close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Антюхов Юрий Васильевич. Эволюция понимания феномена экстремизма в России в конце XX века - начале XIX века

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
АННОТАЦИЯ
Объем выпускной квалификационной работы составляет 90 страниц, ее
структура состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения,
списка литературы, включающего в себя 83 использованных источников
информации.
Ключевые
слова:
экстремизм,
интерпретация,
философско-
историческая перспектива, нормативная конструкция, специфика, научная
проблема, научное познание, ученый-исследователь.
Написанная на тему «Эволюция понимания феномена экстремизма в
России в конце XX века - начале XIX века» выпускная квалификационная
работа посвящена исследованию актуального вопроса – генезиса феномена
экстремизма
в
современном
мире,
на
примере
России.
Глубокое
систематическое изучение экстремизма повсеместно становится частью
ключевой повестки дня во всем мире и в России. Тема экстремизма
стремиться занять одно из наиболее заметных мест в современном научном
дискурсе. Ее обсуждение активно ведется на страницах научных и
общественно-политических
радиовещания.
Более
печатных
того,
ряд
изданиях,
ученых
и
на
каналах
общественных
теле-
и
деятелей
утверждают, что в ядерную эпоху и больших научных открытий экстремизм
может стать источником повышенной общественной опасности, привести
мир на грань глобальной катастрофы, что делает вопросы экстремизма
актуальными.
В соответствии с сформулированной темой объектом исследования
являются экстремизм как социальное явление, предметом работы выступают
социальные, исторические, правовые и культурные аспекты экстремизма как
феномена социальной реальности.
Методы исследования состоят из общенаучных методов познания,
таких
как
анализ,
теоретических
синтез,
подходов:
обобщение,
комплексного,
аналогия,
классификация
исторического,
функционального и герменевтического методов.
и
структурно-
Научная
новизна
полученных
результатов
исследования
заключается в следующих аспектах:
1. Предложена периодизация генезиса понятия экстремизма в России в
конце XX века - начале XXI века.
2. Выделены общие подходы интерпретации понятия экстремизма в
России в конце XX века - начале XXI века.
3. Проанализированы нормативные конструкции понятия экстремизма
в России в конце XX века - начале XXI века.
4. Разобрана специфика феномена экстремизма в России в конце XX
века - начале XXI века.
5. Выявлены актуальные проблемы феномена экстремизма в мировой и
отечественной перспектив в конце XX века - начале XXI века.
Область применения и возможность практической реализации
основных положений и выводов исследования проявляются в возможности
использования результатов исследования в учебно-воспитательной работе в
системе образования, в частности – при разработке отдельных тем или
курсов по социологии, антропологии, социологии экстремизма, социальной
философии, культурологии, политологии.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3
ГЛАВА
I.
ГЕНЕЗИС
ЭКСТРЕМИЗМА
В
ПОНЯТИЯ
РОССИЙСКОЙ
И
И
ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
МИРОВОЙ
НАУЧНОЙ
ТЕОРИИ……………………………………………………………………...…..8
1.1 Общие подходы к интерпретации понятия экстремизма в философскоисторической перспективе……………………………………………………....8
1.2 Трактовки экстремизма в России до легализации понятия в отечественном
законодательстве………………………………….…………..………………..27
1.3
Нормативные
конструкции
определения
понятия
экстремизма
в
современной России……….…….……………….…………..………………..35
ГЛАВА
II.
ЭВОЛЮЦИЯ
ФЕНОМЕНА
ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКОМ
ЭКСТРЕМИЗМ
МИРОВОМ
В
И
ОТЕЧЕСТВЕННОМ НАУЧНОМ КОНТЕКСТЕ …………………………47
2.1 Специфика феномена экстремизма в России и мире в конце XX века ...47
2.2 Характеристика феномена экстремизма в России и мире в начале XXI
века……………………………………………………………………………….59
2.3 Актуальные проблемы анализа феномена экстремизмав мировой и
отечественной перспективе.…………………………………………………...65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………….………………..……….78
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК……………………………………..84
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
исследования.
В
последнее
время
глобальные
исторические тенденции все отчетливее высвечивают негативные вопросы,
связанные с пониманием современных угроз, связанных с вопросами
международной и национальной безопасности. Распространяется по всему
миру опасность терроризма и экстремизма в региональных и локальных
вооруженных конфликтах, он так же проявляется в широком социальном
движении и несет угрозу конституционным основам любого государства, что
бросает вызов международной стабильности, безопасности и национальному
развитию. В складывающейся ситуации важно понять и осознать опасности,
которые таит в себе экстремизм, и его многообразные проявления, как
влияют они на мировой и региональный исторический процесс. Для того
чтобы усилить меры безопасности и увеличить эффективность средств по
противодействию негативным явлениям, связанным с экстремизмом, следует
осознать что собой представляет феномен экстремизма, как в философском
контексте, так и в исторической перспективе, что позволит более точно
определить одно из ключевых понятий эпохи как для мирового, так и для
национального сообщества.
Необходимо признать, что в российской науке до сих пор нет
достаточно консолидированной позиции по поводу интерпретации понятия
«экстремизма». Отсутствует единый взгляд на его виды и формы, нет четкого
разграничения смежных с экстремизмом явлений, нет глубокой философской
проработки феномена. В настоящее время от теоретических изысканий,
направленных на исследование явления экстремизма интерес научного
сообщества смещается в практическую нормативную плоскость, что еще
более обостряет проблему поиска целостной разносторонней системной
интерпретации понятия. Связь научных исследований, в особенности в сфере
философии,
социологии,
истории
и
права,
с
правоохраной
и
правоприменением в плоскости экстремизма является наиболее сложной
проблемой для России, и ставит ряд злободневных теоретических вопросов
по интерпретации понятия и феномена экстремизма.
Исходя из вышеизложенного, тема исследования представляет интерес,
является своевременной и актуальной.
Степень
разработанности
проблемы.
В
социологической, исторической и юридической
философской,
науке имеется ряд
исследований, посвященных интерпретации понятия экстремизма. Это
работы таких ученых, как А.Ю. Акунина, В.Н. Арестов, Р.М. Афанасьева,
И.В. Воронов, Е.Н. Гречкина, Д.А. Дементьев, Т.В. Егорова, М.А. Елизаров,
Р.А. Зобов, В.Н. Келасьев, И.Л. Морозов, А.С. Киреев, Н.А. Киселева, Л.И.
Халлиулина, Н.В. Степанов, В.Н. Томалинцев, А.А. Козлов, Р.М. Узденов,
Ю.А. Зубок, А.А. Хоровинников и другие.
Определение
специфики
экстремизма
как
социального
явления
производилось на основе исследования таких авторов, как А.А. Козлов, А.В.
Роговая, О.В. Бессчетнова, И.В. Куликов, Д.С. Глухарев, В.А. Диль, К.Ж.
Ларионова, В.С. Кудрин, Е.Д. Моисеенко, Л.Г. Кочиева, П.С. Лемещенко,
Д.С. Райдугин, М.Я. Яхъяев, С.Н. Фридинский, А. Привалов. Отдельного
внимания
заслуживают
рассмотревших
работы
Е.О.
институциональный
и
Кубякина
и
групповой
В.
И.
аспекты
Чупрова,
проблемы
экстремизма.
Целью исследования работы является комплексный философский
анализ понятия и явления экстремизма в историческом, социологическом и
правовом разрезе.
Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

Проанализировать общие подходы к интерпретации понятия
экстремизма в философско-исторической перспективе;

Дать общий обзор трактовок понятия экстремизма в России до
легализации понятия в отечественном законодательстве;

Рассмотреть нормативные конструкции определения понятия
экстремизма в современной России;

Проанализировать специфика феномена экстремизма в России и
мире в конце XX века;

Исследовать характеристики феномена экстремизма в России и
мире в начале XXI век;

Рассмотреть
актуальные
проблемы
анализа
феномена
экстремизма в мировой и отечественной перспективе.
Объектом
исследования
являются экстремизм
как
социальное
явление.
Предметом исследования выступают социальные, исторические,
правовые и культурные аспекты экстремизма как феномена социальной
реальности.
Источниками исследования послужили философские, исторические и
юридические научные работы по интерпретации понятия экстремизма.
Теоретико-методологические основания исследования составляют
важнейшие
принципы
одного
из
направлений
социологии
–
институционального функционализма. Данный подход связан с пониманием
современного общества как изменяющейся системы, в глобальном и
локальном
измерениях,
а
также
с
феноменологией
социального.
Соответственно, анализ проблемы экстремизма проводился с учетом
особенностей современной социальной системы, находящейся в состоянии
глобальной трансформации, требует применения таких методов, как
функциональный анализ, феноменологический метод, а также общенаучных
методов: аналитического и синтетического и метода сравнительного анализа.
Помимо этого в исследовании использовался исторический подход,
отразивший динамику изменения страт общества и представлений о
феномене экстремизма. Применение исторического метода способствует
рассмотрению различных этапов развития общества, что делает возможным
выделение наиболее существенных изменений, произошедших на уровне
социальной системы. Понимание современности и ее специфики невозможно
без обращения к прошлому, в связи с чем историческое рассмотрение
различных социальных форм представляет собой ценный материал для
исследования. Что немаловажно, общество не существует статически, но
процессуально, и потому всякое динамическое исследование социальной
структуры требует определенного историзма.
Широко использовались общенаучные методы, такие как анализ,
синтез
и
дедукция,
что
способствовало
построению
логически
структурированных выводов.
Не меньшую важность в разработке вопросов генезиса экстремизма,
его трактовок имеет метод сравнительного анализа, на уровне которого в
рамках исследования производится выделение специфических особенностей,
характерных для отдельных исторических этапов развития общества60.
Кроме того, метод сравнительного анализа позволяет определить условия,
сопровождающие возникновение социальных отклонений, что представляет
собой ценный материал для исследования экстремизма.
Проблема
представителями
экстремизма
затрагивает
тематику
различных
социальных
групп,
конфликта
при
между
этом объектом
экстремистской деятельности является государство. По этой причине
экстремизм следует рассматривать как одну из форм межинституциональных
отношений. В этой связи актуализируется значимость институционального
подхода, на уровне которого происходит логически и функционально
структурированное построение модели социального устройства.
Теоретическая
и
практическая
значимость
исследования.
Результаты исследования могут применяться для достижения различных
целей учебно-воспитательной работы в системе образования, в частности –
при разработке курсов по социологии, социологии экстремизма, социальной
философии,
культурологии,
политологии.
Практический
потенциал
исследования связан с прояснением современной динамики генезиса
феномена экстремизма в России и в мировом сообществе.
Цель исследования предопределяет следующую структуру: научная
работа состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения,
списка литературы.
ГЛАВА I. ГЕНЕЗИС ПОНЯТИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИЙСКОЙ И МИРОВОЙ НАУЧНОЙ ТЕОРИИ
1.1 Общие подходы к интерпретации понятия экстремизма в
философско-исторической перспективе
В настоящее время понятие и явление экстремизма занимает одно из
заметных мест в современном научном философском дискурсе и привлекает
широкое
внимание
разнообразных
специалистов.
Специфика
опыта
постсоветского развития Российской Федерации предопределила возрастание
научного интереса к тематике экстремизма и экстремистской деятельности. К
этому так же привел слом сложившихся отношений и практик в области
политики, права, экономики и прочих сфер жизни общества и государства в
нашей стране в последние десятилетия ее существования. Экстремизм –
сложнейший социально-исторический феномен, сопровождающий эволюцию
человечества на протяжении многих столетий. Исследование феномена
экстремизма в общественных науках имеет сравнительно недолгую историю.
Сегодня экстремизм переходит в ряд явлений, представляющих серьезную
угрозу всему мировому сообществу и национальной безопасности России,
жизненно важным интересам личности, общества, государства.
Экстремизм относится к наиболее неоднозначным и многоплановым
явлениям фундаментальной науки. На протяжении последних лет понятие
экстремизма был в центре научных дискуссий посвященных его сущности,
содержанию, многообразию, эволюции и другим не менее значимым
аспектам. От научного анализа интерес перемещается в реальную плоскость,
что значительно актуализирует интерес к нему. Острыми дискутируемыми
вопросами остаются проблемы разработки и использования специального
терминологического аппарата, критериев и признаков рассматриваемого
феномена, его истоков и тенденций трансформации.
Экстремизм
оказывает
значительное
влияние
на
сегодняшнюю
повестку дня, поэтому разобраться с тем, что собой представляет данное
явление, достаточно точно квалифицировать или дифференцировать его
является острейшей задачей научного сообщества. История анализа
экстремизма сравнительно молода, в то время как сам экстремизм известен
давно и во многих странах проявил себя как явление неоднозначное
многоаспектное.
Исследование
экстремизма
требует
комплексного
и
междисциплинарного подхода, обращения к широкому кругу разнообразных
источников, и особое внимание следует уделить генезису этого явления, его
влиянию на ведущие сферы жизнедеятельности человека и общества.
Существующая отечественная и зарубежная литература, посвященная
анализу экстремизма, достаточно обширна, однако в большей степени эти
исследования страдают ввиду узкой специализации авторов.
Известно, что каждой науке характерен свой подход к исследованию
сущности различных явлений. Но поскольку целью изучения экстремизма в
данной научной работе является философский аспект, его историческая
изменчивость, глубина понимания, оттенки значения, поэтому целесообразно
использовать как философские методы исследования, так и смежные,
характерные для изучаемого объекта.
Специальные
работы,
посвященные
непосредственно
эволюции
экстремизма в современной России немногочисленны. Данное явление еще
не
стало
предметом
комплексного
философского
и
исторического
осмысления. Исследование отдельных ключевых вопросов экстремизма, его
негативных
проявлений
находится
в
центре
внимания
множества
отечественных и зарубежных ученых.
С
позиций
противоположность
философии
«позитивным
экстремизм
представляет
социокультурным
собой
ценностям»1
и
«отражает деструктивно деятельностный характер человеческой сущности…,
представляет специфическую форму отчуждения, ориентированную на
уничтожение регулярной идентичности», «несет насилие и агрессию,
1
Афанасьева P.M. Социокультурные условия противодействия экстремизму в молодежной среде
(социально-философский анализ): дис. … канд. филос. наук. М., 2007. С. 14.
отражает крайние состояния человеческого сознания»2, а содержание
экстремистской деятельности проявляется «в антиобщественных взглядах и
поступках»3, «разрушении существующей государственной системы»4,
«однобокости в восприятии общественных проблем, в поиске путей их
решения»5.
Политологи
полагают,
что
экстремизм
является
«радикальной
деятельностью субъектов социально-политических отношений, основанной
на приверженности к гипертрофированию, крайним оценкам условий»6,
целью которой выступает «насильственное изменение существующего
порядка»7, «систематическое устрашение, провоцирование, дестабилизация
политической
жизни»8,
реализация
«антиконституционных
(противоправных), общественно-опасных методов»9, препятствие «ходу
реформ» и «содержит опасность для политики мирного сотрудничества
государств»10.
Экстремизм
в
исследованиях
социологов
представляет
собой
«приверженность крайним взглядам и методам действий по достижению
групповых целей», которая является «препятствием для модернизации
российского общества»11, «ведет к попранию прав и свобод граждан,
подрывает общественную безопасность, государственную целостность и
международный
2
авторитет
страны,
создает
реальную
угрозу
Хоровинников А.А. Экстремизм как социальное явление (философский анализ): автореф. дис. … канд.
филос. наук. Саратов, 2007. С. 7, 12.
3
Арестов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы проявления, пути преодоления:
дис. … канд. филос. наук. Киев, 1984. С. 46.
4
Морозов И.Л. Левый экстремизм в индустриальном обществе: автореф. дис. …канд. филос. наук. Саратов,
1998. С. 10.
5
Назиров Д. Проблемы терроризма, религиозного экстремизма и пути их преодоления: автореф. дис. … д-ра
филос. наук. Душанбе, 2009. С. 22.
6
Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы
национальной безопасности Российской Федерации: дис. … канд. полит. наук. М., 2003. С. 33.
7
Семенцов A.M. Институциональные формы молодежного экстремизма в российском политическом
процессе: дис. … канд. полит. наук. Ростов-н/Д., 2007. С. 8.
8
Назарова Е.С. Политический экстремизм и его роль в современных конфликтах: дис. … канд. полит. наук.
Ставрополь, 2001. С. 111.
9
Киреев А.С. Политико-правовые основы профилактики этнополитического экстремизма в Российской
Федерации: дис. … канд. полит. наук. М., 2003. С. 30.
10
Гречкина Е.Н. Молодежный политический экстремизм в условиях трансформирующейся российской
действительности: дис. … канд полит. наук. Ставрополь, 2006. С. 4, 11.
11
Русанова О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в российском обществе (на примере
Ссверокавказского региона): дис. … канд соц наук. М., 2004. С. 9.
межнациональному и межконфессиональному миру»12, «деструктивная
форма проявления молодежной субкультуры»13. При этом отмечена
негативная
тенденция
«…восприятия
молодежью
экстремизма
как
приемлемого способа решения проблем»14.
В рамках исторических наук экстремизм рассматривается как «крайнее
радикальное течение, идеологические цели которого связаны с разрушением
существующего строя»15, «утверждением господства одной нации или
этноса»16,
«сменой
политической
системы
и
захватом
власти»17,
искусственным ускорением общественного развития с помощью насилия18.
С позиции правовых наук, экстремизм раскрывается как «социально
негативное»19, «общественно опасное явление»20, которое «не может
существовать вне связи с преступностью»21 и направлено «на изменение
основ
конституционного
строя
страны,
возбуждение
политической,
идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или
вражды через применение насилия и угрозу его применения, причинение
имущественного либо физического вреда, а равно призывы к указанным
действиям»22. Безусловно экстремизм в его негативном смысле строго
ограничен в рамках законов, действующими правовыми нормами и позиции,
изложенные в доктрине правовых наук, находят в них свое отражение.
12
Резникова А.В. Структурные и динамические характеристики современного религиозного экстремизма
(роль «исламского» фактора в Северокавказском регионе): дис. …канд. соц. наук. Ростов-н/Д., 2005. С. 17.
13
Акунина Ю.А. Социально-культурные условия профилактики экстремизма в молодежной среде: дис. …
канд. пед. наук. М., 2005. С. 37.
14
Егорова Т.В. Работа с экстремистскими молодежными объединениями в Германии // Педагогика. 2006. №
5. С. 91.
15
Лопушанский И.Н. Радикализм и экстремизм: общее и особенное // Экстремизм: социальные, правовые и
криминологические проблемы / под ред. А.И Долговой. М., 2010. С. 39.
16
Дементьев Д.А. Исторический опыт борьбы с этнорелигиозным экстремизмом на Северном Кавказе
(1992‒2007 гг.): дис. … канд. ист. наук. Славянск-на-Кубани, 2008. С. 183.
17
Пластун В.Н. Деятельность экстремистских сил и организаций в странах Востока (последняя треть XX –
начало XXI вв.): дис. … д-ра ист. наук. М., 2003. С. 317.
18
Елизаров М.А. Левый экстремизм на флоте в период революции 1917 года и гражданской войны (февраль
1917 – март 1921 гг.): автореф. дис. … д-ра ист. наук. СПб., 2007. С. 3.
19
Узденов P.M. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия:
автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 8, 15–16.
20
Косякова М.Е. Правовая превенция политического экстремизма: институционально-технологический
аспект: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 2008. С. 8, 42.
21
Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с
политическим и религиозным экстремизмом: дис. … канд юрид. наук. М., 2003. С. 8, 30.
22
Маркова Ю.В. Предупреждение преступлений, совершаемых группами несовершеннолетних,
экстремистской направленности: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 31–32.
Экстремизм «(лат. extremus - крайний) – приверженность отдельных
лиц, групп, организаций и т.п. к крайним взглядам, позициям и мерам в
общественной деятельности. Экстремизм распространяется как на сферу
общественного сознания, общественной психологии, морали, идеологии, так
и на отношения между социальными группами (социальный э.), этносами
(этнический
или
национальный
э.)
общественными
объединениями,
политическими партиями государствами (политический э.), конфессиями
(религиозный э.)»23.
Проявление экстремизма разнообразны, например, в социокультурной
среде можно связать с экстремальностью человеческого сознания, особенно
когда это сознание мифологизировано, в нем доминируют стереотипы.
Аналогичной точки зрения, придерживается и ряд исследователей феномена
экстремизма, среди которых А.А. Козлов, В.Н. Томалинцев, Ю.А. Зубок, В.И.
Чупров Они также связывают явление экстремизма в обществе с природной
экстремальностью человеческого бытия и сознания. В частности, можно
согласиться с А.А. Козловым и В.Н. Томалинцевым, которые отмечают, что
экстремальность при этом отличает природный стихийный характер, что
проявляется не только в активности человека, но и в активности внешней
среды (стихийных бедствиях, природных катаклизмах). В отличие от
экстремальности экстремизм всегда несёт с собой личностное начало24.
Как творческие (экстремальные), так и экстремистские способности
даны человеку в задатках, которые в процессе жизни в зависимости от
условий, складывающиеся в общественном социокультурном поле и могут
быть раскрыты полностью или частично, либо в большей или меньшей мере
нейтрализованы. Таким образом, человек постоянно находится как бы между
влиянием внешней среды (социокультурный фактор) и воздействием
23
Словарь основных терминов и понятий в сфере борьбы с международным терроризмом и иными
проявлениями экстремизма. – М.: Эдиториал УРСС, 2003. С. 56-57.
24
Томалинцев В.Н., Козлов А.А. Введение в социальную экстремологию: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во СПетерб. ун-та, 2005. С. 86.
собственной природы (психофизиологический фактор)25. А.А. Козлов и В.Н.
Томалинцев подчеркивают, что одной из характеристик экстремизма как
социокультурного феномена является то, что он несёт личностное начало и
является естественным фактором социокультурной среды, отражающим
взаимодействие индивида и общества. Таким образом, экстремизм, в
социокультурном смысле является формой самореализации экстремальных
способностей
индивида
в
условиях
социальной
неопределенности,
культурной модернизации, аномии, когда назрела естественная потребность
общества в инновационном развитии. В определенные исторические периоды
подобная ситуация складывается в социуме, что влияет на степень
экстремизма, захватывающего общество.
Близкой точки зрения к социокультурному подходу придерживается
Э.А. Паин, который выделил два уровня проявления экстремизма как
социокультурного
явления.
На
персональном
уровне
предпосылки
экстремизма выступают в форме этнической, классовой неприязни, агрессии,
страха перед «чуждым»26. На уровне социума, взаимодействия различных
социальных групп, этнических и религиозных общностей проявления
экстремизма нарастают в периоды начавшихся, но не завершенных
исторических перемен и заметны, прежде всего, в обществах, вступивших на
путь трансформаций27. В итоге можно обнаружить ещё одно важное свойство
экстремизма
как
исторического
явления:
направленность
любого
экстремизма, в том числе и социокультурного, носит анонимный, безликий
характер, не смотря на то, что сам экстремизм имеет сугубо личностное
начало.
Ю.А. Зубок и В.И. Чупров подходят к экстремизму как предмету
социологического исследования с точки зрения ценностного подхода,
который заключается в том, что конкретная исследуемая проблема
25
Томалинцев В.Н., Козлов А.А. Введение в социальную экстремологию: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во СПетерб. ун-та, 2005. – 220 с.; С. 91.
26
Паин Э.А. Социальная природа экстремизма и терроризма // Общественные науки и современность. –
2002. - №4. – С. 113-124; С. 116.
27
Паин Э.А. Социальная природа экстремизма и терроризма // Общественные науки и современность. –
2002. - №4. – С. 113-124; С. 116.
рассматривается в единстве всего многообразия социальных связей,
определяющих сущность исследуемого явления. Согласно их выводам
направленность экстремальности непосредственно связана с изменением
социального положения людей (индивидуумов), особенно, если это касается
молодежи. В результате экстремальность приобретает крайнюю форму
экстремизма. Таким образом, экстремизм представляет собой социально
обусловленные формы отклонения от развития, связан с экстремальным
типом сознания и нарушения меры в выборе адекватных моделей поведения,
что выражается в приверженности к крайним взглядам и действиям в
процессе самореализации28.
Ю.А. Зубок и В.И. Чупров исследовали специфику молодежного
экстремизма, и пришли к выводу, что экстремизм в молодежной среде
является
феноменом,
отражающим
негативный
характер
изменений
социального положения молодёжи, при котором сознательно выбираются
экстремальные способы индивидуального и группового поведения для
достижения целей, что представляет угрозу и наносит вред обществу. При
этом данная трактовка молодежного экстремизма не учитывает позитивную
творческую составляющую молодежного экстремизма, которая может
снизить фактор агрессии и насилия, и быть связан с альтернативной,
инновационной составляющей общественного развития, которая отличается
от господствующих, общепринятых норм и правил. Кроме того, выводы
данных отечественных исследователей можно применить не только в рамках
изучения молодежного экстремизма, но и использовать для исследования
других социальных групп.
Понятие экстремизма в научный язык попало несколькими способами,
но вначале оно не представляло самостоятельной академической единицы. В
годы религиозных войн в 1555 году Стивен Гардинер (Stephen Gardiner)
(1483-1555) епископ Винчестерский, когда характеризовал сторонников
28
Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодёжный экстремизм: сущность, формы проявления, тенденции. М.:
Academia, 2009. С. 19.
радикальной реформации в Великобритании, то называл их «новой школой
экстремизма».
В политическом смысле, по видимому, одним из первых в своих трудах
латинское слово extremus стал использовать французский просветитель
Шарль Монтескье, который настаивал на негативном значении этого
понятия. В эпоху Великой Французской революции его использовали
журналисты для обозначения крайне левых и крайне правых политических
сил (extrémité gauche», «extrémité droite»).
В Германии понятие экстремизма в 1838 году в многотомном
философском
словаре
было
упомянуто
либеральным
философом
Вильгельмом Трауготом Кругом (Wilhelm Traugott Krug) (1770-1842) в
качестве синонима к слову «крайние»29. «Экстремистами являются те,
которые не хотят признавать середину, и находят удовольствие в крайностях.
Но обычно их называют ультра».
С 50-х гг. XIX в. термин «экстремизм» довольно широко использовался
в
средствах
массовой
информации
Великобритании,
причем
его
использовали в различном контексте вплоть до того, что экстремистом
называли
лидера
либеральной
партии
и
премьер-министра
лорда
Пальмерстона.
Из британской прессы термин попал в журналистику США. Во время
Гражданской войны (1861 - 1865 гг.) газеты умеренных демократов относили
понятие экстремизма к представителям обеих враждующих сторон Юга и
Севера «экстремистами обеих частей страны» («extremists of both parts of the
country»).
Мода на использование понятия экстремизм захватила и Францию. В
годы, последовавшие за Французской революцией, Мадам де Сталь и
Бенджамен
Констан
обратили
внимание
на
понятие
экстремизма.
Журналисты этой страны активно эксплуатировали термин «экстремизм»
29
Backs U. Meaning and forms of Political extremism in Past and Present.// Сentral European Political Studies
Review. Volume 9. Part 4. pp. 242 – 262. 2007.
начиная с 1870-х для обозначения крайних левых и крайних правых
политических сил.
Понятие
«экстремизм»
широко
использовалось
в
периоды
политического обострения или радикальной поляризации, когда с помощью
обычных слов крайне сложно было дать описание опасностей, которые
таятся в текущей политической ситуации и угрожают негативными
последствиями. Противоречивость понятия давала о себе знать вплоть до
1920 года, пока он не стал частью научной дискуссии, но и до настоящего
времени трактовка понятия вызывает оживленную полемику.
Закрепление понятие экстремизма в мировом лексиконе связывается с
1917 годом и произошедшей в России революцией, именно тогда в Европе и
США термин устойчиво использовался в политическом дискурсе для
описания событий, имевших место в России. Однако стоит заметить, что во
Франции и Англии, понятие экстремизма скорее было связано со страхом
заключения сепаратного мира между Германией и Россией, чем с
политическими радикальными последствиями революционных событий 1917
года. Немного позже понятие экстремизма стало ассоциироваться с леворадикальным
политическим
движением,
но
затем
после
марша
чернорубашечников на Рим в 1922 году было распространено и на праворадикальные
политические
действия.
В
последнем
случае
понятию
экстремизм было возвращено первоначальное значение, которое предложили
еще Платон и Аристотель.
В начале ХХ века понятие «экстремизм» использовалось наряду с
термином «тоталитаризм», который впервые официально был зафиксирован
в политической программе одной из партий Италии - центристской Народной
партией, которая в своей программе 1923 года прописала борьбу с правым и
левым экстремизмом.
В юридической литературе понятие «экстремизм» одним из первых
использовал известный французский юрист М. Лерой в первой четверти ХХ
века для описания фанатичных политических взглядов. М. Лерой применял
понятия при анализе событий Гражданской войны в России. Подобные
оценки в этот период делали сменовеховцы в своих публицистических
работах, которые первыми в России начали довольно широко использовать
понятие «экстремизма». Как и М. Лерой Ю.В. Ключников и Н.В. Устрялов в
свих работах к выделили понятие экстремизма и относили его как к красным,
так и к белым. В статье «Смена вех» (1921) Ю.В. Ключников написал: «Во
имя преодоления экстремизма сами превращаются в экстремистов, но
наизнанку, что еще хуже: белый экстремизм – это озверелое желание, чтобы
от революции остались одни только разрушения, и чтобы ценою их
решительно ничего не было создано»30.
Стоит обратить внимание на то, что до 1950-х понятие «экстремизм» не
имел широкого хождения ни в научной, ни в юридической и политической
литературе. Ситуация изменилась после выхода ряда работ американских
политологов (в основном эмигрантов из Германии, таких как Теодора
Адорно), которые связали понятие экстремизма с отрицанием демократии и
рассматривали экстремизм как крайнюю форму «радикализма», приводящую
общество к «тоталитаризму».
Одна из первых философских попыток интерпретировать экстремизм
уходит корнями в историю Древней Греции и связана с этикой умеренности,
разработкой которой занимались выдающиеся греческие мыслители. В
любой активной жизненной ситуации или ситуации действия, по мнению
древнегреческих представлений, можно выделить сердцевину (середину) и
крайние значения наибольшие и наименьшие, что отличает умеренность от
того, что выходит за ее границы. Идея «золотой середины», широко
распространенная среди интеллектуалов Древней Греции, опиралось, в
первую очередь, на представление об умеренности. Одним из первых кто
обратил внимание на проблему экстремизма и разработал систему категорий,
связанных с ней, был известный древнегреческий философ Платон, который
30
Политическая история русской эмиграции. 1920-1940 год. Документы и материалы. Москва:
Гуманитарный издательский центр Владос, 1999. 776 с. С. 165.
соединил этику умеренности со своей политической теорией. Доктрина
Платона о различных системах правления включала несколько вариантов
политической конструкции, причем два из которых, по его мнению, были
крайними или выходящими за рамки умеренности. Во-первых, это деспотия
или тирания, а во-вторых, власть толпы, аномия или охлократия. К
умеренным системам правления Платон относил олигархию, аристократию,
демократию, основанную на законе, и монархию. Среднее положение
олигархии, аристократии, демократии, основанной на законе, и монархии, с
позиции
Платона,
достигалось
умеренностью
и
силой
посредством
совокупности и баланса политических составляющих, которые если их взять
отдельно были вредными и экстремальными. Платон, таким образом, сделал
попытку объединить учение об умеренности с системой форм правления, а
экстремизм стал такой формы правления, для которой была свойственна
отсутствие устойчивости и несбалансированность.
Другой не менее известный древнегреческий философ Аристотель
также использовал этику умеренности в своих научных теоретических
конструкциях. Он сумел освободить доктрину Платона о различных системах
правления от их теологических идеалистических рамок, придал им научный
характер и наполнил большим смыслом. В «Этике Никомаха» Аристотель
предлагал в основу умеренности положить благодетели или моральные
ценности, которые он расположил в центральной части пространства
деятельности или поведения человека между крайними значениями
наибольших и наименьших значений, являющимися экстремальными
переменными границ деятельности. В работе «Политика» Аристотель
соединил доктрину этической умеренности со своей политической теорией.
Интересы высшего слоя общества и низшего опираются на поддержку
среднего слоя, который придает устойчивость политической конструкции,
сбалансированной при помощи средств, искусно сочетающих в себе систему
политически организационно-институализированных элементов различных
конституционных
форм.
Политическая
теория
Аристотеля
являлась
попыткой
соединить
этику
умеренности
с
принципами
смешанной
политической конструкции, которая дала начало идеи конституционного
государства.
Философская
теория,
разработанная
Платоном
и
Аристотелем,
стремилась соединить этику умеренности с идеями конституционного
правления, что позволяет дополнить понимание экстремизма с современной
точки зрения, истоки которой берут начало в эпохе Французской революции.
Современная политическая теория рассматривает вопрос «экстремизма» и
«устойчивой рациональной системы» с позиции «правые» и «левые», что
связано с расположением парламентариев в зале представительного органа
власти. Сегодня, когда рассуждают о политических крайностях, то, обычно,
имеют в виду две крайности политического континуума – левая и правая. С
распространением подобного взгляда на политику с точки зрения лево-право
понимания экстремизм все более тесно связывается с политической
конструкцией государства, не смотря на то, что в XIX веке идеи
конституционализма потеряли свое понимание в качестве «умеренной
средней части» политического пространства, но политическая ориентация,
имеющая отношение к «левым» и «правым» до настоящего времени является
довольно распространенной.
Понятия «экстремизма» и «экстремальность» произошли от одного
латинского слова extremus – край, конец. Оба понятия несут значение
интенсивности, напряжённости, остроты. Если рассматривать структурную
характеристику понятия, то обращает на себя внимание слова «extreme» и
«extremism», которые можно понимать как то, что выходит за определенные
рамки или точнее то, что располагается по краям понятийного поля; иначе
говоря, ничего не существует за рамками экстремальных переменных или то,
что
имеет
экстремальное
измерение,
то
невозможно
превзойти.
Экстремальные переменные противостоят друг другу, однако и область
умеренных величин также противостоит экстремальным значениям. С точки
зрения традиции Аристотеля, умеренные величины являются балансом
между крайними переменными: между крайне большими и крайне малыми
значениями. Таким образом, характеристики, ярко выраженные в крайних
переменных, смягчаются в центральной умеренной области. Середина
представляет
собой
баланс
крайностей,
она
является
метафорой
эквилибристики, отражает принцип «умеренности». С позиции доктрины
добродетели или моральных ценностей, середина или область умеренного
соответствует нравственно приемлемому поведению или действию, которое
не переходит границ, с одной стороны это должное поведение, а с другой
стороны исходит из потребностей индивида. Нравственное поведение
является необходимым условием для достижения жизненной цели, которая
достижима для любого индивида, живущего в обществе, а умеренная или
нравственная
жизнь
наиболее
-
предпочтительное
состояние,
способствующее обретению человеческого счастья, с позиции Аристотеля.
Традиция, связанная с идеями Аристотеля, имеет большое значение для
развития
исторической
концепции
конституционного
правления,
а
представление о середине и крайностях спектра властных конструкций не
потеряло своего значения до наших дней. Понимание крайности вырастало
из общего понимания того, что не приемлемо, от чего стоило отказаться.
Общее понимание того что не должно было иметь место в политической
конструкции сужало возможности приемлемых законных средств для
достижения положительного результата.
История
терминологии
показывает,
что
желание
говорить
о
«крайностях» или «экстремизме», с точки зрения науки, должно до известной
степени деконтекстуализировано для того чтобы его освободить от
меняющегося исторического содержания, которое вносит оттенки, делающие
значение понятия относительным. Однако последнее может противоречить
традиции истории терминологии с точки зрения того, что «крайности»
являются противоположностью политической «середины» и связаны с
насилием
и
посредством
противостоят
социальному
конституционных
балансированию
конструкций.
Большинство
интересов
ключевых
терминов исторического политического языка используется в различных
контекстах и зачастую монополизируется разнообразными политическими
группами и, в конце концов, становятся частью политической аргументации.
Тем не менее, едва ли кто-то сегодня предложит отказаться от использования
понятия «экстремизм» по причине того, что у него есть свое историческое
терминологическое значение. Если бы каждое понятие, которое в языке
используется неточно, заменить другим словом, то результатом бы явилось
создание некого искусственного языка, который сам стал бы серьезным
препятствием для понимания и коммуникации и не ее средством. Поэтому
едва ли возможно уйти от использования исторической терминологии в
политическом контексте.
До середины 90-х годов XX века для нашей страны тема экстремизма
не подвергалась серьезному научному анализу в силу «неактуальности
проблемы». Рассмотрение зарубежных научных подходов к экстремизму
носил преимущественно узкий специальный характер в виду серьезных
идеологических
трудностей,
результатом
чего
был
высокий
градус
полемического накала, публицистичность выводов, нежели глубина научной
разработки явления. В советский период историческая разработка данного
явления страдала схематичностью, была серьезно деформирована идеологией
и не получила глубокого научного толкования, которое использовалось
довольно редко. В постсоветский период экстремизм, как «общепринятое
понятие»
напротив
применялось
широко,
но
крайне
зависело
от
идеологических установок или личностных предпочтений. В 90-е годы XX
века понятие экстремизм в России использовалось в широком политическом
дискурсе, и даже делались попытки легализовать его, однако вплоть до 2000
года они были неудачными. В начале XXI века данный термин был все-таки
легализован в России, причем первоначально в международном правовом
документе, затем в национальном законодательстве, однако полемика вокруг
его толкования не утихает по настоящее время. Достоверно установить
происхождение термина «экстремизм» не представляется возможным,
помимо того, что extrem в переводе с латинского означает «край», «предел»,
«граница»31.
Экстремизм можно рассматривать в узком национальном контексте,
однако само понятие занимает не малое место в глобальном контексте.
Существует тенденция, направленная на расширительное толкование и
понимание явления и связанное с его глобальными характеристиками, но
нельзя не обратить внимание и на национальные аспекты, присущие
экстремизму, укорененному в российскую историческую почву. Полезно
проследить изменение значения понятия экстремизма, как в рамках
российской реальности, так и рассмотреть явление в глобальном контексте,
выявить международные тенденции трактовки экстремизма.
Для настоящего исследования важно иметь ввиду две трактовки
экстремизма: широкую и узкую. Если широкая трактовка экстремизма
включает себя многоаспектное комплексное теоретическое понимание
феномена, имеющего отношение к большой группе научных дисциплин, то
узкая трактовка экстремизма является прикладной, практической, она
направлена на выделение наиболее важных признаков деяния, подпадающие
под
квалификацию
специфического
преступления,
то
есть
данное
определение близко к юридическому легальному толкованию понятия.
Аналитический
Вестник
№
6,
подготовленный
Аналитическим
управлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ в 2001 году
и
размещенный
на
официальном
сайте,
предлагает
две
трактовки
определения политического экстремизма: узкую и широкую.
Широкий смысл понятия политического экстремизма «состоит в его
характеристике
как
всеохватывающего,
исторически
изменяющегося
социально-политического явления, представляющего систему организаций,
идеологических положений и установок, а также практических действий
политически активных индивидов, общественных групп, властвующих элит и
31
Киреев М.П., Халиуллина Л.И. Подходы к определению экстремизма как угрозы общественной
безопасности // Актуальные проблемы российского права. 2012. № 2. С. 207 – 213. С. 207.
контрэлит, для которых характерным является использование насилия или
угрозы его применения по отношению к органам государственной власти и
управления,
обществу
в
целом,
международным
и
национальным
организациям, отдельным гражданам, населению страны или региона в целях
принуждения государственных и политических структур к совершению
выгодных экстремистским силам действий»32. Как отмечается в научных
исследованиях, расширительное толкование политического экстремизма
включает его проявления практически во всех сферах общественной жизни:
«В сфере экономических отношений - экономический экстремизм направлен на уничтожение многообразия и установление какой-либо одной
формы собственности, единых методов ведения хозяйства, устранение
конкуренции в предпринимательской деятельности путем криминальных
насильственных
действий
преступных
групп,
оказания
давления,
устрашения, бандитских нападений на конкурентов и т.д.
В
сфере
межнациональных
отношений
-
националистический
экстремизм выражается в утверждении превосходства и исключительности
определенной нации или расы и направлен на разжигание национальной
нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей
иных народов.
В
области
культуры
-
экстремизм,
ориентированный
на
изоляционизм, отвержение опыта, достижений других культур, проявляется
в пропаганде насилия, жестокости, уничтожении исторических памятников,
являющихся национальным достоянием и других крайних действиях,
которые
отрицательно
сказываются
на
процессе
воспитания,
образования, уровне культуры российских граждан.
В области религиозных отношений - религиозный экстремизм проявляется в нетерпимости к представителям различных конфессий и
используется
32
в
борьбе
религиозных
организаций
против
светского
О политическом экстремизме // Аналитическим управлением Государственной Думы Федерального
Собрания РФ. Аналитический Вестник № 6, 2001. http://iam.duma.gov.ru/node/2/4434/14548
государства
или
в
политических
целях
за
утверждение
власти
представителей одной из конфессий.
В области экологических отношений - экстремизм
выступает
против эффективной государственной природоохранительной политики,
против научно-технического прогресса вообще, считая, что ликвидация
неблагоприятных в экологическом отношении производств - единственно
возможный путь улучшения качества окружающей среды»33. Перечень
областей, затронутых экстремизмом является открытым.
С точки зрений узкой трактовки экстремизм «означает незаконную
деятельность политических партий и движений, а также должностных лиц и
рядовых
граждан,
направленную
на
насильственное
изменение
существующего государственного строя и на разжигание национальной и
социальной вражды»34. Нормативное определение экстремизма, появившееся
через год в 2002 году уточняет понятие «незаконная деятельность
политических партий и движений», квалифицируя данное деяние с точки
зрения закона.
В связи с тем, что определить понятие «экстремизм» довольно сложно,
то следует иметь в виду, что любое понятие, его словесное выражение,
объективирующее предмет или явление, обозначает этот предмет и явление.
Однако
определяя
объем
и
содержание
понятия
экстремизма
как
исторического явления, нельзя игнорировать ценностный подход к нему как
к феномену, что, в свою очередь, порождает множество смыслов и значений.
Изучение экстремизма, как отмечают многие исследователи, имеет ряд
трудностей общего характера, которые связаны с выработкой адекватного
теоретического определения данного явления. Во-первых, это сложность
самого феномена: историческая изменчивость, множественность проявлений
и многочисленность модификаций. Во-вторых, данное явление крайне
33
О политическом экстремизме // Аналитическим управлением Государственной Думы Федерального
Собрания РФ. Аналитический Вестник № 6, 2001. http://iam.duma.gov.ru/node/2/4434/14548
34
О политическом экстремизме // Аналитическим управлением Государственной Думы Федерального
Собрания РФ. Аналитический Вестник № 6, 2001. http://iam.duma.gov.ru/node/2/4434/14548
подвержено идеологизации, оно очень сильно зависит от групповых или
личных установок исследователя, страдает от определенной тенденциозности
и идейно-политической зависимости в тот или иной исторический период. Втретьих, ряд исследователей полагает, что понятие экстремизма само по себе
обладает релятивными субъективными характеристиками, инверсионными
возможностями трактовки, острие которых можно обратить в самые разные
направления. Еще одна трудность связана с существенным моральным
компонентом, который содержит определение экстремизма. Экстремизм –
понятие аксеологическое, оно не только выделяет определенный тип
деятельности исторических акторов, но и связано преимущественно с
негативной их оценкой. Понятие экстремизма, отягощено отрицательными
коннотациями, так как включает или подразумевает элемент деструктивности
и насилия.
Таким образом, можно отметить, что экстремизм – это сложное,
многоаспектное явление, предмет исследования многих смежных научных
дисциплин, цель которых найти причинно-следственную историческую
связь,
обуславливающую
классифицировать
формы
его
возникновение
проявления
данного
как
феномена,
феномена
в
жизнедеятельности человека, общества и государства. В связи с данным
обстоятельством понятие экстремизма как научной категории имеет ряд
отличающихся друг от друга трактовок. В настоящее время существуют
различные методологические подходы к определению экстремизма как
научной категории. Большинство существующих трактовок и определений
экстремизма в основном характеризуют его как политическое, правовое,
психобиологическое, психосоциальное или даже социокультурное явление.
Любая трактовка в рамках одной из научных областей знания не дает
полноценное представление об этом явлении, что представляет собой
немалую трудность для объяснения феномена.
Если рассматривать понятие экстремизма с позиции определенной
научной дисциплины, то трактовка термина будет серьезно заужена.
Например, с точки зрения психобиологии, которая объясняет экстремизм,
исключительно принимая во внимание биологические и психологические
факторы, связанные с экстремизмом и задействованные в развитии девиаций
у индивидуума или группы индивидуумов, замыкает феномен в рамках
соответствующего научного контекста. В политических науках экстремизм
рассматривается как форма крайнего политического течения, которая
предполагает наличие точки отсчета, существующей в политической
системе, что позволяет выделить «центр» и «крайние» проявления
политической деятельности. Однако разные политологические школы
помещают эту точку отсчета или «центр» в различное место политического
пространства. В юридической науке характеристика экстремизма и его форм
была дана в Федеральном законе Российской Федерации от 25 июля 2002
года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», причем
уже несколько раз в это определение вносились существенные изменения.
Определение, данное в нормативно-правовом акте, характеризует экстремизм
в большей мере как политическое явление, поддающееся юридической
квалификации, которое имеет ярко выраженные негативные свойства. Повидимому, только историческая наука может абсорбировать все подходы и
предложить более или менее взвешенное определение, и при этом
проследить эволюцию понятия. Изучение феномена экстремизма и его
проявлений в общественном историческом поле основывается на анализе
природы и сущности экстремального сознания в социокультурной среде, в
окружении которой формируется личность человека в рамках процесса
социализации и адаптации. Центральную проблему в исследовании феномена
экстремизма
как
исторического
явления
составляет
определение
соотношения в нём личностного и социокультурного аспектов в исторически
определенный промежуток времени.
1.2 Трактовки экстремизма в России до легализации понятия в
отечественном законодательстве
Анализ экстремизма как ключевого явление и его трактовка в
современной России является одной из наиболее острых теоретических и
практических проблем. Понятие экстремизма – сегодня одно из самых
расхожих,
часто
используемых
в
различных
контекстах:
от
публицистического до строго научного. Результатом пристального интереса
современной науки к явлению экстремизма является огромное количество
научных
работ
в
области
философии,
политологии,
социологии,
юриспруденции и других научных дисциплин. На страницах периодической
печати не стихает острая полемика вокруг этого явления, которое, в конце
концов, получило легальное отражение в современном действующем
российском законодательстве. Дискуссия охватила не только самые широкие
научные круги, но и захватила средства массовой информации.
Период, длившийся с 1991 года по 2001 год, для экстремизма как
феномена, который играет в жизни общества существенную роль, и понятия,
стремящегося обрести определенные контуры, был скорее подготовительный
с точки зрения того, что явление было широко распространено и в
постсоветской реальности, а его определение искало законченной формы, но
так и не обрело ее не смотря на все довольно многочисленные попытки. 90-е
годы XX века были переломными для истории России: страна находилась на
перепутье и лихорадочно искала новые возможности, начались радикальные
реформы, сопровождавшиеся значительными изменениями во всех сферах
российской жизни. После бурных событий 1991 г. и 1993 г. стало ясна
необходимость регулирования отношений в сфере политической активности,
которая перехлестывала через край. Страна испытала период «беспредела»,
который стер с лица карты СССР и грозил в тот период разрушению
Российской Федерации. В этот период начались поиски нормативного
определения понятия, которое служило средством ограничения чрезмерной
политической деятельности, которая могла быть квалифицирована как
тяжкое уголовное преступление крайне опасное для общественного порядка.
Эпоха перемен – период кризиса послужил причиной того, что в стране
имели место разнообразные события, которые могли иметь отношение к
экстремизму,
но
отсутствие
четкого
определения,
затрудняло
дифференциацию. Российское государство искало адекватное понятие,
которое бы отражало реальный уровень угроз, исходивший от чрезмерной
политической активности. Первые попытки легализации противодействия
политической опасности подрыва конституционного правопорядка были
связаны с понятиями «фашизма» и «политического экстремизма».
Для этого периода характерны и первые попытки легализовать понятие
экстремизма, укоренить его в новом российском законодательстве, что
успехом не увенчалось, не смотря на все усилия политиков. Именно в
политической сфере предпринимались серьезные попытки дать определение
понятию «политический экстремизм» и закрепить его в Указе Президента и
других законодательных актах.
Современную историю понятия экстремизма можно начать с 1991 года,
когда группой интеллигенции было инициировано письмо к Президенту
Ельцину об угрозе фашизма и вообще политического экстремизма в России.
Об этом событии упоминает М. Краснов в публикации в Российской газете
от 1 октября 2002 года «Экстремизм до востребования» авторы С. Гришин и
Н. Желнова.
Следует обратить внимание на тот факт, что термина «экстремизм» в
законодательстве России долгое время отсутствовал. В конце 1992 г. был
принят Указ Президента «О мерах по защите конституционного строя
Российской Федерации», который был направлен против организаций,
имеющих своей целью свержение конституционного строя, разжигание
национальной и социальной розни (например, речь в Указе шла о Фронте
национального спасения)35. В этот же период было принято Заявление Совета
Национальностей Верховного Совета РФ «В связи с вооруженным
конфликтом между Ингушетией и Северной Осетией»36. Президент
отреагировал своим Распоряжением «О создании Государственной комиссии
по выяснению обстоятельств и причин событий, имевших место 01 мая 1993
г. в г. Москве» по поводу демонстрации, имевшей место 1 мая 1993 г. в г.
Москве37. Провокационные действия на таджикско-афганской границе нашли
отражение в Заявлении Верховного Совета РФ от 15 июля 1993 г. № 5439-1
«В связи с событиями на таджикско-афганской границе»38. Вооруженные
столкновения в октябре 1993 г. в г. Москве39 были, в том числе, связаны с
принятием с Указом Президента РФ от 3 октября 1993 г. № 1575 «О введении
чрезвычайного положения в г. Москве». Событиям в г. Буденновске было
посвящено Заявление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 15
июня 1995 г. № 511-1СФ «В связи с событиями 14 июня 1995 г. в г.
Буденновске Ставропольского края» 40. Многие чрезвычайные происшествия,
которые происходили на территории Российской Федерации и иностранных
государств и касающиеся проявлений экстремизма находили отклик у
законодателей,
не
прекращавших
попыток
сформулировать
понятие,
связанное с угрозами основам конституционного строя в стране.
Понятия
«экстремистские
цели»,
«экстремистский
элемент»,
«экстремистские группировки» и т.д., используемые в выше перечисленных
35
Указ Президента РФ от 28 октября 1992 г. № 1308 «О мерах по защите конституционного строя
Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 44.
Ст. 2518.
36
Заявление Совета Национальностей Верховного Совета РФ от 2 ноября 1992 г. № 3768-1 «В связи с
вооруженным конфликтом между Ингушетией и Северной Осетией» // Ведомости Съезда народных
депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 45. Ст. 2552.
37
Распоряжение Президента РФ от 8 мая 1993 г. № 324-рп «О создании Государственной комиссии по
выяснению обстоятельств и причин событий, имевших место 01 мая 1993 г. в г. Москве» // Собрание актов
Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 20. Ст. 1824.
38
Заявление Верховного Совета РФ от 15 июля 1993 г. № 5439-1 «В связи с событиями на таджикскоафганской границе» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 30. Ст.
1168.
39
Указ Президента РФ от 3 октября 1993 г. № 1575 «О введении чрезвычайного положения в г. Москве» //
Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 40. Ст. 3748.
40
Заявление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 15 июня 1995 г. № 511-1СФ «В связи с
событиями 14 июня 1995 г. в г. Буденновске Ставропольского края» // Собрание законодательства РФ. 1995.
№ 25. Ст. 2354.
нормативно-правовых
актах
не
трактовали
содержание
термина
экстремистской деятельности. В начале февраля 1993 г. Конституционный
Суд РФ, проверяя конституционность Указа президента Российской
Федерации от 28 октября 1992 г. «О мерах по защите конституционного
строя Российской Федерации», постановил: «Признать не имеющим
юридического значения содержащееся в данном пункте Указа понятие
“экстремистские элементы”, поскольку оно не имеет определенного
юридического содержания, что может при применении Указа привести к
нарушению конституционных прав граждан»41.
С
принятием
экстремистской
Федерального
деятельности»
закона
РФ
«О
большинство
противодействии
вышеперечисленных
нормативных актов утратили силу.
В 1994 году в рамках Комитета Государственной Думы РФ по делам
общественных объединений и религиозных организаций обсуждалась идея
«антифашистского закона». Депутат «Выбора России» А. Гербер выступила
инициатором разработки законопроекта в данном Комитете. Президент РФ
предложил собственный законопроект, который был внесен в виде письма
председателю Государственной Думы от 7 июня 1995 г42. В законопроекте
Президента содержались предложения в УК РФ
в виде новых составов
преступлений – мятеж, пропаганду фашизма и организацию фашистских
объединений
и
административных
групп.
Также
предлагалась
правонарушениях
(КоАП)
статья
о
в
Кодекс
об
демонстрировании
фашистской атрибутики и символики. Специальные антифашистские
уточнения вносились также в статью УК РФ о надругательстве над
памятником или могилой и в закон о СМИ.
Осенью 2001 г. в Администрации Президента возникла идея
подготовки принципиально нового законопроекта, который касался бы сразу
и политического, и религиозного экстремизма, не смотря на то, что понятие
41
Постановление Конституционного суда РФ от 12 февраля 1993 г. № 3-П, п. 2. Семерка – Российский
правовой портал. URL: http://www.law7.ru/base50/part0/d50ru0055.htm (дата обращения: 27.09.2012).
42
Документ №-ПР 775 от 07.06.1995. Рабочий архив Комитета по делам общественных объединений и
религиозных организаций ГД ФС РФ на 22.01.2002.
«религиозный экстремизм» до этого момента использовалось только в
публицистическом контексте и не имел еще никакого юридического смысла.
О намерении внести новый вариант законопроекта публично было объявлено
20 декабря 2001 г. Представитель Президента в Думе А. Котенков негативно
отозвался о проекте
П. Крашенинникова и заметил, что он не отвечает
современным требованиям.
Комитет по законодательству отклонил собственный проект. Минюст
10 января 2002 г. направил в Думу новый законопроект, который довольно
успешно преодолел все формальные барьеры и вскоре был принят.
Таким образом, следует отметить, что мнения философов, юристов,
социологов существенно расходятся. Например, политологи склоняются к
определению термина, которое расходится с нормативным: «Экстремизм –
деятельность общественных объединений, иных организаций, должностных
лиц
и
граждан,
направленная
на
насильственное
изменение
конституционного строя РФ, насильственный захват власти, нарушение
суверенитета и территориальной целостности РФ, организацию незаконных
вооруженных формирований, возбуждение национальной, расовой или
религиозной вражды, а также публичные призывы к совершению в
политических целях противоправных действий»43.
Другие же исследователи, например, Д.И. Аминова, Р.Э. Оганян,
напротив, полагают, что «экстремизм»
следует трактовать в рамках
действующего законодательства44. Так Р.М. Узденов предложил следующее
определение экстремизму: «экстремизм – социальное негативное явление,
проявляющееся в совокупности общественно опасных уголовно наказуемых
деяний, совершаемых в соответствии с определенной системой взглядов,
воззрений,
убеждений,
возведенных
в
культ,
с
целью
достижения
определенного результата, предусмотренного этой системой взглядов, в
какой-либо области общественных отношений, существующий порядок в
43
Верховский А.М. Государство против радикального национализма. Что делать и чего не делать? М., 2002.
220 с. С. 8.
44
Воронов С.А. О некоторых факторах, детерминирующих политический экстремизм // Проблемы
воспитания толерантности и профилактики экстремизма в молодёжной среде. Ростов н/Д, 2005. 215 с. С. 27.
которой отрицается экстремистами»45. Данное определение фактически
включает едва ли не все деяния, нарушающие закон. Р.М. Узденов
предложил следующую классификацию экстремистов:
1) экстремист-хулиган (преследует цель экстремистского характера при
наличии хулиганских мотивов, либо преследует цель хулиганского характера
при наличии экстремистских мотивов);
2) корыстный экстремист (преследует цель экстремистского характера
при наличии корыстных мотивов, либо преследует корыстную цель при
наличии экстремистской мотивации);
3) простой экстремист (личность, чьи мотивы и цель имеют
экстремистский характер)46.
Кроме выше перечисленных категорий С.Н. Чирун выделяет еще
несколько:
- «сплачивающий экстремизм, акции которого направлены на
объединение различных структур криминального толка;
- экстремизм демонстрационный, призванный обеспечить «рекламу»
той или иной экстремистской организации и приводимой ею идеологии;
- конфронтационный экстремизм, проявляющийся в борьбе между
противоположными политическими акторами;
- экстремизм провокационный, когда субъекты насильственных
действий стремятся заставить своего политического противника перейти к
непопулярным среди населения или тактически выгодным для террориста
действиям»47.
Экстремизм
сопряжён
с
действиями,
нарушающими
закон
и
противоречащими общественному порядку. «Главные признаки экстремизма,
отличающие его от любых других радикальных поступков, – считает В.И.
Красиков,
45
–
это
корпоративность,
категориальная
сознательность и
Узденов Р.М. Экстремизм: Криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия:
автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2008. 29 с. С. 3.
46
Узденов Р.М. Экстремизм: Криминологические и уголовно-правовые проблемы противодействия:
автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2008. 29 с. С. 4.
47
Чирун С.Н. Дискуссионные вопросы и актуальные проблемы молодежного экстремизма // Вестник
Военного университета. 2010. № 4 (24). С. 17 – 22. С. 19.
активность отличительного противостояния. За экстремистским действием, в
отличие от простого эксцесса, выходки, стоит концепция и группа»48
По мнению ряда исследователей, «опасность данного феномена
проявляется не столько в самих фактах совершения преступлений, хотя их
круг весьма широк, сколько в системной дестабилизации большинства
институтов власти, а также нарушении общественной безопасности»49.
Существует мнение, что экстремизм является производным от радикализма.
Можно говорить, что экстремист – это лицо, придерживающееся крайне
радикальных взглядов, оно ставит под сомнение неприкосновенность
принципов общественного устройства, его ценностей и основ. Но если
радикалы в общем понимании для прихода во власть готовы опираться на
конституционные принципы, то радикалы-экстремисты готовы выйти за эти
рамки и не скрывают этого, скорее нагнетают насилие. Экстремизм можно
рассматривать как финальный этап развития радикализма, когда происходит
разрыв
между
убеждениями,
ценностями
и
активностью,
которая
приобретает радикальную окраску. На этом этапе экстремизм отказывается
от методологии радикализма, приобретая собственное институциональное
лицо в крайних формах насилия, нетерпимости и терроризма.
Связь радикализма с экстремизмом неочевидна. Например, философ
В.И. Красиков определяет экстремистское поведение, как «…нарушения
норм, преступление их границ вне, сверх ожидаемого и приемлемого…» 50.
Причём, по мнению исследователя, к экстремизму следует относиться
диалектически, по этому не всякое проявление экстремизма заслуживает
осуждения: «… некоторые формы экстремизма не осуждаются, другие
осуждаются…»51. К категории «не осуждаемых экстремистов» В.И. Красиков
относит следующие группы: «Это некоторые религиозно-философские
общества (начиная с пифагорейцев и кончая современными теософами и
48
Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. М.: Водолей, 2009. 496 с. C. 54.
Аминов Д.И., Оганян Р.Э. Молодёжный экстремизм. М.: Изд-во: Триада., 2005. 196 с. С. 11.
50
Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. М.: Водолей, 2009. 496 с. C. 68.
51
Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. М.: Водолей, 2009. 496 с. C. 68.
49
«тарелочниками»), аскетические практики, молодёжные контркультуры,
…любители экстремальных видов активности»52. В окончательном виде
определение экстремизма с точки зрения автора выглядит следующим
образом: «Итак, под экстремизмом я понимаю поступки и идеи, явно и резко
выходящие за рамки норм настоящего, активной социальной жизни…»53.
Философия, по-видимому, сближает понятие экстремизма с термином
девиация (отклоняющееся поведение), которая, с позиции социологической
трактовки, не всегда осуждается обществом, а кроме того некоторые ее
проявления
нейтральны,
восприниматься
пользуются
для
децентрализация,
а
обществом.
описания
некоторые
Однако,
основные
феномена
неопределённость,
даже
могут
положительно
понятие,
постмодерна
фрагментарность,
–
которыми
плюрализм,
изменчивость,
контекстуальность54, лишают онтологического смысла указанные термины,
фактически распространяя их на все страты общества, находящегося в
состоянии транзита от модерна к постмодерну.
Научное сообщество констатирует трудности трактовки понятия
экстремизма, которые вызывают большой разброс мнений и острые споры
вокруг использования термина. «Одни настаивают на юридическом
определении; другие подразумевают под ним любой вид политического
насилия; третьи готовы относить к экстремизму почти все, вплоть до
забастовок и неправильного перехода улицы»55.
1.3 Нормативные конструкции определения понятия экстремизма
в современной России
52
Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. М.: Водолей, 2009. 496 с. C. 69.
Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. М.: Водолей, 2009. 496 с. C. 70.
54
Чирун С.Н. Молодёжная политика постсовременности: методология, процессы, технологии: монография.
Томск, 2009. 304 с. С. 57-86.
55
Дискуссия «Молодёжный экстремизм: лечить нельзя бороться» [электронный ресурс]. URL:
http://hro.org/node/5220.
53
До настоящего времени единого подхода к пониманию понятия
экстремизма не выработано, не смотря на то, что в нормативно-правовом
акте появилось легальное определение, конкретизирующее термин с
правовой точки зрения. Однако остаются неясности как семантические, так и
квалифицирующие признаки, ждущие своего разрешения в будущем.
Научное
сообщество
констатирует
трудности
трактовки
понятия
экстремизма, которые вызывают большой разброс мнений и острые споры
вокруг использования термина. «Одни настаивают на юридическом
определении; другие подразумевают под ним любой вид политического
насилия; третьи готовы относить к экстремизму почти все, вплоть до
забастовок и неправильного перехода улицы»56.
Нормативная трактовка терминов значительно различается как с
научным, так и с бытовым употреблением, поэтому требует доработки, что, в
общем, и можно наблюдать со второй половины «нулевых» XX века.
Например: унижение национального достоинства, возбуждение розни,
пропаганда исключительности и т.д. – данные деяния, связанные с
подобными
высказываниями
довольно
трудно
квалифицировать
как
уголовное преступление57. По мнению политолога М. Краснова, «… только
длительная правоприменительная практика даст возможность в будущем
иметь статью, по поводу которой не будет возникать споров. Сегодня же
целесообразно не давать определения, а привлекать к ответственности за
конкретные преступления…»58.
Следует обратить внимание на тот факт, что термин «экстремизм» в
законодательстве нашей страны долгое время отсутствовал.
56
Дискуссия «Молодёжный экстремизм: лечить нельзя бороться» [электронный ресурс]. URL:
http://hro.org/node/5220.
57
См. Правовые механизмы противодействия этнической дискриминации и разжиганию этнической вражды
в России, возможности их использования и степень эффективности / В.Б. Айламазьян, А.Г. Осипов и др. М.,
2002. 327 с.
58
Верховский А.М. Государство против радикального национализма. Что делать и чего не делать? М., 2002.
220 с. С. 27.
Попытки
легализовать
понятие
экстремизма
в
отечественном
законодательстве делались еще до принятия Конституции РФ. Впервые в
российских официальных документах термин «экстремизм» был употреблён
в Указе Президента РФ от 28 октября 1992 г. № 1308 «О мерах по защите
конституционного строя РФ»59, однако в данном нормативно-правовом акте
определения понятия экстремизма не содержалось.
Действующая Конституция РФ запрещает такие виды деятельности,
как создание вооружённых формирований, разжигание социальной, расовой,
религиозной розни, языкового превосходства, но в то же время понятие
«экстремизм» в Основном законе страны отсутствует.
В целях предотвращения угрозы основам конституционного строя,
общественной безопасности и государственной целостности в марте 1995
года был принят указ Президента РФ «О мерах по обеспечению
согласованных действий органов государственной власти в борьбе с
проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в
Российской Федерации».
Понятие экстремизма пришло в нашу страну в результате активизации
усилий государств в борьбе с международным экстремизмом, которая нашла
отражение в принятии ряда международно-правовых актов, направленных на
противодействие экстремизму, сепаратизму, международному терроризму в
рамках регионального сотрудничества отдельных государств. В этой связи
особо следует отметить Декларацию о создании Шанхайской организации
сотрудничества (ШОС), которая была подписана в Шанхае 15 июня 2001 г.
главами государств Республики Казахстан, Китайской Народной Республики,
Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан и
Республики Узбекистан. Целями Шанхайской организации сотрудничества
являются укрепление между государствами-участниками взаимного доверия,
дружбы и добрососедства, поощрение эффективного сотрудничества между
59
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской
Федерации. 1992. № 44. Ст. 2518.
ними в политической, торгово-экономической, научно-технической и иных
областях, совместные усилия по поддержанию и обеспечению мира,
безопасности
и
стабильности
демократического,
справедливого
в
и
регионе,
построение
рационального
нового
политического
и
экономического международного порядка; она не является союзом,
направленным против других государств и регионов, и придерживается
принципа
открытости.
Единственное
определение
«экстремизма»,
содержащееся в международном договоре, являющимся обязательным для
России, встречается именно в Шанхайской конвенции. В части 1 ст. 1
Шанхайской
конвенции
раскрывается
определение
экстремизма,
под
которым понимается «какое-либо деяние, направленное на насильственный
захват власти или насильственное удержание власти, а также на
насильственное изменение конституционного строя государства, а равно
насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе
организация
в
вышеуказанных
целях
незаконных
вооруженных
формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в
соответствии с национальным законодательством Сторон»60. Конвенция
предусматривает, что Стороны в соответствии с положениями самой
Конвенции, другими международными обязательствами, а также с учетом их
национального законодательства осуществляют сотрудничество в области
предупреждения, выявления и пресечения международного терроризма,
сепаратизма и экстремизма, для чего создают центральные компетентные
органы, которые, в частности, оказывают друг другу содействие путем
обмена
информацией,
выполнения
запросов,
оперативно-розыскных
мероприятий, разработки и принятия мер для предупреждения и пресечения
международного терроризма, сепаратизма и экстремизма. Шанхайская
конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15
июня 2001 г. вступила в силу для Российской Федерации 29 марта 2003 г.
60
Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Заключена в г. Шанхае
15.06.2001) // Бюллетень международных договоров. – 2004. – № 1. С. 30.
По вопросам реализации Шанхайской конвенции 5 июля 2005 г. в г.
Астане была принята Концепция сотрудничества государств - членов ШОС в
борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, которая определяет
базовые цели и принципы сотрудничества государств в данной области в
соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права, что прямо отражено в разд. 1 «Общие положения».
Концепция рассматривает терроризм, сепаратизм и экстремизм как
антиправовые явления, которые не могут быть оправданы ни при каких
обстоятельствах, независимо от их мотивов, а лица и организации, виновные
в совершении таких действий, согласно Конвенции должны быть привлечены
к ответственности. Концепция подчеркивает свою приверженность Уставу
ООН. В рамках Концепции предусмотрены основные формы сотрудничества
государств - членов ШОС по вопросам противодействия международному
экстремизму, которые будут базироваться на проведении согласованных
профилактических мероприятий, оперативно-розыскных мероприятий и
следственных действий, совместных антитеррористических мероприятий и
других действиях.
Международное
сотрудничество
в
рамках
противодействия
экстремизму и терроризму подготовило почву для легализации понятия в
отечественном
законодательстве,
которое
было
зафиксировано
в
Федеральном законе РФ от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии
экстремистской деятельности», где и был легализован термин экстремизм и
его производные. Понятие «экстремизма» (экстремистские действия) в
национальном законодательстве содержится в статье 1 Федерального закона
от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской
деятельности».
По поводу целесообразности закрепления в законодательстве термина
«экстремизм»
(«экстремистская
деятельность»)
высказаны
и
противоположные точки зрения. Так, по вопросу принятия закона «О
противодействии экстремистской деятельности» С.А. Боголюбов высказал
достаточно интересную мысль о том, что «…все или почти все поступки (то
есть, подпадающие под формулировку экстремизм) предусмотрены в
Кодексе об административных правонарушениях, а опасные деяния ‒ в
Уголовном кодексе РФ. Какие еще деяния должны быть в нем?
Экстремистские? Но такого преступления не было и нет ни в российском, ни
зарубежном праве; это политологический и публицистический термин,
обобщающий все нежелательные и опасные для государства действия»61.
С
момента
своего
закрепления
в
законодательстве
понятие
«экстремизм (экстремистская деятельность)» неоднократно претерпевало
существенные изменения. Первоначально по состоянию на 25 июля 2002 г.
термин «экстремизм» состоял из двенадцати форм, 27 июля 2006 г. в
соответствии с Федеральным законом № 153-ФЗ «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием
Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о
предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии
терроризму» дефиниция экстремизма увеличилась в объеме еще на семь
форм и составила – семнадцать62, а в редакции Федерального закона № 211ФЗ от 24 июля 2007 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного
управления в области противодействия экстремизму»63 из данного понятия
были исключены вводная часть определения и одиннадцать ее форм, а также
добавлены новые пять форм, 25 декабря 2012 года в соответствии с
Федеральным законом № 255-ФЗ «О внесении изменений в статью 20.3
61
Боголюбов С.А. Нужен ли закон о противодействии политическому экстремизму? // Адвокат. 2001. № 11.
С. 97.
62
Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета
Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» //
Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (часть I). Ст. 3452.
63
Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 211–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области
противодействия экстремизму» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 31. Ст. 4008.
Кодекса
РФ
об
административных
правонарушениях
и
статью
1
Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»»
абзац десятый пункта один определение экстремизма было дополнено
словами «либо публичное демонстрирование атрибутики или символики
экстремистских организаций», а также пункт четвертый был дополнен
следующей фразой «символика экстремистской организации – официально
зарегистрированная символика организации, в отношении которой по
основаниям предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом
принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете
деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности», 21
июля 2014 года в соответствии с Федеральным законом № 236-ФЗ «О
внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам
символики некоммерческих организаций» в пункт четыре статьи был
изложен следующим образом: «символика экстремистской организации,
описание
которой
по
основаниям,
предусмотренным
настоящим
Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение
о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением
экстремистской деятельности».
Таким образом, определение экстремизма в Федеральном законе от 25
июля
2002
года
№
114-ФЗ
«О
противодействии
экстремистской
деятельности» в последней редакции на 6 февраля 2017 года имеет
следующий вид:
«экстремистская деятельность (экстремизм):
1. насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение
целостности Российской Федерации;
2. публичное
оправдание
терроризма
и
иная
террористическая
деятельность;
3. возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной
розни;
4. пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности
человека по признаку его социальной, расовой, национальной,
религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
5. нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина
в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной
или языковой принадлежности или отношения к религии;
6. воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных
прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны
голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
7. воспрепятствование законной деятельности государственных органов,
органов
местного
самоуправления,
избирательных
комиссий,
общественных и религиозных объединений или иных организаций,
соединенное с насилием либо угрозой его применения;
8. совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части
первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;
9. пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или
символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской
атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное
демонстрирование
атрибутики
или
символики
экстремистских
организаций;
10.публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо
массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а
равно
их
изготовление
или
хранение
в
целях
массового
распространения;
11.публичное
заведомо
государственную
ложное
должность
обвинение
Российской
лица,
замещающего
Федерации
или
государственную должность субъекта Российской Федерации, в
совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей
деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;
12.организация
и
подготовка
указанных
деяний,
а
также
подстрекательство к их осуществлению;
13.финансирование указанных деяний либо иное содействие в их
организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем
предоставления учебной, полиграфической и материально-технической
базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных
услуг»64.
Выше изложенное позволяет проследить позицию законодателя по
отношению к экстремизму как к общественно опасному деянию.
Следует
отметить
непоследовательность
и
противоречивость
российского законодателя в законотворческом процессе65, в частности, в
подходах при определении экстремизма, что свидетельствует об отсутствии
единой позиции законодателя в отношении его содержания.
Данная ситуация, сложившаяся вокруг легального определения
экстремизма, вызвала жесткую полемику о трактовке понятия, как среди
отечественных философов, политиков, юристов, так и среди зарубежных
коллег – ученых-теоретиков и правоприменителей.
В 2009 г. Комитет по правам человека ООН рассмотрев шестой
периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/SR.2681), принял
заключительные замечания, в которых обратил внимание на Федеральный
закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской
деятельности».
Комитет
выразил
сожаление,
что
определение
экстремистской деятельности в Законе о противодействии экстремистской
деятельности допускает произвольное толкование.
В Европе задолго до того, когда в России этому явлению придали
актуальный научный характер, понимание экстремизма как антонимичного
64
Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»
(ред. от 23.11.2015) // Собрание законодательства РФ, 29 июля 2002 г. № 30. Ст. 3031.
65
Исаков В.Б. Проблемы обеспечения единства законодательства в Российской Федерации //
Законодательство. 1997. № 4. С. 54.
понятию «демократия» стало аксиоматическим. Известный германский
политолог Уве Бак Исес (Uwe Вас Ices) отметил, что «экстремистская
позиция прямо или косвенно отрицает демократическое конституционное
государство»66. Кроме того, близкое определение получило международноправовое закрепление в части 3 Резолюции 1344 (2003 г.) Парламентской
ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), согласно которой «Независимо от своей
природы экстремизм представляет собой форму политической деятельности,
явно или исподволь отрицающую принципы парламентской демократии и
основанную
на
идеологии
и
практике
нетерпимости,
отчуждения,
ксенофобии, антисемитизма и ультра-национализма»67. Экстремизм, по
мнению
европейских
социальном
стереотипные
законодателей,
недовольстве
решения
в
находит
питательную
населения
и
ответ
чувства
на
исповедует
почву
в
упрощенные,
обеспокоенности
и
неопределенности, бытующие у ряда социальных групп в условиях перемен,
охвативших наше общество. Экстремисты перекладывают ответственность за
эти трудности на представительную демократию, неспособную принять
вызовы современности, и на выборных представителей и государственные
институты, которые не могут удовлетворить чаяния граждан, или объявляют
ту или иную группу населения виновной в переживаемых трудностях или
источником потенциальной угрозы. Внимание уделяется экстремистским
организациям, которые начинают пользоваться в Европе значительным
политическим влиянием. «Экстремистские партии и движения зачастую
представляют собой олигархические структуры с четкой иерархией, которым
чужды демократические принципы. Групповая сплоченность подкрепляется
66
Extremismus in Deulschland. Erscheinungsformen und aktuelle Bestandsauf-nahme // Eundesministerium des
Innern. Berlin. 2004. S. 11. См. также: Backes, Uwe: Politischer Extremismus in demokratischen
Verfassungsstaaten. Elemente einer normati-ven Rahmentheorie; Opladen: Westdeutscher Verlag. 1989.
67
Об угрозе для демократии со стороны экстремистских партий и движений в Европе. Resolution 1344 (2003)
http://www.coe.int/t/r/parliamentary_assembly/%5Brussian_documents%5D/%5B2003%5D/%5BSept_2003%5D/
Res%201344%20Rus.asp
идеологией
исключительности,
популистскими,
упрощенческими
представлениями и единоличным принципом руководства»68.
В Резолюции 1754 (2010 г.) «Борьба с экстремизмом; достижения,
недостатки, неудачи» Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ)
выделяется несколько форм экстремизма в Европе. Среди этих форм
экстремизма
«самую
большую
озабоченность
вызывают
расизм
и
ксенофобия». Еще одна опасность экстремизма находиться в плоскости
«мусульманского
фундаментализма».
«В
европейских
странах
также
действует ряд террористических групп, состоящие из иностранных граждан,
которые не стремятся нанести вред стране, где они проживают, но
занимаются пропагандой и сбором средств для достижения экстремистских
целей в странах своего происхождения»69.
В России, несмотря на то, что она тоже является членом ПАСЕ,
экстремизм
понимается
Шанхайской
конвенции
несколько
иначе.
о
с
борьбе
С
момента
терроризмом,
подписания
сепаратизмом
и
экстремизмом от 15 июня 2001 года в нашей стране начались разработки
«юридического определения» понятия «экстремизм», которое попало в
Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии
экстремистской деятельности».
Европейская Комиссия за демократию через право (Венецианская
Комиссия) 15-16 июня 2012 года опубликовала мнение по поводу ФЗ «О
противодействии экстремистской деятельности», которое дает представление
об особенностях нормативной трактовки «экстремизма» в России. Была
сделана
попытка
оценить
определение
«экстремизма»
в
свете
соответствующих международных стандартов и Конституции РФ.
68
Об угрозе для демократии со стороны экстремистских партий и движений в Европе. Resolution 1344 (2003)
http://www.coe.int/t/r/parliamentary_assembly/%5Brussian_documents%5D/%5B2003%5D/%5BSept_2003%5D/R
es%201344%20Rus.asp
69
Борьба с экстремизмом: достижения, недостатки и неудачи. Resolution 1754 (2010)
http://www.coe.int/T/r/Parliamentary_Assembly/%5BRussian_documents%5D/%5B2010%5D/%5BOct2010%5D/R
es1754_rus.asp
Европейская Комиссия за демократию через право (Венецианская
комиссия)
делает
вывод,
что
определения
«основных
понятий»
в
федеральном законе «не дают общие характеристики экстремизма как
понятия»70. Анализируя выше приведенное определение, Венецианская
Комиссия, в частности, отметила широту толкования понятия «экстремизм»
правоохранительными органами. Также у Комиссии имеются сильные
сомнения
по
поводу
правомерности
включения
некоторых
видов
деятельности в список «экстремистских». Определение экстремизма из
федерального
закона
отличается
от
приведенного
определения
«экстремизма» в Шанхайской конвенции, которое содержит в качестве
существенного элемента применение насилия, в то время как не все виды
«экстремистской деятельности» из федерального закона содержат в себе
элемент насилия.
Венецианская комиссия, разбирая Статья 1.1, пункт 1 определения
экстремизма: «насильственное изменение основ конституционного строя и
нарушение
целостности
Российской
Федерации»,
поясняет,
что
«использование средств, которые не упомянуты напрямую в данном законе,
но не включают в себя применение насилия, нельзя считать экстремизмом.
Мы полагаем это очень важным, так как выражение отличной точки зрения, с
одной стороны, и насильственное изменение основ конституционного строя,
с другой стороны, – это совершенно разные вещи»71. Далее Венецианская
комиссия разъясняет, что «защита права народов на самоопределение и
мирное отстаивание иного территориального устройства внутри страны в
целом
не
считается
преступными
деяниями
и
наоборот
может
рассматриваться как законное выражение взглядов человека»72.
70
Мнение Венецианской Комиссии по поводу федерального закона «О противодействии экстремистской
деятельности». Страсбург, 20 июня 2012. http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2012/07/d24899/
71
Мнение Венецианской Комиссии по поводу федерального закона «О противодействии экстремистской
деятельности». Страсбург, 20 июня 2012. http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2012/07/d24899/
72
Мнение Венецианской Комиссии по поводу федерального закона «О противодействии экстремистской
деятельности». Страсбург, 20 июня 2012. http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2012/07/d24899/
По мнению Венецианской комиссии, не вся деятельность, которая
определена в Федеральном законе как экстремистская и которая даёт властям
основание принимать меры профилактики и пресечения, содержит в себе
элемент насилия и определена с достаточной чёткостью, чтобы человек мог
регулировать своё поведение или деятельность организации с целью
избежать применения подобных мер.
Сравнивая определение экстремизма, данное в Федеральный закон от
25
июля
2002
г.
№
114-ФЗ
«О противодействии
экстремистской
деятельности» с трактовкой, которую предлагает Европейское сообщество,
можно обнаружить некоторую разницу. Кроме методического расхождения
определений - слишком широкое, недостаточно ясное и допускает различные
толкования,
можно
также
говорить,
что
нормативное
российское
определение недостаточно связано с фундаментальными ценностями и
нормами конституционного демократического государства, а скорее является
определением экстремизма как следствия реакции и отрицания, которое
направлено на защиту существующей политической системы. В России
определение
понятия
«экстремизм»
разработано
скорее
без
учета
политической сущности данного явления и, в первую очередь, без учета его
психологического, а не поведенческого (деятельного) характера, играющего
второстепенную роль.
Необходимо отметить, что в настоящее время далеко не все
государства выступают за унификацию и гармонизацию подходов к
экстремизму на базе четкого соблюдения общепризнанных принципов и
норм международного права. Во многих государствах экстремизм до сих пор
рассматривается
как
внутригосударственный
конфликт,
а
попытки
международного регулирования данного вопроса имеют негативный акцент
«вмешательства во внутренние дела государства».
Россия в трактовке экстремизма больше полагается на собственный
богатый
исторический
сообщества,
опыт.
национальное
Принимая
нормативное
критику
международного
определение
экстремизма
претерпело ряд существенных изменений, но сближение международного
законодательства с отечественным идет не просто в виду того, что феномен
экстремизма требует более тщательно выстроенной юридической стратегии.
ГЛАВА II. ЭВОЛЮЦИЯ ФЕНОМЕНА ЭКСТРЕМИЗМ В
ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКОМ МИРОВОМ И
ОТЕЧЕСТВЕННОМ НАУЧНОМ КОНТЕКСТЕ
2.1 Специфика феномена экстремизма в России и мире в конце XX века
Экстремизм как один из важнейших феноменов XX века привлек
серьезной внимание науки уже в начале данного столетия, он объединил
многочисленные явления, угрожавшим стабильному устойчивому развитию
международного сообщества в целом и отделным государствам.
Феномен экстремизма своими корнями уходит глубоко в историю,
однако в фокус внимания международного сообщества экстремизм попал
относительно недавно в конце XX века. Международные правовые
документы, связанные с экстремизмом, направлены на поиски определения и
наиболее эффективных средств его преодоления, но утверждать, что удалось
снизить опасность экстремизма в мире к настоящему времени едва ли
возможно, скорее отмечается рост озабоченности проявлениями экстремизма
в большинстве регионов земного шара.
Проблема экстремизма постепенно становится частью мировой
повестки дня со второй половины XX века. После Второй мировой войны,
самого опустошительного конфликта в истории человечества, феномен
экстремизма фокусирует внимание прогрессивной общественности
и
научного сообщества, которое ищет новые подходы к объяснению причин
глобальных
конфликтов
напряженности, что
и
поисков
путей
снижения
социальной
первоначально выражается в принятии Женевских
конвенций 1949 года, в которых речь шла пока исключительно об
экстремизме, связанном с внутренними немеждународными вооруженными
конфликтами.
В соответствии со ст. 1 Дополнительного протокола к Женевским
конвенциям
от
12
августа
1949
г.,
касающегося
защиты
жертв
немеждународных вооруженных конфликтов (Протокол II), принятого в
Женеве
8
июня
1977
года73,
любой
вооруженный
конфликт
немеждународного характера можно расценивать как международный
экстремизм,
если
его
участники,
выступающие
оппозицией
правительственному режиму, не соблюдают общепризнанные принципы и
нормы международного права. В частности «Протокол не применяется к
случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки
внутренней
напряженности,
таким,
как
беспорядки,
отдельные
и
спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку
таковые не являются вооруженными конфликтами»74. Спорадический
характер военных действий путем вылазок и других нерегулярных действий,
отсутствие прямо выраженной и открыто заявленной общегражданской
программы, использование запрещенных международным правом средств и
методов ведения войны, а также иные действия, идущие вразрез и с
национальным правом государства, грубо нарушающие общепризнанные
принципы и нормы международного права, ставят экстремизм на одну
«доску»
с
терроризмом,
который
уже
стал
глобальной
73
угрозой
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв
немеждународных вооруженных конфликтов (Протокол II). Женева, 8 июня 1977 года.
http://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/6lkb3l.htm
74
Действующее международное право. Т.2 /Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. М., 1997. С.198.
международному миру и безопасности, выйдя на уровень трансграничной
опасности мирового масштаба.
В 1977 году в Женеве международное сообщество попробовало
отграничить экстремизм, сопряженный с внутренним немеждународным
вооруженным конфликте, и экстремизм, который выходит за рамки
отдельных государственных образований, в связи с тем, что он постепенно
приобретал международный характер. В данный период экстремизм
пересекает
границы
взрывоопасных
стран
и
выплескивается
в
международное пространство. 70–80-е годы ХХ в. стали периодом активной
деятельности разнообразных экстремистских групп, как левого, так и правого
толка, которые использовали крайние средства для достижения своих целей,
такие как захват заложников лиц, пользующихся международной защитой.
Так, были похищены послы США в Гватемале и Бразилии, послы ФРГ в
Гватемале, Гаити и Бразилии; в 1975 году экстремистская группа «Карлоса»
в Вене захватила и удерживала в качестве заложников 70 человек, в том
числе 11 министров стран ОПЕК, в 1978 году в Италии был похищен, а затем
убит известный политик Альдо Моро. В ряде развитых стран стали возникать
леворадикальные террористические организации: «Красные бригады» в
Италии, организация «Прямое действие» («Аксьон директ») во Франции,
«Фракция Красной Армии» (РАФ) - «группа Баадера-Майнхофф» в ФРГ,
«Красная армия» в Японии. В 1972 году была расстреляна команда
спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене, многочисленные покушения на
политических деятелей и угоны самолетов с убийством заложников, сотни
террористических актов по всему миру. Террористические действия стали
совершаться и против обычных граждан.
В современной России проявления экстремизма обычно связывают с
началом
коренных
политических
преобразований,
которые
начал
Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев. В 1988 году семья
Овечкиных (участников группы «Семь Симеонов») из Иркутска захватила
пассажирский самолёт Ту-154. Террористы требовали посадить самолет в
Лондоне. После приземления самолёта на аэродроме под Выборгом, был
отдан приказ на штурм. В результате действий группы захвата погибли три
человека. Многие пассажиры получили ранения. В этом же году был захват
автобуса с детьми в Орджоникидзе, в следующем 1990 году экстремист
захватил самолет, выполнявший рейс Грозный – Москва, который он
направил в Турцию; рабочий А. Шмонов совершил неудачное покушение на
Президента М.С. Горбачев: в 1991 году дважды был взорван пассажирский
поезд Москва – Баку, человеческих жертв избежать не удалось; и группа из
трёх террористов (Шамиль Басаев, Сайд-Али Сатуев, Лом-Али Чачаев)
захватила 178 заложников на борту пассажирского самолёта Ту-154 в
аэропорту города Минеральные Воды. Лайнер был угнан в Турцию, где
боевики освободили заложников.
В последнее десятилетие ХХ в. в России подавляющее количество
экстремистских событий связано с Чеченской войной и деятельностью
бандформирований
с
Северного
Кавказа,
которые
включают
многочисленные боевые столкновения, взрывы на железной дороге и захват
заложников.
Самые
громкие
из
них
взрыв
пассажирского
поезда
«Кисловодск – Баку» около станции Гудермес в 1992 году, погибло 11
человек, еще больше раненых; в 1994 году был осуществлен захват рейсового
автобуса «Владикавказ – Ставрополь» в котором находилось 33 пассажира, в
основном школьники, их родители и учителя. Угрожая убить пассажиров,
террористы
требовали
10
млн.
долларов,
оружие
и
вертолёт
для
беспрепятственного вылета с места преступления. Получив деньги, они
освободили всех заложников, кроме четырёх женщин, с которыми вылетели
на предоставленном им вертолёте в Чечню. Террористы - Магомед Бициев,
Темирали Мажаев, Ахмед Махмаев, все - жители Чечни, были задержаны
спустя час после посадки вертолёта. В 1995 году прогремела серия взрывов в
Москве,
были
взорваны
бомбы
в
Московском
государственном
педагогическом университете, физико-математической школе № 354, в
гостинице
«Метрополь»
и
трансформаторной
подстанции
№ 510
«Мосэнерго». Жертв удалось избежать. В 1996 году группа боевиков,
возглавляемая Салманом Радуевым, захватила около 2000 человек в
больнице и роддоме города Кизляр (Дагестан). После переговоров
большинство заложников было освобождено. Бандиты с частью заложников
начали отход в Чечню, но были блокированы российскими войсками в
районе села Первомайское, откуда под покровом темноты преступники
прорвались в Чечню. В ходе противостояния погибло 37 человек и свыше 50
ранено. В 1997 году произошло нападение группы боевиков на расположение
136-й мотострелковой бригады в пригороде Буйнакска (Дагестан). При
отступлении боевиков на территорию Чечни погибли 3 мирных жителя, 7
милиционеров взяты в заложники. Затем они захватили в заложники
пассажиров рейсового автобуса «Алмак - Хасавюрт», преступники создали из
них живой щит, используя который скрылись на территории Чечни. В 1998
году произошел взрыв на улице Пархоменко в Махачкале, в результате
которого погибли 18 человек, 91 ранен, разрушено множество домов. В 1998
году имел место взрыв на Центральном рынке Владикавказа (Северная
Осетия). Мощность взрывного устройства - 10 кг в тротиловом эквиваленте.
Погибли 52 человека, 168 были ранены.
Феномен экстремизма, стремительно распространяющийся в мире и
России в последнее столетие, потребовал серьезных усилий научного
сообщества для его осмысления, так как само явление оказалось очень
сложным и многоплановым. Первоначально экстремизм рассматривался в
качестве синонима терроризма, однако вскоре эти понятия с одной стороны
стали разводить, с другой стороны, как это случилось в частности и в России,
терроризм стал одной из разновидностей экстремизма, и обычно терроризм
воспринимается как крайнее выражение политического экстремизма и
представляет собой средство систематического устрашения, провоцирования,
инструмент дестабилизации общества с помощью насилия. Если в
большинстве стран экстремизм - это универсальное явление, которое
охватывает значительный континуум научного знания, включая широкий
спектр общественных наук и затрагивая естественнонаучные отрасли знания,
то терроризм перекочевал со временем почти полностью в юридическую
область знания и имеет отношение скорее к квалификации деяние как
преступного,
описанного
практически
во
всех
уголовных
кодексах
современных государств.
Экстремизм как широкое научное явление классифицируется по
различным основаниям.
В настоящее время экстремизм исследуется с
различных социально-гуманитарных наук, что существенно позволяет
расширить классификацию данного явления.
С философской позиции можно выделить следующие классификации
экстремизма. Р.М. Афанасьева предлагает классификацию, объединяющую
категории экстремизма по характеру деятельности и сферам его проявления:
личностно-бытовой,
экономический,
политический,
национальный,
религиозный (конфессиональный)75. А.И. Муминов фокусирует внимание на
религиозном экстремизме, которые разделяет по следующим основаниям:
применению
определенной
религиозной
риторики
(исламистский,
индуистский, буддистский, христианский и др.); воздействию на различные
сферы
жизнедеятельности
общества
(религиозно-террористический,
религиозно-революционный, при этом в последнем выделяется левое и
правое
направления);
духовной
сфере
(фундаменталистский,
антицивилизационный, религиозно-культурный); критерию сплоченности
(объединительный и
обособливающий
(антигосударственный,
античеловеческий);
ведический,
характеру
(сектантский));
антиобщественный,
управления
«божественный»)76.
А.А.
направленности
антиличностный,
(мессианский,
Хоровинников
учительский,
категоризирует
различные формы экстремистской деятельности: экстремизм национального
75
Афанасьева Р.М. Социокультурные условия противодействия экстремизму в молодежной среде
(социально-философский анализ): дис. … канд. филос. наук. – М., 2007. – С. 26.
76
Муминов А.И. Религиозный экстремизм как угроза современному обществу (социально-философский
анализ): дис. … канд. филос. наук. – М., 2007. – С. 12−13.
характера,
связанный
с
дестабилизацией
национальных
отношений;
экстремизм в сфере культуры; языковой экстремизм в сфере культуры;
экологический. Отдельно исследователь указывает на существование
политического экстремизма, который включает в себя «левый» и «правый»,
по способу воздействия предложено деление на явный и скрытый
экстремизм77, а также существует предположение о наличии скрытого
экстремизма внешнего характера78.
В социологии принято выделять разнообразные типы экстремизма.
Н.Н. Афанасьев в соответствии со сферами жизнедеятельности общества
выделяет
экстремизм
экономический,
национальный,
политический,
религиозный, экологический и духовный79. Классификации А.В. Серикова
имеют разные основания: по методам воздействия (с использованием
физического
насилия;
сопряженный
с
уничтожением
материальных
объектов; с применением методов морально-психологического насилия); по
характеру влияния на межгосударственные отношения и в зависимости от
гражданской
(внутренний
принадлежности субъектов экстремистской деятельности
и
международный);
по
целям
(сплачивающий,
демонстрационный, конфронтационный, провокационный); по средствам,
используемым при осуществлении акций экстремизма (традиционный,
технологический)80.
О.В.
Кнительшот
объединяет
в
рамках
одной
77
В.Н. Томалинцев также подчеркивает различие явных и скрытых видов экстремизма. См.: Томалинцев В.Н.
Человек в XXI веке: Поиск на грани творчества и экстремизма. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – С. 27.
78
Хоровинников А.А. Экстремизм как социальное явление (философский анализ): дис. … канд. филос. наук. –
Саратов, 2007. – С. 16−17, 19, 20.
79
Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. − 2002. – № 1. – С. 233-234.
Указанную позицию разделяет А.В. Резникова, но вместо национального экстремизма говорит о
межэтническом и самостоятельное значение придает этническому экстремизму. Подробнее об этом см.:
Резникова А.В. Структурные и динамические характеристики современного религиозного экстремизма
(роль «исламского» фактора в Северокавказском регионе): дис. … канд. соц. наук. – Ростов-на- Дону, 2005. –
С. 13, 16−17.
80
Сериков А.В. Молодежный экстремизм в современной России: динамика и отражение в общественном
мнении у студентов (на примере Ростовской области): дис. … канд. соц. наук. – Ростов-на-Дону, 2005. – С.
54−56.
классификации экономический, националистический, в области культуры,
религиозный, экологический экстремизм81.
В политологии сосуществует большое число разнообразных видов
экстремизма. В работе В.В. Витюка, С.А. Эфирова выделяются такие виды
экстремистской
деятельности,
как:
международный,
государственный,
внутренний82. Н.А. Романов выстраивает классификацию экстремистской
деятельности, во-первых, по субъектам (государственный, организационногрупповой,
индивидуальный),
во-вторых,
по
объектам
воздействия
экстремизма, субъектом которого выступает государство, таким образом,
выделяется внешний и внутренний экстремизм83. А.А. Галкин полагает, что
следует
обратить
внимание
на
две
разновидности
экстремизма:
конъюнктурный и стратегический84. И.А. Сазонов в качестве оснований для
своей классификации экстремистской деятельности выделяет следующее: по
сфере
действия
(экономический,
социальный,
духовный,
внешний,
внутренний и т. д.); отношению к политическому спектру («левый»,
«правый»,
экстремизм
«центра»);
глубине
социально-политических
изменений (революционный и реформаторский); источнику инициативы
(агрессивный,
наступательный,
ответный,
защитный);
направленности
социально-политических последствий (регрессивный и прогрессивный)85.
А.А.
Козлов
предлагал
различать
экстремистов
по
идеологической
81
Кнительшот О.В. Система противодействия политическому экстремизму в современном российском
обществе: дис. … канд. соц. наук. – Саратов, 2006. – С. 57−58.
82
Витюк В.В., Эфиров С.А. «Левый» терроризм на Западе: история и современность / отв. ред. Г.В. Осипов. –
М.: Наука, 1987. – С. 320. На аналогичную типологию указывает И.В. Воронов и М.П. Телякавов. Об этом см.:
Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социально-политического экстремизма как угрозы
национальной безопасности Российской Федерации: дис. … канд. полит. наук. – М., 2003. – С. 40.; Телякавов
М.П. Экстремизм в деятельности религиозных объединений на Северном Кавказе как угроза региональной
безопасности России (политологический анализ): дис. … канд. полит. наук. – М., 2003. – С. 36−37.
83
Романов Н.А. Политический экстремизм как угроза национальной безопасности. – М., 1997. – С. 118.
84
Галкин А.А. О конъюнктурном и стратегическом экстремизме // Политический экстремизм в Российской
Федерации и конституционные меры борьбы с ним. – М., 1998. – С. 74−76.
85
Сазонов И.А. Природа и исторические формы политического экстремизма (на примере политического
развития России в XX веке): дис. … канд. полит. наук. – М., 2004. – С. 61.
составляющей:
националисты
(ксенофобы),
неофашисты-неонацисты;
радикалы в области социально-экономических вопросов; религиозные
экстремистские
формирования;
экологические
и
культуроохранные
экстремисты; мимикранты86.
В праве выделяют собственные классификации экстремистской
деятельности. Например, Д.Е. Некрасов выделяет виды экстремистской
деятельности, опираясь на классификацию субъектов, ее осуществляющих, и
их социально-правовую природу. В этом случае выделяется экстремизм,
осуществляемый
индивидуально
физическими
лицами,
юридическими
лицами, нелегальными организациями и государством87. Н.В. Степанов
основными
видами
ксенофобского
характера;
рассматриваемого
толка;
неофашистского
связанный
с
явления
считает
характера;
агрессивными
экстремизм
леворадикального
формами
исламского
фундаментализма. Кроме того, автор выделяет экстремизм политический,
религиозно-идеологический,
национально-этнический,
социально-
экономический и иной экстремизм, в качестве которого указывает на
бытовой88. С.М. Иншаков, Н.Г. Иванов дифференцируют два ключевых вида
экстремизма:
рациональный
и
иррациональный89.
По
мнению
Т.А.
Скворцовой, религиозный экстремизм имеет различные источники, которые
позволяют его разграничить на: фундаменталистский, модернистский,
протестный и возникающий в результате взаимного проникновения религии
86
Экстремизм в среде петербургской молодежи: анализ и проблемы профилактики / под ред. А.А. Козлова.
– СПб.: ХИМИЗДАТ, 2003. – С. 345.
87
Некрасов Д.Е. Расово-этнический экстремизм (криминологический аспект): дис.… канд. юрид. наук. –
Рязань, 2006. – С. 31.
88
Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным
политическим и религиозным экстремизмом: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2003. – С. 9, 35, 37.
89
с
Иншаков С.М. Криминология: Учебник. – М.: Юриспруденция, 2000. – С. 333−335.; Иванов Н.Г. Нюансы
уголовно-правового регулирования экстремистской деятельности как разновидности группового
совершения преступлений // Государство и право. – 2003. – № 5. – С. 42.
и государства90. В.А. Бурковская предложила собственную оригинальную
классификацию форм криминального религиозного экстремизма и выделила:
институциональный, обособленный внеинституциональный, необособленный
внеинституциональный, терроризм и иные преступления террористического
характера, совершаемые по религиозным мотивам и общественно опасные
злоупотребления свободой совести и вероисповедания91. Б.А. Мыльников,
опираясь на дифференциацию социальных сфер, наиболее подверженных
проявлениям
экстремизма,
международный,
национальный
автор
предлагает
государственный,
(межнациональный,
следующую
политический,
этнорасовый),
типологию:
религиозный,
идеологический,
общеуголовный, криминальный, экономический и молодежный92.
Понимание генезиса экстремизма помогает раскрыть исследователь
А.И. Долгова на примере эволюции экстремистски ориентированных
молодёжных сообществ. Он выделяется четыре методологических подхода.
Первый подход – «кондиционалистский», или «условный». Это фактически
так называемый факторный или многофакторный подход, когда говорят о
совокупности разных по характеру социальных явлений. Второй –
«традиционный»
подход,
считающий,
что
причиной
преступления,
преступности является внешнее силовое воздействие. Третий – традиционнодиалектический, когда отмечается последовательность причинного влияния
факторов, они разграничиваются на внешние и внутренние. Подчёркивается
самостоятельная роль характеристик человека, учитывается уникальная
способность человека к активной целенаправленной деятельности и
выделяются объективные и субъективные факторы, их влияния трактуются
как последовательное и одностороннее: материальные условия определяют
90
Скворцова Т.А. Религиозный экстремизм в контексте государственно-правового обеспечения
национальной безопасности современной России: дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2004. – С. 27.
91
Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм: уголовно-правовые и криминологические
основы противодействия: дис. … д-ра юрид. наук. – М, 2006. – С. 12.
92
Мыльников Б.А. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: криминологический и
уголовно-правовой аспекты: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2005. – С. 7, 17−18.
общественное сознание, а уже оно - преступность. Четвёртый подход –
«интеракционистский», или с позиции взаимодействия, т.е. причина
преступного поведения – это взаимодействие среды и личности93.
Западные ученые так же ищут наилучшее описание экстремизма и его
разнообразных типов, Например, Г. Вардлоу предлагает классификацию в
основе
которой,
находятся
мотивы
насильственных
проявлений:
криминальный, по психологическим мотивам и на основе религиозного
фанатизма, военный, политический94, другие же используя аналогичный
критерий,
выделяют:
религиозный,
идеологический
и
национальный
экстремизм95, довольно часто за рубежом применяют классификацию
экстремизма, опираясь на историческое и политическое наследие западной
цивилизации, то есть на «правый», «левый» и «центристский»96.
Политолог
К.
Кэлхун
предлагает
различать
экстремистские
«сообщества» – относительно малые группы, созданные по сетевому
принципу на основе непосредственно межличностных (а не формальноправовых) отношений и «категории» – большие группы людей с низкой
плотностью межличностных связей, основанные на общности неких
признаков (действительных или мнимых) и экстремистские «публики» –
квазигруппы, формируемые посредством участия в публичном дискурсе97.
Исследование
выявления
93
природы
сущности
экстремизма
экстремальных
целесообразно
принципов
начинать
с
жизнедеятельности
Долгова А.И. Криминология. М.: Изд-во: НОРМА, 2003. 784 с. С. 126 -129.
94
Wardlaw G. Political terrorism: theory, tactics and counter-measures. – Cambridge; New York: Cambridge univ.
press, 1982.
95
The future of political violence: destabilization, disorder and terrorism / Ed. by Richard Clutterburk – Houndmills,
Basingstoke, Hampshire: Macmillan, 1986.
96
Psychopathology and politics / By Harold D. Lasswell; with a new introd. by Fred I. Greenstein. – Chicago:
University of Chicago Press, 1977; World politics and personal insecurity / By Harold D. Lasswell. – New York,
London, Whittlesey House, McGraw-Hill Book Company, Inc., 1935; Social mobility in industrial society / By
Seymour Martin Lipset and Reinhard Bendix. – Berkeley, University of California Press, 1959.
97
Calhon C. Nationalism, political community and the representation of society or, why feeling at home is not a
substitute for public space // European of social theory. L., 1999. Vol. 2. №2. P. 217- 231.
человека,
которые
представляют
собой
«некие
закономерности,
обеспечивающие полную и максимальную реализацию процессов развития
путём достижения придельных, крайних и пограничных состояний, а также
посредством их преодоления98. Наличие экстремальных принципов придаёт
особую
динамику
разворачивающимся
процессам,
направляя
их
преобразование от обыденного, устоявшегося, привычного к достижение
нового, необычного, небывалого.
Мотивация
участия
в
экстремистски-ориентированном
действии
(участии) различается в зависимости от особенностей идентичности
различных сообществ. Например, для представителей прокремлёвских
молодёжных
движений
речь
идёт
об
использовании
возможностей
вертикального социального лифта, для представителей же оппозиции, скорее
всего,
необходимо
мобильности,
вести
поисков
речь
новых
о
разворачивании
социальных
горизонтальной
возможностей.
При
этом
политическая идентичность не есть нечто стабильное, она зависит от
контекста политического действия.
Различные типологии экстремизма позволяют затрагивать различные
стороны данного явления, что помогает глубже познать и зафиксировать его
в нашем и общественном сознании как явление объективной реальности.
Выше
перечисленные
классификации
разнообразны
не
только
по
основаниям, которые позволяют дифференцировать этот феномен, но и
акцентировать его изучение с позиции познавательной направленности и
смысловой нагрузки.
Анализируя выше приведенные классификации, следует отметить, что
не во все классификации имеют достаточно четкие основания, порой
отсутствует логическая трактовка выделенных категорий и причин их
выделения.
Данные
обстоятельства
серьезно
затрудняют
восприятие
феномена экстремизма в целом и отдельных его видов, порой, не позволяя
98
Феномен экстремизма / под ред. А.А. Козлова. СПб., 2000. С. 9.
провести четкой разделительной линии. По меткому замечанию И.Н.
Бродского, «класс отдельных предметов не может быть выделен, осознан и
зафиксирован как таковой вне решающей роли того общего, той сущности,
на основе которой они впервые только и осознаются как входящие в один
класс. Выделение класса есть осознание общей сущности»99. В противном
случае рассмотрение явление экстремизма может привести к неоправданному
увеличению разновидностей экстремизма и искажения понимания явления
экстремизма.
В идеологическом аспекте экстремизм использует демагогические
лозунги и призывы, создающие образ врага, апеллирующие к низменным
чувствам человека. Также организует террористические акты, сознательно
провоцирует беспорядки, призывает к гражданскому неповиновению и т.д.
Экстремизм обещает людям быстрое устранение трудностей, осуществление
гарантированного порядка и социальной обеспеченности. Для этого
требуется решительное подавление инакомыслия, жесткое утверждение
своей системы политических, идеологических и других ценностей.
Сегодня в странах Запада накоплен опыт, который может быть
использован
и
в
России:
создан
механизм
сосуществования
или
сотрудничества с этими силами, когда они выступают как правые и левые радикалы; пресечения их, когда они выступают в качестве экстремистов и
резкого усиления борьбы и устрашения при их деятельности как
неофашистов»100.
2.2 Характеристика феномена экстремизма в России и мире в
начале XXI века
В первом десятилетии XXI века мировое сообщество было потрясено
новыми широкомасштабными актами экстремизма и серьезно обеспокоено
99
Бродский И.Н. К вопросу о процессе образования понятий // Вопросы логики. – Л.: Изд-во Ленинград. унта, 1957. С. 58.
100
Словарь по политологии / Под ред. проф. В.Н. Коновалова. - Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2001. - 285 с. С.
282-284.
самыми разными проблемами, которые вызывают данное явление и его
различные формы. В мире отмечается
рост угроз, источником которых
является экстремизм, поэтому поиски понимания места и роли явления
экстремизма составляют значимую повестку мирового научного процесса.
11 сентября 2001
года открывает новую страницу в жизни
человеческой цивилизации – распространение мирового широкомасштабного
экстремизма, не признающего государственных границ, общечеловеческих
ценностей, ставящий мир на грань выживания. Экстремизм XXI века
приобретает мировое измерение и теперь касается всех людей, живущих на
планете. Экстремизм носит политический, правовой, экономический,
экологический,
информационный,
этнический,
религиозный
характер,
практически не имеет возрастных ограничений, проникает во все значимые
области человеческой жизнедеятельности, охватывает как «верхние» так и
«нижние» страты общества. Если в конце 90-х годов XX века экстремизм
обычно
воспринимался
дестабилизирующих
государством
общественную
как
один
безопасность
из
факторов,
конкретного
государственного образования, то в настоящее время - это фактор,
угрожающий основам конституционного строя любого государства, всего
мирового порядка.
В XXI веке мир не стал более безопасным местом для жизни человека,
статистика смертей и травм, количество террористических актов и
экстремистских деяний демонстрирует неутешительную динамику. За
последние 15 лет произошло не малое количество серьезных преступлений
террористической направленности, включая взрывы четырех грузовиков в
Турции 15 и 20 ноября 2003 года в Стамбуле, в результате которых погибло
57 человек и около 700 человек получили ранения различной степени
тяжести; 11 марта 2004 года прогремели взрывы на четырех поездах в
Мадриде, 13 самодельных устройств детонировали одновременно, погибло
191 человека; серию взрывов в Лондоне 7 и 21 июля 2005 года в Лондоне,
которые унесли 52 жизни и более 700 жителей столицы Великобритании
получили ранение; в течении двух дней начиная с 29 октября 2005 года в
Нью-Дели на центральных рынках города, были взорваны три взрывных
устройства, которые унесли жизни 62 человек и около 200 человек получили
ранения; убийство Беназир Бхутто 27 декабря 2007 года, лидера
оппозиционной партии, бывшей дважды премьер-министром Индии; 26
ноября 2008 года в Мумбаи, Индия, началась стрельба и прогремели взрывы
в гостиницах города «Тадж», «Трайдент», что привело к смерти 173 человек
и не менее 300 раненым; 22 июля 2011 года прогремели теракты в Норвегии,
погибло более 70 человек и около 200 человек получили ранение; 13 ноября
2015 года в Париже неизвестные люди открыли стрельбу в одном из
ресторанов города, около стадиона «Стад де Франс» прогремело три взрыва,
в это время на концерте в зале «Батаклан» были захвачены заложники, в
результате всех выше перечисленных событий погибло 129 человек; 22 марта
2016 года в столице Бельгии Брюсселе имели место два взрыва в зале
аэропорта и два взрыва в метро города, погибло 13 человек и 35 пострадали и
еще
много
террористических
атак
имели
место
в
мире
разной
разрушительной силы, и принесшие многочисленные жертвы.
Война
с
терроризмом
и
экстремизмом
в
начале
XXI
века
разворачивалась и в России. Наиболее серьезными и опасными для страны
событиями являлись взрывы в 2000 году в Волгограде, в Москве в подземном
переходе на Пушкинской площади, на базарной площади в Пятигорске,
которые сопровождались человеческими жертвами; в 2001 году прогремели
взрывы в Москве, в Астрахани, в Невинномысске, Ставропольской области, в
Минеральных Водах; в 2002 году террористические акты имели место в
Владикавказе, в Каспийске, с 23 по 26 октября группа боевиков захватила
Театральный центр на Дубровке в Москве и держало в заложниках более 900
человек, при освобождении погибло более 100 человек; в 2003 году на
аэродроме в Тушино город Москва две террористки произвели взрывы во
время рок-фестиваля, погибло 16 человек и около 50 человек раненых; в 2004
году самым громких террористическим событием был захват в заложники
более 1000 человек в Беслане 1 сентября, которых держали в здании школы,
в результате теракта погибло 334 человека, свыше 800 человек ранено.
Практически ежегодно в стране происходят террористические акты, их
размах и количество угрожает мирной жизни обществу, подрывает
конституционные основы государства.
В июле 2002 года был принят Федеральный закон № 114-ФЗ «О
противодействии экстремистской деятельности», таким образом, борьба с
экстремизмом приобретает упорядоченный системный характер, определены
правовые
и
экстремизм,
организационные
которое
предусматривающего
основы
включает
уголовного
статьи
ответственность
за
преследования
Уголовного
данный
вид
кодекса
за
РФ,
преступления.
Центральной экстремистской статьей, которая широко применяется для
противодействия экстремизму, является статья 282 УК РФ.
В
современных
условиях
развития
Российского
государства
экстремизм направлен в первую очередь на подрыв основ конституционного
строя, представляет угрозу стабильности и общественной безопасности в
стране. С началом уголовного преследования за экстремизм
происходит
ежегодный прирост преступлений данного направления. В 2007 году было
зарегистрировано 356 преступлений, в 2008 – 460, в 2009 – 548. На фоне
остальных преступлений регистрируемых в России может показаться, что
548 преступлений в год от общего числа, это не так уж и много, но даже одно
преступление, связанное с данной сферой, способно дестабилизировать,
всколыхнуть ситуацию, как в отдельно взятом регионе, так в целом
государстве101.
В «Основных статистических показателях деятельности судов общей
юрисдикции в 2015 году», опубликованных Верховным судом России
следует, что за 2015 год в России были осуждены 544 человека
по экстремистским статьям, в том числе за публичные призывы к
101
Долгова А.И. Экстремизм: понятие, система противодействия и прокурорский надзор. Методическое
пособие. М.: Российская криминологическая ассоциация. 2009.
осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ), возбуждение
ненависти либо вражды (ст. 282 УК РФ), организацию экстремистского
сообщества (ст. 282.1 УК РФ) и организацию деятельности экстремистской
организации (ст. 282.2 УК РФ)102. В этом документе отмечается, что в 2014
году
за экстремизм
были
осуждены
414 человек,
то
есть
число
обвинительных приговоров увеличилось более чем на 30%.
Таким образом, за период 2013-2015 годах число осужденных по этим
статьям увеличилось более, чем вдвое. Данные по числу осужденных по
экстремистским статьям всеми судами России по годам следующие
(суммарное число осужденных по статьям 282, 282.1 и 282.3 УК РФ):
2013 год - 227 осужденных по основной квалификации, еще 48 осужденных
эта квалификация была вменена в дополнение к другому преступлению;
2014 год - 307 осужденных по основной квалификации, еще 40 осужденным
эта квалификация вменена в дополнение к другому преступлению;
2015 год - 414 осужденных по основной квалификации, еще 110 осужденным
эта квалификация вменена в дополнение к другому преступлению103.
При оценке этих данных следует учесть, что в 2015 году в России была
полномасштабная амнистия, по которой были прекращены уголовные дела в
отношении целого ряда обвиненных в экстремизме. По данным судебного
департамента, в 2015 году по статьям 282-282.3 были прекращены по
нереабилитирующему основанию (в том числе по амнистии) уголовные дела
в отношении 107 лиц (по основной квалификации) и 16 человек по
дополнительной квалификации104.
Осужденных за преступления на почве ненависти в России, скорее
всего, больше, так как ряд статей Уголовного кодекса РФ предусматривает
отдельную ответственность за совершение преступления по мотивам
ненависти - например, по части 2 статьи 116 УК РФ квалифицируются побои
102
Основные статистические показатели
http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3383
103
Основные статистические показатели
http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3383
104
Основные статистические показатели
http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3383
деятельности
судов
общей
юрисдикции
в
2015 году.
деятельности
судов
общей
юрисдикции
в
2015 году.
деятельности
судов
общей
юрисдикции
в
2015 году.
как из хулиганских побуждений, так и нанесенные по мотивам ненависти.
Однако Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации
не выделяет в своих статистических отчетах по каким преступлениям мотив
ненависти был вменен.
С
точки
зрения
социально-демографической
характеристики
осужденных за экстремизм социально-демографический состав осужденных
за экстремистские преступления можно определить достаточно точно.
Судебный департамент при Верховном суде РФ не дает за 2013 год
отдельной характеристики по каждой «экстремистской» статье, а дает общую
характеристику по осужденным по статьям 275-284 УК РФ. Из 309
осужденных в 2013 году по статьям 275-285 УК РФ (осужденные по
основной статье), подавляющее большинство (227 осужденных по основной
статье) были приговорены за экстремистские преступления. Поэтому вряд ли
социально-демографический состав осужденных по статьям 275-284 УК РФ
сильно отличается от социально-демографического состава осужденных по
статьям
282-282.2
УК
РФ.
Основные
социально-демографические
характеристики осужденных по 274-285 статьям УК РФ и обстоятельства
совершения преступления следующие (на 2013 год)105.
Для преступности экстремистской направленности в нашей стране
характерен высокий уровень образования правонарушителей. Из 309
осужденных по этим статьям, 96 человек (31 %) имели высшее или неполное
высшее образование. Для сравнения - среди осужденных в 2013 году по всем
статьям УК РФ высшее образование имели только 8 %.
Мужчины
доминируют
в
гендерной
статистике
преступности
экстремистской направленности. Из 309 осужденных по этим статьям было
только 16 женщин (5 %). При этом среди осужденных по всем статьям УК
РФ женщин было почти втрое больше - 15 %.
105
Основные статистические показатели
http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3383
деятельности
судов
общей
юрисдикции
в
2015 году.
О реальных размерах и видах, назначаемых судами наказаний по статье
282 УК РФ можно также судить по статистике Судебного департамента при
Верховном суде РФ за 2014 год. Основными видами реально назначаемого
наказания являются исправительные и общественные работы. Из 267
осужденных по этой статье, лишение свободы (реальное) было назначено
только 13 лицам, 27 осужденных получили условные сроки, 49 - штрафы, 97 обязательные работы, 60 - исправительные работы106.
В целях противодействия экстремистской деятельности федеральные
органы государственной власти, органы государственной власти субъектов
Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своей
компетенции в приоритетном порядке осуществляют профилактические, в
том числе воспитательные, пропагандистские меры, направленные на
предупреждение экстремистской деятельности.
Таким образом, в начале XXI века мировое сообщество столкнулось с
масштабными актами экстремизма, который перешагнул национальные
границы и начал нести угрозу всему человечеству, при чем казалось бы
наиболее безопасных регионах человечества. С началом XXI века
отмечается
неуклонный
рост
угроз,
источником
которых
мире
является
экстремизм, поэтому поиски понимания места и роли явления экстремизма
составляют значимую повестку мирового научного процесса.
2.3 Актуальные проблемы анализа феномена экстремизма в
мировой и отечественной перспективе
Анализируя актуальный проблемы феномена экстремизма в мировой и
отечественной
перспективе,
можно
выделить
несколько
важнейших
конфликтных тем, связанных со смыслом или различными трактовками
данного понятия, с генезисом или с историческим развитием понятия, с
влиянием различных контекстов, в которых исследуемое понятие может
106
Основные статистические показатели
http://cdep.ru/index.php?id=79&item=3383
деятельности
судов
общей
юрисдикции
в
2015 году.
иметь
различное
значение,
и,
конечно,
вопрос
пристрастности,
субъективности или идеологической окраски, который сильно влияет на
использование термина в различных контекстах. Собственно понятие
экстремизма в современной России вызывает большое количество вопросов,
которые очень сложно разрешить, используя исключительно научные
средства.
Проблема
экстремизма
сегодня
зачастую
воспринимается
феноменально, как отдельное слабо взаимосвязанное явление общественной
жизни, тогда как, используя системный подход, позволяет ближе подойти к
пониманию глубинной сущности экстремизма и открывает перспективы
исследования его истока, генезиса. Можно выделить два важных процесса,
диалектически взаимосвязанных между собой, – социальное развитие и
социальное познание. Внутренние социальные трансформации и внешние
изменения протекающие в обществе процессы находит отражение как на
уровне индивидуальной рефлексии отдельно взятых людей, а так и в
массовом сознании больших групп, включая научные исследования
различного уровня. Полученные эффекты становятся частью политической,
идеологической, культурной жизни и существенно влияют на характер
социальной
реальности,
которые
условно
можно
подразделить
на
деструктивные тенденции и процессы самоорганизации, что отражает
существенный фундаментальный принцип познания - познание социума есть
процесс общественный, который одновременно определяет структуру
отношений и качество взаимодействий, включая реальные намерения
отдельных людей, корпоративную стратегию развития и государственную
политику. Чем выше уровень социальной динамики, чем выше ее степень,
тем больше вероятность возникновения эффекта запаздывания в осознании и
понимании социальных процессов, что ведет к использованию старых
моделей управления обществом в настоящей измененной социальной
ситуации. Настоящий факт открывает перспективу для понимания того, как
интенсивно протекающие социальные процессы общественного развития
влияют на общественное сознание.
Данные выводы существенно ограничивает возможности государства
по
управлению
социальными
процессами.
Регулирование
сложной
социальной структурой в условиях нехватки актуальной информации может
привести к таким неблагоприятным последствиям, как несвоевременная
реакция на негативные процессы (что существенно снижает эффективность
принимаемых мер), неэффективное распределение ресурсов, как следствие –
утрата инициативы по управлению социальной ситуацией. Повышение
уровня осведомленности представителей политической власти представляет
собой один из основных приоритетов современного социального знания. При
этом речь идет не только о ликвидации разрыва между актуальной
социальной ситуацией и результатами ее познания, но и о формировании
устойчивых теоретико-методологических оснований, при помощи которых
возможны эффективный мониторинг актуальной ситуации и прогностическая
деятельность в отношении наиболее важных тенденций развития общества.
В настоящее время можно говорить об экстремизме как о сложном
социально-политическом явлении, которое, вступая в конфликт с социальной
структурой, одновременно само по себе существует в качестве системы
отношений и действий, причем одной из форм проявления которой, состоит в
формировании
радикально
настроенных
групп
общества.
Феноменологически экстремизм выступает в качестве разнообразных видов
экстремистской активности – функционирования деструктивных социальных
групп. На индивидуальном уровне межличностного общения экстремизм
едва ли возможен. Основной социологической характеристикой экстремизма
является его коллективная природа, характеризовать его можно как
групповое социальное явление. Экстремизм следует анализировать не в
качестве статистической характеристики сложившейся криминогенной
обстановки, но в динамике причин и следствий групповой и межгрупповой
коммуникации.
Перспективными направлениями изучения экстремизма являются
исследование ведущих факторов развития явления на структурном макро и
микро уровнях, анализ социального сознания, что тесно связано с культурноинформационным влиянием феномена на общество.
Поскольку экстремизм связан с разрушением структур общественных
отношений, существенную значимость приобретает анализ состояния
социальной ткани общества и, в частности, определение взаимосвязи между
различными типами социальных нарушений и проблемой экстремизма. В
совокупности анализ выше приведенных аспектов представляет собой
основание для создания полноценной картины исследуемого феномена, что
является важным этапом на пути к созданию эффективной системы мер по
противодействию экстремизму.
Явление
экстремизм
на
настоящий
момент
с
точки
зрения
концептуализации крайне проблематичен, так как это касается двух
основных особенностей генезиса экстремизма как социального феномена. С
одной стороны, социальная система крайне динамична и стремительно
видоизменяется, что
не позволяют утверждать актуальность любого
элемента социальной структуры, включая феномен экстремизма. С другой
стороны, экстремизм изучается в рамках разных научных дисциплин,
которые, в силу своей специфики, вносят в исследуемый объект характерные
для себя аспекты, в то время как целостный полноценный анализ феномена
экстремизма все еще недостаточно разработан и нуждается в глубокой
концептуализации.
Существует несколько аспектов, определяющих противоречивость в
исследовании
экстремизма:
масштаб
проблемы,
поскольку
налицо
необходимость отражения индивидуальных, групповых107, общесоциальных
107
Тематика группового уровня развития экстремистских тенденций находит глубокое отражение в
исследованиях В. И. Чупрова, см. напр.: Чупров В. И. Сущность и проявления молодежного экстремизма.
URL: http://www.google.ru/url?q=http://www.isprras.ru/pics/File/Chuprov.pdf (дата посещения: 15.09.2016).
и
глобальных
дисциплины,
факторов его
отражающие
развития108
какой-либо
(соответственно, различные
один
из
аспектов
проблемы,
формируют фрагментарное, неполное знание об экстремизме, на основании
которого невозможна выработка адекватной системы мер, направленных на
защиту существующего социального порядка); экстремизм феноменален
(регистрируемые факты экстремизма относятся лишь к сфере его проявления,
а
основания
проблемы
зачастую
ускользают
от
рассмотрения),
соответственно, для эффективного исследования проблемы необходимо
использование
феноменологической
методологии,
рассматривающей
основания социального фундамента экстремизма. Феномен экстремизма
берет начало в структурных процессах, протекающих на различных уровнях
общества, в связи с чем, актуальными становятся функционалистский и
институциональный подходы, направленные на анализ социальных структур,
на процессы, лежащие в основании экстремизма как социального явления, их
динамику и направленность.
Масштабные социальные трансформации последних десятилетий
вывели политические отношения на межгосударственный международный
уровень. Процесс развития межгосударственных отношений принимает
невиданный ранее размах и глубину, что является закономерным результатом
развития основных общечеловеческих социальных институтов и их
самоорганизации. Усложнение социального процесса, рост масштабов
социальной
деятельности
приводят
к
возникновению
крупных
институциональных образований, определяющих ведущие направления
развития мирового общества. Интегративные процессы в современном
усложняющемся обществе выходят на новый уровень, что оказывает
существенное влияние на существование отдельных территориальных
108
Необходимость исследования экстремизма на институциональном уровне (что охватывает как анализ
ситуации в локальном обществе, так и глобальную социальную систему) подвергнута детальному
рассмотрению и обоснованию в монографии Е. О. Кубякина «Основания социологического обоснования
феномена экстремизма. Экстремпарантность», см.: Кубякин Е. О. Основания социологического обоснования
феномена экстремизма. Экстремпарантность. Краснодар, 2014. – 155 с.
систем. Процесс специализации в обществе также выходит на новый уровень,
что охватывает, в первую очередь, сферу экономики и культуры. Возникает
тенденция к территориальному распределению типов экономической
деятельности
с
целью
достижения
наибольшей
экономической
эффективности. В результате на уровне отдельного общества, подпадающего
под тенденцию экономической специализации, происходит смещение
внутренней
структуры
социального
процесса
в
сторону
наиболее
приоритетных для мировой экономической системы форм деятельности. В
этой связи характерна взаимосвязь политической и экономической сфер
взаимодействия, что в контексте предмета нашего исследования указывает на
необходимость выявления оснований экстремистских тенденций не только в
сфере политики, но прежде всего в экономике как наиболее активной среде
политического противодействия, в информационной среде, как ключевой
сфере жизнедеятельности мирового сообщества. В результате на уровне
отдельных обществ возникает ряд деструктивных факторов, определяющих
возникновение и наличие серьезных социальных проблем, а также сложность
их урегулирования.
Реакцией на социальную дисфункцию или ее следствием является
гиперфункция
социальных
институтов
–
системное
относительное
нарушение функциональной определенности. В исследовательской практике
гиперфункция социальных институтов является важным фактором для
исследования
институтов.
проблемы
В
ситуации
дисфункциональности
гиперфункции
других
происходит
социальных
замещение
гипперфункциональным институтом содержания других (ослабленных,
деструктурированных). Для локальной системы наличие гиперфункции
двояко. С одной стороны, это результат развития государства как
самостоятельного образования. В таком случае гиперфункция может быть
устойчивой (специализация общества) или временной (ситуация кризиса,
развития и функционального замещения). С другой стороны, гиперфункция
может быть результатом проникновения в локальную систему ценностей и
ориентаций иной системы (макросистемы или более развитой системы). В
современном
глобализирующемся
представляет
собой
столкновение
обществе
ситуация
ценностных
гиперфункции
ориентаций
двух
поляризованных систем: западный мир и традиционный мир. Западный мир
на
уровне
аксиологического
интегрирования
несет
гиперфункцию
экономики, политики, права и образования. Тогда как для традиционного
мира характерна гиперфункция семьи и религии.
Локальная
система
всегда
противостоит
внешней
среде.
Соответственно, существует в широком смысле два способа противостояния:
внешняя агрессия и авторкия или самосохранение. Система, которая не
стремится к внешней агрессии, вынуждена вырабатывать механизмы
самозащиты.
Одновременно,
агрессивная
система
рискует
потерять
самоидентичность (в том числе через приобретение нового пространства). На
уровне соотнесенности локальных систем с внешней средой логичен переход
внутренних проблем во внешние, и наоборот. Ситуации дисфункции,
деструкции и гиперфункции основных групп и институтов являются
следствием
соотнесенности
локального
и
внешнего
состояния
институциональной структуры.
Процесс глобализации не является деструктивным по своей сути,
напротив, он существенным образом повышает эффективность отдельных
сфер общественной жизни. Проблему в данном случае представляет
переходный характер современного общества и связанная с адаптацией
социальной системы к изменившимся условиям дисфункция социальных
институтов. Общество в переходный этап своего развития является
значительно более уязвимым для внешних и внутренних деструктивных
тенденций. В этом отношении одной из первостепенных задач государства
является своевременное регулирование и оптимизация общественного
процесса, что определяет как общий показатель силы общества, так и его
внутреннюю устойчивость. Это тем более важно, что эффективность
адаптационных процессов существенным образом зависит от актуального
состояния социальной системы.
В
основе
изучения
феномена
экстремизма
лежат
большие
методологические трудности. Наука, имеющая цель дать как можно более
точное определение явлению, стремится к нейтральной трактовке. Однако
процесс выделения определенного смысла и значения, имеет ценностное
содержание, выявляющее конкретное отношение к данному предмету,
явлению109, что и порождает серьезную методологическую проблему
трактовки понятия экстремизма, которое оказалось в фокусе, как научного
интереса,
так
нивелировать
и
при
идеологических
помощи
мотивов,
юридических
которые
средств,
крайне
сложно
направленных
на
легализацию понятия, что, по-видимому, должно было убрать или снизить
идеологическую составляющую понятия. Понятие экстремизм, которое
практически не использовалось в научном обиходе в советский период,
приковало внимание отечественных интеллектуалов сначала в 90 годы XX
века, когда попытки Б.Н. Ельцина легализовать термин экстремизм
закончились неудачно, и он был подвергнут жесткой критике со стороны
юристов, и не был легализован. Однако уже в начале XXI века с подписанием
Шанхайской
конвенции
экстремизм
из
международных
правовых
документов попадает в национальное законодательство, и вскоре был
легализован. Научное сообщество с этого момента подвергает серьезной
критике определение данного понятия, так как полагает, что оно
недостаточно проработано, имеет нечеткое определение, концептуально
страдает
отсутствием
конкретных
рамок
и
идеологической
ангажированностью.
Второй методологической проблемой при анализе экстремизма как
исторического
явления
является
само
отношение
исследователя
к
исследуемому феномену, которое связано с его личностными установкам, его
109
20
Кухтевич Т.И, Туманян О.В. Экстремизм в молодежной среде: Учебное пособие. – М.: МАТИ, 2009. С.
ценностным ориентациям. Позиция каждого исследователя зависит от его
субъективных представлений, которые в свою очередь в немалой степени
зависят от распространенных в обществе точек зрения, оказывающих
существенное влияние на выводы ученого, то есть исследователь не свободен
как от личностных убеждений, так и от наиболее влиятельных общественных
тенденций, которые существенно влияют на непредвзятость ученого, что
серьёзно сказывается на результатах исследований.
Политическая, социальная и культурная ситуация в нашей стране в
немалой степени затрудняет изучение феномена экстремизма. Происходящая
в современной России смена эпох, вектора развития ведет к трансформации
широких общественных стереотипов, норм морали и поведения человека, к
переоценке индивидуальных и социальных стандартов. В настоящее время
общество находится на самом остром, переломном этапе ценностной смены
установок, когда новые еще не выработались, а старые уже не действуют, но
продолжают оказывать серьезное влияние. В результате в стране доминирует
системный аксиологический кризис, и трактовка явления экстремизма в
полной мере отражает это.
В связи с этим, появляется особая трудность в установлении критериев,
связанных
с
терминологией,
имеющей
широкое
общественное
распространение и значительное идеологическое влияние. Несомненно,
таким понятием является экстремизм, которое попало в фокус общественного
внимания и циркулирует в различных социальных системах, в которых
отсутствует или не сложится ценностный понятийный консенсус. При этом
ценностное коннатационное ядро понятия может определяться с точки
зрения существующей социальной среды и политической системы, которые
могут иметь и антиобщественную, антигуманную направленность.
Еще одной методологической проблемой в анализе экстремизма как
исторического явления является то, что в массовом сознании в разные
исторические
периоды
экстремизм
и
девиантное
поведение
могут
поощряться и одобряться обществом, в другие периоды подобные явления
ассоциируются со многими отрицательными социальными проявлениями,
что позволяет считать его «негативным, несущим деструкцию». В
современном массовом общественном сознании зачастую господствует
гипертрофированная трактовка экстремизма как явления, связанного в
основном с политической жизнью социума. Благодаря средствам массовой
информации в обществе утвердилось мнение, согласно которому любое
явление, каким-либо образом связанное с агрессивным насилием, имеет
отношение к девиации, к крайним общественно опасным проявлениям,
включая терроризм.
Т.И. Кухтевич и О.В. Туманян исследователи феномена молодежного
экстремизма обратили внимание на проблему восприятия девиантности и
экстремизма как негативных явлений, которые не учитывают амбивалентную
природу воздействий этих явлений на социокультурную среду. По этому
поводу они сформулировали следующую позицию: «Возьмем, к примеру,
понятие «девиантностъ». Оно пришло из области технических наук, где при
изучении движения объекта выявляется и его отклонение от заданного
направления, вызываемое внешними
обстоятельствами, случайными
причинами. Будучи привнесено в социальное знание, понятие стало означать
отклоняющееся поведение, и получило негативную окраску. К девиантному
поведению относят алкоголизм, наркоманию, воровство и пр., как бы
абстрагируясь от того, что поведение человека может отклоняться в сторону
не только Зла, но также Добра и Блага, т. е. главных принципов морали.
Строго говоря, ни одна новация не может быть привнесена в общество без
соответствующих девиаций»110.
Последней
четвертой
методологической
проблемой
анализа
экстремизма как исторического явления является проблема классификации
проявлений экстремизма в социокультурной среде и унификации данных
классификаций. Данная методологическая проблема связана ещё и с тем
110
Кухтевич Т.И, Туманян О.В. Экстремизм в молодежной среде: Учебное пособие. – М.: МАТИ, 2009. –
227 с.; С. 20
обстоятельством, что экстремизм в историческом пространстве достаточно
трудно подвергнуть жесткой классификации вследствие разнообразия и
неоднородности различных общественных систем, мультикультурности, а
также вследствие относительности и оценочности явления экстремизма.
По-видимому, назрела необходимость в более глубоком изучении
причин и условий генезиса и воспроизводства исследуемого явления в
современном российском обществе и прежде всего - в пересмотре прежних
взглядов
на
данную
проблему,
включая
преодоление
излишней
идеологизации в ее рассмотрении. Решение этих проблем видится в
интеграции науки и практики, проведении опережающих теоретических
исследований и выработки научно обоснованных рекомендаций.
Исходя из анализа экстремизма и экстремистской деятельности следует
обратить внимание на основание соответствия экстремистских проявлений
нормам действующего законодательства для того чтобы отличать законную
экстремистскую деятельность и незаконную111, формы которой прописаны в
Федеральном законе от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской
деятельности»112. Например, в действующий УК РФ включены такие составы
преступлений, как незаконное производство аборта ст. 123, незаконное
предпринимательство ст. 171, незаконное получение кредита ст. 176,
незаконная охота ст. 258 и др. При этом вряд ли кто-то станет сомневаться,
что само по себе такое поведение человека, как аборт, усыновление
(удочерение), осуществление предпринимательской деятельности, получение
кредита или охота, не содержит признаки правомерного поведения113.
111
Бикеев И.И., Никитин А.Г. Уголовно-правовой анализ законодательства о противодействии
экстремистской деятельности и некоторые вопросы его совершенствования // Следователь. – 2007. – № 4
(108). – С. 2 − 7.; См. также: Никитин А.Г. К вопросу о рассогласованности понятия «экстремистская
деятельность» // Lex Russica (Научные труды МГЮА Том LXVII (№ 1)). – 2008. – № 1 (январь). – С. 143−147.
112
Федеральный закон от 25.07.2002 «О противодействии экстремистской деятельности» // СЗ РФ. – 2002. –
№ 30. – Ст. 3031.
113
Наиболее удачно признаки правового поведения сформулировали Н.Л. Гранат и В.В. Лазарев. Они
выделяют следующие признаки: а) социальная значимость; б) подконтрольность сознанию и свободной
воле лица; в) вхождение в правовую сферу; г) подконтрольность государству; д) порождение юридических
Аналогичные примеры можно обнаружить и в других отраслях права. В
частности, в действующем Гражданском кодексе РФ содержатся нормы о
незаконном владении в ст. 301114, Кодексом РФ об административных
нарушениях предусмотрена ответственность за незаконное ограничение прав
на управление транспортным средством и его эксплуатацию ст. 12.35 115, в
Трудовом кодексе РФ содержится статья, посвященная незаконным
забастовкам ст. 413116 и т. д. Это свидетельствует о том, что одно и то же
поведение в разных условиях законодателем может быть оценено поразному117. Учитывая вышеизложенную аналогию, можно предложить
теоретическое, сформулированное в рамках общей теории государства и
права, определение «незаконной экстремистской деятельности» – это
основанное на крайних оценках существующего положения, действующих
правовых норм и (или) решений органов государственной власти и органов
местного самоуправления поведение, ограничивающее и (или) нарушающее
права, свободы и законные интересы других лиц либо призывающее к
осуществлению такого поведения.
Таким образом, основываясь на семантическом и гносеологическом
анализе рассматриваемого явления, с учетом существующих требований к
последствий. См.: Общая теория права и государства: учебник / под ред. В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб.
и доп. – М.: Юристъ, 2001. – С. 283.; См. также: Теория государства и права: учебник / под ред. В.Я. Кикотя,
В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ИД «Форум» - ИНФРА-М, 2008. – С. 513−516.
114
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст.
3301.
115
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 // СЗ РФ. – 2002. –
№ 1 (часть 1). – Ст. 1.
116
117
Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 // СЗ РФ. – 2002. – № 1 (часть 1). – Ст. 3.
Р.Т. Жеругов подтверждает нашу мысль, говоря о том, что «… возможны объективно правомерные
деяния, квалифицируемые официально как противозаконные (См.: Жеругов Р.Т. Правомерное поведение //
Право. Культура. Демократия. Сб. статей. – М., Нальчик: Центр «ЭЛЬ-ФА», 1995. – С. 229). С.Г. Ольков,
рассматривая проблему социальных отклонений в трех аспектах: в естественно-историческом аспекте, с
позиции соответствия высшему благу (счастию), в конкретной системе нравственных координат, приходит к
выводу о невозможности дать универсальную интерпретацию нормальных и ненормальных поступков.
Норма для одних может быть отклонением для других (См.: Ольков С.Г. Социальные отклонения: Лекция. –
Тюмень: Высшая школа МВД РФ, 1994. – С. 3−6, 9).
юридическим терминам118, предлагаем не допускать в нормативно-правовых
актах трактовки экстремизма как исключительно негативного явления и
одновременно
с
словосочетание
этим
заменить
«экстремистская
в
соответствующих
деятельность»
на
документах
словосочетание
«незаконная экстремистская деятельность». В связи с этим на законную
экстремистскую деятельность должна распространяться позиция, что никто
не может быть ограничен в своих правах и свободах; никакие действия и
поступки, совершаемые на основе закона, не могут быть противоправными и
что правомерным должно быть признано любое поведение человека, которое
не запрещено119, поскольку принцип «дозволено все, что не запрещено
законом» выражает саму идею правового государства, каким Россия себя
позиционирует120.
Одним из наиболее опасных современных вызовов и возможности
реализации деструктивного потенциала общества и человека является
экстремизм, основной характеристикой которого связана с возникновением
как на уровне отдельных членов общества, так и разнообразных групп
деятельной приверженности к разрушению существующих политических
экономических
культурных
структур
в
масштабах
государственных
образований. Сегодня в обществе проблема экстремизма выходит на
118
Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юридическая литература, 1990. – С. 107−112.
119
Оксамытный В.В. Правомерное поведение личности (теоретические иметодологические проблемы): дис.
… д-ра юрид. наук. – Киев, 1990. – С. 92. В.Н. Казаков ставит под сомнение включение в понятие
«правомерное поведение» поведение, которое нейтрально с точки зрения права, утверждая, что «…
некоторые не запрещенные правом действия могут противоречить другим социальным нормам и в первую
очередь нравственным» (Об этом см.: Казаков В.Н. Правомерное поведение и правопорядок: дис. … канд.
юрид. наук. – М., 1999. – С. 31). Однако считаем, что автор лукавит, отождествляя такие регуляторы
общественных отношений, как право и мораль, и в данном случае можно говорить лишь о наступлении
моральной, а никак не юридической ответственности.
120
Важность реального обеспечения прав и свобод граждан России, развития демократии, построения
гражданского общества и правового государства не раз подчеркивал Президент РФ в своих ежегодных
посланиях Федеральному Собранию РФ. См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от
18.04.2002 «России надо быть сильной и конкурентоспособной» // Российская газета. – 2002. – 19 апреля;
Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 26.05.2004 «О важнейших общенациональных
задачах» // Российская газета. – 2004. – 27 мая; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от
10.05.2006 «О важнейших общенациональных задачах» // Российская газета. – 2006. – 11 мая.
крайнюю степень сложности и интенсивности, что свидетельствует как о
недостатке теоретико-методологических оснований по противодействию
этому явлению, так и о высокой напряженности факторов, определяющих
возникновение точек деструктивной социальной активности. В совокупности
это свидетельствует о необходимости проведения глубоких системных
исследований, направленных на поиск закономерностей, характеризующих
феномен экстремизма как социального явления и отражающих ключевые
тенденции общественных трансформаций, которые создают благоприятные
условия для развития экстремизма в обществе. Важно актуализировать
значимые различия между экстремизмом как фиксируемым явлением
другими
словами,
реальной
областью
проявления
проблемы,
и
существенными социальными условиями и факторами, способствующими
возникновению и развития явления в обществе.
Различие между реальной областью проявления экстремизма и
областью его существенных условий и факторов является источником, в
соответствии с которым возникает насущная потребность расширения
предметного поля исследования при рассмотрении вопросов экстремизма.
Негативные процессы, оказывающие влияние на рост деструктивного
потенциала общества, порой носят естественный,
слабо контролируемый
характер, в результате чего имеет место амбивалентная ситуация, в которой
тесно
переплетены
социальные девиации, являющиеся
естественным
следствием обычного состояния общества, которое существует на данный
момент,
существенно
актуализирует
значение
анализа
различных
социальных страт и структур, что и определения наиболее значимые
направления исследования феномена экстремизма.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В настоящее время экстремизм как разрушительное в широком смысле
деструктивное явление стал одним из наиболее значимых вопросов
современности не только в нашей стране, но и для всего мирового
сообщества. Человечество ещё не в полной мере смогло оценить серьезность
угрозу, которое несет феномен экстремизма
Глубокое систематическое
изучение экстремизма повсеместно становится частью ключевой повестки
дня во всем мире. Тема экстремизма стремиться занять одно из наиболее
заметных мест в современном научном дискурсе. Ее обсуждение активно
ведется на страницах научных и общественно-политических печатных
изданиях, на каналах теле- и радиовещания. Более того, ряд ученых и
общественных деятелей утверждают, что в ядерную эпоху и больших
научных открытий экстремизм может стать источником повышенной
общественной опасности, привести мир на грань глобальной катастрофы.
Поэтому на протяжении последних десятилетий экстремизм прочно
занимает одно из первых мест в перечне наиболее значительных для
человеческой цивилизации проблем, и старая модель представлений о
феномене экстремизма стремительно теряет свою актуальность в условиях
современного информационного общества, что делает ее менее эффективной
и
актуальной.
Поэтому,
требуется
разработка
новых
философских,
исторических, правовых аспектов анализа экстремизма, который был бы
основан на дихотомной полноценной модели, которая отражала бы как
конструктивные так и деструктивные аспекты явления.
Потребность в появлении теоретических исследований и прикладных
разработках необычайно велика. Публикация подобных трудов могут занять
по времени не один год, поскольку объем и масштаб угроз, создаваемых
экстремизмом, продолжает увеличиваться, усложняться и требовать новых
ответов. Причем речь должна идти не просто об ответе или гибком
реагировании государства или конкретных его ведомств на те или иные
проявления данного явления. Перспективные исследования и разработки
только тогда будут иметь положительный результат, когда станут опережать
время, обретут наступательный характер, будут упреждать развитие
тенденций экстремизма, воздействовать не столько на его внешние
проявления, сколько устранять причины, его порождающие. Настоящая
курсовая работа является попыткой сделать некоторые шаги в этом
направлении.
Понятия «экстремизм», «экстремистская деятельность» в нашей стране
зачастую используются носителями политической власти для стигматизации
своих политических оппонентов. Представители политической оппозиции
используют тот же прием и обвиняют власть в экстремизме или в
пособничестве экстремизму.
Экстремизм - это правовой нигилизм. Если взять российскую
действительность, то антиконституционная деятельность экстремистски
настроенных лиц и объединений приобрела широкие масштабы. Более того,
были созданы незаконные вооруженные и военизированные формирования,
которые связывают себя с некоторыми профсоюзными, коммерческими,
финансовыми, а также криминальными структурами.
Трудно сомневаться в том, что выработать взвешенное определение
феномена экстремизма не просто. Это объясняется следующими причинами.
Во-первых, сложностью самого феномена: исторической значимостью и
разнообразием с точки зрения субъекта и объекта. Во-вторых, субъективизм
и тенденциозность исследовательской позиции, которая не может быть
свободной от определённой ангажированности. В-третьих, большой доли
релятивизма, характерного для «неполного» исторического знания. Наконец,
в-четвёртых, наличием нравственной оценки явления.
Понятие экстремизма – аксиологическое. Оно не только стремится дать
определение типа деятельности, но и его оценивает, зачастую с негативной
точки зрения. Наиболее полное определение экстремизма дает Р.А. Рулик,
который не принимает во внимание деятельность государства и его
представителей:
«Экстремизм
–
это
деятельность
общественных
организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по
планированию,
организации,
подготовке
и
совершению
действий,
направленных, на насильственное изменение основ конституционного строя
и нарушение целостности РФ; подрыв безопасности РФ. Захват или
присвоение властных полномочий; создание незаконных вооруженных
формирований; осуществление террористической деятельности; возбуждение
расовой, национальной или религиозной, а также социальной розни,
связанной с насилием или призывом к насилию; унижение национального
достоинства; осуществление массовых беспорядков; хулиганских действий и
актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой,
национальной или религиозной ненависти либо вражды»121.
Под экстремизмом в современном российском законодательстве
подразумеваются
насильственному
не
только
изменению
призывы
к
конституционного
развязыванию
строя
и
войны,
расовой
и
межнациональной ненависти, но и многое другое. Важно подчеркнуть, что
экстремистом может признать человека или организацию только суд. При
этом чаще всего речь идет о преступлениях, предусмотренных ст. 319, ст. 280
и ст. 282 УК РФ. Согласно Закону РФ «О противодействии экстремистской
деятельности», лицам, признанным экстремистами, ограничен доступ к
государственной и муниципальной службе, работе в силовых структурах и
121
Рулик Р.А. Усовершенствование мер борьбы с экстремизмом // Проблемы воспитания толерантности и
профилактики экстремизма в молодёжной среде. Ростов н/Д., 2005. С. 133.
образовательных
учреждениях,
им
запрещена
частная
детективная
деятельность и т.д.
В связи с тем, что определить понятие «экстремизм» довольно сложно,
то следует иметь в виду, что любое понятие, его словесное выражение,
объективирующее предмет или явление, обозначает этот предмет и явление.
Однако
определяя
объем
и
содержание
понятия
экстремизма
как
исторического явления, нельзя игнорировать ценностный подход к нему как
к феномену, что, в свою очередь, порождает множество смыслов и значений.
Одно и то же понятие может иметь целый ряд значений и смыслов в
зависимости и от отрасли гуманитарного научного знания, в рамках которого
он разрабатывается. На этот процесс влияют так же ценностные
предпочтения исследователей. Более того, одному и тому же явлению могут
быть даны разные определения в зависимости от научного подхода,
используемого тем или иным ученым.
Экстремизм – это
сложное, многоаспектное явление, предмет
исследования многих смежных научных дисциплин, цель которых найти
причинно-следственную
историческую
связь,
обуславливающую
его
возникновение как феномена, классифицировать формы проявления данного
феномена в жизнедеятельности человека, общества и государства. В связи с
данным обстоятельством понятие экстремизма как научной категории имеет
ряд отличающихся друг от друга трактовок. В настоящее время существуют
различные методологические подходы к определению экстремизма как
научной категории. Большинство существующих трактовок и определений
экстремизма в основном характеризуют его как политическое, правовое,
психобиологическое, психосоциальное или даже социокультурное явление.
Любая трактовка в рамках одной из научных областей знания не дает
полноценное представление об этом явлении, что представляет собой
немалую трудность для объяснения феномена.
Если рассматривать понятие экстремизма с позиции определенной
научной дисциплины, то трактовка термина будет серьезно заужена.
Например, с точки зрения психобиологии, которая объясняет экстремизм,
исключительно принимая во внимание биологические и психологические
факторы, связанные с экстремизмом и задействованные в развитии девиаций
у индивидуума или группы индивидуумов, замыкает феномен в рамках
соответствующего научного контекста. В политических науках экстремизм
рассматривается как форма крайнего политического течения, которая
предполагает наличие точки отсчета, существующей в политической
системе, что позволяет выделить «центр» и «крайние» проявления
политической деятельности. Однако разные политологические школы
помещают эту точку отсчета или «центр» в различное место политического
пространства. В юридической науке характеристика экстремизма и его форм
была дана в Федеральном законе Российской Федерации от 25 июля 2002
года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», причем
уже несколько раз в это определение вносились существенные изменения.
Определение, данное в нормативно-правовом акте, характеризует экстремизм
в большей мере как политическое явление, поддающееся юридической
квалификации, которое имеет ярко выраженные негативные свойства. Повидимому, только историческая наука может абсорбировать все подходы и
предложить более или менее взвешенное определение, опираясь на знание
сущности,
генезиса
и
многообразия
понятия.
Изучение
феномена
экстремизма и его проявлений в историческом контексте основывается, во
многом, на анализе природы экстремального сознания и поведения в
социокультурной среде, в окружении которой формируется личность
человека в рамках процесса социализации и адаптации. Центральную
проблему в исследовании феномена экстремизма как явления составляет
определение соотношения в нём личностного и социокультурного аспектов в
исторически определенный промежуток времени.
По-видимому, назрела необходимость в более глубоком изучении
причин и условий изменения и воспроизводства исследуемого явления в
современном российском обществе и прежде всего - в пересмотре прежних
взглядов на данную проблему, включая, в первую очередь, преодоление
идеологизации в ее рассмотрении.
Экстремизм несет серьезную угрозу для стабильного устойчивого
развития, но и преувеличивать опасность не стоит. Если определенное
оправдание понятию «центристский экстремизм», которое появилось в науке
и политике в последнее время, еще можно найти с точки зрения
полемического контекста, то с позиции науки политическая середина имеет
четкие контуры демократического конституционного образования, и в этом
случае этот термин противоречит сам себе. Исторический опыт и текущая
реальность свидетельствуют о том, что демократические конституционные
конструкции давно стали основой открытых обществ. Успех некоторых
видов экстремизма чаще указывают на низкий уровень политической
культурой
большинства,
чем
на
попытки
подорвать
основы
конституционного строя. Критика с экстремистской точки зрения язв
общества зачастую сильно преувеличена, но порой указывает на симптомы
серьезных социальных проблем. Экстремизм в определенном смысле
зеркально отображает процесс социального развития, что позволяет судить о
состоянии, которое свойственно для большинства обществ. Доктрина
«середины» помогает понять, что и в «центре» можно обнаружить то, что в
определенной мере находится в крайностях.
Из выше изложенного становится понятно, что экстремизм имеет
неоднозначную
оценку,
так
как
в
его
основе
лежит
не
только
деструктивность личности, но ещё скрытые возможности её самореализация.
В настоящее время представляется крайне необходимым создание в
России
комплексной
системы
мер
противодействия
воспроизводству
экстремизма во всех его формах и выражениях. Она должна основываться,
прежде всего, на результатах научных исследований в области истории,
политологии, социологии, права, экономики, национальных отношений.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Акунина Ю.А. Социально-культурные условия профилактики экстремизма
в молодежной среде: дис. … канд. пед. наук. М., 2005.
2. Антонян Ю.М. Экстремизм и его причины. – М.: Логос, 2011.
3. Арестов В.Н. Религиозный экстремизм: содержание, причины и формы
проявления, пути преодоления: дис. … канд. филос. наук. Киев, 1984.
4. Арчаков М. Политический экстремизм. – Гамбург: Lambert Academic
Publishing, 2011.
5. Афанасьева P.M. Социокультурные условия противодействия экстремизму
в молодежной среде (социально-философский анализ): дис. … канд. филос.
наук. М., 2007.
6. Бааль Н. Б. Политический экстремизм молодежи в постсоветский период. –
Тверь: Тверской государственный университет, 2006.
7. Беленкин Б.И. Российские периодические издания о национал-экстремизме
1992 – 1996. Материалы к изучению современного национал-экстремизма. –
М.: Звенья, 1997.
8. Бессчетнова О.В. Экстремизм в молодежной среде: сущность, причины,
тенденции. – Гамбург: Lambert Academic Publishing, 2011.
9. Бессчетнова О.В. Патриотизм или экстремизм: Россия на перепутьи //
APRIORI. Серия: Гуманитарные науки. 2014. № 2.
10. Большая Советская Энциклопедия. 3-е издание. – М.: Советская
энциклопедия, 1978, т. 30.
11.
Борисов
С.В.,
Жеребченко
А.В.
Квалификация
преступлений
экстремистской направленности: учебное пособие. – М.: Волтерс Клувер,
2011.
12. Ванюшин Р.А. Свобода совести и религиозный экстремизм. – Алтайское
книжное издательство, 1988.
13. Васильева Л.Н. Правовое противодействие экстремизму.
– М.:
Юриспруденция, 2008.
14. Васьков М. А. Характеристики молодежного политического экстремизма
как препятствия социализации молодежи // Обзор. НЦПТИ. 2015. № 5.
15. Верховский А., Папп А., Прибыловский В. Политический экстремизм в
России. – М.: Издательство «Институт экспериментальной социологии»,
1996.
16. Воронов И.В. Основы политико-правового ограничения социальнополитического
экстремизма
как
угрозы
национальной
безопасности
Российской Федерации: дис. … канд. полит. наук. М., 2003.
17. Галахов С. С., Кубякин О. Е., Сальников Е. В., Тузов Л. Л. Экстремизм в
современном обществе. Социальные и криминологические аспекты. М., 2014.
18. Глухарев Д. С. Борьба с экстремизмом в современном медиапространстве
// Материалы конференции: «Феномен экстремизма и ксенофобии в
современной России: факторы генезиса, пути и способы противодействия 9–
10 декабря 2010 г.»: редкол.: Л. В. Карнаушенко (отв. ред.), Е. О. Кубякин, Е.
М. Куликов, В. Н. Ракачев. Краснодар : Краснодар. ун-т МВД России, 2010.
19. Глухарев Д. С. Идеология молодежного экстремизма // Вестник ЮУрГУ.
Серия: Социально-гуманитарные науки. 2013. № 1.
20. Грачев А.С. Политический экстремизм. – М.: Мысль, 1986.
21. Грачев А.С. Тупики политического насилия. Экстремизм и терроризм на
службе международной реакции. – М.: Международные отношения, 1982.
22. Гречкина Е.Н. Молодежный политический экстремизм в условиях
трансформирующейся российской действительности: дис. … канд полит.
наук. Ставрополь, 2006.
23. Дадова З.И. Экстремизм несовершеннолетних как актуальная проблема //
Теория и практика общественного развития. 2014. № 11.
24. Дементьев Д.А. Исторический опыт борьбы с этнорелигиозным
экстремизмом на Северном Кавказе (1992‒2007 гг.): дис. … канд. ист. наук.
Славянск-на-Кубани, 2008.
25.
Диль
В.А.
Современный
экстремизм:
тенденции
развития
и
социокультурные модификации // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.
26. Долгова А.И. Экстремизм и другие криминальные явления. – М.:
Российская криминологическая ассоциация, 2008.
27. Долгова А. И. Экстремизм: социальные, правовые и криминологические
проблемы. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2010. – 529 с.
Кинсбургский А. В. Основные линии социальной напряженности //
Политические исследования, - 1994, - № 2,
28. Егорова Т.В. Работа с экстремистскими молодежными объединениями в
Германии // Педагогика. 2006. № 5.
29. Елизаров М.А. Левый экстремизм на флоте в период революции 1917
года и гражданской войны (февраль 1917 – март 1921 гг.): автореф. дис. … дра ист. наук. СПб., 2007.
30. Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Человекознание: самореализация человека:
Учебник / Под общей редакцией проф. В.Н. Келасьева. СПб.: Изд-во СПетерб. ун-та, 2008.
31. Морозов И.Л. Левый экстремизм в индустриальном обществе: автореф.
дис. …канд. филос. наук. Саратов, 1998.
32.
Киреев
А.С.
Политико-правовые
основы
профилактики
этнополитического экстремизма в Российской Федерации: дис. … канд.
полит. наук. М., 2003.
33. Киреев М.П., Халиуллина Л.И. Подходы к определению экстремизма как
угрозы общественной безопасности // Актуальные проблемы российского
права. 2012. № 2.
34.
Козлов
А.А.
Экстремизм
как
выраженная
форма
насилия
//
Социокультурные корни насилия в современном обществе Материалы
международной конференции. Под общей редакцией З. Х. Саралиевой. 2013.
35. Косякова М.Е. Правовая превенция политического экстремизма:
институционально-технологический аспект: дис. … канд. юрид. наук. Ростовн/Д., 2008.
36. Красиков В.И. Экстремизм: паттерны и формы. – М.: Водолей, 2009.
37. Красиков В.И. Экстрим: Междисциплинарное философское исследование
причин, форм и паттернов экстремистского сознания. М., 2006.
38. Кубякин Е.О. К вопросу определения сущности экстремистских
установок молодежи // Власть. 2010. № 9.
39. Кубякин Е.О. Молодежный экстремизм в условиях глобализации
информационно-коммуникационной среды общественной жизни: дис. … д-ра
социол. наук. Краснодар, 2012.
40. Кубякин Е.О. Основания социологического обоснования феномена
экстремизма. Экстремпарантность. Краснодар : [б. и.], 2014.
41. Кубякин Е.О. Основания социологического обоснования феномена
экстремизма. Экстремпарантность.: монография. Краснодар, 2014.
42. Кудрин В.С. Молодежный экстремизм: основные факторы и черты его
проявления, особенности и причины распространения в современной
социальнокультурной ситуации // МНКО. 2014. № 3 (46).
43. Куликов И. В. Экстремизм среди молодежи // Социально- экономические
явления и процессы. 2013. № 7 (053).
44. Ларионова К.Ж. О молодежном экстремизме // Наука и современность.
2014. № 27.
45. Лопушанский И.Н. Радикализм и экстремизм: общее и особенное //
Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы / под
ред. А.И Долговой. М., 2010.
46. Маевская Л.Б. Осторожно, экстремизм! – Межрегиональная академия
управления персоналом, 2004.
47. Маркова Ю.В. Предупреждение преступлений, совершаемых группами
несовершеннолетних, экстремистской направленности: дис. … канд. юрид.
наук. Н. Новгород, 2008.
48. Морозов И.Л. Политический экстремизм: учебное пособие. – М.:
МЭИ(ТУ), 2008.
49. Морозов И.Л., Шацкая М.Ф. Политический экстремизм: особенности
эволюции при переходе от индустриального общества к информационному:
монография. – М.: Перемена, 2007.
50. Назарова Е.С. Политический экстремизм и его роль в современных
конфликтах: дис. … канд. полит. наук. Ставрополь, 2001.
51. Назиров Д. Проблемы терроризма, религиозного экстремизма и пути их
преодоления: автореф. дис. … д-ра филос. наук. Душанбе, 2009.
52. Павлинов А.В. Антигосударственный экстремизм: уголовно-правовые и
криминологические аспекты. – М.: Юрлитинформ, 2008. – 406 с.
53.
Паин
Э.А. Социальная
природа
экстремизма и
терроризма //
Общественные науки и современность. – 2002. - № 4.
54. Пластун В.Н. Деятельность экстремистских сил и организаций в странах
Востока (последняя треть XX – начало XXI вв.): дис. … д-ра ист. наук. М.,
2003.
55. Плотников В.В. Феномен экстремизма в современной социальной системе
// Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. №
11-1.
56. Плотников В В. Феномен экстремизма в современном исследовательском
дискурсе // Вестник Краснодарского университета МВД России. 2015. № 2
(28).
57. Политический экстремизм. – М.: ВПМВ «Единение», 2002. – 243 с.
Политический экстремизм // Народный депутат, - 1992, - № 6, С. 97 – 105.
58.
Резникова
А.В.
Структурные
и
динамические
характеристики
современного религиозного экстремизма (роль «исламского» фактора в
Северокавказском регионе): дис. …канд. соц. наук. Ростов-н/Д., 2005.
59. Ростокинский А.В. Современный экстремизм: криминологические и
уголовно-правовые проблемы квалификации и противодействия: курс
лекций. – М.: Наука, 2007.
60. Русанова О.А. Этнорелигиозный экстремизм как социальное явление в
российском обществе (на примере Ссверокавказского региона): дис. … канд
соц наук. М., 2004.
61. Сальников Е.В. Принятие экстремизма обществом: поливариантность
утопий // Философия права. 2015. № 2 (69).
62. Семенцов A.M. Институциональные формы молодежного экстремизма в
российском политическом процессе: дис. … канд. полит. наук. Ростов-н/Д.,
2007.
63. Сергун Е.П. Экстремизм в российском уголовном праве. – М., Саратов:
РПА Минюста России, 2009.
64. Современный экстремизм в РФ: особенности проявления и средства
противодействия:
материалы
Всеросс.
Науч.-Практ.
Конференции
в
Академии Управления МВД России, 16 июня 2006 г. – М.: Триада, 2006.
65. Степанова И.Н., Шалютин Б.С., Уфимцев В.Д. Экстремизм как
социальный феномен: материалы Международной научно-практической
конференции, Курган 1 – 2 декабря 2005. – Курган: Курганский
государственный университет, 2005.
66.
Степанов
Н.В.
Криминологические
проблемы
противодействия
преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом:
дис. … канд юрид. наук. М., 2003.
67. Тамаев Р. Экстремизм и национальная безопасность: правовые проблемы.
– М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.
68. Терроризм: история и современность / Кофман Б. И., Миронов С. Н.,
Сафаров А. А., Сафиуллин Н. Х. – Казань, Казанский юридический институт,
2002.
69. Томалинцев В.Н. Человек в 21 веке. Поиск на грани творчества и
экстремизма. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1999.
70. Томалинцев В.Н., Козлов А.А. Введение в социальную экстремологию:
Учеб. пособие. СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2005.
71. Узденов P.M. Экстремизм: криминологические и уголовно-правовые
проблемы противодействия: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.
72. Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодёжный экстремизм: сущность, формы
проявления, тенденции. М.: Academia, 2009.
73. Хлебушкин А. Г. Экстремизм: уголовно-правовой и уголовнополитический анализ: монография. – Саратов: СЮИ, 2007.
74. Хоровинников А.А. Экстремизм как социальное явление (философский
анализ): автореф. дис. … канд. филос. наук. Саратов, 2007.
75. Фридинский С.Н. Молодежный экстремизм как особо опасная форма
проявления экстремистской деятельности // Юридический мир. 2008. № 6.
76. Фридинский С.Н. Понятие экстремизма и основные направления борьбы
с ним // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 3.
77. Экстремизм как социально-философское явление: сборник научных
статей / Под ред. Е.В. Сальникова. – Орел: ОрЮИ МВД России, 2008.
78. Экстремизм и противодействие ему органов прокуратуры. Методическое
пособие. / Под ред. проф. А.И. Долговой. М., Российская криминологическая
ассоциация, 2009.
79. Эфиров С.А. Покушение на будущее: логика и футурология «левого»
экстремизма. – М.: Молодая гвардия, 1984.
80. Яхьяев М. Я. Феномен экстремизма: методологические проблемы
исследования // Научный вестник Волгоградской академии государственной
службы. Серия: Политология и социология. 2011. Т. 1. № 5.
81. Loewenstein K. Verfassungslehre, Second Edition, Tubingen, Mohr, 1969.
82. Coleman P., Bartoli A. Addressing Extremism, Position Paper. New York:
Columbia University, The International Centre For Cooperation and Conflict
Resolution, 2003.
83. Wintrobe R. Rational Extremism: the political economy of radicalism.
Cambridge. 2006.
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа