close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Симонова Елена Александровна. Уголовно-правовая характеристика убийства.

код для вставки
1
АННОТАЦИЯ
Общий объем ВКР – 103 страницы. Количество источников: 96.
Ключевые слова: понятие убийства, простое убийство, состав убийства,
квалифицированное убийство, привилегированное убийство, отличие убийства от
смежных составов.
Краткая характеристика работы: Работа выполнена на тему «Уголовно правовая характеристика убийства».
Предметом исследования является
уголовно-правовая
характеристика
убийства.
Цель данного исследования – выявление проблем, связанных с уголовноправовой характеристикой убийства.
Для решения научных задач, направленных на достижение данной цели
использовались общенаучные и частно-научные методы исследования.
Магистерская диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих
восемь параграфов, заключения и списка литературы.
Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности, цель и
задачи исследования, его объект и предмет, теоретическая и эмпирическая база
исследования, положения, выносимые на защиту.
В первой главе определяется понятие убийства и квалификация убийств. Во
второй главе раскрываются характеристика убийства по действующему уголовному
законодательству. Определяется юридический состав преступления, анализируются
простое убийство, квалифицированные и привилегированные виды убийств. В
третьей главе анализируются проблемы квалификации убийства.
В заключении сделаны основные выводы и предложения по теме магистерской
диссертации.
Полученные результаты и возможность практической реализации: материалы
работы и выводы имеют определенное теоретическое и практическое значение, как в
учебных целях, так и в плане использования материалов работы в практических целях
(в деятельности следователя, адвоката, судьи).
2
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………6
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА И КЛАССИФИКАЦИЯ
УБИЙСТВ.....................................................................................................................11
1.1. Понятие убийства в уголовном законодательстве и в уголовно-правовой
литературе…………………………………………………………………………....11
1.2. Классификация убийств……………………………………………………...…15
ГЛАВА 2 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВА ПО
ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ……..…………22
2.1. Юридический состав убийства (ст. 105 УК РФ) ……………………………..22
2.2. Простое убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ) ………………………………………..28
2.3. Квалифицированные виды убийств (ч. 2 ст. 105 УК РФ)…………………….33
2.4. Привилегированные виды убийств ……………………………………………58
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА ………………………72
3.1. Отграничение убийства от смежных составов преступлений …………….....72
3.2. Проблемы квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах……..79
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………….………...86
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ...…………………………………………………………92
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Об актуальности выбранной темы исследования
свидетельствует значимость объекта преступления – жизнь человека, так как
право на жизнь занимает центральное место среди охраняемых государством
ценностей. Умышленное лишение жизни является наиболее тяжким из
признаваемых законом преступлений.
Убийство является преступлением, при квалификации которого возникают
трудности и на стадии расследования, и на стадии рассмотрения уголовного дела
в суде. Квалификация убийства представляет собой основополагающую,
фундаментальную,
стержневую
часть
применения
уголовного
закона
в
следственной и судебной практике. Тем не менее, несмотря на то, что тема
убийства изучена серьезно и подробно, на практике ошибки при квалификации
данного преступления до сих пор совершаются. По каждому делу об
умышленном убийстве должны быть установлена форма вины, выяснены
мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также
исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой
оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.
Содержащиеся в уголовном законодательстве нормы, квалифицирующие
убийство, соответствуют мировым стандартам, тем не менее, многие ученые
указывают на наличие противоречивости и проблемности в содержании норм об
убийстве. Вопросы квалификации различных видов убийств вызывают споры
среди теоретиков уголовного права, а правоохранительные органы допускают
ошибки при квалификации подобных деяний.
Изложенное свидетельствует о необходимости углубленного научного
исследования и теоретического анализа понятия убийства и его квалификации.
Поэтому дальнейшее исследование проблем уголовно-правовой характеристики
убийств представляет и научный интерес, и немалое практическое значение, чем
собственно, определяется актуальность темы исследования и обусловлен выбор
темы магистерской диссертации.
4
Степень научной разработанности темы. В теории отечественной
юриспруденции можно выделить значительное количество работ, посвященных
изучению убийств. Среди российских ученых, которые занимались проблемами
уголовно-правовой характеристики убийства, прежде всего, следует назвать
Андрееву Л.А., Антоняна Ю. М., Борзенкова Г.Н., Бородина С.В., Бородулина
А.И., Волкова Б.С., Гурова А.И., Загородникова Н.И., Кудрявцева В.Н., Наумова
А.В., Номоконова В.А., Попова А.Н., Побегайло Э.Ф., Слинько М.И., Таганцева
Н.С., Шаргородского М.Д.
Однако, несмотря на значительный вклад данных ученых в рассмотрение
вопросов уголовно-правовой характеристики убийства, необходимо отметить,
что некоторые аспекты анализируемой в магистерской диссертации проблемы
все еще далеки от своего полного и всестороннего изучения. Поэтому, вопросы
уголовно-правовой характеристики убийство находятся в центре внимания
российских ученых и практиков, им посвящены монографии, диссертационные
исследования,
статьи,
в
которых
рассматриваются
отдельные
аспекты
рассматриваемой проблематики.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
направленные на защиту личности от такого преступного деяния, как убийство
Предметом исследования является уголовно-правовая характеристика
убийства.
Целью исследования является выявление проблем, связанных с уголовноправовой характеристикой убийства.
Указанная цель исследования обусловила решение следующих задач:
-
проанализировать
понятие
убийства,
содержащееся
в уголовном
законодательстве и в уголовно-правовой литературе;
- рассмотреть классификации убийств;
-
определить
юридический
состав
убийства
(ст.
105
УК
РФ)
- охарактеризовать простое убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ), квалифицированные
виды убийств (ч. 2 ст. 105 УК РФ), привилегированные виды убийств;
5
- определить критерии отграничения убийства от смежных составов
преступлений;
- выявить проблемы квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах.
Методологическая основа исследования. Для достижения обозначенной
цели
и
решения
поставленных
задач
использовался
общенаучный
диалектический метод познания, так и частно-научные методы: сравнительноправовой, формально-логический, статистический, а также использовался
комплексный подход, заключающийся в единстве двух способов – анализа и
синтеза и другие методы.
Теоретическая база исследования. Характер исследуемой проблемы
предопределил многоплановость поставленных в настоящем исследовании
вопросов и обращения к научной правовой литературе, имеющей отношение к
различным аспектам исследования.
Отдельные вопросы относящееся к настоящей проблематике и касающиеся
данной области теоретических знаний, рассмотрены в трудах: Андреевой Л.А.,
Благова
Е.В.,
Борзенкова
Г.Н.,
Винокурова
В.Н.,
Загородникова
Н.И.,
Кудрявцева В.Н., Попова А.Н., Побегайло Э.Ф., Шаргородского М.Д. и других.
Нормативная основа исследования. Для решения поставленных в
исследовании задач был проведен анализ норм Уголовного кодекса Российской
Федерации. Правовую основу исследования составили нормативно-правовые
акты,
затрагивающие
вопросы
убийства.
Кроме
того,
использовались
разъяснения и опубликованная судебная практика Верховного Суда РФ по
вопросам исследуемой темы.
Эмпирическая
база
исследования.
Эмпирическая
основа
работы
формировалась за счет исследований имеющейся судебной практики.
Теоретическая
и
практическая
значимость
исследования.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в
результате
исследования
теоретические
выводы
и
положения
вносят
определенный вклад в развитие науки уголовного права. В работе обобщен и
проанализирован большой объем материалов по тематике исследования.
6
Результаты
исследования
в
определенной
мере
позволили
дополнить
теоретические представления об уголовно-правовой характеристике убийств.
Практическая значимость исследования состоит в том, что некоторые
положения, выносимые на защиту, имеют в итоге практический характер.
По результатам проведенного исследования на защиту выносятся
следующие основные положения и выводы:
1. Указание в понятии «убийство» на виновность, а также умышленность
и противоправность деяния позволит отграничить убийство от лишения жизни,
не образующего состав преступления.
2. Дополнить ч. 1 ст. 105 УК РФ словом «противозаконное», изложив ее в
следующей редакции: «убийство, то есть противозаконное умышленное
причинение смерти другому человеку».
3. Понятие объекта убийства учитывает следующие основные аспекты: а)
биологический аспект — жизнь человека как биологического объекта; б)
социальный аспект — жизнь человека как носителя определённой части
общественных отношений, как взаимодействие общества и личности; в)
уголовно-правовой аспект рассматривает жизнь другого человека как объект
уголовно-правовой охраны.
4. Классификация убийств может на основании уголовно-правовых,
уголовно-процессуальных, криминалистических характеристик.
5. Основаниями дифференциации убийств выступают характер и степень
общественной опасности.
6. В
целях
решения
некоторых
проблем
квалификации
убийств
необходимо руководствоваться тем, что действия лица, непосредственно не
участвовавшего в убийстве и не являвшегося соисполнителем, не могут быть
квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ; пособничество в убийстве не
образует квалифицирующего признака убийства, предусмотренного п. «ж» ч. 2
ст. 105 УК РФ: «совершенное группой лиц по предварительному сговору»; если
замысел на завладение имуществом убитого возник после совершения убийства,
то это не влечет квалификации действий виновного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ;
7
если убийство двух или более лиц совершено в разное время, при отсутствии
единого умысла его следует квалифицировать по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ;
убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, в силу которого он не
может оказать сопротивление, если такое состояние быть известно виновному
квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Апробация
результатов
исследования.
Магистерская
диссертация
подготовлена на кафедре уголовного процесса и прокурорского надзора ФГБОУ
ВО «Орловского государственного университета имени
И.С. Тургенева», на
которой осуществлялось ее обсуждение и рецензирование, результаты и выводы
исследования
содержатся
в
статье
«Уголовно-правовая
характеристика
объективных признаков убийства», опубликованной в сборнике статей по
материалам
круглого
стола
«Проблемы
современной
юриспруденции»,
проходящего на кафедре уголовного процесса и прокурорского надзора ОГУ им.
И.С. Тургенева 08.10.2018 г.
Структура работы. Данная работа состоит из введения, трех глав,
заключения и списка источников.
8
Глава 1. ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА И КЛАССИФИКАЦИЯ УБИЙСТВ
1.1. Понятие убийства в уголовном законодательстве и в уголовно-правовой
литературе
Жизнь любого человека является высшей ценностью, которая охраняется
законодательством
государства.
Указанная
норма
закреплена
и
в
Международных правовых актах, например, в ст. 6 Международного пакта о
гражданских и политических правах, устанавливающей, что право на жизнь есть
неотъемлемое право каждого человека и никто не может быть произвольно
лишен жизни1 и в ст. 20 Конституции Российской Федерации 2.
В Российской Федерации гарантии права на жизнь реализуются в
Уголовном кодексе РФ. Одним из видов преступлений против жизни является
убийство, под которым согласно ст. 105 Уголовного кодекса РФ 3 понимается
противоправное умышленное причинение смерти другому человеку. «Это
определение, впервые закрепленное в российском уголовном законе, позволяет
успешно решать вопросы отграничения данного преступления от самоубийства,
причинения смерти по неосторожности, правомерных случаев причинения
смерти (например, в состоянии необходимой обороны) и уничтожения иных,
кроме человека, объектов живой природы»4.
До принятия Уголовного кодекса 1996 года в юридической литературе
существовали два противоположных подхода к определению убийства. Согласно
одной из точек зрения, убийством является противоправное или неосторожное
лишение человека жизни. Согласно второй точки зрения, убийство - это только
умышленное лишение человека жизни. «Так, А.А. Пионтковский полагал, что
убийство есть противоправное умышленное или неосторожное лишение жизни
Международный пакт о гражданских и политических правах (Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на
1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. - № 12.
2
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом
поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
3
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2018)// Собрание
законодательства РФ. - 17.06.1996. - № 25. - Ст. 2954; Собрание законодательства РФ. - 30.07.2018. - № 31. - Ст.
4818
4
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т./ Под ред. А.В. Бриллиантова. – М.:
Проспект, 2015. – 1т. – С. 125.
1
9
человека. М.Д. Шаргородский понимал под убийством лишь умышленное
причинение смерти и не относил к нему неосторожное лишение жизни. Вторая
точка
зрения
воспринята
действующим
российским
уголовным
законодательством и представляется более совершенной и точной. УК РФ дано
определение убийства как умышленного причинения смерти другому человеку.
Неумышленное, то есть неосторожное убийство УК РФ отвергается, хотя
признается причинение смерти по неосторожности - ст. 109 УК РФ»1.
Закрепленный в действующем УК РФ подход к определению убийства
характерен для российского уголовного права. «В Уголовном уложении 1903г.
соответствующая глава именовалась «О лишении жизни», она включала составы
убийства и неосторожного причинения смерти. Ряд ученых (А.Н. Трайнин, М.Д.
Шаргородский и др.) еще до принятия УК РСФСР 1960 г. также предлагали
именовать убийством лишь умышленное лишение жизни. Это мотивировалось
тем, что опасность умышленного и неосторожного лишения жизни слишком
различна2.
Для квалификации действий виновного как убийство необходимо
установить противоправность лишения человека жизни. Практически во всех
имеющихся в юридической литературе исследованиях определение убийства
включает «противоправность» причинения смерти. В ч. 1 ст. 105 УК Российской
Федерации указание на противоправность отсутствует, однако, в характеристике
убийства оно является необходимым, так как, позволяет отграничить убийство
от правомерного лишения жизни человека. Например, не будет являться
противоправным лишение человека жизни в состоянии необходимой обороны,
при задержании лица, совершившего преступление причинение смерти, в ходе
вооруженного конфликта с другим государством.
В юридической литературе встречается подход, рассматривающий убийство
как
1
преступление,
совершенное
только
путем
действия 3.
Согласно
Марогулова, И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства// Журнал российского права. – 2001. - № 2. – С.
37.
2
Уголовное право России. Особенная часть: учебник / С.А. Балеев, Л.Л. Кругликов, А.П. Кузнецов и др.; под ред.
Ф.Р. Сундурова, М.В., М.В. Талан. - М.: Статут, 2012. - С. 294.
3
Камалова, Д.Г. Возможно ли покушение путем бездействия? // Российский следователь. - 2016. - № 18. - С. 43
10
противоположной точки зрения, убийства могут быть совершены как путем
активных действий, так и путем бездействия, если в нем проявляется воля лица,
стремящегося к достижению преступного результата. Например, если человек,
являющийся инвалидом по зрению передвигается в опасной близости с оврагом,
а сопровождающее его лицо, обязанное заботиться о его безопасности, в целях
избавления от данного человека не предупреждает его об опасности, ожидая его
смерти в результате падения в пропасть 1. Необходимо отметить, что в
большинстве случаев убийство совершается путем действия.
Следует обратить внимание, что, руководствуясь только содержащимся в
ч. 1 ст. 105 УК РФ определением убийства, невозможно разграничить убийство
со схожими преступлениями. В связи с чем в юридической литературе уделяется
большое
внимание
исследованию понятия
«убийство».
Во-первых,
под
убийством понимается противозаконное виновное причинение смерти другому
человеку. Данное определение не только в отечественной уголовно-правовой
литературе, оно содержится в зарубежном уголовном законодательстве,
например
Англии,
США2.
Во-вторых,
под
убийством
понимается
«предусмотренное статьей Особенной части Уголовного кодекса виновное
деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть» 3.
Большое
внимание
в юридической
литературе
уделяется
вопросу
отнесения к убийству причинения смерти по неосторожности. Так, по мнению
Б.В. Здравомыслова, нельзя признавать убийством причинение смерти по
неосторожности4. Такой же позиции придерживается Рарог А.И. указывая, что
неосторожное лишение жизни одним человеком другого не относится к
убийству и связано это не только с последствиями в виде наступления смерти
потерпевшего, но и с умышленной виной субъекта 5.
Камалова, Д.Г. Возможно ли покушение путем бездействия? // Российский следователь. - 2016. - № 18. - С. 43
Малешина, А.В. Преступления против жизни в странах общего права. - М.: Статут, 2017. – С.248.
3
Бородин, С.В. Преступления против жизни. - М: Юрист, 1999. - С. 174.
4
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. - М.:
Юрист, 2000. - С. 232.
5
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И.
Рарога, А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009. - С. 142.
1
2
11
Многие авторы в определении убийства ставили акцент на умышленности
данного
преступления.
Например,
В.Н.
Кудрявцев
убийством
считает
умышленное причинение смерти другому человеку1. С уточнением вида умысла
определяет убийство В.П. Ревин, как противоправное умышленное (с прямым
или косвенным умыслом) причинение смерти другому человеку 2.
Следует отметить, что официальное определение убийства, содержащееся в
ч. 1 ст. 105 УК РФ свидетельствует, что законодатель связывает понятие
убийства лишь с умышленной формой вины. Неосторожное лишение жизни
именуется причинением смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).
Анализ, приведенных определений убийства, позволяет сделать вывод о
том, что убийство является противоправным деянием. В официальном
определении убийства не содержится указания на противоправность причинения
смерти, тем не менее, необходимо указать, что противоправность данного деяния
подразумевается, что позволяет провести различие между убийством и
правомерным причинением смерти, например при необходимой обороне (ч. 1 ст.
37 УК), во время военных действий. Однако, следует согласиться с имеющимся в
юридической литературе подходом, что «указание на противоправность
лишения жизни другого человека следовало бы предусмотреть в определении
убийства, как это сделано в уголовных кодексах ряда стран» 3.
Рассмотренные фактические и юридические предпосылки, излагаются в
научной литературе с небольшими различиями, поэтому можно сделать вывод,
что универсальным можно считать подход, согласно которому под убийством
понимается умышленное причинение смерти другому человеку. Указание на
умышленность такого деяния, является существенным квалифицирующим
признаком убийства, в связи с чем, представляется целесообразным в
содержащемся в Уголовном кодексе определении убийства указать на
противоправность и виновность данного деяния. Кроме того, в содержащемся в
Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 2006. - С. 239.
Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Под ред. В.П. Ревина. - М.: Юстицинформ, 2009. - С. 127.
3
Уголовное право России. Особенная часть: учебник / С.А. Балеев, Л.Л. Кругликов, А.П. Кузнецов и др.; под ред.
Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. - М.: Статут, 2012. - С. 295.
1
2
12
законе официальном определении понятия убийства, необходимо указать
критерии, позволяющие отграничить убийства от смежных преступлений,
предполагающих причинение смерти другому человеку.
Таким образом, в целях отграничения убийства как от лишения жизни, не
образующего состав преступления, случая и самоубийства, так и от других
преступлений, включающих в свой состав умышленное причинение смерти,
наиболее правильным будет следующее определение убийства: «убийство - это
предусмотренное статьей Особенной части УК виновное, противоправное,
умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее
ему смерть».
1.2 Классификация убийств
В юридической литературе встречается несколько видов классификации
убийств. Как правило, под классификацией понимается система, состоящая из
элементов, между которыми существуют определенные отношения, образующие
ее структуру1. Наиболее распространенной классификацией убийств является
классификация, в основу которой положены, признаки указанных в ч. 2 ст. 105
УК РФ квалифицированных видов убийств2. В части 2 ст. 105 УК РФ
перечисляются
13
квалифицированных
видов
убийств,
которые
можно
объединить в несколько групп по сторонам состава преступления.
Во-первых, квалифицирующие признаки можно объединить по объекту
убийства, например, объектом убийства может быть два или более лиц (п. «а» ч.
2 ст. 105 УК РФ); убийство лица или его близких в связи с осуществлением
данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга
(п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ); убийство малолетнего или иного лица, заведомо для
виновного находящегося в беспомощном состоянии ( п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ);
Михаль, О.А. О логических правилах построения классификации преступлений // Современное право. - 2016. № 1. - С. 132.
2
Уголовное право России. Особенная часть: учебник / С.А. Балеев, Л.Л. Кругликов, А.П. Кузнецов и др.; под ред.
Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. - М.: Статут, 2012. - С. 295.
1
13
убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности ( п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ).
Во-вторых, квалифицирующие признаки можно объединить по объективной
стороне преступления. К данной группе можно отнести убийство, сопряженное с
похищением человекам ( п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ); убийство, совершенное
общеопасным способом ( п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ); убийство, совершенное с
особой жестокостью ( п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ); совершение убийства,
сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом п. «з» ч. 2 ст. 105
УК РФ); убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными
действиями сексуального характерам ( п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ).
В-третьих, квалифицирующие признаки могут быть сгруппированы по
субъекту преступлениям, например, убийство, совершенное группой лиц,
группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж»
ч. 2 ст. 105 УК РФ).
В-четвертых, классификация возможна в зависимости от субъективной
стороны убийства: убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК
РФ); убийство из корыстных побуждений или по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК
РФ); убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ); убийство
с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к» ч. 2
ст. 105 УК РФ); убийство по мотивам политической, идеологической, расовой,
национальной, религиозной ненависти м или вражды либо по мотивам ненависти
или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК
РФ); убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м»
ч. 2 ст. 105 УК РФ).
Предложенная классификация по сторонам состава преступления в
юридической литературе считается основной, в связи с тем, что состав
преступления с учетом родового объекта убийства, определяет общий подход к
установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию.
14
Необходимо
отметить,
теоретическую
и
практическую
важность
классификации убийств, так как классификация создает основу для определения
частных криминалистических методик расследования убийств1.
Классификация убийств может различаться в зависимости от выбора
основания, например, в основу классификации может быть положено уголовноправовое,
уголовно-процессуальное,
криминалистическое
основание. 2
Классификация убийств в основу которой положено криминалистическое
основание, может различаться в зависимости от способа совершения убийства,
особенностей подготовки убийства, в зависимости от совершения и сокрытия
убийства, от личности убийцы, потерпевшего, в зависимости от места и времени
совершения убийства, обстановки совершения преступления, мотивы и цели
преступления. «Эти основания могут объединяться для отражения специфики
механизма преступления и следственных ситуаций, складывающихся в процессе
его расследования»3.
Классификаций по способу совершения убийства включает убийства, при
совершении
которых
использовались
или
не
использовались
орудия.
Совершенные с использованием орудия убийства разделяются на совершенные с
использованием каких-либо веществ: взрывчатых, отравляющих, огнеопасных
или предметов, использованных для лишения жизни потерпевшего: холодное,
огнестрельное оружие, бытовые предметы, предметы, случайно обнаруженные
преступником
на
месте
преступления,
совершенные
с
использованием
транспортных средств. Данная классификация убийств является достаточно
условной, так как при совершении убийства возможно использование
нескольких орудий или их сочетание. Можно выделить классификацию убийств
в основу которой положен характер действий, совершая которые преступник
лишил потерпевшего жизни, это убийства, совершаемые путем утопления,
Корчагин, А.А. Криминалистическая классификация в методике расследования убийств// Юристъ-Правоведъ. –
2010. - № 3. - С.73.
2
Гавло, В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов
преступлений/ Под ред. В.К. Гавло. - Томск, 1985. - С. 157.
3
Корчагин, А.А. Криминалистическая классификация в методике расследования убийств// Юристъ-Правоведъ. 2010. - № 3. - С.73.
1
15
удушения, нанесения телесных повреждений, сожжения, сбрасывания с высоты.
Отдельно выделяется совершение убийства путем бездействия, например, смерть
парализованного больного может наступить в результате бездействия лица,
осуществляющего уход за ним, если больного перестанут кормить, и он умрет от
голода. Классификация убийств в зависимости от места совершения убийства
разделяет убийства на совершенные в жилом помещении, нежилом помещении и
открытой местности, возможно еще выделить убийства, совершаемые на
транспорте.
Если классифицировать убийства, ориентируясь на личность преступника,
классификация убийств будет выглядеть следующим образом, убийства,
совершенные лицами мужского или лицами женского пола, в зависимости от
возраста, убийства могут быть совершены малолетними, несовершеннолетними
и
взрослыми
преступниками,
исходя
из
семейного
положения,
лица,
совершившие убийства могут состоять или не состоять в браке. Основываясь на
психическом состоянии здоровья, убийства подразделяются на совершенные
лицами,
не
имеющими
психических
отклонений,
лицами
имеющими
психические отклонения, лицами, чье психическое состояние здоровья не
исключает
вменяемости
и
лицами,
которые
признаны
невменяемыми,
состоящими на учете в психиатрических лечебных учреждениях.
В дополнение к выше перечисленным классификациям убийств можно
указать классификации основанные на особенностях характеристики личности
жертв. Убийства могут классифицироваться в зависимости от пола, возраста,
психического и физического состояния здоровья потерпевшего. Убийства могут
классифицироваться в зависимости от образа жизни и поведения жертвы,
например, жертва может положительно характеризоваться по месту жительства,
учебы, работы, не иметь судимости, административных взысканий и лиц,
которые характеризуются отрицательно, имеют судимость, имели случаи ухода
из дома, бродяжничали, имели случайные знакомства.
Основой классификации убийств может выступать мотив преступного
деяния, например, корысть, ненависть, в том числе религиозная, национальная, и
16
т.д. Время совершения преступления также может быть использовано как
основание классификации убийства, например убийство может быть совершено
в разное время суток (утро, день, вечер, ночь), в разное время года.
Классифицировать
убийства
можно
основываясь
на
характеристике
окружающих условий, убийства могут быть совершены как в мирное, так и в
военное время, в условиях военного или чрезвычайного положения. Выделяется
классификация убийства
в зависимости от сферы деятельности, с которой
связано совершенное преступление, а именно, бытовые убийства, убийства,
совершаемые
в
предпринимательской
сфере,
убийства,
совершаемые
в
криминальной среде, в политической сфере 1.
Еще одна классификация, существующая в науке уголовного права,
предполагает
деление
убийства
на
простое,
квалифицированное
и
привилегированное. Простое убийство - это умышленное причинение смерти
другому человеку (ч. 1 ст. 205 УК РФ). В уголовно-правовой науке к
привилегированным
составам
убийства
относятся
преступления,
при
квалификации подпадающие под признаки составов, которые считаются
«смежными» по отношению к ч. 1 ст. 105 УК РФ2. К привилегированным
преступлениям относятся убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106
УК РФ); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ); убийство,
совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при
превышении
мер,
необходимых
для
задержания
лица,
совершившего
преступление (ст. 108 УК РФ).
Квалифицированные виды убийств отличаются от простого или основного
состава убийства по степени общественной опасности. Квалифицированные
убийства. Квалифицированные виды убийств предусмотрены ч. 2 ст. 105 УК РФ.
В уголовно-правовой науке существует несколько подходов к классификации
Корчагин, А.А. Криминалистическая классификация в методике расследования убийств// Юристъ-Правоведъ. 2010. - № 3. - С.75.
2
Гармаев, Ю.П., Кириллова А.А. Судебное разбирательство по уголовным делам об убийствах,
предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ: криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты: [Электронный
ресурс]. 2014. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 20.09.2018 г.
1
17
признаков квалифицированных видов убийств. Например, возможна следующая
классификация признаков квалифицированных видов убийств:
1.
Убийства,
характеризующиеся
наличием
отягчающих
обстоятельств,
наличием
отягчающих
обстоятельств,
наличием
отягчающих
обстоятельств,
наличием
отягчающих
обстоятельств,
относящихся к субъекту.
2.
Убийства,
характеризующиеся
относящихся к субъективной стороне.
3.
Убийства,
характеризующиеся
относящиеся к объекту.
4.
Убийства,
характеризующиеся
относящиеся к объективной стороне 1.
Несколько отличная классификация признаков квалифицированных видов
убийств предложена Н.И. Загородниковым, согласно которой выделяются:
1. Признаки, относящиеся к субъективной стороне, которые в некоторых случаях
также характеризуют общественную опасность субъекта (хулиганский мотив
также отрицательно характеризует и преступника).
2. Признаки, характеризующие субъекта.
3. Признаки, характеризующие способ совершения преступления 2.
Согласно другой классификации все, указанные в качестве отягчающих
обстоятельств, признаки убийств, содержащихся в ч.2 ст.105 УК РФ можно
поделить на три группы. Первая группа включает отягчающие признаки,
характеризующие объективную сторону особо опасного убийства; вторая группа
включает
признаки,
преступления;
третья
характеризующие
группа
субъективную
объединяет
признаки,
сторону
данного
характеризующие
потерпевшего3. При этом признаки третьей группы не могут рассматриваться
«оторвано»
от
субъективного
отношения
преступника
к
совершенным
действиям, в связи с тем, что особенности потерпевшего
(состояние
беременности, беспомощность, выполнение служебного или общественного
Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: научнопрактическое пособие / Ю.И. Антонов, В.Б. Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. - М.:
Норма, 2014. – С. 273.
2
Загородников, Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. - М., 1961. - С. 139.
3
Малешина, А.В. Преступления против жизни в странах общего права. - М.: Статут, 2017. – С. 180.
1
18
долга потерпевшим) заведомо были известны для виновного. Важно также
заметить, что признаки второй группы не могут сочетаться между собой при
квалификации одного убийства, так как убийство совершается с каким-либо
одним мотивом или целью, при их множественности только один мотив или цель
являются доминирующим.
Таким образом, по результатам проведенного в первой главе исследования
можно
выделить
следующие
характеризующие
убийство
признаки:
-
общественно опасное деяние, направленное на причинение смерти другому
человеку; - противоправное деяние; - наличие умысла.
Классификация убийств по составу является одной из основных, так как,
исходя из состава преступления с учетом родового объекта посягательства,
определяется общий подход к установлению обстоятельств, подлежащих
доказыванию.
19
ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВА ПО
ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
2.1. Юридический состав убийства (понятие, характеристика)
Понятие
состав
преступления
является
достаточно
сложным
и
дискуссионным в науке уголовного права. Официального понятия «состав
преступления» в Уголовном кодексе РФ не содержится, что вызывает некоторые
сложности, так как «состав преступления законодатель связал с основанием
уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ), через него определил оконченное
преступление (ч. 1 ст. 29), от него поставил в зависимость установление,
подлежит ли лицо уголовной ответственности при добровольном отказе (ч. 3 ст.
31), и т.д.»1. В юридической литературе отсутствует единый подход о том, какие
элементы и признаки включает в себя состав преступления. Согласно одной из
точек зрения «состав преступления должен включать в себя лишь то, что
характеризует содержание и структуру преступления» 2. Согласно другому
подходу, в понятие состава преступления не входит «объект преступления,
поскольку объект преступления - то, на что оно направлено, субъект
преступления - тот, кто его осуществляет, место, время и обстановка совершения
преступления - то, в каких условиях это происходит, вина - психическое
отношение к преступлению, цель - представление о результате преступления,
мотив - побуждение к совершению преступления, эмоции - психическое
состояние в момент совершения преступления»3. Необходимо отметить, что
большинство исследователей поддерживают включение в состав преступления
элементов структуры преступления. Однако, несмотря на различия в подходах к
определению состава преступления, все исследователи обращают внимание, что
«в действующем уголовном законодательстве термин «состав преступления»
обладает известной долей условности. Он включает и то, что на первый взгляд к
Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник/ Под ред. Ю.В. Грачевой, А.И. Чучаева. - М.:
КОНТРАКТ, 2017. - С. 217.
2
Кузнецова, Н.Ф. Преступление, состав преступления, диспозиция уголовно-правовой нормы// Вестник
Московского университета.- 1967. - № 4. - С. 41.
3
Благов, Е.В. Основы применения уголовного права. - Ярославль, 1992.- С. 15.
1
20
нему не относится, поскольку лишь при таком (широком) понимании может
выполнять отведенную ему роль в основании уголовной ответственности (ст. 8
УК РФ)»1.
Таким образом, если взять за основу поддержанный большинством
исследователей подход к определению «состав преступления», характеристика
состава
убийства
будет
представлена
через
характеристику
объекта,
объективной стороны, субъективной стороны и субъекта.
Объектом данной категории преступлений выступает жизнь другого
человека как биологического существа. «Жизнь человека - это процесс
(состояние) его физического существования как биологической единицы.
Началом жизни человека признается момент начала процесса рождения
(прорезывание
головки
младенца,
выходящего
из
организма
матери),
окончанием жизни - момент наступления биологической смерти»2.
Исходя
их
определенных
общепризнанной
общественных
трактовки
отношений,
объекта
преступления,
непосредственным
как
объектом
преступления признается конкретное общественное отношение, благо, которое
нарушается или ставится под угрозу нарушения. В то же время необходимо, что
в правовой литературе встречается иная точка зрения относительно объекта
преступления. Как отмечает А.В. Наумов, «в ряде случаев теория объекта
преступления как комплекса общественных отношений не срабатывает» 3.
Данная позиция обосновывается тем, что если рассматривать человека как
совокупность всех общественных отношений, как это было принято в науке
советского уголовного права, когда объектом убийства считалась не жизнь
человека как процесс (состояние), а жизнь как совокупность существующих
общественных отношений, что противоречит восприятию жизни как высшей
ценности, присущей человеку, как биологическому существу и принижает жизнь
человека, как биологическое явление.
Такой подход сводится к тому, что
Благов, Е.В. Признаки состава преступления: традиции и реальность// Lex russica. – 2017. - № 6. - С. 96.
Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник/ Под ред. Ю.В. Грачевой, А.И. Чучаева. - М.:
КОНТРАКТ, 2017. - С. 217.
3
Российское уголовное право. Общая часть: учебник. - М.: Спарк, 1997. - С. 92.
1
2
21
человек воспринимается
как носитель общественных отношений, например,
семейных, трудовых, материальных и т.д.1. Сторонники противоположного
подхода аргументируют свою позицию следующим образом: «если признать
объектом
преступления
не
личность
как
совокупность
общественных
отношений, а человека как биологическое существо, то невозможно будет
объяснить правомерность лишения жизни человека при необходимой обороне,
при исполнении приговора, так как объект не может быть поставлен под защиту
уголовного закона и в то же время не защищаться им. Очевидно, что объектом
при посягательстве на жизнь является не человек в его биологическом существе,
а личность как совокупность общественных отношений, на которые и
совершается
посягательство.
Следовательно,
нарушение
общественных
отношений, направленных на охрану жизни, - это как раз то, что отличает
убийство
от
правомерного
лишения
жизни
человека.
Значит,
именно
общественные отношения и являются объектом уголовно-правовой охраны, а не
человек как биологическое существо. Отсюда следует вывод, что объектом
уголовно-правовой
охраны
является
не
жизнь
как
совокупность
биофизиологических процессов, а жизнь как совокупность общественных
отношений, обеспечивающих индивиду возможность жить, пользоваться
благами жизни»2.
Таким образом, наиболее верным будет воспринимать жизнь человека как
биологического существа, участника общественных отношений и именно эти
общественные отношения обеспечивают неприкосновенность жизни человека.
Общественные отношения, охраняющие и защищающие жизнь человека и
гарантирующие право на жизнь, являются объектом убийства. По мнению Н.С.
Таганцева общественным отношением на которые посягает преступник,
совершая убийство является неприкосновенность жизни члена общества 3. Все
рассмотренные походы и точки зрения относительно объекта убийства можно
считать правомерными, так как любая из существующих точек зрения считает,
Российское уголовное право. Общая часть: учебник. - М.: Спарк, 1997. - С. 92.
Коржанский, Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. - М.: Академия МВД СССР, 1980. - С. 128.
3
Долголенко, Т.В. Преступления против жизни и здоровья: учебное пособие. - М.: Проспект, 2016. – С. 128.
1
2
22
что каждый человек имеет право на жизнь, которая является бесценной,
независимо
от
возраста,
пола,
расы,
национальности,
социального,
имущественного положения человека, и это право охраняется уголовным
законом. Основываясь на общем подходе, каждая из точек зрения на
определение объекта убийства дополняет другие. «Убийство прекращает все
общественные отношения, субъектом которых являлся человек и нарушает
общественные отношения, обеспечивающие охрану жизни».
В
теории
уголовного
права
имеет
место
дискуссия
относительно
определения уголовно-правовой охраны жизни человека, в связи с чем интерес
представляет
вопрос
о
начале
жизни
человека.
Существует
большое
разнообразия мнений, какой момент считается началом жизни человека. Вопервых, это момент зачатия, так как «оплодотворенная яйцеклетка «не просто
клеточная масса без особых своих собственных характеристик. Это полностью и
абсолютно есть жизнь человеческого существа, и она имеет ту же жизнь, какую
имеет новорожденный младенец, дитя, подросток и зрелый человек»1. Иной
точки зрения
придерживался
М.Д. Шаргородский,
который считал,
что
«моментом начала самостоятельной жизни младенца, с которого его нужно
охранять мерами уголовно-правового воздействия, является либо начало
дыхания, либо момент отделения пуповины»2.
Данный подход нашел свое
отражение в законодательстве РФ, например, в ст. 53 ФЗ «Об основах охраны
здоровья граждан в Российской Федерации». Во-вторых, моментом начала
жизни человека считается момент, когда плод в процессе рождения отделяется
от тела матери3, так как появляющийся из утробы матери плод может быть
подвержен непосредственному воздействию, что свидетельствует о начале
уголовно-правовой защиты жизни человека.
С вопросом о начале жизни человека тесно связан вопрос установления
смерти, наступление которой прекращает уголовно-правовую охрану жизни
Романовский, Г.Б. К вопросу о правовом регулировании репродукции человека// Правоведение. - 2000. - № 5.
С. 43.
2
Шаргородский, М.Д. Преступления против жизни и здоровья. - М., 1948. - С. 59.
3
Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской
Федерации»// Собрании законодательства Российской Федерации - 28 ноября 2011 г. - № 48. - Ст. 6724.
1
23
человека. Данный вопрос, как и вопрос об определении начала жизни человека,
как объекта убийства, рассматривается с разных подходов. «Если плод погиб в
утробе матери до родов или в процессе родов до того, как было оказано
виновное воздействие, направленное на лишение его жизни, то нет и объекта
уголовно-правовой охраны - жизни человека. Действия лица, направленные на
лишение жизни уже погибшего плода во время родов, но не знающего об этом,
образуют покушение на негодный объект»1. Вопрос о моменте человеческой
смерти имеет существенное значения для определения прекращения жизни
человека, как объекта убийства. «Этот вопрос в истории России традиционно
связывался с прекращением сердечной деятельности, остановкой дыхания,
исчезновением функций центральной нервной системы» 2. Понятию смерти
уделяется большое внимание, как в юридической литературе, так и в
законодательстве РФ, особое значение данный вопрос имеет в связи с
трансплантацией человеческих органов. «Именно развитие науки о пересадке
органов и тканей сыграло решающую роль в определении и закреплении на
законодательном уровне такого критерия гибели человека, как смерть его
мозга»3. Официальное определение момента смерти человека закреплено в
законодательстве РФ. Согласно ст. 66 Федерального закона «Об основах охраны
здоровья граждан Российской Федерации»4 для установления смерти человека
учитывается следующее: момент смерти мозга человека или момент его
биологической
смерти
(необратимой
гибели
человека);
необратимое
прекращение всех функций мозга, в результате чего наступает смерть мозга,
регистрируемое при работающем сердце и искусственной вентиляции легких;
факт смерти мозга человека определяется комиссионно врачами медицинской
организации, в которой находился пациент; наличие ранних и (или) поздних
трупных изменений, позволяющих установить биологическую смерть человека;
Долголенко, Т.В. Преступления против жизни и здоровья: учебное пособие. - М.: Проспект, 2016. – С. 128.
Там же. - С. 128.
3
Там же. – С. 128.
4
Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской
Федерации// Собрании законодательства Российской Федерации. - 28 ноября 2011 г. - № 48- Ст. 6724.
1
2
24
установление биологической смерти человека медицинским работником (врачом
или фельдшером).
Таким образом, нахождение человека в состоянии клинической смерти не
прекращает уголовно-правовую охрану его жизни, так как еще не наступила фаза
биологической смерти, и умышленное лишение такого человека жизни будет
квалифицироваться как убийство. Однако, если биологическая смерть человека
зафиксирована, но некоторые функции организма продолжают искусственно
поддерживаться, уголовно-правовой охраны человека не осуществляется.
Объективная сторона убийства выражается как в форме действия, так и в
форме бездействия. Убийство будет считаться оконченным не только при
наличии деяния, но и при наличии последствия такого деяния и причинной связи
между ними.
Объективная сторона убийства выражается в противоправном лишении
жизни другого человека. Преступление будет признано оконченным, если
следователь установит, что преступное деяние было направлено на лишение
человека жизни, и как следствие наступила смерть другого человека.
Необходимо установить наличие причинно-следственной связи между деянием и
последствием.
По
особенностям
законодательного
конструирования
рассматриваемый состав преступления является материальным.
Деяние при убийстве имеет, как правило, форму действия. Так
совершается подавляющее число убийств. Выявлено множество различных
способов лишения жизни другого человека: путем применения оружия
различного
типа,
иных предметов,
использование
взрывных устройств,
отравления, удушения, сбрасывания с высоты и другими способами.
Бездействие также может повлечь за собой убийство, например, когда
виновный создает опасность наступления смерти путем бездействия.
Согласно смыслу ст. 105 УК РФ, для субъективной стороны убийства
характерно наличие только умышленной вины, при этом умысел может быть,
как прямым, так и косвенным.
25
Субъектом преступления в основном является лицо, достигшее 16-летнего
возраста, но за совершение простого и квалифицированного видов убийств (ч. ч.
1 и 2 ст. 105 УК) ответственность наступает с 14 лет.
2.2. Простое убийство
Как уже отмечалось, все убийства в уголовном законе дифференцируются
на простые (ч. 1 ст. 105 УК), квалифицированные (ч. 2 ст. 105 УК) и
привилегированные (ст. ст. 106 - 108 УК).
В доктрине уголовного права простым убийством считается убийство, не
имеющее смягчающих и отягчающих обстоятельств. Нормы о простом убийстве
и об ответственности за простое убийство закреплены в ч. 1 ст. 105 УК РФ. К
простому убийству относится убийство, совершенное в ссоре, драке, но условии
отсутствия хулиганских побуждений, а также убийство из ревности, мести,
зависти, неприязни, ненависти и иным мотивам, возникшим на почве личных
отношений. Необходимо отметить, что не всякое убийство из мести будет
считаться простым, так как, только если месть возникла на почве личных
взаимоотношений между преступником и жертвой, убийство будет считаться
простым и квалифицироваться по ч.1 ст.105 УК РФ, когда же мотивом убийства
будет являться месть, возникшая в связи со служебными взаимоотношениями,
выполнением общественного долга или, связанна с обычаем кровной мести,
квалифицироваться такое убийство будет по п. п. "б" и "е.1" ч. 2 ст. 105 УК. «К
иным видам простого убийства можно отнести убийство из трусости (страха
перед мнимой опасностью), при нарушении правил караульной (охранной)
службы, при проведении эксперимента, так называемые безмотивные убийства,
некрофильские, ритуальные убийства, криминальный каннибализм»1.
Объективная сторона убийства как преступления, имеющего материальный
состав, состоит из следующих элементов, рассматриваемых в совокупности, вопервых, действие или бездействие, которое совершает лицо для лишения жизни
Винокуров, В.Н. Предмет отношений как видовой объект преступления и способы его установления //
Современное право. - 2018. - № 3. - С. 87.
1
26
другого человека; во-вторых, обязательным результатом является смерть
потерпевшего; в-третьих, причинная связь между совершенным действием или
бездействием и смертью потерпевшего. Убийство может быть совершено как
путем действия, так и бездействия, но наиболее частый способ совершения
убийства путем использования орудий преступления, физического воздействия,
и иным путем совершения активных действий. Каким способом потерпевший
был лишен жизни, если речь идет о простом убийстве, не имеет значения, если
же преступление имеет признаки, позволяющие квалифицировать его по ч. 2 ст.
105 УК РФ, способ совершения преступления может иметь существенное
значение, например, для квалификации убийства по ч. 2. ст. 205 УК РФ
существенное значение будет иметь совершено ли оно общеопасным способом
или с особой жестокостью. В научной литературе анализируется такой способ
лишения человека жизни, как психологическое давление, что не характерно для
убийства, в данном случае виновный должен знать об индивидуальных
особенностях потерпевшего и заведомо знать, что в результате нанесенной
психологической травмы может наступить смерть жертвы 1.
В практике совершение убийства путем бездействия крайне редко и может
иметь место, когда, например, виновное лицо было обязано, исходя из
выполняемых договорных,
должностных,
трудовых функций
или иных
возложенных законом обязанностей, предотвратить смерть потерпевшего.
Например, приговором суда Ипатова А.Д. признана виновной в том, что
совершила убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, а
именно, совершила убийство малолетнего – И.В. "дата" рождения, с особой
жестокостью. Достоверно зная об установленном И.В. диагнозе, вызванном
недостатком питания - гипотрофия 1-2 степени, Ипатова А.Д., осознавая, что в
силу малолетнего возраста, психического и физического развития И.В.
полностью зависима от ухода и заботы со стороны матери либо иных лиц, не
может оказать себе помощь, самостоятельно не способна принимать пищу и
Ситникова, А.И. Алгоритм и правила квалификации убийств, совершенных отягчающими способами//
Российский следователь. - 2017. - № 8. - С. 28.
1
27
осуществлять необходимые для грудного ребенка процедуры, с "дата" по "дата".
оставила малолетнюю И.В. одну в квартире без пищи и воды, необходимого
ухода и надзора, причиняя тем самым особые физические страдания и мучения
ребенку. В результате умышленного преступного бездействия Ипатовой А.Д. не
позднее "дата" час. "дата" мин. "дата". в связи с крайним истощением организма,
связанного с длительным недоеданием и голоданием, наступила смерть И.В. от
алиментарной
кахексии
(сухая
форма)
с
явлениями
полиорганной
недостаточности1.
Обязательным условием квалификации убийства является установленная
причинная связь между действием (бездействием) преступника и наступлением
смерти жертвы. Причинная связь может быть непосредственной, прямой,
короткой, например, когда в результате выстрела наступила смерть лица, так и
непрямой, опосредованной, такая причинная связь устанавливается сложнее и
может иметь место, например, когда убийство совершается с использованием
автоматического взрывного устройства, или когда потерпевший сам совершает
какое-либо действие, на которое рассчитывает виновный и которое приведет к
убийству, например, поворачивает ключ зажигания в машине и заминированный
автомобиль взрывается, или
с использование действия природы, например,
виновное лицо оставляет на морозе избитую и находящуюся без сознания
жертву, а также в результате несвоевременных и (или) неквалифицированных
действий третьих лиц.
установить,
что
Для определения причинной связи необходимо
наступивший
результат
–
смерть
человека,
является
последствием действия или бездействия виновного лица, совершенного в
конкретных условиях места и времени.
Характер причинной связи между действием (бездействием) преступника и
наступлением смерти жертвы (прямая связь или опосредованная) определяется в
зависимости от уровня воздействия виновного на преступный результат и имеет
Апелляционное определение СК по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 февраля
2015 г. по делу № 22-575/15: [Электронный ресурс]. 2015. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата
доступа: 30.09.2018 г.
1
28
практическое значение1, так как позволяет разделить способы совершения
убийства на сильно управляемые и слабо управляемые.
Оконченным убийство считается с наступлением смерти потерпевшего, при
этом не важен момент наступления сверти сразу же после совершения
преступного деяния или по истечении какого-либо времени. Следуя традициям
российского законодательства Уголовный кодекс РФ не содержит требований к
установлению сроков для наступления смерти, если у виновного имелся умысел
на убийство2. В случае не наступления смерти потерпевшего, когда виновное
лицо совершило действия направленные на причинение смерти другому лицу, но
смерть не наступила по независящим от него обстоятельствам, преступное
деяние будет квалифицироваться как покушение на убийство.
Субъективная сторона убийства характеризуется наличием прямого или
косвенного умысла причинить смерть. Прямой умысел на совершение убийства
может иметь место и в случае, если преступник не имел цель причинить смерть.
В качестве примера можно привести ситуацию, когда преступник убивает
случайного свидетеля преступления, или убийства лица, препятствующего
завладению
преступником
денежными
средствами.
Однако,
необходимо
отметить, что даже в тех случаях, когда убийство не являлось конечной целью
преступления, имело место желание совершения убийства, которое является
волевым моментом умысла. В отличие от прямого умысла, косвенный умысел не
предполагает, что виновный желает причинение смерти, но своими действиями
сознательно допускает ее наступление. «Исследованные по делу доказательства
свидетельствуют о том, что Трунин, находясь за калиткой, независимо от того,
видел он или не видел М., но он, безусловно, понимал, что по другую сторону
калитки находится человек, то есть М., поскольку последний находился от него
хоть и за калиткой, но находился от него в пределах не более двух-трех метров (с
учетом расстояния от калитки до ступенек дома - около 2 метров и производства
Ситникова, А.И. Алгоритм и правила квалификации убийств, совершенных отягчающими способами//
Российский следователь. - 2017. - № 8. - С. 28.
2
Головлев Ю.В. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.
105 УК РФ)» нуждается в кардинальном обновлении // Адвокат. - 2016. - № 5. - С. 34.
1
29
выстрела в калитку с расстояния до 150 мм), при этом Трунин разговаривал с М.
который неоднократно разъяснял ему о том, где находится квартира ... и после
того, как М. направился к калитке, намереваясь ее открыть, Трунин произвел
выстрел из пистолета на уровне груди-живота человека среднего роста с учетом
нахождения повреждения, обнаруженного на двери калитки (в 126 см от земли),
что подтверждается нахождением огнестрельного повреждения на трупе М. в
152 см от подошвы левой стопы. Данные обстоятельства свидетельствуют о
наличии у Трунина косвенного умысла на убийство М., поскольку Трунин, зная,
что за дверью в непосредственной близости от нее находится человек (М.), тем
не менее, произвел выстрел из пистолета на указанном уровне в дверь, при этом
он не мог не осознавать, что производство им выстрела может реально привести
к гибели человека, хотя при этом он мог и не желать наступления данных
последствий или относится к ним безразлично»1.
Характерными мотивами простого убийства является месть потерпевшему
за какое-либо совершенный им поступок, ревность, зависть, неприязнь или
ненависть, иные чувства, связанные с личными отношениями. Особый интерес
представляют убийства, совершаемые из сострадания к безнадежно больному
или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном
долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при
отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. Совершенные по таким
мотивам убийства также могут относиться к простым убийствам, как и
умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием
эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии
признаков сильного душевного волнения. В судебной практике к мотивам
простого убийства относят также стремление выделиться в глазах окружающих,
укрепить свой авторитет в преступной среде.
Субъект убийства, квалифицируемого по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20
Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2017 г. N 13-АПУ17-6:
[Электронный ресурс]. 2017. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
30
УК).
Убийство,
совершенное
должностным
лицом
при
превышении
должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений,
предусмотренных ст. 105 и 286 УК.
2.3. Квалифицированные виды убийств
Частью 2 ст. 105 УК РФ предусмотрены виды убийств, совершенные при
квалифицирующих
выделения
ответственность
убийств,
содержащий
обстоятельствах.
квалифицирующие
Основанием
признаки
для
является
повышенная степень общественной опасности такого убийства по сравнению с
основным составом убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Под
квалифицирующими убийство обстоятельствами понимается указанные в
Уголовном кодексе обстоятельства, совершения убийства, относящиеся к
составу преступления,
отражающие
повышенную степень общественной
опасности, по сравнению со степенью общественной опасности убийств,
подпадающих под признаки основного состава преступления 1. При этом в
квалифицированном убийстве присутствуют все признаки основного состава
убийства, рассмотренные в п. 2.1. настоящего исследования.
В соответствии с постановлением № 1 Пленума Верховного суда РФ от
27.01.1999 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»
убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных
двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем
этим пунктам. Но при этом, должно быть учтено то, что нельзя вменить при
совершении одного убийства два или более признака, характеризующих
субъективную сторону преступления. Так, одновременно убийство не может
быть квалифицировано по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (с целью скрыть другое
преступление или облегчить его совершение) и п. «з» (из корыстных
1
Долголенко, Т.В. Преступления против жизни и здоровья: учебное пособие. - М.: Проспект, 2016. – С.128.
31
побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или
бандитизмом)1.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по
делам об убийстве» (ст. 105 УК РФ) от 27.01.1999 применение п. «а» ч. 2 ст. 105
УК РФ разъясняется следующим образом, убийство одного человека и
покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное
преступление - убийство двух лиц. Содеянное должно быть квалифицировано
как оконченное преступление, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 ст. 105, и покушение
на совершение убийства двух или более лиц по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК
РФ. В п. 5 данного постановления указывалось на то, что убийство двух или
более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует
совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК
РФ, а при наличии к тому оснований - также по другим пунктам ч. 2 данной
статьи при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был
осужден. Примером квалификации преступления по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ
может послужить следующее: «7 декабря 2014 г. около 14 час. 39 мин., С., узнав
о повреждении принадлежащего ему автомобиля, который вместе с ключами он
оставил на станции технического обслуживания, прибыл на указанную станцию
и, находясь там, считая, что его автомобилем воспользовались К. и Ф., в
результате чего повредили автомобиль, из неприязненных отношений к
последним стал наносить им удары руками в область головы и туловища.
Продолжая выяснять обстоятельства повреждения автомобиля, около 17 час. 19
мин. С. указал К. и Ф. сесть в автомобиль, которым управлял его родственник и
на котором все они выехали с территории станции на участок местности,
расположенный
в
лесном
массиве
в
сторону
автомобильной
дороги
федерального значения и на расстоянии около 150 метров от автобусной
остановки "Дачная". Выйдя из автомобиля, С. продолжил наносить удары К. и
Ф. Затем С. нанес ножом К. удары, причинив ему телесные повреждения,
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об
убийстве (ст.105 УК РФ)»: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа:
30.09.2018 г.
1
32
повлекшие его смерть, а затем С., повернувшись к Ф. нанес этим же ножом Ф.
удары, причинив ему телесные повреждения, повлекшие его смерть» 1.
В
юридической
литературе
существует
дискуссия
относительно
квалификации преступлений по п. «а» ст. 105 УК РФ. Некоторые исследователи
считают, что «убийства двух лиц, не объединенные единым умыслом, являются
не
одним
преступлением
–
«убийством
двух лиц»,
а
совокупностью
преступлений - убийством одного человека и убийством еще одного человека,
т.е. двумя преступлениями, в ходе совершения каждого из которых лишается
жизни
один
человек»2.
Согласно
другой
точки
зрения,
возможно
квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК убийства как соединенные, так и не
соединенные умыслом, совершенные как одновременно, так и в разное время,
как по одному, так и по разным мотивам3, что, в принципе, означает отнесение
убийства двух и более лиц к единому продолжаемому преступлению.
Основанием для определения преступлений как единых продолжаемых является
разъяснения, содержащиеся в п. 2 Пленума Верховного Суда СССР, согласно
которым едиными продолжаемыми преступлениями считаются «преступления,
складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к
общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление»4. Для
обоснования
или
опровержения
изложенных
точек
зрения
необходимо
определить, что является общей целью, на достижение которой направлены
тождественные преступные действия. В юридической литературе нет единства
взглядов
относительно
общей
цели,
так,
например,
«если
отрицать
принадлежность жизни как охраняемого уголовным законом блага конкретному
человеку, то получится, что несколько посягательств на жизнь разных людей каждое из которых, будь оно только и совершено виновным, образовывало бы
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.09.2016 № 18-АПУ16-18сп: [Электронный ресурс].
2016. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
2
Краев, Д.Ю. Об умысле в убийстве двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ)// Адвокатская практика. 2016. - № 5.
3
См.: Коробеев, А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. - М., 2012. - С. 45 - 46;
Лопашенко Н.А. Убийства. - М., 2013; Гарбатович Д., Сумский Д. Отграничение совокупности преступлений от
единичных сложных преступлений // Уголовное право. - 2015. - № 1.
4
Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. N 23 "Об условиях применения давности и
амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям": [Электронный ресурс]. 2016. – Режим доступа: СПС
Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
33
состав преступления, предусмотренного ст. 105 УК, - можно рассматривать как
направленные к одной цели, причиняющие вред одной ценности – жизни»1.
Согласно другой точки зрения, преступное посягательство направлено на
личность конкретного человека, т.е. имеет место «узконепосредственный
объект»2. Таким образом, можно сделать вывод, что убийство двух и более лиц
не отвечает понятию продолжаемого преступления.
Следующим
обязательным
условием
признания
преступления
продолжаемым, является наличие единого умысла. Отсутствие единого умысла
не позволяет отнести убийство двух и более лиц к числу продолжаемых
преступлений, в таком случае будет иметь место наличие единого преступления,
состоящего из двух и более оконченных убийств. Если использовать
официальную позицию относительно того, является ли убийство двух и более
человек
единым
продолжаемым
преступлением,
изложенную
в
п.
5
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О
судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», даже если убийство
двух или более лиц совершено в разное время, при отсутствии единого умысла,
его следует квалифицировать по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Таким образом
убийство двух и более лиц является «единым преступлением, его нельзя
расчленять на эпизоды с самостоятельной квалификацией каждого»3, каждое из
преступлений посягает на общий объект – «жизнь вообще», при этом, такое
преступление не является продолжаемым.
Следующим видом квалифицированного убийства, предусмотренным п. «б»
ч. 2 ст. 105 УК РФ, является убийство лица или его близких в связи с
осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением
общественного
долга.
В
целях
характеристики
квалифицированного убийства необходимо указать, что
данного
вида
в соответствии с
постановлениями Пленума 1999 г. осуществлением служебной деятельности
Курс уголовного права: в 5 т. / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой, - М: Статут, 2002. – 1 т. - С. 355.
Дрожжина, Е. Объект преступления и его влияние на квалификацию преступлений //Уголовное право. – 2015. № 3. С. 78.
3
Борзенков, Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика: Учебнопрактическое пособие. – М.: Юрист, 2008. - С. 48.
1
2
34
являются те действия, совершаемые лицом, которые входят в его обязанности,
вытекающих из трудовых, служебных и иных договорных отношений1. При
квалификации данного вида убийств учитывается правомерность действий
потерпевшего, а также, правомерность деятельности организаций в отношениях
с которой состоит виновный. Выполнением общественного долга является
осуществление специально возложенных на гражданина обязанностей в
интересах общества или законных интересах отдельных лиц, а также совершение
других общественно полезных действий. Потерпевшими при совершении этого
преступления могут быть и близкие лица, выполняющего свой служебный или
общественный долг. Под близкими потерпевшему лицами понимаются не только
близкие родственники, но и иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве
(родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых
заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных
отношений2. Субъективная сторона данного преступления характеризуется как
прямым, так и косвенным умыслом, а также целью на воспрепятствование
правомерного
осуществления
потерпевшим
своего
служебного
или
общественного долга, или мотивом мести за эту деятельность. Таким образом,
неотъемлемым признаком субъективной стороны рассматриваемого состава
преступления является совершение преступления в связи с осуществлением
лицом специфического вида профессиональной деятельности.
В содержание умысла при этом входит осознание каждого из указанных
признаков п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Специальными нормами являются нормы,
предусмотренные ст. 277, 295, 317 УК РФ, устанавливающие ответственность за
посягательство на жизнь отдельных категорий граждан. Они подлежат
применению при конкуренции с общей нормой, какой в данном случае является
норма, содержащаяся в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Жизнь как объект уголовноправовой
охраны
в
этих
нормах
является
дополнительным
объектом
Дрожжина, Е. Объект преступления и его влияние на квалификацию преступлений //Уголовное право. – 2015. № 3. С. 78.
2
Дрожжина, Е. Объект преступления и его влияние на квалификацию преступлений //Уголовное право. – 2015. № 3. С. 78.
1
35
преступления, так как главным непосредственным объектом выступают такие
правоохраняемые блага, как политическая система государства, общественные
отношения,
обеспечивающие
правосудия,
деятельность
нормальное
функционирование
правоохранительных
органов.
системы
«Признавая
несовпадение таких ценностей, охраняемых уголовным законом, как жизнь
человека и порядок управления, сторонники наличия ст. 317 УК РФ как
специальной нормы по отношению к норме, закрепленной п. «б» ч. 2 ст. 105 УК
РФ, где основным непосредственным объектом признается не жизнь сотрудника
правоохранительного органа, а порядок управления, обосновывают его наличие
переносом
момента
окончания
на
стадию
покушения
на
убийство
и
ужесточением санкции, предусмотренной ст. 317 УК РФ (от 12 до 20 лет
лишения свободы), против санкции, установленной ч. 2 ст. 105 УК РФ (от 8 до
20 лет лишения свободы), усилением охраны жизни человека»1. Следует
согласиться
с
имеющимся
в
юридической
литературе
мнением,
что
совершивший убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным
лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга
преступник «посягает не на два объекта, а на два структурных элемента одного и
того
же
отношения
-
управленческую
деятельность
и
субъекта
этой
деятельности»2
Пунктом «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за
убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в
беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека.
Специфическими
признаками
убийства
лица,
заведомо
для
виновного
находящегося в беспомощном состоянии являются: 1) то, что потерпевший в
момент совершения убийства находится в беспомощном состоянии; 2) то, что
умысел на убийство этого лица возник после того, как он оказался в
беспомощном состоянии. При этом виновный осознает, что потерпевший не
Винокуров В.Н. Жизнь человека как объект преступления: система Особенной части Уголовного кодекса РФ и
квалификация деяний // Современное право. - 2016. - № 12. - С. 114.
2
Винокуров В.Н. Жизнь человека как объект преступления: система Особенной части Уголовного кодекса РФ и
квалификация деяний // Современное право. - 2016. - № 12. - С. 114.
1
36
способен оказать ему сопротивление и на это рассчитывает. В литературе
выделяют два вида беспомощного состояния: психическую беспомощность,
когда лица, неспособные понимать характер и значение действий другого лица (в
данном случае преступника), не оказывают ему сопротивления, и физическое
состояние беспомощности, когда у лица по причине болезни, физических
недостатков, малолетнего или престарелого возраста, отсутствует возможность
оказать сопротивление. Данная характеристика содержится в п. 7 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам
об убийстве (ст. 105 УК РФ)».
Понятие
беспомощного
дискуссионным.
практики,
исключение
состояния
является
оценочным
и
поэтому
Интересным является следующий пример из судебной
государственный
из
приговора
обвинитель
указывал
на
квалифицирующего
необоснованное
признака
убийства,
предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, однако, Судебная коллегия ВС РФ
посчитала
доводы
государственного
обвинителя
несостоятельными.
«В
судебном заседании было установлено, что все потерпевшие, действительно,
имели престарелый возраст, страдали рядом заболеваний. Вместе с тем М. и К.
жили отдельно от родственников, самостоятельно обслуживали себя, вели свое
подсобное хозяйство, связанное с выращиванием овощей на своем приусадебном
участке, продавали выращенное. Кроме того, сначала М. а затем К. посредством
своей физической силы оказали осужденному активное сопротивление.
Потерпевшая Д. в момент нападения на нее также проживала в частном доме
одна,
обслуживала
себя
самостоятельно,
в
момент
нападения
оказала
Череповскому активное сопротивление. Кроме того, из показаний свидетеля С.
следует, что, несмотря у потерпевшей ряда заболеваний и перенесенных
операций, Д. была крепкой женщиной, сама копала огород. При таких
обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что состояние
здоровья М., К. и Д. их престарелый возраст и наличие у них ряда заболеваний, а
37
также физическое превосходство по отношению к ним Череповского, не может
служить основанием для признания указанных потерпевших беспомощными» 1.
В литературе есть точка зрения, согласно которой состояние сна,
определенная степень алкогольного или наркотического опьянения дают
основание
для
рассмотрения
их
в
качестве
беспомощного
состояния
потерпевшего. Данная точка зрения основывается на том, что после принятия
УК РФ Верховный Суд РФ квалифицировал убийство спящего потерпевшего по
п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство лица, заведомо для виновного
находившегося в беспомощном состоянии2. Такая же квалификация допускалась
в случае нахождения потерпевшего в момент убийства в тяжелой степени
опьянения, в результате чего он был лишен возможности оказать сопротивление
или уклониться от посягательства 3. В более поздний период времени позиция
Верховного Суда РФ изменилась, и указанные выше случаи
стали
квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК РФ, данная позиция основана на том, что
по смыслу закона потерпевший должен находиться в беспомощном состоянии до
посягательства на него. Если же он был приведен в беспомощное состояние
виновным в процессе реализации умысла на убийство, то п. «в» ч. 2 ст. 105 УК
РФ применяться не должен4.
Убийство, сопряженное с похищением человека. Этот вид убийства может
быть совершен в процессе похищения или после похищения человека.
Например, Г.Я. и другие лица на автомашине "***", г.р.з. ***, дождавшись
появления потерпевшей К., совершили на нее нападение, после чего насильно,
против воли К., поместили ее на заднее сидение автомашины "***", г.р.з. После
этого Г.Я. и другое лицо, завели К. в подвальное помещение заброшенного
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 31.05.2018 N 45-АПУ18-8: [Электронный ресурс]. 2018. –
Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
2
Обзор судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 1997 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. 1997. - № 12.
3
Музаев, М. Р. Беспомощное состояние как способ совершения убийства [Текст]// Юридические науки:
проблемы и перспективы: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). - Казань: Бук, 2016. - С.
237. - URL: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10389. – Дата доступа:
18.11.2018.
4
Музаев, М. Р. Беспомощное состояние как способ совершения убийства [Текст] // Юридические науки:
проблемы и перспективы: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). - Казань: Бук, 2016. - С.
237-239. - URL: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10389. – Дата
доступа: 18.11.2018.
1
38
строения, где Г.Я. и другое лицо стали поочередно руками сдавливать шею К.,
после чего Г.Я. накинул на шею К. веревку и, сделав петлю, затянул ее на шее
потерпевшей, удерживая в таком положении до тех пор, пока К. не перестала
подавать признаков жизни 1. Таким образом, осужденные, полностью выполнили
объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 126 УК РФ,
которое предшествовало совершению убийства, предусмотренного п. "в", ч. 2
ст. 105 УК РФ.
Потерпевшими могут быть как похищенные, так и другие лица, например,
свидетели или лица, препятствующие похищению. Квалифицируется данное
убийство по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК РФ
(похищение человека), за исключением тех случаев, когда умысел на убийство
потерпевшего возник до его похищения, т.е. целью похищения являлось
лишение жизни жертвы.
Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ). При квалификации данного вида
преступления важное значение имеет трактовка заведомого осознания виновным
соответствующего
состояния
потерпевшей.
Исходя
из
имеющихся
в
юридической литературе исследований, выводов судебной практики, под
«заведомостью» понимается отсутствие сомнений и достоверность информации
у
виновного
о
соответствующем
состоянии
потерпевшей.
«Данная
осведомленность может основываться на визуальных аспектах (при большом
сроке беременности), результатах ознакомления с официальными врачебными
документами (независимо от их соответствия объективной действительности),
признании самой женщины, как субъекту преступления, так и другим лицам» 2.
Квалифицируя такое преступление по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ должно быть
установлено осознание виновным состояния беременности потерпевшей,
основанное на соответствующих фактах, достоверных и обоснованных с его
Приговор Московского городского суда от 21.06.2012: [Электронный ресурс]. 2018. – Режим доступа: СПС
Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
Дядюн, К.В. Проблемы толкования и применения критерия «заведомость» при квалификации убийств// Журнал
российского права. - 2018. - № 5. - С. 86.
2
39
точки зрения. Предположительные, вероятностные суждения об особенностях
состояния потерпевшей исключают возможность квалификации содеянного по п.
"г" ч. 2 ст. 105 УК РФ даже в случае, если женщина действительно была
беременной, однако отсутствовали обстоятельства, позволяющие однозначно
утверждать о наличии этого факта. Данный подход основан на правилах
квалификации
относительно
непредвидения
наступивших
последствий.
Таким образом, в случае отсутствия у преступника информации о
состоянии
беременности
потерпевшей,
данное
квалифицирующее
обстоятельство ему не вменяется, так как содеянное, по мнению высших
судебных инстанций, образует состав «простого» убийства и квалифицируется
по ч. 1 ст. 105 УК РФ. В другом случае, возможно, что субъект, совершая
убийство, ошибочно полагал, что потерпевшая находится в состоянии
беременности, имеет место ошибка в свойствах потерпевшего, однако, данная
ошибка не связана с ошибкой в объекте. В науке и на практике уголовноправовая оценка таких действий имеет неоднозначное толкование. В частности,
С.В. Бородин квалифицирует содеянное как оконченное убийство с отягчающим
признаком по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ1, Э.Ф. Побегайло рассматривает
содеянное как покушение на жизнь заведомо беременной женщины и убийство 2,
Л.А. Андреева усматривает в деянии оконченное преступление и квалифицирует
его по ч. 1 ст. 105 УК РФ3, А.Н. Попов оценивает посягательство как покушение
на убийство заведомо беременной женщины по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК
РФ4.
Однако
в
правоприменительной
практике
данное
преступление
квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ, при этом указывает, что квалификация
действий в качестве покушения на убийство является излишней. В
своих
решениях Президиум Верховного Суда РФ, рассматривая в порядке надзора
уголовные дела об убийстве женщины, якобы находящейся, по убеждению
Бородин, С.В. Преступления против жизни. - СПб., 2003. - С. 138.
Уголовное право России: учебник для вузов: в 2 т. Особенная часть/ под ред. Игнатова, А.Н., Красикова, Ю.А. М., 1998. – 1 т. - С. 28
3
Андреева, Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. - СПб., 1998. - С. 15.
4
Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. - С. 342.
1
2
40
виновного, в состоянии беременности, во всех случаях квалифицировал действия
виновного как простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ). При этом суд
аргументировал
свое
решение
полной
реализацией
умысла
виновного
совершенным деянием – «поскольку умысел К. на лишение жизни К. был
полностью реализован и в результате его действий наступила смерть
потерпевшей, квалификация его действий как покушение на убийство является
излишней»1. Однако, несмотря на позиции Верховного Суда РФ, вопрос
квалификации
убийства
женщины,
якобы
находящейся,
по
убеждению
виновного, в состоянии беременности, является одним из спорных в уголовном
праве. В исследуемом вопросе заслуживает внимания позиция Г.Н. Борзенкова:
«Скоропалительным был бы вывод, что во всех подобных случаях предпочтение
должно отдаваться квалификации по ч. 1 ст. 105... при таком подходе
игнорируется субъективный критерий повышенной степени общественной
опасности данного вида убийства»2.
Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ).
Особая жестокость является оценочным понятием и в каждом конкретном
случае требует своего установления как высшей степени проявления жестокости.
На основании постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 можно
выделить следующие признаки объективной стороны убийства с особой
жестокостью: 1) применение пыток, истязание, глумление над жертвой перед
лишением жизни или в процессе совершения убийства; 2) совершение убийства
способом, который связан с причинением потерпевшему особых страданий
(нанесение
большого
количества
ранений,
использование
мучительно
действующего яда, сожжение заживо и т.д.); 3) совершение убийства в
присутствии близких потерпевшего. Под близкими лицами понимаются близкие
родственники и иные лица, которым потерпевший дорог.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 361п04пр // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2005. - № 1. С. 21.
2
Борзенков, Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. - М., 2009. - С.
71 - 72.
1
41
С субъективной стороны убийство с особой жестокостью характеризуется
прямым или косвенным умыслом. Субъект должен осознавать каждое из
названных обстоятельств особой жестокости, которое ему вменяется. При этом
не имеет значения для квалификации по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, желал ли
виновный наступления смерти потерпевшего, или сознательно допускал, или
относился к ней безразлично. Для квалификации убийства, как совершенного с
особой жестокостью, имеет значение факт особой жестокости в процессе
лишения жизни или до него1. Мотивы для убийства с особой жестокостью
значения не имеют. При конкуренции убийства с особой жестокостью и
привилегированных
убийств
применению
подлежат
последние,
предусмотренные ст. 106, 107, 108 УК РФ2.
Суды при вынесении решения нередко обосновывают установление особой
жестокости через такую известную науку уголовного права признаки, как
орудие, средство, место и время совершения преступления. Поэтому можно
предположить,
что
иными
обстоятельствами,
свидетельствующими
о
проявлении виновным особой жестокости, выступают именно перечисленные
выше факультативные признаки объективной стороны состава преступления.
Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ).
Характеризуя данный вид убийства, Верховный Суд РФ указывает на то, что
общеопасным является такой способ причинения смерти, при котором заведомо
для виновного имеется опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы
еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в
местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо
потерпевшего пользуются другие люди). «В данном толковании обращает на
себя внимание указание на признак «заведомо» общеопасного способа,
характеризующего субъективную сторону этого вида убийства, хотя в
законодательной конструкции п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ этот признак
Меньшикова, А.Г. Особая жестокость сквозь призму объективных признаков состава преступления//
Российский юридический журнал. - 2017. - № 3. - С. 73 - 80.
2
Меньшикова, А.Г. Особая жестокость сквозь призму объективных признаков состава преступления//
Российский юридический журнал.- 2017. - № 3. - С. 73 - 80.
1
42
отсутствует»1. Представляется, что законодателю следовало бы использовать
признак «заведомо», относящийся к общеопасному способу, при установлении
повышенной ответственности за это убийство. Следует различать ситуации,
когда содеянное охватывается убийством двух и более лиц, а когда требуется
дополнительная квалификация по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если умысел
виновного был направлен на убийство двух или более потерпевших и при этом
применялся даже такой способ, как взрыв, но не было реальной опасности для
других лиц, действия виновного квалифицируются лишь по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК
РФ, при этом «само по себе производство взрыва еще не свидетельствует об
умысле на убийство». Например, «действия М. суд квалифицирует также и по
пункту "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как совершение убийства общеопасным способом,
т.е. способом, опасным для жизни многих людей, поскольку М. осознавал факт
применения членами его группы для совершения убийства потерпевших
самодельного взрывного устройства в общественном месте, т.е. на проезжей
части дороги, ведущей от В. шоссе к КПП N пос. З. Б. района Московской
области, в утренние часы, осознавая возможное присутствие посторонних лиц в
указанном общественном месте и опасность для их жизни и здоровья. Кроме
того, в результате примененного общеопасного способа убийства наступила
смерть не только В.М.В., но и следовавших с ним в одном автомобиле
охранников Ф.А.Ю. и Ж.В.С.»2. В соответствии с обстоятельствами уголовного
дела, суд обосновано квалифицируя действия М. по данному преступлению
указал п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ). С полным
основанием
следует
отнести
это
убийство
к
убийствам,
повышенная
общественная опасность которых связана с объективной стороной этого
преступления, что и было сделано законодателем. В литературе достаточно
распространена точка зрения, что субъекта убийства по мотивам кровной мести
Дядюн, К.В. Проблемы толкования и применения критерия «заведомость» при квалификации убийств// Журнал
российского права. - 2018. - № 5. - С. 86.
2
Приговор Московского областного суда от 01.10.2013 по делу № 2-1-1/13: [Электронный ресурс]. 2013. – Режим
доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
43
следует считать специальным, поскольку, как указывают авторы, им может
выступать исключительно лицо определенной национальности и этнической
группы, где существует обычай кровной мести 1. Иную позицию занимают
авторы, которые указывают, что при признании убийства совершенным по
мотиву кровной мести необходимо исходить не столько из национальной
принадлежности виновного, сколько из того, признает ли он обычай кровной
мести и следует ли ему2. Данная позиция нашла подтверждение в Постановлении
Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. № 299-П07,
содержащем указание, что по смыслу закона убийство по мотивам кровной
мести имеет место в том случае, когда виновное лицо, разделяющее и
признающее данный обычай, лишает жизни потерпевшего, стремясь соблюсти
его. Высший судебный орган требует установить, что виновный признает и
разделяет обычай кровной мести и намеревается лишить жизни потерпевшего
именно по мотиву кровной мести3 В связи с этим справедливо утверждение А.И.
Коробеева, что русский, проживающий много лет в ингушском ауле и
усвоивший горские обычаи, может придерживаться кровной мести, а ингуш,
проживший всю жизнь на Дальнем Востоке, кровную месть может и не
признавать4. И, по мнению Г.Н. Борзенкова, ни место совершения преступления,
ни принадлежность субъекта преступления к коренной или иной национальности
не играют решающей роли. Главное - признает ли виновный обычай кровной
мести и действует ли, подчиняясь этому обычаю 5.
Таким образом, конструктивными признаками этого убийства являются
наличие обычая кровной мести и мотива кровной мести. Субъектом этого
преступления может быть физическое вменяемое лицо как мужского, так и
женского пола, достигшее 14-летнего возраста, принадлежащее к той группе
Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.В. Бриллиантова. – М.: Юрист, 2015.
С. 127.
2
Маркарян, С.А. Совершение преступления по мотиву кровной мести// Бизнес в законе. Экономикоюридический журнал. - 2014. - № 5. - С. 81 – 83.
3
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. № 299-П07 // Бюллетень Верховного
Суда РФ. – 2007. - № 7.
4
Коробеев, А.И. Обсуждение нового уголовного законодательства // Правоведение. – 1998. - № 2. - С. 215.
5
Борзенков, Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. - М.: ЗерцалоМ, 2013.
1
44
населения, независимо от национальности, где признается кровная месть как
обычай, и руководствующееся этим обычаем при совершении убийства.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и
мотивом кровной мести. Для квалификации убийства по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ
не имеет значения, было ли совершено преступление на территории проживания
людей, придерживающихся данного обычая, или же за ее пределами.
Потерпевшим
может
быть
любое
лицо
независимо
от
национальной
принадлежности.
Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному
сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Повышенная
общественная
опасность
этого
убийства
по
УК
РФ
обосновывается
значительным снижением возможности потерпевшего противостоять виновным
и защитить свою жизнь, а также существенным облегчением совершения
убийства при любой из названных форм соучастия. Статья 35 УК РФ раскрывает
признаки этих форм соучастия. Для группы лиц так же, как для группы лиц по
предварительному сговору, характерным является то, что два лица являются
соисполнителями и каждый из них выполняет часть объективной стороны
преступления.
Отличие
предварительного
между
сговора
и
ними
моменту
следует
проводить
присоединения
к
по
наличию
совершению
преступления. Убийство, совершенное группой лиц, имеется в том случае, когда
между соисполнителями отсутствовал сговор до начала выполнения действий,
направленных на лишение жизни человека. Присоединиться к такому убийству
соисполнитель может до момента наступления смерти. Для квалификации
содеянного по данному признаку с субъективной стороны достаточно того, что
субъект понимает,
что он не
один участвует в причинении смерти
потерпевшему.
Например, объективная сторона убийства, совершенного организованной
группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), может быть выражена не только в
непосредственном причинении смерти, но и в действиях членов группы,
состоящих в организации убийства, подстрекательстве и пособничестве ему. По
45
пункту «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, без ссылки на ст. 33 УК РФ, будет
квалифицироваться предоставление членом организованной группы оружия
другому ее участнику, совершившему убийство 1.
Показательным
подтвердившее
представляется
правильность
решение
Верховного
квалификации
Суда
соучастия
в
РФ,
форме
соисполнительства на основании того, что осужденные действовали совместно и
каждый из них непосредственно участвовал в процессе лишения жизни
потерпевшего2.
Так, приговором суда первой инстанции было установлено, что З. и К. на
почве
конфликта,
вызванного
их
совместной
предпринимательской
деятельностью с И., решили убить последнего. С этой целью они приобрели
ружье, которое переделали в обрез, и обманным путем заманили И. к себе домой.
Находясь в доме, К. произвел из обреза выстрел в голову потерпевшего. Полагая,
что потерпевший еще жив, З. взял обрез у К. и произвел второй выстрел в голову
И. В результате совместных действий осужденных последовала смерть
потерпевшего И. Указанные действия осужденного З. квалифицированы судом
по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с
разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Закон
предусматривает в данном случае пять разновидностей квалифицирующих
признаков, которые характеризуются, как правило, корыстной направленностью,
стремлением к незаконному материальному обогащению. Но корыстный мотив
не
является
обязательным
признаком
убийства
по
найму,
убийства
сопряженного с бандитизмом, в отличие от убийства из корыстных побуждений
и убийства, сопряженного с разбоем или вымогательством. Убийство из
корыстных побуждений имеет место, когда оно совершается в целях получения
Борков, В.Н. Преступление, совершенное организованной группой, как посягательство со специальным
субъектом // Современное право. – 2017. - № 10. - С. 121 - 125.
2
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2(2016), утв. Президиумом Верховного
Суда РФ 6 июля 2016 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. - март - апрель, 2017. - № 3-4.
1
46
материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества, права
на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (уплаты
алиментов, возврата денег и т.п.).
В соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ убийство, совершенное
с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, исключает
возможность квалификации этого же убийства, помимо п. «к» ч. 2 ст. 105 УК
РФ, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему
иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство
потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских
побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. "к" ч. 2 ст.
105 УК РФ (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января
1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).
Буквальное толкование указанного разъяснения может создать ошибочное
мнение о том, что убийство, совершенное по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ),
вследствие конкуренции мотивов и целей совершения преступления не может
быть одновременно квалифицировано как с целью скрыть другое преступление
(п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ). «Квалифицирующий признак «по найму» может
означать
мотив
совершения
преступления
или
способ
совершения
преступления»1. Например, по приговору Хабаровского краевого суда от 11
июля 2014 г., постановленному с участием присяжных заседателей, З. и Е.
осуждены в том числе по ч. 3 ст. 33, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Они
признаны виновными в организации убийства двух лиц, совершенного группой
лиц по предварительному сговору, по найму. В апелляционном представлении
прокурор просил приговор изменить, квалифицировать действия З. и Е. по ч. 3
ст. 33, п. п. "а", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, указав при этом, что наем
исполнителей убийства потерпевших за денежное вознаграждение является
способом организации совершения данного преступления и при таких
обстоятельствах квалифицирующие признаки, предусмотренные п. п. "з" и "к" ч.
Гарбатович, Д.А. Убийство, совершенное по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ): особенность квалификации//
Российский судья. - 2017. - № 12. - С. 39 - 40.
1
47
2
ст.
105
УК
РФ,
образуют
совокупность
признаков,
свойственных
организаторам заказных убийств, и не являются противоречивыми. Судебная
коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 ноября 2014 г.
апелляционное
представление
удовлетворила,
приговор
изменила,
квалифицировала действия З. и Е. по ч. 3 ст. 33, п. п. "а", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105
УК РФ, указав следующее. Вердиктом коллегии присяжных заседателей
установлено, что З. и Е., чтобы скрыть ранее совершенные ими действия по
присвоению денежных средств, вырученных от продажи квартиры потерпевшей
К., и облегчить присвоение денег, которые они намеревались получить после
реализации квартиры потерпевшего П., организовали убийство потерпевших,
для чего привлекли двух человек, пообещав им денежное вознаграждение 1.
Необходимо отметить, что, когда квалифицирующий признак «по найму»
является способом совершения преступления, он может быть в уголовноправовой оценке деяния с другими квалифицирующими признаками убийства,
предусматривающими мотивы и цели совершения преступления. Когда
квалифицирующий
признак
«по
найму» является
мотивом
совершения
преступления, убийство не может быть квалифицировано одновременно как
совершенное по иным мотивам и целям2.
Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ).
Определение хулиганского побуждения дано Пленумом Верховного Суда РФ в
п. 12 Постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об
убийстве (ст. 105 УК РФ)», согласно которому «...по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ
следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к
обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является
открытым
вызовом
общественному
порядку
и
обусловлено
желанием
противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к
ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 ноября 2014 г. № 58-АПУ1456СП)// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2015. - № 10.
2
Гарбатович, Д.А. Убийство, совершенное по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ): особенность квалификации//
Российский судья. - 2017. - № 12. - С. 39 - 40.
1
48
повода или с использованием незначительного повода как предлога для
убийства)». Однако, квалифицирующий признак совершения преступления «из
хулиганских побуждений» является оценочным понятием, поэтому в науке
уголовного права нет однозначного мнения об определении признака «из
хулиганских побуждений». В литературе предлагаются различные признаки
хулиганского мотива, позволяющие его выявить и отграничивать от иных
мотивов. Одни авторы считают, что хулиганский мотив обладает следующими
признаками: совершение деяния в общественном месте; в условиях очевидности
для других людей; отсутствие внешнего повода со стороны потерпевшего 1.
Другие выделяют такие черты, как внезапность появления и скоротечность
формирования, явная недостаточность повода или несоразмерность его с
учиненным действием (поэтому о хулиганских действиях можно говорить как о
неадекватном ответном действии виновного), относительная легковесность
мотивации
хулиганских
действий 2.В
любом
случае,
доминирующим
обстоятельством выступает психологическая составляющая лица, совершившего
преступное деяние, направленная на осознанное причинение вреда обществу в
целом. В п. 12 Постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по
делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» Пленум Верховного Суда РФ высказал
позицию о недопустимости вменения хулиганских побуждений при наличии
иных установленных мотивов, таких, например, как месть, ревность, личная
неприязнь и т.п. Квалификация преступления, совершенного из хулиганских
побуждений, одновременно по указанным выше мотивам невозможна, поскольку
только один мотив может быть признан доминирующим в поведении виновного
лица3.
Следует отметить, что место совершения преступления не является
обязательным признаком хулиганского побуждения, так как в противном случае
содержание данного понятия необоснованно сужается. Вместе с тем достаточно
1
Егоров, А.В. Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств // Судья. - 2016. - № 4. - С. 25.
Егоров, А.В. Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств // Судья. - 2016. - № 4. - С. 25.
3
Попов, А.Н. Вина в преступлениях против жизни (ст. ст. 105, 106, 107, 108 УК РФ): Конспект лекций. СПб.:
Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2016. - С. 66.
2
49
часто судьи при обосновании наличия рассматриваемого побуждения ссылаются
на совершение преступного деяния в общественном месте.
Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его
совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными
действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ). В данном случае
законом предусмотрены четыре разновидности убийства. При совершении
первого и второго его вида виновный ставит перед собой цель скрыть другое
преступление или облегчить его совершение. При этом для квалификации
содеянного по данному признаку не имеет значения, была ли цель достигнута,
или нет. Кроме того, не имеет значения и характер совершенного преступления,
которым преступник желает скрыть или облегчить его совершение. Это
преступление может быть любой тяжести и совершено оно может быть, как
самим виновным в убийстве, так и любым другим лицом. Если же виновный сам
совершил это преступление, а затем совершает убийство с целью его сокрытия, в
его действиях усматривается совокупность преступлений. В том случае, если
убийство было совершено с целью облегчить совершение преступления, которое
виновный еще не успел совершить, ответственность наступает как по п. «к» ч. 2
ст. 105 УК РФ, так и за приготовление к преступлению, умысел на которое у
него был направлен, если это тяжкое или особо тяжкое преступление.
В судебной практике возникает сложность в разграничении убийства,
сопряженного с разбоем, и убийства с целью скрыть другое преступление или
облегчить его совершение 1. Представляется, что при совершении убийства,
сопряженного с разбоем, мотив и цель совпадают в своей корыстной
направленности. Если же в процессе завладения или удержания чужого
имущества
применялось
насилие,
опасное
для
жизни
или
здоровья
потерпевшего, но не было совершено убийства, деяние содержит признаки
разбоя. И последующее убийство, имевшее место после фактического окончания
Иванов, А.Л. Практические вопросы квалификации убийства с целью скрыть другое преступление или
облегчить его совершение (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ) // Российский следователь. - 2018. - № 1. - С. 18.
1
50
разбойного нападения, уже преследует иную цель - сокрытие данного
преступления. И в соответствии с вышеуказанным постановлением Пленума
Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 применению в этом случае подлежит
п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, хотя в литературе имеется и иная точка зрения,
согласно которой убийство, совершенное с целью скрыть или облегчить
разбойное нападение, должно квалифицироваться как сопряженное с разбоем по
п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Также указывается необходимость более широкого и
единообразного толкования термина «сопряженность» во всех признаках ч. 2
ст. 105 УК РФ, тогда все составы убийств, где предусмотрен этот признак, будут
подлежать применению при квалификации независимо от того, преследовалась
этим убийством цель облегчить или скрыть совершенное преступление.
Следовательно, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ в этих случаях применяться при
квалификации не должен.
В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрен еще и такой квалифицирующий
признак убийства, как «сопряженное с изнасилованием или насильственными
действиями сексуального характера». Можно сделать вывод о том, что в этих
случаях термин «сопряженность» толкуется в самом широком смысле, как в
процессе совершения этого преступления, так и после совершения с целью
скрыть преступление или облегчить его совершение, а также из мести за
оказанное сопротивление при изнасиловании или иных действиях сексуального
характера. Для квалификации в этих случаях по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не
имеет значения, было ли изнасилование или насильственные действия
сексуального характера оконченным преступлением, или было не доведено до
конца по причинам, не зависящим от воли виновного, или имела место стадия
приготовления к одному из этих деяний. Содеянное квалифицируется по
совокупности п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и, соответственно, по ст. 131 УК РФ или
ст. 132 УК РФ с учетом стадии совершения преступления.
Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной
или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды
в отношении какой-либо социальной группы (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ). В п. "л"
51
ч. 2 ст. 105 УК РФ перечислено несколько мотивов совершения убийства,
такими мотивами являются политическая ненависть или вражда, мотив
идеологической ненависти или вражды и т.д., каждый из перечисленных в
указанной статье мотивов является «экстремистским». «По каждому уголовному
делу, возбужденному по признакам совершения «экстремистского» убийства, из
содержащегося в статье перечня экстремистских мотивов для вменения
устанавливается один основной (главный или доминирующий) мотив» 1. Такой
вид
убийства
опасен
тем,
что
преступные
намерения
виновного
распространяются на неопределенный круг лиц, каждый из которых лично
каких-либо поступков по отношению к
виновному не
совершал.
Их
преследование связано только с принадлежностью граждан к определенному
политическому, идеологическому, расовому либо религиозному сообществу или
группе. Указанное обстоятельство позволяет разграничить убийство по
экстремистскому мотиву от убийства, совершенного по мотивам личной
неприязни. По мнению К.М. Кожевникова, «...в основе дискриминационного
мотива лежит неприязненное отношение не к конкретному человеку, а к
определенной идеологии, расе, национальности, религии или социальной группе,
представляемой потерпевшим. Личность последнего в этом случае не имеет
значения,
поскольку
потерпевший
лишь
персонифицирует
враждебные
виновному социальные обязанности» 2.
Принято считать, что «экстремистское» убийство направлено против двух
объектов - жизни человека и закрепленного в ст. 19 Конституции Российской
Федерации равенства прав и свобод граждан независимо от их национальной,
расовой
принадлежности,
идеологических
предпочтений
политических,
и
т.п.
религиозных
Убийство,
убеждений,
совершенное
по
экстремистскому мотиву, может совершаться только с прямым умыслом.
Экстремистский мотив может быть единственным, но может и сочетаться с
Иванов, А.Л. Конкуренция мотивов при квалификации "экстремистского" убийства (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ) //
Российский следователь. - 2015. - № 20. - С. 49.
1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / отв.
ред. В.В. Малиновский. - М., 2011. - С. 324.
2
52
иными мотивами и целями, например, хулиганскими побуждениями, корыстью,
ревностью, сокрытием преступления и т.д. В подобных случаях применяется
правило конкуренции мотивов или целей, отраженное в п. 3 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по
уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»1, в
соответствии с которым квалификация преступлений против жизни и здоровья,
совершенных
по
экстремистскому
мотиву,
исключает
возможность
одновременной квалификации содеянного по другим пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ,
предусматривающим иной мотив или цель преступления. Верховный Суд РФ,
корректируя отклонявшуюся на протяжении ряда лет от квалификации по
доминирующему мотиву практику, как правило, исключал из обвинения
неосновные (сопутствующие) мотивы или цели. Так, по приговору Московского
городского суда В., К. и Г. осуждены за совершение совокупности преступлений,
предусмотренных п. п. "а", "д", "е", "ж", "и", "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Верховный
Суд РФ исключил осуждение виновных по квалифицирующему признаку
преступлений - из хулиганских побуждений, так как одни и те же действия
квалифицированы судом и по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, и по п. "л" ч. 2 ст. 105 УК
РФ - по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды. Верховный Суд
РФ указал, что квалификация преступлений против жизни, совершенных по
экстремистскому мотиву, по п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключает возможность
одновременной квалификации содеянного по пунктам, предусматривающим
иные мотив и цель2.
Исключение иных квалифицирующих признаков, кроме предусмотренных п.
«л» ч. 2 ст. 105 УК РФ основано на принципах психологической науки, которая
предписывает различать мотивы главные, основные, решающим образом
воздействующие на волю, и мотивы второстепенные, неглавные, как бы
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11«О судебной практике по уголовным делам о
преступлениях экстремистской направленности» (ред. от 20.09.2018): [Электронный ресурс]. 2018. – Режим
доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
2
Определение Верховного Суда РФ от 18.07.2011 N 5-О11-190сп : [Электронный ресурс]. 2011. – Режим доступа:
СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
53
подталкивающие к выполнению уже готового намерения либо с ними
конкурирующие1.
Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. "м"
ч. 2 ст. 105 УК РФ). Противозаконное изъятие органов или тканей человека
является квалифицирующим признаком состава убийства , предусмотренным п.
«м» ч. 2 ст. 105. При таком убийстве органы или ткани используются в основном
для трансплантации и таким образом выступают в качестве предмета различных
сделок, например купли-продажи, однако в соответствии с Законом РФ «Об
основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» 2 органы и ткани
человека не могут быть предметом купли-продажи и коммерческих сделок. В
виде исключения законодательство допускает изъятие органов и тканей человека
для трансплантации при соблюдении условий, предусмотренных Законом РФ от
22 декабря 1992 года «О трансплантации органов и (или) тканей человека»3. К
таким условиям, в частности, относится наличие согласия как донора, так и
реципиента, и, если здоровью донора по заключению консилиума врачейспециалистов не будет причинен значительный вред.
Для квалификации убийства по пункту «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ не
принимается во внимание удалось ли виновному использовать органы или ткани
потерпевшего или нет. Значение имеет только то, что смерть была причинена с
целью использования органов или тканей потерпевшего. Как правило, убийство
совершается с участием медицинского работника и возможно, как путем
действия, так и бездействия в соответствующих условия, позволяющий изъять
органы в состоянии пригодном для дальнейшего функционирования и
трансплантации. Совершение такого убийства путем бездействия является
наиболее распространенным, так как неприменение активных мер для
сохранения жизни человека и в результате наступившая смерть может повлечь
Волков, Б.С. Мотивы и квалификация преступлений. - М., 1976. - С. 29.
Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»
(ред. от 03.08.2018)// Собрание законодательства РФ. - 28.11.2011. - № 48. - Ст. 6724; Собрание законодательства
РФ. - 06.08.2018. - № 32. – 2 ч. - Ст. 5116.
3
Закон РФ от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (ред. от 23.05.2016)//
Ведомости СНД и ВС РФ. - 14.01.1993. - № 2. - Ст. 62; Собрание законодательства РФ. - 30.05.2016. - № 22. - Ст.
3097.
1
2
54
использование
«существенное
органов
или
значение
тканей
потерпевшего.
приобретает
Таким
выяснение
образом,
обстоятельств,
характеризующих возможность медицинских работников предотвратить смерть
потерпевшего, и причинение смерти путем бездействия в ситуации, когда врач
преднамеренно, с целью умерщвления, не оказывает больному необходимой
помощи, не применяет должных методов лечения, которые могли бы
предотвратить смерть»1. В этом случае наличествует такая форма вины как
прямой умысел медицинского работника по отношению к неоказанию помощи и
легкомыслие по отношению к последствиям. Психическое отношение врача к
своему поведению и его результату в качестве сознательного компонента
включает возможность предвидеть причинение смерти своим бездействием, а в
качестве волевого компонента - расчет без достаточных к тому оснований на
предотвращение этого последствия. Если врач или иной медицинский работник
сознает, что посягает на жизнь пациента, предвидит, что его бездействие
неизбежно приведет к наступлению смерти больного или иного потерпевшего, и
желает ее наступления в целях последующего изъятия биоматериалов из трупа,
содеянное влечет ответственность по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Таким образом, с субъективной стороны убийство, предусмотренное п. «м»
ч. 2 ст. 105 УК РФ, предполагает прямой умысел и специальную цель использование органов и тканей потерпевшего.
«Правоприменительная практика зарубежных государств показывает, что
мотивы убийств, совершаемых в целях использования органов или тканей
человека для трансплантации, носят преимущественно корыстный характер. При
корыстных побуждениях преступление дополнительно квалифицируется как
убийство по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако рассматриваемое преступление
может быть совершено в целях использования органов и тканей потерпевшего не
только для трансплантации. Возможны и иные цели: каннибализм, половой
фетишизм, использование человеческих органов и тканей в промышленных
Маляева, Е.О. Проблемы квалификации убийства с целью использования органов и тканей потерпевшего//
Российский следователь. - № 9. - 2003. - С. 74.
1
55
целях, для изготовления консервированной продукции, продажи тканей под
видом мяса животных, для кормления животных и т.п., то есть характер
использования органов и тканей значения не имеет»1.
Необходимо обратить внимание, что при раскрытии убийства возникает
вопрос об ответственности реципиента, согласившегося в целях выздоровления
на пересадку трансплантата, добытого путем убийства. Такой больной является
пособником, если он даст согласие до производства противозаконной
трансплантации. В случае, когда информация о противоправном удалении
органов или тканей человека, повлекшем смерть последнего, поступает к
реципиенту после его осуществления, оснований для привлечения его к
уголовной ответственности нет.
2.4. Привилегированные виды убийства
Привилегированными видами убийств принято считать убийства при
смягчающих ответственность обстоятельствах. Уголовный кодекс РФ выделяет
следующие
виды
привилегированных
убийств:
убийство
матерью
новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ); убийство, совершенное в состоянии
аффекта (ст. 107 УК РФ); убийство, совершенное при превышении пределов
необходимой
обороны
(ч. 1
ст. 108);
убийство
при
превышении
мер,
необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК
РФ.).Для характеристики привилегированных видов убийств рассмотрим
сначала преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ - убийство матерью
новорожденного ребенка. Объектом данного преступления является жизнь
новорожденного ребенка. «Единое понятие новорожденности в медицинской
науке отсутствует. Новорожденным в педиатрии считается ребенок с момента
констатации живорожденности - полного изгнания, или извлечения, плода из
организма матери вне зависимости от продолжительности беременности при
наличии дыхания, сердцебиения и других признаков жизни, независимо от того,
Маляева, Е.О. Проблемы квалификации убийства с целью использования органов и тканей потерпевшего//
Российский следователь. - № 9. - 2003. - С. 74.
1
56
перерезана пуповина и отделилась ли плацента, до месячного возраста. В
акушерстве период новорожденности равен одной неделе. В судебной медицине
этот период равен одним суткам»1.
Анализ диспозиции данной уголовно-правовой нормы позволяет выделить
виды убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ: а) убийство матерью
новорожденного ребенка во время родов; б) убийство матерью новорожденного
ребенка сразу после родов; в) убийство матерью новорожденного ребенка в
условиях психотравмирующей ситуации; г) убийство матерью новорожденного
ребенка
в
состоянии
психического
расстройства,
не
исключающего
вменяемости.
Объективная сторона данного преступления слагается из общественно
опасного деяния (действия или бездействия), направленного на причинение
смерти новорожденному ребенку, общественно опасного последствия в виде
смерти и причинной связи между деянием и последствием. Преступление
окончено в момент наступления смерти. Субъективная сторона убийства
матерью новорожденного ребенка характеризуется как прямым, так и косвенным
умыслом. Субъект - специальный - мать новорожденного ребенка (роженица),
достигшая 16-летнего возраста, в том числе и суррогатная мать. Убийство
новорожденного ребенка биологической матерью, но не рожавшей его, следует
квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. «Если в случае убийства,
совершенного суррогатной матерью во время или сразу после родов, вопросов
по поводу признания ее надлежащим субъектом по ст. 106 УК РФ практически
возникать
не
должно,
то
квалификация
соответствующих
действий
биологической матери (при наличии суррогатной), совершенных под влиянием
трудной жизненной ситуации, вызывает сложности» 2. С учетом того, что
понятие матери столь многозначно, есть необходимость в его уточнении в самой
ст. 106 УК РФ указанием на мать-роженицу. Если же убийство совершается не
матерью, а другим лицом, даже с ее согласия или по ее просьбе, оно
Дядюн, К.В. К вопросу о субъекте преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ // Российский следователь. 2017. - № 23. - С. 37 - 40.
2
Попов, А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). - СПб., 2001.
1
57
квалифицируется
новорожденного
по
п. «в»
совершается
ч. 2
ст. 105
УК
РФ.
матерью ребенка,
Если
не
же
убийство
достигшей возраста
уголовной ответственности, в ее деянии не содержится состава убийства.
Убийство
матерью
новорожденного
ребенка
во
время
родов
по
продолжительности во времени может иметь место с момента отделения части
тела ребенка из утробы матери до момента окончания родов. Убийство матерью
новорожденного «сразу же после родов» предполагает использование судебномедицинского критерия определения периода новорожденности, равного одним
суткам. «Под новорожденным имеется в виду только что родившийся младенец
до периода сохранения им признаков новорожденности: родовой опухоли на
головке или других частях тела, пуповины, сыровидной смазки, мекония, следов
крови на кожных покровах при отсутствии повреждений»1. Убийство по
истечении
суток
с
психотравмирующей
момента
ситуации
рождения
или
при
отсутствии
психического
условий
расстройства,
не
исключающего вменяемости матери, должно быть квалифицировано по п. «в»
ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Психотравмирующая
ситуация
является
необходимым
признаком
объективной стороны при убийстве матерью новорожденного ребенка в
условиях
психотравмирующей
ситуации.
Психотравмирующая
ситуация
является оценочным понятием и определяется как таковая в каждом конкретном
случае. Ее наличие определяется субъективно-объективными факторами,
например, такими, как переживания матери, связанные с отказом отца ребенка
признавать его своим, родителей принять ее с ребенком, с отсутствием
материальных средств
к
существованию,
жилья
и
другими
трудными
жизненными обстоятельствами. Важно установить то, что эти обстоятельства
воспринимаются ею как непреодолимые препятствия и она неадекватно
воспринимает ситуацию, находясь в состоянии эмоционального напряжения.
Галкин, Д.В. Уголовно-правовая охрана жизни новорожденного ребенка // Российский следователь. - 2014. - №
19. - С. 28 - 31.
1
58
Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемость,
является необходимым признаком, характеризующим субъект преступления мать новорожденного ребенка. В соответствии со ст. 22 УК РФ вменяемое лицо,
которое не могло в полной мере осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими,
подлежит уголовной ответственности. В теории уголовного права это состояние
названо ограниченной вменяемостью. Ю.М. Антонян и С.В. Бородин считают
ограниченную вменяемость ограниченной способностью лица вследствие
психического расстройства или иных психических аномалий руководить своими
действиями (бездействием) при совершении преступления и осознавать
нарушение
охраняемых
уголовным
законом
общественных
отношений 1.
Применительно к убийству матерью новорожденного ребенка в условиях
психотравмирующей ситуации и убийству новорожденного ребенка матерью,
находящейся в состоянии психического расстройства, не исключающего
вменяемости, используется педиатрический критерий определения длительности
периода новорожденности, равный одному месяцу с момента рождения ребенка.
Спорной
в
литературе
является
квалификация
убийства
матерью
новорожденного ребенка сразу же после родов, если умысел на убийство был
заранее обдуманным. Судебная практика квалифицирует такие убийства по
ст. 106 УК РФ, что представляется искажением «духа» закона, но соблюдением
«буквы»2. Еще одним спорным вопросом в теории уголовного права является
квалификация действий соучастников в убийстве матерью новорожденного
ребенка. Соисполнители такого убийства, как считают исследователи и
складывается судебная практика, совершили преступление квалифицируемое по
пп. "ж", "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, но при условии, если одним из них не является
мать ребенка.
Антонян, Ю.М., Бородин, С.В. Преступное поведение и психические аномалии. - М.: Спарк, 1998. - С. 158.
Антонян, Ю.М., Гончарова, М.В., Кургузкина, Е.Б. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовноправовые и криминологические проблемы // Lex russica. - 2018. - № 3. - С. 94 - 114.
1
2
59
Примером правильного применения закона может служить следующее
уголовное дело. Преступление совершено при следующих обстоятельствах: М. в
точно не установленное время, в период примерно с... года по... года, родила
живую девочку, после чего, действуя умышленно, с целью причинения смерти
новорожденному ребенку, неустановленным способом, путем применения
насилия, причинила своему новорожденному ребенку телесные повреждения в
виде переломов костей черепа с кровоизлияниями головного мозга, шейного и
грудного отделов спинного мозга. Кроме того, нанесла бритвенным лезвием
новорожденному ребенку не менее двух режущих воздействий в области правой
боковой поверхности шеи, причинив телесные повреждения в виде резаной раны
правой боковой поверхности шеи с повреждением правой передней яремной
вены. Указанные телесные повреждения причинили тяжкий вред здоровью
новорожденного ребенка и находятся в причинной связи с наступлением смерти.
После чего М. поместила труп в полиэтиленовый пакет и положила пакет с
телом ребенка в яму, которую присыпала песком. Действия М. правильно
квалифицированы по ст. 106 УК РФ, как совершение убийства матерью
новорожденного ребенка сразу же после родов1.
Статьей 107 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за
совершение убийства в состоянии аффекта.
Правильная юридическая оценка убийства, совершенного в состоянии
аффекта, является одним из спорных вопросов в уголовно-правовой науке. Для
правильной квалификации убийства, совершенного в состоянии аффекта
значение имеет юридическая оценка субъективной стороны преступления, а
именно, цель, мотив и особенности проявления преступного поведения лица. В
юридической литературе преобладает точка зрения о том, что причиной
состояния аффекта могут являться противозаконные действия либо бездействия
потерпевшего, выраженные в «дерзком самоуправстве, шантаже, клевете,
Апелляционное постановление Московского городского суда от 06.04.2016: [Электронный ресурс]. 2016. –
Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
60
повреждении или уничтожении имущества, злоупотреблении должностными
полномочиями, надругательстве над могилой, краже, мошенничестве»1.
Согласно существующему в психологии подходу аффект является эмоцией,
характеризующейся сохранением волевого критерия, которое характеризуется
сильным эмоциональным кратковременным состоянием лица, вызванным резким
изменением жизненных обстоятельств, имеющих особое значение для субъекта,
с присутствующими внутренними и внешними признаками изменений в
функциях внутренних органов и резко выраженных двигательных проявлений. В
юридической
представление
науке
о
под
состоянием
происходящих
аффекта
событиях,
под
понимается
«искаженное,
воздействием
которого
привычное поведение человека, его жизненные установки подвергаются
существенной деформации ввиду того, что происходит нарушение способности
устанавливать правильное соотношение происходящих в действительности
явлений, тем самым способности осуществлять избирательный подход к выбору
поведенческого акта»2. Наиболее частым проявлением состояния аффекта,
встречающимся в судебной практике, является гнев, отчаяние, страх, ненависть,
ужас. «Ученые и практики считают, что обязательным признаком преступления,
предусмотренного в ст. 107 УК РФ, является "аффект гнева и ненависти»3.
Объективная сторона убийства, совершенного в состоянии аффекта,
должна
характеризоваться
наличием
причинно-следственной
связи
аффектированного состояния, связанного с насилием, издевательством или
тяжким оскорблением. «Немаловажен тот факт, что законодатель, формализуя на
правотворческом уровне так называемый капельный аффект, предусматривает
аффектированное состояние, обусловленное длительной психотравмирующей
ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или
Авдеева, Е.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты аффектированного убийства // Российский
судья. - 2017. - № 5. - С. 38.
2
Чернова, Н.А. Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в уголовном праве // Актуальные
проблемы российского права. - 2016. - № 9. - С. 116 - 121.
3
Чернова, Н.А. Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в уголовном праве // Актуальные
проблемы российского права. – 2016. - № 9. - С. 116 - 121.
1
61
аморальным
поведением
рассматриваемого
потерпевшего»1.
преступления
Объективная
характеризуется
совершением
сторона
действия
(действий), направленного на лишение жизни одного потерпевшего или как
минимум двух при совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 107 УК
РФ, наличием последствия в виде смерти одного или двух и более потерпевших,
причинной связью между совершенным действием (действиями) и наступившим
последствием (последствиями), а также обстановкой совершения преступления,
обусловленной поведением потерпевшего. Субъективная сторона преступления,
предусмотренного ст. 107 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого или
косвенного умысла. Умысел на убийство должен возникнуть внезапно, в период
состояния аффекта, вызванного указанными в ст. 107 УК аморальными или
противоправными
действиями
потерпевшего.
Мотивы
преступления
для
квалификации значения не имеют и относятся к разряду спорных вопросов
уголовного права, но цели защиты у виновного быть не должно.
Субъектом является лицо, достигшее 16-летнего возраста, находящееся в
состоянии сильного душевного волнения (аффекта). Чаще всего убийство в
состоянии аффекта совершается без большого разрыва во времени с
провоцирующим поведением потерпевшего. Но этот разрыв во времени может
быть и значительным.
В этой связи необходимо обратиться к материалам судебной практики.
Например, согласно вердикту коллегии присяжных заседателей "Максимов М.С.
признан виновным в том, что после того, как братья К., которые ранее несколько
раз его избивали, вошли в квартиру Максимовых против воли проживающих в
нем лиц, не снимая куртку и обувь, сели за стол на кухне, стали распивать
принесенное с собой спиртное, громко шуметь, выражаться нецензурной
бранью, на неоднократные просьбы Максимова М.С. и его матери М. уйти из
квартиры не желали уходить, ссорились и дрались с ним, в ходе драки повредили
батарею отопления, в результате чего кухня была залита водой, К. опрокинул
Авдеева, Е.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты аффектированного убийства // Российский
судья. - 2017. - № 5. - С. 38.
1
62
кухонный стол, обозвал нецензурными словами его мать - М., нанес ей не менее
10 ударов кулаками по рукам, ударили отца - М., не давали спать младшим
сестрам и другим членам семьи, он с близкого расстояния произвел в К. один
выстрел в голову из гладкоствольного охотничьего ружья, после чего из этого же
ружья с близкого расстояния произвел один выстрел в шею К. Смерть братьев К.
и К. наступила от полученных ранений на месте происшествия". Органами
предварительного следствия Максимову М.С. было предъявлено обвинение в
совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако в
соответствии
с
фактическими
обстоятельствами
дела,
признанными
установленными коллегией присяжных заседателей, суд первой инстанции
квалифицировал действия Максимова М.С. по ч. 2 ст. 107 УК РФ1.
Следующим
критерием
правильности
уголовно-правовой
оценки
аффектированного состояния лица является установление соразмерности
реакции на провоцирующее воздействие. Нередко на правоприменительном
уровне имеет место выраженное несоответствие фактического содержания и
степени общественной опасности аффективных действий характеристикам
неправомерных посягательств со стороны потерпевшего.
В доктрине
существует мнение
о разграничении классического и
аккумулятивного аффекта. Классический аффект представляет собой прямую
реакцию лица на внешний раздражитель, т.е. объективные обстоятельства
окружающей
среды.
Аккумулятивный
аффект
возникает
в
результате
длительного накопления незначительных по силе негативных эмоций и находит
выражение в аффективном всплеске, наступающем без явных причин.
Вышеуказанные виды аффекта законодательно оформлены в ст. 107 УК РФ,
предусматривающей «длительную психотравмирующую ситуацию, возникшую
в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением
потерпевшего».
При
аккумулятивном
аффекте
в
силу
особенностей
психотравмирующей ситуации, носящей инертный характер, эмоциональное
Апелляционное определение ВС РФ от 9 октября 2013 г. № 74-АПУ13-20СП: [Электронный ресурс]. 2016. –
Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
1
63
напряжение может накапливаться в течение длительного периода времени,
например, в течение нескольких месяцев, лет. В результате «застойный
характер» аффекта детерминирует эмоциональное напряжение и повышенное
возбуждение нервной системы потерпевшего, так называемое состояние
аффективной готовности к деликту.
Необходимо
отметить,
что
правильная
юридическая
квалификация
аффектированного убийства предполагает комплексное сочетание доктрины
уголовного
права,
медицины,
криминологии,
устанавливающих
психиатрии,
психологии
единообразие
и
критериев
судебной
оценки
аффектированного состояния личности.
Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны
(ч. 1 ст. 108 УК РФ). Объектом убийства, совершенного при превышении
пределов необходимой обороны, может выступать лишь жизнь посягающего,
нападение со стороны которого не было связано с применением насилия,
представляющего опасность для жизни обороняющегося или других лиц, либо с
непосредственной угрозой применения такого насилия.
Если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни
обороняющегося или других лиц, или существовала угроза такого насилия,
обороняющийся имеет право на необходимую оборону без ограничения ее
пределов. Любые его действия будут правомерными, даже лишение жизни
нападавшего лица. При посягательстве на другие блага личности или общества,
связанные с применением насилия, не опасного для жизни, или угрозой
применения такого насилия, вопрос ответственности обороняющегося за
убийство при превышении пределов необходимой обороны решается с учетом
всех обстоятельств конкретного дела. Объективную сторону рассматриваемого
убийства составляют общественно опасные действия, явно несоответствующие
характеру
и
степени
опасности
посягательства,
общественно
опасное
последствие в виде смерти посягающего и причинная связь между действиями
обороняющегося и наступившим последствием.
64
Превышение пределов необходимой обороны как явное несоответствие
защиты характеру и степени общественной опасности посягательства возможно
лишь тогда, когда имелось состояние необходимой обороны. Как следует из
анализа судебной практики, убийство при превышении пределов необходимой
обороны может быть обусловлено явным несоответствием ценности охраняемых
объектов, например, лишение человека жизни при совершении им кражи
имущества. Также оно имеется и при явном несоответствии средств защиты
характеру и степени общественной опасности посягательства. Некоторые авторы
полагают, что превышение пределов необходимой обороны имеется и в случаях
несвоевременной обороны 1. В теории уголовного права вопрос о превышении
пределов
необходимой
обороны
во
времени
является
дискуссионным.
Верховный Суд в постановлении от 27.09.2012 обращает внимание на то, что
состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях,
когда: - защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного
посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был
ясен момент его окончания, и лицо ошибочно полагало, что посягательство
продолжается; - общественно опасное посягательство не прекращалось, а с
очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим
лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения
посягательства или по иным причинам 2.
Субъективная сторона характеризуется наличием вины в виде прямого или
косвенного умысла. Совершая убийство, виновный осознает, что, обороняясь от
общественно
опасного
посягательства,
превышает
допустимые
пределы,
предвидит реальную возможность или неизбежность причинения смерти
посягающему и желает либо сознательно допускает ее наступление или
относится к этому факту безразлично. Чаще всего убийство при превышении
пределов необходимой обороны совершается с косвенным умыслом. При
1
Акимочкин, В.И. К вопросу о правомерности необходимой обороны// - Российский следователь. - 2017. - № 8. С. 15.
2
Акимочкин, В.И. К вопросу о правомерности необходимой обороны// - Российский следователь. - 2017. - № 8. С. 15.
65
превышении пределов необходимой обороны, как и при необходимой обороне,
доминирующими являются мотив и цель защиты от общественно опасного
посягательства. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012
отмечается то, что «ответственность за превышение пределов необходимой
обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что
оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для
предотвращения
или
пресечения
конкретного
общественно
опасного
посягательства».
Умысел может быть лишь внезапно возникшим, поэтому приготовление к
убийству при превышении пределов необходимой обороны исключено. Вопрос о
фактической ошибке причинителя вреда и ее оценки также нашел свое решение
в вышеназванном постановлении и, как отмечается в литературе, решен
правильно. «Оценка содеянного должна происходить в зависимости от
субъективного восприятия ситуации обороняющимся: при добросовестном
заблуждении и при отсутствии превышения пределов признается необходимой
обороной, при добросовестном заблуждении и причинении вреда, явно не
соответствующего
характеру
и
степени
опасности
воображаемого
посягательства, признается превышением пределов необходимой обороны, при
отсутствии добросовестного заблуждения деяние квалифицируется на общих
основаниях»1.
Субъект преступления - лицо вменяемое, достигшее 16-летнего возраста.
Убийство при превышении пределов необходимой обороны следует отличать от
убийства, совершенного в состоянии аффекта. Если для преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, характерна цель защиты обороняющегося
или других лиц от посягательства, то при совершении преступления,
предусмотренного ст. 107 УК РФ, такой цели нет. Важную роль для
разграничения этих преступлений имеет обстановка совершения преступления.
При совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны
Акимочкин, В.И. К вопросу о правомерности необходимой обороны// - Российский следователь. - 2017. - № 8. С. 15.
1
66
такой обстановкой является наличие посягательства. При убийстве в состоянии
аффекта процесс посягательства уже завершен. Кроме того, обязательным
признаком состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ, является
наличие у виновного состояния сильного душевного волнения в момент
причинения убийства, чего не требуется для наличия состава преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ.
Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица,
совершившего преступление квалифицируется по ч. 2 ст. 108 УК РФ. Объектом
убийства
при
превышении
мер,
необходимых
для
задержания
лица,
совершившего преступление, является жизнь лица, совершившего преступление.
Объективная сторона данного преступления характеризуется действиями,
превышающими меры, необходимые для задержания лица, совершившего
преступление, последствием - смертью потерпевшего, причинной связью между
совершенными действиями и наступившей смертью.
В ст. 38 УК РФ названы две цели задержания лица, совершившего
преступление:
доставление
органам
власти
и
пресечение
возможности
совершения им новых преступлений. Если доминирующей является первая цель,
то субъективная сторона такого преступления характеризуется косвенным
умыслом.
Лицо
осознает,
что
при
осуществлении
задержания
лица,
совершившего преступление, действует с превышением допустимых мер,
предвидит реальную возможность наступления смерти, но не желает ее, а лишь
сознательно ее допускает или относится к ее наступлению безразлично.
При наличии второй цели задержания субъективная сторона преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК РФ, характеризуется как прямым, так и
косвенным умыслом. Виновный осознает, что проводит задержание лица,
совершившего преступление, с превышением допустимых мер, предвидит
реальную возможность или неизбежность причинения задерживаемому смерти и
желает либо сознательно допускает наступление смерти или относится к ее
наступлению безразлично. Причинение смерти по неосторожности в этих
случаях состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК РФ, не
67
содержит. При решении вопроса об ответственности за убийство при
превышении
мер,
необходимых
для
задержания
лица,
совершившего
преступление, следует учитывать положения ч. 1 ст. 38 УК РФ, согласно которой
должна отсутствовать возможность задержания преступника иными средствами.
В соответствии с п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от
27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой
обороне
и
причинении
вреда
при
задержании
лица,
совершившего
преступление»1 под обстоятельствами задержания, которые должны учитываться
при
определении
размеров
допустимого
вреда,
следует
понимать
все
обстоятельства, которые могли повлиять на возможность задержания с
минимальным причинением вреда задерживаемому. Следует учитывать место и
время
преступления,
непосредственно
за
которым
следует
задержание,
количество, возраст и пол задерживающих и задерживаемых, их физическое
развитие, вооруженность и т.п.2
Решая вопрос о привлечении к уголовной ответственности за убийство при
превышении
мер,
необходимых
для
задержания
лица,
совершившего
преступление, необходимо принять во внимание и следующее положение
вышеуказанного
Постановления
Пленума:
добросовестно
заблуждалось
относительно
задержанным
лицом
противоправного
"Если
деяния,
при
задержании
характера
приняв
лицо
совершенного
за
преступление
административное правонарушение или деяние лица, не достигшего возраста
уголовной ответственности, либо лица в состоянии невменяемости, в тех
случаях, когда обстановка давала основания полагать, что совершалось
преступление, и лицо, осуществлявшее задержание, не осознавало и не могло
осознавать действительный характер совершавшегося деяния, его действия
следует оценивать по правилам ст. 38 УК РФ, в том числе и о допустимых
пределах причинения вреда. Аналогичным образом следует оценивать и
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о
необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Бюллетень
Верховного Суда РФ. - ноябрь, 2012 - № 11.
2
Егоров, А.В. Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств // Судья. - 2016. - № 4. - С. 25.
1
68
ситуации,
когда
при
задержании
лицо
добросовестно
заблуждалось
относительно того, кто именно совершил преступление, а обстановка давала ему
основание полагать, что преступление было совершено задержанным им лицом,
и при этом лицо, осуществлявшее задержание, не осознавало и не могло
осознавать ошибочность своего предположения.
Если при задержании лицо не осознавало, но по обстоятельствам дела
должно было и могло осознавать указанные обстоятельства о характере
противоправного деяния и о том, кто именно совершил преступление, его
действия подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса Российской
Федерации,
предусматривающим
ответственность
за
преступления,
совершенные по неосторожности.
При отсутствии указанных обстоятельств причинение вреда лицу при его
задержании подлежит квалификации на общих основаниях».
Субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего
возраста.
Таким образом, разные виды убийств получают разную уголовноправовую квалификацию. Квалификация простого убийства не вызывает
трудностей, однако, не содержит указания на конкретные признаки объективной
и субъективной стороны, позволяющие предопределять именно простое
убийство.
Любые виды убийств, как простое, так с отягчающими или смягчающими
обстоятельствами, могут совершаться как путем действия, так и путем
бездействия, но чаще всего путем действия. Убийство считается оконченным с
момента наступления смерти.
69
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ УБИЙСТВА
3.1. Отграничение убийства от смежных составов преступлений
На практике зачастую представляет сложность отграничение убийства от
смежных составов преступлений (от причинения смерти по неосторожности; от
причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего; от
привилегированных видов убийства и др. составов преступлений).
При квалификации убийства и разграничении со смежными составами
преступлений
часто
возникают
сложности,
поскольку,
например,
по
объективной стороне такие составы преступлений внешне вроде бы идентичны.
От умышленного убийства необходимо отграничивать причинение смерти по
неосторожности
(ст.109
УК
РФ).
«Особые
трудности
возникают
при
отграничении убийства с косвенным умыслом от причинения смерти по
легкомыслию. И в том, и в другом случае виновное лицо не желает наступления
такого результата. Но при косвенном умысле виновный сознательно допускает
наступление смерти, хотя и не предпринимает никаких действий, направленных
на предотвращение осознаваемых последствий. При неосторожности в виде
легкомыслия виновный не относится к смерти потерпевшего безразлично, он
рассчитывает на свои силы, знания, умения, профессиональный опыт, на то, что
в результате принятых им мер либо в результате действий других лиц или какихто иных факторов смертельный исход не наступит» 1. Субъективная сторона
убийства в соответствии со ст. 105 УК РФ характеризуется только умышленной
виной. Умысел при убийстве может быть, как прямым, так и косвенным. Именно
по субъективной стороне наибольшую трудность на практике представляет
разграничение убийства, в том числе покушения на убийство, от преступления,
предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда
здоровью человека. Именно здесь возникают наибольшие сложности в
квалификации. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999
г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал, что
Павалаки, А. Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений // Молодой ученый. - 2016.
- №9. -С. 75.
1
70
необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого
вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при
убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при
совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение
виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности
(п. 3). При квалификации убийства учитывается направленность умысла, с этой
целью устанавливаются все конкретные обстоятельств дела. Если умысел
виновного был направлен именно на причинение вреда здоровью, о чем
свидетельствуют и избранные орудия, и характер ранения, а также другие
данные, ответственность за убийство исключается. В судебной практике по ч. 4
ст. 111 УК РФ квалифицирует следующие действия, повлекшие смерть человека:
единичный удар кулаком в область шеи, или, например, множественные удары
руками и ногами в разные части тела потерпевшего, умышленное нанесение
удара ножом в бедро, в руку, вызвавший большие кровопотери. «В отличие же
от неосторожного причинения смерти, преступление, предусмотренное ч. 4 ст.
111 УК РФ, предполагает совершение виновным умышленных действий,
направленных на причинение вреда здоровью. Только при таком положении
последующее наступление смерти при условии наличия причинной связи с
действиями виновного и его неосторожной вины в отношении этого результата
может рассматриваться как квалифицированный вид причинения тяжкого вреда
здоровью»1. Если в результате неосторожных действий виновного наступила
смерть человека, при этом, согласно фактическим обстоятельствам дела,
виновный не имел умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, преступное
деяние подлежит квалификации по ст. 109 УК РФ. «При решении вопроса о
направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех
обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие
преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений
(например,
ранения
жизненно
важных
органов
человека),
а
также
Павалаки, А. Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений // Молодой ученый. - 2016.
- №9. - С. 75.
1
71
предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и
потерпевшего,
их
взаимоотношения»1.
Достаточным
основанием
для
определения направленности умысла является характер причиненных телесных
повреждений, поэтому осознание виновным того, что причиненные телесные
повреждения представляют опасность для жизни потерпевшего, свидетельствует
о предвидении им возможности смерти. Сознательное нанесение потерпевшему
повреждений, которые по своему характеру представляют опасность для жизни,
свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение
смерти, так как виновный предвидит возможную смерть жертвы. Сознательное
допущение смертельного исхода в результате содеянного, даже при отсутствии
желания наступления смерти потерпевшего, является убийством с косвенным
умыслом, и не может быть квалифицировано по ч. 4 ст.111 УК РФ. «Изучение
практики показывает, что случаи неправильного определения формы вины лица,
причинившего смерть по неосторожности допускаются нередко. Причины
допускаемых ошибок в определении формы вины различны, чаще всего это
происходит вследствие неполноты собранных доказательств по делу, либо
вследствие неправильного применения закона. Такие ошибки носят, как правило,
односторонний
характер
-
причинение
смерти
по
неосторожности
необоснованно признается убийством - деянием умышленным»2. Ошибки,
допускаемые
при
отграничении
убийства
от
причинения
смерти
по
неосторожности, объясняются определенным сходством этих преступлений по
признакам объективной стороны, кроме того, часто совпадают признаки
субъективной стороны, такие как, мотив и цель преступления. Указанное
сходство, при неправильном анализе фактических обстоятельств совершенного
преступления, выступает причиной того, что причинение тяжких телесных
повреждений, повлекших смерть человека, квалифицируются как умышленное
убийство, только по результату наступивших последствий, а именно, смерти
Авдеева, Е.В. Спорные вопросы квалификации преступлений против личности // Российский судья. - 2016. - №
7. - С. 33.
1
Павалаки, А. Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений // Молодой ученый. - 2016.
- №9. - С. 75.
2
72
потерпевшего. В качестве примера отграничения причинения смерти по
неосторожности и убийства может служить следующий пример из судебной
практики. Чигин И.А. осужден за убийство с особой жестокостью П. В
апелляционной жалобе осужденный просит переквалифицировать содеянное им
на ч. 4 ст. 111 УК РФ в связи с отсутствием у него умысла на свершение
убийства П., о чем по его мнению, свидетельствуют совершенные им действия.
«Доводы стороны защиты об отсутствии умысла в действиях Чигина на
причинение смерти потерпевшему были тщательно проверены в судебном
заседании и получили в приговоре надлежащую оценку.
Как правильно, указал суд, в ходе ссоры с потерпевшим Чигин нанес ему
два удара рукой в лицо, а когда тот упал на пол, нанес ему ногой не менее трех
ударов в область грудной клетки и не менее двух ударов в голову, затем облил
лежащего на полу П. спиртом и с помощью спички поджег его. Облив горючей
жидкостью голову, конечности и верхнюю часть туловища потерпевшего,
лежащего на полу и не способного в силу алкогольного опьянения и
примененного Чигиным насилия принять достаточные меры к самосохранению,
осуществив поджог этой жидкости, Чигин И.А. осознавал общественно опасный
характер своих действий и предвидел наступление смерти потерпевшего.
Чигиным были совершены все необходимые и достаточные действия для
лишения потерпевшего жизни.
С учетом жизненного опыта Чигина И.А., избранного им способа лишения
жизни потерпевшего, доводы жалоб о том, что осужденный надеялся, что П. в
результате
поджога
испытает
лишь
боль
и
не
получит
смертельных
повреждений, Судебная коллегия находит несостоятельными.
Каких-либо обстоятельств, которые реально могли воспрепятствовать
возгоранию горючей жидкости на теле потерпевшего и распространению
пламени, на которые мог рассчитывать осужденный в надежде, что П. не
погибнет, в судебном заседании не установлено, не указано на такие
обстоятельства и в апелляционных жалобах.
73
Указанные доказательства свидетельствуют о том, что Чигин, убедившись,
что
жидкость,
которой
он
облил
воспламенилась, осознавая, что П.
примененного
к
нему
насилия
лежащего
на
полу
потерпевшего,
в силу алкогольного опьянения
лишен
возможности
принять
меры
и
к
самосохранению, покинул место происшествия, не оказав потерпевшему
необходимой помощи.
При таких обстоятельствах суд дал правильную юридическую оценку
действиям Чигина по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как совершение убийства с
особой жестокостью. Оснований для переквалификации содеянного им на ч. 4
ст. 111 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется»1.
На практике также часто возникают трудности при разграничении
умышленного убийства и покушения на убийство (ч.3 ст.30, ч.1–2 ст.105 УК
РФ). Необходимо отметить, что без наличия умысла на убийство квалификация
по ст.105 УК РФ невозможна. Как указал Пленум ВС РФ, «если убийство может
быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на
убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное
свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность
своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность
наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный
исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного
сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания
потерпевшему медицинской помощи и др.)» (п.2 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об
убийстве (ст.105 УК РФ)»).
При отграничении указанных преступлений
необходимо рассмотреть вопрос о направленности умысла виновного, для чего
следует принимать во внимание совокупность всех обстоятельств содеянного,
учитывать способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию
телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее
1
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 06.09.2018 № 80-АПУ18-6// СПС Консультант Плюс.
74
поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Таким образом,
отграничение, прежде всего, должно проводиться по субъективной стороне.
Нередко возникают сложности квалификации убийств при разграничении
ст.105 и 108 УК РФ (убийства, совершенного при превышении пределов
необходимой обороны). Так, «суд тщательно исследовал представленные
доказательства, в том числе показания осужденной К. о длительных
конфликтных взаимоотношениях с А.С., <дата>, возникших на бытовой почве,
она также знала о наличии оружия у А.С., К. не отрицала, что <дата> в процессе
конфликта, после того, как А.С., стал наносить удары Н.Х., в кухне ударил его с
силой стеклянной вазочкой по голове, отчего у Н.Х. пошла кровь и он упал на
колени, а А.С. стал кричать, что он их - ее К. и К.Н. застрелит, на ее уговоры не
реагировал, она, реально опасаясь агрессивных действий А.С., который к тому
же был нетрезв, побежала в свою комнату, взяла из сумки травматический
пистолет, на ходу вставила "магазин", на кухне увидела, что А.С. продолжает
избивать руками и ногами Н.Х., увидела у него - А.С. предмет вроде "киянки",
потребовала, чтобы он остановился, иначе она будет стрелять, но А.С. не
обратил на ее слова внимания, продолжал избивать Н.Х. она повторила, что
выстрелит, и выстрелила два раза в направлении А.С., затем пистолет дал
осечку, после чего в процессе продолжавшегося конфликта произвела еще два
выстрела в сторону А.С., который упал, затем побежала в ванную комнату, где
умылась и вызвала сотрудников полиции. Не имела намерений убить А.С.,
оборонялась от активных действий А.С., реально опасаясь за свою и Н.Х. жизнь,
выстрелила несколько раз в А.С., при этом стреляла, не прицеливаясь, не видела,
куда
ранила
А.С.
Судом
дана
надлежащая
оценка
исследованным
доказательствам, обоснованно сделаны выводы о том, что К. совершила
убийство А.С., <дата>, превысив пределы необходимой обороны. Судом
правильно установлено наличие со стороны А.С., <дата>, в отношении Н.Х.
посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для его жизни, и в
отношении К. посягательства - также не сопряженного с насилием, опасным для
ее жизни, в связи с чем примененный К. способ защиты себя и Н.Х. не был
75
соразмерным и не соответствовал характеру и опасности совершенного
посягательства, потерпевшему при этом был причинен чрезмерный, не
вызванный возникшими обстоятельствами тяжкий вред здоровью, повлекший
смерть потерпевшего. Вместе с тем, судом правильно установлено отсутствие в
действиях К. состава умышленного убийства потерпевшего - А.С., <дата>.
Доводы апелляционного представления о неправильной квалификации действий
К. несостоятельны.
Совершенные
К.
действия
судом
надлежащим
образом
переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ»1.
Необходимо также разграничивать убийство и оставление в опасности
(ст.125 УК РФ). При квалификации таких деяний и их разграничении нередко
возникают сложности, поскольку по объективной стороне убийство и оставления
в опасности внешне вроде бы идентичны, однако, указанные преступления
посягают на разные объекты: жизнь и безопасность жизни или здоровья, кроме
того,
различаются характеристики потерпевших: при совершении убийства
потерпевшим может быть любое лицо, а при оставлении в опасности - лицо,
находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенное
возможности принять меры к обеспечению собственной безопасности 2.
Оставление в опасности является преступлением с формальным составом, а
убийством является преступление с материальным. С объективной стороны
оставление в опасности выступает как бездействие, выраженное в оставлении
места нахождения потерпевшего или неоказании помощи. Убийство путем
бездействия может быть совершено только неоказанием помощи. «Признаки
убийства бездействием усматриваются там, где имеются обстоятельства,
позволяющие
установить
объективно
предвидимое
использование
неблагоприятных условий для оставления в опасность» 3. Наибольшее различие
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.05.2017 N 22-3874/2017 по делу № 120/2017: [Электронный ресурс]. 2017. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
2
Власов, Ю. Отграничение убийства и умышленного вреда здоровью, совершенных путем бездействия, от
оставления в опасности // Уголовное право. - 2008. - № 2. – С.112.
3
Павалаки, А. Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений // Молодой ученый. - 2016.
- №9. - С. 875.
1
76
данных составов
состоит
в
субъективной
стороне,
прежде
всего,
по
направленности умысла. Оставление в опасности предусматривает прямой
умысел по отношению к невыполнению обязанности оказать помощь и
отсутствие
желания
наступления
каких-либо
последствий.
Убийство
подразумевает умысел по отношению к деянию и наличие воли на достижение
результата. Оставление в опасности усматривается в том случае, когда
виновный, оставляя лицо в опасном для жизни и здоровья состоянии, осознает
данное обстоятельство, но на этот момент потерпевшему еще не требуется
оказание неотложной и необходимой помощи.
Таким
образом,
резюмируя
вышесказанное,
можно
отметить,
что
правильная квалификация убийства возможна только в результате детального
анализа всех обстоятельств происшедшего как элементов состава деяния, что
позволит провести отграничение убийств от смежных составов, в том числе,
умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, оставления в опасности, а
также «привилегированных» видов убийств (в состоянии аффекта, при
превышении пределов необходимой обороны и т. п.).
3.2. Проблемы квалификации убийства при отягчающих
обстоятельствах
При квалификации такого преступления как убийство могут возникать
трудности как на стадии расследования, так и на стадии рассмотрения
уголовного дела в суде. Проблемам квалификации убийства уделяется большое
внимание в судебной практике и в юридической литературе, так как ошибки в
квалификации такого преступления как убийство влекут ошибки в привлечении
к ответственности виновного лица. На практике, по мнению ученых, возникают
затруднения в применении статей УК РФ об убийстве 1.
Для правильной квалификации содеянного необходимо установить форму
вины, выяснить мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а
также необходимо исследовать иные обстоятельства. «Для квалификации
Мошкин С.В. Некоторые проблемы квалификации убийств // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по
матер. VIII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012. – С. 143.
1
77
убийства по части второй ст. 105 УК РФ необходимо, чтобы существование
сформулированного в соответствующем пункте данной части указанной статьи
УК РФ объективного обстоятельства (например, беременность потерпевшей,
особая жестокость или общеопасный способ убийства) осознавалось виновным
либо его умышленные действия (бездействие), направленные на лишение жизни
другого человека,
диктовались определенными мотивами (в частности,
национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, кровной мести,
корыстными, хулиганскими побуждениями) либо подчинялись определенной
цели (сокрытие другого преступления, использование органов или тканей
потерпевшего и др.). Осознанной виновным должна быть и связь совершаемого
им убийства с другими преступлениями, указанными в той же части второй УК
РФ (похищение человека, разбой, вымогательство, бандитизм, изнасилование и
др.)»1.
Согласно
разъяснениям,
содержащимся
в
Постановлении
Пленума
Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об
убийстве (ст. 105 УК РФ)», по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется
одновременное или последовательное лишение жизни нескольких человек,
независимо от того, связаны ли совершаемые убийства единством умысла,
мотива, намерений, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее
не был осужден. Если совершено убийство одного человека и покушение на
убийство другого, то данное деяние не может рассматриваться как оконченное
преступление - убийство двух лиц. В таких случаях независимо от
последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать
по части первой или части второй ст. 105 и части третьей ст. 30, пункту "а" части
второй ст. 105 УК РФ. Так, как установлено приговором суда, осужденный
Яковлев нанес удары ножом потерпевшим Х. и Х. в ходе ссоры и обоюдной
драки. Х. нанесены повреждения, которые причинили тяжкий вред здоровью и
повлекли
1
его
смерть.
У
потерпевшего
Х.
обнаружены
повреждения,
Егоров, А.В. Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств // Судья. - 2016. - № 4. - С. 25.
78
причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.
Характер и локализация обнаруженных у потерпевших телесных повреждений,
орудие/нож с длиной клинка не менее 12 см, которым они были причинены, а
также другие доказательства, свидетельствуют о том, что осужденный Яковлев
действовал с умыслом, направленным на лишение жизни потерпевших.
Действиям осужденного Яковлева суд дал правильную юридическую оценку,
квалифицировав их по ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ1.
Проблемы в квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах,
очень часто на практике связаны с квалификации действий виновного лица по п.
«в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Указанные сложности вызвали определенную дискуссию
в науке уголовного права.
Как указывается в юридической литературе
спорность данного вопроса возникла после принятия Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года, разъяснения которого противоречат
некоторым нормам УК РФ2.
Согласно п. 7 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ по
п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется причинение смерти потерпевшему
неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя,
оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая
убийство, сознает это обстоятельство. Таким образом, для квалификации
содеянного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ существенное значение имеет отсутствие
у потерпевшего реальной возможности защитить себя в силу своего физического
или психического состояния и то, что виновный осознает это обстоятельство.
Соответственно
описанные
квалифицирующие
признаки
соответствуют
убийству спящего или находящегося в глубокой степени опьянения лица.
Однако, судебная практика складывается иначе, в связи с чем в юридической
литературе
имеется
несколько
различных
точек
зрения.
По
мнению
С. В. Дементьева под квалификацию по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ не подпадает
убийство, потерпевшего в состоянии когда он не испытывал дополнительных
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.01.2018 № 11-О18-1: [Электронный ресурс]. 2018. –
Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
2
Попов, А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. - СПб., 2003.- С. 231.
1
79
страданий, например, во время сна или обморока, так как «подобные случаи
умышленного лишения жизни человека не повышают общественной опасности
действий виновного»1. Для квалификации преступления по п. «в» ч. 2 ст. 105
УК РФ необходимо нахождение потерпевшего в беспомощном состоянии, в силу
которого он не может оказать сопротивление, и такое состояние должно быть
известно виновному. Согласно мнению И. Я. Козаченко, к беспомощному
состоянию человека, относятся все случаи, когда потерпевший не может
сознавать происходящего с ним вследствие малолетства, глубокого сна,
сильного опьянения, обморока либо не может оказать сопротивление убийце изза
отсутствия
физической
возможности
(престарелый
возраст,
тяжелое
заболевание)2.
Необходимо отметить, что квалификация убийства лица, находящегося в
состоянии сна, обморока или сильного алкогольного опьянения, по ч. 1 ст.105
УК РФ соответствует сложившейся судебной практике, так как после принятия
Пленумом вышеназванного Постановления убийство спящего человека, лица,
находящегося в обморочном состоянии или глубокой степени опьянения, суды
все чаще стали рассматривать как простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК).
Следующим проблемным вопросом квалификации убийств, совершенных
с
отягчающими
обстоятельствами
является
квалификация
убийства,
совершенного с особой жестокостью п. «д» ч. 2 ст.105 УК РФ. В силу
разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1, признаком особой жестокости
признаются, в частности, случаи, когда перед лишением жизни или в процессе
совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или
совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом,
который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых
страданий
(нанесение
большого
количества
телесных
повреждений,
Дементьев, С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. - 1999. - № 1. - С.
43.
2
Уголовное право. Особенная часть; Учебник для вузов/ под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой,
Г. П. Новоселова. - М.: ИНФРА - М - НОРМА, 1998. – С. 54.
1
80
использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное
лишение пищи, воды и т.д.).
Вместе с тем следует учитывать, что само по себе нанесение потерпевшему
большого количества телесных повреждений не свидетельствует об особой
жестокости. Необходимо принимать во внимание целенаправленность поведения
виновного, наносящего большое количество ударов: он желал быстрого
наступления смерти потерпевшего или хотел, чтобы жертва перед смертью
приняла особые мучения, страдания.
Кроме того, особая жестокость может выражаться в совершении убийства в
присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими
действиями причиняет им особые страдания.
Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 27 января 1999 г. N 1 убийство, которое произошло в процессе
разбойного нападения или в процессе совершения вымогательства, следует
квалифицировать
как
сопряженное
с
разбоем,
вымогательством
или
бандитизмом. Содеянное в таких случаях квалифицируется по пункту «з» части
второй ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК РФ, предусматривающими
ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм, так как само по себе
совершение разбоя или вымогательства не охватывается диспозицией пункта «з»
части второй ст. 105 УК РФ.
Важно отметить, что умысел на завладение имуществом потерпевшего
должен возникнуть у виновного до причинения смерти. Если же убийство было
совершено по другим мотивам, а умысел на завладение имуществом возник
после совершения убийства, то квалификация по пункту «з» части второй ст. 105
УК РФ исключается, но при наличии оснований такое деяние может быть
квалифицировано по совокупности преступлений как убийство и кража.
Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору,
характеризуется наличием выраженной в любой форме договоренности двух или
более лиц, состоявшейся до начала совершения действий, непосредственно
направленных на лишение потерпевшего жизни. Для квалификации не имеет
81
значения ни форма предварительного сговора, ни время между таким сговором и
началом преступления. Как указано в п. 10 Постановления Пленума Верховного
Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. N 1, убийство следует
признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе
совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение
смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).
В то же время определить возникновение умысла у одного лица, а затем у
другого, например, в ходе драки весьма сложно. Возможно, что одно лицо
начинает избиение потерпевшего без умысла на причинение смерти, и такой
умысел формируется у него лишь после того, как к избиению присоединяется
другое лицо, которое в равной мере может действовать и с неопределенным
умыслом, и с конкретизированным умыслом на убийство. При признании
убийства организованной группой действия всех ее участников независимо от их
роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без
ссылки на ст. 33 УК РФ1.
Сложности в теории уголовного права и судебной практике вызывает и
неоднозначное понимание такого квалифицирующего признака убийства, как
убийство женщины заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Чаще всего споры возникают в случае
ошибки виновного в квалифицирующем обстоятельстве, когда он полагает, что
лишает жизни беременную женщину, а она таковой не является. По этому
моменту существуют четыре точки зрения: квалифицировать как покушение на
убийство беременной женщины; покушение на убийство беременной женщины и
просто убийство женщины; убийство беременной женщины; простое убийство.
Правильным будет считать, что содеянное следует квалифицировать по
п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство беременной женщины. Ведь если
виновный убежден, что убивает беременную женщину и желает этого, то это
Мошкин С.В. Некоторые проблемы квалификации убийств // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по
матер. VIII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012. – С. 143.
1
82
значительно повышает степень общественной опасности содеянного и должно
быть отражено в квалификации.
Таким образом, существует большое количество проблем, с которыми
сталкиваются судебные органы в процессе отправления правосудия по
уголовным делам, квалифицируя действия по тому или иному пункту части
второй ст. 105 УК РФ. Однако именно от правильной квалификации содеянного
зависит размер назначаемого наказания.
83
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
К характеризующим убийство признакам относятся: - общественно
опасное деяние, направленное на причинение смерти другому человеку; противоправное деяние; - наличие умысла.
Классификация убийств имеет важное не только теоретическое, но и
практическое значение, так классификация «является основанием для выделения
частных криминалистических методик по их расследованию.
В науке уголовного права существует несколько видов классификации
убийств. Классификация убийств по составу является одной из основных, так
как, исходя из состава преступления с учетом родового объекта посягательства,
определяется общий подход к установлению обстоятельств, подлежащих
доказыванию. Еще одной распространенной классификацией является деление
убийства на простое, квалифицированное и привилегированное.
Несмотря на существующие в юридической литературе различные подходы
к пониманию объекта убийства, более правильным является следующее
определение: объектом убийства является жизнь человека как биологического
существа и как носителя определенной части общественных отношений и
общественные
отношения,
обеспечивающие
неприкосновенность
жизни
человека.
С объективной стороны преступления против жизни могут выражаться в
форме как действия, так и бездействия. Оконченными эти преступления
признаются, когда имеется не только деяние, но и последствие и причинная
связь между ними.
Объективная сторона убийства как преступления с материальным составом
представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие),
направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как
обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием
(бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.
84
Определяющим для установления причинной связи является вывод о том,
что смертельный результат - необходимое последствие действия (бездействия)
виновного в конкретных условиях места и времени.
Убийство
признается
оконченным
с
момента
наступления
смерти
потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или
спустя какое-то время.
С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или
косвенного умысла на причинение смерти.
Квалифицирующие убийство обстоятельства - это закрепленные в уголовном
законодательстве в качестве признаков состава преступления обстоятельства
убийства, отражающие повышенную степень общественной опасности, по
сравнению со степенью общественной опасности убийств, подпадающих под
признаки основного состава преступления.
Убийство двух и более лиц является единым преступлением, его нельзя
расчленять на эпизоды с самостоятельной квалификацией каждого, каждое из
преступлений посягает на общий объект – «жизнь вообще», при этом, такое
преступление не является продолжаемым.
Квалификация убийства по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ предполагает, что жизнь
как объект уголовно-правовой охраны в этих нормах является дополнительным
объектом преступления, главными непосредственными объектами являются
политическая система государства, общественные отношения, обеспечивающие
нормальное
функционирование
системы
правосудия,
деятельность
правоохранительных органов.
Квалифицируя такое преступление по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ должно быть
установлено осознание виновным состояния беременности потерпевшей,
основанное на соответствующих фактах, достоверных и обоснованных с его
точки зрения. Предположительные, вероятностные суждения об особенностях
состояния потерпевшей исключают возможность квалификации содеянного по п.
"г" ч. 2 ст. 105 УК РФ даже в случае, если женщина действительно была
85
беременной, однако отсутствовали обстоятельства, позволяющие однозначно
утверждать о наличии этого факта.
Суды при вынесении решения нередко обосновывают установление особой
жестокости через такую известную науку уголовного права признаки, как
орудие, средство, место и время совершения преступления. Поэтому можно
предположить,
что
иными
обстоятельствами,
свидетельствующими
о
проявлении виновным особой жестокости, выступают факультативные признаки
объективной стороны состава преступления.
Убийство по мотивам кровной мести имеет место в том случае, когда
виновное лицо, разделяющее и признающее данный обычай, лишает жизни
потерпевшего, стремясь соблюсти его.
Объективная сторона убийства, совершенного организованной группой (п.
«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), может быть выражена не только в непосредственном
причинении смерти, но и в действиях членов группы, состоящих в организации
убийства, подстрекательстве и пособничестве ему.
Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с
разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ)
характеризуются, как правило, корыстной направленностью, стремлением к
незаконному материальному обогащению.
Необходимо отметить, что, когда квалифицирующий признак «по найму»
является способом совершения преступления, он может быть в уголовноправовой оценке деяния с другими квалифицирующими признаками убийства,
предусматривающими мотивы и цели совершения преступления. Когда
квалифицирующий
признак
«по
найму» является
мотивом
совершения
преступления, убийство не может быть квалифицировано одновременно как
совершенное по иным мотивам и целям.
Место совершения преступления не является обязательным признаком
хулиганского побуждения, так как в противном случае содержание данного
понятия необоснованно сужается, однако, достаточно часто судьи при
86
обосновании наличия рассматриваемого побуждения ссылаются на совершение
преступного деяния в общественном месте.
Представляется, что при совершении убийства, сопряженного с разбоем,
мотив и цель совпадают в своей корыстной направленности. Если же в процессе
завладения или удержания чужого имущества применялось насилие, опасное для
жизни или здоровья потерпевшего, но не было совершено убийства, деяние
содержит признаки разбоя. И последующее убийство, имевшее место после
фактического окончания разбойного нападения, уже преследует иную цель сокрытие данного преступления.
В п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ перечислено несколько мотивов совершения
убийства, каждый из которых является «экстремистским». При совершении
данного вида убийства преступные намерения виновного распространяются на
неопределенный круг лиц, каждый из которых лично каких-либо поступков по
отношению к виновному не совершал.
Для квалификации убийства по пункту «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ не
принимается во внимание удалось ли виновному использовать органы или ткани
потерпевшего или нет. Значение имеет только то, что смерть была причинена с
целью использования органов или тканей потерпевшего.
Анализ диспозиции ст. 106 УК РФ позволяет выделить следующие виды
убийства,
предусмотренного
указанной
статьей:
а)
убийство
матерью
новорожденного ребенка во время родов; б) убийство матерью новорожденного
ребенка сразу после родов; в) убийство матерью новорожденного ребенка в
условиях психотравмирующей ситуации; г) убийство матерью новорожденного
ребенка
в
состоянии
психического
расстройства,
не
исключающего
вменяемости.
Убийство в состоянии аффекта характеризуется тем, что причиной
состояния аффекта могут являться противозаконные действия либо бездействия
потерпевшего, при этом умысел на убийство должен возникнуть внезапно, в
период состояния аффекта. Мотивы преступления для квалификации значения
87
не имеют и относятся к разряду спорных вопросов уголовного права, но цели
защиты у виновного быть не должно.
Убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть
обусловлено явным несоответствием ценности охраняемых объектов, также оно
имеется и при явном несоответствии средств защиты характеру и степени
общественной опасности посягательства.
При решении вопроса об ответственности за убийство при превышении
мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует
учитывать положения ч. 1 ст. 38 УК РФ, согласно которой должна отсутствовать
возможность задержания преступника иными средствами.
При квалификации убийства и разграничении со смежными составами
преступлений
учитывается
направленность
умысла,
с
этой
целью
устанавливаются все конкретные обстоятельств дела. Если в результате
неосторожных действий виновного наступила смерть человека, при этом,
согласно фактическим обстоятельствам дела, виновный не имел умысла на
причинение
тяжкого
вреда
здоровью,
преступное
деяние
подлежит
квалификации по ст. 109 УК РФ.
Сознательное нанесение потерпевшему повреждений, которые по своему
характеру представляют опасность для жизни, свидетельствует о наличии
интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, так как виновный
предвидит возможную смерть жертвы.
При отграничении умышленного убийства и покушения на убийство
необходимо определить направленности умысла виновного, для чего следует
принимать во внимание совокупность всех обстоятельств содеянного, учитывать
способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных
повреждений,
а
также
предшествующее
преступлению
и
последующее
поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.
Для правильной квалификации и разграничения убийства и оставление в
опасности (ст.125 УК РФ) необходимо установить форму вины, выяснить
88
мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также
необходимо исследовать иные обстоятельства.
Для квалификации содеянного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо
нахождение потерпевшего в беспомощном состоянии, в силу которого он не
может оказать сопротивление, и такое состояние должно быть известно
виновному.
При квалификации убийства, совершенного с особой жестокостью п. «д»
ч. 2 ст.105 УК РФ, необходимо учитывать целенаправленность поведения
виновного, наносящего большое количество ударов: он желал быстрого
наступления смерти потерпевшего или хотел, чтобы жертва перед смертью
приняла особые мучения, страдания.
Убийство, которое произошло в процессе разбойного нападения или в
процессе
совершения
вымогательства,
следует
квалифицировать
как
сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Умысел на
завладение имуществом потерпевшего должен возникнуть у виновного до
причинения смерти. Если же убийство было совершено по другим мотивам, а
умысел на завладение имуществом возник после совершения убийства, то
квалификация по пункту «з» части второй ст. 105 УК РФ исключается, но при
наличии оснований такое деяние может быть квалифицировано по совокупности
преступлений как убийство и кража.
Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору,
характеризуется наличием выраженной в любой форме договоренности двух или
более лиц, состоявшейся до начала совершения действий, непосредственно
направленных на лишение потерпевшего жизни. Для квалификации не имеет
значения ни форма предварительного сговора, ни время между таким сговором и
началом преступления.
89
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нормативные правовые акты
1. Международный пакт о гражданских и политических правах (Принят
16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании
Генеральной Ассамблеи ООН)// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. - №
12.
2. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12
декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 №
7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета.
- 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от
29.07.2018)// Собрание законодательства РФ. - 17.06.1996. - № 25. - Ст. 2954;
Собрание законодательства РФ. - 30.07.2018. - № 31. - Ст. 4818
4. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны
здоровья граждан в Российской Федерации»// Собрании законодательства
Российской Федерации - 28 ноября 2011 г. - № 48. - Ст. 6724.
5. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны
здоровья граждан в Российской Федерации// Собрании законодательства
Российской Федерации. - 28 ноября 2011 г. - № 48- Ст. 6724.
6. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации»
(ред.
от 03.08.2018)// Собрание
законодательства РФ. - 28.11.2011. - № 48. - Ст. 6724; Собрание
законодательства РФ. - 06.08.2018. - № 32. – 2 ч. - Ст. 5116.
7. Федеральный закон РФ от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и
(или) тканей человека» (ред. от 23.05.2016)// Ведомости СНД и ВС РФ. 14.01.1993. - № 2. - Ст. 62; Собрание законодательства РФ. - 30.05.2016. - №
22. - Ст. 3097
2. Материалы судебной практики
8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О
судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)»: [Электронный
90
ресурс]. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа:
30.09.2018 г.
9. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. N 23 "Об
условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым
преступлениям": [Электронный ресурс]. 2016. – Режим доступа: СПС
Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
10. Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 361п04пр // Бюллетень
Верховного Суда РФ. – 2005. - № 1. - С. 21.
11. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. №
299-П07 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. - № 7.
12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11«О судебной
практике
по
уголовным
делам
о
преступлениях
экстремистской
направленности» (ред. от 20.09.2018): [Электронный ресурс]. 2018. – Режим
доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О
применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении
вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Бюллетень
Верховного Суда РФ. - ноябрь, 2012 - № 11.
14. Определение Верховного Суда РФ
от 18.07.2011 N 5-О11-190сп
:
[Электронный ресурс]. 2011. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
15. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.01.2018 № 11-О18-1:
[Электронный ресурс]. 2018. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
16. Обзор судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 1997 г. //
Бюллетень Верховного суда РФ. - 1997. - № 12.
17. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №
2(2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 6 июля 2016 г.// Бюллетень
Верховного Суда РФ. - март - апрель, 2017. - № 3-4.
91
18. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 26 ноября 2014 г. № 58-АПУ14-56СП)// Бюллетень Верховного Суда РФ. –
2015. - № 10.
19. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.09.2016 № 18АПУ16-18сп: [Электронный
ресурс].
2016.
–
Режим
доступа: СПС
Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
20. Апелляционное определение ВС РФ от 9 октября 2013 г. № 74-АПУ13-20СП:
[Электронный ресурс]. 2016. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
21. Апелляционное определение СК по уголовным делам Санкт-Петербургского
городского суда от 04 февраля 2015 г. по делу № 22-575/15: [Электронный
ресурс]. 2015. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа:
30.09.2018 г.
22. Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от
10 октября 2017 г. N 13-АПУ17-6: [Электронный ресурс]. 2017. – Режим
доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
23. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 31.05.2018 N 45-АПУ188: [Электронный ресурс]. 2018. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
24. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 06.09.2018 № 80АПУ18-6// СПС Консультант Плюс.
25. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от
17.05.2017 N 22-3874/2017 по делу № 1-20/2017: [Электронный ресурс]. 2017.
– Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
26. Приговор Московского городского суда от 21.06.2012: [Электронный ресурс].
2018. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
27. Приговор Оренбургского областного суда от 15 ноября 2011 г. URL:
http://судебныерешения.рф/bsr/case/703233: [Электронный ресурс]. 2011. –
Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа: 30.09.2018 г.
92
28. Приговор Московского областного суда от 01.10.2013 по делу № 2-1-1/13:
[Электронный ресурс]. 2013. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
29. Апелляционное постановление Московского городского суда от 06.04.2016:
[Электронный ресурс]. 2016. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. –
Дата доступа: 30.09.2018 г.
3. Специальная литература
30. Андреева, Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих
обстоятельствах. - СПб., 1998. – 274с.
31. Антонян, Ю.М., Бородин, С.В. Преступное поведение и психические
аномалии. - М.: Спарк, 1998. – 580с.
32. Благов, Е.В. Основы применения уголовного права. - Ярославль, 1992.- 315с.
33. Борзенков,
Г.Н.
Преступления
против жизни и здоровья: закон
и
правоприменительная практика. - М.: Зерцало-М, 2013. – 412с.
34. Бородин, С.В. Преступления против жизни. - СПб., 2003. - 308с.
35. Волков, Б.С. Мотивы и квалификация преступлений. - М., 1976. - 295с.
36. Гавло, В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики
расследования отдельных видов преступлений/ Под ред. В.К. Гавло. - Томск,
1985. – 557с.
37. Гармаев, Ю.П., Кириллова А.А. Судебное разбирательство по уголовным
делам
об
убийствах,
предусмотренных
ч.
1
ст.
105
УК
РФ:
криминалистические и уголовно-процессуальные аспекты: [Электронный
ресурс]. 2014. – Режим доступа: СПС Консультант Плюс. – Дата доступа:
20.09.2018 г.
38. Долголенко, Т.В. Преступления против жизни и здоровья: учебное пособие. М.: Проспект, 2016. –628 с.
39. Загородников, Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному
праву. - М., 1961. - 739с.
40. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников
прокуратуры (постатейный) / отв. ред. В.В. Малиновский. - М., 2011. - С. 324.
93
41. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т./ Под ред.
А.В. Бриллиантова. – М.: Проспект, 2015. – 1т. – 1125с.
42. Коржанский, Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. - М.:
Академия МВД СССР, 1980.- 228с.
43. Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 2006. –
309с.
44. Курс уголовного права: в 5 т. / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой, М: Статут, 2002. – 1 т. - 835с.
45. Лопашенко Н.А. Убийства. - М.: Простпект, 2013. - 421 с.
46. Малешина, А.В. Преступления против жизни в странах общего права. - М.:
Статут, 2017. – 848с.
47. Мошкин С.В. Некоторые проблемы квалификации убийств // Вопросы
современной юриспруденции: сб. ст. по матер. VIII междунар. науч.-практ.
конф. – Новосибирск: СибАК, 2012. – 314с.
48. Музаев, М. Р. Беспомощное состояние как способ совершения убийства
[Текст]// Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы IV
Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). - Казань: Бук, 2016. - С. 237. URL:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10389. – Дата доступа: 18.11.2018.
49. Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и
судебное толкование: научно-практическое пособие / Ю.И. Антонов, В.Б.
Боровиков, А.В. Галахова и др.; под ред. А.В. Галаховой. - М.: Норма, 2014. –
873с.
50. Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. – 742с.
51. Попов, А.Н. Вина в преступлениях против жизни (ст. ст. 105, 106, 107, 108 УК
РФ): Конспект лекций. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт
(филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2016. – 466с.
52. Попов, А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). СПб., 2001. – 634с.
94
53. Российское уголовное право. Общая часть: учебник. - М.: Спарк, 1997. - 92115с.
54. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник/ Под ред. Ю.В.
Грачевой, А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ, 2017. – 617с.
55. Уголовное право России. Общая часть: Учебник. / Под ред. В.П. Ревина. - М.:
Юстицинформ, 2009. – 297с.
56. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / С.А. Балеев, Л.Л.
Кругликов, А.П. Кузнецов и др.; под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В., М.В. Талан. М.: Статут, 2012. – 924с.
57. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.В.
Бриллиантова. – М.: Юрист, 2015. -627с.
58. Уголовное право России: учебник для вузов: в 2 т. Особенная часть/ под ред.
Игнатова, А.Н., Красикова, Ю.А. - М., 1998. – 1 т. – 837с
59. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред.
проф. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юрист, 2000. – 432с.
60. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / под ред.
Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ,
ИНФРА-М, 2009. – 422с.
61. Уголовное
право.
Особенная
часть;
Учебник
для
вузов/
под
ред.
И. Я. Козаченко, З. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. - М.: ИНФРА - М НОРМА, 1998. – 543с.
62. Шаргородский, М.Д. Преступления против жизни и здоровья. - М., 1948. 4 59с.
4. Публикации в периодических изданиях
63. Авдеева,
Е.В.
Уголовно-правовые
и
криминологические
аспекты
аффектированного убийства // Российский судья. - 2017. - № 5. - С. 38-43.
64. Акимочкин, В.И. К вопросу о правомерности необходимой обороны// Российский следователь. - 2017. - № 8. - С. 15-21.
95
65. Антонян, Ю.М., Гончарова, М.В., Кургузкина, Е.Б. Убийство матерью
новорожденного
ребенка:
уголовно-правовые
и
криминологические
проблемы // Lex russica. - 2018. - № 3. - С. 94 - 114.
66. Благов, Е.В. Признаки состава преступления: традиции и реальность// Lex
russica. – 2017. - № 6. - С. 96-104.
67. Борков, В.Н. Преступление, совершенное организованной группой, как
посягательство со специальным субъектом // Современное право. – 2017. - №
10. - С. 121 - 125.
68. Винокуров В.Н. Жизнь человека как объект преступления: система
Особенной части Уголовного кодекса РФ и квалификация деяний //
Современное право. - 2016. - № 12. - С. 114-122.
69. Винокуров, В.Н. Предмет отношений как видовой объект преступления и
способы его установления // Современное право. - 2018. - № 3. - С. 87-95.
70. Власов, Ю. Отграничение убийства и умышленного вреда здоровью,
совершенных путем бездействия, от оставления в опасности // Уголовное
право. - 2008. - № 2. – С.112-120.
71. Галкин, Д.В. Уголовно-правовая охрана жизни новорожденного ребенка //
Российский следователь. - 2014. - № 19. - С. 28 - 31.
72. Гарбатович Д.А, Сумский Д. Отграничение совокупности преступлений от
единичных сложных преступлений// Уголовное право. - 2015. - № 1. - С.53-61.
73. Гарбатович, Д.А. Убийство, совершенное по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ):
особенность квалификации// Российский судья. - 2017. - № 12. - С. 39 - 40.
74. Головлев Ю.В. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной
практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» нуждается в кардинальном
обновлении // Адвокат. - 2016. - № 5. - С. 34-39.
75. Дементьев, С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния //
Российская юстиция. - 1999. - № 1. - С. 43-54.
76. Дрожжина, Е. Объект преступления и его влияние на квалификацию
преступлений //Уголовное право. – 2015. - № 3. С. 78-85.
96
77. Дядюн, К.В. К вопросу о субъекте преступления, предусмотренного ст. 106
УК РФ // Российский следователь. - 2017. - № 23. - С. 37 - 40.
78. Дядюн, К.В. Проблемы толкования и применения критерия «заведомость»
при квалификации убийств// Журнал российского права. - 2018. - № 5. - С.
86-78.
79. Егоров, А.В. Некоторые аспекты квалификации умышленных убийств //
Судья. - 2016. - № 4. - С. 25- 39.
80. Иванов, А.Л. Конкуренция мотивов при квалификации "экстремистского"
убийства (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ) // Российский следователь. - 2015. - № 20.
- С. 49-60.
81. Иванов, А.Л. Практические вопросы квалификации убийства с целью скрыть
другое преступление или облегчить его совершение (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ)
// Российский следователь. - 2018. - № 1. - С. 18-27.
82. Камалова, Д.Г. Возможно ли покушение путем бездействия? // Российский
следователь. - 2016. - № 18. - С. 43-54.
83. Коробеев,
А.И.
Обсуждение
нового
уголовного
законодательства
//
Правоведение. – 1998. - № 2. - С. 215-220.
84. Коробеев, А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека. М., 2012. - С. 45 – 46
85. Корчагин,
А.А.
Криминалистическая
классификация
в
методике
расследования убийств// Юристъ-Правоведъ. – 2010. - № 3. - С.73-82.
86. Краев, Д.Ю. Об умысле в убийстве двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК
РФ)// Адвокатская практика. - 2016. - № 5. – С. 76-85.
87. Кузнецова, Н.Ф. Преступление, состав преступления, диспозиция уголовноправовой нормы// Вестник Московского университета. - 1967. - № 4. - С. 4149.
88. Маляева, Е.О. Проблемы квалификации убийства с целью использования
органов и тканей потерпевшего// Российский следователь. - № 9. - 2003. - С.
74-86.
97
89. Маркарян, С.А. Совершение преступления по мотиву кровной мести// Бизнес
в законе. Экономико-юридический журнал. - 2014. - № 5. - С. 81 – 83.
90. Марогулова, И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства// Журнал
российского права. – 2001. - № 2. – С. 37-44.
91. Меньшикова, А.Г. Особая жестокость сквозь призму объективных признаков
состава преступления// Российский юридический журнал.- 2017. - № 3. - С.
73 - 80.
92. Михаль,
О.А.
О
логических
правилах
построения
классификации
преступлений // Современное право. - 2016. - № 1. - С. 132- 142.
93. Павалаки, А. Проблемы разграничения убийств со смежными видами
преступлений // Молодой ученый. - 2016. - №9. - С. 87-95.
94. Романовский, Г.Б. К вопросу о правовом регулировании репродукции
человека// Правоведение. - 2000. - № 5. С. 43-55.
95. Ситникова, А.И. Алгоритм и правила квалификации убийств, совершенных
отягчающими способами// Российский следователь. - 2017. - № 8. - С. 28-39.
96. Чернова, Н.А. Соотношение мотива совершения преступления и эмоций в
уголовном праве // Актуальные проблемы российского права. – 2016. - № 9. С. 116 - 121.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа