close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Харькова Дарья Александровна. Правовая природа информационного терроризма.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная
квалификационная
работа
на
тему
«Правовая
природа
информационного терроризма»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль): Уголовное право и уголовный процесс
Студент: Д.А. Харькова
Научный
руководитель:
д.ю.н.,
профессор,
заведующий
кафедры
организация правоохранительной деятельности Е.Н. Щендригин
Объем ВКР: 94 страницы
Количество использованных источников: 97
Ключевые
слова:
«новый»
терроризм,
информационный
терроризм,
информационная безопасность, психологическое воздействие.
Краткая характеристика ВКР: Выпускная квалификационная работа имеет
своей целью характеристику правовой природы информационного терроризма,
являющегося в настоящей момент одной из основных угроз безопасности
жизнедеятельности общества в Российской Федерации и во всем мире. В
результате исследования автором были достигнуты следующие результаты: дано
определение «информационного терроризма», выявлены его основные признаки;
проанализированы законодательные и иные нормативные правовые акты,
регулирующие
основы
информационного
российского
политики
терроризма;
законодательства
противодействия
разработаны
в
сфере
меры
обеспечения
и
пресечения
совершенствования
информационной
безопасности и пресечения использования информационного пространства
террористическими организациями.
Методологическую основу исследования составляют общенаучные и
частнонаучные методы теоретического анализа, такие, как логический, системноструктурный, сравнительно-правовой.
2
По
результатам
практического
исследования
сделаны
выводы
теоретического
и
характера.
3
Содержание
ВВЕДЕНИЕ………….......…………………………………………………...…..5
1.
ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ
КРИМИНАЛЬНОГО
И
ОСНОВЫ
ТЕРРОРИЗМА
ДЕСТАБИЛИЗИРУЮЩЕГО
ЯВЛЕНИЯ
КАК
В
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ....................................................................................11
1.1. Понятие «терроризма» в соответствии с российской уголовно-правовой
наукой и уголовным законодательством.....................................................................11
1.2. Основные виды и формы терроризма в современной российской
действительности...........................................................................................................21
2. ИНФОРМАЦИОННЫЙ ТЕРРОРИЗМ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:
ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ОСНОВНЫЕ ВИДЫ......................................................34
2.1.
Понятие
информационного
терроризма
как
одного
из
видов
террористической деятельности..................................................................................34
2.2. Виды информационного терроризма и средства информационного
воздействия на граждан в современных условиях.....................................................43
3.
ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ
ОСНОВНЫЕ
МЕРЫ
И
ПУТИ
ИНФОРМАЦИОННОМУ
ПОВЫШЕНИЯ
ТЕРРОРИЗМУ:
ИНФОРМАЦИОННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН.....................................................................................55
3.1. Уголовно-правовые и иные меры противодействия информационному
терроризму в Российской Федерации..........................................................................55
3.2. Пути совершенствования государственной и общественной политики в
сфере противодействия информационному терроризму...........................................66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………...........................................…76
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………...................................................................83
4
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования.
Переход
экономики
мировых
государств в эпоху постиндустриального общества сыграли значительную роль к
появлению новых технологических и информационных средств осуществления
деятельности, значительно упрощающих процесс производства и обычной жизни
граждан. Более того, в настоящее время все большую роль в жизни государства и
общества играет «информация», эволюционировавшая из абстрактного понятия в
самостоятельный и востребованный «товар», что привело к развитию нового
этапа существования – информационному обществу.
Однако развитие технологий несет как свои позитивные стороны, так и
негативные тенденции. Одним из деструктивных факторов настоящего времени
является активное использование новейших достижений науки и техники в
деятельности террористических организаций. Более того, осознание террористами
того, что именно «информация» играет основную роль в жизни населения,
определяя его общее настроение и направляя действия, привело к появлению
нового феномена – «информационного терроризма».
Исследование информационного терроризма, его причин, возможных
последствий,
детерминирующих
факторов
и
способов
противодействия
невозможно без проведения глубокого научного анализа данного явления.
Выделение проблем в государственной политике Российской Федерации и
предложение
способов
е
совершенствования
в
сфере
обеспечения
информационной безопасности должны строиться на основе исследования
множества
факторов,
в совокупности образующих причинный комплекс
информационного терроризма. Более того, подобное исследование должно быть
не только научным, но и объективным, не отягощенным различными эмоциями и
идеологическими пристрастиями.
Всплеск террористической угрозы как в России, так и во всем мире, требует
переосмысления терроризма как совершенно нового явления. Современный
5
терроризм в большей степени утратил присущие ему ранее характерные признаки,
обзаведшись абсолютно новыми, характерными именно для реалий XXI века.
Именно поэтому исследование сущности терроризма вновь приобретает свою
актуальность, особенно с учетом распространения новых форм его проявления.
Информационный терроризм, являясь как раз одним из новых видов
осуществления террористической деятельности, далеко не полностью осознается
в Российской Федерации как угроза обеспечению стабильной жизнедеятельности
граждан. Поэтому меры и способы борьбы с указанным явлением не
соответствуют действительностям существующей общественной обстановки.
Прежде всего, данная проблема заключается в отсутствии в Российской
Федерации единой политики, направленной на защиту информации и контроля за
ее распространением. Не менее серьезным недостатком является и недостаточная
разработанность вопроса информационного терроризма и противодействия ему в
трудах отечественных ученых, все больше рассматривающих социальную и
юридическую природу терроризма как «целого» явления, не уделяя внимания его
конкретным видам.
С учетом вышесказанного, полагаем, что комплексное исследование
сущности информационного терроризма, его детерминант, а также разработка
способов противодействия данному явлению, являются необходимыми в
настоящее время, что обуславливает актуальность выбора темы настоящего
исследования.
Степень
разработанности
темы
исследования.
В
отечественной
уголовно-правовой науке исследованию сущности категории «терроризм», а
также проявлениям его новых форм уделяли внимание К.В. Боричев, А.И.
Завьялов, Р.С. Калинин, Е.О. Косенко, О.А. Миронова, Л.А. Шивдяков и др.
Немногочисленные исследования, посвященные определению характерных
признаков «информационного терроризма» и его природы, нашли свое отражение
в работах О.О. Антименко, В.А. Голубева, А.П. Морозовой, Е.В. Некрасовой,
В.Ю. Осипова, А.И. Пропищина и др.
6
Вопросам совершенствования российской антитеррористической политики,
в том числе в сфере обеспечения информационной безопасности, посвящены
работы И.В. Бочарникова, С.В. Зарубина, Е.Л. Логинова, О.А. Петренко, С.Г.
Туронока, Е.А. Харич и др.
Однако,
вопросы
законодательства
в
дальнейшего
сфере
обеспечения
совершенствования
защиты
от
российского
информационных
террористических атак не нашли своего широкого распространения в научных
кругах, что требует их дальнейшего, более детального исследования.
Объектом
исследования
выступают
общественные
отношения,
складывающиеся в сфере обеспечения безопасности личности, общества и
государства в информационной среде.
Предметом
исследования
выступают
нормы
российского
законодательства, определяющие основания уголовной ответственности за
терроризм и общую политику противодействия данному явлению; исследования
отечественных ученых в указанной области.
Цель
исследования
–
охарактеризовать
правовую
природу
информационного терроризма как одной из основных угроз во всем мире и в
Российской Федерации в частности.
Достижению поставленной способствуют следующие, стоящие перед
автором исследования задачи:

определить понятие «терроризма» в соответствии с российской
уголовно-правовой наукой и уголовным законодательством;

выявить основные виды и формы терроризма в современной
российской действительности;

охарактеризовать
информационный
терроризм
как
вид
террористической деятельности;

проанализировать виды информационного терроризма и средства
информационного воздействия на граждан в современных условиях;

определить
действующие
уголовно-правовые
противодействия информационному терроризму;
и
иные
меры
7

предложить
пути
совершенствования
государственной
и
общественной политики в сфере противодействия информационному терроризму.
Методологической
базой
настоящего
исследования
являются
общенаучные и специальные методы. В качестве общенаучных методов нашли
свое
применение:
синтез,
анализ,
дедукция,
индукция,
абстрагирование,
обобщение, аналогия. Среди специальных методов активно использовались
логический, системно-структурный, сравнительно-правовой.
Эмпирической базой исследования послужили выводы, сделанные
Верховным Судом РФ, в процессе обобщения судебной практики по вопросам
рассмотрения дел, связанных с совершением преступлений террористической
направленности.
Нормативную
базу
исследования
составляют
нормы
Конституции
Российской Федерации 1993 г., Уголовного кодекса РФ 1996 г., Федеральный
закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», Закон РФ от
27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», Указы Президента РФ
в части утверждения документов стратегического характера, иные нормативные
правовые акты.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что она представляет
собой комплексное исследование феномена «информационного терроризма».
Сформулированные
способствовать
в
результате
развитию
работы
научных
выводы
дискуссий
в
в
дальнейшем
области
могут
исследования
информационного терроризма, предложению способов противодействия и
пресечения данного явления.
Практическая значимость
исследования
заключаются
в том,
что
представленные в нем выводы и предложения могут быть использованы в
деятельности по совершенствованию российского законодательства; могут
использоваться в учебном процессе в рамках уголовного права, информационного
права; быть использованы в профессиональной деятельности, связанной с работой
правоохранительных органов; быть использованы как перечень основных
направлений работы представителей информационных и технических наук.
8
Основные положения, выносимые на защиту:
1. В настоящее время происходит формирование «нового» терроризма.
Такой терроризм характеризуется следующим отсутствием замкнутости на одном
регионе;
децентрализацией
использованием
деятельности
высокотехнологичных
террористических
видов
организаций;
вооружения;
активным
использование средств массовой информации и сети Интернет.
2. Среди «новых» видов терроризма в настоящее время особую опасность
представляют
потенциальный
экологический
терроризм
ядерный);
компьютерный
(в
том
числе
терроризм,
химический
направленный
и
на
совершение виртуальных атак на вычислительную технику потенциального
противника; информационный терроризм, воздействующий на разум и психику
людей.
3. Предложено определение
«информационного терроризма» – это
воздействие на сознание и психику широких слоев общественных масс
посредством использования сети Интернет и средств массовой информации,
направленное на формирование необходимых террористам суждений и мнений,
которые в дальнейшем определенным образом определяют поведение и действия
людей. Понятие «информационного терроризма» следует отличать от таких
смежных
понятий,
как
«кибертерроризм»,
«информационный
криминал»,
«терроризм информационной эры».
4.
Основными способами
реализации информационного терроризма
является использование средств массовой информации и сети Интернет. В ходе
исследования был сделан вывод, что СМИ в настоящее время самостоятельно
осуществляют деструктивное воздействие на общество путем трансляции
негативной информации, вследствие чего они зачастую сами становятся
«ретрансляторами» террористических идей, не подозревая для самих себя
возможных последствий подобных действий.
9
5. Несмотря на наличие ряда уголовно-правовых и иных мер по
противодействию информационному терроризму, автором сделан вывод, что
данный комплекс мер не приносит своего должного результата. В Российской
Федерации еще не до конца осознается опасность информационного терроризма,
что сказывается на недостаточном объеме мер по его противодействию.
6.
Предложены пути совершенствования
государственной политики
Российской Федерации в сфере противодействия и пресечения информационного
терроризма. Основной акцент автором делается на необходимости изменения и
дополнения ч. 2 ст. 205 и ч. 1 ст. 205.2 УК РФ, а также принятии Стратегии по
обеспечению информационной безопасности РФ, определяющие основные
направления дальнейшей деятельности государства в сфере противодействия
использованию
информационного
пространства
террористическими
организациями.
Структура работы. Настоящая впускная квалификационная работа состоит
из введения, трех глав, шести параграфов и списка литературы
Объём работы - ___ страниц. Количество использованных источников - ___.
10
1 ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ТЕРРОРИЗМА КАК
КРИМИНАЛЬНОГО И ДЕСТАБИЛИЗИРУЮЩЕГО ЯВЛЕНИЯ В
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1.1 Понятие «терроризма» в соответствии с российской уголовноправовой наукой и уголовным законодательством
Мировое сообщество на пути всего своего развития сталкивается с
беспрецедентным количеством проблем и испытаний, среди которых одним из
наиболее тяжелых и опасных является терроризм.
На самом деле, терроризм не является проблемой сугубо XXI века; его
зарождение и выделение в отдельный вид наиболее общественно-опасных деяний
произошло еще в XX веке. В частности, объективные признаки терроризма
рассматривались на Международных конференциях по унификации уголовного
законодательства в 1930-1931 гг. (Брюссель – Париж). В 1933 г., на аналогичной
конференции в Мадриде, «терроризм» был определен как «применение какоголибо средства, способного терроризировать население в целях уничтожения
всякой социальной организации»1. Конечно, указанное определение, в целом,
соответствует истине, однако тавтологическая конструкция «терроризм - ...
терроризировать...» не дает нам оснований использовать его как единственное
истинное.
Также следует отметить, что все последующие, принятые в рамках
деятельности
международных
организаций
правовые
акты,
посвященные
проблеме терроризма, содержат, как правило, лишь вопросы противодействия
данному явлению и перечень деяний, характеризуемых как «терроризм». Развитие
теоретических концепций и подходов к дефиниции «терроризм», а также к
определению его объективных признаков оставлено «на совесть» государствучастников международных организаций.
Калинин, Р.С. О понятиях «терроризм» и «террористический акт» по законодательству России и
Беларуси / Р.С. Калинин // Публичное и частное право. – 2014. - № 3 (23). – С. 118.
1
11
Российская Федерация в настоящее время является одной из тех стран, где
проблема терроризма стоит особенно остро. До сих пор в памяти граждан
остаются страшные воспоминания о террористических атаках, осуществленных в
московском Театральном центре на Дубровке (23-26 октября 2002 г.; погибло 130
человек)1, в школе № 1 г. Беслана (1-3 сентября 2004 г.; погибло 334 человека)2, в
московском аэропорту Домодедово (24 января 2011 г.; погибло 37 человек) 3.
Данный перечень, к сожалению, далеко не исчерпывающий.
Как отмечает Н.Н, Семеновский, начительное обострение борьбы за сферы
влияния между различными организациями, подкрепленные конфессиональной
и/или
этнической
идеологией
стали
одними
из
основных
детерминант
террористической деятельности в современной России, ставящих под угрозу ее
стабильное и эффективное развитие 4.
Терроризм стал настолько большой проблемой, что в юридической
литературе можно выделить огромное количество исследований, посвященных
анализу его признаков и причин проявления. В то же время, несмотря на такой
большой интерес ученых к данному явлению, единого мнения относительно
определения «терроризма» в науке так и не сложилось. Постараемся в рамках
настоящей части исследования осветить наиболее приемлемые и значимые
определения «терроризма».
Прежде всего, остановим свое внимание на правовом аспекте терроризма,
т.е. на его дефинициях, содержащихся в том или ином виде в российском
законодательстве.
Впервые понятие «терроризм» было введено в российское законодательство
еще в 1994 г., когда Федеральным законом от 01.07.1994 № 10-ФЗ5 были внесены
1
Террористический акт на Дубровке («Норд-Ост») в октябре 2002 г. / РИА Новости [Электронный ресурс].
– Режим доступа: https://ria.ru/spravka/20131023/971874957.html. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
2
Три дня Беслана / Аргументы и факты [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.aif.ru/society/history/tri_dnya_beslana_samye_strashnye_vospominaniya_voennogo_fotografa.
Дата
доступа: 10.11.2018 г.
3
Теракт в аэропорту «Домодедово» 24 января 2011 г. / РИА Новости [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://ria.ru/spravka/20160124/1363238677.html. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
4
Семеновский, Н.Н. Терроризм как угроза национальной безопасности России / Н.Н, Семеновский //
Вестник государственного и муниципального управления. – 2015. - № 4 (19). – С. 43.
5
О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно - процессуальный кодекс
РСФСР [Федер. закон № 10-ФЗ, принят Гос. Думой 01.07.1994] // СЗ РФ. – 1994. - № 10. - Ст. 1109. (Утратил силу).
12
изменения и дополнения в еще тогда действующий УК РСФСР 1960 г. В итоге,
Кодекс дополнился ст. 213.3, на основании которой под «терроризмом «
следовало понимать «совершение в целях нарушения общественной безопасности
либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или
иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного
имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий» 1.
С принятием нового Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. )УК
РФ), понятие «терроризм» исчезло из текста уголовного закона. Однако, ст. 205
УК РФ содержала дефиницию «террористический акт», что определялось как
«совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и
создающих
опасность
гибели
человека,
причинения
значительного
имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях
дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций
либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения
указанных действий в целях воздействия на принятие решений органами власти
или международными организациями»2. В итоге, мы можем заметить, что
российский законодатель решил остановиться на более подробном перечислении
признаков объективной стороны, а также добавил указание на субъективную
сторону,
установив
в
качестве
основной
цели
террористического
акта
дестабилизацию власти и воздействие на принятие органами власти решений.
Важным законодательным актом стал принятый в 2006 г. Федеральный
закон от 27ю06ю2006 № 153-ФЗ «О противодействии терроризму», который в ст.
3 дал легальное понятие «терроризму», определив его как «идеологию насилия и
практику воздействия на принятие решения органами государственной власти,
органами местного самоуправления или международными организациями,
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР. –
1960. - № 40. - Ст. 591; СЗ РФ. – 1996. - № 32. - Ст. 3843. (Утратил силу).
2
Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по
сост. на 03.10.2018] // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
1
13
связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных
насильственных действий»1.
В рамках законодательного подхода, нам кажется не менее интересным
опыт зарубежных законодателей, в частности Соединенных Штатов Америки,
также активно борющихся с терроризмом и испытывающими на себе его тяжелые
последствия. Так, с точки зрения Госдепартамента США, термин «терроризм»
означает «предумышленное, политически мотивированное насилие, совершаемое
против мирного населения или объектов субнациональными группами или
подпольно действующими агентами обычно с целью повлиять на настроение
общества»2. Отметим, что данное определение красивое по своей формулировке,
однако слишком неточное и расплывчатое в плане раскрытия основных
признаков. Остается неясным, что же такое «политическая мотивированность»
насилия, «мирные объекты», «субнациональные группы».
Более логичным и понятным является трактовка терроризма, данная
Министерством Юстиции США, в соответствии с которой терроризм – это
«незаконное использование силы или насилия против людей или собственности в
качестве средства устрашения или принуждения правительства, гражданского
населения в преследовании политических и социальных задач» 3. В итоге,
Министерство Юстиции СЩА четко понимает, что терроризм является средством
устрашения граждан и государства с целью воздействия на принимаемые
последним политические и социальные решения, в то время как Госдепартамент
ставит во главу угла исключительно политические мотивы.
Возвращаясь к российской действительности, обратим свой взор на научное
толкование
понятия
«терроризм».
Прежде
всего,
укажем,
что
в
общеэтимологическом смысле терроризм представляет собой «политику и
практику
террора,
предполагающую
устрашение
своих
противников,
О противодействии терроризму [Федер. закон № 35-ФЗ, принят Гос. Думой 06.03.2006; по сост. на
18.04.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 11. - Ст. 1146; 2018. - № 17. - Ст. 2431.
2
Завьялов, А.И. Проблемные аспекты при определении понятия «терроризм» / А.И. Завьялов //
Инновационная наука. – 2015. - № 1-2. – С. 281.
3
Там же.
1
14
выражающуюся в физическом насилии вплоть до уничтожения» 1. Однако, в
данном случае мы снова наблюдаем неприятную глазам конструкцию «терроризм
- ... практика террора...». Куда более правильными с точки зрения логики и
конструкции являются определения «терроризма», данные представителями
юридической науки.
Среди ученых-юристов наиболее общее определение, по нашему мнению,
предложил М.Ф. Мусаелян, определив рассматриваемый феномен как «сложное,
многомерное явление, посягающее различными способами на охраняемые
законом сферы жизнедеятельности людей, блага, общественные установления»2.
Однако мы не можем отметить каких-либо конкретизирующих признаков в
данном определении. Так, к примеру, бандитизм также является «сложным
явлением», объединяющим целый комплекс самостоятельных действий в свою
объективную сторону,
А.И. Завьялов, в свою очередь, указывает, что «терроризм – это комбинация
стратегий и жестокой тактики, при которой жертвы (т.е. обычные граждане)
являются частью более широкой цели (например, правительство). Эти стратегии и
тактики используются лицами или группами лиц в преследовании определенного
типа
целей
–
обычно
политического,
социального,
криминального,
экономического или религиозного характера, и они считают терроризм самым
эффективным способом получения власти необходимой для достижения этих
целей»3.
С.В. Украинский и А.Г. Богданов рассматривают терроризм не только как
проявление организованной преступности, но и как результат деятельности
международных террористических организаций, подпитанных финансовыми и
материально-техническими средствами со стороны международных сообществ,
преследующих свои цели на международной политической арене, а также
фактически внешней агрессии – так называемой суррогатной войны.
Ожегов, С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов; под ред. Л.И. Скворцова. - М.: Мир и образование,
2015. – С. 796.
2
Мусаелян, М.Ф. К вопросу о политизированности уголовно-правовых определений терроризма / М.Ф.
Мусаелян // Российский следователь. – 2004. – № 12. – С. 19.
3
Завьялов, А.И. Указ. соч. – С. 285.
1
15
Следовательно, терроризм, по указанию авторов, определяется как
«вооруженная борьба радикальных групп или отдельных лиц, действующих на
основе внутренней убежденности (идеологии, идеологической доктрины),
конечной целью которой является разрушение существующей государственной
системы и отношений гражданского общества с помощью массового запугивания
населения»1.
Заметим, что вышеуказанные определения схожи по своей сути и позволяют
выделить характерные признаки терроризма. Согласимся с мнением немецкого
криминалиста А. Пфаль-Траузгера, который относит к обязательным следующие
компоненты терроризма:

наличие политической цели;

обязательное применение насилия для устрашения;

наличие организованной структуры;

общественная изоляция этой структуры 2.
Согласимся также с мнением П. Сингха (бывший глава Службы
безопасности Пограничных сил Индии) о том, что терроризм, помимо
вышеуказанных
признаков,
характеризуется
конспирацией
подготовки
совершаемой атака, вследствие чего, такая атака сопровождается фактором
неожиданности для государства и общества. Кроме того, индийский политик
также отмечал обязательное наличие «внешнего спонсора», финансирующего
деятельность террористов и оказывающего им иную помощь (техническая
поддержка, предоставление убежища и т.п.)3.
Однако наиболее развернутый перечень характерных черт терроризма
приводят в своих исследованиях А.Л. Маргиани и И.В. Сыромятников. Данные
авторы выделяют следующие признаки террористической деятельности:

принудительный
характер
действий,
которые,
по
замыслу
террористов, должен выполнить объект (государство);
Украинский, С.В., Богданов, А.Г. Понятие и сущность терроризма в историческом аспекте / С.В,
Украинский, А.Г. Богданов // Евразийский Союз Ученых. – 2016. - № 2 (23). – С. 153.
2
Затолокин, А.А. К вопросу о сущности терроризма / А.А, Затолокин // Вестник Краснодарского
университета МВД России. – 2015. - № 1 (27). – С. 32.
3
Там же.
1
16

выдвижение определенных условий для совершения данных действий
(время, место, срок и т.п.);

публичный характер, т.е. придание совершаемому акту широкой
огласки среди общественности;

намеренное устрашение населения, создание обстановки ужаса;

двойственный характер террористический атаки, объясняющийся тем,
что психическое давление направлено в отношении одних лиц (как правило,
представителей
государственной
власти),
а
непосредственное
насилие
применяется в отношении других лиц (обычных граждан) 1.
В то же время, большинство работ ученых-юристов в сфере определения
понятия
«терроризма»
сводятся
к
разграничению
и
соотношения
рассматриваемой дефиниции с иными понятиями, в частности с «террором». Мы
также считаем важным проанализировать данный аспект, тем более что мы уже
столкнулись с одновременным использованием данных конструкций в рамках
ряда определений.
Общеизвестно, что сам термин «терроризм» происходит от латинского
слова «terror», которое означает «ужас, страх»2.
Пожалуй, наиболее четко разграничил указанные понятия Е.П. Кожушко, по
указанию которого «террор» представляет собой определенную «политику
репрессий», а «терроризм» есть не что иное как насилие, осуществляемое
политическими группировками 3. В итоге «террор» является оружием при
осуществлении репрессивных мер со стороны государства или иного субъекта
политической деятельности. Оружием же терроризма является непосредственно
террористический акт. Иными словами, терроризм – это вид общественноопасного деяния, а террор – это разновидность осуществляемой политики.
Маргиани, А.Л. Понятие и основные признаки терроризма / А.Л. Маргиани // Novaum.ru. – 2017. - № 7. –
С. 227; Сыромятников, И.В. Терроризм – зло: учебное пособие для учащихся старшей ступени образовательных
учреждений / И.В. Сыромятников; под ред. А.Г. Караяни. – М.: СГА, 2008. – С. 19.
2
Боричев, К.В. К вопросу об этимологии понятий «террор» и «терроризм» / К.В. Боричев // Юридическая
наука: история и современность. – 2017. - № 5. – С. 134.
3
Цит. по: Мартыненко, Б.К. Разграничение понятий «террор», «терроризм», «война» / Б.К. Мартыненко //
Общество и право. – 2014. - № 1 (47). – С. 37.
1
17
Не менее важным является отграничения «терроризма» от «экстремизма». В
настоящий момент определенные сложности в определении соотношения данных
понятий связаны с отнесением законодателем преступлений террористической
направленности (ст. 205, 205.1, 205.2 и др.) и экстремистских проявлений (ст. 280,
280.1 и др.) к различным разделам УК РФ1. Таким образом, согласно УК РФ,
родовым объектом преступлений, предусмотренных ст. 280, 280.1, 282.1, 282.2,
282.3, выступают основы конституционного строя и безопасность государства, а
родовым объектом терроризма – общественная безопасность, что не отражает
современных реалий, когда терроризм стал опаснейшим глобальным явлением,
представляющим угрозу не только общественной безопасности в отдельно взятом
регионе, но и дестабилизирующим безопасность многих регионов и целых стран,
препятствующим нормальному развитию международных отношений 2.
Кроме
того,
если
уголовно-правовое
понятие
террористической
деятельности четко определено законодателем в примечании 2 к ст. 205.2 УК РФ,
то понятие экстремизма (деяний экстремистской направленности) не нашло
четкого отражения в УК РФ.
Как отмечает С. Фридинский, «в юридической литературе понятия
«экстремизм» и «терроризм» часто рассматриваются как синонимы, хотя и имеют
различную сущность»3. Конечно же, такой подход не может быть признан
оправданным.
Понятие экстремизма (экстремистской деятельности) приводится в статье 1
Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии
экстремистской деятельности». В то же время, данный термин определяется
посредством
перечисления
конкретных
видов
деятельности,
образующих
экстремизм. Согласно закону к экстремизму (экстремистской деятельности)
Фридинский, С. Терроризм как крайняя форма экстремизма / С. Фридинский // Уголовное право. - 2008. № 3. - С. 123.
2
Фролов, М.Г. К вопросу о разграничении понятий «экстремизм» и «терроризм» / М.Г. Фролов // Вестник
Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. – 2017. - № 5. – С. 166.
3
Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по
сост. на 03.10.2018] // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
1
18
относится в том числе и «публичное оправдание
терроризма и
иная
террористическая деятельность»1.
Таким образом, если не учитывать критикуемое выше положение, что
терроризм
представляет
собой
«идеологию»,
практика
применения
этой
«идеологии» полностью входит в понятие экстремизма 2.
Однако, подытожив все вышеуказанное, следует констатировать, что в
настоящее время терроризм приобретает все новые признаки. В условиях XXI
века мировое сообщество сталкивается с феноменом «нового терроризма».
Основные же черты «нового терроризма» или «современного терроризма»
сводятся к следующему перечню:

отсутствие замкнутости на одном регионе, т.е. террористическая
деятельность осуществляется как в рамках одной определенной административнотерриториальной единицы, так и в рамках целого государства, а также всего
мирового сообщества;

несмотря
на
общность
идеологических
доктрин
современных
террористических организаций, они действуют достаточно децентрализовано, что
обуславливает их большое количество и осуществление деятельности в разных
регионах нашей планеты;

современный
террористических
высокотехнологичного
терроризм
организаций
оружия
(за
характеризуется
возможностей
счет
«тайных
наличием
к
у
применению
спонсоров»),
а
также
применению оружия массового поражения (в частности, как мы можем наблюдать
по текущей ситуации в Сирии, речь идет о химическом оружии 3), что может
привести к катастрофическим последствиями для всего мира;

террористические группировки быстро адаптируются к условиям
современного мира, все более отходя от принципа иерархической структуры,
О противодействии экстремистской деятельности [Федер. закон № 114-ФЗ, принят Гос. Думой
25.07.2002; по сост. на 23.11.2015] // СЗ РФ. – 2002. - № 30. - Ст. 3031; 2015. - № 48 (часть I). - Ст. 6680.
2
Качалов, В.В. Терроризм как наиболее опасная форма экстремизма / В.В. Качалов // Вестник
Волгоградской академии МВД России. – 2016. - № 4 (39). – С. 67.
3
Химоружие в Сирии: откуда в стране появились запрещенные вещества / ТАСС [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4162740. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
1
19
предпочитая действовать на основании «размытого» управления, т.е. когда до
конца остается непонятным, кто является лидером организации и кто отдает те
или иные приказы;

в
настоящее
время
происходит
активное
использование
террористическими организациями средств массовой информации и, особенно,
сети Интернет, в том числе для осуществления вербовки новых членов в свои
ряды, их обучения, а также распространения радикально настроенной идеологии в
общественные массы1.
В заключении отметим, что основным отличием «нового терроризма» от
терроризма прошлых эпох является его способность произвести системный
кризис в любом государстве, причем независимо от факта совершения
террористического акта. Различные террористические атаки, направленные на
устрашение граждан, все чаще используются посредством информационных
технологий, что, с учетом их повсеместного распространения, представляет
угрозу миллионам граждан по всему земному шару.
В то же время, в какой бы форме не проявлялся терроризм и какими бы не
были его мотивы, суть данного понятия всегда сводится к единой составляющей.
В итоге, учитывая приведенные выше признаки терроризма и его характерные
черты, предложим следующее определение данного феномена – публично
совершаемые
структурировано-организованной
группой
лиц
общественно-
опасные действия или угрозы совершения таких действий, осуществляемые в
рамках реализации собственной идеологии, направленные на устрашение
населения или определенной его части в целях воздействия на принятие органом
государственной власти или международной организацией какого-либо решения
или отказ от его принятия в интересах радикально настроенной организации.
См. подробнее: Сериков, А.В., Заец, Д.В. Сущность и понятие современного терроризма / А.В. Сериков,
Д.В. Заец // Новая наука: опыт, традиции, инновации. – 2016. - № 10-2. – С. 53.
1
20
1.2 Основные виды и формы терроризма в современной российской и
мировой действительности
Исследование терроризма как одного из наиболее дестабилизирующих
факторов нормального функционирования общества и государства невозможно
без перечисления и анализа его видов, которых, на самом деле, существует
великое множество.
В целом, в юридической литературе можно найти примеры классификаций
видов террористической деятельности, основанные на различных основаниях, что
говорит о сложности и многообразии рассматриваемого феномена.
Стоит отметить, что в качестве основной типологии выступает мотивация
террористической деятельности. К примеру, В.В. Витюк и И.В. Данилевич
выделяют следующие три вида терроризма:

политический терроризм, направленный на преследование цели
изменения политического (в некоторых случаях – экономического) строя
государства;

националистический терроризм, цель которого состоит в выделении
определенной национальной общности и притеснении иных наций;

религиозный терроризм, представляющий собой либо активную
борьбу приверженцев одной религии с представителями иных конфессий, либо
борьбу со светской властью, пытаясь установить власть религиозную 1.
С.Д. Гринько, в свою очередь, классифицирует терроризм на оснвоании
объектов покушения и выделяет следующие его виды:
«а)
элитарный
(посягательство
на
должностных
лиц
органов
государственной власти, владельцев (руководителей) банков, компаний и т.п.);
б) функциональный (покушение на сотрудников правоохранительных
органов, ведущих специалистов фирм и др.);
См.: Томов, А.Б. Феномен терроризма: к вопросу о формах и идейной сущности / А.Б. Томов // Вестник
Московского университета. Серия 12. Политические науки. – 2008. - № 1. – С. 101.
1
21
в) промышленный (нападение на социально-значимые предприятия, а также
предприятия, вырабатывающие (хранящие) отравляющие и иные химические
вещества);
г) транспортный (уничтожение нефтегазопроводов, взрывы на железных
дорогах и др.)»1.
Встречаются также случаи, когда автором исследования отвергаются любые
основания классификации терроризма, и приводится лишь перечень его видов, не
основанный на какой-либо типологизации. Так, Ю.М. Антонян перечисляет виды
терроризма без выделения каких либо смежных групп террористической
активности:
—
международный;
—
политический;
—
государственный;
—
религиозный;
—
корыстный;
—
криминальный;
—
национальный;
—
военный;
—
идеалистический;
—
партизанский2.
В то же время, несмотря на бессистемность указанной классификации, она
представляет
собой
наиболее
полный
перечень
видов
осуществления
террористической деятельности. Конечно, в реалиях настоящего времени, данный
список намного шире, вследствие чего, в настоящей части исследования мы
постараемся
исследовать
наиболее
опасные
и
распространенные
виды
терроризма, а также «новые» формы его проявления, имеющие место в условиях
технологически развитого общества XXI века.
1
Матчанова, З.Ш. Факторы распространения терроризма в современной России: криминологический
анализ: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Матчанова Зоя Шарифовна. – С.-Петербург, 2015. – С. 43-44.
2
См.: Томов, А.Б. Указ. соч. – С. 99-100.
22
Как известно, в соответствии с Федеральным законом «О противодействию
терроризму» террористическая деятельность рассматривается «как деятельность,
включающая в себя:
а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию
террористического акта;
б) подстрекательство к террористическому акту;
в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного
сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации
террористического акта, а равно участие в такой структуре;
г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;
д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке
или реализации террористического акта;
е)
пропаганду
идей
терроризма,
распространение
материалов
или
информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности
либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой
деятельности»1.
Основываясь на данных видах деятельности, и, в частности, на основных
целях их осуществления, руководствуясь текущей ситуации в мире и обществе,
можно утверждать, что в настоящее время выделяются:

политический
терроризм,
направленный
на
подрыв
системы
государственной власти и установление собственного влияния на политические
процессы;

социальный терроризм, основанный на социально-политических
противоречиях и внутренних конфликтах среди определенных групп;

национальный терроризм, являющейся крайней формой национализма
и основанный на этническом признаке, идее превосходства одной нации над
другой, идее самоопределения и выражения своего национального достояния
О противодействии терроризму [Федер. закон № 35-ФЗ, принят Гос. Думой 06.03.2006; по сост. на
18.04.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 11. - Ст. 1146; 2018. - № 17. - Ст. 2431.
1
23
(ярким примером служат конфликты в Чеченской Республике, в Нагорном
Карабахе);

религиозный терроризм, который, как уже было указано выше,
основан на борьбе приверженцев одного вероисповедания над другими.
Отметим, что религиозный фактор является в настоящее время одним из
определяющих в деятельности террористических организаций, вследствие чего
считаем необходимым раскрыть его подробнее. Религиозные террористы
используют насилие в целях, которые, по их мнению, определены Господом; если
«светские» террористы осознают себя «частью системы, которую они должны
изменить», то «религиозные» – выносят себя за ее пределы, предполагая
окончательное разрушение этого мира. При этом у них какого-либо одного
конкретного объекта для нападения. Религиозный терроризм лишен как
этнических, так и географических критериев 1, что определяет огромный масштаб
реализуемых террористами атак: их врагами являются все, кто не относится к
определенной религии или конфессии. Пожалуй, наиболее ярким примером
религиозного терроризма является деятельность «Исламского государства»
(запрещенной в Российской Федерации организации), направленная на обращение
мусульман в свою «единственно верную» радикальную разновидность ислама и
истребление всех «неверных».
Продолжая исследование видов терроризма, можно также согласиться с
учеными, выделяющими следующие его виды:

государственный
терроризм,
заключающийся
в
устрашении
собственного населения, его полном порабощении и уничтожении тех, кто
пытался бороться с политическим и силовым гнетом государства;

криминальном терроризм, при котором насильственные действия
направлены против определенных «коммерческих соперников», т.е. финансовых
корпораций и иных субъектов экономической деятельности. Как правило, такой
терроризм имеет в качестве одной из своих целей и корыстную подоплеку;
1
Миронова, О.А. Религиозный и этнорелигиозный терроризм как один из видов современных угроз
национальной безопасности государства / О.А. Миронова // Общество: политика, экономика, право. – 2015. - № 4.
– С. 30.
24

военный терроризм, акты которого совершаются в военное время на
территории потенциального противника, с целью ослабить его потенциал в ходе
осуществления
военной
компании,
подорвать
психологический
настрой
населения и армии в государстве 1 (например, текущая ситуация в Сирии).
Кроме того, поскольку каждый террористический акт непосредственно
связан с применением насилия, Н.Ю. Григорьев выделяет следующего его формы:

терроризм
в
форме
прямого
насилия,
выражающийся
в
непосредственном применении террористами силы в отношении граждан
(военные действия, репрессии);

терроризм в форме косвенного насилия, которое выражается лишь в
угрозе применения силы, что, однако, не делает такой вид насилия менее
опасным, поскольку оказывается непосредственное воздействие на психику
людей (выдвижение ультиматумов, оказание политического давления и т.п.) 2.
Аналогичного мнения придерживается и Д.С. Полянский, выделяя в
зависимости от используемых методов физический и психологический террор.
Физический террор связан с применением непосредственного насилия к
индивидам, характеризуемым лишением лица (группы лиц) жизни, нанесением
телесных повреждений, ограничением свободы. Психологический террор может
проявляться
в
достижении
устрашающего
эффекта
путем
разрушения
материальных объектов (предприятий, учреждений, коммуникаций), повреждения
имущества
государства,
общественных
организаций,
частных
лип.
К
психологическому террору также относят морально-психологическое насилие,
осуществляемое путем шантажа, угроз и других действий с целью заставить
государство, его органы и другие субъекты выполнять требования террористов 3.
Также
заметим,
что
все
вышеуказанные
виды
террористической
деятельности могут существовать не только в рамках одного государства
См. подробнее: Гачаева, М.Л., Кабанова, О.В. Понятие и виды терроризма как преступления против
общественной безопасности / М.Л. Гачаева, О.В. Кабанова // Вестник Владимирского юридического института. –
2017. - № 4 (45). – С. 53.
2
Григорьев, Н.Ю. Социальные основы и виды современного террора / Н.Ю. Григорьев // Успехи
современной науки и образования. – 2017. - № 7-4. – С. 76-77.
3
Полянский Д.С. Терроризм как политическое явления в современной России: дисс. ... канд. юрид. наук:
23.00.02 / Полянский Дмитрий Сергеевич. – Ставрополь, 2006. – С. 63-64.
1
25
(«внутригосударственный терроризм»), но и в рамках целого мирового
сообщества,
образуя
такой
наиболее
опасный
вид
терроризма
как
«международный терроризм».
Международный терроризм характеризуется активными действиями одной
либо нескольких сотрудничающих террористических организаций в самых
разных странах, нередко находящихся в разных частях света. В настоящий
момент, сложно назвать точное количество подобных организаций. Однако, как
отмечает Я.Г. Ивашков, все они отличаются своим высоким уровнем подготовки
и последовательностью в следовании своей идеологии1. Именно поэтому борьба с
международным
терроризмом
антитеррористической
политике
занимает
каждого
лидирующую
современного
место
государства.
в
Так,
отметим, что наиболее громкие и кошмарные террористические акты были
совершены именно международными террористическими организациями – «АльКаидой», «Исламским государством»и др.
Важно понимать, что несмотря на наличие множества оснований для
осуществления террористической атаки, методы и способы ее реализации могут
быть самыми различными, оказывая воздействия на те или иные объекты и сферы
жизнедеятельности. С учетом развития технологий и создания новых видов
вооружения, позволим себе выделить некоторые из наиболее опасных видов
реализации терроризма в настоящее время.
Пожалуй, наиболее опасным с точки зрения воздействия на общество,
является экологический терроризм. В данном случае следует сказать, что
воздействие на граждан оказывается не напрямую, а через окружающую
(природную) среду, в которой, по замыслу террористов, в дальнейшем станет
невозможным существование и жизнедеятельность человека. Более того,
некоторые возможные последствия экологического терроризма могут носить
планетарный деструктивный характер, а также не поддаваться к своему
устранению.
Ивашков, Я.Г. Соотношение понятий «терроризм» и «террористическая деятельность» / Я.Г. Ивашков //
Nauka-rastudent.ru. – 2017. – № 02 (038). – С. 8.
1
26
Среди основных способов реализации экологического терроризма можно
выделить:

применение химических отравляющих веществ;

использование
радиоактивных
материалов,
в
том
числе
самостоятельно изготовленных, так называемых «грязных» ядерных бомб;

заражение населения, животных, рыбы и иных представителей фауны
с помощью биологического оружия, в т.ч. с использованием штаммов опасных
инфекций;

уничтожение лесных массивов, джунглей, тайги посредством их
выжигания или иного воздействия;

подрывы плотин, атомных и гидроэлектростанций, уничтожение
нефтяных, газовых месторождений 1; и т.п.
Ярким примером экологического терроризма, причем сопряженного с
открытыми вооруженными действиями, служит война в Персидском заливе 19901991 гг. Так, в 1991 г., вооруженные силы Ирака при отходе с территории Кувейта
умышленно уничтожили несколько нефтепроводов, вследствие чего тонны нефти
оказались непосредственно в водах Персидского залива, уничтожив подавляющее
число обитающих там рыб, черепах и иных представителей морской фауны. На
последующее восстановление экологической обстановки в регионе ушло почти
два года2.
Также заметим, что использование в рамках экологического терроризма
оружия массового поражения является настолько опасным и представляющим
угрозу всему миру, что некоторые способы реализации экологического
терроризма стали трактоваться среди ученых как самостоятельные виды 3.
Тихонов, М.Н., Богословский, М.М. Экологический терроризм – борьба с природой и обществом / М.Н.
Тихонов, М.М. Богословский // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в
чрезвычайных ситуациях. – 2016. - № 3. – С. 96-97.
2
Там же. – С. 97.
3
См.: Курачева, И.В., Гарькунев, А.Ю. Экологический терроризм как метод осложнения международных
отношений. Биотерроризм / И.В. Курачева, А.Ю. Гарькунев // Вопросы оборонной техники. - 2015. - №. 5–6 (83–
84). - С. 112–118; Бойко, А.Ю., Комиссаров, С.А., Нельга, И.А. О возможности применения физиологически
активных веществ в современных условиях / А.Ю. Бойков, С.А, Комиссаров, И.А. Нельга // Вестник АВН. - 2014. № 4. - С. 29–33.
1
27
Прежде всего, одним из наиболее потенциально опасных является ядерный
терроризм, основанный на использовании ядерного оружия массового поражения.
Опасен данный вид в том контексте, что даже один подобный террористический
акт способен полностью изменить геополитическую обстановку в целом
межгосударственном регионе, на континенте или во всем мире.
За семь десятилетий, прошедших с момента создания ядерного оружия, его
дизайн и конструктивные особенности стали практически повсеместно доступны
каждому. Изучение открытых источников и распространение естественнонаучных
знаний в области ядерной физики, химии, электроники позволяют создать
работоспособное взрывное устройство 1. В рамках террористической организации
наиболее вероятно изготовление «грязной бомбы», которая, хотя и может не
обладать зарядом достаточной мощности, будет способна засеять обширную
территорию радиоактивными осколками, сделав ее полностью непригодной для
дальнейшего проживания и иной эксплуатации.
Не менее опасным является и использование особо опасных химических
веществ (далее – ООХВ), представляющих собой так называемый химический
терроризм. Более того, по указанию специалистов в области исследования
терроризма, представленный вид является наиболее опасным в связи с тем, что
достать ООХВ террористам значительно проще, чем получить доступ к
радиоактивным материалам и изотопам 2.
Также, в отличие от ядерного терроризма, являющегося по своей сути
гипотетическим (т.е. прецедентов его осуществления еще не было), химический
терроризм является реальным, о чем, как утверждают В.Б. Антипов и А.В.
Коршунов, свидетельствуют следующие факты:
См.: Рягин, Ю.И., Маринович, А.Н. Новые формы современного терроризма как вызов стабильности
мирового сообщества / Ю.И. Рягин, А.Н. Маринович // Общество: политика, экономика, право. – 2016. - № 12. – С.
36.
2
См.: Буданов Б.В., Вешняков А.В., Осипчук А.О., Рязанов А.Л. Оценка возможности использования
полимерных материалов при совершенствовании фильтрующих противогазов для защиты населения в случае
террористического применения ОВ / Б.В. Буданов, А.В. Вешняков, А.О. Осипчук, А.Л. Рязанов // Вопросы
оборонной техники. - 2016. - №. 3–4 (93–94). - С. 71–75.
1
28

пресечение в США попытки националистической группировки
«Минитмены» заразить синильной кислотой воздух в здании штаб-квартиры ООН
(1972 г.);

попытка провезти в США (штат Арканзас) 120 г токсичного вещества
рицина (1993 г.);

применение отравляющих веществ (зарин) в метро г. Токио
боевиками секты «Аум Сииреке» (1995 г.)1.
Однако,
несмотря
на
все
вышесказанное,
ущерб
стабильному
функционированию общественных и государственных институтов может быть
причинен не только путем «прямого» воздействия на объекты жизнедеятельности.
В условиях не только технологического, но и информационного прогресса,
особую опасность приобретают совершенно непостижимые разуму ранее виды
терроризма. Современные террористы «идут в ногу со временем» и достигают не
малых успехов в виртуальном пространстве («киберпространстве»), где могут
быть использованы различные приемы для совершения террористического акта:
разрушение сетей электропитания, использование специальных программ,
хищение
или
уничтожение
информационного
и
технического
ресурсов,
преодоления систем защиты, внедрения компьютерных вирусов2 и т.п.
Компьютерный терроризм стал объективной реакцией на широкое
использование общественностью электронных средств. К примеру, по указанию
А.К,
Боташевой,
современный
терроризм
стремится
к
все
большему
использованию электронных средств передачи информации и данных, в т.ч. сети
Интернет, для реализации своих замыслов 3. Появление новых технологий в стане
террористических организаций и наличие в их рядах специально обученных
людей – хакеров, привели к появлению совершенно нового вида терроризма,
называемого «кибертерроризм».
Антипов, В.Б., Коршунов, А.В. Специфические виды терроризма и возрастание угрозы возникновения
чрезвычайных ситуаций / В.Б. Антипов, А.В. Коршунов // Вопросы оборонной техники. – 2016. - № 11-12 (101102). – С. 19.
2
Лазарева, Д.С. Терроризм: уголовно-правовые и криминалистические аспекты / Д.С. Лазарева // Naukarastudent.ru. – 2017. – №. 03 (039). – С. 13.
3
Боташева, А.К. Терроризм в современном политическом пространстве: истоки становления
нелегитимного насилия и формирование международной антитеррористической системы / А.К. боташева. –
Ставрополь: Ставролит, 2013. – С. 142.
1
29
В целом, «кибертерроризм» определяется специалистами как «умышленная
атака на компьютеры, программы и компьютерные сети, а также
на
обрабатываемую ими информацию, создающая опасность гибели людей,
причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных
общественно-опасных последствий» 1. В то же время, цель кибертерроризма точно
такая же, как и у иных видов террористической деятельности – оказание
воздействия на решения органов государственной власти и международных
организаций, устрашение населения.
В
отличие
от
«традиционных» видов
терроризма,
кибертерроризм
использует в своих акциях самые передовые достижения информационной науки
и техники. Также, в отличие от обычного террориста, действующего в реальном
мире, кибертеррорист не использует нож, пистолет или взрывчатку. Его арсенал –
это все инструменты, используемые хакерами для проникновения в сети, взлома и
модификации программного обеспечения, несанкционированного получения
информации или блокирования работы вычислительных систем.
К примеру, укажем, что в 1994 г. вследствие внедрения злоумышленниками
в компьютер Игналинской АЭС в Литве троянской программы могла произойти
авария, подобная аварии на Чернобыльской АЭС 1986 г. В апреле 2001 г. атаке
хакеров подверглась национальная ядерная лаборатория США в Альбукерке. В
июне 2006 г. компьютерный взломщик проник в компьютер Администрации по
ядерной безопасности Соединенных Штатов 2.
Таким образом, кибертерроризм – это серьезная угроза человечеству,
сравнимая с ядерным, бактериологическим и химическим оружием, причем
степень этой угрозы в силу своей новизны, не до конца еще осознана и изучена.
Не менее опасным является и психологическое воздействие, оказываемое
террористами посредством использования «всемирной паутины» - сети Интернет.
Контакт террористов со своей аудиторией на различных сетевых порталах не
только подрывают психику людей, но и формируют в их сознании четкий образ
Наговицин, А.И., Наговицин, К.А., Соловьев, С.В. Кибертерроризм как новая форма терроризма / А.И.
Наговицин, К.А. Наговицин, С.В. Соловьев // Вопросы оборонной техники. – 2012. - № 1-2. – С. 101-102.
2
См. подробнее: Шивдяков, Л.А. Кибертерроризм как новая и наиболее опасная форма терроризма / Л.А.
Шивдяков // Защита информации. INSIDE. – 2009. - № 2. – С. 65.
1
30
потенциального врага, которым, по указанию боевиков, может являться и
государство в лице его органов и официальных лиц. Террористы
подают
информацию таким образом, что ее восприятие является максимально доступным
для рядового гражданина, вследствие чего в обществе нарастают радикальные
настроения.
Не менее привлекательным для террористов является и использование
распространенных повсеместно социальных сетей, через которые радикалы
спокойно осуществляют свою пропаганду. Так, помимо использования Интернета
в
рамках
ведения
своих
тематических
сайтов,
различные
сообщества,
посвященные пропаганде идей терроризма можно найти в таких социальных
сетях, как «Facebook», «Twitter», и даже на видеохостинге «YouTube».
Размещение на указанных интернет-порталах информации о проведенных
боевиками
операциях,
публикация
различных
фото-
и
видеоматериалов
направлена на открытие и ведение дискуссии среди общественности, где
террористы вычисляют наиболее активных и «лояльных» интернет-пользователей
и вступают с ними в открытую переписку. Все названные действия, направленные
на привлечение новых членов террористических организаций, запугивание
граждан через сеть Интернет, а также через средства массовой информации, в
настоящее время принято называть «информационным терроризмом», речь о
котором пойдет далее в рамках настоящего исследования.
Также отметим, что в отечественной литературе можно найти указание на
такой вид компьютерного терроризма, как «киберджихад» 1. Его отличительной
особенностью является то, что посредством сети Интернет публикуется
информация
о
проведении
«кибератак»
(незаконных
воздействий
на
вычислительные системы программными средствами), дается непосредственная
инструкция к ее осуществлению и ведется набор всех желающих для ее
реализации. Результатом «киберджихада» может стать потенциальное выведение
См.: Косенко, Е.О., Боташева, А.К. Глобализация как фактор появления новых форм терроризма / Е.О.
Косенко, А.К, Боташева // Новое слово в науке: перспективы развития. – 2016. - № 2 (8). – С. 42.
1
31
из строя любой электронной сети в мире, причем, совершенное руками обычных
интернет-пользователей, а не только самих террористов.
Подводя итог, отметим, что мы осветили далеко не все виды проявления
террористической активности, а лишь самые опасные из них. Как мы смогли
увидеть, в настоящее время появляются новые виды терроризма, связанные с
использованием химических, биологических и ядерных веществ. Однако, не
менее опасными являются формы терроризма, имеющие место в виртуальном
пространстве,
такие
как
кибертерроризм
и,
особенно,
информационный
терроризм, подрывающие безопасность целых государств на большом расстоянии
от непосредственного субъекта совершаемых действий.
Выводы по первой главе:
1.
Терроризм
–
это
публично
совершаемые
структурировано-
организованной группой лиц общественно-опасные действия или угрозы
совершения таких действий, осуществляемые в рамках реализации собственной
идеологии, направленные на устрашение населения или определенной его части в
целях
воздействия
на
принятие
органом
государственной
власти
или
международной организацией какого-либо решения или отказ от его принятия в
интересах радикально настроенной организации.
В настоящее время набирает распространение так называемый «новый
терроризм», отличающийся своим широким радиусом действия, применением
новых технологий и использованием современных средств массовой информации,
в том числе сети Интернет.
2. Среди основных видов терроризма можно выделить: политический,
социальный, национальный и религиозный. В то же время, развитие «нового
терроризма» обусловило появление и новых его видов, основанных на способе
совершения террористической атаки и объекте воздействия. Так, к «новым»
видам терроризма относятся экологический терроризм, в том числе ядерный и
химический,
а
кибертерроризм,
также
компьютерный
направленный
на
терроризм,
совершение
иначе
виртуальных
называемы
атак
на
вычислительную технику потенциального противника. Особое место среди
32
«новых» видов терроризма занимает информационный терроризм, который,
несмотря на отсутствие какого-либо активного воздействия на объекты
материального мира, воздействует на разум и психику людей, склоняя их на
сторону террористов либо же сея страх и панику среди кругов общественности.
33
2 ИНФОРМАЦИОННЫЙ ТЕРРОРИЗМ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ОСНОВНЫЕ ВИДЫ
2.1 Понятие информационного терроризма как одного из видов
террористической деятельности
Современный
мир,
поддаваясь
развитию
технологического
и
информационного прогресса, имеет стойкую тенденцию к всеобъемлющему
охвату информационно-телекоммуникационных систем по всей планете. Причем,
с течением времени, все больше жителей Земли оказываются вовлеченными в
использование новых информационных технологий.
Внедрение
информационных
технологий
в
большинство
сфер
общественной жизни вызвало зависимость у людей от их постоянного
использования, что, в свою очередь, привело к необходимости разработки и
создания надежных защитных механизмов, обеспечивающих достоверность
содержащейся в сети информации и ее защищенность от воздействия со стороны
иных пользователей.
В то же время, использование информационных технологий также активно
используется при совершении преступлений. При этом, можно сделать печальный
вывод, что ускоренные темпы развития инновационных технологий в сфере
доступа
к
информации
не
соотносятся
с
развитием
законодательства,
регулирующего соответствующие отношения и процессы, происходящие в
виртуальном мире. В итоге законотворческие инициативы запаздывают, открывая
множество лазеек и возможностей для различного рода преступников.
Как мы уже казали ранее, одними из наиболее активно использующими
информационные технологии преступниками являются террористы. Широкий
спектр
возможностей,
предоставляемый
сетью
Интернет
и
иными
информационными системами позволяет террористам практически безнаказанно
подготавливать и осуществлять свои акции. А усиленный потребительский спрос
на новую продукцию, обеспечивающую доступ к Интернету, лишь усиливает
34
воздействие террористов на общество, позволяя им оказывать давление и
распространять свою пропаганду среди все более широкого спектра народных
масс.
В результате, в настоящее время можно смело утверждать о новом виде
преступности – компьютерная преступность, которая, в аспекте применения
информационных технологий террористами, образует такой вид терроризма как
кибертерроризм1.
Вместе с тем, встречаются и иные понятия, такие как электронный
терроризм2, гипертерроризм 3 и др. Кроме того, в специальной литературе можно
встретить такой термин, как «информационный терроризм». В то же время,
следует
разобраться,
различаются
ли
понятия
«кибертерроризма»
и
«информационного терроризма», или все же это синонимы одного и того же
явления?
Так, по мнению Е. Старостиной, «кибертерроризм» и «информационный
терроризм» обозначают одно и то же. Как указывает автор, данный вид
террористической деятельности определяется как «сознательное злоупотребление
цифровыми информационными системами, сетями в целях, способствующих
осуществлению террористических операций или актов» 4.
По
мнению
информационных
А.
Королева,
террористических
специалиста
атак,
в
области
информационный
исследования
терроризм
и
кибертерроризм также отождествляются, реализуясь в следующих возможных
формах:

информационно-психологический терроризм, суть которого сводится
распространению
различного
рода
дезинформации,
демонстрации
мощи
1
Голубев, В.А. Кибертерроризм как новая форма терроризма / В.А, Голубев // Центр исследования
проблем компьютерной преступности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.crimeresearch.org/library/Gol_tem3.htm. - Дата доступа: 01.11.2018 г.
2
Голубев, В.А. Электронный терроризм – новое лицо терроризма / В.А. Голубев // Компьютерная
преступность и кибертерроризм: Сборник научных трудов Центра исследования компьютерной преступности. –
Запорожье. Изд-во гуманитарного университета «ЗИГМУ», 2004. – С. 49.
3
Малышкин, В.Г., Коновалов, А.М. Реалии «информационного апокалипсиса»: киберпреступность,
гипертерроризм, гипероружи / В.Г. Малышкин, А.М. Коновалов // Доклады Института Европы. – 2003. – № 111. –
С. 44.
4
См.: Туронок, С.Г. Информационный терроризм: выработка стратегии противодействия / С.Г. Туронок //
Общественные науки и современность. – 2011. - № 4. – С. 132.
35
террористических организаций; воздействию на представителей средств массовой
информации путем угроз или насилия с целью демонстрации населению
подобного
рода
информации;
воздействие
на
общественность
путем
содержащихся в информации средств нейролингвистического программирования,
в т.ч. гипноза, «25-го кадра», иллюзий и т.п.;

информационно-технический терроризм, состоящий в нанесении
ущерба информационной среды, контролируемой государством; создании помех и
блокировок к использованию ряда программ; внешнее управление террористами
различного рода техникой; подавление линий массовой коммуникации и т.п. 1.
В итоге, отметим, что А. Королев придает термину «информационный
терроризм» более широкий смысл, чем «кибертерроризму». Исходя из его
определения
форм
информационного
(информационно-технический
терроризм)
терроризма,
является
кибертерроризм
одним
из
видов
информационного терроризма. То есть, рассматриваемые понятия соотносятся как
общее и частное.
Однако, как отмечает А.П. Морозова, данные понятия обозначают
совершено самостоятельные виды терроризма, хоть и похожие по ряду
признаков2. С указанным мнением соглашается и Г.И. Будник, отмечающий, что
кибертерроризм имеет своей сутью воздействие на информационные системы с
целью причинения вреда жизни и здоровью граждан, а также их имуществу,
путем создания непосредственных условий для аварий и катастроф техногенного
характера либо угрозы их совершения 3.
Также, по мнению автора, кибертерроризм может существовать в
следующих формах:
1.
совершение
террористических
действий
с
использованием
компьютерных технологий и компьютерных сетей;
Королев А. Киберпространство и информационный терроризм / А. Королев // Интернет-журнал «Военнополитическая
аналитика»
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://vpoanalytics.com/2016/02/15/kiberprostranstvo-i-informacionnyj-terrorizm/. - Дата доступа: 01.11.2018 г.
2
См.: Морозова, А.П. Кибертерроризм и информационный терроризм как новые формы проявления
терроризма / А.П, Морозова // Научные труды Северо-Западного института управления. – 2017. - № 2 (29). – С. 154
– 163.
3
Будник, Г.И. Кибертерроризм как угроза основам конституционного строя Российской Федерации:
понятие, сущность и проблемы противодействия / Г.И, Будник // Молодой ученый. – 2016. - № 8. - С. 725.
1
36
2.
использование информационного пространства в целях, не связанных
с непосредственным осуществлением террористического акта 1.
Первый из названных видов кибертерроризма совершается в основном
путем совершения умышленных атак на компьютерные сети и компьютерные
программы, создавая при этом реальную опасность гибели людей и/или
причинения значительного имущественного ущерба, а также наступления иных
общественно-опасных последствий 2. Подобные атаки в настоящее время принято
называть «кибератаками», а в их арсенал входит использование компьютерных
вирусов,
уничтожающих
информацию
или
блокирующих
работу
информационных систем; дистанционное управление программами с помощью
«вирусов-троянов», позволяющими выполнять запрограммированные заранее
действия; организация «DDoS-атак» («отказ в обслуживании»), представляющих
собой блокировку доступа к информации путем параллельного использования
чужих компьютерных система; и т.п.
Второй
вид
кибертерроризма,
не
связанный
с
осуществлением
террористических актов, в основном заключается в дистанционной краже
информации с чужого компьютера. Такая информация может носить характер
коммерческой или государственной тайны и используется террористическими
организациями для ее продажи на «черном рынке» с целью получения средств на
дальнейшее осуществление своей деятельности.
В то же время, переходя к феномену «информационного терроризма», стоит
отметить, что данный вид противоправных действий состоит в воздействии на
сознание и психику народных масс с целью формирования в обществе
необходимых и заведомо выгодных террористам настроений и взглядов,
определяющих дальнейшее поведение людей 3.
Основным отличием информационного терроризма от кибертерроризма
является,
во-первых,
психологический
характер
воздействия
при
Там же. – С, 726.
Голубев, В.А. Кибертерроризм – миф или реальность?/ В.А. Голубев // Центр исследования проблем
компьютерной
преступности
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.crimeresearch.org/library/terror3.htm. - Дата доступа: 01.11.2018 г.
3
Морозова, А.П. Указ. соч. – С. 158.
1
2
37
информационном
терроризме,
а
во-вторых,
отсутствие
необходимсоти
осуществления больших финансовых затрат на проведение различного рода
акций. Таким образом, в то время, как кибертерроризм требует наличия
достаточного количества финансовых средств для разработки и использования
различных программ-вирусов, кражи информации, акты информационного
терроризма
совершаются
практически
бесплатно,
т.к.
распространение
информации, допустим, в сети Интернет не требует больших затрат и может быть
реализовано каждым сведущим в функционировании компьютера человеком.
Полагаем,
что
такой
подход
к
разграничению
«информационного
терроризма» и «кибертерроризма» является единственным верным. Более того, он
также нашел свою поддержку и среди специалистов в области исследования
использования информационных технологий в террористической деятельности.
Так, В.Ю. Осипов и Р.М. Юсупов утверждают, что информационный терроризм
есть не что иное как «вид террористической деятельности, ориентированный на
принуждение
государства
и
общества
к
реализации
политических,
экономических, социальных, религиозных и иных целей через деструктивные
действия в области распространения информации»1.
Схожего мнения придерживается и А.И. Пропищин, указывающий, что
информационный терроризм представляет собой «диверсию против нормального
состояния здравомыслящего разума людей, ... производящуюся посылами ложной
мнимой информации»2.
Пожалуй, наиболее четко понятие информационного терроризма как
психологического воздействия на людей приводит в своем исследовании Д.А.
Ковлагина: «Информационный терроризм – это использование сети Интернет,
иной информационной сети, а также средств массовой информации с целью
Осипов, В.Ю., Юсупов, Р.М. Информационный вандализм, криминал и терроризм как современные
угрозы обществу / В.Ю. Осипов, Р.М. Юсупов // Труды СПИИРАН. – 2009. - № 8. – С. 36.
2
Пропищин, А.И. Информационный терроризм как новый вызов человечеству / А.И. Пропищин // Вестник
Краснодарского университета МВД России. – 2009. - № 1. – С. 134.
1
38
негативного воздействия на органы власти и/или население или достижения иных
преследуемых террористами целей»1.
Встречаются
и
иные
подходы
к
определению
«информационного
терроризма». Так, Г.Ю. Маклаков утверждает, что информационный терроризм –
это «совершение
или угроза
совершения
с помощью информационных
технологий и/или информационного оружия взрыва, поджога или иных
общеопасных деяний, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие
последствия и направленных на устрашение населения в целях понуждения
государства, международной организации, физического или юридического лица
или группы лиц к совершению или отказу от совершения какого-либо действия» 2.
Однако, как мы можем заметить, данное определение «выведено» из общего
определения «терроризма» и не несет в себе никаких характерных признаков,
присущих терроризму в информационной среде.
Также важно отметить, что проблема информационного терроризма, к
сожалению, в настоящее время не получила своей широкой огласки и
распространения, что сказывается на недостаточном научном освещении
отдельных
аспектов
рассматриваемого
явления.
Именно
поэтому
информационный терроризм следует отграничивать от смежных с ним понятий,
чтобы избежать возможной путаницы и возможных логических ошибок в
исследовании.
Мы уже провели отграничение «информационного терроризма» от
«кибертерроризма», что является важным шагом к постижению поставленной в
исследовании
цели.
В
то
же
время,
существует
такое
понятие
как
«информационный криминал», также тесно связанное с информационным
терроризмом,
однако
отличающееся
от
него
по
ряду
признаков.
Так,
информационный криминал представляет собой действия отдельных лиц или
Ковлагина, Д.А. Информационный терроризм / Д.А. Ковлагина // Вестник Саратовской государственной
юридической академии. – 2013. - № 6 (95). – С. 183.
2
Маклаков, Г.Ю. Информационный терроризм: понятие, терминология, противодействие / Г.Ю. Маклаков
// Теория и методика обучения математике, физике, информатике. – 2005. - № 3 (15). – С. 291.
1
39
группы людей, направленные на взлом информационных систем и последующее
хищение или уничтожение информации в корыстных или хулиганских целях 1.
При всем кажущемся сходстве, информационный терроризм отличается от
информационного криминала по следующим основаниям:
1. Информационный терроризм, как разновидность террористической
деятельности, предполагает придание совершаемым действиям широкой огласки
с целью создать общественный резонанс во мнениях и взглядах населения.
Информационный криминал, в свою очередь, не предполагает освещения
совершаемого противоправного действия. Как правило, хищение (уничтожение,
блокировка) информации осуществляется скрытно, не давая возможности
моментально установить субъекта преступления.
2. Основной целью информационного терроризма является оказание
негативного воздействия на государство и население (в т.ч. психологического).
Информационный криминал же отличается корыстным или хулиганским
характером совершаемых действий, т.е. не ставит перед собой какие либо
политические и идеологические мотивы.
Также, как отмечает С.Э. Атаджанова, необходимо отличать понятие
«информационного терроризма от понятия «терроризм информационной эры».
Если «терроризм информационной эры» является более абстрактным понятием,
предполагающим использование всего арсенала информационных технологий для
достижения поставленных целей, «информационный терроризм» рассматривает
как средство воздействия непосредственно информацию2. Таким образом, именно
технологии информационной эры привели к возможности использования
информации как средства достижения террористических целей.
В итоге, можно сказать, что информационный терроризм является наиболее
«скрытным» и «коварным» видом террористической деятельности. Учитывая
огромную роль информации в процессе влияния на общественные настроения,
дезориентация и дезадаптация сознания людей с помощью лживой или
Туронок, С.Г. Указ. соч. – С. 132.
Атаджанова, С.Э. Информационный терроризм: феноменология явления / С.Э. Атаджанова // Сборник
конференций НИЦ «Социосфера». – 2014. - № 34. – С. 199.
1
2
40
устрашающей информации ставит под угрозу само существование и стабильное
функционирование общества как неотделимой части государства 1.
В качестве цели информационного терроризма выступает также не только
воздействие
на
государство
и его
население,
но и снижение
уровня
информационной защищенности субъектов воздействия. Достижение данной цели
осуществляется
путем
использования
информационного
оружия
и
информационного насилия. Рассмотрим данные понятия.
Информационное оружие, т.е. заведомо ложные и устрашающие сведения,
направлено не на физическое уничтожение людей или разрушение стратегических
объектов, а на навязывание своей воли власти и гражданам путем нарушения
работы инфраструктурных систем финансовых и коммуникационных систем.
Информационное насилие, в свою очередь, есть не что иное как прямое
воздействие на психику субъекта с целью формирования нужного мнения,
определяющего дальнейшее поведение. Как отмечает Е.А, Харич, грамотное
использование террористами информационного оружия и применение насилия в
информационной среде «может быть сравнимо с применением оружия массового
поражения»2.
Более того, опасность информационного терроризма особенно сильно
возрастает в условиях процесса глобализации, активно развивающегося в
современном мире. Массовое распространение сети Интернет и средств массовой
информации привело к тому, что теперь террористам не надо выбирать, каким
образом осуществить информационную атаку. Если ранее им приходилось
ограничиваться выбором между радио, телевидением и печатной продукцией, то
сегодня средством воздействия на граждан является размещение информации на
различных
интернет-сайтах,
в
электронных
журналах,
шифрованных
радиоканалах и т.п.
Газизов, Р.Р. Информационный терроризм / Р.Р. Газизов // Проблемы противодействия преступности в
современных условиях: Материалы международной научно-практической конференции (Уфа, 16-17 октября 2003
г.). - Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С. 53.
2
Харич, Е.А. Информационный терроризм и эффективные методы обеспечения информационной
безопасности / Е.А. Харич // Электронный научный журнал. – 2015. - № 3. – С. 259.
1
41
Так, сегодня террористические организации и группы, к примеру такие как
запрещенная повсеместно Исламское государство, активно использует Интернет
для размещения своей пропагандистской информации, выдвижения различных
требований, а также вербовки новых членов в свои ряды. Наиболее часто
используются социальные сети, как наиболее масштабные порталы, которые
ежедневно посещают миллионы людей. Конечно, технические службы интернетсайтов
пытаются
своевременно
блокировать
размещенную
информацию
«террористического» характера, однако не всегда удается вовремя предотвратить
возможное психологическое воздействие на человека. Наиболее ярким примером,
имеющим место в Российской Федерации, является ситуация вокруг студентки
Московского государственного университета Варвары Карауловой, которая в
ходе переписки с радикалами подверглась психологическому воздействию и
пыталась выехать с территории Российской Федерации в Сирию с целью
вступления в ряды террористической организации 1.
Считаем возможным предположить, что информационное пространство
является наиболее привлекательной в настоящее время средой для активности
террористов по следующим причинам:

свобода доступа в Интернет;

отсутствие полноценного контроля за содержимом интернет-сайтов со
стороны государства;

наличие огромной аудитории пользователей, на которое можно
попытаться оказать воздействие;

преимущественная анонимность;

высокая скорость и дешевизна распространения информации.
В итоге, еще раз укажем, что информационный терроризм это воздействие
на сознание и психику широких слоев общественных масс посредством
использования сети Интернет и средств массовой информации, направленное на
формирование необходимых террористам суждений и мнений, которые в
См. подробнее: Варвара Караулова сегодня / Рамблер-новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://news.rambler.ru/person/karaulova-varvara/. – Дата доступа: 13.11.2018 г.
1
42
дальнейшем определенным образом определяют поведение и действия людей. В
настоящее время человечество столкнулось с новой угрозой, отследить источник
которой крайне сложно. Воздействие на разум и психику людей порой гораздо
хуже взрыва ядерной бомбы, что никак нельзя игнорировать.
2.2 Виды информационного терроризма и средства информационного
воздействия на граждан в современных условиях
Глобальное распространение информационных технологий во всех сферах
жизнедеятельности личности, происходящее в наши дни, все больше упрощает
процесс получения информации и ускоряет производственные процессы. В то же
время, распространение новых технологий приводит и к негативным тенденциям,
в частности, подвергая общество влиянию так называемых «информационных
войн», проводимых не только различными политическими и иными социальными
группами, но и террористами.
Как отмечается в специальной литературе, сущность современных средств
массовой информации заключается вовсе не в донесении до конечных
потребителей каких-либо сводок новостей или иной полезной информации, а в
«воздействии на общество путем внедрения в массовое сознание заранее
определенной системы ценностей и установок» 1.
Особенно
сильным
воздействие
на
общественность
обладают
аудиовизуальные СМИ, т.е. телевидение и иные видеорепортажи на интернетсайтах. В результате, в мире создается определенная среда, в которой правдой
будет являться лишь та информация, которая была показана по телевизору 2.
В настоящее время, с учетом обширного влияния средств массовой
информации на сознание общественности, можно утверждать, что именно СМИ
способствуют
наращиванию
экстремистских
и
преступных
тенденций
в
российском обществе. В частности, наиболее сильно подвержены влиянию
Некрасова, Е.В. Информационный аспект экстремизма и терроризма и деструктивные тенденции СМИ /
Е.В. Некрасова // Вестник РУДН. Серия: Социология. – 2013. - № 1. – С. 57.
2
Белова, Т.П., Щепеткова, Е.В. Информационный фактор терроризма в оценках студентов г. Москвы и г.
Иванова / Т.П. Белова, Е.В. Щепеткова // Экстремизм и средства массовой информации: Материалы
Всероссийской научно-практической конференции (23-24 ноября 2006 г., Санкт-Петербург); под ред. В.Е.
Семенова. — СПб.: Астерион, 2006. – С.87.
1
43
средств массовой информации молодые люди, чья психика и уровень
правосознания еще не до конца сформированы, вследствие чего влияние на их
сознание не представляет особой сложности.
Ни для кого не секрет, что телевизионный экран является одним из
основных «полей боя» для современных террористический организаций. Крупные
и наиболее известные организации террористического характера все чаще
стремятся использовать СМИ как инструмент для продвижения своей идеологии
и запугивания граждан. Нередко, такие организации имеют в своем распоряжение
собственные телеканалы, или же негласно сотрудничают с федеральными СМИ
ряда стран. Например, известны случаи показа выступлений террористов на
государственных телеканалах в странах Ближнего Востока. Также, порой при
осуществлении террористических акций, радикалы требуют от представителей
государство не выполнения каких-либо политических действий, а предоставления
им телекамер и времени в эфире телеканалов. Целью такой провокации является
донесение своих требований непосредственно до граждан, которые, по замыслу
террористов, уже сами добьются от государства выполнения тех или иных
условий1.
Не
менее
негативным
в
данном
случае
является
и
тенденция
распространения трансграничных электронных СМИ, вещающих на всю планету
(например,
широко
распространенная
информационная
служба
BBC).
Манипулирование населением через такие СМИ представляют угрозу не только
одному конкретному государству, но и всему миру.
Однако следует заметить, что проявления информационного терроризма
могут наблюдаться не только в связи с деятельностью радикалов. Порой сами
СМИ в своих эфирах предлагают гражданам такую информацию, после
получения которой общественное настроение кардинально меняется. В поисках
средств повышения собственной популярности, телевизионные каналы и иные
информационные
агентства
зачастую
сами становятся
«ретрансляторами»
Бочарников, И.В. Информационное противодействие терроризму в современных условиях / И.В,
Бочарников // Электронный научный журнал «Проблемы безопасности». – 2013. - № 3 (21). – С. 2.
1
44
террористических идей, причем не подозревая для самих себя возможных
последствий подобных репортажей 1.
Телевидение, до сих пор являющееся одним из основных источников
получения
информации,
тенденции
«искажения
за
последние
десятилетия
реальности»,
активно
представляя
подверглось
информацию
в
неправдоподобном виде. Зачастую не основанные на каких-либо фактах новости,
в частности о совершенных преступлениях, могут запугать население не хуже,
чем настоящие акции, осуществляемые террористами. Нередко, такая ложная
информация дается с целью поднятия рейтингов телеканалов, придания новостям
яркой окраски, привлечения населения к обсуждению той или иной проблемы на
тематических форумах. Особенно опасными такие проявления «псевдоновостей»
становятся, когда их вещание осуществляется сразу на нескольких телеканалах. В
итоге, получаемая пользователем информация воспринимается как очевидная
истина, и вовсе не важно, что через определенное мгновение могут появиться
опровергающие такую информацию факты. В итоге, посредством телеэфиров
может создаваться абсолютно новая реальность, в которой террористы и иные
радикально настроенные массы могут быть представлены чуть ли не «героями» 2.
В настоящий момент ярким примером является официальная пропаганда
организации «Правый сектор» на Украине (запрещена в РФ), преследующей
националистические взгляды и, даже, фашистские настроения.
В частности, проблемам вовлечения СМИ в информационные войны
посвятил свое исследование О.О, Антименко. Автор выделяет два основных
фактора, среди которых:
1. Широкое распространение и коммерциализация СМИ, а также
доступность
их
использования,
в
том
числе
и
экстремистскими
и
террористическими организациями. Управленческие структуры СМИ нередко
Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, проблемы, организации,
практика, профилактика и противодействие / Рук. авт. колл. А.Н.З. Дибиров, Г.К. Сафаралиев. – Махачкала: Лотос,
2009. – С. 534-535.
2
Фарафонтова, Е.Л. К вопросу об информационном терроризме / Е.Л. Фарафонтова // PR и реклама:
традиции и инновации. – 2012. - № 7-1. – С. 55-56.
1
45
берутся за транслирование того или иного предложенного «со стороны»
материала за определенное вознаграждение, или же под воздействием угроз.
2. Погоня СМИ за рейтингами, приводящая к транслированию новостей о
вымышленных сенсациях или к переоценке тех или иных произошедших фактов.
В частности, о данном факторе мы уже самостоятельно упомянули выше. Такие
печальные тенденции развития СМИ и преследуемые ими интересы становятся
аналогичными
информационной
интересам
сфере
террористов,
является
в
основная
запугивании,
задача
которых
придании
в
широкого
общественного резонанса тем или иным событиям, производя дезорганизацию
среди населения1.
В
итоге
мы
сталкиваемся
явным
проявлением
информационно-
психологического терроризма, сущность которого заключается в распространении
дезинформации; внушении различных, противоречащих реальности, стереотипов;
внушения страха и неуверенности в дальнейшей судьбе развития государства и
общества; внушения вины определенной социальной прослойки людей (нации,
представителей религии, гражданам иного государства и т.п.); внушение
комплекса неполноценности и т.д.2.
Также, как справедливо указывает О.В. Туманян, опасения вызывает не
столько количество информации об актах насилия, но и сам способ подачи такого
материала, когда дикторы и ведущие информационных выпусков буквально
«смакуют» произошедшую трагедию, в подробностях рассказывая факты
совершения преступления, нередко подкрепленные шокирующим фото- и
видеоматериалом 3. Кроме того, многие журналисты, придерживаясь своей
собственной националистической идеологии, допускают использование в эфире
различных
высказываний
и
лозунгов,
прямо
направленных
против
Антименко, О.О. Экстремизм и СМИ: спасет ли нас общественный контроль? / О.О. Антименко //
Экстремизм и средства массовой информации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (2324 ноября 2006 г., Санкт-Петербург); под ред. В.Е. Семенова. — СПб.: Астерион, 2006. – С. 151-152.
2
Терроризм: история и современность / Кофман Б.И., Миронов С.Н., Сафаров А.А., Сафиуллин Н.Х. —
Казань: КЮИ МВД, 2002. – С. 92.
3
Туманян, О.В. Современные СМИ как фактор влияния на агрессивное и экстремистское поведение
молодых / О.В, Туманян // Актуальные вопросы исследования и профилактики экстремизма. Материалы
международной научно-практической конференции (11-13 октября 2004 г., Санкт-Петербург); под ред. А.А.
Козлова. — СПб., 2004. – С. 107-108.
1
46
представителей определенных социальных слоев 1. Конечно, такие «резкие»
высказывание могут быть адресованы и в сторону преступников, однако все равно
следует соблюдать нормы этики и воздерживаться от подобных проявлений.
Употребление таких слов как «выродки», «уроды» и пр. в эфире федеральных
каналов (в частности, в выпусках новостей Первого канала – крупнейшего в
России), являются недопустимыми.
Однако не только выпуски «новостей» несут в себе потенциальную
опасность
для
общественности.
Сейчас
практически
каждый
телеканал
транслирует в своем эфире различные фильмы и сериалы, основной темой в
которых является преступность и борьба с ней. Современные тенденции, в
частности желание придать «романтики» антигероям, вызвать у зрителей
сочувствие к их личности, приводят к росту преступного поведения, особенно
среди
представителей
молодежи.
Постоянные
демонстрации
на
экранах
телевизоров сцен насилия и убийств формируют у молодого поколения в корне
неверное представления о жизни, заставляя их думать, что насилие и применение
силы является единственным способом выйти из возможного конфликта.
Масштабное исследование влияния СМИ на разум общественности провел
всемирно известный американский лингвист, философ и публицист Ноам
Хомский.
В
частности,
ученый
выделил
десять
основных
факторов,
способствующих манипулированию общественным сознанием посредством СМИ:
1. Отвлечение внимания людей от наиболее значимых политических,
экономических и социальных проблем путем транслирования малозначимой
информации;
2. Освещение проблемы, а затем самостоятельное предложение способов ее
решения. Таким образом, граждане начинают требовать от властей выполнения
именно предложенных в информационном сообщении действий, которые, на
самом деле, были заведомо выгодны определенному кругу лиц;
1
См.: Некрасова, Е.В. Указ. соч. – С. 62.
47
3. Поэтапное осуществление в государстве принятия непопулярных
политических и иных мер, и периодическая трансляция соответствующих
решений в СМИ;
4. Отсрочка применения государством непопулярной меры. Средства
массовой информации прямо указывают, что то или иное решение (закон) вступит
в силу через определенный промежуток времени, заставляя граждан морально
подготовиться к переменам и принять факт их наступления в дальнейшем (яркий
пример - недавнее сообщение о повышении пенсионного возраста в России).
5. Обращение к народу как к маленьким детям. Постоянное обращение к
человеку, как к 10-летнему ребенку
в итоге усиливает его внушаемость,
подавляет способность к критическому мышлению и рациональной оценке
ситуации;
6. Акцент на трансляцию эмоциональных переживаний, а не конкретных
фактов и сопутствующих рассуждений. В итоге, человек перестает критически и
рационально
осмысливать
информацию,
подвергаясь
воздействию
на
«подсознательную» часть психику, т.е. влиянию на переживания, страхи,
опасения и т.п.;
7. Сдерживание людей на уровне невежества, привнося в общественность
культ «посредственности». Данный способ направлен на сохранение и увеличение
разрыва между социальными классами, демонстрируя представителей «высших»
классов и внушая обычным людям, что им никогда не удастся достичь подобных
высот в жизни.
8. Внушение мысли о «восторжении» посредственностью. Прямо связанная
с предыдущим фактором, политика СМИ, направленная на формирование у
общественности мысли о том, что быть посредственным, «недалеким» - это
нормально и, даже, модно.
9. Навязывание чувства собственной вины. Данный способ направлен на
внушение человеку мысли, что именно он и ему подобные граждане виноваты в
тех или иных катастрофических последствиях.
48
10. Трансляция мнения, что власть знает о людях больше, чем они сами о
себе. В результате, в общественности складывается мнение, что власть сама знает,
чего хочет народ, управляет ими и направляет в нужное русло. Однако власть не
всегда бывает легитимной, что является крайне деструктивным фактором
подавления общественной воли 1.
Также укажем, что крайнюю озабоченность в настоящее время вызывает
массовое
распространение
«нетрадиционных»
источников
получения
информации, в частности сети Интернет.
Как указывают различные ученые, посредством сети Интернет террористы
осуществляют такие действия, как:

сбор средств на финансирование деятельности террористических
организаций;

распространение агитационной информации, пропаганда собственной
деятельности2;

выполнение
организационных
действий,
например,
рассылка
сообщений о предстоящей встрече или рассылка приказов;

привлечении, вербовка участников в ряды своей организации;

осуществление информационно-психологического воздействия на
население, с целью шантажа власти либо создания атмосферы паники среди
общественности3;

подготовки
банальный поиск информации, в том числе необходимый для
террористического
акта
(поиск
информации
об
устройстве
взрывчатых веществ, получение информации о географическом и техническом
устройстве того или иного объекта недвижимости и т.п.);

обучение новобранцев, проведение интернет-лекций и семинаров4.
См.: Фарафонтова, Е.Л. Указ. соч. – С. 54 -55.
Шхагапсоев З.Л., Тарчоков Б.А. Современные контуры системы противодействия различным
проявлениям терроризма: Учеб. пособие / З.Л. Шхагапсоев, Б.А. Тарчоков. - Нальчик: СКИ (ф) КрУ МВД Рос-сии,
2012. – С. 45.
3
Бураева, Л.А. Интернет как средство совершения преступлений террористической направленности / Л.А.
Бураева // XII Международная научно-практическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические
науки: современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 25 февраля 2013 г.). – Краснодар, 2013. - С. 108.
4
Там же. – С. 178-179.
1
2
49
Нередко виртуальная деятельность террористов ведется в рамках их
собственных интернет-сайтов,
точное
количество
которых подсчитать
в
настоящий момент не представляется никакой возможности. Более того, наиболее
крупные террористические организации обладают сайтами на различных языках
мира, осуществляя тем самым свою информационную террористическую
деятельность в пределах всего земного шара.
Подробное исследование интернет-сайтов террористических организаций в
свое время провел В. Петухов, и мы считаем важным привести в настоящей части
работы полученные автором выводы. Так, автор отмечает, что несмотря на
разнообразие радикальных сайтов, их структура в целом похожа. Каждый такой
сайт содержит на своих страницах информацию об истории создания и развития
организации,
довольно
фотоизображениями,
красочное
сведения
о
оформление,
наиболее
подкрепленное
«значимых» для
организации
проведенных операциях, информацию о ее основателях и основных, почитаемых
«героях». Однако наибольший акцент делается на информации, представляющей
собой
трансляцию
Подавляющее
политических
количество
и
идеологический
интернет-страниц
целей
посвящено
организации.
критике
своих
«политических врагов», разоблачении их деятельности и пояснению, почему с
ними необходимо бороться. Сайты националистических организаций также
нередко демонстрируют карты оспариваемых областей. К примеру, как указывает
В. Петухов, интернет-сайт организации ХАМАС содержит на своих страницах
карту Палестины с границами, которые видят «истинными» сами террористы.
Аналогичная
ситуация
наблюдается
на
сайтах
таких
организаций,
как
«Революционные вооруженные силы Колумбии» (карта Колумбии), «Тигры
освобождения Тамила» (карта Шри-Ланки), и др. Нередко содержание сайта
также
дополняется
объясняющими
различной
пользователю
документацией
тактику
и
и
иными
организационное
материалами,
устрйоство
50
организаций,
«практические
советы»
по
вступлению
в
организацию
и
осуществлению собственной деятельности в ее рамках1.
В итоге, учитывая специфику и большое количество подобных сайтов, мы
можем утверждать, что в сети Интернет выделилась обособленная сфера
«всемирной паутины», посвященное террористическому направлению, зачастую
джихадистской направленности. Конечно, государства мира и подконтрольные им
интернет-провайдеры пытаются бороться с распространением таких сайтов,
блокируя доступ к ним для граждан. Однако, учитывая широкую популярность
среди интернет пользователей средств обхода блокировок интернет-ресурсов,
доступ к таким сайтам остается в какой-то степени свободным. В результате
сказанного, позволим себе сказать, что совокупность таких сайтов, с учетом
ограниченных возможностей к их доступу и «скрытности» от обычных
пользователей сети, можно назвать выражением «джихад-нет» (по налоги с
термином «интернет»).
Однако террористы ведут свою информационную деятельность не только в
рамках собственных сетевых порталов. Как мы уже отмечали ранее, все чаще
террористами используются социальные сети, как основная интернет-площадка
для реализации своей пропаганды и вербовки рекрутов. Более того, террористам
важно не столько привлечь на свою сторону большое количество граждан,
сколько просто втянуть массовую публику в дискуссию, порождая тем самым
негативные
настроения
в
психике
общественности.
А
подкрепленные
дезинформацией, фото- и видеоматериалами со стороны террористов дискуссии,
еще более усугубляют состояние стабильности в обществе, формируя таким
образом состояние так называемой «информационной войны»2.
Воздействие на умы граждан может в рамках информационной войны
может
осуществляться
различными
методами,
которые,
однако,
можно
классифицировать в зависимости от цели и характера их действия.
Петухов, В. Интернет и «информационный терроризм» / В. Петухов // Россия и мусульманский мир. –
2008. - № 5. – С. 178.
2
Морозова, А.П. Кибертерроризм и информационный терроризм как новый формы проявления
терроризма / А.П. Морозова // Научные труды Северо-Западного института управления. – 2017. - № 2 (29). – С.
160.
1
51
По преследуемой цели методы информационной войны разделяются на:

методы
пропаганды,
направленные
на
формирование
нужных
террористам идей и мнений в сознании населения;

методы контрпропаганды, целью которых является дискредитация
идей потенциального «противника».
По характеру действия методы информационной войны делятся на:

открытые, при которых террористы прямо сообщают о своих целях;

скрытые, когда доносимая до населения идея маскируется под
совершенно другую, казалось бы, незначимую информацию, однако именно она в
итоге захватывает разум человека.
Кроме того, вышеуказанные методы комбинируются между собой, образуя
самостоятельные четыре группы информационных войн: открытая пропаганда,
скрытая пропаганда, открытая контрпропаганда, скрытая контрпропаганда 1.
Также, укажем, что при проведении своей «компании» во время
информационной войны определенную роль играет ряд факторов, определяющих
ее потенциальный успех. Так, одним из основных факторов является время. к
примеру,
информационная
террористической
атака,
группировкой,
проведенная
может
привести
слабоорганизованной
к
разрушительным
последствиям, если она будет проведена в нужный момент времени. Также
возможна и обратная ситуация, когда информационная война, развязанная
крупной террористической организацией не принесет никаких последствий,
потому что время для ее начала было выбрано неудачно.
Еще одной особенностью является неоднократно упомянутая нами
анонимность в сети Интернет. Помимо практически полной невозможности
вычисления
провокаторов
информационной
атаки,
существует
также
возможность осуществлять информационные террористические действия под
«маской» любого человека или вымышленных персонажей, нередко взятых из
популярных кино- и мультфильмов. Такая пропаганда является еще более
1
См.: Бураева, Л.А. Информационные войны и информационный терроризм в современном мире: методы
и поле действия / Л.А. Бураева // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. – 2014. - № 1 (57). – С. 89.
52
деструктивной для общественности, поскольку теперь образ любого киногероя
может вызывать ассоциации с террористической деятельностью.
Очередным фактором, способствующим распространению и эффективности
информационных
войн,
является
множественность
воздействия,
т.е.
информационная атака может быть одновременно проведена сразу на несколько
крупных сайтов или социальных сетей. При этом люди, получая одну и ту же
информацию с разных источников, начинают воспринимать ее как правдивую.
Ну и не в последнюю очередь на эффективность информационных войн
влияет наличие возможности живой беседы на интернет-порталах. Дискуссии с
людьми позволяют террористам еще сильнее повлиять на их сознание, нежели
просто «молчаливо» размещать фотографии и видеоролики в сети.
Таким образом, подытожим, что такие основные формы информационного
терроризма как вербовка, обучение, пропаганда реализуются посредством средств
массовой информации и сети Интернет. Названные «каналы связи» являются
основным оружием террористов для психологического воздействия на поведение
народных масс, программирования их действий. Также, крайне печальным
является тот факт, что способствовать информационному терроризму могут и
сами средства массовой информации, не подозревая о действиях, ими
совершаемых. В результате мы считаем, что в России просто необходима
выработка новой, адекватной современным условиям, уголовно-правовая и
общественная
политики
в
области
противодействия
информационному
терроризму.
Выводы по второй главе:
Информационный терроризм это воздействие на сознание и психику
широких слоев общественных масс посредством использования сети Интернет и
средств массовой информации, направленное на
формирование необходимых
террористам суждений и мнений, которые в дальнейшем определенным образом
определяют поведение и действия людей.
53
Понятие «информационного терроризма» следует отличать от таких
смежных
понятий,
как
«кибертерроризм»,
«информационный
криминал»,
«терроризм информационной эры».
Основными
видами
деятельности,
осуществляемыми
террористами
посредством информационных атак, являются сбор средств на финансирование;
распространение агитационной информации; выполнение организационных
действий; вербовка участников; психологическое воздействие на население;
обучение новобранцев; и др.
Основными
каналами
осуществления
информационных
атак
для
террористов являются средства массовой информации, прежде всего телевидение,
а также сеть Интернет, причем последняя все больше привлекает террористов за
счет свободы доступа и широких возможностей.
Однако, в настоящее время следует признать наличие негативной
тенденции, заключающейся в «неосознанном» способствовании средств массовой
информации
осуществлении
информационного
терроризма.
Трансляция
шокирующих кадров, придание неоправданных окрасок тем или иным новостям,
резкие высказывания дикторов делают современные телеэфиры не менее
деструктивными для человеческой психики, нежели информационные атаки
террористов. В современной России необходимо выработать новую политику в
области противодействия
информационному
терроризму,
причем
как на
уголовно-правовом уровне, так и на общественном, придав особое значение
правилам проведения журналистчких мероприятий.
54
3 ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ИНФОРМАЦИОННОМУ ТЕРРОРИЗМУ:
ОСНОВНЫЕ МЕРЫ И ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН
3.1 Уголовно-правовые и иные меры противодействия
информационному терроризму в Российской Федерации
В XXI веке все мировое сообщество уделяет огромное внимание борьбе с
терроризмом, для чего в каждом государстве функционируют специальные
антитеррористические органы, обладающие особой компетенцией. Однако, как
считают
ученые-правоведы,
с
мнением
которых
следует
согласиться,
максимально снизить риски террористических атак, в том числе и в
информационной сфере, можно лишь не только путем борьбы с исполнителями
терроризма, но и путем превентивных мер, направленных на контроль за
деятельностью и стилем жизни общества 1.
В
целом,
актуальность
решения
проблемы
противодействия
информационному терроризму обуславливается следующими факторами:

расширение сфер деятельности личности и общества, тенденция к их
глобализации и появление новых форм терроризма;

развитие
информационного
общества
и
появление
нового
информационного пространства, охватывающего не только государство и его
население, но и все сферы общественных отношений, в том числе политическую,
экономическую, социальную, образовательную и даже военную 2.
Именно из-за указанных факторов, борьба с информационном терроризмом
должна являться одним из основных направлений антитеррористических
мероприятий в России.
Зарубин, С.В. К вопросу об оценке эффективности мероприятий по противодействию информационному
терроризму / С.В. Зарубин // Вестник Воронежского института МВД России. – 2008. - № 4. – С. 119.
2
См.: Фисун, А.П., Белевская, Ю.А. Информационная теория и информационное право как основной
инструментарий обеспечения информационной безопасности и противодействия информационному терроризму /
А.П. Фисун, Ю.А. Белевская // Информационные системы и технологии. – 2010. - № 5 (60). – С. 142.
1
55
Важно заметить, что уголовное законодательство Российской Федерации не
предусматривает понятия «информационный терроризм». Однако, это не
означает, что сопряженные с ним действия остаются безнаказанными.
В
частности,
УК
РФ
предусматривает
статью
205.1
«Содействие
террористической деятельности», включающую в объективную сторону состава
преступления действия, направленные на склонение, вербовку или иное
вовлечение лица в совершение террористических актов и иных смежных
преступлений1.
Не менее важной статьей является ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к
осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание
терроризма», ч. 2 которой прямо регламентирует уголовную ответственность за
осуществление публичных призывов с использованием средств массовой
информации.
Важно указать, что публичные призывы – это прямонаправленное
воздействие на сознание и волю людей к осуществлению террористической
деятельности. Причем формы воздействия на сознание могут быть различными:
устная, письменная, посредством аудио- и видеозаписей, фотоизображений и т.п.,
но обязательно публичными, т.е. быть направленными на неограниченный круг
людей2.
Однако, ч. 2 ст. 205.2 УК РФ говорит непосредственно о средствах массовой
информации. В соответствии с Законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах
массовой информации» под СМИ понимается «периодическое печатное издание,
сетевое
издание,
телеканал,
радиоканал,
телепрограмма,
радиопрограмма,
видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического
распространения
массовой
информации
под
постоянным
наименованием
(названием)»3.
Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по
сост. на 03.10.2018] // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.Н. Борзенков, А.В.
Бриллиантов, А.В. Галахова и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2013. – С. 644.
3
О средствах массовой информации [Закон РФ № 2124-1, принят Верховным Советом РФ 27.12.1991; по
сост. на 18.04.2018] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 7. - Ст. 300; СЗ РФ. – 2018. - № 17. - Ст. 2432.
1
56
В итоге, как мы можем заметить, сайты в сети Интернет как таковые не
являются средством массовой информации (если они не зарегистрированы как
СМИ в установленном законом порядке). Казалось бы, любые публичные
призывы, осуществленные в Интернете, будут безнаказанными. Однако, как
указал Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 09.02.2012 № 1
«использование для совершения указанных деяний сайтов в информационнотелекоммуникационной сети Интернет, не зарегистрированных в качестве
средства массовой информации в установленном порядке, квалифицируется по
части 1 статьи 205.2 УК РФ»1. В итоге публичные призывы к осуществлению
террористической деятельности, встречающиеся на интернет сайтах, также
запрещены под угрозой уголовного наказания.
Не менее важной в данном контексте является, хоть и не связанная с
уголовной ответственностью за терроризм, но все же смежная с настоящей темой
исследования
возбуждение
ст.
282
УК
РФ,
предусматривающая
ненависти или вражды по признакам
ответственность
пола,
за
расы, языка,
национальности, религии и т.п. Ч. 1 названной статьи прямо гласит, что уголовно
наказуемыми являются данные действия, совершенные в том числе посредством
использования средств массовой информации или сети Интернет2.
Можно также упомянуть о гл. 28 УК РФ «Преступления в сфере
компьютерной информации». Конечно, по нашему мнению, содержащиеся в ней
составы преступления
(ст.ст.
272
–
274 УК
РФ) направлены против
«кибертерроризма», который, как мы уже выяснили, отличается от терроризма
«информационного». В то же время, кибертерроризм и информационный
терроризм в настоящее время реализуются в одном «сетевом» поле, что
качественно роднит их между собой.
Однако на этом комплекс уголовно-правовых мер противодействию
информационному терроризму как таковой исчерпывается. В то же время,
О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической
направленности [Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 № 1; по сост. на 03.11.2016] //
Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. - № 4; 2017. - № 1.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по
сост. на 03.10.2018] // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
1
57
государственная
политика
в
сфере
противодействия
информационному
терроризму развивается и без участия норм УК РФ. Так, в нашей стране приняты
Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная
Президентом РФ 05.12.2016 г.1, Федеральные законы от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об
электронной
подписи»2,
от
27.07.2006
№
149-ФЗ
«Об
информации,
информационных технологиях и о защите информации»3 и другие. Особо
хотелось бы отметить усилия нашей страны на международной арене.
Важно отметить, что именно благодаря усилиям Российской Федерации,
вопрос информационной безопасности был внесен в повестку дня Организации
объединенных Наций, в результате чего
вопрос «Достижения в сфере
информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»
рассматривается ООН практически ежегодно4. Все эти годы Россия активно
продвигает свои инициативы на международной арене, призывая страны на
основе равноправного стратегического партнерства участвовать в формировании
эффективной
системы
международной
информационной
безопасности.
В
частности, российской стороной в 2011 г. был разработан проект Конвенции об
обеспечении
международной
содержащий
самостоятельную
информационной
главу
безопасности
«Основные
меры
(концепция),
противодействия
использованию информационного пространства в террористических целях» 5, а в
2016 г. международной общественности предложен проект Конвенции ООН о
сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности. Однако
до настоящего времени российские инициативы не находят полной поддержки, и
в условиях конфликтного состояния международных отношений, усугубляемого
Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации [Указ Президента РФ
от 05.12.2016 № 646] // СЗ РФ. – 2016. - № 50. - Ст. 7074.
2
Об электронной подписи [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 06.04.2011; по сост. на 23.06.2016] //
СЗ РФ. – 2011. - № 15. - Ст. 2036; 2016. - № 26 (Часть I). - Ст. 3889.
3
Об информации, информационных технологиях и о защите информации [Федер. закон № 149-ФЗ, принят
Гос. Думой 27.07.2006; по сост. на 19.07.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 31 (1 ч.). - Ст. 3448; 2018. - № 30. - Ст. 4546.
4
См.: Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной
безопасности / Организация Объединенных Наций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.un.org/. –
Дата доступа: 02.11.2018 г.
5
Конвенция об обеспечении международной информационной безопасности (концепция) / Министерство
иностранных
дел
Российской
Федерации
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/191666.
–
Дата
доступа: 02.11.2018 г.
1
58
различными провокациями в адрес России, согласие мирового сообщества с
российскими предложениями в сфере обеспечения международной безопасности
в целом и информационной безопасности в частности не исключено, но
маловероятно, во всяком случае, в ближайшей перспективе 1.
В настоящее время одним из основных направлений государственной
политики
Российской
формированию
Федерации,
механизмов
связанной
международного
с
решением
сотрудничества
задачи
в
по
области
противодействия угрозам использования информационных и коммуникационных
технологий в террористических целях, является развитие сотрудничества с
государствами
—
членами
Шанхайской
государствами
—
участниками
организации
Содружества
сотрудничества,
Независимых
Государств,
государствами — членами Организации Договора о коллективной безопасности,
государствами — участниками БРИКС, способствующего предупреждению,
выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию актов деструктивного
воздействия
на
элементы
национальной
критической
информационной
инфраструктуры, минимизации последствий реализации таких актов, а также
противодействию использования информационно-телекоммуникационной сети
«Интернет» и других информационно-телекоммуникационных сетей в целях
пропаганды терроризма и привлечения к террористической деятельности новых
сторонников2.
Целью названной деятельности является снижение до минимума уровня
радикализации населения и создание условий для устранения предпосылок
распространения террористической и экстремистской идеологии в нашей стране,
в т.ч. с помощью реализации следующих задач:

создание защитных механизмов, направленных на противодействие
влиянию террористической пропаганды в информационном пространстве;
Молчанов, Н.А., Матевосова, Е.К. Информационный терроризм в международно-правовом контексте /
Н.А. Молчанов, Е.К. Матевосова // Вестник Университета им. О.Е. Кутафина. – 2018. - № 5. – С. 97-98.
2
См.: Основы государственной политики Российской Федерации в области международной
информационной безопасности на период до 2020 года (утв. Президентом РФ 24.07.2013 № Пр-175) / СПС
КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
1
59

совершенствование
существующей
системы
информационного
противодействия терроризму путем мобилизации как государственных (органы
внутренних дел, иные органы государственной власти), так и общественных
(средства массовой информации, общественные объединения, представители
правовой и информационной науки) институтов;

формирование политически, социальных и экономических основ,
направленных на поддержку противодействия информационного терроризма и
экстремизма1.
Кроме того, расширенное заседание Совета Безопасности Российской
Федерации, состоявшееся 26 октября 2017 г., было посвящено проблемам
обеспечения информационной безопасности государства. В своем выступлении
Президент РФ В.В. Путин отметил, что «негативные последствия разного рода
кибератак носят уже не локальный, а действительно глобальный характер и
масштаб»2.
Приоритетными
направлениями
государственной
политики
Российской Федерации в данной сфере были определены следующие: во-первых,
совершенствование государственной системы обнаружения, предупреждения и
ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы
страны; во-вторых, повышение защищенности информационных систем и сетей
связи государственных органов; в-третьих, снижение рисков, связанных с
объективной
необходимостью
использовать
иностранные
программы
и
оборудование; в-четвертых, повышение безопасности и устойчивость работы
инфраструктуры российского сегмента Интернета; и наконец, в-пятых, участие
страны в создании системы международной информационной безопасности. В
рамках четвертого направления
Президент России отдельно подчеркнул
необходимость борьбы с теми, кто использует информационное пространство для
пропаганды радикальных идей, оправдания терроризма3.
Лопаткин, Н.Ю., Чирков, Г.С. Организационно-правовые вопросы информационного противодействия
терроризму в Российской Федерации / Н.Ю. Лопаткин, Г.С. Чирков // Вестник РГТУ. Серия: Документоведение и
архивоведение. Информатика. Защита информации и информационная безопасность. – 2011. - № 18 (80). – С. 273.
2
Заседание Совета Безопасности от 26 октября 2017 г. / Президент России [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/55924. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
3
Там же.
1
60
Немалое значение уделяется и привлечению средств массовой информации
в контрпропагандистсткое наступление на террористов. Тем более, в Российской
Федерации существует эффективная правовая база, которая в совокупности
определяет направление работы СМИ в данной сфере. В первую очередь, к
основным законодательным актам относятся:

Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии
терроризму»1;

Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии
экстремистской деятельности»2;

Закон РФ
от
27.12.1991
№ 2124-1
«О
средствах массовой
информации»3.
Не менее важную роль играют и акты стратегического планирования. К
ним, в первую очередь, относятся Стратегия национальной безопасности
Российской Федерации4 и Концепция противодействия терроризму5.
Однако, как мы уже выяснили, в настоящее время СМИ больше «нагоняют»
паники на общественность, чем способствуют разрежению негативных идей и
мыслей в обществе, что как раз играет террористам на руку.
Еще
раз
вернемся
к данной теме
и приведем
примеры крайне
«непрофессиональной» работы средств массовой информации. Так, во время
трагического инцидента в театре на Дубровке в 2002 г. радиостанция «Эхо
Москвы» предоставило эфирное время одному из террористов-захватчиков,
который в течение, приблизительно, получаса выдвигал свои требования на
всеобщую аудиторию слушателей. Более того, распечатка его «монолога» в итоге
была размещена на официальном сайте радиостанции, что также могло крайне
негативно сказаться на психологическом и моральном облике населения. С этим
О противодействии терроризму [Федер. закон № 35-ФЗ, принят Гос. Думой 06.03.2006; по сост. на
18.04.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 11. - Ст. 1146; 2018. - № 17. - Ст. 2431.
2
О противодействии экстремистской деятельности [Федер. закон № 114-ФЗ, принят Гос. Думой
25.07.2002; по сост. на 23.11.2015] // СЗ РФ. – 2002. - № 30. - Ст. 3031; 2015. - № 48 (часть I). - Ст. 6680.
3
О средствах массовой информации [Закон РФ № 2124-1, принят Верховным Советом РФ 27.12.1991; по
сост. на 18.04.2018] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 7. - Ст. 300; СЗ РФ. – 2018. - № 17. - Ст. 2432.
4
О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации [Указ Президента РФ от 31.12.2015 №
683] // СЗ РФ. – 2016. - № 1 (часть II). - Ст. 212.
5
Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 05.10.2009) //
Российская газета. - № 198. - 20.10.2009.
1
61
же событием связаны и действия других СМИ. В частности, во время прямого
включения с места событий репортеров с телеканала «РТР» было видно, как на
заднем плане в люки спускались бойцы спецназа, хотя диктор объявлял, что
ситуация находится под контролем и ведутся переговоры с боевиками.
Аналогичная ситуация была и репортажем телеканала «НТВ», когда сзади
журналистов были видны бегущие люди с оружием 1.
И все эти ситуации возникали несмотря на то, что еще в 2001 г. были
приняты специальные «Этические принципы профессионального поведения
журналистов,
освещающих
акты
терроризма
и
контртеррористические
операции»2, определяющие правила поведения журналистов в рамках освещения
ситуаций вокруг террористических актов.
Безусловно, события «Норд-Оста» вызвали необходимость проведения
«разбора полетов» журналистской деятельности, в результате чего в 2003 г. была
принята «Антитеррористическая конвенция»3, регулирующая дополнительные
правила поведения при ведении репортажей и опубликовании информации с
места происшествий.
Однако, даже несмотря на это, уже в 2004 г., во время ужасных событий в
школе в Беслане, одно из крупнейших в России печатных изданий «Известия»
опубликовало на первой странице крупное фото раненых детей, что вызвало
серьезный скандал, приведший у увольнению редактора 4.
И это не был не единичный случай. Не приводя конкретных примеров,
укажем, что практически каждый террористический акт в настоящее время
освещается в СМИ во всех подробностях, не регулируясь никакими правилами
См.: Гриценко, Г.Д., Кокорин, С.А. Информационное противодействие терроризму: реальность и
возможности / Г.Д. Гриценко, С.А. Кокорин // Гуманитарные и социальные науки. – 2013. - № 2. – С. 259.
2
Этические принципы профессионального поведения журналистов, освещающих акты терроризма и
контртеррористические операции (Приняты Федеративным Советом Союза журналистов России 30.10.2001 г.) /
Общественная коллегия по жалобам на прессу [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://presscouncil.ru/teoriya-i-praktika/dokumenty/760-eticheskie-printsipy-professionalnogo-povedeniya-zhurnalistovosveshchayushchikh-akty-terrorizma-i-kontrterroristicheskie-operatsii. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
3
Антитеррористическая конвенция (правила поведения СМИ в случаях террористического акта и
контртеррористической операции) (Принято Индустриальным комитетом СМИ 08.04.2003 г.) / Федеральное
агентство по печати и массовым коммуникациям [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.fapmc.ru/rospechat/docs/documents/docs/2003/04/antiterror.html. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
4
См.: Петренко, О.А. СМИ и журналисты в условиях терактов: учебное пособие / О.А. Петренко, А.М.
Горбачев. – М. – Берлин: Директ-Медиа, 2016. – С. 84-85.
1
62
этики. В итоге, проблема СМИ и их роли в противодействии терроризму остается
открытой и как никогда важной.
Куда лучше обстоят дела с контролем видеоматериалов, в частности
объектов
кинопроката.
Современная
политика
Российской
Федерации,
проводимая Министерством культуры совместно с представителями крупнейших
отечественных
кинокомпаний,
направлена
на
поддержку
и
развитие
патриотических и документальных фильмов, направленных на воспитание
молодого
поколения
и
выработки
чувства
гордости
и
ответственности
собственной страной и ее людьми.
Не менее важное место в российской антитеррористической политике
занимает и вопрос контроля средств связи. Считаем важным упомянуть, что в
этом направлении законодательство Российской Федерации предусмотрело
определенные меры противодействия. Естественно, речь идет о небезызвестном
«пакете Яровой» (Федеральный закон от 06.07.2016 № 374-ФЗ), суть которого
заключается в том, что операторы связи обязаны хранить информацию о фактах
приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, текстовых
сообщений, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей
услугами, а также сами тексты сообщений и передаваемую пользователями
информацию1.
Однако, как всегда, особое место в антитеррористической политике
занимает Интернет. Проблема в данном случае заключается не столько в
распространении сайтов, с содержащейся на них экстремистской информацией
(они активно блокируются Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных
распространении
технологий
и
альтернативных
массовых
средств
коммуникаций),
связи
посредством
сколько
в
интернет-
соединения. Все активнее террористами используются различные сетевые
сервисы, позволяющие обмениваться текстовыми и голосовыми сообщениями
через интернет, минуя контроль со стороны сотовых операторов.
См.: О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия
терроризму и обеспечения общественной безопасности [Федер. закон № 374-ФЗ, принят Гос. Думой 06.07.2016] //
СЗ РФ. – 2016. - № 28. - Ст. 4558.
1
63
Конечно, в настоящее время наиболее популярные «мессенджеры»
(программы для мгновенного обмена текстовыми сообщениями посредством
использования сети Интернет) идут на сотрудничество с российскими властями,
предоставляя в необходимых случаях «ключи шифрования» для раскрытия
переписки подозреваемых в совершении преступлений субъектов. Однако
проблемной
является
политика
представителей
мессенджера
«Телеграм»,
отказывающегося передавать российским властям доступ к переписке своих
пользователей. И несмотря на то, что данный сервис бы официально
заблокирован на территории Российской Федерации, оп продолжает стабильно
функционировать, предоставляя радикально настроенным лицам возможность его
дальнейшего использования.
Не менее интересным также будет вновь обратиться к опыту США в плане
противодействия информационному терроризму. Отметим, что американские
спецслужбы пользуются практически теми же способами, что и сами террористы
(«бьют их же оружием»). Так, основные информационные операции по
противодействию информационному терроризму в США заключаются
в
следующем:

«нападение на инфраструктуры противника в целях нанесения ущерба
накопленной информации или информационным системам;

дезинформация противника путем манипулирования фактами (их
искажение или фальсификация), с тем, чтобы вынудить его осуществлять
действия не соответствующие его интересам;

оказание влияния на волю и настроения (психологические операции)
общества в целом, его отдельных групп или индивидов, с тем, чтобы вызвать
страх, породить раскол или брожение, а также другие негативные явления» 1.
Заметим, что последний из названных видов, несмотря на свое изначально
кажущееся «негативное» значение, на самом деле является наиболее приемлемым
в борьбе с международным терроризмом. Психологическое воздействие на
Бочарников, И.В. Информационное противодействие терроризму в современных условиях / И.В.
Бочарников // Электронный научный журнал «Проблемы безопасности». – 2013. - № 3 (21). – С. 3.
1
64
население со стороны государства, в данном случае, происходит в обратном
ключе, т.е. направлено на выработку у граждан негативного отношения в адрес
террористических организаций, проявлениям насилия, фанатизма и т.п.
Мы полагаем, что такое «агрессивное» воздействие государства на
психологический климат своего населения, на самом деле является эффективным
средством борьбы с информационным терроризмом. В данной ситуации нам
становится жаль, что информационная пропаганда в Российской Федерации не
развита до такого уровня. Считаем, что правоохранительным органам и
спецслужбам следует взять на заметку опыт своих зарубежных «коллег» в плане
методов противодействия информационному терроризму.
В итоге следует констатировать факт, что в Российской Федерации хотя и
существует определенный комплекс мер, направленный на борьбу с терроризмом,
его реализация оставляет желать лучшего. И дело обстоит даже не в
законодательном регулировании и возможной недостаточной уголовно-правовой
базе. Нет, в этом плане в нашей стране все хорошо. Проблемными остаются
вопросы контроля над средствами массовой информации и контроля за
альтернативными способами обменами сообщениями. Несмотря на определенный
комплекс принятых мер, они не дают должного результата: СМИ все также
продолжают «давить» на население своими новостями, террористы все также
безнаказанно общаются
через
Интернет.
Складывается
впечатление,
что
опасность информационного терроризма все еще недостаточно осознается в
нашем государстве, что, конечно, требует дальнейшей выработки новых мер по
пресечению рассматриваемых деяний.
65
3.2 Пути совершенствования государственной и общественной
политики в сфере противодействия информационному терроризму
Главной
проблемой,
затрудняющей
борьбу
с
информационным
терроризмом, является, как правило, скрытый (латентный) характер заказчиков, а
часто и участников актов информационного терроризма 1.
Надо подчеркнуть, что на сегодняшний день, несмотря на принятие ряда
законодательных
актов
и
проведения
успешных
контртеррористических
операций, в России все еще не существует слаженного механизма, хоть как-то
эффективно решающего проблемы мониторинга и выявления заказчиков таких
актов информационного терроризма.
С учетом того, что Российская Федерация является одним из крупнейших
«игроков» на мировой арене, даже с учетом негативного к ней отношения и
введения против нее санкций, за нашим государством все равно остается
обязанность обеспечения безопасности информационного пространства, в том
числе путем противодействия различным, направлены на нее угрозам.
Как отмечается в тематических исследованиях, в общем смысле задачей
Российской Федерации в сфере противодействия информационному терроризму
является гарантирование обеспечения режима нераспространения недостоверных
и ложных сведений2.
В то же время, российское законодательство до нашего времени так и не
закрепило в своих актах дефиницию «информационное противодействии». Не
раскрываются и основные признаки такого противодействия, его содержание и
способы реализации.
Единственным упоминанием, косвенно касающимся «информационного
противодействия», является положения п. 4 ч. 3 ст. 11 Федерального закона от
06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», где гласится, что правовой
режим контртеррористической операции определяется «...в целях выявления
Логинов, Е.Л. Проблемы противодействия информационному терроризму / Е.Л. Логинов //
Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 208. - № 4 (25). – С. 74.
2
Фисун, А.П., Белевская, Ю.А. Информационная теория и информационное право как основной
инструментарий обеспечения информационной безопасности и противодействия информационному терроризму /
А.П. Фисун, Ю.А. Белевская // Информационные системы и технологии. – 2010. - № 5 (60). – С. 144.
1
66
информации об обстоятельствах совершения террористического акта, о лицах, его
подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других
террористических актов»1.
В итоге, как мы видим из приведенной формулировки, информационное
противодействие терроризму в России предполагается только после совершения
террористического акта, в то время как каких-либо превентивных мер в
отношении данных явлений не предусмотрено. Полагаем, что в таком подходе и
состоит
основная
проблема
антитеррористической
политики
Российской
Федерации, направленной на максимально эффективное раскрытие преступлений
террористического характера, но никак не их предупреждения.
Также, в ходе исследования мы выяснили, что нормативной базы,
регулирующей прямое противодействие информационному терроризму в России,
так и не предусмотрено. Отдельные акты лишь регулируют деятельность
различных субъектов во время проведения контртеррористических операций, но
не более.
Конечно, определенные правовые акты в данной сфере существуют на
уровне Министерства внутренних дел РФ, Федеральной службы безопасности,
Национального
антитеррористического
комитета 2.
Однако
ведомственный
характер правового регулирования не является надлежаще эффективным в данном
случае, поскольку информационный терроризм является непосредственной и
одной из наиболее опасных угроз государству, вследствие чего меры по его
предупреждению должны быть предусмотрены на федеральном законодательном
уровне.
С учетом отсутствия единой государственной политики, регулирующей
отношения по предупреждению информационного терроризма, постараемся
самостоятельно выработать предполагаемые ее направления и особенности,
опираясь на проблемы современности и труды отечественных ученых.
О противодействии терроризму [Федер. закон № 35-ФЗ, принят Гос. Думой 06.03.2006; по сост. на
18.04.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 11. - Ст. 1146; 2018. - № 17. - Ст. 2431.
2
См. подробнее: Бочарников, И.В. Информационное противодействие терроризму в современных
условиях / И.В. Бочарнкиов // Электронный научный журнал «Проблемы безопасности». – 2013. - № 3 (21). – С. 2.
1
67
В общем виде, сущность противодействия информационному терроризму
должна заключаться в применении специальных средств и способов воздействия
на информационные ресурсы террористических организаций, вплоть до их
блокировки и ликвидации, а также в обеспечении максимальной эффективности и
безопасности собственных информационных ресурсов.
Основные задачи в ходе противодействия информационному терроризму
должны состоять в следующем:

противодействие на государственном уровне идеологии терроризма,
экстремизма, национализма, сепаратизма и т.п.;

информационное обеспечение контретеррористической деятельности
через государственные информационные каналы, в том числе посредством
федеральных средств массовой информации;

мониторинг сетевых ресурсов и прогнозирование потенциальных
террористических угроз;

информационное
воздействие
на
население,
направленное
на
выработку у него морально-психологических и нравственных установок
устойчивости, сплоченности и неприязни к проявлениям преступности;

обучение населения правилам действий и поведения в условиях
информационных террористических атак;

информационное воздействие на самих террористов, направленное на
формирование
в
их сознании
установок,
способных
продолжать дальнейшую преступную деятельность,
подавить
в том
желание
числе путем
запугивания и демонстрации мощи государственных правоохранительных
структур;

создание
научных,
кадровых,
финансовых
и
других
специализированных центров, в задачу которых будет входить дальнейшая
разработка и реализация вышеназванных мер.
В юридической литературе можно выделить и иные меры, направленные на
противодействие информационному терроризму. В частности, В.Х. Ахмедов и
Г.Ф. Сидненко «дополняют» приведенный выше перечень следующими задачами:
68

обеспечение взаимодействия деятельности федеральных органов
исполнительной власти и укрепление межгосударственных отношений в сфере
предупреждения информационного терроризма;

обеспечение взаимодействия федеральных государственных структур
с институтами гражданского общества, в том числе с общественными
объединениями, религиозными организациями, частными средствами массовой
информации и др., с целью противодействия терроризму в духовной, культурной,
психологической иных, связанных с информационной, сферами общественной
жизни1.
Также, по мнению Е.А. Харич, крайне важными являются и экономические
методы обеспечения информационной безопасности, включающие в себя:

определения порядка финансирования государственных программ
обеспечения информационной безопасности;

совершенствование системы финансирования работ, связанных с
непосредственным обеспечением информационной безопасности;

создание системы страхования рисков физических и юридических лиц
в случае их подвержения последствиям информационных атак террористов 2.
Кроме того, важно отметить, что проблема роста информационной
пропаганды
терроризма
обсуждалась
в
2015
г.
на
Конференции
«Информационное противодействие терроризму и экстремизму в современных
условиях»,
проходящей
при
участии
государств-участников
Содружества
Независимых Государств. В частности, сформированный Антитеррористический
центр государств СНГ предложил в рамках Конференции следующее меры
предупреждения и пресечения информационного терроризма:

разработка
новых
механизмов
по
информационному
противодействию терроризму и экстремизму, а также совершенствоавние уже
имеющихся механизмов;
Сидненко, Г.Ф., Ахмедов, В.Х. Информационное противодействие терроризму в Российской Федерации:
понятийно-содержательный анализ / Г.Ф. Сидненко, В.Х. Ахмедов // Мир образования – образование в мире. –
2015. - № 3 (59). – С. 108.
2
Харич, Е.А. Информационный терроризм и эффективные методы обеспечения информационной
безопасности / Е.А. Харич // Электронный научный журнал. – 2015. - № 3. – С. 261-262.
1
69

разработка
специальных учебных программ,
направленных на
повышение квалификации специалистов, работающих в области противодействия
терроризму и экстремизму;

привлечение государственных и частных IT-компаний (компаний,
осуществляющих
деятельность
в
сфере
разработки
информационных
технологий)
к
информационному
и
реализации
противодействию
террористической деятельности 1.
Не менее интересной представляется исследования С.Г. Туронока, который
в рамках проведенной им работы предложил четыре альтернативных практики,
направленной на предотвращение информационной террористической угрозы:
1. Практика отказа в доступе. Данная практика состоит в государственном
обеспечении (посредством законодательных и иных правовых норм) запретов на
приобретение и распространение новых информационных технологий и иного
высокотехничного оборудования среди террористических и иных радикально
настроенных организаций и их участников.
2.
Практика
Соответствующие
создания
меры
препятствий
заключаются
в
в
использовании
оперативном
технологий.
вмешательстве
в
информационную структуру террористических организаций, путем блокировки
их каналов связи, выведения из строя соответствующих интернет-сайтов, в том
числе посредством использования вредоносных программ, используемых самими
террористами.
3. Практика скрытой эксплуатации технических уязвимостей. Данная
практика представляет собой работу в сфере поиска уязвимостей в сетевых
данных, с целью облегчения наблюдения за деятельностью террористов и
дальнейшего применения оперативных мер вмешательства (арест, задержание,
ликвидация и т.п.). Сюда же можно отнести внедрение в технические средства
связи специальных «маяков» и иных устройств, позволяющих осуществлять
постоянный мониторинг за деятельностью террористических группировок.
См.: Информационное противодействие терроризму и экстремизму в современных условиях //
Международный правовой курьер. – 2015. - № 1 (7). – С. 6.
1
70
Например, подобная практика может осуществлять путем предварительной
«модификации»
устройств
связи,
официально
разрешенных
и
сертифицированных к продаже в странах ЕврАзЭС.
4. Практика непротиводействия. Данный подход возможен только в том
случае, если государство и его службы безопасности уверены, что использование
террористами новых технологических средств связи не приведет к масштабному
росту информационных атак. В рамках указанной практики акцент борьбы с
информационным терроризмом делается не на каком-либо воспрепятствовании
деятельности террористов в данной сфере, а на поиске иных уязвимостей в
структуре организации террористических группировок 1.
Выскажем свое мнение относительно продолженных «практик». Так, по
нашему мнению, запрет на приобретение и распространение определенных видов
средств связи и иной техники (первая практика) трудновыполнима, если
выполнима вообще. Государство заведомо не может знать, кто именно покупает
то или иное устройство; более того, такой запрет по ошибке может коснуться и
рядовых граждан, что явно нарушит их права и интересы.
Не менее противоречивой кажется и четвертая практика, предполагающая
непротиводействие, поскольку нельзя отрицать даже малейший шанс возможного
«успеха» террористов в проведении информационной атаки.
Третья практика, связанная с поиском и использованием уязвимостей в
информационных сетях и технических устройствах, на первый взгляд кажется
перспективной, однако ее реализация приведет к тому, что специальные
«отслеживающие» средства придется внедрять во все устройства, реализующиеся
на территории Российской Федерации, что явно нарушит право граждан на
неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, переговоров и т.п.,
гарантированные на уровне Конституции Российской Федерации 1993 г.2. В то же
время, нельзя «сбрасывать со счетов» подобный подход, поскольку при наличии
надлежащей
правовой
регламентации,
внедрение
устройств
слежения
в
Туронок, С.Г. Информационный терроризм: выработка стратегии противодействия / С.Г. Туронок //
Общественные науки и современность. – 2011. - № 4. – С. 138.
2
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
1
71
технические
приспособления
именно
террористов
приведет
к
наиболее
эффективному результату при реализации антитеррористической политики.
Самым подходящим и наиболее «безопасным» для рядового гражданина
является реализация второго подхода, связанная с блокировкой каналов связи
террористов и их интернет-ресурсов. Более того, Российская Федерация уже идет
по пути реализации данной практики, поскольку в настоящее время активно
развивается мониторинг сайтов Роскомнадзором, с последующей блокировкой
потенциально опасных интернет-страниц. Совершенствование данного подхода,
придание ему более четкой правовой регламентации, по нашему мнению, должно
быть основной задаче по развитию предотвращения террористических атак, в том
числе и в информационной сфере.
На основании всех вышеперечисленных информационно-технических
вопросов современного терроризма, следует проводить надлежащие технические
мероприятия по противодействию информационному терроризму, а именно:
1. Усовершенствовать российское законодательство, а том числе на
государственном
уровне
разработать
концепцию
по
противодействию
информационно-техническому терроризму;
2. Регулярно обновлять нормативно-правовые акты, регулирующие данное
направление работы;
3. На правовом уровне закрепить возможность контроля виртуальных
социальных сетей и общественных интернет-сайтов, пропагандирующихъ идеи
терроризма и экстремизма;
4.
Вести контроль за
деятельностью СМИ,
источников открытой
информации и четким выполнением ими своих профессиональных задач 1.
Отметим, что, несомненно, ряд изменения должен коснуться и текста УК
РФ, не предусматривающего «информационный терроризм» как самостоятельный
комплекс преступных посягательств. Однако введения отдельной статьи для
данного вида преступлений не потребуется, достаточно лишь дополнить
1
Хомушов, С.Д. Проблема информационного терроризма и способы технического противостояния / С.Д.
Хомушов // Вестник Курган-Тюбинского государственного университета имени Носира Хусрава. – 2017. - № 1-3
(47). – С. 70.
72
существующие статьи рядом характерных квалифицирующих признаков. К
примеру,
учитывая
распространение
информационных
технологий
и
их
использование террористами не только для проведения психологического
воздействия
на
население,
но
и
с
целью
дальнейшего
совершения
непосредственно террористического акта, целесообразно дополнить ч. 2 ст. 205
УК РФ пунктом «г» следующего содержания:
«сопряженные
с
посягательством
на
информационные
системы,
информационно-телекоммуникационные сети, создающие опасность гибели
человека,
причинения
значительного
имущественного
ущерба,
аварийной
ситуации, техногенной аварии либо иных тяжких последствий с помощью
информационных технологий, ...»
Кроме того, учитывая, что публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК
РФ) может осуществляться не только путем осуществления призывов, но и путем
распространения
пропагандистских
материалов,
а
также
их
хранением,
изготовлением и т.п., мы предлагаем изменить ч. 1 ст. 205.2 УК РФ, представив ее
в следующем виде:
«Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности,
публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма, а равно
распространение, изготовление, хранение, перевозка, ввоз на территорию
Российской Федерации или вывоз с территории Российской Федерации в целях
распространения материалов с такими призывами, материалов, оправдывающих
осуществление террористической деятельности либо материалов, содержащих
пропаганду террористической деятельности...».
На государственном уровне должна быть решена и проблема средств
массовой информации, состоящая в совершенствовании методов их деятельности
с
целью
недопущения
публикаций
информации
террористического
или
экстремистского характера 1. Конечно, в условиях законодательного запрета
цензуры массовой информации, подобная задача трудновыполнима, Полагаем,
1
См.: Методические рекомендации по совершенствованию пропагандистской работы в сфере
противодействия распространению идеологии терроризма в субъектах Российской Федерации / под ред. В.В.
Попова. - М., 2013. - С. 14.
73
что определенные методы и рекомендации могут быть выработаны путем
принятия соответствующего правового акта Министерством цифрового развития,
связи и массовых коммуникаций РФ, разработанного при участии Союза
журналистов России.
В то же время, указанные нововведения и ряд иных, связанных с
обеспечением информационной безопасности мероприятий, нуждаются в своем
концептуальном
оформлении,
определяющим
основные
направления
предстоящих работ. По нашему мнению, в Российской Федерации, наравне со
Стратегией
национальной
безопасности
и
Концепцией
противодействия
терроризму, следует принять самостоятельную Стратегию по обеспечению
информационной безопасности РФ. Предложенная Стратегия, по нашему
мнению, должна предусматривать в своем содержании следующие основные
моменты:

понятийно-категориальный
аппарат,
в
т.ч.
путем
закрепления
дефиниций «информационный терроризм», «информационное пространство»,
«информационные ресурсы», «информационное противодействие» и т.п.;

определение детерминирующих факторов, способствующих росту
угрозы информационной безопасности в России;

определение
информационного
мер
и
способов
пространства
и
противодействия
использованию
информационных
технологий
террористическими и иными преступными организациями.
В
итоге,
все
указанные
законодательства
должны
предотвращения
и
средства
оказать
предупреждения
совершенствования
эффективное
воздействие
информационных
атак
российского
на
процесс
со
стороны
террористических организаций, обеспечить безопасное и комфортное развитие
российского общества в эпоху информационных технологий.
Выводы по третьей главе:
Противодействие информационному терроризму в Российской Федерации
ведется в разных сферах деятельности государства и общества. В первую очередь,
УК
РФ
предусматривает
самостоятельные
статьи
205.1,
205.2,
282,
74
предусматривающие
ответственность
за
содействие
террористической
деятельности, публичные призывы к осуществлению такой деятельности,
возбуждение ненависти по признаку расы, пола, национальности и т.п., в том
числе посредством использования средств массовой информации и сети
Интернет.
Кроме
этого,
в
России
действуют
такие
акты,
как
Доктрина
информационной безопасности Российской Федерации, Федеральные законы «Об
электронной подписи», «Об информации, информационных технологиях и о
защите информации», «О противодействии терроризму» и др. Кроме того, Россия
активно
участвует
международного
использования
в
решении
задач
по
формированию
сотрудничества
в
области
информационных
и
коммуникационных
механизмов
противодействия
угрозам
технологий
в
террористических целях, в частности со странами СНГ, ШОС, БРИКС и иных
международных организаций.
В
то
же
время,
внутренняя
политика
России,
направленная
на
противодействие информационному терроризму, не до конца проработана и
нуждается в своем совершенствовании, прежде всего на законодательном уровне.
Так, в первую очередь, необходимо внести изменения в ст. 205 УК РФ, в части
указания
на
возможность
использования
информационных
технологий
террористами, а также ст. 205.2 УК РФ, с целью раскрытия способов
осуществления «призывов к террористической деятельности».
Также, важным шагом должно стать принятие Стратегии по обеспечению
информационной
безопасности
РФ,
понятийно-категориальный аппарат,
предусматривающей
основные
специальный
детерминирующие
факторы,
способствующие росту угрозы информационной безопасности в России, а также
определение мер и способов противодействия использованию информационного
пространства террористическими организациями.
75
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В общем смысле под «терроризмом» в настоящее время понимается
«вооруженная борьба радикальных групп или отдельных лиц, действующих на
основе внутренней убежденности (идеологии, идеологической доктрины),
конечной целью которой является разрушение существующей государственной
системы и отношений гражданского общества с помощью массового запугивания
населения».
Проявления
терроризма
характеризуются
следующими
признаками:
принудительный характер действий, которые должен выполнить объект;
выдвижение
устрашение
определенных
населения;
условий;
двойственный
публичный
характер
характер;
намеренное
террористический
атаки
(психическое давление направлено в отношении одних лиц, а непосредственное
насилие применяется в отношении других).
Однако, в XXI веке человечество все чаще сталкивается с проявлениями
«нового» терроризма. Такой терроризм характеризуется следующим: отсутствие
замкнутости на одном регионе; децентрализация деятельности террористических
организаций; использование высокотехнологичных видов вооружения; активное
использование средств массовой информации и сети Интернет в рамках своей
деятельности. Также, основным отличием «нового терроризма» является его
способность произвести системный кризис в любом государстве, причем
независимо от факта совершения террористической атаки в «материальном»
смысле. Все больше превалируют различные атаки, направленные на устрашение
граждан, в том числе при помощи информационных технологий.
Среди «новых» видов терроризма можно экологический терроризм, в том
числе ядерный и химический, а также компьютерный терроризм, иначе
называемы кибертерроризм, направленный на совершение виртуальных атак на
вычислительную технику потенциального противника. Однако особое место
среди «новых» видов терроризма занимает информационный терроризм, который,
76
несмотря на отсутствие какого-либо активного воздействия на объекты
материального мира, воздействует на разум и психику людей, склоняя их на
сторону террористов либо же сея страх и панику среди общественности.
Информационный терроризм – это воздействие на сознание и психику
широких слоев общественных масс посредством использования сети Интернет и
средств массовой информации, направленное на
формирование необходимых
террористам суждений и мнений, которые в дальнейшем определенным образом
определяют поведение и действия людей.
Важно осознавать, что понятие «информационного терроризма» следует
отличать от таких смежных понятий, как «кибертерроризм», «информационный
криминал», «терроризм информационной эры».
Кибертерроризм – это воздействие на информационные системы с целью
причинения вреда жизни и здоровью граждан, а также их имуществу, путем
создания непосредственных условий для аварий и катастроф техногенного
характера
либо
угрозы
их
совершения.
Кибертерроризм,
как
правило,
характеризуется использованием ряда специальных компьютерных программ, в
том числе и вредоносных («вирусов»), направленных на уничтожение или
незаконное копирование охраняемой законом информации, которое может
повлечь за собой наступление катастрофических последствий.
Информационный криминал – это действия отдельных лиц или группы
людей, направленные на взлом информационных систем и последующее хищение
или уничтожение информации в корыстных или хулиганских целях. Таким
образом,
информационный
преступности,
не
связанной
криминал
с
является
терроризмом,
но
проявлением
также
обычной
использующей
информационные технологии.
«Терроризм информационной эры» является абстрактным понятием, и
предполагает использование всего арсенала информационных технологий для
достижения поставленных целей. Таким образом, информационной терроризм
является одним из проявлении «терроризма информационной эры».
77
Информационный терроризм в настоящее время может осуществлять в
следующих проявлениях: сбор средств на финансирование; распространение
агитационной информации, пропаганда собственной деятельности; выполнение
организационных
действий;
привлечение,
вербовка
новых
участников;
осуществление информационно-психологического воздействия на население.
Одним из основных способов реализации информационного терроризма
является использование средств массовой информации. Террористические
организации все чаще стремятся использовать СМИ как инструмент для
продвижения своей идеологии и запугивания граждан, а также некоторые из них
имеют в своем распоряжение собственные телеканалы, или же негласно
сотрудничают с федеральными СМИ.
Однако зачастую и сами СМИ в своих эфирах предлагают гражданам такую
информацию, после получения которой общественное настроение кардинально
меняется.
В
поисках
средств
повышения
собственной
популярности,
телевизионные каналы и иные информационные агентства зачастую сами
становятся «ретрансляторами» террористических идей, не подозревая для самих
себя возможных последствий подобных репортажей, чем «оказывают услугу»
террористам.
В
то
же
время,
крайнюю
опасность
представляет
использование
террористическими организациями в своих целях сети Интернет. Так, крупные
организации радикалов имеют собственные интернет-сайты, с содержащейся на
них открытой пропагандой своей деятельности, направленной на привлечение
«неравнодушных» лиц в свои ряды. Кроме того, террористами используются
социальные сети, которыми активно пользуются миллионы граждан по всему
миру. Террористам важно не столько привлечь на свою сторону большое
количество граждан, сколько просто втянуть массовую публику в дискуссию,
порождая тем самым негативные настроения в психике общественности.
В итоге, средства массовой информации и Интернет являются основным
оружием террористов для психологического воздействия на поведение народных
масс,
программирование
их
действий.
Полагаем,
что
информационное
78
пространство является наиболее привлекательной средой для активности
террористов по следующим причинам: свобода доступа в Интернет; отсутствие
полноценного контроля за содержимом интернет-сайтов; наличие огромной
аудитории пользователей; преимущественная анонимность; высокая скорость и
дешевизна распространения информации.
Говоря о законодательном регулировании уголовной ответственности за
совершение актов информационного терроризма в Российской Федерации,
отметим, что УК РФ не предусматривает понятия «информационный терроризм».
В то же время, это не означает, что сопряженные с ним действия остаются
безнаказанными. Так, УК РФ предусматривает статью 205.1 «Содействие
террористической деятельности», включающую в объективную сторону состава
преступления действия, направленные на склонение, вербовку или иное
вовлечение лица в совершение террористических актов и иных смежных
преступлений, в том числе посредством использования средств массовой
информации и сети Интернет. Не менее важной статьей является ст. 205.2 УК РФ
«Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или
публичное оправдание терроризма», ч. 2 которой прямо регламентирует
уголовную
ответственность
за
осуществление
публичных
призывов
с
использованием средств массовой информации. Смежной статьей с похожим
смыслом является и ст. 282 УК РФ, предусматривающая ответственность за
возбуждение
ненависти или вражды по признакам
пола,
расы, языка,
национальности, религии и т.п., в том числе посредством использования средств
массовой информации или сети Интернет.
Помимо уголовно-правовых, на государственном уровне также приняты и
иные меры по противодействию информационному терроризму. В первую
очередь, это поправки в национальное законодательство, внесенные Федеральным
законом от 06.07.2016 № 374-ФЗ («пакет Яровой»), предусматривающие
обязанность операторов услуг связи хранить информацию о фактах приема,
передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, текстовых
сообщений, изображений, звуков, видео- или иных сообщений пользователей
79
услугами, а также сами тексты сообщений и передаваемую пользователями
информацию.
В то же время, в настоящее время все большую популярность набирают
альтернативные методы обмена информацией, основанные на передаче текстовых
и
голосовых
сообщение
через
используются
различные
сетевые
Интернет.
сервисы,
Все
активнее
террористами
позволяющие
обмениваться
текстовыми и голосовыми сообщениями через интернет, минуя контроль со
стороны сотовых операторов.
В результате, в России сложилась такая ситуация, когда даже несмотря на
определенный комплекс принятых мер, они не дают своего должного результата:
СМИ все также продолжают негативно воздействовать на население своими
новостями, а террористы все также безнаказанно общаются через Интернет.
Складывается впечатление, что опасность информационного терроризма все еще
недостаточно осознается в Российской Федерации, что требует выработки новых
мер по ее пресечению.
Учитывая серьезную опасность, которую могут представлять СМИ и
Интернет-ресурсы, мы полагаем, что дальнейшая государственная политика
Российской Федерации, направленная на борьбу с информационным терроризмом
и обеспечением информационной безопасности, должна складываться из
следующих составных частей:

совершенствование российского законодательства, в том путем
разработки
концепции
по
противодействию
информационно-техническому
терроризму;

обновление действующих нормативно-правовых актов;

закрепление возможности контроля социальных сетей и интернет-
сайтов, пропагандирующих идеи терроризма и экстремизма;

введение
средств
контроля
разработка
осуществления деятельности СМИ.
В рамках указанного комплекса мер, мы предлагаем:
надлежащих
методов
80
1.
Учитывая
распространение
информационных
технологий
и
их
использование террористами, в том числе с целью дальнейшего совершения
террористического акта, дополнить ч. 2 ст. 205 УК РФ пунктом «г»:
«сопряженные
с
посягательством
на
информационные
системы,
информационно-телекоммуникационные сети, создающие опасность гибели
человека,
причинения
значительного
имущественного
ущерба,
аварийной
ситуации, техногенной аварии либо иных тяжких последствий с помощью
информационных технологий, ...»
2. Осознавая, что публичное оправдание терроризма может осуществляться
не только путем осуществления призывов, но и путем распространения
пропагандистских материалов, а также их хранением, изготовлением и т.п.,
необходимо изменить ч. 1 ст. 205.2 УК РФ, представив ее в следующем виде:
«Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности,
публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма, а равно
распространение, изготовление, хранение, перевозка, ввоз на территорию
Российской Федерации или вывоз с территории Российской Федерации в целях
распространения материалов с такими призывами, материалов, оправдывающих
осуществление террористической деятельности либо материалов, содержащих
пропаганду террористической деятельности...».
3. Принятие Министерством цифрового развития РФ правового акта,
разработанного совместно с общественными организациями, представляющими
интересы СМИ (Союз журналистов России), регулирующего методы, способы и
рекомендации по ведению журналистской деятельности в условиях наличия
информационной угрозы.
4. Принять Стратегию по обеспечению информационной безопасности РФ,
в содержание которой будут входить:

понятийно-категориальный
«информационный
терроризм»,
аппарат,
в
«информационное
«информационное противодействие» и др.;
т.ч.
дефиниции
пространство»,
81

определение детерминирующих факторов, способствующих росту
угрозы информационной безопасности в России;

определение
информационного
мер
и
способов
пространства
противодействия
и
информационных
использованию
технологий
террористическими и иными преступными организациями.
По нашему мнению, принятие указанных мер окажет эффективное
воздействие на процесс предотвращения и предупреждения информационных
атак со стороны террористических организаций.
В заключении отметим, что технологический и информационный прогресс
развивается огромными темпами. Те проявления информационного терроризма,
которые мы можем наблюдать в наши дни, еще не демонстрируют всей мощи
использования информационных технологий и сетевого пространства. Именно
поэтому, государству необходимо «идти в ногу» с прогрессом, учитывая все
возможные факторы использования новейших достижений науки в преступных
целях. Только в таком случае можно будет если не ликвидировать, то хотя бы
избежать разрушительных последствий террористический акций, проводимых в
информационной среде.
82
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты:
1.
Конституция
Российской
Федерации
[Принята
всенародным
голосованием 12.12.1993; по сост. на 21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст.
4398.
2.
Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 63-ФЗ,
принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на 03.10.2018] // СЗ РФ. - 1996. - № 25. Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3.
О средствах массовой информации [Закон РФ № 2124-1, принят
Верховным Советом РФ 27.12.1991; по сост. на 18.04.2018] // Ведомости СНД и
ВС РФ. – 1992. - № 7. - Ст. 300; СЗ РФ. – 2018. - № 17. - Ст. 2432.
4.
О противодействии экстремистской деятельности [Федер. закон №
114-ФЗ, принят Гос. Думой 25.07.2002; по сост. на 23.11.2015] // СЗ РФ. – 2002. № 30. - Ст. 3031; 2015. - № 48 (часть I). - Ст. 6680.
5.
О противодействии терроризму [Федер. закон № 35-ФЗ, принят Гос.
Думой 06.03.2006; по сост. на 18.04.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 11. - Ст. 1146;
2018. - № 17. - Ст. 2431.
6.
Об
информации,
информационных
технологиях
и
о
защите
информации [Федер. закон № 149-ФЗ, принят Гос. Думой 27.07.2006; по сост. на
19.07.2018] // СЗ РФ. – 2006. - № 31 (1 ч.). - Ст. 3448; 2018. - № 30. - Ст. 4546.
7.
Об электронной подписи [Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой
06.04.2011; по сост. на 23.06.2016] // СЗ РФ. – 2011. - № 15. - Ст. 2036; 2016. - №
26 (Часть I). - Ст. 3889.
8.
О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии
терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части
установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения
общественной безопасности [Федер. закон № 374-ФЗ, принят Гос. Думой
06.07.2016] // СЗ РФ. – 2016. - № 28. - Ст. 4558.
83
9.
Об
утверждении
Доктрины
информационной
безопасности
Российской Федерации [Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646] // СЗ РФ. –
2016. - № 50. - Ст. 7074.
10.
О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации
[Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683] // СЗ РФ. – 2016. - № 1 (часть II). - Ст.
212.
11.
Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации
(утв. Президентом РФ 05.10.2009) // Российская газета. - № 198. - 20.10.2009.
12.
О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и
Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР [Федер. закон № 10-ФЗ, принят Гос.
Думой 01.07.1994] // СЗ РФ. – 1994. - № 10. - Ст. 1109. (Утратил силу).
13.
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от
30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. - № 40. - Ст. 591; СЗ РФ. – 1996. - №
32. - Ст. 3843. (Утратил силу).
Материалы судебной практики:
14.
О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о
преступлениях террористической направленности [Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 09.02.2012 № 1; по сост. на 03.11.2016] // Бюллетень
Верховного Суда РФ. – 2012. - № 4; 2017. - № 1.
Специальная литература:
15.
Боташева,
А.К.
Терроризм
в
современном
политическом
пространстве: истоки становления нелегитимного насилия и формирование
международной антитеррористической системы / А.К. Боташева. – Ставрополь:
Ставролит, 2013. – 276 с.
16.
Комментарий
к
Уголовному
кодексу
Российской
Федерации
(постатейный) / Г.Н. Борзенков, А.В. Бриллиантов, А.В. Галахова и др.; отв. ред.
В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2013. – 1069 с.
17.
Матчанова,
З.Ш.
Факторы
распространения
терроризма
в
84
современной России: криминологический анализ: дисс. ... канд. юрид. наук:
12.00.08 / Матчанова Зоя Шарифовна. – С.-Петербург, 2015. – 229 с.
18.
Методические
рекомендации
по
совершенствованию
пропагандистской работы в сфере противодействия распространению идеологии
терроризма в субъектах Российской Федерации / под ред. В.В. Попова. - М., 2013.
– 49 с.
19.
Ожегов, С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов; под ред. Л.И.
Скворцова. - М.: Мир и образование, 2015. – 1376 с.
20.
Петренко, О.А. СМИ и журналисты в условиях терактов: учебное
пособие / О.А. Петренко, А.М. Горбачев. – М. – Берлин: Директ-Медиа, 2016. –
251 с.
21.
Полянский Д.С. Терроризм как политическое явления в современной
России: дисс. ... канд. юрид. наук: 23.00.02 / Полянский Дмитрий Сергеевич. –
Ставрополь, 2006. – 170 с.
22.
Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины,
идеология, проблемы, организации, практика, профилактика и противодействие /
Рук. авт. колл. А.Н.З. Дибиров, Г.К. Сафаралиев. – Махачкала: Лотос, 2009. – 640
с.
23.
Сыромятников, И.В. Терроризм – зло: учебное пособие для учащихся
старшей ступени образовательных учреждений / И.В. Сыромятников; под ред.
А.Г. Караяни. – М.: СГА, 2008. – 55 с.
24.
Терроризм: история и современность / Кофман Б.И., Миронов С.Н.,
Сафаров А.А., Сафиуллин Н.Х. — Казань: КЮИ МВД, 2002. – 808 с.
25.
Шхагапсоев З.Л., Тарчоков Б.А. Современные контуры системы
противодействия различным проявлениям терроризма: Учеб. пособие / З.Л.
Шхагапсоев, Б.А. Тарчоков. - Нальчик: СКИ (ф) КрУ МВД Рос-сии, 2012. – 136 с.
Публикации периодической печати и научных сборников:
26.
Антименко, О.О. Экстремизм и СМИ: спасет ли нас общественный
контроль? / О.О. Антименко // Экстремизм и средства массовой информации:
85
Материалы Всероссийской научно-практической конференции (23-24 ноября 2006
г., Санкт-Петербург); под ред. В.Е. Семенова. — СПб.: Астерион, 2006. – С. 151 152.
27.
Антипов, В.Б., Коршунов, А.В. Специфические виды терроризма и
возрастание угрозы возникновения чрезвычайных ситуаций / В.Б. Антипов, А.В.
Коршунов // Вопросы оборонной техники. – 2016. - № 11-12 (101-102). – С. 18 23.
28.
Атаджанова, С.Э. Информационный терроризм: феноменология
явления / С.Э. Атаджанова // Сборник конференций НИЦ «Социосфера». – 2014. № 34. – С. 199 - 201.
29.
Белова, Т.П., Щепеткова, Е.В. Информационный фактор терроризма в
оценках студентов г. Москвы и г. Иванова / Т.П. Белова, Е.В. Щепеткова //
Экстремизм и средства массовой информации: Материалы Всероссийской
научно-практической конференции (23-24 ноября 2006 г., Санкт-Петербург); под
ред. В.Е. Семенова. — СПб.: Астерион, 2006. – С.87 - 88.
30.
Бойко, А.Ю., Комиссаров, С.А., Нельга, И.А. О возможности
применения физиологически активных веществ в современных условиях / А.Ю.
Бойков, С.А, Комиссаров, И.А. Нельга // Вестник АВН. - 2014. - № 4. - С. 29–33.
31.
Боричев, К.В. К вопросу об этимологии понятий «террор» и
«терроризм» / К.В. Боричев // Юридическая наука: история и современность. –
2017. - № 5. – С. 134 - 138.
32.
Бочарников, И.В. Информационное противодействие терроризму в
современных условиях / И.В, Бочарников // Электронный научный журнал
«Проблемы безопасности». – 2013. - № 3 (21). – С. 2 - 3.
33.
Буданов Б.В., Вешняков А.В., Осипчук А.О., Рязанов А.Л. Оценка
возможности использования полимерных материалов при совершенствовании
фильтрующих противогазов для защиты населения в случае террористического
применения ОВ / Б.В. Буданов, А.В. Вешняков, А.О. Осипчук, А.Л. Рязанов //
Вопросы оборонной техники. - 2016. - №. 3–4 (93–94). - С. 71 – 75.
86
34.
Будник, Г.И. Кибертерроризм как угроза основам конституционного
строя Российской Федерации: понятие, сущность и проблемы противодействия /
Г.И, Будник // Молодой ученый. – 2016. - № 8. - С. 725 - 728.
35.
Бураева, Л.А. Интернет как средство совершения преступлений
террористической направленности / Л.А. Бураева // XII Международная научнопрактическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические науки:
современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 25 февраля 2013 г.). –
Краснодар, 2013. - С. 108 - 118.
36.
Бураева, Л.А. Информационные войны и информационный терроризм
в современном мире: методы и поле действия / Л.А. Бураева // Известия
Кабардино-Балкарского научного центра РАН. – 2014. - № 1 (57). – С. 7 - 11.
37.
Газизов, Р.Р. Информационный терроризм / Р.Р. Газизов // Проблемы
противодействия
преступности
в
современных
условиях:
Материалы
международной научно-практической конференции (Уфа, 16-17 октября 2003 г.). Уфа: РИО БашГУ, 2003. - С. 53 - 61.
38.
Гачаева, М.Л., Кабанова, О.В. Понятие и виды терроризма как
преступления против общественной безопасности / М.Л. Гачаева, О.В. Кабанова //
Вестник Владимирского юридического института. – 2017. - № 4 (45). – С. 51 - 54.
39.
Голубев, В.А. Электронный терроризм – новое лицо терроризма / В.А.
Голубев // Компьютерная преступность и кибертерроризм: Сборник научных
трудов Центра исследования компьютерной преступности. – Запорожье. Изд-во
гуманитарного университета «ЗИГМУ», 2004. – С. 44 - 52.
40.
Григорьев, Н.Ю. Социальные основы и виды современного террора /
Н.Ю. Григорьев // Успехи современной науки и образования. – 2017. - № 7-4. – С.
75 - 79.
41.
Гриценко, Г.Д., Кокорин, С.А. Информационное противодействие
терроризму: реальность и возможности / Г.Д. Гриценко, С.А. Кокорин //
Гуманитарные и социальные науки. – 2013. - № 2. – С. 253 - 264.
87
42.
Завьялов, А.И. Проблемные аспекты при определении понятия
«терроризм» / А.И. Завьялов // Инновационная наука. – 2015. - № 1-2. – С. 280 286.
43.
Зарубин, С.В. К вопросу об оценке эффективности мероприятий по
противодействию информационному терроризму / С.В. Зарубин // Вестник
Воронежского института МВД России. – 2008. - № 4. – С. 118 - 122.
44.
Затолокин, А.А. К вопросу о сущности терроризма / А.А, Затолокин //
Вестник Краснодарского университета МВД России. – 2015. - № 1 (27). – С. 31 34.
45.
Ивашков,
Я.Г.
Соотношение
понятий
«терроризм»
и
«террористическая деятельность» / Я.Г. Ивашков // Nauka-rastudent.ru. – 2017. – №
02 (038). – 26 с.
46.
Информационное противодействие терроризму и экстремизму в
современных условиях // Международный правовой курьер. – 2015. - № 1 (7). – С.
3 - 6.
47.
Калинин, Р.С. О понятиях «терроризм» и «террористический акт» по
законодательству России и Беларуси / Р.С. Калинин // Публичное и частное право.
– 2014. - № 3 (23). – С. 118 - 122.
48.
Качалов, В.В. Терроризм как наиболее опасная форма экстремизма /
В.В. Качалов // Вестник Волгоградской академии МВД России. – 2016. - № 4 (39).
– С. 66 - 69.
49.
Ковлагина, Д.А. Информационный терроризм / Д.А. Ковлагина //
Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2013. - № 6 (95).
– С. 181 - 184.
50.
Косенко, Е.О., Боташева, А.К. Глобализация как фактор появления
новых форм терроризма / Е.О. Косенко, А.К, Боташева // Новое слово в науке:
перспективы развития. – 2016. - № 2 (8). – С. 42 - 43.
51.
Курачева, И.В., Гарькунев, А.Ю. Экологический терроризм как метод
осложнения международных отношений. Биотерроризм / И.В. Курачева, А.Ю.
Гарькунев // Вопросы оборонной техники. - 2015. - №. 5–6 (83–84). - С. 112 – 118.
88
52.
Лазарева, Д.С. Терроризм: уголовно-правовые и криминалистические
аспекты / Д.С. Лазарева // Nauka-rastudent.ru. – 2017. – №. 03 (039). – 16 с.
53.
Логинов,
терроризму /
Е.Л.
Е.Л.
Проблемы
Логинов
//
противодействия
Национальные
информационному
интересы: приоритеты
и
безопасность. – 208. - № 4 (25). – С. 72 - 76.
54.
Лопаткин, Н.Ю., Чирков, Г.С. Организационно-правовые вопросы
информационного противодействия терроризму в Российской Федерации / Н.Ю.
Лопаткин, Г.С. Чирков // Вестник РГТУ. Серия: Документоведение
архивоведение.
Информатика.
Защита
информации
и
и
информационная
безопасность. – 2011. - № 18 (80). – С. 271 - 279.
55.
Маклаков, Г.Ю. Информационный терроризм: понятие, терминология,
противодействие / Г.Ю. Маклаков // Теория и методика обучения математике,
физике, информатике. – 2005. - № 3 (15). – С. 290 - 296.
56.
Малышкин,
апокалипсиса»:
В.Г.,
Коновалов,
киберпреступность,
А.М.
Реалии
гипертерроризм,
«информационного
гипероружи
/
В.Г.
Малышкин, А.М. Коновалов // Доклады Института Европы. – 2003. – № 111. – С.
42 - 49.
57.
Маргиани, А.Л. Понятие и основные признаки терроризма / А.Л.
Маргиани // Novaum.ru. – 2017. - № 7. – С. 226 - 228.
58.
Мартыненко, Б.К. Разграничение понятий «террор», «терроризм»,
«война» / Б.К. Мартыненко // Общество и право. – 2014. - № 1 (47). – С. 37 - 39.
59.
Миронова, О.А. Религиозный и этнорелигиозный терроризм как один
из видов современных угроз национальной безопасности государства / О.А.
Миронова // Общество: политика, экономика, право. – 2015. - № 4. – С. 29 - 31.
60.
Молчанов, Н.А., Матевосова, Е.К. Информационный терроризм в
международно-правовом контексте / Н.А. Молчанов, Е.К. Матевосова // Вестник
Университета им. О.Е. Кутафина. – 2018. - № 5. – С. 94 - 103.
61.
Морозова, А.П. Кибертерроризм и информационный терроризм как
новые формы проявления терроризма / А.П, Морозова // Научные труды СевероЗападного института управления. – 2017. - № 2 (29). – С. 154 – 163.
89
62.
Мусаелян, М.Ф. К вопросу о политизированности уголовно-правовых
определений терроризма / М.Ф. Мусаелян // Российский следователь. – 2004. – №
12. – С. 19 - 22.
63.
Наговицин, А.И., Наговицин, К.А., Соловьев, С.В. Кибертерроризм
как новая форма терроризма / А.И. Наговицин, К.А. Наговицин, С.В. Соловьев //
Вопросы оборонной техники. – 2012. - № 1-2. – С. 101 - 104.
64.
Некрасова, Е.В. Информационный аспект экстремизма и терроризма и
деструктивные тенденции СМИ / Е.В. Некрасова // Вестник РУДН. Серия:
Социология. – 2013. - № 1. – С. 57 - 66.
65.
Осипов, В.Ю., Юсупов, Р.М. Информационный вандализм, криминал
и терроризм как современные угрозы обществу / В.Ю. Осипов, Р.М. Юсупов //
Труды СПИИРАН. – 2009. - № 8. – С. 34 - 45.
66.
Петухов, В. Интернет и «информационный терроризм» / В. Петухов //
Россия и мусульманский мир. – 2008. - № 5. – С. 176 - 190.
67.
Пропищин, А.И. Информационный терроризм как новый вызов
человечеству / А.И. Пропищин // Вестник Краснодарского университета МВД
России. – 2009. - № 1. – С. 134 - 137.
68.
Рягин,
Ю.И.,
Маринович,
А.Н.
Новые
формы
современного
терроризма как вызов стабильности мирового сообщества / Ю.И. Рягин, А.Н.
Маринович // Общество: политика, экономика, право. – 2016. - № 12. – С. 35 - 39.
69.
Семеновский, Н.Н. Терроризм как угроза национальной безопасности
России / Н.Н, Семеновский // Вестник государственного и муниципального
управления. – 2015. - № 4 (19). – С. 42 - 49.
70.
Сериков, А.В., Заец, Д.В. Сущность и понятие современного
терроризма / А.В. Сериков, Д.В. Заец // Новая наука: опыт, традиции, инновации.
– 2016. - № 10-2. – С. 52 - 54.
71.
Сидненко, Г.Ф., Ахмедов, В.Х. Информационное противодействие
терроризму в Российской Федерации: понятийно-содержательный анализ / Г.Ф.
Сидненко, В.Х. Ахмедов // Мир образования – образование в мире. – 2015. - № 3
(59). – С. 101 - 110.
90
72.
Тихонов, М.Н., Богословский, М.М. Экологический терроризм –
борьба с природой и обществом / М.Н. Тихонов, М.М. Богословский // Медикобиологические
и
социально-психологические
проблемы
безопасности
в
чрезвычайных ситуациях. – 2016. - № 3. – С. 96 - 108.
73.
Томов, А.Б. Феномен терроризма: к вопросу о формах и идейной
сущности / А.Б. Томов // Вестник Московского университета. Серия 12.
Политические науки. – 2008. - № 1. – С. 94 - 103.
74.
Туманян, О.В. Современные СМИ как фактор влияния на агрессивное
и экстремистское поведение молодых / О.В, Туманян // Актуальные вопросы
исследования и профилактики экстремизма. Материалы международной научнопрактической конференции (11-13 октября 2004 г., Санкт-Петербург); под ред.
А.А. Козлова. — СПб., 2004. – С. 106 - 112.
75.
Туронок, С.Г. Информационный терроризм: выработка стратегии
противодействия / С.Г. Туронок // Общественные науки и современность. – 2011. № 4. – С. 131 - 140.
76.
Украинский, С.В., Богданов, А.Г. Понятие и сущность терроризма в
историческом аспекте / С.В, Украинский, А.Г. Богданов // Евразийский Союз
Ученых. – 2016. - № 2 (23). – С. 150 - 153.
77.
Фарафонтова, Е.Л. К вопросу об информационном терроризме / Е.Л.
Фарафонтова // PR и реклама: традиции и инновации. – 2012. - № 7-1. – С. 53 - 59.
78.
Фисун,
информационное
А.П.,
право
Белевская,
как
Ю.А.
основной
Информационная
инструментарий
теория
и
обеспечения
информационной безопасности и противодействия информационному терроризму
/ А.П. Фисун, Ю.А. Белевская // Информационные системы и технологии. – 2010.
- № 5 (60). – С. 142 - 149.
79.
Фридинский, С. Терроризм как крайняя форма экстремизма / С.
Фридинский // Уголовное право. - 2008. - № 3. - С. 120 - 123.
80.
Фролов, М.Г. К вопросу о разграничении понятий «экстремизм» и
«терроризм» / М.Г. Фролов // Вестник Нижегородского университета им. Н.И.
Лобачевского. – 2017. - № 5. – С. 165 - 168.
91
81.
Харич, Е.А. Информационный терроризм и эффективные методы
обеспечения информационной безопасности / Е.А. Харич // Электронный
научный журнал. – 2015. - № 3. – С. 258 - 262.
82.
Хомушов, С.Д. Проблема информационного терроризма и способы
технического противостояния / С.Д. Хомушов // Вестник Курган-Тюбинского
государственного университета имени Носира Хусрава. – 2017. - № 1-3 (47). – С.
67 - 73.
83.
Шивдяков, Л.А. Кибертерроризм как новая и наиболее опасная форма
терроризма / Л.А. Шивдяков // Защита информации. INSIDE. – 2009. - № 2. – С. 64
- 72.
Электронные ресурсы:
84.
Конвенция
об
обеспечении
международной
информационной
безопасности (концепция) / Министерство иностранных дел
Федерации
[Электронный
ресурс].
–
Режим
Российской
доступа:
http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents//asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/191666. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
85.
Основы государственной политики Российской Федерации в области
международной информационной безопасности на период до 2020 года (утв.
Президентом РФ 24.07.2013 № Пр-175) / СПС КонсультантПлюс [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
86.
Антитеррористическая конвенция (правила поведения СМИ в случаях
террористического
акта
и
контртеррористической
операции)
(Принято
Индустриальным комитетом СМИ 08.04.2003 г.) / Федеральное агентство по
печати и массовым коммуникациям [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.fapmc.ru/rospechat/docs/documents/docs/2003/04/antiterror.html. – Дата
доступа: 02.11.2018 г.
87.
Варвара Караулова сегодня / Рамблер-новости [Электронный ресурс].
– Режим доступа: https://news.rambler.ru/person/karaulova-varvara/. – Дата доступа:
13.11.2018 г.
92
88.
Голубев
Голубев, В.А. Кибертерроризм как новая форма терроризма / В.А,
//
Центр
[Электронный
исследования
ресурс].
–
проблем
Режим
компьютерной
доступа:
преступности
http://www.crime-
research.org/library/Gol_tem3.htm. - Дата доступа: 01.11.2018 г.
89.
Голубев, В.А. Кибертерроризм – миф или реальность?/ В.А. Голубев //
Центр исследования проблем компьютерной преступности [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.crime-research.org/library/terror3.htm. - Дата доступа:
01.11.2018 г.
90.
Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в
контексте международной безопасности / Организация Объединенных Наций
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.un.org/. – Дата доступа:
02.11.2018 г.
91.
Заседание Совета Безопасности от 26 октября 2017 г. / Президент
России
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://kremlin.ru/events/president/news/55924. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
92.
Королев А. Киберпространство и информационный терроризм / А.
Королев // Интернет-журнал «Военно-политическая аналитика» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://vpoanalytics.com/2016/02/15/kiberprostranstvo-iinformacionnyj-terrorizm/. - Дата доступа: 01.11.2018 г.
93.
Теракт в аэропорту «Домодедово» 24 января 2011 г. / РИА Новости
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://ria.ru/spravka/20160124/1363238677.html. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
94.
РИА
Террористический акт на Дубровке («Норд-Ост») в октябре 2002 г. /
Новости
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://ria.ru/spravka/20131023/971874957.html. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
95.
Три дня Беслана / Аргументы и факты [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://www.aif.ru/society/history/tri_dnya_beslana_samye_strashnye_vospominaniya_v
oennogo_fotografa. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
93
96.
вещества
Химоружие в Сирии: откуда в стране появились запрещенные
/
ТАСС
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4162740. - Дата доступа: 10.11.2018 г.
97.
Этические принципы профессионального поведения журналистов,
освещающих акты терроризма и контртеррористические операции (Приняты
Федеративным Советом Союза журналистов России 30.10.2001 г.) / Общественная
коллегия по жалобам на прессу [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://presscouncil.ru/teoriya-i-praktika/dokumenty/760-eticheskie-printsipyprofessionalnogo-povedeniya-zhurnalistov-osveshchayushchikh-akty-terrorizma-ikontrterroristicheskie-operatsii. – Дата доступа: 02.11.2018 г.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа