы гиперреальности. Он полагает,
что по-настоящему следует фотографировать лишь то, что претерпело
насилие или
было застигнуто врасплох. По его мнению, самые яркие
качественные фотографии это фотографии дикарей в естественной среде
обитания. Дикарь, привыкший смотреть в глаза смерти, не отводит глаз и от
объектива камеры. Любопытство может присутствовать, но страха у него нет.
46
Ни перед самим процессом фотосъёмки, ни за результат самого действа. Его
не волнует реакция социума, он не пытается выглядеть лучше, чем есть в
действительности. Он не позирует. Чего никак не скажешь о представителях
цивилизованного сообщества. Ж. Бодрийяр считает, что фотография
обладает ретроспективной историей. Она в состоянии восстановить мнимую
подлинность изображённого явления.
Общество традиционно считается объектом изучения социологии. Что
же является объектом изучения визуальной социологии? По мнению
польского социолога П. Штомпки «отправным пунктом было то, что в
современном обществе, особенно в период позднего модерна, в окружающем
нас большом мире все более важными становятся визуальные элементы.
Общество становится все более «видимым», поскольку оно все больше
структурируется «образно»»1. Основным методом исследования становится
наблюдение.
Однажды очень
близкий человек, старавшийся не пропускать
шахматные турниры, в которых мне довелось участвовать, заметил: «Ты не
представляешь, насколько интересно, абсолютно не разбираясь в шахматах,
наблюдать за лицами играющих. По жестам, мимике, цвету лица можно,
практически, безошибочно догадаться о том, как складываются дела за
доской у соперников. А когда удаётся поймать случайный взгляд играющего,
то в нем лишь обнажённый нерв, сумасшедший накал, все перипетии борьбы
и ничего, кроме шахмат». В этом откровении смысловой акцент, очевидно,
приходится на понятие «наблюдать». Внимательный, вдумчивый взгляд
позволяет лучше понять окружающую нас действительность, мир, в котором
мы живём. А если процесс наблюдения удаётся вести через видоискатель
фотокамеры, то остаются снимки – материализованные фрагменты истории,
последующий анализ которых позволяет объективней оценить увиденное.
Для исследования, безусловно, приоритетна не столько художественная,
сколько фактологическая составляющая, хотя и пренебрежение эстетической
1
Штомпка, П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования. М.: Логос, 2007. С. 104.
47
стороной вопроса вряд ли заслуживает похвалы. Но даже наличие камеры не
всегда гарантирует появление фотографии. Необходимость учитывать
этические нормы первична. «Выдающийся современный немецкий социолог
Эрвин Шойх (Ervin Scheuch), который, выйдя на пенсию после работы,
наполненной
применением
метода
зондажа
и
рафинированных
статистических техник, поделился с аудиторией одной из социологических
конференций такой мыслью: «Всю жизнь я писал анкеты и проводил опросы.
Но когда хочу понять характер общества, то иду в итальянскую кофейню,
немецкую пивную или английский паб и попросту смотрю вокруг»
(конференция «Premio Europeo Amalfi» в 1996 г., цитирую на память). Это
как бы парафраз английского поэта Одена Вистана (Auden Wystan): «Похоже,
когда мы оцениваем характер личности, чтобы понять характер общества,
никакие документы, никакая статистика, никакие "объективные" измерения
никогда не заменят одного интуитивного взгляда»1.
Схожего с П. Штомпкой взгляда на объект визуальной социологии
придерживается и О. Запорожец, когда ведёт речь об изучении социального с
помощью визуального. При этом она в качестве объекта выделяет ещё и само
визуальное как социальный продукт, который произведён и используется
обществом2.
В направлениях исследования визуальной социологии наблюдается
некая двойственность. При изучении социального посредством визуального
само визуальное выступает как социальный конструкт. Ведь изучение
социальности происходит с помощью визуальных объектов, в то время как
само
визуальное
является
социальным
конструктом,
продуктом,
производимым в социальных условиях. Иными словами, визуальное является
способом представления социальности для себя самой.
Культура производства и потребления визуальных образов обычно и
признается объектом визуальной социологии. Социальная обусловленность
1
Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования: учебник, М.: Логос, 2007. С.
18.
2
Запорожец О. Визуальная социология: контуры подхода // Интер, 2007. № 4. С. 28.
48
производства и потребления визуальных образов является в визуальной
социологии
предметом
изучения.
Визуальная
социология
изучает
«визуальные данные социальной жизни»1. Фотографии и видео, живопись,
наружная реклама и баннеры, визуальная продукция СМИ, семейные
фотоальбомы, а теперь уже и многочисленные селфи, размещённые в
социальных сетях – всё это представляет интерес для исследователей в
качестве культурных текстов и как репрезентации социального знания.
Сегодня, когда цифровые технологии решительно меняют жизнь общества,
когда каждый первоклассник в лёгкую управляется со смартфоном, одних
вербальных объяснений многих социальных явлений уже недостаточно.
Для большей убедительности необходимо дополнять их визуальными
свидетельствами. Длительное время визуальное считалось отражением
социальности, причём отражением «чистым». И дабы подтвердить или
опровергнуть наличие той или иной социальной проблемы в обществе,
учёные обращались к визуальному. С помощью визуальных материалов, в
которых, словно в зеркале отражалась социальная реальность, социологами
анализировались и реконструировались социальные порядки и практики.
Однако в последнее время, этот взгляд на специфику визуального
претерпевает существенные изменения и подвергается критике, по большей
части, со стороны сторонников постмодернистских концепций.
Следует отметить, что сегодня в визуальной социологии визуальное
изображение трактуется «как множество смыслов, культурных кодов,
символов, норм и т.д. При этом постулируется, что многие фрагменты
социальной реальности не могут быть выражены словами, а только
визуальными образами»2. И в качестве примера остановимся на фотографии.
Фотография - являясь одним из предметов изучения визуальной социологии,
позволяет запечатлеть любой интересующий отрезок социальной реальности,
1
Соколова, Г.Н. Словарь [Электронный ресурс] Режим доступа: slovari.yandex.ru Дата доступа: 27.03.2017.
Усманова А.Р. Между искусствознанием и социологией: о предмете и методе «визуальных
исследований» // Визуальные аспекты культуры-2006: сб.науч.ст. / Под ред. В.Л. Круткина, Т.А. Власовой.
Ижевск: Удмуртский гос.ун-т, 2006. С. 13.
2
49
а затем подвергнуть его тщательному заинтересованному анализу. Ведь
именно анализ был и остаётся одним из основных и ведущих методов
исследования в социологии.
Если
говорить
о
времени
начала
использования
визуальных
документов в социологических исследованиях, то его следует отнести к
концу 19-го началу 20-го века. В период между 1896 и 1916 гг.
Американский
социологический
журнал
опубликовал
ряд
работ
с
фотографиями. Эти материалы по-новому, оригинально и свежо освещали
острые социальные проблемы, делали их более наглядными, открывали
потаённые
возможности
для
анализа.
Первоначально
фотография
использовалась в антропологических исследованиях. Но впоследствии более
релевантным методом для этнографии и антропологии стали считать
исследование видеоряда (нестатическое изображение). И если визуальные
документы в антропологии и этнографии в основном использовались для
демонстрации реальности незнакомых культур, то в социологии обращение к
фотографии происходило для описания доступных, но нетипичных, в
частности, девиантных явлений.
Таким
образом,
начиналась
история
американской
социальной
фотографии. Но спустя некоторое время взгляды на фотографию, как
аргумент в социологических исследованиях, основанных на статистических
методах, меняются. Она названа «инструментом описания, неподдающимся
контролю на научном уровне, который нельзя использовать на уровне
количественном»1. «После 1916 г. в Американском социологическом
журнале
перестают
публиковаться
фотографии,
что
соответствовало
намерениям редакторов сделать журнал научным форумом, а не местом
обсуждения социальных проблем»2. Вследствие этого функция отображения
социального стала прерогативой фотожурналистики и в обиход вошло
1
Стивене К. Фотография как интерпретация мира // Визуальные аспекты культуры. Сб. научных статей.
Ижевск, Удмуртский государственный университет, 2005. С. 191.
2
Левашов В. Фотовек. Очень краткая история фотографии за последние сто лет. Н.-Новгород, Издательский
дом КАРИАТИДА, 2002. С. 82.
50
мнение, что с этого момента социальная фотография «флиртует с
социологией и антропологией»1. Но «охлаждение» было недолгим. Во второй
половине двадцатого века наблюдается разворот к практике использования
визуальных документов в социологических исследованиях. Это явилось
своего рода реакцией на многочисленные, порой революционные изменения
в жизни общества, а также вызвано скоростью развития информационной
среды, широко и повсеместно использующей язык визуальных образов.
Возрастает роль фотографии как предмета социологического исследования.
С семидесятых годов минувшего века наблюдается заметный рост интереса к
социологии искусства вообще и к изменению роли фотографии в искусстве, в
частности. Определяется и становится чётко выраженным культурный статус
фотографии, её роль в освещении и анализе различных исторических
событий и жизни общества в целом.
Развитие «визуальной» тематики в таких направлениях социологии, как
семиотика и постструктурализм связано в первую очередь с трудами Р. Барта
и М. Фуко, Т. Ван-Дейка и П. Бурдьё. Свой значительный вклад в
исследование феномена визуальной культуры внесли Ж. Деррида, Ж. Лакан,
М. Шапиро, Ж. Бодрийяр и другие теоретики. В начале 90-х гг. двадцатого
века исследование визуального в антропологической и
социологической
школах переживает новый подъём.
Теперь визуальные источники рассматриваются преимущественно не
как ресурс, а как объект исследования. Учёных в значительной мере занимает
механизм конструирования реальности посредством визуальных образов и
то, как с их помощью задаются значение и смысл. В условиях сегодняшнего
дня, наполненного фейковыми вбросами в информационное пространство,
этот вопрос встаёт особенно остро. Если сегодня, не в меру впечатлительная
дочь, в результате воздействия визуального образа смогла убедить своего
отца – главу ядерной державы
в необходимости нанесения пока лишь
обычного ракетного удара по независимому государству, то страшно
1
Круткин В.Л. Фотография на границах культур // Визуальные аспекты культуры. Ижевск, 2005. С. 117
51
представить к чему может привести её впечатлительность завтра, после
ознакомления с очередной порцией фото и видео материалов.
Успешное развитие визуальной социологии во многом опиралось на
теоретические
концепции,
которые
П.
Штомпка
называл
«второй
социологией»1, обосновывая взаимодействие фотографии и социологии.
Исследуя теоретические истоки, этого направления он задавался вопросом:
«Какими
чертами
должна
обладать
социологическая
теория,
чтобы
использование фотографии стало правомочным?» Среди социологических
теорий те, которые могут быть использованы визуальной социологией и
одновременно,
сами
использовать
эвристически
либо
доказательно
фотографические снимки, должны выполнять условия:
a) принадлежать ко второй социологии, а значит, социологии действий;
b) принадлежать к социологии повседневной жизни;
c) размещаться в рамках микросоциологии2.
В достаточной мере отвечают выдвинутым условиям следующие
социологические теории: феноменологическая социология Альфреда Шюца,
этнометодология Гарольда Гарфинкеля и драматургическая социология
Ирвинга Гофмана. Из социологических теорий три наиболее полно
выполняют эти условия: феноменологическая социология Альфреда Шюца,
этнометодология Гарольда Гарфинкеля и драматургическая социология
Ирвинга Гофмана. Исходя из этого можно сделать вывод, что для социологов
визуальное «становится видимым» только лишь по мере расширения
эпистемологических рамок социальной теории в середине 20 в.
Неоднократно в течение последнего времени предпринимались
попытки, имевшие своей целью определение концептуальной структуры и
дисциплинарных границ визуальной социологии. Например, Майкл Эммисон
и Филипп Смит сходятся во мнении, что визуальные исследователи должны
фокусироваться на совершенствовании навыков наблюдения.
1
Особое
Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования. М.: Логос, 2007. С. 103.
Сергеева О.В Исследовательское поле визуальной социологии // Журнал социологии и социальной
антропологии. 2008. Том XI. № 1. С.137.
2
52
внимание они уделяют культивированию искусства наблюдения, полагая, что
внимание к особенностям конструкции изображений является недостаточной
заменой последнему.
Но единого мнения по этому вопросу среди визуальных социологов
нет. Большинство из них рассматривают работу с изображениями как
необходимый
шаг
перспективным
к
улучшению
дальнейшее
ремесла
наблюдения,
усовершенствование
исследовательских техник. Однако иные считают,
полагая
визуальных
что визуальная
социология включает, прежде всего, семиотический интерпретативный
анализ визуальных продуктов культуры и общества. По мнению В. Голофаса
«социальное и культурное исследование с визуальными материалами должно
состоять из многих отличных аналитических методов, но только некоторые
из них адекватно изложены на сегодняшний день»1. Так явной недоработкой
современной визуальной социологии он считает ограниченное внимание к
визуальной демонстрации количественной социальной информации такой
как карты, диаграммы, графики и др. В. Голофас убеждён, что в визуальной
социологии
так
Исследование
же
много
визуальной
количественного,
информации,
как
и
бесспорно,
качественного.
перспективное
направление современной социологии. Но, чтобы в полной мере эффективно
задействовать возможности этого вида исследований, по мнению Н.Ю.
Захаровой, визуальные социологи должны развивать «визуальную научную
грамотность»2.
Сразу нескольких компетентностей требует от социолога работа с
визуальными материалами. Это, прежде всего, наличие полной информации
о том, как были получены исследуемые материалы, что они изображают и к
чему обращаются.
1
Голофаст, В. Ветер перемен в социологии [Текст] // Журнал социологии и социальной антропологии, 2000.
Т. 3. № 4.. С 35.
2
Захарова Н.Ю. Визуальная социология: фотография как объект социологического анализа/ Н.Ю. Захарова //
Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. №1. С. 149.
53
Следует
учитывать,
что
основные
характеристики
визуальной
социологии отличаются разнообразием и включают в себя теории
понимающей социологии, визуальной культуры, визуальной методологии.
Они широко задействуют самые разнообразные методы визуального
исследования, например, такие как: визуальной этнографии, социальной
семиотики, визуальной антропологии, визуального эссе, качественного
контент-анализа, искусствоведения, деконструкционизма, photo-elicitation и
т.д.
Интерпретируя визуальные изображения, интерпретаторы стараются
следовать определённым требованиям. Они, прежде всего, стремятся
учитывать разнообразные социологические аспекты изображения, такие как:
«дух эпохи» и символы, социальный статус персонажей и характер
взаимодействия между ними, социальные проблемы и многое другое, исходя
из принятой исследователями социальной теории. К примеру, гендерной.
Фотография является основным методом исследования в визуальной
социологии и представляет интерес, по меньшей мере, в трёх следующих
аспектах:
- как объект анализа;
- как материал социокультурного анализа;
- как инструмент сбора социологической информации.
В первом случае, при работе с фотографией, исследователя интересует
онтология: феномен, процесс создания и функционирования в повседневной
и профессиональной сферах. Зачастую фотография служит техническим
подспорьем и важным аргументом при использовании различных методик,
таких как: наблюдение, эксперимент, опрос, интервью. Используется она и
при анализе документов. Так, в ходе социологического исследования
наружной визуальной рекламы объект исследования сначала фотографируют.
Аналогичным
сооружений.
образом
поступают
и
при
изучении
архитектурных
54
Как
материал
социокультурного
анализа
фотографию
следует
рассматривать в качестве документа, то есть как зафиксированный текст. И
коль скоро этот документ, созданный в социальной реальности, отражает её и
повествует о ней, то он требует двойного прочтения. Во-первых, систем
текстообразующих значений в знаках и символах, а во-вторых, что не менее
важно, значимостей ситуации фотографирования. Культурная реальность
изображённого на фотографии есть субъект текстообразования, а вот
значимость ситуации создания фотографии определяется фотографом и
социальным взаимодействием процессу фотографирования.
Как изображение социальной реальности фотография может стать
объектом и материалом практического исследования, а изучаемые аспекты во
многом будут определяться темой исследования, которое будут вестись в
русле конкретного научного подхода.
Как объект или инструмент исследования фотография может являться
продуктом медиа, личным документом и даже произведением самого
исследователя.
Социологов
интересует
влияние
фотографии,
функционирующей в СМИ на массовое сознание потребителей. Ими
исследуется визуальная составляющая идеологической продукции. И здесь
очень важно понимать кто, кого и что, и с какой целью снимает, зачем
тиражирует отснятые материалы. «Можно считать фотографии, задавать о
них вопросы, изучать их использование в социальных контекстах, в которых
они производятся и потребляются»1.
События на Донбассе и в Сирии
показывают, как легко визуальная продукция может стать эффективным и
грозным идеологическим оружием в руках конфликтующих сторон.
При проведении биографических исследований в комплексе с методом
биографического интервью фотография зачастую используется в качестве
вспомогательного
материала,
восстанавливающего
социокультурный
контекст. Она же может стать основным материалом, если темой
1
Круткин В. Фотографический опыт и его субъекты // Визуальная антропология: новые взгляды на
социальную реальность: сб. науч. Ст. / под ред. Е.Р. Ярской-Смирновой, П.В. Романова, В.Л. Круткина.
Саратов: Научная книга, 2007. С. 47.
55
исследования
явится
биография
сквозь
призму
фотографических
презентаций, в которых будут представлены важные жизненные этапы в
определённой культурной традиции. Как правило, материальную базу
визуальных социологических исследований составляют семейные альбомы.
Как
инструмент
социологического
исследования
фотография
может
применяться и тогда, когда социолог является автором исследуемых
материалов. В этом случае исследователь формулирует проблему, выбирает
снимаемый объект и ракурс его подачи в кадре. Он имеет возможность
сознательно представлять изучаемое явление под определённым углом
зрения и создавать изображение, анализ которого будет эффективным в
контексте конкретного научного подхода, если, конечно же, на этапе сбора
материала он был определён. Однако далеко не всё так однозначно. Бывает
трудно избежать
подспудной ангажированности
и добиться полной
самоотстранённости исследователя в процессе создания научного знания.
Поэтому
многие
социологи
считают
необходимым
отделять
свою
субъективную позицию от объективной социальной реальности ещё на
ранних этапах обработки материала. Более радикально настроенные
специалисты
вообще
отказываются
от
приведённого
выше,
метода
исследования.
Процесс анализа и интерпретации фотографии многомерен и,
очевидно, что при любом исследовании проходит несколько этапов. В
производстве фотографии и её жизни в социуме кроме самого фотографа –
автора произведения и отснятой им социальной реальности - предметного
содержания пространства (текста) изображения, задействованы ещё и люди,
обеспечивающие существование данного визуального документа в обществе.
Заглавная роль фотографа в приведённом выше логическом ряду очевидна.
«Фотограф делает выбор на всех этапах создания фотографии: во время
поиска объекта, при фотографировании, при печати»1. И не важно находится
1
Малес, Л. В. Фотография в социологических дисциплинах [Электронный ресурс] Режим доступа:
sociologist.nm.ru Дата доступа: 02.05.2017.
56
ли камера в руках маститого специалиста или начинающего любителя, но
случайный или сознательный его выбор будет в первую очередь обусловлен
характеристиками, общими для социальной группы, к которой принадлежит
автор. Само же изображение будет презентовать его реальную или
желаемую идентичность.
В
визуальной
методологическое
и
социологии
существует
культурологическое.
Первое
два
направления:
призвано
создавать
фотографии, чтобы анализировать социальную реальность, второе анализировать фотографии, сделанные другими, с целью исследования
индикаторов
культуры
и
социальных
отношений.
«Фотография
как
медийный инструмент создаёт определённое «смешение» интимности и
представления, адресованного внешнему зрителю, в котором мы участвуем
более или менее добровольно»1. Такой же попыткой самоидентификации, как
и создание фотографии, является позирование, в ходе которого позирующий
предстаёт в ирреальном, не свойственном ему виде. Например: деревенский
мальчишка за рулём элитного кабриолета, школьница в голубой беретке и
тельняшке на башне БМД или депутат на грядках в костюме от Версаче и с
лопатой наперевес. «Постановочная фотография, став доступной широким
массам населения, предоставила возможность не только фиксировать зримую
реальность, но и симулировать её, т.е. создавать копии, оригинал которых
никогда не существовал»2.
В некоторых случаях, например, при исследовании существования и
функционирования фотографических образов в массовом сознании, а также
при исследовании роли растиражированных образов в культуре, в качестве
элемента
социологического
анализа
фотографии
выступают
лица,
рассматривающие фотографическое изображение. Различные функции в
биографических исследованиях приходятся на долю одного и того
же
респондента. При различных обстоятельствах он может быть автором
1
Подорога В.А. Непредъявленная фотография // Автобиография. К вопросу о методе. Тетради по
аналитической антропологии / Под ред. В. А. Подорога. М.: Логос, 2001. С. 197.
2
Савчук В. Философия фотографии. СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005. С. 252.
57
фотографии, персонажем, запечатлённом на снимке или заинтересованным
созерцателем визуального материала.
Интересы исследователя определяют его путь: «сравнительный анализ
сходных изображений (например, сделанных в разной манере), сделанных
одним фотографом и/или разными», «сравнение с фотографией другого
жанра (например, с семейной фотографией) может высветить специфику
организации модной фотографии как принадлежащей сфере публичного в
отличие от частной сферы»1.
«Репрезентативность фотографии - это свойство фотографии, как
репродукции отдельных элементов социальной реальности (выборочной
совокупности) воспроизводить параметры (социально демографические,
гендерные, экономические и др.) и значимые элементы (хабитусы, позы,
отдельные предметы) изображаемой социальной реальности (генеральной
совокупности). Предположение о репрезентативности фотографии позволяет
вписывать её в желаемый контекст». «Фотография, как и выборка, может
претендовать на репрезентативность»2.
Большое значение имеет демонстрация фотографий как материала
исследования.
В
этом
случае
уже
зритель,
получив
возможность
интерпретировать увиденное, предстаёт в роли исследователя, проводя
собственный анализ представленных на его суд фотодокументов. Таким
образом, фотография делает зрителя участником дискуссии о субъективности
интерпретации данных. Подобного результата не всегда удаётся достичь,
используя иные социологические методы.
В настоящее время в российской социологии наблюдается процесс
формирования и становления визуальных методов на основе теоретических
работ в рамках различных научных подходов. Основное внимание уделяется
символическому подходу. Он полнее и обстоятельнее других представлен в
1
Стивене К. Фотография как интерпретация мира // Визуальные аспекты культуры. Сб. научных статей.
Ижевск, Удмуртский государственный университет, 2005. С. 189.
2
Флюссер В. За философию фотографии / Перевод с немецкого Г. Хайдаровой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006.
С. 116.
58
трудах российских исследователей. Это объяснимо самим характером
визуального
материала.
Социологическое
понимание
изображения
в
контексте символического подхода выстроено таким образом, который
позволяет
герменевтическими
и
семиотическими
средствами
расшифровывать содержание социальных значений и смыслов в их
визуальной символике. В дальнейшем символически материализованные
репрезентации исследуются социологией как часть репрезентационной
системы, интерпретативного порядка общества.
Многие социологи считают фотографию документальным отражением
реальности. В терминах семиотики это «прямое
незакодированное
сообщение», где его содержанием является «сама сцена», или «буквальная
реальность». «Над ним надстраивается второе - коннотированное сообщение, которое сосуществует с первым», образуя, таким образом, то
самое «сосуществование», которое и составляет предмет семиотики.
Для
исследования
фотографии
как
изображения
реальности,
большинство современных социологов применяют методы и термины
семиотического анализа. В своей работе «Система моды: статьи по
семиотике культуры» Р. Барт приводит обстоятельный разбор феномена
фотографии.
По
мнению
учёного
кодирование
фотографического
изображения происходит на этапе его создания. Характеристики же
фотографического образа не зависят от того, кем является его создатель, их в
первую
очередь
определяют
идеологические,
эстетические
и
профессиональные критерии, которые формируют социальное поведение
человека. Именно как социальное поведение можно квалифицировать
производство фотографий. Раскрыть значение изображения как носителя
социальных значений и смыслов в обществе – основная задача визуальной
социологии. На этапе интерпретации конкретного изображения отдельные
элементы содержания сначала разделяются, затем сопоставляются в их
взаимоотношениях: «не кодированный и кодированный изобразительный
посыл», «денотативное значение..., общий смысл повседневного сознания и
59
коннотативное значение, которое трансформирует посыл денотативного
значения в единицу культурного дискурса»1.
Многие социологи используют термин studium, введённый в практику
Бартом. Им учёный обозначает общекультурный интерес, который, по его
мнению,
уравнивает
фотографа
и
зрителя
«во
всеобщем
усилии
интерпретации». Это точка взаимосвязи символического подхода к изучению
фотографии и «интерпретативной, занятой поиском значений»2 наукой в
понимании классика антропологии К. Гирца. Его концепция культуры «по
существу семиотична»
наполненных
смыслом
(культура как
структур»).
«стратифицированная иерархия
Отечественные
исследователи,
пребывающие в поисках теории символической интерпретации фотографии,
нередко обращаются к работам этого социолога.
Сегодня ими проводится большая работа по созданию научного языка
интерпретации визуальных документов. Ими с различной степенью
целесообразности
внедряются
на
почву
только
формирующийся
отечественной традиции иностранные термины, заимствованные, большей
частью, из англоязычного дискурса.
В основу структурной организации своей работы социолог Виктор
Круткин закладывает, как и у Р. Барта, три типа фотографической
активности, используя его термины: Operator (снимающий), Spectrum
(снимающийся), Spectator (рассматривающий снимки). «Как коммуникация, в
которой
передаётся
фотографическое
сообщение»,
характеризует
использование любительской фотографии О. Бойцова. По её мнению «актом
коммуникации является показ фотографии»3.
Применительно к социологическому анализу фотографии с точки
зрения
1
семиотики,
объектом
исследования
является
изображённая
Бодрийяр Ж. Фотография или письмо света // URL: http://dironweb.com/klinamen/dunaevl .html (дата
обращения: 11.11.16).
2
Гирц, К. «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории культуры / [Электронный ресурс] //
(http://sociologist.nm.ru/articles/geertz_01.htm). Дата доступа: 27.03.2017.
3
Бойцова, О.С. Структура фотографического сообщения (на примере любительской фотографии) /
[Электронный ресурс] // (http://kogni.narod.ru/boitsova.htm). Дата доступа: 27.03.2017.
60
социальная реальность, а предметом исследования - социальные смыслы
процессов производства и функционирования в ней «взаимодействующих
систем создаваемых знаков». Таким образом, в конкретном социологическом
исследовании, которое придерживается принципов символического подхода,
основным объектом является фотография, которая воспринимается как текст.
Вот как выглядит алгоритм системного анализа визуального изображения в
социологии:
1. Сбор информации о глобальном контексте визуального изображения
2. Сбор информации о локальном контексте визуального изображения. Сбор
информации
о
предыдущих
и
последующих
кадрах
(сценах)
в
последовательности которых находится фотография.
3. Сбор информации о социологических теориях для анализа фотографии.
4. Использование эмпирических методов системного анализа. На данном
шаге
используется
множество
конкретных
эмпирических
методов
визуальной аналитики, реализованных в специализированных пакетах и
компьютерных системах Visual Mining and Knowledge Discovery systems
(VMKDS).
5. Использование полученных результатов. На данном шаге решаются
практические
задачи,
осуществляется
проверка
культурологических,
социологических и т.д. теорий, разрабатываются новые теории, выдвигаются
новые перспективные гипотезы и т. д.1.
Как и в любой эмпирической дисциплине в визуальной социологии
разработана своя методология, посредством которой с помощью визуального
исследуется
и
познаётся
социальная
реальность.
Первыми
методы
визуальной социологии применили американские и английские учёные,
занятые изучением культур «примитивных народов». Используя метод
наблюдения, с помощью кино и фото материалов они познавали образ жизни
различных сообществ. И действительно, всё что зримо, поддаётся
1
Бойцова, О.С. Структура фотографического сообщения (на примере любительской фотографии) /
[Электронный ресурс] // (http://kogni.narod.ru/boitsova.htm). Дата доступа: 27.03.2017.
61
наблюдению. Но кроме этого популярного и весьма распространённого
метода в арсенал визуальной социологии входят и другие методы.
Остановимся кратко на некоторых из них.
Контент-анализ. Обычно к этому методу прибегают при анализе
письменного
текста.
Исследуя
какой-либо
текст,
выделяется
некое
количество фраз, мыслей, идей, которые в дальнейшем сопоставляются
между собой, подвергаются анализу. Подобный метод применим и в
визуальной социологии. Рассматривая и сличая фотографии, сделанные в
разное время, можно проследить в динамике социальные процессы. Это
позволяет исследователю обнаружить некую тенденцию в трансформации
того или иного социального феномена.
Довольно часто используется и метод классического социологического
интервью, но «сдобренного» удачно подобранными фотодокументами.
Узнавая себя и близких на фотографиях, респонденты чувствуют себя
свободно, охотней идут на контакт с интервьюерами, становясь источниками
важной информации.
Ещё следует сказать о методе, который Ф. Знанецкий охарактеризовал
как метод анализа личных документов. И здесь имеются в виду не только
письма, дневники, мемуары, но и семейные фотоальбомы, которые могут
стать
для
исследователя
неоценимыми
источниками
информации.
Анализируя фотографии можно проследить жизнь человека, его творческий и
трудовой путь. Внимательный взгляд исследователя увидит ту социальную
реальность, которая окружала человека в различные периоды его жизни.
Используя методы визуальной социологии, мы можем не
только
анализировать и оценивать происходящее сегодня, а, следовательно, где-то
прогнозировать будущее, но и лучше понять наше недавнее прошлое.
В настоящее время визуальная социология являет собой
«поле
социологии, отличающееся особой перспективой исследования, производства
и представления знания, находящееся в стадии формирования и расширения
62
собственных границ»1. Акцентируя свои усилия на визуальных методах
сбора информации, переосмысливая работы Р. Барта, Ж. Бодрийяра,
Г.
Дебора, Ж. Деррида, Ж. Лакана, Т. Дж. Митчелла и др., выходя на новый
уровень интерпретации визуального, можно говорить о том, что современная
социология и ее визуальные средства предлагает свежий взгляд на изучение
общества, его проблем, его самых разных аспектов с тем, чтобы, преодолев
имеющиеся сегодня трудности, окончательно оформиться как современная
перспективная научная дисциплина.
2.2 Фотография как ведущий метод визуальной социологии
Ведущим методом визуальной социологии является фотография.
Каждый, кто берет в руки фотокамеру, руководствуется собственными
сознательными предпосылками. Исходя из внутренних установок,
он и
только он определяет, что фотографировать и каким образом. То же самое
относится и к человеку, которому предстоит рассматривать фотографии.
Именно он будет определять, насколько значимы и интересны эти
фотографии для него. Одни из них, буквально прикуют его к себе, другие,
пронесутся мимо со скоростью курьерского, не задержав на себе взгляда, не
тронув ни сердце, ни душу. Всё это Пьер Бурдьё объяснял наличием
«простых теорий», «принятой философии фотографии»2, в соответствии с
которой только некоторые объекты достойны фотографирования.
При переходе на исследовательский уровень ситуация кардинально
меняется. «Простые теории» заменяются принятыми исследователем, вполне
осознанными научными теориями. И выбранная исследователем научная
теория,
1
преобразовывает
разрозненность
зрительных
явлений
в
Запорожец О. Н. Визуальная социология: в поисках границ. Самарский государственный университет.
[Электронный ресурс] Режим доступа: sociologist.nm.ru Дата доступа:02.05.2017.
2
Бурдье, П. Физическое и социальное пространства: проникновение и присвоение // Бурдье П. Социология
политики: Пер. с фр. / Сост., общая редакция и предисл. Н.А. Шматко.M.: Socio Logos, 1993. С. 80.
63
социологические визуальные данные. Происходит накладывание выбранной
теоретической рамки на мир визуальных объектов. В результате, имеющийся
материал систематизируется, отсеивается лишнее – то, что находится за
пределами рамки, определяется дальнейшее направление анализа визуальных
данных.
Но существует не одна теоретическая рамка,
не одна теория
визуального мира. Визуальная социология находит инспирацию только в
некоторых течениях социологической теории, и могла появиться только
тогда, когда благоприятствующие ей теоретические течения приобрели
сильное влияние на социологическое мышление1.
По отношению к теории фотография может выполнять две функции:
эвристическую (выдвижение новых гипотез, идей, понятий) и проверочную
(предоставление
эмпирических
доказательств,
подтверждающие
или
опровергающие утверждения, гипотезы и т.д.). При этом следует учитывать,
что только в отношении определённой теории может быть достаточно
эффективна. Исходя из сказанного, возникает необходимость понимания
того, какими чертами должна обладать теория, чтобы использование
фотографии в ней было оправдано.
Мы знаем, что существует разделение на первую и вторую
социологию, которое имеет
хронологический и аналитический смысл.
Яркими представителями первой социологии являются Огюст Конт, Герберт
Спенсер, Карл Маркс. Эта социология занимается изучением больших
общественных систем, которые носят надындивидуальный характер и
объясняются абстрактными понятиями. Одним из новых направлений первой
социологии
является
структурно-функциональный
анализ
Талкотта
Парсонса.
Среди основателей второй социологии, прежде всего, следует выделить
Макса Вебера. Деятельность людей, их поведение и интеракции, являются
1
Бурдье, П. Физическое и социальное пространства: проникновение и присвоение // Бурдье П. Социология
политики: Пер. с фр. / Сост., общая редакция и предисл. Н.А. Шматко.M.: Socio Logos, 1993. С. 102.
64
предметом второй социологии. В ней закреплён приоритет за коллективной
деятельностью
человека,
а
общественные
рассматриваются как вторичные. Так
системы
и
образования
Томас Лукманн считал, что
фундаментом общественных наук являются элементарные повседневные
значения человеческих действий. При этом значительная роль отводится
психологическим,
культурологическим
или
герменевтическим
интерпретациям действий.
Сегодня наблюдается некоторое превалирование второй социологии
над
первой.
В
арсенале
второй
социологии
такие
теории,
как
гуманистическая социология Флориана Знанецкого, феноменологическая
социология
Гофмана,
Альфреда
Шюца,
этнометодология
интеракционизм
Джорджа
драматургическая
Гарольда
Мида.
социология
Гарфинкеля
Именно
во
и
Ирвинга
символический
второй
социологии
присутствуют те теории, в которых фотография имеет возможность раскрыть
себя в полном объёме. Люди, их действия и взаимодействия, а не
абстрактные
общественные
системы
являются
предметом
второй
социологии. Мы имеем возможность наблюдать жизнь людей во всех её
проявлениях, от падения до взлёта, от рождения до смерти. И все это – их
успехи и неудачи, их старания и свершения – может быть запечатлено,
сфотографировано и, благодаря этому, в дальнейшем проанализировано и
досконально изучено. Чего нельзя допустить применительно к первой
социологии. Ведь право, сложно представить, как можно запечатлеть на
карту памяти фотокамеры рождение, развитие и гибель абстрактного
общественного организма. Вывод очевиден: использование фотографии
целесообразно в рамках теорий второй социологии.
Ещё одним
теоретическим основанием для визуальной социологии
является социология повседневной жизни. Её следует трактовать не как
отдельную отраслевую социологическую теорию, а как точку зрения,
65
применяемую в каждом социологическом исследовании1.
Социология
повседневной жизни охватывает все сферы жизни общества. Труд и отдых,
семья и частная жизнь, здравоохранение и образование, культура и
экологические проблемы находятся в плоскости интересов социологии
повседневности.
Возможно, что рост интереса к визуальной социологии в определённой
степени связан с повышением интереса к социологии повседневности, а
также с изменениями позиций в разных областях общественных наук, с так
называемым
субъективистским
возвратом
или
культурологическим
поворотом. Как бы там ни было, но фотография как метод визуальной
социологии достаточно эффективна и в социологии повседневной жизни.
Теории макро- и микроуровня являются ещё одним различием
социологических
теорий,
представляющим
интерес
в
контексте
рассматриваемого вопроса. Если объектом теорий макроуровня являются
государства, нации, классы и т.д., то теории микроуровня сконцентрированы
на изучении малых социальных групп, отдельных коллективах, локальных
общностях и других подобных объектах небольших размеров.
В макросоциологии предметом фотографической регистрации, как
правило, являются отдельные элементы изучаемых объектов, в то время как в
микросоциологии для наблюдений и фоторегистрации единовременно
доступна вся исследуемая область. Следовательно, социологические теории,
которые могут быть использованы в визуальной социологии и одновременно
сами эвристически использовать фотографии, должны соответствовать
следующим условиям, о которых уже упоминалось ранее:
1) Принадлежать ко второй социологии;
2) Принадлежать к социологии повседневной жизни;
3) Размещаться в рамках микросоциологии2.
1
Запорожец О. Н. Визуальная социология: в поисках границ. Самарский государственный университет.
[Электронный ресурс] Режим доступа: sociologist.nm.ru Дата доступа:02.05.2017.
2
Бурдье, П. Физическое и социальное пространства: проникновение и присвоение // Бурдье П. Социология
политики: Пер. с фр. / Сост., общая редакция и предисл. Н.А. Шматко.M.: Socio Logos, 1993. С. 107.
66
Наиболее полно и в большей мере этим условиям соответствуют
феноменологическая
социология
Альфреда
Шюца,
этнометодология
Гарольда Гарфинкеля и драматургическая социология Ирвинга Гофмана.
Имеет смысл остановиться на каждой из них более подробно.
Альфред Шюц является ведущим представителем феноменологической
социологии. В своих работах он предпринял попытку синтезировать
социологическую теорию Макса Вебера и философские концепции Эдмунда
Хассерла. Мир существует или не существует, он объективен и един для всех
существ и т. д. и т. п. Утверждения такого характера должны быть вынесены
за скобки. С этого начинается феноменологическое изучение мира.
Оставшийся за скобками жизненный мир феноменологическая социология
описывает с позиций «чистого» сознания. «Жизненный мир – это мир, к
которому мы принадлежим в нашей естественной дофилософской установке.
Естественная
установка
–
это
наивная
точка
зрения
практически
действующих индивидов, в рамках которой существование природного и
социального мира не подвергается сомнению, просто принимается на веру».1
Изучая естественную установку и стараясь разобраться в том, какую
роль эта установка играет в повседневном конструировании социального
мира, феноменологическая социология, равно как и феноменологическая
философия в то же время продолжают дистанцироваться от неё. В своей
главной работе «Феноменология социального мира», увидевшей свет в 1932
году, Альфред Шюц выдвинул собственную концепцию понимающей
социологии. В ней он предпринял попытку решить применительно к сфере
социального знания поставленную Гуссерлем задачу - восстановить связь
абстрактных научных понятий с жизненным миром, миром повседневного
знания и деятельности, миром социального опыта людей.
Человек – хозяин своей судьбы. Каждый из нас стремится создать свой
собственный жизненный мир. Его форму определяют три фактора:
1
Печурина A.B. Визуализация социальных исследований: новые данные или новые знания //
Социологический журнал. 2007. №3. С.81
67
1) Ситуационные обстоятельства. Это внешние детерминанты, которые могут
ограничивать возможные действия или стимулировать их. В сферу
деятельности включены другие люди, общие нормативные требования,
правила, предписания.
2) Наличие уникального собственного опыта. Определяет цель, намерения
личности.
3) Запас знаний. Позволяет личности оценивать свой прошлый и настоящий
опыт1.
Увы, но мир повседневной жизни не является частным миром отдельно
взятой личности. Этот мир всегда интерсубъективный, его приходится
делить с другими людьми. Он наполнен различного рода коммуникациями.
Наряду с вербальной коммуникацией существует коммуникация с помощью
экспрессивных жестов и визуальной презентации. Особое место здесь
отводится
«жестам приветствия», выражающим уважение, одобрение,
осуждение и т.д.
В любом обществе наблюдается дифференциация по полу, возрасту,
образованию,
социальному
статусу
и
т.д.
Однако
большинство
из
составляющих нашего мира жизни, так или иначе, опосредовано культурой и
определяется ей. И, следовательно, те типичные линии поведения, которые
на
подсознательном
уровне
применяются
людьми
в
определённых
жизненных ситуациях, будут отличаться в зависимости от рассматриваемой
культуры. В концепции А. Шюца прослеживается одна очень важная для
визуальной социологии идея: повседневная жизнь не только непосредственно
осязаема и доступна, она, что особенно значимо, наблюдаема и зрима. Не
случайно учёный уделял большое внимание методу наблюдения. «Огромная
часть того, что делается в мире повседневной жизни, воспринимается
зрительно, и, по крайней мере, потенциально доступна для фотографической
регистрации»2. Следовательно, фотографический снимок может указать:
1
2
Шюц А. Мир, святящийся смыслом. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. С. 395.
Шюц А. Мир, святящийся смыслом. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. С. 357.
68
1) Вид действий, в особенности разные стороны труда, «телесная
активность».
2) «Телесные движения» - состояния покоя, движения, действия.
3) Материалы мира жизни, т.е. разнообразные предметы, используемые
людьми.
4) Ситуационные обстоятельства.
5) Запас подручных знаний, который можно определить по уровню
сложности выполняемой профессии.
6) Сигналы смысла, принимаемые личностями в виде знаков и символов.
7) Акты межчеловеческой коммуникации (жесты, мимика, позы тела и т.п.)
8) Культурные рецепты и типологизации (стереотипы поведения, которые
можно воссоздать с помощью серии снимков).
9) Диссонанс культурных рецептов между участниками
культуры
и
аутсайдерами, что найдёт выражение в нелогичности и несвязности
наблюдаемой сцены1.
Многие идеи символического интеракционизма и феноменологической
социологии
разделяет
и
этнометодология,
основанная
Гарольдом
Гарфинкелем. Слово «этнометодология» обозначает «науку, исследующую
правила повседневной жизни людей». Оно образовано из двух слов «этнос»
(люди, народ) и методология (наука о правилах, методах). Иными словами,
этнометодология изучает методы описания и конструирования социальной
реальности, которые используются людьми в их повседневной жизни.
Гарольд Гарфинкель ввёл в употребление понятие «фоновые практики».
Этим понятием учёный охватывал совокупность привычных, не всегда
осознаваемых способов (методов) поведения, взаимодействия, восприятия,
описания ситуаций. Основная задача этнометодологии Гарольда Гарфинкеля
- изучение фоновых практик и составляющих их методов, с целью изучения и
объяснения того, как и каким образом на основе этих практик возникают
1
Шюц А. Мир, святящийся смыслом. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. С. 399.
69
представления об объективных социальных институтах, властных структурах
и т.д.
Таким
образом,
предметом
этнометодологии
является
мир
повседневной жизни, «обычное общество». «Обычное общество - это
категория, охватывающая все уровни общественной жизни, от наиболее
сложных, макрообщественных до наиболее простых, микрообщественных».1
Различным общественным ситуациям свойственны характерные локальные
практики,
исследование
которых
способствует
пониманию
макрообщественных явлений.
Содержательная сторона общественного порядка не входит в сферу
первостепенных интересов этнометодологов. Их усилия направлены на
понимание того, как и каким образом, этот порядок конструируется. В
основном внимание специалистов акцентируется на процедуре создания
порядка и смысла в разных общественных ситуациях. «Процедуры создания
порядка и смысла имеют, главным образом, нерефлексивный характер,
выполняются спонтанно участниками общественных ситуаций, а сам
конструируемый ими порядок приобретает признаки реальности».2
По мнению Гарольда Гарфинкеля, только возмущение существующего
порядка позволяет показать, что социальный порядок не является чем-то
данным, а представляет собой лишь достижение членов общества.
«Общество – не скрытая абстракция, а конкретное явление здесь и сейчас»3.
Именно поэтому фотография может явиться существенным подспорьем в
этнометодологических исследованиях, так как она позволяет отследить
динамику изменений, происходящих в конкретной коллективной практике.
Фотографии могут наглядно показать:
1) Что делают люди в данных ситуациях, придавая им порядок и смысл.
2) В рамках каких общественных ситуаций они действуют.
1
Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. М.: Питер, 2007. С. 83.
Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. М.: Питер, 2007. С. 115..
3
Печурина A.B. Визуализация социальных исследований: новые данные или новые знания //
Социологический журнал. 2007. № 3. С.83.
2
70
3) Какими указателями пользуются при взаимном согласовании смысла
ситуации.
4) Как выглядят разные общественные сцены в момент нарушения порядка:
анархия на улице, паника в театре и т.д.
5) Как происходит репродукция практик через поколения в обществе, что
может быть замечено на серии снимков, сделанных в разное время1.
Важным
драматургическая
является
направлением
социология
«порядок
исследования
Ирвинга
взаимодействия»,
Гофмана,
фотографии
стала
предметом
которой
охватывающий
все
процессы,
происходящие в обществе, включая и контакты между людьми. Каждого из
нас с обществом соединяют тысячи связей. Все наши действия являются
социально
обусловленными.
И
лишь
через
понимание
простейших
социальных явлений и действий можно прийти к осмыслению и пониманию
более сложных.
По мнению польского социолога П. Штомпки, интеракция обладает
двумя важными свойствами. «Во-первых, это повсеместное явление,
встречаемое везде, во всех областях общественной жизни. А во-вторых,
интеракция – универсальное явление, которое встречается во всех обществах
в разное время»2. И. Гофман считает, что встречу – физическое присутствие
участников, можно принять за единицу интеракции. Ирвинг Гофман всё
происходящее во время встречи, рассматривает по аналогии с театром. Во
время встречи каждый человек спонтанно и подсознательно выстраивает
своё поведение так, чтобы произвести соответствующее впечатление на
окружающих. Таким образом, он презентует себя в нужном свете. Различные
общественные места: кинозалы и спортивные площадки, дворы и улицы,
магазины и рынки, и т. д., предстают в рассматриваемом случае, в качестве
театральных залов. У этих театров есть ещё и «фасад» в виде различных
декораций. «Фасад»
1
присутствует и у каждого конкретного человека.
Савчук В. Философия фотографии. СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005. С. 203.
Штомпка, П. Введение в визуальную социологию [Электронный ресурс] Режим доступа: sociologist.nm.ru
Дата доступа: 27.03.2017.
2
71
Возраст,
пол,
антропометрические
данные,
расовая
принадлежность,
выражение лица, костюм, макияж и т.д. – всё это составляющие
человеческого «фасада». «С помощью действий, используя декорации и
персональный фасад, человек стремится показать другим своё лицо, т.е.
образ самого себя, сформированный в соответствии с общественно
признанными атрибутами».1 Все действия людей происходят в рамках
определённого пространства, где каждый индивид заявляет о своих правах на
определённое место, к которому стремится ограничить доступ других людей.
И. Гофман называл такое место собственной территорией, и при этом
выделял несколько разновидностей территорий:
1) Территория, которая отчётливо размещена в пространстве и которая
остаётся в продолжительном пользовании личности. Это недвижимость:
дома, квартиры, дачи и т.д.
2) Территория, которая имеет публичный характер, доступна для всех, но
которой некоторое время владеют те, кто ее использует в данный период
времени. Это найм, аренда и т.д.
3) Эгоцентричная территория. Это подвижное пространство, которое
окружает личность и перемещается вместе с ней. В пределах границ этой
территории люди пользуются разными личными предметами: сумки, папки,
зонтики и т.д.2 За фасадом располагаются кулисы, за кулисами скрывается
зона приватности. Здесь и только здесь человек предстаёт самим собой.
В своих исследованиях И. Гофман значительное внимание уделяет
намерениям личности, как правило, проявляемых в жестах, позах, мимике. То
есть в том, что поддаётся наблюдению и, следовательно,
может быть
сфотографировано.
Таким образом, использование фотографии вполне применимо в
драматургической социологии Ирвинга Гофмана. Из всего вышесказанного
можно сделать вывод о том, какими чертами должна обладать теория, чтобы
1
2
Штомпка П. Визуальная социология. Фотография как метод исследования. М.: Логос, 2007. С. 38.
Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Директмедиа паблишинг, 2007. С. 138.
72
использование
в
её
рамках
фотографии
было
и
обоснованным
и
эффективным. Такая теория должна принадлежать второй социологии,
относиться к социологии повседневности (которую следует рассматривать
как
определённый
социологическую
взгляд
теорию),
на
и
общество,
эта
теория
а
не
как
должна
специальную
соответствовать
микроуровню.
ГЛАВА III. ВИЗУАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СРЕДСТВО
ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА
3.1 Содержание и форма исследования экологической культуры
общества средствами визуальной социологии в мире
В нашем стремительно меняющемся техногенном мире экологическая
культура
общества
играет
всё
более
важную
роль.
В
сложных
социологических исследованиях, требующих использование актуальных
методов и подходов, все заметней и значимей становится место визуальной
социологии. Интерпретируя визуальные материалы, зачастую удаётся более
рельефно представить различные аспекты жизни современного общества и, в
частности, её экологическую составляющую. Через анализ, осмысление и
понимание последней социологам предоставляется возможность разрешить
две взаимосвязанные задачи.
Первая заключается в том, чтобы по внешним проявлениям и
признакам раскрыть существенные особенности экологической культуры,
выявить
её значимые структурные элементы. Как пишет Тимоти Карри,
«визуальные социологи, интересуясь внешним видом объектов, стараются
выяснить, что скрывается за этим видом, откликаясь на условия социологии
(...) Когда внешний вид чего-либо связывается с социологическим
объяснением,
можно
сказать,
что
задание
визуальной
социологии
73
выполнено»1. Так выглядит решение первой и далеко не самой сложной
задачи.
Другая более значимая и трудная задача заключается в том, чтобы с
помощью визуальных образов раскрыть существенные закономерности
общественной жизни, экологической культуры и её составляющих. Важно
посредством упорядоченных серий разнообразных визуальных материалов,
выявить существенные, регулярно повторяющиеся зависимости между
различными процессами, происходящими в обществе. Речь идёт именно о
сериях визуальных материалов, позволяющих исследовать интересующие
явления в динамике. Такой возможности единичные фотоснимки лишены.
«Сравнение фотографий может предоставить сильные доказательства
происходящих изменений, как, например, в случае, когда мы сопоставляем
фотографии какого-либо места, объекта или деятельности, сделанные в
прошлом, с современными фотографиями»2.
При этом, рекомендуется
проводить сопоставление различных сообществ или различных мест. Это
позволяет использовать критерии только сходства, и только различия.
Таким
образом,
удаётся
понять,
что
определённое
явление
обобщённости похоже в различном контексте или, напротив, не смотря на
схожесть контекста, выглядит совершенно иначе. Иными словами, мы
«можем сравнивать похожие ситуации либо делать более контрастными
различные»3. В итоге, стремясь к эффективности определённых таким
образом динамических или сравнительных закономерностей, возможно
увеличивать
количество
сделанных
или
анализируемых
визуальных
материалов и использовать правила отбора репрезентативных проб.
В широком смысле визуальные данные «потенциально охватывают
всякие предметы, людей, места, события или ситуации, которые может
1
Curry Timothy. Editorial // International Journal of Visual Sociology. 1985. № 2. Р. 6.
Collier John, Collier Malcolm. Visual Anthropology. Photography as a Research Method. Albuquerque: The
University of New Mexico Press. 1986. Р. 197.
3
Collier John, Collier Malcolm. Visual Anthropology. Photography as a Research Method. Albuquerque: The
University of New Mexico Press. 1986. Р. 198.
2
74
наблюдать человеческий глаз»4. Особый интерес для визуальной социологии
представляют визуальные социологические данные. Это те данные, которые
можно увидеть и запечатлеть в виде визуальных образов для обстоятельного
анализа и исследования впоследствии. Соответственно, для изучения
экологической культуры первостепенное значение приобретают визуальные
материалы, которые связаны с деятельностью человека и содержат
документальные свидетельства его присутствия и активности. Фотографии,
на которых запечатлена природа во всём её великолепии и многообразии,
привлекают внимание визуальных социологов в тех
случаях, если они
содержат социально значимую информацию о жизнедеятельности общества,
несут отпечаток цивилизационной активности человека. Оросительные
каналы, ухоженные скверы и парки, заповедники редких животных, равно
как и свалки бытовых и промышленных отходов в лесопосадках и
природоохранных зонах – всё это,
в известной степени, характеристики
экологической культуры общества.
Как минимум потенциально важную социологическую информацию о
состоянии цивилизованной среды несут фотографии природных объектов,
преобразованных в результате человеческой деятельности. Снимок будет
являться определённо социологическим даже в том случае, когда сам человек
на нем не запечатлён. Погибшие, вследствие сброса в водоём отходов
химической
промышленности,
птицы
и
рыбы,
сотни
гектаров
дальневосточной тайги и восточносибирского леса, уничтожаемых ежегодно,
в том числе, и в результате сельскохозяйственного пала – красноречивое
свидетельство
разрушительной
деятельности
человека.
И
подобных
примеров, к сожалению, бессчётное множество. В этом плане особый
интерес вызывает фотографический проект «Земля с неба. Портрет планеты
на пороге XXI века». Французский исследователь Артус-Бертран сделал
сотни снимков различных уголков нашей планеты с высоты птичьего полёта.
Надо прямо сказать, что портрет Земли получился далеко неоднозначным.
4
Emmison Michael, Smith Philip. Researching the Visual. London: Sage. 2000. Р. 4.
75
Наряду с многочисленными свидетельствами созидательной деятельности
человека присутствуют и такие факты, за которые человечеству должно быть
стыдно…. Увы, но на Земле почти не осталось мест, куда бы не ступала нога
человека. В поисках первозданной природы люди вынуждены забираться всё
выше, всё дальше и всё глубже. Некогда непроходимые джунгли Амазонки,
африканская саванна, районы Крайнего Севера России если и не стали ещё
туристической Меккой, то давно уже и не являются «тайной за семью
печатями». Экспансия постоянно растущей человеческой популяции почти
лишила планету районов девственной природы. Лес или горы, океан или
ближний космос везде пытливый взгляд и объектив фотоаппарата могут
обнаружить следы человеческой деятельности. В одном случае это вызовет
одобрение, и даже восторг, в другом – оторопь и неприятие. И кажется, что
количество тем для визуальной социологии неограниченно, и почти каждый
снимок таит в себе какой-то социологический смысл.
Огромна область визуально фиксируемых свидетельств общественной
жизни и экологической культуры. Фотография поставляет все те «детали»,
которые являются сырьём этнологических знаний. Такой точки зрения
придерживаются не только социологи, но и фотографы. Вот, например, как
характеризует цель своей деятельности классик документальной фотографии
Доротея Ланге убеждена, что «документальная фотография отражает
современность и документирует её для будущего. Фокусом интереса
фотографии является человек. Она регистрирует его повседневную жизнь на
работе, на войне, в развлечениях или его деятельность в течение суток,
следующих друг за другом времён года или фаз жизни. Она не только
показывает их внешнюю сторону, но и старается открыть способ их
функционирования,
влияния
на
личность,
лояльность
и
поведение.
Фотография интересуется методами труда и зависимостью работников друг
от друга и от работодателей. Она имеет исключительные возможности для
отображения изменений»1.
1
Lange Dorothea. Photographs of a Lifetime. New York: Aperture. 1982. Р. 124.
76
Необходимо отметить, что все объекты экологической культуры,
которые могут быть сфотографированы, возможно выстроить по степени
значимости в определённом порядке. Для начала, очевидно, следует очертить
круг визуально доступных объектов и явлений (т.е. потенциальных тем для
фотографирования, потенциальных визуальных данных), которые открывали
бы
наибольшую
Бронислав
возможность
Малиновский,
социологического
проводя
познания.
антропологические
Когда-то
исследования,
использовал, составленный ранее, «инвентарь для полевых наблюдений».
Применительно
к
визуальной
социологии
«инвентарь»
следует
систематизировать, позиционируя его как исходную точку аналитической
матрицы контекстов и аспектов, в которых проявляется общественная жизнь.
Понятие контекста широко используется в социологии, как и во многих
других науках. В нашем случае речь идёт о типичных областях
общественной жизни, с которыми каждый из нас сталкивается ежедневно в
течение всего своего существования.
Каждый контекст специфичен в отношении разнообразных аспектов.
Прежде всего, к наиболее значимым общественным контекстам следует
отнести те, которые являются базовым экзистенциальным опытом каждого
человека, вытекающим из его биологической природы: дом, работа,
потребление, путешествия, болезнь, смерть. Далее те, которые встречаем в
большинстве человеческих культур и которые отражают либо какие-то
императивы общественной формы человеческого бытия, либо какие-то
сложности и драмы, присущие
человеческому обществу: образование,
воспитание, религию, политику, науку, познание, искусство, отдых, спорт,
войны, природные катаклизмы. В каждом из этих контекстов выделим шесть
аспектов:
действующие
личности,
их
действия,
взаимодействие
(и
общественные отношения), коллективность (и её структура), культура и
окружение (среда).
Человеческие личности и объекты природы относятся к базовым
составляющим экологической культуры. С каким бы экологическим
77
контекстом ни имели бы социологи дело, в любом из них наблюдается
присутствие людей. Например, работники и руководители в контексте
работы, отдыхающие в контексте природного ландшафта и т.д.
Следующим важным аспектом экологической культуры являются
человеческие действия или деятельность людей как таковая. По отношению к
окружающей среде активность людей различна, равно как и их поведение,
направленное
на
выполнение
различных
экологической культуры. В своё время
функций
в
контекстах
Флориан Знанецкий предложил
классификацию общественных функций, разделив их на образовательную,
пропагандистскую,
интеграционную,
экономическую,
художественную,
политическую1 и др. Нечто подобное наблюдается и в нашем случае при
рассмотрении «контекстов», где функции
исполняют различные роли.
Конкретные человеческие действия определяют поведение личности, которое
может быть ритуальным (повторяющиеся в известной последовательности
определённые действия), рутинным (привычным, характерным для данной
ситуации) или девиантным (отклоняющимся от принятых норм). В любом
случае важно, как поведение индивида сказывается на окружающей среде.
Третьим аспектом экологической культуры является социальная и
экологическая интеракция. Это взаимно сориентированные действия, по
крайней мере, двух человек и фиксация их влияния на окружающую среду.
«Социальная интеракция - это явление, по сути, визуальное, организованное
вокруг наблюдаемых символов. Поэтому люди во взаимодействии прекрасно
поддаются визуальным исследованиям»2. К простейшим видам интеракции
относятся контакты, столкновения, разнообразные коммуникативные связи.
Джордж Герберт Мид (Mead George Herbert) сложные виды интеракции
определил
как
совокупную
деятельность
многих
людей,
входящих
одновременно в большое количество перекрещивающихся или параллельных
1
2
Znaniecki Florian. Social Actions. New York: Farrar i Rinehart. 1936.
Emmison Michael, Smith Philip. Researching the Visual. London: Sage. 2000. Р. 190.
78
интеракций1 (дискуссия на научном семинаре, рождественский ужин или
заседания «круглого стола», и этот перечень легко можно продолжить).
Важным
фактором
для
интеракции
является
пространственное
положение партнёров. Ведь, к примеру, за праздничным столом разговор
строится иначе, нежели в ходе какой-нибудь международной встречи за
круглым столом. В первом случае, мы обращаемся с разговором к
ближайшему соседу справа, слева или напротив. Во втором же, партнёрами
для разговора являются все присутствующие за столом. «Исследование
интеракций может оказаться исследованием людей как носителей символов,
показывающих их идентичность, статус или общественную компетенцию.
Поскольку создание и считывание этих символов находятся главным образом
в визуальном домене (исключением является, например, запах духов или
язык, на котором разговариваем), социальная интеракция является, по
существу, активностью восприятия, сосредоточенного в значительной
степени на наблюдаемой символике. Поэтому анализ людей, находящихся в
интеракции, отлично подходит в качестве темы визуального исследования»2.
Четвёртым, доступным для наблюдения и фотофиксации аспектом, являются
коллективы.
Социолог, наблюдая за коллективом, может визуально определить
численность, форму, пространственную структуру (пара, группа, строй,
очередь, толпа и др.) присутствующих людей. Поддаётся исследованию и
структура ранжирования или неравенства по расовому, национальному,
половому, имущественному и другим признакам, присутствующая в данном
коллективе. Причём всё это может найти своё отражение в визуальных
документах. Довольно часто объектами фотографирования становятся
острые общественные контрасты: богатство и нищета, развитие и деградация,
и т.д.
1
Мид Дж. Г. Избранное: Сб. переводов / РАН. ИНИОН. Центр социал. научн.-информ. исследований. Отд.
социологии и социал. психологии; Отв. ред. Д. В. Ефременко. М., 2009. С. 49.
2
Emmison Michael, Smith Philip. Researching the Visual. London: Sage. 2000. Р. 190.
79
Активность коллектива по отношению к окружающей природе, равно
как и каждого его члена, может иметь различную направленность. С
помощью
серии
фотоснимков
исследователь
имеет
возможность
проанализировать изменение коллективной активности и влияние этого
фактора на окружающую среду. Например, увеличение транспортного потока
в различные дни недели и в разное время суток, изменение ритма
сельскохозяйственных работ и природоохранных мероприятий в зависимости
от времени года, преображение ландшафта после субботника или пикника.
Пятый аспект экологической культуры - это собственно сама культура.
Непосредственному наблюдению исследователя может быть подвергнуто всё
то, что заключается в понятии материальная культура. Всё это представляет
интерес для этнографии и часто находит своё отражение в визуальных
материалах. Традиционные темы исследования: орудия труда, предметы
домашнего обихода, оформление мест обитания человека, одежда, различная
утварь. Однако в потенции все окружающие нас предметы «представляют
собой запись человеческой активности (...) и могут служить в качестве
указателей более широких общественно-культурных процессов, становясь
инструментом теоретически углублённой разработки общественной жизни»1.
Значительное влияние на экологическую культуру оказывает внешне
наблюдаемая художественная культура.
Среда или окружение являются шестым аспектом экологической
культуры. Любая активность, будь то индивидуальная или коллективная,
проявляется не в вакууме, а среди различных
природных объектов.
Следовательно, предметом наблюдений может стать локализация индивида
или группы людей в пространстве. «Почти все, чем является человек и что он
делает, связано с осознанием пространства»2. Нелишне заметить, что
наблюдается
некая
активностью.
От состояния
1
2
зависимость
между
окружающей
экологией
среды
и
человеческой
зависит
Emmison Michael, Smith Philip. Researching the Visual. London: Sage. 2000. Р. 109..
Hall Edward. Ukryty wymiar / Przet. Teresa Holowka, Warszawa: Muza. 2003. С. 231.
активность
80
общества, точно так, как сама эта среда зависит от человеческой активности.
Наличие эффективных очистительных систем, цветущих скверов и парков,
ухоженных водоёмов имеет большое значение для жителей городов, равно
как существенным является и пространственное расположение этих
объектов.
Оригинальный фотографический проект реализовал Эрвин Зубе, в ходе
которого важно было выявить, как люди реагируют на ветер, сила и
направление которого зависят от расположения улиц в большом городе. В
ветреные дни он и его сотрудники фотографировали пешеходов на четырёх
больших перекрёстках Бостона. Позднее ими графически и количественно
было представлено перемещение людей в зависимости от силы ветра и
расположения улиц. К окружающей среде можно отнести и рельеф
местности, и климатические условия с характерным для этих мест жилищем
людей. В этом же ряду и тип поселения (городской, пригородный, сельский и
т.д.), дорожная сеть и инфраструктура, и, конечно же, эстетическая
составляющая окружающей среды. Но окружающая среда- это не только
природа, а также и всё то, что создано руками человека. И многие из этих
объектов можно узреть и сохранить на карте памяти фотокамеры.
Окружающая среда – это структура населённых пунктов, геометрия и
эстетика улиц и площадей, устремлённые в небо многоэтажки и приземистый
частный сектор, тучные сады и бесконечно прекрасная колосистая нива. Это
магазины, кафе, стадионы, памятники старины и объекты культурного
наследия. А ещё это то, что окружает нас в повседневной жизни, что, так или
иначе, присутствует
в каждом доме: мебель, книги, картины, сувениры,
бытовая техника и электроника. Особое место в этом ряду занимает
телевизор…Интересны в этой связи результаты большого международного
проекта. Он основывался на фотографировании выбранных самими
жителями важных с их точки зрения предметов домашнего обихода, которые
выставлялись перед домом и служили
своеобразным сценографическим
фоном для коллективных портретов. Проект осуществлялся в тридцати
81
странах. Шестнадцать фотографов сделали тридцать коллективных семейных
портретов на фоне любимой домашней утвари, тщательно отобранной
снимаемыми. И что поразительно, на всех снимках без исключения
присутствие телевизора эдакого современного «культурного универсалия»
было обязательным. К схожим результатам пришла и Софья Рыдет (Zofia
Rydet), делая портреты представителей различных общественных групп на
фоне их подлинных жилых интерьеров1.
Свой, довольно сложный комплекс категорий для классификации
предметов в жилых интерьерах предлагает Гарольд Риггинс. Предметы
«активной природы» - это такие, которые используются как инструменты
(например, вилки), а «пассивной природы» - это объекты созерцания
(контемплации) или декорации (например, ваза на фортепиано). «Предметы
престижа»
свидетельствуют
об
общественном
статусе
(например,
фортепиано, античная мебель). «Знаки идентичности и самооценки» - это
предметы, посредством которых жители говорят что-то о себе (например,
свадебный снимок, академический диплом или кубок за спортивные победы).
«Стыдливые предметы» - это такие, которые открывают какие-то очень
частные стороны жизни и вообще остаются скрытыми (например, запасы
лекарств, грязное белье, порнографические издания). «Развлекательные
предметы»
-
это,
например,
массовые
игры
или
колода
карт.
«Профессиональные предметы» это средства исполняемой профессии
(например, стетоскоп или шприц в доме врача, научная библиотека в доме
учёного). «Экзотические предметы» - это такие, которые выставлены как
доказательства посещения чужих краёв (например, раковины из тропических
морей
или
африканские
статуэтки)2.
Источником
социологической
информации о статусе человека может стать осмотр интерьера его дома.
Полученные данные позволят сделать вывод об уровне финансового и
культурного капитала владельца жилища.
1
Rydet Zofia. О zapisie socjologicznym // Polska Sztuka Ludowa. Kon- teksty. 1997. №1-2. Р. 39.
Riggins Harold. Fieldwork in the Living Room // The Socialness of Things / Red. Harold Riggins. New York:
Mouton de Gruyter. 1994. Р. 142.
2
82
Работы известных мастеров живописи, античная мебель, предметы
антиквариата, гармонично сочетающиеся с современным декором или те же
предметы старины, соседствующие с дешёвыми репродукциями и аляповатой
безвкусицей, позволят сделать определённые выводы.
За
пределами
жилища
нас
повсеместно
передвижения и всё то, что с ними связано.
окружают
средства
«Автомобили, автомобили
буквально все заполонили» - эта строчка из некогда популярной советской
песни как нельзя точно отражает современную действительность. Но
«автомобильная цивилизация» это не только «железные кони» и сотни
«лошадей» под капотом. Год назад в Хельсинки я был поражён обилием
велосипедистов. «Эти друзья буквально на каждом шагу. Складывается
впечатление, что велосипеду, как и любви в Хельсинки все возрасты
покорны. Старушка, на вид не менее восьмидесяти, преодолев небольшой
подъем, лихо тормозит у банкомата, чтобы через пару минут лечь на
обратный курс. Порой становится страшно за тех, кто не успел ещё сменить
четыре колеса на два. Велосипедисты «пролетают» переходы не обращая
внимания на автомобили. И только там где нет специально выделенной
полосы,
безопасно
дисциплинированно
переведя
на
спешиваются,
чтобы
противоположную
спустя
сторону
мгновение
улицы
своего
двухколёсного друга, вновь вскочить в седло и мчаться навстречу ветру.
Велосипед здесь и средство массового передвижения граждан и, если угодно,
олицетворение
здорового
образа
жизни.
Об
этнических
различиях,
национальных особенностях и материальном положении можно судить по
кладбищенским объектам.
Наблюдение
исследования
и
может
визуальная
фиксация
осуществляться
на
с
целью
дальнейшего
сельскохозяйственных
и
промышленных предприятиях. Здесь сфера интересов самая разнообразная:
организация труда и отдыха, орудия производства, эстетика заводских и
офисных помещений и т.д. Также интересную для наблюдений среду
представляет
область
потребления
товаров
и
услуг
вместе
с
83
обслуживающими этот сегмент предприятиями торговли: супермаркетами,
магазинами, ресторанами, торговыми сетями и площадками и т.д.
Всю палитру визуальных явлений сложно полностью охватить в
нескольких
десятках
контекстах
экологической
культуры.
Выше
приведённый краткий обзор призван лишь показать, как необычайно богаты
и разнообразны визуальные проявления шести выделенных аспектов
экологической
культуры:
действующих
личностей,
деятельности,
взаимодействия, людских коллективов, культуры и окружения, и насколько
огромны возможности фотографической регистрации, поставленной на
службу социологическим исследованиям. Обозначенное разделение можно
представить в виде матрицы, элементы которой образованы отдельными
контекстами и выступающими в каждом из них аспектами.
Матрица визуальных данных экологической культуры
Контекст
Аспекты
Экологическая культура
Личность
Действие
Интеракция
Коллектив
Культура
Среда
Защитник
Охрана
Взаимопомощь
Спасатели
Спасательное снаряжение
Зона бедствия
Подводя итоги, можно сделать вывод, что исследования экологической
культуры общества средствами визуальной социологии направлены на
представление объективно существующего положения вещей, освещение
реально существующего состояния физической материальной среды. По
мнению Элизабет Чаплин «не существует повода, чтобы исследователь
общества не принимал во внимание, что фотографии конструируются
обществом, а равно и признавал, что они могут предоставлять особую
информацию об обществе, которую этот исследователь ранее почти или
вовсе не знал»1.
1
Chaplin Elizabeth. Sociology and Visual Representation. London: Rout- ledge. 1994. Р. 199.
84
3.2. Актуальные проблемы исследования экологической культуры
общества средствами визуальной социологии в России
В настоящее время, визуальная социология, претендуя на статус
дисциплинарного
знания,
продолжает
активно
развиваться.
Однако
вследствие того, что термин «визуальная социология» трактуется однозначно
и, следовательно, отсутствует предмет для дискуссий, часть научного
сообщества продолжает с известной долей скепсиса относиться к визуальной
социологии. Свою точку зрения эти учёные аргументируют тем, что, по их
мнению, визуальная социология, изолировавшись от «настоящей текстовой
социологии» воспринимается ими по большей части как некое маргинальное
поле. И дабы снять противоречия они предлагают социологизировать
визуальные исследования, поместив их в плоскость социологии.
Остроты спорам о статусе визуальной социологии придаёт тот факт,
что результаты многочисленных, опирающихся на анализ визуальных
материалов социологических исследований, позволяют признать притязания
визуальной
социологии
на
дисциплинарную
самостоятельность
оправданными. Во всяком случае, приводимые ниже достижения визуальной
социологии говорят в пользу такой точки зрения: а) с каждым годом всё
более
отчётливо
проявляется
согласие
среди
учёных
относительно
предметных границ визуальной социологии; б) на лицо введение и
расширение
системы
специальных
терминов,
понятий,
категорий,
позволяющих фиксировать, описывать и объяснять визуальные явления
социальной жизни; в) эффективное использование возможностей визуальной
социологии для проблемного осмысления социальных процессов и явлений,
уже казалось бы истолкованных средствами не визуальных социологических
направлений.
85
В то же время ряд исследователей придерживается мнения, что и
сейчас
визуальная
изолированную
социология
позицию
от
продолжает
других
занимать
дисциплин,
довольно
занимающихся
проблематикой визуального: визуальной антропологии, искусствознания,
Cultural Studium. Неопределённость ситуации не сулит ничего хорошего. Она
неминуемо ведёт социологов к повторению собственных ошибок и, как
следствие, затрудняет поиск решений многочисленных проблем, в том числе
связанных с исследованием экологической культуры.
На сегодняшний день важнейшим достижением учёных,
активно
разрабатывающих визуальную социологию, является последовательное
обоснование того факта, что визуальное – это «не лишённый собственной
сущности
референт
социальности.
Напротив,
в
различных
своих
воплощениях оно выводится на авансцену, подвергается анализу как особая
форма восприятия и представления мира. Это уже не простое отражение
реальности, а особая оптика взгляда, рождённая культурой и в свою очередь,
создающая новые культурные образцы»1.
Важно отметить, что при этом исследовательскую ценность, и в этом
сходится
значительное
число
исследователей,
представляют
как
социологическая проблематизация доступной наблюдению предметной
среды, так и собственно визуальная деятельность людей, включающая в себя
как созерцательные формы (наблюдение, рассматривание, разглядывание),
так
и
различные
способы
производства
визуальных
образов
(фотографирование, снятие видеоматериалов, рисование, дизайн и т.д.).
Таким образом, как минимум признается тот факт, что в настоящее время
неоспоримо
наличие
двух
векторов
исследовательской
перспективы
визуальной социологии: изучение социального посредством визуального и
самого визуального как социального конструкта. «Визуальная социология
может быть разделена на два направления: методологическое (создавать
фотографии,
1
чтобы
анализировать
социальную
реальность)
и
Филиппов А. Ф. Прикладная социология пространства // Социологическое обозрение. 2009. Т.8. №3. С. 13-
86
культурологическое (анализировать фотографии, сделанные другими, чтобы
исследовать индикаторы культуры и социальных отношений)»1. Однако, если
в сферу социологии визуального включить любой объект, человека, место,
событие или происшествие, которое может быть наблюдаемо нашим
зрением, то, как считает П. Свитман, существует опасность размывания
предметных границ. Это, по мнению учёного, означало бы обратиться к
предметам, рассматриваемым социальными науками почти во всей их
полноте. «Представляется разумным вводить различия между социологией
визуального и визуальной социологией, понимая под последней формы
социологического исследования, в которых используются визуальные
методы»2.
Развитие и становление предметной области любого научного знания
сопровождается разработкой соответствующего понятийного аппарата. На
решение этой актуальной и насущной для визуальной социологии задачи
сегодня направляются значительные усилия. Так как почти любой аспект
социологического исследования, не исключая даже такие, которые на первый
взгляд не представляют собой визуальные объекты или темы (изучение
музыки или акустическая социология в широком смысле),
потенциально
обладает визуальным компонентом, то термины социологии визуального в
потенциале оказываются довольно широкими, как и сама социология.
Следовательно,
«существует
опасность
слишком
широко
раскинуть
концептуальную сеть, и поэтому, развивая социологию или антропологию
визуального, мы должны весьма внимательно определять, какие области или
проблемы мы имеем в виду»3. В то же время практически все методы
социологического
исследования,
а
также
способы
представления
социологического знания также обладают или могут обладать визуальной
1
Семина М. В. Ганжа А. О. Визуальная социология и развитие социологического воображения // Журнал
социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. №2 (43). С.153.
2
Свитман П. Некоторые соображения по поводу визуальной социологии, визуальной антропологии и
визуальных
методов исследования.
Выступление на форуме «Визуальная
антропология»
//Антропологический форум. 2007. № 7. С. 90.
3
Запорожец О. Визуальная социология: контуры подхода // Интер, 2007. № 4. - С. 28.
87
составляющей. В этих условиях, для того, чтобы удержать дисциплинарные
рамки,
полагает
«визуальная»
П.
Свитман
социология
для
«…разумно
форм
зарезервировать
социологического
термин
исследования,
опирающихся в большей или меньшей степени на специфически визуальные
методы такие, например, как сбор фоторепрезентаций у респондентов,
которые используют уже существующие образы или образы, созданные как
часть исследования, в процессе исследования, а не просто в качестве объекта
анализа или изучения»1. Схожей точки зрения придерживается и Д. Харпер,
который ввёл понятие photo-elicitation (фото-выявление), то есть приём,
основанный
на
интервью»2.
Г.
идее
«помещать
Беккер
также
фотографию
подчёркивал,
в
исследовательское
что,
используя
в
исследовательских целях, например, фотографии, мы должны быть уверены,
что остаёмся на территории реальной социологии, а не просто заняты
интересными картинками 3. Примеры реализации этого принципа приводятся
в книге Д. Коллиер и М. Коллиер «Визуальная антропология. Фотография
как исследовательский метод»4. В ней авторы наглядно показывают, как с
помощью снимков (фото, кино, видео) можно значительно повысить
эффективность традиционных методов познания.
Понятия, категории, концепты, разрабатываемые и вводимые в
визуальной социологии, ориентированы, на первый взгляд, на решение
парадоксальной задачи: найти вербальные средства для описания и
обозначения тех сторон социальной действительности, которые сложно
«схватить» вербальными средствами. Это вызвано, в первую очередь, острой
неудовлетворённостью, которую испытывали
социологи-исследователи,
занятые визуализацией социальных проблем. У них зачастую «не находилось
1
Свитман П. Некоторые соображения по поводу визуальной социологии, визуальной антропологии и
визуальных
методов исследования.
Выступление на форуме «Визуальная
антропология»
//Антропологический форум. 2007. № 7. С. 91.
2
Harper D. Reimagining visual methods // Ed. by N. Denzin, Y. Lincoln. Collecting and interpreting qualitative
materials. 2nd ed. London: Sage Publications, 2003. Р. 45.
3
Becker H.S. Photography and sociology // Doing things together: Selected papers. Evanston, IL: Northwestern
University Press, 1986. Р. 68.
4
Collier J., Jr. & Collier, M. Visual anthropology: Photography as a research method. Albuquerque: University of
New Mexico Press, 1986.
88
слов»
для
точного
описания
того,
на
что
можно
было
указать.
Взаимоотношения между визуальным образом и письменным текстом
являются одной из ключевых проблем визуальной социологии. Эту проблему
П. Свитман формулирует как поиск границы размежевания и взаимодействия
между логоцентричными и оптикоцентричными способами представления
знания,
позволяющую определить когда и в какой мере в современных
формах
академической
дискуссии,
анализа
и
репрезентации
можно
отказаться от первых в пользу вторых. В этой связи интересны рассуждения
П. Свитмана, изложенные им в форме ответов на вопросы издателей журнала
«Антропологический
форум»,
которые,
судя
по
всему,
имеют
принципиальное значение для разработки понятийного аппарата визуальной
социологии: «В рамках визуальной социологии существует, вне всякого
сомнения, тенденция использовать визуальный материал как часть анализа,
однако при этом привязывать подобные репрезентации к письменным или
вербальным текстам более традиционного (и часто описательного) типа. Все
это может стать предметом дискуссии относительно того, способна ли
визуальная репрезентация, использованная подобным образом, выступать
сама по себе, без письменных или вербальных «подпорок».
Может ли сам образ выступать самостоятельно в аналитическом
смысле,
функционировать
как
собственно
социологический
или
антропологический текст, или он должен быть прочитан только как
художественная или документальная фотография, если не сопровождается
каким- то анализом или описанием? В данном случае трудность отчасти
заключается в кажущейся двусмысленности визуального образа. Широко
распространена убеждённость в том, что, как формулирует это Элизабет
Чаплин, «поскольку образы не конституируют доминирующий у нас способ
коммуникации, они обычно не так хорошо отполированы, как слова, и не
являются носителями таких культурно специфических посланий»1. Подобная
1
Свитман П. Некоторые соображения по поводу визуальной социологии, визуальной антропологии и
визуальных
методов исследования.
Выступление на форуме «Визуальная
антропология»
//Антропологический форум. 2007. № 7. С. 92.
89
позиция, по-видимому, достаточно уязвима во все более визуализирующейся
культуре, в рамках которой мы становимся все более искусными в чтении
или интерпретации даже наиболее ироничных или утончённых визуальных
текстов.
Следует также помнить, что в образах рекламы и других важных
текстах потребительской культуры производители по большей части «не
создают ритуализованные выражения, которые используют; они полагаются
на тот же самый корпус способов самоэкспонирования, тот же самый
ритуальный язык, который является ресурсом всех нас, участвующих в
социальных ситуациях, и для той же самой цели - сделать увиденное
действие читабельным». Поэтому образы могут быть менее двусмысленными
и, следовательно, легче читаемыми, чем считают некоторые авторы.
Существуют случаи, когда по сравнению с другими формами
качественных данных, например, такими как извлечение из интервью,
визуальные
данные
точнее
отражают
некоторые
аспекты
ситуации.
Фотография улыбающегося человека способна передать эмоциональную
тональность, включая иронические или смеховые интенции, чего не способна
сделать цитата, лишённая всего, кроме буквального значения. Но, не смотря
на это, всё ещё остаётся открытым вопрос о способности образов
функционировать в качестве самостоятельных аналитических текстов.
Будучи
способной
передавать
значительное
количество
информации
экономичным и доступным способом, фотография тем не менее, лишена
возможности сама по себе донести сложный или детализированный тезис.
Вероятно, фильм или фотоэссе справятся с этой задачей лучше, но и им без
сопровождающего
комментария
будет
сложно
передать
точно
и
недвусмысленно очень конкретные тезисы. «Одна из ключевых трудностей в
данном случае заключается в том, что мы не можем быть уверенными, если
нам об этом не скажут, в той интерпретации, которой наделяют образ
фотограф или кинематографист, а также в том, что именно они намереваются
90
сообщить. Подобная неопределённость отлично работает в искусстве, но она
даёт нам лишь намёки или возможности, а не академический анализ.
Визуальные
методы
являются
полезными
как
способ
непосредственного порождения данных в визуальном виде и как способ
получения новых данных благодаря сбору фотоизображений у респондентов
и связанных с этой методикой техник. С другой стороны, визуальные методы
особенно пригодны для исследования конкретных тем, вроде тех проблем,
которые трудно как-то оформить словесно...»1. В приведённой выше цитате
сформулировано содержание тех понятий, с помощью которых можно
разрабатывать ключевые мотивы и темы визуальной социологии, определяя,
по сути, её предметную область. И в этом ряду, безусловно, найдётся
достойное место таким понятиям как визуальная реальность, визуальная
деятельность, визуальные практики, визуальные дискурсы.
Для визуальной социологии понятие «визуальная реальность» является
предметообразующим. Точно так же, как понятие «социальная реальность»
является предметообразующим для социологии вообще.
«Представляется
обоснованным понимание «социальной реальности» как действительности,
осмысленной социологически. Иными словами, социальная реальность
включает
в
себя
интерпретации
таких
атрибутов
социальной
действительности, которые считаются существенными для социологического
подхода»2. Социологически воспринимая и осмысливая действительность, А.
Шюц определял социальную реальность как мир повседневной жизни, как
интерсубъективный мир, «который существовал задолго до нашего рождения
и переживался и интерпретировался другими, нашими предшественниками,
как мир организованный. Теперь он дан нашему переживанию и
интерпретации. Любая интерпретация этого мира базируется на запасе
прежних его переживаний – как наших собственных, так и переданных нам
1
Дубин Б. В. Визуальное в современной культуре. К программе социологического анализа //
Интеллектуальные группы и символические формы: Очерки социологии современной культуры. М.: Новое
издательство, 2004. С. 31
2
Захарова Н. Ю. Визуальная социология: фотография как объект социологического анализа // Журнал
социологии и социальной антропологии. 2008. Т. XI. №1 (42). С.147
91
нашими родителями и учителями, – и этот запас в форме «наличного знания»
функционирует в качестве схемы соотнесения. В этот наличный запас
переживаний входит и наше знание того, что мир, в котором мы живём, есть
мир хорошо очерченных объектов, обладающих определёнными качествами,
– объектов, среди которых мы движемся, которые оказывают нам
сопротивление и на которые мы можем воздействовать»1.
Настало время остановиться на некоторых проблемах визуальной
социологии. Прежде всего, это производство визуального материала, то есть
самого процесса визуализации. Здесь необходимо дать чёткие ответы на
следующие вопросы: «для чего и для кого визуализировать?», «как
визуализировать?» и «кто должен фиксировать или визуализировать
реальность?».
«Для чего и для кого визуализировать?» - вопрос, с которого
начинается любое визуальное исследование. При этом автор волен сам
выбирать средства визуализации. Он определяет, явится ли это средство
простой
иллюстрацией
гипотезы
или
же
станет
материалом
для
последующего анализа и интерпретации. Следует отметить, что в этом
случае не существует чёткой границы в использовании визуализации. Так как
материал, отснятый для подтверждения гипотезы, в последствие может
превратиться в самостоятельный предмет анализа и наоборот.
«Для кого визуализировать?» - на этот вопрос ответ во многом зависит
от качества исполнения визуализации. В случае если для анализа материалов
автор допускает использование любительских возможностей съёмки, то
первостепенная роль отводится содержанию, а не форме. Однако в этом
случае возникает серьёзная проблема, заключающаяся в трудностях
доведения визуального материала до широкой аудитории. Это объясняется
низкими техническими характеристиками отснятого материала,
качественным монтажом, неудачной во многих случаях
не очень
композицией и
прочими профессиональными огрехами. Всё это в итоге может стать
1
Шюц А. Избранное: мир, светящийся смыслом. М.: Росспэн, 2004. С. 402.
92
непреодолимым препятствием массовому распространению и восприятию
визуальных образов.
Выбор способа визуализации также являет собой довольно серьёзную
проблему. Какой способ: открытый или скрытый предпочесть при сборе
визуального материала?
Ответ на этот вопрос лежит скорее не в
технической, а в этической, нравственной плоскости. Довольно часто эта
проблема возникает, когда не представляется возможным выяснить у
снимаемого его отношение к процессу съёмки и, как следствие, предвидеть
его вероятную реакцию.
Схожие трудности
возникают и при визуализации эмоций и
интеракций, а также в тех случаях, когда визуально фиксируемые материалы
могут вступить в жёсткую конфронтацию с интересами государства,
влиятельных организаций или частных лиц. И здесь всё или почти всё
зависит от внутренних установок социолога, его этических принципов и
гражданской позиции. Ведь скрытая съёмка минимально искажает ход
событий и способствует получению максимально достоверной информации.
Следовательно, в тех случаях, когда действия, будь то государственных или
частных компаний или отдельных влиятельных лиц, вредят окружающей
среде, а также могут привести к серьёзным экологическим проблемам, выбор
объективного ответственного социолога предрешён.
Для визуальной социологии вопрос о том кто должен визуализировать
информацию или иными словами,
кто является автором визуальных
материалов, важен и актуален. Вряд ли подлежит сомнению тот факт, что
автор
в большинстве случаев склонен подавать свою продукцию под
определённым углом зрения, расставляя акценты по своему усмотрению,
стремясь убедить, и, возможно, вполне искренне полагая, что только такая
подача материала является единственно верной и объективной. Как добиться
максимальной достоверности визуализации, сведя к минимуму издержки от
авторской
субъективности?
Поиск
решения
этой
проблемы
достаточно долгое время, но пока не принёс ощутимых результатов.
ведётся
93
Определённые трудности представляют собой анализ и интерпретация
полученных
визуальных
данных.
И
здесь
многое
определяется
представлениями о природе визуального. Довольно часто визуальный
материал не рассматривается как нечто самодостаточное, а просто лишается
специфики и редуцируется к текстовым формам. В иных случаях он
сохраняет свои особенности, тем самым, предопределяя обращение к
нетрадиционным для социологии аналитическим процедурам, таким как
дискурс-анализ,
иконография,
семиотика
и
др.
Очевидно,
что
при
редуцировании визуальных материалов к текстовым формам анализ, по сути,
сводится лишь к комментарию этих материалов, к простому пересказу
увиденного. Однако, учитывая тот факт, что с развитием цифровых
технологий современное общество становится всё более «видимым», а его
проблемы
всё более доступными для визуального освещения, поворот к
альтернативным формам анализа представляется неизбежным.
Материалами исследования в визуальной социологии являются
фотографии, фильмы, видеопродукция и т.д. Но всегда ли социолог способен
самостоятельно создавать высококачественные визуальные материалы?
Ответ очевиден. В большинстве случаев социолог не обладает достаточными
профессиональными навыками фотографа или оператора и не в состоянии
приобрести дорогостоящую профессиональную аппаратуру. Следовательно,
решение проблемы состоит либо в признании любительской визуальной
продукции в качестве канона жанра, либо в содействии социологу в
приобретении необходимого профессионального мастерства и обеспечении
его соответствующим оборудованием для создания высококачественного
визуального материала. В качестве альтернативы возможен вариант, когда
социолог решает актуальные задачи в тесной связке с профессиональным
фотографом, причём ведущая роль в этой паре за социологом.
94
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Сегодня визуальная социология являет собой направление, которое без
оговорок доказало своё право называться научным, точно также как и
методы,
используемые
визуальной
социологией
являются
научными
методами.
Одним из таких методов является фотография. С её помощью можно
запечатлеть
лица
людей,
передать
задокументировать происходящие
их
эмоции
и
настроения,
события, высветить экологические
проблемы и т.д. Наличие методологического аппарата позволяет объективно
оценивать фотографию. В настоящее время символьный подход является
одним из основных подходов в анализе фотографии. С его помощью в
исследуемом визуальном материале выделяются семантические единицы,
позволяющие
читать
фотографию
как
текст.
Доказывая
свою
состоятельность посредством наличия объективных критериев оценки того,
что изображено на фотографии, он пользуется все большей популярностью у
исследователей-социологов.
В ситуации, когда угроза глобального экологического кризиса является
вполне реальной, важно чётко осознавать, какие отношения человека и
природы следует считать гармоничными и как человеческая деятельность
влияет на окружающую среду. Очевидно, что уровень экологической
культуры прямо пропорционален экологической обстановке в мире,
находится в прямой зависимости от восприятия биосферы.
До появления человека и его деятельного отношения к природе в
живом мире в значительной степени существовала экологическая гармония.
Однако человек, осваивая природу в процессе трудовой деятельности,
нарушил гармоническое равновесие. С развитием производственных сил и
увеличением числа жителей Земли деградация природной среды достигла
небывало опасных для самого существования цивилизации размеров.
В
моей работе речь шла о соединении понятий экологической
культуры и средств её исследования в области социологии, о том, насколько
95
актуальна эта проблематика сейчас, затрагивались вопросы о проработке
данной проблематики в современной науке и роли экологического знания в
научном сообществе. Весьма важным было показать, что понимается под
биосферой и ноосферой и как воспринимается биоэтика населением.
Мы
живём
в
эпоху
перехода
от
индустриального
к
постиндустриальному периоду во взаимодействии общества и природы. С
одной стороны это время характеризуется использованием информационных
технологий, а с другой пониманием необходимости бережно использовать
ограниченные
ресурсы
нашей
планеты.
Исследование
отношений
человечества и природы средствами визуальной социологии в настоящее
время является одной из важнейших задач науки. В ходе проделанной
работы мне хотелось показать, что именно отношение людей к живой
природе и окружающему миру характеризует уровень экологической
культуры общества.
Не секрет, что в вопросах охраны природы и экологии наши финские
соседи достигли значительных успехов. В этом я сам смог убедиться, посетив
год назад этот удивительный край.
Солнце, перевалив зенит, покатило к закату, ненавязчиво напоминая,
что одной культурной пищей сыт не будешь. Осталось подыскать
оборудованное местечко где-нибудь у водоёма. Бревенчатые домики для
отдыха с дровяными сараями, жаровнями и коптильнями под открытым
небом, предоставляемые абсолютно бесплатно, достаются по местным
обычаям самым расторопным. Увы, мы в их число в этот раз решительно не
попадали. А посему осталось довольствоваться берегом залива, мангалом, на
котором не по случаю медленно румянились, отливая золотом куриные
крылышки и рыбалкой в ожидании готовности таковых. Пока с десяток
плотвичек размером с ладонь перекочёвывали из водоёма в наш пакет, мимо
несколько раз, сбавив до минимума ход, прошёл рыбинспекторский катерок.
С его борта внимательно следили за тем, чтобы лов вёлся только на удочку
без использования иных средств. Однако мы и другие любители порыбачить
96
действовали без нарушений, памятуя о том, что законы в Суоми не только
издаются, их ещё почему-то принято исполнять. Их беспрекословно
исполняют не только местные жители, но и что особенно удивительно
граждане моей страны. Покидая берег, мы тщательно прибрали за собой. В
багряных лучах вечернего солнца образцово чистой выглядела и лужайка, на
которой провели этот майский день более расторопные любители отдыха на
природе.
Как же разительно отличалась эта картина от той, что мы увидели
тремя днями позже в Петрозаводске. Водитель такси, ловко маневрировал по
дороге, искорёженной до безобразия ямами и колдобинами, буквально
переползая через лежащих здесь же «полицейских». «Мы северяне, - с
горькой иронией заметил он, - возможно, и отморожены на голову, но не
самоубийцы же. По этим, с позволения сказать, дорогам не то что ездить,
ходить страшно, а тут ещё эти бездельники развалились». Часом позже мы с
супругой были у озера, тёмная синь которого ещё издали, манила к себе. Два
года назад я здесь купался и нырял. На этот раз не отважился и войти в воду.
Грязно. На берегу следы отдыха весёлых компаний. Сюда же супружеская
чета привела «подышать воздухом» внука. Увидев моё разочарование,
женщина, понимающе покачав головой, сказала: - «Это ещё что. У нас дача в
Кижах. Там пока чисто. А вот на соседние острова регулярно вывозятся
бытовые отходы. И все это со временем, конечно же, окажется в нашей
Онеге. Жаль». Не добавила настроения и утренняя прогулка по соседней
улице. На расстоянии двухсот метров друг от друга два детских садика,
утонувшие в кучах мусора. А на подходе к озеру стенд, извещающий о том,
что 2013 год – год экологии в Карелии. Судя по состоянию береговой линии
в этом районе, в последующие годы вопросы экологии отошли на второй
план. А ведь поддержание в чистоте места, где мы живём, это тот минимум,
который каждый из нас в состоянии воплотить в жизнь. Ещё некоторое время
назад проблема утилизации бытовых отходов в Финляндии стояла также
остро, как и в любом российском регионе сегодня. Однако жители Суоми
97
по-хозяйски вышли из этой ситуации, сумев извлечь для себя ещё и
определённую выгоду. Организация раздельного сбора бытовых отходов
позволила получать не только дополнительную энергию, но и значительное
количество дешёвого вторсырья. Но самое главное заключается в том, что
экологический климат в стране стал значительно лучше. Сегодня соседство в
финских дворах беседок для отдыха и контейнеров для бытовых отходов, что
само по себе кажется невероятным, обычное явление. Потому что чисто.
Люди создали для себя экологически благоприятную обстановку.
Сейчас у нас в стране очередной год экологии. Очередной трудный год.
СМИ
каждый
день
приносят
тревожные
сообщения
о
природных
катаклизмах. На юге наводнение, на востоке – засуха. И как вести с фронта
информация о потерях. Горят леса. Десятки тысяч гектаров «лёгких планеты»
превращаются в пепелище. В огне пожаров исчезают таёжные посёлки,
гибнут люди. И в 90% случаев возгорания, если верить чиновникам из МЧС,
присутствует человеческий фактор. Не обошлось без него и на реке Кума,
той самой, что на неделю «поглотила» целый район в городе Минеральные
Воды. Подобные явления случаются у нас каждый год. И тут невольно
задумаешься: то ли экологическая культура – наука столь сложная для
восприятия, то ли мы столь невосприимчивы к этой науке. За каждым из
перечисленных случаев потери, порой невосполнимые. А всё что можно
восстановить требует немалых средств. Тех самых средств, которые при
ином раскладе могли пойти на улучшение положения пенсионеров, детские
пособия, ремонт дорог. Да мало ли на что ещё.
В массе своей мы прекрасно понимаем, как важно жить в гармонии с
природой, стремиться к тому, чтобы вода была чистой, воздух свежим, трава
зелёной, а небо голубым, без дымных разводов. У нас прекрасные законы, в
том числе и в сфере экологии. Только не все перед ними равны, есть те, что
поровнее остальных будут. Вот и множатся, как грибы после дождя
незаконные вырубки леса, несанкционированные полигоны для бытовых
отходов, не соответствующие нормам способы утилизации вредных отходов
98
производства.
Перечень этот при желании легко можно продолжить. А
значит, исследователи экологической культуры нашего общества средствами
визуальной социологии работой на ближайшие годы обеспечены.
Визуальная
естественно,
актуальных
социология
сталкивается
проблем
с
является
проходит
сейчас
определёнными
недостаточная
этап
становления
проблемами.
финансовая
Одной
и,
из
поддержка
исследовательской деятельности в целом и исследований в области
экологической культуры, в частности. Вполне вероятно, что решение этой
проблемы даст новый импульс в развитии визуальной социологии и позволит
ей занять достойное место среди научных дисциплин, исследующих
проблематику визуального. Нет никакого сомнения в том, что использование
в полной мере средств и методов визуальной социологии позволит
представить насущные экологические проблемы общества в реальном виде, и
будет способствовать поиску их эффективного решения.
99
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Абельс Х. Ирвинг Гофман: Техники презентации [Электронный ресурс]
Режим доступа www.soc.pu.ru Дата доступа: 27.03.2017.
2. Аксенова О.В. Генезис социально-экологической рефлексии на западе во
второй половине XX века / О.В. Аксенова // Социс. 2004. - № 9.
3. Андриященко В.Г. Хельсинки и не только. Дорожные заметки. Этюд по
визуальной социологии // Ученые записки Орловского государственного
университета. Философия. 2016. - № 5.
4. Андриященко В.Г.
Зимние каникулы в Хельсинки или одно большое
«Почему»? Этюд по визуальной социологии // Ученые записки Орловского
государственного университета. Философия. 2016. - № 6.
5. Афасижев Т.И. Феномен единства человека и природы. - Майкоп: Изд-во
АГУ, 2000.
6. Барт Р. Фотографическое сообщение - М.: Изд во им. Сабашниковых, 2003.
7. Бажак К. История фотографии. Возникновение изображения / Пер. с фр. А.
Кавтаскина. - М.: ACT, Астрель, 2003.
8. Байер Ю.П. Социокультурная коммуникация и постмодерн // Виртуальное
пространство
культуры.
Материалы
научной
конференции.
-
СПб.:
Издательство Санкт-Петербургского философского общества, 2000.
9. Барт Р. Мифологии. - М.: Изд. дом Сабашниковых, 2000.
10. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. - М.: Прогресс, 1994.
11. Барт Р. Фотографическое сообщение // Барт Р. Система вещей. Статьи по
семиотике культуры. - М.: Издательство им. Сабашниковых, 2003.
12. Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества: пер. с
англ. - М.: Весь Мир, 2004.
13. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической
воспроизводимости // Киноведческие записки. ВНИИК. 1989. - Вып. 2.
14. Бодрийар Ж. Прозрачность зла. - М.: Добросвет, 2000.
15. Бодрийар Ж. Система вещей. - М.: Рудомино, 1995.
100
16. Бодрийяр Ж. Животное очарование образами // Искусство кино. 1992.- №
10.
17.
Бодрийяр
Ж.
Фотография
или
письмо
света
//
URL:
http://dironweb.com/klinamen/dunaevl .html (дата обращения: 11.11.16).
18. Бойцова О.С. Структура фотографического сообщения (на примере
любительской
фотографии)
/
[Электронный
ресурс]
//
(http://kogni.narod.ru/boitsova.htm). Дата доступа: 27.03.2017.
19. Бойцова О.Ю. Фотоальбом как текст // Визуальные аспекты культуры. Ижевск, 2005.
20. Бойцова О. Фотографии в городском интерьере // III Московский
международный
фестиваль
и
конференция
визуальной
антропологии
«Камера-посредник». 8-13 октября 2006 г. Сборник статей. - М., 2006.
21. Брекнер Р. Изображенное тело. Методика анализа фотографии // Интер.
2007. - № 4.
22. Бурдье П. Физическое и социальное пространства: проникновение и
присвоение // Бурдье П. Социология политики: Пер. с фр. / Сост., общая
редакция и предисл. Н.А. Шматко.- M.: Socio Logos, 1993.
23. Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. - М.: Питер, 2007.
24. Гирц К. «Насыщенное описание»: в поисках интерпретативной теории
культуры
/
[Электронный
ресурс]
//
(http://sociologist.nm.ru/articles/geertz_01.htm). Дата доступа: 27.03.2017.
25. Глезер В. Зрение и мышление. - Л., 1985.
26. Голофаст В. Ветер перемен в социологии [Текст] // Журнал социологии и
социальной антропологии, 2000. Т. 3. - № 4.
27. Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.:
Директмедиа паблишинг, 2007.
28. Грегори Р. Разумный глаз. - М., 1972.
29. Дежникова Н.С. Экологическая культура: грани восприятия // Биология в
школе. 1995. - № 3.
30. Дэнлап Р.Э. Здоровье планеты // Социс. 1992. - № 12.
101
31. Запорожец О. Н. Визуальная социология: в поисках границ. Самарский
государственный университет. [Электронный ресурс] Режим доступа:
sociologist.nm.ru Дата доступа:02.05.2017.
32. Давыдов А.А. Конкурентные преимущества системной социологии. - М.,
2008.
33. Даниэль С. Искусство видеть. - Л., 1990.
34. Диди-Юберман Ж. То, что мы видим, то, что смотрит на нас / Пер. с фр.
А. Шестакова. СПб.: Наука, 2001.
35. Запорожец О. Визуальная социология: контуры подхода // Интер, 2007. № 4.
36. Захарова Н.Ю. Визуальная социология: фотография как объект
социологического анализа/ Н.Ю. Захарова // Журнал социологии и
социальной антропологии. 2008. Том XI. - №1.
37.
Зонтаг
С.
Взгляд
на
фотографию/ZURL:
http://www.soulxray.ru/index.php/2010-04-04-01 -02-5 0/95-2010-09-26-14-0659.Мт1(дата обращения: 17.12.16).
38. Коган JI.A. Закон сохранения бытия / JI.A. Коган // Вопросы философии.
2001.- № 4.
39. Коммонер Б. Замыкающийся круг. Природа, человек, техника. - Л.:
Гидрометеоиздат, 1974.
40. Круткин В. Фотографический опыт и его субъекты // Визуальная
антропология: новые взгляды на социальную реальность: сб. науч. Ст. / под
ред. Е.Р. Ярской-Смирновой, П.В. Романова, В.Л. Круткина. - Саратов:
Научная книга, 2007.
41. Круткин В.Л. Фотография на границах культур // Визуальные аспекты
культуры. - Ижевск, 2005.
42. Лаптев И.Д. Экологические проблемы современности. - М., 2008.
43. Левашов В. Фотовек. Очень краткая история фотографии за последние
сто лет. - Н.-Новгород, Издательский дом КАРИАТИДА, 2002.
102
44. Левин В.А. Формирование экологической культуры как приоритет
региональной экологической политики // Развитие региональных систем
экологического образования: материалы Всерос. конф. - Пермь: Изд-во
ПГПУ, 2000.
45. Малес Л. В. Фотография в социологических дисциплинах [Электронный
ресурс] Режим доступа: sociologist.nm.ru Дата доступа: 02.05.2017.
46. Маяцкий
М. Некоторые подходы к проблеме визуальности в
русской философии // Логос. 1995.- № 6.
47.
Мещеркина-Рождественская
Е.
Визуальный
поворот:
анализ
и
интерпретация изображений // Интер. 2007. - № 4.
48. Новожилова Е.О. Социология глобальных экологических процессов //
Социс. 2008. - № 9.
49. Сериков А.Е. Социология:
Курс
лекций.
Самара: Самарская
гуманитарная академия, 2003.
50.
Соколова
Г.Н.
Словарь
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа: slovari.yandex.ru Дата доступа: 27.03.2017.
51. Печурина A.B. Визуализация социальных исследований: новые данные
или новые знания // Социологический журнал. 2007. - № 3.
52. Подорога В.А. Непредъявленная фотография // Автобиография. К
вопросу о методе. Тетради по аналитической антропологии / Под ред. В. А.
Подорога. - М.: Логос, 2001.
53. Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная
экология. - М.: Россия Молодая - Экология, 1992.
54. Реймерс Н.Ф. Охрана природы и окружающей человека среды. - М.:
Просвещение, 2001.
55. Ремизов И.Н. Экологическая сфера общества: современные тенденции и
перспективы развития. - Краснодар, 1999.
56.
Рождественская Е.Ю.
Перспективы
визуальной
социологии
Социологический журнал. 2008. - № 4.
57. Савчук В. Философия фотографии. - СПб.: Изд-во С-Петерб.ун-та, 2005.
//
103
58. Самутина Н. Двойная экспозиция // НЛО. 2003. - № 61.
59.
Сёмина
М.В., Ганжа А.О.
Визуальная
социология
и
развитие
социологического воображения // Журнал социологии и социальной
антропологии. 2008 т. XI. - № 2.
60. Сергеева О.В Исследовательское поле визуальной социологии // Журнал
социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. - № 1.
61. Стивене К. Фотография как интерпретация мира // Визуальные аспекты
культуры. Сб. научных статей. - Ижевск, Удмуртский государственный
университет, 2005.
62.
Штомпка
П.
Визуальная
социология.
Фотография
как
метод
исследования. - М.: Логос, 2007.
63. Штомпка, П. Введение в визуальную социологию [Электронный ресурс]
Режим доступа: sociologist.nm.ru Дата доступа: 27.03.2017.
64. Шюц А. Мир, святящийся смыслом. - М.: Российская политическая
энциклопедия, 2004.
65. Усманова А. Репрезентация как присвоение: к проблеме существования
Другого в дискурсе // Топос. 2001. - №1.
66. Усманова А.Р. Между искусствознанием и социологией: о предмете и
методе «визуальных исследований» // Визуальные аспекты культуры-2006:
сб.науч.ст. / Под ред. В.Л. Круткина, Т.А. Власовой. - Ижевск: Удмуртский
гос.ун-т, 2006.
67.
Усманова
А.
Советская
визуальная
культура
как
объект
антропологического исследования // Визуальная антропология: новые
взгляды на социальную реальность / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П.
Романова, В. Круткина. - Саратов: Научная книга, 2007.
68. Флюссер В. За философию фотографии / Перевод с немецкого Г.
Хайдаровой. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006.
104
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа