close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Обухова Мария Дмитриевна. Экстремизм и ксенофобия в молодежной среде: особенности и основания противодействия

код для вставки
СОДЕРЖАНИЕ
Введение………………………………………………………………………..
…4
Глава 1. Феномены экстремизма и ксенофобии в современном
социуме…………………………………………………………………………...
9
1.1. Девиантное
поведение
в
механизме
формирования
экстремизма…….9
1.2. Этнокультурные
и
социальные
аспекты
ксенофобии………………….17
1.3. Экстремизм
и
ксенофобия
в
структуре
современной
культуры……...27
Глава 2. Проблема молодежного радикализма в современном мире…45
2.1. Специфика
молодежного
экстремизма
и
ксенофобии………….…….45
2.2. Детерминанты распространения молодежного экстремизма и
ксенофобии……………………………………………………….……….
59
2.3. Профилактика и противодействие молодежному экстремизму и
ксенофобии………………………………………………………………..
61
Заключение…………………………………………………………………….7
1
Список
литературы…………………………………………..74
используемой
Введение
Актуальность
темы
исследования.
Проблема
ксенофобии
и
молодежного экстремизма на протяжении уже долгого времени является
одной из наиболее сложных и актуальных проблем российского общества.
Преступления на почве ненависти как одно из самых ярких проявления
ксенофобии
стали
обыденной
частью
криминальной
хроники.
С
появлением Федерального закона (ФЗ) № 114 «О противодействии
экстремистской деятельности» и особенно после внесения в него поправок
в 2006-2007 годах такие преступления все чаще стали называть
«экстремистскими», а деятельность по предотвращению преступлений
ненависти - «профилактикой экстремизма». Молодые люди часто
выбирают насилие, чтобы повлиять на несправедливо устроенный по
отношению к ним мир, наказать тех, кого они считают виновными в своих
бедах. На сегодняшний день в России молодежные группировки
совершают большинство преступлений из-за ненависти к окружающему
себя миру. Именно с молодыми людьми ведется работа по профилактике
экстремизма, в первую очередь, силами сотрудников сформированных
отделов по борьбе с экстремизмом при органах внутренних дел. Какие
меры принимают органы по работе с молодежью и общественные
организации, чтобы молодые люди не выражали свою ксенофобию и
нетерпимость агрессивными способами, а наоборот, оказались готовы жить
в многокультурном обществе, были способны принять разнообразие идей и
мнений и могли участвовать в решении сложных социальных проблем, с
которыми они сталкиваются, ненасильственными законными методами?
В 2008 году члены Комитета по делам молодежи Государственной
думы выступили с инициативой объявить в Российской Федерации 2009
год Годом молодежи. В связи с этим молодежь и молодежная политика в
текущем году стали объектами повышенного внимания государственных
органов, общественных организаций и СМИ. Однако такие явления, как
активность молодежных ультраправых групп, различные проявления
ксенофобии и преступления ненависти, совершенные молодыми людьми,
остаются уделом работы правоохранительных органов, так как в
большинстве своем решение этих проблем не попадает в приоритетные
направления деятельности Федерального агентства по делам молодежи,
которое
возглавляет
движения
«НАШИ»
бывший
В.
лидер
Якеменко.
прокремлевского
В
ходе
молодежного
мониторинга
перед
региональными партнерами Московской Хельсинкской группы (МХГ) из
21 региона России стояла непростая задача - собрать данные, которые
позволят судить о различных проявлениях ксенофобии в молодежной
среде,
и
информацию
о
деятельности
государственных
органов,
направленную на профилактику и противодействие этим проявлениям (в
том числе о соответствующих мероприятиях в рамках Года молодежи).
Анализ этих данных позволил разработать рекомендации об изменении
политики в этой сфере для государственных органов, ответственных за
работу с молодежью, органов образования, правоохранительных органов,
общественных объединений и межправительственных организаций.
Степень
разработанности
проблемы.
Изучением
ксенофобии
с правозащитной точки зрения практически никто не занимался. Есть
отдельные исследования, посвященные наци-скинхедам, В. Шнирельмана,
В. Лихачева. В 1990-х и начале 2000-х годов этой темой занимались
специалисты центра «Панорама». Также известны работы С. Беликова,
который является экспертом Московского бюро по правам человека
(МБПЧ)
по
вопросам
одновременно
«Народный
неонацистской
активистом
радикальной
союз». Сегодня
молодежной
субкультуры
националистической
крупнейший
и
партии
исследовательский центр,
который занимается проблемами национализма и преступлений ненависти
в России, информационно-аналитический центр «СОВА», не выделяет
молодежь в отдельную категорию и оперирует термином «ультраправые» в
целом. Изучением ксенофобии в молодежной среде с социологической
точки зрения занимался ульяновский научно-исследовательский центр
«Регион» в рамках проекта «ПОКОЛЕНИЕ.NET» в 2005—2007 годах. В
частности, партнерами центра изучались неформальные субкультуры,
государственная политика в сфере профилактики экстремизма, проблема
соотношения ксенофобии и экстремизма. Однако эти исследования не
нашли отражения в деятельности неправительственных организаций и
политики государственных органов, оставшись достоянием академических
кругов. В 2006—2007 годах отдел социологии молодежи Института
социально-политических исследований (ИСПИ) РАН в рамках проекта
«Экстремизм в российской молодежной среде» (руководители — членкорреспондент РАН М. Горшков и доктор социологических наук Ю. Зубок)
провел
серию
исследований
по
данной
тематике,
в
том
числе
всероссийское социологическое исследование «Отношение к экстремизму
в молодежной среде», всероссийское исследование «Экстремистские
проявления в молодежных движениях» и экспертный опрос. Результаты
этих
исследований
учитываются
при
разработке
государственной
молодежной политики. В процессе исследования изучалось «состояние
экстремальности молодежного сознания», что связано с очень широким
пониманием экстремизма как комплексного явления, затрагивающего
политическую, экономическую, социальную, религиозную и другие сферы
жизнедеятельности общества.
Объект исследования – феномены экстремизма и ксенофобии.
Предмет – специфика проявления ксенофобии и экстремистских
настроений в современной молодежной среде.
Цель – определить основные пути борьбы и профилактики
молодежного экстремизма и ксенофобии.
Задачи:
1. Рассмотреть проблему экстремизма с позиции девиантного
поведения.
2. Выявить этнокультурные и социальные аспекты ксенофобии.
3. Определить место экстремизма и ксенофобии в структуре
современной культуры
4. Изучить специфику молодежного экстремизма и ксенофобии
5. Исследовать
ключевые
детерминанты
распространения
молодежного экстремизма и ксенофобии
6. Проанализировать
возможные
способы
и
пути
противодействия молодежному экстремизму и ксенофобии
Теоретико-методологические основы исследования.
Неоднозначность и сложность объекта и предмета исследования
предполагает вариативность их теоретико-методологических основ.
Методологическим
основаниям
дипломной
работы
является
системный метод, поскольку она строится на синтезе различных взглядов
на феномены экстремизма и ксенофобии. Данный метод сочетается со
стремлением к дифференциации и детальному описанию аспектов
понимания
сущности
данных
феноменов, рассматриваемых
как в
отдельности с целью изучения их своеобразия, так и в совокупности для
лучшего понимания базовых механизмов их функционирования.
Компаративный подход. В его основе лежит общенаучный метод
сравнения, дающий возможность проследить эволюцию и разнообразие
форм проявления экстремизма и ксенофобии в России и в Западных
странах.
Герменевтический
метод
обусловлен
спецификой
работы
над
научными текстами, позволяющими осмыслить понятия и концепты,
необходимые для определения путей профилактики и противодействия
экстремизма и ксенофобии.
Феноменологический метод позволяет рассмотреть экстремизм и
ксенофобию с позиции феноменов сознания как индивидуального,так и
группового.
Мультидисциплинарный
метод
дает
возможность
изучать
семиотические системы, исследовать дискурсно-концептное, знаковосимволические и реально-идеальное бытие индивидов, являющихся
носителями экстремистских воздействий и склонных к ксенофобии.
Структура выпускной квалификационной работы.
Работа состоит из введения, двух глав объединяющих 6 параграфов,
заключение и библиография.
Глава 1. Феномены экстремизма и ксенофобии в современном социуме
1.1. Девиантное поведение в механизме формирования экстремизма
Для
переходного
периода
российских
реформ
характерна
нестабильность общесоциальных условий, которая проецируется и на
криминальную ситуацию, в частности на преступность молодежи.
Состояние и динамика преступности свидетельствуют о нарастании
негативных процессов в подростковой среде. Уровень преступности
подростков, если иметь в виду ее реальные масштабы, в среднем, по
оценкам
специалистов,
в
4
-
8
раз
выше,
чем
показатели
зарегистрированной преступности, а по некоторым видам посягательств
«ножницы»
еще
более
значительны.
Следовательно,
социальная
значимость, мера общественной опасности преступности подростков
гораздо более высока, чем об этом можно судить по цифрам статистики.
Это дает основание констатировать тот факт, что в России в
настоящий момент имеет место достаточно сильная концентрация
криминогенных факторов, что открывает дорогу к скольжению к
максимально высокой степени криминализации общества. Экстремизм в
поведении человека и социальных групп - явление, свойственное каждой
исторической эпохе, не поддающееся, вероятно, полному искоренению. Но
степень и острота проявления экстремистских настроений обусловлены
социальными и экологическими трансформациями, ослаблением уровня
целостности общества.
Распространение политического экстремизма в России стало одной из
острейших
проблем.
Увеличивается
количество
преступлений,
поднимается уровень насилия, его проявления становятся все более
жестокими и профессиональными. Особое место в этом ряду занимает
экстремистское поведение молодежи, связанное с совершением действий
насильственного характера по политическим мотивам.
Экстремистское поведение молодежи - одна из наиболее актуальных
социально-политических
проблем.
Состояние,
уровень,
динамика
политического экстремизма молодежи в России широко обсуждаются
средствами
массовой
информации
и
в
специальной
литературе,
выпускаются аналитические сборники.
Молодежь рассматривается как большая социальная группа, имеющая
специфические социальные и психологические черты, наличие которых
определяется возрастными особенностями молодых людей и тем, что их
социально-экономическое и общественно-политическое положение, их
духовный мир находится в состоянии становления. В современной научной
литературе к этой группе обычно относят (в статистике и социологии)
людей в возрасте от 15 до 30 лет. Молодежь, определяя свой жизненный
путь, решает конфликтные ситуации, исходя из сопоставления возможных
вариантов, если учесть, что для молодежного возраста характерными
являются:
эмоциональная
возбудимость,
неумение
сдерживаться,
отсутствие навыков в разрешении даже несложных конфликтных
ситуаций, то все указанное выше может привести к совершению девиации.
[30, C.65]
Проблема агрессивного и экстремистского поведения молодежи
становится все более актуальной в условиях российской действительности.
Элементы экстремистского поведения молодежи формируются на фоне
деформации социальной и культурной жизни общества. В перечень
основных
причин
роста
экстремистского
поведения
молодежи
исследователи склонны включать следующие: социальное неравенство,
желание самоутвердиться в мире взрослых, недостаточную социальную
зрелость, а также недостаточный профессиональный и жизненный опыт, а
следовательно,
и
сравнительно
невысокий
(неопределенный,
маргинальный) социальный статус.
Молодежный экстремизм как явление последних десятилетий,
выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе нормам
поведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных позиций.
Молодежь во все времена была подвержена радикальным настроениям. В
силу возрастных ее свойств даже в спокойные в политическом и
экономическом плане времена количество радикально настроенных людей
среди молодежи всегда выше, чем среди остального населения.
Специальный анализ проблемы показывает, что экстремизм в России
«молодеет», наиболее часто совершают преступления молодые люди в
возрасте 15 - 25 лет. Молодежь также чаще совершает преступления
агрессивного характера. По статистике, основная масса таких тяжких
преступлений на политической почве, как убийство, нанесение тяжких
телесных повреждений, разбой, терроризм, совершается лицами до 25 лет.
Важно учитывать, что в настоящее время молодежный экстремизм растет
более высокими темпами, чем преступность взрослых.
Эти процессы приобретают особое значение в контексте проблем
социальной безопасности российского общества, вызванных действиями
экстремистов, и ведущих
разрушению
личности,
к физической и духовной деградации,
этноса,
общества,
государства.
Поскольку
активизация политического экстремизма молодежи в настоящее время
представляет серьезную опасность для российского общества, она должна
быть
глубоко
и
всесторонне
изучена,
в
том
числе
средствами
политологического познания, как явление, требующее общественного:
политико-правового,
административно-управленческого
и
социокультурного противодействия.
Экстремистское движение как тип девиации представляет собой
сложный социально-политический феномен, имеющий тенденцию к
саморазвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда
социально-экономических
и
социокультурных
факторов,
тесно
взаимодействующих между собой. В то же время отсутствие одного или
нескольких из этих факторов значительно препятствует распространению
экстремистских настроений и резко снижает воздействие экстремистской
идеологии
на
этнонациональный
менталитет
и
социокультурную
деятельность. В отечественной научной литературе понятие политического
экстремизма предусматривает насильственные действия, направленные на
изменение политического строя, проводимой правительством государства
политики. Иногда его условно подразделяют на «левый» и «правый»,
однако мы полагаем, что подобное деление далеко не исчерпывает все
формы
политических
экстремистских
проявлений.
Так,
например,
деятельность бандформирований в Чечне трудно подвести под такую
классификацию.
организаций
Идеология
сочетает
в
некоторых
себе
зарубежных
элементы
как
экстремистских
«левацких»,
псевдомарксистских теорий, так и ультранационалистических концепций.
[65, C.123]
Традиционно в России существовали такие социальные явления, как
нищенство и бродяжничество, которые осуждала официальная идеология и
мораль, а правовые институты и организации активно преследовали или
стремились изолировать. Сегодня эта проблема стоит как никогда остро, и
нам давно следует понять, что одними только репрессивными мерами мы
не сможем ликвидировать данное явление, имеющее глубокие социально-
экономические и социокультурные корни, напротив, в ряде случаев,
отвергнутые официальными властными структурами, эти люди как раз и
нуждаются в наибольшей степени в социальной защите со стороны
общества, особенно когда это касается подрастающего поколения,
имеющего
порой
весьма
отличные
от
официально
признанных
потребности, интересы и устремления. Следует отметить, что для
значительной части населения современного российского общества
маргиналами и девиантами выступают также представители различных
религиозных сект и объединений, оценка которых в массовом сознании
современного общества зачастую носит явно негативный оттенок.
Проникновение некоторых атрибутов западной культуры на российскую
почву ознаменовалось
появлением во
многих
городах
различных
неформальных молодежных организаций, создавших на сегодняшний день
весьма разветвленную и устойчивую субкультуру, которые также зачастую
выступают как девианты по отношению к сложившимся социокультурным
стандартам и стереотипам.
Кризисные процессы в разных сферах общественной жизни, обостряя
имеющиеся противоречия, не только порождают криминализацию в сферах
рыночного
хозяйства,
но
и
интенсивно
проникают
в
политику,
деформируют систему власти, усиливают политическую девиантность
значительных слоев населения, охваченных процессами люмпенизации и
маргинализации, что и создает объективные предпосылки преступной и
экстремистской деятельности молодежи.
Понятие «отклоняющееся (девиантное) поведение» в западной
социологии трактуется весьма широко, под него подпадают все виды
поведения, не вписывающиеся в устоявшуюся в каждом конкретном
обществе систему права, морали, политики, экономики. Оно включает
делинквентное и преступное поведение, а также так называемые
социальные пороки (алкоголизм, самоубийство, азартные игры, богемные
стили жизни) и прочие деяния, не подвергающиеся уголовному наказанию.
Следует различать два вида девиантного поведения: созидательной и
разрушительной направленности. Основным критерием определения
характера девиантного поведения является не форма его реализации, в
частности
наличие
перераспределения
атрибута
насилия,
источников
а
уровень
пополнения
справедливости
жизненной
энергии.
Агрессивный вид девиации как в прямой, так и в смещенной форме
нацелен на преодоление фрустрации путем неадекватного в сложившейся
ситуации перераспределения социальных благ, достижения цели без учета
интересов окружающих людей, несправедливое решение проблемы в
пользу одной из взаимодействующих сторон
за счет ухудшения
адаптационных
характер
условий
другой.
Агрессивный
поведения
обусловливается не только воспитанием, но и характером поведения
взаимодействующей стороны. Смещенный вид агрессии свидетельствует о
недостаточном для преодоления фрустрации энергетическом потенциале
человека. [12, C.145]
Девиантное поведение деструктивной направленности - совершение
человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от
доминирующих в социуме (отдельной социальной группе, страте)
социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил выполнения
социальных ролей, влекущих за собой сдерживание темпов развития
общества: разрушение энергетического потенциала отдельных личностей и
общества в целом. Разрушительную (асоциальную) девиацию нельзя
отождествлять только с преступностью. Преступность - поведение,
уголовно наказуемое, запрещенное законом, и является лишь одной из
форм данного вида девиантного поведения.
Основными
являются
источниками
прежде
всего
молодежного
экстремизма
социально-политические
в
России
факторы:
кризис
социально-политической и экономической системы; социокультурный
дефицит
и
криминализация
массовой
культуры;
распространение
социальных проявлений «ухода из жизни»; отсутствие альтернативных
форм проведения досуга; кризис школьного и семейного воспитания. Все
это позволяет утверждать, что основной круг проблем, с которыми
приходится иметь дело молодежи в России, лежит в сфере конфликтных
отношений, прежде всего в семье и в отношениях со сверстниками.
Большую роль также играют личностные факторы, такие, как деформация
системы ценностей, «нездоровая» среда общения, преобладание досуговых
ориентаций
над
социально
полезными,
неадекватное
восприятие
педагогических воздействий, отсутствие жизненных планов.
В условиях социальной неопределенности вероятность и риск
обострения этих противоречий, возникновения и расширения социального
конфликта стремительно повышаются. При этом спонтанные попытки со
стороны власти навести порядок без овладения ситуацией в целом лишь
усиливают неопределенность, продуцируя новые риски, влияющие на
молодежь. Одновременно с обострением конфликтов в обществе риска
заметно снижаются шансы для их позитивного решения. Такое общество
скорее столкнется с эскалацией конфликта и с переходом его в крайнюю
форму конфронтации.
Если
для
одной
части
молодежи
средством
активного
самоутверждения служат иногда преступления, то для других оказывается
предпочтительнее «уход» от чужого, непонимающего и непонятного мира
в алкоголь, наркотики или же добровольный уход из жизни. Потребление
алкоголя и наркотиков, суицидальное поведение - это формы ретритизма,
ухода
от
социальной
действительности
и
неумения
(нежелания)
приспособиться к ней одобряемыми обществом способами. [23, C.54]
Таким образом, быстрые радикальные социальные перемены привели
к тому, что почти все субъекты общественной жизни утратили свою
прежнюю
идентификацию;
социализацией
социальные
подрастающего
поколения,
институты,
находятся
занимающиеся
в
состоянии
социальной дезорганизации; культурные ценности, нормы, социальные
взаимосвязи отсутствуют, ослабевают либо вообще противоречат друг
другу. В таких условиях резко снижается эффективность успешной
социализации молодежи. И как следствие - устойчивая тенденция к
увеличению девиации в их поведении. Этим же объясняется рост в
молодежной среде девиантных явлений, таких, как «помолодевший»
экстремизм, растущее число самоубийств, наркомании и делинквентности.
К сожалению, девиантные проявления вообще и среди молодежи в
частности не ограничиваются рассмотренными формами. Можно было бы
говорить о дедовщине в армии, о вандализме, о нарушении нравственных и
иных социальных норм, о проституции. Ясно, например, что среди
проституток преобладают молодые женщины. По достоверным данным,
реальная доля несовершеннолетних выше, чем это удалось выявить в
процессе вышеназванных исследований, и приближается к 20%. Не
исключен прогноз, согласно которому несовершеннолетние все больше
будут втягиваться
(и
уже
втягиваются) в сферу организованной
преступности, деятельность экстремистских группировок, подготовку
терактов; дома и школы могут превратиться в «зоны боевых действий» с
применением огнестрельного оружия. Статистика свидетельствует, что
ежегодно более 50 тысяч детей покидают свои дома из-за физического и
сексуального насилия, около 75 тысяч попадают на скамью подсудимых и
оказываются в местах лишения свободы, 5 тысяч становятся бездомными,
3
тысячи
кончают
жизнь
самоубийством,
12
тысяч
совершают
суицидальные попытки, 75 - 80% несовершеннолетних преступников
становятся рецидивистами, а около 2 тысяч детей ежегодно убивают своих
родителей. [15, C.65]
К причинам роста девиаций среди несовершеннолетних следует
отнести: бесконтрольность продажи спиртных напитков и даже детям,
алкоголизм и насилие в семьях, коммерциализацию центров досуга,
видеотек, игровых залов, что толкает молодежь на совершение корыстных
преступлений с целью заполучить деньги. Актуальной остается проблема
занятости.
Каждое
третье
преступление
совершается
нигде
не
работающими и не учащимися подростками. Оставшись вне стен учебного
заведения и вне трудового коллектива, несовершеннолетние быстро
находят «место работы» в криминальных структурах, чаще в сфере
экстремизма.
Необходимо также отметить, что в сегодняшней России часть
экстремистских образований включает в себя неорганизованную молодежь.
Отсутствие занятости общественно полезным трудом, нахождение в
стороне от активной воспитательной работы сказались на большом
удельном весе этой социальной группы в организованной системе
политического экстремизма. По причине недостаточного жизненного
опыта, плохого знания особенностей политической борьбы, правовой
безграмотности эта категория граждан становится слепым исполнителем
указаний опытных экстремистов. Именно эта категория чаще всего
осуществляет крайне насильственные посягательства на конституционные
права других граждан. Ухудшение материального положения, снижение
уровня обеспеченности малоимущих слоев населения при неизменности
политики руководства страны может привести к социальному взрыву.
Вывод заключается в том, что главной проблемой остается проблема
занятости.
Каждое
третье
преступление
совершается
нигде
не
работающими и не учащимися подростками. Оставшись вне стен учебного
заведения и вне трудового коллектива, несовершеннолетние быстро
находят «место работы» в криминальных структурах, чаще в сфере
экстремизма.
1.2.Этнокультурные и социальные аспекты ксенофобии
До
последнего
времени
ксенофобия
не
являлась
объектом
психологического исследования, этот термин не употреблялся в научных
публикациях. В этой связи представляется необходимым ввести в научный
оборот
данное
понятие,
соотнести
его
с
близкими
по
смыслу
психологическими категориями, определить его ведущие социальнопсихологические характеристики и механизмы формирования.
Полагаю,
что
ксенофобия
–
это негативное,
эмоционально
насыщенное, иррациональное по своей природе (но прикрывающееся
псевдорациональными
обоснованиями)
отношение
субъекта
к
определенным человеческим общностям и их отдельным представителям –
«чужакам»,
«иным»,
«не
соответствующих социальных
нашим». Она
проявляется
установках субъекта, предрассудках
в
и
предубеждениях, социальных стереотипах, а также в его мировоззрениив
целом. В результате в сознании индивида формируется устойчивый «образ
врага», являющегося для него источником опасности и угрозы. При этом
субъект, как правило, не осознает иррациональной природы данного
отношения. Она может быть выявлена лишь при анализе этого феномена
«со стороны», также как и защитный, псевдорациональный характер
аргументов, выдвигаемых ксенофобом для обоснования своих убеждений.
Отметим, что исследователи указывают на иррациональный характер и
содержательно близких к ксенофобии феноменов, например, национализма
(крайней формой которого является этническая ксенофобия). [54, C.67]
Прошло более двух тысяч лет и инициативной группой выдающихся
людей мира, разделяющих идеалы гуманизма, разработан и выпущен
«Гуманистический манифест – 2000». Одним из ключевых принципов
этики гуманизма является тезис о необходимости развивать каждому
человеку в себе способность сопереживания по отношению к ближнему.
«Это означает, что мы не должны рассматривать других людей лишь как
приятные
или
неприятные
нам
объекты;
в
них
надо
видеть
самостоятельные личности, имеющие равное с нами право на внимание к
себе. Гуманисты придерживаются принципа, согласно которому, «каждый
заслуживает человеческого отношения»; точно также, гуманисты признают
древнюю заповедь, предписывающую нам «принимать в свою среду
чужих», уважая их отличия от нас, …развивая в себе способность
сопереживания и заботливость по отношению к ближнему». Попытки
нейтрализовать отрицательные последствия ксенофобии до сих пор не
увенчались успехом, несмотря на усилия культуры и религии. Причиной
неудач в этой сфере являются сложность природы этого феномена, в
основе
которого
физиологический,
лежит
множество
культурологический
факторов:
(проблема
психологический,
совместимости
ценностей), социально-политический, экономический. На наш взгляд все
эти факторы следует рассматривать в совокупности. [15, C.70]
О. Шемякина замечает, что слова о любви к ближнему, да к тому же
непохожему на нас, могут принадлежать либо святому, либо фарисею. В
действительности каждым фактом общения мы должны изживать из
собственной души «тень» или «демона». Для культуролога – это древние
архетипы
бессознательного,
всплывающие
на
поверхность
нашего
сознания. К. Юнг называл их «жуткой жизненностью» инстинктов
психики, которая не ведает моральных норм и обладает колоссальной
разрушительной
силой.
Физиологам
удалось
обнаружить
некую
субстанцию, вырабатываемую организмом и накапливаемую в виде
энергии разрушения. Эта специализированная анатомофункциональная
система досталась человеку от его предков, и эта система была
обусловлена её положительной биологической ролью. Она обеспечивала
жизнеспособность в процессе внутривидовой борьбы. Однако эта система
срабатывает не только в ситуации, провоцирующую агрессию (в данном
случае в ситуации опасности или конкуренции). Нейрофизиологи пришли
к выводу, что в ситуации отсутствия врагов и соперников нейроны
физиологических
систем
агрессивно-оборонительного
поведения,
лишённые притока адекватных раздражителей, оказываются в состоянии
сенсорного голодания, вследствие чего спонтанно повышается их
возбудимость.
Человек
реализует
досознательные
пласты
психики,
которые
достались ему от животных, в системе смысловых знаков культуры,
осваиваемой сознанием.
Триаду чувств враждебности составляют гнев, отвращение и
презрение. Именно они представляют собой эмоциональные механизмы,
которые «выключают» чужого из зоны действия принятых моральных
норм и катализируют направления социального зла. Стоит только
почувствовать, что другой человек не принадлежит к «миру людей», что он
«нелюдь» или «недочеловек», к тому же ритуально нечистый, либо просто
грязный или дурно пахнущий, как загнанная внутрь агрессия начинает
прорываться наружу и может вылиться в преступление. Очевидно этим
механизмом «выключения»чужого из зоны действия принятых моральных
норм, объясняется поведение людей, спокойно наблюдающих за убийством
«чужого». Так чеченский бандит на глазах у всех, средь бела дня, насилует
и убивает русскую женщину, и он не считает себя преступником, потому
что женщина русская, а значит, чужая, недочеловек в его представлении и
окружающих; по его признанию те же самые чеченцы, которые наблюдали
эту сцену, растерзали бы его, окажись на месте той несчастной русской
чеченка.
Одной из наименее социализированных, а потому исторически более
ранимых эмоций, входящих в «триаду враждебности» является гнев –
эмоция, для которой характерно сочетание высокой импульсивности и
низкого уровня контроля и которая поэтому чревата насильственной
формой агрессии. Этнографы, занимающиеся племенами, находящимися
на первобытной стадии, отмечают у них высокую степень возбудимости и
быстроту перехода от дружелюбного состояния к агрессивному. Эта
агрессия может направляться и на соплеменников, если они, даже
косвенно, даже не желая этого, способствуют разрушению первичной
картины мира. Французский антрополог К. Леви-Стросс описывает случай
по
обвинению
в
колдовстве;
Обвинялся
юноша,
который,
в
действительности, не имел никого отношения к припадку девочки
племени. Главную опасность представляла не сама болезнь девочки, а то,
что юноша отрицал факт колдовства, и он был опасен для племени как
человек, разрушающий сложившуюся систему представлений. Юноше,
чтобы спасти себя и привычную куртину мира, пришлось не только
«сознаться» в колдовстве, но и привести «неоспоримые» доказательства
своей вины.
Следующее чувство «триады враждебности» – эмоция презрения –
неуважения. О. Шемякина замечает, что «чувство превосходства, которое
часто обуславливает недостаток внимания к реальным свойствам того
объекта,
на
который
направлена
эмоция
презрения,
является
нарциссическим продуктом развития человеческой культуры…. Из трёх
эмоций «триады враждебности» презрение – наиболее холодное чувство….
Презрение – это отстранённое переживание, побуждающее к агрессии,
проявляющейся в хитрости и обмане…. Кроме того, опасность презрения
заключается в устойчивом характере этой эмоции, в отличие от гнева или
отвращения. Гнев предполагает достаточно быструю эффективную
разрядку, а чувство отвращения способствует переключению внимания на
что-либо другое. Ситуация презрения подчас вызывает удовольствие.
Следовательно, оно само и связанное с ним поведение легко могут быть
возобновлены».
Каждая
общественная
система
вырабатывает
не
только
идеологическое, но и психологическое обоснование своего существования.
Определённая идея, воспринимаемая и переживаемая в соответствующем
эмоциональном контексте, «оживает», приобретая статус пограничного
состояния – мотивации, ориентирующей практическое поведение. В
чувстве презрения положительного ничего нет, оно обладает низкой
познавательной
активностью
и
большой
продолжительностью
исторического существования; основная его функция это психологическая
защита, обоснование выбранного пути в истории. В ментальных же
структурах цивилизации чувство презрения формирует враждебное
чувство к окружающему миру, и оно на длительное время затормозило
процесс синтеза культур, пришедших во взаимодействие.
Однако было бы ошибочно считать, что чувство презрения –
отвращения не может быть преодолено или как – то нейтрализовано.
Около 376 г. АммианМарцеллин описывает гуннов, которые пришли к
стенам Рима и заслужили особую славу своим уродством и свирепостью:
«Их дикость превосходит всё мыслимое; с помощью железа они
испещряют щеки новорождённых глубокими шрамами, чтобы в зародыше
уничтожить волосяную растительность, поэтому и старея они остаются
безбородыми и уродливыми, как евнухи. У них коренастое телосложение,
сильные руки и ноги, широкие затылки; а шириной своих плеч они
внушают ужас, их скорее можно принять за двуногих животных… Гунны
не варят и не приготавливают себе пищу, они питаются лишь корнями
диких растений и сырым мясом первых попавшихся животных, которое
они иногда предварительно согревают, держа его, сидя на лошади, промеж
ляжек…» Власть над неполноценными людьми естественна. Римляне за
золото продавали им мясо собак и других поганых животных, вынуждали
отдавать детей в рабство за скудную пищу. Иордан в свою очередь
подчёркивает, что за оружие готтывзялись только потому, что им надо
было выжить, противостоять зверствам римлян.
Логика противостояния культур, при котором ярко выражается
«триада враждебности» долго не длится. Впоследствии на первый план
выдвигаются более сложные разновидности контакта, прежде всего
культурный симбиоз; в рамках симбиоза участники межкультурного
контакта уже соединены внутренней духовной связью, а сам контакт
интериоризируется в их сознании. Однако каждый из них остаётся самим
собой, а нового культурного качества не возникает. В 410 году
предводитель варваров Аларих взял Рим и Святой Августин, не переставая
оплакивать беды римлян, отметил, что Аларих признавал за христианскими
церквями права убежища и уважал его, «было необычным, что варварская
дикость чудесным образом обернулась такой мягкостью, что в самих
базиликах, выбранных и предназначенных для спасения народа, никто не
был избит и никого не тронули, никто оттуда не был уведён в рабство
жестокими врагами, а многих сочувствовавшие враги сами препровождали
туда, чтобы сохранить им свободу. И всё это совершилось во имя Христа,
благодаря тому, что настало христианское время». Варвар Аларих смог
побороть в себе «триаду чувств враждебности». [32, C.71]
В XIX веке В. Дильтей предлагал справляться с враждебностью к
другому этносу путём исследования культурных ценностей изнутри.
Внутреннее переживание служит основой понимания внутреннего мира
(ввиду
сходства
психических
структур
человека)
и
символов,
закодированных в культуре. В процессе понимания явлений культуры «мы
оживляем
это
воспроизведение
исторического
мира
любовью
и
ненавистью, всей игрой наших аффектов».10 Учёный, по В.Дильтею,
должен не просто воспроизводить истинную картину мира, историкокультурного события, но и пережить его заново.
А.А.
Кельберг
психологический
рассматривает
феномен,
где
ксенофобию
образ
врага
как
сильно
социальнопрепарирован
воображением. «В нём должно появиться манихейское чувство дьявола.
Ксенофобия
–
опредмеченная,
овеществленная,
материализованная,
снабженная идеологической концепцией иллюзия чужого и незнакомого,
при осознанной беспомощности перед ним, когда появляется тот самый
фантастический страх, который освобождает от всякой ответственности за
образ мыслей, а в крайних экстремальных состояниях – и за образ
действия». Степень подверженности ксенофобии зависит от многих
личных и общественных обстоятельств. А. А. Кельберг подчёркивает, что
консолидация происходит успешнее всего тогда, когда группе в формах
общности грозит опасность. Не так уж важно, подлинная эта опасность или
мнимая. Опасность должна персонифицироваться в личности или группе
лиц, ксенофоб мыслит конкретно и образно. Поэтому системе придаётся
характер
лица,
персоны.
Персонализация
получает
исключительно
негативную окраску. Чаще всего такая характеристика совпадает с
национальными
или
этническими
чертами.
Формированию
фантастического страха перед чужаками во многом способствует СМИ.
Зачастую можно слышать термин «чеченские террористы», «исламские
экстремисты», «лицо кавказской национальности» и непроизвольно эти
зверства соотносятся с целым этносом, религией. «Под этнические
характеристики
подкладываются
всевозможные
обоснования,
исторические, реальные, вымышленные, фантастические. Они свиваются в
некий узел, пучок отрицательных свойств. Свойства столь негативны, что
смириться с объектом ксенофобии никак нельзя, его можно только
уничтожить. Уничтожение, разумеется, происходит условно, ибо для
физического уничтожения часто требуется сила, которую можно ждать
только извне. Когда эта сила появляется, фобическое агрессивное
состояние переходит в действие, актуализируется. При этом, чаще всего,
получает моральное или физическое противодействие».
П.А. Сорокин считает, что возникновению войн, конфликтов способствует
ослабление ценностных установок. «Ценности мельчали, становились
относительными, теряли силу устойчивости. Несовместимость их – среди
индивидуумов, групп, государств – возрастала, а с этим одновременно
росло число международных и гражданских войн по всей Европе… С
началом 20-го века мы наблюдаем стремительную дезинтеграцию светской
культуры, ни одна ценность не имеет общего признания. Нет ни одной
ценности, которая связывала бы одинаково гитлеровцев и антигитлеровцев,
коммунистов и капиталистов, бедных и богатых, верующих и безбожников.
В результате ценности теряют сдерживающую силу. Возрастает число
людей, движущих похотью, эгоизмом, биологическими побуждениями.
Сила и обман становятся главными нормами поведения». Такое ослабление
и несовместимость ценностей происходит на постсоветском пространстве.
П.А. Сорокин считал необходимым внедрение «минимума нравственной
организации», без которой мир невозможен. «Если «практические» люди
возразят, что внедрение таких нравственных норм невозможно, и если мы
согласимся с ними (хотя, конечно, они не правы), то это означает только
то, что длительный, справедливый и демократический мир вообще
недостижим. История и жизнь не дают нам иного выбора». Социальноэкономический фактор не последнюю роль играет в формировании
ксенофобии. Ещё в 1900-1904 годах в собственно России не было
заметного антисемитизма, еврейских погромов. Но евреи приходили в
соприкосновение и конкуренцию с русскими купцами. При этом
российские купцы в основном проигрывали: у евреев были традиции
европейской и всемирной торговли. «Напряжение росло и ширилось. Оно
тем более росло, что в среде еврейства была сильна и даже преобладала
тенденция к ассимиляции. Евреи хотели стать русскими по культуре.
Массами они покидали веру отцов своих… Мужчины евреи были хорошо
образованы…»
Российское революционное движение восходит к русским дворянам
или православным семинаристам, до семидесятых голов XIX в. евреи в
этом движении мало принимали участия. Но картина изменилась, когда
евреев ограничили в правах. Неравноправие всегда чревато социальными
конфликтами и уже в конце 90-х годов XIX века на десять революционеров
приходилось два – три еврея. Это, конечно, налагало свой отпечаток и на
само
революционное
движение.
Реакционно-консервативной
части
общества это давало основание твердить, что всё революционное движение
затеяно евреями и держится только еврейскими деньгами. «Ячейка
ксенофобии в социальной психике перезаполнялась, вместо немцев
замещалась евреями… В России еврейский вопрос приобрёл несуразный
размер, не отвечающий интересам страны. [10, C.43]
С. Хантингтон полагает, что экономический фактор вторичен.
Первичны же культурные различия, которые усиливают экономический
конфликт,
делают
разногласия
«политически
выпуклыми»
и
«эмоционально окрашенными». К тому же культурные различия менее
подвержены изменениям, чем экономические и политические, поэтому их
сложнее разрешить либо свести к компромиссу. В 1991-92 годах многие
были обеспокоены возможностью военного столкновения между Россией и
Украиной из-за спорных территорий, ядерных арсеналов и экономических
проблем. Но военного конфликта не произошло: русские и украинцы – это
два славянских народа, но большей части православных, на протяжении
столетий имевших тесные связи. Поэтому в начале 1993 года лидеры этих
стран вели успешные переговоры. В это же время на территории бывшего
Советского
Союза
шли
серьёзные
бои
между
мусульманами
и
христианами; напряжённость и прямые столкновения происходили между
западными и православными христианами в Прибалтике, но между
русскими и украинцами дело до насилия не дошло.
Положение
с
межэтническими
конфликтами
осложняется
и
демографическими факторами. Стремительный рост населения и военные
конфликты в среднеазиатских республиках увеличивают эмиграцию в
собственно Россию.
А.С. Панарин видит опасность панславизма в нищете подавляющей
части населения. Такое огромное количество маргиналов превратить в
благополучный средний класс – путь долгий и проблематичный, а вот
направить их асоциальную энергетику в неистовый политический
фанатизм – путь более быстрый. Не исключено, что этот путь может
вдохновить люмпенов и маргиналов. Новых русских будет мучить
духовная жажда. Это может вызвать резонанс огромной силы.
Ещё одной предпосылкой роста межэтнической напряженности
является узурпация разного рода привилегированных социальных ниш и
ключевых постов одной этнической группы в ущерб другим. Именно эта
причина была в основе грузино-абхазского конфликта. Абхазцы занимали
ключевые посты в торговле,в курортном бизнесе,предпринимательстве,
вытесняя оттуда грузин.
Политические элиты могут способствовать разжиганию розни между
этносами. Каждый политик борется за «демократию и права человека»,
«общечеловеческие ценности», «процветание России». Но жизненные
реалии показывают, что наряду с высокопарными лозунгами и внешне
привлекательными концепциями широко используются апробированные и
прошедшие проверку временем принципы: «разделяй и властвуй», «своя
рубашка ближе к телу», «враг моего врага – мой друг», «деньги не пахнут».
Д.В. Львов считает, что ответы на вышеизложенные вопросы надо прежде
всего
искать
в
«системе
власти,
механизмах,
позволяющих
ей
дистанцироваться от народа, не нести никакой ответственности за
проводимую политику».
Вывод в том что для России проблемы ксенофобии и межэтнических
конфликтов всегда были актуальны. Расширение российских границ всегда
ставило вопрос о том, как инкорпорировать в империю население
присоединённых земель. В ходе неудачных экспериментов весь мир
пришёл к
пониманию необходимости
сохранения
этнокультурного
многообразия и разных типов этнических систем. Это была новая
ценностная ориентация мирового политического сообщества. Авторы
новой стратегии развития (она создавалась по программам Университета
ООН в конце 70-х годов) писали: «…содействие национальной культуре,
чтобы сохранить идентичность народов и подтвердить аутентичность их
развития, не является чрезмерным требованием, роскошью, а составляет
неотъемлемую часть мотивов развития и становится основой конкретного
выбора, позволяющего мобилизовать их энергию. «Они подчёркивали, что
каждый этнос должен выбирать тот путь развития, который в наилучшей
мере отвечает его социокультурным традициям».
Но вместе с этим должен идти поиск основ для универсальных
ценностей. Россия принадлежит к особой разновидности «пограничных
цивилизаций», основные параметры реальности которых определяются
фактом столкновения двух главных потоков мирового цивилизационного
процесса – Запада и Востока. Именно исходя из этого и должно идти
формирование универсальных ценностей.
1.3. Экстремизм и ксенофобия в структуре современной культуры
Анализируется проблема ксенофобии и экстремизма в современном
мире. Рассматриваются различные подходы к определению ксенофобии,
формы ксенофобии и экстремизма, а также проблема социальной
опасности
нетерпимости.
Под ксенофобией понимаются различные проявления интолерантности по
отношению к группам, которые воспринимаются массовым сознанием как
«чужие»;
страхи,
направленные
против
определенных
этнических
общностей или религиозных групп. Этнофобии — это страхи, неприязнь,
направленные
против
определенных
этнических
общностей.
Противоположностью ксенофобии является ксенофилия — любовь или
увлечение чем-нибудь иностранным, чужеземным и отличным от своего.
Ксенофобия характерна для абсолютного большинства представителей
человечества и может рассматриваться, с одной стороны, как естественное
явление любого социума, как своеобразная защитная реакция общества на
возможность негативного воздействия внешних факторов, а с другой
стороны, как деструктивное явление, представляющее собой источник
насилия,
конфликтов,
экстремизма
в
современном
мире.
Можно
предполагать, что страх перед чужим был одним из важнейших факторов
формирования общества. Осознав, что жизнь полна опасностей, люди
добровольно объединились для совместного решения общих задач,
которые невозможно было разрешить в одиночку. Это прежде всего
совместное противодействие стихийным силам природы, защита жизни
соплеменников и области проживания от претендентов на тот же ареал и
многое другое. Таким образом, страх перед неизведанным, чужим как
историческое
явление
и
как
социальный
феномен
формировался
длительное время под влиянием реальных природных, психологических,
социальных факторов человеческой жизни и являлся естественной
реакцией человека на возможную опасность или угрозу. Он играет
значительную роль в социализации человека, способствует формированию
у людей таких качеств, как коллективизм, ответственность, способность к
выбору оптимальной стратегии жизни, идти на компромисс, совместными
усилиями находить приемлемое решение и т. д. Семья, род, племя, народ
имели свой ареал заселения, на котором формировались определенные
социальные нормы, системы социальных и культурных ценностей. Среда
обитания рода, племени, народа нередко оказывалась и оказывается
объектом конфликта с другими родами, племенами, народами. Кроме того,
человеку свойственно оценивать чужие системы социальных и культурных
ценностей и норм сквозь призму своей культуры, и эта оценка тоже во
многих случаях может быть негативной. Так, эллины противопоставлялись
варварам.
Сохранились
свидетельства
современников
о
том,
как
Аристотель, став наставником сына царя Македонии Филиппа —
Александра, внушал ему мысль о превосходстве эллинов над иноземцами,
о том, что греки должны доминировать над варварами, поэтому нельзя
допускать их смешения с греками путем браков. Так формируются понятия
«мы» — «они», «свои» — «чужие». «Свои» — это опора, поддержка,
надежда и помощь. «Чужие» — возможная опасность. Ксенофобия
внутренне присуща любому сообществу, поскольку оппозиция «мы» —
«они», «свой — чужой» является необходимым элементом группового
самосознания, оформления социальных границ, защиты своей территории
от врагов. Оформление границ социальных общностей, появление
соответствующих знаков, символики и группового самосознания тесно
связано с противопоставлением своей группы всем другим — чужим.[30,
C.118] Бинарная оппозиция «мы — они» характерна практически для всех
социальных
сообществ
(для
сравнительно
небольших
социальных
объединений, закрытых сообществ, цивилизаций, государств и т. д.).
Ценностно-смысловое пространство культуры формирует на основе
бинарной оппозиции. Феномен бинарной оппозиции «мы — они» можно
обозначить
как
феномен
«социальной
границы»,
«семиотической
границы», «культурной границы». Теоретическому анализу данного
феномена посвящены работы Б. Ф. Поршнева, по мнению которого
оппозиция «мы — они» лежит в основе процесса формирования развитых
социальных общностей. Отечественный исследователь утверждает, что
особенности материальной и духовной культуры проводят границу между
крупными общностями и различными группами. Феномен бинарной
оппозиции «мы» — они» анализируется в работах по этническому
самосознанию, прежде всего в исследованиях Ю. В. Бромлея, С. А.
Арутюнова, П. И. Кушнера и др. Так, С. А. Арутюнов утверждает, что на
информационных связях основаны все категории этнических общностей,
религиозные общности и другие группы. В рамках данного направления
социальные
границы
описываются
в
терминах
плотности
(или
разреженности) коммуникационных связей и потоков, которые объективно
разделяют социальные группы (частота обмена информацией, товарами,
услугами и др.). Особая роль в исследовании данного феномена
принадлежит конструктивистским теориям этничности (прежде всего
теории Ф. Барта и его последователей), в рамках которых этничность
понимается как форма социальной организации, которая существует за
счет воспроизводства межгрупповых границ, формирующихся, главным
образом, в результате манипулирования социальной идентичностью членов
группы. Те идентичности, которые проявляются в ходе конфликта, могут
принимать характер этнических. В ряде работ, посвященных изучению
национализма, отмечается особая роль конфликта в формировании
межгрупповых границ. Существуют различные подходы к пониманию
основных причин межгрупповых конфликтов. В частности, в теории
реальных конфликтов утверждается, что межгрупповые конфликты
являются результатом несовместимости групповых интересов (М. Шериф),
отношений конкуренции и ожидания реальной угрозы со стороны другой
группы (Кэмпбелл); в рамках когнитивного подхода подчеркивается, что
возникновение межгрупповой враждебности связано с осознанием своей
принадлежности к определенной группе и с присущим людям стремлением
переоценивать
результаты
собственной
группы
и
недооценивать
результаты чужой группы (А. Тэшфел). Существуют и другие подходы к
пониманию причин межгрупповой конфликтности.
Большую роль в изучении феномена оппозиции «мы — они» играют
работы представителей структуралистского и структурно-семиотического
направлений — К. Леви-Стросса, В. Тэрнера, Ю. М. Лотмана. В работах
Ю. М. Лотмана постулируется тезис о наличии единой инвариантной
модели систем смыслоoбразования, которая состоит в наличии двух и
более
интегрированных
структур,
по-разному
моделирующих
вне-
лежащую реальность. Данный исследователь определяет культуру как
глобальную знаковую систему — семиосферу, в рамках которой
осуществляются
коммуникативные
процессы
и
выработка
новой
информации. Особое внимание Ю. М. Лотман обращает на такое свойство
семиосферы, как «от-граниченность», наличие семиотической границы:
«Граница семиотического пространства — важнейшая функциональная и
структурная
позиция,
определяющая
сущность
ее
семиотического
механизма. Граница — билингвиальный механизм, переводящий внешние
сообщения на внутренний язык семиосферы и наоборот. Таким образом,
только с ее помощью семиосфера может осуществлять контакты с
несемиотическим и иносемиотическим пространством». С точки зрения
имманентного механизма семиотическая граница объединяет две сферы
семиозиса, а с точки зрения семиотического самосознания — разделяет.
Таким образом, семиотическая граница представляет собой и сферу
«общения», и линию разграничения культур. Проведение семиотической
границы зависит от позиции наблюдателя (то, что с внутренней точки
зрения культуры выглядит как внешний, несемиотический мир, с позиции
внешнего
наблюдателя
может
периферия
Особое
рассматриваться
как
семиотическая
данной
внимание
следует
культуры).
уделить
теориям,
рассматривающим
нетерпимость как психологическое качество, внутренне присущее любому
человеку и играющее как положительную, так и отрицательную роль в
социализации личности и ее взаимоотношениях с другими людьми. Это
прежде
всего
теории
агрессии
и
агрессивности.
В
социально-
психологической литературе агрессию в основном трактуют как поведение,
которое наносит ущерб другому объекту и нарушает нормы поведения, а
агрессивность как свойство личности, ее особенность, выражающуюся в
готовности к агрессивным действиям в отношении другого объекта
(человека,
животного,
иногда
опосредованного
предмета).
Уровни
агрессивности определяются как в процессе социализации, так и при
ориентации на социально-культурные нормы, важнейшими из которых
являются нормы социальной ответственности и возмездия за акты
агрессии. [51, C.40]
На сегодняшний день существует множество теорий агрессивного
поведения, которые можно подразделить на четыре основные категории,
рассматривающие агрессию как:
1) врожденное инстинктивное побуждение и задаток (теории
влечения);
2)
потребность,
активируемую
внешними
стимулами
(фрустрационные теории);
3) когнитивные и эмоциональные процессы (когнитивные теории);
4) актуальное проявление социального, приобретенную в процессе
социального научения модель социального поведения.
Большинство теорий исходит из того, что агрессию и агрессивность
полностью искоренить невозможно, но можно научиться ею управлять,
ослабить
ее
проявления
в
общественной
жизни.
В какой-то степени агрессивность — это то качество, которое позволяет
людям достигать поставленных целей, добиваться успеха вопреки
препятствиям. С проявлениями агрессивности мы сталкиваемся каждый
день, и не всегда они являются негативными, направленными на
причинение ущерба другому, применение насилия, нарушение социальных
норм. Формы проявления агрессии могут быть самыми разными — от
внешне
безобидных
до
самых
деструктивных,
поскольку
сама
агрессивность пронизывает все сферы деятельности человека. Так,
например, одной из форм проявления агрессии можно считать спорт как
ритуализированную форму борьбы, сформировавшуюся в результате
культурного развития человека. В какой-то степени он служит средством
контроля над агрессивностью. Однако в деструктивном варианте агрессия,
направленная на самого себя (аутоагрессия), и агрессия, направленная на
других людей — стремление причинить насилие, совершить убийство,
может быть опасной как для отдельного человека, так и для общества в
целом. Различные формы аддиктивного, девиантного поведения можно
отнести
к
проявлениям
агрессии,
направленным
на
разрушение
социальных норм, причинение вреда человеку. К ним относятся и
экстремистские действия, которые почти всегда связаны с проявлением
агрессивности по отношению к окружающим, нарушением социальных и
культурных
норм.
Социальные
нормы,
как
и
представления
о
нетерпимости и терпимости, меняются с течением времени, и это делает
проблему изучения толерантности и экстремизма еще более актуальной.
Таким образом, интолерантность и ксенофобия внутренне присущи
любому
обществу.
Вместе
с
тем
эти
явления
служат
мощным
деструктивным и дезинтегративным инструментом в современном мире, с
которыми необходимо бороться, прежде всего посредством формирования
культуры мира и ненасилия, культуры толерантного отношения к иным
взглядам.
Ксенофобии
экстремизма.
Согласно
являются
ФЗ
«О
одним
из
основных
противодействии
источников
экстремистской
деятельности» 2002 г., а также ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные
акты
Российской
Федерации
в
связи
с
совершенствованием
государственного управления в области противодействия экстремизму»
2007 г., под экстремизмом понимается: насильственное изменение основ
конституционного строя и нарушение целостности РФ; публичное
оправдание
терроризма
и
иная
террористическая
деятельность;
возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности
человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной
или языковой принадлежности; нарушение прав, свобод и законных
интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной,
расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;
воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и
права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования,
соединенные
с
насилием
либо
угрозой
его
применения;
воспрепятствование законной деятельности государственных органов,
органов
местного
самоуправления,
избирательных
комиссий,
общественных и религиозных объединений или иных организаций,
соединенное с насилием либо угрозой его применения; совершение
преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой,
национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам
ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы;
пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или
символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской
атрибутикой или символикой до степени смешения; публичные призывы к
осуществлению указанных
деяний либо
массовое распространение
заведомо экстремистских материалов, их изготовление или хранение в
целях массового распространения; публичное заведомо ложное обвинение
лица, замещающего государственную должность Российской Федерации
или государственную должность субъекта Российской Федерации, в
совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей
деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;
организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к
их осуществлению; финансирование указанных деяний либо иное
содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе
путем
предоставления
учебной,
полиграфической
и
материально-
технической базы, телефонной и иных видов связи . [5, С.19]
Терроризм на основе национальной вражды без уклона в сепаратизм
практикуется,
как
правило,
ультраправыми
группами.
В рамках политического экстремизма условно можно выделить 2 основных
направления: левый политический экстремизм и правый политический
экстремизм.
Левый
политический
марксизма,
анархизма,
комплекс
экстремизм
опирается
леворадикальных
на
идей.
идеи
Левые
экстремистские движения чаще всего выступают против капитализма,
империализма,
эксплуатации
и
социального
неравенства.
Левый
экстремизм может обладать фундаменталистскими (ВКП (б) Нины
Андреевой)
и
радикально-революционными
чертами
(национал-
большевистская партия Э. Лимонова). Правый политический экстремизм
представлен
фашистами,
неофашистами,
ультраправыми,
националистическими и расистскими движениями, представляющими
собой потенциальный источник террористической деятельности. К такого
рода организациям следует отнести
НДП Германии, Итальянское
социальное движение (НСД) в Италии, общество Джона Берча в США,
Национальный фронт во Франции, «Победа над коммунизмом» в Японии,
Национально-патриотический фронт
национальное
единство),
ДПНИ
«Память»,
(Движение
РНЕ
против
(Русское
нелегальной
иммиграции»), НДПР (Национально-державная партия России), РОС
(Русский
общенациональный
союз),
«Русская
гвардия»,
русское
освободительное движение «Народ» в России, ОУН-УПА-УНСО на
Украине
и
др.
международном
Правые
масштабе.
экстремисты
Так,
хорошо
например,
организованы
активную
в
деятельность
осуществляет так называемый Черный интернационал профашистских и
праворадикальных
группировок,
ориентированный
на
возрождение
законов Третьего рейха; Всемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ) и
др. Несмотря на идейные различия, правые и левые экстремистские
течения могут активно сотрудничать.
Религиозные экстремисты чаще всего выступают против руководства
религиозных
объединений,
занимающего
лояльную
позицию
по
отношению к государству и против секуляризации общества, светского
государства, против единоверцев, не разделяющих их крайних убеждений,
против других религиозных конфессий и характеризуются крайне
нетерпимым отношением к инакомыслию. Религиозный фундаментализм
характерен для всех религиозных конфессий, однако особенно ярко эти
тенденции выражены в исламе. Движение, получившее в литературе
название «исламский фундаментализм», сами мусульмане называют
салафизм — от выражения «ас-салаф ас-салих» (праведные предки).
Рост исламского фундаментализма в современном мире является
следствием ряда причин. Во-первых, именно исламские страны можно
считать главными жертвами глобализации. Особенно это характерно для
тех стран, где нет богатых нефтяных месторождений или других
естественных ресурсов. Во-вторых, ислам представляет собой не просто
совокупность идей, норм, принципов, догматов вероучения, но и
определенный, совершенно особенный, значительно отличающийся от
западного образ жизни, пронизанный религиозной моралью. Глобализация,
которая находит свое выражение в навязывании системы западных
ценностей другим культурам, может рассматриваться как покушение на
религиозные постулаты, ценности и нормы, на традиционный образ жизни
исламского общества. В-третьих, важным элементом исторического
становления ислама были военные столкновения с христианством.
Крестовые походы можно рассматривать как форму христианского
фундаментализма, ориентированного на уничтожение иных систем
ценностей. В-четвертых, фундаменталистские течения в исламе, особенно
на Ближнем Востоке, постоянно стимулирует палестино-израильский
конфликт, воспринимаемый в арабском мире как производное от
захватнической политики Запада. Крайним проявлением исламского
фундаментализма является терроризм, который становится чрезвычайно
опасным в современном мире. К религиозным экстремистам можно
отнести
различные
организацию
освобождения
исламские
организации,
«Братья-мусульмане»,
Армении,
например,
Армянскую
исламскую
секретную
фундаменталистскую
армию
мусульманскую
организацию «Хезболла», протестантские «ультра» в Северной Ирландии,
секты, близкие по идеологии и характеру деятельности к «Белому
братству» на Украине или «АунСенрике» в Японии.
Глобализация в той форме, в какой она осуществляется на
сегодняшний день, является все-таки в большей степени глобализацией
«по-американски», что находит свое выражение в навязывании ценностей,
институтов, норм, интересов западного мира и прежде всего США.
Альтернативой глобализации «по-американски» может служить арабская
цивилизация, объединившая
государства на основе экономической
интеграции и ценностей ислама, а также развитие Китайской Народной
Республики
(КНР),
активно
отстаивающей
свои
интересы
на
международной арене. Арабский мир уже начинает утверждать себя в
современном мире. Это объективно обусловлено сохранением в обозримом
будущем ведущей роли арабских стран в качестве экспортеров нефти и
газа (более 60% мировых запасов нефти и 25% газа), свободными
капиталами, которые хранятся в основном в зарубежных банках, и т. д.
Приоритетной задачей для арабских стран является создание экономически
интегрированного сообщества. Появившийся в конце ХХ в. проект «Зоны
свободной торговли» охватывает 14 из 22 арабских государств, в которых
проживают 180 млн чел. Учреждение зоны свободной торговли в регионе,
свободное
перемещение
постепенное
капитала,
унифицирование
товаров
таможенных
и
трудовых
тарифов
ресурсов,
—
вот
их
приоритетные задачи. Примером такой политики являются соглашения
ОАЭ с Египтом, Иорданией, Ливаном, Сирией, Тунисом о льготном
налогообложении и тарифах, поощрении взаимных инвестиций и торговом
обмене.
По мнению ряда исследователей, мир нуждается в таком изменении
мировой
социально-экономической
практики,
которое
может
дать
огромные возможности и для развития человечества. Это достижимо
только в условиях глобализации, но на иных, нежели сейчас, принципах.
Без глобализации, ориентированной на человека, нельзя предотвратить
конфликты, в том числе и военные. [12, С.67]
Активизация
международного
терроризма
обусловлена
также
кардинальными переменами в системе международных отношений,
произошедшими в последней четверти ХХ — начале XXI в. Среди них
следует назвать прежде всего разрушение биполярной системы, в
результате которого вакуум силы в системе международных отношений
оказался заполнен различного рода экстремистскими силами; конфликт, в
основе которого лежит борьба за обладание материальными и духовными
ценностями; процессы глобализации, выражающиеся в навязывании
ценностей, норм и институтов западной цивилизации и осуществляющиеся
в интересах крупнейших западных держав. Террористический акт в США
11 сентября 2001 г. при масштабности жертв и разрушений, несомненно,
является закономерным порождением глобализации. Часто говорят, что
мир после этой даты существенно изменился. Недавние восторженные
оценки процесса глобализации сменились горьким осознанием того, что
национальная, региональная, международная безопасность в условиях
глобализационных процессов не укрепилась, а напротив, — оказалась
беззащитной перед лицом новых угроз. Это означает, что необходимо
объединять усилия для выработки системы мер, способных эффективно
противодействовать угрозе международного терроризма. [40, С.54]
Современный
международный
терроризм
тесно
связан
с
современными международными, локальными, этническими конфликтами.
Его характерными чертами являются посягательство на мирное развитие
международных отношений, принципы международного права, жизненные
интересы мирового сообщества в целом, создание угрозы для жизни
политических и государственных деятелей, а также больших масс людей.
Для
современного
международного
терроризма
характерны
расширяющиеся масштабы и география деятельности террористических
организаций.
Но
особенно
отчетливо
он
проявляется
в
«дуге
нестабильности», простирающейся от Индонезии до Косово через
Центральную Азию, Индостантский субконтинент и Кавказ. Только на
территории Афганистана объединенными усилиями международных
террористов развернута сеть из 28 лагерей по подготовке боевиков —
выходцев с Северного Кавказа, государств Центральной Азии, Китая,
наемников из стран Ближнего Востока, Северной Африки и даже США. С
середины 1990-х гг. и по 2001 г. только на базах «Аль-Каиды» в
Афганистане, Йемене, Судане и других стран было подготовлено, по
разным данным, от 20 до 1000 тыс. боевиков, так или иначе
поддерживающих
связи
с
отдельными
узлами
глобальной
террористической сети. Сейчас филиалы «Аль-Каиды», по некоторым
данным, находятся более чем в 60 странах мира.
Расширяются и сферы деятельности террористов: они начинают
действовать за пределами той территории, с которой непосредственно
связаны их интересы. Так, например, исламские террористы действуют не
только в Палестине, но и в Нью-Йорке, а чеченские боевики устраивают
взрывы далеко за пределами Северного Кавказа. Сеть исламских
террористических групп располагается на территории многих западных
государств.
В
частности,
Германия
стала
одним
из
эпицентров
деятельности воинствующих исламистов в Европе. Большое влияние имеет
Ассоциация за новое мировоззрение в Европе (АМGТ), которая является
европейским ответвлением Турецкой партии за улучшение социальнобытовых условий (ЯР), выступающей за распространение власти ислама на
весь мир. АМСТ имеет 400 отделений в Европе и насчитывает 30 тыс.
членов. Современная ситуация на международной арене характеризуется
ростом численности террористических организаций, повышением уровня
их организованности, укреплением взаимодействия между различными
террористическими
формирование
усилия
по
группами.
В
«террористического
созданию
собственных
отдельных
случаях
интернационала»,
наблюдается
прилагающего
террористических
анклавов
на
территории государств, где образовался вакуум легитимной политической
власти (Афганистан, Ирак, Косово и др.). Международный терроризм
усиливает политический и религиозный экстремизм. Особенно опасным на
сегодняшний день является исламский экстремизм, который стремится к
установлению нового мирового порядка на началах «истинного» ислама.
[30, С.54]
Для
современного
международного
терроризма
характерно
стремление сделать бизнес на торговле людьми в целях использования
рабского труда и сексуального рабства. По оценкам МОТ, жертвами
принудительного
труда,
труда
по
долговым
обязательствам,
принудительного детского труда, сексуальной эксплуатации являются 12,3
млн чел.; по другим оценкам, их насчитывается от 4 млн до 27 млн чел. В
эти цифры не входят похищения людей с целью последующего шантажа
родственников или официальных органов и получения денежного выкупа.
Россия остается значительным источником женщин, продаваемых более
чем в 50 стран для коммерческой сексуальной эксплуатации. Она также
является и страной транзита, и страной назначения для женщин,
продаваемых с различными целями. Все это тесно связано с отмыванием
денег, наркобизнесом и другими видами преступной деятельности. За весь
период проведения контртеррористической операции в Чечне органы
прокуратуры возбудили и расследовали 2018 уголовных дел о похищениях
2816 чел. (из них только 542 чел. найдены либо вернулись домой).
Субъектами международного терроризма могут быть радикальные
политические движения, экстремистски настроенные националистические
и
сепаратистские
течения,
преступные
мафиозные
организации,
спецслужбы государств, антидемократические политические режимы
тоталитарного или полуфашистского толка. Наиболее опасным для
мирового сообщества на сегодняшний день является религиозный
фундаментализм. Он характерен для всех религиозных конфессий, однако
особенно
ярко
эти
тенденции
выражены
в
исламе.
Исламские
фундаменталисты фанатично борются за сохранение чистоты веры, не
останавливаясь ни перед чем, активно используя любые формы насилия
для достижения своих целей, включая терроризм. Мировое сообщество
пока не выработало эффективные механизмы борьбы с международным
терроризмом, который представляет серьезную опасность для всего
человечества.
При организации масштабной борьбы с терроризмом необходима
разработка международно-правовых основ проведения международных
антитеррористических операций с закреплением обязательности санкции
Совета Безопасности ООН на их осуществление и контроль за их ходом.
Мировое
сообщество
антитеррористических
должно
действий,
четко
обозначать
разработать
цели
и
задачи
своеобразный
кодекс
поведения государств в борьбе с международным терроризмом. Подобные
документы
были
бы
хорошим
дополнением
существующих
международных договоров в этой сфере. Эффективность мер по борьбе с
терроризмом в мире зависит от скорейшей ратификации членами
международного сообщества конвенций по борьбе с терроризмом и
последующем внесении ими необходимых изменений в национальное
законодательство, а также от контроля за соблюдением законодательства.
Террористы должны рассматриваться как преступники и привлекаться к
ответственности с учетом тех гарантий, которые предусмотрены в
международноправовых актах. Убийства и похищения террористов могут
быть признаны законными лишь в исключительных случаях, если данные
действия являются необходимыми для защиты иных лиц. Кроме того,
должна быть разработана и применена на практике методика борьбы как с
отдельными террористами, так и с террористическими сетями и
организациями.
Необходим
постоянный
контроль
со
стороны
соответствующих структур за ходом выполнения мер по борьбе с
терроризмом, развитием обстановки в зонах возникновения очагов
терроризма. [65, С.100]
Эффективность борьбы с международным терроризмом немыслима
без создания международной и региональных систем мониторинга
терроризма
на
информации
от
основе
обязательной
национальных
передачи
правительств,
соответствующей
региональных
и
международных организаций, участвующих в различных формах борьбы с
терроризмом,
ее
накопления
и
анализа
в
специально
созданном
информационном банке. При этом государства (их соответствующие
органы и структуры) должны иметь равный доступ к информации в
условиях реального времени. Эффективная борьба с терроризмом и
экстремизмом
на
государственном и
межгосударственном
уровнях
возможна только в том случае, если к ней присоединится все общество.
Шагом в этом направлении стала инициатива, которую внесла российская
сторона
по
созданию
Всемирного
антикриминального
и
антитеррористического форума (ВААФ) в 1999 г. За этот период к
предложению присоединились около 40 стран мира. 5 декабря 2000 г. в
Венском центре ООН состоялось первое заседание Международного
оргкомитета ВААФ, а 14 февраля 2002 г. в Берлине ВААФ был
зарегистрирован как международная неправительственная общественная
организация. ВААФ привлекает самые различные слои общества к
созданию единого антикриминального и антитеррористического фронта.
По мнению некоторых исследователей, нельзя ограничиваться только
применением силовых методов борьбы с терроризмом и выработкой
нормативных правовых документов, поскольку таким образом полностью
решить эту проблему невозможно. Необходимо вносить новые коррективы
и изменения в стратегию борьбы с терроризмом и экстремизмом, а также
другими антиобщественными явлениями. В частности, необходимо
обратить внимание на роль культуры в деле противостояния этим
негативным явлениям на воспитательную и преобразующие функции
культуры, на ее способность к изменению, совершенствованию как
отдельного человека, так и общества в целом: «Применительно к
терроризму у культуры есть поистине неисчерпаемый духовнотворческий
антитеррористический потенциал, который может быть мобилизован и
поставлен на службу борьбы со всеми экстремистскими проявлениями».
Формирование культуры толерантности представляет собой одну из
наиболее эффективных форм противостояния экстремизму и терроризму в
российском обществе, поскольку именно она является основой для
создания атмосферы терпимости в обществе, обеспечения условий для
диалога-понимания между представителями различных этнических групп,
религиозных
конфессий.
Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного
сознания
и
профилактика
экстремизма
в
российском
обществе»,
рассчитанная на 2001-2005 гг., была призвана обеспечить реализацию
проекта по формированию установок толерантности в российском
обществе. Задачи документа — разработка и реализация эффективной
государственной
поведения,
политики
внедрение
формирования
методов
и
установок
организационных
толерантного
механизмов
мониторинга, диагностики и прогнозирования социально-политической
ситуации, разработка и внедрение системы учебных программ и тренингов
для всех ступеней системы образования. Однако работа этой программы
завершена.
На сегодняшний день можно говорить об относительно эффективной
реализации региональных программ толерантности либо специальных
разделов толерантности, предусмотренных в комплексных программах
национальной политики либо программах воспитания, образования
молодежи. Развития правовой культуры населения регионов. Среди таких
программ можно назвать следующие: «Москва многонациональная:
формирование гражданской солидарности культуры мира и согласия»
(2005-2007 гг.) от 09.08.2005 № 602 ПП; Городская целевая программа
«Столица многонациональной России» на 2008-2010 гг. от 04.12.2007 №
1050-ПП; Программа гармонизации межэтнических и меж-культурных
отношений,
профилактики
толерантности
в
проявлений
Санкт-Петербурге
на
ксенофобии,
2006-2010
гг.;
укрепления
программа
толерантности «Разные, но не чужие, мир через культуру» в Самарской
области, рассчитанная на 2004-2008 гг., и другие программы. [4, C.45]
Политика, направленная на формирование установок толерантности в
обществе, предполагает проведение следующих мероприятий:
1. Разработка и реализация нормативно-правовых документов,
законодательная регламентация программ толерантности, комплексные
программы
национальной
политики
либо
специальные
программы
образования, воспитания молодежи, формирования правовой культуры
населения, включающих в себя блоки мероприятий по формированию
толерантного сознания и поведения;
2. Разработка, принятие и реализация региональных целевых
программ толерантности, комплексных программ национальной политики,
в которых выделены блоки мероприятий по формированию установок
толерантности, либо специальных программ образования, воспитания
молодежи, формирования правовой культуры населения, в рамках которых
разработана
группа
мероприятий,
направленных
на
формирование
толерантного сознания, поведения;
3. Наличие соответствующих ведомств в органах исполнительной
власти региона, осуществляющих мониторинг ситуации, разработку и
реализацию
региональной
национальной
политики,
политики
по
формированию установок толерантности в области межконфессиональных
отношений;
4.
Обеспечение
достаточного
финансирования
программ
либо
мероприятий, направленных на формирование культуры толерантности в
обществе;
5. Создание через средства массовой информации атмосферы
терпимости
в
области
межконфессиональных
и
межнациональных
отношений в регионах РФ;
6. Информирование населения о проблемах в области национальных и
межконфессиональных отношений, а также об основных мероприятиях по
формированию культуры толерантности в обществе;
7. Проведение различного рода конференций, симпозиумов по
вопросам формирования культуры толерантности на региональном,
общероссийском
и
международном
уровнях,
в
ходе
которых
анализировались бы основные проблемы и вырабатывались конкретные
практические рекомендации по их решению;
8. Знакомство с особенностями культуры, традиций различных
этносов, религиозных конфессий с целью создания условий для
достижения более глубокого понимания и диалога между представителями
различных национальностей, религиозных групп, обеспечения единства в
многообразии;
9. Создание условий для ликвидации различных форм дискриминации
для представителей определенных этносов, религиозных конфессий,
гендерных групп, в том числе в экономической, социальной, политической
сферах общества;
10.
Формирование
законодательных
актов,
экстремизму,
фашизму,
толерантности
населения
условий
для
контроля
регулирующих
вопросы
за
соблюдением
противодействия
нетерпимости. Формирование
является
необходимым
культуры
этапом
в
деле
противостояния экстремизму и терроризму в современном обществе.
Вывод данного подпункта можно сформировать образом что,
интолерантность и ксенофобия внутренне присущи любому обществу.
Вместе
с
тем
эти
явления
служат
мощным
деструктивным
и
дезинтегративным инструментом в современном мире, с которыми
необходимо бороться, прежде всего посредством формирования культуры
мира и ненасилия, культуры толерантного отношения к иным взглядам.
Ксенофобии являются одним из основных источников экстремизма.
Глава 2. Проблема молодежного радикализма в современном мире
2.1 Специфика молодежного экстремизма и ксенофобии
Мы живем в сложном и постоянно меняющемся мире, в котором
проблема национального, этнического, социального и политического
экстремизма стоит особенно остро. Мы каждый день слышим о все новых
и новых случаях ксенофобии и национализма, главным участником
которых
является
молодежь,
как
слой
наиболее остро
и
чутко
реагирующий на все изменения общества.
Большой
толковый
словарь
дает
следующее
определение
экстремизму: экстремизм - это приверженность крайним взглядам и мерам.
Однако оно не отражает сути этого явления. Ученые настаивают на том,
что при определении экстремизма акцент должен делаться на действиях, а
не на людях, потому что именование людей и группировок экстремистами
довольно неоднозначно, поскольку зависит от позиции и групповой
принадлежности человека, использующего этот термин: одну и ту же
группу одни могут называть экстремистами, а другие борцами за свободу.
Экстремистские акты же можно определить более точно, опираясь на два
основных критерия. Акты насилия относятся к категории экстремистских,
если:
а) они не только используются в качестве прямого способа
достижения политических, идеологических и социальных целей, но и
являются инструментом публичности и устрашения;
б) они направлены на то, чтобы причинить вред не непосредственному
противнику, а другим людям.
Оба этих критерия подчеркивают, что первейшая цель экстремистских
актов не непосредственный физический вред, а их психологическое
воздействие с точки зрения привлечения общественного внимания и
подрыва авторитета государства в обеспечении безопасности своих
граждан. Несмотря на то, что отдельные экстремисты уже прославились на
весь
мир,
экстремистские
акты
совершаются
по
большей
части
группировками.
В составе современной Российской Федерации более ста этносов, в
том числе около тридцати наций. Взаимоотношения между различными
нациями этническими и религиозными группами всегда отличались своим
противоречивым
характером
-
тяготением
к
сотрудничеству
и
периодическими взрывами конфликтности. И «зеркалом» всех изменений и
перемен являлась молодежь - как элемент наиболее чувствительный ко
всем социальным и политическим изменениям. Она замечает и остро
реагирует на то, что ей кажется несправедливым, то, что не совпадает с ее
общим мнением, зачастую навязанным псевдогероями с экрана телевизора,
страниц газет и журналов. Мы то и дело слышим высказывания политиков
и общественных деятелей, казалось бы, умных и образованных людей,
которые являются той «искоркой,» из которой разгорается пламя
экстремизма.
Конструктивному
межнациональному
сотрудничеству
мешают
различия между нациями, незнание и непонимание их культур и традиций,
этноцентрических установок. [12, C.98]
Каждая
культура
имеет
собственную
систему
ценностей.
А
одинаковыеценности представляют различную степень важности. Это
крайне важно не просто знать но и учитывать при общении. Простые
правила могут уберечь как отдельные личности так и группы от попадания
в ситуацию конфликта.
Многие ученые подчеркивают, что в основе молодежного экстремизма
лежит
так
называемый
этноцентризм
-
совокупность
групповых
конфликтных представлений, эмоционально-чувственных состояний и
идеология вражды между своей и другими группами. Субъектами
носителями этноцентризма (конфликтного этнического сознания) являются
разные молодежные сообщества, которые дифференцируются от других по
этническим, религиозным, социальным и другим признакам и могут
рассматривать себя как «мы», а других как «они». Позитивные
характеристики своей группы резко подчеркиваются и преувеличиваются,
а свойства других групп и их членов оцениваются по стандартам своей
группы (часто не всегда объективно) и при этом могут принижаться. Эта
идеология
и
установка
враждебности
и
сообществами.
Наряду
постулирует
взаимной
с
неизбежность
агрессивности
понятием
в
отчужденности,
отношениях
этноцентризма
в
между
литературе,
общественно-политической и идеологической практике используется ряд
других терминов, которые или синонимичны или очень близки по своему
содержанию понятию этноцентризма. Речь идет прежде всего о таких
понятиях как национализм и терроризм.Национализм как уникальное
явление требует особого пояснения:
Во-первых,
национализм
многими
авторами
определяется
как
самоидентификация со своей нацией, как осознание общности со своим
национальным целым и естественная любовь к отечеству с одновременным
уважением и признанием права на самобытность других народов. Однако,
это определение как бы «обеляет» все действия основанные на причинении
вреда из-за чувства расовой, этнической или кокой либо другой неприязни,
оставляя их за своими рамками. Поэтому оно не является точным и
объективным.
Во-вторых, причины национализма очень многолики и корни их
понимания лежат в осознании неповторимости наций, этносов и нардов.
Следует отметить что национализм и патриотизм имеют одни корни преданность и привязанность к своей социальной общности (этнической,
национальной или какой-либо другой), но затем в зависимости от того как
эта преданность воспринимается и реализуется в конкретных действиях
различают две систему социально-психологических установок, которые
совершенно по разному предопределяют характер отношений между
людьми как представителями разных сообществ. В одном случае они
строятся на основе взаимоуважения и равенства, в другом - определяются
явлением конфронтации, враждебности, стремлением к превосходству. Так
почемуже национализм и патриотизм имея одни те же истоки имеют такие
разные
последствия.
Ученые
отмечают,
что
для
внутреннего
мироощущения представителей и того и другого направления характерно
состояние внутреннего конфликта, заключающегося в несоответствии
между образом идеальной модели и реальной действительностью. В
результате
чего
меняется
внутренний
мир
и
позиция
личности.
Националист выстраивает для себя внутреннюю схему «я - хороший, мир плохой». Эта схема позволяет оправдывать любые действия. А патриот
пытается изменить этот мир другими конструктивными путями. [4, C.90]
Для того что бы объяснить в каких случаях и почему движения,
стоящие за общественные изменения прибегают к насилию, а не
общепринятым
формам
политического
участия,
некоторые
авторы
переносят гипотезу фрустрации - с индивидуального на групповой
уровень. Они рассматривают акты экстремизма как результат причиной
которой стала социальная и политическая обделённость. В некоторых
случаях видимая несправедливость, которая привела к зарождению
экстремизма, восходит непосредственно к определенным историческим
событиям. Другие формы экстремизма в основу своих действий кладут
неспособность оказать значительное влияние на политические решения,
они часто культивируют позицию нравственного превосходства над
жертвами, откуда выводят оправдания своих жестоких деяний.
Однако, с учетом того, насколько широко распространена социальная
и политическая несправедливость, затрагивающая большое число людей,
которые при этом не становятся экстремистами, необходимо ввести
дополнительные
фрустрация
факторы
выливается
для
в
объяснения
экстремистскую
условий,
при
которых
деятельность.
Анцупов
предлагает модель, основанную на взаимодействии разных причин, он
утверждает, что экстремизм - это одновременно функция ситуационных и
индивидуальных факторов: «истоком в большинстве случаев являлось
широко распространенное движение социального протеста. Стычки с
властями зачастую ожесточенного характера, и неуспех попыток вызвать
народную реакцию привели к расставанию с иллюзиями и деградации
движения. Осколки движения оформились в небольшие подпольные
группировки, сохранившие мало контактов с внешним миром и яркую
внутригрупповую преданность и сплоченность. Эти обстоятельства
повысили статус агрессивных индивидов до лидерских позиций и
позволили им ввести акты агрессии и насилия в качестве излюбленного
образа действия».
Анцупов утверждает, что национализм теснее, чем патриотизм связан
с одобрительным отношением к вооруженной агрессии и описывает
исследование, в котором подтвердилось функциональное различие этих
двух типов установок. Испытуемым (молодым людям от 15 до 28 лет)
давали послушать военную музыку (военные марши) либо патриотическую
музыку (государственный гимн России), и затем исследовали влияние
музыки на уровень патриотизма и национализма. Оказалось, что военная
музыка способствует усиления национализма, но не патриотизма, тогда как
патриотическая музыка оказывает противоположное действие. Анцупов
делает вывод о том, что «существует возможность сохранить и даже
укрепить патриотическую привязанность к одной нации, одновременно
способствуя антиксенофобским установкам, снижающим вероятность
появления агрессии». Он проводит различия между «слепым» и
«конструктивным»
патриотизмом.
Первый
обозначает
неумеренное
самоотождествление и некритическое принятие собственной нации, тогда
как последний касается более критичного отношения, сочетающего в себе
позитивную оценку своей нации с общей заботой о гуманитарных
ценностях. [11, C.78]
В результате он пришел к выводу, что индивиды, для которых в
высокой степени характерен слепой патриотизм, в то время как в
отношении конструктивного патриотизма такой связи получено не было.
Чувство национального превосходства также рассматривается как
фактор, способствующий всплескам агрессии и экстремизма, наряду с
тремя культурными предпосылками, ведущими к развитию агрессии
против других наций:
1) возникновение идеологии антагонизма, вызванное изначальным
разделением «своя», «чужая» группа, что затем приводит к тому, что
внешней группе приписываются крайне негативные, часто основанные на
стереотипных представлениях черты.
2) идеология национальной безопасности, в которой непрерывная
оценка опасности противника и приспособление к ней заменяется
безоговорочной целью любой ценой господствовать над ним.
3) видение мира в свете питаемых войной ценностей, таких как
товарищество, преданность национальная гордость или достойная цель.
В
проведенном
анализе
упор
делается
на
психологических
механизмах, задействованных в насилии на психологической почве. И
действительно
межэтнические
психологическую
идентичности,
основу,
символов,
и
конфликты
часто
имею
возникают
легитимности,
глубинную
вокруг
памяти
и
проблем
восприятия
справедливости. В то же время верно и то, что на проявление экстремизма
сильнее
чем
на
другие
виды
агрессии
влияют
факторы
не
психологического характера, исторические и материальные масштабы
конфликта.
Важно отметить, что каждое общество обязано предоставлять своим
гражданам максимально возможную защиту от агрессии и насилия.
Несмотря на то, что в конечном счете агрессивное поведение должно
измениться на уровне личности, социальные нормы и общественные
мероприятия оказывают большое влияние на масштабы агрессии,
демонстрируемой отдельными индивидами или отдельными личностями.
Здесь уместным будет отметить связь между доступностью материалов
содержащих откровенные сцены насилия и уровнем агрессии. Выявлено,
что чем более доступными являются материалы со сценами насилия тем
больше случаев проявления насилия в жизни. Не смотря на то, что в
различных СМИ обсуждается инициатива по ограничению содержания
сцен насилия и их доступности, предпринимаемые с целью уменьшения
агрессивности зрителей. Однако, маловероятно, что попытки медиаиндустрий как-то регулировать свои действия пойдут достаточно далеко,
учитывая, то что передачи со сценами насилия привлекают большую
зрительную аудиторию. Таким образом, цель защиты населения от
высокого уровня насилия не совпадает с экономическими интересами.
Поэтому важно, чтобы независимые организации, действующие на строго
определенной правовой основе, взяли на себя обязанность контролировать
доступность содержащегося в средствах массовой информации насилия.
Одним важным механизмом контроля насилия и агрессии на уровне
общества, является наложение юридических санкций. Сверг того что
взыскание накладывается на отдельного правонарушителя, совершившего
преступление, наказание агрессивного поведения рассчитано и на то,
чтобы действовать как средство устрашения, препятствующее совершению
дальнейших актов насилия.
В подробном обзоре Крэйхи делает вывод о том, что устрашающее
воздействие юридических санкций в основном не находят подтверждение.
Хотя в результате некоторых исследований и было обнаружено
краткосрочное
воздействие
более
сурового
наказания;
в
целом
подтверждение гипотезы устрашения неубедительны.
Особое внимание привлекает тема роли юридических санкций в
предотвращении насилия в связи с большими спорами вокруг вопроса
смертной
казни.
Согласно
теории
устрашения
«предотвращение
преступлений требует создания системы наказания, которая докажет, что
преступление «не окупается». Кроме того теория оговаривает, что
преступному деянию предшествует рациональный процесс принятия
решения, в ходе которого потенциальный правонарушитель взвешивает
предполагаемые выгоды от преступления и издержки в виде наказания. За
небольшим исключением, исследование устрашающего влияния смертной
казни
на
совершение
убийств
ограничены
США,
поскольку это
единственное развитое государство, в котором сохранилась высшая мера
наказания. В этих исследованиях, обзор которых выполнил Бейтли и
Петерсон, используются два основных метода: сравнение показателей
убийств по штатам США, где существует смертная казнь и где она
отменена и сравнение этих показателей до и после отмены смертной казни
в пределах одного штата. Результаты, полученные с помощью обоих
методов, совпадают: они противоречат гипотезе устрашения, поскольку не
удалось обнаружить более низкого уровня показателей в штатах, где
существует смертная казнь, и его повышения в штатах, где она отменена.
Дополнительно гипотезу устрашения оправдывают данные, которые
показывают, что с уровнем убийств не связана ни несомненность
наказания, ни быстрота, с которой преступников приговаривают к
смертной казни. Даже когда к смертной казни приговаривали быстро и с
высокой определённостью, она оказывалась неспособной действовать
средством
устрашения,
удерживающих
от
совершения
будущих
преступлений. Это справедливо и в отношении различных типов убийств,
включая милицейские убийства и убийства совершённые женщинами.
Рассматривая
эти
данные,
в
подавляющем
большинстве
случаев,
опровергающие устрашающий эффект смертной казни, Бейли и Петерсон
заключают, что «творцам политики следовало бы рассмотреть вместо
смертной казни иные методы, что бы существенно понизить уровень
совершаемых убийств». Этот вывод содержит отношение и к тем странам,
где ещё не отменена смертная казнь, но общественное мнение требует
заново её ввести, что происходит через регулярные промежутки времени
после громких случаев убийств.
Следует отметить, что необходимо большее внимание детям и
подросткам по двум причинам:
1. Агрессивное поведение с чертами расовой, этнической и
религиозной неприязни возникает на ранних стадиях индивидуального
развития, и если остаётся без должного внимания то, может закрепиться
или обостриться по мере взросления индивида. Следовательно, чем скорее
начнётся работа с моделями агрессивного поведения, то тем больше
шансов избежать агрессивного поведения во взрослой жизни;
2. Серьёзные формы насилия распространённые среди подростков
причиняют вред большему количеству людей.
Большая доля актов насилия и нетерпимости происходит в стенах
общеобразовательных учреждений, непосредственно за её пределами, там,
где дети и подростки проводят значительную часть времени и завязывают
социальные
отношения.
Поэтому
школы,
ВУЗы,
и
центры
дополнительного образования - это «горячие точки» агрессии, и в тоже
время
они
выступают
в
качестве
арены
осуществления
антинасильственных программ.
Такие программы со всей очевидностью показывают, что для борьбы с
агрессией в общеобразовательных учреждениях требуется сочетание
целого ряда методов.
В общеобразовательных учреждениях должна быть сформирована
такая атмосфера, в которой:
1. Учителя и ученики признают акты жестокости, насилия и агрессии,
относясь к ним со всей серьёзностью, а не считая их чем-то
незначительным;
2. случаи насилия и агрессии систематически отслеживаются;
3. демонстрация жестокости единодушно отвергается учениками как
недопустимая.
По мере работы с данной проблемой мы хотели бы предложить
методы свои методы решения.
1. Обучение персонала. Необходимо осведомлять преподавателей о
психологических факторах и социальных факторах, способствующих
участию в деструктивных группах, о структуре и методах действия групп,
их основных опознавательных знаниях, а также о деятельности местных
группировок.
2. Образовательные подходы. Среди мер направленных на учащихся
как потенциальных членов групп, широко используется «воспитание
сверстников». Встречи с представителями «конструктивной молодёжи»
(спортсмены, талантливая молодежь).
3. Кодекс внешнего вида и поведения. Ещё один распространённый
элемент мер по предотвращению насилия - наложение ограничений на то
как учащиеся одеваются и как они себя ведут. В группировках часто
разрабатывается системы символьной коммуникации, которые служат для
укрепления внутригрупповой сплоченности, и сигнализирует чужакам о
враждебности. Например «правые группы «Скинхедов» используют белые
шнурки в своих тяжёлых кожаных бутсах. Этим они выражают готовность
к физической агрессии. Такие меры, как запрет на знаки отличия и
запрещение использовать определённые словесные выражения могут
сделать присутствие членов группировки менее заметным и снизить
уровень общения основанного на членстве в группировке.
4. «Планы безопасности» - комплекс мер, позволяющий избежать
насилия в школе: установление ССTV камер, аппаратуры просмотра
местности, охраны. Это также поможет уберечь и от терроризма.
Обострение межнациональных конфликтов, усиление тенденций
проявления ксенофобии - животрепещущие проблемы современной
России. Сложная социально-экономическая обстановка, геополитические
изменения и значительные миграционные потоки непосредственно влияют
на общественное мнение в области межэтнических отношений. [45, C.87]
Нет, к сожалению, системного и взвешенного подхода к решению
национального вопроса. На государственном уровне делаются лишь
первые попытки создания эффектных программ национальной политики, и
также необходимых правовых актов, направленных на регулирование
различных сторон федеративного и национального законодательства. В
Целях разработки и реализации единой государственной политики по
формированию толерантности и профилактике экстремизма в российском
обществе была создана специальная межведомственная программа, так как
решение такой задачи требует скоординированного взаимодействия
многих министерств и ведомств (Федеральная программа «Формирование
толерантного сознания и борьбы с экстремизмом»). Неслучайно стали
предметом международной программы ЮНЭСКО.
В 2001г. началось Международное десятилетие культуры мира и
ненасилия для всего мира. В этом контексте программа терпимости была
инициирована в рамках национальной стратегии развития гражданского
общества. Она направлена на восстановление и укрепление величайших
культурных, исторических и моральных ценностей России в противовес
таким явлениям как этническая, религиозная и политическая нетерпимость.
Консолидирующим фактором национальной политики может стать
образовательная
стратегия
учитывающая
многонациональную
и
многоконфессиональную структуру России.
Следующая особенность заключается в том, что в рамках такой
деятельности огромное внимание должно быть уделено молодёжи,
значительную часть которой составляют студенты. Именно они наиболее
чутко воспринимают социокультурные изменения в обществе. Нельзя
забывать и том, что многие сегодняшние студенты обучались и
воспитывалась в школе в обострённой обстановке межнациональных,
межэтнических конфликтов. [60, C.81]
Необходимо осуществлять спланированное воздействие на процесс
формирования жизненных ориентаций молодёжи и собственно, на будущее
тех народов к которым эта молодежь принадлежит. Стоит обратить особое
внимание на студентов педагогических учебных заведений, будущим
учителям и наставникам, которые и должны привить данные ценности
детям. Сегодняшние дети это будущие жители единого демократического
государства, которое станет по настоящему демократичным только в том
обществе, где на всех уровнях сформированы и действуют толерантные
отношения.
Что же подразумевает под собой толерантность? Энциклопедический
словарь трактует её как терпимость к чужим мнениям, верованиям,
поведению. Таким образом, толерантность охватывает все стороны
человеческих
отношений:
религиозные.
Рассмотрим
толерантности в обществе?
социально-экономические,
особенности
влияния
на
политические,
формирования
Во-первых, существуют экономические и социально-политические
реалии, несомненно влияющие на степень толерантности общества.
Большую
роль
играют
определённые
институты,
которые
через
производство и распределение ценностей как правило упорядочивают и
структурируют поведение индивидов и поддерживают общепринятые
нормы поведения, создавая тем самым общепринятый потенциал в
обществе.
Во-вторых,
существуют
ощутимая
нехватка
специалистов
и
общеобразовательных предметов в школах и ВУЗах, которые бы условии
общие представления о структуре современной культуры, о различии
ментальностей и менталитетов. [1, C.71]
Одним из методов предупреждения проявления экстремизма в
молодёжной среде должен стать диалог между разными общностями.
Диалог является краеугольным камнем глобального ответа на любого
рода конфликты и насилие, прежде всего те, что основаны на фанатизме и
нетерпимости. Поскоку этот диалог будет охватывать разные слои
населения в разных уголках страны, то призывы к конфликту будут
встречены к призыву к компромиссу. Ненависть будет встречена
толерантностью.Насилие
-
решимостью.Диалог
основан
скорее
на
понимании того, что мы представляем множественность культур, а не на
том, что мы все одинаковы и согласны друг с другом.
Идея о том, что есть лишь один народ, который знает правду, один
ответ на мировые проблемы или одно решение удовлетворяющие нужды
населения на протяжении истории, приносила огромный вред. Когда
разнообразие идентичности ставится под сомнение, когда отрицается
какой-либо образ жизни, когда существует угроза фундаментальной
свободе выбирать свой образ жизни, именно тогда неизбежен конфликт,
насилие и страдание.
Мы все должны осознать, что являемся продуктами многих культур и
воспоминаний; что толерантность позволяет нам изучить другие культуры
и учиться у них, что наша сила - в способности соединить близкое с
чуждым; что те, кто воспринимает разнообразие как угрозу, лишают себя
очень многих знаний. [13, C.60]
Каждый из нас имеет право на свою особую веру и наследие. Но
представление о том, что наше обязательно противоречит «их нему», как
неправильно
так
и
опасно.
В
противоположность
некоторым
предположениям, мы можем любить то, чем мы являемся, и при этом не
ненавидеть то, чем мы не являемся. Воспитать человека мобильного и
умелого, способного адаптироваться в стремительно меняющимся мире,
владеющего
компьютером,
иностранными
языками,
основами
современных экономических знаний - этой исключительно прагматической
задачи мы посвятили в последние годы достаточно много усилий, забывая
о том, что не менее важной целью образования является воспитание
человека духовного.
Современная
история
показывает,
что
от
националистических
движений не избавлены ни высокоразвитые, ни традиционные, ни бывшие
социалистические
столкновениям
страны,
на
что
нередко
межнациональной
приводит к
почве,
вооруженным
влекущими
за
собой
человеческие жертвы.
Как свидетельствует зарубежный и отечественный опыт, конфликты
на почве национальной, этнической и другой неприязни носят затяжной
характер. Выход из состояния конфликта - процесс длительный и
болезненный,
требующий
государственных
органов,
многочисленных
общественных
усилий
организаций,
со
стороны
институтов
гражданского общества, политических партий и движений
Для каждого общества роль такого события как случаи проявления
национализма и ксенофобии, следует рассматривать как особый сигнал
беспокойствия и тревожности, так как за этим может следовать открытое
противостояние, в том числе и вооруженное
Поэтому
особую
своевременному
важность
приобретает
предупреждению
обострения
деятельность
по
межнациональных
обострений.
В свою очередь предупреждение межнациональных конфликтов
представляет собой исключительно сложную задачу, поскольку это
явление
порождается
многими
социальными,
политическими,
психологическими, экономическими, историческими и иными причинами.
Следовательно такие причины должны быть объектами профилактического
вмешательства
со
стороны
органов
государственной
власти,
правоохранительных в особенности. Эффективность деятельности ОВД по
предупреждению и пресечению противозаконных деяний на национальной
почве будет достигнута, если государственные органы власти серьезно
будут работать над вопросами разрешения накопившихся проблем. [1,
C.87]
Вывод к сожалению такой что, нет системного и взвешенного подхода
к решению национального вопроса. На государственном уровне делаются
лишь первые попытки создания эффектных программ национальной
политики, и также необходимых правовых актов, направленных на
регулирование
различных
законодательства.
государственной
профилактике
В
сторон
Целях
политики
экстремизма
разработки
по
в
федеративного
и
формированию
российском
и
национального
реализации
единой
толерантности
обществе
была
и
создана
специальная межведомственная программа, так как решение такой задачи
требует скоординированного взаимодействия многих министерств и
ведомств (Федеральная программа «Формирование толерантного сознания
и борьбы с экстремизмом»).
2.2 Детерминанты распространения молодежного экстремизма и
ксенофобии
Распространение молодежного экстремизма - одна из острейших
проблем современной России. В последние годы все чаще становились
известными факты преступлений, квалифицированных как экстремистские
во многих регионах страны - Москве, Санкт-Петербурге, Ростовской,
Воронежской, Самарской, Мурманской, Нижегородской областях, а их
проявления
приобретали
все
более
организованный
характер.
Правоохранительные органы, региональные и федеральные органы власти
реагируют на рост молодежного экстремизма. Постепенно приходит
понимание того, что одним ужесточением наказания за акты насилия
экстремизм не искоренить, необходимо бороться с причинами его
возникновения. А для этого нуждаются в углубленном изучении природа и
социальные факторы распространения экстремистских настроений в
молодежной среде.
Экстремизм молодежи имеет свои особенности. Они выражаются в
повышенной экстремальности сознания и поведения этой социальнодемографической
группы
как
проявления
ее
социально-групповых
сущностных свойств. Последние - связаны и с возрастными особенностями
молодежи, и со спецификой ее социального положения в обществе, и с
особенностями сознания, которые обусловлены возрастом и статусом
молодых людей. Под экстремальностью как сущностной характеристикой
молодежи понимаются различные формы проявления максимализма в
сознании и крайностей в поведении на групповом и индивидуальноличностном уровнях. Экстремальность обуславливается особенностью
положения молодежи, которая в процессе достижения социальной зрелости
и самостоятельности характеризуется неполнотой социального статуса,
маргинальностью социальных позиций, неопределенностью социальных
идентификаций. Молодежное сознание отличается неустойчивостью,
неадекватностью отражения реальной действительности, общественных
ценностей и норм. [5, C.101]
В условиях социальной неопределенности, нестабильности и риска
экстремальность молодежи приобретает не только свои крайние, но и
преимущественно спонтанные проявления, которые могут перерасти в
экстремистские
настроения.
эмоционально-рациональным
Экстремистские
проявлением
настроения
восприятия
являются
молодежью
способов реализации своих индивидуальных и групповых интересов в
крайних, угрожающих другим людям формах. Экстремистские настроения
формируются под воздействием реальных экономических, политических и
духовных процессов, отраженных в молодежном сознании. В зависимости
от конкретных условий социального положения молодых людей они могут
реализоваться (или не реализоваться) в их практической деятельности.
Негативный характер изменений социального положения молодежи
становится
фактором отклонения
экстремальности
от нормального
развития, как по уровню, так и по направленности. Опасность
представляют и попытки различных политических сил, государственных и
общественныхструктур использовать это свойство молодежи в своих
целях. В результате объективно существующая экстремальность молодежи,
еще более усиленная комплексом нерешенных социальных проблем и
подогретая политическими призывами приобретает форму экстремизма.
Возможно и неосознанное навязывание, передача чувства от одного
поколения другому, что может фиксироваться и устно, и письменно, в тех
или иных «религиозных книгах» и прочих трудах.
Ксенофобия в наиболее яркой форме иррациональна, но может
оправдываться некоторыми логическими доводами. Человек может
объяснять свою неприязнь к группе Х тем, что она имеет плохие обычаи Y,
а своё негативное отношение к обычаям Y — тем, что их придерживаются
плохие люди Х. При этом ни людей Х, ни обычаев Y он может вообще не
знать.
При личном знакомстве установки часто меняются к лучшему, люди
узнают друг о друге и страх перед неизвестным отступает. Это замечено и
на примере антисемитизма, и на примере гомофобии. [51б С.87]
Предпочитаемые объекты ненависти могут быть разными, некоторые
не любят русских, африканцев, азербайджанцев, другие — евреев или
американцев. По подсчётам социолога Льва Гудкова, в России вероятность
пересечения разных ксенофобских установок составляет 75—80 %, таким
образом, среднестатистический ксенофоб может избирать в качестве
объекта приложения своей ненависти и «чёрных», и евреев, и китайцев, и
перуанцев,
гомосексуалов
или
представителей
иной
субкультуры,
достаточно того, что перед ним — чужой (инакомыслящий).
Вывод подпункта в том, что люди, испытывающие на себе действие
ксенофобии, могут ощущать ксенофобию как к другим представителям
преследуемых меньшинств, так и к основной группе, то есть к
большинству.
2.3 Профилактика и противодействие молодежному экстремизму
и ксенофобии
В соответствии с Федеральным законом от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О
противодействии экстремистской деятельности» [62,C.91] рассмотрим
основные понятия:
1. Экстремистская деятельность (экстремизм) – это:
- насильственное изменение основ конституционного строя и
нарушение целостности Российской Федерации;
-публичное
оправдание
терроризма
и
иная
террористическая
деятельность;
-возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной
розни;
-пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности
человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной
или языковой принадлежности или отношения к религии;
-нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина
в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или
языковой принадлежности или отношения к религии;
-воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных
прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования,
соединенные с насилием либо угрозой его применения;
законной
-воспрепятствование
деятельности
государственных
органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий,
общественных и религиозных объединений или иных организаций,
соединенное с насилием либо угрозой его применения;
-совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части
первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;
-пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики
или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской
атрибутикой или символикой до степени смешения;
-публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо
массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно
их изготовление или хранение в целях массового распространения;
-публичное
заведомо
ложное
обвинение
лица,
замещающего
государственную должность Российской Федерации или государственную
должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период
исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в
настоящей статье и являющихся преступлением;
-
организация
и
подготовка
указанных
деяний,
а
также
подстрекательство к их осуществлению;
-финансирование указанных деяний либо иное содействие в их
организации,
подготовке
и
осуществлении,
в
том
числе
путем
предоставления учебной, полиграфической и материально-технической
базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных
услуг;
Экстремистская организация: - общественное или религиозное
объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям,
предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято
вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете
деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;
Экстремистские материалы:- предназначенные для обнародования
документы либо информация на иных носителях, призывающие к
осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или
оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том
числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии
Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или
оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо
оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений,
направленных на полное или частичное
уничтожение какой-либо
этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.
[11, C.40]
Основные принципы противодействия экстремистской деятельности:
Противодействие экстремистской деятельности основывается на
следующих принципах:
1. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и
гражданина, а равно законных интересов организаций;
2. Законность;
3.Гласность;
4.Приоритет
приоритет
мер,
деятельности;
обеспечения
направленных
безопасности
на
Российской
предупреждение
Федерации;
экстремистской
5. Сотрудничество государства с общественными и религиозными
объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии
экстремистской деятельности;
6. Неотвратимость наказания за осуществление экстремистской
деятельности.
Противодействие экстремистской деятельности осуществляется по
следующим основным направлениям:
1. принятие профилактических мер, направленных на предупреждение
экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее
устранение
причин
и
условий,
способствующих
осуществлению
экстремистской деятельности;
2.
выявление,
деятельности
предупреждение
общественных
и
и
пресечение
религиозных
экстремистской
объединений,
иных
организаций, физических лиц.
Одной
из
особенностей
деструктивная
современной
деятельность
России
многочисленных
стала
активная
общественных
формирований, в том числе различных партий и общественных движений.
Анализ их деятельности показывает, что она по многим направлениям
выходит за рамки закона: их печатные издания, радио- и телевыступления
лидеров, пропагандистские кампании прямо угрожают общественному
порядку, спокойствию и безопасности граждан, межнациональному
согласию, государственному строю, то есть – имеют выраженный
экстремистский характер.
Причин,
определяющих
возникновение
и
существование
экстремистских организаций в РФ, достаточно много. Поэтому огромное
значение имеет анализ мотивации преступного поведения их членов.
Федеральный
закон
РФ
«О
противодействии
экстремистской
деятельности» от 25 июля 2002 г. №114-ФЗ [56, C.71] четко определяет,
какие процессы относятся к экстремизму:
- деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных
организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по
планированию,
организации,
подготовке
и
совершению
действий,
направленных на:
- насильственное изменение основ конституционного строя и
нарушение целостности Российской Федерации;
- подрыв безопасности Российской Федерации;
- захват или присвоение властных полномочий;
- создание незаконных вооруженных формирований;
- осуществление террористической деятельности;
- возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также
социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
- унижение национального достоинства;
- осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов
вандализма
по
мотивам
идеологической,
политической,
расовой,
национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по
мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной
группы;
-
пропаганду
исключительности,
превосходства
либо
неполноценности граждан по признаку их отношения к религии,
социальной,
расовой,
национальной,
религиозной
или
языковой
принадлежности;
- пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики
или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской
атрибутикой или символикой до степени смешения;
- публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или
совершению указанных действий;
- финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее
осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем
предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых
средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материальнотехнической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи,
информационных услуг, иных материально-технических средств.
Основной «группой риска» для пропаганды экстремистов является
молодежь как наиболее чуткая социальная прослойка. Причем молодежь
подросткового возраста, начиная примерно с 13 лет – в эту пору
начинается становление человека как самостоятельной личности.
Мотивами
вступления
в
экстремистскую
группу
являются
направление на активную деятельность, стремление к индивидуальному
самовыражению и общению с людьми, разделяющими их убеждения,
ориентация на агрессивное поведение, а также стремление выразить
протест и почувствовать свою независимость.
Важно
помнить,
что
попадание
подростка
под
влияние
экстремистской группы легче предупредить, чем впоследствии бороться с
этой проблемой. Несколько простых правил помогут существенно снизить
риск попадания вашего ребенка под влияние пропаганды экстремистов:
1. Разговаривайте с ребенком. Вы должны знать с кем он общается,
как проводит время и что его волнует. Обсуждайте политическую,
социальную и экономическую обстановку в мире, межэтнические
отношения. Подростку трудно разобраться в хитросплетениях мирового
социума и экстремистские группы зачастую пользуются этим, трактуя
определенные события в пользу своей идеологии.
2. Обеспечьте досуг ребенка. Спортивные секции, кружки по
интересам, общественные организации, военно-патриотические клубы
дадут возможность для самореализации и самовыражения подростка,
значительно расширят круг общения.
3.
Контролируйте
информацию,
которую
получает
ребенок.
Обращайте внимание какие передачи смотрит, какие книги читает, на
каких сайтах бывает. СМИ является мощным орудием в пропаганде
экстремистов.
Основные признаки того, что молодой человек\девушка начинают
подпадать под влияние экстремистской идеологии, можно свести к
следующим:
- его\ее манера поведения становится значительно более резкой и
грубой, прогрессирует ненормативная либо жаргонная лексика;
- резко изменяется стиль одежды и внешнего вида, соответствуя
правилам определенной субкультуры;
- на компьютере оказывается много сохраненных ссылок или файлов с
текстами, роликами или изображениями экстремистко-политического или
социально-экстремального содержания;
- в доме появляется непонятная и нетипичная символика или
атрибутика (как вариант – нацистская символика), предметы, могущие
быть использованы как оружие;
-
он\она
проводит
много
времени
за
компьютером
или
самообразованием по вопросам, не относящимся к школьному обучению,
художественной литературе, фильмам, компьютерным играм;
- повышенное увлечение вредными привычками;
- резкое увеличение числа разговоров на политические и социальные
темы, в ходе которых высказываются крайние суждения с признаками
нетерпимости;
- псевдонимы в Интернете, пароли и т.п. носят экстремальнополитический характер.
Выдержки
из
Федерального
Закона
«О
противодействии
экстремистской деятельности»:
Статья
2.Основные
деятельности.
принципы
противодействия
экстремистской
экстремистской
деятельности
Противодействие
основывается на следующих принципах:
-признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и
гражданина, а равно законных интересов организации;
-законность;
-гласность;
-приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации;
-приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской
деятельности;
-сотрудничество государства с общественными и религиозными
объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии
экстремистской деятельности;
-неотвратимость
наказания
за
осуществление
экстремистской
деятельности.
Статья 3. Основные направления противодействия экстремистской
деятельности.
Противодействие
экстремистской
деятельности
осуществляется по следующим основным направлениям:
-принятие профилактических мер, направленных на предупреждение
экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее
устранение
причин
и
условий,
способствующих
осуществлению
и
экстремистской
экстремистской деятельности;
-выявление,
деятельности
предупреждение
общественных
и
пресечение
религиозных
объединений,
иных
организаций, физических лиц.
Статья
9.
Ответственность
общественных
и
религиозных
объединений, иных организаций за осуществление экстремистской
деятельности.В
деятельность
Российской
общественных
Федерации
и
запрещаются
религиозных
создание
объединений,
и
иных
организаций, цели или действия которых направлены на осуществление
экстремистской деятельности.
В случае, предусмотренном частью четвертой статьи 7 настоящего
Федерального закона, либо в случае осуществления общественным или
религиозным
объединением,
либо
иной
организацией,
либо
их
региональным или другим структурным подразделением экстремистской
деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и
гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей
среде,
общественному
порядку,
общественной
безопасности,
собственности, законным экономическим интересам физических и (или)
юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную
угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или
религиозное
объединение
либо
иная
организация
могут
быть
ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или
религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может
быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального
прокурора
Российской
Федерации
или
подчиненного
ему
соответствующего прокурора.По указанным в части второй настоящей
статьи основаниям общественное или религиозное объединение может
быть ликвидировано, а деятельность общественного или религиозного
объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена
по решению суда также на основании заявления федерального органа
государственной регистрации или его соответствующего территориального
органа.
Согласно
ст.2
Федерального
закона
«О
противодействии
экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ, противодействие
экстремисткой деятельности основывается на принципе приоритета мер,
направленных на предупреждение экстремисткой деятельности. Статья 5
указанного закона требует в целях противодействия экстремистской
деятельности от федеральных органов государственной власти, органов
государственной власти субъектов Российской Федерации, органов
местного самоуправления в пределах своей компетенции в приоритетном
порядке осуществлять профилактические, в том числе воспитательные,
пропагандистские меры, направленные на предупреждение экстремистской
деятельности. [48, C.34]
Ответственность за производство и распространение экстремистских
материалов предусмотрена ст.20.29 КРФоАП. Массовое распространение
экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный
список экстремистских материалов, а равно их производство либо
хранение
в
целях
массового
распространения
влечет
наложение
административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех
тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с
конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного
для их производства; на должностных лиц - от двух тысяч до пяти тысяч
рублей
с
конфискацией
указанных
материалов
и
оборудования,
использованного для их производства; на юридических лиц - от пятидесяти
тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление
деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией указанных
материалов и оборудования, использованного для их производства.
Вывод в том, что противодействие экстремистской деятельности
осуществляется при принятие профилактических мер, направленных на
предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и
последующее
устранение
причин
и
условий,
способствующих
осуществлению экстремистской деятельности, а так же выявление,
предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных
и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.
Заключение
Насколько
многообразен
и
многолик
экстремизм,
настолько
разнообразны порождающие его мотивы. Проведя исследования по
противодействию экстремизма различных регионов России, основными
порождающими
экстремизм
мотивами
являются:
материальный,
идеологический, желания преобразования и неудовлетворенности реальной
ситуацией, власти над людьми, интереса к новому виду деятельности,
товарищеский,
игровой,
самоутверждения,
привлекательности
молодежной
смерти.
романтики, героизма,
Мотивация
правонарушителей
существенно отличается от мотивации законопослушных граждан.
Мотивацию преступного поведения в экстремистских организациях
разделяют на личную и групповую. Нахождение в группе способствует
возникновению определенных мотивов поведения, постановке новых и
уходу
от
старых
целей.
При
формировании
мотивов
и
целей
экстремистской активности в группе, как правило, происходит обмен
мнениями, знаниями, опытом, а также взаимное убеждение и внушение,
ускоряющее решимость совершить данное преступление.
Характер мотивации поведения каждого члена и всей группы в целом
различается по силе и направленности. Сила мотивации зависит от
взаимного влияния участников группы, их консолидации. Поскольку
экстремистские организации, как правило, стараются поддерживать
конспирацию своей деятельности, они вынуждены быть сплоченными, за
счет этого достигается усилие мотивированности поведения каждого
участника. Члены группы четко распределены по своим ролям: идеолог,
руководитель, организатор и исполнители. В группе действуют довольно
жесткие правила, требующие от участников безоговорочного подчинения.
Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод об
особенностях
преступлений
подавляющем
большинстве
экстремистской
членами
направленности.
молодежных
В
экстремистских
группировок выступают молодые люди в возрасте от 14 до 20 лет (в редких
случаях до 25-30 лет). Субъектами преступлений выступают лица
мужского
пола,
однако,
членами
неформальных
молодежных
экстремистских группировок наряду с молодыми людьми являются и
девушки.
В отличие от обычных групп подростков, совершающих хулиганские
действия или акты вандализма, как правило, с целью «поразвлечься»,
неформальные
экстремистские
группировки
осуществляют
свои
противоправные действия, базируясь на определенной идеологии, в
качестве основного
тезиса которой может выступать такой: для
преодоления все политических и экономических проблем в стране
необходимо создание «чисто национального» государства, так как это, по
их представлению, послужит гарантией от любых угроз. Причем, идея
чистого государства присуща не только «скинхедам», но и религиозным
экстремистам исламского толка, призывающим в свою очередь к созданию
чистого государства на религиозной (мусульманской) основе. Совершенно
ясно, что поведение, мотивированное указанными идеями, имеет строгую
ориентацию,
нацеленную
в
данном
случае
против
лиц
иной
национальности или религии. Сюда же примешиваются ненависть к
существующей
власти,
которая,
по
мнению
экстремистов,
попустительствует жизнедеятельности «виновников» всех российских бед,
что приводит к еще более широкому распространению экстремистских
идей.
Именно
эти
идеи
становятся
фундаментом
образования
неформальных экстремистских молодежных группировок. Какими бы
мотивами
ни
руководствовались
экстремисты,
их
основная
цель
дестабилизация социального и этнополитического положения, создание
максимально конфликтных ситуаций.
Органами внутренних дел реализуется комплекс мер, направленных на
выявление
экстремистских
настроений
и
принятие
необходимых
профилактических мер в молодежной среде.
На постоянной основе проводится мониторинг средств массовой
информации
установления
и
информационных
фактов
ресурсов
публикаций
сети
информации
«Интернет»
для
экстремистского
содержания, а также несанкционированных митингах и акциях протеста.
Список используемой литературы
1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская
газета. 1993. № 237.
2. Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 30.12.2008) //
Собрание законодательства РФ. 2002.
3. Уголовно-исполнительный
кодекс
Российской
Федерации
от
08.01.1997 г. № 1-ФЗ (в ред. от 14.02.2009) // Собрание
законодательства РФ. 1997.
4. Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации
от
18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 30.12.2008) // Собрание
законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I).
5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ
(в ред. от 13.02.2009) // Собрание законодательства РФ. 1996.
6. Федеральный
закон
от
25
июля
2002
г.
N
114-ФЗ
«О
противодействии экстремистской деятельности» (с изменениями от
27 июля 2006 г., 10 мая, 24 июля 2007 г., 29 апреля 2008 г.)
7. Федеральный закон от 25.07.2002 г. № 112-ФЗ "О внесении
изменений и дополнений в законодательные акты Российской
Федерации
в
связи
противодействии
с
принятием
экстремистской
Федерального
деятельности"
закона
"О
ред.
от
(в
02.03.2007) // Собрание законодательства РФ. 2002.
8. Федеральный закон от 27.07.2006 г. № 148-ФЗ "О внесении
изменений в статьи 1 и 15 Федерального закона "О противодействии
экстремистской деятельности" // Собрание законодательства РФ.
2006.
9. Абдулатипов
Р.Г.
Проблемы
профилактики
экстремизма
//
Этнопанорама, 2002.
10.Актуальные задачи гражданского образования и патриотического
воспитания: идеи сотрудничества и толерантности: Материалы
Всероссийской научно-практической конференции // Центральная
городская детская б-ка им. А. С. Пушкина. СПб., 2005.
11.Антонян Ю.М. Экстремизм и его причины / Ю.М. Антонян. М:
Логос, 2010.
12.Афанасьева А. Фестиваль – форма этнокультурного воспитания
школьников / А. Афанасьева // Воспитание школьников. 2008.
13.Бааль
Н.Б.
Молодежные
экстремистские
организации
в
постсоветской России // История государства и права. 2007.
14.Бирюков В.В. Опасность экстремизма и возможности уголовноправовых мер борьбы с ним // Адвокат. 2009.
15.Бондарь Т.И., Бойко Е.С. Некоторые вопросы использования
специальной техники при чрезвычайных обстоятельствах. Правовые,
научные
и
организационные
проблемы
оперативно-розыскной
деятельности в современных условиях. М., МЮИ МВД России.
2007.
16.Борисов С.В. Уголовная ответственность за публичные призывы к
осуществлению террористической деятельности или публичное
оправдание терроризма // Российский следователь. 2007.
17.Бурковская В.В. Новая редакция ст.282 УК РФ Возбуждение
ненависти
либо
вражды,
а
равно
унижение
человеческого
достоинства: старые проблемы. // Уголовное право. 2004.
18.Верховский
А.
Цена
ненависти.
Национализм
в
России
и
противодействие расистским преступлениям. М., Эксмо. 2009.
19.Власов, В. И. Экстремизм: сущность, виды, профилактика / В.И.
Власов. — М.: Изд-во РАГС,2003.
20.Гладилина И. Технологии гражданско-патриотического воспитания в
общеобразовательной школе // Воспитание школьников. 2007.
21.Голубева Н.Л. Организация
чтения школьников в условиях
полиэтнического региона (научно-методический аспект) // Школьная
библиотека.
2008.
Гостева А.С. Большой взрыв и черепахи: сказочная история. М.,
2006. (Детский проект Людмилы Улицкой: другой, другие, о других).
22.Гречко Г.С. Библиотека – центр диалога культур и территория
толерантности // Школьная библиотека. 2006.
23.Груздева М.В. Воспитание национального характера у младшего
школьника средствами русской классической поэзии и личного
литературного творчества (Воспитание и обучение) // Начальная
школа. 2008.
24.Духовно-нравственное
воспитание
детей
и
подростков
в
современной библиотечной среде / Авт.-сост. Е.М. Зуева. М., 2008.
25.Ентелис Г.С., Щипанова Г.Д. Протестный потенциал российской
молодежи. М., Юрайт. 2007.
26.Жмуров Д.В. Словарь терминов агрессии.
27.И.П. Якушева. Протестные молодёжные движения как инструмент
воздействия на политическое сознание в условиях политических
трансформаций //Ориентир: Сборник научных трудов (кафедра
социальных наук и государственного управления). Вып. 8. М.:
МГОУ, 2007.
28.Кожевникова Г., Шеховцов А. и др. Радикальный русский
национализм: Структуры, идеи, лица. М.: Центр «СОВА», 2009.
29.Козлов А.А. Молодежный экстремизм. СПб., Питер. 2008.
30.Кочергин
Р.
О.
Некоторые
аспекты
криминологического
обоснования существования молодежного экстремизма, основанного
на национальном или религиозном признаках. 2008.
31.Кочергин
Р.
О.Некоторые
криминологические
противодействия
молодежному
//Юридический
вестник
экстремизму
Ростовского
в
аспекты
России
государственного
экономического университета. 2008.
32.Кроз М.В., Ратинова Н.А. Социально-психологические и правовые
аспекты ксенофобии. М., 2005.
33.Кромин, А. Российская молодежь: проблемы и решения / А. Кромин
// ОБНС. -2007.
34.Ксенофобия, расизм, этническая дискриминация: итоги 2006 года.
35.Левикова С.И. О готах, готике и больном российском обществе //
Общественные науки и современность. 2009.
36.Мамедов
В.
А.
Экстремистская
деятельность
молодежных
группировок скинхедов //Проблемы применения норм уголовнопроцессуального
законодательства
Российской
Федерации
в
деятельности правоохранительных органов. Часть 2. -Челябинск,
2004.
37.Михайлова
ксенофобии
М.П. О
//
проблемах
Профилактика
проявления
экстремизма
и
ксенофобии,
экстремизма
и
национализма в детской и подростковой среде: Сб. науч. тезисов.
М., 2009.
38.А.Умланд.
Три
Революционный
разновидности
империализм:
постсоветского
«Последний
бросок
фашизма.
на
юг»
Жириновского /Русский национализм: идеология и настроение:
Сборник статей / Сост. А. Верховский. М.: ИАЦ Сова, 2006
39.Определение склонности к отклоняющемуся поведению (А.Н. Орел)
// Клейберг Ю.А. Социальная психология девиантного поведения:
Учебное пособие для вузов. М., 2004.
40.Определение склонности к отклоняющемуся поведению (А.Н. Орел)
//
Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. Социально-
психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.,
2002.
41.Ороев Н.А., Папченко Е.В. Понятийный словарь по культурологии.
Таганрог, 2005.
42.Павлинов
А.
В.,
Дятлова
Е.
Ю.
Особенности
проявлений
экстремизма в молодежной среде и меры противодействия ему
//Вестник Владимирского юридического института. 2008. № 4.
43.Перепелкин Г.Е. Молодежный экстремизм как угроза общественной
безопасности // Правоваякультура. — Саратов: Изд-во Сарат. юрид.
ин-та МВД России, 2009
44.Родионов
А.В.
Лидер
в
молодежной
среде
-
проблемы
противодействия молодежному экстремизму // Общество и право.
2009.
45.Рожков М.И. и др. Воспитание толерантности у школьников.
Ярославль, 2012.
46.Роу Д., Ньютон Д. Ты, Я, Мы. Книга для детей, учителей и
родителей. Ростов-на-Дону, 2008.
47.Сазанова Е. Молодежный экстремизм как социальный феномен //
Экстремизм и другиекриминальные явления. — М.: Российская
криминологическая ассоциация, 2008.
48.Сальников
становление
Е.В.
Трансформация
современной
категории
политической
экстремизма
преступности
как
//
Безопасность бизнеса. 2008.
49.Самоделова Т. Формирование толерантного поведения в семье:
психологический тренинг // Воспитание школьников. 2007.
50.Семигин Г.Ю. Политическая энциклопедия. М., 2009.
51.Сиоридзе А. Т. Причины возникновения группового молодежного
экстремизма //"Черные дыры" в Российском законодательстве. 2006.
52.Сиоридзе А. Т.Психологический портрет личности участника
молодежных экстремистских групп//Право и образование.2007.
53.Соколов В.М. Толерантность: состояние и тенденции в РФ //
СОЦИС. 2003.
54.Социология молодежи / Под ред. Кузнецова В.Н. М., ВолтерсКлувер.
2008.
55.Сысоев А.М. Преступления экстремистской направленности: история
и современность // Российский следователь. 2008.
56.Таран Ю.Н. Комплексный подход к организации работы по
профилактике преступлений и правонарушений несовершеннолетних
// Вопросы ювенальной юстиции. 2009.
57.Татаринова И.Г. Этнокультурное направление в деятельности
детских библиотек // Молодые в библиотечном деле. 2006.
58.Тименчик В.М. Семья у нас и у других. М., 2006.
59.Тренинги
повышения
межкультурной
компетентности
/
Г.У.
Солдатова, Л.А. Шайгерова, А.В. Макарчук. М., 2005.
60.Тхостов А.Ш., Сурнов К.Г. Культура и патология: побочные
эффекты социализации /Национальный психологический журнал,
ноябрь 2006.
61.Фазылова Т.Ф. Философияобразования. 2010.
62.Хлебушкин, А.Г. Экстремизм: уголовно - правовой и уголовно политический анализ / А.Г. Хлебушкин. - Саратов, 2007.
63.Чупров В., Зубок Ю. Молодежный экстремизм / ВЦИОМ. 2009.
64.Чупров В.И. Политический экстремизм и его профилактика у
студенческой молодежи. Ростов-на-Дону., Феникс. 2003.
65.Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска.
М., Юристъ. 2006.
66.Чурков Б.Г. Мотивационные и идейные основы современного
терроризма /Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование,
технологии разрешения 1993.
67.Шегорцов А.А. Как рождается экстремизм молодежи. М.,2009.
68.Эфиров С.А. Вероятен ли рост терроризма в России // Терроризм в
современном мире: истоки, сущность, направления и угрозы. М.,
Юрайт. 2008.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа