close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Растворова Светлана Валерьевна. Гематологический статус мужчин 18-30 лет Должанского района с учетом вида их деятельности

код для вставки
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ
И.С.ТУРГЕНЕВА»
Факультет естественных наук
Кафедра анатомии, физиологии, гигиены и экологии человека
Растворова Светлана Валерьевна
ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС МУЖЧИН 18-30 ЛЕТ,
ПРОЖИВАЮЩИХ В ДОЛЖАНСКОМ РАЙОНЕ, С УЧЕТОМ ВИДА ИХ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
Направление подготовки: 06.03.01 Биология
Квалификация: бакалавр
Научный руководитель:
к.б.н., доцент
Сысоева Л.А.
подпись
Оценка ГЭК
Орел — 2017
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Факультет естественных наук
Кафедра анатомии, физиологии, гигиены и экологии человека
Направление подготовки 06.03.01 Биология
Направленность (профиль) Физиология человека и животных
УТВЕРЖДАЮ:
, Зав. кафедрой
(Ж ) -у •- *' (Овсянникова Н.Н.)
»
20
г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки Растворовой Светланы Валерьевны,№120488
1.Тема ВКР: Гематологический статус мужчин 18-30 лет, проживающих в должанском
районе, с учетом вида их деятельности.
Утверждена приказом по университету от «_24__»_января_____2017___ г. № _2-97____
2. Срок сдачи студентом законченной работы «06 » июня 2017 г. (за 20 дней до защиты ВКР)
3. Исходные данные к работе: материалы ГОСТы и ТУ, учебники, научные журналы и статьи,
справочные данные сети Internet, материалы по результатам преддипломной практики, резуль­
таты проведенных научных исследований.
4. Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов):
1. Литературный обзор
2.Организация и методы исследования
3.Результаты собственных исследований
выводы и рекомендации.
Дата выдачи задания« _25__» _января___ 2017____ г.
Руководитель ВКР_____ %_____СысоеваЛ.А.
Задание принял к исполнению; . ^ У ^ ^ ^ ^ ^ ^ Растворова С.В.
КАЛЕНДАРНЫ1И ПЛАН
Срок выполнения
Наименование этапов
этапов работы
ВКР
1. Составление программы исследования
до 31 января
до 28 февраля
2. Изучение и анализ литературы по теме ра­
боты
февраль
Сбор исходных эмпирических данных
апрель
4. Обработка и анализ полученной информа­
ции
май
5. Подготовка и оформление текстовой части
ВКР
3 июня
6. Подготовка и оформление графических
материалов
Примечание
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
Студент (у ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ Растворова С.В.
Руководитель ВКР_______ £_____ Сысоева Л.А.
2
Содержание
Введение......................................................................................................................... 4
Глава 1. Современные представления о системе крови (литературный
обзор).............................................................................................................................7
1.1. Система крови и ее значение для организма.........................................................7
1.2. Лейкоциты крови, особенности строения и функции........................................ 11
1.3. Лейкоцитарная формула как показатель адаптационных
возможностей организма.............................................................................................22
1.4. Эритроциты, их функциональное значение и методы их
исследования.............................................................................................................. 30
1.5. Влияние различных факторов на показатели гематологического
статуса человека...........................................................................................................33
Глава 2. Материал и методы исследования......................................................... 36
Глава 3. Результаты собственных исследований и их обсуждение................... 42
3.1. Анализ общего количества лейкоцитов и лейкоцитарной формулы
мужчин в возрасте, проживающих на территории Должанского района............... 42
3.1.1 Лейкоцитарный статус мужчин, проживающих на территории
Должанского района.....................................................................................................42
3.1.2 Лейкоцитарный статус учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет,
проживающих на территории Должанского района..................................................44
3.1.3 Лейкоцитарный статус работающих мужчин в возрасте 24-30 лет,
проживающих на территории Должанского района..................................................46
3.2. Сравнительный анализ общего количества лейкоцитов и лейкоцитарной
формулы учащихся и работающих мужчин, проживающих
на территории Должанского района............................................................................48
3.3. Состояние здоровья и адаптационные реакции учащихся и работающих
2
мужчин, проживающих в Должанском районе.................................................
50
3.4 Сравнительная оценка показателей эритроцитов периферической крови
у учащихся и работающих мужчин Должанского района........................................ 52
Заключение...................................................................................................................54
Список литературы.....................................................................................................57
Приложение..................................................................................................................66
3
ВВЕДЕНИЕ
Человеческий организм — это подвижная саморегулирующаяся система,
постоянно испытывающая состояние адаптационного напряжения и способная
перестраиваться на уровень функционирования, адекватный постоянному много­
факторному влиянию среды. С точки зрения физиологии адаптация — процесс
поддержания такого функционального состояния физиологических систем и ор­
ганизма,
которое
обеспечивает
его
сохранение,
развитие,
работоспособ­
ность, максимальную продолжительность жизни в адекватных и неадекватных
условиях среды [46]. Известен ряд фактов, доказывающих, что клетки перифери­
ческой крови являются одной из таких систем, обеспечивающих гомеокинез орга­
низма, а их количество взаимосвязано
с состоянием его компенсаторно­
приспособительных реакций в ответ на различные экзогенные и эндогенные воз­
действия [38].
Как было установлено Л.Х. Гаркави с соавторами, в основе приспособи­
тельных реакций в числе многих причин лежат количественно-качественные из­
менения лейкоцитов и лейкоцитарной формулы. Указанные изменения находятся
в пределах физиологической нормы и их выраженность зависит от силы воздей­
ствия раздражителя. В зависимости от этого выделено 3 вида адаптационных ре­
акций: реакция тренировки, реакция активации и стресс-реакция [33, 34].
К числу воздействий, к которым приходится адаптироваться человеку,
следует отнести влияние комплекса социально-экономических и экологических
факторов, характеризующих
условия проживания в конкретном регионе. К
настоящему времени изучено влияние
комплекса социальных и биоклиматиче­
ских факторов Сибири и Крайнего Севера на показатели периферической крови
коренного и приезжего населения, выявлены морфологические особенности пе­
риферической крови у спортсменов различных специализаций [64, 65, 76].
Определенную актуальность представляет изучение состояния здоровья
населения, проживающего в условиях сельской местности и составляющего, по
данным Росстата, почти треть населения Российской Федерации — около 38,0
4
млн. человек (27% от общего числа населения) [89]. В последние годы здесь ярко
и остро проявились специфические медикодемографические и социальные про­
блемы: химизация сельского хозяйства, безработица, алкоголизация, снижение
доступности медицинской помощи жителям села и др.
Как показывает анализ литературы, вопрос о состоянии показателей пери­
ферической крови у сельских жителей и с учетом специфики их деятельности
изучен недостаточно.
Особую актуальность также приобретает исследование адаптационных воз­
можностей мужского населения в связи с традиционно высокими социальными
требованиями к ним, усложнением экономической и экологической обстановки и
более высокой смертностью в сравнении с женским населением [90].
Кроме того, среди указанной популяции также можно выделить учащихся
юношей и мужчин, испытывающих умственное и эмоциональное напряжение изза учебной нагрузки в школе и вузах. Несмотря на то, что показатели перифери­
ческой крови с 16 лет нормализуются, они по-прежнему весьма лабильны, и учеб­
ная нагрузка способствует такому колебанию [4, 37, 42, 57]. Причём адаптация
студентов, проживающих в отрыве от родителей (в общежитии, арендуемой квар­
тире), как в нашем случае, протекает тяжелее [24].
Цель настоящего исследования — изучение показателей периферической
крови и адаптационных реакций юношей и молодых мужчин, проживающих на
территории Должанского района с учетом вида их деятельности.
Объект исследования — мужчины в возрасте 18-30 лет, проживающие на
территории Должанского района.
Предмет исследования — показатели лейкоцитарной формулы и эритро­
цитов обследуемых мужчин.
Гипотеза исследования базируется на предположении о том, что сельские
жители могут иметь особенности показателей периферической крови, определяе­
мые не только спецификой проживания в сельской местности, но и спецификой
деятельности.
Задачи исследования:
5
1) Изучить показатели лейкоцитарной формулы и эритроцитов мужчин,
проживающих на территории Должанского района.
2) Провести сравнение показателей лейкоцитарной формулы мужчин, про­
живающих на территории Должанского района с учетом вида их деятельности
(учебная и трудовая).
3) Провести оценку и сравнение адаптационных реакций проживающих на
территории Должанского района с учетом вида их деятельности.
Для решения поставленных в работе задач использовался комплекс теоре­
тических и эмпирических методов исследования.
Теоретические методы включали анализ литературных источников, посвя­
щенных тематике исследования.
Эмпирическое исследование включало использование методов
гематоло­
гического анализа лейкоцитов, эритроцитов, методов определения типа адаптаци­
онных реакций по Л.Х Г аркави, а также методов стато-математической обработ­
ки.
6
ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СИСТЕМЕ КРОВИ
(ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР)
1.1 Система крови и ее значение для организма
В процессе онтогенеза организм человека вынужден постоянно приспосаб­
ливаться к воздействию комплекса эндогенных и экзогенных раздражителей. Э.
Бауэр называл этот постоянный и неразрывно связанный с жизнедеятельностью
организма процесс «устойчивым неравновесием» [18], чему в физиологии также
дали понятие «гомеокинез». В числе раздражающих факторов колебания темпе­
ратурного режима, циркадных ритмов, атмосферного давления, электромагнитное
излучение, физическая и умственная нагрузка и другие. В последние десятилетия
в связи с антропогенной деятельностью огромное значение также приобрели не­
благоприятные экологические условия и агенты, а также психогенные нагрузки.
Однако при всем многообразии специфики раздражителей для их воздействия
можно указать общие неспецифические характеристики, как то относительные
временные и динамические свойства: сила и интенсивность, длительность, сум­
марная доза, скорость нарастания, скорость снижения и другие. Имеет значение
также преимущественная направленность воздействия: центральная нервная си­
стема, желудочно-кишечный тракт, кожа, дыхательные пути и другие. Исследова­
телями показано, что именно неспецифические черты воздействия играют реша­
ющую роль в формировании реакции организма на тот или иной раздражитель
[33, 34, 75]. В зависимости от данных характеристик воздействий физиологиче­
ские системы и организм в целом формирует ряд довольно однотипных реакций,
также названных неспецифическими. Следует, однако, отметить и влияние инди­
видуальных особенностей организма на проявление таких реакций.
Неспецифические реакции проявляются не только на уровне целого орга­
низма, но и на других структурных уровнях. Причем, по мнению Г.Н. Крыжановского, реализация адаптационных процессов именно на молекулярном и клеточ­
ном уровнях является основой механизма успешной адаптации целого организма
[52].
7
С точки зрения изучения адаптационных процессов наиболее интересной и
информативной средой является система крови. Именно при наблюдении за изме­
нениями со стороны крови Г. Селье открыл такую неспецифическую реакцию ор­
ганизма, как стресс [75]. Последующие же исследования адаптационного потен­
циала человека показали наличие целой череды других неспецифических реакций
организма в ответ на различные по силе воздействия внешней и внутренней среды
[33, 34], одной из которых является стресс.
Система крови является многокомпонентной физиологической системой
со сложным многофакторным подчинением и представляет собой совокупность
собственно крови (клеточных элементов и плазмы), органов гемопоэза и крове­
разрушения (красный костный мозг, селезенка, тимус, лимфатические узлы) и
нейроэндокринных механизмов регуляции, благодаря которым сохраняются по­
стоянство состава и функции крови [69]. В настоящее время физиологи также
функционально относят к системе крови такие органы как печень, где осуществ­
ляется синтез белков плазмы, а также кишечник и почки, играющие основную
роль во всасывании и экскреции воды и электролитов [69].
Можно выделить ряд особенностей крови как функциональной системы.
Так, состав плазмы и форменных элементов может постоянно изменяться в неко­
торых пределах, то есть система крови характеризуется относительной динамич­
ностью и пластичностью. Также кровь объединяет работу многих физиологиче­
ских систем организма, но при этом самостоятельного значения не имеет. Этот
факт связан, во-первых, с тем, что
образование компонентов крови происходит
за пределами сосудистого русла; во-вторых, кровь может выполнять свои функ­
ции, только находясь в жидком агрегатном состоянии и в постоянном движении,
т. е. находится в сильной зависимости от системы кровообращения.
Центральным органом системы крови является костный мозг, где, главным
образом, образуются клетки крови, а также происходит дифференцировка попу­
ляции B-лимфоцитов, осуществляющей гуморальные реакции иммунитета. В нем
также осуществляется разрушение эритроцитов с последующим повторным ис­
пользованием железа, синтез гемоглобина, депонирование липидов.
8
Тимус, селезенка и лимфатические узлы, а также лимфоидные образования,
к примеру, пейеровы бляшки по ходу тонкого кишечника, являются органами
лимфоцитопоэза. В тимусе проходит образование популяции Т-лимфоцитов, ко­
торые принимают участие в обеспечении клеточных реакций иммунитета. В селе­
зенке происходят процессы образования лимфоцитов, разрушения эритроцитов,
лейкоцитов, тромбоцитов, осуществляется депонирование крови. Лимфатические
узлы также обеспечивают производство и депонирование лимфоцитов [67].
Регуляция деятельности системы крови имеет многофакторный характер.
Хорошо изучена регулирующая роль различных гуморальных факторов —
эритропоэтинов, лейкопоэтинов, тромбопоэтинов, а также гормонов, к примеру,
андрогенов, катехоламинов, тиреоидных гормонов, глюкокортикоидов. Имеются
сведения о влиянии на систему крови медиаторов (ацетилхолина, адреналина),
которые способны вызывать как перераспределение клеток крови, так и непосред­
ственно воздействовать на их адрено- и холинорецепторы. Определенное влияние
имеет также нервная система, в пользу чего прежде всего говорит существование
хорошо развитой иннервации кроветворных органов. Физиологические доказа­
тельства прямой эфферентной связи костного мозга с центральной нервной си­
стемой приведены в работе отечественных ученых-физиологов А.Я.Ярошевского
и В.И.Черниговского "Вопросы нервной регуляции системы крови" [82].
Известно, что основной функцией крови является перенос различных ве­
ществ. Так, Иржак Л.И. в статье «Состав и функции крови» указывает три основ­
ные функции крови, связанные между собой и неотделимые друг от друга, благо­
даря
которым осуществляется
защита от
воздействий
внешней среды
или регуляция деятельности отдельных органов и систем, — транспортную, за­
щитную, регуляторную [44]. Остальные же функции системы крови, по ее мне­
нию, являются лишь производными указанных. Ряд авторов придерживается бо­
лее подробной классификации функций крови в зависимости от характера и при­
роды переносимых ею веществ: 1) дыхательная, 2) трофическая, 3) экскреторная,
4) гомеостатическая, 5) защитная, 6) регуляторная, 7) терморегуляционная, 8)
функция креаторных связей [67].
9
Транспортная функция заключается в доставке комплекса необходимых
для жизнедеятельности органов и тканей веществ от органов всасывания (кишеч­
ник, почки, легкие, кожа) либо от эндокринных желез, а также в транспорте от­
служивших метаболитов к органам экскреции.
Транспорт осуществляется как
плазмой, где вещества могут находиться в неизмененном состоянии, либо связы­
ваться с белками, так и форменными элементами, которые также могут перено­
сить все вещества, входящие в состав крови. Кровь транспортирует питательные
вещества, газы, гормоны, метаболиты, ферменты, различные биологически актив­
ные соединения, ионы, микроэлементы и др. Благодаря транспорту газов осу­
ществляется важнейшая дыхательная функция крови. Побочным результатом
транспортной функции являются и терморегулирующие свойства крови.
Защитные функции крови чрезвычайно разнообразны. Так, система лейко­
цитов крови осуществляет специфическую (иммунитет) и неспецифическую (в
основном, фагоцитоз) защиту организма. Кровь содержит в своем составе все
компоненты системы комплемента, имеющей важное значение в реализации им­
мунных реакций. К защитным функциям также относится постоянное поддержа­
ние жидкого состояния циркулирующей крови и остановка кровотечения (гемо­
стаз) при нарушении целостности сосудов.
Гуморальная регуляция кровью деятельности организма реализуется по­
средством поступления и циркуляции в ней гормонов, биологически активных
веществ и продуктов обмена, их доставкой из мест образования к органаммишеням. Благодаря регуляторной функции крови обеспечивается поддержание
гомеостаза, водного и солевого баланса тканей и температуры тела, контроль ин­
тенсивности метаболических процессов, регуляция гемопоэза и другие физиоло­
гические функции.
Для оценки состояния системы крови используется комплекс параметров,
среди которых общедоступными являются показатели периферической крови.
Совокупность этих показателей в нашем исследовании определяется как гемато­
логический статус.
1.2 Лейкоциты крови, особенности строения и функции
10
Лейкоциты являются наиболее «мобильной» частью системы крови, так как
способны быстро реагировать на различные эндогенные и экзогенные влияния,
чаще — в виде лейкоцитоза и изменения соотношения отдельных популяций кле­
ток. В литературе накопилось большое количество данных о различных реакциях
системы крови (на примере лейкоцитов) в зависимости от силы и причины воз­
действия: от суточных колебаний числа лейкоцитов (физиологическая лейкопения
во время сна), физиологического лейкоцитоза при физической работе, эмоцио­
нальных состояниях и приеме пищи [67], реакции лейкоцитов на воздействие шу­
ма [58] до участия лизосомальных ферментов нейтрофилов и лимфоцитов в реа­
лизации стресс-реакций [60] и других. К настоящему времени также накопилось
большое количество данных о структуре и функциях лейкоцитов. Данным иссле­
дованиям посвящено большое количество научных работ, монографий, руко­
водств по гематологии, кроме того совершенствуются методы исследования кле­
ток крови. В частности, в настоящей работе использованы современные издания
трудов Воробьева А.И. [29], Долгова В.В. [40], Камышникова В.С. [47], благодаря
которым сформировано представление о нормах содержания лейкоцитов в крови,
их структурной организации, функциях, а также о физиологии этих клеток при
нормальных и патологических состояниях.
Лейкоциты представляют собой ядросодержащие клетки крови различной
формы и величины. Морфологически все лейкоциты можно разделить на две ос­
новные группы: гранулоциты (зернистые) и агранулоциты (незернистые). К гранулоцитам относятся нейтрофилы, эозинофилы и базофилы, содержащие в цито­
плазме различные хорошо видимые гранулы, к агранулоцитам — лимфоциты и
моноциты. Гранулоциты исторически получили свое название вследствие способ­
ности их гранул окрашиваться разными красителями: эозинофилы воспринимают
кислые красители (эозин), базофилы — щелочные, а нейтрофилы — и те, и дру­
гие.
У взрослых людей в норме количество лейкоцитов составляет от 4,0 до 9,0
тысяч в 1 мм3, или 4,0-9,0*10%.
11
Превышение лейкоцитами верхней границы нормы носит название лейко­
цитоза, понижение — лейкопении. Лейкоцитозы по этиологии могут быть физио­
логическими и патологическими, тогда как лейкопении чаще встречаются при па­
тологии, хотя изредка могут быть физиологическими: при длительном дефиците
белка, во время сна, при умственных и физических перегрузках, гипотонии, по­
вышенной зябкости конечностей, у 6 % людей как индивидуальный вариант нор­
мы и т.д. Физиологический лейкоцитоз не является признаком патологии, он со­
провождает некоторые физиологические процессы и состояния у здоровых лиц.
Это пищеварительный (в течение 2-3 часов после еды), эмоциональный (психо­
генный), миогенный (после интенсивных мышечных нагрузок), лейкоцитоз ново­
рожденных (в течение первых дней жизни), предменструальный, у беременных
женщин, после проведения физиотерапевтических процедур и рентгенологиче­
ского обследования. Физиологический лейкоцитоз не сопровождается качествен­
ными изменениями лейкоцитов, имеет перераспределительный характер и обес­
печивается существованием в организме депо гранулоцитов. Так, описаны два
типа гранулоцитарных резервов (пулов) — костномозговой и сосудистый. Сосу­
дистый гранулоцитарный резерв представляет собой скопление лейкоцитов вдоль
стенок сосудов. Их мобилизация осуществляется при повышении тонуса симпа­
тического отдела вегетативной нервной системы [26]. Костномозговой гранулоцитарный резерв представлен созревающими и зрелыми лейкоцитами и количе­
ство клеток в нем в 30-50 раз выше их количества в сосудистом русле. Различные
факторы — бактериальные и вирусные токсины, продукты распада лейкоцитов и
тканей, интерлейкины, колониестимулирующие факторы, гипоксия, преобладание
тонуса симпатической нервной системы, гиперсекреция гормонов (соматотропного гормона, адренокортикотропного гормона, глюкокортикоидов, эстрогенов) —
вызывают раздражение костного мозга и органов лимфоцитопоэза и активацию
костномозгового резерва. Таким образом, патологический лейкоцитоз является
гематологическим симптомом различных заболеваний и патологических процес­
сов [10].
Лейкоцитарная формула
12
В нашем исследовании учитывалось не только общее количество лейкоци­
тов, но и процентное соотношение их популяций, получившее название лейкоци­
тарной формулы (лейкограммы).
В крови здорового человека могут встречаться зрелые и юные формы лей­
коцитов. Последние в норме удается обнаружить лишь среди нейтрофилов. К мо­
лодым формам относятся юные и палочкоядерные нейтрофилы. Для правильного
дифференцирования лейкоцитов в мазках необходимо знать признаки форм,
встречающихся в крови в норме. Морфология и функции этих клеток достаточно
подробно изучены и описаны в руководствах и справочниках по гематологии и
лабораторному делу, в частности, Воробьева А.И., Камышникова В.С. [29, 47].
Допустимым является нахождение в мазках крови юных клеток в виде еди­
ничных метамиелоцитов (0-1%). Размер метамиелоцита составляет 10-16 мкм.
Ядро занимает около половины клетки и имеет характерное вдавление, приобре­
тая подковообразную или почкообразную форму.
У нейтрофильного метамиелоцита цитоплазма бледно-розового, иногда се­
роватого или светло-синего цвета, содержит разнообразную по величине нейтрофильную зернистость фиолетового цвета.
Эозинофильный метамиелоцит имеет бледно-голубую цитоплазму и красно­
оранжевую зернистость, расположенную по всей цитоплазме.
Цитоплазма базофильных метамиелоцитов заполнена крупной темной зер­
нистостью. Зачастую этот факт не позволяет распознавать форму, величину и
структуру ядер этих клеток и в таком случае рекомендуется относить их к зрелым
базофилам.
Отличительной особенностью палочкоядерных гранулоцитов является ядро,
не разделенное на отдельные сегменты. Размер клетки достигает 9-12 мкм. Ядер­
но-цитоплазматическое отношение сдвинуто в пользу цитоплазмы. Ядро имеет
вид палочки (зачастую изогнутой), иногда имеет двухконтурные сужения. Хрома­
тин ядра грубой структуры. В мазке крови на 100 клеток приходится от 1 до 6 па­
лочкоядерных гранулоцитов.
13
Нейтрофильный палочкоядерный гранулоцит имеет розоватую с фиолето­
вым оттенком цитоплазму и обильную зернистость, не всегда равномерно запол­
няющую цитоплазму.
У эозинофильного палочкоядерного гранулоцита цитоплазма голубого цве­
та, мало различимая из-за обильной эозинофильной зернистости.
Базофильные палочкоядерные гранулоциты в мазках практически не встре­
чаются.
В клинических исследованиях существует понятие сдвига лейкоцитарной
формулы влево, что связано с увеличение в крови количества юных и палочко­
ядерных нейтрофилов; снижение же количества этих клеток называется сдвигом
лейкоцитарной формулы вправо. Сдвиг влево часто сопровождает лейкозы, ин­
фекционные и воспалительные заболевания [40].
Особенностью зрелых или сегментоядерных нейтрофилов является поли­
морфное ядро, разделенное на сегменты, соединенные тонкими одноконтурными
перемычками, окрашенное в темно-фиолетовый цвет. Чем больше сегментов в яд­
ре, тем больше возраст клетки. По размеру и ядерно-цитоплазматическому соот­
ношению сегментоядерные нейтрофилы аналогичны палочкоядерным.
Ядра нейтрофильных сегментоядерных гранулоцитов имеют в норме 2-5
сегментов, цитоплазма клеток розовая или розово-фиолетовая, содержит нейтрофильную зернистость. Зернистость нейтрофилов представляет собой не что иное,
как лизосомы — большие и малые. Большие содержат в составе лизоцим, кислые
гидролазы, пероксидазу, катионные белки, в малых же содержатся щелочные
компоненты, поэтому нейтрофилы воспринимают и кислые, и основные красите­
ли. В составе нормальной лейкоформулы число нейтрофилов достигает 40-72%.
Нейтрофилы созревают в костном мозге и задерживаются здесь на 3-5 дней, обра­
зуя костномозговой резерв (пул) клеток. В циркулирующей крови нейтрофилы
живут недолго: от нескольких часов до 7 дней. Находящиеся в кровотоке нейтро­
филы (сосудистый пул) можно условно разделить на две примерно равные по ко­
личеству клеток группы: свободно циркулирующие и занимающие пристеночное
положение в сосудах. Особенностью последних является то, что они практически
14
не разносятся с током крови, прилипают к стенкам сосудов, особенно в легких и
селезенке [26], формируя периферическое депо (пул) гранулоцитов. Между обе­
ими группами существует динамическое равновесие и постоянный обмен. Таким
образом, в сосудистом русле содержится примерно в 2 раза больше нейтрофилов,
чем определяется в вытекающей периферической крови.
Нейтрофилы принимают участие в обеспечении иммунитета. Все свои эффекторные функции они осуществляют в тканях, также показано, что значитель­
ная часть этих клеток покидает ткани и мигрирует на поверхность слизистых обо­
лочек, где они и погибают [41]. Нейтрофилы являются активными фагоцитами,
поглощают бактерии и продукты разрушения тканей, участвуя, таким образом, в
антимикробных и воспалительных реакциях. В составе нейтрофилов, как упоми­
налось ранее, содержатся ферменты, разрушающие бактерии. Также они способ­
ны адсорбировать антитела и транспортировать их к очагу воспаления. Секретируемые нейтрофилами продукты способствуют усилению митотической активно­
сти клеток, ускорению процессов заживления при повреждении тканей, стимули­
руют гемопоэз и растворение фибринового сгустка. Таким образом, уникальные
свойства нейтрофилов, как то наличие резерва, способность к быстрой мобилиза­
ции, амебоидному передвижению в тканях и функционированию в анаэробных
условиях позволяют называть нейтрофильные гранулоциты одним из важнейших
звеньев в защитно-приспособительных реакциях организма [41].
Отличительными признаками эозинофильных гранулоцитов являются дву­
дольчатое ядро, реже имеющее 3 или 4 сегмента, и эозинофильная зернистость
цитоплазмы. Диаметр эозинофилов достигает 12-17 мкм; они обычно несколько
крупнее нейтрофилов. Основной особенностью их цитоплазмы является наличие
двух видов специфических гранул (больших и малых), которые и окрашиваются в
красный-оранжевый цвет. Даже в плохо окрашенных мазках их достаточно легко
отличить от гранул других гранулоцитов, так как они более многочисленны и за­
метно крупнее. Большие гранулы содержат уникальный для данных клеток ком­
плекс основных протеинов. Менее типичную морфологию имеют активированные
эозинофилы: число гранул в них значительно меньше и клетки часто вакуолизи15
руются, становясь менее плотными. В норме содержание эозинофилов невелико и
составляет 0,5-5%.
После выхода из костного мозга в кровотоке эозинофилы присутствуют все­
го несколько часов, после чего проникают в ткани, где и погибают. Как и нейтро­
филы, эозинофилы обладают фагоцитарной активностью, особенно активно по­
глощая кокки. Эозинофилы играют важную роль в разрушении токсинов белково­
го происхождения, чужеродных белков и иммунных комплексов. В организме они
скапливаются преимущественно в слизистой оболочке и подслизистом слое же­
лудка и тонкого кишечника, а также в легких, так как их тканях содержится ги­
стамин. Последний эозинофилы способны захватывать и разрушать с помощью
фермента гистаминазы. Также в составе эозинофилов содержится фактор, инги­
бирующий выделение гистамина тучными клетками и базофилами.
Важным свойством эозинофилов является осуществление цитотоксического
эффекта в отношении гельминтов, их яиц и личинок. В частности, активирован­
ные эозинофилы вступают в контакт с личинками паразитов с последующей своей
дегрануляцией и выделением большого количества катионных белков и фермен­
тов, например, пероксидаз, оседающих на поверхности личинок и вызывающих
их гибель. Известно, что при миграции личинок наблюдается эозинофилия, кото­
рая является важнейшим физиологическим механизмом ликвидации гельминтозов.
Содержание эозинофилов также резко увеличивается при аллергических ре­
акциях, когда имеет место дегрануляция базофилов и выделение ими анафилакти­
ческого хемотаксического фактора, который привлекает эозинофилы. При этом
эозинофилы фагоцитируют и обезвреживают продукты, выделяемые базофилами,
ограничивая аллергические проявления. В эозинофилах содержатся катионные
белки, которые активируют компоненты кинин-калликреиновой системы и влия­
ют на свертывание крови, нейтрализуя гепарин. Предполагают, что катионные
белки, повреждая эндотелий сосудов, играют важную роль при развитии ряда па­
тологий сердца и сосудов.
16
Число эозинофилов значительно снижается при тяжело протекающих ин­
фекционных заболеваниях, а в ряде случаев при подсчете лейкоцитарной форму­
лы они вообще не выявляются (развивается анэнозинопения).
Базофильные сегментоядерные гранулоциты являются крупными клетками,
по размеру превосходя и нейтрофилы, и эозинофилы. Основной морфологический
признак базофила — крупная грубая темно-фиолетовая зернистость, расположен­
ная и на ядре, и на цитоплазме. При окраске мазка часть гранул имеет свойство
растворяться в воде, поэтому в окрашенном препарате базофилы часто выглядят
размытыми, практически полностью окрашенными в фиолетовый цвет. Вторич­
ные признаки — цитоплазма светло-розового или фиолетового цвета, а также
трехсегментированное S-образное ядро — зачастую трудно различимы из-за пе­
рекрытия их зернистостью. В крови содержание базофилов мало (40-60 в 1 мкм
или 0-1% лейкоформулы), тогда как в различных тканях, в том числе в сосудистой
стенке, содержатся тканевые формы — тучные клетки. В их гранулах содержится
ряд биологически активных веществ: гистамин, серотонин, лейкотриены, простагландины и другие медиаторы воспаления и аллергии. Важнейшую роль среди
этих соединений играет гистамин базофилов, расширяющий кровеносные сосуды,
гепарин, а также гиалуроновая кислота, влияющая на проницаемость сосудистой
стенки. Кроме того, базофилы содержат фактор активации тромбоцитов, облада­
ющий весьма широким спектром действия, тромбоксаны, лейкотриены и другие
вещества. Особо важную роль эти клетки играют при аллергических реакциях:
бронхиальной астме, крапивнице, гельминтозах, анафилактическом шоке и про­
чих. Когда под влиянием комплекса антиген-антитело происходит дегрануляция
базофилов и их биологически активные соединения поступают в кровь, возникает
типичная клиническая картина перечисленных заболеваний. Также количество
базофилов резко возрастает при гемобластозах, стрессовых ситуациях и несколь­
ко увеличивается при воспалении.
Моноцит — зрелая клетка моноцитарного ростка кроветворения, имеющая
крупные размеры — 18-20 мкм. Отличительными особенностями от вышепере­
численных клеток являются несегментированное ядро и отсутствие в цитоплазме
17
зернистости. Клетка зачастую овальной формы с крупным полиморфным ядром
— чаще бобовидным, иногда круглым, овальным, подковообразным, кольцевид­
ным, в форме бабочки, гриба, иногда сегментированным. Ядра моноцитов богаты
хроматином, имеют светло-фиолетовый цвет (что позволяет отличать их от лим­
фоцитов, имеющих округлое тёмное ядро), занимают большую или равную с ци­
топлазмой часть клетки. Структура хроматина крупносетчатая, петлистая. Цито­
плазма серовато-голубая, дымчатая, нередко содержит пылевидную азурофильную зернистость и вакуоли. Процентное содержание моноцитов в составе лейко­
формулы составляет в норме 3-11%. Моноциты после выхода из костного мозга
циркулируют в крови до 3 суток, а затем мигрируют в ткани, где образуют семей­
ство тканевых макрофагов. Функции их весьма многообразны. Моноциты явля­
ются активными тканевыми фагоцитами и в то же время способны распознавать
антиген и переводить его в так называемую иммуногенную форму. Также макро­
фаги продуцируют ряд биологически активных веществ. Это, к примеру, монокины, главным образом воздействующие на лимфоциты, а также некоторые компо­
ненты системы комплемента. Таким образом, моноциты играют существенную
роль в противоинфекционном и противоопухолевом иммунитете. Кроме того мо­
ноциты синтезируют некоторые факторы, принимающие участие в сосудисто тромбоцитарном гемостазе, процессе свертывания крови и растворении фибрино­
вого сгустка.
Лимфоциты — небольшие клетки (7-10 мкм), ядерно-цитоплазматическое
соотношение которых зачастую сильно сдвинуто в пользу ядра. Ободок цито­
плазмы бывает узкий, иногда еле заметный, или широкий. На основе этого в маз­
ках крови выделяют два типа лейкоцитов — узкоцитоплазменные, особенность
которых является также грубое глыбчатое темно-фиолетовое ядро, и немногочис­
ленные широкоцитоплазменные с более бледным ядром, широкой серовато-синей
цитоплазмой и азурофильной зернистостью красного цвета. Само ядро имеет
круглую, овальную, изредка бобовидную форму и грубую структуру за счет нали­
чия грубых комков базихроматина и небольшого количества оксихроматина, со­
здающих впечатление глыбчатости. Ядро может окрашиваться в темно- или свет­
18
ло-фиолетовый цвет, в нем иногда обнаруживаются небольшие светлые участки,
принимаемые за ядрышки. Цитоплазма лимфоцита светло-синего цвета с про­
светлением вокруг ядра.
В норме количество зрелых лимфоцитов в периферической крови у взрос­
лых людей составляет 19-37%.
Как и другие виды лейкоцитов, лимфоциты образуются в костном мозге, а
затем поступают в сосудистое русло. Здесь одна популяция лимфоцитов направ­
ляется в тимус, где превращается в так называемые Т-лимфоциты. Популяция
этих клеток весьма полиморфна и представлена несколькими классами клеток. В
их числе Т-киллеры, осуществляющие лизис клеток-мишеней, Т-хелперы («по­
мощники» иммунитета), усиливающие клеточный и гуморальный иммунитет, Тамплифайеры, усиливающие функцию Т- и В-лимфоцитов, Т-супрессоры, подав­
ляющие иммунный ответ, Т-дифференцирующие, или Td-лимфоциты, регулиру­
ющие функцию стволовых кроветворных клеток, влияя таким образом на соот­
ношение эритроцитарного, лейкоцитарного и мегакариоцитарного ростков крове­
творения. Т-контрсупрессоры препятствуют действию Т-супрессоров и, соответ­
ственно, усиливают иммунный ответ. Отдельно можно выделить субпопуляцию
Т-клеток памяти, которые осуществляют хранение информации о ранее действо­
вавших в организме антигенах и таким образом ответственны за так называемый
вторичный иммунный ответ, который проявляется в более короткие сроки, так как
минует основные стадии первичного процесса.
Другая популяция лимфоцитов образует В-лимфоциты. У человека и других
млекопитающих их окончательное формирование происходит в костном мозге
или системе лимфоидно-эпителиальных образований, расположенных по ходу
тонкого кишечника (пейеровы бляшки и др.).
Основная масса В-лимфоцитов под воздействием антигенов и цитокинов
трансформируется в плазматические клетки, вырабатывающие антитела и потому
иногда именуемые антителопродуцентами. Среди В-лимфоцитов также различают
субпопуляции В-киллеров, В-хелперов и В-супрессоров.
19
В-киллеры выполняют те же функции, что и Т-киллеры. Что касается Вхелперов, то они способны представлять антиген, потенциировать действие Tdлимфоцитов и Т-супрессоров, а также участвовать в других реакциях клеточного
и гуморального иммунитета. Функция В-супpeccopoв заключается в торможении
пролиферации антителопродуцентов, к которым принадлежит большинство В лимфоцитов.
Также существует группа клеток, называемых 0-лимфоцитами, являющихся
предшественниками Т- и В-клеток и составляющие их резерв. Большинство уче­
ных также относят к их группе особые клетки, именуемые натуральными килле­
рами, или НК-лимфоцитами. Как и другие цитотоксические лимфоциты (ЦТЛ),
НК-лимфоциты секретируют белки-перфорины, способные образовывать отвер­
стия (поры) в мембране чужеродных клеток. ЦТЛ содержат протеолитические
ферменты (цитолизины), которые проникают в чужеродную клетку через образу­
ющиеся поры и осуществлять ее лизис.
Существуют лейкоциты, несущие на своей поверхности рецепторы Т- и Влимфоцитов (двойные клетки). Они способны заменять как те, так и другие.
Различные исследования доказывают, что система крови работает не полно­
стью автономно, а в тесном функциональном единстве с системами регуляции ор­
ганизма — нервной и гуморальной, формируя единую систему реагирования на
изменения окружающей среды [2, 3, 11, 12, 51, 52, 70]. Причины этого сложны и
многообразны. Известно, что органы, входящие в систему кроветворения, явля­
ются мощным рецепторным пространством. Так, морфологические эксперимен­
тальные исследования доказали наличие хорошо развитой симпатической и пара­
симпатической иннервации центральных и периферических лимфоидных органов
и рецепторов к нейромедиаторам и гормонам как в лимфоидных органах, так и на
отдельных клетках крови [82]. Кроме того, причиной существования тесных
функциональных взаимоотношений между нервной, эндокринной и иммунной си­
стемой является наличие в них общих гормонов и медиаторов [11, 13, 62]. Нейро­
ны, иммунокомпетентные клетки, клетки гипофиза и некоторых других эндо­
кринных желез не только синтезируют идентичные физиологически активные со­
20
единения, но и имеют идентичные к ним рецепторы. В осуществлении нейроэн­
докринно-иммунных взаимодействий участвуют различные дублирующие биоло­
гически активные вещества. Так, например, доказано, что T- и B-лимфоциты
имеют рецепторы к адреналину, норадреналину, ацетилхолину, серотонину, вазопрессину, глюкокортикоидам, b-эндорфину, тиреотропину, НК-киллеры — к уэндорфину, норадреналину, макрофаги — к норадреналину, адреналину, субстан­
ции P, b-эндорфину, глюкокортикоидам. Касательно лимфоцитов показана высо­
кая степень корреляции их относительного содержания в периферической крови с
функциональной активностью органов лимфоцитопоэза (тимус, лимфоидные об­
разования) и эндокринной системы, ключевым органом которой является гипота­
ламус [85].
Комплекс нейроэндокринных факторов индуцирует иммунный ответ в
адаптационную фазу стресса. Изучено, что стресс вызывает выраженные измене­
ния в гемо- и миелограмме, особенно в первые 12-24 часа после воздействия
стрессового фактора. При повторном аналогичном стрессовом воздействии фор­
мируется приспособление организма при условии, что воздействие не является
разрушительным для его структур [63]. С другой стороны, известно, что при дли­
тельном воздействии стрессора угнетается как специфический, так и неспецифи­
ческий иммунный ответ. При глубоком стрессе, также при экспериментальном
применении высоких доз гормонов, обладающих иммуносупрессорным действи­
ем (гидрокортизон и др.), при различных заболеваниях, трансплантации органов и
тканей резко уменьшается популяция Т-киллеров, что в последующем в десятки
раз повышает риск возникновения онкологической патологии [30].
Также накопилось много данных о регуляторной роли самой системы крови
[67, 69]. Так, иммунокомпетентные клетки способны вмешиваться в морфогенез
клеток, а также регулировать течение ряда физиологических процессов. Напри­
мер, Т-лимфоциты играют очень важную роль в процессах регенерации тканей и
вместе с макрофагами осуществляют функции количественной регуляции в отно­
шении эритропоэза и лейкопоэза. Выделяемые лимфоцитами, моноцитами и
мактофагами лимфокины и монокины способны изменять деятельность централь­
21
ной нервной системы, сердечно-сосудистой системы, органов дыхания и пищева­
рения, регулировать сократительные функции гладкой и поперечнополосатой му­
скулатуры.
Таким образом, нервная, эндокринная и иммунная системы работают по
принципу взаиморегуляции, которая обеспечивается комплексом взаимосвязан­
ных механизмов, в том числе, участием универсальных факторов регуляции. Эти
механизмы действуют на клеточном, системном и организменном уровнях, обес­
печивая высокую
степень надежности и
слаженности нейроэндокринно­
иммунологических процессов регуляции.
В тоже время, высокий уровень реактивности всех систем регуляции и
сложность организации их аппарата порождают высокий риск развития иммуно­
логических, неврологических и эндокринных расстройств, так как при патологии
одной системы повышается риск развития расстройства других. В частности,
нарушения нейроэндокринных механизмов регуляции могут играть важную роль
в патогенезе иммунологических расстройств, а иммунологические механизмы мо­
гут участвовать в патогенезе нервных и эндокринных болезней. При срыве ком­
пенсаторных механизмов может возникнуть сочетанная патология нервной, эндо­
кринной и иммунной систем независимо от первичной локализации в той или
иной системе [3, 53].
Таким образом, представленные данные свидетельствуют о том, что лей­
коциты представляют достаточно лабильное звено системы крови, что обеспечи­
вается их взаимодействием с нервной, эндокринной системой и участием в адап­
тационных перестройках организма.
1.3 Лейкоцитарная формула как показатель адаптационных возмож­
ностей организма
По определению специалистов Всемирной организации здравоохранения
(ВОЗ), здоровье — это не только отсутствие болезней и физических дефектов, но
состояние полного физического, духовного и социального благополучия. В.И.
Лощилов вводит в определение "здоровья" такую категорию, как "способность
приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям окружающей среды" [59],
22
по его мнению именно это физиологическое свойство живых организмов —
успешное приспособление, является основной характеристикой "здоровья". Ло­
гично соотнести с понятием здоровья и термин "гематологическая норма", кото­
рый является понятием условно-обобщенным и характеризует основные, доступ­
ные показатели жизнедеятельности здорового человека. Но его нельзя рассматри­
вать как категорию абсолютную, застывшую. На примере лейкоцитов мы сфор­
мировали понятие об особой реактивности крови, благодаря которой она играет
основополагающую роль в устойчивости организма при воздействии различных
раздражителей [38]. В этом плане особо актуальной становится не сама гематоло­
гическая «норма», а насколько адекватно индивидуум, обладающий «нормальны­
ми» гематологическими показателями, приспосабливается к условиям окружаю­
щей среды, и как интерпретировать эти показатели с точки зрения адаптации ор­
ганизма к постоянно изменяющимся условиям обитания. Таким образом, показа­
тели, характеризующие состояние периферической крови, могут выступать инди­
катором процессов адаптации [77].
В научной литературе получила широкое распространение теория о связи
механизмов адаптации с неспецифическими адаптационными реакциями орга­
низма (НАРО), под которыми понимают развившиеся в процессе эволюции ком­
плексные защитные реакции всего организма, то есть задействующие все его
уровни [33]. При этом каждая реакция является неспецифической, так как может
вызываться причинами различной направленности. Специфическое же действие
раздражающих факторов с этой точки зрения носит второстепенный характер. Г.
Селье развил теорию об «общем адаптационном синдроме», доказав, что при воз­
действии на организм любых сильных раздражителей (стрессоров) возникает со­
стояние стресса [75]. Позднее Л.Х. Гаркави и соавторы предложили теорию, под­
твержденную экспериментально, о физиологическом разнообразии НАРО. Так, в
их систему, помимо реакции стресса, включили реакцию тренировки, формиру­
ющуюся в ответ на слабые по силе воздействия раздражителей, реакцию актива­
ции, возникающую в ответ на средние воздействия [33, 34], и реакцию переактивации. Для каждой из адаптационных реакций на практике был выделен харак­
23
терный комплекс показателей состояния нейроэндокринной и иммунной систем,
активности метаболических процессов, а также характеристик психического со­
стояния. При этом следует учитывать, что залогом успешной адаптации к изме­
няющимся условиям обитания является достаточный адаптационный потенциал
организма, который определяется не только имеющимися функциональными ре­
зервами систем и организма в целом, но и степенью адекватности и экономично­
сти реагирования, а также эффективностью нейроэндокринной регуляции расхо­
дования и восстановления резервов [5, 17]. Л.Х. Гаркави также вводит понятие
«уровень реактивности», утверждая, что адаптационные реакции могут протекать
на разных уровнях реактивности, которые зависят от порога чувствительности ор­
ганизма, согласованности его функциональных систем и абсолютной величины
раздражающего стимула. Высокому уровню реактивности соответствует низкий
порог чувствительности организма к воздействию малых по интенсивности сти­
мулов, а при низком уровне реактивности отмечается повышение порога чувстви­
тельности в ответ на воздействие больших по абсолютной величине факторов.
Следовательно, чем выше уровень реактивности организма, тем эффективнее
происходит кооперация защитных систем за счет более слабых воздействий, что
является своего рода тренировкой. Понижение уровня реактивности в каждой ре­
акции сопровождается появлением и нарастанием признаков напряженности, сви­
детельствующих о рассогласовании синхронной работы защитных систем орга­
низма. Таким образом, реакции тренировки, спокойной и повышенной активации
высоких уровней реактивности можно отнести к благоприятным защитным реак­
циям организма. К неблагоприятным адаптационным реакциям, являющимся не­
специфической основой патологии, относятся реакции стресса (напряжения), переактивации, а также реакции тренировки, спокойной и повышенной активации в
случае их протекания на низких уровнях реактивности организма [32].
Авторы теории НАРО открыли определенную зависимость процентного со­
держания лимфоцитов в лейкоформуле от вида адаптационной реакции. Поэтому
относительное содержание лимфоцитов стало так называемым сигнальным пока­
зателем НАРО [33, 35]. Критерии адаптационных реакций по сигнальным показа­
24
телям лейкоцитарной формулы, а также признаки напряженности реакций пред­
ставлены в таблицах 6,7,8 приложения.
В соответствии с теорией неспецифической адаптации Л.Х Гаркави реак­
ция тренировки — это неспецифическая адаптационная реакция организма в от­
вет на действующие стимулы малой силы. Содержание лимфоцитов как сигналь­
ный показатель составляет от 20 до 27 %. Экспериментально доказано, что секре­
ция гормонов щитовидной, половых жележ, гипофиза лежит в пределах нижней
половины зоны нормы. Продукция адренокортикотропного гормона и глюкокор­
тикоидов, напротив, находится в пределах верхней половины зоны нормы. По­
следний факт обусловливает мягкое противовоспалительное действие реакции
тренировки.
Можно сделать вывод, что биологический смысл реакции трениров­
ки заключается в сохранении гомеостаза в пределах нижней половины зоны нор­
мы в условиях действия слабых раздражителей. В некоторых лечебных практиках
реакция тренировки специально индуцируется факторами нелинейно возрастаю­
щей интенсивности, также увеличивать силу воздействующего лечебного фактора
необходимо в связи с умеренно сниженной при данной реакции чувствительности
центральной нервной системы.
Реакция активации — это неспецифическая адаптационная реакция орга­
низма, формирующаяся в ответ на воздействие раздражителей «средней» величи­
ны. Находится в диапазоне между реакциями тренировки и стресса и имеет две
разновидности — это реакция повышенной активации и спокойной активации.
Содержание лимфоцитов при реакции спокойной активации составляет 28-33 %, а
при реакции повышенной активации достигает 40-45 % (индивидуальные значе­
ния).
Реакция спокойной активации сменяет реакцию тренировки при увеличении
силы раздражающего фактора, затем переходя в реакцию повышенной активации
[33]. Изменения показателей физиологических систем организма в этих двух слу­
чаях отличаются лишь по степени выраженности. Так, при реакции повышенной
активации более выражено увеличение активности органов системы лимфоцито25
поэза, параметров клеточного иммунитета, секреции гормонов щитовидной желе­
зы, половых желез, гипофиза [32]. При реакции спокойной активации продукция
последних соответствует верхней половине зоны нормативов. При реакции по­
вышенной активации она захватывает уже верхнюю треть и границу зоны нормы,
либо несколько превышает ее. Секреция адренокортикотропного гормона и глю­
кокортикоидов, напротив, находится в пределах нижней половины зоны нормы, а
при реакции повышенной активации — лежит в пределах ее верхней половины.
Отсюда и разное влияние этих реакций на воспаление (более выраженное проти­
вовоспалительное действие при реакции повышенной активации) и равновесие
активности свертывающей и противосвертывающей систем крови: при реакции
спокойной активации они оптимально сбалансированы, а при реакции повышен­
ной активации активность противосвертывающей системы несколько преоблада­
ет. Это также определяет и разное влияние реакций спокойной и повышенной ак­
тивации на больных с нарушениями свертывания крови. При реакциях спокойной
и повышенной активации преобладают процессы анаболизма, особенно при по­
вышенной активации. Пластический и энергетический обмены хорошо сбаланси­
рованы. Обе реакции активации (в особенности, повышенной активации) потен­
цируют быстрое и существенное повышение активной неспецифической рези­
стентности организма за счет истинного повышения активности его защитных си­
стем [34] в условиях воздействия раздражителей средней силы. Доказано, что при
этих реакциях происходит самая быстрая и адекватная перестройка защитных сил
в ответ на повреждающие воздействия, самое быстрое заживление ран или вос­
становление сил после болезни [36, 80].
Г. Селье описал классическую реакцию стресса, развивающуюся при воз­
действии на организм сильнодействующих стимулов. Характерным признаком
этого состояния является выраженная лимфопения — менее 20 %. Позднее Г аркави описала также реакцию переактивации, которая напротив характеризуется из­
быточным (выше границы нормы) повышением процентного содержания лимфо­
цитов в лейкоформуле, но возникает при сходных условиях. Биологический
смысл переактивации состоит в попытке сохранить активацию организма в усло­
26
виях чрезмерной нагрузки без перехода в стресс, ведь последний хотя и является
защитной реакцией, но характеризуется и элементами повреждения. Таким обра­
зом, переактивация благоприятнее по сравнению со стрессом, но опасна «падени­
ем» в него и также является неспецифической основой некоторых патологических
процессов.
В ситуации постепенного повышения силы действующего раздражителя
цикла из пяти основных неспецифических адаптационных реакций организма по­
вторяется, но уже на более низких уровнях реактивности организма [33, 34]. При
этом для силы раздражителя учитывают коэффициент реакции. То есть при изме­
нении интенсивности стимула одна реакция переходит в соседнюю: к примеру,
при увеличении силы раздражителя на коэффициент реакции при реакции трени­
ровки возникает реакция спокойной активации; при уменьшении силы раздражи­
теля на коэффициент реакции при стрессе возникает реакция повышенной акти­
вации и т. п. Таким образом, комплекс пяти адаптационных реакций составляет
один уровень реактивности.
Изменения в организме на низких уровнях реактивности менее благоприят­
ны, проявляются так называемые элементы напряженности реакций [34], которые,
как и сигнальный показатель, можно определить по лейкоцитарной формуле. Ес­
ли тип реакции мы определяли по относительному содержанию лимфоцитов, то
другие элементы лейкоцитарной формулы характеризуют уровень реактивности.
По мере снижения уровня реактивности (и, соответственно, увеличения силы
управляющего стимула, вызывающего реакцию) процентное содержание ряда
форменных элементов крови (эозинофилов, палочкоядерных нейтрофилов, моно­
цитов, базофилов) все больше отклоняется от нормы. Кроме того напряженность
реакций характеризуется также отклонением от нормы общего числа лейкоцитов
и увеличением СОЭ.
В широком понимании к элементам напряженности относят любые откло­
нения от нормы и пограничные состояния в организме, в том числе и нарушения
метаболических процессов. Если, к примеру, при санаторно-курортном лечении
развиваются адаптационные реакции стресса, переактивации, тренировки и акти­
27
вации низких уровней реактивности, то они достоверно снижают лечебные эф­
фекты курортных факторов [34]. При формировании благоприятных реакций,
особенно активации высоких уровней реактивности, без выраженных элементов
напряженности, деятельность организма и его подсистем восстанавливается, по­
вышается неспецифическая резистентность и адаптационный потенциал. При
этом отмечается и особенно выраженный лечебный эффект санаторно-курортного
этапа реабилитации [32, 80].
В ответ на маловыраженные стимулы неспецифические реакции развивают­
ся на высоких уровнях реактивности, в ответ на стимулы средней интенсивно­
сти — на средних уровнях, а на высокоинтенсивные — на низких уровнях реак­
тивности. Состояние организма при развитии реакций на высоких уровнях реак­
тивности характеризуется высокой чувствительностью и реактивностью. Напро­
тив, для низких уровней реактивности свойственна низкая чувствительность ор­
ганизма и реакции развиваются на высокоинтенсивные раздражители.
Реакции высоких уровней реактивности более благоприятны. Даже стресс
протекает мягче, а свойственные ему повреждения становятся менее выраженны­
ми. При развитии антистрессорных реакций на высоких уровнях реактивности все
изменения в иммунной и эндокринной системах, за исключением сек­
реции глюкокортикоидных гормонов, приближаются к верхним границам нормы
данной реакции, а глюкокортикоиды (гормоны стресса) приближаются, напротив,
к нижним границам.
Кроме реакций тренировки, стресса и активации, на средних и низких уров­
нях реактивности развивается реакция переактивации. Для нее характерен высо­
кий лимфоцитоз (более 40-45 %, индивидуально) и излишне высокая активность
нервной и эндокринной систем организма с жесткой синхронизацией, а затем —
десинхронизацией процессов, что является неспецифической основой некоторых
заболеваний, особенно на низких уровнях реактивности [32, 34].
Для каждого типа реакций характерен и свой психоэмоциональный статус.
Так, показано, что реакции повышенной активации, особенно на высоких уровнях
реактивности, свойственен оптимизм, эмоциональный подъем, высокий уровень
28
работоспособности, особенно по скорости работы, хороший сон и аппетит. При
реакции спокойной активации изменения сходны, но выраженность их меньше:
настроение хорошее, но без выраженного подъема. По мере снижения уровня ре­
активности при повышенной активации появляется раздражительность, вплоть до
агрессивности, и реакция становится похожей на реакцию переактивации. Нару­
шается сон, за счет быстрой утомляемости ухудшается работоспособность. При
спокойной активации со снижением уровня реактивности появляется вялость,
апатия, сон становится поверхностным, нарушается аппетит, снижается работо­
способность по всем характеристикам. При стрессе преобладает угнетенность,
пессимизм, реже агрессивность, работоспособность снижена, сон и аппетит
нарушены. При переактивации отмечается агрессивность, раздражительность,
нарушение сна. Эти изменения особенно выражены на низких уровнях реактивно­
сти [32, 35].
Имеются многочисленные литературные данные, показывающие, что стресс
может служить патогенетической основой развития неврологических, сердечно­
сосудистых, эндокринных и гематологических заболеваний, количество которых,
особенно в последнее время, непрерывно возрастает. Да и в целом снижение
адаптационных возможностей организма считается фактором риска высокой за­
болеваемости [74]. Основой развития болезней при длительном стрессировании
организма является продолжительное влияние гормонов, участвующих в форми­
ровании реакции стресса и провоцирующих сбой в обмене липидов, углеводов и
электролитов. Своеобразные изменения на начальных стадиях адаптационного
синдрома претерпевают лейкоциты, что также обусловлено действием гормонов
гипофиза (адренокортикотропного гормона) и надпочечников (адреналина, корти­
зона, дезоксигидрокортизона). Уже через несколько часов после стрессорного
воздействия развивается лейкоцитоз, который обусловлен выбросом нейтрофи­
лов, моноцитов и лимфоцитов из депо крови. При этом число лейкоцитов дости­
гает 16-18 тыс. в 1 мкл. Затем в стадии резистентности число и состав лейкоцитов
мало отличаются от нормы. В стадии же истощения снова развивается лейкоци­
29
тоз, сопровождающийся увеличением числа нейтрофилов и снижением числа
лимфоцитов и эозинофилов.
Для объективной оценки состояния здоровья необходимо учитывать многие
факторы, действующие на организм. Сюда относятся специфика среды прожива­
ния, наличие профессиональных вредностей, половые и возрастные особенности
и многое другое. Поэтому, актуальность изучения адаптационных реакций орга­
низма к неблагоприятным условиям среды обитания вполне очевидна.
1.4 Эритроциты, их функциональное значение и методы исследова­
ния
К числу функциональных систем, обеспечивающих нормальную жизнедея­
тельность и успешную адаптацию организма, относится система красной крови,
или эритрон. Это сложная многоуровневая структура, осуществляющая функцию
газообмена и способная в условиях многофакторного воздействия среды поддер­
живать гомеостаз. Эта система также тонко отражает действие на организм раз­
личных эндогенных и экзогенных факторов [39]. Система эритрона включает раз­
личные элементы, важнейшими из которых является костный мозг, в котором
идет эритропоэз, и циркулирующие эритроциты.
Эритроциты — клетки конечного этапа эритропоэза, самая большая по ко­
личеству популяция клеток крови. У мужчин их содержание в норме составляет 45,5х10 /л, у женщин — 3,7-4,7х10 /л. клеток [29]. Морфологически эритроцит —
зрелая клетка периферической крови диаметром 7-8 мкм, имеющая форму двоя­
ковогнутого диска. Клетка лишена ядра и заполнена оксифильной цитоплазмой,
насыщенной гемоглобином. Период созревания эритроцита (от эритробласта до
зрелой клетки) занимает 7 дней, продолжительность его жизни 80-120 дней [29].
К отклонениям от классической морфологии эритроцитов с одной стороны отно­
сятся изменения величины (анизоцитоз), формы (пойкилоцитоз) и цвета (анизохромия), а с другой — присутствие в эритроцитах ряда включений [20]. Проис­
хождение последних различно. В процессе эритропоэза эритробласты претерпе­
вают ряд трансформаций: уменьшение размера клетки, уплотнение ядра и выход
30
его из клетки, уменьшение содержания РНК, накопление гемоглобина, сопровож­
даемое изменением окраски цитоплазмы, потеря способности клетки к делению.
Потеря ядра эритроцитами наблюдается чаще всего на стадии оксифильного нормобласта и может осуществляться следующими путями: при недостаточной зре­
лости ядра, вследствие кариорексиса (выталкивания), кариолизиса (растворения)
и потери — выхода из цитоплазмы. При кариорексисе от ядра остаются включе­
ния — тельца Жолли, располагающиеся одиночно, иногда по 2-3, напоминая па­
разитарные включения. При кариолизисе на месте ядра остается красноватое об­
разование в форме овала, восьмерки, двойных или тройных петель (тельце, или
кольцо Кебота).
Эритроцит является высокоспециализированной клеткой, основная задача
которой состоит в транспорте кислорода из легких в ткани и двуокиси углерода
обратно в легкие [29]. Помимо газообмена, эритроциты выполняют и другие
функции: участвуют в водно-солевом обмене, различных ферментативных про­
цессах, в обеспечении работы буферных систем крови и др. Также они способны
адсорбировать токсины и продукты расщепления белков [66]. Известно, что эрит­
роциты обладают самостоятельной фибринолитической активностью [54].
В процессе эволюции у животных выработалась совершенная регуляторная
система, поддерживающая гомеостаз и обеспечивающая быстрый ответ на все
возмущающие стимулы. К структурам, управляющим системой эритрона, отно­
сятся костный мозг, почки, печень, макрофаги (костного мозга и селезенки) и ги­
поталамус [72]. Экспериментально доказана роль гормонов в регуляции эритро­
поэтинобразующей системы организма. Стимулирующее действие на эритропоэз
оказывают гипофиз (через секрецию гипофизарного эритропоэтина), гормоны
щитовидной железы, надпочечников и половых желез. Например, выраженным
активирующим кроветворение действием обладают гидрокортизон, кортизон,
кортикостерон, продукция которых находится под контролем адренокортикотропного гормона [38, 45, 73].
Доказано, что морфологический состав периферической крови существенно
изменяется при экстремальных воздействиях на организм. Один из часто встре31
чающихся факторов внешней среды, к которому организм вынужден адаптиро­
ваться, — гипоксия различной этиологии — играет особую роль в регуляции
эритропоэза. Гипоксия сопровождает очень многие физиологические и патологи­
ческие процессы: интенсивную мышечную нагрузку, подъем в горы, кровопоте­
рю, гипербарические колебания, недостаточность функции дыхания и кровооб­
ращения, нарастание метаболических потребностей организма. Изменения систе­
мы эритрона вследствие гипоксии отмечены в ряде работ [27, 48]. Так, при гипо­
ксическом стрессе в организме активируются процессы биосинтеза, при этом
увеличивается продукция эритропоэтина, простогландинов, стероидных гормо­
нов, серотонина, активирующих эритропоэз. Это приводит к количественно качественной перестройке эритрона на всех уровнях его структурной организации
[43, 83].
Увеличение эритроцитов в крови —
отражение компенсаторно­
адаптивной реакции, направленной на повышение кислородной емкости крови и
ликвидацию тканевой гипоксии. Доказано, что мышечная работа, выполняемая в
анаэробных условиях, также приводит к компенсаторному усилению эритропоэза
[56].
Также реактивные изменения эритропоэза имеют место при вирусных и
бактериальных инфекциях, воздействии токсических и лекарственных веществ,
ионизирующей радиации и других причинах. При этом одни и те же этиологиче­
ские факторы могут вызывать у разных людей различные изменения крови, так
как степень выраженности клеточной реакции определяется также индивидуаль­
ной реактивностью организма [50].
Увеличение количества эритроцитов также возникает в ответ на генерали­
зованную тканевую гипоксию, возникающую при легочных заболеваниях, врож­
денных пороках сердца, при курении (вследствие накопления карбоксигемоглобина), молекулярных изменениях гемоглобина, нарушениях выработки эритропо­
этина [22] и др.
Снижение количества эритроцитов и гемоглобина является прямым при­
знаком анемии, которая может иметь различные причины: дефицит железа, фоли­
евой кислоты, витамина B 12 [40], патология паренхимы печени, эритроцитопатии,
32
гемоглобинопатии, энзимопатии, иммунные, аутоиммунные заболевания [29], а
также воздействия ионизирующей радиации, химических и лекарственных аген­
тов [49].
Таким образом, периферическое звено системы эритрона (циркулирующие
ретикулоциты и эритроциты), включаясь в реакцию адаптации, участвует в под­
держании гомеостаза организма в изменившихся условиях жизнедеятельности и
одновременно может служить маркером адаптационных процессов [6].
1.5 Влияние различных факторов на показатели гематологического
статуса человека
Для объективной оценки состояния здоровья необходимо учитывать многие
факторы, действующие на организм. Сюда можно отнести специфику среды про­
живания, наличие профессиональных вредностей, половые и возрастные особен­
ности и многое другое. Поэтому, актуальность изучения адаптационных реакций
организма к неблагоприятным условиям среды обитания вполне очевидна.
В настоящее время население испытывает большую зависимость от внеш­
них факторов. В большей мере это касается городского населения вследствие ан­
тропогенного загрязнения [19, 25]. Одной из первых на различного рода вредные
воздействия реагирует иммунная система, дисфункция которой приводит к разви­
тию самых разнообразных хронических процессов и к возрастанию частоты пато­
логии онкологической, аутоимунной и аллергической природы [16]. Свидетель­
ством этого являются данные о повышении частоты гемобластозов среди город­
ского населения, наличие коррелляции между степенью урбанизации населения и
показателями заболеваемости людей лейкозами [78]. Причины этого в том, что
содержание вредных для здоровья токсических веществ в атмосфере городов мно­
гократно превышает предельно допустимые концентрации [31]. В современной
литературе накопилось большое количество данных исследований и мониторин­
гов здоровья городского населения. Это данные о влиянии загрязненного воздуха
[49], изменениях лейкоцитов и эритроцитов под воздействием негативных факто­
ров производства различной природы: ионизирующей радиации, окислов азота,
вибрации, продуктов переработки нефти, соединений свинца и др.[14, 21, 23, 29,
33
68], о заболеваемости работников промышленных предприятий, заметный рост
которой наблюдается в экологически неблагоприятных регионах, а также о по­
следствиях воздействия на организм человека неблагоприятных факторов окру­
жающей среды [28].
В настоящей работе проводилось обследование сельских мужчин. С точки
зрения экологии сельское население, а это около 38 млн. человек, находится в бо­
лее благоприятных условиях, чем городское. Однако в последние годы здесь так­
же ярко и остро проявились специфические медикодемографические и социаль­
ные проблемы [87]. Это снижение объемов и эффективности сельскохозяйствен­
ного производства, его химизация и, как следствие, повышение безработицы и
снижение экономического статуса сельского населения, алкоголизация, необхо­
димость работать вахтовым методом и т.д. Также в числе причин — маломощ­
ность имеющейся сети сельских медицинских учреждений, что привело к сниже­
нию доступности медицинской помощи жителям села, ограничению возможности
оказания им квалифицированной и специализированной помощи. В силу назван­
ных и других причин ведущие ученые страны признают состояние здоровья сель­
ского населения критическим [55, 71, 86].
В литературе также накопился ряд данных об адаптивных особенностях
лейкоцитов и системы красной крови людей разных климатогеографических ре­
гионов [7, 15, 61]. Большинство этих исследований посвящено изучению резерв­
ных возможностей систем организма в крупных климатогеографических зонах с
достаточно экстремальными условиями: на Крайнем Севере, в высокогорье, в
тропиках и т. д. Изучение адаптационно-компенсаторных механизмов с точки
зрения этнических особенностей в различных экологических и природно­
климатических условиях даже включено в раздел приоритетных медико­
биологических научных направлений на ближайшее столетие [8, 9].
Разнообразны популяционные исследования гематологического статуса
среди населения. Большой интерес для изучения особенностей функционирования
организма представляет студенчество в связи с возрастной физиологической пе­
рестройкой организма и необходимостью адаптации к комплексу новых специ­
34
фичных для высших учебных заведений факторов, что сопровождается значи­
тельным напряжением функциональных систем организма [5]. Так, ранее показа­
но, что в период сессии большинство студентов находятся в состоянии напряже­
ния и перенапряжения, а треть из них — в состоянии срыва адаптационных про­
цессов [37]. Вследствие этого здоровье юношей во многих регионах России
ухудшается [42, 57, 79].
Таким образом, выбор обследуемого контингента связан с необходимостью
дополнительного исследования уровня здоровья сельских мужчин в связи с осо­
бенностями современного уклада их жизни и деятельности.
35
ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
2.1 Организация исследования
Настоящее исследование проводилось на базе БУЗ «Должанская ЦРБ» в
2015-2016 году. В исследовании принимало участие 60 человек, из которых были
сформированы 2 группы с учетом вида деятельности: 1-я группа из 30 практиче­
ски здоровых мужчин 18-24 лет, обучающихся в ВУЗах и других образователь­
ных учреждениях, обследованных в ходе призывной подготовки; 2-я группа из 30
практически здоровых работающих мужчин в возрасте 24-30 лет, обследованных
в рамках обязательной диспансеризации населения.
Все участники исследования проживают на территории Должанского райо­
на. Обследования проводились с учетом требований медицинской биоэтики с
добровольного информированного согласия обследуемых.
Рассмотрим также основные виды человеческой деятельности. Это игровая,
учебная, трудовая, творческая и общение [20].
Игра — это особый вид деятельности, целью которого не является произ­
водство какого-нибудь материального продукта. Игра, как и творчество, зачастую
носит характер развлечения, отдыха, доставляет удовольствие, давая возможность
моделировать в упрощенном варианте конкретные жизненные ситуации. Играет
важную роль в развитии и формировании жизненного опыта детей.
Учение — вид деятельности, целью которого является приобретение чело­
веком накопленных старшими поколениями знаний, умений, навыков, как прави­
ло, имеющих систематизированный характер. Особенности учения состоят в том,
что оно служит средством психологического и умственного развития человека, а
также его результатом является усвоение культурных норм общества. Учение мо­
жет быть организованным и неорганизованным (самообразование). Сопряжено,
как правило, с контролем получаемых учащимися знаний.
Общение — это вид деятельности, при котором происходит обмен идеями и
эмоциями (радость, удивление, гнев, страдание, страх и т. д.). Также способствует
36
усвоению культурных норм. По используемым средствам различают следующие
виды общения: непосредственное и опосредованное, прямое и косвенное, вер­
бальное и невербальное.
Труд — вид деятельности, которая целенаправлена на достижение практи­
чески полезного результата, чаще в виде производства человеком каких-либо ма­
териальных благ. Характерные черты труда: мотивация, целесообразность, наце­
ленность на достижение конкретного результата, практическая полезность, пре­
образование внешней среды обитания.
Творчество — это вид особый деятельности, порождающей нечто каче­
ственно новое, никогда ранее не существовавшее. Важнейшими механизмами
творческой деятельности являются способность комбинировать уже имеющиеся
знания, воображение, фантазия, интуиция [20].
В нашей работе обследуемые мужчины имели 2 вида деятельности: учеб­
ную — это студенты и школьники выпускных классов (1-я группа) и трудовую —
рабочие и служащие учреждений и предприятий Должанского района (2-я груп­
па).
2.2 Методы исследования
Для оценки гематологического статуса обследуемых лиц был выбран метод
общего клинического анализа крови, который включает определение концентра­
ции гемоглобина, количества эритроцитов, цветового показателя, количества
тромбоцитов, лейкоцитов, подсчет лейкоцитарной формулы, определение скоро­
сти оседания эритроцитов (СОЭ) и некоторых других показателей. Нормы этих
показателей приведены в таблице 1 приложения. Метод относительно мало инва­
зивен, нетрудоёмок, информативен, не требует специальных усилий и дополни­
тельных затрат, что особенно актуально в медицинской практике при массовом
обследовании.
Кровь для исследования желательно брать натощак (после 10-12 часов го­
лодания, воздержания от приема алкоголя и курения), в утренние часы, при ми­
нимальной физической активности непосредственно перед взятием (в течение 15 20 мин.), в положении пациента сидя. Все манипуляции, связанные с забором
37
крови, проводятся с использованием стерильных комплектов инструментов для
взятия крови (предметные стёкла, одноразовые скарификаторы и микрокюветы с
ЭДТА), а также индивидуальной пары перчаток и стерильных ватных укладкок.
Все манипуляции проводятся в соответствии с требованиями СанПиН 2.1.3.2630­
10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляю­
щим медицинскую деятельность» [1].
Единственным недостатком подсчета лейкоформулы на гематологическом
анализаторе является то, что автоматический счетчик относит палочкоядерные
нейтрофилы и эозинофилы к популяции нейтрофилов, поэтому необходим до­
полнительный подсчет лейкоформулы в мазках крови.
Техника проведения общего анализа крови включает ряд последовательных
этапов.
1) Взятие материала. Кровь для исследования, как правило, получают путём
прокола мякоти первой фаланги безымянного пальца левой руки обследуемого.
Кожу в месте прокола обрабатывают 70 % этиловым спиртом и дают высохнуть
для исключения растекания крови по пальцу, а также гемолитического действия
антисептика на эритроциты. Глубина прокола зависит от толщины кожи и состав­
ляет 2-3 мм. Прокол производят перпендикулярно рисунку кожных покровов
пальца, так как в этом случае происходит повреждение нескольких капилляров,
ход которых совпадает с ходом линий кожного рисунка. После прокола пальца
первую каплю удаляют сухим ватным тампоном. Далее набирают кровь в мик­
рокюветы и делают мазки. При этом нельзя сильно сдавливать фалангу пальца,
иначе в кровь будет поступать тканевая жидкость, что исказит результаты иссле­
дования.
2) Приготовление мазков крови. Для изготовления мазка крови использу­
ются тщательно обезжиренные предметные стёкла и шлифованное стекло с ров­
ным краем, ширина которого должна быть приблизительно на 2-3 мм уже пред­
метного стекла. Вначале к куполу свежевыпущенной капли делают прикоснове­
ние предметным стеклом на расстоянии 1,5-2 см от его края, не касаясь кожи в
месте прокола. Размер капли на стекле должен быть не менее 2-3 мм в диаметре.
38
Шлифованное стекло ставят под углом 45° на 1-2 мм перед каплей и двигают его
назад к капле так, пока вся кровь не растечется по его краю. Быстрым легким
движением делают мазок, пока не кончится вся капля крови. Правильно приго­
товленный мазок должен быть: равномерной толщины, полупрозрачным, желто­
ватого цвета; достаточной величины — занимать 1А - % длины предметного стек­
ла, отступив от края на 1-1,5см; оканчиваться «метелочкой».
3) Фиксация мазков предназначена для предохранения клеток крови от со­
держащейся в красителях воды, под влиянием которой в нефиксированных мазках
происходит гемолиз эритроцитов и изменяется морфология лейкоцитов. Фиксатор
также вызывает коагуляцию белков и тем самым способствует закреплению пре­
парата на стекле. В качестве фиксирующей жидкости мы использовали 95 % эти­
ловый спирт. Высушенные мазки опускают в широкогорлую банку с фиксатором
на 20 минут. Далее мазки извлекают пинцетом и высушивают на воздухе.
4) Окраска мазков проводится с применением унифицированного метода
Романовского-Г имзе. В специальную кювету для окрашивания наливают раствор
краски Романовского, приготовленный непосредственно перед использованием
из расчета 1-2 капли краски на 1 мл дистиллированной воды. В рабочий раствор
красителя опускают штатив с сухими фиксированными мазками. Красят мазки в
соответствии с определяемой опытным путем экспозицией (25-40 мин). Промы­
вают мазки проточной водой и высушивают на воздухе.
5) Подсчёт лейкоцитарной формулы производят с помощью иммерсионной
системы микроскопа (объектив 90, окуляр). Для работы используется иммерсион­
ное масло, каплю которого наносят на препарат. Удобный обзор препарата
настраивают с помощью микро- и макровинтов. Для регистрации клеток при под­
счёте лейкоцитарной формулы нами использовался счётчик лабораторный СЛ-1
— арифмометр, снабжённый клавишами, обозначенными буквами для подсчёта
соответствующих видов лейкоцитов. Подсчёт лейкоцитов производится в тонкой
части мазка в области «метелочки», где эритроциты располагаются одиночно. Это
связано с тем, что в мазке крови лейкоциты распределены неравномерно, в зави­
симости от их физических свойств. Поскольку крупные клетки с малым удельным
39
весом (гранулоциты и моноциты) расположены преимущественно вдоль верхнего
и нижнего края препарата, а мелкие клетки с высоким удельным весом (лимфоци­
ты) - ближе к его центру, то лейкоцитарную формулу подсчитывают по «линиям
Меандра» — зигзагообразной траектории. Подсчитываются только целые, не раз­
рушенные клетки. Когда сосчитано 100 клеток, счётчик издаёт сигнал, что озна­
чает окончание подсчёта лейкограммы данного препарата.
У всех обследуемых лиц проводился забор капиллярной крови для прове­
дения общего развернутого анализа крови. Измерение общего количества лейко­
цитов, эритроцитов и определение концентрации гемоглобина проводилось на
автоматическом гематологическом анализаторе Beckman Coulter AcT Diff В нем
используются следующие методики измерения: метод Культера для определения
размеров клеток и модифицированный гемиглобинцианидный метод определения
гемоглобина [88].
Для подсчета лейкоцитарной формулы использовалось микроскопическое
исследование мазков крови, окрашенных по методу Романовского, в пересчете на
100 клеток. При определении разновидности лейкоцитов мы использовали мор­
фологические признаки, описанные в руководствах по гематологии и лаборатор­
ному делу [29, 40]. Основным критерием сегментоядерных нейтрофилов, отлича­
ющих их от других клеток крови, является ядро, состоящее из 2-5 сегментов, свя­
занных тонкими хроматиновыми мостиками. Основным признаком эозинофилов
является наличие крупных гранул, содержащих кислые гидролазы, и, за счет это­
го, окрашиваемых в кирпично-красный цвет. Основным критерием палочкоядер­
ных нейтрофилов является тонкое, длинное ядро в виде изогнутой палочки. Ос­
новные критерии моноцитов — наибольший размер клетки; полиморфизм ядра
(округлое, почкообразное, бобовидное); хроматин рыхлый; цитоплазма широкая,
окрашена в серо-голубой цвет. Критерии лимфоцитов — крупное круглое ядро с
грубой, плотной структурой, занимающее большую часть клетки; цитоплазма ча­
ще образует тонкий ободок вокруг ядра.
Полученные показатели периферической крови сравнивали с нормативны­
ми значениями, имеющимися в литературе [29]. При этом отдельно определя­
40
лось число лиц (в процентах), у которых исследуемые показатели находились у
верхней и нижней границы нормативов и процент обследуемых, у которых изу­
чаемые показатели находились в пределах нормативного диапазона
Определение типа адаптационных реакций проводилось по процентному
содержанию лимфоцитов в лейкоформуле и их соотношению с сегментоядерными
нейтрофилами. Остальные форменные элементы белой крови и общее число лей­
коцитов являлись дополнительными признаками реакций, позволяющими
оце­
нить степень полноценности, напряженности и отношение к общепринятым гра­
ницам нормы. По количеству эозинофилов судили об активности глюкокортико­
идной функции коры надпочечников. Базофилия указывала на недостаточность
функции щитовидной железы [34, 84]. Оценка типа адаптационных реакций про­
водилась с учетом критериев, представленных в таблицах 6,7,8 приложения.
Статистическую обработку полученного цифрового материала проводили
общепринятым методом в программе Excel с получением средней арифметиче­
ской — М, стандартной ошибки средней арифметической — м, достоверность по­
лученных результатов оценивали на основании критерия достоверности Стьюдента — t. Критический уровень достоверности в данном исследовании прини­
мался равным 0,05.
41
ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
В соответствии с целью и задачами исследования для оценки гематологи­
ческого статуса было проведено определение общего содержания эритроцитов,
лейкоцитов, гемоглобина и показателей лейкоцитарной формулы у практически
здоровых мужчин 18-30 лет, проживающих на территории Должанского района.
Анализ общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы сводился,
прежде всего, к определению числа обследуемых, у которых эти показатели нахо­
дились у нижней или верхней границы нормы, в пределах нормы или незначи­
тельно от нее отклонялись. Результаты индивидуального подсчета общего коли­
чества лейкоцитов и показателей лейкоцитарной формулы представлены в табли­
це № 1приложения
3.1 Анализ общего количества лейкоцитов и лейкоцитарной формулы
мужчин, проживающих на территории Должанского района
3.1.1 Лейкоцитарный статус мужчин, проживающих на территории Должанского района
В соответствии с задачами исследования нами было проведено исследова­
ние общего количества лейкоцитов и лейкоцитарной формулы у практически здо­
ровых мужчин в возрасте 18-30 лет, проживающих в Должанском районе. Резуль­
таты оценки полученных показателей представлены в таблице 1. Как видно из
таблицы 1 общее содержание лейкоцитов у большинства (81,7%) обследуемых
мужчин соответствует норме, у 18,3% находится у верхней границы и незначи­
тельно превышает ее. Показателей, находящихся у нижней границы нормы лей­
коцитов, не выявлено.
Анализ лейкоцитарной формулы по отдельным видам лейкоцитов показал,
что процентное содержание эозинофилов у всех обследуемых мужчин (100%) со­
ответствовало норме.
Оценка содержания палочкоядерных нейтрофилов показала, что у 95%
мужчин их число находилось в норме, у 5% соответствовало нижней границе, а
показателей, соответствующих верхней границе нормы не выявлено.
42
Оценка содержания сегментоядерных нейтрофилов показала, что у 98,3%
обследуемых мужчин их число соответствовало норме, а у 1,7% — верхней гра­
нице
Процентное содержание лимфоцитов у большинства мужчин (76,7%) соот­
ветствовало норме, у 18,3% регистрировались показатели, соответствующие
верхней границе. У 5% мужчин имелись отклонения у нижней границы нормы.
Таблица 1.
Процентное распределение мужчин, проживающих в Должанском районе,
по соответствию стандартам общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной
формулы.
Соответст­
Общее
Сегмен-
Лимфо­
Моно­
вие
содер­
ядер.
тоядерн.
Циты
циты
нормативам
жание
нейтро­
нейтро­
лейко­
филы
филы
Эозино­ Палочко­
филы
цитов
В пределах
81,7%
100%
95%
98,3%
76,7%
90%
18,3%
0%
0%
1,7%
18,3%
5%
0%
0%
5%
0%
5%
5%
нормы
Верхняя
граница
Нижняя
граница
Как показали результаты распределения мужчин по содержанию моноци­
тов, у 90% они соответствовали норме. У 5% обследуемых показатели находились
в пределах нижней границы, и у 5% — в пределах верхней границы.
Содержание палочкоядерных нейтрофилов у 5% обследованных мужчин
соответствует нижней границе, а у 95% находится в пределах нормы, что может
43
свидетельствовать об отсутствии напряжения в нейтрофильном ростке кроветво­
рения. Процентное содержание отдельных видов лейкоцитов у большинства об­
следованных мужчин (от 76,7 до 100%) находится в пределах нормы.
Результаты распределения мужчин по соответствию лейкоцитарной форму­
лы стандартам показали, что у большинства (68,3%) обследованных мужчин по­
казатели лейкоцитарной формулы находятся в пределах нормы, а у 31,7% соот­
ветствуют крайним значения нормы или незначительно отклоняются от них. Об­
щее количество лейкоцитов у большинства мужчин (81,7%) также соответствуют
норме и только у 18,3% выходят за принятые стандарты, находясь у верхней гра­
ницы.
Таким образом,
общее содержание лейкоцитов у большинства мужчин
Должанского района соответствует диапазону физиологической нормы и у не­
значительного числа обследуемых достигает верхней границы нормы. При этом
соответствие лейкоцитарной формулы общепринятым стандартам отмечается
у
68,3%. Крайние варианты нормативного диапазона отмечаются для лимфоци­
тов, процентное содержание которых у 18,7% обследованных мужчин находится
у верхней границы, а также для моноцитов, число которых достигает крайних
значений у 10% мужчин.
3.1.2 Лейкоцитарный статус учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет, прожи­
вающих в Должанском районе
В соответствии с целью нашей работы дополнительно был проведен ана­
лиз показателей общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы у муж­
чин Должанского района с учетом вида их деятельности. В данном параграфе
представлены результаты обследования мужчин 18-24 лет, занимающихся учеб­
ной деятельностью, то есть обучающихся в старших классах образовательной
школы или в ВУЗе (далее — 1-я группа).
Результаты анализа общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы
учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет представлены в таблице 2.
44
Таблица 2.
Процентное распределение мужчин 1-й группы по соответствию стандартам
общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы.
Соответ-
Общее
Эози-
Палочкоя­ Сегменто­ Лимфо­
свие
содер­
нофи-
дерные
ядерные
норма­
жание
лы
нейтро­
нейро­
тивам
лейко­
филы
филы
Моно­
циты
циты
цитов
В
73,3%
100%
93,3%
96,7%
76,7 %
93,3%
26,7%
0%
0%
3,3%
16,7%
6,7%
0%
0%
6,7%
0%
6,7%
0%
пределах
нормы
Верхняя
граница
Нижняя
граница
Как видно из таблицы 2, общее содержание лейкоцитов у 73,3% мужчин
находилось в пределах нормы, у 26,7% соответствовало верхней границе нормы.
Анализ лейкоцитарной формулы по отдельным элементам показал, что содержа­
ние эозинофилов у всех (100%) мужчин соответствовало норме. По содержанию
палочкоядерных нейтрофилов соответствие норме регистрировалось у 93,3% об­
следуемых мужчин, у 6,7% оно находилось у нижней границы.
Процентное содержание сегментоядерных нейтрофилов находилось в пре­
делах нормы у большинства (96,7%) обследуемых, у 3,3% — соответствовало
верхней границе нормы.
По содержанию лимфоцитов 76,7% мужчин имели соответствие норме, у
16,7% их содержание было близко к верхней границе, а у 6,7% — к нижней.
45
Процентное содержание моноцитов у 93,3% мужчин соответствовало норме
и только у 6,7% мужчин содержание моноцитов находилось у верхней границы.
В целом результаты распределения мужчин по соответствию лейкоци­
тарной формулы стандартам позволили определить, что у большинства (66,7%)
учащихся мужчин лейкоцитарная формула соответствует норме, а у 33,3% один
или несколько показателей соответствуют крайним значения нормы или незначи­
тельно отклоняются от них. При этом наибольшее число мужчин (23,4%) с край­
ними вариантами процентного содержания приходится на лимфоциты. У боль­
шинства (73,3%) учащихся мужчин общее содержание лейкоцитов соответствует
норме, и у 26,7% обследуемых находится у верхней границы физиологического
диапазона.
3.1.3 Лейкоцитарный статус работающих мужчин в возрасте 24-30
лет, проживающих на территории Должанского района
Результаты анализа общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы у
работающих мужчин в возрасте 24-30 лет представлены в таблице 3 (далее — 2-я
группа).
Как видно из таблицы 3, общее содержание лейкоцитов у 90% обследуемых
мужчин находилось в пределах нормы, и лишь у 10% соответствовало верхней
границе нормы либо незначительно превышало ее.
Анализ лейкоцитарной формулы по отдельным элементам показал, что со­
держание эозинофилов у всех (100%) мужчин соответствовало норме. По содер­
жанию палочкоядерных нейтрофилов соответствие норме
регистрировалось у
96,7% обследуемых мужчин, у 3,3% оно находилось у нижней границы.
Процентное содержание сегментоядерных нейтрофилов находилось в пре­
делах нормы у всех (100%) обследуемых.
По содержанию лимфоцитов 76,7% мужчин имели соответствие норме, у
20% их содержание было близко к верхней границе, а у 3,3% — к нижней.
46
Таблица 3.
Процентное распределение мужчин 2-й группы по соответствию стандартам
общего содержания лейкоцитов и лейкоцитарной формулы.
Соответ-
Общее
Эози-
Палочкоя­ Сегменто­
свие
содер­
нофи
дерные
ядерные
норма­
жание
лы
нейтро­
нейро­
тивам
лейко­
филы
филы
Лимфо­
Моно­
циты
циты
76,7%
86,7%
цитов
В
90%
100%
96,7 %
100%
10%
0%
0%
0%
20%
3,3%
0%
0%
3,3 %
0%
3,3%
10%
пределах
нормы
Верхняя
граница
Нижняя
граница
Процентное содержание моноцитов у большинства (86,7%) мужчин соот­
ветствовало норме, у 10% обнаружилось соответствие нижней границе, а у 3,3%
мужчин содержание моноцитов находилось у верхней границы.
В целом результаты распределения мужчин по соответствию лей­
коцитарной формулы стандартам позволили определить, что у большинства (70%)
работающих мужчин лейкоцитарная формула соответствует норме. При этом у
трети (30%) обследуемых
процентное содержание лимфоцитов и моноцитов
соответствуют крайним значения нормы или незначительно отклоняются от них.
Общее содержание лейкоцитов соответствовало норме у большинства (90%) муж­
чин, а отклонение от нормы регистрировалось у 10% мужчин, у которых общее
содержание лейкоцитов соответствовало верхней границе нормы.
47
3.2 Сравнительный анализ общего количества лейкоцитов и лейкоцитарной
формулы учащихся и работающих мужчин, проживающих на территории
Должанского района
Одним из показателей лейкоцитарного статуса является общее содержание
лейкоцитов. Как видно из анализа общего количества лейкоцитов, этот показатель
больше соответствует норме у работающих мужчин, среди которых только у 10%
мужчин есть отклонения от нормы, тогда как среди учащихся мужчин этот про­
цент достигает 26,7%, то есть содержание лейкоцитов находится у верхней грани­
цы, или незначительно превышает нормативные значения.
Процентное содержание эозинофилов у всех (100%) обследованных муж­
чин соответствует нормативным значениям.
Также выявлены различия по лейкоцитарной формуле. При сравнении про­
центного содержания сегментоядерных нейтрофилов выявлено, что среди рабо­
тающих мужчин у всех (100% против 96,7%) отмечаются показатели, соответ­
ствующие норме. У учащихся мужчин крайние значения хотя и регистрировались
лишь среди 3,3%, но разброс значений относительно среднего табличного более
выражен.
По содержанию палочкоядерных нейтрофилов как среди учащихся, так и
среди работающих мужчин соответствие нормативным значениям регистрирова­
лось в большинстве случаев (93, 3 и 96,7% соответственно), а в 6,7 и 3,3% случа­
ев — крайнее нижнее значение.
Сравнительный анализ процентного содержания моноцитов показал, что у
большинства (90%) мужчин оно соответствует норме. Были выявлены следую­
щие различия между обследованными группами: нормальное количество моноци­
тов отмечалось у 93,3% учащихся мужчин и у 86,7% работающих, соответствие
верхней границе — у 6,7% и 3,3% соответственно, а соответствие нижней границе
выявлено только у работающих мужчин в 10% случаев.
По показателям лимфоцитов у большинства (76,7%) мужчин их процентное
содержание соответствовало норме. Установлено, что крайние значения и откло­
нение от нормы встречались в обеих группах с одинаковой частотой (23,3%), при48
чем соответствие верхней границе и отклонения выявлены у 16,7% учащихся и у
20% работающих; показатели нижней границы нормы регистрировались у 6,7% и
3,3% соответственно.
Соответствие лейкоцитарной формулы принятым нормативам отмечалось в
66,7% случаев у учащихся мужчин, а у работающих — в 70%. У остальных обсле­
дуемых отмечались отклонения по одному или нескольким показателям формен­
ных элементов.
С целью уточнения описанных выше различий нами была проведена срав­
нительная оценка среднего содержания лейкоцитов и лейкоформулы у обследуе­
мых групп мужчин с определением достоверности различий при помощи крите­
рия Стьюдента.
Результаты сравнения представлены в таблице 4.
Таблица 4.
Сравнительная оценка среднего содержания лейкоцитов и эритроцитов у
учащихся и работающих мужчин в возрасте 18-30 лет, проживающих на террито­
рии Должанского района
Определяемый
Учащиеся
Работающие
Критерий
показатель
мужчины
мужчины
Стъюдента
Эритроциты
4,9±0,19
5,1±0,18
0,015
Г емоглобин
149,6±3,87
151,8±3,32
0,04
Эозинофилы
1,7±0,7
1,9±0,57
0,32
Палочкоядерные
3,0±0,85
2,8±0,86
0,37
59,2±6,8
59,6±5,7
0,8
Лимфоциты
29,8±6,2
30,5±6,0
0,66
Моноциты
6,4±1,7
5,2±1,5
0,004
Общее содержа-
8,2±1,0*
6,9±1,1*
2,8
нейтрофилы
Сегментоядерные
нейтрофилы
49
ние лейкоцитов
*- достоверная разница между группами (при p<0,05)
Как видно из данной таблицы наибольшие различия, относящиеся на осно­
вании критерия Стъюдента к достоверным и статистически значимым, отмечают­
ся по содержанию общего количества лейкоцитов: у работающих мужчин этот
показатель меньше, чем у учащихся. При этом средние значения общего содержа­
ния лейкоцитов у обследуемых групп находились в пределах принятых стандар­
тов, хотя у части (18,3%) из общего количества мужчин отмечается некоторое
превышение нормативных значений.
Сравнение процентного содержания лейкоцитов показано некоторое повы­
шение уровня моноцитов у учащихся мужчин по сравнению с работающими, у
которых чаще отмечалось соответствие нижней границе нормы. По остальным
показателям лейкоформулы достоверных различий между учащимися и работаю­
щими мужчинами не выявлено. При этом средние значения процентного содер­
жания всех видов лейкоцитов находились в пределах принятых стандартов лейко­
цитарной формулы.
Таким образом, проведенное нами сравнение позволяет отметить, что рабо­
тающие мужчины в возрасте 24-30 лет в большинстве своем имели более благо­
приятные показатели лейкоцитарного статуса, тогда как среди обследованных
учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет чаще отмечались признаки лейкоцитоза, а
также крайние варианты процентного содержания сегментоядерных нейтрофилов,
лимфоцитов и моноцитов.
3.3 Лейкоцитарный статус как показатель адаптации мужчин Должанского
района
Нами было проведено исследование типов адаптационных реакций систе­
мы крови практически здоровых людей: 30 учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет
и 30 работающих мужчин 24-30 лет. По показателям лейкограммы определяли
тип адаптационной реакции, а также индекс адаптации по Г аркави Л.Х. на осно­
вании соотношения процентного содержания лимфоцитов и сегментоядерных
50
нейтрофилов
[таблицы
5,6
Приложения].
Различали
ориентировочно­
установочную реакцию тренировки со значением соотношения 0,3-0,4, опти­
мальный тип реагирования — реакцию спокойной активации со значением соот­
ношения 0,5-0,6, реакцию повышенной активации напряжения со значением со­
отношения 0,7-0,8. О срыве адаптационных процессов свидетельствовало выяв­
ление реакций острого стресса и переактивации со значениями соотношения 0,1­
0,2 при наличии соответствующих изменений показателей лейкограммы.
Результаты оценки адаптационных возможностей учащихся и работающих
мужчин представлены в таблице 5.
Таблица 5.
Процентное распределение обследуемых мужчин по типу адаптационных
реакций
Обследуемый
контингент
Тип реакции
Реакция тре­
Реакция
Реакция по­
Реакция
Реакция
нировки
стойкой
вышенной
острого
хрониче­
активации активации
стресса
ского
стресса
1-я группа
26,7%
66,7%
0%
6,7%
0%
2-я группа
20%
66,7%
6,7%
3,3%
3,3%
Как видно из данной таблицы, до 66,7% обследованных студентов имеют
благоприятные адаптационные реакции стойкой активации, случаи повышенной
активации не выявлены. В группе же работающих мужчин отмечались оба вида
реакций активации в 73,3% случаев.
Среди работающих мужчин реакция тренировки отмечалась у меньшего
числа (20%), чем среди студентов (26,7%).
51
Состояние острого стресса выявлялось как в группе студентов, так и рабо­
тающих в 6,7 и 3,3% случаев соответственно, а состояние хронического стресса
определялось только у работающих мужчин в 3,3% случаев.
В целом, полученные нами данные о выраженности адаптационных реакций
среди мужчин Должанского района совпадают с данными А.Х Г аркави, М.А Уко­
ловой [34] о том, что при массовых обследованиях среди лиц среднего возраста в
большинстве случаев регистрируется состояние активации.
Учитывая, что реакции активации являются неспецифической основой здо­
ровья, можно считать, что среди работающих мужчин большинство (до 73,3%)
относятся к категории здоровых, тогда как среди студентов к здоровым следует
отнести меньшее число 66,7%.
Состояние 26,7% студентов и 20% работающих мужчин с реакциями трени­
ровки может быть охарактеризовано как донозологическое с признаками физио­
логического напряжения. О срыве адаптационных процессов и патологии свиде­
тельствовало выявление адаптационных реакций острого и хронического стресса
у одинакового числа лиц в обеих группах — в 6,7% случаев.
Также мы сравнили наличие в каждой группе признаков напряженности ре­
акций и по ним определили число лиц на разных уровнях реактивности. Интерес­
но, что у всех студентов обнаружились признаки напряженности реакций разной
выраженности. Согласно им к I уровню реактивности отнесено 46,7 % обследуе­
мых, к III — 50 %, к IV — 3,3 %. Среди группы работающих мужчин выражен­
ность признаков напряженности реакций значительно меньше и, соответственно,
у большинства обследованных более высокие уровни реактивности: 16,7% обсле­
дуемых отнесено к 0 уровню реактивности, 66,7 % — к I, и лишь 16,7 % чел. — к
III.
3.4 Сравнительная оценка показателей эритроцитов периферической крови у
студентов и работающих мужчин Должанского района
Согласно литературным данным, периферическое звено эритрона, включа­
ясь в реакции адаптации к условиям жизнедеятельности, наряду с лейкоцитами
может служить маркером общего адаптационного процесса [22].
52
Поэтому в нашем исследовании для параллельной оценки адаптационных
реакций обследуемых групп мужчин были изучены показатели состояния эрит­
роцитарного звена периферической крови. Количественные показатели системы
эритроцитов у учащихся и работающих мужчин представлены в таблицах 4, 5
приложения, а результаты стато-математической обработки в таблице №4. У всех
обследуемых (100 %) показатели количества эритроцитов и гемоглобина находят­
ся в пределах физиологической нормы. Из данных, представленных в данных таб­
лицах видно, что достоверных различий по содержанию эритроцитов и содержа­
нию гемоглобина нет. Однако при анализе индивидуальных значений можно от­
метить, что среди работающих мужчин несколько чаще регистрируются более
высокие значения содержания эритроцитов и гемоглобина, поэтому средние зна­
чения анализа красной крови несколько выше, чем у учащихся мужчин.
В целом проведенный анализ основных показателей красной крови не вы­
явил каких-либо выраженных неблагоприятных различий между обследуемыми
группами мужчин. Возможно, для установления этих различий необходим более
детальный анализ состояния эритроцитов с дополнительным определением таких
параметров как размеры, форма эритроцитов, среднее содержание гемоглобина в
эритроците и др.
53
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Целью настоящего исследования явилось исследование показателей гема­
тологического сельских мужчин в возрасте 18-30 лет, проживающих территории
Должанского района. Достижение поставленной цели направлено на оценку влия­
ния комплекса
современных социально-экономических условий Должанского
района и характера деятельности на функциональное состояние представителей
мужского населения.
Проблема оценки функциональных резервов организма крайне сложна и
представленные нами данные являются лишь одной из попыток подойти к реше­
нию этой проблемы. Ясно, что по мере перехода от здоровья к болезни, резервные
возможности регуляторных систем падают и они уже не обеспечивают необходи­
мой перенастройки организма на новый уровень функционирования. Одновре­
менно с падением функциональных резервов снижаются и адаптационные воз­
можности организма. Это обусловлено истощением всех метаболических, энерге­
тических и информационных ресурсов организма, о которых мы судим по состоя­
нию механизмов регуляции кровообращения. И, несмотря на то, что при этом мы
используем сугубо качественные критерии (увеличение или уменьшение тех или
иных показателей) этот подход дает вполне объективную информацию о функци­
ональном состоянии организма. Возможность получения такой информации не­
инвазивно и достаточно простыми методами открывает перспективу боле широ­
кого применения изложенного подхода в клинической практике.
Результаты проведенного исследования мазков периферической крови поз­
воляют говорить о том, что процентное содержание лейкоцитов у всех обследо­
ванных мужчин находится в пределах диапазона физиологической нормы. При
этом крайние значения этого диапазона определялись не более, чем у 18,7% ра­
ботающих мужчин, и касались лимфоцитов. Процентное содержание этих клеток
находилось у верхних значений общепринятой нормы. У мужчин, относящихся к
группе учащихся, крайние значения физиологической нормы определялись так­
же по лимфоцитам и у 16,7% соответствовали верхним значениям, а у 6,7% —
нижним значениям.
Общее содержание лейкоцитов у всех обследованных мужчин соответству­
ет диапазону физиологической нормы и у мужчин, занимающихся учебной дея­
тельностью, достоверно превышает значения, регистрируемые у работающих
мужчин.
Анализ лейкоцитарной формулы с позиций теории неспецифических реак­
ций показал, что у большинства обследованных преобладают реакции активации.
Учитывая, что реакции активации являются неспецифической основой здоровья,
можно считать, что до 73,3% работающих мужчин и 66,7% учащихся относятся
к категории здоровых. Неустойчивые реакции тренировки выявляются у 20% и
26,7% соответственно работающих и учащихся. Состояние стресса регистрирова­
лось только у 6,7% обследованных мужчин. На основании представленных дан­
ных можно говорить, о том, что сельские жители обладают высоким адаптацион­
ным потенциалом []. Данное заключение согласуется с результатами ранее прове­
денных на кафедре анатомии, физиологии, гигиены и экологии человека исследо­
ваний, в которых было показано, что реакции хронического стресса у сельских
жителей Орловского района встречаются в 10 раз реже , чем у городских ( 3,7%
против 33,3%), что свидетельствует о достаточно высоких адаптационных воз­
можностях сельского населения [91].
Следует отметить, что заметного влияния вида деятельности на показатели
периферической крови и адаптационные реакции нами не выявлено. Можно от­
метить, что в группе учащихся чаще отмечались признаки лейкоцитоза, а также
крайние варианты процентного содержания сегментоядерных нейтрофилов, лим­
фоцитов и моноцитов.
На основании полученных данных можно сделать следующие выводы:
1.Общее содержание лейкоцитов у большинства (81,7%) обследованных
мужчин Должанского района находится в пределах диапазона общепринятой
нормы и лишь у 18,3% достигает верхних значений или незначительно превы­
шают их.
55
2.
У 68,3 % мужчин Должанского района показатели лейкоцитарной фор
мулы находятся в пределах нормативных значений. Крайние варианты норматив­
ного диапазона отмечаются у 23,7 % обследованных мужчин для лимфоцитов, а
также для моноцитов, число которых достигает пограничных значений у 10%
мужчин.
3.Общее содержание эритроцитов и гемоглобина у мужчин Должанского
района находится в диапазоне общепринятой физиологической нормы. При этом
достоверных отличий в содержании гемоглобина и эритроцитов между группой
учащихся и работающих мужчин не обнаруживается.
4. Результаты сравнительного анализа показателей лейкоцитарной форму­
лы позволяют говорить об отсутствии влияния вида деятельности на лейкоцитар­
ный статус мужчин Должанского района.
5. Преобладающим типом адаптационных реакций у мужчин Должанского
района являются реакции стойкой активации, которые определяются у 73,3% ра­
ботающих мужчин и у 66,7% учащихся. Число лиц с неблагоприятными реакци­
ями стресса не превысило 6,7%. При этом в группе работающих мужчин у 3,3%
регистрировалось состояние хронического стресса.
6. Совокупные показатели гематологического статуса свидетельствуют о
высоком адаптационном потенциале мужчин Должанского района, особенно из
группы работающих.
56
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к органи­
зациям, осуществляющим медицинскую деятельность»: офиц. Текст. — РИД
ГРУПП ООО Москва, 2012. — 224 с.
2. Абрамов, В.В. Взаимосвязь параметров иммунитета и высшей нервной дея­
тельности у человека / В.В. Абрамов, Т.Я. Абрамова, B.C. Кожевников и др. /
Доклады акад. Наук, 2000. — Т. 371. — № 3. — С. 410-412.
3. Абрамов, В.В. Интеграция иммунной и нервной систем / В.В Абрамов // Им­
мунология. — 1999. — № 3. — С. 62-64.
4. Агаджанян, Н. А. Адаптация, интенсификация обучения и состояние здоровья
студентов / Н. А. Агаджанян, A. Е. Северин, Н. В. Ермакова и др. // Вестник
РУДН (Медицина — физиология). — 2005. — № 2 (30). — С. 6-15.
5. Агаджанян, Н. А. Стресс, физиологические и экологические аспекты адапта­
ции, пути коррекции: монография / Н. А. Агаджанян, С. В. Нотова. — Орен­
бург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. — 274 с.
6. Агаджанян, Н.А. Основы физиологии человека / Н. А. Агаджанян. — М.:
РУДН, 2001. — 408 с.
7. Агаджанян, Н.А. Очерки по экологии человека. Адаптация и резервы здоровья
/ Н.А. Агаджанян, И.Н. Полунин, Ю.В. Павлов. М. — Астрахань, 1997. — 156
с.
8. Агаджанян, H.A. Экопортрет и здоровье жителей средней полосы России /
H.A. Агаджанян, A.A. Желтиков, А.Е. Северин. — Тула: Изд-во Тульского
государственного педагогического университета им. JI.H, Толстого, 2000. —
309 с.
9. Агаджанян, H.A. Этнические проблемы адаптационной физиологии / H.A.
Агаджанян. — М.: РУДН, 2007. — 57 с.
57
10. Адо, А.Д. Патологическая физиология: учебник для медицинских институтов /
А. Д. Адо, Л. М. Ишимова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Медицина, 1980. —
C. 294-299.
11. Адо, А.Д. О взаимодействии нейромедиаторных и иммунных рецеп-торов /
А.Д. Адо, В.Н Федосеева, В.А. Камышева // Патол. физиол. и экспер. тер.
1999, — № 1. — С. 4-6.
12. Адо, А.Д. О нервной регуляции иммунных и аллергических реакций / А.Д.
Адо // 1 Нац. конф. рос. ассоц. аллергологов и клин, иммунологов «Соврем.
проб. аллергол., клин. иммунол. и иммунофармакол.», Москва, 28-31 янв.,
1997 — Сб. тр. М., 1997. — С. 636.
13. Александровский, Ю.А. Клиническая иммунология пограничных психических
расстройств / Ю.А. Александровский, В. П. Чехонин. — М.: ГЭОТАРМЕДИА, 2005. — 256 с.
14. Алексеева, Г.А. Морфофункциональные характеристики эритроцитов перифе­
рической крови при вибрационной болезни: автореф. дис. канд. мед. наук /
Г.А. Алексеева. — М., 1996. — 25с.
15. Алексеева, Т.И. Адаптация человека в различных экологических нишах Земли
/ Т.И. Алексеева. — М.: Изд-во МНЭПУ, 1998. — 254 с.
16. Аппельганс, Т.В. Иммуногематологические критерии дезадаптации орга­
низма человека при различной степени антропогенной нагрузки: автореф. дис.
канд. мед. наук / Т.В. Аппельганс. — Томск, 1997. — 23 с.
17. Баевский, Р.М. Оценка адаптационных возможностей организма и риск разви­
тия заболеваний / Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. — М.: Медицина, 1997. —
236 с.
18. Бауэр, Э. Теоретическая биология / Э. Бауэр.— М.; Л.: ВИЭМ, 1935. — 206 с.
19. Безрукова, Г. А. Патофизиологические аспекты развития профессиональных
заболеваний и их лабораторная диагностика (обзор литературы) / Г.А. Безру­
кова, В.Ф. Спирин // Мед. труда и промыш. экология. 2003. — №11. — С. 7­
13.
58
20. Боголюбов, Л.Н. Обществознание. 10 класс: учеб. для общеобразоват. учре­
ждений: базовый уровень / Л.Н. Боголюбов, Ю.И. Аверьянов, Н.И.Городецкая
и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова; Рос. акад. наук, Рос. акад. образования, издво «Просвещение». 6-е изд. — М.: Просвещение, 2010. — 351 с.
21. Бойко, В.И. Лабораторные исследования крови у рабочих Астраханского га­
зоперерабатывающего завода / В.И. Бойко // Клин. лаб. диагностика. —2007.
№9 — С. 53-54.
22. Бондарь, Т.П. Изменения эритроцитов крови здоровых жителей г. Ставрополя
— физиологический механизм адаптации / Т.П. Бондарь, О.И. Запорожцева //
Морфология. — 2006. — №2. — С. 23.
23. Будник, Е.В. Эритрон при длительном действии на организм человека окислов
азота и малых доз ионизирующей радиации: автореф. дис. канд. биол. наук /
Е.В. Будник. — М., 2000. — 23 с.
24. Бусловская, Л.К. Нарушение адаптации у студентов первокурсников универ­
ситета / Л.К. Бусловская, Ю.П. Рыжкова // Матер. междунар. симпозиума
«Адаптационная физиология и качество жизни: проблемы традиционной и
инновационной медицины». — М.: РУДН, 2008. — С. 71-73.
25. Бучин, В. Н. Экология и здоровье человека /В. Н. Бучин // Астраханский ме­
дицинский журнал. 2007. — № 2. — С. 8-9.
26. Вайс, X. Функции крови / Х. Вайс, В. Елькман, М. Циммерман и соавт.// Фи­
зиология человека. — М., 1996. — С. 414-453.
27. Васильев, Н.В. Система крови и неспецифическая резистентность в экстре­
мальных климатических условиях / Н. В. Васильев, Ю.М Захаров, Т.И. Коля­
да. — Новосибирск: Наука, сиб. отд-е, 1992. — 257c.
28. Верещак, Е.В. Сравнительная оценка морфо-функционального состояния
эритроцитов у рабочих вредного производства в зависимости от стажа работы
// Фундаментальные исследования в биологии и медицине: Сб. науч. трудов.
Вып. 5. — Ставрополь: «Литера», 2008. — С. 111-115.
29. Воробьев, А.И. Руководство по гематологии. 3-е изд. — М.: Ньюдиамед, 2005.
— 3 т. — 416 с.
59
30. Воронин, Е.С. Иммунология: учебник / Е.С. Воронин, А.М. Петров, М.М. Се­
рых, Д.А. Девришов. — М.: Колос-Пресс, 2002. — 406 с.
31. Вялова, Т.И. Экологически зависимые отклонения в метаболизме чело-века
(регион. аспекты): автореф. дис. канд. мед. наук. / Т.И. Вялова. — Уфа, 1998.
— 27 с.
32. Гаркави, Л. Х. Активационная терапия. — Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та,
2006. — 256 с.
33. Гаркави, Л.Х. Закономерность развития качественно отличающихся общих
неспецифических адаптационных реакций организм / Л.Х. Г аркави, М.А. Уко­
лова, Е.Б. Квакина // «Открытия в СССР». — 1975. — № 3. — С.56-61.
34. Гаркави Л.Х. Адаптационные реакции и резистентность организма / Л.Х. Гар­
кави, М.А. Уколова, Е.Б. Квакина. — 2-е изд., доп. — Ростов-на-Дону: Изд-во
Ростов. ун-та, 1990. — 224 с.
35. Гаркави, Л.Х. Адаптационные реакции и уровни реактивности как эффектив­
ные диагностические показатели донозологических состояний / Л.Х. Гаркави,
Г.Н. Толмачев, Н.Ю. Михайлов и соавт. // Вестник Южного научного центра,
2007. —3 т. — №1. — С. 61-66.
36. Гаркави, Л.Х., Шепелев А.П.,Татков О.В., Марьяновский А.А. Эффек­
тивность элеутерококка и кралонина при санаторно-курортном лечении боль­
ных НЦД и ИБС / Л.Х. Гаркави, А.П. Шепелев, О.В. Татков, А.А. Марьянов­
ский // Военно-медицинский журнал. — 2000. — № 9. — С. 42-47.
37. Глазунов, И. С. Показатели здоровья студентов и условия обучения / И. С.
Глазунов, А. К. Дёмин // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья.
—2004. — № 1. — С. 14-20.
38. Горизонтов, П.Д. Стресс и система крови / П.Д. Горизонтов, О.И. Белоусова,
М.И. Федотова. — М.: Медицина, 1983. — 240 с.
39. Дегтева, Г.Н. Состояние эритрона у жителей северных территорий // Экология
человека. — 2004. — № 4. — C. 53-57.
60
40. Долгов, В. В. Клиническая лабораторная диагностика: нац. рук. в 2 т. / В. В.
Долгов, В. В. Меньшиков; АСМОК. — Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2012. — 1т.
— 928 с.
41. Долгушин, И.И. Нейтрофилы и гомеостаз / И.И. Долгушин, О.В. Бухарин. —
Екатеринбург: Изд-во УрОРАН, 2001. — 277 с.
42. Ермакова, Н. В. Адаптация и здоровье студентов / Н.В. Ермакова // Вестник
восстановительной медицины. — 2003. — № 1. — С.12-16.
43. Захаров, Ю.М. О роли межклеточных взаимодействий в регуляции эритропоэза / Ю.М. Захаров, И.Ю. Мельников // Успехи современной биологии. —
1984. — 88 т., № 4. — С. 60-72.
44. Иржак, Л.И. Состав и функции крови /Л.И. Иржак // Соросовский образова­
тельный журнал. — 2001. — № 2. — С. 11-19.
45. Истаманова, Т.С. Функциональная гематология / Т.С. Истаманова, В.А. Алма­
зов, С.В. Канаев. — Л.: Медицина, 1973. — 310 с.
46. Казначеев, В.П. Проблема адаптации и общей патологии / В.П. Казначеев //
Эколого-физиологические проблемы адаптации. — М., 1988. — С.91-93.
47. Камышников, В.С. Методы клинических лабораторных исследований / В.С.
Камышников. — 4-изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2011. — 752 с.
48. Карчинская, Т.В. Адаптационные возможности эритрона / Т.В. Карчинская //
Фундаментальные исследования в биологии и медицине: Сб. науч. трудов:
вып. 3. — Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 2007. — С. 11-14.
49. Козинец, Г.И. Клетки периферической крови и экологические факторы внеш­
ней среды / Г.И. Козинец, Д.Ф. Каюмова, В.М. Погорелов // Клиническая ла­
бораторная диагностика. — 1993. — № 1. — С. 14-20.
50. Козинец, Г.И.
Клетки крови —
современные
технологии
их
анализа
/ Г.И. Козинец, В.М. Погорелов, Д.А. Шмаров. — М.: Триада-Фарм, 2002. —
534 с.
51. Корнева, Е.А. Молекулярно-биологические аспекты взаимодействия нервной
и иммунной систем Е.А. Корнева, О.И. Головко, Т.Б. Казакова // Вопросы
мед. химии. — 1997. — 43 т., № 5, — С.321-329.
61
52. Крыжановский, Г. Н. Нейроиммунопатология / Г.Н. Крыжановский, С.В. Магаева, С.В. Макаров. — М.: Б. и., 1997. — 282 с.
53. Крыжановский, Г.Н. Дизрегуляционная патология / Г.Н.Крыжановский // Патол. физиол. и эксперим. терапия. — 2002. — № 3. — С. 2-19.
54. Кузник, Б.И. Форменные элементы крови, сосудистая стенка, гемостаз и
тромбоз / Б.И. Кузник, В.П. Скипетров. — М.: Медицина, 1974. — 306 с.
55. Кучеренко, В.З. Общественное здоровье и здравоохранение / В.З. Кучеренко.
— М.:ГЭОТАР-Медиа, 2013. — 687 с.
56. Лапшина, М.В. Изменение показателей эритроцитов после физической
нагрузки / М.В. Лапшина, Н.А. Мельникова, М.Р. Тайрова // Морфология. —
2009. — 136 т. — № 4. — С. 88.
57. Литвинова, Н.А. Роль индивидуальных психофизиологических особенностей
студентов в адаптации к умственной и физической деятельности: автореф.
дис. д-ра биол. наук: 03.00.13 / Н. А. Литвинова. — Томск, 2008. — 25 с.
58. Ломов, О.П. Влияние шума на функциональное состояние лейкоцитов крови /
О.П. Ломов, Е.В. Татаринова // Гигиена и санитария. — 1981. — № 12. — С.
22-24.
59. Лощилов, В.И. Ведение в валеотехнологию / В.И. Лощилов. — М.: Алегропресс 1997, — 176 с.
60. Лунина, Н.В. Роль лизосомальных ферментов нейтрофилов в регуляции функ­
ций организма при стрессе / Н.В. Лунина, Л.В. Абакумова, Я.А. Ушко, В.В.
Степаненко // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. —
2004. — 90 т. — №8. — С.207.
61. Лысенков, С.П. Медико-социальные проблемы здоровья населения Северного
Кавказа / С.П. Лысенков. — Майкоп: Адыгейский филиал КубГМА, 2000. —
163 с.
62. Магаева С.В. Нейроиммунофизиология / С.В. Магаева, С.Г. Морозов. —М.:
Изд-во ГУ НИИ биомедицинской химии им. В.Н. Ореховича РАМН, 2005. —
160 с.
62
63. Меерсон Ф.З. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам
/ Ф.З. Меерсон, М.Г. Пшенникова. — М.: Медицина, 1988. — 256 с.
64. Мирошникова, О.Н. Изменения показателей периферической крови и системы
кровообращения человека как индикаторы реакции организма на действие
экологических факторов: автореф. дис. канд. биол. наук / О.Н. Мирошникова.
— Владивосток, 2007. — 21с.
65. Мурузюк, Н.Н. Физиологические параметры иммунного статуса пришлого
населения трудоспособного возраста г. Надыма Ямало- Ненецкого автономно­
го округа: дис. канд. биол. наук / Н.Н. Мурузюк. — Тюмень, 2005. — 119 с.
66. Никитина, Г.М. Роль плазмалеммы в процессах старения, элиминации и вос­
производства эритроцитов: микровезикулы плазмалеммы как стимуляторы
эритропоэза / Г.М. Никитина, Н.Н. Моченова // Вестник РАМН. — 1996. — №
9. — С. 35-40.
67. Ноздрачев, А.Д. Общий курс физиологии человека и животных: В 2-х кн.
Книга вторая. Физиология висцеральных систем / А.Д. Ноздрачев, Ю.И. Ба­
женов, И.А. Баранникова и др. — М.: Высшая школа, 1991. —522c.
68. Павлова, М.М. Функционирование эритроцитарной системы при анемических
состояниях у рабочих, занятых переработкой астраханского газоконденсата /
М.М. Павлова, Т. А. Эсаулова // Астраханский мед. журнал. 2007. — №2. —
С. 140-141.
69. Покровский, В.М. Физиология человека: Учебник / В. М. Покровский, Г. Ф.
Коротько. — М.: ОАО «Издательство «Медицина», 2011. — 662 с.
70. Полетаев, А.Б. Регуляторная метасистема (иммунонейроэндокринная регуля­
ция гомеостаза) / А.Б. Полетаев, С.Г. Морозов, И.Е. Ковалев. — М.: Медици­
на, 2002. — 168 с.
71. Потапов, А.И. Структура и уровни заболеваемости сельского населения в свя­
зи с интенсивным применением пестицидов / А.И. Потапов, В.Н. Ракитский и
соавт. // Сборник научных трудов «Гигиенические аспекты охраны окружаю­
щей среды и здоровья населения». — М., 1999. — с. 144-146
72. Росин, А.Я. Регуляция функций / А.Я. Росин. — М.: Наука, 1984. — 171с.
63
73. Рябов, С.И. Основы физиологии и патологии эритропоэза / С.И. Рябов. — Л.:
Медицина, 1971. — 255 с.
74. Севрюкова, Г.А. Современные подходы к проблеме здоровья студентов: фи­
зиологический аспект / Г.А. Севрюкова, О.Н. Москвина // Матер. 2-ой Всерос­
сийской научно-практической конференции «Физиология адаптации». — Вол­
гоград, 2010. — С.330-333.
75. Селье, Г. Очерки об адаптационном синдроме / Г. Селье. — М.: Медицина,
1960. — 254 с.
76. Семенова, Е.И. Морфологические показатели периферической крови высоко­
квалифицированных спортсменов-единоборцев Якутии: автореф. дис. канд.
биол.наук / Е.И. Семенова. — Якутск, 2011. — 23с.
77. Сорокин, О. Г., Ушаков И. Б. Возможности и перспективы использования
оценки адаптационного потенциала в практической медицине / О.Г. Сорокин,
И.Б. Ушаков // Экология человека. — 2005. —№10. — С.11-17.
78. Степнов, С.М. Экологозависимые изменения крови у детей: автореф. дис.
канд. мед. наук / С.М. Степнов. — Пермь, 1997. — 24с.
79. Татаринова, Н.В. Психофизиологическая и гематологическая характеристика
состояния здоровья и адаптации студентов к учебной деятельности: автореф.
дис. на соискание ученой степени кандидата биол. наук. / Н.В. Татаринова. —
Москва, 2012. — 118 с.
80. Татков, О.В. Опыт применения препарата «Пантогематоген» на клиническом
и санаторном этапах / О.В. Татков, Л.Х. Гаркави, В.В. Рубцов, Н.Б. Фатькина
// Актуальные проблемы восстановительной медицины, курортологии и фи­
зиотерапии. — СПб, 2004. — С.242.
81. Ушаков, И.Б. Адаптационный потенциал человека / И.Б. Ушаков, О.Г. Соро­
кин //Вестник РАМН. — 2004. — № 3. —С.8-13.
82. Черниговский, В.И. Вопросы нервной регуляции кроветворения / В.И. Черни­
говский, А.Я Ярошевский. — Москва, «Медгиз»,1953. — 224 с.
83. Черниговский, В.Н. Регуляция эритропоэза / В.Н. Черниговский, О.И. Моисе­
ева // Успехи физиологических наук. — 1982. — 13 т., № 4. — С. 27-46.
64
84. Черний, В.И. Нарушения иммунитета при критических состояниях: особенно­
сти диагностики / В.И. Черний, А.Н. Нестеренко// Внутренняя медицина. —
2007. — № 2 (2). — С. 46-52.
85. Шихлярова, А.И. Адаптационно-трофическое влияние малых доз адреналина:
автореф. дис. канд. биол. наук / А.И. Шихлярова. — Ростов н/Д, 1985. — 24 с.
86. Щепин, О.П. Общественное здоровье и здравоохранение: учебник / О. П. Щепин, В. А. Медик. — М.: ГЭОТАРМедиа, 2012. — 592 с.
87. Юрова, И.Ю. Проблема здоровьесбережения сельского населения современ­
ного российского общества / И.Ю. Юрова, Е.А. Андриянова, Л.М. Федоров,
В.В. Масляков // Фундаментальные исследования. — 2014. — № 7-5. — С.
1065-1069.
88. Методические рекомендации. Гематологические анализаторы. Интерпретация
анализа крови: [утв. Минздравсоцразвития РФ 21.03.2007 N 2050-РХ] [Элек­
тронный ресурс]. —
http://clinlabs.com/sites/default/files/content/ dokument/
hemanalizator.pdf. — Дата доступа: 24.02.2017.
89. Численность и состав населения: [Электронный ресурс] http://www.gks.ru/
wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/. — Да­
та доступа: 12.02.2017.
90. Щербакова, Е.М. Демографические итоги I полугодия 2015 года (часть I)/
Е.М. Щербакова // [Электронный ресурс]. — 2015. — http://demoscope.ru
/weekly/ 2015/0653/barometer653.pdf. — Дата доступа: 24.02.2017.
91. Сысоева Л.А., Овсянникова Н.Н., Ляхова О.Л. Лейкоцитарная формула как
показатель адаптационного статуса сельских и городских жителей//Известия
Саратовского университета. Новая серия: Биология. Химия. Экология-2017.вып.2.-С.201-208
65
ПРИЛОЖЕНИЕ
Таблица 1.
Физиологические показатели периферической крови здорового человека
Наименование параметра
Норма содержания
Гемоглобин
Мужчины: 130-160 г/л
Женщины: 120-145 г/л
Эритроциты
Цветовой показатель
Мужчины: 4,0-5,5х1012/л
Женщины: 3,9-4,7х1012/л
0,86-1,10
Ретикулоциты
2-12%0
Гематокрит
Мужчины: 40-48%
Женщины: 36-42%
Тромбоциты
160-400х10у/л
Лейкоциты
4,0-9,0х10у/л
Эозинофилы
0-5% (0,0-0,3х109/л)
Базофилы
0-1% (0,0-0,065х10у/л)
Миелоциты
—
Метамиелоциты
—
Палочкоядерные нейтрофилы
1-6% (0,040-0,30х 10у/л)
Сегментоядерные нейтрофилы
40-72% (2,0-5,5х10у/л)
Лимфоциты
19-40% (1,20-3,0х10у/л)
66
Моноциты
3-11% (0,09-0,60х10у/л)
Скорость оседания эритроцитов
Мужчины: 1-10 мм/ч
Женщины: 2-15 мм/ч
67
Таблица 2.
Лейкоцитарная формула учащихся мужчин в возрасте 18-24 лет, проживающих на территории Должанского района
ФИО. обсле­
дуемого
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
У. С.А.
К. Р.С.
Л. И.А.
К. В.В.
С. В.А.
С. Е.Г.
Г. М.С.
Р. М.Е.
Р. А.В.
С. И.А.
В. Р.Г.
А К.А.
С. П.А.
Г. А.В.
С. ЮН.
Возраст,
лет
18
18
18
18
18
19
19
19
19
19
19
20
20
20
20
Лейкоцитарная формула
Кол-во
лейкоцитов Эозинофилы Палочкоядер.
Сегментоядер. Лимфоциты
нейтрофилы
нейтрофилы
1
3
63
23
9,1
2
3
60
31
7,7
7,6
1
2
58
33
1
4
51
38
7,5
1
1
70
18
10,1
1
2
72
21
9,8
8,2
1
3
57
32
2
4
54
34
7,3
2
3
51
37
7,1
1
3
56
36
8,1
8.3
1
3
59
30
9,6
1
3
71
19
7,4
3
4
50
37
8,4
2
4
52
35
8.6
3
3
61
27
Моноциты
10
4
6
6
10
4
7
6
7
4
7
8
6
7
6
Тип адаптаци­
онной реакции
Р. тренировки
Р. спок. актив.
Р.спок. актив.
Р. активации
Стресс
Р. тренировки
Р. спок .актив.
Р.активации
Р.активации
Р.активации
Р. спок. актив.
Стресс
Р.активации
Р.активации
Р. тренировки
68
16.
CM C.
20
7,2
3
3
17.
А. С И.
20
9,2
1
3
18.
С. A.A.
21
7,6
2
4
19.
С. Л.С.
21
6,7
2
3
20.
P. В.A.
21
9,2
1
3
21.
в. M.C.
22
9,3
2
1
22.
Ш. М О.
22
9,9
1
23.
А. С. А.
23
6,8
2
3
3
24.
Л. Д М.
23
8,7
1
2
25.
С. А.В.
23
6,3
3
4
26.
С. Д А.
23
7,7
2
2
27.
Ч. Е.А.
24
8,1
2
2
28.
М. К.Г.
24
8,6
2
4
29.
И. А.Ю.
24
7,5
2
3
30.
М. А.А.
24
7,1
2
3
53
34
7
Р. активации
69
22
5
Р.тренировки
51
37
6
Р. активации
52
36
7
Р. активации
60
27
9
Р.тренировки
69
21
7
Р.тренировки
63
26
7
Р.тренировки
60
31
4
Р.спок. актив.
65
26
6
Р. активации
53
34
6
Р. активации
63
28
6
Р. Спок, актив.
57
34
5
Р. актив.
64
21
9
Р.тренировки
62
29
4
Р. Спок, актив.
50
38
7
Р. активации
69
Таблица 3.
Лейкоцитарная формула работающих мужчин в возрасте 24-30 лет, проживающих на территории Должанского райо­
на
ФИО. обследу­ Возраст,
лет
емого
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
К. АД.
С. Е.И.
Л. Г.В.
В. Э.В.
С. Г.И.
Е. В.В.
Г. М.А.
Ф. С.С.
К. Д.Ю.
Б. С.М.
Г. И.А.
Ф. О.Е.
Д. М.И.
Д. ИИ.
24
24
24
24
25
25
25
25
25
26
26
26
26
26
Кол-во
лейкоци­
тов
6,7
6,3
5,9
7,0
5,9
6,1
6,1
6,5
6,2
5,9
6,0
9,1
6,8
6,2
Лейкоцитарная формула
Эозинофилы Палочкоядер.
нейтрофилы
1
2
2
1
2
2
2
1
2
2
3
1
2
1
3
2
3
3
1
2
4
2
3
3
2
1
3
3
Тип адаптацион­
ной реакции
Сегментоядер.
нейтрофилы
Лимфоци­
ты
Моноциты
63
62
64
62
53
63
67
58
52
57
60
69
56
62
29
31
27
29
40
28
21
36
39
33
31
19
34
29
4
3
4
5
4
5
6
3
4
5
4
10
5
5
Р. активации
Р. спок. актив.
Р. тренировки
Р. спок. актив.
Р. повыш.актив
Р. спок. актив.
Р. тренировки
Р. активации
Р. активации
Р. спок. актив.
Р. спок. актив.
Стресс
Р. активации
Р. спок. актив.
70
15.
П. B E.
27
6,7
2
4
16.
Е. И.А.
27
8,0
2
4
17.
П. Д Г .
27
6,8
2
4
18.
Ж.
27
7,2
2
2
19.
Д. С И .
27
7Д
2
3
20.
в. и в .
28
4,3
3
2
21.
А. А.А.
28
9,0
2
22.
К. Д А.
28
6,9
1
3
3
23.
К. М.Р.
29
6,8
2
4
24.
П. С. А.
29
6,5
2
3
25.
Н. А С.
29
8,9
2
2
26.
Н. А.Е.
29
7,7
3
3
27.
Ш. С И.
30
6,5
2
2
28.
Р. Ю .В.
30
7,3
2
2
29.
Ж. М.Е.
30
7,8
1
4
30.
С. Т.И.
30
9,1
2
3
в.н.
50
37
7
Р. активации
49
39
6
Р.повыш. актив.
52
36
6
Р. Спок, актив.
61
31
4
Р. Спок, актив.
64
27
4
Р.тренировки
69
19
7
Р. хрон. стресса
66
22
6
Р.тренировки.
52
39
6
Р. активации
56
33
5
Р. Спок, актив.
55
37
3
Р. активации
67
24
5
Р.тренировки
61
28
5
Р. Спок, актив.
56
34
6
Р. активации
57
32
7
Р. Спок, актив.
61
28
6
Р. Спок, актив.
6
24
7
Р.тренировки
71
Таблица 4.
Показатели эритроцитов и гемоглобина учащихся мужчин в возрасте 18-24
лет, проживающих на территории Должанского района
Ф.И.О. обследуемо­
го
1.
У. С.А.
2.
К. Р.С.
3.
Л. И.А.
4.
К. В.В.
5.
С. В.А.
6.
С. Е.Г.
7.
Г. М.С.
8.
Р. М.Е.
9.
Р. А.В.
10. С. И.А.
11. В. Р.Г.
12. А К.А.
13. С. П.А.
14. Г. А.В.
15. С. ЮН.
16. С. М.С.
17. А. СИ.
18. С. А.А.
19. С. Л.С.
20. Р. В.А.
21. В. М.С.
22. Ш. МО.
23. А. С.А.
24. Л. ДМ.
25.
С. А.В.
С. Д.А.
26.
27. Ч. Е.А.
Возраст, лет
Количество эритро­
цитов
18
18
18
18
18
19
19
19
19
19
19
20
20
20
20
20
20
21
21
21
22
22
23
23
23
23
24
4,8
4,9
4,8
5,0
4,9
4,7
4,8
4,7
4,9
4,6
4,9
5,2
5,0
4,9
4,8
4,6
5,1
4,7
4,9
5,2
5,3
5,2
4,9
5,0
4,8
4,9
5,0
Количество гемо­
глобина
146
151
147
153
148
145
149
145
148
144
150
155
149
148
148
144
154
149
150
156
154
156
148
149
143
147
149
28.
29.
30.
М. К.Г.
И. А.Ю.
М. А.А.
24
24
24
5,2
4,9
5,2
156
150
156
Таблица 5.
Показатели эритроцитов и гемоглобина работающих мужчин в возрасте 24­
30 лет, проживающих на территории Должанского района
Ф.И.О. обследуемо­
го
1.
К. АД.
2.
С. Е.И.
3.
Л. Г.В.
4.
В. Э.В.
5.
С. Г.И.
6.
Е. В.В.
7.
Г. М.А.
8.
Ф. С.С.
9.
К. Д.Ю.
10. Б. С.М.
11. Г. И.А.
12. Ф. О.Е.
13. Д. М.И.
14. Д. И.И.
15. П. В.Е.
16. Е. И.А.
17. П. Д.Г.
18. Ж. В.Н.
19. Д. С.Н.
20. В. И.В.
21.
А. А.А.
22. К. Д.А.
23. К. М.Р.
Возраст, лет
Количество эритро­
цитов
24
24
24
24
25
25
25
25
25
26
26
26
26
26
27
27
27
27
27
28
28
28
29
5,2
4,9
5,3
5,0
5,1
4,8
4,9
4,7
5,3
5,3
5,1
5,3
5,0
5,1
4,9
5,2
4,9
5,2
4,9
5,2
4,8
4,9
5,3
Количество гемо­
глобина
153
150
157
151
154
149
148
148
156
155
153
157
149
152
150
154
147
156
149
155
149
150
156
73
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
П. С.А.
Н. АС.
Н. А.Г.
Ш. СИ.
Р. Ю.В.
Ж. М.Е.
С. Т.И.
29
29
29
30
30
30
30
4,9
5,3
5,2
5,0
4,9
5,1
5,1
149
155
155
148
146
149
153
74
Таблица 6.
Критерии адаптационных реакций по сигнальным показателям лейкоцитарной формулы у людей
Тип адаптационной
Форменные элементы крови, %
реакции
Баз.
Эоз.
Пал.
Сегм.
нейтр.
Отношение лимф/сегмент
Лимф.
Мон.
Г армоничная
Напряженная
реакция
Реакция
Стресс
0-1
0-4
1-7
62-82
6-19,5
4-8
0,07-0,31
0,07-0,58
Тренировка
0-1
1-4
1-5
54-73
20-27
4-7
0,27-0,52
0,26-1,17
Активация
0-1
1-4
1-4
65-40
28-45
4-6,5
0,45-1,12
0,44-3,0
спокойная
0-1
1-4
1-4
65-49
28-33,5
4-6,5
0,45-0,64
0,44-1,43
повышенная
0-1
1-4
1-4
49-40
34-40
4-6
0,7-1,12
0,57-3,0
75
Таблица 7.
Критерии адаптационных реакций по сигнальному показателю — процентному содержанию лимфоцитов в лейкоци­
тарной формуле
Возраст
Стресс
Тренировка
Спокойная ак­ Повышенная
тивация
активация
Переактивация
0-2 лет
<39
39-49
50-60
61-70
>70
3-5
<29,5
29,5-37,5
38-45
45,5-57
>57
6-9
<25
25-32
32,5-40
40,5-51
>51
10-13
<23
23-30
30,5-38
38,5-48
>48
14-16
<20,5
20,5-28,5
29-36
36,5-46
>46
Взрослые
<20
20-27,5
28-34
34,5-40-44
>40-44,5
(индивидуально)
76
Таблица 8.
Оценка уровней реактивности по выраженности признаков напряженности в лейкоцитарной формуле
Степень напряженности
Клеточные элементы
0
I
II
III
IV
Моноциты
5-7
7,5-8,5
4-4,5
9,0-11,0
3,0-3,5
11,5-15,0
2,0-2,5
>15
<2
Эозинофилы
1-4,5
5,0-6,0
0,5
1
6,5-8,5
9,0-15,0
>15
1,5
7,5-9,0
2,0-3,0
>3
9,5-15,0
>15
1,0-1,5
6,6-7,9 х109/л
3,2-3,6х109/л
2,5
Базофилы
0-0,5
Палочкоядерные
нейтрофилы
3-5,5
Общее число
лейкоцитов
4,0-6,0х109/л
6,0-7,0
2,0-2,5
6,1-6,5х109/л
3,7-4,0х109/л
0,5
Дополнительные
сведения
Токсогенная зерни- Нет
стость нейтрофилов
8,0-10,0х109/л
2,9-3,1х109/л
>10,0х109/л
<2,9х109/л
1-2 плазматиче- Более двух
ские клетки
плазматических клеток или
появление незрелых форм
Нет
В единичных
клетках
В половине
Клеток
Почти во всех клетках
77
Орловский ГУ
АНТИПЛАГИАТ
ТВОРИТЕ СОБСТВЕННЫМ УМОМ
СПРАВКА
©результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Растворова Светлана Петровна
Факультет, кафедра,
номер группы
факультет естественных наук
Тип работы
Дипломная работа
Название работы
Гемат з :е
деятельности
Название файла
PacTsopoea.doc
Процент заимствования
23,79%
Процент цитирования
0,27%
Процент оригинальности
75,94%
Дата проверки
16:09:13 21 июня 2017г.
Модули поиска
Модуль поиска ЭБС "БиблиоРоссика"; Цитирование; Модуль поиска ЭБС
"Университетская библиотека онлайн"; Коллекция диссертаций РГБ; Коллекция
eLIBRARY.RU; Модуль поиска ЭБС "Айбукс"; Модуль поиска Интернет; Модуль поиска
ЭБС "Лань"; Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им. И.С.Тургенева"; Кольцо вузов
Работу проверил
Ляхова Ольга Леонидовна
' й стату v /жч н 18-
летДол> ан
>гс айона
у ето
вида и:;
ФИО проверяющего
Дата подписи
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссылку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруженное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа