close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Кочеткова Ирина Александровна. Юридическая ответственность должностных лиц за совершение коррупционных правонарушений

код для вставки
2
3
4
5
Содержание
Введение…………………………………………………………………….6
1 Коррупционные правонарушения по законодательству Российской
Федерации и зарубежных стран………………………………………………11
1.1. Понятие и сущность коррупционных правонарушений…………11
1.2. Виды коррупционных правонарушений…………………………18
1.3. Коррупционные правонарушения по законодательству зарубежных
стран………………………………………………………………………………23
2 Должностное лицо как субъект коррупционных правонарушений по
российскому законодательству…………………………………………………34
2.1. К вопросу о понятии «должностное лицо» в российском
законодательстве………………………………………………………………..34
2.2 Проблемы ответственности должностных лиц за совершение
коррупционных правонарушений………………………………………………39
3 Виды юридической ответственности должностных лиц за совершение
коррупционных правонарушений и вопросы ее совершенствования………50
3.1 Административная ответственность за совершение коррупционных
правонарушений ………………………………………………………………...50
3.2 Дисциплинарная и гражданско-правовая ответственность за
коррупционные правонарушения: проблемы применения…………………..58
3.3
Уголовная
ответственность
за
совершение
коррупционных
преступлений: текущее состояние и пути совершенствования………………69
Заключение………………………………………………………………..90
Список использованных источников……………………………………96
6
Введение
Актуальность
Коррупционные
выпускной
правонарушения,
квалификационной
субъектами
работы.
которых
являются
должностные лица - одна из значимых проблем современности, с которой
борется не только Россия, но и весь мир. Отличительной чертой
коррупционных правонарушений является то, что они не только посягают на
нормальное функционирование государственных органов и учреждений, но и
на государственный строй в целом. Этот вид правонарушений имеет
следствием умаление авторитета государственных структур в обществе и
подрывает у граждан уверенность в защищенности их прав и законных
интересов.
Отличительной
особенностью
ответственности
Юридическая
ответственность должностных лиц за коррупционные правонарушения
характеризуется тем, что регулируется нормативно-правовыми актами
различных отраслей права. Указанное обстоятельство свидетельствует о том,
что отечественный законодатель идет по пути более полной имплементации
в российское национальное законодательство положений Конвенций Совета
Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию», «О гражданскоправовой ответственности за коррупцию» и Конвенции ООН против
коррупции. Как известно, в 2011 г. было законодательно решено
дифференцировать меры уголовной репрессии и применять к взяточникам не
только наказание в виде лишения свободы, но и наказание в виде штрафа.
Указанные меры реализованы в Федеральном законе от 04.05.2011 г. №97-ФЗ
«О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об
административных
правонарушениях
в
связи
с
совершенствованием
государственного управления в области противодействия коррупции». Таким
образом, юридическая ответственность должностных лиц за коррупционные
правонарушения
в
национальном
законодательстве
представлена
административной, дисциплинарной, гражданско-правовой и уголовной
7
ответственностью.
С расширением видов юридической ответственности
должностных лиц за коррупционные правонарушения законодатель и
правоприменитель столкнулись с недостатками законодательства и правовой
доктрины в исследуемой сфере. Данные обстоятельства определяют
важность
научных
исследований
юридической
ответственности
должностных лиц за коррупционные правонарушения.
Степень научной разработанности темы. Проблеме юридической
ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения
посвящены многие труды российских и зарубежных учёных в различных
отраслях
научного
гражданскому,
знания:
политологии,
административному,
социологии,
муниципальному
уголовному,
международному
праву, криминологии и т.д. Теоретической разработкой отдельных аспектов
данной темы на научном уровне занимались многие отечественные и
зарубежные авторы.
Проблемам
юридической
ответственности
за
должностные
преступления по советскому уголовному праву посвящены труды таких
авторов, как: Загородников Н.И., Кириченко В.Ф., Кучерявый Н.П., Орлов
В.С. и др.[2.5, 2.6, 2.9, 2.13]
Существенный вклад в изучение проблемных аспектов преступлений
против государственной власти, интересов государственной службы и
службы в органах местного самоуправления внесли такие ученые как:
Абашина Л.А., Бриллиантов А.В., Кузнецова О. А., Матузов Н.И., Малько
А.В. [3.2, 2.7, 3.13, 2.10]
Коробейникова Т.С. Моисеев В., Филиппов В. В., в своих работах
уделяют
значительное
внимание
зарубежному
опыту
юридической
ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения [3.12,
3.15, 2.16].
В последние годы проблемам административной, дисциплинарной,
гражданско-правовой, уголовной ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения уделяли внимание такие ученые как:
8
Бекулова Л.З., Бондарь Е.О., Василенко Г.Н., Дружинин А.В., Илий С.К.,
Калугина Н.Г., Максимов В.А., Петренко Н.И., Шогенов Р.Р., Шурухнова
Д.Н., Юсупов А.Л и другие[3.3, 3.20, 3.5, 2.4, 3.9, 3.10, 3.14, 3.3, 3.20, 3.21].
Вместе с тем источники литературы нередко не согласуются
с положениями,
содержащимися
в
различных
отраслях
российского
законодательства. Множество вопросов осталось в этих исследованиях не
разработанным,
дифференциация
должностных
лиц
за
юридической
коррупционные
ответственности
правонарушения,
проблемы
избыточности и дублированности правовых норм, проблемы понятия
«должностное лицо», а также подходы к их разрешению являются
дискуссионными. Несмотря на значительное количество научных работ,
комплексное
исследование
проблем
юридической
ответственности
должностных лиц за коррупционные правонарушения не проводилось.
Цель выпускной квалификационной работы. Целью исследования
является проведение всестороннего научного анализа
коррупционных
правонарушений по законодательству РФ и зарубежных стран, определение
должностного лица, как субъект коррупционных правонарушений с
исследованием видов юридической ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения, разработка на этой основе предложений по
совершенствованию
законодательных
положений,
предусматривающих
ответственность должностных лиц за коррупционные правонарушения.
Задачи
исследования.
Поставленная
цель
обусловливает
необходимость решения в процессе исследования следующих задач:
1.
Раскрыть понятие и сущность коррупционных правонарушений.
2.
Охарактеризовать виды коррупционных правонарушений.
3.
Провести
анализ
коррупционных
правонарушений
по
законодательству зарубежных стран.
4.
Дать
характеристику
понятия
соответствии с российским законодательством.
«должностное
лицо»
в
9
5.
Определить проблемы ответственности должностных лиц за
совершение коррупционных правонарушений.
6.
Исследовать административную ответственность за совершение
коррупционных правонарушений.
7.
Провести
анализ
дисциплинарной
и
гражданско-правовой
ответственности за коррупционные правонарушения, определить проблемы
применения.
8.
за
Охарактеризовать текущее состояние уголовной ответственности
совершение
коррупционных
преступлений,
определить
пути
совершенствования.
Объектом исследования является общественные отношения в сфере
юридической
ответственности
должностных
лиц
за
коррупционные
правонарушения.
Предметом исследования являются судебная практика относительно
юридической ответственности должностных лиц,
противодействия
коррупционным
правовые основы
правонарушениям,
совершаемым
должностными лицами; положения, содержащиеся в научных трудах
отечественных и зарубежных юристов.
Нормативная база исследования. В качестве нормативной базы
исследования использовано международное законодательство о борьбе с
коррупционными
правонарушениями:
международные
конвенции
и
протоколы к ним, декларации международных организаций, Конституция
РФ, действующее российское уголовное, административное, гражданскоправовое законодательство и др. В исследовании также использовались
отдельные
положения
современного
зарубежного
уголовного
законодательства.
Методы исследования. Методологическую основу исследования
составляют всеобщий диалектический метод познания социальных процессов
и явлений. В процессе исследования применялись такие общенаучные
методы, как: анализ, синтез, дедукция, индукция, системно-структурный
10
метод и др. В качестве частнонаучных методов применялись историкосравнительный метод, компаративистский, формально-логический метод и
др.
Эмпирические материалы. В ходе исследования были задействованы
материалы правоприменительной практики по теме исследования.
Теоретическая
определяется,
прежде
и
практическая
всего,
тем,
что
значимость
содержащиеся
исследования
в
выпускной
квалификационной работе выводы и предложения могут быть использованы
в законотворческой деятельности
по
совершенствованию
действующего
законодательства в сфере юридической ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения; в правоприменительной практике органов
внутренних дел и прокуратуры, дознания и следствия.
Теоретические выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут
быть использованы:
а) в дальнейших научных разработках данной темы, а также смежных
проблем;
б) в практической деятельности правоприменительных органов;
в) в преподавании курса Особенной части уголовного права, а также
курсов и семинаров по вопросам юридической ответственности должностных
лиц за коррупционные правонарушения.
Структура работы обусловлена целью и задачами исследования,
обеспечивает логическую последовательность в изложении материалов
исследования и состоит из введения, трех глав и восьми параграфов.
11
1 Коррупционные правонарушения по законодательству Российской
Федерации и зарубежных стран
1.1 Понятие и сущность коррупционных правонарушений
Человечеству достаточно давно известны коррупционные явления.
Полагается возможным отнести истоки зарождения их к временам Древней
Руси, а именно, к обычаям дарить подарки, целью которого было
расположить к себе лицо, которому предназначался подарок. Стоит отметить,
что данное действие способствовало тому, чтобы интересы человека,
подарившего некую вещь, были приоритетными для того, кому она была
подарена. Тем не менее, такие явления были нормой в те времена, не
имевшей никаких преступных признаков.
В процессе формирования государственности и централизации власти,
возник
институт
профессиональных
чиновников,
которые,
как
предполагалось представителями власти, за выполнение своих обязанностей
получали фиксированное вознаграждение. Соответственно, у чиновников
зачастую возникало желание увеличить свои доходы путем неправомерного
использования своих должностных обязанностей [3.1; 64].
Памятники античности содержат в себе достаточно обширные сведения
о проявлениях коррупции. Платон и Аристотель, будучи выдающимися
древнегреческими философами, неоднократно упоминали в своих трудах о
разлагающем и развращающем влиянии коррупции на экономическую,
политическую и духовную сферы общественной жизни.
В государствах Древней Азии, в том числе Древнем Китае и Японии,
коррупция имела отличительные особенности.
Коррупция в древнеазиатских государствах, в первую очередь в
Древнем Китае и Японии, имела свои особенности. Эти отличия были
обусловлены религиозными вероучениями, господствующими на территории
азиатских государств. Например, конфуцианство под «государством»
полнимало «большую семью», где подарки «старшим» были приемлемым
12
поведением и частью древнеазиатской культуры. Исследователи-правоведы
отмечают, что неразрывная связь политики и традиций, со временем
преобразовалась в манипулирование моральной составляющей в корыстных
интересах чиновников [3.4; 154].
В XII - XV веках понятие «коррупция» имело, прежде всего,
каноническое значение - как развращение, соблазн дьявола. Католическая
церковь описывала коррупцию, как проявление нечестивости. Однако,
согласно многочисленным историческим источникам, сама католическая
церковь была средоточием коррупции. В качестве примера можно привести
Святую Инквизицию. Момент ее зарождения датируется первыми веками
христианства — диаконы были обязаны разыскивать и исправлять
заблуждения в вере, епископы обладали судебной властью над еретиками. В
X в. церковь достигает наибольшей степени могущества. Уже в эту эпоху она
охотнее обращается к насильственным мерам против еретиков, чем к
средствам увещевания. Наиболее строгими наказаниями были конфискация
имущества и сожжение на костре.
До сих пор является спорным вопрос, что представляла собой Святая
Инквизиция: борьбу с еретиками или же совокупность коррупционных
преступлений в самых страшных их проявлениях с целью материального
обогащения людей, стоящих у власти.
Многочисленные памятники истории и литературы свидетельствуют о
широком распространении коррупционных явлений на Руси. До образования
полноценного института государственной службы получение материальной
составляющей (денег, еды, ценностей) от управляемых было естественным
средством
обогащения
бояр
и
иных
чиновников:
до
XVIII
века
государственные мужи жили и процветали благодаря «кормлениям», то есть
на средства, поступающие от лиц, заинтересованных в деятельности
чиновников[3.4; 155].
В русской художественной литературе коррупционные явления и
субъекты коррупционных преступлений нашли свое отражение в таких
13
литературных произведениях, как «Ревизор», «Мертвые души, «История
одного города» и многих других.
Появление централизованных государств, устойчивого института
государственной
службы
предшествовало
новому
этапу
в
развитии
современной коррупции. Коррупционная преступность стала восприниматься
как
серьезная
глобальная
проблема,
пронизывающая
общество
и
ослабляющая государство. Прежде всего, перемены были обоснованы
экономическим ростом, зарождением капиталистических начал общества.
И если раньше сфера влияния была поделена между определенным,
строго ограниченным кругом лиц, то на современном этапе она подвержена
все большему дроблению, из чего следует, что вместе с экономическим
ростом набирают обороты и коррупционные преступления, они реализуются
в
новых
формах.
Появляется
международная
и
транснациональная
коррупция, что порождает увеличение возможных субъектов данного вида
преступлений.
Развитие капитализма, рост благосостояния Европы и Америки,
переход к информационному обществу – все это постепенно раскрывало суть
капитализма. В том числе это отразилось в масштабной коррумпированности
стран Запада.
СССР, как и другие
социалистические страны, так же был
коррумпирован. С признанием этого факта стало ясно, что коррупция
универсальное явление, которое способно пустить корни в любых формах
правления и государственного устройства, разница только в том, что в
открытом
обществе
раскрываются
сведения
политической
о
коррупционных
оппозицией
и
проявлениях
средствами
чаще
массовой
информации. В антидемократическом же обществе на информацию такого
рода наложен гласный или негласный запрет. Таким образом, коррупция
вездесуща,
отличаются
характеристики.
только
качественные
и
количественные
14
Отличительной чертой современных исследований коррупции является
междисциплинарный подход. Коррупция является объектом изучения и
предметом исследований не только юристов, криминологов и социологов, но
и экономистов, философов и историков. Это обусловлено сложностью и
живучестью проявлений коррупции, ее пагубного влияния на все социальные
институты.
Коррупция – опасное социальное явление, она негативно сказывается
на
системе
государственного
управления
и
не
дает
возможности
полноценного функционирования многим государственным институтам.
Согласно экономическим и политическим исследованиям, коррупция
является одним из основных препятствий к экономическому росту и
развитию.
Для
достижения
поставленной
цели
нашего
исследования
представляется необходимым уточнить понятие «коррупция». Коррупция —
это термин, который обозначает использование должностным лицом
доверенных ему прав и властных полномочий в личных корыстных целях,
запрещенное законодательством и противоречащее моральным установкам
[3.7; 14]. Существуют разные трактовки коррупции, определяющие ее
понимание.
В социологии выделяют множество форм коррупции, ниже приведены
основные из них.
1. Взяточничество. Может выражаться в двух формах: дача взятки,
получение взятки. Общественно опасное деяние, которое заключается в
незаконном принятии (получение взятки) или незаконном предложении (дача
взятки) материальных ценностей должностному лицу за пренебрежение или
нарушение указанным лицом своих должностных обязанностей. Например,
водитель нарушил правила дорожного движения и его остановили
сотрудники государственной инспекции безопасности дорожного движения
(далее ГИБДД). Нарушитель с целью избежать административного наказания
предложил сотрудникам ГИБДД денежные средства, чтобы те не составляли
15
в
отношении
правонарушителя
протокол
об
административном
правонарушении.
2.
Протекционизм
–
действия
должностного
лица,
которые
направлены на покровительство кому-либо с целью личной выгоды.
Например, должностное лицо создает благоприятные условия для получения
госзаказа, освобождает от налоговых проверок и т.д.
3.
Теневой лоббизм – система представителей крупных организаций
в законодательных государственных органах власти, которая имеет цель
оказать воздействие на принятие того или иного нормативно-правового акта
с целью финансового обогащения корпораций (крупных организаций) и в их
интересах. На наш взгляд, одним из примеров результатов теневого
лоббирования является кампания по принятию Закона об ОСАГО.
4.
Фаворитизм выражается в необоснованном покровительстве и
попустительстве должностным лицом кого-либо в личных интересах
(например, должностное лицо в личных целях необоснованно назначил на
должность свою возлюбленную).
5.
Непотизм – при данной форме коррупционного поведения
должностное лицо при выполнении своих должностных обязанностей
руководствуется не интересами службы, а родственными и дружескими
мотивами (например, чиновник способствует карьерному продвижения своих
детей, устраивает зятя на доходную должность в подконтрольное ему
ведомство, несмотря на то, что зять некомпетентен в вопросах занимаемой
должности и т.д.) [2.11; 35].
6.
Присвоение
должностным
лицом
средств
регионального, муниципального или иного бюджета
федерального,
для
личного
использования.
Существует и другие классификации форм коррупции. Но, как
отмечает М.О. Изотов, «они в основном перечисляют в различном порядке
указанные выше формы коррупции или более подробно расписывают их
различные вариации» [3.17; 214].
16
К настоящему времени нет какого-либо единого понятия коррупции
как социального явления, как не существует и общепризнанного во всем
мире юридического понятия коррупции. Коррупция имеет свои особенности
в каждом государстве, это связано в первую очередь с лоббированием своих
интересов правящей элитой, государственным строем, свободой средств
массовой информации и менталитетом самого народа.
Как справедливо
отмечает Г.К. Мишин, «анализ правовых положений не позволяет раскрыть
все содержание данного понятия, получившего в науке множество
интерпретаций» [2.11; 65]
Профессор Н.Г. Калугина считает, что коррупционное правонарушение
– это противоправное виновно совершенное деяние, которое представляет
общественную
опасность
выраженное
в
незаконном
использовании
должностным лицом своих публичных властных полномочий в корыстных
или иных личных целях [3.10; 59] Профессор В.В. Григорьев в комментариях
Федерального закона «О противодействии коррупции» указывает, что
«…коррупционные правонарушения – это в первую очередь нарушение
запретов, ограничений и обязанностей, связанных с занимаемой должностью,
которые установлены комментируемым Законом» [2.3; 27].
Разность трактовок существует в привязке к определению коррупции в
связи с различными социальными, политическими, экономическими и
другими факторами, которые отличают коррупционные явления в одних
странах от других. В справочном документе ООН о противодействии
коррупции указано, что коррупция - это злоупотребление государственной
властью для получения какой-либо выгоды в личных целях [1.11].
Можно констатировать, что, несмотря на общую суть явления,
трактовки его были и остаются различными, и обусловлены, прежде всего,
разными методологическими подходами – например, научно-философским
или религиозным.
17
Также объяснение понятия коррупции варьируется национальными,
культурными и государственными особенностями тех или иных систем, в
которых она проявляется.
Стоит отметить, что коррупция и коррупционное действие различаются
по смыслу. Коррупция – это обобщенная характеристика комплекса
отдельных
коррупционных
действий.
Тут
действует
классическое
соотнесение общего и частного на микро- и макро-уровнях. Соотнесение
происходит на уровне взаимозависимости. Так отдельные коррупционные
действия ведут к общим изменениям в размере, характере и направлении
развития коррупции в целом.
Проблематика борьбы с коррупцией неизбежно упирается в вопросы
общей парадигмы развития общества, как-то: вопрос частной собственности,
перераспределения
материальных
благ,
социального
неравенства.
Соответственно, у коррупции нет, и не может быть единого центра. Ее
порождает
само
государство
и
общество.
Ввиду
этого
образуется
парадоксальный дуализм. Государство и общество, порождая коррупцию,
сами же с ней и борются.
Как представляется, это и является одной из основных причин того, что
коррупция как явление неискоренимо, а успехи в борьбе с ней скорее
характеризуют способность государства и общества к самоограничению и
самоочищению.
Децентрализованный
характер
истоков
коррупции
и
коррупционных действий делает невозможной стратегию точечных ударов
по генерирующим мощностям коррупционных действий. Коррупция, как
правило, являет собой не вертикальную структуру, а скорее горизонтальную
сетевую децентрализованную структуру, которая обладает способностью к
самовоспроизводству даже при выпадении из сети отдельных звеньев или
даже целых сегментов.
Ввиду
этого
борьба
с
подобной
децентрализованной
самовосстанавливающей структурой представляет собой крайне сложный
процесс, который без понимания сути явления может длиться бесконечно
18
долго. По этой причине начинают появляться концепции, направленные на
легализацию коррупции и создание форм симбиотических отношений
государства и общества с отдельными элементами коррупционных явлений,
которые начинают трактоваться как законные, после чего они прячутся под
другой терминологией. Классический пример такого легального симбиоза
государства и коррупции – это лоббизм.
Помимо непосредственных деструктивных факторов, вызываемых к
жизни коррупцией, повышение ее уровня, как правило, сопровождает
кризисные этапы развития общества, углубляя и усугубляя системные
проблемы, начиная влиять уже не только на текущее моральное,
экономическое и политическое состояние, но и определять общий вектор
развития целых стран и народов.
1.2 Виды коррупционных правонарушений
Нами отмечено, что в научной литературе нет единого подхода к
дефиниции
коррупционного
правонарушения.
Полагается,
что
коррупционным правонарушением считается виновное деяние, которое
совершено
должностным
лицом
либо
иным
лицом
(дача
взятки
должностному лицу) из личных, корыстных побуждений, в связи с
осуществлением должностным лицом властных полномочий, содержащее в
себе признаки коррупции, ответственность за которое предусмотрена
уголовным законодательством РФ. Чтобы определить вид коррупционного
правонарушения,
противоправности
прежде
всего,
коррупционного
необходимо
определить
правонарушения.
Прежде
степень
всего,
необходимо установить, нормами какой отрасли права предусмотрена
ответственность за него. Осложняется данная задача тем, что в основных
нормативных правовых актах РФ, таких как УК РФ, ГК РФ, КоАП РФ и др.
[1.8,
1.9,
1.10]
законодатель
не
предусматривает
четких
понятий
«коррупция», «коррупционное преступление». Пленум Верховного суда РФ в
своем постановлении от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам
19
о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» употребляет
термин
«коррупционное
правонарушение»
[1.16],
не
раскрывая
его
содержания.
Считаем
возможным
классифицировать
виды
коррупционных
правонарушений, руководствуясь ст. 13 ФЗ «О противодействии коррупции»
[1.12],
таком
образом,
все
коррупционные
правонарушения
можно
классифицировать следующим образом :
– дисциплинарные проступки;
– гражданско-правовые деликты;
– административные проступки;
– уголовные преступления.
Под дисциплинарными проступками, содержащими коррупционные
признаки, относятся противоправные деяния, совершенные должностным
лицом, которые не являются административными правонарушениями или
преступлениями, за совершение которых предусмотрена дисциплинарная
ответственность.
Выделяют следующие виды дисциплинарной ответственности:
1) предусматриваемая специальными дисциплинарными уставами
(например, Дисциплинарным уставом Вооруженных сил РФ или Органов
внутренних дел РФ), действие которых распространяется на систему военной
и правоохранительной службы.
2) связанная с подчинённостью, которая характерна для служащих
государственной гражданской службы;
3) предусмотренная правилами внутреннего трудового распорядка. Он
применим к служащим государственных и иных органов и организаций, не
имеющих статуса государственных служащих[3.3; 298].
Исходя
из
дисциплинарная
является
видом
выше
сказанного,
ответственность
юридической
за
можно
придти
коррупционные
ответственности,
к
выводу,
что
правонарушения
заключающимся
в
обязанности претерпевать виновным неблагоприятные последствия за
20
несоблюдения антикоррупционных положений федеральных законов и иных
нормативных
актов,
устанавливающих
процедуры
поступления
и
прохождения различных видов государственной службы, а также статус лиц,
которые замещают определенные государственные должности, применяемый
уполномоченными субъектами дисциплинарной власти, в форме мер
дисциплинарного взыскания.
Так,
признаками,
перечень
дисциплинарных
устанавливается
законодательства,
и
проступков
помимо
иными
с
федерального
коррупционными
и
регионального
нормативно-правовыми
актами,
предусматривающими дисциплинарную ответственность должностных лиц.
Гражданско-правовые
коррупционные
деликты
можно
классифицировать на: а) деликты, имеющие признаки коррупционных
правонарушений;
б)
не
имеющие
в
себе
признаки
преступлений,
предусмотренные ГК РФ. Так, к числу коррупционных гражданско-правовых
деликтов принято относить:
–
нарушение
правил
дарения,
предусмотренных
главой
32
Гражданского кодекса Российской Федерации;
– нарушение порядка предоставления услуг, предусмотренных главой
39 ГК РФ.
Ярким примером чего в соответствии со статьей 575 ГК РФ является
принятие в дар государственный или муниципальным служащим, а также
дарение подарка государственным и муниципальным служащим связанного с
их должностным положением либо связанным с исполнением ими
служебных обязанностей, при условии что:
а) общая стоимость подарка превышает три тысячи рублей, в таком
случае образуется состав гражданско-правового правонарушения,
б) подарок принят безвозмездно, то есть действия не сопровождались
оказанием какой-либо ответной услуги или иного взаимного вознаграждения.
В случаях, когда подарок принят служащим международной,
коммерческой либо любой другой негосударственной организации, такие
21
действия через призму российского законодательства не будут расцениваться
как правонарушение.
В качестве еще одного вида в системе коррупционных правонарушений
выступают административные коррупционные проступки, к которым
относятся,
проступки
правонарушений,
в
ответственность
за
виде
содержащие
признаки
коррупционных
деяний,
административная
противоправных
совершение
которых
установлена
Кодексом
об
административных правонарушениях РФ и нормативно-правовых актах
субъектов РФ. Так, к ним можно отнести деяния связанные с :
– с подкупом избирателей, участников референдума, согласно
положениям ст 5.16 КоАП РФ;
– непредставлением или неопубликованием отчетов, сведений о
поступлении и расходовании бюджетных средств, которые были выделены с
целью подготовки выборов, референдума, согласно положениям ст. 5.17
КоАП РФ;
–
незаконным
использованием
денежных
средств
в
процессе
финансирования избирательной кампании, согласно положениям ст. 5.18
КоАП РФ;
–
использованием
неправомерной
материальной
поддержки
направленной на финансирование избирательной кампании, согласно
положениям ст. 5.20 КоАП РФ;
– неправомерным использованием внутренней информации, согласно
положениям ст. 15.21 КоАП РФ [1.10].
Уголовным Кодексом РФ предусмотрен перечень преступлений
представляющих собой наибольшую общественную опасность [2.3; 17].
Следует заметить, что действующим Уголовным Кодексом РФ не
предусмотрено определения понятия «коррупционного преступления».
Кроме того, в Кодексе нет специальной главы, которая обобщала бы
преступления в коррупционной сфере [2.15; 117].
22
Согласно ФЗ «О противодействии коррупции» систему коррупционных
преступлений составляют
– злоупотребление должностными полномочиями ст. 285 УК РФ;
– дача взятки ст. 291 УК РФ;
– получение взятки ст. 290 УК РФ;
– злоупотребление полномочиями ст. 201 УК РФ;
– коммерческий подкуп ст. 204 УК РФ;
– иное противоречащее закону использование физическим лицом своих
должностных полномочий, направленное на посягательство на законные
интересы общества и государства [1.8].
Охарактеризовав
придти
к
выводу,
правонарушений
виды
коррупционных
что
классифицировать
виды
руководствуясь
статьей
возможно,
правонарушений,
можно
коррупционных
13
ФЗ
«О
противодействии коррупции», где указано, что лица, которые совершили
коррупционные правонарушения подлежат административной, гражданскоправовой, дисциплинарной и уголовной ответственности. Итак, мы считаем,
что все коррупционные правонарушения можно разделить на следующие
виды:
дисциплинарные
проступки;
гражданско-правовые
деликты;
административные проступки; уголовные преступления.
Коррупция, во всем ее многообразии, представляет собой угрозу
суверенитету, гражданской уверенности в силе власти и национальной
безопасности нашей страны. Коррупционные правонарушения оказывают
негативное влияние на механизм государственной власти, нормальную
реализацию функций государства, независимо от того, какое именно было
совершено
правонарушение,
–
дисциплинарное или гражданско-правовое.
уголовное,
административное,
23
1.3 Коррупционные правонарушения по законодательству
зарубежных стран
Коррупционные правонарушения является одним из наиболее опасных
явлений в общественной жизни, негативно влияющих на состояние
безопасности
государства,
его
развития,
уровня
жизни
населения,
образования, здравоохранения. Коррупция пронизывает все общественные
институты и их структуры. Опасность коррупционных правонарушений, как
антигосударственного и антиобщественного явления, выражается в их
пагубном воздействии на конституционные основы правового регулирования
социальной
жизни. В первую очередь, это
противоправная
деятельность
обусловлено
коррумпированных
тем, что
должностных
лиц
направлена на реализацию корыстных целей, получение различного рода
личных благ (в основном материальных), а не на обеспечение стабильности,
общественного блага и развития государства и экономического роста.
Подобное положение дел ведет к снижению эффективности реализации
законодательно
закрепленных
прав
человека
и
гражданина,
функционирования государства, а в некоторых случаях представляет угрозу
безопасности граждан, общества, государства.
Проблемы
коррумпированности
должностных
лиц
существуют
повсеместно и относятся к глобальным проблемам общества, а потому на
международном уровне им уделяется достаточное
внимание. Анализ
зарубежного опыта нормотворчества позволит соотнести отечественную
систему права с правовыми системами иных государств, определить
положительные тенденции. В первую очередь анализ зарубежного опыта
интересен и применим в тех сферах общественных отношений и нарушений
данных общественных отношений, которые в современных условиях
приобретают особую значимость.
Как отмечено А.В. Дружининым «…во многих государствах, таких как
Китай, Австрия, Финляндия, Индия, Дания, США, Великобритания
Швейцария и др., на законодательном уровне не определено понятие
24
«коррупции». В связи с этим наказание за правонарушения коррупционной
направленности устанавливаются за конкретные противоправные деяния на
основе нормативно-правового определения таких составов, как:, «подкуп»,
«взятка», «злоупотребление властью» и т.д.». [2.4; 29]
Действительно, несмотря на то, что практически во всех государствах
мирового сообщества, существует нормативно-правовая база, направленная
на противодействие коррупции, четкого нормативно-правового закрепления
понятия «коррупционного правонарушения» в законодательстве зарубежных
стран не встречается [3.6; 177].
Как следствие, в законодательстве многих зарубежных стран к
противоправным
правонарушениям
коррупционной
направленности
относится вымогательство, мошенничество при условии, что указанные
общественно
опасные
деяния
совершаются
должностным
лицом
с
использованием служебного положения.
В
законодательстве
Британии
подход
к
определению
состава
правонарушения «взятка» отличается тем, что он в отличие от российского
законодательства не проводит значимых различий между понятиями
«коммерческий подкуп», «дача взятки», «получение взятки». Необходимо
отметить, что «коммерческий подкуп» заключается в противоправном
деянии коррупционной направленности лица, наделенного властными
полномочиями и выполняющего управленческие функции в коммерческих, а
не государственных структурах.
Таким
образом,
можно
отметить
существенное
отличие
в
законодательстве о противодействии коррупции Великобритании и России. В
российском законодательстве нормы, которые закрепляют уголовную
ответственность за дачу, получение взятки содержаться в гл. 30 УК РФ
«Преступления против государственной власти, интересов государственной
службы и службы в органах местного самоуправления», а ответственность за
«коммерческий подкуп» закреплена в ст. 204 гл. 23 УК РФ «Преступления
против интересов службы в коммерческих и иных организациях». Также
25
отечественным законодателем за вышеуказанные противоправные деяния
предусмотрены наказания, которые отличаются друг от друга степенью
суровости,
что
определяется
в
первую
очередь
разной
степенью
общественной опасности дачи, получения взятки и коммерческого подкупа.
Тогда как в законодательстве Великобритании нет четкого разграничения
между вышеуказанными преступными деяниями [3.13; 150].
Подход
законодательства
Франции
к
вопросу
уголовной
ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения имеет
сходство с российским законодательством. Французское законодательство
дифференцирует составы правонарушений коррупционной направленности в
зависимости от субъекта, совершившего противоправное деяние. Получение
взятки, совершенное должностным лицом государственных органов отнесено
к разделу преступлений, направленных против госслужбы, расположенном в
части УК Франции «преступления против государственной службы». А
получение взятки лицом, которое не является должностным лицом
государственных органов, регулируется отдельным нормативно-правовым
блоком УК Франции - «Преступления против общественного доверия». [3.13;
151].
Различия
также
проявляются
в
максимальных
наказаниях,
предусмотренных за коррупционные правонарушения. За коррупционные
правонарушения
в
сфере
государственной
службы
предусмотрено
максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы, а за коммерческий
подкуп – 5 лет лишения свободы [3.1; 150], что, на наш взгляд,
свидетельствует о разной степени общественной опасности анализируемых
коррупционных правонарушений.
При анализе положений законодательства Германии также выявлены
определенные
сходства
в
вопросе
дифференциации
коррупционных
правонарушений. Так, например, если коррупционное правонарушение
направлено против интересов государства, то за получение взятки
предусмотрено максимальное наказание в виде 5 лет лишения свободы(§ 334
УК ФРГ), а в случае коммерческого подкупа – 3 года лишения свободы(§ 299
26
УК ФРГ)[3.11; 42]. Также стоит отметить, что законодательство ФРГ в части
предусмотренной ответственности
за коррупционные правонарушения
отличается мягкостью по сравнению с законодательством России.
Анализ зарубежного законодательства в области противодействия
коррупции
позволил
сделать
вывод,
что
во
многих
иностранных
государствах за коррупционные правонарушения помимо административной
и уголовной ответственности широко реализуется дисциплинарная и
гражданско-правовая ответственность.
Большим вкладом в применении гражданско-правовой ответственности
за коррупционные правонарушения стали положения Конвенции «О
гражданско-правовой ответственности за коррупцию», которая была принята
в ноябре 1999 г. В положениях указанной Конвенции определяется
антикоррупционный потенциал мер гражданско-правового воздействия в
сфере противодействия коррупционным правонарушениям, которыми имеют
право воспользоваться лица, пострадавшие от коррупционных деяний. В ст. 3
Конвенции содержатся указания на возможность возмещения ущерба от
коррупционных
правонарушений.
В
странах,
ратифицировавших
Конвенцию, лица, пострадавшие от коррупционных правонарушений, имеют
право обратиться в судебные органы с гражданско-правовым иском в целях
возмещения вреда от коррупционных правонарушений. Размер и объем
возмещения вреда может охватывать, как реально причиненный ущерб, так и
компенсацию морального вреда, упущенную выгоду [1.5].
Конвенции «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию»
не является частью отечественной правовой системы, однако, данная
Конвенция оказала влияние на гражданско-правовые нормы и направления
противодействия коррупционным правонарушениям.
В современных условиях конфискация имущества у лиц, совершивших
коррупционные преступления, как мера уголовно-правового воздействия
реализуется во многих иностранных государствах. Данная мера позволила
27
многим
государствам
значительно
снизить
уровень
коррупционной
преступности (в частности в Италии, США, Норвегия).
Стоит акцентировать внимание и на том факте, что большинство
государств, которые не ратифицировали вышеуказанную Конвенцию о
гражданско- правовой ответственности за коррупционные правонарушения, в
своем
национальном
законодательстве
предусматривают
гражданско-
правовую ответственность за коррупционные правонарушения, которые
аналогичны мерам, закрепленным в указанной Конвенции.
Республика Корея в своем антикоррупционном законодательстве также
предусматривает гражданско-правовую ответственность в виде штрафных
санкций, размер которых может достигать 5 миллионов вон(это около 3
млн.руб) по отношению к лицам совершившим следующие деяния:
-
отсутствие
надлежащего
анализа
всех
ключевых
элементов
реализуемых(совершаемых) финансовых операций в целях выявления и
фиксации подозрительных, мнимых сделок;
- отказ от соблюдения нормативно-правовых предписаний (директив,
указаний), которые были направлены уполномоченным вышестоящим
государственным органом иному государственному финансовому органу;
- направление сообщений, содержащих информацию о коррупционных
правонарушениях или их возможности, не правоохранительным органам, а
иным органам или должностным лицам, что является прямым нарушением
требований закона.
Гражданско-правовая ответственность за указанные правонарушения
предусмотрена ст. 17 Закона Корейской Республики «Сообщения о
подозрительных финансовых сделках». Введение гражданско-правовых
штрафных санкций за гражданско-правовые деликты, содержащие признаки
коррупции, способствует борьбе с коррупционными правонарушениями в
Корейской Республике, а также становлению «прозрачной» финансовой
системы страны, что делает возможным выявления фактов отмывания
денежных средств, которые были полученны преступным путем [2.16; 70].
28
Например, государственный служащий заподозрил, что контрагент
государственной
медицинской
организации,
в
которой
он
является
должностным лицом, фактически не поставляет товары и услуги,
предусмотренные договором, или поставляет, но незначительную часть от
реального
предмета
договора.
Тогда
указанное
должностное
лицо
обращается к директору данной медицинской организации и рассказывает о
том, что узнал о возможной противоправной деятельности. В данном
случае указанное должностное лицо совершило правонарушение, так как с
информацией
о
возможном
правонарушении
обратилось
к
непосредственному начальнику организации, а не в правоохранительные
органы
и
подлежит
гражданско-правовой
ответственности.
Представляется верным подход законодателя Корейской Республики, так как
возможно непосредственный начальник медицинской организации причастен
к противоправным деяниям, выявленным должностным лицом организации и
тогда у него появится возможность «замести следы».
Опыт противодействия коррупции в США представляет интерес для
научного анализа, так как борьба с исследуемым противоправным явлением в
США имеет раннюю и богатую историю. В 1977 году Конгрессом США был
принят законодательный акт, направленный на борьбу с коррупционными
правонарушениями
во
внешнеэкономической
деятельности
страны
с
одноименным названием.
Зарубежное законодательство запретило дачу взятки иностранному
официальному лицу за получение от него какой-либо выгоды, например,
возможность заключения прибыльного государственного контракта в обход
конкурентов и законодательные процедуры. Комиссия по ценным бумагам и
Генеральная прокуратура были наделены широкими полномочиями по
возбуждению
гражданского
производства
в
отношении
любого
юридического, физического лица в независимости от занимаемого им
положения, действующего от лица какой-либо организации, в случае
нарушения данным лицом положений о противодействии взяткам [3.11; 42].
29
В США действуют общие правила, которые распространяют свое
действие на все государственные органы и ветви власти, устанавливающие
ограничения по поводу получения любым должностным лицом подарков от
организаций или частных лиц. Так, представители законодательных органов
США не имеют право принимать подарки от тех лиц, которые в дальнейшем
могут быть заинтересованы в одобрении Сенатом определенных нормативноправовых актов, если общая рыночная стоимость таких подарков в течение
одного года превышает 100 долларов США. Общая стоимость подарков,
которые были получены представителем законодательного органа США из
других
источников
(данное
положение
не
распространяется
на
родственников) не может превышать 300 долларов. Приведем пример. Член
сената
США
получил
в
подарок
от
генерального
директора
нефтеперерабатывающей компании кожаный ремень, рыночная стоимость
которого равна 200 долларов, тогда как в это время на одобрении Сената
находится законопроект, предусматривающий налоговые льготы для
определенных компаний, реализующих свою деятельность в области
нефтепереработки. В данном случае принятие указанного подарка будет
являться правонарушением.
В законодательстве США также предусмотрены случаи, когда
должностное
лицо
может
принять
какой-либо
подарок.
Например,
должностное лицо государственного органа может принять от представителя
зарубежного государства подарок, если он дарится в качестве знака
внимания,
сувенира,
причем
его
стоимость
не
должна
превышать
допустимой стоимости. Должностное лицо имеет право принять подарок,
стоимость которого превышает допустимый размер только в тех случаях,
если такой подарок оказывает положительное влияние на развитие
образования, медицины и иных социально важных сфер общества. А также
тогда, когда отказ принятия подарка может отрицательно повлиять на
международные отношения или обидеть лицо, преподнесшее подарок [3.11;
43].
Например, Владимир Владимирович Путин, являясь президентом
30
Российской Федерации, на встрече с президентом Соединенных Штатов
Америки – Дональдом Трампом, 23 июля 2018 г. в Хельсинки подарил
президенту США футбольный мяч с эмблемой чемпионата мира по
футболу, который проходил в России. Производителем подаренного мяча
является фирма Adidas, в мяче от производителя установлен встроенный
NFC-чип,
который
связан
со
смартфоном
собственника
мяча
и
транслирует новости футбола. Дональд Трамп принял подарок.
Антикоррупционная деятельность Сингапура представляет особый
интерес и демонстрирует возможность значительного снижения масштабов
коррупции посредством продуманной и четкой реализации правовых
средств,
включая
уголовно-правовые
гражданско-правовые,
средства
административно-правовые
воздействия
на
и
коррупционные
правонарушения.
В Сингапуре действует Закон «О предупреждении коррупции»,
который был принят в 1960 году, положения данного нормативно-правового
акта предусматривает меры гражданско-правового, уголовно-правового и
административного характера по отношению к правонарушителю. Ст. 14
Закона устанавливает, что в тех случаях, когда должностное лицо, как
государственных, так и коммерческих структур, получает от кого-либо
вознаграждение за деяния, содержащие в себя признаки коррупции,
руководитель организации может обратиться в суд с исковым заявлением об
возмещении ущерба, в размере равном «взятке» [2.16; 36].
Когда пришел к власти Сингапура Ли Куан Ю был
создан
независимый и специализированный орган - Агентство по борьбе с
коррупцией, деятельность которого заключалась в борьбе с коррупционной
преступностью в высших структурах власти. Руководитель указанного
антикоррупционного органа подчинялся непосредственно главе государства.
В целях расследования случаев коррупции Агентство было наделено
широкими полномочиями: уполномоченные представители агентства имели
31
право проводить обыски на работе и дома лиц, подозреваемых в коррупции,
задерживать их, проверять их банковские счета и др [3.15; 16].
С целью контроля над дополнительными незаконными доходами
должностных лиц был учрежден специализированный орган, деятельность
которого была направлена на борьбу с коррупцией – Бюро по расследованию
коррупции. Сотрудники Бюро проверяли доходы и расходы самих
чиновников, а так же членов их семей и близких друзей. В данный момент
коррупционная составляющая Сингапура находится на сравнительно низком
уровне.
Проанализировав
коррупционные
правонарушения
по
законодательству зарубежных стран можно установить, что в зарубежных
государствах, так же, как и в нашей стране, существует коррупционная
проблема, оказывающая негативное воздействие на общественные и
экономические институты. Кроме того, можно сделать вывод, что во многих
иностранных государствах за коррупционные правонарушения помимо
административной и уголовной ответственности широко применяется
дисциплинарная и гражданско-правовая ответственность. Это позволяет
разработать
меры
по
масштабному
противодействию
коррупции,
возмещению ущерба от коррупционных правонарушений.
Зачастую на развитие, масштабы, особенности и характеристики того
или иного явления, наибольшее влияние оказывает территория, на которой
данные явления происходят: менталитет народа, традиции, культура.
Поэтому опыт зарубежного законодательства не всегда применим к
общественным отношениям, складывающимся в Российской Федерации, хотя
и отрицать положительное воздействии еопыта зарубежных стран в области
противодействия коррупции – нельзя.
Выводы по первой главе:
1) Несмотря на то, что коррупция, как явление, сопровождает
человечество со времен распада первобытнообщинного строя, до сих пор не
выработано методологически четкой трактовки этого явления. Огромное
32
разнообразие форм проявления коррупции в самых различных сферах также
затрудняет создание единой методологически и научно обоснованной
структуры понимания коррупции. Поэтому при изучении коррупции как
явления исследователь должен оперировать несколькими методологическими
концепциями, дабы при проведении комплексного анализа отмечать все
ключевые моменты в разных по форме, но общих по сути коррупционных
деяниях.
Коррупция – это обобщенная характеристика комплекса отдельных
коррупционных действий. Разность трактовок определения «коррупции»
существует в привязке к определению коррупции в связи с различными
социальными, политическими, экономическими и другими факторами,
которые отличают коррупционные явления в одних странах от других.
Коррупционное правонарушение – это противоправное виновно совершенное
деяние, которое представляет общественную опасность, выраженное в
незаконном использовании должностным лицом своих публичных властных
полномочий в корыстных или иных личных целях, а также это
противоправное
виновно
совершенное
деяние,
которое
представляет
общественную опасность, выраженное в незаконном предложении какимлибо
лицом
должностному
лицу
вознаграждения
за
незаконное
использование должностным лицом своих публичных властных полномочий
в интересах «взяткодателя».
Необходимо подчеркнуть дуализм проблемы борьбы с коррупцией.
Общество и государство в борьбе с коррупцией фактически вынуждены
бороться сами c собой как с источником объекта борьбы. Все это делает
конечное искоренение коррупции как явления вряд ли возможным, а
успешное противодействие – весьма затруднительным.
2) Считаем возможным классифицировать виды коррупционных
правонарушений, руководствуясь ст. 13 ФЗ «О противодействии коррупции»,
таком образом, все коррупционные правонарушения можно разделить на
33
следующие
виды:
дисциплинарные
проступки;
гражданско-правовые
деликты; административные проступки; уголовные преступления.
3) На развитие того или иного явления, его масштабы, особенности и
характеристики оказывают большое влияние особенности территорий на
которых данные явления протекают. Менталитет народа, его традиции,
культура
оказывают
воздействие
на
общественные
отношения,
складывающиеся на определенной территории. Поэтому зарубежный опыт
навсегда применим к общественным отношениям, складывающимся в
России. Но отрицать позитивное и положительное значение опыта
зарубежных стран в области противодействия коррупции – нельзя.
В результате исследования коррупционных правонарушений по
законодательству зарубежных стран установлено, что в зарубежных
государствах, так же, как и в нашей стране, проблемы, связанные с
коррупцией, существуют, оказывая негативное влияние на общественные и
экономические институты. Анализ зарубежного законодательства в области
противодействия коррупции позволил сделать вывод, что во многих
иностранных государствах за коррупционные правонарушения помимо
административной и уголовной ответственности широко реализуется
дисциплинарная и гражданско-правовая ответственность, что позволяет
организовать
масштабное
противодействие
правонарушениям и возместить ущерб от правонарушений.
коррупционным
34
2 Должностное лицо как субъект коррупционных правонарушений
по российскому законодательству
2.1 К вопросу о понятии «должностное лицо» в российском
законодательстве
Любое
государство
занимающим
должности
предъявляет
в
особые
государственных
требования
органах.
к
Так
лицам,
как
на
должностных лиц возлагаются особые требования, они являются лицом тех
органов, в которых служат и их поведение отражается на авторитете
государства.
В
тех
случаях,
когда
должностное
лицо
совершает
противоправное деяние, связанное с исполнением своего служебного долга,
наносится непоправимый вред системе государственной власти. Именно
поэтому коррупционные правонарушения должностных лиц обладают
повышенной общественной опасностью. В силу данных обстоятельств
вопрос о субъекте должностных преступлений всегда остается актуальным.
В советском уголовном праве проблема понятия должностного лица
рассматривалась в трудах многих научных деятелей. В конце 1940-х и
особенно в 1950-е гг. многие ученые высказывали вполне обоснованное
мнение о том, что субъектами должностных преступлений могут быть не все
служащие, а только те, которые обладают более или менее значительными
полномочиями. Так, В.Д. Меньшагин и З.А. Вышинский считали, что для
признания
осуществлял
служащего
должностным
определенные
лицом
административные
необходимо,
или
чтобы
он
организационно-
хозяйственные функции [2.40; 366]. Аналогичный подход к понятию
должностного лица содержался и в юридических словарях [2.12; 219]. В.Ф.
Кириченко и Н.П. Кучерявый справедливо указывали, что должностные лица
– это работники, осуществляющие в государственном, общественном
учреждении или на предприятии оперативно-распорядительные либо
административно-хозяйственные функции
[2.6; 37], а также лица,
выполняющие культурно-воспитательные функции [2.13; 42].
35
Советской наукой уголовного права были выработаны определенные
критерии, которые позволяли дать определение понятию «должностное
лицо» через особенности его служебного положения.
Должностное
лицо
–
это,
как
правило,
лицо,
обладающее
определенными властными полномочиями, компетентное приказывать комуто, распоряжаться чем-то, принимать решения, имеющие для других лиц
юридическое значение.
Законодателем
было
дано
определение
должностного
лица
в
примечание к ст. 285 Уголовного кодекса. В определении указано, что к
должностным лицам относятся не только те лица, которые осуществляют
должностные функции в государственных органах (органах местного
самоуправления, Вооруженных силах РФ и др.),
но и лица, которые
осуществляют должностные функции в муниципальных унитарных и
государственных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет
акций которых принадлежит Российской Федерации или ее субъектам [1.8].
Таким образом, если предыдущая редакция 2007 г. включила в число
должностных лиц тех, которые осуществляют определенные функции в
государственных
корпорациях
и
государственных
компаниях,
то
действующая редакция УК РФ пошла по пути расширения перечня
коммерческих организаций с государственной и муниципальной формами
собственности, в которых функции могут осуществляться должностными
лицами. Необходимо отметить, что на момент принятия действующего УК
РФ законодатель исходил из принципиально иной концепции, отграничивая
сферу государственной власти и местного самоуправления от сферы
коммерческой деятельности. В начальной редакции Примечания 1 к ст. 285
УК РФ лица, выполняющие управленческие функции в любой коммерческой
организации, независимо от формы собственности, не были указаны. И лица,
выполняющие организационно-распорядительные или административнохозяйственные функции в коммерческих организациях, в том числе с
36
государственной (федеральной и региональной) и муниципальной формами
собственности, не являлись должностными.
Проанализировав определение понятия «должностное лицо», которое
дано в УК РФ, считаем, что изменения вносимые законодателем в
содержание примечания к ст. 285 УК РФ, характеризуются тем, что не носят
системный характер и отражают в себе только часть государственной формы
собственности и организационно-правовых форм юридических лиц. Кроме
того, изменения от 13.07.2015 вносимые законодателем в содержание
примечания к ст. 285 УК РФ, касающиеся характеристики должностных лиц,
не были внесены в примечание 1 к ст. 201, в котором также определены
признаки лица, выполняющего управленческие функции. Несмотря на то, что
рассматриваемы примечания, тесно связаны. Примечание к ст. 201 УК РФ
определяет, что «выполняющим управленческие функции в коммерческой
или иной организации, а также в некоммерческой организации, не
являющейся государственным органом, органом местного самоуправления,
государственным или муниципальным учреждением, в статьях главы 23 УК
РФ, а также в статьях 199.2 и 304 УК РФ признается лицо, выполняющее
функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров
или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно,
временно
либо
по
специальному
организационно-распорядительные
или
полномочию
выполняющее
административно-хозяйственные
функции в этих организациях.
Таким образом, указанные лица, выполняющие организационнораспорядительные
и
административно-хозяйственные
функции
в
юридических лицах, созданных в организационно-правовой форме фонда,
общества
с
ограниченной
ответственностью,
независимо
от
доли
государственной или муниципальной собственности в их имуществе, не
могут быть признаны должностными. Они могут быть признаны только
специальным субъектом преступления, предусмотренного Примечанием к ст.
201, как лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или
37
иной организации, хотя по сути цели деятельности и статус юридического
лица, в котором они осуществляют организационно-распорядительные и
административно-хозяйственные
функции,
не
отличаются
от
государственных и муниципальных унитарных предприятий и акционерных
обществ, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской
Федерации,
субъектам
Российской
Федерации
или
муниципальным
образованиям.
Под должностным лицом в КоАП РФ в соответствии с примечанием к
ст. 2.4 КоАП РФ следует понимать лицо, постоянно, временно или в
соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции
представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке
распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в
служебной
зависимости
от
него,
организационно-распорядительные
а
или
равно
лицо,
выполняющее
административно-хозяйственные
функции в государственных органах, органах местного самоуправления,
государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных
Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях
Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в
связи
с
выполнением
организационно-распорядительных
или
административно-хозяйственных функций руководители и другие работники
иных организаций, арбитражные управляющие, а также совершившие
административные
статьями
правонарушения,
КоАП
РФ
члены
предусмотренные
советов
директоров,
определенными
коллегиальных
исполнительных органов, счетных комиссий, ревизоры, ликвидационных
комиссий юридических лиц и руководители организаций, осуществляющих
полномочия единоличных исполнительных органов других организаций,
физические
лица,
являющиеся
учредителями
юридических
лиц,
руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных
исполнительных
органов
организаций,
являющихся
учредителями
38
юридических
лиц,
несут
административную
ответственность
как
должностные лица и др[1.10].
Таким образом, мы видим, что законодательно закрепленное понятие
«должностное лицо» не идентично для различных отраслей права.
Следует обратить внимание на то, что при обособлении должностных
лиц, как субъектов правонарушений, в качестве юридически значимых
классифицирующих признаков указаны особенности управленческих и
властных полномочий должностного лица. Указанные признаки являются
достаточно значимыми, так как преступные деяния, затрагивающие интересы
службы
имеют
место
не
потому,
что
какое-либо
лицо
занимает
определенную должность, а в связи с тем, что данное лицо реализует своих
служебные полномочия. Поэтому при квалификации противоправных
деяний, субъектом которых является должностное лицо,
необходимо не
только констатировать тот факт, что лицо, совершившее правонарушение,
является должностным лицом, но и акцентировать внимание на том, что
противоправное деяние было совершено лицом при осуществлении им своих
служебных полномочий.
Между тем до настоящего времени в практике и теории не решен
вопрос: следует ли исходить из единого понимания должностного лица для
всех отраслей права, либо нужна его индивидуальная интерпретация в
отраслевом правовом регулировании. В связи с этим возникает вопрос:
может ли социально-ролевая функция, лежащая в основе выделения статуса
должностного лица в той или иной системе, быть непреодолимой причиной
недопустимости единого понимания и определения должностного лица как
специального субъекта ответственности [2.17;104].
В результате исследования вопроса о понятии «должностное лицо» в
российском законодательстве, установлено, что законодатель к должностным
лицам относит лиц, которые уполномочены в установленном порядке
совершать юридически значимые действия. Исходя из положений УК РФ,
КоАП РФ, ТК РФ, должностными лицами по признаку совершения
39
юридически значимых действий должны признаваться те, кто совершает
действия, в результате которых наступают или могут наступить правовые
последствия
в
виде
возникновения,
изменения
или
прекращения
правоотношений. Считаем, что такой подход не учитывает одного важного
обстоятельства: должностная деятельность – это деятельность, имеющая
публично-правовой и властно-организующий характер. Следовательно,
должностными лицами следует признавать лишь тех, кто совершает
юридически значимые действия, влекущие последствия публично-правового
и властно-обязывающего характера для другого лица (юридического или
физического). Само по себе участие в гражданско-правовой сделке в качестве
стороны или ее представителя не влечет признания лица должностным.
2.2 Проблемы ответственности должностных лиц за совершение
коррупционных правонарушений
Юридическая ответственность должностных лиц реализуется через
правовые отношения охранительного типа, в которых правонарушитель
подвергается только той мере государственно-властного принуждения,
которая предусмотрена законом, корреспондирует обязанность государства в
лице его компетентного органа применить только ту санкцию, которая
обусловлена совершенным правонарушением.
Специфика института ответственности должностных лиц заключается в
том, что данный институт является комплексным, включает в себя
охранительные нормы различной отраслевой принадлежности. Комплексные
институты – это подразделения комплексных отраслей права. Как и
комплексные отрасли права, в целом они охватывают нормативный материал
из разных юридических режимов.
Учитывая вышеуказанные обстоятельства можно выделить первый
проблемный аспект ответственности должностных лиц за коррупционные
правонарушения – деяния, содержащие в себе составы коррупционных
правонарушений, закреплены в нормативно-правовых актах различных
40
отраслей права. Что обуславливает проблемность комплексного подхода к
изучению
особенностей
коррупционные
ответственности
правонарушения,
а
также
должностных
затрудняет
лиц
за
квалификацию
конкретного коррупционного деяния.
Можно выделит признаки, составляющие содержание ответственности
должностных лиц и отражающие ее специфику, к которым относятся:
- субъект правонарушения - должностное лицо, характеризующееся
наличием специального правового статуса;
-
основание
ответственности
–
правонарушение,
связанное
с
исполнением должностных обязанностей субъекта правонарушения;
- совокупность правовых норм, регулирующих ответственность
должностных лиц;
-
установленный
перечень
мер
юридической
ответственности,
применяемых к должностным лицам.
Учитывая
вышеуказанные
признаки
можно
сформулировать
следующую проблему ответственности должностных лиц за совершение
коррупционных правонарушений, которая кроется в особенностях субъекта
данного вида правонарушений.
Должностные
лица
обладают
властными
полномочиями
и
возможностью оказывать давление на следствие. Рассматриваемый вид
правонарушений
связан
с
большими
деньгами
и
риском,
поэтому
коррупционные деяния совершаются в очень сложных, специфических и
конфиденциальных условиях. Для выявления фактов коррупции сотрудникам
правоохранительных органам необходимо использовать в своей деятельности
широкий спектр оперативно-розыскных мероприятий.
В УЭБ и ПК УМВД России по Орловской области поступила
оперативная информация о том, что (информация скрыта) Нутовец,
занимая
должность
директора
в
некоммерческой
организации
специализированном автономном учреждение, получает вознаграждение в
виде денежных средств от предпринимателей за продажу древесины и
41
участков леса под вырубку. Данная информация проверялась, и после ее
подтверждения было принято решение о проведении ОРМ в отношении
Нутовца, инициатором чего являлся лично он. (дата обезличена) было
санкционировано
проведение
в
отношении
Нутовца
оперативного
эксперимента. Было решено внедрить оперативного сотрудника ФИО19 под
псевдонимом «ФИО9». Последний вошел в доверие к Нутовцу, и между ними
была достигнута договоренность о продаже леса. При этом сумма по
договору была меньше, чем ФИО19 должен был заплатить Нутовцу. (дата
обезличена) ФИО19 взяли под наблюдение, после чего у (адрес обезличен)
была зафиксирована его встреча с Нутовцом, который вышел из
автомобиля «Нива Шевроле» под управлением ФИО22. Разговор шел о
продаже леса по цене выше, нежели будет указана в договоре. (дата
обезличена) между Нутовцом и ФИО19 состоялся телефонный разговор, в
ходе которого была достигнута договоренность о встрече, на которую
Нутовец должен взять с собой чек, договор купли-продажи, а также иные
документы. В этот же день ФИО19, действовавшему под псевдонимом
«ФИО27», были переданы предварительно осмотренные денежные средства
в сумме 200 000 рублей. (дата обезличена) в (информация скрыта) ФИО19
под наблюдением зашел в кафе, где расположился в кабинке. Через
некоторое время к кафе подъехал автомобиль марки «Нива Шевроле», в
котором находились Нутовец и ФИО22. Последние вошли в кафе и
расположились в кабинке с ФИО19. Там Нутовец передал «ФИО27»
документы и показал, где расписаться. Затем ФИО19 вынул из сумки деньги
и передал их Нутовцу. Последний пересчитал деньги и вернул одну купюру
достоинством 5 000 руб. «ФИО27». После этого ФИО19 вышел из кабинки,
и наблюдение было снято. В ходе ОРМ использовалась специальная аудио и
видеотехника, был составлен акт наблюдения и стенограмма разговора
между Нутовцом и «ФИО9»[1.23].
Из приведенного примера видно, что для расследования одного факта
коррупции сотрудники правоохранительных органов использовали такие
42
оперативно-розыскные
мероприятия
как:
наблюдение,
прослушивание
телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи,
оперативное внедрение, оперативный эксперимент и др. Таким образом, на
наш взгляд, не остается сомнений, что коррупционные правонарушения
отличаются сложностью выявления и расследования.
О существовании порочной практики «покупки должностей» в органах
государственной власти, в политических общественных организациях
современной демократической России, строящей правовое государство и
формирующей гражданское общество, говорится как отечественными
исследователями феномена коррупции, так и отдельными представителями
средств массовой информации [3.8; 123].
Можно
выделить
следующие
общие
признаки
юридической
ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения:
- высокое общественное положения субъектов правонарушений;
- субъекты правонарушений лица старше 30 лет;
- возможность лоббирования законодательства субъектами коррупции,
носящая криминогенный характер;
- высокий уровень образования и интеллекта субъектов данного
деяния;
- субъекты правонарушений обладают современными методами и
средствами защиты от разоблачения;
- должностные лица из правящих кругов, совершившие деяние, чаще
избегают реальной ответственности, чем простые граждане;
- низкий уровень лиц, ранее судимых.
Коррупционные правонарушения – это явления, которые являются
одними из самых трудных для выявления и правовой квалификации. Это
объясняется присущими ему особенностями:
- специальным субъектом, обладающим властными полномочиями и
возможностью оказывать давление на работников правоохранительных
органов;
43
- заинтересованностью обеих сторон (оба участника преступления,
например взяткодатель и взяткополучатель - заинтересованы в совершении
преступления, боятся ответственности и принимают все меры к сокрытию
следов своей преступной деятельности). Ответственность за коррупционные
правонарушения несут все стороны деяния, что отражается на выявлении,
предупреждении, пресечении данных видов правонарушений. Стороны
заинтересованы в том, чтобы об их противоправном деянии не стало
известно окружающим, а тем более правоохранительным органам и
прилагают для этого максимум усилий, маскируя свое противоправное
деяние разнообразными способами;
- возможностью совершения коррупционных деяний за совершение
законных действий (например, получение дорогостоящего подарка за
«особое» внимание к больному) значит, установление факта коррупционного
деяния осложняется тем, что в документах не остается следов незаконных
действий должностного лица либо остаются следы, которые лишь косвенно
могут свидетельствовать о корыстной заинтересованности этого лица в
принятии соответствующего решения.
Приведем
исполнение
им
пример
своих
получения
взятки
должностных
должностным
полномочий.
лицом
Гончарова
за
Л.А.,
занимающая должность врача по медико-социальной экспертизе бюро
медико-социальной экспертизы № 4 смешанного профиля (далее - бюро МСЭ
№ 4 ФКУ «ГБ МСЭ по Орловской области» Минтруда России), являлась
должностным лицом получила лично взятку в виде денег за совершение
действий в пользу представляемого взяткодателем лица, которые входили в
ее служебные полномочия. Гончарова JI.A. (данные изъяты) в дневное время
находилась на своем рабочем месте, в помещении бюро МСЭ № 4 ФКУ «ГБ
МСЭ по Орловской области» Минтруда России, где к ней в ходе личной
встречи обратилась ранее знакомая ФИО5 с просьбой оказать содействие
ФИО6 в повторном установлении третьей группы инвалидности по общему
заболеванию. Гончарова Л.А. тогда же ознакомилась с медицинскими
44
документами ФИО6, содержание которых указывало на наличие оснований
для установления последней третьей группы инвалидности по общему
заболеванию, в связи с чем, у нее возник преступный умысел, направленный
на получение взятки в виде денег от ФИО5 за вынесение экспертного
решения об установлении ФИО6 третьей группы инвалидности по общему
заболеванию, то есть за совершение действий, входящих в ее служебные
полномочия.
Реализуя задуманное, Гончарова Л.А. в указанное время и в указанном
месте, заведомо сознавая, что по состоянию здоровья ФИО6 имеются
основания для установления той третьей группы инвалидности, а также
то, что участие в проведении медико-социальной экспертизы и вынесение
совместно с другими специалистами филиала экспертного решения о группе
и причине инвалидности входит в ее служебные полномочия, действуя
умышленно, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения,
потребовала от ФИО5 передать ей взятку в виде денег в сумме (данные
изъяты) рублей за вынесение ею экспертного решения об установлении
ФИО6 третьей группы инвалидности по общему заболеванию. При этом
ФИО5 согласилась на предложение Гончаровой Л.А.
Продолжая реализовывать свой преступный умысел, Гончарова Л.А.
(данные изъяты) получила от ФИО5, действовавшей в рамках оперативнорозыскной деятельности, проводимой сотрудниками УЭБ и ПК УМВД
России по Орловской области, лично взятку в виде денег в сумме (данные
изъяты) рублей за вынесение ею экспертного решения об установлении
ФИО6 третьей группы инвалидности.
В период времени (данные изъяты) денежные средства в сумме
(данные изъяты) рублей, переданные ФИО5 Гончаровой JI.A. были изъяты у
последней сотрудниками УЭБ и ПК УМВД России по Орловской области в
результате проведения оперативно-розыскного мероприятия «Обследование
помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных
45
средств» в кабинете № 19 бюро МСЭ № 4 ФКУ «ГБ МСЭ по Орловской
области» Минтруда России.
Советский районный суд г. Орла признал Гончарову Л.А. виновной в
совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ и назначил
ей наказание в виде штрафа в размере 100000 рублей с лишением права
заниматься
организационно-распорядительной
и
административно-
хозяйственной деятельностью в сфере здравоохранения сроком на 2
года[1.25].
Из приведенного примера видно, что зачастую коррупционные
преступления раскрываются посредством целенаправленных оперативнорозыскных мероприятий.
Следующей
проблемой
ответственности
должностных
лиц
за
коррупционные правонарушения является то, что составы коррупционных
правонарушений
обладают
высоким
уровнем
латентности
и
характеризуются:
- сложностью выявления причин и условий, их порождающих;
-
наличием
недостатков
в
действующем
антикоррупционном
законодательстве, регулирующем рассматриваемый вопрос;
- острой необходимостью усовершенствования мер профилактического
и предупредительного воздействия на снижение роста коррупционных
правонарушений
на
современном
этапе
развития
Российской
государственности.
В результате исследования проблемных
ответственности
должностных
лиц
правонарушений, установлено, что
предусмотрена
за
аспектов юридической
совершение
коррупционных
коррупционные деяния, за которые
юридическая ответственность, закреплены в нормативно-
правовых актах различных отраслей права. Что обуславливает проблемность
комплексного
подхода
к
изучению
особенностей
ответственности
должностных лиц за коррупционные правонарушения, а также затрудняет
квалификацию
конкретного
коррупционного
деяния.
Юридическая
46
ответственность должностных лиц за коррупционные правонарушения
характеризуется высоким социальным положением субъектов и отличается
от общего массива правонарушений уровнем продажности, высокими
показателями незаконно-материального обогащения и привилегированным
положением субъектов правонарушений, что обуславливает высокую
латентность.
Зачастую
коррупционные
преступления
раскрываются
посредством целенаправленных оперативно-розыскных мероприятий. Для
расследования фактов коррупции сотрудники правоохранительных органов
должны использовать в своей деятельности широкий спектр оперативнорозыскные
мероприятия,
так
как
коррупционные
правонарушения
отличаются сложностью выявления и расследования. Все перечисленные
обстоятельства
обуславливают
проблемы
и
сложность
юридической
ответственности должностных лиц за коррупционные правонарушения.
Выводы по второй главе:
1) Для признания субъекта правонарушения должностным лицом
необходимо, чтобы он осуществлял определенные административные или
организационно-хозяйственные функции. В основу определения понятия
должностного лица положен фактический характер выполняемых им
функций административно-хозяйственного, оперативно-распорядительного,
контрольно-ревизионного, судебного, профессионального и иного публичноправового характера.
Легальное определение должностного лица дано в примечании к статье
285 УК РФ. В соответствии с действующей редакцией УК РФ к
должностным
лицам
относятся
не
только
лица,
осуществляющие
вышеперечисленные функции в государственных органах и органах местного
самоуправления, но и лица, осуществляющие функции в государственных и
муниципальных
унитарных
предприятиях,
акционерных
обществах,
контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, ее
субъектам или муниципальным образованиям. Действующая редакция УК
РФ пошла по пути расширения перечня коммерческих организаций с
47
государственной и муниципальной формами собственности, в которых
функции, имеющие публично-правовой и властно-организующий характер
могут осуществляться должностными лицами.
Проанализировав определение понятия «должностное лицо», которое
дано в УК РФ, считаем, что изменения вносимые законодателем в
содержание примечания к ст. 285 УК РФ, характеризуются тем, что не носят
системный характер и отражают в себе только часть государственной формы
собственности и организационно-правовых форм юридических лиц. Кроме
того, изменения от 13.07.2015 вносимые законодателем в содержание
примечания к ст. 285 УК РФ, касающиеся характеристики должностных лиц,
не были внесены в примечание 1 к ст. 201, в котором также определены
признаки лица, выполняющего управленческие функции. Несмотря на то, что
рассматриваемы примечания, тесно связаны.
Под должностным лицом в КоАП РФ в соответствии с примечанием к
ст. 2.4 КоАП РФ следует понимать лицо, постоянно, временно или в
соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции
представителя
власти.
Лица,
совершившие
административные
правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных
или административно-хозяйственных функций руководители и другие
работники иных организаций, арбитражные управляющие, члены советов
директоров, коллегиальных исполнительных органов, счетных комиссий,
ревизоры, ликвидационных комиссий юридических лиц и руководители
организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных
органов других организаций, физические лица, являющиеся учредителями
юридических
лиц,
руководители
организаций
и
т.д.,
несут
административную ответственность как должностные лица.
Таким образом, мы видим, что законодательно закрепленное понятие
«должностное лицо» не идентично для различных отраслей права.
На наш взгляд в современной юридической науке следует исходить из
единого понимания должностного лица для всех отраслей права. Понятие
48
«должностное лицо» должно быть унифицировано, а само определение
должно опираться на то, что должностная деятельность – это деятельность,
имеющая
публично-правовой
Следовательно, должностными
и
властно-организующий
лицами
характер.
следует признавать тех, кто
совершает юридически значимые действия, влекущие последствия публичноправового и властно-обязывающего характера для другого лица.
2) В результате исследования вопроса юридической ответственности
должностных
лиц
за
коррупционные
правонарушения,
определены
следующие проблемные аспекты:
- Коррупционные деяния, за которые предусмотрена
юридическая
ответственность, закреплены в нормативно-правовых актах различных
отраслей права. Что обуславливает проблемность комплексного подхода к
изучению
особенностей
коррупционные
ответственности
правонарушения,
а
также
должностных
затрудняет
лиц
за
квалификацию
конкретного коррупционного деяния.
- Юридическая ответственность должностных лиц за коррупционные
правонарушения
характеризуется
высоким
социальным
положением
субъектов и отличается от общего массива правонарушений уровнем
продажности, высокими показателями незаконно-материального обогащения
и
привилегированным
положением
субъектов
правонарушений,
что
обуславливает высокую латентность.
- Рассматриваемый вид правонарушений связан с большими деньгами и
риском, поэтому коррупционные деяния совершаются в очень сложных,
специфических и конфиденциальных условиях.
-
Возможность
привлечь
должностных
лиц
к
юридической
ответственности за коррупционные правонарушения осложнена тем, что для
данного
вида
правонарушений
специальный
субъект
полномочиями
и
правонарушения,
возможностью
правоохранительных
присущи
органов;
оказывать
следующие
особенности:
обладающий
властными
давление
работников
ответственность
за
на
коррупционные
49
правонарушения несут все стороны деяния, что отражается на выявлении,
предупреждении, пресечении данных видов правонарушений; стороны
заинтересованы в том, чтобы об их противоправном деянии не стало
известно окружающим; возможность совершения коррупционных деяний за
совершение законных действий.
Все вышеперечисленные обстоятельства обуславливают проблемы и
сложность
юридической
ответственности
коррупционные правонарушения.
должностных
лиц
за
50
3 Виды юридической ответственности должностных лиц за
совершение коррупционных правонарушений и вопросы ее
совершенствования
3.1 Административная ответственность за совершение
коррупционных правонарушений
К
административным
коррупционным
проступкам
относятся
обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями
правонарушения,
за
которые
правонарушениях
Российской
Кодексом
Федерации
об
или
административных
законами
субъектов
Российской Федерации установлена административная ответственность.
Административно-деликтное
законодательство
является
эффективным
механизмом противодействия коррупции. В КоАП РФ содержится ряд
статей, устанавливающих административную ответственность за нарушения
в указанной сфере. Например, к коррупционным административным
проступкам можно отнести следующие деяния, предусмотренные КоАП РФ:
– подкуп избирателей, участников референдума, ст 5.16 КоАП РФ;
–
непредставление
или
неопубликование
отчета,
сведений
о
поступлении и расходовании средств, выделенных на подготовку выборов,
референдума, ст. 5.17 КоАП РФ;
– незаконное использование денежных средств при финансировании
избирательной кампании, ст. 5.18 КоАП РФ;
–
использование
незаконной
материальной
поддержки
при
финансировании избирательной кампании, ст. 5.20 КоАП РФ;
– неправомерное использование инсайдерской информации, ст. 15.21
КоАП РФ [1.10].
- непредставление информации гражданину и (или) организации или
нарушение порядка рассмотрения обращений граждан, ст. 5.39; 5.59 КоАП
РФ;
51
- незаконное вознаграждение от имени юридического лица, ст.
19.28КоАП РФ.
Постановлением
мирового
судьи
судебного
участка
№
335
Тимирязевского района города Москвы от 15 января 2016 года ООО «РУС
ДЕВЕЛОПМЕНТ ГРУПП» (далее - Общество) признано виновным в
совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.
19.28 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде
административного штрафа в размере 1 000 000 (один миллион) рублей с
конфискацией денежных средств в сумме 300 000,00 (триста тысяч)
рублей,
являющихся
предметом
совершения
административного
правонарушения.
Согласно положениям ст. 14 Федерального закона от 25 декабря 2008
г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» в случае, если от имени или в
интересах юридического лица осуществляются организация, подготовка и
совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих
условия для совершения коррупционных правонарушений, к юридическому
лицу могут быть применены меры ответственности в соответствии с
законодательством Российской Федерации.
Установлено, что 06 ноября 2015 года примерно в 16 часов 05 минут
В., являясь генеральным директором ООО «РУС ДЕВЕЛОПМЕНТ ГРУПП»,
находясь в салоне автомобиля (данные изъяты), по адресу Дмитровское
шоссе, д. 1, корп. 1, действуя в интересах ООО «РУС ДЕВЕЛОПМЕНТ
ГРУПП», имея умысел на дачу взятки должностному лицу - помощнику
Коптевского межрайонного прокурора г. Москвы Я.П.Д., за не подготовку
проектов
постановлений
о
возбуждении
в
отношении
указанного
юридического лица по результатам проведенной им прокурорской проверки
административных производств по ч. 4 ст. 18.15 КоАП РФ, передал
последнему денежные средства в размере (данные изъяты) рублей. Таким
образом, ООО «РУС ДЕВЕЛОПМЕНТ ГРУПП» совершило незаконную
передачу в своих интересах должностному лицу денег за совершение в
52
интересах данного юридического лица должностным лицом действия
(бездействия), связанного с занимаемым им (должностным лицом)
служебным положением. Действия Общества квалифицированы по ч. 1 ст.
19.28 КоАП РФ[1.19].
Ряд ученых к числу коррупционных правонарушений также относит,
составы, предусмотренные следующими статьями КоАП РФ:
-
ст. 14.9 - ограничение конкуренции органами власти, органами
местного самоуправления;
- ст. 15.14 - нецелевое использование бюджетных средств и средств
государственных внебюджетных фондов.
Федеральная
постановление
служба
о
финансово-бюджетного
привлечении
Российский
надзора
научный
вынесла
фонд
к
административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ.
В связи с чем Российский научный фонд обратился в Арбитражный
суд г. Москвы с заявлением об оспаривании постановления Федеральной
службы финансово-бюджетного надзора от 16.09.2015 № 14-2015/498 о
привлечении
Российского
научного
фонда
к
административной
ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ с назначением наказания в виде
штрафа в размере 9 000 руб.
Федеральным законом № 349-ФЗ «О федеральном бюджете на 2014
год и на плановый период 2015 и 2016 годов» (далее - Закон № 349-ФЗ)
Министерству образования и науки Российской Федерации (далее Министерство) предусмотрены бюджетные ассигнования из федерального
бюджета на выделение субсидии Фонду в виде имущественного взноса
Российской Федерации в размере 11 396 827,2 тыс. рублей. Пунктом 3
Правил
№
1170
соответствии
с
установлено,
заключенным
что
между
Субсидия
предоставляется
Министерством
и
в
Фондом
соглашением о предоставлении субсидии. В соответствии с Соглашением
от 29.01.2014 № СОГ-1/14 (далее - Соглашение), заключенным между
53
Министерством и Фондом, размер предусмотренной Фонду субсидии из
федерального бюджета в 2014 году составляет 11 396 827, 2 тыс. рублей.
Средства Субсидии поступили на расчётный счет Фонда 06.02.2014.
Вместе с тем, как правильно установлено административным органом, в
2014 году Фондом с ОАО «Медицина» заключен договор от 31.03.2014 №
682-мп-2014 (далее - Договор). Предметом Договора является оказание
скорой, амбулаторнополиклинической, стоматологической медицинской
помощи, помощи на дому сотрудникам Фонда и членам их семей. Фондом
платежным поручением от 03.06.2014 № 286 перечислены ОАО «Медицина»
средства Субсидии из федерального бюджета в сумме 180 000 руб. в
качестве аванса за предоставление услуг по медицинскому обслуживанию.
Вместе с тем, в силу п. 1.1 и 2.3.1 Соглашения, ст. 6 Закона № 291-ФЗ
субсидия предоставляется Фонду на формирование его имущества на
условии
целевого
исключительно
для
использования,
и
достижения
цели
должна
его
быть
использована
деятельности.
Оказание
медицинской помощи и оплата таких услуг.
Таким образом, оплатив 03.06.2014 медицинские услуги на сумму 180
000
руб.
за
счёт
средств
Субсидии,
предоставленной
Фонду
на
формирование его имущества, подлежащего расходованию на поддержку и
развитие
научных
исследований,
повышение
конкурентоспособности
научных организаций и организаций высшего образования, развитие
международного научного и научнотехнического сотрудничества, а также
иную деятельность неразрывно связанную с наукой и образованием, Фонд
допустил нецелевое использование бюджетных средств
Суд пришел к
выводу, что решение административного органа о привлечении к
административной ответственности является законным и обоснованным,
отказывает в удовлетворении требования заявителя [1.20].
- ст. 15.21 - использование служебной информации на рынке ценных
бумаг [3.5; 506].
54
Основными видами административного наказания по вышеуказанным
статьям являются: штраф (ст.ст. 5.16; 5.17; 5.18; 5.20; 15;21 КоАП РФ и др.) ,
конфискацией предмета административного правонарушения(ст. 5.20, 19.28
КоАП РФ), дисквалификация(ст. 14.35 КоАП РФ и др.).
Отнесение
вышеперечисленных
составов
административных
правонарушений к числу коррупционных является весьма условным.
Предлагает, в этой связи, по примеру некоторых государств — участников
СНГ,
выделить
в
КоАП
РФ
отдельную
главу,
посвященную
административным коррупционным правонарушениям [3.9; 463].
Для усиления консолидированного воздействия на различные формы
проявления коррупции в органах власти и управления необходимо
использовать весь арсенал уже имеющихся административных санкций,
которые могут быть применены за административные правонарушения
коррупционной
направленности.
Так,
например,
дисквалификация
государственного и муниципального служащего является эффективным
способом превенции административных правонарушений, т.к. он исключает
субъекта (государственного и муниципального служащего) из определенной
сферы общественных отношений и лишает его фактической и юридической
возможности совершить аналогичное правонарушение[3.9; 463].
Применение дисциплинарной ответственности к государственным и
муниципальным служащим за возникновение конфликта интересов не всегда
может решить те задачи, которые должны решать применяемые санкции.
Так, например, расторжение с государственным служащим служебного
контракта по инициативе представителя нанимателя. Применение же
дисквалификации соответствует целям административного законодательства
и обеспечивает применение меры административной ответственности,
адекватной совершенному правонарушению и личности правонарушителя
гражданина, осуществляющего управление процессами, имеющими значение
для общества.
55
Сфера административной ответственности юридических лиц за
совершение коррупционных правонарушений является новым и чрезвычайно
важным
направлением
антикоррупционной
работы
в
сфере
административных правонарушений. Статья 19.28 КоАП РФ устанавливает
административную
ответственность
юридических
лиц
за
незаконное
вознаграждение от имени юридического лица.
Согласно
положениям
статьи
26
Конвенции
Организации
Объединенных Наций против коррупции каждое государство-участник
принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут
потребоваться для установления ответственности юридических лиц за
участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии с данной
Конвенцией. Реализацией названных норм явилось введение института
административной
ответственности
юридических
лиц
за
совершение
коррупционных правонарушений.
Административная ответственность юридических лиц за коррупцию
была введена в КоАП РФ Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 280ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных
Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной
ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием
Федерального закона «О противодействии коррупции».
Статья
19.28
КоАП
РФ
предусматривает
ответственность
за
незаконные передачу, предложение или обещание от имени или в интересах
юридического лица должностному лицу либо лицу, выполняющему
управленческие
функции
в
коммерческой
или
иной
организации,
иностранному должностному лицу или должностному лицу публичной
международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно
незаконное оказание ему услуг имущественного характера, предоставление
имущественных прав за совершение в его интересах действия (бездействия),
связанного с занимаемым ими служебным положением[3.20; 158].
56
В дальнейшем объективная сторона данного правонарушения была
расширена двумя квалифицирующими признаками — крупный и особо
крупный размеры совершенных действий. Эффективное осуществление
деятельности
по
противодействию
коррупции
возможно
только
с
использование разноплановых правовых механизмов, направленных на
совершенствование нормативной базы и правоприменительной деятельности
правоохранительных органов в указанной сфере. Важная роль в борьбе с
коррупцией
принадлежит
правоохранительных
межведомственному
взаимодействию
органов,
которые
в
анализа
правовых
нуждаются
дальнейшем
совершенствование.
В
результате
административную
ответственность
за
норм,
предусматривающих
совершение
коррупционных
правонарушений, нами сформулированы следующие предложения:
1) представляется актуальной разработка и нормативное закрепление
перечня
статей
КоАП
РФ,
устанавливающих
ответственность
за
правонарушения коррупционной направленности;
2) целесообразно ст. 19.28 КоАП РФ изложить в редакции,
предусматривающей не только ответственность юридических лиц, но и
ответственность лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность
без образования юридического лица;
3) в тщательном пересмотре нуждаются санкции статьи 19.28 КоАП
РФ. Представляется необходимым уменьшить минимальные пределы
административного
штрафа
или
же
привязать
их
к
плавающим
индивидуальным показателям финансового состояния юридического лица
(средней
месячной
или
годовой
выручке).
Также
представляется
необходимым установить более эффективную систему рассрочки уплаты
административного штрафа. Кроме того, в качестве дополнительного
наказания в данной статье предусмотрена конфискация стоимости услуг
имущественного характера, иных имущественных прав. Такое положение
противоречит статьям 3.2 и 3.7 КоАП РФ, в соответствии с которыми
57
конфискации
подлежат
правонарушения,
орудия
которые
и
являются
предметы
административного
объектами
материального
мира
(вещами).
4)
следует
предусмотреть
возможность
освобождения
от
административной ответственности юридических лиц, которые активно
способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и либо
имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо
юридическое лицо после совершения преступления добровольно сообщило о
даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело;
5) дополнить КоАП РФ новыми составами административных
правонарушений
коррупционной
направленности
предусмотреть
-
административную ответственность за протекционизм; за умышленное
представление
осуществление
недостоверных
сведений
предпринимательской
о
доходах
деятельности
и
расходах;
за
государственным
служащим; за непринятие мер по урегулированию конфликта интересов и др.
К
административным
коррупционным
проступкам
относятся
обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями
правонарушения, за которые КоАП РФ или законами субъектов РФ
установлена административная ответственность.
Сфера административной ответственности юридических лиц за
совершение коррупционных правонарушений является новым и чрезвычайно
важным
направлением
антикоррупционной
работы
в
сфере
административных правонарушений.
Основными видами административного наказания за коррупционные
правонарушения являются: штраф (ст.ст. 5.16; 5.17; 5.18; 5.20; 15;21 КоАП
РФ и др.), конфискацией предмета административного правонарушения (ст.
5.20, 19.28 КоАП РФ и др.), дисквалификация(ст. 14.35 КоАП РФ и др.).
В
результате
административную
анализа
правовых
ответственность
за
норм,
предусматривающих
совершение
коррупционных
правонарушений, установлено, что сфера административной ответственности
58
юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений является
новым и чрезвычайно важным направлением антикоррупционной работы в
сфере административных правонарушений. На наш взгляд,
представляется
актуальной разработка и нормативное закрепление перечня статей КоАП РФ,
устанавливающих ответственность за правонарушения коррупционной
направленности. Считаем, что необходимо дополнить КоАП РФ новыми
составами
административных
правонарушений
коррупционной
направленности - предусмотреть административную ответственность за
протекционизм; за умышленное представление недостоверных сведений о
доходах и расходах; за осуществление предпринимательской деятельности
государственным служащим; за непринятие мер по урегулированию
конфликта интересов и др. Так как одним из важнейших условий
обеспечения исполнимости законодательства является его качество и
соответствие юридико-техническим требованиям. В этой связи мы считаем
необходимым
совершенствовать
процесс
применения
и
реализации
административной ответственности к лицам, совершившим коррупционные
правонарушения.
3.2 Дисциплинарная и гражданско-правовая ответственность за
коррупционные правонарушения: проблемы применения
С принятием Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О
противодействии коррупции» стало возможным говорить о том, что вопросы
дисциплинарной ответственности в существенной мере урегулированы и
антикоррупционным законодательством, поскольку речь в нём идёт о
применении санкций дисциплинарного характера к государственным
служащим и лицам, замещающим государственные должности Российской
Федерации и субъектов РФ. Дисциплинарная ответственность за нарушения
законодательства о противодействии коррупции также неоднородна. Она
может применяться к государственным служащим и лицам, замещающим
отдельные государственные должности [3.21; 79].
59
Дисциплинарные коррупционные проступки – это нарушения по
службе,
которые
обладают
признаками
коррупции
и
не
являются
преступлениями или административными правонарушениями, за совершение
которых установлена дисциплинарная ответственность.
Выделяют несколько видов дисциплинарной ответственности:
- дисциплинарную ответственность в порядке подчинённости, что
характерно для государственной гражданской службы;
- дисциплинарную ответственность по специальным дисциплинарным
уставам и положениям, которые действуют в системе военной службы и
отдельных видов правоохранительной службы, т.е. там, где поддерживается
предельно высокая дисциплина и максимальная слаженность в работе;
-
дисциплинарную
ответственность
по
правилам
внутреннего
трудового распорядка, к которой привлекаются служащие государственных
органов, не имеющие статуса государственных служащих, а также служащие
иных органов и организаций[3.3; 298].
На основе вышеизложенного, дисциплинарную ответственность за
коррупционные правонарушения следует понимать как вид юридической
ответственности, заключающийся в обязанности претерпевать виновным
неблагоприятные
положений
последствия
федеральных
за
несоблюдения
законов
и
иных
антикоррупционных
нормативных
актов,
регламентирующих процедуры поступления и прохождения различных видов
государственной службы, а также статус лиц, замещающих отдельные
государственные должности, применяемый уполномоченными субъектами
дисциплинарной власти, в форме мер дисциплинарного взыскания.
Таким образом, перечень дисциплинарных коррупционных проступков
устанавливается федеральными законами и законами субъектов РФ, а также
иными
нормативными
правовыми
дисциплинарную ответственность
актами,
всех категорий
предусматривающих
государственных и
муниципальных служащих, и должностных лиц, не являющихся служащими.
60
К
гражданско-правовым
коррупционным
деликтам
относятся
обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями
деликты, предусмотренные ГК РФ. Так, к числу коррупционных гражданскоправовых деликтов можно отнести:
–
нарушение
правил
дарения,
предусмотренных
главой
32
Гражданского кодекса Российской Федерации;
– нарушение порядка предоставления услуг, предусмотренных главой
39 ГК РФ.
Так, например, в соответствии со статьей 575 ГК РФ принятие в дар и
дарение подарка государственным и муниципальным служащим в связи с их
должностным положением или в связи с исполнением ими служебных
обязанностей, при условии, что стоимость подарка превышает три тысячи
рублей, в любом случае образует состав гражданско-правового деликта, при
условии, что этот подарок принят безвозмездно, т.е. без оказания каких-либо
ответных услуг или иного ответного вознаграждения[1.9]. Необходимо
отметить, что, если такой же подарок принял служащий международной,
коммерческой или иной негосударственной организации, то его действия с
точки зрения российского гражданского законодательства не расцениваются
как правонарушение.
Привлечение к дисциплинарной ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения существенно отличается от их привлечения
к обычной дисциплинарной ответственности, установленной трудовым
законодательством. В первую очередь это обусловливается наличием
дополнительных видов ответственности, особым порядком применения и
снятия взысканий, сроками их применения.
Как
правило,
первоначальные
решения
о
привлечении
государственных или муниципальных служащих, которые составляют
подавляющее
большинство
дисциплинарной
от
ответственности
общего
за
числа
должностных
коррупционные
лиц,
к
правонарушения
принимаются комиссиями по служебному поведению и урегулированию
61
конфликта интересов, которые на основании материалов проверок или
заключений, прежде всего, определяют наличие или отсутствие самого факта
вины служащего. После этого комиссия определяет, какое дисциплинарное
взыскание необходимо применить к служащему, и, как показывает практика,
работодатель в выборе степени ответственности обычно придерживается
рекомендаций комиссии.
Основной антикоррупционный закон «О противодействии коррупции»
приводит только виды ответственности (уголовная, административная,
гражданско-правовая, дисциплинарная) и не содержит стройного перечня
самих взысканий[1.12]. Конкретная дисциплинарная ответственность за
совершение
коррупционных
правонарушений
установлена
законодательством Российской Федерации, регламентирующим правовые и
организационные основы государственной гражданской службы, военной
службы, государственной службы иных видов и муниципальной службы.
Такое сложное построение системы мер ответственности приводит к целому
ряду проблем на практике.
Во-первых, для внесения в последующем незначительных изменений
вместо корректировки одного профильного закона необходимо вносить
изменения во множество федеральных законов и подзаконных актов.
Например, введение в действие Федеральным законом № 132-ФЗ в 2017 г.
реестра лиц, уволенных в связи с утратой доверия, потребовало внесения
изменений в одиннадцать федеральных законов, а для уточнения отдельных
ограничений и запретов Федеральным законом № 64-ФЗ[1.13] в этом же году
изменены восемь федеральных законов. На их основании вносятся изменения
в
региональное
законодательство
субъектов
Российской
Федерации,
муниципальные нормативные правовые акты каждого субъекта РФ.
Изменение сотен правовых актов ведет к значительному усложнению работы
юридических и кадровых подразделений государственных и муниципальных
органов в части отслеживания изменений и применения их на практике. В
связи с этим видится целесообразной определенная корректировка системы
62
построения антикоррупционного законодательства в части применения в
законодательных актах о государственной и муниципальной службе
отсылочных
норм
на
специализированное
антикоррупционное
законодательство.
Во-вторых, чем больше правовых актов трактует и регулирует одну и
ту же норму, тем выше риск возникновения коррупционных факторов в
самом законодательстве и появления двойных норм, наличие которых само
по себе создает для работодателя предпосылки коррупционных действий и
коррупционного поведения. Например, ст. 15 Федерального закона «О
государственной гражданской службе» установлена обязанность служащего
принимать
меры
по
предотвращению
конфликта
интересов,
а
за
неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия
коррупции[1.14], ст. 59.1 предусмотрены санкции в виде замечания, выговора
и предупреждения о неполном должностном соответствии. С другой
стороны,
ст.
59.2
за
непринятие
гражданским
служащим
мер
по
предотвращению конфликта интересов предусмотрено увольнение в связи с
утратой доверия. Таким образом, работодатель вправе применять обе эти
статьи в различных ситуациях.
Приведем примеры коллизии в отношении депутатского корпуса. В
соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации
местного самоуправления в Российской Федерации» депутаты осуществляют
свои полномочия на постоянной либо непостоянной основе и являются
лицами, замещающими муниципальные должности[1.15]. Пунктом 7.1 ст. 40,
введенным в 2015 г., установлено, что они должны соблюдать ограничения,
запреты и исполнять обязанности, которые установлены Федеральным
законом «О противодействии коррупции» (все – без каких-либо оговорок).
При
этом
п.
7
предпринимательской
этой
же
статьи
деятельностью
установлено,
запрещено
что
заниматься
только
депутатам,
осуществляющим свои полномочия на постоянной основе, а ст. 13.1 за это
63
предусмотрено увольнение в связи с утратой доверия всех лиц, замещающих
муниципальные должности[1.12].
Аналогично Федеральным законом «О противодействии коррупции»
депутатам запрещено участие на платной основе в деятельности органа
управления организации и установлена обязанность передачи ценных бумаг в
доверительное управление, за нарушение которых ст. 13.1 предусмотрено
увольнение в связи с утратой доверия. В связи с тем, что подавляющее
большинство депутатов, осуществляющих свои полномочия на непостоянной
основе, прежде всего в сельских и городских поселениях, занимаются
бизнесом,
то
неоднозначность
норм
законодательства
может
разом
уничтожить все представительные органы местного самоуправления.
Прокуратурой
<адрес>
была
проведена
проверка
исполнения
законодательства о государственной гражданской службе в ИФНС России
№ по <адрес>, в ходе которой выявлено, что в справке о доходах, расходах,
об имуществе и обязательствах имущественного характера Х.Х.Х. указал
наличие у него в собственности по данному адресу земельного участка и
жилого дома, в то время как по данному адресу функционирует автомойка,
состоящая из трех постов.
22 мая 2015 г. прокурором <адрес> руководителю УФНС России по
КБР внесено представление об устранении нарушений законодательства о
государственной гражданской службе с предложением рассмотреть вопрос
о дисциплинарной ответственности лиц, допустивших нарушение закона.
С учетом поступившей информации приказом начальника ИФНС
России № по <адрес> от 15.06.2015 г. в отношении Х.Х.Х. назначена
проверка.
Согласно протоколу № от 07.07.2015 г. Комиссии ИФНС России N по
<адрес> по соблюдению требований к служебному поведению федеральных
государственных служащих и урегулированию конфликта интересов, в
котором участвовал Х.Х.Х., по результатам рассмотрения Представления
прокуратуры <адрес> № от 22.05.2015 г. об устранении нарушений
64
законодательства о государственной гражданской службе в отношении
главного государственного налогового инспектор отдела камеральных
проверок № - Х.Х.Х., установлено, что Х.Х.Х. не соблюдал требования к
служебному поведению и Комиссия рекомендует начальнику ИФНС России
№
по
<адрес>
М.Т.В.
указать
государственному
служащему
на
недопустимость нарушения требований к служебному поведению и согласно
п. 4 ст. 59.2 Федерального закона от 27.07.20004 г. № 79-ФЗ «О
государственной гражданской службе Российской Федерации» уволить с
государственной гражданской службы в связи с утратой доверия.
16.07.2015 г. на имя Начальника Инспекции была подготовлена
докладная записка, согласно которой проверкой установлено, что на
принадлежащем Х.Х.Х. на праве собственности земельном участке по
<адрес> в <адрес>, он построил нежилое помещение - гараж на три бокса,
где осуществляется деятельность по оказанию услуг автомобильной мойки,
а также сделан вывод об осуществлении им предпринимательской
деятельности, о представлении неполных сведений в справке от доходах, об
имуществе и обязательствах имущественного характера, что послужило
основанием для принятия решения о применении в отношении Х.Х.Х.
взыскания, в виде увольнения в связи с утратой доверия.
Приказом № от 16.07.2015 г. Х.Х.Х. уволен в связи с утратой доверия к
гражданскому
служащему
за
несоблюдение
запретов
связанных
с
гражданской службой (п. 4 ст. 59.2, п. 1.1 ч. 1 ст. 37 Федерального закона
от 27.07.20004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе
Российской Федерации») [1.17].
Кроме того, в Федеральном законе «О противодействии коррупции»
для муниципальных должностей предусмотрено увольнение (освобождение
от должности) в связи с утратой доверия. Вместе с тем Федеральным законом
«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской
Федерации» для депутатов возможна (и предусмотрена данным законом)
только одна санкция – досрочное лишение полномочий.
65
Федеральным
законом
«О
противодействии
коррупции»
за
непредставление или представление заведомо недостоверных или неполных
сведений о доходах установлено безальтернативное наказание: освобождение
от замещаемой должности и(или) увольнение. Причины непредставления
сведений или степень их недостоверности и неполноты роли не играют, при
этом критерий «заведомости» в законе не раскрывается. Детализация данного
нарушения происходит в подзаконных нормативных правовых актах,
которыми установлено, что комиссии должны рекомендовать руководителю
применить
к
служащему
конкретную
меру
ответственности
за
предоставление недостоверных и(или) неполных сведений, т.е. после
рассмотрения подобных вопросов появляется «альтернативность» наказания,
не
предусмотренная
федеральным
законом,
а
«заведомость»
либо
«случайность предоставления» недостоверных сведений исчезает и не
исследуется. По данному вопросу Министерством труда и социальной
защиты Российской Федерации разработаны Методические рекомендации,
где совершенные проступки классифицируются в зависимости от их
значимости и наступивших последствий на значительные (влекущие
увольнение в связи с утратой доверия), малозначительные (наказываются
замечанием или выговором) и несущественные (взыскания могут не
применяться), при этом какой-либо привязки к требованиям закона о
«заведомости» данных нарушений не устанавливается.
Для применения ответственности в виде увольнения проблемой служит
сама процедура проведения проверки и процесс доказывания: в ходе
проверки предусмотрены информирование служащего о том, какие сведения
подлежат проверке, и дача им пояснений. Эти действия позволяют
служащему видеть всю полноту установленных проверкой правонарушений,
их последствий, и он уходит по собственному желанию еще в ходе
проведения проверки. Необходимо запретить подобные увольнения до
завершения проверок.
66
Климов В.И. проходил службу в органах внутренних дел с 1987 года. В
мае 2010 года был назначен на должность замначальника МОМВД России
«Дзержинский». В результате совместной проверки УФСБ России по
Волгоградской области и прокуратуры был установлен факт совершения
действий при исполнении должностных обязанностей, цель которых получение дохода в виде движимого имущества, оказания воздействия на
физических лиц с целью личной финансовой выгоды, вмешательство в
финансовую и хозяйственную деятельность организаций.
Так, в (данные изъяты) супруга Климова В.И - Климова С.В. заключила
договор долевого участия в строительстве многоквартирного жилого дома,
расположенного по адресу (данные изъяты) с ООО «Феникс», в отношении
которого в 2011 году началась процедура банкротства, строительство
многоквартирного жилого дома было приостановлено. С июля 2011 г.
Климов В.И., с использованием
своего служебного положения, стал
оказывать воздействие (давление) на генерального директора ООО
«Феникс» Егорова Р.К. с требованием передачи ему денежных средств либо
иного
имущества
многоквартирного
в
размере
жилого
доли
дома.
его
Что
супруги
в
строительстве
подтверждается
записями
телефонных разговоров, в которых Климов В.И. рассказывает о планах
переоформить КАМАЗ, принадлежащий на праве собственности ООО
«Феникс» на подставное лицо, фактически присвоить КАМАЗ себе. Также
из записи телефонных разговоров, установлено, что (дата, данные изъяты)
Климов В.И. обещал неустановленному лицу помочь получить водительское
удостоверение за материальное вознаграждение.
По результатам проверки аттестационная комиссия (протокол
№71/13, утвержденный начальником УМВД России по Волгоградской
области дата (данные изъяты)) вынесла решение о том, что в действиях
Климова В.И. имелся конфликт интересов и дальнейшая служба Климова
В.И. в органах внутренних дел невозможна. Климов В.И. подлежит
увольнению со службы.
67
Приказом начальника УМВД России по Волгоградской области от
(данные изъяты) Климов В.И. уволен со службы из органов внутренних дел
по п.22 ч.2 ст.82 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации
и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации» в связи с утратой доверия.
После чего Климов В.И. обратился в суд с иском к УМВД России по
Волгоградской области, в котором просил обязать ответчика изменить
формулировку оснований его увольнения, изложенную в приказе, на
формулировку «по состоянию здоровья», так как Климов В.И. предоставил
начальнику
УМВД
России
по
Волгоградской
области
медицинское
заключение в соответствии с которым он – Климов В.Е. по состоянию
здоровья не может проходить службу в органах внутренних дел. Данное
медицинское заключение было предоставлено до того, как был вынесен
приказ об увольнении Климова В.И. в связи с утратой доверия. Суд в
удовлетворении исковых требований отказал[1.21].
С 2012 г. ограничения, запреты и обязанности, установленные
законодательством о противодействии коррупции, стали распространяться на
руководителей отдельных организаций. Данные руководители не являются
государственными или муниципальными служащими, и их трудовая
деятельность регулируется трудовым законодательством. Для проверки
достоверности и полноты представленных ими сведений о доходах
утверждены
специальные
правила
проверки
(аналогичные
для
государственных и муниципальных служащих). По результатам проведения
проверки учредитель такой организации должен принять решение о
применении
мер дисциплинарной ответственности. При
этом
лицу,
проводящему проверку, предоставлены только права проводить беседу с
этим руководителем, изучать представленные им сведения о доходах и
получать от него пояснения. Но не предусмотрено направление запросов,
получение информации от физических лиц и анализ представленных
сведений. В описанной ситуации невозможно сделать объективный вывод о
68
достоверности и полноте сведений о доходах и рекомендовать применение
мер дисциплинарной ответственности. Необходимо доработать указанные
правила.
Еще
одним
законодательном
дисциплинарной
должностных
важным
уровне,
вопросом,
является
ответственности
лиц,
являющихся
за
не
урегулированным
на
невозможность
привлечения
коррупционные
правонарушения
по
статусу
«работниками»
к
и
осуществляющих коррупционно-опасные функции в государственных,
муниципальных органах и подведомственных им организациях, в частности
осуществление закупок товаров, работ, услуг для государственных и
муниципальных нужд. Для понятия остроты проблемы возьмем пример,
когда
контрактная
служба
состоит наполовину из
государственных
служащих и наполовину из работников. В этом случае на первых
распространяются все обязанности, ограничения и запреты, которые
установлены Федеральным законом «О противодействии коррупции», в
частности: заниматься предпринимательской деятельностью, сообщать о
личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей,
подавать сведения о доходах и другие. На вторую половину контрактной
службы данные положения не распространяются.
Таким образом, работники контрактной службы имеют возможность
безнаказанно, например, лоббировать интересы своих родственников,
выступать
в
качестве
аффилированных
лиц,
иметь
личную
заинтересованность в результате конкурентных процедур и тому подобное.
При этом они не подают сведения о доходах, и их реальные доходы и,
например, приобретение объектов недвижимости остаются вне поля зрения
органов по противодействию коррупции (проведение в их отношении
оперативно-розыскных мероприятий не учитывается) [3.14; 113].
Привлечение к дисциплинарной ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения существенно отличается от их привлечения
к обычной дисциплинарной ответственности, установленной трудовым
69
законодательством. В первую очередь это обусловливается наличием
дополнительных видов ответственности, особым порядком применения и
снятия взысканий, сроками их применения. Сложное построение системы
мер ответственности приводит к целому ряду проблем на практике. Вопервых, для внесения в последующем незначительных изменений вместо
корректировки одного профильного закона необходимо вносить изменения
во множество федеральных законов и подзаконных актов. Во-вторых, чем
больше правовых актов трактует и регулирует одну и ту же норму, тем выше
риск возникновения коррупционных факторов в самом законодательстве и
появления двойных норм, наличие которых само по себе создает для
работодателя предпосылки коррупционных действий и коррупционного
поведения. Дисциплинарная ответственность выражается в применении к
правонарушителю
следующих
дисциплинарных
взысканий
за
коррупционные правонарушения: замечание; выговор; предупреждение о
неполном должностном соответствии; увольнение в связи с утратой доверия.
Большинство
описанных
проблемных
вопросов
возникают
из-за
существования различных наборов обязанностей, ограничений и запретов,
установленных для различных категорий служащих и работников, которые, в
принципе, выполняют аналогичные функции. Вполне очевидно, что пока не
произойдет унификации всех ограничений и санкций за их неисполнение, не
будет
единообразного
и
однозначного
подхода
к
применению
дисциплинарных взысканий за коррупционные правонарушения, будут
оставаться пути обхода исполнения антикоррупционных мер и существовать
возможности уклонения от ответственности.
3.3 Уголовная ответственность за совершение коррупционных
преступлений: текущее состояние и пути совершенствования
Наибольшую
общественную
опасность
из
коррупционных
правонарушений представляют коррупционные преступления. По мнению
В.А. Григорьева и В.В. Дорошина: «Коррупционное преступление – это
70
предусмотренное уголовным законом общественно опасное незаконное
использование
лицом
предоставление
своего
выгоды
публичного
лицу,
статуса
обладающему
или
незаконное
публичным
статусом,
совершаемое с прямым умыслом и целью получения выгоды для себя или
своих близких» [2.3; 5].
К числу коррупционных преступлений ФЗ «О противодействии
коррупции» относит:
- злоупотребление должностными полномочиями ст. 285 УК РФ;
- дача взятки ст. 291 УК РФ;
- получение взятки ст. 290 УК РФ;
- злоупотребление полномочиями ст. 201 УК РФ;
- коммерческий подкуп ст. 204 УК РФ;
-иное
незаконное
должностного положения
использование
физическим
лицом
своего
вопреки законным интересам общества и
государства [1.12].
На наш взгляд, взяточничество является основным коррупционным
проявлением. Взяточничество - это получение должностным лицом лично
или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества
или выгод имущественного характера за деяние в пользу взяткодателя или
представляемых им лиц, если такие деяния входят в служебные полномочия
должностного лица либо оно в силу должностного положения может
способствовать таким деяниям, а равно за общее покровительство или
попустительство по службе, а также дача взятки должностному лицу лично
или через посредника [1.8].
Приведем пример из судебной практики по ст. 290 УК РФ Советского
районного суда Орловской области.
В период времени с (данные изъяты) майор полиции Дудкин А.А.,
занимая должность старшего инспектора дорожно-патрульной службы
взвода №*** ОБДПС ГИБДД УМВД России по (данные изъяты) совместно с
инспектором дорожно-патрульной службы взвода №*** ОБДПС ГИБДД
71
УМВД России по (данные изъяты) лейтенантом полиции Лежепековым А.Н
находились при исполнении своих должностных обязанностей, несли службу
на
автомобиле
марки (данные
изъяты) с
государственным
регистрационным знаком (данные изъяты) на маршруте патрулирования
в (данные изъяты) по охране общественного порядка и обеспечению
безопасности дорожного движения.
Примерно в 17 часов 30 минут (данные изъяты) сотрудники полиции
Дудкин
А.А.
и
Лежепеков
А.Н.,
находясь
на
маршруте
патрулирования №***, на пересечении улиц Брестской и М. Горького ,
напротив (данные изъяты), выявили административное правонарушение,
предусмотренное ч. 3 ст. 12.16 КоАП РФ – движение во встречном
направлении по дороге с односторонним движением, совершенное водителем
автомобиля марки (данные изъяты) , который осуществил движение во
встречном направлении по дороге с односторонним движением в нарушение
требований п. 1.3 ПДД и знака 3.1 «Въезд запрещен».
После
остановки
транспортного
средства
для
составления
соответствующего протокола ФИО9, сел на переднее пассажирское
сиденье служебного автомобиля, припаркованного на пересечении улиц
Брестской и М. Горького, где на водительском сиденье находился сотрудник
полиции Дудкин
А.А.,
разъяснивший ФИО9 правовые
последствия
привлечения к административной ответственности за совершенное им
правонарушение, сообщив, что за допущенное нарушение предусмотрена
административная ответственность в виде административного штрафа
или лишение права управления транспортными средствами.
После этого, ФИО9 обратился к сотруднику полиции Дудкину А.А. с
просьбой не составлять в отношении него протокол об административном
правонарушении, в связи с чем, у последнего возник умысел на получение
от ФИО9 взятки в виде денег за незаконное бездействие – несоставление
протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3
ст. 12.16 КоАП РФ.
72
Дудкин
А.А.,
находясь
на
водительском
сиденье
служебного
автомобиля, реализуя свой преступный умысел, направленный на получение
взятки в виде денег за незаконное бездействие - несоставление протокола об
административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.16 КоАП
РФ, заведомо сознавая, что ФИО9 заинтересован в несоставлении в
отношении
него
протокола
об
административном
правонарушении,
действуя незаконно высказал намерение получить от ФИО9 взятку в виде
денег,
предложив
последнему
размер. ФИО9 предложил
несоставление
протокола
сотруднику
об
самому
определить
полиции ДудкинуА.
административном
А.
ее
за
правонарушении,
предусмотренном ч. 3 ст. 12.16 КоАП РФ, взятку в виде денег в
сумме (данные изъяты) рублей, однако последний потребовал увеличить
размер взятки до (данные изъяты) рублей, на что ФИО9 согласился, после
чего сотрудник полиции Дудкин А.А, действуя умышленно, из корыстных
побуждений, с целью личного обогащения, получил лично от ФИО9 взятку в
виде денег в сумме (данные изъяты) за незаконное бездействие, а именно за
несоставление
в
отношении ФИО9 протокола
об
административном
правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.16 КоАП РФ.
В судебном заседании Дудкин А.А., вину в инкриминируемом ему
преступлении признал и суду пояснил, что с предъявленным обвинением
согласен в полном объеме, поддерживает признательные показания данные
на стадии предварительного следствия.
Суд
приговорил признать
Дудкина А.А. виновным
в
совершении
преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ и назначить ему
наказание в виде штрафа в размере (данные изъяты) суммы взятки, то есть
в размере (данные изъяты) рублей, с лишением права занимать должности в
системе федеральных органов исполнительной власти в сфере внутренних
дел сроком на (данные изъяты). В силу ст. 48 УК РФ лишить
Дудкина А.А. специального звания «майор полиции» [1.17].
73
Родовой объект состава преступления получение взятки можно
определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих
нормальное
функционирование
и
законную
деятельность
органов
государственной власти или местного самоуправления. Предусмотренные
статьей 290 УК РФ общественно опасные деяния посягают на нормальное
функционирование, интересы и авторитет органов государственной службы,
органов местного самоуправления, что составляет видовой объект данного
вида преступлений. Непосредственным объектом данного общественно
опасного деяния, исходя из того, что в заголовок главы вынесены составные
элементы видового объекта, необходимо считать нормальную деятельность
органов государственной власти и органов местного самоуправления.
Необходимым признаком данного противоправного деяния является
его предмет. Предметом взятки являются материальные ценности (деньги,
акции, движимое, недвижимое имущество и др.), а также выгоды или услуги
имущественного
характера,
оказываемые
за
выполнения
каких-либо
действий (бездействий) должностным лицом, но подлежащие оплате[2.8;
151].
Преступление считается оконченным в момент принятия должностным
лицом хотя бы части передаваемых ценностей или предлагаемых услуг.
Высказывание лишь намерения получить ценности и услуги за деяние в
пользу взяткодателя, а равно за общее покровительство или попустительство
по службе, без попытки реализации намерения с помощью конкретных
действий (бездействия) не может влечь уголовной ответственности.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и корыстной
целью. Мотивом получения взятки является корысть. Поэтому если
должностное лицо принимает незаконное вознаграждение с целью обратить
его в пользу государственного или муниципального органа, учреждения, в
котором он работает, потратить на какие-либо социально полезные цели или
государственные нужды, то состав преступления, предусмотренный ст. 290
УК РФ, отсутствует.
74
Субъект преступления - должностное лицо, иностранное должностное
лицо и должностное лицо публичной международной организации[2.7; 398].
Приведем пример из судебной практики региона, из которого видно,
что субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ является
должностное лицо, которое наделено властными полномочиями.
В период с 12.08.2016 по 30.09.2016 Прокопенко Н.В., назначенный на
должность начальника БУЗ Орловской области «Орловское бюро судебномедицинской экспертизы» (далее Учреждение), являясь должностным
лицом, при осуществлении своих должностных полномочий узнал о том, что
санитары
танатологического
отдела
в
рабочее
время
оказывают
родственникам умерших платные услуги по бальзамированию и туалету
трупов, доставляемых для проведения судебно-медицинского исследования,
что прямо запрещено п.2.8 их трудовых договоров, согласно которым они
обязаны не допускать каких-либо действий и не выступать от имени
Учреждения, не имея на то полномочий, а также нарушают требования пп.
2.1.2 п. 2.1 раздела 2 Правил внутреннего трудового распорядка для
сотрудников Учреждения.
Одновременно с этим Прокопенко Н.В., достоверно зная, что оказание
в рабочее время санитарами указанных выше платных услуг родственникам
умерших является приносящей доход деятельностью, не связанной с
достижением
целей
Учреждения,
что
ее
ведение
противоречит
требованиям ст. 37 Федерального закона «О государственной судебноэкспертной деятельности в Российской Федерации», он (Прокопенко Н.В.)
понял, что тем самым Свидетель №2, Свидетель №1 и Свидетель №3
(санитары) в нарушение ст. 21 ТК РФ не исполняют свои трудовые
обязанности,
что
является
дисциплинарным
проступком,
влекущим
применение к ним дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения (ст. 192
ТК РФ).
Несмотря на это, Прокопенко Н.В., решил получать от перечисленных
санитаров танатологического отдела Учреждения взятки в виде денег за
75
незаконное бездействие в пользу каждого из них, выражающееся в
неисполнении им (Прокопенко Н.В.) своих служебных обязанностей по
пресечению данной незаконной деятельности путем не получения от
виновного лица объяснения по существу допущенного дисциплинарного
проступка и не привлечения его к дисциплинарной ответственности.
Так Прокопенко Н.В. на протяжении продолжительного периода
времени получал взятки от санитаров, которые оказывали платные услуги
родственникам умерших, кроме того Прокопенко Н.В. устроил своего
знакомого в танатологический отдел, дабы тот контролировал процесс
оказания
услуг
по
бальзамированию,
хранению
тел
умерших
их
родственникам и передавал ему часть полученных денежных средств.
Суд признал виновными Прокопенко Н.В., в совершении преступлений,
предусмотренных ч.3 ст.290, ч.3 ст.290, ч.3 ст.290 УК РФ. Черного Е.Н., в
совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291.1, ч. 2 ст. 291.1, ч.2
ст. 291.1 УК РФ[1.63].
Объект и предмет преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ, то
есть, дача взятки, идентичны с соответствующими признаками состава
получения взятки.
Объективная сторона дачи взятки состоит в незаконном вручении,
передаче
материальных
ценностей
или
предоставлении
услуг
имущественного характера, предоставления иных имущественных прав
должностному лицу лично или через посредника за совершение действий
(бездействие), входящих в служебные полномочия должностного лица, в
пользу взяткодателя или представляемых им лиц или за способствование
должностным лицом в силу занимаемого им положения совершению
действий (бездействия) другим должностным лицом либо за общее
покровительство или попустительство по службе взяткодателю или
представляемым им лицам.
Преступление считается оконченным в момент передачи взяткодателем
хотя бы части ценностей или предлагаемых услуг.
76
Субъект преступления – вменяемое, физическое лицо, достигшее 16
лет.
Субъективная
сторона
преступления
характеризуется
прямым
умыслом, который имеет конкретизированный и, как правило, заранее
обдуманный характер[2.7; 399].
Взяточничество представляет собой три состава противоправных,
наказуемых, общественно опасных деяний:
- получение взятки;
- дачу взятки;
- посредничество во взяточничестве.
Приведем резонансный пример из судебной практики региона по делу
Будагова С.А.
Органами предварительного следствия Будагов С.А. обвинялся в
совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст.291 УК РФ. Следствие
основывало свою позицию на том, что у Будагова С.А. который является
генеральным директором ОАО «АПК «Орловская Нива», в адрес которого
Департаментом государственного имущества и земельных отношений
Орловской
области
землепользования
и
управлением
администрации
г.
муниципального
Орла
(далее
имущества
и
Департамент)
неоднократно в период с 21.04.2015г. по 01.03.2016г. направлялись извещения
о необходимости освобождения расположенных на территории г. Орла
земельных участков, занимаемых торговыми павильонами «Родное село»,
принадлежащими ЗАО «АПК «Орловская Нива», в связи с истечением сроков
действия договоров аренды на данные земельные участки, возник
преступный умысел на дачу взятки руководителю Департамента за
незаконное бездействие в виде неисполнения ФИО46 А.А. служебных
обязанностей и непринятия мер по осуществлению мероприятий по
контролю за использованием земельных участков, занимаемых торговыми
павильонами ЗАО «АПК «Орловская Нива» по истечении срока договора
аренды и за способствование ФИО46 А.А. в силу своего должностного
77
положения совершению действий в пользу Будагова С.А. Будагов С.А., в том
числе, в должности генерального директора ЗАО «АПК «Орловская Нива», а
также ЗАО «АПК Юность», желая удовлетворить личные интересы путем
подкупа должностного лица, 01.03.2016г. в период времени с 10 ч. 00 мин. до
15 ч. 00 мин. в помещении Департамента предложил ФИО46 А.А. получить
от него взятку в сумме 5 млн.руб.
Действуя в соответствии с разделом III должностного регламента
государственного гражданского служащего Орловской области, ст. 9 ФЗ
«О противодействии коррупции», ФИО46 А.А. в тот же день, сообщил о
данном
обращении
Будагова
С.А.
Губернатору
Орловской
области
соответствующим уведомлением, которое было направлено в УФСБ России
по Орловской области, после чего было принято решение о проведении
оперативно-розыскного
мероприятия
«оперативный
эксперимент»
в
отношении Будагова С.А.
11.03.2016 г., в 14 ч. 45 мин., в салоне автомобиля «Mitsubishi Galant»
(«Митсубиси Галант»), припаркованного на автомобильной стоянке по
адресу: г. Орел, ул. Ливенская, д. 68а, на очередной инициированной
Будаговым С.А. встрече, Будагов С.А. лично передал ФИО46 А.А.,
действовавшему в рамках проведения сотрудниками УФСБ России по
Орловской области оперативно-розыскного мероприятия «оперативный
эксперимент», взятку в виде денег в сумме 5 млн.руб, что является особо
крупным размером.
В связи с чем действия Будагова С.А. органом предварительного
расследования квалифицированы по ч. 5 ст. 291 УК РФ (в редакции
Федерального закона от 04.05.2011 № 97-ФЗ) – дача взятки должностному
лицу лично за заведомо незаконное бездействие, совершенная в особо
крупном размере.
Допросив подсудимого, который свою вину в инкриминируемом ему
преступлении
не
признал,
свидетелей,
исследовав
представленные
78
сторонами доказательства, суд установил следующие обстоятельства,
которые имели место быть в действительности:
В ходе знакомства 22.01.2016 г. и последующего общения Будагова С.А
с ФИО46 А.А. обсуждался вопрос о законности размещения торговых
павильонов «Родное село» на землях не разграниченной государственной
собственности
и
муниципальной
собственности
г.Орла,
областной
собственности. ФИО46 настаивал на необходимости освобождения
земельных участков от торговых павильонов в связи с прекращением срока
аренды земельных участков, о необходимости проведения аукциона и т.д.,
ссылаясь на земельное законодательство и убеждая в правильности своей
позиции. Будагов С.А. в свою очередь, убеждал ФИО46 А.А. в том, что по
действующему законодательству размещение нестационарных торговых
объектов на землях или земельных участках, находящихся в государственной
или или муниципальной собственности, осуществляется на основании схемы
размещения нестационарных торговых объектов и заключение договоров
аренды не требуется.
В ходе встреч Будагова С.А, с ФИО46 А.А. 17.02.2016г, 01.03.2016г.,
последний
настаивал
на
сносе
не
только
торгового
павильона,
расположенного на земельном участке, относящегося к собственности
Орловской области по адресу, но и торговых павильонов, расположенных на
муниципальных землях г.Орла, полномочий в отношении которых не имел. В
результате указанных действий со стороны ФИО46 А.А. у Будагова С.А.
возникли опасения наступления вредных последствий для интересов ЗАО
«АПК «Орловская Нива».
Далее, 04.03.2016 г., 10.03.2016 г, 11.03.2016 г., в результате
провокационных действий со стороны ФИО46 А.А, участвующего в
оперативно-розыскном
мероприятии,
направленных
на
передачу
ему
денежных средств, у Будагова С.А в целях защиты своих законных
интересов возник умысел на совершение противоправных действий -
79
передачу денежных средств в размере руб руководителю Департамента
ФИО46 А.А.
Провокационные действия ФИО46 А.А, участвующего в оперативнорозыскном мероприятии, выразились в искусственном создании им условий
для совершения преступления – дачи взятки, путем назначения встреч в
нерабочей обстановке (в кафе), высказывании прямых и косвенных намеков в
адрес Будагова С.А. на то, что сложившуюся проблему с торговыми
павильонами возможно решить только путем их сноса, психологическом
давлении на Будагова С.А.
11.03.2016 г. около 14 часов 30 минут Будагов С.А., у которого в
результате вмешательства оперативных работников возник умысел на
передачу ФИО46 С.А. денежных средств, находясь в салоне автомобиля
«Mitsubishi
Galant»
(«Митсубиси
Галант»),
припаркованного
на
автомобильной стоянке по адресу: г. Орел, ул. Ливенская, д. 68а, лично
передал ФИО46 А.А., действовавшему в рамках проведения сотрудниками
УФСБ России по Орловской области оперативно-розыскного мероприятия
«оперативный эксперимент» денежные средства в сумме руб, после чего
был задержан сотрудниками правоохранительного органа.
Таким образом, до проведения оперативно-розыскного мероприятия
«оперативный эксперимент» с участием привлеченного лица ФИО46 А.А. у
правоохранительных органов не было оснований подозревать Будагова С.А. в
том, что он намеревается дать взятку руководителю Департамента
государственного имущества и земельных отношений Орловской области
ФИО46 А.А., и сама дача денежных средств явилась результатом
вмешательства оперативных работников, что является провокацией со
стороны оперативных работников, в связи с чем в действиях Будагова С.А.
отсутствуют объективная и субъективная стороны состава преступления,
предусмотренного ч.5 ст.291 УК РФ.
09.03.2016 по предварительной договоренности Будагов позвонил
ФИО46 и они договорились о встрече 10.03.2016. ФИО46 приехал на
80
автомобиле без водителя, Будагов предложил ехать, куда тот хочет. Далее
они направились на автомобиле в сторону офиса « Юность Групп». При себе
у Будагова имелись деньги в двух пакетах в общей сумме 5 млн.руб, которые
положила в карманы его куртки супруга. По дороге Будагов решил не
отдавать без свидетеля деньги ФИО46. В ходе разговора ФИО46
неоднократно его перебивал, когда он начинал разговор о даче денег в долг.
Будагов решил не давать ему деньги. Сказал: «Так, Андрей, спокойно, я
сегодня переволновался» и хотел сказать ему, что не даст в долг. ФИО46
его перебил, схватил у Будагова шапку, в которой был пакет с деньгами,
выхватил пакет, и спросил «Это что -- руб.?! Такие маленькие деньги», а
затем сказал «и передаете мне», хотя Будагов ничего не передавал. Опешив,
Будагов машинально вытащил второй пакет из правого кармана, ФИО46
забрал его, увеличил громкость музыки в автомобиле. Сначала ФИО46
положил пакеты с деньгами рядом с сиденьем, а потом вниз. После опять
зашел разговор о «Родных селах»,Будагов вновь звонил юристу, просил дать
консультацию. ФИО46 настаивал на своей точке видения. После разговора о
разном Будагов вышел из автомобиля, попросил позвонить ему, имея ввиду
когда будут деньги для возвращения долга, зашел в офис. Спустя некоторое
время ему позвонил ФИО46 и попросил выйти. В этот момент у него
оперативные сотрудники спросили его ли деньги в пакетах, на что он
ответил отрицательно, так как считал, что деньги дал в долг и они уже не
его.
По мнению Будагова ФИО46 оговорил его, ввел в заблуждение ФИО6
области и сотрудников УФСБ, доложив вымышленную информацию о якобы
предложенной взятке преследуя цель рейдерства в отношении ЗАО АПК
«Орловская Нива», дестабилизации ситуации и морального климата в
коллективе ЗАО.
В ходе судебного разбирательства было установлено, что результаты
оперативно-розыскного мероприятия не могут быть положены в основу
приговора, так как получены с нарушениями требований закона.
81
Как следует из имеющегося в материалах дела постановления о
проведении оперативного эксперимента, оперативные мероприятия в
отношении
Будагова
С.А.
проводились
на
основании
имевшейся
у
сотрудников УФСБ России по Орловской области информации от
губернатора Орловской области о том, что генеральный директор ЗАО
«АПК»Орловская Нива» Будагов С.А. предложил взятку в виде денежного
вознаграждения в размере 5 млн.руб руководителю Департамента ФИО46
А.А.
Однако, кроме имеющегося в материалах оперативно-розыскных
мероприятий заявления ФИО46 А.А., адресованного в адрес губернатора
Орловской области от 01.03.2016 г., на котором отсутствуют реквизиты
входящей корреспонденции, каких-либо сведений о том, что Будагов С.А.
готовится к даче взятки ФИО46 А.А. в материалах оперативно-розыскных
мероприятий нет. Нет этих данных и в других материалах уголовного дела.
При таких обстоятельствах, следует признать, что оперативнорозыскное
мероприятие
в
виде
оперативного
эксперимента
04.03.2016г.,10.03.2016г.,11.03.2016г. было проведено лишь на основании
заявления ФИО46 А.А., добровольно изъявившего желание оказать помощь
сотрудникам
правоохранительных
органов.
При
этом
оперативные
сотрудники не обладали достоверной информацией о том, что Будагов С.А.
намерен
дать
взятку
ФИО46
А.А.,
либо
имеет
самостоятельно
сформировавшийся умысел на дачу взятки.
Следовательно, по настоящему делу отсутствуют свидетельства о
том, что до привлечения ФИО46 А.А. к участию в ОРМ у сотрудников
правоохранительных органов были основания подозревать Будагова С.А. в
даче взятки. Сами по себе утверждения в суде ФИО46 А.А. о поступившем
ему предложении взятки от Будагова С.А. ничем не подтверждены, не
могут
служить
достаточным
основанием
для
постановления
обвинительного приговора. В результате Будагов С.А. был оправдан
82
Железнодорожным районным судом г. Орла за отсутствием состава
преступления[1.22].
Таким образом, из анализа судебной практики можно сделать вывод,
что в тех случаях, когда дача взятки происходит в результате провокации
взятки со стороны правоохранительных органов, в действиях лица, давшего
взятку, отсутствует как объективная, так и субъективная стороны состава
преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ.
Основным объектом ст. 201 УК РФ - злоупотребления полномочиями является
деятельность
коммерческих
или
иных
организаций,
их
управленческого аппарата [3.8; 124]. Дополнительным объектом служат
права и законные интересы граждан, интересы общества или государства.
Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает в себя
деяние в форме действия (поведение активного характера) или бездействия
(поведение пассивного характера), общественно опасные последствия в виде
существенного вреда правам или законным интересам физических или
юридических лиц либо охраняемым законом интересам общества или
государства, а также причинную связь между деянием и общественно
опасными последствиями [3.16; 29].
Состав
злоупотребления
полномочиями
относится
к
числу
материальных составов, то есть, преступление окончено с момента
наступления общественно опасных последствий.
С
субъективной
стороны
данное
преступление
совершается
умышленно. Злоупотребление полномочиями может быть совершено как с
прямым, так и с косвенным умыслом: лицо осознает, что использует
полномочия
вопреки
интересам
управленческие функции,
организации,
предвидит
в
возможность
которой
или
выполняет
неизбежность
наступления последствий в виде существенного вреда, желает или
сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним
безразлично[2.15; 172].
83
Обязательным признаком субъективной стороны данного состава
является цель извлечение выгод, преимуществ для себя или других лиц либо
нанесения вреда другим лицам.
Мотивы преступления могут быть разнообразными, хотя превалирует
корыстная заинтересованность, но они не влияют на квалификацию
содеянного.
Субъект злоупотребления полномочиями специальный – физическое
лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной
организации, вменяемое и достигшее возраста 16 лет.
Статья 204 УК РФ установила ответственность за коммерческий
подкуп. Фактически нормы данной статьи устанавливают ответственность за
два различных состава преступления:
1)
незаконную
передачу
лицу,
выполняющему
управленческие
функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного
имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного
характера за совершение деяния в интересах дающего в связи с занимаемым
этим лицом служебным положением (ч. ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ);
2) незаконное получение лицом, выполняющим управленческие
функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного
имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного
характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в
связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. 3 и 4 ст. 204 УК
РФ) [1.8].
От смежных составов преступление, предусмотренное ст.204 УК РФ,
отличается по следующим признакам: от преступлений, предусмотренных ст.
ст. 290, 291 УК РФ - дача и получение взятки, - по субъекту преступления. В
ст. 204 это лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой
организации, в ст. ст. 290, 291 УК РФ - должностное лицо. Кроме того,
разграничение
проводится
по
объекту
посягательства.
Объектом
преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, являются общественные
84
отношения
в
сфере
нормального
функционирования
управленческой
деятельности в коммерческих организациях, а объектом преступлений,
предусмотренных ст. ст. 290, 291 УК РФ, - нормальное течение отношений
управления в государственных и муниципальных органах или учреждениях.
Все рассмотренные категории должностных лиц, кроме специальных
признаков, безусловно, должны обладать и общими признаками субъекта:
быть вменяемыми и достичь возраста 16 лет.
Таким
образом,
мы
видим,
что
современное
российское
законодательство охватывает ряд противоправных деяний коррупционной
направленности. Но как показывает практика, данные нормы не всегда могут
способствовать эффективной борьбе с коррупцией, а значит необходимо
совершенствовать уголовное законодательство. В связи с этим считаем
необходимым осветить все последние изменения, произошедшие в гл. 30 УК
и в других НПА, охватывающих коррупционные деяния.
Будет правильно, на наш взгляд, использовать в УК РФ именно
сочетание «преступления коррупционной направленности» (по аналогии с
«преступлениями террористической направленности»), отнеся к их числу
отдельные составы, сформулированные в гл. 23 и 30 УК РФ, что положит
начало формированию отдельной главы Уголовного кодекса, а именно:
Преступления коррупционной направленности.
На
наш
взгляд,
расширенный
перечень
видов
наказания
за
коррупционные преступления будет способствовать более эффективной
борьбе с данным видом преступности. При этом в Российской Федерации
необходимо создать специальную систему контроля и мониторинга над
возможными субъектами коррупционной преступности и возможными
источниками возникновения коррупционного поведения в государственных и
общественных организациях. Считаем необходимым создать абсолютно
прецедентный правоохранительный орган наделенный функциями по
расследованию случаев коррупции а также наделить его полномочиями
расследовать любые правонарушения, вскрывающиеся в ходе изучения
85
коррупционного дела. Он должен быть обособленным и защищенным от
возможного давления представителей различных ветвей власти.
Для эффективной борьбы с коррупцией следует расширить возможные
виды санкций, а именно предусмотреть такие наказания, как:
- пожизненное лишение права занимать определённые должности или
заниматься определённой деятельностью;
- конфискация имущества соразмерно убыткам, которые были
причинены преступным деянием.
Также считаем, что взаимодействие правоохранительных органов и
средств
массовой
информации
сделает
борьбу
с
коррупционной
преступностью более эффективной. Для того, чтобы сделать борьбу с
коррупцией
более
усовершенствованию
эффективной,
необходима
антикоррупционного
постоянная
работа
законодательства,
так
по
как,
коррупционные явления, как и другие социальные проявления, находятся в
постоянном движении и на каждую попытку государства искоренить
коррупцию, ее представители будут находить новые пути обойти закон и
новые формы реализации коррупционных преступлений.
Выводы к третьей главе:
1) К административным коррупционным проступкам относятся
обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями
правонарушения, за которые КоАП РФ или законами субъектов РФ
установлена административная ответственность.
Сфера административной ответственности юридических лиц за
совершение коррупционных правонарушений является новым и чрезвычайно
важным
направлением
антикоррупционной
работы
в
сфере
административных правонарушений.
Основными видами административного наказания за коррупционные
правонарушения являются: штраф (ст.ст. 5.16; 5.17; 5.18; 5.20; 15;21 КоАП
РФ и др.), конфискацией предмета административного правонарушения (ст.
5.20, 19.28 КоАП РФ и др.), дисквалификация(ст. 14.35 КоАП РФ и др.).
86
В
результате
анализа
административную
правовых
ответственность
норм,
за
предусматривающих
совершение
коррупционных
правонарушений, нами сформулированы следующие предложения:
- представляется актуальной разработка и нормативное закрепление
перечня
статей
КоАП
РФ,
устанавливающих
ответственность
за
правонарушения коррупционной направленности;
-
целесообразно
ст.
19.28
КоАП
РФ
изложить
в
редакции,
предусматривающей не только ответственность юридических лиц, но и
ответственность лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность
без образования юридического лица;
-
дополнить
правонарушений
КоАП
новыми
коррупционной
административную
недостоверных
РФ
предпринимательской
о
административных
направленности
ответственность
сведений
составами
доходах
деятельности
за
и
-
предусмотреть
умышленное
представление
расходах;
за
государственным
осуществление
служащим;
за
непринятие мер по урегулированию конфликта интересов и др.
Одним
из
законодательства
важнейших
является
условий
его
качество
обеспечения
и
исполнимости
соответствие
юридико-
техническим требованиям. В этой связи мы считаем необходимым
совершенствовать процесс применения и реализации административной
ответственности к лицам, совершившим коррупционные правонарушения.
2)
Дисциплинарная
ответственность
за
коррупционные
правонарушения - вид юридической ответственности, заключающийся в
обязанности претерпевать виновным неблагоприятные последствия за
несоблюдения антикоррупционных положений федеральных законов и иных
нормативных
актов,
регламентирующих
процедуры
поступления
и
прохождения различных видов государственной службы, а также статус лиц,
замещающих
отдельные
государственные
должности,
применяемый
уполномоченными субъектами дисциплинарной власти, в форме мер
дисциплинарного взыскания.
87
Привлечение к дисциплинарной ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения существенно отличается от их привлечения
к обычной дисциплинарной ответственности, установленной трудовым
законодательством. В первую очередь это обусловливается наличием
дополнительных видов ответственности, особым порядком применения и
снятия взысканий, сроками их применения.
Сложное построение системы мер ответственности приводит к целому
ряду проблем на практике. Во-первых, для внесения в последующем
незначительных изменений вместо корректировки одного профильного
закона необходимо вносить изменения во множество федеральных законов и
подзаконных актов. Во-вторых, чем больше правовых актов трактует и
регулирует одну и ту же норму, тем выше риск возникновения
коррупционных факторов в самом законодательстве и появления двойных
норм, наличие которых само по себе создает для работодателя предпосылки
коррупционных действий и коррупционного поведения. Например, в
Федеральном законе «О противодействии коррупции» для муниципальных
должностей предусмотрено увольнение (освобождение от должности) в связи
с утратой доверия. Вместе с тем Федеральным законом «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»
для депутатов возможна (и предусмотрена данным законом) только одна
санкция – досрочное лишение полномочий.
Для применения ответственности в виде увольнения проблемой служит
сама процедура проведения проверки и процесс доказывания: в ходе
проверки предусмотрены информирование служащего о том, какие сведения
подлежат проверке, и дача им пояснений. Эти действия позволяют
служащему видеть всю полноту установленных проверкой правонарушений,
их последствий, и он уходит по собственному желанию еще в ходе
проведения проверки. Необходимо запретить подобные увольнения до
завершения проверок.
88
Еще
одним
законодательном
уровне,
дисциплинарной
должностных
важным
вопросом,
является
ответственности
лиц,
являющихся
за
не
урегулированным
на
невозможность
привлечения
коррупционные
правонарушения
по
статусу
«работниками»
к
и
осуществляющих коррупционно опасные функции в государственных,
муниципальных органах и подведомственных им организациях, в частности
осуществление закупок товаров, работ, услуг для государственных и
муниципальных нужд. Например, контрактная служба организации состоит
наполовину из государственных служащих и наполовину из работников. В
этом случае на первых распространяются все обязанности, ограничения и
запреты, которые установлены Федеральным законом «О противодействии
коррупции», в частности: заниматься предпринимательской деятельностью,
сообщать о личной заинтересованности при исполнении должностных
обязанностей, подавать сведения о доходах и другие. На вторую половину
контрактной службы данные положения не распространяются.
Дисциплинарная
правонарушителю
ответственность
следующих
выражается
в
дисциплинарных
применении
взысканий
к
за
коррупционные правонарушения: замечание; выговор; предупреждение о
неполном должностном соответствии; увольнение в связи с утратой доверия.
Большинство описанных проблемных вопросов возникают из-за
существования различных наборов обязанностей, ограничений и запретов,
установленных для различных категорий служащих и работников, которые, в
принципе, выполняют аналогичные функции. Вполне очевидно, что пока не
произойдет унификации всех ограничений и санкций за их неисполнение, не
будет
единообразного
и
однозначного
подхода
к
применению
дисциплинарных взысканий за коррупционные правонарушения, будут
оставаться пути обхода исполнения антикоррупционных мер и существовать
возможности уклонения от ответственности.
3)
Наибольшую
общественную
опасность
из
коррупционных
правонарушений представляют коррупционные преступления. К числу
89
коррупционных преступлений ФЗ «О противодействии коррупции» относит:
злоупотребление должностными полномочиями ст. 285-285.5 УК РФ; дача
взятки ст. 291 УК РФ; получение взятки ст. 290 УК РФ; злоупотребление
полномочиями ст. 201 УК РФ; коммерческий подкуп ст. 204 УК РФ; иное
незаконное
использование
физическим
лицом
своего
должностного
положения вопреки законным интересам общества и государства.
Анализ уголовной ответственности за коррупционные преступления
показал,
что
уголовная
ответственность
–
самый
суровый
вид
ответственности, которая предусматривает такие виды наказания, как:
штраф;
принудительные
работы;
арест;
лишение
права
занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью;
лишение свободы.
На
наш
взгляд,
расширенный
перечень
видов
наказания
за
коррупционные преступления будет способствовать более эффективной
борьбе с данным видом преступности. При этом в Российской Федерации
необходимо создать специальную систему контроля и мониторинга над
возможными субъектами коррупционной преступности и возможными
источниками возникновения коррупционного поведения в государственных и
общественных
организациях.
В
виду
латентности
данного
вида
преступлений информация о них редко доходит до правоохранительных
органов.
Для того чтобы сделать борьбу с коррупцией эффективной, необходима
постоянная
работа
по
усовершенствованию
антикоррупционного
законодательства, так как, коррупционные явления, как и другие социальные
проявления, находятся в постоянном движении и на каждую попытку
государства искоренить коррупцию, ее представители будут находить новые
пути обойти закон и новые формы реализации коррупционных преступлений.
90
Заключение
Несмотря
на
то,
что
коррупция,
как
явление,
сопровождает
человечество со времен распада первобытнообщинного строя, до сих пор не
выработано методологически четкой трактовки этого явления. Огромное
разнообразие форм проявления коррупции в самых различных сферах также
затрудняет создание единой методологически и научно обоснованной
структуры понимания коррупции.
Необходимо подчеркнуть дуализм проблемы борьбы с коррупцией.
Общество и государство в борьбе с коррупцией фактически вынуждены
бороться сами c собой как с источником объекта борьбы. Все это делает
конечное искоренение коррупции как явления вряд ли возможным, а
успешное противодействие – весьма затруднительным.
В соответствии со ст. 13 ФЗ «О противодействии коррупции» все
коррупционные правонарушения можно разделить на следующие виды:
- дисциплинарные проступки;
- гражданско-правовые деликты;
- административные проступки;
- уголовные преступления.
В зарубежных государствах, так же, как и в нашей стране, проблемы,
связанные с коррупцией, существуют, оказывая негативное влияние на
общественные и экономические институты.
Преимущественно субъектом коррупционных преступлений являются
должностные лица. Для признания субъекта правонарушения должностным
лицом необходимо, чтобы он осуществлял определенные административные
или организационно-хозяйственные функции. В основу определения понятия
должностного лица положен фактический характер выполняемых им
функций административно-хозяйственного, оперативно-распорядительного,
контрольно-ревизионного, судебного, профессионального и иного публичноправового характера.
91
Легальное определение должностного лица дано в примечании к статье
285 УК РФ. В соответствии с действующей редакцией УК РФ к
должностным
лицам
относятся
не
только
лица,
осуществляющие
вышеперечисленные функции в государственных органах и органах местного
самоуправления, но и лица, осуществляющие функции в государственных и
муниципальных
унитарных
предприятиях,
акционерных
обществах,
контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, ее
субъектам или муниципальным образованиям.
На наш взгляд, изменения, вносимые в Примечание 1 к ст. 285 УК РФ,
содержащие признаки должностного лица, не носят системного характера,
отражая только часть организационно-правовых форм юридических лиц с
государственной и муниципальной формами собственности.
Под должностным лицом в КоАП РФ в соответствии с примечанием к
ст. 2.4 КоАП РФ следует понимать лицо, постоянно, временно или в
соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции
представителя власти (как в государственных, муниципальных организациях,
так и в коммерческих.
Таким образом, мы видим, что законодательно
закрепленное понятие «должностное лицо» не идентично для различных
отраслей права.
На наш взгляд в современной юридической науке следует исходить из
единого понимания должностного лица для всех отраслей права. Понятие
«должностное лицо» должно быть унифицировано, а само определение
должно опираться на то, что должностная деятельность – это деятельность,
имеющая
публично-правовой
Следовательно, должностными
и
властно-организующий
лицами
характер.
следует признавать тех, кто
совершает юридически значимые действия, влекущие последствия публичноправового и властно-обязывающего характера для другого лица.
В результате исследования вопроса юридической ответственности
должностных
лиц
за
коррупционные
следующие проблемные аспекты.
правонарушения,
определены
92
- Коррупционные деяния, за которые предусмотрена
юридическая
ответственность, закреплены в нормативно-правовых актах различных
отраслей права. Что обуславливает проблемность комплексного подхода к
изучению
особенностей
коррупционные
ответственности
правонарушения,
а
должностных
также
затрудняет
лиц
за
квалификацию
конкретного коррупционного деяния.
- Рассматриваемый вид правонарушений связан с большими деньгами и
риском, поэтому коррупционные деяния совершаются в очень сложных,
специфических и конфиденциальных условиях.
-
Возможность
привлечь
должностных
лиц
к
юридической
ответственности за коррупционные правонарушения осложнена тем, что для
данного
вида
правонарушений
специальный
субъект
полномочиями
и
присущи
правонарушения,
возможностью
правоохранительных
органов;
оказывать
следующие
особенности:
обладающий
властными
давление
работников
ответственность
на
за
коррупционные
правонарушения несут все стороны деяния, что отражается на выявлении,
предупреждении, пресечении данных видов правонарушений.
Все вышеперечисленные обстоятельства обуславливают проблемы и
сложность
юридической
ответственности
должностных
лиц
за
коррупционные правонарушения.
К
административным
коррупционным
проступкам
относятся
обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями
правонарушения, за которые КоАП РФ или законами субъектов РФ
установлена административная ответственность.
В
результате
административную
анализа
правовых
ответственность
за
норм,
предусматривающих
совершение
коррупционных
правонарушений, нами сформулированы следующие предложения:
- представляется актуальной разработка и нормативное закрепление
перечня
статей
КоАП
РФ,
устанавливающих
правонарушения коррупционной направленности;
ответственность
за
93
-
целесообразно
ст.
19.28
КоАП
РФ
изложить
в
редакции,
предусматривающей не только ответственность юридических лиц, но и
ответственность лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность
без образования юридического лица;
-
дополнить
правонарушений
КоАП
РФ
новыми
коррупционной
составами
направленности
административных
предусмотреть
-
административную ответственность за протекционизм; за умышленное
представление
осуществление
недостоверных
сведений
предпринимательской
о
доходах
деятельности
и
расходах;
за
государственным
служащим; за непринятие мер по урегулированию конфликта интересов и др.
Дисциплинарная ответственность за коррупционные правонарушения вид
юридической
ответственности,
заключающийся
в
обязанности
претерпевать виновным неблагоприятные последствия за несоблюдения
антикоррупционных положений федеральных законов и иных нормативных
актов,
регламентирующих
процедуры
поступления
и
прохождения
различных видов государственной службы, а также статус лиц, замещающих
отдельные государственные должности, применяемый уполномоченными
субъектами дисциплинарной власти, в форме мер дисциплинарного
взыскания.
Привлечение к дисциплинарной ответственности должностных лиц за
коррупционные правонарушения существенно отличается от их привлечения
к обычной дисциплинарной ответственности, установленной трудовым
законодательством. В первую очередь это обусловливается наличием
дополнительных видов ответственности, особым порядком применения и
снятия взысканий, сроками их применения.
Сложное построение системы мер ответственности приводит к целому
ряду проблем на практике.
Наибольшую
общественную
опасность
из
коррупционных
правонарушений представляют коррупционные преступления. К числу
коррупционных преступлений ФЗ «О противодействии коррупции» относит:
94
злоупотребление должностными полномочиями ст. 285-285.5 УК РФ; дача
взятки ст. 291 УК РФ; получение взятки ст. 290 УК РФ; злоупотребление
полномочиями ст. 201 УК РФ; коммерческий подкуп ст. 204 УК РФ; иное
незаконное
использование
физическим
лицом
своего
должностного
положения вопреки законным интересам общества и государства.
Анализ уголовной ответственности за коррупционные преступления
показал,
что
уголовная
ответственность
–
самый
суровый
вид
ответственности, которая предусматривает такие виды наказания, как:
штраф;
принудительные
работы;
арест;
лишение
права
занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью;
лишение свободы. Также ст. 104.1 УК РФ Конфискация имущества.
На
наш
взгляд,
расширенный
перечень
видов
наказания
за
коррупционные преступления будет способствовать более эффективной
борьбе с данным видом преступности. При этом в Российской Федерации
необходимо создать специальную систему контроля и мониторинга над
возможными субъектами коррупционной преступности и возможными
источниками возникновения коррупционного поведения в государственных и
общественных организациях.
Для эффективной борьбы с коррупцией следует расширить возможные
виды санкций, а именно предусмотреть такие наказания, как:
- пожизненное лишение права занимать определённые должности или
заниматься определённой деятельностью;
- конфискация имущества соразмерно убыткам, которые были
причинены преступным деянием.
Одним
из
законодательства
важнейших
является
его
условий
обеспечения
качество
и
исполнимости
соответствие
юридико-
техническим требованиям. В этой связи мы считаем необходимым
совершенствовать
процесс
применения
и
реализации
юридической
ответственности к должностным лицам, совершившим коррупционные
правонарушения. Данные обстоятельства обуславливают необходимость
95
дальнейших исследований на тему данной выпускной квалификационной
работы.
96
Список использованных источников
1. Законодательство и практика
1.1
Конвенция ООН против коррупции. Принята Генеральной
Ассамблеей
ООН 31 октября 2003 г. Ратифицирована Российской
Федерацией Федеральным законом от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ «О
ратификации
Конвенции
Организации
Объединенных
Наций
против
коррупции» // СЗ РФ. - 2006. - № 12. - Ст. 1231.
1.2
Декларация ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в
международных коммерческих операциях. // Официально не опубликовано.
СПС «Консультант плюс».
1.3
Международный
кодекс
поведения
должностных
лиц
//
Официально не опубликовано. СПС «Консультант плюс».
1.4
Европейская Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и
конфискации доходов от преступной деятельности // СЗ РФ. – 2003. - № 3. –
Ст. 203.
1.5
Конвенция
о
гражданско-правовой
ответственности
за
коррупцию (Серия европейских договоров №174) // Официально не
опубликовано. СПС «Консультант плюс».
1.6
Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию :
заключена в Страсбурге 27.01.1999 // СЗ РФ. - 2009. - №20. - Ст. 2394.
1.7
Конституция Российской Федерации (принята всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. -2014. - №
31. - Ст. 4398.
1.8
Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от
13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2018)// СЗ РФ. – 1996. - № 25. - Ст. 2954.
97
1.9
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая):
федеральный закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 29.07.2018) // СЗ РФ.1996. - №5. – Ст. 410.
1.10 Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях: федеральный закон от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от
03.04.2018)// СЗ РФ. - 2002. - №1. - Ст. 1.
1.11 О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций
против коррупции: федеральный закон от 8 марта 2006 г. № 40-ФЗ // СЗ РФ. 2006. - № 12. - Ст. 1231.
1.12 О противодействии коррупции: федеральный закон от 25.12.2008
№ 273-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // СЗ РФ. - 2008. - № 52. - Ст. 6228.
1.13 О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской
Федерации
в
целях
совершенствования
государственной
политики в области противодействия коррупции: федеральный
закон от
03.04.2017 г. № 64-ФЗ // СЗ РФ. - 2017. - № 15. - Ст. 2139.
1.14 О государственной гражданской службе Российской Федерации:
федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ (ред. от 03.08.2018)// СЗ РФ.2004. - № 31. - Ст 3215.
1.15 Об общих принципах организации местного самоуправления в
Российской Федерации: федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ (ред. от
03.08.2018)// СЗ РФ. - 2003. -№ 40. - Ст. 3822.
1.16 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24
(ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об
иных коррупционных преступлениях»// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. - № 9.
1.17 Апелляционное
определение
Верховного
суда
Кабардино-
Балкарской Республики от 09.12.2015 по делу № 33-1420/2015// СПС
«Консультант плюс».
1.18 Постановление Приморского краевого суда по делу № 4А854/2014 от 31 октября 2014 г// СПС Консультант плюс.
98
1.19 Постановлением мирового судьи судебного участка № 335
Тимирязевского района города Москвы // СПС « Консультант плюс»
1.20 Решение
Арбитражного
суда
административном
правонарушении
[Электронный
ресурс].
г.
№
–
Москвы
по
делу
об
А40-189803/15-93-1572
Режим
доступа:
http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/b4a37bbe-f9c1-4e66-a5133dab72183bdc/983c5cae-b6d9-49d8-b45e-27b3b84de365/A40-1898032015_20160201_Reshenija_i_postanovlenija.pdf. Дата обращения: 15.09.2018.
1.21 Решение Дзержинского районного суда по исковому заявления
Климова В.Е. к УМВД России по Волгоградской области [электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://dser--
vol.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=
36231727&case_uid=02F05799-0378-4D85-80337133AAE46C1E&delo_id=1500001. Дата обращения: 19.10.2018.
1.22 Решение Железнодорожного
районного
суда
г.
Орла
по
уголовному делу №1-20/2017 (1-213/2016;) 1-20/2017 [Электронный ресурс].
–
Режим
доступа:
https://zheleznodorozhny--
orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=8
257664&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=6495674.
Дата
обращения: 11.10.2018.
1.23 Решение Заводского районного суда по уголовному делу №1254/2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://zavodskoy-orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=8
863498&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=3487367.
Дата
обращения: 21.09.2018.
1.24 Решение Советского районного суда г. Орла по уголовному делу
№ 1-70/2016 от 08.06.2016 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
https://sovetskyorl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=
doc&number=2823138&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=86
6773. - Дата доступа: 11.08.2018.
99
1.25 Решение Советского районного суда г. Орла по уголовному делу
№1-188/2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=2
823176&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=863978.
Дата
обращения: 11.09.2018.
1.26
Решение Советского районного суда г. Орла по уголовному делу
№1-79/2018 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sovetsky-orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1
5026011&delo_id=1540006&new=0&text_number=1&case_id=9549913.
Дата
обращения: 14.09.2018
2.
Специальная литература
2.1 Бобраков И.А. Уголовное право России. Особенная часть. Саратов: Вузовское образование, 2016. - 347 c.
2.2 Григорьев В. А. Комментарий к Федеральному закону от 25
декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (постатейный). М.: Деловой двор, 2009.- 371 c.
2.3 Григорьев В.А., Дорошин В.В. Коррупционное преступление:
понятие, признаки, виды. - М., 2011. - 41 с.
2.4 Дружинин
А.В.
Административно-правовое
регулирование
антикоррупционных механизмов в системе мер обеспечения национальной
безопасности // Актуальные проблемы реформирования современного
законодательства Российской Федерации. – 2009. - №1. - С.28.-31.
2.5 Загородников Н.И. Советское уголовное право: Общая и особ.
части: Учебник для сред. юрид. учеб. заведений. - М. : Юрид. лит., 1975. 568 с.
2.6 Кириченко В.Ф. Ответственность за должностные преступления
по советскому уголовному праву: (Общие вопросы) / В.Ф. Кириченко ;
Акад. наук СССР. Ин-т права им. А.Я. Вышинского. - М. : Изд-во Акад.
наук СССР, 1956. - 132 с.
100
2.7 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2
т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.;
под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. - 792 с.
2.8 Корчагин А. Г., Иванов А.М. Сравнительное исследование
коррупционных и служебных преступлений. Владивосток, 2014. - С.146.152.
2.9 Кучерявый
Н.П.
Ответственность
за
взяточничество
по
советскому уголовному праву. - М.: Госюриздат, 1957. - 188 с.
2.10 Матузов Н.И. Российская правовая политика: вызовы и угрозы
XXI века // Правовая политика России: теория и практика: монография / под
ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. - М., 2006 – 33 с.
2.11 Мишин Г.К. О теоретической разработке проблемы коррупции. М.: Просвещение, 2015. - 138 с.
2.12 Новый юридический словарь :6500 терминов /Авт.-сост. : А. Н.
Азрилиян, О. М. Азрилиян, Е. В. Калашникова, О. В. Квардакова ; Под ред.
А. Н. Азрилияна. -справ. изд. -М. : Институт новой экономики,2006. -1088 с.
2.13 Орлов, В.С. Субъект преступления по советскому уголовному
праву. – М.: Госюриздат, 1958. - 260 с.
2.14 Смотряева Н.П. Уголовное право. Особенная часть: учебное
пособие. - М.: Московский гуманитарный университет, 2015. - 148 c.
2.15 Талапина Э. В. Комментарий к законодательству Российской
Федерации
о
противодействии
коррупции
(постатейный).
-
М.:
ВолтерсКлувер, 2010. - 218 с.
2.16 Филиппов В. В. Уголовная ответственность государственных
(гражданских) служащих в зарубежных странах : учеб. пособие / В. В.
Филиппов. - Хабаровск : Изд-во ДВИ - филиал РАНХиГС, 2013. - 245 с.
2.17 Хомич В.М. Понятие должностного лица в уголовном праве. Минск, 2016. - 179 с.
2.18 Чашин А.Н. Коррупция в России. Стратегия, тактика и методика
борьбы: учебное пособие. - Саратов: Вузовское образование, 2012. - 171 c.
101
3.
Публикации в периодических изданиях
3.1
Александрова И.А. Концепция антикриминальной политики и
противодействие
преступности
в
экономической
сфере
//
Вестник
Нижегородской правовой академии. - 2016. - № 9. - С. 63-67.
3.2
Абашина
Л.А.
Проблемы
противодействия
коррупции
на
государственной службе // Вестник государственного и муниципального
управления. - 2012. - №2. - С.80-84.
3.3
Бекулова Л.З., Шогенов Р.Р. Дисциплинарная ответственность за
коррупционные правонарушения// Научный альманах. - 2017. - № 3. - С. 296299.
3.4
Буш М.Ю. Актуальные проблемы антикоррупционной политики
в современной России // Государственное и муниципальное управление.
Ученые записки СКАГС. - 2016. - № 3. - С. 154-157.
3.5
Василенко
Г.Н.
Административно-правовой
субинститут
антикоррупционного декларирования// Административное и муниципальное
право. - 2015. - № 5.- С. 502-505
3.6
Гаджиев Р.Р., Семенов А.Х. Коррупция - неизлечимая болезнь
современности // Бюллетень медицинских интернет-конференций. - 2017. - №
1.- С. 443.
3.7
Гончаров
С.П.
Коррупция
как
угроза
общественной
безопасности: теоретико-правовой аспект // Известия Юго-Западного
государственного университета. Серия: История и право.- 2017. - № 2. - С.
12-17.
3.8
Дегтерев А.А. Преступления против основ конституционного
строя и политическая преступность: криминологический аспект // Союз
криминалистов и криминологов. - 2016. - № 1-4. - С. 122-127.
3.9
Илий С.К. Административные правонарушения коррупционной
направленности // Административное и муниципальное право. – 2015. - № 5.
- С. 460-468.
102
3.10 Калугина
Н.Г.
К
вопросу
о
понятии
коррупционного
правонарушения // Административное и муниципальное право. - 2010. - № 6.
- С. 57-61.
3.11 Кириакова М., Трунцевский Ю.В.Противодействие коррупции в
США: состояние, динамика и тенденции // Международное публичное и
частное право.- 2018. -№ 3.- С. 39-46.
3.12 Коробейникова Т.С. Зарубежный опыт применения гражданскоправовых средств в антикоррупционной деятельности // Власть и управление
на Востоке России. -2014. - № 1 (66). - С. 152-159.
3.13 Кузнецова
О.А.
Противодействие
коррупции
как
цель
правоохранительной политики: отечественный и зарубежный опыт//Вестник
Тамбовского университета. - 2014. - №1.- С. 147-154.
3.14 Максимов В.А., Петренко, Н.И. Проблемы привлечения к
дисциплинарной ответственности должностных лиц за коррупционные
правонарушения// Вестник Российского университета кооперации. -2017. - №
4.- С. 112-115.
3.15 Моисеев В. «Сингапурское чудо»: как стать процветающей
страной // Человек и труд. - 2011. - № 3. - С. 15 - 17.
3.16
Нисневич
Ю.А.,
Томилова
Е.А.
Влияние
мотивации
на
коррупционное поведение должностных лиц в системе публичной власти//
Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2016. - № 1. - С. 25-35.
3.17 Степанова
М.А.
Противодействие
взяточничеству
на
современном этапе развития России // Научные исследования и разработки
молодых ученых. - 2016. - № 11. - С. 210.-217.
3.18 Суханова М.В. Специфика антикоррупционной деятельности в
системе муниципальной службы // Корпоративная экономика. - 2018. - № 2. С. 52-63.
103
3.19 Шмелева
М.В.
Предотвращение
коррупции
и
других
злоупотреблений в сфере государственных закупок// Российское право:
образование, практика, наука. - 2018. - № 1. - С. 5-12.
3.20 Шурухнова Д.Н., Бондарь Е.О. Применение административноправовых
санкций
за
коррупционные
правонарушения
//
Вестник
экономической безопасности. - 2016. - № 3. - С. 156-159.
3.21 Юсупов
ответственности
за
А.Л.
Понятие
нарушения
и
особенности
законодательства
коррупции// Вестник СГЮА. - 2014. - №1.- С. 257.
о
дисциплинарной
противодействии
104
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа