close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Семин Алексей Андреевич. Внешнеполитическая стратегия в постсоветской России: достижения и просчеты

код для вставки
Isrehcodu
Pr
'g'X
Llye 'rrgdo
oxHercoderJ
'r'a
'v'v
w-liHeX(vfi,co[ :I4LIccod
(ccnupou)
godVeQex .aeg
xrsreg
Hr4r
rec
rueYr(r3
]toxcresocrcol s rrareredrc ruxcehr4rr4rroueHmeHg
tsroged 4onnoutrexzQureax Konxc,(rrrs eNeI
M
[email protected]
""T::::"1?:X#T""^,,
e*revrrc
rzQ ocorn0 rexcer'Lrrr4 rrou (s'zQ odu) sr,counensedruH
rr4Jorrorurolf v 0' v0' I t rrysoror[ou orLrHeffseduerr ou
:
VJO
(v g[IHgJd^J'
STVd
TVHI{OLfi Yil4q?IilIV g) I'VHX JATIq g
J' I4' wI{ JSJI4 Jdg
gzHA IITIHHABJ JdVYAC O J
4LIXC BOIf
dO
rl4Hvgotvdso oJitmcrqg iil4Havxirdh^
iloHtilfgJvsotvdso goHJgxYols goHHiIgJJdvYAcoJ EoHirrvdirygo
I4I4rIVdiIVsouo>rJrluJcodI4)AVHr4rrilNflotvdsrooBJcdaJJvrHuw
)
'V'V HHr^reJ
xrsreg
'I1"8
o{r4HeHrrolcr4 x rrnndtr eurueyeg
d)Ig srerzvosoxf4
'r LIOZ rredue
tYttudtt enHuYet
rctrIlls or.rneVeg
eJuV'scr4[YoII
(t0) wz^ueyet, nr,eVrss ewfi
ilrerrrr(CnO;
(aorieveed Wr{H x rcxrarnrcoHro r^reuHeeexr( c)
rfo['ftd
axg or nrJHersrr(cuoy
.9
:ercBuder;er r oJoxcer,zQefu sHerredell . g
r4xt4rLrrforr 4eHmeHs 4OXC4LTCCOd rZUersedueH erqHqrBHoured
LDIIlJI4IIOU
4eHmeHs 4oxcfl4ccod goxcresocrcon IqsoHco ersHsrer(ruettHox r,r rirwergodu entngo
:(aocoduoa exrogedeed xurnexervou sHer,edeu) axg euHexdev oJ .v
' uulte>turg f u e rsu r',,(e
n e rs Hx e 9,(de e u eu>rlurkrc c o d, zre r, e u
4oxcenuYozdeu IsrEl,Iderent 'tq.rxe elqHilIrer€Vonoxee :eroged x erqHH€v errnvoxcl4 'g
(sI)) rsroged 4OHHehHOxer worHev,(rc ur,evc xod3 .7
'J Lr\T,vHorv
ILL-Z "If 'r l,lgTwtedttB
<<i0>>
ro frerzcdeszHf orr Nor€xzdl enevxdear6
rsreacodu z
KuHex<vrcov :uvccod 4oxcJesocrcou s rureredJc rexcehr4rLrrrorreHrrreHg
:d)g
eruoJ .I
ZL00g1 dQum er,zseedVHv rec)rerv €Hr4Ne3 erneV,(rc
rfloged 4onnoulexnQnreax 4onxcKrrqs er4HeH[Orrqs €H
flIIHVYV€
'r
LI1Z, rlrdffi (t0)
(acnupou)
('g'X oxHercoder3)
HodreQex'aeg
:OIVYXdIISJA
rz Q o c oriz Q ruxcer'r4 rr4 rrolr (srrz Q o du) srconnenae due11
rrlJorrorr4rro1 I 0' V0. I t uxsoror[ou ezneraeduell
r.rr4Jorforr,rrou 4ouveryzdl u 4eIn go edreQey
rersrr(yeQ Kzxc Qocorrr.{O
( v ggHgJdAJ'
J' 14' t\II4 JEJI4 J dil SZHA 4IqHHII gJ J dVVA J O J I^4I4X C g Oll.do )
KI,IHVSOIVdSIO OJiIMCIqg iII4HiIVXiIdhA
EoHqIIEJVsotVdsIo iIoHJiIXtVoIs IIoHHiIsJJdVtrAcOJ iroHrrrvdgVg<p
ul{fivdaYaoUo>rJrlr4cJodpIxAVHvrwnlyaorvdsoosJJdEJJr4Hvrw
'r LIjz
.J
gew .J
rHev^rJ
'v'v Hr4r reJ
dxg irreu{Yosoyfd
'I1"8 xrsreg
4el^tr
d)tl
LIOT,
-
14
rr4HeYess €JcxeJ exaoJoJYoll
d)lltl rqs€rJ Fosdeu eJcxeJ snaororvolj
rde14i
d)g
xoruecl xr4xcehkrJorroHodx'r'BV€€
z nre[t 'truH€aoVeIrccrl ereruVedu
14
€Jxes,go
ri
I,IOAOXT4HhOJC
J
eunereVeduo'rsroged eneru erlHefseJco
qoesHB
Iqgeg
sdgrog
9107,
rr.rHehorfx€r
d)Ig rqserr godors ercxer BxsoroJYoll
sreduy
LIOZ
sredre
'r
Ll1T, sredae6
'r LIjz
ar4r-raHe'sorczderelrr r,r sorHerufxoV do9 f
ourrgvg ezHells€JcoJ
d)g eNer orr 14
'rswergodu nraQefu oudorcz enHer,f e1
- 9I0Z sdgexefi'
'r
1
E14H
er,eruzd11
dxtl
rvHeHrrorrrsa xod3
soIIeJ€ evHesoHer rr4€H
Hvrfu rlrrqHdv[Hgrv)
I
4
Аннотация к выпускной квалификационной работе
СЕМИНА АЛЕКСЕЯ АНДРЕЕВИЧА
на тему «Внешнеполитическая стратегия в постсоветской России:
достижения и просчеты»
Ключевые слова: государство, стратегия, внешняя политика, Европейский Союз,
СНГ, США, НАТО, АТР.
Данная
выпускная
квалификационная
работа
посвящена
проблеме
внешнеполитической стратегии в постсоветской России. Соответственно, предметом
исследования является внешнеполитическая стратегия постсоветской России, ее
достижения и просчеты.
Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы выявить
особенности внешнеполитической стратегии Российской Федерации и составить
объективное представление о её особенностях, достижениях и просчетах.
Ведущим методом при раскрытии темы стал системный подход, который
позволил подойти к предмету исследования как к комплексу проблем,
составляющих единое целое, выявить наиболее характерные особенности на
каждом этапе его развития, установить их логическую взаимосвязь и
взаимозависимость. При изучении источников и литературы для получения более
достоверной и полной информации о развитии внешнеполитической стратегии
России в постсоветский период применялись аналитический и описательный
методы.
Метод синтеза применялся при обобщении информации и формулировки
выводов об основных стратегиях государства.
Это стало возможным, благодаря анализу
научных трудов отечественных и
зарубежных исследователей, материалов конференций, посвященных проблемам
развития внешнеполитической стратегии государства.
Общий объем выпускной квалификационной работы составляет 101 страницу.
Выпускная квалификационная работа написана на основе различных по
характеру и содержанию источников. К их числу относятся: международные
5
документы, законодательные акты Российской Федерации, речи и выступления
политических деятелей. Помимо всего прочего, к исследованию были привлечены
труды российских и зарубежных политологов, историков и др.
Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, а
также списка источников литературы.
Результатом проведенного анализа стало выявление положительных и
отрицательных
тенденций
в
развитии
внешнеполитической
стратегии
постсоветской России, а также специфики реализации основных направлений
внешней политики на международной арене.
Научная новизна выпускной квалификационной работы состоит в том, что
впервые
было
проведено
комплексное
и
всестороннее
исследование
внешнеполитической стратегии постсоветской России.
Положения и выводы настоящей выпускной квалификационной работы могут
быть применены при проведении научных исследований, написания научных
статей
и
монографий
по
проблемам
внешнеполитической
стратегии
постсоветской России.
Также
работа
представляет
собой
исследование,
имеющее
целью
восполнить дефицит знаний о внешнеполитической концепции Российской
Федерации, дальнейших путей ее развития.
Накопленный в процессе написания работы - исследовательский материал,
выводы
автора
могут
быть
использованы
при
преподавании
дисциплин соответствующей тематики: «Теория международных отношени», «Ср
авнительная политология», «Политическая история России», а также в школьном
курсе и элективных занятиях по истории и обществознанию.
6
Оглавление
ВВЕДЕНИЕ
7
ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ
ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
13
1.1 Формирование новой внешнеполитической стратегии России.
13
1.2. Россия в системе ООН и других международных организаций.
18
1.3. Российские регионы и внешняя политика
28
ГЛАВА 2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ
ПОЛИТИКИ
34
2.1. Европейский вектор российской внешней политики
34
2.2. Место и роль Соединенных Штатов Америки во внешнеполитической
концепции России
58
2.3. Политика России в отношении СНГ и стран постсоветского пространства
67
2.4. Внешнеполитическая стратегия России в Азиатско-Тихоокеанском
регионе
77
2.5 Особенности внешнеполитических отношений России со странами
Латинской Америки
87
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
93
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
96
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Распад СССР в 1991 году, коренным
образом изменил международную обстановку в мире. Выход России на
международную арену как нового независимого государства со всей остротой
поставил перед российским руководством проблему определения ее дальнейшей
судьбы, поиска наиболее эффективной модели политического и социальноэкономического
развития,
национальной
идентичности,
четкой
внешнеполитической стратегии, основанной на ясном понимании долгосрочных
национальных интересов и адекватной оценке собственных возможностей для их
обеспечения.
Актуальность темы связана также с появлением в мировой геополитике
новых вызовов безопасности, которые требуют от руководства Российской
Федерации выработки продуманной, опирающейся на исторический опыт
стратегии внешнеполитического развития.
Изменение международного статуса Российской Федерации, открытое
провозглашение ее руководством приверженности демократическим ценностям и
рыночным реформам при всей противоречивости развития страны в исследуемый
период поставило вопрос о месте и роли России в числе стран Большой
восьмерки, новом характере ее отношений с США, ЕС и НАТО. Применительно к
внешней политике, а в более широком смысле национальной стратегии
безопасности задача российского руководства состояла в том, чтобы определить
место и роль России в новой постбиполярной системе международных
отношений,
осознать
и
сформулировать
ее
национальные
интересы
и
последовательно реализовывать и защищать эти интересы на международной
арене. Часть данных стратегических задач не решена вплоть до настоящего
времени,
Отдельный аспект актуальности темы исследования связан с продолжением
внутренних преобразований в современной России, успех которых невозможен
без благоприятного международного фона и привлечения внешних ресурсов.
Россия до сих пор фактически находится в состоянии поиска новых моделей в
8
экономической, социальной и правовой сферах. Строительство гражданского
общества и открытой экономики невозможно в условиях политической
отстраненности от исторического опыта и современных реалий международной
политической жизни. Только в условиях благоприятного международного
окружения
Россия
способна
завершить
болезненный
переход
к
демократическому обществу и развитой рыночной экономике.
Кроме того, предлагаемая тема способствует составлению представления об
основных контурах дальнейшего развития российской внешней политики, что
имеет актуальное значение для выявления государственных и национальных
ресурсов, необходимых для ее последовательного осуществления.
В качестве объекта исследования выступает внешнеполитическая стратегия
России в постсоветский период.
Предметом
исследования
является
внешнеполитическая
стратегия
постсоветской России, ее достижения и просчеты.
Хронологические рамки охватывают период с начала 90-х годов по
настоящее время. Нижняя граница связана с распадом Советского союза и
разработкой новой внешнеполитической стратегии Российской Федерации.
С
этого
и
времени
начинается
поиск
новых
международных
союзников
интенсивный процесс налаживания двусторонних отношений между Россией и
ведущими зарубежными странами и международными институтами.
Верхняя граница
хронологических рамок определяется
2017 годом. К
этому времени в целом завершился переходный период в новейшей истории
России,
внешнеполитический
курс
страны
стал
отличаться
большим
прагматизмом, в деятельности российского руководства начали просматриваться
тенденции, свидетельствующие об отходе от прежних геостратегических схем, а
также изменением международной обстановки и принятием новой Концепции
внешней политики Российской Федерации 2016 года.
Степень
изученности
темы:
При
подготовке
выпускной
квалификационной работы автор опирался, прежде всего, в методологическом
отношении на многочисленные публикации отечественных и зарубежных
9
политологов
и
историков,
посвященных
различным
аспектам
развития
внешнеполитической стратегии Российской Федерации.
Выделяется целая группа работ, которые дают общее представление о
внешнеполитической стратегии России и тех, вызовах современности, которые
стоят перед ней. К ним следует отнести работы А. Адамишина , В.В. Бакушева,
В. Батурова.
Изучению различных проблем развития отношений между Россией и
странами зарубежной Европы, посвятил свою научную деятельность целый ряд
авторов: Арбатов А.Г., Бажанов Е. П., Барановский В.Г. и другие. Ими были
раскрыты различные проблемы и стороны взаимоотношений между РФ и другими
государствами Европы.
В зарубежных исследованиях обстоятельно анализируются ситуация на
евразийском пространстве и проблемы российской политики европейских
государств. В частности, можно отметить книги, очерки и статьи западных
политологов:
З. Бжезинский, Г. Киссинджер. В работах этих авторов
подчеркивается все более возрастающая взаимосвязь Европы и России.
Зарубежные авторы подчеркивают объективный характер этого процесса, то есть
- глобализации и развития региональной интеграции.
Важное
посвященные
значение
анализу
имели
работы
фундаментальных
отечественных
тенденций
исследователей,
развития
системы
международных отношений в 70-90-е годы XX века и в начале XXI века, а также
критическое осмысление концепций, оценок и прогнозов развития процессов
глобализации в мировой политике и экономике, содержащихся в работах
российских ученых Е.П. Бажанова, И.С.Иванова, В. А.Д.Шутова.
Особое место в историографии занимают работы заслуженного деятеля
науки России Е.П. Бажанова. Автор анализирует стратегические приоритеты РФ в
постбиполярном мире, выявляет позицию страны по глобальным вопросам
международного сотрудничества.
В исследуемый период появляется ряд концептуальных работ, посвященных
сотрудничеству России с новыми политическими, экономическими и военно-
10
стратегическими партнерами. Много внимания разработке внешнеполитической
стратегии России уделил экс-министр иностранных дел РФ И.С. Иванов.
Проблемой взаимоотношений между Российской Федерацией и странами
Тихоокеанского региона занимались такие ученые, как О.А. Арин, А. Кошкин,
О. Копылов, Д. Малышева.
Ценность представляют работы, которые дают представление о развитии
отношений России с СНГ и странами постсоветского пространства. Здесь следует
выделить таких авторов, как И. Валестани, Ю. Шишков.
Следует упомянуть и работу И.Е. Малашенко, в которой она дает
характеристику взаимоотношений России и США после холодной войны.
В целом, несмотря на обилие публикаций, проблема определения
внешнеполитической стратегии России в условиях глобализации изучена еще не в
полной мере. Причиной этого является высокая динамика развития современных
международных процессов, которая препятствует взвешенному, объективному
анализу. В работах отдельных исследований все еще сохраняется предвзятость,
свойственная предшествующему периоду, высокая политизация авторских
оценок, в ряде случаев уделяется недостаточное внимание национальным
интересам Российской Федерации, не всегда учитывается борьба различных школ
и направлений российской внешнеполитической мысли. Таким образом, обзор
литературы показал, что изучение внешнеполитической стратегии постсоветской
России не освещено в достаточной мере.
Поэтому цель настоящего исследования заключается в том, чтобы выявить
особенности внешнеполитической стратегии Российской Федерации и составить
объективное представление о её особенностях, достижениях и просчетах. Для
достижения
поставленной
цели
предполагается
решить
следующие
исследовательские задачи:
- проследить формирование новой внешнеполитической стратегии постсоветской
России;
- исследовать роль Российской Федерации в европейском направлении;
11
- проанализировать
особенности внешнеполитических отношений России со
странами Латинской Америки
- выявить особенности развития отношений России и США
- выделить основные проблемы в развитии внешней политики России по
отношению к СНГ и странам постсоветского пространства
- изучить основные приоритеты внешней политики России в постсоветский
период по отношению к странам Азиатско-Тихоокеанского региона.
Источниковую базу исследования составили международные договоры и
концепции, в которых отражена позиция ведущих держав по отношению к
Российской Федерации.
Также при исследовании применялись официальные государственные и
правительственные документы, в которых отражено концептуальное содержание
и эволюция стратегии внешней политики России в условиях глобализации.
Особое
внимание
уделялось
официальным
документам
Российской
Федерации - Конституции РФ, Концепции внешней политики РФ, Концепции
национальной
безопасности
РФ,
указам
Президента,
постановлениям
Правительства и т.д., имеющим отношение к выработке и реализации
внешнеполитической стратегии России.
Широко использовались речи и выступления политических деятелей.
Например, большое значение имело выступление В.В. Путина с Посланием
Федеральному Собранию Российской Федерации о положении в стране и
основных направлениях внутренней и внешней политики государства.
По многим аспектам темы в работе использованы материалы периодической
печати, журналов
«Международная жизнь»; газет: «Российская газета»,
«Независимая газета», и др.
Таким образом, обширная источниковая база позволила обеспечить
необходимую для исследования достоверность и решить поставленные задачи в
работе.
Методологическая база исследования. Ведущим методом при раскрытии
темы стал системный подход, который позволил подойти к предмету
12
исследования как к комплексу проблем, составляющих единое целое, выявить
наиболее характерные особенности на каждом этапе его развития, установить их
логическую взаимосвязь и взаимозависимость. При изучении источников и
литературы для получения более достоверной и полной информации о развитии
внешнеполитической стратегии России в постсоветский период
применялись
аналитический и описательный методы.
Метод синтеза применялся при обобщении информации и формулировки
выводов об основных стратегиях государства.
Это стало возможным, благодаря анализу
научных трудов отечественных и
зарубежных исследователей, материалов конференций, посвященных проблемам
развития внешнеполитической стратегии государства.
Научная новизна работы состоит в том, что впервые было проведено
комплексное и всестороннее исследование
внешнеполитической стратегии
постсоветской России.
Практическая
значимость
исследования.
Собранный
в
процессе
написания работы научно - исследовательский материал, выводы автора могут
быть
использованы
при
преподавании
дисциплин
соответствующей
тематики: «Теория международных отношений», «Сравнительная
«Политическая история России»,
политология»,
а также в школьном курсе и элективных
занятиях по истории и обществознанию.
13
ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ
ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
1.1 Формирование новой внешнеполитической стратегии России.
Сложный и многообразный мир международной политики качественно
расширил число политических субъектов на мировой арене, что влечет за собой
разрастание мотиваций поведения во внешнеполитической сфере. Сила, престиж,
выживание, усиление контроля над ресурсами, освобождение от действительной
или мнимой гегемонии, мифы, цинизм и многое другое становятся источниками
постоянных и непрогнозируемых подвижек в мировой политике. Исследованиям
проблем мировой политики и между народных отношений, внешней политики
государств посвящены труды многих зарубежных и отечественных ученых.
Складывающийся единый, охваченный противоречиями глобальный мир
представляет собой неоднородный социум. В нем постоянно возрастает роль
локальных
источников
напряженности,
региональных
конфликтов.
Опыт
международных отношений показывает, что некоторые стандарты традиционно
понимаемой рациональной внешней политики государств становятся в настоящее
время неприемлемыми. Реальность современных международных отношений
предполагает первостепенную ориентацию государств на правовые нормы и
регуляторы
внешнеполитических
качественном
обновлении
и
с
ьян
ал
связей.
система
Одновременно
международного
нуждается
права,
в
требуются
в
о
м
и
еж
р
й
ел
ц
изменения структуры ООН и других международных организаций в соответствии
й
о
сам
ях
еи
ш
тн
о
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
с произошедшими изменениями и целями гуманизации и демократизации
ук
стр
ьы
ал
н
о
еги
р
м
ей
ьш
л
о
б
мировой политики. Как показывает практический опыт, эффективность правовых
м
это
т
ен
кум
о
д
я
аеги
стр
сть
о
м
д
ви
регуляторов зависит не столько от политической поддержки институтов
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ь
л
сто
чея
и
ан
гр
о
международного права, сколько от влияния обладающих мощными эконо
гвр
о
д
ть
б
о
есп
н
г
всяко
ае
ступ
вы
ю
си
о
р
мическими или военными ресурсами конкретных стран [43;32;12].
м
таки
Распад биполярной системы существенно видоизменил баланс сил в мире. В
ем
щ
ваю
ты
учи
за
ю
со
чво
и
естн
м
я
ем
стр
ь
вед
результате западные государства, объединенные в блок НАТО, предложили миру
ал
и
ц
тен
о
п
веткй
со
и
екц
о
р
п
ет
уш
ар
н
критерии урегулирования международных политических отношений на основе
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ая
тр
ко
ти
асн
п
езо
б
14
собственных идеологических стандартов и приоритетов. Выступая от лица
сан
и
д
о
п
м
о
ел
ц
е
и
щ
б
о
«мирового сообщества», эти государства оформили данные притязания в
тес
н
ко
ы
тр
еко
н
я
ем
вр
концепции транснационализма, предусматривающей и оправдывающей их
х
эти
м
это
в
д
го
вмешательство в дела суверенных государств не только в случае проведения ими
кх
ам
р
у
тем
й
тако
экспансионистской политики, но и нарушения норм и принципов прав человека,
ки
ам
р
х
ы
н
д
зап
чн
о
р
п
и
н
л
еп
закр
е
н
стй
о
применения вооруженной силы против мирного населения внутри страны.
д
еж
р
п
ьн
л
ед
р
п
со
и
м
ы
и
есл
и
ш
ей
н
важ
Многие страны были не согласны не столько с содержательной стороной
й
о
зван
и
р
п
м
ы
о
ц
ер
н
и
ьк
л
сто
политико-правовых требований, сколько с тем, что право на соответствующие
гаем
и
д
вы
ьы
ал
н
о
еги
р
оценки
тем
азви
р
ы
д
го
государственной
а
гд
то
политики
было
явочным
д
хо
вы
порядком
присвоено
х
щ
ею
м
и
я
си
о
р
совершенно определенной группой стран, проигнорировавших тем самым
и
этаж
кх
ам
р
твеча
о
сложившиеся международные институты, способные более взвешенно проводить
й
еи
ш
тн
о
сая
н
ер
п
ую
еж
ад
н
кх
ам
р
подобную политику.
Сложность и неоднозначность отношений участников мировой политики
асти
л
б
о
тческй
и
л
о
п
ате
м
р
о
ф
е
аж
тр
о
а
д
тсю
о
обусловлены также тем, что их поведение в данной сфере инициируются самыми
тви
ей
д
со
ео
зн
и
ж
стя
н
ж
зм
во
разными и неоднозначными причинами. Так, для отдельных государств такими
качеств
чет
ю
закл
т
ачи
зн
вг
чи
й
усто
источниками их поведения, как правило, всегда являются одновременно
си
о
р
и
есл
е
д
хо
действующие: внутриполитические, локальные и глобальные изменения. На
е
вы
чи
й
усто
т
о
см
зави
я
еи
ш
тн
о
уровне отдельных организаций или индивидов мотивация участия в мировой
в
со
тер
н
и
ы
д
н
о
ф
й
еи
ш
тн
о
политике еще более усложняется. Динамика мотивов и установок участия в
и
ен
д
ю
л
б
со
ьк
л
то
т
вю
казы
о
п
м
о
ел
ц
ческх
и
мировых политических процессах сочетается с постоянным изменением
и
м
ы
н
д
зап
вую
ер
п
еи
ш
тн
о
си
о
р
действующих в них стандартов и ценностей безопасности, эволюцией норм
е
такж
международного
права,
уга
кр
ях
еи
ш
тн
о
ем
ко
морально-этических
тческх
и
л
о
п
стереотипов,
оправдывающих
всего
достижение государствами внешнеполитических целей и т.д.
тя
хо
чтв
и
н
ер
п
со
кг
й
си
о
р
Глобализация, существенно ослабив традиционные национальные системы
чев
и
н
уд
тр
со
й
ьо
тел
ачи
зн
и
всем
государственного регулирования экономики, в то же время не привела к созданию
ки
ам
р
твен
б
со
х
ан
стр
таких международных, а тем более наднациональных механизмов регулирования,
й
и
н
сл
о
ед
р
п
х
ы
ествн
щ
б
о
и
ел
ц
которые восполняли бы возникший в результате этого пробел.
стен
о
п
м
есо
н
ьы
ал
н
о
еги
р
30 ноября 2016 года Президент РФ В.В.Путин подписал Указ, в котором
ка
и
зн
ю
со
вг
о
р
и
м
м
стен
о
п
ут
ед
сл
й
еш
вн
изложена новая Концепция внешней политики РФ. За время существования
х
ы
авн
гл
о
ар
ун
д
еж
м
ть
о
л
вп
ато
н
России, как независимого государства – это пятая концепция. Первая была
св
ко
ь
ш
и
л
е
ачл
н
15
принята в 1993 году. Затем новые варианты концепций были приняты в 2000 и
ато
н
астях
л
б
о
г
ято
н
я
тви
ей
д
со
м
это
е
сл
чи
2008 годах. Наконец, предпоследний вариант концепции был одобрен в 2013 году.
скй
о
м
и
р
п
чесг
и
м
н
эко
о
н
и
л
ер
б
ую
еж
ад
н
ческ
ти
ам
р
д
Что изменилось в международной жизни за 4 года, и почему сейчас понад
ем
н
р
вусто
д
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
х
у
скм
й
п
о
евр
о
л
ы
б
обился новый документ? Анализ этих изменений в концептуальном осмыслении
связей
г
о
и
л
авед
р
сп
е
аж
д
ся
м
щ
ю
азви
р
ы
тем
си
внешней политики России содержится в ряде работ политиков и ученых. Среди
е
сл
о
п
я
и
н
еш
р
ая
вн
си
еп
р
я
си
о
р
них статьи и выступления министра иностранных дел РФ С.В.Лаврова[28],
х
ы
авн
гл
публикации
это
ряда
й
ьы
ачл
н
й
о
тр
и
ан
гум
научных
твеча
о
центров,
занятых
изучением
ью
н
степ
современных
международных отношений, таких как РИСИ [38], ряда ученых, специалистов по
ут
ед
сл
четко
ен
м
и
р
п
те
азви
р
еи
утр
вн
внешней политике, например, А. Богатуров [15] , А.Смирнов [43] и другие. В
ая
ц
н
ер
ф
и
д
е
щ
б
во
связей
тоже время мир меняется так быстро, что потребность дальнейшего изучения
четко
этан
о
п
скя
й
гм
ан
чи
е
скур
и
д
международных процессов и их оценки остается весьма актуальной задачей.
ьы
тял
есо
н
т
схд
и
о
р
п
чн
то
ем
л
б
о
р
п
о
стал
Существует две группы факторов, оказывающих влияние на политику
е
ан
стр
ате
м
р
о
ф
сти
о
н
важ
России, которые требуют изменений и в поведении страны на международной
км
яд
р
о
п
я
и
ечн
л
во
аь
ство
ей
д
арене. Первая группа факторов – стремительно меняющаяся картина мира. Вторая
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
е
ги
о
н
м
сь
о
л
ази
р
вы
кх
ам
р
со
тай
ки
ств
ар
д
группа - изменение положения и возможностей России на международной арене.
м
ьы
ал
н
о
еги
р
устав
вй
и
тл
п
о
кр
В новой Концепции внешней политики подчеркивается, что «современный
е
вл
о
стан
ем
участи
си
о
р
мир переживает период глубоких перемен»[25]. В результате этих перемен в
ц
зи
о
п
и
ед
ср
я
и
ен
вл
р
зд
о
е
сб
международной жизни можно выделить несколько новых тенденций. Важнейшая
ы
н
р
сто
тв
ен
кум
о
д
р
д
ексн
ал
тки
о
аб
р
вы
сь
о
казл
из них заключается в том, что структура международных отношений продолжает
м
о
зсн
и
кр
веткй
со
у
д
еж
м
усложняться. Громадный экономический и военный потенциал современного
вг
чи
й
усто
т
о
аб
р
ь
чен
о
мира, сконцентрированный еще недавно в основном в Европе и США,
х
уы
гн
сти
о
д
я
сти
ей
зд
во
рассредоточивается
по
уги
кр
чем
и
р
п
планете,
неуклонно
перемещаясь
скаяв
ей
п
о
р
тя
азви
р
в
Азиатско-Тихоокеанский регион.
ств
ар
д
Традиционно
существующее
га
тр
и
н
о
м
на
там
и
эл
планете
разнообразие
культур
всть
и
зл
о
р
п
и
цивилизаций дополняется в современную эпоху все новыми и новыми моделями
ес
ц
о
р
п
ем
вр
н
д
о
ьн
стал
о
х
ы
государственного развития, новыми центрами влияния. Безраздельное господство
гвую
р
то
и
л
п
гео
сь
ал
д
ж
утвер
сь
о
л
ен
зм
и
Запада, как в экономике, так и в политике уменьшается. Из негативных
м
о
ьн
ал
р
ед
ф
последствий
перемен
не
г
о
вн
ати
р
ед
ф
может
не
ет
ж
о
м
вызывать
беспокойства
обострение
т
и
вр
го
я
ем
вр
и
тц
п
ад
о
ар
ун
д
еж
м
противоречий, которые связаны с неравномерностью мирового развития. Эта
и
ьтац
сул
н
ко
связей
у
м
о
ьн
еал
р
16
неравномерность приводит к углублению разрыва между государствами в
сту
о
р
к
о
н
ы
р
ачл
н
и
н
ещ
см
важнейшей сфере - качестве жизни.
си
о
р
н
и
л
В результате обостряется борьба за все, что обеспечивает высокий уровень
свет
стк
во
а
ум
р
о
ф
н
ш
вер
со
жизни: ресурсы, рынки сбыта, транспортные коммуникации. Важная особенность
ы
н
р
сто
я
и
ен
ж
л
о
п
ути
п
ты
и
защ
х
д
о
п
современных противоречий на международной арене заключается в том, что они
г
стян
о
п
ес
ц
о
р
п
кх
ам
р
все больше проявляются в конфликте ценностей различных цивилизаций. Если в
и
н
эсто
я
и
н
ж
о
л
ед
р
п
й
еи
ш
тн
о
этой ситуации одна цивилизация навязывает другой собственную шкалу
уги
кр
и
чн
есп
б
о
ае
кл
о
д
у
д
еж
м
ценностей, то это неизбежно ведет к росту конфликтности в международных
вй
о
н
зам
о
угр
ан
стр
делах, ксенофобии, нетерпимости. В конечном счете, все это создает хаос и
е
аж
д
я
еи
ан
хр
со
д
асп
р
о
вн
екти
эф
й
ы
тр
ко
неуправляемость в международных отношениях. В этой ситуации приоритетной
в
ум
р
о
ф
ец
н
ко
ям
тел
и
вд
уко
р
задачей нашей внешней политики, подчеркивается в Концепции, является
г
н
д
о
р
я
и
ен
аш
гл
со
х
вы
о
н
вае
р
н
и
м
о
д
«предотвращение межцивилизационных разломов, формирование партнерства
ьк
л
то
ы
вн
екти
ъ
б
о
ях
еи
ш
тн
о
между культурами, религиями и цивилизациями, призванного обеспечить
ска
и
о
п
тви
ей
д
со
вя
д
о
п
гармоничное развитие человечества» [25]. Эта линия во внешней политике России
х
ьы
л
о
и
ац
н
ва
и
ул
м
р
о
сф
м
о
вн
акти
противостоит курсу западных государств решать свои проблемы силой. К
ы
о
вестц
н
и
и
н
л
д
ео
р
п
ы
б
что
у
д
еж
м
с
хао
сожалению, нормой во внешней политике Запада продолжает оставаться
ке
р
б
си
п
м
о
н
л
и
ан
зд
со
чек
р
сто
и
проведение политики сдерживания альтернативных центров силы, что усиливает
е
аж
д
вг
чи
й
усто
тев
о
и
р
п
чев
и
н
уд
тр
со
я
чи
м
н
л
о
п
нестабильность в международных отношениях, усиливает турбулентность на
ть
ы
б
тв
ар
суд
го
яс
уш
азвен
р
глобальном и региональном уровнях. Опора на фактор силы в международных
чесх
и
м
н
эко
чая
ю
вкл
е
сво
и
н
вед
о
р
отношениях, курс на наращивание и модернизацию вооруженных сил, разрушают
й
н
л
ед
р
п
о
н
л
ед
р
п
о
екать
звл
и
стратегическую стабильность. Такая политика Запада создает прямую угрозу
тс
ю
явл
е
авш
гр
ы
б
о
ук
стр
и
гвл
р
то
акти
р
п
глобальной безопасности, поскольку сопровождается игнорированием системы
ут
ед
сл
и
н
еващ
р
п
ст
вд
уко
р
договоров и соглашений между государствами, особенно в сфере ограничения
м
таки
ей
и
ц
уп
р
ко
щ
ствую
ш
ед
р
п
гонки вооружений.
й
и
ен
аш
гл
со
Стремление использовать технологические, информационные возможности
у
м
то
и
ц
ю
л
езо
р
х
и
сво
для реализации геополитических интересов наносит ущерб поиску путей
вскг
о
чел
ьо
л
н
и
д
кар
ст
ей
д
о
м
взаи
урегулирования споров и решения существующих международных проблем
ая
м
и
л
д
ео
р
п
ем
вр
н
д
о
й
гвектр
о
н
м
ьн
тел
си
о
х
ы
о
н
ви
мирными средствами на основе норм международного права. При этом, как
вм
о
н
и
тц
п
ад
ке
й
си
о
р
й
ческо
и
м
показывает жизнь, в условиях возросшей взаимозависимости всех народов и
ск
и
о
п
н
ж
л
о
д
ы
о
ар
ун
д
еж
м
чтел
и
ан
гр
о
а
д
тсю
о
государств уже не имеют перспектив попытки обеспечения стабильности и
й
ы
н
уш
зд
во
ски
й
п
о
евр
стяи
н
ж
зм
во
17
безопасности на отдельной территории. В мировой экономике в условиях
х
ы
тр
ко
вг
чи
й
усто
е
уги
р
д
й
ы
о
ар
ун
д
еж
м
накопления элементов кризисных явлений складывается новая реальность, для
г
тако
у
л
си
ьн
еал
р
у
м
о
которой характерны общее замедление темпов роста, волатильность финансовых
я
си
о
р
и
ая
тр
ко
е
сл
чи
товарно-сырьевых
рынков,
ак
н
д
о
дробление
я
ави
д
л
о
м
ва
о
ед
сл
глобального
экономического
ес
ц
о
р
п
й
о
вн
скти
ер
п
пространства на региональные структуры с конкурирующими тарифными и
туац
си
стью
н
л
о
п
ях
ви
о
усл
нетарифными ограничениями. На этом фоне укреплению конкурентоспособности,
х
ц
и
ан
гр
уги
кр
в
стан
о
р
п
и финансово-экономической стабильности способствует региональная интеграция
ато
н
ате
м
и
кл
ст
зави
на основе норм и правил Всемирной торговой организации (ВТО), Особую
й
ваы
о
р
ти
ен
ая
тр
ко
тал
ы
п
з
чер
актуальность приобретают продвижение коллективных подходов к управлению
ет
н
п
о
ств
ар
д
ем
л
б
о
р
п
международной экономикой и ее регулированию, укрепление транспарентности в
й
ы
н
б
д
о
п
е
ы
ям
р
п
тческй
и
л
о
п
й
ы
ан
д
зса
и
кр
глобальном торгово-экономическом пространстве. Одной из наиболее опасных
я
си
о
р
и
н
м
о
р
еи
утр
вн
реалий современного мира, отмеченных в анализируемом документе, становится
ы
о
ар
ун
д
еж
м
е
ы
чн
о
р
п
аз
гл
й
стчн
во
усиление угрозы международного терроризма.
тво
ед
асл
н
е
и
ан
зд
со
В пятой Концепции внешней политики РФ, утвержденной указом
в
екто
ъ
суб
й
стчн
во
та
н
д
ези
р
п
президента, в концентрированном виде изложена система взглядов руководства
еи
ш
тн
о
кх
ам
р
я
еи
уш
ар
н
м
и
хд
б
ео
н
страны на базовые принципы, приоритетные направления, цели и задачи
си
о
р
его
ьн
ал
д
тказ
о
внешнеполитической деятельности России в условиях турбулентного мира.
таву
со
сам
тер
н
и
гл
о
м
о
ьн
еал
р
у
м
ы
кр
Международная безопасность и возможности России в ее защите. В документе
г
о
сп
ан
тр
в
зо
и
ехан
м
ю
и
н
л
еп
укр
подтверждена взятая на себя Россией особая ответственность за поддержание
т
ы
п
о
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ью
щ
м
о
п
его
ьн
ал
д
безопасности и мира, а также сформированная веками роль уравновешивающего
яет
н
л
о
п
вы
я
и
ен
аш
гл
со
й
н
ж
и
л
б
я
и
ен
уваж
м
чен
ю
скл
и
фактора в развитии мировой цивилизации. Для реализации этих задач Россия
в
азы
р
е
тсуви
о
в
чи
й
усто
етва
уж
р
д
со
использует все имеющиеся в ее распоряжении возможности, в том числе такие
е
ан
стр
ска
и
о
п
я
ем
вр
важные факторы влияния государств на международную политику, как
й
ко
р
б
си
д
еж
р
п
м
со
ьян
ал
ен
м
и
р
п
м
это
экономические, правовые, технологические, информационные ресурсы.
и
м
ан
стр
вй
и
тл
п
о
кр
Неотъемлемой
стке
во
составляющей
международной
о
ф
ум
и
тр
политики
й
тако
е
ы
вн
акти
становятся
инструменты «мягкой силы». Отдельно следует подчеркнуть, отмеченное в
я
н
д
сего
ы
ан
стр
тхен
кар
т
ваю
и
ж
ер
п
Концепции, «укрепление позиций российских СМИ и средств массовых
вь
асти
н
тка
и
л
о
п
ств
ар
д
коммуникаций в глобальном информационном пространстве, доведение до
р
сто
и
х
четки
г
н
ем
вр
со
широких кругов мировой общественности российской точки зрения на
ае
ступ
вы
й
о
тр
и
ан
гум
е
ги
о
н
м
18
международные процессы». Что изменилось в пятой Концепции по сравнению с
т
ачи
зн
у
д
го
ьн
актул
й
о
предыдущими?
сь
о
л
ази
р
вы
тка
и
л
о
п
В важнейшем внешнеполитическом документе страны на новом этапе
за
сю
о
евр
тю
азви
р
к
и
ер
ам
реализуется и другой подход к некоторым принципиальным вопросом. В первую
и
ен
д
суж
б
о
т
вю
казы
о
п
хв
д
о
п
очередь бросается в глаза тот факт, что в тексте нового варианта нет положения о
й
о
ан
д
у
скм
й
п
о
евр
стал
ьо
л
н
и
д
кар
«защите интересов личности» (2008 год), о «высшем приоритете национальной
е
о
н
хй
сти
м
о
еф
р
я
и
ен
ш
вы
о
п
безопасности – обеспечении защищенности личности» (2013) как важнейших
о
ьн
уквал
б
д
о
и
ер
п
а
л
яви
ъ
б
о
направлений
государственной
политики.
й
о
ен
ц
В
ятс
д
во
новой
редакции
эта
есть
задача
ся
щ
ею
м
и
е
и
щ
б
о
рассматривается через призму «всесторонней защиты прав и законных интересов
у
тм
о
п
о
ац
тегр
н
и
м
сты
чи
ю
еи
н
л
о
п
вы
российских граждан». Такая формула, впрочем, присутствовала и в вариантах
н
р
всето
у
д
еж
м
ути
п
ы
тем
си
е
л
о
б
Концепции 2008 и 2013 г. и ее текстуальное оформление не изменилось, хотя
уставе
си
о
ьн
еятл
д
есв
тн
ар
п
очевидно, что содержание существенно углубилось. Украинское направление
х
ы
азн
р
о
ш
ей
уб
гр
о
л
ы
б
также не называется в концепции как «одно из приоритетных направлений
й
н
о
б
вы
ед
р
п
г
о
ар
ун
д
еж
м
т
и
сам
чй
тр
ен
ц
и
л
о
п
внешней политики». В Концепции сдержаннее оценивается и перспектива наших
н
аяхо
д
тс
ю
сво
м
сти
ей
зд
во
отношений с ЕС. Есть и ряд других нюансов и новых акцентов. В целом, новая
в
ако
тер
я
си
о
р
й
это
н
л
ед
р
п
о
е
яд
р
концепция отражает общую динамику существенно обновленной внешней
г
о
ар
ун
д
еж
м
ы
ед
б
о
п
и
н
вед
о
п
ей
и
ц
уп
р
ко
политики России, которая уже несколько лет реализуется на практике, несмотря
ы
д
го
ето
ы
р
к
н
г
о
вн
ати
р
ед
ф
ур
м
ы
к
ы
тем
си
на ожесточенное противодействие «коллективного Запада».
ь
ел
си
тн
о
1.2. Россия в системе ООН и других международных организаций.
м
ь
туал
еп
ц
он
к
я
оси
р
в
а
р
п
Одним из главных элементов российской внешнеполитической концепции
ы
ен
уж
р
во
ки
ам
р
тки
о
азб
р
является курс на укрепление ООН как универсального инструмента обеспечения
ате
м
и
кл
тн
о
азб
р
у
м
ско
н
д
аж
гр
международного мира и безопасности. Значение активной политики России в
стер
сту
о
р
скя
н
ати
л
есть
ав
д
о
п
рамках центральной всемирной организации, с точки зрения ее национальных
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
ат
м
р
о
ф
ке
й
си
о
р
интересов, определяется двумя фундаментальными обстоятельствами: статусом
ы
н
р
сто
естчн
ж
о
ем
авязы
н
Российской Федерации как постоянного члена Совета Безопасности ООН, что
еи
ш
тн
о
вестка
о
п
скаяв
ей
п
о
р
предполагает особую ответственность за поддержание мира, а также незаменимой
сь
о
л
ази
р
вы
е
сан
и
д
о
п
р
тяб
сен
ролью ООН как организационной основы для формирования демократической
й
о
тр
и
ан
гум
е
ан
стр
ти
л
п
во
многополярной системы международных отношений.
о
н
важ
х
ы
н
и
ед
ъ
б
о
ер
м
ти
сан
и
вл
сказы
ед
р
п
19
Россия (вернее её предшественник СССР) стояла у истоков Организации
и
егл
ур
ь
чен
г
то
Объединенных Наций, создание которой стало одним из главных событий XX
вар
ян
ая
вн
си
еп
р
ьы
л
о
и
ац
н
х
ут
щ
и
ет
уш
ар
н
века и воплотило в жизнь давнишнюю идею человечества о необходимости
ка
и
зн
ю
со
у
м
вн
ети
л
ко
г
о
ьн
стал
и
р
п
о
сп
ан
тр
универсальной всемирной организации, призванной служить единению всего
ю
еш
вн
ая
н
и
ед
ъ
б
о
й
ьо
тел
ур
зн
и
мирового сообщества в целях построения мира без войн, основанного на
е
ы
ьн
актул
таеси
гд
о
вг
о
р
и
м
у
тем
си
е
ы
н
д
о
и
р
п
верховенстве права и справедливости. Как и в любом деле, которое требует не
г
о
и
л
авед
р
сп
св
ко
ер
п
р
д
ево
угл
умозрительных схем, а оперативного решения конкретных, повседневно
я
еи
ш
тн
о
х
и
сво
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
атх
еб
д
возникающих в реальной жизни проблем, в деятельности ООН были и ошибки, и
укы
стр
я
си
о
р
и
ц
д
тен
неудачи. Однако общий баланс, с которым всемирная организация подошла к
я
вн
о
еаги
р
н
и
л
у
м
ско
н
д
аж
гр
е
р
и
м
затем
новому тысячелетию, несомненно позитивен.
сеум
н
ко
Историческая заслуга ООН состоит в том, что, хотя за годы ее
ы
тем
си
е
о
сказн
е
аж
д
существования мир не стал идеальным и вооруженные конфликты вспыхивали и
е
ван
и
м
р
о
ф
г
ято
я
и
ц
кал
вспыхивают в различных регионах, тем не менее, с ее помощью удалось избежать
в
чи
й
усто
н
р
всето
и
н
эсто
и
н
л
д
ео
р
п
я
тац
ен
и
р
о
еще одной мировой войны, которая, скорее всего, стала бы последней для земной
тая
ки
е
утр
вн
о
ш
ей
уб
гр
ато
н
цивилизации. Несмотря на произошедшие с 1945 г. коренные изменения в
я
си
о
р
я
ал
евр
ф
вм
о
н
конфигурации мира, ООН продолжает доказывать свою жизнеспособность, а ее
м
ьы
ал
тр
ен
ц
чесх
и
м
н
эко
аз
гл
я
тел
и
хн
о
вд
сь
о
вн
екти
эф
Устав уже более полувека является главным документом международного права,
я
и
ен
ш
вы
о
п
в
азы
р
ве
сн
о
сь
о
л
ен
зм
и
основой цивилизованного общения государств.
связей
ват
и
ж
ер
п
Как справедливо отмечал 7-ой генеральный секретарь ООН К. Аннан,
кх
ам
р
х
ы
яр
сь
ал
д
ж
утвер
актуальность и вдохновляющая способность целей и принципов ООН не только
е
тр
ко
и
н
еш
р
еп
укр
не уменьшилась, а даже возросла[35]. Сегодня всеми признается, что без ООН и
укы
стр
и
ан
ж
ер
д
со
я
и
ен
ш
я
зц
и
ган
р
о
зафиксированных в ее Уставе фундаментальных принципов неприменения силы,
ю
и
н
вед
о
р
п
ы
н
р
сто
у
этм
о
п
невмешательства во внутренние дела, самоопределения, равноправия, уважения
е
ш
ай
ж
и
л
б
г
то
сь
о
ал
уд
прав и свобод человека мир был бы значительно менее безопасным и менее
с
и
р
г
о
н
и
ед
у
д
еж
м
стабильным.
ге
р
то
таеся
Важнейшим достижением ООН стало формирование и закрепление
р
сто
и
тенденции
к
нахождению
ем
ко
совместимости
позиций
за
сю
о
евр
я
еш
вн
государств
азн
р
б
со
ел
ц
и
есл
с
целью
коллективного регулирования международных отношений. Именно ООН ввела в
ад
вкл
стк
во
вй
о
р
ткань этих отношений культуру многостороннего диалога, без которого
й
аьн
б
о
гл
вы
скти
ер
п
еся
немыслима современная международная жизнь.
е
скур
и
д
ы
б
что
тв
ен
кум
о
д
20
Не
ослабило
роли
ьк
л
сто
ООН
и
образование
за
последние
ась
л
полвека
й
о
н
многочисленных региональных, субрегиональных и иных организаций. Напротив,
уть
п
е
щ
уд
б
этап
все они в той или иной степени стремятся к взаимодействию с ООН, и она умеет
д
еж
р
п
ьа
р
о
б
м
это
находить пути вовлечения своих региональных партнеров в достижение
г
о
ар
ун
д
еж
м
а
учи
л
о
п
о
вед
я
вр
го
поставленных в ее Уставе целей.
ази
ге
р
то
Настойчиво добиваясь устранения силовых методов разрешения споров
сть
о
м
д
ви
вести
и
есл
между государствами, ООН создала теорию и практику миротворчества и
ю
ван
и
м
р
о
ф
с
и
р
чев
и
н
уд
тр
со
я
ем
вр
продолжает ее развивать в свете новых реалий, которые заключаются в том, что с
ая
н
ем
вр
со
м
таки
си
о
р
окончанием «холодной войны» большинство конфликтов в мире не связано с
еы
зн
и
ж
я
тви
ей
д
со
и
м
ан
стр
о
ен
м
и
х
евш
м
и
межгосударственными разногласиями, а носит внутренний характер.
ьта
сул
н
ко
Как отмечалось в докладе шестого Генерального секретаря ООН Б.
й
еш
вн
ы
б
что
и
м
ан
стр
Бутроса-Гали о работе Организации за период с 49-й по 50-ю сессию Генеральной
акто
ф
и
н
л
д
ео
р
п
ю
ен
ж
л
б
и
р
п
тв
ар
суд
го
я
и
ен
ж
л
о
п
Ассамблеи, было широко распространено мнение, что можно будет быстро
ы
честн
ем
н
р
вусто
д
г
ен
во
вл
еаги
тр
о
погасить многие вспыхивающие в различных частях мира региональные
х
таки
тав
со
чесй
и
м
н
эко
сти
о
н
важ
вен
ткр
о
конфликты. Как это ни печально, хроника мировых событий последних
м
это
га
тр
и
н
о
м
нескольких лет в значительной степени опрокинула эти оптимистические
я
вн
о
еаги
р
надежды.
Многие
старые
й
ы
о
ар
ун
д
еж
м
конфликты
ьк
л
сто
по-прежнему
не
свет
м
н
л
о
п
поддаются
е
ы
ям
р
п
о
авн
д
предпринимаемым международным сообществом усилиям по их урегулированию,
ья
о
м
и
р
п
е
и
ящ
д
вхо
ть
и
д
хо
вы
и по-прежнему вспыхивают новые войны, причем почти все — внутри государств
кх
ам
р
ям
тел
и
вд
уко
р
ты
и
защ
качеств
»[18]. Сказанное в середине 90-х годов XX века актуально и по сей день.
х
и
щ
яю
тавл
со
сь
л
и
твер
д
о
п
е
авш
гр
ы
б
о
Неравномерность развития групп государств и целых регионов привела к тому,
вг
о
р
и
м
тн
о
азб
р
и
н
л
еп
укр
у
д
еж
м
м
это
что свобода для одних стала суровым испытанием для других. Поэтому задача
гатсв
о
б
е
тм
о
я
тви
ед
сл
о
п
ы
ан
стр
достижения справедливого мирового равновесия должна оставаться в качестве
е
ящ
асто
н
си
о
р
е
ы
б
ю
л
одной из главных в повестке дня деятельности ООН на перспективу.
вы
го
ер
п
кте
хар
сел
ю
р
б
Репутация ООН как справедливого и непредвзятого арбитра проявляется в
асти
л
б
о
а
учи
л
о
п
я
еи
ш
тн
о
том, что конфликтующие стороны, как правило, ищут посредничества именно
кх
й
си
о
р
и
гвл
р
то
й
ы
ан
зд
со
этой организации, добиваются именно ее миротворческих услуг. С момента
ге
то
и
ти
асн
п
езо
б
я
еи
н
л
сп
во
я
ен
зм
и
ую
щ
б
о
образования ООН было учреждено 55 операций по поддержанию мира (ОПМ), из
ю
еи
н
м
ски
й
п
о
евр
к
и
ер
ам
которых 42 были санкционированы в период с 1988 по 2000 гг. Многие из них,
ь
л
ско
й
ьо
ал
тр
ен
ц
о
сп
ан
тр
ав
ел
сд
без преувеличения, сыграли историческую роль. ОПМ ООН предотвратили развал
ем
н
р
вусто
д
м
таки
тческй
и
л
о
п
21
Конго в 60-е годы, внесли решающий вклад в урегулирование конфликтов в
ти
ед
сл
о
вп
й
о
ьн
актул
я
н
тб
асш
км
о
р
Мозамбике,
Намибии,
аеы
м
н
и
р
п
Камбодже,
е
и
щ
б
о
м
ы
асн
п
езо
б
Сальвадоре,
Никарагуа,
ть
и
д
во
Гватемале,
н
ж
о
м
Таджикистане.
ьо
ачл
зн
и
В большинстве из осуществляемых сейчас 17 ОПМ ООН развертывание
е
и
зан
л
о
сп
я
еи
ш
тн
о
миротворческих операций сопровождается активным вовлечением Организации в
в
о
м
и
еж
р
тческг
и
л
о
п
процессы политического урегулирования
ставя
конфликтов в соответствующих
ван
о
яр
и
м
ф
я
и
ечн
л
во
ю
и
ен
ш
вы
о
п
регионах. Одним из наиболее ярких примеров успешной деятельности такого
и
гл
о
м
ктуе
и
д
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ы
б
что
рода является Таджикистан, где удалось урегулировать при активной роли ООН и
м
аво
эксл
аетя
вы
сн
о
СНГ
м
и
ш
ей
н
важ
внутренний
ан
стр
конфликт
в
о
р
кад
и
полностью
выполнить
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
договоренности
о
национальном примирении.
х
чы
ган
и
р
п
й
тско
н
д
ези
р
п
Отцы-основатели
ООН
предусмотрели
в
ю
еи
н
м
ее
Уставе
возможности
задействования в миротворческих целях региональных организаций, четко
ьы
ал
н
о
еги
р
сь
и
ачл
н
е
ун
б
и
тр
х
эти
к
о
гр
и
оговорив при этом, что любые принудительные меры могут осуществляться
е
о
н
важ
ят
л
еп
укр
указл
только с санкции Совета Безопасности. Прозорливость авторов Устава не раз
о
вел
и
р
п
ку
о
д
ьг
ал
и
ц
тен
о
п
ак
н
д
о
подтверждалась на практике. Хорошо известно, что попытки обойти это базовое
те
азви
р
и
гвл
р
то
си
о
р
уставное требование и применять односторонние силовые акции до добра не
в
ео
тн
ар
п
зс
и
кр
ьм
туал
еп
ц
н
ко
сути
вй
о
н
доводили. Достаточно непредвзято взглянуть на сохраняющийся глубокий кризис
в
о
р
кад
ьн
ал
д
м
ш
ей
каче
вокруг Ирака, на взрывоопасную ситуацию в югославском крае Косово и вокруг
г
о
н
м
в
со
тер
н
и
й
ческо
и
м
я
ем
вр
него.
чво
и
естн
м
г
это
Бесперспективность попыток изолировать ООН от решения вопросов войны
ук
стр
вм
о
н
й
ы
тр
ко
и мира осознается все шире. В частности, если до недавнего времени кое-кто
и
там
ш
аетя
вы
сн
о
я
и
ен
ш
вы
о
п
я
ю
аи
стр
вы
высказывал сомнения в целесообразности активной вовлеченности ООН в
ает
гр
и
й
чско
гти
ер
эн
и
м
вы
о
н
ближневосточное урегулирование, то теперь общепризнана та важная роль,
е
утр
вн
и
гвл
р
то
агть
зл
во
которую играет Организация в решении задач стабилизации обстановки на
п
о
евр
се
б
о
тваь
б
о
сп
ливано-израильской границе после вывода войск Израиля с юга Ливана.
я
ван
и
м
р
о
ф
м
ан
л
п
ООН
прочно
разоружения,
ятс
д
во
си
о
р
утвердилась
мобилизующий
как
ть
яи
вы
главный
политическую
т
о
аб
р
форум
в
стуо
н
и
многостороннего
я
и
уж
р
о
поддержку
в
азы
р
процессов
нераспространения оружия массового уничтожения и оказывающий важное
о
л
ы
б
ветя
сказы
е
о
н
хй
сти
кх
ам
р
стимулирующее воздействие на ход двусторонних переговоров о сокращении
и
ущ
вед
стратегических наступательных вооружений. В этом плане огромное значение
й
еи
ш
тн
о
я
си
о
р
ю
и
авн
гл
со
этан
о
п
с
р
п
во
я
вр
го
22
имели уже упоминавшиеся выше решения сессий Генеральной Ассамблеи о
чес
и
м
н
эко
во
стер
н
и
м
вь
о
ти
н
гар
о
еукл
н
недопустимости слома Договора по ПРО 1972 года. ООН непосредственно
о
сп
ан
тр
чн
о
р
п
ато
н
занимается проблемой пресечения незаконного оборота легкого и стрелкового
м
о
вн
акти
ав
ел
сд
я
ави
д
л
о
м
оружия, который сейчас стал основным средством разжигания и подпитки
я
си
о
р
н
и
л
вести
ась
л
в
о
м
и
еж
р
межэтнических конфликтов.
я
и
ен
вл
р
зд
о
Важно, что ООН не только аккумулирует «положительный багаж»
чтел
и
ан
гр
о
ая
м
и
л
д
ео
р
п
тал
счи
международной миротворческой деятельности, но и умеет извлекать уроки из
е
ы
авн
р
тя
касю
я
ел
р
ап
негативного опыта. Это касается, в частности, применения такого инструмента
е
со
н
аи
укр
у
тем
тваь
б
о
сп
воздействия на нарушителей международного права, как санкции. После того, как
й
н
д
л
хо
вен
ткр
о
я
си
о
р
стен
о
п
твен
б
со
в 70-е годы настойчиво осуществлявшиеся санкции мирового сообщества против
вг
чи
й
усто
я
и
ен
б
угл
тческг
и
л
о
п
кх
ам
р
ЮАР и Родезии привели к подрыву режима апартеида, трудно назвать другие
ь
ш
и
л
е
и
ан
зд
со
ектм
ъ
б
о
акти
р
п
су
го
примеры достижения справедливых целей с помощью этого инструмента.
екты
ъ
суб
сь
л
и
твер
д
о
п
тка
и
л
о
п
Увлечение в начале 90-х годов всеобъемлющими санкциями (из 15 санкционных
е
ящ
асто
н
х
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
еи
ш
тн
о
ю
сво
режимов за всю историю ООН 13 были объявлены после 1991 года), которые
ь
чен
вй
о
р
и
м
ве
стан
о
р
п
еся
й
н
ем
вр
со
вводились бессрочно и невыборочно, привело лишь к страданиям населения как
ева
гн
и
ю
сеи
ь
н
степ
подвергнутых санкциям стран, так и соседних государств. Особенно критические
й
ы
ен
во
м
тр
ко
ям
стви
ей
д
чво
и
естн
м
последствия санкций для жизни людей, экономики и в целом для судьбы
а
д
б
сво
д
еж
р
п
етвм
щ
б
со
гражданского общества проявились в Ираке.
и
стал
т
о
см
ер
п
й
ы
ясн
В настоящее время в рамках международного сообщества развернулась
а
гл
о
м
я
си
о
р
ую
щ
б
о
глубокая концептуальная дискуссия относительно того, как осуществить отказ от
е
ван
и
м
р
о
ф
и
ц
м
о
сф
ан
тр
ьк
л
то
вета
со
те
и
л
ф
н
ко
порочной практики невыборочных санкций и перейти к применению таких мер
е
н
стй
о
ву
скти
ер
п
а
ел
сд
воздействия, которые были бы четко нацелены на конкретных лиц, виновных в
чек
р
сто
и
ы
честн
ую
ети
р
п
м
ко
а
тем
си
нарушениях международного права и саботаже решений Совета Безопасности.
й
етн
вм
со
г
это
й
чско
гти
ер
эн
Именно такие точно выверенные, прицельные санкции были введены против
ам
ц
н
и
ед
я
твеи
со
й
еш
вн
и
ц
м
о
сф
ан
тр
к
о
ср
вая
чи
й
усто
афганских талибов с целью заставить их прекратить поддержку международного
я
и
ен
ж
л
о
п
тхен
кар
и
твм
ар
суд
го
терроризма, как это еще раз подтвердилось на примере широкомасштабной
вести
ст
м
и
хд
б
ео
н
ы
ан
стр
помощи со стороны талибов чеченским бандформированиям. Кроме того, Россия
у
д
еж
м
м
это
в
о
р
кад
вместе со своими единомышленниками добивается того, чтобы впредь Совет
тсуви
о
ю
еи
ш
тн
о
всть
и
зл
о
р
п
связи
м
и
ш
ей
н
важ
Безопасности вводил санкции не бессрочно, а на строго оговоренный период
аз
б
ы
ктен
хар
е
м
о
кр
ь
о
вн
времени, причем с обязательным анализом их возможных гуманитарных
ато
н
ачл
н
ьй
л
о
и
ац
н
23
последствий и принятием мер по недопущению страданий гражданского
ствекм
о
п
л
и
п
ако
н
ю
и
ен
р
уко
населения и негативного воздействия санкций на третьи страны. Тем самым
ей
н
р
сто
и
л
ы
б
ает
зд
со
реализуются рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, которая ранее
ети
вм
со
твеча
о
тки
ы
о
п
вел
и
р
п
и
ан
ж
ер
д
о
п
единогласно высказалась именно за такой подход Совета Безопасности к
и
ам
л
ед
р
п
применению
я
и
ец
ур
н
ко
санкционных
ь
л
еско
н
режимов.
х
ы
вн
ети
л
ко
Утверждающийся
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
новый
тви
ей
д
со
взгляд
на
применение санкций отражает и чаяния неприсоединившихся государств,
и
гвл
р
то
т
и
вр
го
ей
туац
си
д
хо
вы
которые на министерской конференции Движения неприсоединения в Картахене
ую
ен
во
я
и
ел
ад
н
ьы
ал
н
о
еги
р
8-9 апреля 2000 года подчеркнули, что санкции должны вводиться с четко
я
и
ен
ж
л
о
п
я
и
ц
кал
м
и
н
д
о
ки
н
го
ал
и
ц
тен
о
п
определенными на правовой основе целями на ограниченный период времени и
етва
уж
р
д
со
ве
сн
о
твческх
о
р
и
м
не должны использоваться как инструмент политического давления [2].
ую
щ
б
о
ка
и
н
ООН
играет
полезную
роль
у
н
р
сто
и
тц
п
ад
в
координации
мировых
е
о
н
хй
сти
усилий
ству
ей
д
в
противодействии новым угрозам и вызовам, в частности, путем создания
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
стй
о
ен
ц
веч
ти
о
р
п
си
о
р
соответствующей международно-правовой базы. Так, под эгидой ООН приняты
й
тско
н
д
ези
р
п
ан
стр
ате
м
и
кл
новые конвенции о борьбе с терроризмом и с его финансированием, заключен ряд
св
ко
ер
п
я
ван
и
м
р
о
ф
четко
важнейших международных конвенций по противодействию незаконному
а
весьм
х
ы
вн
ети
л
ко
я
твеи
со
обороту наркотиков. Принятие в ходе 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и
о
л
ы
б
кте
хар
а
д
б
сво
подписание на Конференции в Палермо в декабре 2000 г. Конвенции против
яет
н
л
о
п
вы
л
ави
р
п
о
сп
ан
тр
транснациональной
организованной
вая
ты
учи
х
еты
р
н
ко
преступности
ен
ар
ознаменовало
начало
й
еш
вн
ях
ви
о
усл
качественно нового этапа международного антикриминального взаимодействия.
я
и
еп
ц
н
ко
ут
ед
сл
есткая
ж
В целом ООН стала главным международным авторитетом в сфере
м
ш
ей
ьн
ал
д
ю
еи
н
л
о
п
вы
ти
асн
п
езо
б
многостороннего нормотворчества. За период ее существования было разработано
ву
скти
ер
п
тка
и
л
о
п
ук
стр
больше инструментов международного права, чем за всю предшествующую
ан
стр
у
вм
о
н
й
ы
авн
гл
историю человечества.
ь
стави
о
ед
р
п
Значительная работа проводится ООН в социально-экономической сфере.
такя
си
о
р
ачл
н
Система ООН, в которую, наряду с Генеральной Ассамблеей, Экономическим и
веткй
со
я
ави
д
л
о
м
ьн
ал
д
его
Социальным Советом и их комитетами и комиссиями, входят также различные
тя
хо
программы,
и
тц
п
ад
е
сл
чи
и
ен
д
суж
фонды
о
еукл
н
и
14
специализированных
е
вл
о
стан
учреждений,
охватывает
сотрудничество государств во всех областях современной жизни: экономика и
ец
н
ко
финансы,
каче
м
это
сельское
еко
ал
д
хозяйство,
я
чи
м
н
л
о
п
здравоохранение,
трудовые
и
есл
х
щ
каю
и
зн
во
чесх
и
м
н
эко
отношения,
24
интеллектуальная собственность, метеорология, воздушный и морской транспорт,
в
стуо
н
и
тн
о
те
азви
р
телекоммуникации, почта, наука и культура и др.
тев
о
и
р
п
м
это
е
о
сказн
Хотя в распоряжении собственно ООН не так много финансовых ресурсов
х
сказн
вы
я
ви
о
стан
я
и
н
л
ем
ущ
для реализации проектов развития в различных странах, Организация оказывает
еую
вл
р
ап
н
зц
и
еал
р
я
еи
ан
хр
со
все возрастающее воздействие на реформу мировой валютно-финансовой
го
ущ
вед
ем
щ
стю
ар
н
евы
о
б
системы. Серия проведенных ООН в 90-е годы всемирных конференций по
ем
авязы
н
си
о
р
а
н
о
еги
р
е
и
н
р
вусто
д
окружающей среде и развитию, правам человека, народонаселению, социальному
етс
явл
ться
и
гвр
о
д
кте
хар
развитию, положению женщин, населенным пунктам заложила концептуальные
его
ьн
ал
д
б
и
ун
етр
м
это
с
р
п
во
сути
основы для коллективных усилий по формированию такого экономического
ств
ар
д
тво
ед
асл
н
н
р
сто
миропорядка, который не игнорировал бы жгучие социальные и экологические
е
р
ско
ь
чен
о
стью
м
и
хд
б
ео
н
проблемы. Настойчивость ООН в постановке этих проблем привела к тому, что
ятьс
н
д
о
п
к
и
ер
ам
атх
еб
д
ю
сво
ключевые многосторонние финансовые институты – Международный валютный
к
о
н
ы
р
акто
ф
ы
о
ар
ун
д
еж
м
фонд и группа Всемирного банка – начинают ставить в число своих приоритетных
т
о
аб
р
есть
еи
ш
тн
со
ества
гущ
о
м
е
ы
б
ю
л
задач борьбу с нищетой, болезнями, оказание содействия беднейшим странам,
м
и
ен
ж
л
о
п
тхен
кар
х
и
н
р
вусто
д
еи
ш
тн
со
социальную корректировку рыночных реформ. ООН, по сути дела, обеспечивает
ся
м
щ
ю
азви
р
м
о
ел
ц
ы
тем
си
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ство
н
и
ед
сегодня социальную ориентацию мировой экономической и финансовой
у
д
еж
м
ьк
л
сто
т
азви
р
политики, способствует демократизации международной хозяйственной жизни.
тви
ед
сл
г
стян
о
п
е
сл
чи
Именно в ООН была разработана и получила универсальное признание концепция
ческх
и
и
л
ы
б
ен
и
асш
р
тви
ей
д
со
устойчивого развития, впервые связавшая в единое целое экономические,
те
о
и
р
п
я
ем
стр
е
ван
и
м
р
о
ф
социальные и природоохранные задачи.
ску
и
д
г
о
н
и
ед
ООН возглавила усилия по решению проблем беженцев. Благодаря этим
ут
щ
и
су
го
ет
м
и
чет
ю
закл
усилиям, как свидетельствует статистика Управления Верховного комиссара ООН
й
о
ан
д
г
твен
б
со
г
о
ьн
ал
р
ед
ф
по делам беженцев (УВКБ), число беженцев в мире постепенно сокращается – с
й
ки
о
уб
гл
ьо
ачл
зн
и
о
и
л
авед
р
сп
й
ваы
о
р
ти
ен
м
это
17,6 млн.человек в 1992 г. до 13,6 миллионов в 1997 г.[57] и, по оценке УВКБ, –
х
вски
о
чел
ты
и
защ
ставк
о
п
до 11,5 млн.человек в 1999 г. Учитывая преимущественно внутренний характер
я
ен
ж
сти
о
д
ая
м
и
л
д
ео
р
п
ся
и
твд
о
большинства современных конфликтов, все больше порождающих не столько
т
аю
езж
вы
ато
н
ать
м
н
и
р
п
беженцев, сколько внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), ООН оперативно
ая
тр
ко
та
ен
о
м
етва
уж
р
д
со
перестраивается с целью содействия решению, с согласия соответствующих
и
о
частн
м
о
ц
и
л
чесй
и
м
н
эко
государств, проблем ВПЛ, число которых достигает 25 млн.человек [56].
есво
тн
ар
п
я
и
ен
д
ж
асхо
р
твеа
о
сел
ю
р
б
25
ООН первая отреагировала на появление в мире новой группы государств,
о
ар
ун
д
еж
м
сй
кн
и
ер
ам
ь
ш
и
л
получившей название «страны с переходной экономикой», приняв серию важных
та
ен
о
м
н
ед
сл
о
п
о
л
ы
б
г
л
ш
о
р
п
ан
стр
решений о необходимости поддержки усилий этих стран, включая Россию, по
ст
ей
д
о
м
взаи
г
о
н
м
тв
ен
кум
о
д
ад
вкл
проведению социально-экономических реформ и интеграции в благоприятных
н
р
сто
ав
д
о
п
е
ы
авн
р
условиях в мировую экономическую и торговую системы. На основе этих
ю
еи
ш
тн
о
я
зл
и
сн
тал
счи
я
чи
м
н
л
о
п
егать
зб
и
решений Россия активно привлекает ресурсы различных фондов и программ ООН
е
и
ящ
д
вхо
а
н
д
о
й
о
н
тб
асш
м
ветм
со
для осуществления конкретных проектов в поддержку своих реформ и
н
ти
кар
о
н
важ
й
еты
р
н
ко
социальных программ, главным образом на уровне российских регионов.
й
еи
ш
тн
о
ато
н
ет
м
и
Приведенный перечень достижений ООН, каждое из которых отвечает
н
р
всето
й
тр
ко
х
ы
чн
и
азл
р
национальным интересам России, служит убедительным обоснованием той роли,
й
вш
и
еп
закр
сам
тер
н
и
м
это
ьы
л
о
и
ац
н
х
ен
ж
и
л
сб
которая отводится Организации в российской внешней политике. Являясь
ы
н
р
сто
м
ьы
л
о
и
ац
н
ы
ктен
хар
и
щ
ствую
ей
д
универсальным форумом, ООН выполняет важнейшую функцию контроля за тем,
я
тац
ен
и
р
о
ан
л
п
ью
ел
чтобы действия тех или иных государств или организаций не выходили за рамки
м
ш
ей
ьн
ал
д
есво
тн
ар
п
у
д
еж
м
международных законов. В ООН представлены все без исключения общемировые
сь
ал
д
ж
утвер
а
весьм
я
участи
и региональные структуры, нахождение общего языка между которыми
и
ан
ж
ер
д
со
обеспечивает
ест
вм
наилучшие
ы
ан
стр
условия
для
г
о
ар
ун
д
еж
м
х
вы
о
н
выработки
е
л
о
б
аи
н
сбалансированных,
общеприемлемых, а потому реализуемых подходов к мировым делам.
веткг
со
естчн
ж
о
м
о
еф
р
й
ствы
н
и
ед
х
ы
н
д
зап
ООН и созданная ею система организаций являются естественным центром
чн
о
р
п
ан
л
п
вл
сказы
сопряжения усилий всех государств-членов. Именно от их политической воли
ем
ви
о
усл
а
весьм
ая
тр
ко
зависит авторитет Организации и ее будущее. В последнее время немало
я
си
о
р
зц
и
еал
р
я
и
н
ж
о
л
ед
р
п
м
есо
н
говорится о реформе ООН с целью ее адаптации к новым вызовам. Для России
е
н
стй
о
й
зц
и
ган
р
о
т
о
аб
р
реформа Организации – это прежде всего принятие комплекса мер по повышению
ях
еи
ш
тн
о
о
ш
ей
уб
гр
стчкй
и
еал
р
вен
ткр
о
вй
о
р
роли ООН на международной арене. Учитывая все возрастающие темпы перемен
й
о
зван
и
р
п
е
р
ско
такя
ея
вш
и
ж
о
сл
в мире, реформа ООН, как справедливо отмечает ее Генеральный секретарь Кофи
чесх
и
м
н
эко
а
л
ы
б
м
таки
Аннан, должна быть не одноразовым актом, а процессом, который обеспечивал
ся
и
твд
о
ть
ы
б
ве
сн
о
ы
тр
еко
н
я
ем
вр
бы, чтобы Организация постоянно шла в ногу с событиями реальной жизни.
ср
ую
ен
во
ть
щ
асы
н
й
н
ем
вр
со
На нынешнем этапе реформ особое значение имеют такие задачи, как
ал
и
ц
тен
о
п
выработка
действенных
р
д
ево
угл
усовершенствование
г
это
те
о
аб
р
х
таки
механизмов
миротворчества
е
авш
гр
ы
б
о
и
ен
д
суж
и
предотвращения
укрепление
его
ак
н
д
о
базы
кризисов,
в
тесном
о
еукл
н
взаимодействии с региональными организациями и при центральной уставной
астук
р
ф
н
и
ат
м
р
о
ф
вя
д
о
п
26
роли Совета Безопасности, содействие процессам многостороннего разоружения
м
н
л
о
п
о
ел
д
о
сп
ан
тр
и нераспространения оружия массового уничтожения, борьба с международным
ь
ел
д
о
м
ан
стр
и
м
ы
азн
р
терроризмом и преступностью, активизация мер по искоренению нищеты и
си
о
р
ге
то
и
ате
м
и
кл
защите окружающей среды, урегулирование проблем беженцев, упорядочение
е
ги
о
н
м
ен
и
асш
р
ст
о
п
м
и
ш
ей
н
важ
г
это
процессов миграции.
Не может оставаться в стороне от реформ и Совет Безопасности, который
ван
о
р
ти
ы
е
й
ея
м
и
тк
о
азб
р
е
азви
н
должен стать более представительным, но обязательно сохранить при этом свою
км
яд
р
о
п
ут
ед
сл
си
о
р
е
ш
ай
ж
и
л
б
чая
ю
вкл
эффективность и способность действовать быстро.
сам
тер
н
и
Несостоятельны попытки представлять дело таким образом, будто в рамках
ь
ел
си
тн
о
м
о
ьн
ал
р
ед
ф
ает
зд
со
чая
ю
вкл
т
н
д
ези
р
Совета Безопасности часто не удается выработать единый подход в пользу
ачл
н
й
ы
н
и
ед
стью
н
л
о
п
м
ен
гтвл
д
о
п
санкций на применение силы для прекращения гуманитарной катастрофы, а
я
зучен
и
й
ы
ан
зд
со
в
ган
р
о
потому, мол, отдельные страны или организации (типа НАТО) должны иметь
ьзуя
л
о
сп
и
й
еьш
м
аи
н
ен
сб
о
сы
тер
н
и
х
и
щ
яю
тавл
со
«свободу рук» для «наказания виновных в страданиях мирного населения» и для
ан
стр
ьм
туал
еп
ц
н
ко
тческй
и
л
о
п
х
ы
аьн
ер
б
и
л
«восстановления справедливости».
При
этом
ски
тм
о
п
утверждается,
тся
и
еш
р
что
оперативность
Совета
его
ьн
ал
д
Безопасности
сковывается в этих делах возможностью применения вето. Здесь важно помнить
си
о
р
е
аж
тр
о
всть
и
зл
о
р
п
и
м
н
эко
й
н
д
л
хо
яь
етвл
сущ
о
следующее. Во-первых, право вето основывается на закрепленном в Уставе ООН
укы
стр
ест
вм
ть
о
л
вп
принципе единогласия всех пяти постоянных членов Совета Безопасности. Это не
о
ар
ун
д
еж
м
ять
н
ви
б
о
вм
о
н
чй
тр
ен
ц
и
л
о
п
о
ар
ун
д
еж
м
какая-то привилегия, а краеугольный принцип созданной после Второй мировой
ет
д
и
войны
го
ущ
вед
системы
я
н
важ
й
о
ан
д
международных
ью
ел
ц
отношений,
в
д
го
задуманной
как
ей
ьш
л
о
б
гарантия
недопущения таких действий на мировой арене, которые противоречили бы
ка
й
сто
ер
п
етвю
сущ
р
тяб
сен
г
н
б
о
сп
тви
ед
сл
важнейшим интересам одной из великих держав. В этом ключевом принципе
д
еж
р
п
в
о
зм
и
хан
м
о
ел
ц
х
и
етвю
сущ
заключается жизнеспособность ООН. Именно в нем заложен потенциал
г
это
й
чско
гти
ер
эн
формирования многополюсного мира, который только и способен обеспечить
е
стачн
д
о
м
вй
о
р
и
м
тка
и
л
о
п
тя
азви
р
устойчивый и стабильный миропорядок.
о
б
и
л
н
ж
о
м
Это не означает, что постоянные члены Совета Безопасности вольны
м
и
ьш
л
о
еб
н
ьы
ал
и
ц
тен
о
п
х
четко
распоряжаться правом вето как им заблагорассудится. Напротив, по мере
у
д
го
й
еш
вн
стя
ей
д
о
м
взаи
усиления взаимозависимости всех стран и развития механизмов международного
затем
ен
сб
о
си
о
р
и
тл
о
усм
ед
р
п
сотрудничества, по мере расширения в мире процессов демократизации
й
твен
о
стью
м
и
хд
б
ео
н
е
уги
р
д
существенно возрастает влияние всех государств на подходы членов Совета
м
это
тке
о
аб
р
вы
кл
о
м
и
аш
н
ка
и
н
27
Безопасности, в том числе на позиции «пятерки». Сегодня ни одно решение СБ,
х
вы
о
р
и
м
а
уж
н
м
и
ущ
ы
ед
р
п
е
всяко
тем более связанное с принудительными мерами, не принимается без самого
есв
тн
ар
п
етвю
сущ
ы
ер
сф
тщательного учета настроений всех заинтересованных членов ООН. В нынешних
ь
л
ско
ча
сей
х
ы
н
м
гр
о
условиях практически невозможно пойти на применение вето без ясных и
с
о
ьн
еятл
д
ся
и
твд
о
й
и
яш
н
д
сего
й
тр
ко
г
это
понятных объяснений причин такой позиции. Точно так же крайне трудно
вй
о
н
а
р
и
м
я
ем
вр
ью
щ
м
о
п
использовать вето для защиты неправых целей или для блокирования решений,
и
ан
ж
ер
д
со
зм
аи
р
ю
л
п
х
щ
каю
и
зн
во
отражающих справедливое стремление международного сообщества пресечь
н
ш
вер
со
м
это
г
о
ар
ун
д
еж
м
грубые и массовые нарушения прав человека.
связи
чем
и
р
п
те
азви
р
Россия не только со всей ответственностью относится к своему положению
ук
стр
е
л
о
б
аи
н
тсуви
о
чем
и
р
п
чева
и
н
уд
тр
со
постоянного члена СБ, но и активно выступает за повышение возможностей
х
эти
ст
зави
а
л
ш
вы
Совета реагировать на гуманитарные кризисы. В ООН, как уже упоминалось,
ь
л
ско
в
чи
й
асто
н
ал
устп
внесена российская инициатива о том, чтобы коллективно уточнить правовые
т
аю
хи
ы
всп
аспекты
тческг
и
л
о
п
применения
ан
силы
в
то
м
ед
р
п
международных
связей
отношениях
ьта
сул
н
ко
в
условиях
сть
н
ж
зм
во
глобализации. Самого серьезного изучения заслуживают также конкретные пути
у
гн
сти
о
д
то
уд
б
о
тр
и
ан
гум
развития превентивной дипломатии и миротворчества, совершенствование
ен
и
асш
р
и
ен
д
суж
б
о
ая
кш
и
зн
во
санкционных
яте
н
и
р
п
режимов,
м
зсо
и
кр
методологии
и
практики
постконфликтного
и
стал
миростроительства.
Отцы-основатели ООН предусмотрели возможность реагирования – на
стер
атв
ц
н
и
тка
и
л
о
п
законных основаниях – на нарушения мира и безопасности [49]. Как известно,
егать
зб
и
и
м
ы
н
д
зап
кл
о
международное сообщество может прибегать и к принудительным мерам, но это
е
стачн
д
о
м
м
это
а
п
тем
должно делаться в соответствии с Уставом ООН и по решению Совета
ю
сво
ь
о
вн
ятс
д
во
Безопасности, ибо неправовые средства лишь компрометируют правые цели.
си
о
р
у
д
го
г
ествн
щ
б
о
ться
и
б
о
д
и
ж
о
л
ед
р
п
Следует чрезвычайно осторожно подходить к мерам принуждения и уж тем более
с
р
п
во
ег
сво
вк
о
ел
й
еи
утр
вн
не допускать того, чтобы они превращались в репрессивный инструмент
а
весьм
авм
р
п
и
твм
ар
суд
го
воздействия на неугодные кое-кому государства и народы.
е
аж
д
я
и
ен
д
суж
б
о
таяп
Эволюция мировых процессов, разумеется, диктует целесообразность
а
вел
ью
ел
зц
и
еал
р
развития норм международного права, их адаптации к новым реалиям. Однако это
й
о
зван
и
р
п
должно
осуществляться
е
тм
о
путем
связм
и
ен
ж
л
д
о
р
п
коллективного
г
ествн
щ
б
о
обсуждения
и
в
ко
и
участн
принятия
кх
ам
р
ачл
н
соответствующих решений, причем не с «чистого листа», а на основе
е
вы
гсл
о
н
м
действующих норм международного права.
ет
м
и
асти
л
б
о
ват
и
ж
ер
п
28
1.3. Российские регионы и внешняя политика
зса
и
р
к
х
ы
о
р
а
н
у
д
еж
м
Региональные
связи
чем
и
р
п
ем
ко
й
ы
тр
о
к
становятся
все
более
весомым
компонентом
ато
н
двусторонних отношений России с зарубежными государствами. Существенно
вая
ер
п
и
н
еш
р
й
гвектр
о
н
м
возрос их объем, расширилась география, обогатилось содержание. Российские
в
со
зап
к
ен
ц
о
ктуе
и
д
е
ущ
д
и
тя
азви
р
регионы все активнее вписываются в общеевропейскую и мировую тенденцию к
зц
и
еал
р
су
го
аг
вр
ускоренному развитию разносторонних связей на уровне местных органов власти,
и
л
зем
еж
уб
р
ву
скти
ер
п
о
и
тер
провинций, общин и, в целом, элементов гражданского общества.
веткг
со
аво
ед
н
у
о
р
сп
Этот процесс начинался с большими трудностями, обусловленными
ве
стан
о
р
п
е
азви
н
г
о
стн
внезапным и, по существу, никак не подготовленным выходом субъектов
е
л
о
б
аи
н
сах
тер
н
и
я
еи
уш
ар
н
Российской Федерации в начале 90-х годов на прямые связи с зарубежными
ен
ар
ставя
ы
д
го
всех
д
о
и
ер
п
партнерами, зачастую вне каких-либо четких политических и законодательных
вел
и
р
п
ьм
туал
еп
ц
н
ко
ю
и
чн
есп
б
о
ьу
скл
о
п
рамок. Поэтому на начальном этапе основная задача российской дипломатии
х
ы
тн
асчи
р
и
сам
р
п
во
и
ц
ю
л
езо
р
состояла в помощи регионам, длительное время существовавшим в условиях
твен
б
со
уставе
о
авн
д
е
л
о
б
вах
го
ер
п
полной закрытости, завязать взаимовыгодные международные контакты без
ае
м
и
вн
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
е
ы
тр
ко
ущерба для интересов единства и целостности Российской Федерации. Иными
ст
о
п
у
вм
о
н
словами,
необходимо
было
и
м
ы
ьн
л
ед
р
п
со
у
сам
найти
еи
ш
тн
о
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
оптимальную
формулу
ую
ен
во
сочетания
общегосударственных и местных интересов в рамках единой внешней политики.
м
ы
асел
н
й
н
д
о
ь
стави
о
ед
р
п
тки
о
азб
р
асти
л
б
о
Сегодня для всех очевиден тот факт, что расширение внешних связей субъектов
вй
сн
о
есво
тн
ар
п
азе
б
й
н
д
л
хо
Федерации – здоровый и естественный процесс. Трансформация нашего
х
уги
р
д
зц
и
ан
гум
м
вы
сн
о
общества, осуществление реформ закономерно сопровождались переносом центра
ь
л
и
асш
р
тяжести
сб
о
и
ен
д
уж
ео
м
и
р
п
в
и
ущ
ы
ед
р
п
решении
и
л
о
р
некоторых
вопросов
е
р
и
м
с
общегосударственного
на
региональный уровень. Вместе с тем, этот процесс требует весьма сложной и
ь
л
сти
у
м
ьн
ал
и
ц
со
а
ем
л
б
о
р
п
сах
тер
н
и
и
стал
кропотливой работы по уточнению соотношения полномочий федеральных и
ча
сей
гл
о
м
а
р
и
м
региональных властей в сфере внешних связей с точки зрения внутреннего
х
сказн
вы
тка
и
л
о
п
ти
ен
сб
о
ть
и
еш
р
законодательства и норм международного права. Речь идет о том, чтобы
и
вл
сказы
ед
р
п
ся
щ
ею
м
и
м
вы
сн
о
ей
и
ц
уп
р
ко
й
еш
вн
сохранить баланс интересов федеративного целого и его частей, оказать
уставе
г
ято
я
еи
н
л
о
п
вы
действенную помощь субъектам Федерации в повышении эффективности их
вл
казы
о
ти
асн
п
езо
б
с
кур
е
сан
и
д
о
п
внешних связей, интегрировать интересы регионов в механизм реализации
ет
н
п
о
внешней политики России.
т
уд
б
а
гд
ко
й
о
н
важ
т
уд
б
29
Следует подчеркнуть, что вопрос о соотношении полномочий федерального
й
и
н
сл
о
ед
р
п
р
д
ево
угл
вы
скти
ер
п
центра и субъектов Федерации в данной области носит отнюдь не теоретический
ча
сей
тя
азви
р
сети
о
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
характер. Он имеет сугубо практическое значение, поскольку от его решения
й
о
н
и
ед
й
ы
ан
ел
д
о
р
п
чесх
и
м
н
эко
м
это
х
ьы
л
о
и
ац
н
зависит эффективность экономического сотрудничества регионов и субъектов
ки
ам
р
х
ы
авн
гл
ы
д
н
о
ф
Федерации с внешним миром. Умелое, грамотное развитие таких связей
ем
н
р
вусто
д
м
ы
ьн
ал
и
ц
со
вед
о
п
г
уско
р
укрепляет совокупный потенциал российского государства, в то время, как
я
еи
н
л
о
п
вы
вг
чи
й
усто
ьы
ал
н
о
еги
р
местничество и ложная «самостийность» наносят ущерб интересам и авторитету и
й
о
зван
и
р
п
г
о
ьн
ал
р
ед
ф
е
ы
вн
акти
н
р
всето
си
о
р
самих регионов, и Федерации в целом.
ю
сеи
Конституция России относит внешнюю политику и международные
чн
о
р
п
й
ел
ц
ти
асн
п
езо
б
отношения к исключительному ведению Федерации. В то же время координация
г
о
н
и
ед
тске
ан
ги
й
н
ем
вр
со
международных
тческй
и
л
о
п
и
ял
зан
внешнеэкономических
связей,
а
д
о
и
ер
п
также
выполнение
международных договоров отнесены к совместному ведению Федерации и
т
ею
м
и
г
щ
ую
ед
сл
о
п
а
гд
ко
субъектов. Это не означает, что субъекты Федерации полностью стоят в стороне
ей
и
ц
уп
р
ко
твческх
о
р
и
м
еи
ш
тн
о
т
аю
хи
ы
всп
ы
ед
б
о
п
от выработки и участия в реализации основных направлений международного
ка
о
п
о
ел
д
г
стян
о
п
сотрудничества России. Руководители республик и областей выезжают за рубеж
х
ы
аьн
б
о
гл
к
й
си
о
р
ая
н
и
ед
ться
и
гвр
о
д
во главе российских делегаций, подписывают по поручению Правительства
си
о
р
т
ен
кум
о
д
всех
важные документы. Не редки случаи, когда они официально сопровождают
ает
гр
и
м
ы
асел
н
в
со
тер
н
и
Президента России во время его государственных визитов за рубеж.
ачл
н
ьы
тял
есо
н
скя
й
гм
ан
чи
ьы
ал
н
о
еги
р
устав
Вопросы взаимодействия между центром и субъектами Федерации в
й
о
н
тб
асш
м
области
внешнеэкономических
тя
азви
р
си
о
р
связей
нашли
отражение
тя
азви
р
в
твеи
со
екать
звл
и
Законе
о
государственном регулировании внешнеторговой деятельности и Законе о
я
тел
и
хн
о
вд
х
ы
н
и
о
ц
и
ал
н
международных договорах Российской Федерации, а также ряде других
в
со
тер
н
и
ьы
ал
тр
ен
ц
м
вю
аи
устр
нормативных актов. Однако законодательная база находится пока еще в процессе
е
ы
авн
р
вй
о
р
и
м
й
еш
вн
тке
о
аб
р
вы
развития. Существующие пробелы в законодательстве частично восполняются
чн
о
р
п
й
ы
сан
и
д
о
п
й
ы
ан
зд
со
нормотворчеством на региональном уровне, к сожалению, не всегда удачным.
ую
ети
р
п
м
ко
чво
и
естн
м
ван
о
р
ги
ел
д
ве
и
ж
ал
н
м
тр
ко
Вполне естественно, что федеральные органы не могут проходить мимо случаев,
тке
и
л
о
п
ствекм
о
п
сй
кн
и
ер
ам
сь
и
тказвш
о
когда такого рода нормотворчество вступает в противоречие с Конституцией и
ь
ш
и
л
й
о
ар
ун
д
еж
м
т
аю
езж
вы
федеральными законами России.
ти
ен
сб
о
четко
Важным этапом совершенствования российского законодательства в данной
х
эти
ую
ен
во
м
ен
гтвл
д
о
п
области явилось подписание Президентом Российской Федерации
ате
м
и
кл
е
ы
чн
и
азл
р
г
о
н
и
ед
и
егл
ур
30
4 января 1999 г. Федерального закона «О координации международных и
еи
ш
тн
со
ест
вм
л
уси
внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации»[51]. Этот
п
о
евр
и
н
л
еп
закр
ву
скти
ер
п
своевременный шаг, несомненно, способствовал активизации международного
е
ги
о
н
м
ую
ьш
л
о
б
х
ц
и
ан
гр
сотрудничества на региональном уровне, повышению его эффективности в
сы
р
п
во
ге
р
то
е
такж
общегосударственных интересах.
Учитывая тот факт, что около половины субъектов Российской Федерации
х
и
щ
яю
тавл
со
ы
н
р
сто
е
и
м
н
эко
и
ен
д
ю
л
б
со
тческй
и
л
о
п
имеют сухопутные и морские границы с сопредельными государствами, особое
ь
ед
р
вп
связи
скя
й
гм
ан
чи
значение для нашей страны имеет приграничное сотрудничество. Его динамичное
такя
сь
о
л
ен
зм
и
й
о
чн
и
л
уб
п
есткая
ж
развитие во многом предопределяется особенностями современного этапа
ге
то
и
сая
н
ер
п
сть
н
ж
зм
во
международных отношений. Прямые связи между пограничными регионами
ав
р
п
и
еп
ц
н
ко
к
о
гр
и
з
сю
о
евр
ьс
тел
ави
р
п
получили повсеместное развитие на европейском континенте, сделав реальностью
ас
ш
яви
о
п
сть
о
м
ачи
зн
д
хо
вы
существование «Европы регионов». В частности, заслуживает внимания
х
ы
ал
м
я
и
ел
ад
н
х
вы
егати
н
западноевропейский опыт создания региональных интеграционных образований
е
ьш
л
о
б
о
стал
ятьс
н
д
о
п
чться
ю
закл
— т.н. «еврорегионов», имеющих совместные органы для решения общих
й
чско
гти
ер
эн
ях
ви
о
усл
м
и
ш
ей
н
важ
проблем. Они особенно перспективны при разработке крупных многосторонних
я
и
уж
р
о
ая
вн
си
еп
р
ьш
л
о
б
ства
н
и
проектов, в создании благоприятного климата для привлечения иностранных
о
сл
чи
утем
п
чесх
и
м
н
эко
инвестиций. Значение этого направления взаимодействия между государствами
те
о
аб
р
я
ем
вр
ац
тегр
н
и
ато
н
г
о
ар
ун
д
еж
м
выходит за рамки местных интересов, поскольку оно непосредственным образом
зам
о
угр
в
д
го
й
ы
сан
и
д
о
п
затрагивает наиболее насущные повседневные интересы граждан, и его реальные
ет
уш
ар
н
о
ш
ей
уб
гр
х
ы
о
и
кц
сан
плоды существенным образом сказываются на общеполитическом климате
т
н
д
ези
р
г
есто
ш
еи
ш
тн
о
й
твческх
о
р
и
м
взаимоотношений между государствами.
ы
ан
стр
кх
ам
р
Для России такое сотрудничество представляло большое значение, так как к
м
ен
гтвл
д
о
п
ег
сво
ы
п
о
евр
участию в нем были в первую очередь привлечены регионы, являвшиеся в
г
о
н
м
х
чы
и
ан
гр
о
п
й
и
н
ед
сл
о
п
прошлом наиболее закрытыми для всякого рода международных контактов. В
те
и
л
ф
н
ко
ты
и
л
ф
н
ко
ь
сказл
вы
ет
н
п
о
этой связи практическое решение таких вопросов, как налаживание приграничной
у
н
р
сто
сети
о
й
аеги
стр
си
о
р
вл
казы
о
торговли, упрощенное пересечение границы, открытие новых пунктов пропуска
е
ш
ай
ж
и
л
б
че
и
тл
о
еса
вн
сгтд
о
и
н
у
граждан, товаров, развитие инфраструктуры и др., во многом изменило облик
ся
ал
ж
твер
д
о
п
ь
о
вн
о
л
ы
б
целого ряда пограничных российских регионов, в частности, Севера и Североы
п
о
евр
е
л
о
б
се
б
о
м
это
е
щ
уд
б
Запада, Калининградской области, Дальнего Востока, включая и Приморье.
ьта
езул
р
акти
р
п
сь
л
ачи
зн
б
о
31
Накоплен значительный опыт развития сотрудничества Карелии и
еи
ш
тн
о
ва
и
ул
м
р
о
сф
с
ьян
ал
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
Мурманской области с прилегающими административно-территориальными
зс
и
кр
ска
и
о
п
единицами Финляндии и Норвегии как на двустороннем уровне, так и в рамках
я
и
еп
ц
н
ко
етв
щ
б
со
субрегиональной
организации
г
тр
ко
ео
м
и
р
п
Евроарктического
т
вю
казы
о
п
сотрудничества.
г
тако
Калининградская, Ленинградская и другие области Северо-Запада все более
ы
ктен
хар
тя
азви
р
т
й
и
р
п
активно включаются в сотрудничество в рамках аналогичной организации в
у
чем
о
п
ак
н
д
о
к
и
ер
ам
балтийском регионе - Совета государств Балтийского моря (СГБМ).
тческй
и
л
о
п
ет
ж
о
м
х
ы
ал
м
ву
сн
о
Отдельно стоит отметить, что президент и высшие должностные лица
стал
м
это
ьг
ал
и
ц
тен
о
п
Республики Беларусь регулярно проводят встречи с руководителями российских
вы
сн
о
связей
вй
о
н
о
ен
м
и
с
хао
регионов. Так в марте 2017 года президент Беларуси Александр Лукашенко
х
ы
ествн
щ
б
о
й
ко
р
б
си
и
ущ
ы
ед
р
п
ьы
ал
тр
ен
ц
м
встретился с губернатором Орловской области Вадимом Потомским [17].
ят
л
еп
укр
При
ан
зд
со
активном
и
н
л
еп
укр
участии
гут
о
м
еую
вл
р
ап
н
российской
дипломатии
разворачивается
й
стчн
во
деятельность организации Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС),
е
ы
ям
р
п
связи
ат
м
р
о
ф
которая включает в орбиту разносторонних субрегиональных связей широкий
ве
сн
о
ях
ви
о
усл
ьо
ачл
зн
и
ях
ви
о
усл
я
и
ц
кал
круг государств Черноморского региона, а с нашей стороны — регионы юга
связи
ях
ел
ц
р
д
ексн
ал
России.
я
твеи
со
Новые возможности открываются в связи со вступлением в силу
вй
о
н
е
ы
ьн
актул
чтв
и
н
ер
п
со
Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, одна из статей
я
си
о
р
е
р
и
м
за
сю
о
евр
которого прямо говорит о том, что стороны будут содействовать региональному
у
м
о
ьн
еал
р
х
ы
етвн
сущ
ен
зам
тческую
и
л
о
п
ея
вш
и
ж
о
сл
развитию и контактам между соответствующими регионами.
вм
о
н
Участие
я
си
о
р
российских
регионов
е
всяко
в
м
ан
л
п
многосторонних
региональных
и
субрегиональных организациях открывает дополнительные возможности для
р
сто
и
сй
кн
и
ер
ам
стью
м
и
хд
б
ео
н
совершенствования механизма законодательного регулирования приграничного
та
ен
о
м
тя
азви
р
я
гвл
р
то
сотрудничества. Существенным шагом вперед в этом направлении могло бы стать
я
чи
м
н
л
о
п
и
л
о
р
с
р
п
во
ятс
д
ахо
н
у
д
еж
м
присоединение России к Европейской рамочной конвенции о приграничном
ам
ц
н
и
ед
й
уго
р
д
стен
о
п
сотрудничестве территориальных сообществ и властей 1980 года.
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
хв
д
о
п
Перспективным
я
и
учен
р
о
п
направлением
ты
и
защ
представляется
также
х
ы
сам
м
ски
й
п
о
евр
заключение
межгосударственных «зонтичных» соглашений, определяющих рамки и сферы
в
о
л
ед
р
п
стал
сотрудничества регионов и местных властей.
й
о
ар
ун
д
еж
м
д
еж
р
п
сь
и
ачл
н
аг
вр
32
При реализации на практике принципов федерализма одинаково опасны обе
й
и
ен
аш
гл
со
й
ен
во
у
д
еж
м
крайности – с одной стороны, жесткая централизация, с другой – раздробленность
вскг
о
чел
а
ем
л
б
о
р
п
г
тако
ск
й
п
о
евр
и абсолютизация региональных особенностей. Во избежание их необходимо,
и
м
ан
стр
й
ы
ен
во
сохраняя открытость и гибкость федеративного устройства, гарантировать
вая
ер
п
ьы
ал
н
о
еги
р
единство
территориального,
Федерации
в
е
авш
гр
ы
б
о
целом.
ятс
д
ахо
н
правового
затем
и
я
н
аи
стр
вы
Непременным
а
н
д
о
экономического
условием
кх
ам
р
пространства
остается
е
о
сказн
соблюдение
ен
ж
и
л
сб
общефедеральной законодательной базы, следование российским законам,
х
ы
о
и
кц
сан
я
и
ан
зд
со
че
и
н
о
м
гар
нормам и установлениям.
Пристального внимания заслуживают вопросы межрегиональных связей
аь
ство
ей
д
й
ко
р
б
си
я
ю
аи
стр
вы
ю
и
н
вед
о
р
п
стза
ви
субъектов Российской Федерации с государствами-участниками СНГ. В условиях,
е
р
и
м
когда
х
ы
о
и
кц
сан
интеграционные
и
н
еш
р
процессы
в
я
и
ан
етво
сущ
рамках
Содружества
приобретают
е
скур
и
д
я
зц
и
ган
р
о
разноскоростной характер, наращивание сотрудничества с государствамиуги
кр
участниками на двусторонней основе становится для
ве
сн
о
гвую
р
то
н
и
л
России особенно актуальным. Углубляя межрегиональные связи, субъекты
км
яд
р
о
п
м
о
еф
р
ьн
еятл
д
с
о
Федерации вносят свой вклад в решение стратегической задачи — укрепление
н
б
еи
вл
о
я
си
о
р
тв
ар
суд
го
м
таки
зц
и
ан
гум
ткани взаимоотношений России со странами Содружества.
г
это
гае
сти
о
д
Очевидно,
что
е
ачл
н
в
аьн
б
о
гл
х
ы
межрегиональных
связях
торгово-экономическая
е
ван
и
м
р
о
ф
зц
и
еал
р
составляющая будет и впредь доминировать. Перспективным представляется
тческй
и
л
о
п
у
д
еж
м
я
н
аи
стр
вы
подключение к этим связям ассоциаций экономического взаимодействия
е
и
ящ
д
вхо
с
кур
ы
о
вестц
н
и
субъектов Федерации. Это расширит возможности и формы сотрудничества,
з
сю
о
евр
м
о
ел
ц
ет
д
и
позволит в значительной мере снять такую болезненную проблему, как
й
ьо
ал
р
ген
л
ави
р
п
сь
твн
го
ен
и
асш
р
неоправданная конкуренция российских регионов на внешних рынках, чем коеи
стал
ем
ко
ан
л
п
кто из зарубежных партнеров умело пользуется. Пока же ассоциации делают на
е
ж
то
й
етн
вм
со
ю
туац
си
ч
зад
ети
вм
со
этом поприще лишь первые шаги.
я
и
н
еш
р
ю
и
н
л
еп
укр
х
и
щ
яю
тавл
со
Отдавая должное экономике, не следует забывать о таких аспектах
вг
о
р
и
м
ь
и
аш
гл
со
кая
межрегиональных связей, как культурные и гуманитарные. Так, исторически
ева
гн
и
м
ы
тр
еко
н
ы
ед
б
о
п
сложившаяся духовная и культурная близость народов России и государств
г
есто
ш
и
актм
си
о
р
еи
ш
тн
о
Содружества — ценнейший стратегический капитал. Эта близость пока не
ер
м
ге
р
то
е
ящ
асто
н
утрачена, но для ее сохранения требуются совместные усилия. Подчас на
весьм
а
ю
и
авн
гл
со
х
ы
тн
асчи
р
региональном уровне эта проблема решается легче, чем на федеральном. Более
зц
и
еал
р
г
ято
н
ю
си
о
р
33
масштабной могла бы быть роль субъектов Федерации в деле обеспечения
х
уы
гн
сти
о
д
м
вы
о
л
си
ет
ж
о
м
весьм
а
х
ы
тен
о
и
р
п
интересов соотечественников, проживающих в зарубежных государствах.
г
во
ер
п
ьш
ен
ум
ю
и
Наряду
х
ы
ал
м
с
упорядочению
правовыми
внешних
сь
и
ачл
н
актами
ях
еи
уш
ар
н
внутреннего
характера,
развитию
субъектов
Федерации
могли
ет
уд
б
контактов
сти
о
хл
ы
р
ю
еи
ш
тн
о
ю
еи
ш
тн
о
й
еш
вн
и
бы
способствовать двусторонние межгосударственные соглашения о региональном
е
ачл
н
ет
уш
ар
н
сотрудничестве, которых у России со странами СНГ пока нет. Между тем опыт
у
гн
сти
о
д
тв
ен
кум
о
д
х
ы
тен
о
и
р
п
е
и
ан
зд
со
работы по реализации таких соглашений с Китаем, Финляндией и другими
затем
е
со
н
аи
укр
ем
участи
странами показывает, что они являются достаточно эффективным средством
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
чво
и
естн
м
м
о
еф
р
м
и
н
д
о
и
есл
регулирования региональных связей. Вполне оправдала себя и практика создания
яю
тавл
со
в
рамках
х
ы
связан
межправительственных
комиссий
ве
сн
о
х
еты
р
н
ко
ы
н
р
сто
специальных
ьу
скл
о
п
групп
по
межрегиональному сотрудничеству.
те
азви
р
Важной задачей остается гармонизация законодательства государствчтв
и
н
ер
п
со
скя
й
гм
ан
чи
чтел
и
ан
гр
о
участников Содружества в области межрегионального сотрудничества. В этом
м
н
ед
сл
о
п
ты
и
защ
й
о
ан
д
вопросе существенную роль могла бы сыграть Межпарламентская Ассамблея
ачл
н
укы
стр
ки
л
сы
о
ед
р
п
ем
щ
уд
б
х
и
етвю
сущ
СНГ, расширение практики разработки ею соответствующих модельных законов,
г
это
в том числе в области приграничных связей.
р
д
ексн
ал
ваг
сн
о
д
еж
р
п
34
ГЛАВА 2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ВНЕШНЕЙ
х
и
м
са
г
то
я
н
о
ств
н
и
ед
ПОЛИТИКИ
2.1. Европейский вектор российской внешней политики
н
ш
ер
сов
х
я
еи
ш
отн
з
ю
со
Отношения России и зарубежной Европы развиваются в формате
я
си
о
р
те
о
и
р
п
скй
о
м
и
р
п
«стратегического партнерства». Несмотря на то, что данный термин регулярно
х
и
сво
й
тви
ед
сл
о
п
гаем
и
д
вы
й
ен
во
скй
о
м
и
р
п
используют, как лидеры европейских стран, так и России, он не определен ни в
ть
и
д
хо
вы
одном из официальных документов, составляющих правовую базу отношений
х
чы
и
ан
гр
о
п
сти
ей
зд
во
тке
и
л
о
п
в
чи
й
асто
н
и
ц
м
о
сф
ан
тр
сторон. Более того, данный термин недостаточно изучен научным сообществом,
о
б
и
л
ет
уд
б
ь
л
ско
и
ц
ю
л
езо
р
хотя также часто употребим в научных статьях.
и
тл
о
усм
ед
р
п
х
еи
б
о
тческг
и
л
о
п
В
последнее
ет
ж
о
м
время
е
со
н
аи
укр
ведущие
российские
и
н
м
о
р
и
зарубежные
эксперты
л
зак
чен
ю
и
ем
экстр
единодушно высказывают мнение о том, что отношения между Россией и
г
это
сеум
н
ко
ть
о
л
вп
Европейским союзом (а это практически все европейские страны), на которые
и
ем
экстр
скя
н
ати
л
азн
р
б
со
ел
ц
возлагали так много надежд в 1990-х и в начале 2000-х годов, зашли в глухой
ьк
л
сто
й
н
ед
ср
зц
и
еал
р
м
вы
сн
о
тупик. Более того, прослеживается устойчивая тенденция к их ухудшению и даже
й
б
со
о
яв
еи
н
л
сп
укы
стр
н
ед
сл
о
п
м
и
н
д
о
обострению.
в
о
р
кад
Сложившуюся ситуацию констатирует Лилия Шевцова: «Построенная на
м
ы
вн
скти
ер
п
х
ы
вн
ети
л
ко
я
тац
ен
и
р
о
технократических принципах и лишенная миссии, политика ЕС в отношении
м
о
вн
акти
ге
то
и
зы
о
угр
России превратилась в серию имитационных и скрывающих пустоту построений,
стр
н
и
м
связей
всех
обернутых в пустые декларации и многословные нагромождения. «Дорожные
сти
о
н
важ
ать
ж
л
д
о
р
п
н
ж
л
о
д
укы
стр
у
м
ско
н
д
аж
гр
карты для четырех пространств», как звучит нынешняя стратегия Брюсселя в
ы
б
что
м
это
те
азви
р
отношении России, стали образцом бюрократического искусства, целью которого
есво
тн
ар
п
е
р
и
м
а
стр
н
и
м
х
эти
является создать видимость движения там, где оно отсутствует» [52. C.170].
чесх
и
м
н
эко
Авторы
и
н
еш
р
вая
чи
й
усто
ео
зн
и
ж
исследования,
ю
и
н
вед
о
р
п
подготовленного
недавно
т
й
и
р
п
под
эгидой
Института
современного развития (ИНСОР), придерживаются того же мнения: «Несмотря на
р
сто
и
х
и
сво
е
р
и
м
н
о
еги
р
г
во
ер
п
огромный потенциал развития и проделанный путь сближения, отношения Россия
сы
р
п
во
и
н
м
о
р
чтв
и
н
ер
п
со
о
вн
екти
эф
– Европейский союз пребывают в концептуальном и политическом тупике. А
тческй
и
л
о
п
й
и
яш
н
д
сего
аг
вр
отсутствие понятной стратегической цели развития отношений крайне затрудняет
зц
и
еал
р
я
ем
вр
ьы
ал
тр
ен
ц
м
й
ко
р
б
си
то
м
ед
р
п
выход из него» [16. c.296].
ван
о
р
ги
ел
д
Москва и Брюссель далеко разошлись в трех важнейших вопросах.
я
ел
р
ап
я
тви
ед
сл
о
п
ска
и
о
п
к
и
ставщ
о
п
акти
р
п
35
Во-первых, это внутреннее развитие России, которое воспринимается в
тся
ваю
еж
д
и
р
п
а
л
яви
ъ
б
о
тхен
кар
странах Евросоюза «как отход от основных ценностей и принципов демократии,
м
есо
н
ь
о
вн
т
о
аб
р
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
х
положенных в основу подписанного в 1994 г. Соглашения о партнерстве и
й
аьн
б
о
гл
м
таки
и
вл
сказы
ед
р
п
сотрудничестве (СПС)».
сан
и
д
о
п
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
Во-вторых, острое противоречие в европейском и закавказском регионах
й
н
л
ед
р
п
о
ы
ан
стр
ато
н
СНГ, где стороны выступают как конкуренты в борьбе за влияние на
ая
кш
и
зн
во
связи
е
ьш
л
о
б
соответствующие государства. Особенно ярко это наблюдается в противоречиях
м
и
ш
й
н
ед
б
ьк
л
сто
ть
си
вы
о
п
между Россией и европейскими странами, касательно вопроса вхождение Крыма в
такя
е
ы
авн
р
е
аш
н
а
д
б
сво
состав Украины и ситуацией на востоке Украины: в Донецкой и Луганской
ую
ьш
л
о
б
тческг
и
л
о
п
ы
о
вестц
н
и
областях и введением экономических и политических санкций и контрсанкций
г
то
тскм
ази
й
во
ер
п
обеими сторонами.
й
чсо
и
ем
кад
к
о
ср
В-третьих, «провал многолетнего энергетического диалога России и ЕС,
зь
и
л
сб
й
еи
ш
тн
о
х
и
гстр
о
н
м
вызванный глубокими различиями энергетических стратегий сторон, что то и
и
ен
л
вступ
й
о
ь
ал
р
ген
ы
н
всед
о
п
е
тм
о
дело провоцирует острые кризисы вокруг поставок и транзита газа и нефти в
ьм
ал
н
о
еги
р
х
ы
вн
ети
л
ко
й
ьо
ал
тр
ен
ц
это
я
еи
уш
ар
н
Европу».
Системный кризис во взаимоотношениях России и Европейского союза
я
си
о
р
стал
тал
ы
п
разительно контрастирует с их официально заявленным статусом стратегического
стал
я
еи
н
м
е
ш
ай
ж
и
л
б
ато
н
партнерства, который был одобрен на саммите Россия – ЕС еще осенью 1999 г. и
ьа
р
о
б
тваь
б
о
сп
х
ы
вн
екти
ъ
б
о
с тех пор остается политической основой диалога.
ю
сво
Очевиден
ти
ед
сл
о
вп
также
ы
тр
еко
н
контраст
тческг
и
л
о
п
с
этан
о
п
интенсивно
развивающимися
торгово-экономическими связями и растущим объемом взаимных инвестиций (до
сь
твн
го
кл
о
й
о
тр
и
ан
гум
е
сл
чи
наступления в 2008 году экономического кризиса взаимная торговля быстро
вы
го
ер
п
гае
сти
о
д
ку
ж
ер
д
о
п
росла, доля ЕС во внешней торговле России достигла 51–52 %, доля России во
х
и
сво
е
тако
а
л
ш
вы
есть
четко
внешней торговле Евросоюза составила почти 9 %; Россия вышла на третье место
твеи
со
и
н
л
еп
закр
е
ящ
асто
н
ьо
л
н
и
д
кар
е
ы
тр
ко
во внешней торговле Европейского союза). До 80 % всех накопленных
еп
укр
е
ы
б
ю
л
я
авн
гл
ук
стр
иностранных инвестиций в России имеют происхождение из стран ЕС, в
м
вы
сн
о
ал
и
ц
тен
о
п
есто
м
Евросоюзе на долю России приходится до 30 % импорта нефти и 22 % –
и
есл
х
таки
а
р
и
м
природного газа [16. c.290].
кл
о
Идущие с переменным успехом переговоры о новом соглашении, которое
у
этм
о
п
у
вм
о
н
м
аво
эксл
должно прийти на смену давно устаревшему СПС, пока рискуют лишь
я
ю
аи
стр
вы
ю
и
н
еш
р
й
еты
р
н
ко
те
азви
р
й
твен
о
36
замаскировать, а не решить стратегические и концептуальные проблемы
и
есл
тваь
б
о
сп
тка
и
л
о
п
отношений. К тому же они переживают кризис. Дело движется к принятию не
зай
вл
и
ц
слишком
н
о
еги
р
объемного
и
большей
х
ы
н
м
гр
о
с
р
п
во
а
учи
л
о
п
частью
я
си
о
р
декларативного
документа,
ы
ан
стр
провозглашающего пафосные принципы и цели «стратегического партнерства»,
ую
ен
во
е
и
щ
б
о
х
ы
сам
но без четкой расшифровки конкретных конечных целей сторон, без указания на
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ы
ктен
хар
м
чо
ган
и
р
п
ер
м
м
сты
чи
общие ценности и принципы. Крайне сомнительно, что Россия и Европейский
ка
и
н
стя
ей
д
о
м
взаи
учае
сл
союз достигнут согласия в таких ключевых для них вопросах, как энергетика,
г
о
ар
ун
д
еж
м
и
всем
с
р
п
во
ен
ж
ви
д
о
р
п
политика в отношении стран СНГ, демократия, права и свободы граждан,
тя
хо
сй
кн
и
ер
ам
в
зо
и
ехан
м
внешняя политика и безопасность.
скй
о
м
и
р
п
стал
Само ключевое понятие «стратегическое партнерство» стало ныне все
й
уго
р
д
в
д
го
й
о
ан
д
яте
н
и
р
п
больше размываться. Так, в последнем по времени обзоре, подготовленном
й
ьо
тел
ур
зн
и
ую
ьш
л
о
б
в
р
о
сп
Комиссией ЕС, речь идет уже не о стратегическом, а о «зрелом» партнерстве,
ть
б
о
есп
н
о
ьн
кастел
в
ко
и
участн
вводятся в оборот и другие определения партнерства: «продвинутое», «усиленное
м
это
тс
ю
явл
сти
ечн
л
во
чн
о
р
п
связи
». Отдельные ведущие страны Евросоюза (прежде всего Германия и Италия),
вы
го
ер
п
я
и
ен
б
угл
в
стан
о
р
п
х
и
щ
ваю
ы
скр
напротив, продолжают настаивать именно на стратегическом характере и статусе
ал
и
ц
тен
о
п
я
чи
м
н
л
о
п
зс
и
кр
отношений [40].
м
это
тческх
и
л
о
п
Парадокс состоит в том, что уже создано и создается немало структур для
ы
тем
си
поддержания
диалога
между
это
ЕС
о
б
и
л
и
Российской
учаи
сл
Федерацией,
я
и
еп
ц
н
ко
но
твческая
о
р
и
м
при
этом двусторонние контакты Москвы с отдельными европейскими столицами
тя
азви
р
тческг
и
л
о
п
т
и
вр
го
(особенно с Берлином) неизменно оказываются более действенными. Одна из
т
д
ви
й
као
я
еи
уш
ар
н
сеум
н
ко
главных причин такого положения заключается в том, что Европейский союз все
й
аьн
б
о
гл
в
о
ен
чл
ств
н
и
ьш
л
о
б
еще не говорит «в один голос» даже по наиболее крупным международным
е
л
о
б
й
аьн
б
о
гл
е
д
хо
зц
и
еал
р
ате
м
и
кл
проблемам.
ан
л
п
За двадцать пять лет Россия и ЕС накопили значительный капитал
й
о
зван
и
р
п
тческх
и
л
о
п
ей
щ
гю
л
о
асп
р
взаимодействия, однако так и не сформулировали общего стратегического
ская
й
п
о
евр
тческг
и
л
о
п
е
д
хо
видения своих отношений. Внутренние структурные ограничители связаны с
д
о
н
сег
й
и
яш
й
н
о
б
вы
ед
р
п
й
ьо
ал
тр
ен
ц
различием политико-экономических систем России и ЕС (хотя они и сблизились с
ству
ей
д
я
и
еп
ц
н
ко
д
о
и
ер
п
тся
вю
и
ж
ал
н
е
н
ай
кр
начала 1990-х годов), а также с разнообразием внешнеполитических приоритетов
й
еы
вл
р
ап
н
зац
и
м
н
эко
государств — членов Евросоюза.
ь
ел
си
тн
о
о
л
ы
б
т
уд
б
е
ван
и
м
р
о
ф
37
Анализ опыта 1991-2016 годов свидетельствует о том, что возникшая
ы
зван
и
р
п
ь
участво
ы
л
си
напряженность во многом связана с инерционным характером отношений. Объем
ая
н
ем
вр
со
а
д
б
сво
вг
о
р
и
м
торгово-экономических, культурных и человеческих связей между Россией и
и
ан
ж
ер
д
со
странами
ЕС
еи
ш
тн
о
ьы
тял
есо
н
неуклонно
увеличивается,
ге
то
и
но способность
я
тви
ед
сл
о
п
к
вар
то
поиску
взаимоприемлемых решений в таких важнейших областях, как политический
ях
ви
о
усл
диалог,
х
вски
о
чел
международная
й
еи
ш
тн
о
торговля,
энергетика
ти
ед
сл
о
вп
сь
о
л
ази
р
вы
асти
л
б
о
и
инвестиции,
остается
незначительной. Причины этого:
о
ьн
тексуал
 разочарование ЕС в том, что Россия не пошла по пути либеральноя
еи
ш
тн
о
ваг
сн
о
си
о
р
демократического развития стран Центральной и Восточной Европы;
сть
о
м
ачи
зн
 непонимание
ен
и
асш
р
того, к
ы
ан
стр
м
таки
какой модели взаимоотношений необходимо
и
гвл
р
то
сь
о
л
ази
р
вы
стремиться;
т
ачи
зн
еся
 критический
настрой
по
я
вн
о
еаги
р
отношению
государственно-бюрократическому
у
н
р
сто
к
крайне
ан
российскому
коррумпированному
а
ен
ш
и
л
капитализму;
 нарушения прав граждан со стороны российских органов власти.
й
еш
вн
и
м
н
д
аж
гр
сти
о
азуем
и
н
м
о
р
е
ущ
д
и
В этих условиях выработка и предложение модели долгосрочного сотрудничества
и
тц
п
ад
й
аеги
стр
ся
ал
м
и
н
д
о
п
е
авш
гр
ы
б
о
остаются за Россией [58].
У российского политического класса нет ответа на вопрос, какая социальновл
сказы
й
о
еж
ад
н
экономическая
й
еи
ш
тн
о
модель
нужна
г
о
н
ер
яд
Москве, сильны
м
учето
г
о
н
ур
б
настроения
вая
ер
п
в
н
ш
вер
со
пользу
х
и
еш
вн
неевропейского пути развития — отказа от построения правового государства,
е
такж
си
о
р
й
н
л
ед
р
п
о
развитой демократии, борьбы с коррупцией. Важнейшее значение имеет ответ на
о
ар
ун
д
еж
м
етва
уж
р
д
со
я
н
д
сего
и
гл
о
м
зан
ется
м
и
вопрос о потенциале Евросоюза как традиционного для России стимула
н
ед
сл
о
п
я
н
важ
ю
тац
н
и
о
ер
п
модернизации общественных институтов, источника инвестиций, увеличения
укы
стр
ть
б
о
есп
н
г
о
ел
ц
инновационной составляющей экономики, повышения интеллектуального уровня
есв
тн
ар
п
св
ко
ер
п
си
о
р
ся
и
твд
о
общества, совершенствования транспортной и информационной инфраструктуры.
й
р
о
п
ает
гр
и
х
ы
ествн
щ
б
о
При этом другой модели модернизации у России нет. Использование опыта
т
ен
о
м
та
н
д
ези
р
п
ях
еи
ш
тн
о
тво
ед
асл
н
кте
хар
и потенциала Восточной, Юго-Восточной Азии, Индии объективно ограниченно,
е
азви
н
си
о
р
кте
хар
хотя и необходимо, например, в сфере борьбы с коррупцией (Сингапур).
сы
р
п
во
Нынешняя
ьы
ал
н
о
еги
р
и
ен
ж
л
д
о
р
п
тав
со
жестко-конкурентная
т
о
см
зави
а
учи
л
о
п
модель
отношений
ки
ам
р
России
и
ЕС,
преимущественно инициируемая Брюсселем, не только мешает модернизации и
ь
ел
д
о
м
я
си
о
р
у
тем
38
укреплению России, но ослабляет и Евросоюз. Сближению России и Европейскотя
касю
си
о
р
й
ы
тр
ко
го союза мешает и целенаправленная политика внешних сил — прежде всего
г
о
ьн
стал
и
р
п
е
ы
тр
ко
ям
тел
и
вд
уко
р
х
ы
тен
о
и
р
п
ьн
ал
ц
и
ф
о
США.
Политико-правовая база отношений Россия - ЕС основана на презумпции
чая
ю
вкл
и
тц
п
ад
ем
л
о
п
гармонизации российского законодательства со стандартами и законодательством
и
н
л
д
ео
р
п
Евросоюза без наделения РФ правами и полномочиями в области регулирования
е
утр
вн
вл
еаги
тр
о
м
вы
сн
о
гармонизируемых
областей.
сти
о
азуем
Россия
е
и
м
н
эко
заинтересована
ая
уем
р
ц
н
и
стер
в
в
гатур
о
б
выработке
нового
ьы
ал
н
о
еги
р
стратегического соглашения, кардинально отличающегося от Соглашения о
л
есяти
д
х
и
н
р
вусто
д
партнерстве и сотрудничестве, принятого в эпоху, когда соотношение сил России
р
тяб
сен
тю
азви
р
га
тр
и
н
о
м
вая
ты
учи
и ЕС, а также его динамика радикально отличались от нынешнего. Тогда Москва
е
утр
вн
т
азви
р
м
и
ен
ж
л
о
п
фактически шла на интеграцию с Западом на подчиненных основах, хотя и не
и
н
вед
о
п
и
ш
ей
н
важ
е
гвл
р
то
й
н
ед
ср
тс
ю
явл
осознавала, что реально это означает.
ю
и
авн
гл
со
Несмотря
на
успехи
российских
астях
л
б
о
переговорщиков
ачет
р
м
о
при
выработке
о
ан
р
СПС, содержание документа (в особенности в экономической сфере) носило
ется
м
и
зан
ато
н
ки
н
ы
р
характер не партнерства, а одностороннего приближения России к европейским
еи
ш
тн
о
е
л
о
б
аи
н
ы
тем
си
нормам.
В
этой
в
и
ел
ац
н
связи
ен
и
асш
р
выработке
нового
формата
о
и
л
авед
р
сп
отношений
серьезно
х
ьы
л
о
и
ац
н
е
ьш
л
о
б
мешает подход Евросоюза к новому стратегическому соглашению, во многом
в
о
м
и
еж
р
у
скм
й
п
о
евр
н
и
л
повторяющий логику и содержание СПС 1994 года.
а
весьм
х
вы
о
р
и
м
о
ац
тегр
н
и
Сегодня можно констатировать, что в предыдущие годы имела место
чатся
ю
вкл
и
ц
м
о
сф
ан
тр
ть
вац
д
определенная переоценка возможностей российско-европейского сближения,
чесх
и
м
н
эко
я
еи
ш
тн
о
й
еи
ш
тн
о
поскольку с обеих сторон присутствовали завышенные ожидания, которые затем
укы
стр
я
еи
уш
ар
н
вк
о
ел
сы
р
п
во
сменились очевидным разочарованием. Не секрет, что со стороны ЕС вопросы
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
е
л
о
б
е
о
сказн
прав человека, свободы СМИ, развития гражданского общества и вообще
и
л
о
р
ге
р
то
а
л
ы
б
з
чер
чем
и
р
п
«демократических ценностей» часто служат разменной монетой в торге по
ях
ел
ц
й
н
д
л
хо
ато
н
м
ы
о
ц
ер
н
и
экономическим вопросам с Россией.
г
о
ар
ун
д
еж
м
м
о
ел
ц
Сегодня ЕС выдвигает весьма жесткие требования к российско-европейскому
и
ам
р
н
о
сп
ся
ал
ж
твер
д
о
п
х
вы
о
н
сотрудничеству:
 предоставить доступ к месторождениям углеводородов и инфраструктуре
й
уго
р
д
и
ен
д
ю
л
б
со
их транспортировки;
г
о
ьн
стал
и
р
п
тя
азви
р
39
 открыть российский
ы
н
ед
б
внутренний
сах
тер
н
и
рынок для
товаров
и
й
ы
сан
и
д
о
п
услуг
из
Европейского союза (под лозунгом «ВТО плюс» или зоны свободной
е
ы
н
б
д
о
п
си
г
тако
з
чер
я
чи
м
н
л
о
п
торговли);
 гармонизировать законодательство со сводом законов, правил и стандартов
сь
о
л
ен
зм
и
чско
атеги
р
е
и
ан
зд
со
стен
о
п
ЕС.
Требования Евросоюза в области демократии и прав человека — поставить
сть
о
м
д
ви
чем
и
р
п
кр
яту
л
еп
ы
о
ар
ун
д
еж
м
й
то
азви
р
внутреннюю ситуацию и практику под мониторинг европейских институтов и
ая
р
вто
следовать
их
у
гн
сти
о
рекомендациям.
Российские
ю
и
н
л
еп
укр
аьн
б
о
гл
х
ы
аналитики,
комментируя
й
ы
авн
гл
ться
и
гвр
о
д
эти
«предложения» европейцев, отмечают, что такая программа дает вполне
й
еи
ш
тн
о
таем
ки
аз
б
определенный ответ на вопрос о месте России в системе координат Евросоюза на
ку
ж
ер
д
о
п
и
ц
езум
р
п
долгосрочную
ка
и
н
перспективу:
став
о
ьтац
сул
н
ко
и
г
о
ар
ун
д
еж
м
энергетический
придаток,
рынок
ато
н
сбыта
и
политический сателлит. Разумеется, подобные условия не устраивают Россию,
ял
н
и
р
п
чесг
и
м
н
эко
чн
и
р
п
я
н
тб
асш
км
о
р
хэти
которая сегодня стремится все более полно отстаивать свои законные интересы в
е
ы
вн
акти
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
чесй
и
м
н
эко
и
этаж
диалоге с ЕС.
е
ы
н
м
и
и
м
ы
азн
р
Европейский Союз переживает сейчас тяжелые времена не только из-за
м
аво
эксл
экономического
ем
авязы
н
си
о
р
й
тр
ко
кризиса 2008 года. На самом деле перелом в динамике
ьы
ал
н
о
еги
р
и
ен
д
суж
б
о
е
тако
интеграции произошел в 2004 году, когда к ЕС присоединилась большая группа
ети
вм
со
ся
щ
ею
м
и
й
о
ал
ем
н
таем
ки
а
н
д
о
стран Центральной и Восточной Европы. Ведущие российские эксперты уже
тя
азви
р
зц
и
еал
р
ан
зд
со
е
л
о
б
тогда утверждали, что двадцатилетний период успешного развития ЕС подошел к
г
то
й
ы
ен
гвр
о
ях
еи
ш
тн
о
концу. Западные коллеги не соглашались с этим, полагая, что мы преувеличивали
й
и
н
ед
сл
о
п
и
етвю
сущ
ате
м
р
о
ф
и
актм
м
ы
о
ц
ер
н
и
масштаб проблемы. Последовавший вскоре провал конституции вверг Евросоюз в
ан
стр
кац
и
л
уб
п
кте
хар
е
авы
р
п
о
н
глубокий институциональный кризис. Паллиативный Лиссабонский договор спас
т
ы
п
о
сь
о
л
ен
зм
и
аьн
б
о
гл
х
ы
интеграционный процесс, но движение к политическому союзу прекратилось. В
о
ц
и
ал
н
тя
хо
г
о
н
ур
б
там
и
эл
ац
тегр
н
и
2007 году в ЕС вошли Болгария и Румыния, две его самые бедные страны с
чтв
и
н
ер
п
со
т
аю
езж
вы
тх
ы
б
о
д
у
тем
си
общим населением около 30 миллионов человек. Дифференциация государстваеы
м
н
и
р
п
стал
е
ы
тр
ко
членов возросла настолько, что потребовала изменить формат интеграции.
л
ы
см
х
вы
егати
н
й
и
гац
ел
д
Начавшийся мировой финансовый кризис
тческй
и
л
о
п
о
ествн
щ
м
о
еф
р
2008 года обнаружил такие
м
ко
ш
и
сл
взц
акти
изъяны европейской интеграционной модели, о которой широкая публика ранее
й
и
гац
ел
д
й
тр
ко
я
тви
ей
д
со
х
вы
о
н
не догадывалась. Выяснилось, что Экономический и валютный союз состоит из
тскм
ази
тческй
и
л
о
п
став
о
двух частей разного качества. Единая денежно-кредитная политика реализуется
ь
л
ско
и
гр
вен
о
стал
ть
си
вы
о
п
м
ы
о
ц
ер
н
и
40
наднациональным органом – Европейским центральным банком, а общая
ки
н
ы
р
я
и
ен
ш
вы
о
п
и
м
ан
стр
экономическая политика осуществляется на принципах межправительственного
си
о
р
н
ед
сл
о
п
х
таки
сотрудничества, то есть главную роль в ней играют правительства стран ЕС.
н
ед
сл
о
п
тваь
б
о
сп
м
о
ц
и
л
а
л
ш
вы
Чтобы спасти евро, органы Евросоюза в экстренном порядке принялись
сь
и
тказвш
о
ьн
язател
б
о
еси
агр
и
н
вед
о
п
и
ен
ж
л
д
о
р
п
надстраивать недостающие этажи общеевропейского экономического управления.
я
еи
ш
тн
о
етс
явл
й
н
л
ед
р
п
о
Ими был ужесточен Пакт стабильности и роста, разработана система
ьм
ал
н
о
еги
р
в
о
л
ед
р
п
ен
сб
о
общеевропейского банковского надзора, усилен механизм макроэкономического
ен
м
и
р
п
и
ен
стр
б
о
е
ян
и
вл
мониторинга. Проделанная работа действительно впечатляет. Однако социальная
я
си
о
р
е
и
щ
б
о
й
чесо
акти
р
п
я
си
о
р
цена преобразований оказывается крайне высокой. Репрессивная фискальная
тке
и
л
о
п
ер
м
в
о
ер
н
политика подавляет экономический рост и усугубляет проблему безработицы,
си
о
р
х
ан
стр
ю
н
ьтр
кул
всей
астук
р
ф
н
и
особенно среди молодежи.
си
о
р
Повсюду в Европе ощущается потеря европейской идеи. Еще недавно
сеуй
н
ко
в
ган
р
о
ает
зд
со
вопрос о том, зачем нужна интеграция, решался сам собой. После войны она
тческх
и
л
о
п
й
еы
вл
р
ап
н
г
о
н
м
ян
и
вл
в
стан
о
р
п
помогла обеспечить мир, восстановить экономику и компенсировать утрату
и
н
л
еп
закр
й
о
н
тб
асш
м
че
и
н
о
м
гар
г
о
н
м
Западной Европой своего геополитического влияния, произошедшую вследствие
о
ф
ум
и
тр
чесх
и
м
н
эко
ем
щ
стю
ар
н
возвышения СССР с США и распада колониальной системы. Начавшийся во
ан
еж
зб
и
я
и
н
л
ем
ущ
и
н
ед
сл
о
п
второй половине 1980-х годов процесс объединения двух частей Европы
г
ен
во
ки
л
сы
о
ед
р
п
тваьп
сб
о
е
о
н
хй
сти
ть
н
б
о
сп
ал
и
ц
тен
о
п
воспринимался многими как практическое воплощение европейской мечты. С
уставе
а
учи
л
о
п
сеум
н
ко
кризисом стало ясно, что эта повестка дня исчерпана, а никакой новой Брюссель
ан
л
п
ад
вкл
х
уы
гн
сти
о
д
в
зо
и
ехан
м
чтв
и
н
ер
п
со
предложить не может. Питавшая интеграцию романтика победы демократии над
всех
я
зучен
и
ес
л
п
м
ко
тоталитаризмом и свободного рынка над плановой экономикой развеялась.
я
си
о
р
ьта
езул
р
у
тческм
и
л
о
п
Вместо нее у европейцев появились неудобные вопросы об родовых пороках
т
схд
и
о
р
п
х
ы
азн
р
т
схд
и
о
р
п
ь
л
сти
капитализма. Неспособность органов Евросоюза ясно сформулировать понятие
и
л
зем
тал
счи
европейской идентичности и
ть
вац
д
ато
н
там
и
эл
встать на защиту ценностей
европейской
е
л
о
б
е
ы
аьн
б
о
гл
я
си
о
р
цивилизации только усилила идейный вакуум [29].
а
всегд
Все это происходит на фоне обострения старых проблем Евросоюза, таких
а
весьм
ял
н
и
р
п
м
ы
тр
еко
н
ы
д
го
астях
л
б
о
как демократический дефицит, разрыв между элитами и обществом, громоздкость
е
ачл
н
о
ар
ун
д
еж
м
ая
р
вто
е
вы
гсл
о
н
м
институтов и процессов принятия решений. Развернувшаяся недавно широкая
х
и
сам
е
ц
н
ко
затем
дискуссия о судьбах Европейского союза, безусловно, необходима европейскому
сй
кн
и
ер
ам
ы
ен
р
ко
е
сб
й
о
д
эги
обществу. Однако, на наш взгляд, она сильно запоздала. Лидеры ЕС слишком
и
вл
сказы
ед
р
п
ьзван
л
о
сп
и
е
тю
азви
р
н
ед
сл
о
п
41
долго уклонялись от открытого и честного диалога с гражданами о наболевших
чев
и
н
уд
тр
со
ял
н
и
р
п
сам
за
сю
о
евр
вопросах общеевропейского строительства. Теперь восстановить доверие между
ьы
тял
есо
н
а
л
ы
б
сую
кн
и
ер
ам
элитами и населением будет трудно, особенно в условиях рецессии.
ан
стр
ветм
со
е
вы
чи
й
усто
еко
ал
д
ет
уд
б
Триумфом евроскептицизма стал запуск выхода Великобритании из состава
вй
о
р
е
такж
это
Европейского союза
е
и
щ
б
о
Текущие проблемы Евросоюза неизбежно сказываются на его отношениях с
а
гл
о
м
че
и
н
о
м
гар
тческй
и
л
о
п
Россией. Нечто похожее происходило в конце 1990-х годов, когда Европейский
е
аш
н
союз
м
это
тво
ед
асл
н
был
поглощен
х
ы
о
и
кц
сан
предстоявшим
м
это
е
сл
чи
й
аьн
б
о
гл
введением евро,
я
еи
н
л
сп
во
институциональной
ети
вм
со
реформой, а затем – расширением на восток. Концентрация политической воли и
г
о
вн
ати
р
ед
ф
ы
б
что
е
вы
гсл
о
н
м
лучших кадров на этих направлениях не позволили Брюсселю последовательно
ен
ж
и
л
сб
кте
хар
его
ьн
ал
д
асти
л
б
о
вй
сн
о
добиваться зафиксированной в СПС цели построения зоны свободной торговли с
ы
д
н
о
ф
тая
ки
ся
таю
ы
п
Россией [39].
о
н
увер
Однако в застое отношений между Россией и ЕС виновата и российская
ер
сф
г
то
тки
ы
о
п
сторона. Серьезным упущением является отсутствие у России стратегической
о
ьн
еал
р
г
чо
ам
н
и
д
м
таки
тся
вю
и
ж
ал
н
ь
сказл
вы
программы действий на направлении, которое считается вторым по важности
е
ы
ьн
актул
и
етвю
сущ
г
л
ш
о
р
п
вектором ее внешней политики. Когда летом 1999 года Европейский союз
г
тако
ь
ел
си
тн
о
м
это
в
со
тер
н
и
чтв
и
н
ер
п
со
г
о
н
и
ед
представил коллективную стратегию отношений с Россией, наша страна быстро
х
еи
б
о
ьта
сул
н
ко
кх
ам
р
е
л
о
б
аи
н
отреагировала симметричным документом.
ям
ти
ы
б
со
ю
и
ен
р
уко
Недостаток политической воли с обеих сторон не случаен.
ет
уд
б
т
схд
и
о
р
п
во
стер
н
и
м
Во-первых, глубокая экономическая интеграция возможна только между
я
и
н
еш
р
есв
ц
о
р
п
е
тм
о
странами с высоким уровнем промышленного развития. Именно тогда
еи
вл
р
ап
н
у
гн
сти
о
д
т
и
уж
сл
о
п
ан
ж
ер
сд
развиваются специализация и кооперация производства, а обмен товарами
у
вд
о
п
я
си
о
р
ал
и
ц
тен
о
п
происходит не столько между, сколько внутри одних и тех же отраслей. Именно
сй
кн
и
ер
ам
ае
кл
о
д
у
д
еж
м
й
аеги
стр
м
азо
р
б
так выглядят торговля между Францией и Бельгией, Австрией и Чехией,
я
си
о
р
й
ьы
ачл
н
Великобританией
и
США.
чесх
и
м
н
эко
Международные
ям
стви
ей
д
производственные
ват
чи
есп
б
о
си
о
р
цепочки
оказываются весьма устойчивыми к колебаниям хозяйственной и политической
си
о
р
ы
н
ж
л
о
д
й
о
ан
д
конъюнктуры. Но в экономических отношениях России и стран Евросоюза таких
х
четки
цепочек
почти
ти
ед
сл
о
вп
нет.
Обмен
м
это
и
ен
стр
б
о
сырья
на
к
и
ствн
ш
ед
р
п
н
р
сто
готовые
г
о
н
м
изделия,
какую
взаимозависимость он ни создавал, интеграцией никогда не был и не будет.
ет
н
п
о
т
аю
хи
ы
всп
н
ед
сл
о
п
бы
42
Во-вторых, завершающееся объединение Европы исчерпало повестку дня не
е
р
и
м
е
ш
ай
ж
и
л
б
х
ы
авн
гл
сть
н
ж
зм
во
н
р
всето
только самого Евросоюза, но и в его отношениях с главным европейским
я
и
ен
д
суж
б
о
такя
в
о
л
ед
р
п
партнером – Россией. Что и зачем делать дальше, стороны не знают. Кризис
й
ко
стан
и
хр
вй
о
н
а
ем
л
б
о
р
п
й
ы
н
уш
зд
во
показал, что территориальное расширение Евросоюза имеет объективные
х
ги
о
н
м
ы
ед
б
о
п
т
азви
р
пределы. В ближайшие годы ЕС сможет принять еще несколько малых стран, но
д
о
и
ер
п
ать
д
стави
ука
стр
й
ьо
тл
езачи
н
никак не Турцию и, тем более, Украину. Обострение социальных проблем и
и
н
л
еп
закр
яс
уш
азвен
р
тческг
и
л
о
п
неудачи политики мультикультурализма усилили психологический запрос
х
и
н
р
вусто
д
сту
о
р
ти
асн
п
езо
б
сь
л
ачи
зн
б
о
европейцев на обозначение границ Европы, устойчивое отделение своих от
г
о
н
ер
яд
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
вю
аи
устр
чужих. В этом смысле Россия снова оказалась по ту сторону занавеса, пусть и не
и
н
вед
о
п
вая
ты
учи
н
р
сто
ать
д
стью
м
и
хд
б
ео
н
железного.
сах
тер
н
и
В-третьих, Россия и Евросоюз до сих пор не решили, как они будут
вь
асти
н
етвю
сущ
тве
о
противостоять вызовам глобализации – вместе или порознь, находясь по одну
ан
стр
е
о
сказн
м
о
ел
ц
сторону барьера или по разные. На протяжении многих лет Брюссель был
ул
ько
п
с
г
это
и
н
вед
о
п
надежным и последовательным сторонником России в переговорах о ее
е
тм
о
вг
асо
м
я
и
ен
ш
вы
о
п
присоединении к ВТО. Теперь эта цель реализована. И какая следующая ступень
ае
м
и
вн
гае
сти
о
д
ьзуя
л
о
сп
и
ает
гр
и
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
переговоров – обе стороны не могут пока решить.
е
аж
д
В шкале геостратегических приоритетов России чрезвычайно важным и
ую
щ
б
о
чн
и
р
п
си
о
р
перспективным
представляется формирование
и
ьтац
сул
н
ко
х
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
партнерских
есто
м
отношений
е
вар
ян
г
это
с
Европейским союзом. Их приоритетность определяется принадлежностью России
ети
вм
со
к
христианской
вй
сн
о
й
это
европейской
ате
м
р
о
ф
цивилизации,
исторически
й
н
д
го
вы
сложившимися
ы
д
н
о
ф
экономическими, политическими и культурными связями, обусловившими
тн
о
е
вы
чи
й
усто
кс
о
д
ар
п
высокую степень взаимозависимости народов Европы. По мнению некоторых
е
л
о
б
у
д
еж
м
г
тако
й
о
н
и
ед
ученых, интеграция в европейское экономическое пространство для России более
ем
л
о
п
ы
д
н
о
ф
е
л
о
б
значима, чем интеграция в рамках СНГ.
з
сю
о
евр
ег
сво
Несмотря на культурную и цивилизационную близость России и Европы,
ая
кш
и
зн
во
е
такж
х
ги
о
н
м
прямое вступление России в Европейский союз и НАТО в обозримом будущем
й
о
тр
и
ан
гум
уться
н
ер
б
о
невозможно. Россия
г
й
ьн
ал
б
о
й
б
со
переживает
ем
щ
стю
ар
н
атв
ц
н
и
период
х
ы
вн
ети
л
ко
общественно-экономической
трансформации, перехода в качественно иное состояние. Страны же ЕС далеко
ая
тр
ко
а
н
д
о
тс
ю
явл
в
тао
г
это
продвинулись в своем развитии и интеграции.Поэтому наиболее реалистический
ян
и
вл
а
гд
ко
о
и
л
авед
р
сп
43
вариант взаимодействия России и ЕС состоит в ее постепенном приобщении к
кая
й
си
о
р
таем
ки
г
н
д
о
процессам европейской интеграции.
е
ян
и
вл
Будущее России во многом зависит от адаптации к ее условиям ценностей,
х
ы
о
и
кц
сан
о
и
л
авед
р
сп
й
о
ан
д
ю
и
н
л
еп
укр
ен
м
составляющих фундаментальные основы европейских обществ, - хозяйства
ы
н
зо
й
ваы
о
р
ти
ен
м
и
н
д
о
рыночного типа, гражданского общества, развитой демократии, правового
етс
явл
у
вд
о
п
е
д
хо
и
ан
ж
ер
д
со
государства и многого другого.
яет
н
л
о
п
вы
При
ван
р
зп
ы
и
отсутствии
эффективной
оппозиции
и
сам
р
п
во
и
несформированности
общественного мнения демократические институты Европы нужны России в
и
н
степ
м
чо
ган
и
р
п
м
н
л
о
п
качестве объективных экспертов по вопросам легитимности намерений и
км
яд
р
о
п
е
и
щ
б
о
ен
ж
и
л
сб
каче
си
о
р
действий властей, их соответствия нормам и ценностям цивилизованного
ы
тм
си
го
ер
эн
у
чем
о
п
у
д
еж
м
общества. Стимулируя демократические тенденции в развитии России, Евросоюз
тя
азви
р
став
о
и
ен
стр
б
о
к
й
си
о
р
объективно укрепляет демократию в глобальном масштабе [29].
и
н
ещ
см
о
ф
ум
и
тр
ы
тр
еко
н
Ориентация на Западную Европу для России предпочтительна и с учетом
й
ы
ан
ел
д
о
р
п
я
и
ен
вл
р
зд
о
ю
и
ен
явл
о
п
влиятельности той части американской элиты, которая считает в принципе
а
весьм
ях
ви
о
усл
ук
стр
х
четки
сти
ей
зд
во
невозможным преобразование России в цивилизованную страну и полноправного
такя
твеи
со
и
н
л
д
ео
р
п
х
ы
ьн
стал
о
партнера Запада, видит в жестком курсе по отношению к ней важное условие
сь
о
вн
екти
эф
е
ачл
н
я
ен
м
и
р
п
закрепления статуса США как единственной сверхдержавы. Эти круги
и
еп
ц
н
ко
я
чи
м
н
л
о
п
и
чн
есп
б
о
вынашивают планы дальнейшего ослабления России вплоть до ее трансформации
сте
и
гн
аф
ет
н
п
о
й
н
ж
и
л
б
ге
р
то
в
чи
й
асто
н
в «слабую конфедерацию» и последующего распада на три независимых
ектам
ъ
б
о
тческг
и
л
о
п
ват
и
ж
ер
п
государства (Европейская Россия без Северного Кавказа, Западная Сибирь и
сал
и
д
о
п
х
аы
стр
о
н
и
й
ы
етн
вм
со
Дальний Восток). Такая позиция отражена в геополитической идее Збигнева
я
себ
я
и
ен
ж
л
о
п
н
о
еги
р
ем
ви
о
усл
Бжезинского о децентрализации России и превращении ее в конфедерацию трех
м
ы
тр
еко
н
и
ц
ю
л
езо
р
ая
р
вто
республик - Дальневосточной, Сибирской и Центральной с перспективой их
я
еи
н
м
веп
ан
стр
о
тказ
о
поглощения более могущественными государствами.
м
н
л
о
п
си
о
р
у
тем
си
Вступление бывших социалистических стран в НАТО и ЕС консолидирует
стчкй
и
еал
р
ьа
р
о
б
м
чо
ган
и
р
п
Европу на базе либеральных ценностей. В интересах России стремиться к тому,
й
о
ар
ун
д
еж
м
вг
асо
м
я
си
о
р
ь
чен
е
сл
о
п
чтобы эти страны стали связующим звеном между ней и Западной Европой.
тке
о
аб
р
вы
ях
ви
о
усл
Интегрирование России с ЕС в
е
сан
и
д
о
п
т
и
уж
сл
о
п
целостную
к
и
ставщ
о
п
и
л
зем
систему ускоряют и
интенсифицируют процессы глобализации. Оно будет достаточно длительным
а
п
тем
и
н
еш
р
й
еш
вн
х
ы
азн
р
ввиду возможности расхождения краткосрочных интересов, но альтернативой
й
еш
вн
вая
ты
учи
хв
д
о
п
44
такому курсу может быть маргинализация России со всеми вытекающими для
вед
о
п
тс
ю
явл
ьш
л
о
б
ства
н
и
ть
и
д
хо
вы
ча
сей
обеих сторон негативными последствиями.
е
ы
тр
ко
Для обеспечения позитивной динамики своим взаимоотношениям с
з
сю
о
евр
е
сл
о
п
е
яд
р
Европой России необходимо избегать драматизации проблем, которые могут
ато
н
ает
зд
со
е
ы
ям
р
п
м
сты
чи
его
ьн
ал
д
возникать не столько из несовпадения интересов, сколько из различий в
с
р
п
во
ментальности,
я
си
о
р
мировосприятии
и
я
тр
о
есм
н
поведенческих
у
этм
о
п
стереотипах,
ен
ж
и
л
сб
научиться
ая
уем
р
ц
н
и
оценивать эти проблемы с позиций здравого смысла. Предстоит осознать то
м
ы
асн
п
езо
б
чев
акти
о
р
обстоятельство,
что на
й
ел
ц
отношениях
с
х
эти
«единой
сь
тен
о
и
р
п
Европой»
чх
р
о
б
евы
н
отрицательно
к
и
ставщ
о
п
сказывается традиционное стремление России вести дела, прежде всего с
х
и
ш
ей
н
важ
й
еы
вл
р
ап
н
е
ачл
н
й
о
тр
и
ан
гум
ях
ви
о
усл
великими державами континента, вызывающее настороженность и «ревность»
я
л
о
д
ато
н
ак
н
д
о
малых европейских государств.
ьй
л
о
и
ац
н
Формирование единого с Россией экономического пространства открыло
и
ем
экстр
чться
ю
закл
и
азвн
б
ео
р
п
бы перед Европой перспективу укрепления своих позиций в качестве одного из
й
о
сам
вм
о
н
г
о
ал
и
д
крупнейших
центров
т
си
о
н
т
н
ем
эл
могущества
наряду
у
д
го
с
ей
н
р
сто
я
и
еп
ц
н
ко
Северной
Америкой
и
Азиатско-Тихоокеанским регионом (АТР), обеспечения конкурентоспособности в
вет
казы
о
п
ы
п
о
евр
я
тви
ед
сл
о
п
соперничестве с ними. Участие Евросоюза в крупномасштабном обновлении
стер
ьо
м
р
еп
ц
ви
социально-экономической
структуры
т
ен
о
м
простаивающие
мощности
промышленного
капитала
е
ан
стр
ы
н
р
сто
и
в
России
ан
ж
ер
сд
позволило
затем
предотвратить
ен
сб
о
стихийное
в
со
тер
н
и
Китай,
Индию
ая
м
и
л
д
ео
р
п
связей
бы
и
загрузить
ате
м
р
о
ф
перемещение
Юго-Восточную
Азию.
о
вн
екти
эф
Перестройка Европой части своего производства применительно к спросу в
ью
ел
ц
г
ествн
щ
б
о
л
уси
России приблизила бы занятость и темпы экономического роста к американскому
к
и
ставщ
о
п
я
и
ел
ад
н
гае
сти
о
д
уровню.
н
и
л
ю
си
о
р
Для России, располагающей гигантскими природными ресурсами и
и
н
ед
сл
о
п
имеющей самые протяженные границы с наиболее нестабильными режимами,
твен
б
со
х
ы
авн
гл
е
аж
тр
о
тя
касю
и
н
степ
интенсивное развитие партнерских отношений с ЕС явилось бы путем к
чтв
и
н
ер
п
со
ям
стви
ей
д
устойчивому
развитию,
важным
г
уско
р
о
тр
и
ан
гум
е
тсуви
о
фактором
м
аьн
б
о
гл
сохранения
территориальной
й
гвектр
о
н
м
целостности и независимости. Общественное устройство европейских государств
и
м
н
эко
ц
зи
о
п
й
еи
ш
тн
о
может служить для России ориентиром в преодолении социально-экономического
х
вы
о
н
сть
н
ж
зм
во
ачл
н
неравенства между группами населения и регионами, в создании социально
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ориентированного государства.
и
ущ
вед
г
о
н
м
а
учи
л
о
п
45
В целом долговременное сотрудничество двух взаимодополняющих
чско
атеги
р
я
ен
зм
и
экономических
комплексов
имело
ы
ан
стр
бы
е
аж
д
н
р
сто
ем
л
о
п
значительные
геополитические
г
аво
р
п
последствия, поскольку обогатило бы возможности партнеров и способствовало
ья
о
м
и
р
п
и
ц
д
тен
ая
тр
ко
формированию полицентричности.
ская
н
ти
м
стен
о
п
Важнейшим
фактором
обеспечения
ски
й
п
о
евр
стабильности
в
Европе,
я
и
еп
ц
н
ко
й
ьо
тел
ур
зн
и
отвечающей интересам России и ЕС, явилось бы создание общего политического
сам
р
п
во
тв
д
сп
го
я
и
ен
аш
гл
со
пространства. Для России оно служило бы благоприятной внешней средой,
м
это
й
н
д
го
вы
н
р
сто
е
и
ан
зд
со
способствующей осуществлению экономической модернизации, укоренению и
ую
ети
р
п
м
ко
т
и
звл
о
п
развитию демократии. Для ЕС стабильность на востоке континента - необходимое
л
ы
см
я
участи
условие
развития
всех
государств-членов
зац
и
м
н
эко
интеграционных
м
сты
чи
ы
н
ж
л
о
д
и
ан
ж
ер
д
со
процессов,
организации. Формирование
еи
вл
н
б
о
адаптации
вй
о
р
и
м
общего
м
тви
ед
сл
новых
политического
в
стан
о
р
п
пространства фактически означало бы достижение союзнических отношений
й
ко
р
б
си
о
ан
р
у
этм
о
п
й
и
гац
ел
д
между партнерами, нового уровня европейской и международной безопасности.
в
ко
и
участн
тческй
и
л
о
п
х
эти
В силу ряда причин Россия жизненно важна для Европы в целом.
укы
стр
веткй
со
Во-первых,
е
со
н
аи
укр
в
ть
ы
б
сти
о
ен
ц
г
ен
во
условиях
глобализации
без
учета
позиции
о
ьн
уквал
б
страны,
располагающей сопоставимым с Соединенными Штатами ядерным потенциалом,
евы
о
б
и
ан
ж
ер
д
со
и
ен
ж
л
д
о
р
п
еи
ш
тн
о
г
тако
не может быть решена ни одна сколько-нибудь значимая проблема. Особенно это
е
р
и
м
учае
сл
м
учето
и
тл
о
усм
ед
р
п
касается проблемы международного терроризма.
вета
со
х
ы
связан
Во-вторых, уникальное геополитическое положение России и ее гигантские
ато
н
д
еж
р
п
й
ьо
ал
р
ген
яц
л
зо
и
природные ресурсы уже в недалеком будущем могут быть востребованы
н
л
ед
р
п
о
ато
н
я
ен
зм
и
сообществом цивилизованных государств в связи с противоречиями между
ес
ц
о
р
п
еч
н
ко
ц
стр
н
и
м
ад
«богатым» Севером и «бедным» Югом.
вар
ян
й
н
д
го
вы
чев
и
н
уд
тр
со
Стратегическое партнерство между Европой и Россией станет возможным
ьян
ал
с
лишь
в
о
р
кад
й
ьо
тел
ур
зн
и
при
условии
её
ьо
тл
езачи
н
й
таву
со
превращения
в
экономически
м
сти
ей
зд
во
самодостаточное,
демократическое правовое государство, в котором действует система сдержек и
я
ен
м
и
р
п
е
сл
о
п
ю
ечн
вл
и
р
п
м
и
ш
ей
н
важ
вг
чи
й
усто
противовесов, а власть подконтрольна обществу.
х
вы
сн
о
Омрачает перспективу не только кризис 2014 года, связанный с событиями
у
гн
сти
о
д
ы
н
р
сто
тка
и
л
о
п
м
ски
й
п
о
евр
ы
п
о
евр
в Крыму и на востоке Украины и последовавшие за ним санкции Евросоюза,
т
н
ем
эл
направленный
я
ен
ж
сти
о
д
зс
и
кр
против
некоторых
российских
веткг
со
ем
щ
уд
б
х
четки
чиновников.
Помимо
вышеуказанного Россию в отношениях с Европейским Союзом не устраивает:
о
гв
ен
ю
ен
р
ско
и
й
ческо
и
м
ы
зван
и
р
п
46
 предложения ЕС о ведении диалога с Россией в рамках программы «Новое
ан
стр
м
и
хд
б
ео
н
я
и
н
еш
р
партнерство» — единого плана сотрудничества ЕС с граничащими с ним
т
о
аб
р
ая
м
и
л
д
ео
р
п
тс
ю
явл
государствами,
ча
сей
что
м
зсо
и
кр
ставит
Россию
на
уровень
североафриканских
ь
ел
д
о
м
государств;
 неурегулированность вопросов перевозки грузов и пассажиров между
вг
о
р
и
м
г
ествн
щ
б
о
чесх
и
м
н
эко
ват
чи
есп
б
о
ьм
ал
н
о
еги
р
основной территорией России и её эксклавом - Калининградской областью;
м
вы
сн
о
 ущемления прав русскоязычных меньшинств в Латвии и Эстонии.
еи
ш
тн
о
ти
асн
п
езо
б
си
о
р
На всем политическом пространстве Европы существует множество
а
л
ы
б
яучи
ва
ты
четко
международных институтов, посредством которых Российская Федерация
вая
ты
учи
и
етвю
сущ
ы
б
что
взаимодействует с Европой. Свою европейскую политику Россия строит, прежде
чн
то
стал
и
ан
зд
со
тя
азви
р
четко
всего, исходя из необходимости выстраивания взаимодополняющих отношений
ке
р
б
си
ась
л
ж
зм
ево
н
между различными организациями в сфере безопасности. Важной составляющей
ь
сказл
вы
этих
сь
л
и
твер
д
о
п
усилий
должно
и
ш
ей
н
важ
стать
в
о
ен
чл
вая
чи
й
усто
углубление
си
о
р
российского
сотрудничества
е
утр
вн
с Североатлантическим альянсом – НАТО. Стоит отметить, что за исключением
ставк
о
п
ю
ен
р
ско
и
й
о
д
каж
Соединенных Штатов Америки и Канады все члены этого альянса находятся на
х
ы
ьн
стал
о
ятс
д
ахо
н
то
м
ед
р
п
д
о
и
ер
п
во
егати
н
европейском континенте [33].
к
ен
ц
о
Отношение России к НАТО, которое было крайне противоречивым и
ы
н
всед
о
п
и
твм
ар
суд
го
гает
и
д
вы
непоследовательным в последние 20 лет, должно быть основано на прагматизме и
о
ен
м
и
го
щ
ствую
ей
д
еи
ш
тн
о
в
ако
тер
таем
ки
политической целесообразности. С одной стороны, очевидно, что НАТО – это
ат
м
р
о
ф
д
зап
т
аю
езж
вы
продукт и рудимент холодной войны, ставший уже к моменту распада СССР
у
д
еж
м
ская
н
ти
есть
ю
и
н
вед
о
р
п
политическим анахронизмом.
С другой стороны, надо исходить из сложившихся реалий - альянс остается
ут
ед
сл
сква
о
м
м
ан
л
п
си
о
р
г
это
геополитическим и силовым фактором, влияющим на ситуацию в сфере
гл
о
м
а
д
го
кх
ам
р
твческая
о
р
и
м
безопасности у наших границ. При этом при всех различиях в тактических и
скя
н
ати
л
зса
и
кр
яю
тавл
со
геополитических приоритетах у России и НАТО имеется значительное поле
гвую
р
то
ьн
язател
б
о
ак
н
д
о
м
таки
еси
агр
совпадения интересов в реагировании на общие угрозы и вызовы в сфере
чес
и
м
н
эко
етва
уж
р
д
со
х
ьы
л
о
и
ац
н
безопасности – терроризм, региональные кризисы, природные и техногенные
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
й
н
д
го
вы
катастрофы. В документах альянса
я
ен
зм
и
ты
и
защ
неоднократно констатировалось, что
ю
и
авн
гл
со
й
это
партнерство Россия-НАТО является стратегическим элементом в укреплении
й
ен
л
ти
вац
д
х
вы
егати
н
сква
о
м
безопасности на евроатлантическом пространстве. В этой связи понижение
и
ущ
ы
ед
р
п
тн
о
е
такж
и
ел
ц
47
планки политического сотрудничества России и НАТО после кавказского кризиса
ск
й
п
о
евр
о
вн
екти
эф
к
ен
ц
о
2008 года, будем надеяться, является временной мерой. С учетом нарастания
е
сан
и
д
о
п
есть
и
акц
сь
тен
о
и
р
п
й
ы
н
б
д
о
п
тскм
ази
серьезных вызовов и угроз международной безопасности в начале ХХI века,
ты
и
защ
кх
ам
р
те
азви
р
стороны будут просто вынуждены искать новые, более эффективные варианты
ась
л
и
ам
л
ед
р
п
й
о
сам
тка
и
л
о
п
ая
б
ю
л
во
стер
н
и
м
партнерства по противодействию с ними. Рано или поздно придется вернуться и к
е
сл
чи
м
ьы
ал
тр
ен
ц
кх
ам
р
полномасштабному взаимодействию в рамках Совета Россия-НАТО (СРН).
и
м
вы
о
н
й
четко
за
сю
о
евр
После непродолжительных переговоров в формате «2+4» в конце 80-х годов
тх
ы
б
о
д
е
таки
я
ем
вр
сй
кн
и
ер
ам
м
ьы
л
о
и
ац
н
ХХ века М.Горбачев согласился на то, что объединенная Германия войдет в
о
н
акей
м
ь
л
и
асш
р
ю
н
ьтр
кул
Североатлантический союз на правах равного члена. Роспуск Организации
си
я
си
о
р
ван
о
р
ги
ел
д
а
гд
ко
Варшавского Договора, как и следовало ожидать, не повлек за собой роспуска
ет
ж
о
м
ен
ж
и
л
сб
т
ен
кум
о
д
НАТО, хотя это было бы вполне логично и справедливо. С этого момента альянс
ах
д
го
стал
утем
п
кая
стремительно
к
й
си
о
р
терять
егать
зб
и
свою
ью
щ
м
о
п
в
о
р
кад
миссию.
и
л
о
р
Последующий
й
и
н
еш
р
распад
СССР,
е
аш
н
ать
д
закрепивший окончание холодной войны, укрепил это понимание даже в кругах
еую
вл
р
ап
н
у
д
го
и
ед
ср
ув
скм
ей
п
о
р
ярых атлантистов, которые в срочном порядке стали искать новую миссию для
сы
тер
н
и
д
хо
вы
х
ан
стр
х
ы
етвн
сущ
о
стал
военного блока. Одновременно в Европе начались разговоры о возможном
езко
р
ато
н
я
ем
вр
расширении альянса.
т
ы
п
о
Для начала США создали Совет североатлантического партнерства, в
тся
ваю
еж
д
и
р
п
есв
тн
ар
п
л
уси
который пригласили страны Центральной и Восточной Европы - бывшие
е
ан
стр
х
д
о
п
си
о
р
союзники СССР - и саму Россию. Тогда казалось, что Вашингтон колеблется и
ую
щ
б
о
и
ц
ю
л
езо
р
е
р
ско
х
ы
авн
гл
ан
никогда не решится на расширение НАТО, в том числе и с учетом заверений,
чет
ю
закл
кая
й
н
ед
ср
вы
сн
о
сделанных американским руководством в 1989-1990 гг. о том, что альянс ни на
я
еш
вн
ем
участи
ае
ступ
вы
сантиметр не двинется в восточном направлении. Вероятность вступления
ачл
н
г
н
б
о
сп
ка
и
зн
ю
со
Польши, Чехии и Венгрии – «вышеградской тройки» - в начале 90-х годов
чея
и
ан
гр
о
у
м
ско
н
д
аж
гр
тал
ы
п
а
н
д
о
н
о
еги
р
казалась равной нулю. Однако Россия заняла тогда весьма двусмысленную
тс
ю
явл
то
м
ед
р
п
там
и
эл
ству
ей
д
позицию. В начале 1993 года Б.Ельцин вдруг заявил, что РФ не возражает против
вая
ты
учи
м
это
кх
ам
р
ем
л
б
о
р
п
и
тян
со
вступления в НАТО Польши. Через неделю он, впрочем, под давлением наших
г
стян
о
п
р
тяб
сен
о
тр
и
ан
гум
есть
военных дезавуировал собственное заявление. Но дело уже было сделано. С этого
е
ж
то
гвй
р
то
х
вы
о
н
ю
и
авн
гл
со
ю
и
авн
гл
со
времени расширение блока на Восток уже перестало быть политическим бредом,
я
себ
в
ум
р
о
ф
а
гд
ко
я
и
ел
ад
н
превратившись в гипотетический сценарий, который полностью исключать уже
о
сл
чи
сь
о
л
ази
р
вы
и
н
ещ
см
48
было нельзя. Этот сценарий начался обсуждаться и в дипломатических кулуарах
вь
о
ти
н
гар
ем
щ
ваю
ты
учи
и
ен
д
т
и
звл
о
п
ьн
л
ед
р
п
со
и
м
ы
Европы, и на международных конференциях независимыми экспертами.
ы
о
ар
ун
д
еж
м
атх
еб
д
м
ен
гтвл
д
о
п
В 1994 г. США, с учетом политического давления стран ЦВЕ, делают новый
ати
сп
и
н
л
еп
закр
ты
и
защ
вг
о
р
и
м
шаг – создают программу «Партнерство ради мира», в которую входят уже
аеы
м
н
и
р
п
х
ы
сам
в
со
зап
двадцать стран, включая Россию. Становится очевидным, что «Партнерство ради
ю
и
н
вед
о
р
п
т
ы
п
о
е
ы
тр
ко
я
стаю
о
есы
ц
о
р
п
мира» - это уже не замена реального членства в НАТО, а подготовка вступления
е
сб
аз
гл
ть
чи
есп
б
о
е
ы
б
ю
л
стран ЦВЕ в американский военный блок. С этого момента, особенно после того,
и
ел
ц
аво
ед
н
чагв
о
аз
гл
о
ествн
щ
как Россия после недолгих колебаний сама вошла в «Партнерство», процесс
е
всяко
ь
о
вн
я
ен
и
асш
р
й
о
н
важ
приобрел характер необратимости.
е
и
н
р
вусто
д
х
четки
В 1998 г., невзирая на возражения России, происходит «первая волна»
ях
еи
ш
тн
о
о
ш
ей
уб
гр
и
есл
расширения НАТО: в нее вступают Польша, Чехия и Венгрия. В 1997 г. США для
д
еж
р
п
ы
д
го
си
о
р
ть
яи
вы
того, чтобы «подсластить пилюлю» России, заключают ней Основополагающий
м
о
ел
ц
г
это
й
ы
о
ар
ун
д
еж
м
акт. Как теперь уже очевидно, это была пустая декларация о том, что Россия и
есто
м
ую
ети
р
п
м
ко
н
и
л
е
и
н
р
вусто
д
есы
ц
о
р
п
НАТО «более не являются противниками». Одновременно создается Совместный
сь
о
л
ен
зм
и
ятс
д
ахо
н
ятьс
н
д
о
п
Постоянный Совет Россия-НАТО (СПС) с весьма расплывчатым и ни к чему не
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
вета
со
ть
и
еш
р
о
ел
ц
обязывающим мандатом. Правда, в Брюсселе открывается представительство
т
ы
п
о
е
л
о
б
аи
н
х
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
России, а в Москве – Миссия НАТО. Как и следовало ожидать, СПС за недолгий
ки
ам
р
веткй
со
и
ц
ю
л
езо
р
период своего существования не разработал ни одного сколько-нибудь значимого
м
и
н
д
о
т
уд
б
сй
кн
и
ер
ам
азм
р
б
о
тем
азви
р
документа. А в 1999 г. альянс уже с участием новых союзников - принимает
у
д
еж
м
ае
кл
о
д
е
всяко
ь
стави
о
п
Стратегическую концепцию НАТО, которая явочным порядком расширяет
сам
тер
н
и
г
о
ар
ун
д
еж
м
я
си
о
р
географическую зону ответственности блока: теперь он может осуществлять
чн
то
сах
тер
н
и
н
и
л
вй
сн
о
тс
ю
явл
военную деятельность – вопреки Вашингтонскому Договору 1949 г. – вне
е
р
и
м
ут
щ
и
е
тако
пределов территорий стран-членов. Это дает «правовое основание» вторжению
в
ко
и
участн
ть
щ
асы
н
й
ы
ен
во
НАТО в 1999 года в Югославию [64].
сая
н
ер
п
гвй
р
то
и
ен
л
вступ
В 2001 г. происходит «вторая волна» расширения НАТО на Восток.
чться
ю
закл
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
сь
о
л
ен
зм
и
Членами блока становятся еще девять стран Восточной Европы: Литва, Латвия,
зц
и
ан
гум
й
н
д
го
вы
е
л
о
б
аи
н
е
стачн
д
о
м
ет
уд
б
си
о
р
Эстония, Словакия, Словения, Румыния, Болгария, Македония. И вновь Россия
й
као
сте
и
гн
аф
е
ы
чн
о
р
п
си
о
р
глотает «подслащенную пилюлю» - в мае 2002 г. заключает Римскую Декларацию
вскг
о
чел
е
ги
о
н
м
яю
тавл
со
с НАТО, которая учреждает уже новый орган – Совет Россия-НАТО (СРН). В
м
это
документах
ы
тем
си
декларируются
зц
и
еал
р
м
н
л
о
п
«особые
и
ц
ю
л
езо
р
отношения»
ац
м
р
о
ф
н
и
России
етвм
щ
б
со
чев
и
н
уд
тр
со
и
НАТО,
49
предусматриваются
консультации
ь
ш
и
л
сторон
по
вопросам
атх
еб
д
международной
в
о
м
и
еж
р
безопасности, что внешне выглядит как ассоциированное партнерство России с
то
уд
б
м
вы
сн
о
г
стян
о
п
альянсом.
ям
стви
ей
д
Сегодня – на повестке дня уже «третья волна» расширения НАТО на
ве
стан
о
р
п
етв
щ
б
со
ан
стр
Восток. Теперь в очереди стоят не просто бывшие советские республики, но
ьн
ал
ц
и
ф
о
й
вш
и
еп
закр
ке
и
р
аф
ы
н
зо
е
ы
чн
о
р
п
партнеры России по организациям коллективной безопасности СНГ – Украина,
о
стал
е
ьш
л
о
б
й
н
ем
вр
со
Молдавия и Грузия (которая, впрочем, после вооруженного конфликта в Южной
м
тр
ко
ы
н
р
сто
м
ьы
ал
н
о
еги
р
м
ш
ей
ьн
ал
д
Осетии в августе 2008 г. заявила о своем выходе из СНГ).
е
л
о
б
аи
н
в
ти
о
р
п
чев
и
н
уд
тр
со
Таким образом, стало совершенно очевидно, что единственная новая
в
екто
ъ
суб
я
и
ен
б
угл
я
участи
е
ящ
асто
н
т
ею
м
и
политическая миссия НАТО – это ее расширение, причем в сторону России. Как
вар
то
зс
и
кр
ая
ен
ж
о
зл
и
политическому руководству России оценивать эту ситуацию?
ы
д
н
о
ф
г
н
б
о
сп
м
вы
сн
о
В Концепции внешней политики Российской Федерации от 12 июля 2008
сан
и
д
о
п
ы
ер
сф
и
ц
д
тен
тка
и
л
о
п
года говорится: «Реально оценивая роль НАТО, Россия исходит из важности
еи
утр
вн
чева
и
н
уд
тр
со
к
и
ствн
ш
ед
р
п
и
ен
стр
б
о
й
тско
н
д
ези
р
п
поступательного развития взаимодействия в формате Совета Россия - НАТО в
го
ш
ей
ьн
ал
д
о
авн
д
кая
интересах обеспечения предсказуемости и стабильности в Евроатлантическом
связей
я
си
о
р
ать
м
н
и
р
п
ть
щ
асы
н
регионе, максимального использования потенциала политического диалога и
чева
и
н
уд
тр
со
тческг
и
л
о
п
я
себ
практического сотрудничества при решении вопросов, касающихся реагирования
е
азви
н
аьн
б
о
гл
й
ег
сво
на общие угрозы, - терроризм, распространение оружия массового уничтожения,
и
л
ы
б
ска
и
о
п
ьо
л
н
и
д
кар
е
ан
стр
ео
м
и
р
п
региональные кризисы, наркотрафик, природные и техногенные катастрофы.
ем
авязы
н
е
чо
ам
н
и
д
ук
стр
Россия будет выстраивать отношения с НАТО с учетом степени готовности
о
и
тер
альянса
уть
ян
взгл
к
равноправному
ен
зам
партнерству,
тк
о
азб
р
чесй
и
м
н
эко
неукоснительному
я
ван
и
м
р
о
ф
соблюдению
я
себ
принципов и норм международного права, выполнению всеми его членами
те
и
л
ф
н
ко
твеа
о
и
тл
о
усм
ед
р
п
взятого на себя в рамках Совета Россия - НАТО обязательства не обеспечивать
е
ы
тр
ко
ае
ступ
вы
весьм
а
етс
явл
ю
еи
ш
тн
о
свою безопасность за счет безопасности Российской Федерации, а также
азн
р
б
со
ел
ц
чек
р
сто
и
ю
еи
н
ж
сл
о
й
ы
ьн
л
и
стаб
обязательств по военной сдержанности. Россия сохраняет отрицательное
ь
л
сти
е
ан
л
п
и
твм
ар
суд
го
отношение к расширению НАТО, в частности к планам приема в члены альянса
ях
ел
ц
и
еп
ц
н
ко
ает
зд
со
х
ы
етвн
сущ
е
такж
Украины и Грузии, а также к приближению военной инфраструктуры НАТО к
ьк
л
то
м
ски
й
п
о
евр
ча
сей
российским границам в целом, что нарушает принцип равной безопасности, ведет
зц
и
ан
гум
ато
н
и
вл
сказы
ед
р
п
й
тско
н
д
ези
р
п
к появлению новых разъединительных линий в Европе и противоречит задачам
ятй
о
еп
н
й
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ан
стр
ей
ьш
л
о
б
ь
н
л
зи
ц
50
повышения эффективности совместной работы по поиску ответов на реальные
ски
й
п
о
евр
ем
щ
ваю
ты
учи
н
и
л
вызовы современности».
етва
уж
р
д
со
Но ведь в изложенной здесь позиции нет ровным счетом ничего нового.
сети
о
вая
чи
й
усто
а
д
го
ство
н
и
ед
в
чи
й
усто
Подобные заявления Россия делала и в 1995, и в 2001, и в 2007 гг. За эти годы РФ
ать
ел
д
ки
л
сы
о
ед
р
п
я
зл
и
сн
й
еи
ш
тн
о
ни на йоту не приблизилась к реальному партнерству с НАТО, а тем более, не
м
стен
о
п
ато
н
м
это
добилась ее трансформации.
ью
н
степ
еса
вн
Более правильной была бы, возможно, полная деидеологизация российских
ставя
х
ьы
л
о
и
ац
н
й
о
ар
ун
д
еж
м
отношений с альянсом в контексте широкого и одновременно прагматичного
ен
ар
д
хо
вы
ьк
л
то
видения международных процессов, протекающих в Европе и в мире в целом, а
о
л
ы
б
м
и
н
д
о
т
уд
б
ачл
н
также в контексте правильного понимания наших национальных интересов.
м
ы
асел
н
ае
ступ
вы
х
ы
чн
и
азл
р
Следует помнить, что Россия, будучи неотъемлемой частью европейской
си
о
р
тческг
и
л
о
п
и
н
степ
те
о
аб
р
г
это
цивилизации, в то же время является ее особым смысловым пространством.
г
о
ьн
стал
и
р
п
х
и
сво
твческх
о
р
и
м
Собственно говоря, именно этим она и интересна остальной Европе. Она –
т
схд
и
о
р
п
си
о
р
и
гл
о
м
зай
вл
и
ц
оппонент Запада в глобальном развитии в рамках единой цивилизационной
етв
щ
б
со
те
о
аб
р
ь
и
аш
гл
со
парадигмы. И Россия, и Запад – лишь составные части общеевропейского. В этом
твеа
о
у
м
ьн
ал
и
ц
со
а
стр
н
и
м
й
уго
р
д
стер
– философские основы российской позиции в отношении НАТО, которые ни в
тся
вю
и
ж
ал
н
х
и
н
р
вусто
д
ы
ц
и
ан
гр
екать
звл
и
коем случае нельзя размывать. Согласившись с расширением западной НАТО без
ятс
д
во
ям
ти
ы
б
со
е
ы
авн
р
ео
зн
и
ж
в
о
р
кад
своего участия, Россия согласилась бы с тем, что российское смысловое
ац
тегр
н
и
ях
ви
о
усл
м
ы
асел
н
пространство периферийно по отношению к западному. Подав заявку в западную
си
о
р
и
ен
ш
вы
о
п
т
н
д
ези
р
(не модернизированную) НАТО, Россия признала бы, что лишена собственного
сква
о
м
х
и
етвю
сущ
ях
ел
ц
я
и
уж
р
о
смысла, своей идентичности.
ств
ар
д
е
ущ
д
и
НАТО пока представляет собой «силу без мандата» (в то время как ОБСЕ –
и
ан
ж
ер
д
о
п
сть
о
м
д
ви
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
у
м
о
ьн
еал
р
это «мандат без силы»). Расширение НАТО, прежде всего приближение ее
й
еи
ш
тн
о
й
еи
ш
тн
о
х
вы
ати
м
р
о
н
военной инфраструктуры к российским границам, противоречит национальным
ет
гл
о
н
м
х
и
щ
яю
тавл
со
е
ы
ям
р
п
интересам лишь постольку, поскольку объективно подрывает усилия по созданию
и
ам
р
н
о
сп
ати
сп
вг
асо
м
это
е
о
н
важ
системы коллективной безопасности в Европе с участием России и приводит к
и
акц
е
ан
стр
ть
о
л
вп
ьн
еятл
д
си
о
появлению на европейской политической карте новых разделительных линий.
я
си
о
р
ь
чен
г
аво
р
п
Основополагающий акт, подписанный в Париже в 1997 году, открывал для
ть
о
л
вп
я
си
о
р
у
н
р
сто
Российской Федерации возможность так построить свои отношения с альянсом,
й
еш
вн
ую
еж
ад
н
ьм
туал
еп
ц
н
ко
тве
о
й
ьы
ал
н
о
еги
р
51
чтобы вести дело к изменению характера Североатлантического блока, добиваясь
я
н
тб
асш
км
о
р
я
еи
н
л
сп
во
етвм
щ
б
со
л
ы
см
превращения его в элемент общеевропейского механизма безопасности.
д
р
л
м
д
еж
р
п
есть
Он, однако, как и предсказывали многие российские и зарубежные эксперты
стр
н
и
м
ть
и
еш
р
м
о
вн
акти
в 1997 году, оказался лишь красивой декларацией. Созданный тогда совместный
сти
о
хл
ы
р
ь
л
еско
н
ьг
ал
и
ц
тен
о
п
сь
и
тказвш
о
ьм
туал
еп
ц
н
ко
й
н
д
л
хо
Постоянный Совет Россия – НАТО стал лишь «бумажной» организацией, которая
ы
н
всед
о
п
ьк
л
сто
ь
н
л
зи
ц
ьы
ал
н
о
еги
р
ке
и
р
аф
не принесла удовлетворения никому. Такое развитие событий подтвердило, что
чй
тр
ен
ц
и
л
о
п
и
о
частн
си
о
р
для успешного взаимодействия между Россией и НАТО требуется встречное
й
ко
стан
и
хр
е
щ
б
во
еч
н
ко
ет
авязы
н
движение со стороны НАТО в первую очередь в сторону ее обновления,
в
ко
и
участн
х
и
сво
г
н
д
о
р
радикальной трансформации. Тогда НАТО могла бы стать военной составляющей
сть
о
м
ачи
зн
а
всегд
м
это
й
чесо
акти
р
п
х
ы
стян
о
п
формирующейся системы евробезопасности.
о
вн
екти
эф
сь
и
ачл
н
г
ято
н
Трансформация – процесс длительный, он должен развиваться не
чет
ю
закл
ях
ви
о
усл
тческг
и
л
о
п
импульсивно, а поэтапно и осмысленно. При этом Россия способна сама
й
еи
ш
тн
о
х
уы
гн
сти
о
д
укы
стр
предложить концептуальные основы такой трансформации. В общих чертах они
ьо
ачл
зн
и
азм
р
б
о
астук
р
ф
н
и
ы
тем
си
могли бы заключаться в следующем.
ся
щ
ею
м
и
тске
ан
ги
В доктринальной области она предполагала бы, во-первых, пересмотр
асти
л
б
о
еств
ж
о
н
м
е
ьш
л
о
б
провозглашенного в 1991 году принципа обороны в той части, которая
ю
еи
ш
тн
о
си
о
р
стен
о
п
предусматривает сохранение потенциала наращивания боевых возможностей
е
такж
ь
л
ско
сти
о
хл
ы
р
блока и перенос акцентов и приоритетов на провозглашенные тогда же принципы
сы
р
п
во
я
и
ен
б
угл
е
ан
стр
х
евш
м
и
диалога и сотрудничества. Во-вторых, отказ от подхода к России как к основному
тя
азви
р
ан
стр
м
и
ш
й
н
ед
б
фактору риска. В-третьих, переориентацию блока от подготовки всеобщей войны,
кх
ам
р
такя
свет
азн
р
б
со
ел
ц
х
ы
етвн
сущ
в том числе с применением ядерного оружия, на подготовку к действиям «по
ы
честн
я
и
ен
д
ж
асхо
р
м
сти
ей
зд
во
качеств
вызову» в интересах прежде всего миротворческих операций под эгидой
ен
ад
л
е
чо
ам
н
и
д
т
уд
б
Организации Объединенных Наций или политических структур европейской
ге
то
и
всем
безопасности.
е
сл
чи
И,
й
ы
авн
гл
ст
ей
д
о
м
взаи
в-четвертых,
изменение
сути
ет
м
и
всех
стратегических
и
оперативно-стратегических концепций от ориентации на противоборство по
ая
р
вто
и
ен
ж
л
д
о
р
п
тя
хо
линии Запад-Восток на более универсальный подход, направленный на
и
тц
п
ад
зц
и
еал
р
о
ан
р
способность к коллективному реагированию на реальные потенциальные угрозы,
ен
ж
ви
д
о
р
п
к
и
ствн
ш
ед
р
п
к
яд
р
о
п
вызовы и риски, характерные для современной геополитической ситуации.
ан
еж
зб
и
вю
аи
устр
и
ущ
ы
ед
р
п
В области стратегического планирования первоочередными шагами по
тав
со
е
ц
н
ко
л
и
п
ако
н
трансформации НАТО могли бы быть – отход от практики подготовки резервов,
ей
щ
гю
л
о
асп
р
кх
ам
р
в
со
тер
н
и
м
есо
н
го
щ
ствую
ей
д
52
рассчитанных на затяжную войну; ограничение масштабов подготовки резервов с
укы
стр
е
л
о
б
потребностями
восполнения
вй
о
н
только
ская
й
п
о
евр
г
уско
р
сил
я
и
ен
ж
л
о
п
реагирования;
ограничение
ектам
ъ
б
о
направленности строительства объединенных вооруженных сил НАТО только
ая
тр
ко
м
и
хд
б
ео
н
стй
о
ен
ц
исходя из необходимости решения задач по подготовке и проведению
т
д
ви
ей
щ
ю
ы
авд
р
п
о
и
ед
ср
миротворческих операций; свертывание программ развития инфраструктуры на
ую
ьш
л
о
б
х
евш
м
и
ью
ел
восточном направлении, имеющим конкретную привязку к конкретным театрам
ст
ей
д
о
м
взаи
я
си
о
р
стью
н
л
о
п
тч
и
л
о
п
еш
вн
ся
ачл
н
военных действий. В принципе, целесообразен отказ от «нарезки» территории на
е
аж
д
г
это
м
и
ш
й
н
ед
б
театры военных действий.
ен
м
Достаточно перспективным механизмом гармонизации национальных
е
и
ан
зд
со
ту
и
защ
ях
еи
ш
тн
о
интересов в масштабе региона является созданный в 2002 году Совет Россияск
й
п
о
евр
ю
сво
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
г
это
гл
о
м
НАТО( СРН).
ях
еи
ш
тн
о
Комплекс взаимодействия с Североатлантическим альянсом выстраивается
в
стуо
н
и
ан
в
то
ен
акц
через механизм Совета Россия-НАТО (СРН), созданный в соответствии с Римской
х
и
щ
яю
тавл
со
й
ы
сан
и
д
о
п
ст
о
п
декларацией от 28 мая 2002 года.
есть
ти
ед
сл
о
вп
всем
В рамках политического диалога Россия ставит перед партнерами вопросы,
аьн
б
о
гл
й
касающиеся
си
о
ьн
еятл
д
планов
уги
кр
тя
азви
р
дальнейшего
ьн
еал
р
г
о
ге
р
то
расширения
и
трансформации
НАТО,
и
ен
ш
вы
о
п
е
аш
н
реконфигурации военного присутствия в Европе, создания баз на территории
зц
и
еал
р
ен
ж
и
л
сб
м
аво
эксл
новых членов.
е
ц
и
ан
гр
В работе по укреплению взаимного доверия большое значение имеет
а
весьм
кэ
и
м
н
о
ьш
ен
ум
ю
и
практическое сотрудничество по линии СРН между военными в целях повышения
й
то
азви
р
и
л
ы
б
и
ан
ж
ер
д
со
ки
ен
ц
о
чая
ю
вкл
оперативной совместимости войск (сил), в том числе для обеспечения
и
есл
весьм
а
и
ен
стр
б
о
взаимодействия миротворческих контингентов. Среди других приоритетных
ки
ам
р
ьтр
кул
ю
н
й
еш
вн
проектов – сотрудничество в области контроля за воздушным движением;
ы
зван
и
р
п
аты
еб
д
тс
ю
явл
формирование потенциала реагирования на террористические акты и другие
й
ы
тр
ко
х
ы
н
и
ы
ан
стр
чрезвычайные ситуации; налаживание военно-технических связей; подготовка
е
ан
стр
й
ы
тр
ко
в
ган
р
о
сти
о
ен
ц
кадров для антинаркотических структур Афганистана и стран Центральной Азии.
с
р
п
во
и
н
вед
о
п
г
то
Формат СРН может дать возможность полноценного участия России в
ьк
л
то
во
егати
н
там
и
эл
ю
и
чн
есп
б
о
а
гд
то
процессе выработки решений в области безопасности при определенности цели
тческй
и
л
о
п
совместной
в
екто
ъ
суб
деятельности
и
м
ан
стр
деятельности;
СРН,
определенности
соответствующих
х
эти
по
реальным
а
н
д
о
направлениям
о
л
ы
б
е
со
н
аи
укр
проблемам
совместной
и
вызовам
ю
си
о
р
е
ы
чн
и
азл
р
53
безопасности;
выработке
процедур
и
н
л
еп
укр
подготовки
и
принятия
е
и
щ
б
о
решений,
сти
о
ен
ц
обеспечивающих полноправное участие в них России. Важно уже то, что
ен
м
и
р
п
ю
сеи
ю
еш
вн
государства-члены Совета работают как партнеры, на основе принципов
й
ы
ясн
кх
ам
р
ь
л
ясн
ъ
б
о
консенсуса. Деятельность СРН может стать важным фактором стабильности и
г
тако
ьв
ел
и
о
стр
а
л
ы
б
вы
го
ер
п
предсказуемости в отношениях с альянсом. Существенный прогресс уже
ато
н
м
о
ц
и
л
достигнут в становлении главных «опор» СРН – политического диалога и
е
аж
тр
о
а
л
яви
ъ
б
о
я
си
о
р
ен
м
практического сотрудничества.
Цель совместной деятельности, по всей видимости, должна состоять в
ая
б
ю
л
сти
о
ен
ц
си
о
р
тн
й
еи
ш
о
г
это
обеспечении безопасности (в широком толковании этого термина) на всем
ваем
р
о
гн
и
м
н
ед
сл
о
п
чх
р
о
б
евы
н
евроатлантическом пространстве с учетом имеющихся и потенциальных вызовов,
е
ьш
л
о
б
ьта
сул
н
ко
ге
то
и
я
еи
н
м
и угроз. Равное участие должно предполагать и равную ответственность за
м
о
ц
и
л
м
тр
ко
й
и
ен
аш
гл
со
принимаемые решения.
ть
и
еш
р
к
й
си
о
р
Для выработки общих взглядов и принципиальных подходов к обеспечению
ты
и
защ
я
тви
ед
сл
о
п
ю
еш
вн
безопасности необходимы совместные концептуальные документы. Возможно,
х
ы
н
м
гр
о
и
етвю
сущ
з
чер
есть смысл разработать общую концепцию безопасности и на ее основе
ве
сн
о
си
о
р
есть
ю
и
авн
гл
со
концепции по основным направлениям обеспечения безопасности (борьба с
сую
кн
и
ер
ам
г
это
тя
азви
р
международным терроризмом, миротворческая деятельность, противодействие
х
и
етвю
сущ
стй
о
ен
ц
ан
ж
ер
сд
распространению оружия массового уничтожения и т. д.). Разработка таких
х
евш
м
и
н
ш
вер
со
ц
стр
н
и
м
ад
документов позволит прояснить отношения к ключевым проблемам обеспечения
ю
и
н
еш
р
й
ы
тр
ко
о
ф
ум
и
тр
безопасности, выявить общие и разногласные позиции, создать надежную основу
и
ад
р
е
уги
р
д
ью
щ
м
о
п
твеи
со
е
р
вско
для выработки решений на основе консенсуса.
л
аж
тр
о
и
ен
д
суж
б
о
м
о
ьн
ал
р
ед
ф
В соответствии с Заявлением Совета Россия – НАТО от 28 мая 2002 года
тем
азви
р
си
о
р
ствекм
о
п
(«Римская декларация»), стороны договорились предпринимать следующие
в
ко
и
участн
к
о
ср
с
хао
ая
ен
ж
о
зл
и
усилия по сотрудничеству.
Борьба
ка
и
зн
ю
со
стави
против
терроризма:
укреплять
я
си
о
р
сотрудничество
на
основе
многопланового подхода, включая совместные оценки угрозы терроризма для
ве
и
щ
ар
н
й
ьо
тел
ур
зн
и
с
и
р
ая
вн
си
еп
р
х
д
о
п
безопасности в евроатлантическом регионе, сфокусированные на конкретных
я
си
о
р
га
тр
и
н
о
м
а
р
и
м
угрозах, например, вооруженным силам России и НАТО, гражданской авиации
чй
тр
ен
ц
и
л
о
п
с
р
п
во
ве
стан
о
р
п
т
и
сам
или объектам инфраструктуры, имеющим критически важное значение; в
ски
тм
о
п
ато
н
ях
ел
ц
54
качестве первого шага провести совместную оценку террористической угрозы
ато
н
ть
б
о
есп
н
ае
ступ
вы
й
о
н
азветл
р
в
ако
тер
миротворческим силам России, НАТО и государств-партнеров на Балканах.
е
ы
н
д
о
и
р
п
е
и
н
р
вусто
д
я
си
о
р
Кризисное регулирование: укреплять сотрудничество, в т. ч. на основе
о
и
егул
р
у
д
еж
м
и
тц
п
ад
регулярных обменов мнениями и информацией о миротворческих операциях,
м
ьы
ал
н
о
еги
р
о
чествн
езко
р
включая продолжение сотрудничества и консультаций по ситуации на Балканах;
связей
всех
развития
оперативной
ях
еи
ш
тн
о
совместимости
сть
о
м
ачи
зн
национальных
уставе
миротворческих
ая
р
вто
контингентов, в том числе на основе совместных или скоординированных
ая
б
ю
л
ы
н
зо
л
тваи
о
ед
р
п
инициатив по подготовке; дальнейшей разработки общей концепции совместных
си
о
ьн
еятл
д
й
о
н
азветл
р
й
о
н
д
зап
миротворческих операций Россия – НАТО.
ски
тм
о
п
сы
тер
н
и
Нераспространение:
ато
н
расширять
и
с
и
р
укреплять
сотрудничество
в
противодействии распространению оружия массового уничтожения и средств его
етс
явл
д
о
и
ер
п
х
щ
ею
м
и
доставки и содействовать укреплению существующих договоренностей в области
ер
м
ти
сан
х
вы
ати
м
р
о
н
км
яд
р
о
п
в
и
ел
ац
н
тс
ю
явл
нераспространения на основе структурированного обмена мнениями, ведущего к
ьк
л
то
свет
д
асп
р
выработке совместных оценок глобальных тенденций распространения ядерных,
учаи
сл
вае
р
н
и
м
о
д
я
себ
биологических и химических веществ, и обмена опытом с целью изучения
е
и
чвн
азо
р
ато
н
о
ш
ей
уб
гр
вй
о
н
возможностей для активизации практического сотрудничества по защите от
к
яд
р
о
п
кац
и
л
уб
п
и
гвл
р
то
ядерных, биологических и химических веществ.
ы
о
ар
ун
д
еж
м
й
ы
о
ар
ун
д
еж
м
Политика России в отношении альянса должна сейчас состоять в том,
г
ествн
щ
б
о
ы
б
что
ем
н
р
вусто
д
м
чо
ган
и
р
п
чтобы, используя имеющиеся возможности и наработки, развивать с ним
ветя
сказы
ук
стр
я
себ
сотрудничество в целях отстаивания национальных интересов, наращивания
чем
и
р
п
возможностей
я
еи
ан
хр
со
г
л
ш
о
р
п
влияния
вй
о
н
на
атх
еб
д
европейские
и
международные
процессы,
ть
и
еш
р
трансформации НАТО на выгодных нам условиях и создания предпосылок для
си
о
р
ю
еш
вн
з
и
ехан
м
вступления России в обновленную евроатлантическую организацию. Конечно,
ец
н
ко
е
ы
н
б
д
о
п
у
д
го
этот путь долгий, во многом болезненный. Он связан с кропотливой,
ал
евр
ф
а
д
тсю
о
тво
ед
асл
н
г
есто
ш
сти
о
н
важ
повседневной, изнурительной работой. Опасным заблуждением было бы считать
ть
чи
есп
б
о
у
д
еж
м
такя
(как это делают некоторые излишне прозападно настроенные российские
й
это
й
чско
гти
ер
эн
е
вар
ян
сам
тер
н
и
политики и политологи), что Россия немедленно будет интегрирована в Большую
ы
д
н
о
ф
г
это
ачл
н
Европу. Но, вероятно, это единственно возможный способ отстоять российские
я
себ
е
сл
чи
ег
сво
интересы в Европе и в мире в целом.
тс
ю
явл
т
аю
езж
вы
в
ум
р
о
ф
55
Нельзя переоценивать военное значение таких ранее достигнутых с НАТО
кх
ам
р
чесх
и
м
н
эко
х
эти
вй
сн
о
г
уско
р
договоренностей, как неразмещение ядерного оружия и вооруженных сил НАТО
е
ш
ай
ж
и
л
б
стер
и
м
ы
н
д
зап
вен
ткр
о
на территории потенциальных новых членов организации. Для нас, однако,
си
о
р
тс
ю
явл
гаем
и
д
вы
важнее другое – обеспечить России на перспективу возможность участия на
вую
о
р
и
м
ен
и
асш
р
й
еи
утр
вн
полноправной основе в процессе принятия решений, касающейся европейской
в
чи
й
асто
н
м
таки
м
и
ш
ей
н
важ
ю
и
авн
гл
со
хв
д
о
п
безопасности. С этой точки зрения, необходим механизм, который должен создать
ться
и
гвр
о
д
ачл
н
й
као
ь
л
ско
возможность для постоянных контактов. Такой механизм мог бы охватывать два
я
тви
ей
д
со
е
ы
тр
ко
та
н
д
ези
р
п
уровня. Первый уровень – консультации между сторонами по всем вопросам
тх
ы
б
о
д
чн
и
р
п
и
тян
со
гаем
и
д
вы
я
зц
и
ган
р
о
европейской безопасности и стабильности, практического сотрудничества в
и
щ
ствую
ей
д
областях,
ато
н
представляющих
взаимный
я
ем
стр
качеств
интерес,
с
целью
я
си
о
р
выработки
ьо
ал
р
ген
й
скоординированных подходов. При этом следует предусмотреть положение о
й
еы
вл
р
ап
н
чрезвычайных
т
о
см
зави
консультациях
тес
н
ко
возникновения
угрозы
по
и
ен
д
суж
б
о
запросу
безопасности,
м
о
ьн
ал
р
ед
ф
любой
ая
вн
си
еп
р
е
тр
ко
из
сторон
территориальной
сть
о
м
ачи
зн
в
случае
целостности
си
о
р
или
политической независимости любого из государств-участников. Такая же
вл
сказы
ть
и
еш
р
е
р
и
м
процедура должна распространяться на случаи возникновения регионального
ы
л
си
твческх
о
р
и
м
чев
и
н
уд
тр
со
кризиса или конфликта. Основа для такого механизма создана в формате СРН.
й
о
ар
ун
д
еж
м
е
ан
стр
зс
и
кр
си
о
р
Второй уровень – принятие решений на консенсусной основе в формате СРН, по
л
ы
см
это
в
р
о
сп
вопросам, которые касаются применения военной силы НАТО в двух случаях –
и
ен
д
суж
и
л
о
р
тс
ю
явл
е
о
вн
акти
тс
ю
явл
я
ви
о
стан
во-первых, за пределами зоны географической ответственности альянса и, вовая
ты
учи
й
о
ьн
актул
х
аы
стр
о
н
и
вторых, в пределах зоны ответственности альянса в условиях отсутствия угрозы
си
о
р
и
л
ы
б
е
тсуви
о
чет
ю
закл
ем
вр
о
н
извне. НАТО создана для противодействия агрессии извне. Российская Федерация
ю
сво
кх
ам
р
зя
ал
и
ец
сп
е
ы
ям
р
п
не претендует на разрушение этого механизма. По всем остальным вопросам
сети
о
е
такж
й
тр
ко
применения силы альянсом решения должны приниматься совместно.
д
о
и
ер
п
х
ы
вн
ети
л
ко
ть
и
еш
р
и
ен
стр
б
о
ял
зан
Следует активнее ставить вопросы о участии России в работе
ет
авязы
н
г
о
н
м
г
о
ел
ц
соответствующих комитетов НАТО: Комитете военного планирования, Группе
т
д
ви
х
ы
н
и
ед
ъ
б
о
к
й
си
о
р
вь
асти
н
ядерного планирования, Политическом комитете, Экономическом комитете,
т
уд
б
и
вен
о
д
ях
ел
ц
Комитете по информации и культурным связям, Конференции национальных
м
ы
вн
скти
ер
п
я
н
и
ед
ъ
б
о
и
м
ан
стр
директоров по вооружениям, Комитете по гражданскому планированию в
ы
б
что
ае
м
и
вн
ти
асн
п
езо
б
чрезвычайных ситуациях и другие.
чесг
и
м
н
эко
ы
н
всед
о
п
56
Важную роль играет организация по безопасности и сотрудничеству в
я
и
ен
ш
вы
о
п
ях
ви
о
усл
о
чествн
Европе – ОБСЕ. Эта организация была создана в 1994 г. на саммите европейских
ая
тр
ко
скг
й
п
о
евр
н
й
чесо
акти
р
п
х
евш
м
и
стран в Будапеште на базе ранее существовавшего Совещания по безопасности и
ем
щ
уд
б
ы
р
авто
ческ
м
хи
л
тваи
о
ед
р
п
ки
н
ы
р
сотрудничеству в Европе. Тогда Россия надеялась на то, что данная организация
то
м
ед
р
п
ву
сн
о
г
ен
во
превратится в основу системы коллективной европейской безопасности. Этого,
ки
л
сы
о
ед
р
п
м
и
ш
ей
н
важ
ьк
л
то
ветя
сказы
однако, не произошло. Изначально заложенная в концепцию ОБСЕ функция
ятьс
н
д
о
п
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
и
ц
ю
л
езо
р
форума для равноправного политического диалога и принятия коллективных
си
о
р
и
н
л
еп
закр
а
ем
л
б
о
р
п
г
о
н
м
к
й
си
о
р
решений по общим для всех государств-участников вопросам европейской
я
участи
чтв
и
н
ер
п
со
ея
вш
и
ж
о
сл
безопасности во всех трех ее измерениях (военно-политическом, экономическом и
чско
атеги
р
я
и
ан
етво
сущ
я
зучен
и
гуманитарном) реально атрофировались.
ая
ц
н
ер
ф
и
д
Все эти годы ОБСЕ демонстрировала свою растущую политическую
о
вед
и
н
л
еп
закр
кх
ам
р
беспомощность. К тому же она оказалась неспособна создать собственную
ьо
ачл
зн
и
г
ен
во
х
и
гстр
о
н
м
военно-силовую компоненту, без которой участвовать в решении проблем
вая
и
ен
ц
о
ези
д
о
р
я
си
о
р
й
о
ьн
актул
й
еи
ш
тн
о
европейской безопасности, было, конечно же, невозможно. ОБСЕ осталась
кац
и
л
уб
п
я
участи
у
м
вн
ети
л
ко
«мандатом без силы». Все красивые предложения и программы, выдвигаемые
т
д
ви
н
ш
вер
со
й
еш
вн
Россией в 90-е гг. прошлого века, в целях трансформации ОБСЕ в этом
тв
ар
суд
го
й
ы
ан
д
тво
ед
асл
н
тч
и
л
о
п
еш
вн
направлении были заблокированы нашими американскими и европейскими
г
то
ть
яи
вы
сы
р
п
во
партнерами, которые сделали ставку не на ОБСЕ, а на НАТО. К тому же, не без
ут
ед
сл
в
о
л
ед
р
п
й
и
гац
ел
д
й
о
ц
ер
н
и
й
о
д
каж
помощи наших бывших «союзников», им удалось во многом превратить ОБСЕ в
ен
и
асш
р
я
и
н
еш
р
т
о
аб
р
г
о
н
м
антироссийскую организацию. США и ряд других западных стран свели
й
еи
ш
тн
о
и
ц
ю
л
езо
р
е
такж
деятельность ОБСЕ к роли одностороннего инструмента обеспечения своих
х
эти
т
вю
казы
о
п
с
р
п
во
ван
о
р
ги
ел
д
стчкй
и
еал
р
внешнеполитических интересов в отношении других государств-участников этой
уг
р
вд
и
н
эсто
о
стал
организации. Речь идет, прежде всего, о воздействии на процессы в СНГ,
сь
твн
го
я
н
д
сего
и
ц
ю
л
езо
р
попытках переустройства «европейской периферии» по навязываемым извне
х
и
гстр
о
н
м
ен
м
й
ко
р
б
си
ы
б
что
лекалам, давления на государства-нечлены НАТО и ЕС в целях изменения
сы
тер
н
и
й
ы
ан
зд
со
и
ен
д
суж
вектора их политической ориентации вплоть до смены правящих режимов,
н
р
сто
вг
о
р
и
м
ть
и
д
хо
вы
вытеснения России из переговорно-миротворческих форматов урегулирования
х
чы
и
ан
гр
о
п
и
ж
о
л
ед
р
п
я
и
ен
уваж
«замороженных конфликтов».
гут
о
м
сти
о
хл
ы
р
В этих целях ведется линия на консервацию институциональной «рыхлости
ы
д
го
ьу
скл
о
п
й
тр
ко
ан
стр
» ОБСЕ, доставшейся в наследство от ее «конференционного»( периода СБСЕ)
х
д
о
п
сую
кн
и
ер
ам
тал
счи
57
прошлого и выражающейся в «вольнице» действующего председательства
г
это
ы
н
р
сто
Организации,
ее
ае
ступ
вы
институтов
и
полевых
вета
со
присутствий,
таву
со
многие
вопросы
учета
деятельности которых попросту не выносятся на рассмотрение коллективных
вар
ян
тя
касю
стя
ей
д
о
м
взаи
межправительственных органов (Постсовета и СМИД). Некоторые из этих
всего
я
и
еп
ц
н
ко
кая
й
си
о
р
институтов, в особенности Бюро по демократическим институтам и правам
вм
о
н
веч
ти
о
р
п
есво
тн
ар
п
человека (БДИПЧ), открыто претендуют на некую автономию от государствкс
о
д
ар
п
и
еп
ц
н
ко
м
это
т
ы
п
о
и
ан
ж
ер
д
со
участников ОБСЕ, имея в виду сохранить возможность для политически
а
д
тсю
о
зь
и
л
сб
я
тви
ед
сл
о
п
пристрастного «мониторинга» процессов, в т.ч. электоральных, в странах,
сь
о
вн
екти
эф
й
ы
сан
и
д
о
п
й
о
н
расположенных «к востоку от Вены».
ь
ел
д
о
м
Пока усилиями России и союзников удается сохранять в повестке дня ОБСЕ
з
и
л
ан
т
аю
езж
вы
в
ко
и
участн
аьн
б
о
гл
х
ы
и
ш
ей
н
важ
тему реформы Организации и «точечно» насыщать ее деятельность вопросами
в
ган
р
о
е
р
ско
е
н
м
гр
о
ей
щ
гю
л
о
асп
р
противодействия новым вызовам и угрозам. Соответствующие поручения
в
д
го
чет
ю
закл
ан
стр
включены в решения Брюссельского СМИД ОБСЕ (декабрь 2006 года) [59].
ся
ачл
н
км
яд
р
о
п
а
гд
ко
я
ем
вр
сути
Российская линия в этих условиях должна быть направлена на продвижение
г
щ
ую
ед
сл
о
п
ве
сн
о
й
аьн
б
о
гл
е
ущ
д
и
такой институциональной реформы ОБСЕ, которая вела бы к переводу всей ее
х
и
сво
весьм
а
х
ы
о
и
кц
сан
работы на прочную нормативную основу, обеспечивающую верховенство
тя
хо
а
ем
л
б
о
р
п
я
и
ечн
л
во
прерогатив
принимающих
сы
тер
н
и
решения
консенсусом
ктуе
и
д
х
вы
ати
м
р
о
н
коллективных
межправительственных органов, а также выправление географического и
ь
и
аш
гл
со
ет
ж
о
м
сква
о
м
функционально-тематического перекосов в деятельности Организации, перенос
л
уси
х
евш
м
и
в
стуо
н
и
акцента на решение вопросов, связанных с новыми вызовами и угрозами,
е
ш
ай
ж
и
л
б
этап
связей
гут
о
м
я
си
о
р
актуальных для всех или большинства государств-участников.
х
ы
чн
и
азл
р
Особого внимания заслуживает вопрос о мониторинговой деятельности
я
зучен
и
у
гн
сти
о
те
о
и
р
п
БДИПЧ, зарекомендовавшего себя как инструмент беззастенчивого применения
ут
ед
сл
г
о
н
м
сти
ей
зд
во
«двойных
я
еи
н
л
о
п
вы
ев
гн
и
зб
стандартов»
в
целях
политического
чтел
и
ан
гр
о
давления.
В
случае
с
ьян
ал
е
ящ
асто
н
безрезультатности усилий по реформе БДИПЧ наше дальнейшее сотрудничество
и
м
вы
о
н
ство
н
и
ед
ву
сн
о
с этой структурой окажется под вопросом.
чтел
и
ан
гр
о
тя
азви
р
ем
щ
ваю
ты
учи
В целом же России не стоит тратить на ОБСЕ серьезные политикоуться
н
ер
б
о
ут
щ
и
я
участи
дипломатические ресурсы. Но и выходить из нее, хлопнув дверью, как
чесх
и
м
н
эко
ьу
скл
о
п
и
ад
р
предлагают некоторые наши политики и эксперты, было бы политически
м
и
н
д
о
сы
тер
н
и
й
о
зван
и
р
п
контрпродуктивно. Важно использовать потенциал этой маргинализированной (не
в
о
ен
чл
кац
и
л
уб
п
е
и
м
н
эко
58
нашими усилиями) уже организации для защиты наших интересов при решении
р
тяб
сен
тк
о
азб
р
й
еи
утр
вн
твеча
о
вопросов кризисного урегулирования (там, где это возможно), профилактики
ью
ел
ц
я
си
о
р
региональных
и
н
л
д
ео
р
п
конфликтов,
учета
соблюдении
й
ы
тр
ко
прав
человека,
м
о
еф
р
прежде
всего
а
ем
л
б
о
р
п
ка
и
зн
ю
со
русскоязычного населения в странах Балтии. Если политика Запада в отношении
еую
вл
р
ап
н
е
л
о
б
аи
н
ьн
актул
е
ы
стен
о
п
ОБСЕ изменится, то в перспективе она могла бы стать центром разработки
тая
ки
я
аеги
стр
аетя
вы
сн
о
модели евробезопасности, международно признанных принципов миротворческой
вй
о
н
г
это
ьта
езул
р
деятельности, инициатив области ограничения гонки вооружений и разоружения
м
ы
тр
еко
н
ю
туац
си
д
хо
вы
си
о
р
я
и
еп
ц
н
ко
на европейском континенте. Больших надежд, однако, на это возлагать не стоит.
ы
о
ар
ун
д
еж
м
в
со
тер
н
и
х
и
щ
ваю
ы
скр
Итак, инертность, слабая динамика развития отношений – главная проблема
в
ако
тер
в
тал
счи
отношениях
ср
Российской
те
азви
р
я
н
тб
асш
км
о
р
еи
утр
вн
Федерации
и
стран
зарубежной
чесх
и
м
н
эко
Европы,
представленной в первую очередь Европейским Союзом. Взаимное недоверие,
сь
твн
го
чев
и
н
уд
тр
со
м
стен
о
п
вг
о
р
и
м
ть
ы
б
конфликты интересов и несовпадение позиций – все это значительно
х
ы
н
еж
уб
зар
ет
уд
б
я
тви
ей
д
со
останавливает двусторонние интегративные процессы. Но наблюдается очень
те
и
л
ф
н
ко
г
о
н
м
за
ю
со
большой потенциал для развития. Не зря Збигнев Бжезинский в своей книге
и
щ
ствую
ей
д
м
р
о
н
его
ьн
ал
д
ад
вкл
«Великая шахматная доска» называет Европу для России единственной
зя
ал
и
ец
сп
г
н
ем
вр
со
ятй
о
еп
н
альтернативой в геостратегическом выборе. Перспективы интеграции в той или
ят
и
р
еп
н
а
л
ы
б
и
ц
ю
л
езо
р
иной мере оцениваются многими исследователями положительно. Действующие в
у
д
еж
м
й
и
гац
ел
д
ева
гн
и
Европе организации весьма различны по составу и компетенции, но объединены
м
ьы
ал
тр
ен
ц
н
р
всето
е
ьш
л
о
б
ы
д
го
тн
о
азб
р
общей целью – содействовать формированию устойчивой системы европейской
у
д
еж
м
таем
ки
тка
и
л
о
п
си
о
р
безопасности.
2.2. Место и роль Соединенных Штатов Америки во внешнеполитической
й
еш
н
в
м
ы
в
осн
м
это
концепции России
у
д
еж
м
й
о
д
эги
Десять лет дискуссий и поисков по формированию внешнеполитической
ско
н
д
аж
гр
в
азы
р
й
вш
и
еп
закр
стратегии Российской Федерации непродолжительный срок в деятельности
я
и
н
еш
р
х
ы
авн
гл
в
со
зап
государства, но в то же время это период достаточный для оценки происшедших
ю
и
ен
явл
о
п
ве
и
щ
ар
н
х
еи
б
о
изменений в стране и в мире и концептуального оформления линии поведения
ы
б
что
ь
ш
и
л
х
ы
ьн
ел
тд
о
со
тай
ки
скя
н
ати
л
страны в новом статусе и с новыми возможностями участия в мировых делах и
ато
н
й
ы
авн
гл
влияния на международные процессы.
м
тр
ко
тках
ы
о
п
ьн
тексуал
о
е
р
и
м
ска
и
о
п
59
Можно выделить три этапа в международной деятельности Российской
тческх
и
л
о
п
к
яд
р
о
п
гвую
р
то
Федерации, хотя, как и всякое иное деление, оно условно:
г
н
б
о
сп
е
скур
и
д
ел
зш
и
о
р
п
1. Период 1992 — первой половины 1993 года, определенный российскими
ьо
л
и
естаб
н
вестка
о
п
ую
щ
б
о
о
ьн
тексуал
политологами как время проведения прозападной (реактивной) политики, в
ти
ед
сл
о
вп
основе
которой
ет
н
п
о
го
щ
ствую
ей
д
к
й
си
о
р
было
е
такж
стратегическое
партнерство
я
участи
с
США,
другие
внешнеполитические направления либо вообще не прорабатывались, либо
к
о
ср
г
н
б
о
сп
утем
п
основывались на ложной парадигме (СНГ, Ближний и Средний Восток, страны
ает
д
стя
ей
д
о
м
взаи
е
скур
и
д
я
авн
гл
у
чем
о
п
ЦВЕ, Латинская Америка, Индия, Китай); не была проработана идейная база
м
ы
асн
п
езо
б
и
ед
ср
я
и
ен
щ
б
о
е
и
чвн
азо
р
политики России в новом субъектном качестве, не были четко определены
ству
ей
д
ви
тьд
о
с
кур
е
л
о
б
аи
н
о
тр
и
ан
гум
национальные интересы страны.
си
о
р
2. Период возрождения силовой дипломатии с использованием военной
н
ед
сл
о
п
и
л
ы
б
ьн
ал
ц
и
ф
о
силы во второй половине 1993 года и до конца 1994 года; это выразилось в
ая
кш
и
зн
во
н
л
ед
р
п
о
г
о
н
ур
б
туац
си
ь
ел
д
о
м
х
д
о
п
активизации действий в Закавказье и в Средней Азии, Россия заявила об особой
х
таки
и
екц
о
р
п
к
о
гр
и
з
чер
вах
го
ер
п
роли на постсоветском пространстве, объявила неприемлемым расширение НАТО
о
и
тер
сть
н
ж
зм
во
о
ел
ц
засчет стран центральной и восточной Европы, что привело к осложнению
й
о
н
важ
й
тр
ко
тся
ваю
еж
д
и
р
п
г
твен
б
со
отношений с США.
3. Период, начавшийся в 1995 году, в ходе которого победил центристский
я
и
ен
ж
л
о
п
ал
и
ц
тен
о
п
четко
атв
м
о
л
п
и
д
сть
о
м
ачи
зн
подход, ориентированный на национальные интересы страны, направленный на
а
гд
ко
стен
о
п
ь
ш
и
л
создание благоприятного международного климата для реформирования России и
ся
щ
ею
м
и
вая
чи
й
усто
ь
л
сто
укрепления ее позиций в мире. Дебаты по вопросам внешней политики России
ав
р
п
ставк
о
п
происходили
ет
ж
о
м
неравномерно.
у
м
о
ьн
еал
р
в
со
тер
н
и
в
со
тер
н
и
Содержание
и
направленность
дискуссий
се
б
о
определялись внутриполитической ситуацией (расклад политических сил, ход
и
м
ы
ьн
л
ед
р
п
со
реформ);
е
ги
о
н
м
результатами
ать
д
асти
л
б
о
тв
д
сп
го
внешнеполитической
деятельности
есы
ц
о
р
п
(при
решении
общемировых и региональных проблем); действиями тех или иных стран (или
ка
й
сто
ер
п
вая
ты
учи
й
о
н
азветл
р
ю
еи
ш
тн
о
й
еи
ш
тн
о
групп стран) в отношении России. Самые активные дискуссии начались в 1995
й
о
ан
д
ан
стр
есткая
ж
м
это
году, когда стали очевидными неприемлемость и невыгодность для России
чесх
и
м
н
эко
ке
й
си
о
р
тске
ан
ги
проамериканского курса, не давшего ожидаемых результатов и не принесшего
х
ы
вн
ети
л
ко
а
гл
о
м
а
гд
то
етвм
щ
б
со
ан
л
п
каких-либо выгод стране, находившейся в кризисном состоянии, а начало
й
тако
и
акц
в
ко
и
участн
процесса расширения НАТО и эскалация конфликта в бывшей Югославии не
ть
и
еш
р
связи
й
ы
сан
и
д
о
п
и
егл
ур
оставили надежд на выгодный России компромисс с Западом относительно ее
й
ы
авн
гл
ск
и
о
п
вй
сн
о
60
участия в строительстве нового мирового порядка. Обсуждение внешнеполит
ю
и
авн
гл
со
й
это
м
о
еф
р
й
о
ен
ц
х
еты
р
н
ко
ических проблем в российском политико-академическом сообществе оказывало
г
о
н
м
ази
гает
и
д
вы
влияние на формирование стратегии, многие из идей, высказанных в ходе дебатов
чй
тр
ен
ц
и
л
о
п
ьзуя
л
о
сп
и
я
и
ен
уваж
ат
м
р
о
ф
в
со
тер
н
и
у
тем
си
, были использованы при подготовке Концепции внешней политики Российской
м
чен
и
л
б
о
сы
р
п
во
у
о
р
сп
Федерации и в практической деятельности МИД РФ.
ы
ьн
ел
тд
о
В 1992—1993 гг. дебаты по вопросам внешней политики еще не стали
ая
уем
р
ц
н
и
о
б
и
л
си
о
р
предметом острых разногласий в среде либералов, что объяснялось рядом причин.
ям
тел
и
вд
уко
р
о
тр
и
ан
гум
е
чо
ам
н
и
д
ти
асн
п
езо
б
ества
гущ
о
м
Одна из них состояла в том, что большая часть российской политической элиты
ен
сб
о
й
н
о
б
вы
ед
р
п
м
таки
у
н
р
сто
рассматривала Россию в качестве аналога СССР, несмотря на происшедшие
яет
н
л
о
п
вы
си
о
р
ер
м
изменения, не считала необходимым разрабатывать внешнеполитическую
г
стян
о
п
кл
о
еи
ш
тн
о
стратегию, отличную от той, которая была сформулирована в конце 1980-х годов
я
си
о
р
екты
ъ
суб
есв
ц
о
р
п
сы
р
п
во
й
еи
ш
тн
о
и в основе которой было сохранение равноправного стратегического партнерства
чек
р
сто
и
вй
о
н
вг
чи
й
усто
с США.
То, что со стороны США не наблюдалось аналогичной тенденции на
х
ы
етвн
сущ
равноправные
и
м
ан
стр
партнерские
отношения,
вая
чи
й
усто
расценивалось
е
ж
то
г
о
н
м
как
укы
стр
временная
и
преодолимая ситуация. В эти годы, которые в Соединенных Штатах были
стал
т
д
ви
переходными от республиканской
й
о
тр
и
ан
гум
п
о
евр
е
авы
р
п
о
н
яет
н
л
о
п
вы
администрации Дж. Буша-старшего к
демократической администрации Б. Клинтона, стратегия США и стран Запада в
я
ен
зм
и
а
ем
л
б
о
р
п
в
ган
р
о
ь
ш
и
л
отношении России и других постсоветских государств еще не была окончательно
тке
о
аб
р
вы
си
о
р
си
о
р
сформулирована, и это оставляло надежды на реализацию идей сотрудничества
я
ем
вр
вах
го
ер
п
н
р
сто
м
о
ел
ц
е
вн
о
ур
двух держав, на то, что интересы России будут учтены и ей будет оказана
и
чн
есп
б
о
связей
ья
о
м
и
р
п
широкомасштабная экономическая помощь. Недостаточность доктринального
я
зучен
и
зы
о
угр
ю
ван
и
м
р
о
ф
обеспечения российской внешней политики объяснялась также тем фактом, что
я
зучен
и
я
чи
м
н
л
о
п
й
и
н
еш
р
я
ем
вр
из-за известной самоуверенности российских либеральных политиков не
ате
м
р
о
ф
ьн
л
ед
р
п
со
и
м
ы
и
вл
сказы
ед
р
п
уделялось должного внимания академической экспертизе и теоретическим
г
ьо
сал
вер
и
ун
м
н
л
о
п
м
это
разработкам по международным проблемам. А это было весьма важным фактором
и
ан
зд
со
е
ы
авн
р
екать
звл
и
затем
стке
во
, так как перенесенная на Российскую Федерацию внешнеполитическая
вах
го
ер
п
концепция времен советской перестройки не могла быть использована в новых
о
ар
ун
д
еж
м
ю
си
о
р
вк
о
устан
тческх
и
л
о
п
ств
ар
д
международных условиях после окончания холодной войны, не отражала
е
сл
о
п
и
стал
е
и
щ
б
о
ю
у
щ
б
о
61
интересов страны. Требовалась серьезная научная оценка мировой ситуации и
есво
тн
ар
п
и
тл
о
усм
ед
р
п
и
есл
ева
гн
и
ся
и
твд
о
выработка новой концепции внешней политики России.
м
вы
сн
о
и
есл
л
ави
р
п
В отдельных публикациях 1991 года не только прорабатывалась концепция
й
о
ан
д
ся
таю
ы
п
во
егати
н
в
чи
й
усто
создания содружества государств на новой основе, отличного от Советского
ачл
н
ю
и
чн
есп
б
о
ьг
ал
и
ц
тен
о
п
Союза, но и обсуждались возможные изменения во внешней политике СССР или
еую
вл
р
ап
н
ая
н
и
ед
ъ
б
о
акто
ф
ь
ш
и
л
и
ан
ж
ер
д
о
п
«нового союза». Так, политолог И.Е. Малашенко, в то время консультант
й
н
ед
ср
есв
тн
ар
п
ьо
ал
р
ген
й
аппарата М.С. Горбачева, рассматривал возможность кардинального внутреннего
х
сказн
вы
й
етн
вм
со
т
ачи
зн
есво
тн
ар
п
переустройства Советского Союза, оформления «разрыхленной» структуры
то
уд
б
ы
о
ар
ун
д
еж
м
ен
ад
л
государства, при которой республики должны были получить большую
азы
б
самостоятельность
сам
тер
н
и
не
ческ
и
м
зц
и
еал
р
только
во
а
яд
р
внутриполитической
сфере,
но
я
и
н
еш
р
и
во
внешнеполитической. Он высказывал мысль о том, что внутренние структурные
й
н
ж
и
л
б
сь
о
л
ен
зм
и
й
н
ем
вр
со
изменения в стране позволят республикам проводить собственную внешнюю
е
сл
чи
ве
и
ж
ал
н
я
си
о
р
политику, у России будет своя стратегия, свои национальные интересы великой
м
это
в
р
о
сп
й
аеги
стр
ча
сей
й
ен
во
евразийской державы.
е
и
н
р
вусто
д
В то время было распространено суждение о том, что время сверхдержав
ен
ар
сти
о
н
важ
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
проходит, и СССР и США могут пересмотреть свои глобальные планы. По
стал
тка
и
л
о
п
етва
уж
р
д
со
ц
зи
о
п
я
сти
ей
зд
во
мнению И.Е. Малашенко, в новом качестве Советский Союз вряд ли будет вести
в
со
зап
ятс
д
во
г
н
б
о
сп
в
стан
о
р
п
себя как глобальная сверхдержава, монолитно интегрированный центр силы,
ся
ачл
н
етв
щ
б
со
й
ы
ан
д
тки
о
аб
р
вы
е
ы
тр
ко
скорее он превратится в менее централизованное государство, не обладающее
м
и
ш
ей
н
важ
тках
ы
о
п
ук
стр
прежним потенциалом мобилизации ресурсов и проекции силы далеко за
у
гн
сти
о
е
и
щ
б
о
ьо
л
и
естаб
н
пределами своих границ. На основании этого делался вывод о том, что СССР не
стью
м
и
хд
б
ео
н
й
о
ц
ер
н
и
ски
й
п
о
евр
я
себ
будет стремиться «сравняться силами со всеми возможными противниками», его
у
м
ьн
ал
и
ц
со
я
и
еп
ц
н
ко
ьй
л
о
и
ац
н
в
стуо
н
и
г
о
н
м
действия будут направлены на «поддержание устойчивого равновесия сил в
х
ы
о
и
кц
сан
ьзуя
л
о
сп
и
е
аж
тр
о
Евразии, стабильности в регионах, расположенных в непосредственной близости
и
ен
стр
б
о
тя
хо
й
о
ц
ер
н
и
стаья
о
от его границ» [30].
Политика России во второй половине 1993—1994 гг. была охарактеризована
еи
вл
р
ап
н
западными
я
ен
ж
сти
о
д
з
и
л
ан
и
ю
и
ен
явл
о
п
отдельными
в
и
ел
ац
н
российскими
вй
о
р
и
м
политологами
как
возрождение
«неоимперских» тенденций. Любая активизация деятельности России на
стер
я
и
н
ж
о
л
ед
р
п
е
уги
р
д
постсоветском пространстве не устраивала США, которые с 1992 года проводили
я
зучен
и
г
есто
ш
я
ем
вр
о
ествн
щ
т
ы
п
о
политику, направленную на увеличение разрыва между Россией и ее соседями.
в
ган
р
о
сах
тер
н
и
ц
н
и
р
п
е
ьзван
л
о
сп
и
62
Российские лидеры, не желавшие портить отношения с Западом, пытались
и
тц
п
ад
етвю
сущ
ей
щ
ю
ы
авд
р
п
о
заручиться поддержкой действий России в странах СНГ со стороны США и
связей
ути
п
зц
и
еал
р
ведущих западных государств. Так, в докладе «Стратегия для России»,
й
ы
авн
гл
я
участи
гае
сти
о
д
подготовленном общественным Советом по внешней и оборонной летом 1992
кс
о
д
ар
п
ут
ед
сл
аз
б
се
б
о
ки
н
ств
ш
ед
р
п
года, отмечалось, что только Россия может выступить
кл
о
вг
чи
й
усто
ьо
л
н
и
д
кар
гарантом стабильности на постсоветском пространстве, В документе
чес
и
м
н
эко
г
твен
б
со
твеча
о
откровенно говорилось о том, что России должна быть оказана активная
ях
ви
о
усл
й
сн
и
о
р
п
и
ц
ю
л
езо
р
м
это
международная поддержка для выполнения роли миротворца [36].
ча
сей
ь
чен
о
яц
л
зо
и
В феврале 1993 года президент Б.Н. Ельцин заявил о том, что жизненно
х
ы
вн
ети
л
ко
важными
я
си
о
р
интересами
м
о
ел
ц
и
чн
есп
б
о
ая
тр
ко
России
остается
тскм
ази
прекращение
всех
й
ческо
и
м
вооруженных
екты
ъ
суб
конфликтов на территории бывшего СССР. Он указал на то, что мировое
и
тц
п
ад
о
сп
ан
тр
а
яд
р
сообщество все более осознает особую ответственность России в этом трудном
ю
и
авн
гл
со
аты
еб
д
ка
и
н
ая
ц
н
ер
ф
и
д
вопросе, наступило время, когда международные организации, включая ООН,
я
ван
и
м
р
о
ф
в
со
тер
н
и
азн
р
б
со
ел
ц
я
сти
ей
зд
во
и
м
ы
н
д
зап
должны предоставить России особые полномочия «гаранта мира и стабильности»
ы
тем
си
вен
ткр
о
ть
яи
вы
си
о
р
в регионе. Министр иностранных дел А.В. Козырев обратился к ООН и СБСЕ с
й
ко
р
б
си
предложением
е
такж
предоставить
ея
м
и
г
это
й
б
со
России
специальные
права
и
ем
л
б
о
р
п
полномочия
миротворца в странах ближнего зарубежья. В январе 1994 года в выступлении
д
еж
р
п
м
это
ате
м
р
ф
н
л
о
п
к
о
н
ы
р
г
о
н
м
перед послами стран СНГ и Балтии он сделал специальный акцент на
каче
т
ен
о
м
х
вски
о
чел
ути
п
необходимости сохранить присутствие российских вооруженных сил на
и
м
ы
н
д
зап
гае
сти
о
д
территории бывшего СССР. Министр заявлял, что в случае вывода российских
ац
тегр
н
и
и
м
н
д
аж
гр
вусто
ед
и
н
р
я
еш
вн
войск образующийся вакуум силы будет немедленно заполнен другими
х
ы
авн
гл
та
ен
о
м
всем
ях
ви
о
усл
тческх
и
л
о
п
державами, чьи интересы не всегда совпадают с российскими и во многих случаях
н
ед
сл
о
п
т
о
аб
р
й
н
ед
ср
х
еи
б
о
им противоречат [37].
В 2000 году новый министр иностранных дел РФ И.С. Иванов, подводя
е
ы
ьн
актул
з
чер
е
и
ан
зд
со
я
авн
гл
итог десятилетним усилиям МИД России, писал, что внешнеполитическая
а
л
ы
б
ы
етн
вм
со
ьв
ел
и
о
стр
ая
ен
р
ко
деятельность Российского государства изначально стала осуществляться в
ы
н
р
сто
в
со
тер
н
и
е
л
о
б
аи
н
качественно новой правовой и общественно-политической среде, основными
си
о
р
вг
чи
й
усто
в
стан
о
р
п
с
р
п
во
чертами которой были:
ва
и
ул
м
р
о
сф
1)
тс
ю
явл
радикальное изменение механизмов формирования внешней политики
ьян
ал
м
со
г
о
н
м
ть
о
л
вп
в результате демократизации политической и общественной жизни; все более
ав
д
о
п
е
р
и
м
о
ф
ум
и
тр
63
активное воздействие на этот процесс парламента, средств массовой информации
сы
тер
н
и
и
л
ы
б
т
й
и
р
п
тческй
и
л
о
п
и общественного мнения;
е
сл
о
п
к
ен
ц
о
ослабление координационного начала в развитии международных
2)
е
ан
стр
связей, диапазон которых существенно расширился благодаря открытости
о
сп
ан
тр
ге
то
и
г
чо
ам
н
и
д
ато
н
вая
и
ен
ц
о
общества по отношению к внешнему миру;
у
д
го
быстрый и поначалу неупорядоченный выход российских регионов и
3)
и
екц
о
р
п
ью
щ
м
о
п
м
и
ен
ж
л
о
п
асти
л
б
о
я
н
важ
субъектов Федерации на прямые связи с сопредельными регионами и на уровень
кте
хар
и
л
ы
б
вл
сказы
местных органов власти зарубежных государств;
ью
щ
м
о
п
ять
н
ви
б
о
о
и
м
резкий переход к информационной открытости внешней политики при
4)
ая
ен
р
ко
ь
ш
и
л
сти
ечн
л
во
полном разрушении аппарата советской внешнеполитической пропаганды и
чесг
и
м
н
эко
и
ен
д
суж
б
о
й
чсо
и
ем
кад
других государственных механизмов формирования образа страны за рубежом;
х
вы
егати
н
кл
о
р
сто
и
х
ы
н
и
перевод на негосударственные рельсы развития целых направлений
5)
ак
н
д
о
е
л
о
б
аи
н
и
ан
ж
ер
д
со
международных связей, ранее находившихся под жестким контролем государства:
ео
м
и
р
п
и
ен
д
суж
й
н
о
б
вы
ед
р
п
став
о
сте
о
м
торговля, инвестиционные связи, наука, культура и т.д.
г
н
ем
вр
со
И.С. Иванов определил начальный этап формирования российской внешней
тб
асш
м
г
щ
ую
ед
сл
о
п
с
кур
стал
й
о
ен
ц
политики как отражение бурного и во многом стихийного процесса становления
есть
стью
н
л
о
п
х
ы
ал
м
уг
р
вд
демократии и рыночной экономики в стране со всеми его противоречиями и
хв
д
о
п
тво
ед
асл
н
я
н
важ
издержками. Распад советской политической системы произошел столь внезапно
ы
тр
еко
н
й
сн
и
о
р
п
ьй
л
о
и
ац
н
ы
н
еж
уб
зар
л
есяти
д
и стремительно, что ни государственное руководство, ни российское общество не
у
д
еж
м
х
и
щ
яю
тавл
со
е
акти
р
п
имели в тот момент полного представления о дальнейших путях развития страны,
и
ен
ш
вы
о
п
е
аж
д
г
о
н
ур
б
ск
и
о
п
в том числе, о ее внешнеполитических приоритетах. Отношение к Западу в
е
акти
р
п
е
ы
н
м
и
ь
сказл
вы
качестве определенной модели социально-экономического и политического
х
и
щ
яю
тавл
со
есво
тн
ар
п
и
вл
сказы
ед
р
п
развития вновь, как и в середине XIX века, стало в России своего рода знаком
и
м
ы
н
д
зап
й
о
д
каж
ае
м
и
вн
м
ы
асн
п
езо
б
я
и
ен
вл
р
зд
о
определенной идеологической ориентации, символом либо воинствующего
аь
ство
ей
д
ват
и
ж
ер
п
каче
сй
кн
и
ер
ам
неприятия западной цивилизации, либо столь же страстного желания как можно
гут
о
м
и
м
ы
азн
р
и
м
ы
ьн
л
ед
р
п
со
й
н
ед
ср
т
ачи
зн
скорее интегрироваться в нее, нередко ценой существенных политических и
вая
ер
п
я
си
о
р
ски
й
п
о
евр
экономических уступок [19. c.8].
а
вел
Повестка дня двусторонних отношений России и США в последнее время,
в
ео
тн
ар
п
ьк
л
то
тя
азви
р
по сути, сократилась до одного вопроса — поиска компромисса по сирийскому
е
сб
м
о
вн
акти
ато
н
ая
ен
ж
о
зл
и
вскг
о
чел
урегулированию. На нее были брошены значительные силы — достаточно
м
это
ья
ал
н
о
еги
р
м
это
64
вспомнить многочасовые переговорные марафоны С.В.Лаврова и Дж.Керри(
это
азм
р
б
о
в
азы
р
рекордной стала встреча в сентябре 2016, продолжавшаяся больше тринадцати
г
это
ь
чен
о
взц
акти
есто
м
часов) и переговоры Р. Тиллерсона и С. Лаврова в 2017 году.
ятьс
н
д
о
п
е
ачл
н
и
ж
о
л
ед
р
п
м
о
вн
акти
е
вы
чи
й
усто
Несмотря на приложенные усилия, решить проблему не удалось.
ь
участво
о
б
и
л
ьк
л
сто
Расхождение по поводу политического будущего Сирии, взаимное недоверие
х
чы
и
ан
гр
о
п
ег
сво
ер
сф
бюрократий (наиболее явно демонстрируемое Министерством обороны США) и
м
ан
стр
ю
еи
н
ж
сл
о
м
вы
сн
о
ев
гн
и
зб
саботаж локальных игроков оказались сильнее общей заинтересованности в
и
есл
сь
л
и
твер
д
о
п
т
о
аб
р
противодействии экстремистским силам. Не получилось не только договориться о
си
о
р
стаья
о
уга
кр
е
о
н
важ
ть
н
б
о
сп
совместном фронте против ИГИЛ или запустить переговорный процесс между
я
участи
л
тваи
о
ед
р
п
связи
вую
о
р
и
м
правительством Б. Асада и его противниками, но и обеспечить сколько-нибудь
веткг
со
ская
н
ти
устойчивое прекращение огня.
й
н
л
ед
р
п
о
К концу года разногласия сторон в сирийском вопросе даже усилились. В
е
ущ
д
и
ке
й
си
о
р
г
н
хо
вер
м
о
ел
ц
х
и
етвю
сущ
этих условиях Россия стала искать более договороспособных партнеров по
я
ел
р
ап
ем
вр
о
н
ем
вр
о
н
ей
щ
гю
л
о
асп
р
урегулированию. Результатом этих поисков стал трехсторонний формат с
е
м
о
кр
ен
ж
ви
д
о
р
п
вую
ер
п
ы
р
авто
р
тяб
сен
Турцией и Ираном, в котором она смогла занять удобное центральное место
ец
н
ко
стью
м
и
хд
б
ео
н
есво
тн
ар
п
ы
б
что
посредника между ключевыми спонсорами непосредственных участников
ве
и
щ
ар
н
й
о
ен
ц
это
конфликта. В свою очередь Соединенные Штаты перенесли основной акцент в
е
д
хо
к
о
н
ы
р
м
это
м
это
т
схд
и
о
р
п
борьбе с ИГИЛ на иракский фронт, временно отказавшись от борьбы за
м
ы
ьн
ал
и
ц
со
ет
авязы
н
й
тви
ед
сл
о
п
инициативу в сирийском вопросе.
е
ан
л
п
В условиях продолжающейся драмы на Ближнем Востоке, украинская
х
уы
гн
сти
о
д
ую
ьш
л
о
б
тематика
все
ю
си
о
р
больше
российско-американских
ст
ей
д
о
м
взаи
утверждалась
й
тако
отношений.
х
эти
Она
у
тем
в
качестве
неоднократно
фоновой
фигурировала
м
ко
ш
и
сл
ен
ад
л
для
в
публичной риторике, но реалистичные варианты компромисса у сторон
ец
н
ко
т
аю
хи
ы
всп
я
н
важ
отсутствовали, а значит не было и предмета для диалога.
стал
й
н
ем
вр
со
й
сн
и
о
р
п
Тем более, что Соединенные Штаты сохранили курс на делегирование
всей
я
н
важ
н
и
л
основных забот по украинскому урегулированию европейским союзникам.
и
н
еш
р
я
гвл
р
то
м
вы
сн
о
Несмотря на активные усилия команды украинского президента П.И.Порошенко
его
ьн
ал
д
ац
тегр
н
и
я
ем
вр
стк
во
сь
о
л
ен
зм
и
по привлечению к себе дополнительного внимания, Вашингтон удерживал
с
р
п
во
х
ы
н
и
ед
со
й
о
ар
ун
д
еж
м
дистанцию, удовлетворяясь регулярным обличением Москвы и славословием в
вй
о
н
й
о
чн
и
л
уб
п
о
ц
и
ал
н
65
адрес
киевских
г
ято
реформаторов
(сопровождаемым,
г
о
н
ур
б
правда,
е
д
хо
небольшими
материальными инвестициями).
уставе
Новым явлением стало утверждение России в дискурсе внутренней
чесх
и
м
н
эко
и
тян
со
х
ы
тр
ко
чем
и
р
п
си
о
р
политики США, причем в центральной роли. Оно отражает не только
г
это
е
такж
сть
н
ж
зм
во
противоречия внутри самого американского общества, но и последствия
ть
щ
асы
н
л
тваи
о
ед
р
п
х
ы
н
еж
уб
зар
трансформации международной системы.
евы
о
б
Справедливости ради, в ходе предыдущей предвыборной кампании 2012
ческх
и
си
о
р
ен
сб
о
ы
о
ар
ун
д
еж
м
м
таки
года республиканский кандидат Митт Ромни запомнился ярким высказыванием о
ем
ан
р
ки
ам
р
тя
азви
р
ская
н
ти
том, что Россия — «геополитический враг номер один» Соединенных Штатов.
ая
тр
ко
ези
д
о
р
ея
вш
и
ж
о
сл
Вместе с тем и это заявление, и предшествовавшие дискуссии между Бараком
ен
и
асш
р
а
всегд
о
н
и
л
ер
б
Обамой и Джоном Маккейном относительно российских действий в Грузии в
таеся
тя
хо
чн
то
ам
ц
н
и
ед
таеся
ходе президентской гонки 2008 года оставались сугубо периферийными темами
е
и
н
р
вусто
д
азы
б
еи
утр
вн
у
д
еж
м
электорального процесса.
ет
ж
о
м
ь
л
ско
В последний раз дебаты по России занимали существенное место в
й
ы
тр
ко
й
о
зван
и
р
п
ц
стр
н
и
м
ад
американской политике в 1990-х годах. Но тогда они протекали в контексте
в
ум
р
о
ф
обсуждения
ь
л
ско
оптимальных
параметров
ьы
л
о
и
ац
н
х
есть
курса
ьк
л
сто
ука
стр
Соединенных
Штатов
на
ей
щ
гю
л
о
асп
р
международной арене, а также соотношения между внешней и внутренней
я
и
еп
ц
н
ко
о
еукл
н
ы
н
ж
л
о
д
политикой в деятельности правящей администрации.
я
и
н
еш
р
кх
ам
р
кс
о
д
ар
п
В 2016 году значение Москвы в политическом дискурсе США изменилось
й
н
ем
вр
со
тя
хо
тческй
и
л
о
п
принципиально — она стала рассматриваться не просто как объект американской
в
чи
й
асто
н
ы
б
что
сте
и
гн
аф
стратегии «демократизации» и даже не как контрагент на международной арене,
й
ы
н
уш
зд
во
ся
й
и
ачвш
н
ы
ц
и
ан
гр
ачл
н
ь
л
еско
н
но как непосредственный игрок в электоральной борьбе. Сначала осторожно, но
а
д
хо
ер
п
я
и
ен
вл
р
зд
о
е
ван
и
м
р
о
ф
потом все более уверено американские комментаторы, а потом и представители
укы
стр
администрации
кх
ам
р
у
м
о
ьн
еал
р
стали
чек
р
сто
и
ассоциировать
хакерские
ы
н
зо
х
ы
вн
ети
л
ко
атаки
на
серверы
й
со
кн
и
ер
ам
Демократической партии с российским вмешательством в американскую
я
тел
и
хн
о
вд
е
аж
тр
о
политику. Затем американские публичные политики стали прямо обвинять
е
ы
тр
ко
ае
ступ
вы
е
ы
тр
ко
в
екто
ъ
суб
Россию во вмешательстве в американский выборный процесс.
т
и
сам
е
ы
тр
ко
зц
и
еал
р
Вне зависимости от справедливости этих обвинений, они становятся
тческх
и
л
о
п
ется
м
и
зан
тх
ы
б
о
д
важным симптомом в контексте перераспределения соотношения потенциалов в
а
л
ы
б
ту
и
защ
ская
й
п
о
евр
современном мире. Наиболее проницательные и интеллектуально честные
те
азви
р
е
такж
естчн
ж
о
66
американские комментаторы обращают внимание на то, что ничего нового в
ьм
туал
еп
ц
н
ко
и
н
вед
о
р
тческх
и
л
о
п
практике вмешательства зарубежного государства во внутренние дела другой
й
ен
во
ан
стр
ате
м
р
о
ф
я
ван
и
м
р
о
ф
я
зц
и
ган
р
о
страны нет.
Соединенные Штаты сами имеют богатый опыт в этом отношении. В то же
я
и
ец
ур
н
ко
яь
етвл
сущ
о
й
еи
ш
тн
о
н
ш
вер
со
время они привыкли выступать субъектом, а не объектом воздействия.
я
стаю
о
ег
щ
б
о
у
гн
сти
о
д
Представления о вмешательстве в американский электоральный процесс в этих
я
и
ц
кал
й
еи
ш
тн
о
ты
и
защ
уться
н
ер
б
о
есв
ц
о
р
п
условиях оказывается не просто трюком элит, направленным на делегитимизацию
й
еи
утр
вн
й
ен
во
я
и
ец
ур
н
ко
обыгравшего их аутсайдера. Они становится отражением растущей неуверенности
е
уги
р
д
ях
еи
ш
тн
о
ся
ачл
н
американцев своим положением в мире.
к
яд
р
о
п
ьзуя
л
о
сп
и
В
условиях
м
ски
й
п
о
евр
подавляющего
доминирования
и
там
ш
в
1990-х
годах
г
тр
ко
США
л
тваи
о
ед
р
п
чувствовали себя в значительной степени неуязвимыми. Психологическая травма
ет
м
и
и
ц
д
тен
е
и
н
р
вусто
д
терактов 11 сентября 2001 года была компенсирована разгромом «Аль-Каиды»,
еи
ш
тн
со
г
н
д
о
р
чво
и
естн
м
гвр
о
д
войнами в Афганистане и Ираке. Для окончательного преодоления потребовалось
тя
хо
и
ущ
ы
ед
р
п
т
н
д
ези
р
устранение организатора и вдохновителя атак — Усамы бен Ладена, но, в целом,
ся
ую
взр
акти
х
и
н
р
вусто
д
й
о
ал
ем
н
тка
и
л
о
п
я
и
ен
д
суж
б
о
Соединенные Штаты с самого начала понимали как реагировать на возникшую
е
л
о
б
ях
ел
ц
ей
щ
ю
ы
авд
р
п
о
угрозу.
ьо
ачл
зн
и
Отличие современной ситуации в том, что тревогу в США вызывает не
ен
и
асш
р
кац
и
л
уб
п
учета
конкретный вызов кибербезопасности (как это было с террористической
ан
стр
тс
ю
явл
у
д
го
активностью, использовавшейся откровенно маргинальными политическими
в
то
ен
акц
яте
н
и
р
п
ем
вр
н
д
о
субъектами в начале 2000-х годов), а выравнивание их собственного потенциала и
вй
сн
о
сьп
о
л
и
твер
д
ве
и
ж
ал
н
возможностей других держав. В этих условиях происходит и сближение повестки
м
таки
у
д
еж
м
о
н
увер
зац
и
м
н
эко
й
тр
ко
безопасности. Ранее Вашингтон мог свысока посмеиваться над опасениями
в
екто
ъ
суб
е
тр
ко
н
ж
л
о
д
России, Китая или Ирана относительно потенциала вмешательства внешних сил в
о
б
и
л
о
ц
и
ал
н
ю
и
ен
явл
о
п
ь
л
о
р
их внутренние дела. Сегодня, он сам испытывает весьма похожие страхи.
ветя
сказы
ы
тр
еко
н
е
аж
тр
о
В результате, появившаяся в 1990-х годах метафора «плоского мира» для
в
гатур
о
б
устав
связм
й
н
д
о
вае
р
н
и
м
о
д
описания современного состояния международной среды становится более
ю
и
н
л
еп
укр
е
и
щ
б
о
и
ен
стр
б
о
справедливой, чем ранее. Правда, это не столько пространство равных
й
о
зван
и
р
п
ем
ан
р
аьн
б
о
гл
й
ы
н
р
сто
возможностей, сколько мир сходных угроз. Парадоксальным образом, сближение
ую
еж
ад
н
и
н
л
еп
укр
ан
ж
ер
сд
опасений может создать новое поле взаимодействия для согласования правил
й
еты
р
н
ко
тал
счи
ктуе
и
д
й
еи
ш
тн
о
ы
д
го
игры. Это может привести, в частности, к реанимации российских предложений
е
и
н
р
вусто
д
аз
гл
и
стал
й
о
д
эги
67
по
согласованию
коллективных
режимов
в
д
го
обеспечения
твен
б
со
информационной
безопасности.
х
ы
ьн
стал
о
Вместе с тем подобный эффект возникнет только после того как стороны
й
ен
во
те
азви
р
сеуй
н
ко
й
ко
р
б
си
г
о
ар
ун
д
еж
м
исчерпают возможности решить проблему самостоятельно. Только в этом случае
ставя
д
еж
р
п
я
си
о
р
ти
асн
п
езо
б
взаимная уязвимость станет основой осознания взаимозависимости. Путь к нему,
й
о
н
азветл
р
я
л
о
д
твеча
о
по-видимому, будет пролегать через обострение конкуренции.
ут
ед
сл
к
й
си
о
р
ю
и
н
вед
о
р
п
а
л
ы
б
си
о
ьн
еятл
д
2.3. Политика России в отношении СНГ и стран постсоветского
пространства
й
о
н
етл
зв
а
р
и
ц
ю
л
езо
р
ея
м
и
Даже в условиях такой глубокой трансформации, которую пережила Россия
ьм
туал
еп
ц
н
ко
тк
о
азб
р
ая
тр
ко
м
и
ш
ей
н
важ
в конце XX века, сам факт включения государства в систему международных
в
тао
ь
чен
у
л
си
отношений предполагает определенный набор базовых внешнеполитических
у
м
то
тся
вю
и
ж
ал
н
учае
сл
установок, определяющих его место и долгосрочные интересы в мировой
ась
л
ю
еи
ш
тн
о
т
о
см
ер
п
политике. Эти установки, конечно же, отражают позицию господствующих на
х
ы
н
и
ед
ъ
б
о
и
ац
р
ед
ф
го
и
твм
ар
суд
данном историческом отрезке времени политических сил. Вместе с тем они, как
ан
зд
со
еп
укр
ве
стан
о
р
п
е
и
ан
зд
со
г
то
правило, опираются на объективные особенности исторического развития страны,
а
весьм
й
еш
вн
а
вел
ее экономики, культуры, геополитического положения. Именно эти факторы
ь
стави
о
п
о
еукл
н
уставе
составляют некую «константу» внешнеполитического курса государства, в
х
ы
вн
ети
л
ко
е
и
ан
зд
со
наименьшей
степени
евять
д
подверженную
г
о
н
и
ед
воздействию
ски
тм
о
п
х
и
щ
яю
тавл
со
внутриполитической
и
международной коньюктуры. В истории дипломатии элементы преемственности,
ям
и
ен
щ
б
со
у
м
ско
н
д
аж
гр
и
гр
вен
тческх
и
л
о
п
присущие внешней политике, нашли обобщенное выражение в известной
г
о
стн
ча
сей
я
и
ен
уваж
формуле: «нет постоянных союзников, а есть только постоянные интересы, эта
я
си
о
р
ст
зави
е
ван
и
м
р
о
ф
о
ествн
щ
ств
н
и
ьш
л
о
б
преемственность, степень которой, разумеется, не поддается какому-либо
м
ьы
ал
н
о
еги
р
вестка
о
п
я
и
н
л
ем
ущ
точному измерению, характерна не только для стран с устойчивой политической
о
ьн
тексуал
т
о
см
зави
такя
ях
ви
о
усл
системой, но и вообще для всех государств, включая и те, которые, подобно
ьы
ал
н
о
еги
р
тка
и
л
о
п
тн
о
России переживают в разных формах переходный период на пути экономической
ти
ед
сл
о
вп
у
м
вн
ети
л
ко
й
о
ан
д
чев
и
н
уд
тр
со
ты
о
аб
р
и социально-политический модернизации» [4, c.25].
я
еи
ш
тн
о
Современная Россия вышла на мировую арену, обладая огромным
в
д
го
у
м
о
ьн
еал
р
й
ы
ан
зд
со
ы
р
авто
й
ьы
ал
н
о
еги
р
историческим опытом межгосударственных отношений, разветвленной сетью
х
и
ш
ей
н
важ
я
авн
гл
те
азви
р
68
многосторонних и двусторонних связей. При этом она опиралась на устойчивые
ато
н
кх
ам
р
ь
л
еско
н
традиции русской и советской дипломатии. В то же время ей предстояло во
е
д
хо
е
ан
л
п
си
о
р
многом заново сформулировать и привести в систему общегосударственные
и
м
ан
стр
сть
о
м
ачи
зн
взгляды
на
ключевые
х
ы
аьн
ер
б
и
л
я
ем
вр
внешнеполитические
м
ко
ш
и
сл
задачи,
у
н
д
о
наиболее
адекватно
ы
л
си
отражающие особенности данного исторического этапа развития страны и ее
я
си
о
р
ева
гн
и
ева
гн
и
положения в мире. Что же дает основания утверждать, что сегодня это процесс в
вен
ткр
о
ы
тр
еко
н
ю
туац
си
я
и
ел
ад
н
м
это
основном завершен?
й
тр
ко
Прежде всего, об этом говорит тот факт, что внешнеполитическая доктрина,
х
и
еш
вн
й
ьо
ал
р
ген
й
о
ан
д
за отсутствие которой так долго упрекали российскую дипломатию, теперь
г
о
н
м
зц
и
еал
р
тка
и
л
о
п
и
ж
о
л
ед
р
п
е
аж
тр
о
существует - и не только на бумаге, но и в повседневной международной
е
сл
о
п
деятельности государства. Одобренная Президентом Российской Федерации 28
г
тако
я
н
д
сего
ю
ен
ж
л
б
и
р
п
ь
л
ясн
ъ
б
о
ан
л
п
июня 2000 года новая редакция Концепции внешней политики России воплотила
х
и
н
р
вусто
д
е
тр
ко
е
гучи
ж
ей
щ
ю
ы
авд
р
п
о
в себе идеологии этой деятельности. Она во многом подвела итог глубоким
ет
ж
о
м
ь
л
еско
н
х
ьы
ал
д
о
м
тер
н
и
е
аж
д
ка
и
н
размышлением государственных, политических и общественных деятелей,
ях
ви
о
усл
гвую
р
то
вета
со
дипломатов ученых о роли и месте нашей страны в мировом сообществе на
ан
чн
о
р
п
св
ко
ер
п
ться
и
гвр
о
д
современном этапе и путях реализации ее долгосрочных национальных интересов
в
д
го
я
еи
ш
тн
о
х
щ
ею
м
и
на международной арене [4, c.29].
ую
еж
ад
н
ет
авязы
н
у
д
еж
м
Важная особенность Концепции Внешней политики Российской Федерации
м
стен
о
п
х
ьы
л
о
и
ац
н
вета
со
состоит в том, что в ней ставятся не декларативные, а в полнее реалистические и
о
ан
р
стал
ю
и
ен
явл
о
п
реализуемые задачи. При этом речь не идет о кардинальной переориентации
ват
и
ж
ер
п
ер
м
ти
сан
ьн
ал
ц
и
ф
о
внешнеполитического курса. В документе нашли отражения, прежде всего, те
в
ган
р
о
ьы
ал
н
о
еги
р
й
етн
вм
со
е
л
о
б
х
вы
о
н
причины и приоритеты которые полностью оправдали себя на практике. Одним
ская
й
п
о
евр
стал
м
тр
ко
г
о
н
м
словом это работающая концепция основанная на опыте прошлого.
и
вен
о
д
д
зап
х
евш
м
и
Во внешнеполитических дебатах 90-х годов не раз - и вполне обоснованно а
вел
сь
о
ал
уд
т
вю
казы
о
п
поднимался вопрос: в чем именно состоят национальные интересы России? Ведь
х
ы
ан
ел
сд
е
ы
тр
ко
ка
о
п
это
е
гвл
р
то
от ответа на него напрямую зависел конкретный образ действий страны на
я
еи
ш
тн
о
си
о
р
м
ы
асн
п
езо
б
вке
о
астн
р
международной арене. Наследием советской внешней политики была психология
ачл
н
ас
ш
яви
о
п
р
тяб
сен
к
о
ср
еи
ш
тн
со
«сверхдержавы», стремление участвовать во всех сколько-нибудь значимых
й
еш
вн
международных
й
о
ал
ем
н
ях
еи
ш
тн
о
процессах,
зачастую
ценой
е
ящ
асто
н
тся
вю
и
ж
ал
н
г
о
н
м
непосильной
для
страны
перенапряжение внутренних ресурсов. Такой подход не мог быть приемлемым
в
со
тер
н
и
я
авн
гл
ь
л
сто
а
весьм
69
для России с ее огромным бременем нерешенных внутренних проблем. Здравый
т
й
и
р
п
е
л
о
б
есво
тн
ар
п
смысл подсказывал, что на нынешнем историческом отрезке внешняя политика
й
ко
стан
и
хр
г
н
д
о
авм
р
п
й
и
ящ
асто
н
зя
ал
и
ец
сп
призвана в первую очередь «обслуживать» жизненные интересы внутреннего
вах
го
ер
п
а
д
хо
ер
п
и
ектам
ъ
б
о
ве
сн
о
развития. Это - обеспечение надежной безопасности, создание максимально
х
евш
м
и
в
со
тер
н
и
г
ествн
щ
б
о
благоприятных условий для устойчивого экономического роста, повышения
ую
ен
во
е
сл
чи
стчкй
и
еал
р
жизненного уровня населения, укрепление единства и целостности страны. Из
стал
ет
д
и
си
о
р
всего этого вытекал и другой вывод принципиального значения: «экономия»
й
о
н
азветл
р
ан
с
ьян
ал
у
этм
о
п
вы
го
ер
п
внешнеполитических ресурсов, отказ от дипломатического присутствия ради
та
н
д
ези
р
п
й
зц
и
ган
р
о
н
ж
о
м
ват
чи
есп
б
о
самого присутствия должны сочетаться с активной, многовекторной внешней
тхен
кар
е
и
щ
б
о
и
м
р
акто
политикой, нацеленная на использование всех возможностей, где это может
я
н
тб
асш
км
о
р
й
еш
вн
вл
казы
о
принести реальную отдачу для внутреннего развития страны [13, c. 74].
ски
тм
о
п
м
и
ш
ей
н
важ
ве
стан
о
р
п
Конкретный внешнеполитический опыт внес ясность и в вопрос об
е
утр
вн
си
о
р
м
зсо
и
кр
м
ы
о
ц
ер
н
и
чтв
и
н
ер
п
со
оптимальной линии в отношениях с ведущими западными странами. Сегодня не
сы
р
п
во
ае
м
и
вн
ем
вр
н
д
о
только среди государственных деятелей и дипломатов, но и в широких кругах
г
н
д
о
ут
щ
и
я
вн
о
еаги
р
ки
ен
ц
о
российской общественности появилось ясное осознание того, что для России в
т
схд
и
о
р
п
ая
р
вто
и
чен
яд
р
о
уп
равной мере неприемлемы как неоправданные уступки в ущерб собственным
ь
л
ско
сеум
н
ко
ст
о
п
я
ен
ж
сти
о
д
ем
участи
интересам, так и сползание к конфронтации с США, странами Западной Европы и
и
есл
яс
уш
азвен
р
м
ьтао
езул
р
Японией. Об этом говорит, в частности, опыт последовательной интеграции
ы
п
о
евр
ю
и
ен
ш
вы
о
п
м
ы
вн
скти
ер
п
ь
ед
р
вп
России в деятельность «большой восьмерки». В рамках этого авторитетного
ью
щ
м
о
п
й
као
ть
си
вы
о
п
форума Россия получила возможность активно участвовать в обсуждении с
зц
и
еал
р
вар
ян
х
ы
авн
гл
уга
кр
чесг
и
м
н
эко
ведущими индустриальными державами вопросов, имеющих ключевое значение
вк
о
ел
для
глобальной
и
г
тен
о
и
р
п
е
аш
н
региональной
безопасности
и
ю
си
о
р
стабильности.
а
ем
л
б
о
р
п
о
авн
Россия
заинтересована в расширении круга друзей и партнеров в мире, что в полной мере
чем
и
р
п
п
зм
и
ал
р
ю
ьн
еятл
д
си
о
ваи
сн
о
отвечает интересам российского государства [60, c.136].
м
о
ел
ц
х
ц
и
ан
гр
й
ен
во
В культурно-цивилизационном плане в русской исторической литературе
й
еи
ш
тн
о
тческй
и
л
о
п
я
си
о
р
утвердилось представление о России как о мосте между двумя великими
я
ем
вр
сти
ечн
л
во
я
и
н
л
ем
ущ
цивилизациями: европейской и азиатской. Впитав в себя исторические традиции и
г
о
н
м
я
н
д
сего
ке
р
б
си
ы
ен
уж
р
во
ти
л
п
во
ценности и Запада и Востока, Европы и Азии российская цивилизация сама
м
о
еф
р
ы
ен
р
ко
превратилась в уникальное явление.
агть
зл
во
ья
ал
н
о
еги
р
чек
р
сто
и
ьн
язател
б
о
70
Так постепенно формировались базовые внешнеполитические принципы и
си
о
р
установки, которые затем легли в основу обновленной Концепции внешней
й
еш
вн
сам
р
п
во
ес
л
п
м
ко
в
о
зм
и
хан
я
ави
д
л
о
м
политики России. Ее содержание было обусловлено не только осмыслением
ю
и
н
еш
р
и
м
ан
стр
чева
и
н
уд
тр
со
я
и
н
л
ем
ущ
внутренних задач и интересов государства, но и необходимостью определить
й
н
ж
и
л
б
д
о
и
ер
п
сы
тер
н
и
позиции России перед лицом новых глобальных вызовов, дать ясный ответ на
е
ы
аьн
б
о
гл
х
щ
каю
и
зн
во
ато
н
ю
ен
р
ско
и
ткап
и
о
л
ти
ен
сб
о
вопрос, какая система международных отношений в наибольшей степени отвечает
й
етн
вм
со
е
и
вш
ы
б
е
ги
о
н
м
т
азви
р
й
и
н
еш
р
ее национальным интересам [61, c. 45].
В концептуальном плане по-новому была поставлена проблема взаимосвязи
х
ьы
л
о
и
ац
н
х
аы
стр
о
н
и
ь
ш
и
л
м
ьы
ал
тр
ен
ц
экономики и внешней политики. В условиях перехода к рыночной экономике на
ая
м
и
л
д
ео
р
п
т
ею
м
и
вета
со
первый план вышли такие задачи, как содействие укреплению экономики России
й
и
н
сл
о
ед
р
п
учета
и
ж
о
л
ед
р
п
г
щ
ую
ед
сл
о
п
вй
и
тл
п
о
кр
ал
и
ц
тен
о
п
и обновление внешнеэкономической специализации, обеспечение полноправного
т
схд
и
о
р
п
ен
м
е
ы
тр
ко
участия в международных экономических организациях, помощь российскому
х
вы
ати
м
р
о
н
предпринимательству
т
о
аб
р
при
выходе
на
а
гд
ко
зарубежные
ук
стр
рынки,
й
ы
ан
д
привлечение
ая
ц
н
ер
ф
и
д
иностранных инвестиций, решение проблем внешней задолженности. Перед
ая
уем
р
ц
н
и
ую
ен
во
ы
ан
стр
лицом новых вызовов, связанных с глобализацией, российская дипломатия
ачл
н
си
о
р
о
н
важ
сел
ю
р
б
аз
гл
активно включилась в поиски возможностей минимизировать для России
а
л
яви
ъ
б
о
астях
л
б
о
таеся
отрицательные последствия этого процесса, содействовать формированию
е
вы
чи
й
усто
условий
для
устойчивого
в
гатур
о
б
развития
вая
ты
учи
сь
л
ачи
зн
б
о
российской
экономики,
ы
л
си
обеспечение
ая
б
ю
л
экономической безопасности страны [62, c. 77].
че
и
тл
о
Важнейший принципиальный новый аспект Концепции внешней политики
я
ен
м
и
р
п
св
ко
ер
п
в
о
ер
н
о
л
ы
б
ан
еж
зб
и
Российской Федерации состоит в том, что одним из главных критериев
г
н
б
о
сп
ет
гл
о
н
м
еьш
м
аи
н
й
эффективности нашей политики становится защищенность интересов и прав
тческг
и
л
о
п
е
и
ан
зд
со
о
н
и
л
ер
б
екать
звл
и
граждан России, где бы они не находились и ни проживали. Резко возросло
тя
азви
р
г
ествн
щ
б
о
сы
тер
значение «гуманитарного измерения» в деятельности российской дипломатии.
м
ы
ьн
ал
и
ц
со
ь
чен
ука
стр
Речь идет в первую очередь о защите прав миллионов соотечественников,
тн
о
азб
р
о
ш
ей
уб
гр
я
еи
ан
хр
со
и
еп
ц
н
ко
ства
н
и
ьш
л
о
б
проживающих вне России на пространстве бывшего Советского Союза.
есв
ц
о
р
п
у
л
си
ан
еж
зб
и
Принципиальное значение имело и обновление самого механизма принятия
ь
л
сто
я
ави
д
л
о
м
есво
тн
ар
п
о
сп
ан
тр
решений в области внешней политики. Новые тенденции внутреннего развития
о
ел
ц
и
ан
зд
со
ен
ж
и
л
сб
России, становление демократического общества и правового государства оказали
ац
м
р
о
ф
н
и
еи
ш
тн
о
тес
н
ко
е
р
ско
й
еты
р
н
ко
существенное воздействие на механизм формирования внешней политики. В
я
ем
вр
ы
д
го
я
н
аи
стр
вы
71
частности
необходимо
й
о
н
и
ед
было
определить
е
н
стй
о
роль
ьо
м
р
еп
ц
ви
парламента
в
принятии
к
о
ср
внешнеполитических решений, порядок взаимодействия законодательной и
кх
й
си
о
р
исполнительной
властей,
я
л
о
д
е
ан
стр
разделение
и
н
л
еп
закр
полномочий
ьы
л
о
и
ац
н
х
между
президентом,
утем
п
правительством, органами власти в регионах. Все это в немалой степени
е
н
ай
кр
п
о
евр
атв
м
о
л
п
и
д
сказывалось на подходах к внешнеполитическим проблемам.
ен
зам
ате
м
р
о
ф
Потребовалось
по-новому
ться
и
б
о
д
взглянуть
на
вопросы,
я
еш
вн
относящиеся
ях
ви
о
усл
к
информационному обеспечению внешней политики и связям с общественностью.
чесй
и
м
н
эко
За
последнее
ьн
уквал
б
о
десятилетие
всех
влияние
е
л
о
б
средств
к
л
сы
о
ед
р
п
массовой
и
ад
р
информации
е
ы
тр
ко
на
формирование общественного мнения в вопросах внешней политики многократно
етвм
щ
б
со
я
и
ел
ад
н
ятьс
н
д
о
п
возросло. Последствия этого воздействия далеко неоднозначны. Российскому
ы
б
что
ю
еш
вн
зц
и
еал
р
ате
м
р
ф
н
л
о
п
это
внешнеполитическому ведомству предстоял выработать новый стиль и форму
у
н
р
сто
ти
асн
п
езо
б
в
со
тер
н
и
взаимодействия со СМИ, научиться работать в условиях плюрализма мнений и
р
сто
и
аво
ед
н
сах
тер
н
и
беспрецедентно открытой информационной среды [6, c.38].
зц
и
еал
р
ва
и
ул
м
р
о
сф
тев
о
и
р
п
На конец новая ситуация в стране и мире сделала существенные обновления
г
ен
во
х
ы
авн
гл
ьу
скл
о
п
тваь
б
о
сп
самой дипломатической службы. При этом ключевая задача состояла в том, что
и
н
л
еп
закр
ю
сеи
в
азы
р
чего
и
н
ть
ы
б
обеспечить стабильность и преемственность поколений российских дипломатов,
м
стчн
во
гвр
о
д
ан
привести подготовку новых дипломатических кадров в соответствии с
й
чесо
акти
р
п
у
этм
о
п
ю
еи
н
л
о
п
вы
требованиями современного этапа международных отношений.
ю
и
ен
р
уко
г
ято
е
такж
Масштаб указанных проблем наглядно иллюстрируют сложность и
м
ш
ей
ьн
ал
д
я
зл
и
сн
ст
м
и
хд
б
ео
н
объясняют насыщенность этапов, через которые должна была пройти российская
и
ам
р
н
о
сп
ы
л
си
г
тако
чек
р
сто
и
внешняя политика в последнее десятилетие XX века.
т
н
д
ези
р
х
ы
ал
м
и
ен
д
суж
б
о
Для новой России с первого дня ее существования не было и нет более
е
ущ
д
и
ях
ви
о
усл
чес
акти
р
п
актуальной внешнеполитической проблемы, чем развитие отношений в рамках
у
д
еж
м
м
н
л
о
п
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
Содружества Независимых Государств [6, c.41].
м
это
м
вы
о
л
си
тю
азви
р
Распад СССР привел к беспрецедентным по своим масштабам изменениям
чев
и
н
уд
тр
со
ато
н
а
всегд
на огромном геополитическом пространстве, населенным представителями
ая
тр
ко
м
чо
ган
и
р
п
ства
н
и
ьш
л
о
б
десятков различных национальностей. Эти изменения самым непосредственным,
еч
н
ко
а
л
ы
б
укы
стр
порой драматическим образом сказались на судьбе миллионов русских. Вот
ю
и
ьш
ен
ум
тхен
кар
тс
ю
явл
я
стаю
о
и
ьтац
сул
н
ко
почему решение проблем, связанных с формированием новой системы
ь
л
еско
н
а
д
тсю
о
ве
сн
о
связей
международных отношений на пространстве бывшего СССР, неизменно
й
и
гац
ел
д
ая
н
и
ед
ъ
б
о
я
н
д
сего
72
рассматривалось руководством России в качестве важнейшего приоритетного
м
чен
и
л
б
о
я
участи
й
еты
р
н
ко
направления внешней политики страны. Однако на протяжении последнего
ая
ьш
л
о
б
стке
во
еч
ы
стн
десятилетия жизнь неоднократно заставляла вносить коррективы как в концепцию
ая
тр
ко
х
д
о
п
й
етн
вм
со
ки
ам
р
ал
и
ц
тен
о
п
политики России в отношении СНГ, так и в содержание ее практической
ен
ар
и
л
о
р
д
еж
р
п
деятельности в этой сфере [10, c.214].
вм
о
н
На раннем этапе существования Содружества многим казалось, что
и
ш
ей
н
важ
ук
стр
м
ски
й
п
о
евр
исторически сложившиеся связи между советскими республиками, делавшие
ад
вкл
тскм
ази
СССР
тке
о
аб
р
вы
единым
политическим
тя
хо
ка
и
н
и
о
ф
ум
и
тр
экономическим
организмом,
ьы
л
о
и
ац
н
м
являются
я
и
еп
ц
н
ко
достаточной предпосылкой для того, чтобы СНГ превратилось в полноценное
е
тако
и
стал
й
еш
вн
интеграционное объединение. Подобные настроения оставили сильный отпечаток
е
гучи
ж
т
ы
п
о
й
и
гац
ел
д
а
д
тсю
о
на учредительных документах Содружества. При подписании Соглашения об
г
н
хо
вер
стке
во
й
н
о
б
вы
ед
р
п
образовании СНГ государства-участники ориентировались на сохранение общего
ую
щ
б
о
социально-экономического,
ае
м
и
вн
транспортного
и
ы
зван
и
р
п
военно-стратегического
е
и
м
н
эко
кх
й
си
о
р
пространства. Ставились задачи в короткий срок обеспечить прозрачность
х
ы
яр
си
о
р
ьк
л
то
внутренних границ Содружества при коллективной защите его внешних границ,
ь
вед
и
етвю
сущ
координировать
внешнюю
й
о
д
эги
политику
м
еи
усл
в
о
е
р
и
м
стран-участниц;
е
акти
р
п
оказывать взаимное
й
о
ан
д
содействие в решении вопросов социальной защиты и пенсионного обеспечения
х
вски
о
чел
з
чер
ет
н
п
о
военнослужащих и их семей; гарантировать всем гражданам СНГ независимо от
я
авн
гл
м
ьы
л
о
и
ац
н
чесг
и
м
н
эко
ачл
н
ь
ел
си
тн
о
национальности и страны проживания равные права и свободы в соответствии
е
и
щ
б
о
г
о
вн
ати
р
ед
ф
р
д
ево
угл
общепризнанными международным стандартам; осуществлять широки обмены в
е
м
о
кр
за
сю
о
евр
е
р
ско
области информации, культуры и т. д.
я
и
ен
ш
Тем не менее реальная политика стран содружества с самого начала и в
ьм
ал
н
о
еги
р
в
о
зм
и
хан
х
ги
о
н
м
его
ьн
ал
д
р
д
ексн
ал
нарастающем темпе стала расходиться с этими целями. Центробежные тенденции
стке
во
ак
н
д
о
х
чы
и
ан
гр
о
п
ав
д
о
п
в политической, торгово-экономической гуманитарной и других областях привели
ую
щ
б
о
т
азви
р
ет
уд
б
к возникновению серьезных трудностей на пути к развитию активного
с
р
п
во
тка
и
л
о
п
е
ш
ай
ж
и
л
б
взаимовыгодного сотрудничества [7, c.158].
й
о
н
д
зап
х
ы
вн
ети
л
ко
Во многом этот процесс носил объективный характер. Экономические связи
уться
н
ер
б
о
между
ую
щ
б
о
сам
х
ы
республиками
о
л
ы
б
е
р
ско
бывшего
административно-командной
ей
ьш
л
о
б
и
ан
ж
ер
д
о
п
системы,
ад
вкл
СССР
складывались
я
тви
ед
сл
о
п
которая
е
ван
и
м
р
о
ф
в
рамках
функционировала
главным
образом благодаря жесткой централизации и партийному контролю. К концу 80-х
акто
ф
во
стер
н
и
м
ср
с
р
п
во
ти
асн
п
езо
б
73
годов эта система была уже основательно расшатана, а с распадом единого
ак
н
д
о
стр
н
и
м
ю
ен
р
ско
и
й
ьо
ал
р
ген
государства и началом перехода к рыночной экономике практически перестала
яц
л
зо
и
з
и
л
ан
м
р
о
н
существовать. Это не могло не вызвать глубокий кризис всей структуры
чесх
и
м
н
эко
ей
уц
сти
н
ко
г
о
н
ер
яд
е
о
вн
акти
го
ш
ей
ьн
ал
д
экономического взаимодействия на постсоветском пространстве. Рыночные
зац
и
м
н
эко
ческ
ти
ам
р
д
й
ы
ен
гвр
о
реформы в России и в других странах содружества, которые осуществлялись в
ут
ед
сл
стяи
н
ж
зм
во
в
ео
тн
ар
п
разном темпе и имели порой совершенно различное содержание, также не
вен
ткр
о
ь
стави
о
п
х
ы
яр
чесй
и
м
н
эко
способствовали экономическому сближению государств-участников. Наконец, в
и
н
еш
р
уть
п
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
политике некоторых государств обозначился курс на переориентацию своих
о
вед
й
ьы
ачл
н
ку
ж
ер
д
о
п
торгово-экономических связей на другие регионы мира [9, c. 93].
у
д
го
ван
о
р
ги
ел
д
сти
о
хл
ы
р
Все это привело к значительному сокращению объема взаимной торговли в
в
стан
о
р
п
тв
ар
суд
го
у
м
о
ьн
еал
р
рамках СНГ. Если в 1991 году ее доля в общем товарообороте стран Содружества
м
таки
тя
азви
р
г
есто
ш
м
это
ан
ж
ер
сд
г
о
ел
ц
составляла 60 %, то к 1999 году этот показатель снизился в два раза. В 1988-1990
сь
л
ачи
зн
б
о
й
ьо
ал
р
ген
тческх
и
л
о
п
ть
и
д
хо
вы
твеи
со
годах в межреспубликанский (в границах бывшего СССР) товарооборот было
ьй
л
о
и
ац
н
скя
н
ати
л
ы
етн
вм
со
вовлечено около четверти внутреннего валового продукта, а сейчас менее 10 %.
у
тм
о
п
чая
ю
вкл
ьн
стал
о
х
ы
м
аво
эксл
Наконец, доля стран СНГ во внешней торговле России за этот период снизилась
х
ы
сам
м
ан
стр
ази
я
ал
евр
ф
е
ачл
н
примерно до 22 % от общего внешнеторгового оборота [41].
ет
ж
о
м
ться
и
гвр
о
д
в
гатур
о
б
Ввиду существенных различий в политике стран-участниц Содружества
ку
о
д
х
ы
н
уп
кр
яет
н
л
о
п
вы
концепция экономического союза стран СНГ, изложенная в Договоре 24 сентября
н
р
сто
к
й
си
о
р
ьн
ал
и
ц
со
у
м
кх
ам
р
1993 года, осталась нереализованной. Не были созданный Платежный и
кая
й
си
о
р
н
р
всето
я
си
о
р
Валютный союзы. В целом характерной чертой этого этапа было растущее
в
о
р
кад
а
н
о
еги
р
м
это
г
о
ьн
ал
р
ед
ф
х
уы
гн
сти
о
д
несоответствие между политическими заявлениями и договоренностями, которые,
ат
м
р
о
ф
й
четко
ен
м
в
ко
и
участн
казалось бы, нацеливали Содружество на дальнейшее развитие, и степенью их
м
стен
о
п
е
сл
о
п
м
о
ел
ц
реального воплощения в жизнь. Например, только за период с 1991-1998 год в
х
и
сам
ск
и
о
п
е
и
щ
б
о
рамках СНГ было заключено 1030 многосторонних международных договоров и
м
о
ел
ц
я
ем
вр
етва
уж
р
д
со
ы
ан
стр
ьм
ал
н
о
еги
р
соглашений. Однако многие из них так и остались на бумаге. На 1 февраля 2000
кл
о
евять
д
ю
и
н
л
еп
укр
из 164 документов, принятых Советом глав государств и Советом глав
и
ен
д
правительств
и
ен
ш
вы
о
п
и
предусматривающих
х
д
о
п
е
и
ан
зд
со
х
ы
авн
гл
чев
и
н
уд
тр
со
ратификацию
или
выполнение
внутригосударственных процедур, только 7 вступили в силу для всех
ю
н
ьтр
кул
к
о
н
ы
р
подписавших государств [8. c.53].
в
стан
о
р
п
е
сан
и
д
о
п
ю
си
о
р
и
л
ы
б
74
Последствия
центробежных
тенденций
давали
ь
чен
о
знать
о
себе
м
ы
вн
скти
ер
п
и
х
ы
тен
о
и
р
п
в
политической сфере. Обозначились различия во взглядах государств-участников
и
ад
р
л
ьаян
м
со
ьн
ал
д
го
ш
ей
на фундаментальные цели и задачи Содружества, его роль в мировой политике.
в
со
тер
н
и
и
ен
д
суж
о
н
и
л
ер
б
ы
н
ж
л
о
д
Во многом это было следствием трудной психологической перестройки,
стачн
о
д
ет
ж
о
м
е
ван
и
м
р
о
ф
связанной с переходом к новому типу межгосударственных отношений в рамках
вй
сн
о
у
н
р
сто
связей
СНГ. Особенно сложными были эти трудности для новых независимых
о
ьн
уквал
б
сть
н
ж
зм
во
д
р
л
м
государств, которые на первых порах практически не имели ни опыта, ни
а
гд
ко
я
стаю
о
еы
зн
и
ж
е
аж
тр
о
х
ги
о
н
м
квалифицированных кадров для осуществления самостоятельной внешней
есво
тн
ар
п
й
ац
тегр
н
и
сти
ечн
л
во
политики. В качестве новых субъектов международных отношений они должны
о
еукл
н
были
пройти
всех
тал
ы
п
через
неизбежный
я
зц
и
ган
р
о
ваем
р
о
гн
и
этап
й
о
ар
ун
д
еж
м
формирования
национально-
е
авы
р
п
о
н
государственного самосознания. Порой это проходило за счет ослабления связей с
связи
и
есл
стя
ей
д
о
м
взаи
Россией. Наконец, даже с технической точки зрения требовалось время, чтобы
м
ьы
ал
тр
ен
ц
скг
й
п
о
евр
н
с
ьян
ал
у
д
еж
м
зац
и
м
н
эко
ввести отношения между Россией и ее партнерами по СНГ в нормальное русло
ь
л
сти
есть
и
тян
со
ю
еи
ш
тн
о
дипломатических отношений в соответствии с общепринятой мировой практикой
чев
и
н
уд
тр
со
й
н
ем
вр
со
зм
аи
р
ю
л
п
[14, c. 55].
Тем не менее, было бы неправильным рассматривать первый этап
гае
сти
о
д
а
д
хо
ер
п
ег
сво
становления Содружества в отрицательном свете. Историческое значение этого
е
аж
д
ям
тел
и
вд
уко
р
ы
зван
и
р
п
ю
и
н
еш
р
и
тл
о
усм
ед
р
п
этапа состоит в том, что налаживание сотрудничества в рамках СНГ при всех его
еств
ж
о
н
м
тки
о
азб
р
ся
щ
ею
м
и
недостатках и несовершенствах позволило избежать хаоса на пространстве
и
стал
ем
щ
стю
ар
н
м
тр
ко
бывшего СССР. Ведь очевидно, какими последствиями могло бы обернуться
ве
и
щ
ар
н
я
и
ен
ш
вы
о
п
й
о
н
д
зап
ы
н
ж
л
о
д
развитие событий по «балканскому сценарию», если учесть наличие здесь
е
аж
д
си
о
р
стал
х
и
сво
я
н
тб
асш
км
о
р
огромных запасов оружия массового уничтожения. В этой связи договоренности о
ехи
усп
и
этаж
вке
о
астн
р
е
р
и
м
судьбе ядерного оружия на территории Украины, Белоруссии и Казахстана,
ьо
л
и
естаб
н
е
чо
ам
н
и
д
я
и
ен
ж
л
о
п
обеспечившие прочные гарантии безопасности на пространстве бывшего СССР,
т
й
и
р
п
ки
л
сы
о
ед
р
п
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
я
и
ен
аш
гл
со
ы
тем
си
несомненно составляют историческую заслугу российской дипломатии и ее
ть
чи
есп
б
о
е
такж
у
н
р
сто
партнеров по Содружеству [11, c. 262].
ен
м
и
р
п
В сентябре 1995 года Указом Президента Российской Федерации был
в
д
го
утвержден
к
яд
р
о
п
ег
щ
б
о
«Стратегический
ем
ви
о
усл
м
учето
курс
России
с
в
стан
о
р
п
государствами-участниками
к
ен
ц
о
вг
чи
й
усто
Содружества Независимых Государств». В этом документе подтверждался
тви
ед
сл
г
это
приоритетный характер данного направления внешней политики страны.
ск
и
о
п
ь
л
ско
ск
и
о
п
а
н
ж
твер
д
о
п
75
«Стратегический курс» исходил из того, что ситуация на пространстве бывшего
ся
ал
м
и
н
д
о
п
си
о
р
ая
ен
ж
о
зл
и
г
это
СССР затрагивает жизненные интересы России в области экономики, обороны,
н
ед
сл
о
п
гут
о
м
е
о
н
хй
сти
вто
сн
аж
и
х
ы
тр
ко
безопасности, защиты прав россиян и соответственно требует усилий по
ьы
ал
н
о
еги
р
ьы
л
о
и
ац
н
х
ть
и
д
хо
вы
консолидации Содружества.
и
м
ан
стр
Россия определила в качестве своей основной задачи в отношениях с
к
о
ср
й
ы
ан
зд
со
чев
и
н
уд
тр
со
м
и
аш
н
се
б
о
государствами СНГ обеспечение надежной стабильности во всех ее измерениях:
ется
м
и
зан
ству
ей
д
ы
тем
си
политическом, военном, экономическом, гуманитарном и правовом; содействие
и
м
ы
азн
р
к
ен
ц
о
й
еш
вн
превращению стран СНГ в политически и экономически устойчивые государства,
зам
о
угр
х
уги
р
д
я
ен
м
и
р
п
проводящие дружественную политику в отношении России; укрепление России в
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
ке
й
си
о
р
я
си
о
р
тки
о
аб
р
вы
качестве ведущей силы формирования новой системы межгосударственных
х
и
н
р
вусто
д
политических
ен
и
асш
р
ут
ед
сл
и
г
н
д
о
и
вен
о
д
экономических
отношений;
расширение
углубление
ектм
ъ
б
о
интеграционных процессов в СНГ [21, c.239].
ь
чен
ваи
сн
о
Доктринальные документы российской политики в отношении СНГ
я
си
о
р
т
си
о
н
ей
щ
яю
тавл
со
середины 1990-х годов нацеливали на сохранение пространства бывшего СССР в
о
чествн
качестве
й
и
яш
н
д
сего
зоны
е
о
вн
акти
особых
х
и
щ
яю
тавл
со
интересов
ая
ьш
л
о
б
России,
д
хо
вы
глубокую
й
тви
ед
сл
о
п
интеграцию
СНГ,
превращение Содружества во влиятельного субъекта мировой политики
ан
стр
е
ги
о
н
м
ве
и
ж
ал
н
и
екц
о
р
п
экономики. При этом/роль ведущей и организующей силы постсоветского
л
ы
см
ьк
л
то
кх
ам
р
и
ер
пространства, естественно, отводилось России. Главной целью политики в
стя
ей
д
о
м
взаи
ьта
сул
н
ко
а
л
яви
ъ
б
о
отношении СНГ разглашалось создание интеграционного, экономического и
е
л
о
б
вую
о
р
и
м
у
тем
си
политического объединения государств, способного претендовать на достойное
ть
и
д
хо
вы
я
н
важ
ся
м
щ
ю
азви
р
место в мировом сообществе [11, c.45].
м
чен
и
л
б
о
ж
зм
ево
н
х
ьы
л
о
и
ац
н
Вместе с тем к середине 1990-х годов начали постепенно складываться
в
р
о
сп
вй
о
р
и
м
е
ан
стр
предпосылки для корректировки дальнейшей политики России в рамках СНГ в
е
ящ
асто
н
с
о
ьн
еятл
д
ат
м
р
о
ф
а
л
яви
ъ
б
о
сторону более реалистической оценки перспектив развития Содружества.
х
таки
Линия
чек
р
сто
и
России
е
ьш
л
о
б
г
ьо
сал
вер
и
ун
в
вй
сн
о
рамках
СНГ
теперь
одновременного развития содружества «на
ан
ж
ер
сд
допускала
си
о
р
х
эти
возможность
разных скоростях», то есть
и
л
ы
б
формирования «интеграционного ядра» в лице государств, готовых подняться на
т
азви
р
более
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
ан
стр
высокий
я
зл
и
сн
уровень
й
ен
л
ти
вац
д
сотрудничества,
с
возможным
ятьс
н
д
о
п
присоединением к нему остальных участников Содружества.
у
д
еж
м
е
ущ
д
и
ке
и
р
аф
ьы
тял
есо
н
тка
и
л
о
п
последующим
76
Такой подход явился отражением развивавшегося уже в первой половины
и
тян
со
ти
л
п
во
годов
1990-х
процесса
вую
ер
п
стью
н
ж
зм
во
постепенного
ки
л
сы
о
ед
р
п
политического
и
м
ьтао
езул
р
экономического
ая
тр
ко
«расслоения» СНГ. «Разноскоростная» модель интеграции в его рамках начала
ваг
сн
о
х
еты
р
н
ко
я
си
о
р
приобретать реальные очертания [63, c.6].
этап
м
ан
стр
Наиболее высокая планка в развитии интеграционных процессов была
й
ьы
ачл
н
яте
н
и
р
п
и
ел
ц
ачет
р
м
о
установлена в российско-белорусских отношениях. 2 апреля 1996 года был
м
и
ш
ей
н
важ
подписан
Договор
об
образовании
си
о
р
ву
скти
ер
п
ую
еж
ад
н
Сообщества
м
о
ел
ц
Белоруссии
и
етвм
щ
б
со
России,
впоследствии дополненный Договором об образовании Союза России и Беларуси.
й
еш
вн
е
со
н
аи
укр
ая
н
ем
вр
со
Рубеж XXI столетия ознаменовался началом нового этапа в формировании
г
тен
о
и
р
п
й
ги
л
о
техн
еьш
м
аи
н
й
чес
акти
р
п
вая
ты
учи
политики России в отношении СНГ. Отправной точкой в переосмыслении этой
сь
тен
о
и
р
п
ьш
ен
ум
ю
и
я
си
о
р
я
и
н
л
ем
ущ
политики стал вывод о необходимости более реалистичной оценки перспектив
й
чско
гти
ер
эн
чесг
и
м
н
эко
х
ьы
л
о
и
ац
н
превращения СНГ в полноформатное интеграционное объединение. По существу
я
еи
уш
ар
н
я
си
о
р
й
ы
ан
д
Россия была поставлена перед дилеммой: продолжать рассматривать интеграцию
е
такж
я
си
о
р
о
вел
и
р
п
ю
и
н
л
еп
укр
аз
гл
как абсолютную ценность, ради которой стоит идти на любые затраты и уступки
тческй
и
л
о
п
в
со
тер
н
и
х
и
н
р
вусто
д
е
л
о
б
аи
н
партнерам, либо перейти к более прагматическому курсу, учитывающему в
кая
и
м
р
акто
первую
в
ум
р
о
ф
очередь
а
д
го
коренные
и
н
еш
р
интересы
и
н
вед
о
п
национальной
м
ен
гтвл
д
о
п
е
ги
о
н
м
безопасности
и
экономического развития России [9, c.192].
та
ен
о
м
чев
и
н
уд
тр
со
есво
тн
ар
п
В итоге был сделан выбор в пользу углубления двусторонних связей со
я
участи
азм
р
б
о
е
л
о
б
странами СНГ в качестве необходимой предпосылки для дальнейшего развития
тческую
и
л
о
п
ты
и
защ
и
тян
со
интеграционных процессов. Отношения с каждыми из этих государств отныне
су
го
е
вы
о
н
ад
вкл
х
уги
р
д
строится с учетом ответной заинтересованности в сотрудничестве, готовности
ати
сп
я
себ
ества
гущ
о
м
должным образом учитывать интересы России. Этот прагматический курс
акти
р
п
е
тм
о
е
аж
тр
о
вм
о
н
и
ер
начинает приносить положительную отдачу. С большинством стран СНГ
д
асп
р
тхен
кар
г
это
выстраиваются ровные, взаимоуважительные отношения.
д
хо
вы
Курс
й
чесо
акти
р
п
на
развитие
двусторонних
ьта
езул
р
е
л
о
б
аи
н
отношений
со
странами
СНГ
рассматривается Россией как необходимый этап на пути к углублению
ем
ко
ать
ел
д
ую
ен
во
многостороннего
интеграционного
а
д
го
взаимодействия.
е
л
о
б
Россия
всегда
демонстрировала заинтересованную готовность к этому. Однако следует
о
ц
и
ал
н
ту
и
защ
ан
зд
со
зь
и
л
сб
подчеркнуть, что интеграция для России не сама цель [9, c.104].
стью
н
ж
зм
во
вета
со
о
ествн
щ
си
о
ьн
тел
у
д
еж
м
77
Сегодня в рамках СНГ происходит естественный для всех стран СНГ
ях
еи
ш
тн
о
процесс
ял
н
и
р
п
экономизации.
Но
а
весьм
особой
проблемой
стй
о
ен
ц
остается
стью
м
и
хд
б
ео
н
урегулирование
я
и
ен
ж
л
о
п
конфликтов на пространстве СНГ. В результате усилий России, предпринятых
си
о
р
ю
тац
н
и
о
ер
п
й
еи
ш
тн
о
при взаимодействии с ООН и ОБСЕ, в «горячих» точках на постсоветском
я
чи
м
н
л
о
п
ал
евр
ф
ке
й
си
о
р
пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах и Приднестровье)
й
это
т
аю
хи
ы
всп
ге
то
и
я
и
ен
ж
л
о
п
повсеместно остановлены боевые действия.
х
ы
ествн
щ
б
о
ае
м
и
вн
Опыт СНГ говорит о необходимости действовать с позиций реализма.
е
ящ
асто
н
ает
гр
и
си
о
р
Цементирующей основой содружества на обозримую перспективу призваны
т
о
аб
р
яет
н
л
о
п
вы
аз
б
служить добрососедские и двусторонние взаимовыгодные отношения между
учае
сл
я
вр
го
я
си
о
р
всеми государствами-участниками.
ав
ел
сд
2.4. Внешнеполитическая стратегия России в Азиатско-Тихоокеанском
и
тк
о
зб
а
р
й
ен
о
в
ы
етн
м
в
со
регионе
Роль Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в глобальной системе
чев
и
н
уд
тр
со
х
ы
ал
м
в
д
го
международных отношений заметно возросла за последние годы. Этот регион
я
еи
н
л
о
п
вы
и
тц
п
ад
й
н
ем
вр
со
й
ы
н
б
д
о
п
ю
и
н
еш
р
привлекает к себе большое внимание специалистов как зона наиболее
м
н
ед
сл
о
п
ьш
л
о
б
ая
та
н
д
ези
р
п
а
д
б
сво
динамичного экономического роста. Сегодня АТР опережает другие регионы
тн
о
и
ж
о
л
ед
р
п
и
н
вед
о
р
мира по темпам роста, в том числе в технологических передовых областях.
и
ш
ей
н
важ
ьу
скл
о
п
и
ен
ж
л
д
о
р
п
ьо
ал
тр
ен
ц
й
стаья
о
«Наблюдается «коренная тенденция» перехода к новой глобальной расстановке
ьта
езул
р
в
со
тер
н
и
е
такж
сил – все более отчетливее смещение центра мировой политической и
скя
н
ати
л
й
и
н
сл
о
ед
р
п
чесх
и
м
н
эко
экономической «гравитации» в сторону АТР» [26, с. 9]. В настоящий момент АТР
еи
ш
тн
о
м
ы
о
ц
ер
н
и
я
чи
м
н
л
о
п
о
стал
является одним из главных центров мировой экономики. В этом регионе
то
уд
б
еую
вл
р
ап
н
тя
азви
р
находятся мировые центры силы – Соединенные Штаты Америки, Китай, Россия,
е
р
вско
и
н
м
о
р
в
д
го
о
и
л
авед
р
сп
и
ьтац
сул
н
ко
е
вл
о
стан
Япония. Таким образом, в АТР переплетаются экономические, геополитические,
ен
зам
си
о
р
всего
военно-стратегические, культурные и цивилизационные интересы. Как следствие
ен
ж
ви
д
о
р
п
й
стчн
во
з
чер
таких интересов – регион является и местом возможных конфликтов и очагов
тю
азви
р
сти
о
хл
ы
р
стяи
н
ж
зм
во
е
ц
н
ко
напряженности, так как возрастают амбиции ряда государств, остаются взаимные
тказ
о
противоречия и претензии.
вае
р
н
и
м
о
д
ен
ад
л
тя
хо
щ
ствую
ш
ед
р
п
78
В прогнозах ООН с достаточной степенью вероятности отмечается, что к
ео
м
и
р
п
тая
ки
вй
сн
о
2030 г. в развивающихся странах около трех миллиардов человек должны выйти
ятс
д
во
сая
н
ер
п
и
ел
ц
х
уги
р
д
сам
тер
н
и
за порог нищеты и подняться до среднего уровня потребления [24]. При этом
ть
вац
д
й
о
н
и
ед
г
это
яс
уш
азвен
р
глава ООН призывает к зеленой энергетической революции, поскольку в
е
аж
д
ю
туац
си
и
ущ
ы
ед
р
п
ближайшие 20 лет ожидается рост потребления энергоресурсов на 40 процентов
ть
чи
есп
б
о
е
ан
стр
етвм
щ
б
со
[6]. Таким образом, несмотря на широко распространенное мнение об изменении
и
сам
р
п
во
о
сл
чи
й
ко
р
б
си
климата, ближайшее будущее природного топлива останется неизменным.
и
н
л
еп
укр
х
четки
ю
ван
и
м
р
о
ф
ьо
тел
ур
зн
и
й
н
ш
вер
со
Анализ ряда стратегических документов Правительства РФ и Минэнерго
в
ео
тн
ар
п
тви
ед
сл
й
н
ж
и
л
б
России на предмет корреляции развития приграничных территорий России и
ь
н
степ
вг
асо
м
е
ы
н
б
д
о
п
си
о
р
Китая приводит к выводу о том, что «это четкое воспроизведение назначения
е
р
вско
ьы
ал
н
о
еги
р
м
ан
стр
Дальнего Востока и Восточной Сибири как сырьевой базы развития КНР. На
ато
н
м
и
ш
ей
н
важ
е
ы
н
м
и
х
эти
а
д
хо
ер
п
территории Российской Федерации будет происходить разработка целого ряда
я
еш
вн
и
стал
я
чи
м
н
л
о
п
стачн
о
д
месторождений энергетических ресурсов и создание инфраструктуры по экспорту
ал
зд
со
и
гр
вен
кс
о
д
ар
п
углеводородов преимущественно в одном направлении - китайском. На китайской
в
д
го
же
и
ен
стр
б
о
территории,
г
о
н
м
напротив,
й
о
зван
и
р
п
строятся
ая
ен
р
ко
промышленные
предприятия,
есв
ц
о
р
п
ориентированные на переработку добытых в России ресурсов» [26].
и
щ
ствую
ей
д
и
л
зем
го
ш
ей
ьн
ал
д
У Приморья довольно тесные торговые отношения с Китаем. На его
кх
ам
р
ь
л
сти
у
н
р
сто
территории работает более 300 предприятий с китайским капиталом. Приморский
та
ен
о
м
вета
со
ьн
стал
о
х
ы
край заключил ряд соглашений с приграничными провинциями Хэйлунцзян и
вы
скти
ер
п
ь
л
ско
г
то
ьг
ал
и
ц
тен
о
п
ате
м
р
о
ф
Цзилинь. На данном этапе развития планируется реализация трех крупных
чек
р
сто
и
тн
о
азб
р
есв
ц
о
р
п
тв
ар
суд
го
проектов в сфере сельского хозяйства, легкой промышленности и высоких
м
и
аш
н
технологий
[27].
ях
ел
ц
Таким
ктуе
и
д
а
ен
ш
и
л
тс
ю
явл
образом,
от
повышения
уровня
м
зсо
и
кр
социально-
экономического развития приграничных территории России и разработки
й
и
ц
асо
й
вш
и
еп
закр
ая
вн
си
еп
р
региональными элитами эффективной региональной политики (способствующей
кх
ам
р
ал
и
ц
тен
о
п
е
ы
тр
ко
экономическому развитию и культурному диалогу) во многом зависит реальная
ьы
ал
н
о
еги
р
м
ы
асн
п
езо
б
х
ан
стр
й
о
н
важ
ав
р
п
конфигурация трансграничного регионального пространства и превращение
ую
еж
ад
н
х
ьы
л
о
и
ац
н
ей
туац
си
российско-китайского приграничного взаимодействия в потенциальный фактор
е
ц
и
ан
гр
ческ
и
м
ти
ай
н
сопредельного развития приграничных территорий России и Китая [50].
астях
л
б
о
х
и
щ
яю
тавл
со
о
вед
Эффективность подобного развития является одним из ключевых факторов
е
ы
б
ю
л
позитивного
энергетического
т
о
см
езави
н
взаимодействия
ая
тр
ко
и
чн
есп
б
о
ьк
л
то
между
й
ы
н
и
ед
странами,
поэтому
е
ящ
асто
н
79
целесообразно
рассмотреть
вопрос
е
ш
ай
ж
и
л
б
о
е
сл
чи
наделении
соответствующими
стке
во
полномочиями представителей Приморского края. Например, полномочного
я
н
и
ед
ъ
б
о
й
ко
р
б
си
ьы
ал
н
о
еги
р
представителя Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе с учетом
яет
н
л
о
п
вы
еи
ш
тн
о
гает
и
д
вы
значимости региона целесообразно назначить вицепремьером правительства РФ
сах
тер
н
и
ем
л
б
о
р
п
е
ан
стр
(по примеру Северо-Кавказского федерального округа), а не министром РФ по
я
ем
вр
с
р
п
во
м
и
хд
б
ео
н
развитию Дальнего Востока (нового ведомства Минвостокразвития России с
с
ан
тр
е
вы
чи
й
усто
тческх
и
л
о
п
я
л
о
д
и
сам
р
п
во
непонятной компетенцией координации федеральных программ).
тк
о
азб
р
ю
еи
н
ж
сл
о
ях
ел
ц
Таким образом, длительность процессов разработки и утверждения
н
р
сто
ет
уд
б
у
н
р
сто
множества указанных программных документов, регулярное их изменение
укы
стр
ато
н
е
ц
н
ко
(дополнение) показывают на рассредоточенный, нестабильный и неоперативный
тя
хо
и
ен
стр
б
о
сти
о
азуем
характер всей системы развития российской энергетики в Приморье. То есть,
ы
л
си
исходя
из
ет
уд
б
приведенных
изначальных
координат
ях
ви
о
усл
ехи
усп
стратегий,
х
таки
следует
ь
чен
(внутренних
а
гд
то
тческй
и
л
о
п
вывод
ь
л
еско
н
факторов)
о
неопределенности
современного
вектора
е
ы
тр
ко
энергетического развития России на Дальнем Востоке и в Забайкалье, что,
кх
ам
р
ук
стр
ья
ал
н
о
еги
р
конечно, не может позитивно сказываться на прогрессе внешних отношений с
ав
д
о
п
чн
о
р
п
х
ы
яр
утем
п
та
н
д
ези
р
п
государствами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в энергетической
ей
щ
гю
л
о
асп
р
г
о
н
м
ю
еш
вн
области.
Также следует добавить, что, несмотря на стратегическую важность,
е
такж
и
н
л
д
ео
р
п
ет
уд
б
внешний фактор рассматриваемой проблемной сферы рассредоточен и не
сах
тер
н
и
ветя
сказы
й
о
звестн
и
конкретизирован. В данной связи с учетом членства России в ЭСКАТО,
м
и
аш
н
ятьс
н
д
о
п
географического
расположения
тв
ар
суд
го
й
тви
ед
сл
о
п
тал
ы
п
России
я
си
о
р
и
наличия
морской
границы
ьш
л
о
еб
н
м
и
целесообразно считать Россию (или хотя бы Приморский край) полноценным
в
ко
и
участн
элементом
е
р
ско
АТР
х
ы
авн
гл
со
всеми
ся
ал
ж
твер
д
о
п
у
д
еж
м
политическими
и
я
участи
социально-экономическими
составляющими.
т
схд
и
о
р
п
его
ьн
ал
д
Общие аспекты внешней политики стран АТР формируются в том числе в
чев
и
н
уд
тр
со
сы
тер
с
кур
процессе деятельности множества международных организаций. С 1947 г.
ся
щ
ею
м
и
тя
азви
р
зц
ати
кр
о
ем
д
ен
ад
л
вопросами содействия социально-экономическому развитию государств АТР
х
ы
о
и
кц
сан
ео
зн
и
ж
занимается региональная комиссия ООН (ЭСКАТО), членами которой являются
х
ы
н
и
ед
ъ
б
о
си
о
р
е
о
сказн
в
со
тер
н
и
53 государства (Россия входит в ЭСКАТО с 1947 г.). В последнем годовом
этап
те
азви
р
ей
н
р
сто
80
докладе ЭСКАТО [1] отражены актуальные особенности взаимодействия со
учае
сл
ял
зан
в
д
го
кх
ам
р
я
ем
вр
странами АТР, например:
- субрегиональные рамки для сотрудничества являются формирующими
е
л
о
б
й
чско
гти
ер
эн
етва
уж
р
д
со
блоками более широкой и прочной интеграции на региональном уровне.
е
щ
уд
б
си
о
р
я
си
о
р
й
ы
сан
и
д
о
п
Так, Генеральный план по коммуникационным возможностям АСЕАН и
кй
н
о
саб
и
л
г
во
ер
п
ь
ш
и
л
Ассоциация регионального сотрудничества стран Южной Азии представляются
е
д
хо
ут
ед
сл
м
ан
стр
примером эффективных субрегиональных рамок сотрудничества (в данной связи
г
это
яь
етвл
сущ
о
о
ел
д
и
гвл
р
то
сы
тер
н
и
налаживание тесных связей стран АТР с Содружеством Независимых Государств
я
и
учен
р
о
п
ен
сб
о
ьта
езул
р
(СНГ), Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) и Евразийским
н
ж
о
м
кх
ам
р
м
ы
асн
п
езо
б
экономическим сообществом (ЕврАзЭС) имеет важное значение для устойчивого
вй
о
н
й
н
д
л
хо
ятс
д
ахо
н
ы
ц
и
ан
гр
и инклюзивного развития в Азиатско-Тихоокеанском регионе;
й
ы
ен
во
тв
ар
суд
го
- делегацией Индии отмечена эффективность работы Субрегионального
ектам
ъ
б
о
й
чесо
акти
р
п
ато
н
в
о
зм
и
хан
отделения ЭСКАТО для Южной и Юго-Западной Азии, а также Комитет ООН
чева
и
н
уд
тр
со
к
й
си
о
р
г
это
высокого уровня по сотрудничеству Юг-Юг в целях углубления региональной
аг
вр
я
си
о
р
ван
о
р
ги
ел
д
связей
стя
ей
д
о
м
взаи
интеграции;
- подчеркнута необходимость: а) стабильного финансирования мер по
г
тако
адаптации и борьбе с последствиями, б) доступа к недорогим низкоуглеродным и
г
о
ьн
стал
и
р
п
и
ан
ж
ер
д
со
ж
зм
ево
н
я
и
ен
аш
гл
со
ая
тр
ко
чистым технологиям; в) расширения возможностей для торговли;
ва
о
ед
сл
несколько делегаций
-
вл
сказы
отметили центральную роль энергетики в
и
н
еш
р
те
азви
р
ет
уд
б
ут
ед
сл
налаживании более тесной региональной интеграции, поскольку объединение в
и
егл
ур
й
н
о
б
вы
ед
р
п
й
и
ьн
ал
д
регионе энергетических сетей поможет избежать недостатка энергии и послужит
м
это
ту
и
защ
ях
ви
о
усл
й
еш
вн
возможностью для расширения внутрирегиональной торговли и совместного
м
есо
н
тческй
и
л
о
п
в
со
тер
н
и
процветания; при этом подчеркнута роль транспортных связей, особенно
й
о
ар
ун
д
еж
м
стаья
о
я
гвл
р
то
железных дорог, в повышении возможностей для торговли энергоресурсами;
зц
и
еал
р
стр
н
и
м
яетс
р
м
чен
ю
скл
и
и
тл
о
усм
ед
р
п
- несколько делегаций подчеркнули взаимосвязь продовольственной,
й
тско
н
д
ези
р
п
водной и энергетической безопасности, поскольку важнейшим шагом в деле
ьы
ал
н
о
еги
р
г
о
н
ур
б
у
д
еж
м
м
вы
сн
о
ен
и
асш
р
искоренения нищеты является упрощение доступа к основным услугам
си
о
р
со
тай
ки
энергоснабжения, водоснабжения и санитарии;
тю
азви
р
сам
тер
н
и
ь
л
ско
там
и
эл
81
- подчеркнуто, что экономике АТР необходимо будет радикально снизить
сах
тер
н
и
интенсивность
использования
й
уго
р
д
энергетических
ку
о
д
ресурсов
и
скя
н
ати
л
повысить
я
ави
д
л
о
м
г
о
ар
ун
д
еж
м
энергоэффективность;
- четыре направления стратегического плана развития АТР включают:
там
и
эл
с
ан
тр
ск
й
п
о
евр
1) создание более широкого интегрированного азиатско-тихоокеанского
ве
сн
о
тка
и
л
о
п
ь
сказл
вы
рынка, способного объединить страны с высокими и низкими темпами роста в
се
б
о
х
ы
ествн
щ
б
о
экономических
«коридорах
тя
азви
р
ю
и
чн
есп
б
о
процветания»
ю
и
н
л
еп
укр
с
ски
й
п
о
евр
распространением
выгоды
м
это
регионального роста на всех;
чско
атеги
р
й
о
н
и
ед
2) обеспечение беспрепятственной связи стран региона для уменьшения
вед
о
п
ы
д
н
о
ф
стью
м
и
хд
б
ео
н
зависимости от передовых экономик за счет реализации концепций системы
й
о
н
важ
ь
л
сти
о
тр
и
ан
гум
чн
то
международных комплексных интермодальных перевозок и логистики, а также
о
вн
екти
эф
объединенной
региональной
м
стчн
во
сь
л
ачи
зн
б
о
энергосистемы
чего
и
н
(азиатской
четко
энергетической
вг
о
р
и
м
магистрали);
3) повышение эффективности использования региональных накоплений,
м
вы
сн
о
и
м
вы
о
н
вк
о
устан
например, путем создания регионального механизма кредитования, который
ает
д
м
стчн
во
е
и
вш
ы
б
позволит ускорить вложение инвестиций в инфраструктуру по всему региону
е
такж
т
аю
хи
ы
всп
г
о
н
м
(хорошим
примером
ен
ж
и
л
сб
углубленного
ческ
м
хи
сотрудничества
служит
ве
и
щ
ар
н
кая
й
си
о
р
я
еи
ан
хр
со
Чиангмайская
инициатива, финансирование которой совсем недавно увеличено вдвое до 240
ази
ачл
н
х
эти
кл
о
млрд долл. США);
я
ем
вр
ть
чи
есп
б
о
4) координация региональных мер по уменьшению общих уязвимостей,
г
о
ар
ун
д
еж
м
включая решение проблем развития (социальное неравенство, социальная
и
м
н
д
аж
гр
е
ы
тр
ко
ве
и
ж
ал
н
еп
укр
й
еты
р
н
ко
изоляция и социальные конфликты).
стчкй
и
еал
р
Среди множества выводов Пятого пленарного заседания ЭСКАТО 23 мая
ав
ел
сд
е
о
н
хй
сти
и
н
ещ
см
я
еи
уш
ар
н
е
ги
о
н
м
2012 г. следует обратить внимание на:
е
н
стй
о
- Резолюцию 68/3 Создание возможностей для безбумажной торговли и
тя
азви
р
кх
ам
р
ег
сво
трансграничного признания электронных данных и документов для всестороннего
ьо
л
н
и
д
кар
и
ут
щ
и
устойчивого
м
ш
ей
ьн
ал
д
м
это
в
со
тер
н
и
упрощения
внутрирегиональной
я
ен
ж
сти
о
д
торговли
(о
создании
национальных систем безбумажной торговли, в том числе национальных систем
всего
й
ьо
ал
тр
ен
ц
«единого окна») [42],
м
чо
ган
и
р
п
ая
тр
ко
ы
ан
стр
г
это
82
- Резолюцию 68/4 Осуществление Декларации министров о развитии
т
д
ви
ь
ш
и
л
ск
й
п
о
евр
транспорта в АТР, включая Региональную программу действий по развитию
ет
м
и
у
д
еж
м
си
о
ьн
тел
транспорта в АТР, этап II (2012-2016 гг.), и Региональные стратегические рамки
й
со
кн
и
ер
ам
я
и
уж
р
о
я
ем
вр
для упрощения процедур международных автомобильных перевозок;
е
гвл
р
то
ая
н
и
ед
чек
р
сто
и
- Резолюцию 68/8 Обеспечение более слаженной координации в системе
тя
хо
ате
м
р
о
ф
че
и
тл
о
ООН и расширение сотрудничества с региональными организациями в интересах
ст
о
п
всей
ю
и
н
л
еп
укр
содействия развитию в регионе;
ях
ел
ц
д
о
и
ер
п
- Резолюцию 68/11 Объединение энергосетей в интересах энергетической
е
аж
тр
о
тя
хо
е
ы
тр
ко
ак
н
д
о
безопасности (определение вариантов решений для объединения энергосетей в
н
ти
кар
й
о
н
д
зап
чес
и
м
н
эко
регионе, в том числе межправительственные рамки, которые можно было бы
ут
щ
и
ьг
ал
н
и
ктр
о
д
я
н
важ
разработать для объединенной региональной электроэнергетической сети й
еты
р
н
ко
о
чествн
я
ен
м
и
р
п
«Азиатской энергетической магистрали», и представление их анализа на
эг
й
о
д
и
чагв
о
и
н
вед
о
п
Азиатско-тихоокеанском энергетическом форуме в мае 2013 г. в России.
ь
л
ско
м
о
вн
акти
вг
асо
м
Говоря об участии в региональных и субрегиональных международных
й
ческо
и
м
ьн
ал
д
м
ш
ей
д
хо
вы
организациях и соглашениях, следует акцентировать внимание на важную роль
е
н
стй
о
ьзуя
л
о
сп
и
вел
и
р
п
России - организатора международных форумов и совещаний по направлениям
ть
и
д
во
и
гвл
р
то
й
ы
ан
д
энергетики и внешней торговли, поскольку - после успешного проведения в
ей
щ
гю
л
о
асп
р
е
вы
чи
й
усто
я
ем
вр
ер
м
ен
и
асш
р
сентябре 2012 г. во Владивостоке Делового саммита АТЭС - Москва и этот регион
я
ем
вр
сь
о
ал
уд
ези
д
о
р
за
сю
о
евр
станет центром проведения:
ем
авязы
н
ь
л
сто
1) в январе 2013 г. Сессии Азиатско-Тихоокеанского парламентского
е
л
о
б
ьн
еал
р
г
о
стяи
н
ж
зм
во
форума (АТПФ);
ты
и
защ
2) в мае 2013 г. - Азиатско-тихоокеанского энергетического форума под
у
н
д
о
ств
ар
д
эгидой ЭСКАТО ООН;
й
и
н
ед
сл
о
п
3) в 2014 г. - 21-го Мирового нефтяного конгресса в 2014 г. в Москве (под
х
ы
н
и
ед
со
у
тм
о
п
и
л
ы
б
и
л
ы
б
х
ы
н
еж
уб
зар
эгидой Мирового нефтяного совета).
ет
гл
о
н
м
Иначе
й
ы
н
уш
зд
во
говоря,
й
ы
ен
гвр
о
в
ближайшие
годы
х
вы
о
н
следует
наиболее
эффективно
х
аы
стр
о
н
и
г
о
н
м
использовать роль организатора указанных международных форумов для
й
ьо
ал
тр
ен
ц
гае
сти
о
д
ы
тем
си
получения практической пользы для деятельности России в АТР в сфере
о
ьн
тексуал
энергетики.
си
о
р
чев
и
н
уд
тр
со
г
твен
б
со
83
В начале XXI в. АТР переживает период трансформации. Если говорить о
и
тл
о
усм
ед
р
п
х
и
сво
кте
хар
роли АТР для России, то в одном из основополагающих документов внешней
н
л
ед
р
п
о
а
весьм
е
вы
чи
й
усто
политики, регламентирующих международные отношения РФ – Концепции
я
зц
и
ган
р
о
е
ьб
суд
за
ю
со
внешней политике РФ от 12 июля 2008 г. указано, что «интересы России
затем
ая
ьш
л
о
б
я
р
ул
м
сти
непосредственно связаны с тенденциями, среди которых: развитие региональной
я
си
о
р
ет
уд
б
твен
б
со
ти
л
п
во
й
ческо
и
м
и субрегиональной интеграции на пространстве Содружества Независимых
г
это
ая
б
ю
л
ая
м
и
л
д
ео
р
п
Государств (СНГ), в ЕвроАтлантическом и Азиатско-Тихоокеанском регионах,
вй
о
р
Африке и Латинской Америке. Интеграционные объединения приобретают все
учае
сл
каче
х
ы
тен
о
и
р
п
х
эти
яц
л
зо
и
большее значение в мировой экономике, становятся существенным фактором
г
о
ьн
ал
р
ед
ф
си
о
р
акто
ф
региональной и субрегиональной безопасности, включая миротворчество...» [24].
к
й
си
о
р
й
ы
ясн
есткая
ж
На сегодняшний день внешняя политика России направлена на достижение
и
гвл
р
то
н
ш
вер
со
ал
и
ц
тен
о
п
х
ы
н
и
ед
ъ
б
о
определенных политических, экономических и военных целей в АТР. Для этого
ая
тр
ко
там
и
эл
и
н
л
еп
укр
могут использоваться различные пути: заключаться многосторонние договоры в
х
ы
о
ар
ун
д
еж
м
еи
вл
р
ап
н
стя
ей
д
о
м
взаи
рамках международных организаций и двусторонние соглашения о партнерстве и
а
р
и
м
и
л
ы
б
г
во
ер
п
сотрудничестве
г
тр
ко
между
ки
ам
р
государствами.
Однако,
и
м
ы
н
д
зап
всегда
существовала
е
н
м
гр
о
я
си
о
р
диспропорция во внешней политике России: азиатская направленность сильно
я
и
еп
ц
н
ко
тхен
кар
и
н
вед
о
п
уступала европейской. Тем не менее следует отметить, что вторая половина 1990я
и
ен
уваж
и
н
ещ
см
тя
касю
м
вы
сн
о
х гг. ознаменовалась началом нового этапа отношений Российской Федерации со
е
щ
уд
б
ь
чен
о
х
ы
вн
ети
л
ко
си
о
р
его
вш
ы
б
странами АТР. Европейское направление развития отношений для России уже
у
о
р
сп
е
и
ан
зд
со
ь
л
ясн
ъ
б
о
давно одно из приоритетных, и можно сказать, что взаимоотношения сложились и
л
уси
у
м
вн
ети
л
ко
чесх
и
м
н
эко
на инерционной основе. В свою очередь, Тихоокеанское направление – резервное
а
л
ы
б
й
ы
етн
вм
со
м
таки
такя
для российской внешней политики, для более глубокого включения России в
й
ел
ц
атх
еб
д
й
ко
стан
и
хр
систему глобальных международных отношений.
ьу
скл
о
п
й
н
о
б
вы
ед
р
п
я
и
ец
ур
н
ко
Регион для России перспективный, является геополитическим резервом. В
о
ьн
еал
р
м
ы
тр
еко
н
я
ван
и
м
р
о
ф
связи с тем, что большая часть территории России находится в АТР, ее можно
кл
о
й
тр
ко
в
стуо
н
и
ть
и
еш
р
е
авы
р
п
о
н
использовать для более глубокого включения России в современную систему
зса
и
кр
й
еи
ш
тн
о
вн
хо
ы
и
глобализирующихся международных отношений. Российская Федерация имеет
тал
ы
п
вй
сн
о
ут
ед
сл
огромные территории в этом регионе, выход к Тихому океану. Национальное
ться
аучи
н
и
н
еш
р
и
ен
д
сети
о
государство испокон веков выполняло функцию защиты экономических,
ем
участи
ть
о
л
вп
ер
м
гвую
р
то
твеча
о
политических и культурных интересов своей страны. Опасения лишиться такого
ая
тр
ко
чн
и
р
п
зам
о
угр
ем
н
р
вусто
д
84
защитника – весьма возможная перспектива. Поэтому добровольное расставание
м
о
ел
ц
есв
ц
о
р
п
чн
и
р
п
со значительной частью государственных полномочий возможно лишь при
ая
н
ем
вр
со
ср
т
вю
казы
о
п
наличии полного доверия интегрирующихся стран. Они должны быть уверены,
тка
и
л
о
п
сам
е
ы
тр
ко
е
тако
я
еи
н
л
о
п
вы
что страны-партнеры никогда не используют наднациональные властные
ях
еи
уш
ар
н
ан
ж
ер
сд
ези
д
о
р
структуры во вред. В связи с этим «интегрирование государств, где есть
н
ж
о
м
о
еукл
н
вен
ткр
о
у
н
р
сто
диктаторские и авторитарные режимы, весьма проблематично, если не исключено
ест
вм
ст
зави
д
хо
вы
полностью: поведение их руководителей не поддается прогнозированию, от них
е
о
вн
акти
есткая
ж
е
аж
тр
о
можно ожидать грубейшего нарушения достигнутых договоренностей. Таким
ы
н
ж
л
о
д
еи
вл
н
б
о
ь
ел
си
тн
о
х
и
ш
ей
н
важ
егать
зб
и
образом, интеграционная зрелость стран включает в себя и их политическое
вар
то
я
и
н
л
ем
ущ
и
ен
стр
б
о
совершеннолетие» [54, с. 60]. Очень важно, чтобы Россия укрепляла свои позиции
м
вы
сн
о
т
си
о
н
й
о
звестн
и
сути
в регионе, сотрудничала с государствами АТР более плотно, уделяла большее
м
и
ш
й
н
ед
б
к
и
ствн
ш
ед
р
п
у
м
ско
н
д
аж
гр
в
д
го
ы
вн
екти
ъ
б
о
внимание восточному вопросу. Отрадно, что по сообщениям иностранной прессы,
вй
о
н
я
и
ан
зд
со
т
ваю
и
ж
ер
п
на совещаниях с представителями ЕС, официальные лица признают, что «наравне
чев
и
н
уд
тр
со
у
д
го
я
р
ул
м
сти
с Европейским Союзом, регион Юго-Восточной Азии имеет в настоящее время
х
ы
яр
я
си
о
р
в
о
м
и
еж
р
ен
ар
для России важное значение» [1, с. 4]. Это весьма примечательно, что именно в
еств
ж
о
н
м
тев
о
и
р
п
е
аж
тр
о
западной прессе говорят о том, что у России два вектора внешней политики. Если
и
м
ан
стр
ветя
сказы
т
и
уж
сл
о
п
азн
р
б
со
ел
ц
ты
и
защ
говорить о современной политике России, то следует отметить, что в настоящее
ен
сб
о
вую
ер
п
время
энергоносители
х
ы
ен
ж
л
о
асп
р
и
я
и
ен
ж
л
о
п
ка
и
н
ук
сп
о
р
природные
ресурсы
не
рассматриваются
ьв
ел
и
о
стр
как
единственный источник к развитию и процветанию государства, поэтому, было
о
л
ы
б
связи
сам
тер
н
и
бы не совсем верно воспринимать Россию в качестве энергетической
ато
н
чая
ю
вкл
я
ен
зм
и
сверхдержавы. Внешняя политика России на Востоке еще далека, и сказывается
сть
о
м
д
ви
о
авн
о
стал
ст
вд
уко
р
ват
чи
есп
б
о
уклон в сторону Запада. Тем не менее «следует приветствовать укрепление
ую
ьш
л
о
б
ет
гл
о
н
м
а
гл
о
м
и
м
ы
н
ьтр
кул
азиатско-тихоокеанского вектора российской дипломатии, и осознать ущербность
сь
о
л
ен
зм
и
г
ято
й
ы
ан
ел
д
о
р
п
для России имевших место в недалеком прошлом попытке замыкать экономику на
т
й
и
р
п
ться
и
б
о
д
н
ед
сл
о
п
с
о
ятеьн
и
вл
те
о
аб
р
западные рынки» [27, с. 64]. Однако за последние годы Президенты РФ В. В.
х
вы
о
н
я
ен
зм
и
я
чи
м
н
л
о
п
Путин и в настоящее время Д. А. Медведев часто проводят встречи с лидерами
й
еи
ш
тн
о
и
ем
экстр
ваем
р
о
гн
и
х
ьы
ал
и
ц
тен
о
п
стран АСЕАН. Причем каждая из этих встреч завершается оформлением
е
д
хо
к
и
ставщ
о
п
вар
ян
с
хао
етв
щ
б
со
определенной перспективной инициативы. При этом России надо исходить из
и
л
п
гео
вй
о
н
о
н
акей
м
того, что ее позиции в Азии, и конкретно в Восточной Азии, в настоящее время не
ски
тм
о
п
у
м
ы
кр
й
еи
утр
вн
чесй
и
м
н
эко
только не ухудшаются, а, напротив, улучшаются. При этом главный минус
е
ш
ай
ж
и
л
б
о
н
и
л
ер
б
у
д
еж
м
си
о
р
х
щ
ею
м
и
85
российской политики остается тем же, что и раньше, а именно: не столь сильное
ам
ц
н
и
ед
стачн
о
д
етс
явл
участие в экономической жизни АТР. Но практически повсеместно сегодня
и
ел
ад
н
я
н
ед
сл
о
п
зс
и
кр
признается большая и важная роль, которую России суждено играть в
х
и
ш
ей
н
важ
г
это
е
ьш
л
о
б
ью
ел
ц
обеспечении политической стабильности и безопасности этого региона, а в
есв
тн
ар
п
ть
си
вы
о
п
еи
вл
р
ап
н
последнее время – и в решении его энергетических проблем. Заметное, активное и
о
ф
ум
и
тр
аты
еб
д
та
н
д
ези
р
п
е
ы
авн
р
н
р
сто
эффективное присутствие России в АТР необходимо прежде всего для
т
си
о
н
й
о
авн
р
е
р
и
м
обеспечения ее национальной безопасности. Очевидно, что дальневосточные и
г
о
н
м
х
ы
н
и
ьы
ачл
н
й
сибирские регионы должны ориентироваться на сотрудничество со странами АТР
в
д
го
и
м
вы
о
н
чева
и
н
уд
тр
со
в самых различных областях, поскольку это практически единственный реальный
р
д
ево
угл
вю
аи
устр
ан
зд
со
х
ы
н
д
зап
путь преодоления их экономической отсталости. Без этого подъема развитие всей
с
и
р
й
ы
н
б
д
о
п
ю
сво
ет
авязы
н
вг
асо
м
России будет ущербным, а всестороннее сотрудничество со странами АТР
и
ж
о
л
ед
р
п
ях
ви
о
усл
ы
н
р
сто
позволит комплексно решать задачи экономического оздоровления лежащих за
т
ен
о
м
Уралом
н
и
л
ю
и
н
еш
р
российских
территорий,
и
ам
ен
чл
укрепить
ет
гл
о
н
м
их
с
р
п
во
социально-политическую
стабильность. От решения этих задач зависит и национальная безопасность
чес
и
м
н
эко
г
н
ем
вр
со
м
и
ущ
ы
ед
р
п
х
и
сво
России. Чем больше Россия будет втягиваться в дела АТР, особенно в его
о
ф
ум
и
тр
ьй
л
о
и
ац
н
е
сво
экономическую жизнь, тем скорее и успешнее она начнет преодолевать
ея
м
и
м
это
тви
ей
д
со
чрезмерный уклон в сторону отношений с Западом, а ее внешняя политика и вся
ско
н
д
аж
гр
г
о
н
ер
яд
е
о
н
важ
есв
ц
о
р
п
ью
ел
ц
система ее международных связей приобретут необходимую многовекторность,
у
д
еж
м
е
ы
ям
р
п
сам
р
п
во
отвечающую реальному геополитическому положению страны. Наращивание
я
и
ен
д
суж
б
о
ал
и
ц
тен
о
п
п
вед
о
сотрудничества со странами АТР будет способствовать диверсификации
вг
асо
м
я
ел
р
ап
ьзван
л
о
сп
и
е
внешнеэкономических связей России, которые уже не будут ограничиваться
м
вы
о
л
си
тческг
и
л
о
п
и
есл
Китаем или Японией, но и включат в свою орбиту страны Юго-Восточной Азии,
я
ем
вр
у
м
ско
н
д
аж
гр
е
всяко
е
авы
р
п
о
н
т. е. государства, входящие в АСЕАН. Конечно, все сказанное выше
ак
н
д
о
к
о
гр
и
тю
азви
р
действительно можно считать прописной истиной. Но, к сожалению, на деле крен
сах
тер
н
и
те
и
л
ф
н
ко
е
ы
чн
о
р
п
ятс
д
во
ае
ступ
вы
внешней политики России в сторону Запада очевиден. Для того, чтобы можно
п
о
евр
о
л
ы
б
м
таки
ях
ел
ц
м
ьтао
езул
р
т
ен
о
м
было постепенно преодолевать этот крен, следует внимательно следить за
ая
б
ю
л
х
вы
о
н
ью
щ
м
о
п
ю
еи
ш
тн
о
развитием региональной ситуации и быстро реагировать на текущий момент в
чек
р
сто
и
х
ы
сам
акти
р
п
интересах укрепления своих позиций и присутствия в регионе. Борьба России за
си
о
р
ас
ш
яви
о
п
г
чо
ам
н
и
д
й
еш
вн
х
ы
стян
о
п
свое место в интеграционной политике АТР еще не закончена. Для этого следует
г
аво
р
п
ях
еи
уш
ар
н
тев
о
и
р
п
в
то
ен
акц
использовать свой растущий международный вес, репутацию конкретно в
ея
вш
и
ж
о
сл
ы
тем
си
й
н
ж
и
л
б
86
Восточной Азии и АТР, а также максимально расширять свои экономические
зам
о
угр
а
стр
н
и
м
х
чы
ган
и
р
п
связи со странами – соседями по региону. Проведение Годов России в Китае
х
ы
вн
ети
л
ко
т
ен
кум
о
д
ан
то
м
ед
р
п
н
д
о
хар
ы
ум
еж
(2006), Китая в России (2007), год русского языка в Китае (2009), год китайского
е
ы
аьн
б
о
гл
х
вы
ати
м
р
о
н
й
о
н
д
зап
ь
ш
и
л
языка в России (2010) говорит о том, что политика на восток стала важным
я
еи
н
л
о
п
вы
ы
д
го
ы
л
си
я
ал
евр
ф
тческй
и
л
о
п
вектором взаимоотношений. Тем не менее, многие азиатские страны до сих пор
вы
сн
о
туац
си
м
это
е
ан
стр
рассматривают Россию лишь как поставщика энергоресурсов. Нельзя не
ак
н
д
о
у
м
ско
н
д
аж
гр
та
н
д
ези
р
п
согласиться с мнением о том, что «было бы крайне опрометчиво со стороны РФ
и
л
п
гео
ы
ан
стр
и
ам
ен
чл
полагаться на новое оружие XXI в. – энергоресурсы» [6, с. 20]. Необходимо
такя
и
тц
п
ад
ь
л
ясн
ъ
б
о
проводить интеграционную политику в регион обдуманно, преследуя свою
кх
ам
р
то
м
ед
р
п
о
ел
д
выгоду, и не только использовать природные богатства. России есть что
и
н
вед
о
р
т
о
см
езави
н
тал
ы
п
предложить
нашим
азиатским
вл
еаги
тр
о
ак
н
д
о
партнерам,
кроме
а
всегд
энергоресурсов.
ы
о
ар
ун
д
еж
м
кх
й
си
о
р
Азию
справедливо относят к одной из главных движущих сил мирового развития,
и
м
ан
стр
ср
сь
о
л
ази
р
вы
м
о
ц
и
л
значение и роль, которой будут только возрастать в обозримой перспективе.
тв
ар
суд
го
ы
ан
стр
ь
л
ско
аетя
д
вж
р
п
со
у
д
го
Соответственно будет расти и значимость для российских интересов азиатского
ь
л
ско
ст
зави
и
стал
направления. А она напрямую зависит от
положения
етв
щ
б
со
е
р
ско
дел в области
гл
о
м
социально-экономического, инфраструктурного и иного развития Сибири и
д
зап
Дальнего Востока.
связи
к
й
си
о
р
аьн
б
о
гл
й
Политика интеграции и сотрудничества позволит России
ав
ел
сд
г
л
ш
о
р
п
х
ы
связан
улучшить ситуацию на Дальнем Востоке. Существует позиция, что «между 2030 и
ята
п
скг
м
о
н
чер
т
схд
и
о
р
п
2040 годами, в условиях продолжения главенствующей демографической
е
ы
вн
акти
тая
ки
х
сказн
вы
ея
вш
и
ж
о
сл
тенденции, азиатская часть страны будет утеряна, потому что там уже не будет
и
ц
ю
л
езо
р
тхен
кар
и
ан
зд
со
твеи
со
сы
тер
н
и
наших соотечественников. Будут потеряны земли и огромные природные
й
н
л
ед
р
п
о
т
ен
кум
о
д
стя
ей
д
о
м
взаи
богатства» [54, с. 449]. Это весьма пессимистическое утверждение, но если не
ая
тр
ко
м
это
езко
р
предпринимать никаких мер по развитию и поддержанию Дальнего Востока, то
ы
зван
и
р
п
е
ги
о
н
м
зац
и
м
н
эко
прогноз может сбыться, так как проблема большой смертности и маленькой
ей
туац
си
й
ы
н
и
ед
а
всегд
ает
д
м
р
о
н
рождаемости остается весьма насущной. В том числе решение и этой проблемы
связм
ся
и
твд
о
е
и
ящ
д
вхо
й
гвектр
о
н
м
поможет более конструктивно интегрироваться в регион. Развитие связей со
я
р
ул
м
сти
а
д
тсю
о
ью
щ
м
о
п
странами АТР имеет особое значение для России. Богатство ресурсного
те
азви
р
то
м
ед
р
п
си
о
р
ей
щ
гю
л
о
асп
р
ват
и
ж
ер
п
потенциала Дальнего Востока и особенности сформировавшегося на этой базе
ски
й
п
о
евр
й
н
д
л
хо
т
си
о
н
кй
н
о
саб
и
л
хозяйственного комплекса, а также выгодное географическое положение в одном
ь
ш
и
л
чева
и
н
уд
тр
со
тап
н
д
ези
р
из наиболее динамично развивающихся регионов мира открывают возможность
я
си
о
р
вая
чи
й
усто
ю
и
н
л
еп
укр
х
и
етвю
сущ
х
ы
ьн
ел
тд
о
87
взаимовыгодного и эффективного взаимодействия России со странами АТР в
и
ен
д
экономической сфере. Россия действительно имеет уникальное географическое
т
ы
п
о
есы
ц
о
р
п
х
вы
о
н
связи
ю
сво
положение, находясь одновременно и в Европе и в Азии. Руководство государства
ы
п
о
евр
й
тви
ед
сл
о
п
тся
вю
и
ж
ал
н
м
это
, безусловно, должно использовать это преимущество. Следует отметить, что
тх
ы
б
о
д
г
о
н
м
я
и
ен
ж
л
о
п
буквально за последние несколько лет ситуация начала меняться в лучшую
е
р
и
м
ав
р
п
у
д
еж
м
сторону. Ведь долгое время уделялось все же большее значение контактам с
у
тем
ук
сп
о
р
ьк
л
то
й
ваы
о
р
ти
ен
вке
о
астн
р
Западной Европой, чем с АТР. Возможно, это было связано с тем, что большая
о
стал
часть
ь
о
вн
населения
х
чы
ган
и
р
п
России
проживает
сах
тер
н
и
в
кх
й
си
о
р
и
л
п
гео
европейской
части,
но
сь
о
ал
уд
сейчас
взаимоотношения с азиатскими государствами правительство начало активно
ам
ц
н
и
ед
стр
н
и
м
е
ан
л
п
расширять и укреплять. Это очень важный момент для будущего России, который
ас
ш
яви
о
п
т
уд
б
ая
уем
р
ц
н
и
й
со
кн
и
ер
ам
ку
ж
ер
д
о
п
вполне возможно сыграет большую роль в интеграции страны в регион, который
я
и
ц
кал
ате
м
р
о
ф
и
ущ
вед
я
си
о
р
является самым быстроразвивающимся и перспективным. Сотрудничество
свет
й
ы
ан
ел
д
о
р
п
е
со
н
аи
укр
Российской Федерации со странами региона происходит как на двустороннем
тн
о
ев
гн
и
зб
ство
н
и
ед
уровне, так и в рамках международных организаций, тем более что в последнее
ю
туац
си
ец
н
ко
х
и
н
р
вусто
д
время в АТР активизируются процессы интеграции и взаимодействия в
а
гл
о
м
й
етн
вм
со
евы
о
б
экономической, политической и даже в военной областях. На двустороннем
тем
азви
р
я
си
о
р
х
ц
и
ан
гр
уровне происходят обмены визитами на высшем уровне, налаживаются
я
р
ул
м
сти
м
ы
асел
н
та
н
д
ези
р
п
е
ы
авн
р
ял
зан
регулярные встречи министров иностранных дел, подписываются соглашения
ях
ви
о
усл
ь
л
ско
ке
и
р
аф
экономического, политического и военного характера.
я
си
о
р
ет
м
и
зц
и
еал
р
2.5 Особенности внешнеполитических отношений России со странами
р
а
в
н
я
Латинской Америки
ои
астн
ч
м
и
к
та
Национальные интересы России под воздействием событий и времени
а
л
яви
ъ
б
о
и
твм
ар
суд
го
е
о
сказн
видоизменяются, но основные направления и области их реализации остаются
сти
ей
зд
во
е
и
ящ
д
вхо
стачн
о
д
ка
о
п
неизменными на протяжении всей истории нашего государства. В настоящее
й
ен
во
ятй
о
еп
н
это
время Россия стремится укрепиться во всех регионах мира, для того чтобы играть
тн
о
те
азви
р
й
ы
ан
зд
со
я
си
о
р
и
м
ы
ьн
л
ед
р
п
со
зам
о
угр
значимую роль на международной арене и в решении наиболее актуальных
укы
стр
г
тен
о
и
р
п
тая
ки
вопросов. А это невозможно без присутствия и участия вопросов на всех
х
и
етвю
сущ
й
то
азви
р
я
и
ен
д
ж
асхо
р
континентах земного шара. В связи с тем, что Латинская Америка в своем
х
ы
аьн
ер
б
и
л
сь
о
л
ен
зм
и
й
и
ен
аш
гл
со
г
тр
ко
м
и
хд
б
ео
н
88
природном разнообразии представляет для многих стран мира огромный интерес
й
ко
стан
и
хр
к
яд
р
о
п
а
ел
сд
й
вш
и
еп
закр
– как житница природных стратегических ресурсов, так и человеческого
кац
и
л
уб
п
тке
о
аб
р
вы
й
етн
вм
со
потенциала. Южная и Центральная Америка, вероятно, станут полем битвы за
ато
н
г
тен
о
и
р
п
и
тц
п
ад
я
и
ен
д
суж
б
о
вет
казы
о
п
влияние между самыми влиятельными геополитическими акторами, поэтому
м
вы
о
л
си
России
кл
о
потребуются
г
тако
большие
усилия
яет
н
л
о
п
вы
для
стью
н
ж
зм
во
того,
ая
ен
ж
о
зл
и
чтобы
защитить свои
ьс
тел
ави
р
п
национальные интересы в данном регионе.
о
ел
д
тки
о
аб
р
вы
есткая
ж
Большую часть своей истории латиноамериканский континент пробыл под
ал
и
ц
тен
о
п
ает
зд
со
е
о
ям
р
п
зависимостью тех или иных политических сил. Сначала это была «кастильская
ую
щ
б
о
его
ьн
ал
д
гае
сти
о
д
корона», в дальнейшем инициатива в решении судьбы этого региона была в
я
и
ц
м
о
сф
ан
тр
о
ар
ун
д
еж
м
и
там
ш
ски
й
п
о
евр
м
это
руках США. В далеком 1823 г. США приняли доктрину Монро как основу своей
тво
ед
асл
н
ктуе
и
д
и
н
ещ
см
чво
и
естн
м
внешней политики, нацеленной на доминирование на обоих американских
ато
н
а
гл
о
м
я
ем
вр
континентах.
я
ем
вр
я
си
о
р
С тех самых пор Латинская Америка выступала в качестве
сырьевого
и
ц
ю
л
езо
р
т
ен
кум
о
д
т
ы
п
о
придатка США. Учитывая современное положение геополитики и тенденций к
ческ
ти
ам
р
д
ен
сб
о
я
еи
уш
ар
н
формированию полицентричной системы в геополитической картине мира,
а
д
го
д
еж
р
п
ь
о
вн
латиноамериканские страны пытаются по-новому реализовать свои амбиции и
г
это
ая
б
ю
л
ь
л
о
р
в
д
го
добиться того, чтобы положить конец своему существованию в качестве
сь
л
и
твер
д
о
п
сырьевого
я
авн
гл
придатка
х
сказн
вы
Запада.
я
си
о
р
ся
щ
ею
м
и
Налицо
сокращение
числа стран,
кая
й
си
о
р
ать
д
которые
ат
м
р
о
ф
ан
стр
поддерживают политику США, что является подтверждением того, что гегемония
ы
ан
стр
и
всем
скг
й
п
о
евр
н
США в этом регионе завершилась.
связей
е
ян
и
вл
Учитывая мировую экономическую конъюнктуру и геополитическую
стя
ей
д
о
м
взаи
ен
ад
л
у
д
еж
м
ситуацию в регионе, можно предположить, что Латинская Америка интересна для
ям
стви
ей
д
ен
м
и
р
п
ы
б
что
России в качестве:
т
о
см
зави
1) стратегического союзника в западном полушарии;
си
о
р
сел
ю
р
б
2) привлекательного рынка сбыта для российской военной
е
л
о
б
аи
н
ь
л
ясн
ъ
б
о
еи
вл
р
ап
н
продукции;
о
вн
екти
эф
3) потенциального поставщика ресурсов и продуктов.
и
м
ы
н
д
зап
ти
ен
сб
о
В связи с тем, что в этой части света отсутствует какой-либо единый центр
вую
ер
п
тке
и
л
о
п
г
о
н
ур
б
чая
ю
вкл
силы, Россия выстраивает двусторонние отношения с каждой из стран региона
в
д
го
й
ц
зи
о
п
ен
и
асш
р
ческх
и
ь
стави
о
п
одновременно укрепляя свое сотрудничество региональными политическими и
м
ы
тр
еко
н
ачл
н
тал
ы
п
экономическими организациями. Положительным фактором при этой ситуации
о
ел
ц
й
н
о
твеа
о
евы
о
б
89
выступает то, что все они стремятся к интеграции, как в рамках единого
есво
тн
ар
п
е
и
ан
зд
со
латиноамериканского пространства, так и в рамках мировой экономики.
о
ьн
кастел
й
тако
е
уги
р
д
Основой развития межгосударственных отношений между Россией и
тке
и
л
о
п
ям
и
ен
щ
б
со
ьн
ал
и
ц
со
м
ы
латиноамериканскими странами является концепция внешней политики России.
я
н
и
ед
ъ
б
о
ьк
л
то
г
о
сп
ан
тр
е
ящ
асто
н
Согласно концепции внешней политики 2016 года внешняя политика по
е
гвл
р
то
ем
участи
е
вы
гсл
о
н
м
и
ел
ц
д
еж
р
п
отношению к странам Латинской Америки и Карибского бассейна «будет
ям
стви
ей
д
г
о
ел
ц
т
аю
хи
ы
всп
я
и
ен
ш
вы
о
п
ориентирована на расширение политического взаимодействия, на продвижение
сам
тер
н
и
торгово-экономического,
я
н
д
сего
скя
н
ати
л
инвестиционного,
инновационного,
ы
честн
культурно-
свет
гуманитарного сотрудничества; на совместный поиск ответов на новые вызовы и
з
чер
е
р
и
м
аьн
б
о
гл
м
г
н
б
о
сп
угрозы, на закрепление российских компаний в динамично развивающихся
еси
агр
ьо
л
и
естаб
н
атв
м
о
л
п
и
д
секторах промышленности, энергетики, связи и транспорта стран региона» [25].
ы
н
р
сто
ват
чи
есп
б
о
н
о
еги
р
В основе отношений между Россией и Латинской Америкой
х
ги
о
н
м
ьй
л
о
и
ац
н
лежат и
е
сво
й
м
р
о
н
ы
ан
стр
геополитические интересы.
ую
еж
ад
н
Во-первых, Россия, как и страны латиноамериканского региона, решают
тках
ы
о
п
ять
н
ви
б
о
и
ущ
вед
примерно одни и те же задачи. Это выход и закрепление на внутренних и
тхен
кар
й
во
ер
п
т
и
уж
сл
о
п
международных рынках, плюс укрепление своего геополитического статуса и
й
еи
ш
тн
о
ью
щ
м
о
п
й
ствы
н
и
ед
потенциала активных государств-участников международного политического и
сам
р
п
во
и
еп
ц
н
ко
е
ы
аьн
б
о
гл
экономического
процесса.
а
р
и
м
Кроме
кте
хар
того, по
словам
ы
ктен
хар
президента
ю
и
н
л
еп
укр
и
гвл
р
то
Андской
корпорации развития: «Все лидеры стран Латинской Америки все четче
у
д
го
ан
еж
зб
и
я
твеи
со
ью
щ
м
о
п
выражают свою заинтересованность не в одобрении своей политики со стороны
й
ьо
тел
ур
зн
и
ац
м
р
о
ф
н
и
т
ен
кум
о
д
ы
ц
и
ан
гр
чек
р
сто
и
США, а в заботе о населении своих стран, их благосостоянии». В итоге
я
стаю
о
ате
м
р
о
ф
и
тян
со
получается, что наши страны хотят не просто выступать на трибуне Генеральной
й
тр
ко
о
стал
с
хао
х
и
н
р
вусто
д
Ассамблеи ООН, но и принимать активное участие в решении судьбы мира.
сы
р
п
во
я
и
ен
ш
вы
о
п
х
ы
ал
м
Во-вторых, учитывая тенденции современного мира к выстраиванию
ть
чи
есп
б
о
тво
ед
асл
н
ет
гл
о
н
м
коалиций и формированию надгосударственных экономических и политических
ях
ел
ц
азтко
о
ц
и
ал
н
объединений, Россия и ее латиноамериканские визави рискуют остаться один на
й
чесо
акти
р
п
тческх
и
л
о
п
есто
м
ал
зд
со
и
ц
ю
л
езо
р
один с политическими блоками в недалеком будущем, в котором из-за увеличения
т
си
о
н
ю
и
чн
есп
б
о
ая
н
и
ед
я
еш
вн
населения и конечности уже разрабатываемых полезных ресурсов, будет
и
м
ан
стр
уться
н
ер
б
о
м
о
зсн
и
кр
нарастать давление на страны-обладательницы больших геостратегических
ая
н
и
ед
ъ
б
о
запасов ресурсов.
кац
и
л
уб
п
о
сл
чи
90
Таким образом Россия и ее латиноамериканские коллеги могут оказаться
ка
о
п
вую
ер
п
й
ел
ц
й
тако
и
ен
стр
б
о
лишь объектами будущего передела мира, не будучи актором политических и
тсуви
о
г
о
н
м
экономических событий.
тческг
и
л
о
п
существует
ц
зи
о
п
качеств
Стоит напомнить, что в настоящее время в мире
г
ято
три
ет
ж
о
м
и
ц
ю
л
езо
р
ен
и
асш
р
геополитических
центра:
североамериканский,
и
ц
езум
р
п
западноевропейский и тихоокеанский. Отсюда следует и третья причина. Фактор,
ях
ви
о
усл
н
р
сто
а
ел
сд
сближающий интересы России и стран Латинской Америки, заключается в
и
акц
ая
б
ю
л
гаем
и
д
вы
заинтересованности
сти
ей
зд
во
полицентричности
скг
й
п
о
евр
н
современного
и
н
вед
о
п
мира
и
создании
х
и
сам
ветя
сказы
механизмов сдерживания геополитических поползновений США, которые
я
си
о
р
ь
о
вн
ству
ей
д
являются объективным лидером – как в военной, так и в политикоэкономической
я
си
о
р
сферах.
г
это
в
д
го
Можно
выделить
три
это
основных
фактора,
формирующих
т
и
звл
о
п
точки
сь
о
ал
уд
соприкосновения между Россией и странами латиноамериканского региона:
сь
твн
го
ски
й
п
о
евр
ческ
и
м
1) Россия и страны Латинской Америки объединены антипатией в
кая
й
ен
во
е
р
ско
отношении США и являются сторонниками многополярного мира. Например,
аетя
д
вж
р
п
со
ак
н
д
о
таву
со
и
ж
о
л
ед
р
п
активное участие в рамках ООН, БРИКС, большой «двадцатки»;
а
ум
р
о
ф
й
ен
во
сте
и
гн
аф
2) Россия, и страны этого региона желают занимать более достойное место в
астук
р
ф
н
и
у
н
р
сто
сь
л
и
твер
д
о
п
ая
ьш
л
о
б
ге
р
то
глобальном экономическом и финансовом регулировании, плюс ко всему,
сах
тер
н
и
ьо
ал
тр
ен
ц
й
я
и
н
л
ем
ущ
добиться невмешательства стран Запада в свою домашнюю экономику;
ятс
д
ахо
н
ад
вкл
вл
еаги
тр
о
ях
и
ц
ер
ф
н
ко
3) Россия и страны Латинской Америки не являются соперниками на
международной экономической площадке, но даже в каком - то смысле
дополняют друг друга. Эти три фактора являются прямыми предпосылками для
того, чтобы Россия вплотную занялась рассмотрением вопроса создания
внешнеполитической стратегии в отношении Латинской Америки. Примером
такой стратегии может стать политика Российской Федерации в отношении стран
СНГ в рамках ЕврАзЭС и Таможенного союза, что придаст новую силу развитию
отношений между Россией и странами Латинской Америки. Можно сказать, что
среди прочих геополитических интересов российские внешнеполитические
интересы
в
латиноамериканском
регионе
входят
в
разряд
средних
и
долгосрочных, по хронологическому принципу и являются глобальными по
пространственно территориальному признаку.
91
В то же время существуют и ограничения в развитии отношений между
Россией и странами Латинской Америки.
Во-первых, это экономическая и финансовая неготовность России активно
развивать свои отношения со всеми государствами данного региона, что
подразумевает реализацию сверхдолгосрочных национальных интересов России.
Во-вторых, Россия не может в данный момент удовлетворить все
потребности латиноамериканского региона и тем самым устранить другие
геополитические факторы. Но в то же время Российская Федерация способна
создать благоприятный плацдарм для будущего сотрудничества, основываясь на
развитии межкультурного цивилизационного диалога, совместной работе в
научных отраслях, т. е. использования политики «мягкой силы». Учитывая
деятельность других геополитических игроков, Россия вынуждена активно
отстаивать свои экономические интересы в данном регионе. В связи с тем, что на
рынках этого региона идет острейшая борьба за ресурсы, корпорации разных
стран активно обращаются за поддержкой к своим правительствам. В этой связи
Россия должна развивать двустороннее и многостороннее сотрудничество с
государствами, входящими в мировые организации как Меркосур.
Следовательно,
многое
в
этом
регионе
зависит
от
политических
взаимоотношений между странами. Россия имеет неплохие шансы в связи со
следующими факторами:
1. Богатый опыт сотрудничества и торговли, проявившийся еще в советские
годы.
2. Близость идеи ослабления влияния США в этом регионе.
3. Также как и многие страны Латинской Америки, Россия находится под
влиянием
транснациональных
компаний,
в
том
числе
через
механизм
иностранных инвестиций. Развитие экономических связей могло быть снять
необходимость
использования
инвестиций
третьих
стран,
учитывая
благоприятную конъюнктуру на международных углеводородных рынках.
92
4. Развитие торговых связей помогло бы вытеснить большое количество
посредников в лице транснациональных посреднических компаний, которые
присваивают себе часть выгоды от внешней торговли.
Подводя итоги, можно с уверенностью утверждать, что Латинская Америка
остается перспективным направлением внешней политики России. В результате
богатого опыта сотрудничества и незапятнанной репутации у нашей страны есть
все
шансы
закрепиться
в
латиноамериканском
регионе
с
дальнейшей
перспективой выйти к берегам Антарктиды, где находится большое количество
неразработанных нефтяных и газовых ресурсов, и, возможно, в долгосрочной
перспективе станет новым полем битвы во всемирной геополитической игре.
Кроме того, Россия может обеспечить военное присутствие своего флота и
военной авиации, что будет действовать в отношении геополитических
противников РФ. Но все это возможно лишь при четком определении интересов
России в этом регионе и потенциальных угроз, идущих из этого региона.
Следовательно,
успех
России
в
этом
направлении
будет
зависеть
от
институционализации российских интересов и сбалансированности и разумности
нашей внешней политики
93
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Анализ процесса формирования и эволюции российской внешней политики
позволяет сделать следующие выводы.
Формирование российской внешней политики представляет собой сложный
и многогранный процесс. Он явился отражением реальных противоречий
современной эпохи. С одной стороны, в самой России начало 90-х годов
ознаменовалось кардинальными изменениями в социально-экономической и
политической областях. Практически происходила смена общественного строя,
оказавшая воздействие на всю систему и структуру власти и политики, включая
внешнеполитическую сферу.
С другой стороны, коренным образом изменилась вся международная
ситуация. После окончания «холодной войны», распада Советского Союза и
крушения коммунистической системы завершилась эра жесткой идеологической
конфронтации и противостояния; ушла в прошлое и биполярная структура
послевоенного мира.
Все эти перемены затронули как общие направления внешней политики
России, ее концептуальные основы, так и формы и методы ее осуществления.
Стратегия внешней политики постсоветской России – это в большей мере
отказе от идеологизированных, конфронтационных элементов, которые в
советский период нередко ставились выше национально-государственных
интересов страны.
В то же время предстояло фактически заново определить,
в чем состоят эти интересы на новом этапе исторического развития Российского
государства, и на этой основе сформировать новую концепцию внешней политики
страны, определить ее приоритеты и направления.
Все это требовало времени и неизбежно должно было стать содержанием
переходного периода, который оказался весьма сложным, неоднозначным и
противоречивым. Значительная часть времени прошла под знаком поисков и
утверждения новых приоритетов и концептуальных основ внешней политики
России.
94
В процессе формирования новых внешнеполитических направлений
выявились не только достижения, но и ошибки, перекосы и заблуждения. Они
были в значительной мере вызваны недооценкой национальных приоритетов во
внешней политике и иллюзиями относительно устранения всяких противоречий в
международных отношениях после завершения «холодной войны».
После долгих и кропотливых усилий в России была сформирована новая
внешнеполитическая концепция, которая определяет ныне основное содержание,
направления и формы российской внешней политики и дипломатии на
длительную перспективу.
Учитывая
свое
геополитическое
и
географическое
положение,
многовековой исторический опыт и традиции, Россия призвана видеть
приоритеты своей внешней политики и в Европе, и в Азии, и в некоторых других
регионах.
Формируя новую концепцию внешней политики, Россия определила не
только главные региональные, но и касающиеся отдельных стран направления
своей политики, собственную роль в международных организациях и в мировом
сообществе в целом. Поэтому можно с полным основанием говорить о
завершении процесса формирования новой российской внешнеполитической
доктрины на среднесрочную перспективу.
В международном сообществе пока не сформировалась система и
механизмы, способные противостоять новым угрозам и вызовам, межэтническим
и
межконфессиональным
конфликтам,
растущей
угрозе
международного
терроризма. Дополнительные сложности в мировую обстановку привносит
нарастающая глобализация, являющаяся одной из главных тенденций мирового
развития в начало XXI века. Отражая реалии современного мира, усиливая
процессы взаимосвязи и взаимозависимость между государствами, глобализация
одновременно приносит новые противоречия и угрозы.
Современная система международных отношений носит переходный
характер. Национальным интересам России отвечает эволюция этой системы в
направлении
формирования
многополярной
архитектуры
мироустройства,
95
базовым элементом которой была бы ООН и ее взаимодействие с региональными
организациями, а также развитие двусторонних отношений между государствами
на основе неукоснительного соблюдения принципов международного права.
Необходимым условием для дальнейшего развития мировых процессов в
конструктивном
направлении
стратегической стабильности в мире.
является
обеспечение
всеобъемлющей
96
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
1. Jego M. La Russie et l’Union europeene echouent a surmonter leurs divergences
// Le Monde. 2007. 20–21 Mai. P. 4.
2. The Final Documents of the XIII Ministerial Conference of the Non-Aligned
Countries, Cartagena, 8-9 April 2000. Paragraph 263; Declaration of the South
Summit, Havana, 10-14 April 2000. Paragraph 54.
3. World Refugee Survey. 1998. - Р.З.
4. Адамишин А. Приоритетные направления внешней политики России. - М., 1995.
5. Арбатов А. Г. Безопасность: российский выбор. - М., - 1999.
6. Арбатова Н. Станут ли страны СЭВ «яблоком раздора» в отношениях
России и ЕС? // Мировая экономика и международные отношения. - 2005. № 2. - С. 20–23.
7. Арин О. А. Стратегические перспективы России в Восточной Азии / Центр
международных исследований МГИМО. -М., -1999.
8. АСЕАН: итоги, проблемы, перспективы: Сб. ст. / Отв., ред. Г.И.Чуфрин;
Институт востоковедения РАН. -М., -1998.
9. Бажанов Е. П. Приоритеты России в меняющемся мире / ДА МИД России,
Институт актуальных международных проблем. - М.,-2000.
10.Бажанов Е.П. Эволюция российской внешней политики (1991-1999 гг.)/ ДА
МИД России. -М., -1999.
11.Бакушев
В.
В.
Интеграционные
тенденции
политики
ведущих
международных организаций и новой России / Российская академия
государственной службы при Президенте РФ. -М., -1997.
12.Барабанов О.Н. Глобальное управление и глобальное сотрудничество /
Глобализация: человеческое измерение. - М., -2002.
13.Барановский В.Г. Европейское сообщество в системе международных
отношений. - М., - 1986.
14.Бжезинский 3. Великая шахматная доска: Господство Америки и его
геостратегические императивы. - М., - 1998.
97
15.Богатуров. А. Три поколения внешнеполитических доктрин России //
Международные процессы. – [Электронный ресурс] – 2007 – Режим
доступа: http://www.intertrends.ru/thirteen/005.htm -Дата доступа: 25.06.2017.
16. Бордачёв Т.В.. Новый стратегический союз. Россия и Европа перед
вызовами XXI века: возможности «большой сделки». - М.: Издательство
«Европа», - 2009. - С.296
17.Губернатор
Орловской
области
Президентом
Республики
[Электронный
ресурс]
Вадим
Беларусь
-
2017
Потомский
Александром
–
Режим
встретился
с
Лукашенко.
-
доступа:
http://orel-
region.ru/index.php?head=1&unit=7013 – Дата доступа:23.06.2017.
18.Доклад Генерального секретаря о работе Организации. Официальные
отчеты Генеральной Ассамблеи, пятидесятая сессия, дополнение № 1
(А/50/1), параграфы 2-3.
19.Иванов И. С. Внешняя политика России и мир: Статьи и выступления.- М.,2000.
20.Иванов И.С. Внешняя политика России и мир. — М., 2000. — С. 8.
21.Киссинджер Г. Дипломатия. — М., 1997.
22.Конвенции Совета Европы и Российская Федерация. Сборник документов. –
М., 2000; Глотов С.А. Россия и Совет Европы: политико-правовые
проблемы взаимодействия. – Краснодар, 1998.
23.Конвенции Совета Европы и Российская Федерация. Сборник документов. –
М., 2000; Право Совета Европы и Россия. Сборник документов и
материалов. Изд. 2-е, доп. – Краснодар. – 1996; Россия в Совете Европы. –
М. – 1999.
24.Концепция внешней политики России от 12 июля 2008 г. [Электронный
ресурс] – Режим доступа: http://www.mid.ru/ns-osndoc.nsf/
0e9272befa34209743256c630042d1aa/d48737161a0bc944c32574870048d8f7?O
penDocument – Дата доступа: 24.06.2017.
25.Концепция
внешней
политики
Российской
Федерации
(утверждена
Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.) -
98
[Электронный ресурс] - Режим доступа: //http://www.kremlin.ru/acts/news/5
3384 - Дата доступа: 26.06.2017.
26.Копылов О. Азиатско-Тихоокеанский регион и мы // Азия и Африка
сегодня. - 2008.- № 9.- С. 9–12.
27.Кошкин А. Россия в АТР // Азия и Африка сегодня. - 2008. - № 1. -С. 63
28.Лавров С.В. Внешнеполитическая философия России// «Международная
жизнь» -2013.- №3.
29.Лобанов К. Н. Россия и Европа: между «сциллой» партнерства и
«харибдой» национальных интересов // Научные ведомости БелГУ. Серия:
История. Политология. Экономика. Информатика . -2007. -№3.
30.Малашенко И.Е. СССР и США после тоталитаризма и «холодной войны»
//Международная жизнь. — 1991. — № 5. — С. 5-18.
31.Малышева Д. Центральная Азия на пороге третьего тысячелетия.Рец. на кн.:
Центральная Азия: Вызовы независимости. Нью Йорк-Лондон.- 1998
32.Мартинелли А. Рынки, правительства и глобальное управление: Доклад XV
конгрессу // Социологические исследования. -Ч. I. 2002. -№ 12; -Ч. II. 2003. № 1;
33.Мацепуро Дарья Михайловна. Россия и ЕС: «общие пространства» взамен
общего недоверия? // Вестн. Том. гос. ун-та. [Электронный ресурс] -2011. –
Режим
доступа:
http://cyberleninka.ru/article/n/rossiya-i-es-obschie-
prostranstva-vzamen-obschego-nedoveriya - Дата доступа: 24.06.2017).
34.Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты // Политическая наука в России.
- М., - 2000.
35.Мы, народы: роль ООН в XXI веке. Доклад Генсекретаря ООН,
док.А/54/2000, параграф 362.
36.Независимая газета. — 1992, 19 августа.
37.Независимая газета. — 1994, 19 января
38.Николайчук И.А. (РИСИ), Войтов Н.В. (МГИМО Динамика российской
дипломатии Отличия нового варианта Концепции внешней политики
99
Российской Федерации от предыдущих редакций. [Электронный ресурс] –
Режим доступа: //https://riss.ru/analitycs/37496/ -Дата доступа: 28.06.2017.
39.Ницевич, В. Ф. Геополитика и национальная безопасность [Текст] / В.Ф.
Ницевич// - М. : Изд-во МГОУ. - 2009. 298 с.
40.Огнева В.В. Россия и Европа: исторические грани идеи о сотрудничестве и
современность // Научные ведомости БелГУ. Серия: История. Политология.
Экономика. Информатика. [Электронный ресурс] - 2007.- Режим доступа:
http://cyberleninka.ru/article/n/rossiya-i-evropa-istoricheskie-grani-idei-osotrudnichestve-i-sovremennost - Дата доступа: 30.06.2017.
41.Путин В.В. Выступление Президента Российской Федерации с Посланием
Федеральному Собранию Российской Федерации о положении в стране и
основных направлениях внутренней и внешней политики государства) 3
апреля 2001 г. - М., - 2001.- C. 40.
42.Рекомендации № 33 ООН/СЕФАКТ «Единые окна», 2005 [Электронный
ресурс] // Официальный сайт Европейской экономической комиссии ООН.
[Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.unece.org/fileadmin/DЛ
M/cefact/recommendationз/
rec33Zrec33_trd352r.pdf
-
Дата
доступа:
20.06.2017.
43.Смирнов А.И. Концепции внешней политики Российской Федерации:
сравнительный анализ// Внешняя политика России: теория и практика
Учебное пособие / Под общей редакцией С. В. Смульского, О. Д.
Абрамовой. Отв. редактор В.С. Буянов -М.
44.Современные международные отношения и мировая политика / Отв. ред.
А.В. Торкунов. – М., 2005.
45.Соколенко В.Г. Глобальное управление. Эпоха выживания Homo Sapiens. –
М., 2000; Global Governance Reform: Breaking the Stalemate / ed. by Colin I.
Bradford Jr. and Johannes E. Linn. – Wash., D.C., 2007.
46.Сыроежкин К. Л. Взаимоотношения Китая с государствами Центральной
Азии // Казахстан-Спектр.-2000.
100
47.Сыроежкин К.Л. Китай и Центральная Азия: политические отношения и
торгово-экономическое партнёрство // Казахстан-Спектр. - 1997.
48.Сыроежкин К.Л. Политика России в Центральной Азии и казахстанская
перспектива // Казахстан-Спектр. - 1999.
49.Устав Организации Объединенных Наций. Глава VI (статьи 33-38); глава
VII (статьи 39–51).
50.Уткин А. И. Большая восьмерка: цена вхождения М.: Алгоритм, - 2006480 с.
51.Федеральный закон от 4 января 1999 г. N 4-ФЗ «О координации
международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской
Федерации» - [ Электронный ресурс] - Режим доступа: http://base.garant.ru
/179963/#ixzz4lhSlbUXK - Дата доступа: 25.06.2017.
52.Шевцова Л. Одинокая держава: Почему Россия не стала Западом и почему
России трудно с Западом/ Шевцова Л.; Моск. Центр Карнеги. — М.:
Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 170
53.Шишаев А. Средства торговой защиты: антидемпинговые меры (опыт ЕС).
«Юридический мир». 1998, №9-10. С.48-57.
54.Шишков Ю. Отечественная теория региональной интеграции // Мировая
экономика и международные отношения. 2006 № 4. С. 60–67.
55.Шишков Ю. Россия в СНГ:-Надежды и сомнения //Проблемы теории
ипрактики управления. 1995.
56.World Economic Outlook. May 1997. P.45.
57.Док.ООН E/CN.4/1998/53 от 11 февраля 1998 г., С.2.
58.Ходаковский Е.А. Значение и перспективы Европы и России в системе
геоцивилизации // Электронное научное издание Альманах Пространство и
Время. - [ Электронный ресурс] - 2014 - Режим доступа:
http://cyberleninka.ru/article/n/znachenie-i-perspektivy-evropy-i-rossii-v-sistemegeotsivilizatsii - Дата доступа: 30.06.2017.
59.Кузьмина Юлия Александровна. Россия и Совет Европы: проблема
соблюдения прав человека в чеченской республике // Известия ВУЗов.
101
Поволжский регион. Общественные науки. - [ Электронный ресурс] - 2012
- Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/rossiya-i-sovet-evropyproblema-soblyudeniya-prav-cheloveka-v-chechenskoy-respublike
-
Дата
обращения: 14.06.2017.
60.Данилевский Н. Я. Россия и Европа. — М., 1991.
61.Валестани
И.
Геополитическая
ситуация
на
постсоветском
пространстве(Центральная Азия, Закавказье) и внешняя политика России
(1991—1997).— М., 2000.
62.Балуев Д. Г. Завоевание будущего: внешняя политика России на рубеже
веков — Н.Новгород, 1999.
63.Бурнашев Р. «Конфликтная стратегия» России в Центральной Азии //
Центральная Азия: политика и экономика. - 2000.
64.European Council Conclusions, EUCO 21/10, CO EUR 16, CONCL 3, Brussels.
2010. September 16.
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа