close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Бородин Роман Альфредович. Формирование социальной толерантности в молодежной среде

код для вставки
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Диссертационное исследование содержит 79 страниц, 76 источника,
краткую характеристику работы, приложения.
КЛЮЧЕВЫЕ
СОЦИАЛЬНАЯ
СЛОВА:
ГЛОБАЛИЗАЦИЯ,
МОЛОДЕЖЬ,
СОЦИАЛЬНАЯ
АДАПТАЦИЯ,
ТОЛЕРАНТНОСТЬ,
СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ, СОЦИОЛОГИЯ, СТУДЕНЧЕСТВО,
ТЕРПИМОСТЬ, ТОЛЕРАНТНОСТЬ.
В диссертационном исследовании рассмотрены основные причины и
теоретико-методологические
основания
социальной
толерантности
в
молодежной среде. Понятие «толерантность» по смыслу шире, чем просто
«терпимость, терпимое отношение». Это своеобразная этическая доктрина
настоящего.
Людям,
живущим
в
эпоху
космополитизма,
стирания
экономических и иных границ, нужна новая философия, открытое и
понимающее сообщество. Толерантность это несколько вмешательство,
сколько способность человека выйти за пределы своего мира, принять тот
другой мир, так не похожий на собственный по многим признакам
национальным, культурным, вероисповедаческим.
Проблема толерантности в молодежной среде - одна из актуальных, острых и противоречивых проблем современности. В девяностые годы XX века
ситуация в стране существенно изменилась. Распад СССР негативно сказался
на межнациональных отношениях. В Советском союзе толерантность воспитывалась на классовых интересах, в центр которого ставилась принадлежность
человека к трудящейся массе. Равенство трудового народа представляло собой
основу паритетности людей различных этнических общностей. По данной причине отмечались лишь локальные конфликты на бытовой почве между представителями разных народов, проживающих в одной местности и постоянно взаимодействующих между собой. При переходе к рыночной экономике возникла
5
потребность для основания бесконфликтного взаимодействия людей разных
национальностей, живущих на одной территории.
Актуальность изучения темы толерантности в молодежной среде в настоящее время трудно переоценить. К изучению проблем, связанных с формированием толерантности, толерантного поведения и т.д. обращаются многие
отечественные и зарубежные исследователи.
Предметом исследования является процесс формирования социальной
толерантности
в
молодежной
среде.
Цель,
провести
теоретико-
методологический анализ феномена социальной толерантности и предложить
тенденции формирования социальной толерантности в молодежной среде. В
рамках диссертации использовались метод глубинного интервью, а так-же
анализ генезиса и исторического развития феномена толерантности и анализ
первоисточников
по
проблеме
толерантности
и
изучения
социальной
толерантности и её основных тенденций. Научная новизна результатов
исследования заключается в выявлении и структурировании теоретикометодологических оснований и подходов в рассмотрении причин социальной
толерантности.
Возможность
практической
реализации
определяется
тем,
что
содержащиеся в диссертации теоретические положения и выводы привлекают
общественное
внимание
к
проблемам,
связанным
с
социальной
толерантностью; содержат социальные, этические, исторические, правовые и
другие знания, необходимые для выработки правильной тактики поведения.
Положения и выводы, сформулированные в диссертационном исследовании,
могут быть использованы в преподавании ряда социологических дисциплин для
аспирантов, магистров и бакалавров, а также при подготовке и чтении
соответствующих спецкурсов.
6
Содержание
ВВЕДЕНИЕ .......................................................................................................... 7
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНА
СОЦИАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ ..................................................................... 13
1.1. Генезис представления о толерантности как социальном явлении ...... 13
1.2. Социальная толерантность: ее особенности и характеристики ............ 28
ГЛАВА 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ
СОЦИАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ ..................... 47
2.1. Анализ социальных представлений студенческой молодежи об
аспектах социальной толерантности ....................................................................... 47
2.2. Тенденции формирования социальной толерантности в молодежной
среде и основные пути решения проблемы низкой толерантной культуры
российского общества ............................................................................................... 54
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................. 66
Список использованной литературы .............................................................. 70
ПРИЛОЖЕНИЕ А. Генеральная совокупность студентов философского
факультета ОГУ
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования.
Вечные, общечеловеческие ценности, к сожалению, по-прежнему, не стали
едиными для всего населения нашей планеты. Любовь, верность, дружба,
неотъемлема, согласно нормам морали и права ценность – человеческая жизнь, всё
еще продаются негоциантами на задворках каждой улицы. Люди все еще не
пришли
к
пониманию
и
принятию
общего
пути,
пути
терпимости,
взаимовыгодного обмена культурными и материальными ценностями. Значит ли
это, что человечество с ходом времени не стало умнее? Отнюдь нет. Нам всегда
было свойственно преодолевать невозможное, мы вспоминаем эти моменты –
моменты, когда мы осмеливаемся стремиться к невыполнимому, сокрушать
барьеры, дотягиваться до звезд, объяснить необъяснимое, мы гордимся этими
достижениями и не должны все растерять, не должны забывать, что значит быть
первооткрывателями, что мы – лишь в начале пути, что наши величайшие
свершения еще впереди, что наша судьба стремиться ввысь.
Совместная деятельность государств с дифференцированными социальными
системами и отличающимся темпом экономического развития, с различными
этническими, культурными устоями, усиление религиозно-конфессиональных
столкновений выставляют проблему толерантности как первостепенную в начале
двадцать первого века. Эти и многие другие процессы наиболее полно
раскрываются в современной постсоветской России. Характерные условия и
установки
теперь
существуют
в
сфере
миграционных
процессов,
детерминированных не только перемещением русских из имевшихся этнических
республик, но и с миграцией народов других государств.
Не просто проистекает и вырабатывание новых и подтверждение давних
национальных структур в республиках обладающих автономией, регионах,
происходящее, зачастую, на фоне межэтнических столкновений, увеличения
сепаратизма и прочих процессов, несущих прямую угрозу безопасности
государства. Пожалуй, в силу перечисленных факторов, вектор социума и
8
государства на интенсификацию и усиление деятельности по созданию
толерантного
сознания
и
поведения,
по
вырабатыванию
религиозной
терпимости, дружелюбия, категорического противоборства с экстремизмом,
заслужила в молодежной среде России особенную значимость и смысл. Именно
поэтому столь актуальна эта проблема в построении становления молодого
поколения, как активной, сознательной, образованной социальной группы.
Основное же состоит в том, что по причине психо-физиологических
специфических особенностей юное поколение не обладает нужной информацией
и навыками, способствующими в полной мере осознанию актуальных
современных национальных проблем, не имеет смежных традиций и установки
на участие в них.
Мы обязаны осознавать, что нынешняя молодежь проживает в новых
обстоятельствах: в новых обстоятельствах жизни нации, с которой они себя
идентифицируют
(а
именно,
зачастую
вдалеке
от
территории,
где
непосредственно сформировался этнос), в обстоятельствах не одной, двух
языковых групп, а плюрализма языкового информационного поля,
непосредственными участниками которого они являются.
Выражаясь иначе, истинная ситуация в России, существенность задач,
ответственность за грядущее и специфика социального определения новых
поколений обозначают проблему формирования толерантной культуры и
распространения межконфессиональных, межличностных и, межнациональных
отношений особенно актуальной и важной, пусть и крайне непростой, в
особенности в интеграции с предъявлением больших запросов к методам и
степени её решения.
Разрешение современных задач, завязавшихся в современном активно
развивающемся мире, взывает к поиску не испытанных прежде подходов к
построению образовательно-воспитательного процесса, его базовых векторов, на
устранение проблем в воспитании и генезисе индивидов, не только владеющих
набором комплексных умений, навыков и знаний, но склонного к обширной
9
коммуникации, включая поликультурную социальную общность, в традициях
гуманистического времени и идей, какой и является современная Россия.
Именно поэтому наше исследование посвящено проблеме толерантности.
Степень разработанности проблемы.
В разрешении проблемы толерантности, ключевое значение имеет
молодежь, как наиболее уязвимая, находящаяся в амбивалентном состоянии
социальная группа, а также изучение коммуникации молодежи, так как именно
в этой среде, необходимо воспитывать толерантность, которую еще юный
индивид пронесет сквозь время в свою взрослую жизнь.
Среди учёных, изучающих молодёжь можно выделить В.Т. Лисовского,
С.Н. Иконникову, И.А. Громова, И.С. Кона и других [33,с.105].
Изучением проблем коммуникации занимались такие исследователи, как
К.Э. Шеннон, У. Уивер, Н. Винер, Ю. Хабермас, Д. МакКуэйл, Дж. Гербнер, Г.
Лассуэл, Г. Блумер и т.д [61.c.333].
Анализ понятия насилия представлен в работах Э. Дюркгейма, Т.
Парсонса, К. Поппера, М. Фуко, А. А. Гусейнова [14,c.44].
Изучением и анализом проблемы ненасилия и толерантности занимались
личности разных областей человеческой культуры и знания. Особенно активно
проблемы
ненасилия
разрабатывались
в
истории
западноевропейской
философской и общественно – политической мысли. Таким образом, понятие
ненасилия рассматривали такие исследователи как М. Вебер, Л. Толстой, М.
Ганди. Большой вклад в изучение проблемы ненасилия внес М. Кинг. В его
произведениях
подробно
раскрыты
основные
характеристики
проблем
ненасилия и толерантности.
А вот группа ученых таких как У. Серл, К. Уорд, М. Коксинен, В. Раутен,
исследовавшие социальную адаптацию в начале 1990х, по результатам своей
работы ближе к реалиям настоящего, даже хотя бы потому, что изучение
данной проблематики ими производилось за рубежом [73,c.449].
10
Как известно при социализме в России право на жизнь имели лишь строго
тематические исследования, направления которых должны были быть заранее
признаны тогдашней властью. Среди отечественных ученых следует отметить
таких выдающихся как, П.Ф. Кравчука, Е.В. Лотареву [32,c.27], В.В. Москаленко
[41,c.688], И.А. Шульгину [62,c.198], занимавшихся проблемами влияния
культуры на личность и Б.А. Ефимова [15,c.210], Н.Н. Заренок [19,c.200], Л.Н.
Когана [31,c.21], Ю.Р. Вишневского, И.Б. Громову, В.Н. Леонтьеву, В.А. Ядова,
занимавшихся общими вопросами адаптации личности к иной культуре.
Объект исследования – социальная толерантность как социальное
явление. Предмет исследования – процесс формирования социальной
толерантности в молодежной среде.
Цель исследования – провести теоретико-методологический анализ
феномена социальной толерантности и предложить тенденции формирования
социальной толерантности в молодежной среде.
Задачи:
1.
Рассмотреть генезис представлений о толерантности как социальном
явлении;
2.
Изучить понятие социальной толерантности: ее особенности и
характеристики;
3.
Проанализировать социальные представления студенческой
молодежи об аспектах социальной толерантности;
4.
Выявить тенденции формирования социальной толерантности в
молодежной среде.
11
Теоретико-методологическая база исследования.
Теоретическая
и
практическая
значимость
аттестационной
работы
заключается в подробном анализе понятия социальной толерантности в
современных теоретических моделях, отдельных её форм и характеристик, в
выявлении конкретных профилактических, превентивных и упраздняющих мер,
которые возникают необходимость предпринимать при недостаточном уровне
культуры социальной толерантности в обществе.
Эмпирическая база исследования.
Эмпирической базой выпускной квалификационной работы являлись
данные проведенного социологического исследования полученного с помощью
метода глубинного интервью на тему: «Приемы адаптации и социальной
толерантности личности к иной культурной среде», в ходе которого было
опрошено
12
представителей
иностранной
студенческой
молодежи,
обучающейся на философском факультете ОГУ.
Теоретическая и практическая значимость работ.
Полученные научные результаты могут быть использованы в дисциплинах
ВУЗов, СУЗов, по общей социологии, социологии коммуникации, социологоии
культуры, социологии молодежи, социологии субкультур и контркультур.
Междисциплинарный характер исследования повлиял на формирование
его
теоретико-методологической
базы.
Использованы
принципы
объективности, целостного и системно-структурного подходов к анализу
исследуемой темы, единства логического и исторического.
В предоставленной нами дипломной работе использованы анализ научноисследовательской литературы по теме диплома, анализ первоисточников по
проблеме толерантности и изучения социальной толерантности и её основных
тенденций, генезиса и исторического развития феномена толерантности, роль
воспитания толерантного сознания в молодежной среде. Использованы
системно-исторический, онтологический подходы, а также совокупность
12
принципов
сравнительного,
типологического,
философского
и
социологического анализа.
Структура работы обусловлена объектом, предметом, целью и задачами
исследования. Данная работа состоит из введения, двух глав по два параграфа
каждая, заключения, списка литературы и приложения.
13
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНА
СОЦИАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ 1.1. Генезис представлений о
толерантности как социальном явлении
Для
того
чтоб
современному
миру
обрести
духовную
гармонию,
сбалансированную систему экономических, политических и социальных основ,
необходимо
решить
задачи,
которые
ставит
перед
ним
объективная
действительность, что в условиях полихромной, поликультурной реальности
является
одним
из
важнейших
направлений
актуальных
исследований.
Террористические атаки в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 года, события 11
сентября 2001 года, зариновая атака в токийском метром 20 марта 1995 года и
многие другие ужасающие по своим последствиям события наиболее остро ставят
перед человечеством вопрос о способности сосуществования различных культур,
наций, этносов и религиозных конфессий в геополитическом пространстве мира.
Основополагающим принципом и превалирующим вектором
в политике международного сообщества для разрешения этой проблемы
должно стать позиционирование толерантности в статус одной из главных
социальных ценностей [22,c.199].
Однако, чтобы выработать достойную, работоспособную, эффективную
стратегию, не достаточно просто рассказать на школьном занятии или научной
конференции о понятии «толерантность», необходимо придать ему статус
социальной ценности в глобальном информационном поле, т.к. само понятие
толерантности, достаточно молодо, особенно в нашей стране.
Именно поэтому важно осознание массами того факта, что толерантность
это не необходимость терпеть «других», не устраивающая ту или иную часть
населения, это признание понимания, осознание того, что в отличии нет ничего
плохого. Осознание того, что мы способны в частном порядке, или же
общественном, воспринимать другого субъекта с точки зрения «прав человека»,
признания права на отличие, тогда можно будет говорить о социокультурной
толерантности.
14
Стоит заметить, что человечество далеко не всегда в процессе
исторического, культурного развития способно было проявлять понимание к
«чужим».
Начальный этап, который до сих пор проходят некоторые народы планеты,
и которые большая часть народов преодолела, принято в культурологии
именовать традиционной или архаичной культурой. В этот период основным
критерием социальной организации являлся род либо этнос. Коллективнородовое сознание индивидов архаичного общества катализировало осознание
социального мира по схеме «мы – не мы». Местечковое и изолированное
положение архаичных культур детерминировало отношение к «чужому», как к
угрозе, а следовательно, формировали, иное чувство, чувство общественного
единства «мы», и по другую сторону баррикад враг, или «не мы». Это и
объясняет
враждебный
настрой,
направленный
на
другие
племена.
Соответственно, на уровне родоплеменных отношений, человечество не имело
того свойства «толерантности», которое мы подразумеваем сегодня под этим
словом.
Второй этап исторического генеза человечества, породил государство, со
своей территорией, границами и, что самое важное, с системой этнонациональной и социальной стратификации. Это провозгласило период
национальной
самоидентификации,
занятие
определенной
нише
на
геополитической карте мира. В историко-культурном разрезе, период с 17 по 20
век, является временем войн между государствами, а также дифференциации по
схеме «наши – чужие». Таким образом, рушится система локального
архаичного мира, а борьба за национальную самоидентификацию происходит в
конъюнктуре жесткой конкуренции. Но не смотря на это, все еще невозможно
говорить
о
формировании
толерантности
как
социальной
ценности,
социального явления.
Вторая половина двадцатого века ознаменовалась новым этапом в
историко-культурном развитии человечества. Ученые признают факт
15
наступления постиндустриальной действительности (конечно, не во всех
государствах). Активное развитие массовых коммуникаций, появление новых
наук, видов современного искусства, специальностей, на границах уже
имеющихся ранее. Образование международных организаций ООН, НАТО,
«Кока-Кола», Гринпис и многих других, единая валюта, межгосударственные
банки и т.д. Всё это приобретает гипертрофированную форму на фоне резкого
скачка процесса глобализации. Тогда и происходит процесс столкновения
различных
культур,
традиций,
ценностей,
обладающих
уникальным
несопоставимым своеобразием. Появившиеся проблемы мирового характера, к
примеру, экологические, космические, угрозы терроризма должны решать люди
с абсолютно разными историческими корнями, разной ментальностью, в конце
концов разным цветом кожи. Казалось бы тут на помощь должны прийти
принципы гражданского общества, разного толка международные союзы,
космополитизм идеи о котором все чаще мелькают в статьях.
Однако, сложность здесь заключается в том, что тотальная глобализация
выводит на мировую арену народы, которые еще не прошли те или иные
исторически формационные фазы. Так по принципу «мы – не мы», талибанской
архаичной культурой была уничтожена статуя Будды.
К сожалению, на данном этапе мирового развития определенные
характеристики толерантности проявляют лишь европейцы, но даже они
делают это только частично, не в массовом порядке. В поликультурном
пространстве России, где ассимилировались многие народы и этносы, попытки
обрести самоидентификацию вступают в конфронтацию с потребностью к
космополитизму, т.е. стремлением быть гражданином мира. Поэтому легальные
и легитимные порядки нашего общества, порой занимают кардинально разные
позиции по поводу вопроса толерантности.
Очевидность того, что толерантность новый феномен в историческом и
культурном плане, призывает к поиску социальной гармонии, но поиск этот
должен осуществляться не в сведенном к единообразию мировоззренческом
16
поле, а в генезисе взаимоотношений выходцев из разных культур, базирующемся
на принятии полихронной системы мира, различных вариантов самовыражения.
Гегемония в осознании перехода к парадигме солидарности по большей
части связана именно с международными процессами двадцатого века. Не
последнюю роль в данном случае сыграл опыт тоталитарных государств,
который отчетливо продемонстрировал, что глобальные конфликты не ведут к
окончательному миру, а ликвидация из коммуникации одной из оппонирующих
сторон (сословия, политической партии, национальности) приводило лишь к
эскалации социальных и иных противоречий. Также важное значение имело
создание ядерной бомбы, которая стала для международного сообщества
своеобразной системой сдержек и противовесов, когда оппоненты понимали,
что невозможно уничтожить врага, не нанеся вреда, скорее всего фатального,
для самих себя [67]. Мировые политические элиты, стали понимать
невозможность мирного сосуществования без учета интересов и идеалов
других сторон, подчас радикально отличающихся от их собственных. Именно
поэтому перед человечеством встала задача пересмотреть отношение к
конфликту, осуществить попытку ликвидировать его провозглашенную до
этого «неразрешимость». К. Маркс, Т. Парсонс, З. Фрейд, М. Вебер, М.
Хоркхаймер и многие другие выдающиеся ученые пытались выяснить природу
конфликтов [65]. Лишь к концу двадцатого века с изменением подходов к
теории конфликта, внимание исследователей стали привлекать не причины
эскалации конфликтов, а механизмы поддержания мира, одним из главных
среди которых, является толерантность.
Огромную роль в процессе перехода к позитивной коммуникации и
толерантности сыграли естественные науки – это, к примеру эволюционная
биология и теория сложных систем. Идеи рассматриваемые представителями
этих наук оформились в четкую позицию, дающую адекватную оценку
действительности, где ключевую роль играет осознание бесперспективности
17
сведения ситуации в современном геополитическом пространстве к борьбе
взаимоисключающих начал.
К сожалению отпечаток истории и мирового генезиса не позволяет
разрушить старое в один момент, чтобы создать новое. Именно это является
причиной того, что толерантность по-прежнему рассматривается в формате
парадигмы конфликта: зачастую она интерпретируется с помощью отрицания –
как ненасилие, отсутствие агрессивности, отсутствие дискриминации и
ксенофобии. В итоге позитивное понимание толерантности становится
неуловимым, а методы ее формирования приобретают односторонний
табуированный характер. В конечном счете, это искаженное понимание
приводит к усилению не толерантных установок, очевидным образцом которых
обнаруживается феномен политкорректности.
В конце двадцатого века начинают появляться труды по исследованию
феномена толерантности. Их базовая сущность была заложена достаточно давно,
но идея, из-за преобладания парадигмы конфликта, не получила большой огласки.
Из психологов изучающих толерантность пальму первенства получил Г. Олпорт в
считающейся ныне ортодоксальной работе «Природа предрассудка»,
в которой ученый впервые ввел термин «толерантная личность», разумея под
этим индивида, который одинаково гуманно настроен по отношению к другим
людям, без исключений. Такому индивиду индифферентна раса, цвет кожи или
вероисповедание. И дело здесь вовсе не в терпении, а в человеколюбии, в
тотальном гуманизме [45,149].
Активно феномен толерантности начинает изучаться не только на Западе,
но и в России. Толерантность как ценность консолидированного социума,
фундаментального духовного принципа солидарности людей, практики
деятельности в коммуникации человечества, положительной субъективной
характеристики заинтересовала таких ученых, как А.Г. Асамолов, А.А.
Гусейнов, Л.М. Дробижеву, Л.А. Шайгерову и многих других.
18
Не смотря на то, что в научных кругах термин толерантность появляется уже
в восемнадцатом веке, для массового обывателя, да и для многих исследователей,
он вплоть до конца века двадцатого так и остается фата-морганой и чем-то
обладающим чуть ли не мифическим характером. Тем не менее, к концу
двадцатого века, это упущение если не полностью, то по крайней мере, в
значительной
степени
было
исправлено.
Например,
одной
из
форм
институционализации смежных совокупностей базовых научных установок
толерантности являются сознательно разработанные университетские занятия,
разнообразные вариации специальных курсов по психологии толерантности,
альтруистической
вырабатывания
психологии,
толерантности
курсы
и
по
социокультурным
профилактики
ксенофобии,
методикам
занятия
по
психодиагностике и изучению феномена толерантности. В последнее десятилетие
возникают и специализации, созданные на идее транзита от парадигмы конфликта
к парадигме толерантности, в качестве отечественного примера, можно
рассматривать установку факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова о
«Психологии переговоров».
Однако, не стоит строить забавных иллюзий. Значительная часть
сторонников толерантности находят в ней лекарство от всех общественных
несчастий, тогда как она – лишь звено в цепи перехода от конфликта к
коммуникации, диалогу, согласованности и сотрудничеству. Без коммуникации
толерантность нестабильна, потому что она зарождается в конфликтных
условиях, но сама по себе не решает данного конфликта, не ликвидирует его
причины, не проводит деэскалации напряжения между конфликтующими
оппонентами. Толерантность лишь делает вероятным гуманный диалог между
ними. Для продвижения необходима не только устойчивость к отличиям, а
нахождение мест соприкосновения, креативное взаимодействие. Именно это
детерминирует необходимость поиска подходов к созданию толерантности с
помощью положительных, форм коммуникации взаимодействия – альтруизм,
взаимоподдержку, кооперацию.
19
Русскими философами толерантность не признавалась специфической
чертой национального самосознания, а идея толерантности никогда не была
популярной
у
славянских
народов
и
фактически
отождествлялась
с
христианскими заповедями возлюбить ближнего своего, не противиться злу,
нести свой крест [66].
Представителем Франкфуртской школы Гербертом Маркузе был сделан
вывод, что реализация объективной толерантности призывает к нетерпимости
по
отношению
к
преобладающим
стратегиям,
подходам,
мнениям,
расширением толерантности в политике, взглядам и мнениям, которые
запрещены или подавлены. Иными словами, то, что провозглашается и
практикуется
как
толерантность
эффективных
проявлениях
сегодня
служит
во
причиной
многих
своих
угнетения.
наиболее
Такого
рода
толерантность лишь усиливает раздор общества.
Терпимость к тому, что сейчас нередко ведет к радикальному злу, сегодня
подаётся как добро. Допущение систематических манипуляций сознанием детей и
взрослых
с
помощью
рекламы
и
соответствующей
пропаганды
СМИ,
высвобождает деструктивность и благожелательную терпимость к откровенному
обману в мерчендайзинге. Это не просто отклонение от норм, а их полное
искажение. Суть системы, которая, способствует формированию толерантности
как средства для увековечения борьбы за существование и подавления
альтернатив. Таким образом, в репрессивном обществе, даже прогрессивным
движениям грозит превращение в свою противоположность, в зависимости в какой
степени они принимают правила игры. В таком случае, свобода (мнений,
собраний, слова) становится инструментом оправдания порабощения.
В рамках такой социальной структуры толерантность может быть двоякой.
Первое, пассивно-терпимое отношение к устоявшимся взглядам и идеям, даже
если их негативное, вредное воздействие на человека и природу очевидны. Второе,
активная официальная толерантность, допускаемая в отношении и
20
правых, и левых, и агрессивных движений, и движений за мир, и партии
ненависти,
и
партии
гуманности.
Это
беспристрастная
толерантность
"абстрактная", или "чистая", поскольку она воздерживается от принятия сторон,
но при этом она на самом деле защищает уже существующий механизм
дискриминации.
Иными словами, толерантность является самоцелью только тогда, когда она
является подлинно универсальной, когда она касается в равной степени как
правителей, так и народа, как землевладельцев, так и крестьян, как шерифов, так
и преступников. Такая универсальная толерантность возможна только в том
случае, когда никакая угроза, исходящая от действительного или мнимого врага,
не требует от общества его милитаризации и приучения народа к насилию и
разрушению.
В своем эссе «Репрессивная толерантность» Герберт Маркузе [72] писал,
что универсальная толерантность становится сомнительной, когда это
рациональное
основание
исчезает
и
толерантность
приписывается
манипулируемым и индоктринируемым индивидам, которые, повторяют
мнения своих хозяев и свою гетерономию считают автономией.
Но демократический аргумент предполагает то обязательное условие, что
народ должен быть способен обдумывать и выбирать на основе знания, а для
этого он должен иметь доступ к правдивой информации, и её оценка
невозможна без подлинной автономии мысли.
Само понятие ложной толерантности и различие между правильным и
неправильным, между прогрессивным и регрессивным, требуют определения
критериев их значимости и определенных ограничений. Эти нормы должны
быть точно определены в сознании общества. Поэтому этот вопрос нужно
рассмотреть хотя бы абстрактно.
21
Полная толерантность не может быть беспорядочной и равной по
отношению к содержанию, ни словом, ни делом; она не может защитить лживые
слова и неверные поступки, которые демонстрируют, что они противоречат и
противодействуют возможности умиротворенного существования. Такая огульная
толерантность является обоснованной в безобидных научных дискуссиях, в
беседах, она является незаменимой в научной деятельности, в собственной
религии. Но общество не может быть всеядным, где полная терпимость
проявляется во всех аспектах жизни человека.
Этот вопрос так же можно обсуждать со ссылкой на политические
движения, взгляды, школы, мировоззрения, которые являются «политическими»
в самом широком смысле, т.е. влияют на общество в целом, явно превосходя
сферы конфиденциальности. Нужно сместить фокус дискуссии, который будет
связан не только и не столько с допуском к радикальным крайностям,
меньшинств, диверсантов и так далее, а с терпимости по отношению к
большинству, к официальным и общественным мнениям.
Философ Карл Поппер определил парадокс толерантности в 1945 году в
книге «Открытое общество и его враги» [76]. Поппер пришел к выводу, что
всякое общество, основанное на демократии, вынуждено распространять
принцип терпимости и на тех, кто исповедуют откровенную нетерпимость к
самому этому обществу. Таким образом, само демократическое государство
выращивает угрозу для собственного существования.
Философ Майкл Уолцер в работе «О терпимости» [70], говоря о том,
следует ли терпеть нетерпимость, отмечает, что большинство религиозных
групп меньшинств, которые являются бенефициарами толерантности, сами
нетолерантны, по крайней мере, в некоторых отношениях. В толерантном
режиме, такие люди не являются терпимыми на самом деле, но при этом ведут
себя так, как если бы они обладали такой добродетелью.
22
Любое государство, даже самое демократичное не может быть
толерантным, ибо двойные идеалы в лучшем случаи сходят на нет.
Государство,
пропагандирующее
толерантность
к
межнациональным
отношениям, в тоже время вынуждено отстаивать статус-кво (армией, оружием,
политикой), подавляя терпимость которую популяризировало.
Толерантность как новый тип социальных отношений выступает
проблемой в сфере взаимодействия различных культур и взглядов внутри
одной страны. Это особенно видно в связи с последними событиями в Европе.
Многочисленные социальные конфликты в обществе, которые находятся в
состоянии отрицания их наличия, после введения критериев толерантности
привели к высвобождению колоссальной социальной силы разрушения и
нигилизма.
Актуальность проблемы терпимость к нетерпимому в обществе можно
анализировать по неутешительным событиям в Европе.
Для
современной
Великобритании,
проводящей
политику
мультикультурализма, большое количество выходцев из азиатских стран явление обыденное. Так по самым скромным оценкам, пакистанцами, с 1997 по
2013 год в городе Ротерем были изнасилованы 1400 детей, власти и полиция,
боясь обвинений в расизме покрывали преступников [68; 69].
Широкий общественный резонанс вызвала история, когда в Кельне в
новогоднюю ночь группы мужчин из Северной Африки окружили женщин с
целью ограбления и сексуальных домогательств. После этих нападений
предполагаемые жертвы сообщили в полицию. Было получено более 650
заявлений. Были также зарегистрированы похожие инциденты как в других
городах Германии - Берлин, Гамбург, Дюссельдорф, так и в швейцарском
Цюрихе и австрийском Зальцбурге [75].
23
Современное общество находится в запутанной ситуации, когда самая, на
первый взгляд, светлая идея обернулась крайне запутанной и болезненной
проблемой, поставившей страны европейской демократии перед сложной
дилеммой. Где же должны заканчиваться рамки толерантности, где терпимость
не вариант решения проблемы? Очевидно, что сам термин "толерантность",
несмотря на определенную популярность, еще мало изучен. А проблемы,
которые возникают с данной темой, не решаются и имеют затяжной характер.
Решение этих вопросов заключается в полном изучении социального явления
толерантности.
Толерантность – есть базовое понятие в связи с любым конфликтом,
соединенного, главным образом, с безвредным сосуществованием уроженцев
всевозможных культур. Присутствие малой доли толерантного сознания в социуме
есть залог эффективного созидательного взаимодействия его индивидов. Без
толерантности в социальных группах мирное сосуществование невозможно в
принципе. Отсутствие чувства толерантности в социуме постоянно являлось
квинтэссенцией всех военных конфликтов с момента появления людей на планете,
по этой причине необходимо создание идеи толерантности в современном
обществе, а соответственно правильное толкование понятия «толерантность».
Термин «толерантность» (лат. tolerantia), получивший обширное распространение
в гуманитарных и социальных науках и
общественной
деятельности
дифференцируется
значительным
терминологическим плюрализмом. В формате правового подхода понятие
«толерантность»
понимается
как
необходимость
создания
социума,
базирующегося на праве. Исходя из принципов психологического подхода,
толерантность, на одном полюсе – это нейтралитет, безразличие, всегда
субъективное, с другой – толерантность есть высшая точка эмпатии и доброты.
В культурологии основной интерес обращен к вычленению культур,
содействующих или мешающих вырабатыванию и воспитанию толерантного
сознания. В философии базовыми направлениями исследования являются
24
тонкости
исторического
генезиса идеи
толерантности,
воздействие
ее
гуманистической природы. В этом случае толерантность постигается как
осознание некорректности всякого рода догматизма. Понятие «толерантность»
достаточно плюралистично, его смысловое содержание содержит в себе целый
ряд значений. Языковая репрезентация этих значений разрешает видеть два
фундаментальных вектора трактовки феномена толерантности: толерантность терпимость и толерантность –принятие легитимности другого [63].
Рассматривая толерантность, как социальное явление (памятуя о том, по
каким
схемам
складывались
отношения
в
обществе,
к
примеру,
в
родоплеменной общине) в фундаменте толерантности лежит схема «Я – Ты».
Это значит отношение к другим, как к равным самим себе. Признание другого
индивида личностью такой же как и вы, признания его мнений и убеждений,
пусть отличающихся от ваших, но по-своему таких же как у вас, без попыток
какого-либо прозелитизма.
Понимание изображенной схемы о взаимоотношениях «Я – Ты» позволяет
нам считать, что для прихода к толерантности в степени принятия возникает
надобность
индивидами.
использовать
В
ней
диалогические
обнаруживается
формы
коммуникации
неповторимость
и
между
познается
индивидуальность другого, потому как именно диалоговая коммуникация
разумеет тождество взглядов в общении, способность принять другого вне
зависимости от его происхождения, вероисповедания, цвета кожи, отсутствие
стереотипов в оценке других, лабильность мышления; в том числе с помощью
умения «видеть» свою уникальность, навык давать адекватную оценку своей
личности.
Таким образом, толерантная личность способна комбинировать в себе
важные качества, отражающие психологические и этические контуры
человеческих взаимоотношений. Во-первых - это гуманность, нуждающаяся во
внимании к индивидуальному личному миру индивида, убежденности в его
добром основании, гуманизм меж индивидуальных взаимоотношений,
25
отречение от инструментов принуждения и форм унижения достоинства индивида.
Во-вторых, способность к самопознанию и самоанализу – тщательное изучение
неповторимых особенностей, собственных позитивных и негативных моментов,
определение их совпадения с толерантным мировосприятием. В-третьих - это
свобода, проявляющаяся в соблюдении общепринятых норм и долге, отвергающая
насильственные нормы и запреты, способная пройти по пути адекватных законов,
престиж которых – гарант их осуществления в реальности. В-четвертых,
ответственность – как показатель силы личности в момент принятия решения, его
эффективного исполнения на базе поливариантного подхода и структуры личных
потребностей. Пятый критерий – защищенность, как гарантия диалога и
протекции, чувство защищенности и интеграции с другими индивидами в
конфронтации губительному влиянию общества. Шестое
– это лабильность, т.е. способность в зависимости от определенной
конъюнктуры сделать выбор, конструирование системы взаимоотношений на
базе овладения полноценной информацией. Седьмой критерий - уверенность в
себе, как объективная оценка собственного «Я», сил и возможностей,
уверенность в способности одолеть трудности. Восьмое качество, способность
к самообладанию – т.е. контроль над собой, подчинение эмоций, действий.
Девятое - это вариативность – плюралистический подход к оценке объективной
реальности и принятие своевременных обстоятельствам решений. Десятое
качество – перцепция, как способность подмечать и вычленять разнообразные
свойства индивидов, способность к внедрению в их мировоззренческие
установки. Одиннадцатое, эмпатия – умение прочувствовать переживание
других людей, не подвергаясь негативному воздействию деструктивных
настроений, эмоциональная оценка происходящего. И последнее - чувство
юмора – способность к самоиронии, без нее невозможно говорить ни о
толерантности, ни об адекватной оценке реальности индивидом.
26
Современное человечество так кристаллизовано и взаимосвязано, что
всякая
враждебная
деятельность
отдельных
государств,
может
иметь
ужасающие последствия для всего международного сообщества [64]
Итак еще раз отметим, толерантность – это не ослабление позиций,
снисхождение или терпение кого-либо, чего-либо, а в первую очередь активная
связь, создаваемая на базе принятия всеобщих прав и свобод человека.
Толерантность – удел сильных и интеллектуально развитых, уверенных в своих
способностях находить путь к правде и справедливости с помощью диалога и
многообразия идей и позиций. Толерантность – осуществляемая установка к
сознательным и индивидуальным действиям, берущим вектор на достижение
мирных взаимоотношений между индивидами и группами людей, приверженцев
различных
мировоззрений,
различных
традиционных
ценностей,
моделей
поведения. Толерантность – терпение, постижение, умение сопереживать и
осознавать чувства других индивидов. Миролюбивость, стабильность, адекватное
восприятие. Антагонист агрессивности, насилию и идеям превосходства.
Толерантное сознание и гуманное мировоззрение нельзя обрести
в один момент – их необходимо воспитать, и нередко для этого приходится
уметь осознать и увидеть и негативные стороны действительности [4,c.31].
Как социальный феномен, толерантность присутствует в процессах
социального взаимодействия, имеющих характер межкультурного контакта
(включая отношения между иноплеменниками, разными расами, между полами,
социальными стратами, разными религиями и др.). Как социологический
феномен толерантность означает, во-первых, позицию, т.е. сложившееся
отношение (индивида, группы) к тем социальным реалиям, которые
оцениваются позитивно, как допустимые, несмотря на их отличия, во-вторых выражающее это отношение поведение, направленное на взаимодействие с
этим «другим», обеспечивающее сосуществование с ним. Реальной проблемой,
требующей решения в таком взаимодействии, является проблема доверия.
Альтернативной является позиция нетерпимости, ксенофобия, гетерофобия,
27
негативные стереотипы и враждебность к «чужакам», ко всем «не таким, как
мы сами».
28
1.2. Социальная толерантность: ее особенности и характеристики
Толерантность употребляется в разных науках: в медицинской области,
математике, в сфере высоких технологий, – любая из них интерпретирует
указанное понятие со своей позиции. Как социальный термин толерантность
нередко
анализируется
как
способность
достижения
тех
социальных
взаимоотношений, в которых не будет места вражде, агрессии, ненависти друг
к другу, что приведет к фундаменту для создания сбалансированного социума.
Именно поэтому без труда объясняется желание по созданию толерантного
восприятия
«другого»,
относящегося
к
иной
культурной
сущности,
национальной либо расовой принадлежности, адептов иной религии, конфессии
и т.д. По мнению Л.М. Дробижевой, «без мира и согласия в стране не могут быть
решены проблемы социально-экономических трансформаций, демократических
преобразований
общества.
Негативизм
и
враждебность
рождают
только
разрушительную солидарность. А общество, уставшее от травм, нуждается в
позитивной солидарности. Вот почему толерантность в отношениях людей,
социальных и этнических групп не только гуманитарная задача, но и социальнопреобразующая, экономически необходимая потребность» [48,c.193].
Правительства подавляющего числа государств регулярно принимают
действенные
шаги
плюралистическом
по
основанию
политическом
и
толерантных
культурном
взаимоотношений
пространстве,
в
которое
представляет собой яркое свойство современного мира, активно затронутого
процессом глобализации. Например, к таким свойствам целесообразно отнести
преподавание в отечественных школах истории религии, направленного,
главным образом, на изучение базовых религиозных течений мира и на
вырабатывание толерантной позиции к разнообразным религиозным взглядам.
Анализируемая в качестве своеобразной панацеи для снижения эскалации
конфликтов между различными нациями, конфессиями и культурами,
толерантность, к сожалению, не решает, по убеждению многих социологов,
большинства проблем, мотивированных общественной дискриминацией.
29
Это исходит из амбивалентности подобного положения дел в мировом
сообществе, с одной грани, предоставленная дефиниция осознается в качестве
вожделенного народом блага, способного проявить позитивное воздействие на
совершенствование взаимоотношений между индивидами, государствами,
религиозными объединениями, но, с другой – толерантность не упраздняет
общественные
условия,
являющиеся
основаниями
происхождения
межнациональной, поликультурной, межконфессиональной и прочих видов
нетерпимости.
Ключевой причиной, по которой толерантность не является проводником к
основанию согласованного социума, как считает популярный социолог К.
Грауман, является непосредственно трактовка термина, выражающаяся в ее
лексических дефинициях [11,c.194]. В частности, в лексике английского языка
понятие
интерпретируется
через
«терпимость»,
«допустимую
девиацию»,
«стойкость»; в Испании же – это «способность не игнорировать и осознавать
положительно различающиеся от своих личных убеждений; французы понимают
толерантность, как терпимое отношение к действиям либо менталитету, не
совпадающему с установленными образцами. Следует заметить, не романогерманские стили, не касающимися индоевропейской стилевой группы, трактуют
«толерантность» примерно так же, как упомянутые значения из европейских
языков. К примеру, в арабском языке термин обозначает способность прощать,
выражать осмысление, терпение, благосклонность по касательству к «чуждому», в
китайском же языке «толерантность» понимается через отношение к «иному» с
раскрытой душой, с чувством терпимости.
Возникновение дефиниции «толерантность» в отечественной лингвистике
случилось совсем недавно по историческим меркам. Это является индикатором
того, что, к примеру, в один из наиболее подробных и комплексных толковых
словарь Брокгауза и Эфрона, вышедшего в тираж в 1901 г., не наличествует
интерпретация
этого
понятия,
правда
в
последующей
малой
версии
энциклопедии возникает понятие «толерантность», и определяется оно через
30
терпимое отношение к «чужим» конфессиональным убеждениям и ритуалам.
Следовательно, полноправно можно утверждать, что базис предоставленного
определения
выражается
через
понимание
терпимости.
Обращаясь
к
объективно более полному словарю русского языка, собранного В.И. Далем,
обнаруживаем
качество.
подобную
Терпимость
интерпретацию
терпимости:
вероисповеданий,
«характеристика,
разнообразных
конфессий.
Снисходительность частных убеждений. «Терпеливый» – «безмятежный,
благоразумный, благородный, снисходительный».
Все эти подходы к пониманию толерантности, весь плюрализм в работах
исследователей, неизбежно наталкивает нас на мысль о необходимости
трактовки понятия не через политическую, культурную, экономическую или
религиозную составляющие, а в комплексном подходе, который может
предоставить
лишь
понимание
толерантности
в
рамках
социальной
толерантности.
Различают такие виды толерантности, как моральная, социальная,
этническая, естественная, нравственная и другие.
Естественная
(натуральная)
толерантность
Она
подразумевает
любознательность и доверчивость, свойственные и изначально присущие
маленькому ребенку. Они не определяются и не определяют качеств его «Я»,
поскольку процесс становления личности, т.е. ее персонализации еще не привел
к расщеплению индивидуального и социального опыта, к существованию
обособленных планов поведения и переживания и т.д.
Моральная толерантность. Этот тип означает терпимость, ассоциируемую с
личностью (внешним «Я» человека). В той или иной мере она присуща
большинству взрослых людей и проявляется в стремлении сдерживать свои
эмоции, используя механизмы психологических защит. Здесь имеет место некая
условность, так как человек не проявляет нетерпимость, которая у него имеется,
но остается внутри. В отличие от моральной, нравственная толерантность на языке
специалистов предполагает принятие и доверие, которые ассоциируются с
31
сущностью или «внутренним Я» человека. Она включает как уважение ценностей
и смыслов, значимых для другого, так и осознание, и принятие собственного
внутреннего мира, своих собственных ценностей и смыслов, целей
и желаний, переживаний и чувств. Это дает личности преимущество не бояться
и выдерживать напряжения и конфликты, миновать которые никому по жизни не
удается. Собственно, это и есть истинная, зрелая толерантность. Для оценки ее
уровня специалисты разработали соответствующие психологические портреты,
используя несколько критериев. Они могут служить подсказкой и для желающих
убедиться в собственной толерантности .
«Социальная
толера́нтность» (от лат. Tolerantia —
терпение,
выносливость) - социологический термин, обозначающий терпимость к иному
мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, вероисповеданию,
национальности. Социальная толерантность заключается в осознании и
предоставлении другим их права жить в соответствии с собственным
мировоззрением и служить ценностям их самобытной культуры. Социальная
толерантность означает принятие, правильное понимание и уважение других
культур,
способов
самовыражения
и
проявления
человеческой
индивидуальности. Толерантное отношение рассматривается как социальная
ценность,
обеспечивающая
права
человека,
свободу
и
безопасность.
Формирование данного понятия часто связывают с гуманистическими
идеалами. Толерантность, по мнению социологов, представляет собой норму
цивилизованного
компромисса
между
конкурирующими
культурами
и
обеспечивает сохранение разнообразия, естественного права на отличность,
непохожесть, неодинаковость . Именно данный вид толерантности необходимо
воспитывать в детях, так как он наиболее широко раскрывает это понятие.
Если говорить о современном мире, то можно сказать, что он страшный,
жестокий, разобщенный. В нашем мире страшно жить: страшно потерять сознание
на улице, страшно идти вечером домой, страшно открывать дверь незнакомцу,
страшно лететь на самолете. Но еще страшнее от мысли, что и наши
32
дети, и наши внуки всю свою жизнь будут испытывать чувство недоверия и
нетерпимости по отношению к окружающим. Поэтому в последнее время все чаще
и чаще возникают разговоры о толерантном мире, то есть мире без насилия
и жестокости, мире, в котором самой главной ценностью является неповторимая
и неприкосновенная человеческая личность.
С
позиций
социологического
подхода,
является
неточным
и
не
окончательно верным проведение открытого тождества в словах
«толерантность» и «терпимость», в связи с тем, что последнее, по убеждениям
В.В. Макеевой, устойчиво связывается с равнодушием конфронтационной
заинтересованности в осознании, именно по этой причине толерантность
обязана дифференцироваться от выказывания только «визуальной терпимости»,
объединенной с нежеланием провозглашать свои убеждения из-за страха
возбудить отрицательную реакцию, утратить положительное отношение от
своего оппонента, либо же символизирует наличие «политической трусости».
Заграничные
социологи
анализируют
«социальную
толерантность»
в
отношении понятия, символизирующего как индикатор социальное отношение к
согласию и пониманию индивидуальных отличий, вызывающих болезненное
отношение к образам жизни, мнениям, наружной символике и прочему. По
мнению Дж. Босуэлла, общественное является латентным в том числе тогда, когда
не употребляется для того, чтобы трансформировать «толерантность» либо
«интолерантность», так как «социальная толерантность» дифференцируется от
«поощрения». Социум способен снисходительно понимать разнообразные образы
жизни либо убеждения даже тогда, когда превалирующее количество собирающих
его представителей лично их не одобряют. Дж. Босуэлл уверен, это
и определяет сущность социальной толерантности, в ситуации, если никакой
иной термин не относится к официальному пониманию того или иного образа
жизни, поведения [71]. Отрицание порицаемого поведения, естественно, не
непременно обозначает крайне враждебную позицию, но, зачастую, обретает
форму «защитной реакции» в отношении к тем людям либо социальным
33
группам, убеждения которых, или, к примеру образы жизни, или поведенческие
паттерны осознаются в рамках угрозы общественному благополучию социума,
и являются ответом на конфессиональные побуждения, которые откровенно
превосходят необходимость толерантности. Типичным примером подобного
тезиса является, допустим, реакция значительного числа жителей Франции на
принятие государством закона о легализации однополых браков.
В отечественной психологии термин «толерантность» использовался еще в
60-е
гг.
Б.Г.
Ананьевым.
Г.Л.Бардиер,
говоря
о
толерантности
как
психологической категории, указывает: «В трудах отечественных социальных
психологов имеются прямые или косвенные упоминания о толерантности, о
возможных социальных контекстах ее проявления и развития: общении,
социальном взаимодействии, межличностных и межгрупповых отношениях,
социальном
познании,
групповой
динамике,
конфликтах,
ценностных
ориентациях, социальных нормах, мотивации, организационной культуре,
менеджменте, массовых процессах, социальной и культурной адаптации,
социально-психологическом тренинге и др.».
Сегодня
социальная
толерантность
толкуется
как
психологическая
устойчивость (А.П.Цуканова), как система позитивных установок (Н.М.Лебедева),
как комплекс индивидуальных качеств, как свойство личности (И.Б. Гришпун), как
система личностных и групповых ценностей (А.П.Садохин), как одобряемое
поведение и отказ от навязывания точки зрения одного человека другим людям
(Н.Эшфорд), как принятие соглашения о «правилах игры» (Дж.Салливан,
Дж.Пьересон, Дж.Маркус), как уважение к точке зрения другого человека
(Л.Г.Почебут), как определенное качество взаимодействия (М.Мацковский), как
особые отношения (С.К.Бондырева), как снижение сензитивности к объекту
(Е.Клепцова), как психологическую устойчивость, систему позитивных установок,
совокупность индивидуальных качеств, систему личностных и групповых
ценностей (Г.У.Солдатова). Данную многомерность термина подтверждает также
Е.С.Сухих: «Психологический смысл социальной
34
толерантности трактуется многозначно: устойчивость к неопределенности,
устойчивость к стрессу, конфликту, поведенческим отклонениям, этническая
устойчивость».
Становится ясным, что смысл социальной толерантности на нынешний
день многозначен: это и устойчивость к неопределенности; и устойчивость к
стрессу, конфликту, поведенческим отклонениям, это также и этническая,
религиозная, культурная и гендерная устойчивость.
Данная многозначность толкования толерантности обусловлена интересом
к ней многих отраслей. Е.С.Сухих отмечает: «Проблематика толерантности
лежит на пересечении сразу нескольких отраслей: социология личности,
дифференциальной и когнитивной психологии, социальной психологии и
конфликтологии, политической психологии и психотерапии».
Это объясняет наличие двух основных подходов к понятию толерантности,
один из которых ближе к биологии, другой - к социологии. Представители
первого подхода (Б.Г.Ананьев и др.) рассматривают толерантность как
психологическую
выносливость,
способность
к
саморегуляции
при
раздражающих воздействиях социальной среды. Представители второго
(А.Г.Асмолов, С.К.Бондырева, и др.) рассматривают толерантность как
способность к неагрессивному поведению по отношению к другому человеку
на основе открытости, независимости, равенства, отказа от доминирования,
насилия и сведения к единообразию культур, норм, верований, точек зрения,
выражающаяся в признании, принятии и понимании представителей иных
культур.
В целях систематизации понятия «толерантность» Г.Л.Бардиер предложила
выделить
субъекты
и
объекты
толерантности:
«Субъекты
толерантности
подразделяются по критерию видов человеческой деятельности: субъекты
общения, познания, труда и ценностно-ориентационной деятельности. Объекты
толерантности (интолерантности) - это носители различий: биологически,
культурно-психологически и социально-обусловленных».
35
Е.В.Алексеева и С.Л.Братченко выстроили пятикомпонентную структуру
толерантности личности, включающую: 1) личностное измерение (такая
система ценностных ориентаций, где главенствуют ценности уважения
человека, его прав и свобод, равноправия по отношению к выбору
мировоззрения и жизненной позиции, ответственности за собственную жизнь и
признание таковой за каждым человеком); 2) когнитивное измерение
(осознание и принятие многообразия реальности и неполноты и субъективности
собственных представлений и своей картины мира, особенно в ситуациях
столкновения взглядов и расхождения мнений); 3) эмоциональное измерение
(способность к эмпатии, установление эмоционального контакта, создание
доверительной и безопасной атмосферы общения); 4) поведенческое (наличие
способности к толерантному высказыванию и отстаиванию собственной точки
зрения; внимательное слушание и восприятие мнений других людей, их точки
зрения как имеющих право на существование, независимо от степени
расхождения с собственными взглядами) способность к взаимодействию
мыслящих по-разному людей и умение договариваться (согласовывать позиции,
достигать компромисса), а так же толерантное поведение в напряженных
ситуациях (при резких различиях в точках зрениях, столкновении мнений,
оценок или культурных различий); 5) вербальное (знакомство человека с
идеями толерантности и его способность внятно рассказать об этом).
И.Б.Гриншпун
выделяет
следующие
измерения
толерантности:
1)
установочное (как система бессознательных личностных и групповых эталонов
отношений); 2) отношенческое (как наличие потребности во взаимодействии с
другим при изначально позитивном эмоциональном отношении к нему); 3)
когнитивное (как возможность понимания чужой системы ценностей); 4)
рефлексивное (как способность к перестройке неадекватных установок,
отношений и поступков); 5) волевое (как сформированность средств
саморегуляции в ситуациях фрустрации); 6) поведенческое (как навыки
установления контактов и продуктивного разрешения конфликтов).
36
В
качестве
критериев
толерантности
А.П.Садохин
предложил
рассматривать «реальное равноправие между представителями различных
народов независимо от их пола, расы, национальности, религии или
принадлежности
к
какой-либо
иной
группе;
взаимное
уважение,
доброжелательность и терпимое отношение всех членов общества к иным
социальным, культурным и другим группам; равные возможности участия в
политической жизни всех членов общества; гарантированное законом
сохранение и развитие культурной самобытности и языков национальных
меньшинств; реальную возможность следовать традициям для всех культур,
представленных в данном обществе; свободу вероисповедания при условии, что
это не ущемляет права и возможности представителей иных конфессий;
сотрудничество и солидарность в решении общих проблем и отказ от
негативных стереотипов в области межэтнических и межрасовых отношений и
в отношениях между полами». Г.Л.Бардиер смотрит на данное явление иначе:
«В ситуациях (процессах) проявления толерантности используются три
критерия: по возникновению толерантности (личностная, межгрупповая,
ситуационная); по сферам ее развития (социальные отношения, социальное
познание
и
социальное
поведение);
по
результату
(толерантность,
интолерантность, социальная пассивность)».
Вопрос о границах толерантности считается самой сложной проблемой
теории толерантности. Он был поднят впервые К.Поппером, который вывел
также «парадокс толерантности», «парадокс терпимости»: неограниченная
терпимость должна привести к нетерпимости. К.Поппер считает также, что при
терпимости к нетерпимым последние неизбежно будут одерживать верх. «Во
имя терпимости следует провозгласить право не быть терпимыми к
нетерпимым… Мы должны провозгласить право подавлять их в случае
необходимости даже силой» [72, с.9]. Этот парадокс можно выразить также
следующим образом: «Мы не должны быть терпимыми ко всему. Например, к
несправедливости, убийствам или к посягательствам на нашу свободу. И не
37
следует быть терпимым к нетерпимости» [72, с.10]. Отсюда следует, что
границы толерантности достаточно условны и относительны. Высокая
толерантность установок может быть обусловлена нежеланием портить
отношения, опасением подвергнутся негативным групповым санкциям,
ориентированностью на приспособление к окружению, она может быть
обусловлена традициями и стремлением соблюдать социальную норму. В
подобных случаях она граничит с беспринципностью, бесхарактерностью,
ведомым положением и отсутствием своего мнения. Излишняя категоричность,
жесткость, негибкость мышления и поведения, в свою очередь, граничит с
интолерантностью. Потому лишь искреннее уважение к личности человека, к её
правам является основой истинной высокой толерантности.
Сферами проявления толерантности, называемых также её видами, по
Г.Л.Бардиер
являются
«гендерная,
возрастная,
географическая,
физиологическая, образовательная, межнациональная, расовая, религиозная,
политическая, сексуально-ориентационная и маргинальная». Под маргинальной
понимается
толерантность
к
людям,
оказавшихся
у
самого
предела
определенного социального слоя, группы, системы, культуры: либо люмпенов и
изгоев, либо гениев, преодолевающих стереотипы и устоявшиеся принципы.
Е.С.Сухих, в отличие от Г.Л.Бардиер, различает следующие сферы: «1)
межпоколенная; 2) гендерная; 3) межличностная; 4) межэтническая; 5)
межкультурная;
6)
межконфессиональная;
7)
профессиональная;
8)
управленческая; 9) социально-экономическая; 10) политическая».
Основными компонентами личностной толерантности, по Лоторевой Е.В,
являются «...эмоциональная устойчивость, терпимость, отсутствие тревожности,
бесконфликтность, способность к эмпатии; в качестве дополнительных можно
выделить
такие компоненты, как
уважение, самоприятие, самоуважение,
признание равенства, отказ от доминирования, сострадание, неагрессивность,
коммуникабельность, открытость, доброта» [32, с.27].
38
Формы проявления толерантности также различны у разных авторов.
Кислицин А.И выделяет три формы: «Толерантность может проявляться,
приобретая формы а) психических процессов (восприятия, мышления, эмоций,
воли),
б)
психических
состояний
(устойчивость,
уравновешенность),
в)
психологических свойств (терпимость, добродушие,.. воспитанность)». [28,с.105].
Логинов А.В. же выделяет пять форм проявления толерантности: «1) терпимость
как отстраненность от социума, неучастие, равнодушие; 2) смиренность во имя
сохранения мира и соответствия социально одобряемым образцам; 3) позиция
снисходительного отношения к различиям; 4) нравственные ориентации на
признание и уважение прав другого; 5) открытость
в отношении других, любопытство, интерес к различиям, их одобрение и
восприятие в качестве ресурса развития личности и общества» [35,с.44]. Данные
формы, однако, представляются скорее степенями проявления толерантности.
Таким образом, в качестве психологической категории толерантность и её
компоненты известны давно. Не выступая в качестве самостоятельного
психологического явления, толерантность, тем не менее, пронизывает
практически все социально-психологические структуры, имеет сферы и формы
проявления, критерии, степени, границы и структуру. Психологическая же
трактовка толерантности на сегодняшний день двузначна: с одной стороны это
психологическая
выносливость
при
раздражающих
воздействиях
социальной среды, а с другой - способность к неагрессивному поведению по
отношению к иному, отличному от остальных человеку.
Тот факт, что в подавляющем количестве интерпретаций толерантности
базовым интегрирующим словом является «терпимость», не может не
наталкивать на мысль о социальных истоках дефиниции, так как указанное
понятие объединено с умением выдерживать что-либо, когда в обозначенных
условиях индивиды испытывают нужду сносить неминуемые и негативные
события, явления или обстоятельства. Приведем такой пример, нездоровый
индивид принужден терпеть боль в процессе врачевания; индивиды,
39
проживающие в негативно влияющих на здоровье климатических либо
экологических обстоятельствах должны тем или иным способом к ним
адаптироваться, терпеть, за не имением никакой адекватной, либо в принципе
существующей возможности их изменить. Абсолютно аналогично, как утверждает
профессор социологии из США Е. Розенфельд, людей пытаются приучать
проявлять терпимость в отношении к «чужим», опираясь на религиозные догматы
о любви к ближнему своему. Он особенно заостряет внимание на то, что
погрешность содержится как раз в том, что индивидов убеждают проявлять
терпимость к тем или иным национальным(этническим) группам не из-за того, что
те осуществляют нужные функции для существования нашего социума, а для
следования надуманной религиозной морали, взывающей
к терпению. В связи с этим, сама идея проявлять толерантность, муссируемая в
обществе, фактически не трансформирует сущность индивидов, по отношению
к которым нам необходимо проявлять терпимость. Так или иначе, нам не
оглашают тех индивидов, к которым необходимо испытывать толерантность как
к тождественным во всех взаимоотношениях, а пытаются приучать нас
примириться
с
«негативными»
характеристиками
симбиотического
сосуществования. Соответственно и индивидов, по отношению к которым
должна быть направлена толерантность, стараются обучить проживать
сообразно христианской добродетели, подчас абсолютно изглаживая из памяти
воспоминания о том, что она способна вступать в конфронтацию с
укорененными
общественными
настроениями,
сформировавшимися
в
установленной этно-национальной социальной группе [74].
Вопрос социальной толерантности обнаруживается и в эпизодах не
тождественно среди вышестоящих нижестоящих классов в значительно
стратифицированных социумах, что, пожалуй, было свойственно и для
общественной
организации
сообществ
в
отдаленном
историческом
предшествующем времени. В прошлом считалось, что лишь выходцы из
высшего общественного сословия владеют способностью к благородству. В
40
наши дни Розенфельд утверждает, что подобная мысль вынуждает припомнить
средневековое
суждение,
определенное
в
добродетели
«великодушное
обязательство», рассчитывающее, что владеющий богатством и властью, обязан
выражать филантропию и, в результате собственной высокой нравственной
восприимчивости, показывать толерантность по отношению к тем индивидам,
что находятся снизу общественной лестницы. Подобающим образом те, кто, по
объективным причинам очутились в трудном положении, располагают правом
устремиться за помощью к обладающим властью, и некоей гарантией которой
выступает их толерантность в отношении к индивидам, расположенным на
высоких постах в системе социальной стратификации, кто соответственно
позволяет и создает эффект ожидания необходимой поддержки.
Исходя из этого кажется логичным вывод, о том, что, если нам необходимо,
чтобы отношения между общественными стратами обрели толерантный дух, мы,
тем самым, стараемся прийти к сохранению и протекции имеющихся социальных
различий и льгот. Остро встает вопрос, какова цена для обоих сторон за
толерантность, так как те, кто взывают к ней, как правило, способны уплачивать за
льготу чувствовать к себе надлежащее отношение. Цена, что эти идивиды
принуждены уплачивать, содержится в «норме субъектно-объектного трансфера»,
рассчитывающего равносильность этого трансфера среди тех, кто просит, чтобы
по отношению к ним поступали толерантно (меньшинство) и тех, кто призывает к
толерантному отношению к себе и в обществе (большинство). В результате того,
что провозглашаемая социальная толерантность в социуме не претендует на
особое отношение от располагающих властью и значительным социальным
статусом, а также не призывает отречься от собственных привилегий и
полномочий, жертва, которую обязана принести малая доля населения за
выражаемую к ней толерантность, проявляется в отречении от любой критики
большей части народа, в упразднении поведения, не соответствующего
провозглашенным нормам и правилам. В случае если этого не происходит и
социум допускает отклонение в действиях с позиции власть
41
имеющих, завязываются конфликты аналогичные тому, что случился в одной
из средних школ нашей страны, в Ставропольском крае (тогда девушки
проповедующие ислам, приходили на школьные занятия в хиджабах). Этот
инцидент произвел значительный социальный резонанс и окончился принятием
табу на посещение школы в противоречащей традиционной школьной форме
одежде. Предоставленный образец является одним из немногих поводов, по
которым в некоторых европейских странах начали рассуждать о провале
концепции мультикультурализма, в которой толерантность провозглашается
как основополагающий критерий.
Социально осознанная толерантность не присуща индивиду с момента
появления на свет. Познание терпимости – это продолжительный, тернистый,
сложный путь, призывающий к труду идейному, мысли и духа, именно поэтому
Карл Ф. Грауман заостряет внимание на том, что «нетерпимость – природное
людское стремление, а толерантности должно обучаться, чтобы право человека
разниться с другими находилось под защитой [11,c.154].
Август 2001 года ознаменовался тем, что правительство нашей страны
ратифицировало Федеральную программу по созданию установок толерантного
сознания и превентивных мерах по предупреждению экстремизма в российском
социуме. Она устремлена на разработку стратегии выработки мирных
тенденций, не допущения религиозно-конфессиональной дискриминации,
социальной неопасности и гармонии в многонациональном социуме нашей
страны.
В этой программе толерантность интерпретируется в качестве ценности и
общественной нормы гражданского социума, выражающаяся в праве быть
дифференцированной для всех членов гражданского социума; обеспечении
стабильной гармонии в среде различных религиозных общин, политических,
национальных и прочих социальных групп; почтении к многообразию
разнообразных мировых культурных традиций, цивилизаций и этносов;
установки на понимание и совместную деятельность с индивидами,
42
отличающимися по внешнему виду, лингвистическому самоопределению,
взглядам, традициям и верованиям. Ратификация Федеральной программы была
детерминирована чередой условий, затрагивающих проявления толерантности
и нетерпимости в обстоятельствах увеличения социального многообразия в
России. В ней поставлена задача "употребления на максимальном пределе
потенциалов нашей системы образования при вырабатывании толерантного
поведения в молодежной среде". Программа не перестает формировать
определявшиеся столетиями гуманистические обычаи отечественной школы.
В связи с этим, не вызывает сомнений адекватность взращивания
толерантности на разнообразных степенях: от частной до надгосударственной.
Неотъемлемым критерием в процессе создания тотального стереотипа
толерантности
выступает
развитие
психологических
и
поведенческих
особенностей толерантного поведения.
В силу сложности понятийного аппарата термина «толерантность», мы
приходим к выводу о том, что в зависимости от того, как индивиды
воспринимают, осознают и реализовывают его, он носит конструктивный либо
деструктивный характер (см. таблицу 1).
43
Сущностные характеристики термина толерантность.
№
Характеристика Сущность
толерантности
1
Конструктивны
й характер
Установка субъекта дружественная, благоприятн
ая, по отношению ко всем прочим субъектам, не
выражающим ему прямую или скрытую угрозу, т.е. не
являющимся врагами, в этой ситуации индивиды
руководствуются принципом «все, что не запрещено
законом дозволено».
2
Деструктивный
характер
Установка
субъектатрансформируется
в
отношение дружеское, благосклонное отношение к
врагам, а не только к друзьям (как это происходит при
конструктивной социальной толерантности).
Индивиды руководствуются принципом
«все
разрешено, даже то, что запрещено законом», все
друзья, в том числе и враги.
Таблица 1.
44
При социальной толерантности, которая носит деструктивный характер,
индивиды руководствуются принципом «все разрешено, даже то, что
запрещено законом», все друзья, в том числе и враги. Такая установка,
неизбежно взывает не к позитивным началам социальной толерантности, а к
негативным последствиям, которые способны привести к худшей ситуации, чем
в определенной гендерной совокупности изначально.
Социальная толерантность в том числе – это товарищеское сотрудничество
индивида
с
дифференцированными
социальными
группами
общества,
толерантность берет вектор на сохранение гармонии в социуме, стоит на страже
прав и круга интересов субъектов общественных отношений входящих в разные
социальные группы. Деятельность воспринимается социальной, утверждал
М.Вебер, когда по значению, которое ей сообщает индивид, она комбинируется
с поведением остальных индивидов [10,c.81]. Единичный представитель рода
человеческого, как выходец из установленной социальной группы, как считает М.
Бубер в целостности, основывается только на действительность дифференциации
между Я и Ты [7,c.16]. Сопостовляя себя с «чуждым», индивид заявляет о
возможности сотрудничества в поиске смежной позиции, в результате которой
«конфронтация и столкновение идей трансформируется в диалог, а его
действующие акторы в партнеров. Социальная толерантность отображается в
общественной ответственности индивида, не только за самого себя, но и за
общность сторонников включая правовую и этическую сферы деятельности.
Легитимация за остальными социальными структурными объединениями права
на
существование
детерминировано
социальным
взрослением субъекта
общественных отношений, не только понимающим само идентификацию с
определенными
социальными
группами,
но
и
принимающим
ее
мировоззренческие ориентиры. Подобающим образом, восприятие «чуждого»
осуществляется
через
призму
совокупных
общественных
ценностей,
предписаний, устойчивых моделей поведения, а зачастую предубеждений,
поспешных выводов и многого другого. Социально толерантным является лишь
45
та деятельность что признает за остальными индивидами право и способность
относиться к другим социальным группам.
Преподавательской задачей в вырабатывании социальной толерантности
индивидов выражается увеличение ее социального и ролевого диапазона,
вырабатывание субъектно-субъектной культуры как базовой ценности для
признания и осознания разнообразия в проявлениях общественной жизни
социума и нахождения методов направляющих обучающихся на качественную
коммуникацию с выходцами из разных социальных групп.
Таким образом, мы установили, что толерантность в целом является
сложным феноменом, имеющим разные трактовки в зависимости от ситуации,
источника
подобной
деятельности,
его
последствий
и
масштабов.
Толерантность понятие имеющее комплексный понятийный аппарат и
используется в различных научных дисциплинах, зачастую имея кардинально
отличную сущность. Толерантность феномен, появившийся как необходимое,
объективное средство борьбы и профилактики угроз, которые возникают перед
человечеством в современном, подверженном активной глобализации мире.
Характеристики толерантности – это не только снисходительное, терпеливое
отношение
к
«чуждому»
этносу,
религиозно-конфессиональной
принадлежности, взглядам, убеждениям и образу жизни, цвету кожи и
музыкальному вкусу.
Это возможность для
конструктивного
диалога,
уважительное отношение прежде всего к человеку, способность понимать и
принимать других индивидов такими, какие они есть, это способность к
самоиронии
и
осознание
собственных
недостатков,
это
смелость
и
ответственность, интеллектуально развитого будущего нашей планеты.
Отдельно проанализировали социальную толерантность, как феномен
общественных отношений как способность достижения тех социальных
взаимоотношений, в которых не будет места вражде, агрессии, ненависти друг
к другу, что приведет к фундаменту для создания сбалансированного социума.
Пришли к убеждению о том, что построение эффективно работающего,
46
бесконфликтного
общества,
невозможно
без
воспитания
социальной
толерантности.
Таким образом, мы пришли к выводу о том, что толерантность – это
качество, которое является неотъемлемым для человечества, для построения
безопасного гармоничного мирового сообщества, для упразднения стереотипов
и предубеждений, как пережитков прошедших эпох.
47
ГЛАВА 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ
СОЦИАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
2.1. Анализ социальных представлений студенческой молодежи об
аспектах социальной толерантности
Мы провели исследование, которое охарактеризовали, как «Приемы
адаптации личности к иной культурной среде». Объектом изучения являются
адаптация иностранных студентов к иной социально-культурной среде в
условиях образовательного процесса. В ходе работы, мы попытались выявить
трудности, с которыми сталкиваются индивиды при адаптации к другой
культурной среде.
Данное исследование является эмпирическим в силу того, что собранные,
обработанные и проанализированные данные призваны решить некоторые
проблемы адаптации иностранного населения в период студенчества вдали от
родины. Оно является не столько теоретическим, сколько прикладным из-за
возможности его непосредственного применения для более адекватной
адаптации иностранной молодежи.
Специфика исследования такова, что сбор данных производился в основном
качественного характера методом фокус-группы, а в дальнейшем формировались
основные направления и векторы мнений и идей по предложенным вопросам.
Подробные данные выборки фокус-группы приведены
в приложении А.
В условиях глобализации проблема межкультурного взаимодействия
мигрантов с местным населением становится наиболее важной и актуальной.
Люди всегда перемещались, в поисках «новой жизни», «новых горизонтов», ради
учебы, но никогда жизнь еще развивалась столь стремительными темпами, как
сейчас. Раньше путешествие в другую страну могла стоить человеку жизни и
длиться годами. Сейчас среда стала более безопасной и доступной в отношении
48
миграции, однако, проблема адаптации личности мигранта к новым для себя
условиям существования актуальна как никогда.
Внутри
каждой
культуры
существует
множество
стереотипов
относительно ментальности и традиций жителей других стран. Зачастую эти
стереотипы не верны и представляют собой совершенно надуманное
осмысление отдельных обрывков культуры жителей какой бы то ни было
общности, представителями совершенно другой ментальности, существующее
в форме устойчивого слуха или предубеждения. Когда человек приезжает в
другую страну, он заранее уже имеет свое собственное представление о
местных жителях на основе давно усвоенных им стереотипов в процессе жизни.
И именно в данный момент возникает конфликт: подавляющее число
стереотипов не соответствует действительности и вся система представлений
иностранца о местных жителей рушиться, он оказывается в позиции моральной
незащищенности и ему становиться сложнее противостоять стрессу из-за
изначально необычных условий жизни.
За
этим
следует
начало
долгого
формирования
собственного
представления личности о культурных привычках, манере поведения и
традициях местных жителей.
Именно в смягчении стрессового состояния инокультурной личности в
процессе
формирования
нового
представления
об
окружающей
ее
действительности и состоит решение поставленной проблемы адаптации.
Мы
представляем
краткий
аналитический
отчет
социологического
исследования, в ходе фокусированного интервью нами были получены и
обработаны данные по теме исследования. Анализируя полученные данные, мы
сделали целый ряд важных заметок и выводов.
На вопрос: «Обучение в России – это ваш сознательный выбор?» были
получены следующие варианты ответов:
а) это был мой выбор, потому что я хочу познакомиться с новой
культурой; б) обучение в России – это выбор моих родителей;
49
с) мне просто предоставили возможность учиться здесь и это стало
причиной миграции.
Данные варианты ответов характеризуются дифференцированной
степенью мотивации респондентов к вступлению в новую культурную среду.
В вопросе: «Какие причуды и привычки россиян Вы игнорируете по
причине их нелепости, а какие перенимаете в иной для Вас культурной среде?».
Мнение респондентов отличалось высокой степенью толерантности и они
сочли правильным ответить лишь на вторую половину вопроса. Участники
высказали мнение, что переняли привычку использовать нецензурную лексику
в обыденной жизни. Это свидетельствует о высокой степени усвоения ими
норм русского языка и разговорной речи.
На вопрос «Какие модели поведения и обычаи культуры вами были
сознательно приняты, а под какие вам пришлось сознательно подстраиваться?».
Доминирующим оказалось мнение, что модели поведения и обычаи никто
никакие не принял. Однако было выяснено, что один из участников приобрел
вредную привычку после миграции в Россию курение с целью понравиться
местным жителям.
Со стороны респондентов китайцев по национальному признаку была
высказана четкая позиция не желания перенимать обычаи местного населения и
обозначен курс на сохранение совей культурной самобытности в неизменном
виде. Это характеризует адаптацию типа геттоизация.
Тогда как представители Африки дали понять, что их адаптация проходит
по промежуточной стратегии [55,c.32].
Следующий вопрос звучал так: «Каким новым правилам Вы научились
подчиняться, а каким нет?». Было высказано стержневое мнение, что обучение
по субботам – результат усвоения правил.
Не оправдал ожидаемой реакции и остался незамеченным по причине его
близкой схожести с предыдущим вопросом, вопрос о: «Требованиях, обычаях
"навязанных" иной культурной средой?»
50
Следующий вопрос «Какие положительные и какие отрицательные аспекты
существуют в иной для Вас культуре?» позволил выявить такой положительный
момент: респонденты стали самостоятельными и не зависимыми от родителей.
Отрицательным же моментом явилось резкое урезание питания: раньше
респонденты ели три раза в день, а теперь зачастую только один.
Такого рода данные – результат изменения на уровне повседневности
опрашиваемых.
Однако, помимо темы этого вопроса респонденты выразили общее
недовольство климатом и большой разницей в световом дне зимнего и летнего
периода.
Следующий вопрос: «В какой мере (степени) иностранные студенты
(образовательные мигранты) должны приобщаться к иной культуре?» породил
оживленное обсуждение, иногда переходящее в диалог на повышенных тонах.
В итоге мнения разделились на следующие группы ответов:
а) я изучаю культуру, потому что это интересно и таким образом я к ней
приобщаюсь;
б) я не хочу изучать культуру, потому что не вижу в этом смысла: после
получения диплома я не останусь жить в России.
Вопросы: «Как происходит процесс аккультурации (усвоения новых
элементов культуры) у иностранных студентов?» и вопрос «Кто принимает
участие в этом процессе, кроме самих студентов?» в процессе обсуждения
объединились в один видоизмененный вопрос, который можно сформулировать
следующим образом: «Откуда вы берете информацию о новой культуре?».
В этом случае по результатам ответов респондентов выделились такие
варианты ответов:
а) из Интернета;
б) из книг, выпущенных на моем родном языке;
в) мне рассказывают о новой для меня культуре мои друзья и
одногруппники;
51
г) информацию о культуре я черпаю из наблюдений за людьми на улице;
д) знакомлюсь с национальной едой;
е) изучаю новый язык и так получаю новую информацию о культуре.
На вопрос номер десять: «Достаточно ли Вам информации о месте, в
котором Вы проживаете?» участники интервью высказались единогласно, в
частности о том, что ее не хватает. Более того, их мнение было таково: даже
если ты проживешь двадцать лет в России, тебе все равно не будет хватать
информации.
Но и это еще не все. Среди мнений респондентов выяснились такие
аспекты заинтересованности относительно учебы, как:
а) я приехал в Россию, только чтобы получить диплом и мне не очень
нравится моя профессия;
б) я приехал в Россию, чтобы стать хорошим профессионалом в своем деле.
Стержневые мнения в ответ на вопрос: «Хотелось ли вам узнать о нем
больше?» разделились на диаметрально противоположные:
а) да, я хочу знать о культуре больше, потому что в будущем это поможет
мне стать разносторонней личностью;
б) нет, мне достаточно информации, получаемой в повседневной жизни.
Относительно вопросов: «У кого-то из присутствующих есть дети?» и «Если
дети рождены в России, то кем они, на ваш взгляд, являются (должны являться)
по национальности, по гражданству?» соответственно высказался один
респондент. Он сказал, что уже женат и на русской девушке. У них пока детей
нет, но если они будут, то по национальной принадлежности они будут
китайцами. Этот тезис в очередной раз подтверждает использовании
геттоизированного типа адаптации данным респондентом, что характерно для
его культуры в целом.
В ответ на вопрос: «Хотели бы они поделиться с представителями
принимающего
сообщества
респондентов разделились на:
элементами
своей
культуры?»
мнения
52
а) хочу и делюсь, потому что считаю это интересным и полезным;
б) если человек хочет, то он сам узнает о культуре все, что ему требуется.
Следует отметить, что респонденты, избравшие геттоизированный тип
адаптации, были более пассивны в своем желании рассказать окружающим о
своих культурных особенностях.
Вопрос:
«Необходим
ли
Вам
обмен
культурными
ценностями?»
ознаменовался коллективным мнением, что нужно, однако геттоизированное
крыло, как прежде было более пассивно.
Блок вопросов: «Вас все устраивает в России?» и «Если нет, то что бы вы
хотели изменить?» позволил понять, что климат России для иностранцев не
понятен и в зимнее время года слишком холоден. А что касается культурных
особенностей, респонденты не выказали по этому поводу недовольства.
На вопрос: «Трудно ли Вам получать образование в России?» респонденты
однозначно ответили, что трудно и отметили с этим связанную особенность:
некоторые преподаватели требуют от иностранца того же, что и от россиянина.
Респонденты посетовали на это и заявили, что если бы любой из этих
преподавателей без знания языка приехал бы учиться в другую страну, то он бы
тоже испытывал большие трудности.
На вопрос: «Какие сложности, трудности испытывают иностранные
студенты?» опрашиваемые развернули широкое обсуждение. Выяснилось, что
местное население в большинстве своем предвзято относится к темнокожим
студентам. Однако сами темнокожие считают, что отвечать на негативные
выпады в свою сторону не стоит, потому что насилие влечет за собой еще
большее насилие.
В вопросе: «Порекомендовали бы Вы своим друзьям, знакомым по
возвращению на родину обучаться в России?» разделил мнения на крайнее и
пассивно-нейтральное:
а) конечно, ведь это так интересно;
б) пусть сам для себя выбирает.
53
В целом по результатам фокус-группы можно сделать вывод, что она
прошла с получением позитивного результата, пусть и не всех негативных
моментов удалось избежать Проанализировав социальные представления
студенческой молодежи об
аспектах социальной толерантности, мы пришли к выводу о том, что в целом
условия для формирования социальной толерантности по отношению к
иностранным студентам в нашей стране, находятся на благоприятном приемлемом
уровне. Независимо от того, по каким причинам они мигрировали в нашу страну,
будь это формальное получение образования, заинтересованность культурой, цель
создания семьи или иные побуждения, большинство опрошенных респондентов
удовлетворены условиями своей жизни. Мигранты испытывают на себе, зачастую,
полярно разное отношение местного населения от позитивного, до крайне
негативного. Это негативная тенденция, на которую стоит обратить внимание и
которую нельзя игнорировать. Она является индикатором того, что среди
коренного
населения
степень
социальной
толерантности
находится
на
разрозненном, не всегда приемлемом уровне. Тем не менее, не смотря на то, что
толерантность в российской общности находится на удовлетворительном уровне,
необходимо контролировать любые негативные проявления, способные привести к
вспышкам ксенофобных настроений.
Проблема интеграции студентов-мигрантов в российскую действительность, не
теряет своей актуальности, а в свете современных геополитических,
общемировых процессов, выходит на новый уровень и должна обрести новую
силу и поддержку среди думающего населения нашей стран.
54
2.2. Тенденции формирования социальной толерантности в
молодежной среде и основные пути решения проблемы низкой
толерантной культуры российского общества
Современная
ментальные
геополитическая
особенности
молодого
ситуация,
а
поколения,
также
исторические,
обуславливают
наличие
большого количества социальных и поликультурных конфликтов, что требует
нахождения путей их разрешения. В современном постинформационном
обществе происходит ускорение процессов коммуникаций, что обостряет уже
существующие противоречия. Именно поэтому на первое место в борьбе с
современными угрозами гражданскому обществу, гуманизму и разного рода
посягательствами на государственную безопасность, выступает формирование
культуры толерантности.
Проводя аналогию с концепцией И. Лакатоса о научно-исследовательских
программах, рассмотрим культуру, как ядро и защитный пояс [33,c.274].
Культура подобно научной теории имеет ядро, которое не подвержено
изменениям. Защитный пояс ограждает его от других концепций, а в данном
случае сохраняет культурную идентичность. Для разрешения проблемы
нетерпимости
и
развития
толерантного
сознания
в мультикультурной
молодежной среде, необходимо преодолеть защиту, чтобы диалог культур в
толерантном ключе стал возможен [1,c.67].
Наибольшая
мобильность
молодежной
среды,
перед
остальными
социальными группами детерминирует наиболее острое проявление в ней
поликультурных конфликтов. Исходя из этого, объектом нашей практической
деятельности будет выступать молодежь, проживающая на территории с
повышенным уровнем миграции, а также необходимо учитывать историкотерриториальные особенности социальных групп. (Например, пограничные
территории; вошедшие в состав РФ недавно; места проживания коренных
народов)
55
Рассматривая различные способы преодоления конфликтов в молодежной
среде, неотложной и первостепенной задачей является детальное изучение
особенностей, характеристик молодежи в данный конкретный исторический
промежуток времени. Общие поведенческие, психологические, мотивационные
и прочие тенденции молодых людей на протяжении развития человеческого
общества, достаточно однозначно интерпретированы, но есть и уникальные
особенности, изучив которые, мы предлагаем основные пути для разрешения
конфликтов. (см. рисунок. 1)
56
Подход 1: Конфликтующие
стороны путем обсуждения
приходят к компромиссам,
разряжающим ситуацию.
Подход 2:Устранение
существующих противоречий,
путем манипулирования
сознанием народных масс.
Подход 3:Интеграция
конфликтующих сторон, против
общего врага.
Подходы к преодолению
конфликтов в молодежной среде,
на почве недостаточной культуры
толерантности
Подход 4:Осознание сторонами
невозможности абсолютной
победы (выгоднее не
конфликтовать)
Подход 5: Практические
мероприятия в летних лагерях,
направленные на развитие
социальной толерантности.
Подход 6: Практические занятия
по анализу сказок мигрантами и
коренным населением, для
развития толерантности.
Подход 7: Профилактичекие,
превентивные действия для
устранение проблем
недостаточной толерантности.
(Рисунок 1)
Подходы к преодолению конфликтов в молодежной среде.
57
Подход первый: «Переговоры». Наиболее типичный метод устранения
конфликтов, какую бы сферу общественной жизни мы не рассматривали:
экономическую, социальную, политическую, простые повседневные бытовые
противоречия. Конфликтующие стороны, путем обсуждения, выявляют,
возможные варианты деэскалации, сложившейся ситуации. Эффективность
этого пути несложно оспорить, из-за отсутствия в большинстве изучаемых
случаев очевидного результата. Тем не менее, мы считаем, обусловлено это,
исключительно
неправильным
использованием
данного
инструмента
разрешения конфликтов. Как правило, его применяют, не учитывая явной
разницы, между интересами, ценностями, убеждениями поколений - старшие (а
именно они воздействуют на молодежь в данном случае, при этом, субъектнообъектность этих отношений не исключается). Вместо, действительно,
интересных, рациональных, вселяющих энтузиазм решений, все обсуждения
сводятся к рацеям. Скучным, длинным, вызывающим отторжение проповедям,
провоцирующим обратную необходимому нам эффекту неприязнь. Таким
образом, предложенный путь разрешения конфликтов может быть продуктивно
использован, лишь при правильном подходе. Он должен воздействовать на
молодежь в нужном ключе: разжигая интерес, обостряя внимание, представляя
такие факты, которые покажутся единственно верным безоговорочным
выходом из сложившейся ситуации, для формирования толерантного сознания.
Подход второй: «Лжецы». Ложь – одна из фундаментальных категорий
философии, возможно ли усомниться в её эффективности, для человечества в
целом?
Рассматривая
данную
категорию,
как
инструмент
разрешения
конфликтов, важно признать – ложь, не всегда плохо, она может быть полезна.
Обманывая большинство, манипулируя его чувствами, знаниями, действиями,
опосредованно и непосредственно, безусловно, можно добиться больших
успехов в устранении, даже непримиримых на первый взгляд противоречий.
Положительная сторона этого способа в том, что можно с большой точностью
спрогнозировать последствия его применения. Отрицательная: для его
58
осуществления необходимо, чтобы политическая элита была заинтересована в
этом (ведь именно она является инициатором подобного рода действий), что
бывает далеко не всегда.
Подход третий: «Мальчик для битья». Наиболее эффективный на наш взгляд,
метод разрешения конфликтов. Суть его можно довольно легко проследить на
данном бытовом примере: «Два пятиклассника постоянно дерутся между собой с
попеременным успехом. В какой-то момент, они подвергаются физическим
издевательствам со стороны восьмиклассника. По одному, они не могут
справиться с ним, в связи с этим, им приходится забыть о своих собственных
ссорах, чтобы интегрироваться против общего врага». Иными словами две
стороны, не смотря на существующие между ними противоречия, интегрируются
против третьей стороны, поскольку конфликт между ними не так принципиален и
наносит меньше вреда, чем третья сторона. Ничто так не объединяет людей, как
общий враг. Возможно, этот враг будет вымышлен (например, с использованием
описанного выше метода), возможно, он никогда не будет побежден, здесь важна,
сама идея, которая станет консолидирующей. Позитивная сторона метода,
является его же минусом. Общий враг – сильный интегрирующий фактор, но, вопервых, его может и не быть, а во-вторых, нет гарантии, что когда он будет
побежден, первоначальная вражда не возобновится.
Подход четвертый: «Пиррова победа». Исходя из названия, можно понять,
что этот путь, в ортодоксальном виде не рассматриваемый, как метод
разрешения конфликтов, достаточно старый, его можно назвать (да простят
нам, такое допущение) классическим. Стороны, участвующие в конфликте,
терпят различные неудобства, несут неизбежные потери (материальные,
физические, духовные) до тех пор, пока не приходит осознание
–
конфликтовать, куда хуже, чем принять нейтралитет, либо взаимовыгодно
сотрудничать. Этот способ опасен тем, что вероятность разрешения далеко не
предопределена и вражда между конфликтующими может продолжаться даже
вплоть до полного уничтожения одной из сторон.
59
Предложенные нами способы преодоления конфликтов в молодежной среде
и формирования высокой степени толерантной культуры могут показаться
негуманными, прагматичными, вызвать удивление, но в современном мире
мало места для сантиментов. Особенно это важно признать, если необходимо
достичь реального практического результата. Результативность данных путей
решения конфликтов, возможно, увеличить, грамотно комбинируя при
использовании. В современном мире лишь комплексный подход позволяет
добиться эффективных результатов.
Подход пятый: Не рассматривая в качестве интегрирующих факторов такие
философские категории, как любовь и дружба (поскольку они являются сугубо
индивидуальными),
а
также
историческую,
культурную,
идеологическую
общность, о которых в данном контексте не всегда правомерно заявлять,
необходимо задать вопрос: «А не является ли утопией в современной российской
действительности не только установление позитивных отношений между
коренным населением и эмигрантами, но и более простая задача, а именно
воспитание, внедрение в сознание молодых людей идеи толерантности?».
Постараемся объективно оценить отношения в обществе и, исключив излишнее
морализаторство, признаем, что движущей силой социальных преобразований
являются три определяющих звена: материальные блага, борьба-соперничество
(будь-то борьба за власть, славу, свои права и т.д.) и информация. Безусловно,
задача внедрения идей толерантности в первую очередь лежит на плечах
родителей. Воспитание – определяющий фактор в процессе формирования
личности, именно поэтому, важно пытаться привить эти тенденции молодым
людям, которые находятся на этапе становления своего мировоззрения.
Рассмотрим информацию – одну из движущих сил социальных преобразований.
Интернет, газеты, телевидение пестрят сведениями в ключе «забивший насмерть
русского кавказец, получил два года исправительных работ», «русского
несправедливо осудили, за то, что он заступился за свою мать» и т.д.
Достоверность так называемых «фактов» транслируемых нам посредством
60
СМИ, зачастую, не подкреплена никакими доказательствами. Чтобы не
уподобляться подобного рода источникам информации, опустим рассуждения о
том, кому выгодно внедрять такие сведения в сознание людей и для чего это
делается. Отметим лишь неоспоримое влияние СМИ на общество, его
настроение, ценности, а порой и действия. Это звено, указано нами третьим в
списке, но не по важности. Информация – глобальный механизм, основной
ресурс, гегемонию которого, во всем мире отрицать невозможно. Реализовать
ассимиляцию базовых зачатков толерантности в массовое сознание, в первую
очередь, возможно именно с помощью этого инструмента. Изменения от
подобного рода влияния не проявятся сразу, как моментальная фотография, в
связи со сложностью, многоплановостью процесса, но без него говорить о
толерантности, особенно в среде молодежи, которая наиболее подвержена и
незащищена от информационного воздействия, бессмысленно. Это один из трех
китов, на которых держится успех в решении наших задач. Важность
информации, безусловна, но мы хотели бы рассмотреть более подробно то, что
ближе и пониманию и сердцу простого обывателя, а именно: материальные
блага, борьба-соперничество. Вот те механизмы, с помощью которых можно
манипулировать глубокими переживаниями людей в форсированный период.
Именно на них будет базироваться, наша практическая деятельность, по
развитию
и
воспитанию
толерантности
в
молодежной
среде,
как
основополагающей тенденции для гармоничного существования современного
российского общества.
Подход шестой: В качестве практического мероприятия, мы бы
предложили выборку: 10-11 класса, либо студентов 1-го курса ВУЗов, СУЗов и
т.д. Предпочтительное время проведения: лето (июль-август). Срок проведения:
2 месяца.
Участники
мероприятия
находятся
на
изолированной
территории,
специально приспособленной, для активного и пассивного отдыха. Их
случайным образом распределяют для проживания в комнатах по два человека
61
(обладающего внешними, культурными особенностями коренного жителя и
эмигранта, соответственно). С того момента, как участников распределят
между собой, им объясняются условия проведения мероприятия. На
протяжении двух месяцев они будут проживать в таких условиях, по окончании
этого периода пройдет ряд соревнований. Особенность их будет заключаться в
том, что по одному, без взаимопомощи другого, победить будет невозможно.
Победители получат денежное вознаграждение (естественно, оно должно
удовлетворять
притязания
молодых
людей,
чтобы
мотивировать
и
заинтересовать их). Под состязаниями подразумеваются, как физические,
например: пляжный волейбол, пинг-понг, так и культурные, интеллектуальные
испытания. Эмигранты, будут отвечать на вопросы коренных жителей об их
быте, искусстве, образе жизни и наоборот. Организовать это можно в самых
разнообразных формах, от состязания в чтении стихотворений, до решения
математических задач. На усмотрение организаторов, денежный приз можно
поделить, между каждой из соревнующихся пар, чтобы показать основную
задачу не в соперничестве – а в объединении. Это на наш взгляд, должно стать
эффективным методом воспитания идей толерантности в сознании молодых
людей, попытка – не навязать интерес к другой культуре, а посеять зерно,
которое само взрастет в умах и сердцах молодых людей.
Для проведения подобного мероприятия, подойдут и комплексы «летние
лагеря», которые имеются и на территории Орловской области, к примеру
(пансионат ЗиЛ).
Подход седьмой: Исходя из гипотезы о наличии не критикуемого ядра в
культуре различных социальных групп и субгрупп, приемлемым может
оказаться анализ сказок.
В данной концепции мы ссылаемся на В.Я. Проппа морфологию
"волшебной" сказки [46,c.56]. Метод можно разделить на два этапа: 1. Людям из
различных этнических, либо социальных групп предлагается написать сказку. То
есть придумать историю, где главным героем является член данной этнической
62
и социальной группы. Важным условием является наличие различных сказочных
элементов в повествовании, которые испытуемый вставляет в заранее заданный
шаблон. Исходя из различия элементов и поливариантноти их соотношения,
можно будет сделать вывод о некритикуемой основе принципов культуры в
данной социальной группе. Второй этап повторяет действия первого, но в
отличие от предыдущего в заданном шаблоне уже наличествует проблема.
Например, в качестве антагониста могут выступать действия людей другой
социальной группы (скорее всего полученной из первого этапа). Из второго
этапа можно сделать вывод о способах решения конфликтов с другими этносоциальными группами.
В ходе данного исследования, эмигрант написавший сказку, должен будет
проанализировать персонажей, указанных им в качестве действующих лиц. Кого
из них он охарактеризует, как врага, какого из субъектов он идентифицирует, как
своего друга. Этот метод, позволит определить динамику и основные тенденции
формирования толерантного сознания в молодежной среде. Подобный опыт
можно использовать и среди коренного населения, по отношению к эмигрантам
[8,c.7].
Гражданин воспитанный в духе толерантности, лишен соблазна поддаться
негативным тенденциям и идеям нетерпимости. «В истории политической и
философской мысли толерантность понималась как «сдержанность для себя и
позволение другому». Дж. Локк считал, что никто не наделен властью навязывать
другому свою веру [36,c.38]. Все, что приносит вред государству, по его
убеждению,
не
должно
разрешаться
и
церковью.
В
Философском
энциклопедическом словаре» под толерантностью понимается терпимость к иного
рода взглядам, нравам, привычкам. Толерантность необходима по отношению к
особенностям различных народов, наций и религий. Она является признаком
уверенности в себе и осознании надежности своих собственных позиций,
признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с
другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции.» Для
63
становления полноценного общества основанного на демократических началах,
а также формирования гражданского общества и здоровой культуры
проживающих в нем граждан, необходимо воспитывать в молодежной среде
высокий уровень толерантности. Причем это понятие, куда шире иногда
обозначаемого, как синоним слова «терпимость», это еще и уважение,
способность понимать и не нарушать традиции других индивидов, способность
понимать и принимать религиозно-конфессиональные убеждения «чуждые»
родной культуре, проявлять всякого рода доброжелательность.
Как правило молодые люди в официальных ситуациях (на занятиях и т.д.)
заявляют о собственной толерантности, тогда как в интернет-сообществе
позволяют себе отнюдь не толерантные высказывания. Значит ли это что
общество попросту не готово к диалогу, что уровень сознательности
международного сообщества еще не достиг того момента, когда возможно
конструктивное космополитическое сотрудничество?
Мы установили, что в силу своих психофизиологических особенностей,
молодежь является наиболее уязвима и восприимчива, к принятию идей
расовой,
национальной,
нетерпимости.
Пришли
толерантности
в
этнической,
к
выводу
молодежной
религиозной
об
среде,
и
отсутствии
которая
прочим
должной
является
видам
степени
одним
из
основополагающих факторов в профилактике экстремизма.
В связи с этим именно эта причина является одной из главных задач
деятельности органов государственной власти в укреплении гражданской
солидарности, российской идентичности граждан страны, высокой степени
проявления толерантности и, в то же время, сохранения национальнокультурного
плюрализма
нашего
общества,
несущего
для
России
неотъемлемую историческую ценность.
Необходимо отметить, что рассматривая события в США, Европе и мире,
национальные отношения в России поддерживаются на стабильном уровне, не
смотря на поликультурную основу нашего общества и различающийся уклад
64
жизни и культуру компактно проживающих в нашей стране этнических
сообществ.
Тем не менее, если игнорировать важные тенденции происходящие в нашей
стране, касающиеся мигрантов, их адаптации к российскому обществу, усиления
религиозного
фактора
в
общественно-политической
деятельности,
межэтнические отношения могут превратиться в проблемные для государства и
народов проживающих на его территории. И в том числе фактор ее культурной
конкурентоспособности.
В настоящее время в Российской Федерации создана целостная система
нормативных правовых актов, направленных на обеспечение равенства прав
граждан вне зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения,
имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к
религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или
каким-либо социальным группам.
Согласно
законодательству,
разработка
государственной
политики,
осуществляется федеральными органами государственной власти. Реализуется
же она не только Российской Федерацией, но и входящими в неё субъектами.
Межнациональные коммуникации наиболее активно осуществляются на
муниципальном
уровне.
В
связи
с
этим
именно
органы
местного
самоуправления обязаны нести прямую ответственность за межэтнические
отношения, формирование толерантности в молодежной среде и не важно
город это, поселок, село или деревня. События произошедшие в августе 2006 в
г.Кондопоге продемонстрировали полнейшую некомпетентность местных
властей, неподготовленность в решении проблем этнического характера
народов нашего государства, что стало движущей силой для осуществления
логически напрашивающихся изменений в действующее законодательство.
Таким
образом,
мы
проанализировали
социальные
представления
студенческой молодежи об аспектах социальной толерантности и пришли к
выводу о том, что толерантное сознание, степень культуры толерантности,
65
находится на достаточно высоком уровне в нашей стране. Не смотря на
объективные сложности возникающие у молодых мигрантов при адаптации к
российской действительности и ментальности, в целом можно придать этому
процессу положительные характеристики. Молодежь, как реактивная, наиболее
динамичная социальная группа, один из важнейших объектов политики
государства, в том числе важность развития толерантного сознания, указана в
стратегии государственной молодежной политики принятой до 2025г.
Мы изучили тенденции формирования социальной толерантности в
молодежной среде и предложили эффективные на наш взгляд пути разрешения
данной проблемы. Сформулировали основные тенденции формирования
социальной толерантности в виде предложенных рекомендаций (подходов к
преодолению конфликтов в мол среде). Мы определили истоки возникновения
разного рода столкновений на территории нашей страны, которые уходят
корнями в историческое прошлое. Россия – многонациональное государство,
предполагающее
плюрализм
мнений,
свободу
в
выборе
суждений,
вероисповедания и любых иных дискуссионных моментов.
Таким образом формирование социальной толерантности в среде
молодежи, является основным вектором молодежной политики государства,
что ратифицировано законодательно, а следовательно возникает насущная
необходимость
создания
эффективного
экстраполировать основные вехи
механизма,
позволяющего
законодательства и гуманистического
сознания в сознание молодого населения нашей страны.
66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализируя итоги настоящей работы мы делаем ряд выводов, которые
представляют собой систематизированный синопсис формирования социальной
толерантности в молодежной среде и отвечает поставленным задачам, решение
которых необходимо для достижения поставленной нами цели. Таким образом,
цель достигнута: проведен теоретико-методологический анализ феномена
социальной толерантности и предложены тенденции формирования социальной
толерантности в молодежной среде. Мы достигли её выполнив задачи
указанные во введении данной дипломной работы:
Мы рассмотрели генезис теоретических исследований толерантности как
социального
толерантность
явления,
в
изучив
процессе
основные
исторического
тенденции
развития
развития
и
феномена
установили,
что
толерантность была присуща человечеству отнюдь не всегда и нам пришлось
пройти долгий путь, вплоть до двадцатого века, когда столкнувшись с
глобальными угрозами безопасности населения планеты, возникла устойчивая
необходимость разработки механизма, способного сдерживать эти угрозы. Таким
механизмом выступает толерантность, но не стоит забывать, что мы лишь
в начале пути, забывать, какого это быть первооткрывателями. Люди только
начинают знакомиться с культурой толерантности, и им многому предстоит
научиться в этом нелегком деле.
Мы изучили социальную толерантность: ее особенности и характеристики.
Изучая
её, мы
столкнулись
с
большим
плюрализмом
в
терминологии
толерантности и связанным с ней понятийным аппаратом. Рассматривая
толерантность, как социальное явление (памятуя о том, по каким схемам
складывались отношения в обществе, к примеру, в родоплеменной общине) в
фундаменте толерантности лежит схема «Я – Ты». Это значит отношение к
другим, как к равным самим себе. Признание другого индивида личностью такой
же как и вы, признания его мнений и убеждений, пусть отличающихся от ваших,
но по-своему таких же как у вас, без попыток какого-либо прозелитизма.
67
Толерантность – это не ослабление позиций, снисхождение или терпение коголибо, чего-либо, а в первую очередь активная связь, создаваемая на базе
принятия всеобщих прав и свобод человека. Толерантность – удел сильных и
интеллектуально развитых, уверенных в своих способностях находить путь к
правде и справедливости с помощью диалога и многообразия идей и позиций.
Толерантность – осуществляемая установка к сознательными индивидуальным
действиям, берущим вектор на достижение мирных взаимоотношений между
индивидами и группами людей, приверженцев различных мировоззрений,
различных традиционных ценностей, моделей поведения. Толерантность –
терпение, постижение, умение сопереживать и осознавать чувства других
индивидов. Миролюбивость, стабильность, адекватное восприятие. Антагонист
агрессивности, насилию и идеям превосходства. Толерантное сознание и
гуманное мировоззрение нельзя обрести в один момент – их необходимо
воспитать, и нередко для этого приходится уметь осознать и увидеть и
негативные стороны действительности.
Мы проанализировали социальные представления студенческой молодежи об
аспектах социальной толерантности. Этот анализ мы осуществляли в ходе работы
с фокус-группой. Выборка была представлена иностранными студентами ВУЗа,
первого, второго, третьего, четвертого, пятого курсов и магистров. В ходе опроса
фокус-группы и изучив его результаты, мы установили, что студентам-мигрантам,
бывает,
достаточно,
тяжело
адаптироваться
к
условиям
российской
действительности. Зачастую, они питаются хуже, чем в стране откуда
мигрировали, не понимают местного менталитета, испытывают сложности в
процессе обучения, обретают вредные привычки, а зачастую даже подвергаются
агрессивным выпадам со стороны местного населения. Тем не менее, они
оценивают ситуацию, как стабильную и вполне удовлетворительную. Они идут
к своей цели, ради которой мигрировали в Россию. Многие из иностранных
студентов планируют остаться жить в нашей стране, а ряд из них уже связал
себя узами брака с местными жителями и даже обрел потомство.
68
Мы рассмотрели и предложили тенденции формирования социальной
толерантности в молодежной среде. Мы рассмотрели ряд примеров и методов,
которые способны реализовать успешное воспитание и привитие культуры
толерантности в молодежной среде. В частности мы выдвинули гипотезу о
попытке экстраполировать
концепцию научно-исследовательских
программ
И.Лакатоса на культуру. Таким образом, установили, что у каждой культуры –
ядра, есть защитный пояс, который состоит, из традиций, быта, устойчивых
стереотипов и т.д. Для развития социальной толерантности в данной культуре,
необходимо в первую очередь разрушить данный защитный пояс, чтобы
межкультурный диалог стал возможен. Также мы ссылаемся на В.Я. Проппа и его
концепцию о морфологии "волшебной" сказки и рассматриваем поэтапное
прогнозируемое разрешение проблемы социальной толерантности в молодежной
среде, которое можно было бы эффективно использовать в современной
российской действительности. Помимо этого, мы изучили основные тенденции
формирования социальной толерантности и пришли к выводу о том, что только
ужесточение
наказаний
за
экстремисткую
деятельность,
разжигание
межнациональной вражды, подогревание ксенофобных настроений в обществе,
религиозно-конфессиональную
дискриминацию
не
способно
обезопасить
общество от негативного влияния разного рода столкновений, ненависти и
вражды. Необходимо вести профилактическую деятельность, воспитывать
молодежь в традициях толерантности и развивать в них соответствующую
высокую толерантную культуру.
Таким образом, мы выполнили поставленные перед нами задачи и
установили, что толерантность в целом является сложным феноменом, имеющим
разные трактовки в зависимости от ситуации, источника подобной деятельности,
его последствий и масштабов. Толерантность понятие имеющее комплексный
понятийный аппарат и используется в различных научных дисциплинах, зачастую
имея кардинально отличную сущность. Толерантность феномен, появившийся как
необходимое, объективное средство борьбы и профилактики
69
угроз, которые возникают перед человечеством в современном, подверженном
активной глобализации мире. Толерантность – это не только снисходительное,
терпеливое отношение к «чуждому» этносу, религиозно-конфессиональной
принадлежности, взглядам, убеждениям и образу жизни, цвету кожи и
музыкальному вкусу.
Это возможность для
конструктивного
диалога,
уважительное отношение прежде всего к человеку, способность понимать и
принимать других индивидов такими, какие они есть, это способность к
самоиронии
и
осознание
собственных
недостатков,
это
смелость
ответственность, интеллектуально развитого будущего нашей планеты.
и
70
Список использованной литературы
1.
Антонов К.М. От дореволюционной науки о религии к советскому
религиоведению: трансформация системы научно-исследовательских программ
и формирование «советской» формации дискурса о религии // Вестник ПСТГУ.
Серия 1: Богословие. Философия . 2013. №50 (6). С.67-97.
2.
Ахмедов
А.Э.,
Шаталов
М.А.
К
вопросу
о
необходимости
формирования толерантности у студентов как фактор устранения их девиантного
поведения // Общество и этнополитика. Материалы Международной научно-
практической конференции. Новосибирск: Изд-во СибАГС, 2015. С. 212-217.
3.
Ахмедов А.Э., Ахмедова О.И., Шаталов М.А. Формирование
механизма толерантности у студентов СПО как фактор устранения их
девиантного поведения // Государственные образовательные стандарты:
проблемы преемственности и внедрения. сборник материалов всероссийской
научно-практической конференции. 2015. С. 170-175.
4.
Бек У. Космополитическое общество и его враги // Журнал
социологии и социальной антропологии. – 2003. – Т. 6. – №1.с.31-37.
5.
Бенин В. Л. Толерантность и образование // Человек в мире культуры
. 2012. №1. С.62-67.
6.
Бондарева
Ю.М.,
Кадацких
И.Ю.
Особенности
конфликтного
поведения современной студенческой молодежи // Территория науки. 2015. № 3.
С. 26-29.
7.
Бубер М. Я и ТЫ // Два образа веры М., 1995. С. 16-92
8.
Буров С.Г. Инверсирование волшебной сказки в «докторе живаго»
// Новый филологический вестник . 2013. №4 (27). С.7-34.
9.
Валеев А.М., Занкина Е.В.Проблема толерантности в межэтнических
отношениях в россии // Потенциал современной науки . 2014. №2. С.70-72.
10.
1994.
Вебер М. Избранное. Образ общества / Пер. с нем. — М.: Юрист,
71
11.
Грауман К.Ф. Взаимное видение перспектив – исходная предпосылка
осознанной толерантности // Высшее образование в Европе. 1997. № 2.С.154.
12.
Говалло В.И. Парадоксы иммунологии. М.: Знание, 1983.
13.
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1991.
Т. 4. С.511
14.
Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. — СПб., 1912.
15.
Ефимов Б.А. Образование как фактор социальной адаптации
личности: Автореф. Дис…канд. филос. наук. Свердловск, 1980. – 210 с.
16.
Жмырова Е.Ю.О понятии «толерантность» и ее видах // Вестник
ТГТУ . 2006. №4-2. С.1265-1269.
17.
Жильников А.Ю. Формирование системы здоровьесбережения
обучающихся в образовательной организации // Синергия. 2016. № 3. С. 31-36.
18.
Зайцев И.С. Алгоритм социального развития ребенка с
нарушениями речи // Синергия. 2016. № 1. С. 14-19.
19.
Заренок, Н. Н. Духовная культура в социальном управлении. -
Минск: Вышэйш. шк., 1984. – 200 с.
20.
Золотухин В.М. Социокультурная идентичность и право на
толерантность // Вестник Кемеровского государственного университета
культуры и искусств . 2014. №26. С.18-24.
21.
Иконникова
C.
H.
Социология
молодежи
и
проблемы
коммунистического воспитания Ленингр. гос. ин-т культуры им. Н. К.
Крупской, 76,[2] с. 22 см, Л. ЛИК 1988.
22.
Ирина Е.В. Толерантность как явление в контексте культурной
эволюции // Вестник ТюмГУ. 2003. №1. С.199-201.
23.
Иркаев А.Г. Толерантность, как мировоззренческая устойчивость //
Интернет-журнал Науковедение . 2011. №4 (9). С.14.
24.
Исаева З.Ш. Категория «толерантность» в научной коммуникации
// Вестник ЧелГУ . 2010. №32. С.49-52.
72
25. Касьянова Е.И. Нравственный механизм детерминации толерантности
// Известия РГПУ им. А.И. Герцена . 2008. №75.
26.
Касьянова Е.И. Российская модель толерантности: проблемы
концептуализации // Известия РГПУ им. А.И. Герцена . 2008. №50. С.125-132.
27.
Касьянова
Е.И.,
Виноградова
Н.И.
Теоретический
анализ
коммуникативной толерантности // Учёные записки ЗабГУ. Серия: Философия,
социология, культурология, социальная работа . 2014. №4. С.28-34.
28.
Кислицин А.И. Психологические аспекты толерантности // Вектор
науки ТГУ . 2013. №4 (26). С.105-107.
29.
Кислицин А.И. Самореализация и межэтническая толерантность //
Вектор науки ТГУ . 2013. №4 (26). С.108-110.
30.
Клейберг Ю.А. Толерантность и деструктивная толерантность:
понятие, подходы, типология, характеристикa // Общество и право . 2012. №4
(41). С.329-334.
31.
Коган Л.Н. Социальные силы человека // Философские науки, 1981.
№ 6.-с. 21-28.
32.
Кравчук П.Ф., Лоторева Е.В. Социокультурная адаптация незрячих
людей // Вопросы культурологии. - 2010. - №2. – 27-31.
33.
Лакатос, История науки и её рациональные реконструкции /
Методология исследовательских программ, М., «Аст»; «Ермак», 2003 г., с. 274275.
34.
Лисовский В. Т. Социальные изменения в молодёжной среде. //
Теоретический журнал «Credo». — 2002;
35.
Логинов А.В. Толерантность: «за» и «против» // Вестник Пермского
университета. Философия. Психология. Социология . 2013. №1 (13). С.44-49.
36.
Локк Дж. Второй трактат о гражданском правлении (The Second
37.
Лопухова Ю.В. Науковедческий анализ понятия «толерантность» //
Известия Самарского научного центра РАН . 2010. №5-3. С.623-627.
73
38.
Лопухова Ю.В. Толерантность в контексте глобализации // и
Лопухова Ю.В. Методы изучения толерантности студентов // Известия
Самарского научного центра РАН . 2012. №2-1. С.50-55.
39.
Макарова И.А. Толерантность в инклюзии: философский подход //
Актуальные
вопросы
общественных
наук:
социология,
политология,
философия, история . 2013. №29. С.56-60.
40.
Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. – М.: Смысл, 2011.
– 496с.
41.
Москаленко В.В. Социальная психология. – Киев, Центр учебной
литературы, 2008. – 688 с.
42.
Мосунова Т.Г. Толерантность и личностная самоидентификация
молодежи // Научный диалог . 2013. №2 (14). С.76-86.
43.
Мычка С.Ю., Шаталов М.А. Социальное взаимодействие в
студенческом коллективе // Социальные отношения. 2015. № 4 (15). С. 91-96.
44.
Никонова С.Б. Логические основания толерантности // Вестник
ЛГУ им. А.С. Пушкина . 2012. №1. С.137-144.
45.
Олпорт Г. Природа предубеждения. М.: Грамота. 2003. С. 149
46.
Проппа В.Я.Волшебная сказка — Л.: Academia, 1928
47.
Самохвал В.Г. Особенности деструктивного поведения в
молодежной среде // Территория науки. 2015. № 3. С. 42-44.
48.
Социология межэтнической толерантности / отв. ред. Л.М.
Дробижева. М., 2003. С.193
49.
Суровцова Е.И. О проявлении толерантности // Личность, семья и
общество: вопросы педагогики и психологии . 2014. №45. С.105-110.
50.
Татаренкова И.А. О формировании толерантности у иностранных
студентов // Здоровье и образование в XXI веке . 2014. №4. С.234-236.
51.
Тихонова Я.Г. Формирование межэтнической толерантности в
подростковой среде // Вестник ОГУ . 2011. №16 (135). С.576-578.
74
52.
Третьяков
обучающихся
в
Д.
В.
условиях
Формирование
становления
патриотического
сознания
вертикально-интегрированных
образовательных структур Российского общества // Территория науки. 2015. №
1. С. 43-47.
53.
Троегубов А.Г., Петракова И.Н.Философский анализ проблемы
толерантности // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки . 2010. №2. С.33-42.
54.
Умарова С.С.Современная концепция толерантности // наука . 2015.
№3 (42). С.37-38.
55.
Уруджева И.Ш. Социально-психологические условия успешной
адаптации мигрантов к новой социокультурной среде// Вектор науки НГПУ.
2013.С.32-37
56.
Фельде В.Г. Соотношение понятий «терпимость» и
«толерантность» // ОНВ . 2012. №4-111. С.155-157.
57.
Хомяков М.Б. Толерантность и ее границы // Национальный
психологический журнал . 2011. №2. С.25-33.
58.
Шаповалова Т.А. По ту сторону толерантности // Вестник ЧелГУ .
2012. №13. С.144-146.
59.
Шаталов М.А., Мычка С.Ю. Проблемы развития личности студента
в условиях высшего учебного заведения // Системогенез учебной и
профессиональной деятельности Материалы VII Международной научнопрактической конференции. 2015. С. 313-315.
60.
Шаталов
М.А.,
Мычка
С.Ю.
Проблемы
профессионального
воспитания в системе подготовки будущих специалистов // Актуальные проблемы
развития вертикальной интеграции системы образования, науки и бизнеса:
экономические, правовые и социальные аспекты. Материалы III Международной
научно-практической конференции. Воронеж, 2015. С. 166-170.
61.
Шеннон, К.Э. Теория связи в секретных системах // Работы по
теории информации - С. 333-402.
75
62.
Шульгина И.А. Социокультурное измерение личностного бытия в
современной России (философский анализ). Автореф. дис. на соиск. учен,
степени канд. филос. наук. Ставрополь, 2000. – 198 с.
76
Интернет источники:
63. Белозёрова А.С. о семантическом поле понятия «толерантность» //
Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия:
Гуманитарныеисоциальныенауки.2011.№4.URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/o-semanticheskom-pole-ponyatiya-tolerantnost (дата
обращения: 15.03.2015).
64. Лопухова Ю.В. Толерантность в контексте глобализации // Известия
СамарскогонаучногоцентраРАН.2009.№4-4.URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/tolerantnost-v-kontekste-globalizatsii (дата
обращения: 15.03.2015).
65. Маркс .К. Диалектическая теория конфликта // Конфликтология. 2010. С
38.; Парсонс Т. Теория функционального конфликта // Конфликтология. 2010. С
36.;
URL
http://bookap.info/okolopsy/kuzmina_shpargalka_po_konfliktologii/gl36.shtm
66. Михайлова О.А. Толерантность и терпимость: взгляд лингвиста
[Электронный ресурс] // Ино-Центр [сайт]. 2005. URL: https://goo.gl/Vd95qS (дата
обращения: 10.09.2016). Marcuse H. Repressive Tolerance [Электронный ресурс] //
The Evergreen State College [сайт]. 2016. URL: https://goo.gl/pvzOda (дата
обращения: 10.09.2016).
67. Солдатова Г.У., Нестик Т.А. Историко-эволюционная перспектива
человечества: от парадигмы конфликта к парадигме толерантности //
Национальный
психологический
журнал.
2011.
№2.
URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/istoriko-evolyutsionnaya-perspektiva-chelovechestvaot-paradigmy-konflikta-k-paradigme-tolerantnosti (дата обращения: 14.03.2015).
68. Home Office worker investigating Rotherham child abuse 'had data stolen'
[Электронный ресурс] // The Guardian. 01.09.2014. URL: https://goo.gl/3azZCH
(дата обращения: 10.09.2016).
77
69. Ubergriffe in Koln: Zahl der Anzeigen steigt auf mehr als 650
[Электронный ресурс] // Der Spiegel. 12.01.2016. URL: https://goo.gl/w7Qfh2
(дата обращения: 10.09.2016).
70. Why Did British Police Ignore Pakistani Gangs Abusing 1,400 Rotherham
Children? Political Correctness [Электронный ресурс] // Forbes. 30.04.2014. URL:
https://goo.gl/wzFPzp (дата обращения: 10.09.2016).
78
Иностранные источники:
71. Boswell J. Christianity, Social Tolerance, and Homosexuality. USA, 1980.
С.183
72. Popper K.R. The Open Society and Its Enemies. Vol. 1. The Spell of Plato.
Routledge. 1945.
73. Searle W., Ward C. The prediction of psychological and sociocultural
adjustment during cross-cultural transitions. // International Journal of Intercultural
Relations, 14, 449-464, 1990.
74. Shoenfeld E. Presentation given at the University of Minnesota Institute for
Advanced Studies // Georgia State University. Atlanta, 2006.С.265
75. The Oxford dictionary of English Etymology. Oxford: Clarendon Press,
1982.
76. Walzer M. On Toleration. New Haven: Yale University Press 1997.
79
Приложение А. Генеральная совокупность студентов
философского факультета ОГУ.
бакалавриат
Направление
1
подготовки
2
магистратура
3
4
5
1
2
Курс курс
курс
курс курс курс курс
Политология
12(1) 10
11(5)
6(1)
10(2) -
-
Религиоведение
10
-
1
2
1
-
-
Философия
-
9
5
4
-
-
-
Теология
10
-
-
3
-
-
-
ОРМ
17
10
17
20
9
-
-
Социология
27
24(1) 29(5)
23
-
1
-
Пед. образование
5
6
6
6
-
-
-
Искусство
3
-
-
-
-
-
-
Изящные искусства
3
-
-
-
-
-
-
Общее число:
87(1) 59(1) 69(10) 64(1) 20(2) (1)*
-
Всего : 16
иностранных
студентов
В скобках указано количество иностранных студентов.
80
81
82
83
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа