close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Юров Алексей Владимирович. Правовое регулирование реорганизации юридического лица: теория и практика

код для вставки
4
1
2
3
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………..…...5
ГЛАВА
1.
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ
РЕОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ …………………….…………9
1.1.Этапы
развития
российского
законодательства
о
реорганизации
юридических лиц …………………………………………………………………9
1.2. Правовые формы реорганизации юридического лица на современном
этапе ………………………………………………………….…………………..21
1.3.Процедура реорганизации юридического лица……………………………32
ГЛАВА
2.
ПРОБЛЕМЫ
РЕОРГАНИЗАЦИИ
РЕАЛИЗАЦИИ
ОТДЕЛЬНЫХ
ЮРИДИЧЕСКОГО
ЛИЦА:
ФОРМ
АНАЛИЗ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ……………….…..47
2.1.
Особенности
процедур
реорганизации,
влекущих
универсальное
правопреемство для реорганизованного юридического лица …….……….…47
2.2
Особенности
процедур
реорганизации,
влекущих
сингулярное
правопреемство. …………………………………………………………………53
2.3
Признание
решения
о
реорганизации
юридического
лица
недействительным и реорганизации корпорации несостоявшейся…………..62
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………..…….72
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………...…74
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования.
В
российской
правоприменительной практике и цивилистической доктрине утвердилась
справедливая точка зрения, в соответствии с которой реорганизация
рассматривается как сложный юридический состав, включающий в себя
множество юридических фактов. Согласно современным источникам
юридической литературы, реорганизация - это процесс, включающий в себя
совокупность различных юридических фактов и затрагивающий интересы
весьма широкого круга лиц. Именно поэтому ее проведение часто связано с
многочисленными злоупотреблениями со стороны участников (акционеров)
хозяйственных обществ.
Существо
корпоративных
правоотношений
таково,
что
взаимоотношения хозяйственного общества и его акционеров (участников)
находятся в той плоскости, где собрание акционеров (участников), являясь
высшим органом юридического лица, фактически определяет политику
существования хозяйственного общества посредством принятия тех или
иных решений. При этом нередко в процессе осуществления своего
корпоративного права акционеры (участники) действуют исключительно с
намерением причинить вред как самому юридическому лицу, так и третьим
лицам - кредиторам и другим (как правило, миноритарным) акционерам
(участникам).
Следовательно,
при
проведении
реорганизации
в
результате
осуществления участниками хозяйственных обществ своих корпоративных
прав именно от их воли, а точнее, от воли лиц, обладающих большинством
голосов
на
общем
собрании
акционеров,
зависит
конечная
цель
реорганизации. Право же голосования по вопросам принятия решения о
реорганизации юридического лица является результатом осуществления
акционерами
(участниками)
хозяйственных
обществ
субъективного
корпоративного права на участие в управлении обществом, напрямую
6
зависящее от их волеизъявления, пределы осуществления которого нам
предстоит определить в ходе предстоящего исследования.
Степень
разработанности
проблемы.
Историческое
начало
исследовательской деятельности по проблеме реорганизации юридических
лиц базируется на научных трудах таких известных дореволюционных и
советских учёных, как: М.М. Агарков, Д.М. Генкин, Ю.С. Гамбаров, В.А.
Рясенцев, О.С. Иоффе, И.Б. Новицкий, Б.Б. Черепахин, Г.Ф. Шершеневич, и
др.
Немаловажное
значение
в
исследовании
данной
проблематики
принадлежит исследованиям в трудах российских ученых-цивилистов, в том
числе: М.И. Брагинского, А.В. Бенедиктова, А.В. Гуляева, В.П. Грибанова,
Д.В. Коровайко, ОА. Красавчикова, А.В. Ломакина, Б.И. Путинского, В.А.
Рахмиловича, Ю.К, Толстого, К.Т. Трофимова, Д.С. Шапкина и ряда других
авторов.
Целью
исследования
является
анализ
практики
правового
регулирования реорганизации юридических лиц.
Поставленная цель обусловила решение следующих задач:
-изучить
этапы
развития
российского
законодательства
о
реорганизации юридических лиц;
-дать характеристику правовым формам реорганизации юридического
лица на современном этапе;
-исследовать процедуру реорганизации юридического лица и гарантии
прав кредиторов при реорганизации юридического лица;
- проанализировать особенности процедур реорганизации, влекущих
универсальное правопреемство для реорганизованного юридического лица;
-
обозначить
особенности
процедур
реорганизации,
влекущих
сингулярное правопреемство;
- определить особенности признания реорганизации юридического
лица недействительным и реорганизации корпорации несостоявшейся.
7
Объектом исследования являются регулируемые гражданским правом
отношения, связанные с реорганизацией юридических лиц.
Предметом
исследования
действовавшего
и
выступают
современного
правоприменительная
практика,
положения,
отечественного
научная
ранее
законодательства,
доктрина
по
вопросам
реорганизации юридических лиц.
Методологической
частнонаучные
методы
основой
познания,
выступили
общенаучные
историко-правовой,
и
сравнительно-
правовой, формально-юридический и др.
Нормативная
база
Конституция
Российской
Федерации;
Гражданский кодекс Российской Федерации, с учетом изменений внесенных
с
2012
года,
Федеральный
закон
об
обществах
с
ограниченной
ответственностью; Федеральный закон об акционерных обществах.
Эмпирическую базу исследования составили практика реорганизации
коммерческих организаций, арбитражная практика, международно-правовые
акты,
российское
гражданское
законодательство,
иные
нормативные
правовые акты, материалы судебной практики.
Положения, выносимые на защиту:
1. Юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением
случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной
регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации
юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического
лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в
ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического
лица.
2. Решение о реорганизации юридического лица может быть признано
недействительным по требованию участников реорганизуемого юридического
лица, а также иных лиц, не являющихся участниками юридического лица, если
такое право им предоставлено законом. В качестве недостатков правового
регулирования следует отметить отсутствие в ст. 60 ГК РФ специального
8
перечня оснований для признания решения о реорганизации недействительным
что порождает ряд сложных практических проблем, в частности о последствиях
признания недействительной реорганизации, в том числе о судьбе сделок,
совершенных юридическими лицами, возникшими в результате реорганизации,
впоследствии признанной недействительной.
Полагаем,
отсутствие
специального
перечня
означает,
что
основаниями для обращения в суд с требованием о признании решения о
реорганизации недействительным являются все те основания, по которым,
согласно иным положениям ГК РФ и других федеральных законов участники и
иные лица могут оспаривать решения органов управления.
3. В случае проведения реорганизации для достижения неправомерных
целей,
субъектами
солидарной
ответственности
перед
кредиторами
выступают следующие лица: юридические лица, созданные в результате
реорганизации; лица, имеющие фактическую возможность определять
действия реорганизованных юридических лиц (п. 3 ст. 53.1 ГК РФ), если они
своими действиями (бездействием) способствовали наступлению указанных
последствий для кредитора; члены коллегиальных органов реорганизованных
юридических лиц, если они своими действиями способствовали наступлению
указанных последствий для кредитора; лицо, уполномоченное выступать от
имени реорганизованного юридического лица, если оно своими действиями
способствовало наступлению указанных последствий для кредитора.
4. Реорганизация юридического лица не может быть признана
несостоявшейся или недействительной. В науке и проекте изменений в ГК
РФ не выработаны четкие критерии, по которым одна реорганизация есть
несостоявшаяся,
а
вторая
-
недействительная.
Кроме
того,
такое
разграничение косвенно указывает на применение «сделочного» подхода к
реорганизации, однако реорганизация не является сделкой и применение
этого механизма чуждо ее правовой сущности.
Структура выпускной квалификационной работы. Работа состоит из
введения, двух глав, заключения, списка использованных источников.
9
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
РЕОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
1.1
Этапы
развития
российского
законодательства
о
реорганизации юридических лиц
Современное
состояние
законодательства
о
реорганизации
юридических лиц является актуальным как с одной стороны современного
экономического положения Российской Федерации, а с другой стороны в
процессе изучения юридическими дисциплинами в процессе изучения
юридическими
дисциплинами.
Процесс
реорганизации
приводит
к
повышению коммерческой эффективности юридического лица, с точки
зрения экономики.
Процесс
реорганизации
имеет
свою
историю,
начиная
с
дореволюционного периода, несмотря на то, что институт реорганизации
является достаточно новым.
Дальнейшее своё развитие реорганизация получила в исторические
моменты установления советской власти.
Особенностью права после установления советской власти и до
принятия ГК РСФСР 1922 г. и в период действия ГК РСФСР 1922 г. в части
регулирования юридических лиц было использование многочисленных
специальных нормативных актов. Причем эти акты как касались правового
положения юридических лиц различных видов, так и принимались (как
правило, в первые годы советской власти) для регулирования специальных
ситуаций. Соответственно, мы находим положения об институтах, которые
сегодня объединены под понятием «реорганизация», в многочисленных
нормативных
актах:
нормальных
(типовых)
уставах,
декретах,
постановлениях,. В части этих институтов можно отметить и то, что названия
форм организационных изменений, которые нам сегодня известны как
формы реорганизации, использовались весьма различные.
10
В первые послереволюционные годы законодательство представляло
собой во многом отражение норм дореволюционных; даже революционные
декреты первых месяцев и лет советской власти в части различных
организационных трансформаций использовали устоявшиеся выражения.
К примеру, декрет ВЦИК от 14 декабря 1917 г. «О национализации
банков»1 указывал, что «активы и пассивы ликвидируемых предприятий
перенимаются Государственным банком»; «порядок слияния частных банков
с Государственным банком определяется особым декретом», «все ныне
существующие
частные
акционерные
банки
и
банкирские
конторы
объединяются с Государственным банком».
Нормативные акты первых лет советской власти весьма нечетко
регулировали различные организационные изменения. В качестве примера
можно привести декрет СНК РСФСР от 27 января 1920 г. «Об объединении
всех кооперативных организаций»2. Этот документ устанавливал в том числе
следующее; а) Всероссийский центр сельскохозяйственных, промысловых и
других видов кооперации слить с Центральным союзом потребительских
обществ на правах отдельных его секций.
б) кредитные и ссудо-
сберегательные кооперативные товарищества, а равно их районные, губернские и областные союзы влить в находящиеся в тех же местах
потребительские общества и их союзы, передав последним их актив и пассив,
техническое оборудование и наличный персонал. Одновременно называя
указанные действия «мероприятиями», документ требовал «назначения
сроков ликвидации в порядке слияния». Как видно из указанного примера,
правовой режим прекращения, ликвидации и тех мероприятий, которые мы
сегодня именуем реорганизацией, детально не различался.
Отдельно стоит сказать и о самом понятии «реорганизация».
Нормативные акты хотя и использовали его, но чаще всего (практически
Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства (далее СУ РСФСР). 1917.
№10. Отд.1 Ст. 1500
2
Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства (далее СУ РСФСР). 1920.
№6. Ст. 37
1
11
всегда) совсем не в том значении, которое мы придаем этому понятию
сегодня:
- к примеру, декрет СНК РСФСР от 29 декабря 1917 г. «О
реорганизации Всероссийского земского союза помощи больным и раненым
воинам» хотя и содержал слово «реорганизация» в своем названии, ни о
какой реорганизации в современном понимании не говорил, регулируя, по
сути, национализацию всех «предприятий и учреждений Всероссийского
земского союза», роспуск его главного комитета и определение принципов
формирования нового комитета, с поручением последнему решить вопрос о
«ликвидации Всероссийского земского союза»;
- декрет СНК от 7 июня (25 мая) 1918 г. «О реорганизации и
централизации
автомобильного
хозяйства
Республики»1
регулирован
вопросы управления автомобильным транспортом;
- декрет СНК РСФСР от 1 июня 1918 г. «О реорганизации и
централизации архивного дела»2 также ничего общего с реорганизацией в ее
нынешнем
представлении
правительственных
не
учреждений
имел,
устанавливая,
ликвидируются
что
как
все
архивы
ведомственные
учреждения и хранящиеся в них дела и документы отныне образуют единый
Государственный архивный фонд;
- декрет СНК РСФСР от 28 ноября 1918 г. «Об организации страхового
дела в Российской Республике»5 понятие «реорганизация» использовал для
обозначения мероприятий: а) по монополизации страхового дела; б)
объявления «достоянием Российской Социалистической Федеративной
Советской Республики» всех бывших земских (Народно-Советских) и
взаимно-городских страховых организаций, действующих в пределах
Российской Республики; в) по ликвидации всех частных страховых обществ
и организаций (акционерных, паевых и взаимных); г) по организации
страхового дела на новых началах;
1
2
Там же. № 86. Отд. 1. Ст. 904.
Там же. Ст. 514.
12
- приказ Революционного военного совета Республики от 18 апреля
1920 г. № 579 регулировал реорганизацию «поступающих в ведение
Главного военно-санитарного управления санитарных учреждения Красного
Креста», заключавшуюся в переформировании соответствующих госпиталей.
По сути во всех указанных случаях1 под реорганизацией понимаются
мероприятия,
направленные
на
улучшение
управления
какими-либо
процессами, организациями, людьми, на изменение отношений в той или
иной сфере, и т.д.
Встречаются
нормативные
акты,
использовавшие
понятие
«реорганизация» в контексте, близком к тому, который вытекает из
действующего законодательства. К примеру, декретом СНК РСФСР от 10
октября 1918 г. «О национализации сберегательно-вспомогательных касс
российских железных дорог»2,3 поручалось «Народному Комиссариату Труда
и Всероссийскому исполнительному комитету железных дорог (Викжедор)
совместно с Всероссийским профессиональным союзом железнодорожных
служащих и рабочих (Всепрофжель) в спешном порядке разработать и
провести реорганизацию местных и Главного комитетов по делам увечных и
больных железнодорожников рабочих и служащих на основе действительного представительства масс железнодорожников».
Принятие ГК РСФСР 1922 г. ситуацию не поменяло. Общие положения
ГК в части юридических лиц были весьма скупы, еще более скупы были
положения о прекращении юридических лиц.
Понятие «реорганизация» Кодекс не использовал. Нормативные же
акты, принимавшиеся в долгий период его действия, характеризуются уже
отмеченной тенденцией;
а) в одних актах под реорганизацией понимались мероприятия,
направленные на улучшение управления процессами, организациями,
Можно привести и иные примеры (к примеру: декрет СНК «О реорганизации Главного управления по
рыболовству и рыбной промышленности России и его органов на местах» (СУ РСФСР. 1920. № 12. Ст. 78)).
2
СУ РСФСР. 1918. № 74. Отд. 1. Ст. 809.
3
Собрание законов и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства СССР. 1930. № 15. Отд. 1. Ст.
157 (далее — СЗ СССР).
1
13
людьми, на изменение отношений в той или иной сфере. К примеру:
- постановление ЦИК и СНК СССР от 15 февраля 1930 г. «О
реорганизации управления государственной промышленностью». Данный
документ
регулировал
вопросы
компетенции
в
части
учреждения,
прекращения, утверждения уставов и ряда иных вопросов деятельности
юридических лиц, но его положения не касались тех аспектов, которые в
настоящее время возникают в качестве ассоциаций при использовании слова
«реорганизация»;
- постановление ЦИК и СНК от 17 августа 1933 г. «О ликвидации
охотничьей кооперации и о реорганизации интегральной кооперации»1
определяло цели и задачи, а также организационную структуру интегральной
кооперации;
- постановление СНК СССР от 23 января 1934 г. № 159 «О
реорганизации сельского мукомолья»2.
Как можно увидеть из приведенных положений, законодатель того
периода не сильно был озабочен чистотой формулировок, ибо то, что в одном
пункте
именовалось
«объединением»,
в
другом
превращалось
в
«соединение». Такое же разнообразие наблюдаем и в документах, принятых
на основании указанного Декрета3.
Много
интересных
положений
содержало
Положение
о
государственных промышленных трестах, утвержденное Постановлением
ЦИК и СНК СССР 29 июня 1927 г.
Довольно скромное место занимали в это время и разделы о
прекращении юридических лиц в учебной литературе, которая:
- однозначно квалифицировала реорганизацию как один из способов
прекращения юридического лица без ликвидации дел и имущества;
- подчеркивала сходные с указанными выше цели реорганизации. В
Там же. 1933. № 53. Отд. 1.Ст. 309.
Там же. 1934. № 7. Отд. 1. Ст. 48.
3
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.84
1
s
14
частности, указывалось, что реорганизация вызывается «новыми задачами в
деле улучшения управления социалистическим хозяйством и культурным
строительством...
путем
совершенствование
аппарата»1;
и
реорганизации
удешевление
отмечалось,
достигается
дальнейшее
административно-управленческого
что
«реорганизация
обусловлена
усовершенствованием управления в области хозяйства и культуры»2;
подчеркивалось, что «реорганизация... осуществляется в силу возникновения
новых
отраслей
промышленности
и
специализации
производства,
организационной перестройки и совершенствования форм управления
народным хозяйством»3;
- общепринятым, как показывает изучение такой литературы, стало
выделение
четырех
форм
реорганизации:
слияния,
разделения,
присоединения и выделения.
Принятие в 1964 г. ГК РСФСР ознаменовало новую эпоху в развитии
законодательства о реорганизации.
Статья 37 Кодекса указывала, что юридическое лицо прекращается
путем
ликвидации
или
реорганизации
(слияния,
разделения
или
присоединения). Большой прогресс, как видно, состоял уже в том, что в
законодательстве появился сам термин «реорганизация», хотя критики этого
документа указывали (и справедливо, на наш взгляд) в качестве недостатка
документа то, что «законодатель не регулировал отдельно реорганизацию и
ликвидацию», и все нормы были сформулированы так, что «речь в них идет
одновременно и о реорганизации, и о ликвидации»4.
Кодекс закрепил только три «пути» реорганизации (слова «способ» или
«форма» в нем не использовались), хотя, как можно увидеть из предыдущего
изложения,
к
моменту
появления
Кодекса
было
уже
известно
и
преобразование (с 1918 г., как минимум), и выделение (с 1927—1928 гг.),
Советское гражданское право/Отв. Ред. В.А. Рясенцев. Ч.1 С.133
Советское гражданское право/Отв. Ред. И.Б. Новицкий, П.Е. Орловский. Т.1 М.: Госюриздат, 1959. С.113
3
Советское гражданское право/Под ред. Д.М. Генкина. М.: Госюриздат, 1961. С.45
4
Витрянский В.В. Гражданский кодекс о юридических лицах//Вестник Вас РФ. 1995. №5 (30). С.108
1
2
15
хотя их режим и не был до конца устоявшимся. Впрочем, этот аргумент вряд
ли является существенным, поскольку и режим трех закрепленных способов
до конца устоявшимся не был, достаточно вспомнить, что часть из способов
(слияние и присоединение) в некоторых документах рассматривалась в
рамках единого понятия «соединение», которое в Кодексе не нашло своего
отражения.
Отсутствию выделения в перечне ст. 37 находили свое объяснение. В
частности, О. С. Иоффе писал: «выделение характеризуется тем, что
определенная часть юридического лица выделяется из его состава и
превращается в самостоятельное новое юридическое лицо, однако та
организация, из которой соответствующая часть была выделена, лишь
уменьшается в своем объеме, но продолжает оставаться тем же юридическим
лицом. Соответственно выделение — такой способ реорганизации, который
вообще не влечет за собой прекращения юридического лица. Поэтому он не
упоминается в ст. 37 ГК, посвященной именно прекращению юридических
лиц»1,2,3. Такое объяснение можно, впрочем, принять только отчасти, ведь в
иных статьях ГК РСФСР о выделении вообще ничего не было сказано.
Гражданское законодательство, как видно, закрепило положение о том, что
реоршнизация является одним из способов прекращения юридического лица
наряду с ликвидацией. Таким образом, второе следствие некоторых «путей»
реорганизации (и в первую очередь выделения), а именно то, что в результате
ее осуществления организации не только прекращаются, но и создаются,
осталось за рамками правового регулирования. Хотя косвенно ст. 37 и
признавала такое последствие реорганизации («при слиянии и разделении
юридических лиц имущество (права и обязанности) переходит к вновь
возникшим юридическим лицам»).
Иоффе О. С. Советское гражданское право. М: Юрид. лит., 1967. С. 145.
Советское гражданское право / Огв. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. Т. 1. Л.: Изд-во
Ленингр. ун-та, 1971. С. 107, 108; Этаже мысль высказывалась им и позднее: Советское гражданское право /
Отв. ред В.Т. Смирнов, Ю.К. Толстой, А.К. Юрченко. 2-е изд., испр. и доп. Ч. 1. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та,
1982. С. 113.
3
Тархов В.А. Советское гражданское право. Ч. 1. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1978. С. 50.
1
2
16
В.В. Лаптев в 1983 г. отмечал следующее: «в последнее время
появилась еще одна форма реорганизации предприятий - преобразование,
под которым понимается создание на базе действующего предприятия
хозяйственного органа другого вида, большей частью производственного
объединения»1.
Кодекс определил последствия реорганизации - переход прав и
обязанностей к вновь возникшим юридическим лицам или присоединяемому
юридическому лицу. Помимо этого общего положения Кодекс содержал еще
две важные статьи о преемстве в правах -498 («Срок действия авторского
права, принадлежащего организациям») и 470 («Возмещение вреда в случае
прекращения юридического лица, обязанного к возмещению»). Был
установлен и документ, определяющий объем преемства в правах:
имущество переходило в день подписания передаточного баланса, если иное
не было предусмотрено законом или постановлением о реорганизации.
Отсутствие общего порядка реорганизации с 1964 по 1982 г. не
сказывалось на регулировании реорганизации государственных организаций,
поскольку
ст.
38
распорядительном
Кодекса
порядке
урегулировала
реорганизации
общие
таких
положения
юридических
о
лиц:
«прекращение государственных организаций, являющихся юридическими
лицами, производится тем органом, по решению которого они образуются».
Положение об акционерных обществах, утвержденное Постановлением
Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 601, разделяло правовой
режим прекращения и реорганизации. Статья 136 документа среди оснований
«прекращения
(ликвидации)»
акционерного
общества
не
указывала
реорганизацию (основания были такие: по решению общего собрания
акционеров; по истечении срока, на который оно было создано; по решению
суда
в
случае
неплатежеспособности
или
нарушения
обществом
действующего законодательства).
Статья 142 указывала, что реорганизация общества происходит путем
1
Хозяйственное право: Учебник / Под ред. В.В. Лаптева. М.: Юрид. лит., 1983. С. 54.
17
слияния, разделения, выделения, поглощения и преобразования. Решение о
реорганизации могло быть принято общим собранием или судом в случаях,
предусмотренных действующим законодательством.
При реорганизации общества вносились необходимые изменения в
устав и государственный реестр.
Устанавливались последствия реорганизации: она влекла за собой
переход
прав
и
обязанностей,
принадлежавших
обществу,
к
его
правопреемникам.
Устанавливался правовой режим отдельных видов реорганизации1.
Режимы представим в таблице 1.
Таблица 1 – Режимы реорганизации
Режим
Слияние
Разделение
Поглощение
Содержание
осуществлялось
путем
объединения
контрольных пакетов акций с последующей
конверсией акций либо путем изъятия
акций одного общества с эквивалентной
заменой акциями другого общества и
консолидацией балансов
осуществлялось путем создания на основе
одного общества новых самостоятельных
обществ с разделением балансов и
капитала,
выпуском
новых
акций.
Допускалось выделение из существующего
общества подразделений и образование
нового общества со своим балансом и
капиталом. Первое общество продолжало
существование
с
соответствующими
изменениями в активах и пассивах
осуществлялось путем покупки 100% акций
общества. При этом общество могло
утрачивать самостоятельность, его баланс
консолидируется с балансом обществапокупателя и изменяется схема управления,
либо приобретенное общество могло
сохранять права юридического лица.
Вышесказанное показывает, что модель реорганизации, заложенная в
нем, совершенно никак не могла быть объяснена через привычные
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.84
1
18
конструкции советского права, в той или иной форме рассматривавшего
реорганизацию как один из способов прекращения юридического лица или в
любом случае регулировавшего его наряду с ликвидацией (прямо не называя
прекращением).
В
самом
деле
если
в
результате
реорганизации
«поглощаемое» общество «могло сохранять права юридического лица, то
очевидно, что под реорганизацией имелся в виду институт экономического
контроля, а сама реорганизация не связывалась только с организационными
изменениями юридического лица.
В 1991 г. появляется нормативный акт, в котором получили новое
развитие вопросы принудительного прекращения юридического лица —
Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении
монополистической деятельности на товарных рынках». Статья 12 этого
документа предоставила Антимонопольному комитету РСФСР полномочия
по выдаче хозяйствующим субъектам обязательных для исполнения
предписаний об их «принудительном разделении». Подробное регулирование
принудительного разделения хозяйствующих субъектов было определено ст.
19 Закона1.
Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности
(банкротстве)
процедуры»
предприятий»
(преамбула),
вводил
под
понятие
которыми
«реорганизационные
понимались
«процедуры,
направленные на поддержание деятельности и оздоровление предприятиядолжника с целью предотвращения его ликвидации». Такие процедуры
включали в себя внешнее управление имуществом должника и санацию (ст.
2).
Существенное
развитие
правовое
регулирование
реорганизации
получило благодаря развитию законодательства о приватизации.
Нормативные документы, регулировавшие основы приватизации (в
частности, указы Президента РФ: от 29 января 1992 г. № 66 «Об ускорении
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.85
1
19
приватизации государственных и муниципальных предприятий»1, от 1 июля
1992
г.
№
721
«Об
организационных
мерах
по
преобразованию
государственных предприятий, добровольных объединений государственных
предприятий в акционерные общества»), предусматривали обязательность
преобразования государственных предприятий в акционерные общества. Для
колхозов и совхозов обязательность преобразования была установлена п. 3
указа Президента РФ от 27 декабря 1991 г. № 323 «О неотложных мерах по
осуществлению земельной реформы в РСФСР». Помимо документов,
обязывающих
провести
преобразование,
существовали
и
документы
рекомендательного характера.2
Законом РФ от 3 июля 1991 г. № 1531-1 «О приватизации
государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»
были предусмотрены конкретные положения о порядке преобразования
государственных предприятий в юридические лица иной организационноправовой формы в процессе преобразования.
Иные аспекты преобразования государственных предприятий в
процессе
приватизации
(равно,
как
иные
аспекты,
связанные
с
реорганизацией в процессе приватизации) более Законом не регулировались,
а регулировались в основном указами Президента РФ3.
Общие положения о реорганизации нашли свое закрепление в части
первой ГК РФ (в части юридических лиц вступила в силу с 8 декабря 1994 г.).
ГК РФ посвятил целенаправленно реорганизации только четыре статьи
Указ Президента РФ: от 29 января 1992 г. № 66 «Об ускорении приватизации государственных и
муниципальных предприятий»
2
В частности, а отношении предприятий потребительской кооперации, напротив, Указом Президента РФ от
16февраля 1992 г. № 144 «О коммерциализации деятельности предприятий потребительской кооперации а
Российской Федерации» было лишь рекомендовано «Правлению Центросоюза Российской Федерации с
учетом Указа Президента РСФСР от 25 ноября 1991 г. № 232 «О коммерциализации деятельности
предприятий торговли в РСФСР» совместно с правлениями союзов потребительских обществ республик в
составе Российской Федерации, краев, областей, автономных образований осуществить необходимые
мероприятия по реорганизации предприятий розничной торговли и общественного питания, а также
заготовительных организаций потребительской кооперации, имея в виду выделить из их состава в
установленном порядке структурные единицы (магазины, общедоступные столовые, кафе, рестораны,
заготовительные пункты и другие) и предоставить указанным структурным единицам право юридического
лица, не изменяя форм собственности, сохраняя профиль деятельности и обеспечивая выполнение ранее
заключенных хозяйственных договоров».
3
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.85
1
20
- 57—601. Помимо них Кодекс (все его четыре части) содержит небольшой
объем положений, прямо касающихся реорганизации, а именно: ст. 129 (в
части
оснований
пере
хода
объектов
гражданских
прав
названа
реорганизация; реорганизация названа универсальным правопреемством); ст.
268 (определяет судьбу права постоянного (бессрочного) пользования
земельным участком при реорганизации); ст. 589 (определяет судьбу
постоянной ренты при реорганизации); ст. 218 (реорганизация названа
основанием для перехода права собственности на имущество юридического
лица); ст. 700 (определяет судьбу прав и обязанностей по договору
безвозмездного пользования при реорганизации); ст. 977 (определяет
правовую судьбу договора поручения при реорганизации); ст. 1093 (определяет порядок правопреемства по обязательствам по возмещению вреда);
ст. 295 (определяет права собственника имущества, находящегося в
хозяйственном ведении); ст. 1202 (определяет личный закон юридического
лица
при
реорганизации);ст.
1050
(устанавливает
влияние
факта
реорганизации на судьбу договора простого товарищества); ст. 1241 (указывает
на
реорганизацию
как
на
возможное
основание
перехода
исключительных прав). Косвенно (в части положений об универсальном
правопреемстве) вопросы реорганизации регулируются также ст. 353, 387,
1357, 1539.
Таким образом, анализ законодательства показал, что первоначальная
редакция и действующая отличаются не просто по юридической технике - их
различия концептуальные:
- в части порядка, срока и способов уведомления кредиторов:
первоначальная редакция указывает на необходимость обязательного
письменного уведомления кредиторов реорганизуемого юридического лица.
Действующая
редакция
заменяет
письменное
уведомление
публикацией: реорганизуемое юридическое лицо после внесения в Единый
государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры
1
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
21
реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц помещает в
средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о
государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей
реорганизации;
- в части дифференциации прав кредиторов различных юридических
лиц: первоначальная редакция рассчитана на все юридические лица, а
действующая — вводит специфику правового регулирования для кредиторов
открытых акционерных обществ;
-
в
части
необходимости
информирования
уполномоченного
государственного органа: в первоначальной редакции об этом не говорится,
действующая — обязывает это сделать;
- в части характера и содержания прав кредиторов: в первоначальной
редакции указывалось, что кредиторы «вправе потребовать прекращения или
досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это
юридическое лицо, и возмещения убытков»; в действующей — указывается,
что
«вправе
потребовать
досрочного
исполнения
соответствующего
обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения —
прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за
исключением случаев, установленных законом».
1.2 Правовые формы реорганизации юридического лица на
современном этапе
Итак, проанализировав этапы развития реорганизации, определим
правовые формы реорганизации юридического лица. Анализ прошлого опыта
нормативного регулирования, показал, что реорганизацию относили к
способам прекращения юридического лица (или «прекращения деятельности
юридического лица»).
В настоящее время, говорить о сложившемся институте весьма сложно,
как будет показано ниже, законодательство имеет множество конструкций,
22
которые весьма схожи с реорганизацией, но ей не признаются; само их
наличие не позволяет говорить об устоявшемся правовом основании, с
помошью которого осуществляется дифференциация правовых режимов
различных изменений, которые осуществляются с юридическим лицом и
(или) в юридическом лице1,2,3. Законодатель не дает ответа на ключевой
вопрос: почему одни изменения называются реорганизацией, а другие при
сохранении всех объективных признаков (к примеру, изменение типа
учреждения), характеризующих первую, реорганизацией не именуются.
Можно дать ответ, похожий по конструкции, «реорганизация - это
реорганизация»: так надо, потому что так сложилось. Но такой ответ нас не
может устроить. Ведь за всеми этими изменениями с разными правовыми
режимами на самом деле стоят интересы кредиторов и должников,
участников и бывших участников организации и другие интересы.
Конкретный режим изменения предполагает либо наделение таких интересантов конкретными правами и обязанностями, либо лишение их
таковых прав и обязанностей.
Существует большой блок нормативных актов, которые рассматривают
реорганизацию как способ создания юридического лица. К примеру, в
соответствии
со
огороднических
ст.
и
16
Федерального
дачных
закона
некоммерческих
«О
садоводческих,
объединениях
граждан»4
садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое объединение
создается на основании решения граждан в результате учреждения либо в
результате реорганизации садоводческого, огороднического или дачного
некоммерческого объединения.
Как видно из приведенных примеров, во всех случаях объяснение
Нельзя не вспомнить и тех авторов, которые справедливо указывают на то, что цели реорганизации могут
быть достигнуты с привлечением многих правовых институтов Бакулина Е.В. Указ. соч. С. 14; Короеайко
А.В. Реорганизация юридических лиц: проблемы правового регулирования // Хозяйство и право. 1996. № 10
(237). С. 79).
2
Советское гражданское право. Т. 1 / Отв. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. Л.: Изд-во
Ленингр. ун-та, 1971. С. 107, 108.
1
Советское гражданское право: Краткий учебник. М.: НКЮ СССР, 1940. С. 39.
4
Федеральный закон "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"
от 15.04.1998 N 66-ФЗ
1
23
реорганизации дается через последствия, а точнее говоря, через какое-либо
одно последствие (правопреемство, прекращение, создание) или через
несколько из указанных. Такой же подход встречаем в некоторых судебных
актах. К примеру, в постановлении ФАС Московского округа от 26 января
2011 г. № КГ-А41/16531-10 по делу № А41-35575/09 отмечено, что «судебная
коллегия соглашается с выводом суда о том, что реорганизация представляет
собой одну из форм прекращения деятельности юридического лица и
создания нового»1. Объяснение реорганизации через одно или несколько ее
последствий между тем не способно объяснить сущность реорганизации. В
этом случае часть последствий «исчезает», не попадает в поле зрения
исследователя; такая же участь ждет и другие важные аспекты, объясняющие
сущность реорганизации (порядок и др.). Есть и другая проблема: указание
на некоторые последствия реорганизации является ошибочным. К примеру,
указание в некоторых статьях ГК РФ на реорганизацию как случай
универсального правопреемства при более детальном рассмотрении (которое
мы представим далее) не подтверждается (в качестве объяснения для всех
форм реорганизации).
Кодекс корпоративного поведения, утвержденный распоряжением
ФКЦБ России от 4 апреля 2002 № 421/р «О рекомендации к применению
Кодекса корпоративного поведения»2, относит реорганизацию к числу так
называемых существенных корпоративных действий (преамбула гл. 6). Так
этот
документ
именует
действия,
«которые
могут
привести
к
фундаментальным корпоративным изменениям, в том чиспе к изменению
прав акционеров»; использует он для них и иное слова — «значимые».
Такая квалификация для Кодекса важна сопровождающими процесс
реорганизации последствиями: при их совершении акционерное общество
должно
руководствоваться
принципами
доверия
и
открытости,
закрепленными в Кодексе; существенные корпоративные действия должны
ФАС Московского округа от 26 января 2011 г. № КГ-А41/16531-10 по делу № А41-35575/09
Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.2002 N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного
поведения" (вместе с "Кодексом корпоративного поведения" от 05.04.2002)
1
2
24
сопровождатьсямаксимальной открытостью и прозрачностью; акционерное
общество должно обеспечить акционерам возможность влиять на их
совершение, что достигается путем установления прозрачной и справедливой
процедуры,
основанной
на
надлежащем
раскрытии
информации
о
последствиях, которые такие действия могут иметь для общества. Как видно
из анализа этих положений, в отличие от ГК РФ Кодекс корпоративного
поведения объясняет смысл реорганизации не через ее последствия, а в
большей степени через сами изменения, процедуру.
Положение по бухгалтерскому учету «Учетная политика организации»
(ПБУ 1/2008, приложение 1 к Приказу Министерства финансов РФ от 6
октбря 2008 г, № 106н) использует словосочетание «существенное изменение
условий хозяйствования»1, которое может быть в том числе «связано с
реорганизацией». Однако эта конструкция хотя и используется для
объяснения некоторых последствий реорганизации, но вряд ли в полной мере
может претендовать на объяснение ее смысла.
позитивное право для объяснения
реорганизации
случай
универсального
правопреемства
способ создания
(образования)
юридического лица
путь прекращения
деятельности
юридического лица
существенное изменение
условий хозяйствования
существенное
корпоративное действие
Рисунок 1 - Позитивное право для объяснения реорганизации2
Ни одно из представленных объяснений не дает полного объяснения
сущности реорганизации. Ни одно из представленных объяснений не
Приказ Минфина России от 06.10.2008 N 106н (ред. от 06.04.2015) "Об утверждении положений по
бухгалтерскому учету" (вместе с "Положением по бухгалтерскому учету "Учетная политика организации"
(ПБУ 1/2008)", "Положением по бухгалтерскому учету "Изменения оценочных значений" (ПБУ 21/2008)")
(Зарегистрировано в Минюсте России 27.10.2008 N 12522)
2
Составлено автором
1
25
предопределяет выводов о ценности этого института (в его нынешнем виде)
для нашего права и о сохранении его как самостоятельного юридического
феномена.
Итак, рассмотрев различные взгляды на разъяснение право природы
реорганизации на современном этапе, перейдем к исследованию правовых
форм реорганизации.
Дадим определение понятию реорганизации согласно ст. 57 ГК РФ1:
реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение,
выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его
учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного
на то учредительным документом.
Допускается реорганизация юридического лица с одновременным
сочетанием
различных
ее
форм,
предусмотренных
абзацем
первым
настоящего пункта.
Допускается реорганизация с участием двух и более юридических лиц,
в том числе созданных в разных организационно-правовых формах, если
настоящим Кодексом2 или другим законом предусмотрена возможность
преобразования юридического лица одной из таких организационноправовых форм в юридическое лицо другой из таких организационноправовых форм.
Ограничения реорганизации юридических лиц могут быть установлены
законом.
Особенности реорганизации кредитных, страховых, клиринговых
организаций,
специализированных
специализированных
профессиональных
обществ
участников
рынка
финансовых
проектного
ценных
обществ,
финансирования,
бумаг,
акционерных
инвестиционных фондов, управляющих компаний инвестиционных фондов,
паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов,
1
2
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
26
негосударственных пенсионных фондов и иных некредитных финансовых
организаций, акционерных обществ работников (народных предприятий)
определяются законами, регулирующими деятельность таких организаций1.
Анализ современной юридической литературы, позволил на способы
реорганизации объединить в следующую схему.
Способы реорганизации
Преобразование
Изменение
организационно
-правовой
формы
юридического
лица
лллллллллица
Присоединение
Происходит
прекращение
одного и
нескольких юр.
лиц с передачей
всех прав и
обязанностей
другому
существующему
юр. лицу
Разделение
Прекращение
юр. лица с
передачей всех
его прав и
обязанностей
вновь
созданным, на
базе имущества
правопредшест
венника 2 или
более юр.
лицам
Выделение
Создаётся новое
юр. лицо на базе
имущества
сохраняющегося
правопредшестве
ником за счёт
передачи ему
части прав и
обязанностей
Рисунок 2 – Способы реорганизации юридических лиц
В ст. 57 ГК РФ описывается, что:
1
Там же
Слияние
Создание единого
нового лица с
передачей ему всех
прав и
обязанностей двух
или нескольких
юридических лицправопредшествен
ников и
прекращением
последних
27
1. При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них
переходят к вновь возникшему юридическому лицу.
2. При присоединении юридического лица к другому юридическому
лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного
юридического лица.
3. При разделении юридического лица его права и обязанности
переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с
передаточным актом.
4. При выделении из состава юридического лица одного или
нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и
обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с
передаточным актом.
5. При преобразовании юридического лица одной организационноправовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой
формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в
отношении других лиц не изменяются, за исключением прав и обязанностей
в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано
реорганизацией1.
К отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в
форме
преобразования,
правила
статьи
60
настоящего
Кодекса
не
применяются.
Отдельного
рассмотрения
заслуживает
такой
институт,
как
преобразование в народное предприятие. Этот институт появился в 1998 г. в
связи с принятием Федерального закона от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об
особенностях правового положения акционерных обществ работников
(народных предприятий)»2. Закон этот был предметом острой критики с
самого начала его появления, однако нас интересует здесь вот какой аспект:
признавать ли такое преобразование в качестве одной из разновидностей
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных
предприятий)" от 19.07.1998 N 115-ФЗ (последняя редакция)
1
2
28
преобразования (вид внутри формы (можно использовать на самом деле
любое название для классификационных единиц)) или квалифицировать его в
качестве самостоятельной формы реорганизации?
В соответствии со ст. 2 указанного Закона такое предприятие может
быть создано в порядке, предусмотренном указанным Законом, путем
преобразования
государственных
любой
коммерческой
унитарных
организации,
предприятий,
за
исключением
муниципальных
унитарных
предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых
принадлежит менее 49% уставного капитала. Никаких иных комментариев по
поводу правовой природы такого преобразования Закон не содержит,
регулируя в основном только порядок и последствия такого преобразования.
Между тем имеется судебная практика, подход которой состоит в
следующем. Пункт 23 постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г.
№ 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об
акционерных обществах»»1 косвенно относит преобразование акционерных
обществ в народные предприятия к так называемому изменению типа
(«преобразование обществ, относящихся к одной организационно-правовой
форме юридического лица (акционерных обществ): закрытых в открытые и
открытых в закрытые»). Как мы уже рассмотрели выше, такое изменение
типа не признается реорганизацией, а потому не влечет специального
порядка и последствий реорганизации (права кредиторов, права акционеров и
т.п.).
Такие же выводы делаются и в рамках рассмотрения конкретных
судебных споров. В частности, в одном из дел (постановление ФАС
Центрального округа от 22 октября 2003 г. № А64-518/03-6) акционер,
оспаривая законность преобразования открытого акционерного общества в
народное предприятие, в том числе указывал на то, что «смена типа
открытого акционерного общества в акционерное общество работников
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых
вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (с изменениями и дополнениями
от 16.05.2014)
1
29
(народное предприятие) производится путем преобразования, то есть
является видом реорганизации»1. Как следует из текста постановления,
кассационная инстанция, оцениваяэти аргументы, пишет: «суды первой и
апелляционной инстанций оценили приведенный довод и обоснованно его
отвергли на том основании, что изменение типа акционерного общества не
является реорганизацией в смысле нормы ст. 15, 20 ФЗ РФ «Об акционерных
обществах»2. В соответствии с нормой ст. 20 названного Закона как
реорганизация общества рассматривается преобразование акционерного
общества
в
общество
с
ограниченной
ответственностью
или
в
производственный кооператив. Акционерное общество работников (народное
предприятие), как это следует из ст. 1 Федерального закона «Об
особенностях правового положения акционерных обществ работников
(народных
предприятий)»3,
является
разновидностью
закрытого
акционерного общества.
В силу нормы п. 1 ст. 2 этого Закона народное предприятие создается
путем преобразования коммерческих организаций, в том числе открытых
акционерных
обществ.
Таким
образом,
в
данном
случае
ОАО
«Первомайскхиммаш» изменяет тип акционерного общества, преобразуясь из
открытого акционерного общества в закрытое акционерное общество. Из
изложенного следует, что вопрос об изменении типа акционерного общества
не
равнозначен
вопросу
о
реорганизации
акционерного
общества.
Соответственно, в случае изменения типа акционерного общества правило ст.
49 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» о необходимости принятия решения
о
реорганизации
общества
путем
голосования
квалифицированным
большинством не применяется».
Итак, согласно логике судов преобразование акционерного общества в
Постановление ФАС Центрального округа от 22 октября 2003 г. № А64-518/03-6
Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и
доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
3
Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных
предприятий)" от 19.07.1998 N 115-ФЗ (последняя редакция)
1
2
30
народное предприятие является изменением типа, но не реорганизацией.
Однако такая логика не выдерживает никакой критики:
- во-первых, такая логика может «работать», когда речь идет о
преобразовании открытого общества в народное предприятие, поскольку
действительно согласно ст. 1 Закона «Об особенностях правового положения
акционерных
обществ
работников
(народных
предприятий)»
к
ним
применяются правила Федерального закона «Об акционерных обществах» о
закрытых акционерных обществах, если иное не предусмотрено самим
Законом о народных предприятиях. Однако в народное предприятие может
быть преобразовано и закрытое акционерное общество. Тогда как
расценивать эту ситуацию? Преобразование как изменение типа здесь уже
никак не получается, ибо тип по существующему его пониманию нашего
закона не меняется;
- во-вторых, если судебная практика признает преобразование как
минимум открытых акционерных обществ в народные предприятия
изменением типа, то для всех иных организационных форм (к примеру,
обществ с ограниченной ответственностью) такое преобразование - это
полноценная реорганизация. Таким образом, у нас получается, что один и тот
же институт применительно к акционерным обществам имеет один правовой
режим — изменение типа и соответственно один порядок и одни
последствия, а применительно к другим организациям - другой правовой
режим - реорганизации и соответственно другой порядок и другие
последствия. Причем никакого логического и внятного объяснения этому мы
найти не можем;
-
в-третьих,
обратим
внимание
на
порядок
и
последствия
преобразования в народное предприятие юридического лица иной формы,
ибо они весьма специфичны и не похожи ни на какие иные организационные
трансформации, а именно:
а)
решение
о
преобразовании
принимается
«участниками
коммерческой организации в установленном законодательством Российской
31
Федерации и учредительными документами данной организации порядке».
Принимают решение о преобразовании ее в народное предприятие. Однако
такого решения недостаточно, необходимо еще согласие работников
преобразуемой организации, принятое не менее чем тремя четвертями
голосов от списочной численности работников;
б)
в образовании на базе имущества юридического лица участвуют
и участники коммерческой организации, подлежащей преобразованию в
народное предприятие, и работники такой организации из тех, которые дали
согласие на создание народного предприятия и решили стать акционерами
народного предприятия. - При этом в отличие от всех иных форм
реорганизации формирование имущества осуществляется также за счет
дополнительных взносов будущих участников;
в)
предусмотрено право участников коммерческой организации,
голосовавших против преобразования коммерческой организации в народное
предприятие, в течение одного месяца после даты принятия указанного
решения предъявить требование о выкупе своих акций (долей, паев)
полностью или частично. Такое право, кстати, привычное для реорганизаций
акционерных обществ, не установлено никаким иным специальным
законодательством;
г)
ну и наконец, создается весьма специфический субъект, к
которому хотя и применяются правила о закрытых акционерных обществах,
но
который
имеет
такие
особенности
правового
режима,
которые
существенно его выделяют из среды обычных закрытых обществ по системе
управления, владения акциями и наделения ими акционеров, системе
контроля и т.д.
Итак, в общем, по большому счету есть все основания полагать, что
преобразование в народное предприятие в соответствии с положениями
Федерального закона «Об особенностях правового положения акционерных
32
обществ работников (народных предприятий)»1 можно рассматривать в
качестве отдельной формы реорганизации. А можно и не рассматривать,
поскольку, как мы уже рассмотрели выше, никакого существенного
содержания за словами «форма реорганизации» сегодня не стоит. В любом
случае мы полагаем, что позиция судебной практики, рассматривающей эту
организационную трансформацию в качестве изменения тип, не имеет под
собой никакого правового основания.
1.3 Процедура реорганизации юридического лица. Гарантии прав
кредиторов при реорганизации юридического лица
Реорганизация - это юридический состав, поэтому целесообразно
посмотреть,
в
каком
порядке
в
соответствии
с
действующим
законодательством осуществляется «накопление» фактов в этом составе для
достижения юридических результатов реорганизации2.
Общие положения о порядке реорганизации для юридических лиц всех
форм, видов и типов весьма скупы. Практически сам процесс в системном
виде в качестве общего правила для реорганизации юридического лица
любой формы (вида, типа) не описан ни в ГК, ни в каком-либо ином
нормативном акте.
Гражданский
кодекс
РФ
предполагает,
что
реорганизация
юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение,
преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей
(участников) либо органа юридического липа, уполномоченного на то
учредительными
документами.
В
случаях,
установленных
законом,
реорганизация юридического лица в форме его разделения или выделения из
его состава одного или нескольких юридических лиц осуществляется по
решению уполномоченных государственных органов или по решению суда
Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных
предприятий)" от 19.07.1998 N 115-ФЗ (последняя редакция)
2
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.524
1
33
(ст. 57 ГК)1. Законы, регулирующие в настоящее время правовой статус
государственных корпораций и компаний, а также в редких случаях иных
лип, создаваемых государством, требуют принятия специального закона,
который в одних случаях сам будет отправной точкой реорганизации, а в
некоторых случаях просто определит специфику применения обычного
(добровольного) порядка реорганизации.
Соответственно первым элементом сложного юридического состава
законодательство предполагает либо управленческое решение компетентного
органа (липа), либо решение суда или государственного органа, либо
вступление в силу федерального закона.
ГК РФ предусматривает:
- периодическое помещение в печати информации установленного
законом содержания для кредиторов
- обязательность уведомления регистрирующего органа и кредиторов
(ст. 60 ГК);
- необходимость внесения записей в ЕГРЮЛ о создании (прекращении)
юридического лица, которые завершат реорганизацию, удовлетворив
требования кредиторов.
Вот в сущности весь описанный ГК процесс: принятие решения о
реорганизации — информирование о начале процесса реорганизации —
принятие требований кредиторов — внесение соответствующей записи в
единый государственный реестр юридических лиц. В такой же логике
рассуждают и некоторые исследователи2.
Судя по описанию, перед нами довольно простой процесс, однако
реальность представляет собой совершенно иную картину. Очевидно, что
сами границы реорганизации как состава, которые можно выделить из ГК и
которые указываются некоторыми исследователями, иначе как очень
условными назвать нельзя. Так как за пределами этого «нормативного»,
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
Гражданское право: Учебник. В 3 т./Н.Н. Агафонова, С.В. Артеменков, В.В. Безбах и др./Отв. Ред. В.П.
Мозолин. 2-е изд., перераб. И доп. Т.1 М.: Проспект, 2012. С.166-167
1
2
34
идеального состава остаются факты, без которых реорганизация не может
быть ни начата (к примеру, решение совета директоров).
Юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением
случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной
регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации
юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического
лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в
ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического
лица1.
Достаточно сказать, что:
- с государственной регистрацией вновь возникших юридических лиц
или прекращения присоединяемого лица реорганизация чаще всего не
заканчивается:
к
примеру,
наделение
акциями
при
реорганизации
акционерных обществ происходит уже после указанной государственной
регистрации, права на недвижимое имущество регистрируются после такой
регистрации
- добровольная ликвидация чаше всего начинается гораздо раньше
принятия решения, поскольку до его принятия уполномоченным органом,
принимаются решения о реорганизации иными органами управления.
Непосредственно ГК слово «порядок» использует много и часто,
причем
без
какого-либо
определения,
что
под
ним
понимается.
Применительно к реорганизации слово «порядок» используется:
а)
в связке со словом «реорганизация»:
- ст. 68 ГК: «хозяйственные товарищества и общества одного вида
могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого
вида или в производственные кооперативы по решению общего собрания
участников в порядке, установленном настоящим Кодексом»2,
- ст. 92 ГК: «иные основания реорганизации... общества, а также
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.525
2
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
1
35
порядок его реорганизации... определяются настоящим Кодексом и другими
законами»1;
- ст. 104 ГК: «иные основания и порядок реорганизации... акционерного
общества определяются настоящим Кодексом и другими законами»2;
- ст. 112 ГК: «иные основания и порядок реорганизации... кооператива
определяются настоящим Кодексом и другими законами»3;
б)
в связке с иными словами при описании отдельных действий,
совершаемых в процессе реорганизации: «описание порядка и условий
заявления кредиторами своих требований», «исполнение реорганизуемым
юридическим лицом обязательств перед кредиторами обеспечивается в
порядке, установленном настоящим Кодексом», «порядок уведомления
органа», «порядок предъявления кредиторами требований», «порядок
раскрытия информации» (ст. 60 ГК)4.
Иные, кроме ГК, федеральные законы используют слово «порядок
реорганизации» также довольно часто, бессистемно, никогда не поясняя
контекст каждого конкретного случая его использования, а также часто
отсылая к другим актам (или к лицам (органам), которые должны такой
порядок утвердить), в которых такой порядок установлен или еще только
будет установлен.
Рассмотрим, что такое порядок реорганизации. Проанализировав
приведённые факты, отметим, что используется это слово нормативными
актами в совершенно разных значениях. Для иллюстрации этого приведем
несколько значений, которые придаются слову «порядок» в толковых
словарях
русского
языка:
1)
правильное,
налаженное
состояние,
расположение чего-нибудь; 2) последовательный ход чего-нибудь; 3)
правила, по которым совершается чего-нибудь, существующее устройство,
режим.
Там же
ГК РФ
3
Там же
4
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
1
2
36
Как видно, как минимум в двух значениях - во втором и в третьем используется слово «порядок» в нормативных актах. Во втором значении когда говорится об установленной последовательности осуществления какихлибо действий, говоря иначе - об определенной совокупности юридических
фактов, наступление которых необходимо для достижения юридической цели
реорганизации;
об
установленной
законом
последовательности
их
реализации; о сроке реализации1.
В третьем, когда говорится о порядке как о фактически едва ли не всех
нормативных положений, регулирующих реорганизацию. В этом случае
термином
«порядок»
охватывается
и
установленная
законом
последовательность осуществления каких- либо действий (соответственно и
сам перечень таких необходимых действий), срок, в течение которого они
осуществляются, условия их осуществления, требования к документам и
решениям и ряд иных положений.
При таком широком понимании слова «порядок» понять, что в
действительности означает термин, для обозначения, которого это слово
используется,
совершенно
невозможно.
По
существу,
утрачивается
регулирующее значение этого термина.
Со словом «порядок» тесно связано «условие» процесса реорганизации.
Значит, по
логике
законов,
которые используют
слово
«условие»,
подпадающие под него требования не могут считаться «порядком
реорганизации». Между тем в реальности отделить условия в узком значении
от порядка реорганизации весьма сложно. К примеру, если решение о
реорганизации не содержит обязательных условий, предусмотренных
законом, то, очевидно, нарушено общее («запасное») условие реорганизации
- соблюдение обязательных требований закона.
Тем не менее порядок - это установленная законом последовательность
юридических фактов; требования к оформлению документов, которые такие
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.531
1
37
факты фиксируют, к примеру, решения о реорганизации неотделимы в
реальности от порядка. Полагаем, что верно и другое утверждение: сами
условия в соответствии с действующим законодательством создают порядок.
К примеру, если в законе сказано, что принятие решения о реорганизации
муниципальной
общеобразовательной
организации,
расположенной
в
сельском поселении, не допускается без учета мнения жителей данного
сельского поселения, то в реальности это может означать не только
невозможность начать реорганизацию, но невозможность ее завершить без
получения результатов учета мнения1.
Применительно к юридическим лицам отдельных форм, видов и типов
требования о количестве, последовательности принятия решений, а также о
формулировках вопросов, по которым такие решения принимаются,
существенно разнятся.
Отметим негативный факт, то, что многие формы (видов, типов)
юридических лиц:
- либо не содержат зообще никакого регулирования по этому вопросу;
- либо не содержат детального регулирования, указывая лишь на
возможность проведения реорганизации (это характерно для большинства
организационных форм и видов юридических лиц), но совершенно не
указывая на то, сколько решений (и по каким вопросам) и в какой
последовательности должно быть принято для того, чтобы инициировать
реорганизацию, а также успешно ее завершить.
Исходя из анализа действующего регулирования сегодня можно
указать следующие модели принятия решения о реорганизации.
А. Модель одного и единого решения о реорганизации
Подчеркнем некоторую условность сказанного: эта модель в некоторых
случаях не исключает принятия решений по отдельным вопросам,
необходимым для успешного завершения реорганизации (о чем мы
Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) / А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва :
Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.531
1
38
поговорим ниже). Однако важно то, что при ее применении по абсолютному
большинству принципиальных вопросов, необходимых как для формального
начала реорганизации (само решение о реорганизации), так и для ее
успешного завершения, решение принимается в рамках одного вопроса о
реорганизации.
Такая модель в настоящее время реализована прежде всего в
законодательстве
об
акционерных
обществах.
Оно
указывает
на
необходимость принятия одного решения о реорганизации, которое по
своему содержанию является комплексным и единым, т.е. решение по
вопросу о реорганизации включает в себя и утверждение разделительного
баланса (передаточного акта), и решение большинства иных вопросов,
необходимых для успешного завершения реорганизации. Структура правила
здесь
такова;
«организация
принимает
решение
о
реорганизации,
включающее в себя...», в частности:
- в соответствии со ст. 16 Федерального закона «Об акционерных
обществах»1 общее собрание акционеров каждого общества, участвующего в
слиянии, принимает решение по вопросу о реорганизации каждого такого
общества в форме слияния, включающее в себя утверждение договора о
слиянии, передаточного акта общества, участвующего в слиянии, и устава
общества, создаваемого путем реорганизации в форме слияния;
- в соответствии со ст. 17 Федерального закона «Об акционерных
обществах»2:
1) общее собрание акционеров общества, к которому осуществляется
присоединение, принимает решение по вопросу о реорганизации в форме
присоединения, включающее в себя утверждение договора о присоединении,
а также принимает решения по иным вопросам (в том числе решение о
внесении изменений и дополнений в устав такого общества), если это
предусмотрено договором о присоединении;
Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и
доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
2
Там же
1
39
2) общее собрание акционеров присоединяемого общества принимает
решение по вопросу о реорганизации в форме присоединения, включающее в
себя утверждение договора о присоединении, передаточного акта; в
соответствии со ст. 18 Федерального закона «Об акционерных обществах»1
общее собрание акционеров реорганизуемого в форме разделения общества
по вопросу о реорганизации общества в форме разделения принимает
решение о реорганизации общества, которое должно содержать: 1)
наименование,
сведения
о
месте
нахождения
каждого
общества,
создаваемого путем реорганизации в форме разделения; 2) порядок и условия
разделения; 3) порядок конвертации акций реорганизуемого общества в
акции каждого создаваемого общества и соотношение (коэффициент)
конвертации акций таких обществ; 4) список членов ревизионной комиссии
или указание о ревизоре каждого создаваемого общества; 5) список членов
коллегиального исполнительного органа каждого создаваемого общества,
если уставом соответствующего создаваемого общества предусмотрено
наличие коллегиального исполнительного органа и его образование отнесено
к компетенции общего собрания акционеров; 6) указание о лице,
осуществляющем функции единоличного исполнительного органа каждого
создаваемого общества; 7) указание об утверждении разделительного баланса
с приложением разделительного баланса; 8) указание об утверждении устава
каждого создаваемого общества с приложением устава каждого создаваемого
общества; 9) наименование, сведения о месте нахождения регистратора
каждого создаваемого общества, если в соответствии с федеральным законом
ведение реестра акционеров этого общества должно осуществляться
регистратором;
3) - в соответствии со ст. 19 Федерального закона «Об акционерных
обществах» общее собрание акционеров реорганизуемого в форме выделения
общества по вопросу о реорганизации общества в форме выделения
Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и
доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
1
40
принимает решение о реорганизации общества, которое должно содержать1:
1) наименование, сведения о месте нахождения каждого общества,
создаваемого путем реорганизации в форме выделения; 2) порядок и условия
выделения; 3) способ размещения акций каждого создаваемого общества
(конвертация акций реорганизуемого общества в акции создаваемого
общества, распределение акций создаваемого общества среди акционеров
реорганизуемого общества, приобретение акций создаваемого общества
самим реорганизуемым обществом), порядок такого размещения, а в случае
конвертации акций реорганизуемого общества в акции создаваемого
общества - соотношение (коэффициент) конвертации акций таких обществ;
4) список членов ревизионной комиссии или указание о ревизоре каждого
создаваемого общества; 5) список членов коллегиального исполнительного
органа каждого создаваемого общества, если уставом соответствующего
создаваемого
общества
предусмотрено
наличие
коллегиального
исполнительного органа и его образование отнесено к компетенции общего
собрания акционеров; 6) указание о лице, осуществляющем функции
единоличного исполнительного органа каждого создаваемого общества; 7)
указание
об
утверждении
разделительного
баланса
с
приложением
разделительного баланса; 8) указание об утверждении устава каждого
создаваемого общества с приложением устава каждого создаваемого
общества; 9) наименование, сведения о месте нахождения регистратора
создаваемого общества, если в соответствии с федеральным законом ведение
реестра акционеров этого общества должно осуществляться регистратором;
- в соответствии со ст. 20 Федерального закона «Об акционерных
обществах»
общее
собрание
акционеров
реорганизуемого
в
форме
преобразования общества по вопросу о реорганизации общества в форме
преобразования принимает решение о реорганизации.
Как видно из приведенных положений, цель регулирования состоит в
Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и
доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
1
41
том, чтобы принять большинство необходимых для инициирования и
завершения реорганизации решений один раз и больше к вопросу не
возвращаться.
Лишь в отдельных случаях законодательство предполагает, что
решение некоторых вопросов, необходимых для завершения реорганизации
(а также для функционирования вновь созданных в ее результате
юридических лиц), принималось отдельными решениями, как то:
- при слиянии (ст. 16 Федерального закона «Об акционерных
обществах»1): общее собрание акционеров каждого общества, участвующего
в слиянии, отдельно от вопроса о реорганизации принимает решение по
вопросу об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета)
создаваемого общества;
—
в соответствии со ст. 27.5-5 Федерального закона «О рынке ценных
бумаг»2:
1) решение о выпуске эмиссионных ценных бумаг, подлежащих
размещению при реорганизации в форме разделения, выделения или
преобразования, утверждается уполномоченным органом реорганизуемого
юридического лица;
2) решение о выпуске эмиссионных ценных бумаг, подлежащих
размещению
при
реорганизации
в
форме
слияния,
утверждается
уполномоченным органом участвующего в слиянии юридического лица,
которое последним приняло решение о реорганизации в форме слияния, или
определено решением о реорганизации в форме слияния.
Первое исключение (слияние) связано, как показывает закон, только со
спецификой голосования: за решение о реорганизации голосование простое,
а за членов совета директоров - кумулятивное.
Второе исключение связано со спецификой отношений в сфере рынка
ценных бумаг. Решение о выпуске ценных бумаг в соответствии со ст. 17
Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и
доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
2
Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О рынке ценных бумаг"
1
42
Федерального закона «О рынке ценных бумаг»1 хозяйственного общества
утверждается советом директоров (наблюдательным советом) ши органом,
осуществляющим в соответствии с федеральными законами функции совета
директоров (наблюдательного совета) этого хозяйственного общества;
решение о выпуске (дополнительном выпуске) эмиссионных ценных бумаг
юридических лиц иных организационно-правовых форм утверждается
высшим органом управления, если иное не установлено федеральными
законами.
Пример принятия одного и единого решения нам дает ст. 9
Федерального
закона
«О
кредитной
кооперации»
применительно
к
преобразованию кредитного кооператива2.
В части преобразования для кредитных кооперативов использован
подход, аналогичный подходу к регулированию акционерных обществ.
Б. Модель принятия нескольких решений по принципиальным
вопросам, необходимым для завершения реорганизации
Как можно понять, в этой модели решение о реорганизации всегда
присутствует, и оно одно, однако другие важнейшие решения могут (или
должны) приниматься отдельно. Говоря иначе, реорганизация будет
инициирована одним решением о реорганизации, но она не будет завершена
без принятия других решений.
Такая модель в свою очередь реализуется несколькими путями:
- принятие части решений одновременно с решением о реорганизации с
возможностью принятия других решений как одновременно, так и в другое
время.
В
качестве
примера
отметим
Федеральный
закон
«О
негосударственных пенсионных фондах»:
1)
ст. 33 устанавливает необходимость принятия одновременно с
решением о реорганизации решения «об утверждении состава совета фонда,
создаваемого в результате реорганизации», но только в тех случаях, если
1
2
Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О рынке ценных бумаг"
Федеральный закон от 18.07.2009 N 190-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О кредитной кооперации"
43
реорганизация осуществляется в форме, предполагающей создание нового
фонда (выделение, разделение, слияние)1;
2)
помимо этого ст. 33 указывает, что принимается решение об
утверждении документов, указанных в п. 2.9 данной статьи («ходатайство о
согласовании на проведение реорганизации фонда», без рассмотрения и
согласия с которым реорганизация негосударственного пенсионного фонда
будет невозможна);
3) ст. 33 Закона указывает, что: а) при реорганизации в форме,
предполагающей создание нового (новых) фонда (фондов) (выделение,
разделение, слияние), принимаются «решения» о такой реорганизации, о
порядке и об условиях ее проведения, о создании нового (новых) фонда
(фондов), наименовании и мссче пахотасима такого (таких) фонда (фондов);
б) при реорганизации в форме выделения или разделения в дополнение к
указанным решениям утверждаются: устав фонда (фотон) создаваемого
(создаваемых)
в
результате
реорганизации;
разделительный
баланс;
пенсионные правила фонда (фондов) и страховые правила фонда (фондов),
создаваемого
(создаваемых)
в
результат
реорганизации;
в)
при
реорганизации в форме слияния в дополнение к решениям, указанным в п.
«а», принимаются «решения» о реорганизации каждого такого фонда в форме
слияния; утверждается договор о слиянии; передаточный акт; устав;
пенсионные правила и страховые правила фонда (если предполагается
осуществление деятельности по обязательному пенсионному страхованию в
качестве страховщика), создаваемого в результате реорганизации в форме
слияния. Кроме того, принимается решение о формировании совета фонда и
иных органов управления фонда и органов контроля за деятельностью фонда,
а также решаются иные вопросы.
Текст
статьи,
а
именно
использование
слова
«решение»
во
множественном числе, не оставляет сомнений, что все указанные решения
Федеральный закон от 07.05.1998 N 75-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О негосударственных пенсионных фондах"
(с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
1
44
принимаются отдельно друг от друга, как самостоятельные решения. При
этом не указано и то, когда они принимаются. Говоря иначе, решение о
реорганизации представляет собой пример «голого» решения, когда кроме
самой констатации о том, что реорганизация начата, ничего в решении
больше нет. Далее, одно решение - о составе совета фонда - принимается
одновременно, а все остальные могут быть приняты в любое иное время
(конечно, с учетом ограничений, вытекающих из требований о направлении
информации государственным органам и кредиторам).
Риски такой модели понятны: можно получить положительное решение
о самой реорганизации и получить отрицательное решение по утверждению
разделительного баланса (передаточного акта).
Особое значение законодатель при реорганизации юридических лиц
придаёт гарантии прав кредиторов реорганизуемого юридического лица.
Данному моменту посвящена ст. 60 ГК РФ, а именно в п. 1 ст. 60 ГК РФ
указанно:
В течение трех рабочих дней после даты принятия решения о
реорганизации юридического лица оно обязано уведомить в письменной
форме
уполномоченный
государственный
орган,
осуществляющий
государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры
реорганизации с указанием формы реорганизации1.
Реорганизуемое
юридическое
лицо
после
внесения
в
единый
государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры
реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц опубликовывает в
средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о
государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей
реорганизации. В случае участия в реорганизации двух и более юридических
лиц уведомление о реорганизации опубликовывается от имени всех
участвующих в реорганизации юридических лиц юридическим лицом,
последним принявшим решение о реорганизации или определенным
1
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
45
решением о реорганизации. В уведомлении о реорганизации указываются
сведения о каждом участвующем в реорганизации, создаваемом или
продолжающем деятельность в результате реорганизации юридическом лице,
форма реорганизации, описание порядка и условий заявления кредиторами
своих требований, иные сведения, предусмотренные законом1.
Законом может быть предусмотрена обязанность реорганизуемого
юридического лица уведомить в письменной форме кредиторов о своей
реорганизации.
Итак,
как
видно,
никакой
единой
модели
действующее
законодательство не дает, а те модели, которые оно предлагает, содержат
множество недостатков. По нашему мнению, что эту проблему совершенно
не
«видят»
проекты
изменения
нашего
законодательства2.
Хотя
законодательство здесь требует явной коррекции:
- если говорить о косметическом характере коррекции, т.е. о таких
изменениях,
которые
не
затронут
модели
принятия
решений
о
реорганизации, то очевидно, что в ГК или в специальном нормативном акте
(законе), если его принятие будет признано целесообразным, должны
появиться оошие положения о решении о реорганизации, правила которых
распространялись бы на юридические лица всех форм, видов и типов. Общий
подход здесь может быть следующим: принимается одно и единое решение о
реорганизации, в рамках которого должны быть решены все вопросы,
необходимые как для начала реорганизации, так и для ее завершения.
Исключения должны быть единичными и понятными (как в случае с
утверждением решения о выпуске ценных бумаг).
За основу такою регулирования можно взять законодательство об
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017)
Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты
Российской Федерации», в редакции, принятой ГД ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г. (ко второму
чтению этот проект был «раздроблен» на несколько законопроектов и применительно к изменени ям в части
юридических лиц имеет другой номер и название: проект федерального закона № 47538-6/2 «О внесении
изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального
закона «О несостоятельности (банкротстве)» и признании утратившими силу отдельньи положений
законодательных актов Российской Федерации»),
1
2
46
акционерных обществах. Объяснение такого подхода довольно логично: а)
невозможно осуществление реорганизации без принятия решения, которое
регулирует вопросы, связанные с созданием новых юридических лиц,
прекращением старых, трансформации прав участника, правопреемства и
т.п.: все это составные части единого решения о реорганизации; б) при
раздельном рассмотрении вопросов, к примеру, о реорганизации и об
утверждении разделительного баланса (передаточного акта) мы можем
получить
невыполнимые
решения,
как
то:
компетентный
орган
юридического лица примет решение о реорганизации, но не утвердит
разделительный баланс (передаточный акт) или наоборот.
То есть решение о реорганизации может приниматься дважды (с одной
и той же формулировкой, но с разным содержанием) либо сначала
принимается решение о начале реорганизации, на основании кото рого
реализуется предварительный этап, а затем принимается решение о правилах
реорганизации, которое содержит все необходимые решения для ее
успешного завершения.
47
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ФОРМ
РЕОРГАНИЗАЦИИ
ЮРИДИЧЕСКОГО
ЛИЦА:
АНАЛИЗ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
2.1 Особенности процедур реорганизации, влекущих универсальное
правопреемство для реорганизованного юридического лица
Являясь высшим органом юридического лица, существо корпоративных
правоотношений таково, что взаимоотношения хозяйственного общества и его
акционеров (участников) находятся в той плоскости, где собрание акционеров
(участников), фактически определяет политику существования хозяйственного
общества посредством принятия тех или иных решений. При этом нередко в
процессе осуществления своего корпоративного права акционеры (участники)
действуют исключительно с намерением причинить вред как самому
юридическому лицу, так и третьим лицам - кредиторам и другим (как
правило, миноритарным) акционерам (участникам)1.
Следовательно,
при
проведении
реорганизации
в
результате
осуществления участниками хозяйственных обществ своих корпоративных
прав именно от их воли, а точнее, от воли лиц, обладающих большинством
голосов на общем собрании акционеров, зависит конечная цель реорганизации.
Право же голосования по вопросам принятия решения о реорганизации
юридического
лица является
результатом осуществления акционерами
(участниками) хозяйственных обществ субъективного корпоративного права на
участие в управлении обществом, напрямую зависящее от их волеизъявления,
пределы осуществления которого нам предстоит определить.
Именно акционеры (участники) хозяйственного общества выступают в
качестве управомоченных субъектов корпоративных правоотношений, они
вольны поступать тем или иным образом, голосовать за принятие тех или
иных решений, преследуя при этом свои правомерные либо неправомерные
Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М: Юрайт,
2009. С. 484.
1
48
цели (интересы). Для установления факта злоупотребления правом важно
понимать, какие правовые последствия повлечет за собой принятое решение
как для самого хозяйственного общества, так и для его кредиторов,
акционеров (участников).
Таким образом, процедура реорганизации имеет большое значение для
любого юридического лица, поскольку именно в результате ее проведения
оформляется переход имеющихся у юридического лица обязательств, а также
неимущественных и имущественных прав, принадлежащих реорганизуемому
юридическому лицу (лицам) и существующих как на момент реорганизации,
так
и
выявленных
позже.
Акционеры
(участники)
реорганизуемого
хозяйственного общества определяют правопреемников реорганизуемого
юридического лица (это вновь возникшие в результате реорганизации
юридические лица) и наделяют их теми или иными правами и обязанностями,
материальными и нематериальными активами реорганизуемого хозяйственного
общества1.
Как
известно,
основными
документами,
определяющими
правопреемство по гражданско-правовым обязательствам при реорганизации,
являются передаточный акт и разделительный баланс. Именно в этих
документах должна содержаться информация обо всех кредиторах и
должниках реорганизуемого юридического лица, включая оспариваемые
обязательства. К сожалению, разделительный баланс и передаточный акт не
всегда четко отражают обязательства юридического лица, что противоречит
интересам его кредиторов. В настоящее время в связи с принятием
Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 315-ФЗ остается открытым
вопрос о последствиях невключения тех или иных прав и обязанностей в
документы о реорганизации хозяйственного общества. При этом очевидно,
что данное обстоятельство не может служить основанием для прекращения
таких прав и обязанностей.
Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М: Юрайт,
2009. С. 484-485
1
49
Существо
корпоративных
правоотношений
таково,
что
взаимоотношения хозяйственного общества и его акционеров (участников)
находятся в той плоскости, где собрание акционеров (участников), являясь
высшим органом юридического лица, фактически определяет политику
существования хозяйственного общества посредством принятия тех или
иных решений. При этом нередко в процессе осуществления своего
корпоративного права акционеры (участники) действуют исключительно с
намерением причинить вред как самому юридическому лицу, так и третьим
лицам - кредиторам и другим (как правило, миноритарным) акционерам
(участникам).
Следовательно,
при
проведении
реорганизации
в
результате
осуществления участниками хозяйственных обществ своих корпоративных
прав именно от их воли, а точнее, от воли лиц, обладающих большинством
голосов
на
общем
собрании
акционеров,
зависит
конечная
цель
реорганизации. Право же голосования по вопросам принятия решения о
реорганизации юридического лица является результатом осуществления
акционерами
(участниками)
хозяйственных
обществ
субъективного
корпоративного права на участие в управлении обществом, напрямую
зависящее от их волеизъявления, пределы осуществления которого нам
предстоит определить.
Именно акционеры (участники) хозяйственного общества выступают в
качестве управомоченных субъектов корпоративных правоотношений, они
вольны поступать тем или иным образом, голосовать за принятие тех или
иных решений, преследуя при этом свои правомерные либо неправомерные
цели (интересы). Для установления факта злоупотребления правом важно
понимать, какие правовые последствия повлечет за собой принятое решение
как для самого хозяйственного общества, так и для его кредиторов,
акционеров (участников).
В связи со сказанным основную роль при реорганизации юридических
лиц играет правопреемство.
50
Как
правило,
при
реорганизации
наблюдается
универсальное
правопреемство, однако в ряде случаев возможно и сингулярное (частичное)
правопреемство. В качестве форм реорганизации закон называет слияние,
присоединение, разделение, выделение и преобразование. Данный перечень
не является исчерпывающим
Статья 19.1 Закона об АО предусматривает особенности разделения
или выделения общества, осуществляемого одновременно со слиянием или
присоединением. При этом не образуется новая форма реорганизации, а
устанавливается
порядок
проведения
так
называемой
совмещенной
реорганизации. Существенной представляется специфика совмещенной
реорганизации в части порядка и оснований правопреемства. Такая конструкция создает благоприятные условия для злоупотреблений. Фактически в
ст. 19.1 Закона об АО закреплена возможность реорганизации юридического
лица, которое еще не создано (не зарегистрировано), т. е. речь идет о
реорганизации лица, не имеющего правосубъектности. В пункте 8 ст. 19.1
Закона об АО сказано, что правопреемником реорганизуемого (путем
выделения
создаваемое
или
разделения)
общество
(то
акционерного
самое,
которое
общества
является
возникает
и
вновь
«умирает»
одномоментно, т. е. фактически неправосубъектное). Одновременно указано,
что права и обязанности реорганизуемого общества переходят к обществу, к
которому присоединяется вновь создаваемое общество. Это последнее
фактически является фикцией, необходимой для создания юридической
возможности перенесения прав и обязанностей на другое лицо. В данном
случае разделительный баланс выполняет функции и передаточного акта.
При
использовании
описанной
правовой
конструкции
однозначно
определить правопреемника реорганизованного юридического лица весьма
затруднительно.
Итак, в какой бы форме ни проводилась реорганизация, основной риск
возникает именно для кредиторов реорганизуемого юридического лица, а
также для миноритарных акционеров (участников хозяйственного общества),
51
голоса которых не могут оказать влияния на решение о проведении
реорганизации, чьи акции (доли) могут быть конвертированы в акции или
переданы
экономически
нестабильной,
непубличной
компании,
не
способной, например, выплачивать дивиденды и т. д., что неизбежно
повлечет за собой снижение рыночной стоимости акций (долей).
Необходимо отметить, что в случаях слияния, присоединения или
преобразования этот риск значительно ниже, чем в случаях разделения или
выделения. Так, в результате слияния, присоединения и преобразования
кредитору в итоге приходится иметь дело с одним правопреемникомдолжником, что, с одной стороны, существенно облегчает возможность
предъявления к нему требований, однако, с другой стороны, при этом
важную
роль
играет
платежеспособность
присоединяемых
к
реорганизуемому обществу лиц. В то же время в результате разделения и
выделения могут образоваться два юридических лица и более, активы между
ними могут быть распределены по усмотрению органов юридического лица,
от воли которых зависит проведение реорганизации, а в случае так называемой совмещенной реорганизации правопреемник вообще может быть не
определен.
Как правило, реорганизация проводится либо добровольно для
реструктуризации бизнеса компании, либо принудительно по решению
уполномоченных государственных органов или по решению суда, например
в случае нарушения конкуренции, так как не допускается использование
гражданских
прав
в
целях
ограничения
конкуренции,
а
также
злоупотребление доминирующим положением на рынке в связи с тем, что
это причиняет вред как отдельным лицам, так и обществу в целом.
Исследуя проблемы злоупотребления участниками хозяйственных
обществ своими корпоративными правами при реорганизации, мы неизбежно
сталкиваемся с такими юридическими категориями, как правомерность и
противоправность
действий
акционеров
(участников
корпоративных
правоотношений). Критерии правомерности осуществления субъективного
52
права имеют определяющее значение для понимания пределов (границ)
осуществления субъективных прав1.
В связи с этим важно понимать, с какой целью (ради каких интересов)
осуществляется реорганизация юридического лица. Какую, например,
правомерную цель могут преследовать акционеры (участники), принимая
решение о преобразовании акционерного общества в некоммерческое
партнерство?
С
какой
целью,
например,
перед
непосредственным
проведением реорганизации совершаются сделки по продаже ликвидных
активов реорганизуемого лица? В каких правомерных целях ликвидные активы передают одной компании, а долги - другой? Или речь идет о
неосуществлении ими своих субъективных корпоративных прав, что влечет
за собой причинение вреда правам и интересам третьих лиц? Проводится ли
реорганизация исключительно с намерением причинить вред другому лицу
(лицам), уйти от обязанности сделать обязательное предложение о
приобретении акций открытого общества, а также иных эмиссионных
ценных бумаг, конвертируемых в акции открытого общества? Либо в
результате
проведения
реорганизации
совершаются
противоправные
действия - ненадлежащее осуществление корпоративных и гражданских прав
волеобразующими
органами
реорганизуемого
юридического
лица,
результатом которых является, например, уход от исполнения обязанности
по уплате налогов и сборов реорганизованного юридического лица (в случае
выделения)?
В настоящее время объем принадлежащих тому или иному лицу
корпоративных прав определяется количеством принадлежащих ему акций
(долей) в капитале корпорации.
Известно,
что
управление
делами
хозяйственных
обществ
осуществляется именно мажоритарными акционерами (участниками), а воля
миноритариев, как правило, не учитывается.
Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М: Юрайт,
2009. С. 484-485
1
53
Таким образом, именно мажоритарными акционерами (участниками)
определяется политика хозяйственного общества, в том числе и при
проведении
процедуры
реорганизации.
Законодатель
оставляет
миноритариям лишь право оспаривания принятого общим собранием
решения, и то только в случае, если они голосовали против либо вообще не
участвовали в принятии решения, при условии доказывания ими факта
нарушения положений закона или устава хозяйственного общества, а также
их прав и законных интересов. Однако данный механизм представляется
недостаточно эффективным. Основная проблема, как видим, заключается
именно в неустановлении действующим законодательством пределов
(границ)
осуществления
мажоритарными
акционерами
(участниками)
корпоративных прав, в том числе при проведении реорганизации.
2.2.Особенности процедур реорганизации, влекущих сингулярное
правопреемство
Цессия (также активная и пассивная), делегация (активная и
пассивная), и, наконец, перевод долгов и прав - вот те шесть сделок, которые
могут служить основаниями сингулярной перемены лиц в обязательстве.
показать, как те или иные характеристики института в целом преломляются в
необходимые и случайные свойства каждой из конкретных сделок, но и
определить их место в системе сделок по современному российскому
гражданскому праву, значит не только отнести их к той или иной категории,
к тому или иному роду сделок.
Юридический эффект договоров цессии (уступки) и перевода различен.
В отличие от сделок делегации, сделки цессии - и активной (сукцессии), и
пассивной (интерцессии), а также сделки перевода долгов и прав следует
причислять к числу договоров, т.е. сделок, совершаемых посредством
выражения воли со стороны, как минимум, двух лиц. Если договоры цессии пассивной (безразлично) или активной достигают своих целей без посредства
иных
юридических
фактов,
то
договоры
перевода
подобной
54
результативностью похвастаться не могут, по крайней мере, до тех пор, пока
не соединятся с другими юридическими фактами.
Сторонами договора сингулярной сукцессии являются два кредитора первоначальный и новый. так как заключение такого договора никак не
затрагивает имущественного положения должника, то он ни в самом этом
договоре не участвует, ни вообще никак не в состоянии на него повлиять
(санкционировать, запретить, обусловить и т.д.), Сторонами договора
интерцессии выступают кредитор и новый должник. Прежний должник
также в этом договоре не участвует, равно как и не имеет к нему никакого
вообще отношения, ибо его заключение влияет на имущественное положение
должника исключительно благоприятным образом (освобождает от бремени
долга).
Договор о переводе долга заключается между двумя должниками (первоначальным и новым), однако не может произвести своего главного
последствия без согласия кредитора (п. 1 ст. 391 ГК РФ). Полагаем, что
кредиторское согласие на замену должника может как предшествовать
заключению договора перевода долга (быть согласием в собственном смысле
слова), так и иметь форму одобрения уже фактически заключенного договора
о замене должника, так как ГК РФ в данном случае не отличает согласия
(предварительного акта) от одобрения (последующего акта), из чего можно
сделать вывод, что договор о переводе прав - договор, заключаемый
должником с новым кредитором.
В соответствии с таким договором должник принимает на себя долг
перед
новым
кредитором,
который
идентичен
прежнему
долгу,
прекращаемому этим фактом, долгу перед первоначальным кредитором.
Разумеется, подобная операция ухудшает имущественное положение
прежнего кредитора, а значит может производиться исключительно с его
согласия или одобрения.
Из вышесказанного отметим, что с практической точки зрения имеет
смысл уделить наибольшее внимание исследованию институтов активной
55
цессии - уступки прав и перевода долгов. По этой причине, в дальнейшем
говоря об уступке, мы будем иметь в виду, как правило, уступку прав, но не
долгов, а говоря о переводе - наоборот, перевод долгов, но не прав.
Российское гражданское законодательство не содержит ни
ни
исчерпывающего перечня обязанностей, которые могли бы стать предметом
перевода, ни исчерпывающего перечня прав, в отношении которых
допускается
их
уступка.
Имея
в
виду,
что
одним
из
элементов
правоспособности всех субъектов российского гражданского права является
правомочие распоряжения принадлежащими им субъективными правами и
юридическими обязанностями, следует заключить, что по общему правилу
должна считаться допустимой сингулярная перемена всякого лица во всяком
обязательстве, по крайней мере, по основанию цессии или перевода.
Упомянутое нами правомочие распоряжения субъективными правами и
обязанностями было ранее выведено нами теоретическим путем; закреплено
оно и в действующем российском ГК РФ: для лиц юридических - в п. 1 ст. 48
в виде указания на возможность от своего имени приобретать и осуществлять
субъективные имущественные права, для физических лиц - в ст. 18 ГК РФ
под именем возможности «совершать любые не противоречащие закону
сделки и участвовать в обязательствах», а также, создавать и нести
обязанности.
Терминологическое различие делает формулировку п. 1 ст. 48 ГК РФ
более универсальной и предпочтительной, поскольку сделки являются хотя и
основной, но все же отнюдь не единственной правовой формой юридических
(распорядительных) действий (реализации правомочия распоряжения элемента правоспособности). Кроме сделок существуют еще и три формы
юридических актов (корпоративные, административные и судебные), а также
юридические поступки; притом каждое из перечисленных действий может
быть не только правомерным, но и противоправным.
Как физическим, так и юридическим лицам доступно не только
совершение сделок, но и участие в выработке и исполнении положений
56
корпоративных актов, инициирование принятия актов административных и
судебных, а также подчинение их предписаниям и, наконец, совершение
юридических поступков, в частности таких, которые становятся основаниями
для cessio legis. Само собой понятно, однако, что применение п. 1 ст. 48 ГК
РФ должно осуществляться с учетом другого положения п. 1 ст. 49 ГК РФ,
определяющего целевой характер правоспособности юридических лиц.
Несколько сложнее с публично-правовыми (государственными и
муниципальными) образованиями. Но и для них возможность совершения
юридических (распорядительных) действий, в т.ч. уступки (цессии)
обязательственных прав и перевода обязательственных обязанностей
(долгов), может быть усмотрена в виде положений п. 1 и 2 ст. 124 ГК РФ о
том, что указанные субъекты участвуют в гражданском обороте на равных
началах с физическими и юридическими лицами с учетом особенностей,
установленных
для
юридических
лиц
(очевидно
-
некоммерческих
организаций)1.
Проанализировав современную юридическую литературу отметим, что
нередко
можно
встретить
и
мнение,
приурочивающее
возможность
совершения цессии (приобретения требования по цессии) только к
определенным субъектам. Так, в течение длительного времени претендовал
на статус господствующего взгляда, согласно которому для приобретения
права требования в порядке цессии необходимо было иметь лицензию на
деятельность финансового агента, т.е. специальную правоспособность
субъекта,
занимающегося
финансированием
под
уступку
денежных
требований - факторингом. Действительно, договор факторинга «по сути
близок к договору возмездной уступки требования», но будучи оставленным
без комментариев данное положение на практике легко огрубляется в
заведомо неверный вывод типа «всякая цессия денежного требования за
деньги - это факторинг».
Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М: Юрайт,
2009. С. 484-485
1
57
Полагаем, почти что в таком (чуть более тонком) виде (цессия
денежного требования, возникшего из предоставления кредитором товаров,
выполнения им работ или оказания услуг, производящаяся за деньги
(финансирование), представляет собой факторинг) этот вывод делается и
другим весьма авторитетным в своей области специалистом.
Таблица
2
-
Цессия
денежного
требования,
возникшего
из
предоставления кредитором товаров
Возможности
Возможность перемены лиц
в
обязательстве
якобы
может быть ограничена
определенными
временными рамками
Содержание возможностей
В действительности, перемена лиц в обязательстве
допускается на любом этапе, на любой стадии
существования
обязательств
и,
уж
конечно,
безотносительно к тому, продолжает ли обязательство в
момент своей уступки эволюционировать (изменяться),
"обрастая" новыми элементами - правами и обязанностями
(это и есть обязательства, в практике обычно называемые
длящимися), или оно уже находится в полностью
сформировавшемся, "застывшем" и неизменном состоянии.
В обоих случаях вопрос может касаться лишь предмета
уступки; во втором - также условий существования и
осуществления уступленных требований. Но ни в том, ни в
другом случае для разрешения возникающих проблем нет
никакой надобности в запрещении или ограничении самой
возможности уступки требований.
Возможность перемены лиц
в
обязательстве
якобы
ограничивается
заранее
предустановленным
объемом
(размером)
требования.
Из этого заблуждения вырастает практический
вопрос о недопустимости частичной уступки требования
(уступки части требования, уступки некоторых, но не всех
требований, составляющих содержание так называемых
сложных обязательств). В действительности, следует
признать, что перемена лица может производиться, по
общему правилу, как в отношении всего объема
обязательства, так и в отношении его части, если иное не
установлено
законом.
Единственным
естественным
ограничителем свободы волеизъявления в этом вопросе
является делимость предмета обязательства. В случае
делимости предмета обязательства можно сказать, что
составляющие его право и обязанность также являются
делимыми.
Возможность перемены лиц
в
обязательстве
якобы
исключается двусторонне
обязывающим характером
договора,
из
которого
возникло
уступаемое
требование (переводимый
Досадно,
что
вослед
этому
заблуждению
арбитражной практики отправилась и наука. Так, например,
в одном из комментариев к российскому ГК отмечается, что
перемена кредитора в обязательстве из договора куплипродажи или поставки «...будет одновременно означать и
перевод долга, который требует согласия другой стороны в
обязательстве. По этим причинам сделка о переуступке
58
долг)
требования может быть признана судом недействительной».
Таким
образом,
договор,
как
правило,
является
основанием
возникновения не одного, а целого ряда обязательств, при этом, как правило,
не односторонней, а именно встречной направленности. Ничто, однако, (ни
характер обязательств - (основной или акцессорный), ни их направленность)
не препятствует уступке прав (переводу долгов) как по всем обязательствам,
возникшим из договора, так и только по некоторым, в том числе и одному из
них.
Уступка одного из требований при наличии других, хотя бы и
встречных, означает только замену кредитора по уступленному требованию и
ничего более; одновременного перевода на нового кредитора (цессионария)
также и всех долгов по встречным требованиям нет никаких оснований и
выводить из такой уступки необходимость еще.
Да, так можно поступить - и в этом случае состоится перемена лица во
всех договорных обязательствах, или замена стороны в договоре - но никакой
необходимости в подобном поведении нет. Кроме того, для того, чтобы так
поступить, очевидно, мало заключить только договор уступки требований необходим еще и договор перевода долгов по встречным требованиям,
который, ясное дело, не произведет своего главного следствия (замены
должника) без санкции кредитора - второго контрагента по договору.
Уступка требования - перемена активного субъекта обязательства - ни
при каких обстоятельствах не может автоматически влечь и еще и перевода
долга - перемену обязанного субъекта. Перевод долга не может ни
предполагаться, ни даже «вытекать» из каких-либо положений договора или,
тем паче, из его «существа». О переводе долга обязательно должно быть
прямо указано в договоре1.
Договор уступки требования в таком случае приобретет характер
1
Черепахин Б.Б. Избранные труды по гражданскому праву.М.: Статус, 2002. – с.152
59
смешанного договора - договора, сочетающего в себе элементы двух
различных сделок - цессии и делегации. Уступив право требования,
вытекающее, скажем, из статуса поставщика (например, право получения
покупной цены поставленных товаров), лицо вовсе не перекладывает на
плечи нового кредитора своих обязанностей поставщика - они остаются на
нем самом, на лице, ранее бывшем кредитором, на цеденте. Получится, что
обязанности по договору лежат на одном лице (исполняются одним лицом), а
права по нему принадлежат другому лицу и, стало быть, осуществляются
этим самым другим лицом, только и всего.
По нашему мнению, будет ли в соглашении о цессии либо договоре
перевода долга прямо сказано, что за основание его породило, или не будет это неважно. На его абстрактную природу это обстоятельство никак не
влияет и в каузальный соответствующий договор не превращает. Вместе с
тем было бы неправильным и совершенное игнорирование воли сторон,
выразившейся, в числе прочего, и в условии, которое касается основания
совершения соответствующего договора. Достижение договоренности по
этому вопросу означает, что для сторон является важным, принципиальным
моментом то, чтобы соответствующее основание в действительности
существовало. При нормальном течение хода дел оно предполагается
существующим и действительным; иное необходимо доказывать.
Итак, цессия прав и перевод долгов по современному российскому
гражданскому законодательству должны пониматься как сделки, которые
хотя и могут быть заключены как с указанием их основания, но, несмотря на
это, должны рассматриваться как сделки абстрактные. Что же касается
сделок делегации, интерцессии и перевода прав, то, имея в виду отсутствие
специальных указаний закона на сей счет, мы не имеем никаких оснований
признавать эти сделки каузальными.
Рассмотрим судебную практику.
Так открытое акционерное общество «АВТОВАЗТРАНС» обратилось в
Арбитражный суд Самарской области с иском к обществу с ограниченной
60
ответственностью «Предприятие международных перевозок» о взыскании
задолженности в размере 721837 руб. 15 коп. по договору уступки права
требования N 892-1 от 05.12.05.
Как видно из материалов дела, между открытым акционерным
обществом «АВТОВАЗТРАНС» (цедент) и обществом с ограниченной
ответственностью «Предприятие международных перевозок» (цессионарий)
был
заключен
договор
уступки
права
требования
от
05.12.05,
зарегистрированный в юридическом отделе за № 892-1, по условиям
которого открытое акционерное общество «АВТОВАЗТРАНС» уступает, а
общество с ограниченной ответственностью «Предприятие международных
перевозок» принимает права (требования) к открытому акционерному
обществу «АВТОВАЗ» (ОСКБ) по счетам-фактурам. Согласно пункту 2
договора общая сумма задолженности открытого акционерного общества
«АВТОВАЗ», указанной в пункте 1 договора, составляет 721837 руб. 15 коп.,
в том числе НДС 18%.
Пунктом 5 договора предусмотрено, что погашение задолженности
цессионарием перед цедентом должно быть произведено в течение пяти
банковских дней с момента поступления денежных средств от открытого
акционерного
общества
«АВТОВАЗ»
(ОСКБ)
на
расчетный
счет
цессионария. Сумма, подлежащая уплате цеденту по настоящему договору
составляет 721837 руб. 15 коп., в том числе НДС 18%.
В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской
Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в
соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных
правовых актов.
В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать
обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих
требований и возражений.
Представленные истцом копии платежных поручений № 3329 от
61
10.11.05, № 329 от 26.02.06., № 716 от 03.10.06., № 246 от 15.02.06. о
перечислении денежных средств
открытым акционерным обществом
«АВТОВАЗ» ответчику не имеют ссылок на договор уступки права
требования от 05.12.05.
В качестве назначения платежа в них указана оплата по договорам №
8050 от 11.10.05, № 8061 от 12.10.05, № 5477 от 20.05.05, заключенным
между открытым акционерным обществом «АВТОВАЗ» и ответчиком.
Доводы о том, что фактически по указанным договорам ответчик
получил от открытого акционерного общества «АВТОВАЗ» сумму,
указанную в пункте 5 договора цессии, документально не подтверждены и
обоснованно не приняты судом во внимание.
Последний
общий
вопрос,
который
следует
обсудить
перед
дальнейшим изложением, касается следующего. Являются ли сделки,
имеющие своим следствием перемену лиц в обязательстве, реальными или
консенсуальными?
Ответ на него кажется достаточно очевидным: такие сделки попросту
не могут быть реальными хотя бы потому, что их предмет не относится к
числу вещей. Действительно, само наименование сделок реальными
происходит от латинского res, т.е. «вещь», и, по общему правилу, означает
сделки, считающиеся совершенными в момент передачи вещи. Это узкое или
собственное понимание категории «реальные сделки». Но вот какой вопрос в
таком случае небесполезно обсудить: какова причина выделения реальных
сделок и их противопоставления консенсуальным? Ответить на него можно,
только имея в виду то юридическое значение, которое связывается с
передачей вещей. Общеизвестно, что именно передача вещи (владения
движимой вещью) признается моментом перехода права собственности на
эту вещь (п. 1 ст. 223 ГК).
Таким образом, определяя место сделок по перемене лиц в
обязательствах в системе сделок современного российского гражданского
права, следует иметь в виду, что:
62
Во-первых,
все
они
могут
иметь
своим
предметом
любое
обязательство, за исключениями, прямо установленными законом или
вытекающими из его общих предписаний, причем как в полном объеме
обязательства, так и во всякой его части, при условии делимости предмета
обязательства;
Во-вторых, все эти сделки являются абстрактными, хотя действие их
абстрактности может быть ограничено - сведено к относительному
материальному эффекту посредством титулирования сделок;
В-третьих, все они могут совершаться и как условные и как
безусловные сделки, но при этом сделки делегационные относятся к числу
односторонних, в то время как цессионные и переводные - к числу
договоров;
В-четвертых, сделки делегации являются сделками реальными, в то
время как сделки цессионные и переводные - консенсуальными с точки
зрения момента своего заключения, но вместе с тем распорядительными
(реальными) с точки зрения создаваемых ими гражданско-правовых
последствий.
2.3. Признание решения о реорганизации юридического лица
недействительным.
Признание
реорганизации
корпорации
несостоявшейся.
Прежде чем рассмотреть признание решения о реорганизации
юридичексого лица недействительным, рассмотрим приницпы согласно
которым, реорганизация считается добросовестной.
На
наш
взгляд,
нормы
права,
устанавливающие
запреты
и
предписания, ограничивающие субъективные права управомоченного лица,
необходимы в целях предупреждения конфликта интересов управомоченного
субъекта права с интересами других членов общества и самого общества,
63
однако совершенно очевидно, что невозможно ограничиться исключительно
ими.
Как было отмечено ранее, корпоративные злоупотребления в основном
связаны с осуществлением органами юридических лиц правомочий в рамках
своей компетенции. Подобного рода действия могут причинить вред не
только интересам других лиц, но и интересам самого хозяйственного
общества.
Таким образом, исходя из общих начал и смысла гражданского
законодательства, пределы (границы) осуществления корпоративного права
заключаются в следующем:
- запрещении осуществления корпоративного права исключительно с
намерением ухода от исполнения хозяйственным обществом каких-либо
гражданско-правовых и налоговых обязательств;
-
нарушении
требований
справедливости,
добросовестности
и
разумности при принятии органом хозяйственного общества решения по
тому или иному вопросу.
Однако ни Закон об АО, ни Закон об ООО не содержат прямого
указания на границы (пределы) осуществления корпоративных прав
участниками хозяйственных обществ при реорганизации.
Чтобы попытаться определить пределы (границы) осуществления
участниками хозяйственных обществ корпоративных прав при проведении
реорганизации, необходимо определить содержание и объем принадлежащих
им прав.
Так, в процессе проведения реорганизации именно от воли акционеров
(участников хозяйственных обществ) зависят:
- определение объема прав, передаваемых в порядке правопреемства
юридическим лицам, образованным в процессе реорганизации;
- определение условий конвертации акций реорганизуемого общества в
акции вновь образуемого общества (условий обмена долей в уставном
капитале каждого общества на доли в уставном капитале нового общества);
64
- принятие решения о проведении реорганизации;
- определение условий договора о слиянии и договора о присоединении
с возможностью предусмотреть в них особый порядок совершения
реорганизуемым обществом отдельных сделок или установить запрет на их
совершение в период реорганизации и т. д.
При этом законодатель, очевидно, подразумевал, что реорганизация
общества не должна привести к невыгодным последствиям ни для его
кредиторов, ни для акционеров и участников хозяйственного общества, ни
для самого общества.
Исходя
из
изложенного,
можно
сделать
вывод
о
том,
что
законодательством и правоприменительной практикой косвенно установлены
следующие принципы, при условии соблюдения которых реорганизация
считается проведенной добросовестно.
Первый принцип: справедливое распределение активов и обязательств
реорганизуемого общества.
Так, при рассмотрении спора суд отклонил довод о том, что в любом
случае за нанесенный ущерб должно отвечать реорганизованное общество.
По мнению суда, этот довод не основан на законе, поскольку возможность
привлечения реорганизованного общества к солидарной ответственности
допускается в случаях нарушения принципа справедливого распределения
активов
и
обязательств
реорганизуемого
общества
между
его
правопреемниками, приводящего к явному ущемлению интересов кредиторов этого общества (п. 1 ст. 6 и п. 3 ст. 60 ГК РФ). С учетом
незначительности спорной суммы нарушения принципа справедливого
распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его
правопреемниками, как посчитал суд, не было1.
В пункте 22 постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. №
19 «О некоторых вопросах
применения Федерального закона «Об
См.: постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28 декабря 2006 г. № Ф04-8604/2006 (29697-А708) по делу №А70-4617/10-05.
1
65
акционерных обществах»1 сказано: если из разделительного баланса следует,
что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого
распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его
правопреемниками, приводящее к явному ущемлению кредиторов этого
общества,
к
солидарной
ответственности
должны
привлекаться
все
созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого
выделилось новое общество). Данный подход реализован в обширной
судебной практике.
Второй принцип: безусловная определенность правопреемника.
Этот
принцип
должен
остаться
одним
из
основополагающих
принципов реорганизации, несмотря на исключение редакции п. 3 ст. 60 ГК
РФ, предусматривавшей солидарную ответственность вновь возникших
юридических лиц по тем долгам реорганизованного юридического лица, по
которым невозможно определить правопреемника.
По нашему мнению, для случаев отсутствия в документах о
реорганизации упоминаний о каком-либо праве или обязанности указанная
солидарная ответственность должна быть восстановлена гражданским
законодательством, тем более что в специальных законах (Законе об АО и
Законе об ООО) она сохранена.
В частности, суд пришел к выводу о том, что, поскольку
разделительный баланс не давал возможности определить правопреемника
по договору аренды, следует установить ответственность по возмещению
истцу расходов за пользование имуществом каждого из ответчиков исходя из
размера площадей, которые они занимали в спорном помещении после
реорганизации.
Третий принцип: недопустимость проведения реорганизации с целью
ухода от исполнения гражданско-правовых и налоговых обязательств.
Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 (ред. от 16.05.2014) «О некоторых вопросах
применения Федерального закона "Об акционерных обществах»// Специальное приложение к "Вестнику
ВАС РФ", N 12, 2005.
1
66
В подтверждение существования данного принципа приведем решение
суда о том, что, поскольку реорганизация должника произведена после
возбуждения в отношении него дела о банкротстве, налицо злоупотребление
реорганизуемым обществом правом при принятии решения о создании
нового акционерного общества путем реорганизации, в результате которой
резко уменьшилась способность реорганизуемого общества удовлетворить
требования кредиторов.
Следует
также
отметить,
что
правоприменительная
практика
рассматривает недобросовестную реорганизацию в форме выделения,
совершенную с целью вывода активов, как форму злоупотребления правом со
всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.
Действующее
образования
в
законодательство
результате
не
реорганизации
предполагает
юридического
возможности
лица,
не
обремененного ни гражданско-правовыми, ни налоговыми обязательствами.
Наконец, четвертый принцип: недопущение проведения реорганизации
с
целью
уйти
от
установленных
действующим
законодательством
обязанностей.
Так, согласно абз. 2 п. 8 ст. 84.2 Закона об АО, если участник
хозяйственного общества приобретает более 30, 50 или 75% общего
количества акций в результате реорганизации открытого акционерного
общества, у него не возникает обязанности направлять обязательное
предложение в соответствии со ст. 84.2 Закона об АО, поскольку такие акции
приобретаются при реорганизации акционерного общества.
Правоприменительная практика по делам такого типа пока не
сложилась, однако с определенной долей вероятности можно предположить,
что суды, видя, что реорганизация проведена исключительно с целью ухода
от указанной обязанности, будут признавать акции, приобретенные таким
образом (без направления обязательного предложения), неголосующими и не
учитываемыми при определении кворума на общем собрании акционеров.
67
Поскольку именно власть (правомочие) является составной частью
содержания любого правоотношения, в том числе корпоративного, именно
ею и определяется граница свободы управомоченного лица, его возможности
действовать или бездействовать.
На наш взгляд, злоупотребление правом возникает даже тогда, когда
лицо
намеренно
бездействует,
например
не
участвует
в
принятии
определенного решения. Однако пока это мнение не нашло отражения в
правоприменительной практике.
К примеру, согласно п. 4 ст. 49 Закона об АО решение о реорганизации
принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти
голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие
в общем собрании акционеров. Таким образом, возможна ситуация, когда не
все акционеры участвуют в принятии решения о реорганизации и
утверждении условий ее проведения. Порой такое неучастие, особенно лица,
имеющего возможность повлиять на результаты голосования, может быть
намеренным.
В то же время п. 8 ст. 37 Закона об ООО предусматривает, что решение
о добровольной реорганизации общества с ограниченной ответственностью
принимается всеми его участниками единогласно, причем уставом общества
не
могут
быть
установлены
иные
правила
принятия
решения
о
реорганизации. Однако в случае, если участник общества намеренно не
примет участия в собрании, при его повторном проведении кворум будет
считаться соблюденным. Очевидно, что при реорганизации обществ с
ограниченной ответственностью такая форма злоупотребления правом, как
бездействие, также присутствует.
Самым сложным вопросом является определение «существенности»
нарушений, на основании которых реорганизация может быть признана
незаконной. Какого-либо единого подхода в этом отношении в российской
науке нет, в связи с чем определенную помощь может оказать позиция,
выработанная европейским корпоративным правом.
68
Согласно анализу юридической литературы отметим, что признание
реорганизации незаконной возможно лишь при соблюдении следующих
условий:
а) решение о незаконности должно выноситься судебным органом;
б) иск о признании реорганизации незаконной более не может
подаваться по истечении шести месяцев со дня, когда реорганизация
вступает в силу по отношению к лицу, которое требует признания ее
незаконной, либо если недостатки были исправлены;
в) решение о незаконности реорганизации может выноситься лишь в
том случае, если его основанием служит отсутствие предварительного
судебного или административного контроля законности контрольного акта,
либо в том в случае, если установлено, что решение общего собрания
является ничтожным или оспоримым в соответствии с положениями
национального права;
г) решение о признании реорганизации незаконной публикуется в
порядке, предусмотренном законодательством каждого государства-члена;
д) когда возможно устранить недостатки, способные повлечь
незаконность реорганизации, компетентный судебный орган предоставляет
заинтересованным обществам срок на исправление недостатков;
е) решение о признании реорганизации незаконной само по себе не
затрагивает действительность обязательств, возникших
для обществ-
получателей или в пользу этих обществ до опубликования решения;
ж) каждое из обществ-получателей несет солидарную ответственность
по своим обязательствам, возникшим после дня вступления решения о
реорганизации в силу и до дня опубликования решения о незаконности
реорганизации.
Среди многих новелл в законопроекте предлагается ряд изменений,
касающихся процедуры признания реорганизации недействительной.
69
В ГК РФ по аналогии с признанием договора недействительным или
незаключенным вводится модель недействительной и несостоявшейся
реорганизации в соответствии с новыми статьями 60.1 и 60.2 ГК РФ.
Следует сразу обратить внимание на то, что проект изменений в ГК РФ
не дает четкого ответа о том, в каких ситуациях реорганизация юридического
лица может быть признана недействительной: что это такое, критерии
«порочности», - сказано лишь о том, что признание судом недействительным
решения о реорганизации не влечет ликвидацию образовавшегося в
результате реорганизации юридического лица, а юридические лица,
образованные в результате реорганизации, и участники реорганизованного
юридического лица, голосовавшие за принятие решения о реорганизации,
признанного судом недействительным, обязаны солидарно возместить
убытки участнику реорганизованного юридического лица, голосовавшему
против такого решения или не принимавшему участие в голосовании, а также
кредиторам реорганизованного юридического лица.
В отношении же несостоявшейся реорганизации проект говорит о том,
что такая реорганизация может быть признана судом несостоявшейся по иску
участника юридического лица - корпорации в случае утраты этим
участником права участия в ней в результате злонамеренно проведенной
реорганизации. О том, что такое злонамеренно проведенная реорганизация,
проект молчит (а может она тогда быть недействительной или будет только
несостоявшейся?). Представляется, что соответствующий ответ может дать
лишь судебно-арбитражная практика. Но насколько объективной, единой и
последовательной будет она?
Решение суда о признании реорганизации несостоявшейся, как следует
из законопроекта, влечет следующие правовые последствия, которые
представлены в таблице 3.
70
Таблица 3 – Правовые последствия несостоявшейся реорганизации1
№
1
2
3
4
Последствия
восстанавливаются юридические лица, существовавшие до реорганизации,
с одновременным прекращением вновь созданных юридических лиц, о чем
делается запись в ЕГРЮЛ
сделки вновь созданных юридических лиц с лицами, добросовестно
полагавшимися на правопреемство, сохраняют силу для восстановленного
юридического лица
переход прав и обязанностей признается несостоявшимся, при этом
платежи, осуществленные в пользу вновь созданного юридического лица
должниками, добросовестно полагавшимися на правопреемство на стороне
кредитора, признаются совершенными в пользу управомоченного лица
участники ранее существовавшего юридического лица признаются
обладателями долей участия в нем в том размере, в котором доли
принадлежали им на момент реорганизации
Таким образом, реорганизация юридического лица не может быть
признана несостоявшейся или недействительной. В науке и проекте
изменений в ГК РФ не выработаны четкие критерии, по которым одна
реорганизация есть несостоявшаяся, а вторая - недействительная. Кроме того,
такое разграничение косвенно указывает на применение «сделочного»
подхода к реорганизации, однако реорганизация не является сделкой и
применение этого механизма чуждо ее правовой сущности. Все это лишь
усложняет
правопонимание
и
делает
затруднительным
применение
соответствующих норм на практике. По нашему мнению, реорганизация
может быть признана только незаконной, а в суде должны рассматриваться
иски не о признании реорганизации недействительной (несостоявшейся), а о
признании действий, связанных с реорганизацией, незаконными и взыскании
убытков (или без такового).
осуществляя свое корпоративное право голоса на проведение реорганизации,
акционеры
(участники
хозяйственных
обществ)
обязаны
руководствоваться прямо установленными законодательными запретами и
предписаниями, соблюдать правовые принципы, граничащие с нормами
морали и нравственности, а на законодательном уровне должны быть
1
Составлено автором
71
разработаны
и
установлены
правовые
механизмы,
злоупотреблениям в сфере корпоративных правоотношений.
препятствующие
72
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким
образом,
проанализировав
приведенные
факты,
дадим
определение реорганизации юридических лиц. Реорганизация — это процесс,
включающий в себя совокупность различных юридических фактов и
затрагивающий интересы весьма широкого круга лиц. Именно поэтому ее
проведение часто связано с многочисленными злоупотреблениями со
стороны участников (акционеров) хозяйственных обществ.
Согласно
проведенному
анализу,
отметим,
что
существо
корпоративных правоотношений таково, что взаимоотношения хозяйственного общества и его акционеров (участников) находятся в той
плоскости, где собрание акционеров (участников), являясь высшим органом
юридического лица, фактически определяет политику существования
хозяйственного общества посредством принятия тех или иных решений. При
этом нередко в процессе осуществления своего корпоративного права
акционеры (участники) действуют исключительно с намерением причинить
вред как самому юридическому лицу, так и третьим лицам — кредиторам и
другим (как правило, миноритарным) акционерам (участникам).
Действующий ГК РФ, не давая прямого определения реорганизации, в
некоторых
нормах
указывает
на
реорганизацию
как
на
случай
универсального правопреемства (ст. 129 и 1241). Еще одна статья ГК — ст.
1093, называясь «Возмещение вреда в случае прекращения юридического
лица», содержит в том числе и регулирование случаев реорганизации,
поддерживая старую традицию объяснять реорганизацию в качестве одного
из способов прекращения юридического лица. Некоторые нормативные акты
рассматривают реорганизацию как способ прекращения деятельности
юридического
лица,
к
примеру
ст.
6
Федерального
закона
«О
государственной службе российского казачества» в качестве одного из
оснований для исключения казачьего общества из государственного реестра
казачьих обществ в Российской Федерации указывает на «прекращение
73
деятельности казачьего общества (путем реорганизации, ликвидации или
исключения из единого государственного реестра юридических лиц в
случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации)».
Существует большой блок нормативных актов, которые рассматривают
реорганизацию как способ создания юридического лица. К примеру, в
соответствии
со
огороднических
ст.
и
16
Федерального
дачных
закона
некоммерческих
«О
садоводческих,
объединениях
граждан»
садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое объединение
создается на основании решения граждан в результате учреждения либо в
результате реорганизации садоводческого, огороднического или дачного
некоммерческого объединения.
В настоящее время объем принадлежащих тому или иному лицу
корпоративных прав определяется количеством принадлежащих ему акций
(долей)
в
капитале
корпорации.
Известно,
что
управление
делами
хозяйственных обществ осуществляется именно мажоритарными акционерами
(участниками), а воля миноритариев, как правило, не учитывается. Таким
образом, именно мажоритарными акционерами (участниками) определяется
политика хозяйственного общества, в том числе и при проведении процедуры
реорганизации. Законодатель оставляет миноритариям лишь право оспаривания
принятого общим собранием решения, и то только в случае, если они
голосовали против либо вообще не участвовали в принятии решения, при
условии доказывания ими факта нарушения положений закона или устава
хозяйственного общества, а также их прав и законных интересов. Однако
данный механизм представляется недостаточно эффективным. Основная
проблема, как видим, заключается именно в неустановлении действующим
законодательством
пределов
(границ)
осуществления
мажоритарными
акционерами (участниками) корпоративных прав, в том числе при проведении
реорганизации.
74
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31.
Ст.4398.
1.2 Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(ред. от 17.04.2017)// Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст.
2954
1.3
Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ //Собрание законодательства РФ,
07.01.2002, N 1 (ч. 1), ст. 1, 2017. №344-ФЗ-Ст.1
1.4 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 28.03.2017)// Собрание законодательства РФ,
05.12.1994, N 32, ст. 3301, 2017.- №87 ФЗ-Ст.3301
1.5 Федеральный закон "О садоводческих, огороднических и дачных
некоммерческих объединениях граждан" от 15.04.1998 N 66-ФЗ// Собрание
законодательства РФ", 20.04.1998, N 16, ст. 1801, 2016. №20-ФЗ-ст.1801
1.6 Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об
акционерных обществах"// Собрание законодательства РФ", 01.01.1996, N 1,
ст. 1, 2017- №55-ФЗ- ст.1
1.7 Федеральный закон "Об особенностях правового положения
акционерных обществ работников (народных предприятий)" от 19.07.1998 N
115-ФЗ (последняя редакция)// Собрание законодательства РФ", 27.07.1998,
N 30, ст. 3611, 2002- №2- Ст. 3611
1.8 Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О
рынке ценных бумаг"// Собрание законодательства РФ", N 17, 22.04.1996, ст.
1918, 2017 - №66- ст.1918
75
1.9 Федеральный закон от 18.07.2009 N 190-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О
кредитной кооперации"// Собрание законодательства РФ", 20.07.2009, N 29,
ст. 3627, 2016. -№3- ст. 3627
1.10 Федеральный закон от 07.05.1998 N 75-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О
негосударственных пенсионных фондах" // Собрание законодательства РФ", N
19, 11.05.1998, ст. 2071, 2017- №39.- ст.2071
1.11 Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ (ред. от 28.12.2016)
«О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей» ( с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
1.12 СУ РСФСР. 1918. № 74. Отд. 1. Ст. 809.
1.13 Собрание законов и распоряжений Рабочего и Крестьянского
Правительства СССР. 1930. № 15. Отд. 1. Ст. 157
1.14 Приказ Минфина России от 06.10.2008 N 106н (ред. от 06.04.2015)
"Об
утверждении
положений
по
бухгалтерскому
учету"
(вместе
с
"Положением по бухгалтерскому учету "Учетная политика организации"
(ПБУ
1/2008)",
"Положением по бухгалтерскому учету "Изменения
оценочных значений" (ПБУ 21/2008)") (Зарегистрировано в Минюсте России
27.10.2008 N 12522)// Бюллетень нормативных актов федеральных органов
исполнительной власти, N 44, 03.11.2008
1.15 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18
ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального
закона "Об акционерных обществах" (с изменениями и дополнениями от
16.05.2014)// "Вестник ВАС РФ", N 1, 2004, 2014- №2
1.16 Постановление ФАС Центрального округа от 22 октября 2003 г. №
А64-518/03-6
2. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
2.1 Габов А. В., Теория и практика реорганизации (правовой аспект) /
А. В. Габов; Изд-во Статут. - Москва : Статут, 2014 [т. е. 2013]. –С.84
76
2.2 Габов А. В., Солидарная ответственность как последствие
реорганизации (статья) / «Гражданское право» 2016, № 5
2.3 Габов А.В., Гасников К.Д., Емельянцев В.П. « Юридические лица в
российском гражданском праве: Монография. В 3 т. Создание, реорганизация
и ликвидация юридических лиц» (том 3) / Изд. ИЗиСП, 2015.
2.4 Гражданское право: Учебник. В 3 т./Н.Н. Агафонова, С.В.
Артеменков, В.В. Безбах и др./Отв. Ред. В.П. Мозолин. 2-е изд., перераб. И
доп. Т.1 М.: Проспект, 2012. С.166-167
2.5 Долинская В. В. Гражданское право : основные положения :
учебное пособие для бакалавров / В.В. Долинская; отв. ред.: д.ю.н., проф.
В.Л. Слесарев М-во образования и науки Рос. Федерации, Моск. гос. юрид.
ун-т им. О.Е. Кутафина (МГЮА). - Москва : Проспект, 2017 [т.е. 2016]. - 112
с.
2.6 Иоффе О. С. Советское гражданское право. М: Юрид. лит., 1967. С.
145.
2.7 Корпоративное право: Актуальные проблемы теории и практики /
Под общ. ред. В.А. Белова. М: Юрайт, 2009. С. 484.
2.8 Корякин В. М. Гражданско-правовая ответственность сторон
государственного контракта : монография / В. М. Корякин, Г. Ф. Чекмарев;
Международный институт экономики и права. - Москва : Изд-во МИЭП,
2017. - 163 с.
2.9 Нинциева Т. М. Договорное право : учебно-методическое пособие :
[для
магистрантов
направления
40.04.01
"Юриспруденция",
профиль
подготовки (магистерская программа) - Гражданское право, семейное право,
международное
государственное
частное
право]
бюджетное
/
Т.
М.
образовательное
Нинциева;
Федеральное
учреждение
высшего
образования "Чеченский государственный университет", Юридический
факультет, Кафедра гражданского права и процесса. - Кисловодск : Учебный
центр Магистр, 2017. - 110 с.
2.10 Советское гражданское право/Отв. Ред. В.А. Рясенцев. Ч.1 С.133
77
2.11 Советское гражданское право/Отв. Ред. И.Б. Новицкий, П.Е.
Орловский. Т.1 М.: Госюриздат, 1959. С.113
2.12 Советское гражданское право/Под ред. Д.М. Генкина. М.:
Госюриздат, 1961. С.45
2.13 Тархов В.А. Советское гражданское право. Ч. 1. Саратов: Изд-во
Сарат. ун-та, 1978. С. 50
2.14 Хозяйственное право: Учебник / Под ред. В.В. Лаптева. М.: Юрид.
лит., 1983. С. 54.
2.15 Юридические лица в гражданском праве зарубежных стран:
Монография / Изд. Инфра-М, 2015
3. ПУБЛИКАЦИИ В ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ
3.1 Ахмедшина А. Переход прав кредитора на основании договора:
правовые нормы и практика их применения [Текст] // Арбитражный и
гражданский процесс. – 2007. – № 4. – С. 19
3.2 Илюшина М.Н. Проблемы правопреемства при реорганизации
юридических лиц [Текст] // Закон. – 2008. – № 2. – С. 11
3.3 Миславская Н.А. Реорганизация юридических лиц в форме
преобразования // Аудитор - 2015 - № 10
3.4 Миславская Н.А. Реорганизация юридических лиц в форме слияния
// Аудитор – 2015- № 7.
3.5 Миславская Н.А. Процедура реорганизации юридического лица в
форме выделения // Аудитор – 2015 - № 7
3.6 Нариманов Э.Н. Предмет как существенное условие договора
уступки требования [Текст] // Юрист. – 2008. – № 2. – С. 23
3.7 Степанов Д.И. Правопреемство при реорганизации в форме
выделения [Текст] // Вестник ВАС РФ. - 2002. - №7. - С. 13
3.8 Тордия И.В. Уступка права требования в гражданском праве [Текст]
// Налоги (газета). – 2006. – № 17. – С.11
78
3.9 Увакина Т.В. Сделки по реорганизации юридических лиц в рамках
государственного контроля за экономической концентрацией / Юрист – 2016
-№2
79
80
81
82
83
84
85
86
87
88
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа