close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Кузнецов Дмитрий Владимирович Социальная поддержка людей пожилого возраста в кризисных ситуациях

код для вставки
министЕрство оБрАзовлниlI и нАуки россиискои
ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮЛi{(ЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЪНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИr[
(ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНI{ЫЙ УНИВВРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕFIЕВА)
F
tt
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАLИОННАЯ РАБОТА
i
L
i,,
:-
,.,
-J
tIо направJIению
rIодго,говки 39.03.02 Социа_гtьная работа
направленность (гlрофиль) к Организация социаJIъной работы с различ}Iыми
груIIпами населения и в различных сферах жизнедеrIтельности ))
i:l
Студента Кузнецова Щмитрия ВладимировйLа
]
]
J
шифр 120156 (з)
Социальный факультет
il
lчt
Тема выпускной квалификационной работы
.рl
Е].
Е
-1
-д
социдльндrI поддЕрх{кд лIодЕЙ пожилого возрдстд в
КРИЗИСНЫХ СИТУАЦИЯХ
:li
i*{
:-!
i,
!,l
ч
щ
||,l
й
Студеtrт
Itузнецов Д. В,
Руководитель
Маева Л.В.
Зав. Кафелрой
Николаев В,А.
IJ
н,
]]
];]
[,-т
ril
fi:
,d
ьп,
Ш,
]iil
Iiil
h-
Ёы
||г
tJ
ý
гт
Б;
Орё;r 2017
t,министЕрствооБрАзовАg1зд,цА_укироссlйскойqвдг_$,!{ц,4'лl
F
ФЕдрАльнорр9_6удщсфшшrоввЁДйтйЬЪ-ь;рirЪ"оrrльноЕ
-
_УЧРЕЖДЕНИЕ ВЬJСIТТFГО ОБРАЗОВАНIбI
( орлов ский го
с удАр с тввr+ъй уйвЪБитвт
имени и.С. ТУРГЕнЕВА)
t:
|.{
l
l
l
Социальный факультет
Кафедра методикИ и технолОгии социалъной
педагогики и социальной
работы
Направление подготовки (специальность)
3g.Oз.02 Социа-гtьная
работа
направленность (гrрофилъ) к Организация
соци€lпъной работы с
разлшшыми
группами населения и в
сферах
р.зличных
жизнедеятелъности >
УТВЕРЖЩАЮ:
Зав. кафедрой
_Николаев В.А.
к1O>оентября 2016г.
]
зАдАниЕ
на выполнение ВЫtý/скной квалификациоЕной
]
]
1
работы
студент Кузнецов Щмитрий Владимирович
120156 ( з)
1,тема Вкр:
Социальнu" .rодд.ржка
людей пожилого возраста в кризисньж
ситуациях утверждена прик€tзом
ректора от <<26>>января 2017 г.
2-119
СДачи студентом <<24>> мая2017
r.
?. 9Pon
К РабОте: Учебная литература, периодические
издания,
м
itrT.Ёffif,.flJJ:'
a;ý*т:у.,:
оказывающие
У:л g:nl|_"]:
]
i;
I
r::}i:y_;
преодолении
:*:::::1__:тIlуй у цраждан пожилого возраста
*:::::::;.:::,:::.::"]_l19::",.;;;;;,,i".iй;-";;ffi;Х"ilЖ.;;
I
il
i
;;#ж".:
сихотр авмирующие
rv
в оздействия
9чJдчl.lчIб(Dl
воздействия, ведущие \к I\l/лJлUtlblI\4
кризисным
:::,:,:::: 9:_"1ттческие
сотид:ц5цо- психологическая помощь
"о*.11у_лl_о;гасте);
в
пожилого возраста с потерей близких
людей)
5. Перечень графического матери.tла:
2 рисунка
,Щата
выдачи задания( 15
>
сентября 201б ц
Руководитель ВКР
i
Задание принял к исполнению
l
п
Маева Л.В.
Кузнецов Д.В.
наименование этапов
вкр
1)Выбор темы,
закреппение руководителя
2)Утверждение плана
исследоваIIия
3) Обзор литературы,
предост€lвление первой главы
4) Проведение эмпирических
исследований
шин
Срок выполнения
этапов паботьт
l0 сентября
Примечание
25 сентября
25 декабря
()ктябрь-
февраль
3 марта
6)Предоставление
оконIIателъного варианта
работы
Сrудеrш
Руководитель ВКР
Fх
fu
п
15 мая
Кузнецов,Щ.В.
Маева Л.В.
1
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………...4
ГЛАВА 1. Факторы, оказывающие психотравмирующие воздействия на
пожилого человека
1.1. Травматические воздействия, ведущие к кризисным ситуациям в пожилом
возрасте……………………………………………………………………………...8
1.2. Смерть близких людей, как источник травмы у пожилых людей ……….. 19
ГЛАВА 2. Социально- психологическая помощь в преодолении
кризисных ситуаций у граждан пожилого возраста
2.1. Теоретические основы работы с пожилыми людьми, находящимися в
тяжелой жизненной ситуации……………………………………………………35
2.2. Оказание социально-психологической поддержки людям
пожилого
возраста с потерей близких людей……………………………………………….47
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………..60
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ....…………………………………….……………63
ПРИЛОЖЕНИЕ. …………………………………………….…………..69
2
ВВЕДЕНИЕ
Важность проблемы, обеспечения достойной жизни людей преклонного
возраста признана многими государствами, что нашло свое отражение в
«Принципах ООН в отношении пожилых людей» [7]. Переходный период в
России не только сложной экономической и политической ситуацией, но и
своеобразным крушением надежд и чаяний большой части населения. В
первую очередь это касается людей пожилого возраста. В настоящей
социально-экономической
ситуации
вопросы
качества
жизни
граждан
пожилого поколения России, их материального обеспечения, уважительного
отношения со стороны общества, правовой и социальной защиты пожилых
приобретает особую остроту и значимость.
По данным ООН, число людей старше 60 лет будет стремительно
увеличиваться, особенно в первой половине ХХ1 века. В результате в странах
сегодня каждый пятый человек - пожилой, через 30 лет им будет каждый
третий, а через 150 лет это соотношение станет общемировым. По сравнению с
другими странами с низким уровнем рождаемости, в России старение
населения выражено не столь явно, но все равно это самая быстро растущая
категория населения. По последним данным, в России насчитывается около
30,5 млн. человек старшего возраста. Ожидается, что к 2015г. доля пожилых
людей достигнет 20% [38].
Сегодняшняя система ценностей в России не обеспечивает пожилым
людям чувства общественной значимости. Для них не предусмотрена
возможность
самореализации,
государственное
обеспечение
часто
недостаточно, и на фоне развитых стран положение наших пенсионеров
незавидное. Пожилые люди не востребованы обществом. Это сказывается и в
том, что литературы и исследований, посвященных проблемам пожилых людей
в России, очень мало, особенно касается
жизненных ситуациях.
оказания помощи в тяжелых
3
Только число пожилых людей, страдающих из-за смерти любимого
человека, поразительно велико: «Около 12 миллионов овдовевших пожилых
людей проживают в США, и свыше 800 тысяч из них овдовели менее года
назад. В возрасте 65 лет более половины женщин и 10% мужчин овдовели, по
крайней мере, один раз. Среди тех, кому за 85 лет, овдовели 81,3% женщин и
40,5 % мужчин» [ 12, с. 15]. К сожалению, в России подобная статистика пока
отсутствует.
Тягостное переживание смерти близких людей достаточно распространено
и нередко становится причиной болезни, особенно если человек одинок.
Депрессия, суицид, тревога и симптомы «осложненного» горя числятся среди
наиболее важных
осложнений при подобных обстоятельствах у пожилых
граждан. Осложнения могут представлять собой патологическую реакцию на
стресс, вызванную переживанием тяжелой утраты, и необходимости адаптации
к новым условиям. До настоящего времени
оказание своевременной
социально- психологической помощи пожилым людям при тяжелых жизненных
обстоятельствах недостаточно разработано в социальной теории и практике,
что и определило тему нашего исследования: «Социально- психологическая
помощь гражданам пожилого возраста в кризисных ситуациях»
Цель работы – определить факторы, оказывающие психотравмирующие
воздействия на пожилого человека и виды адекватной помощи при трудных
жизненных ситуациях.
Объект исследования – кризисные ситуации пожилого возраста.
Предмет исследования
- оказание социально-психологической помощи
пожилым людям при потере родственников.
Задачи:
1.
Определить причины травматических воздействий, приводящих к
нарушению жизнедеятельности пожилого человека.
2.
Выявить особенности оказания видов социально-психологической помощи
4
пожилым гражданам в критических ситуациях.
3.
Разработать рекомендации по оказанию социально-психологической
помощи одиноким пожилым людям при потери близких людей.
Методы исследования: - поиск, анализ и обобщение литературы по проблеме
исследования; анкетирование.
База исследования –
Центр
социального обслуживания населения
Заводского района г. Орёл.
Практическая значимость исследования заключается в том, что
предпринята
попытка,
определить
наиболее
травмирующие
психоэмоциональные факторы, приводящие к нарушениям в жизнедеятельности
пожилых людей.
Рассмотрены, обобщены и составлены рекомендации по
оказанию помощи пожилым гражданам при потере близких людей.
Квалификационная работа состоит из: введения, двух глав, заключения,
списка литературы и приложения.
5
ГЛАВА 1. Факторы, оказывающие психотравмирующие
воздействия на пожилого человека
Цель главы - выявить причины социально – психологических
нарушений приводящих к нарушению жизнедеятельности пожилого человека.
Для этого рассмотрены
понятия, которые не имеют четких границ и
конкретных определений: само горе, тяжесть утраты, травматическое
воздействие, травматическая кризисная ситуация. Хотя это все последствия
одного события, но они различаются.
1. 1. Травматические воздействия в пожилом возрастет приводящие к
социально-психологическим нарушениям.
Кризисные
ситуации
могут
быть
обусловлены
изменениями
в
естественном жизненном цикле или случайными травмирующими событиями.
В психологической литературе встречается несколько внешне сходных
по значению выражений: психологический стресс, психическая травма,
травматическое воздействие, психологический кризис, психотравмирующее
воздействие, жизненный кризис, горе, критическая ситуация. Установление
соотношения между этими понятиями необходимо, поскольку сущностью
научного познания является прояснение понятий. Нередко они используются
как
синонимы.
Иногда
различие
проводится
только
по
источнику
травматического воздействия.
Прежде всего, необходимо уточнить выражение «психическая травма».
Некоторые психологи, например, P.M. Грановская под психической травмой
понимает «информацию, которая противоречит сложившимся у человека
представлениям о мире и себе, нарушает согласие человека с самим собой»
[9,с.4].
Имеется в виду неприятная информация, критическое расхождение
представлений о мире с новой информацией. В таком случае психическая
6
травма - это то, против чего направлена психологическая защита.
«Психологический внешний конфликт, как правило, определяется
столкновением
нарушенных
отношений
личности
с
требованиями
окружающей среды. Межличностный конфликт пожилого человека может
возникнуть в сферах его семьи, работы, других социальных групп.
Внутренний
(внутриличностным)
конфликт
определяется
существованием противоречивых желаний, тенденций, мотивов и позиций
личности. Таким образом, мы можем сказать, что психологический конфликт
может быть порожден самим пожилым человеком. «Обычно психическая
травма всегда причиняется извне, помимо осознанного или бессознательного
желания личности», отмечает В.А. Ташлыков [9,с.4].
В системе отношений личности центральное место занимает самооценка
или совокупность представлений о своем «Я», через призму которых человек
оценивает и перерабатывает воспринимаемую извне и изнутри информацию, а
также принимает решения относительно собственной деятельности на основе
имеющегося у него опыта.
В ситуации психологического стресса, обусловленного болезнью и
обстоятельствами,
с
нею
связанными,
система
отношений
личности
подвергается испытанию. Таким образом, психологическая защита является
одной из форм психических регуляторных механизмов, выступающих в случае,
когда личность не может адекватно оценить чувство беспокойства,
вызванное внутренним или внешним конфликтом, не может понять или
выяснить источники и успешно справиться со стрессом[17, с.6].
Являются ли те или иные аспекты старения провокаторами травмы?
Получив ответ на этот вопрос, мы сможем точнее ответить на вопрос о
возможности и продуктивности психотерапевтической работы с пожилыми
людьми. Пример ситуации психологического стресса - попадание в больницу наталкивает на тривиальное разделение: к психологическим стрессам можно
7
отнеси все, что связано с внешними событиями, а к психическим травмам - то,
что обусловлено внутренними переживаниями. Но может быть, продуктивнее
отделять психологические стрессы от психических травм по влиянию на те
психические процессы и функции, которые затрагиваются (страдают) в одном
случае или сохраняются - в другом?
На наш взгляд, понятия «психологический стресс» и «психическая
травма» нетождественны. Одним из источников психологического стресса
может, например, служить чрезмерное усложнение ситуации: когда учет всех
значимых факторов превосходит психологические возможности человека,
когда теряется контроль над ситуацией или есть опасение потери контроля,
когда
ощущается
информационный
вакуум.
Однако
травматического
воздействия подобная ситуация не окажет. Можно назвать еще один показатель
стресса: настойчивость на грани «нервного срыва». В случае же психической
травмы имеет место «паралич» настойчивости.
Выражение «психическая травма» еще требуется преобразовать в понятие
психологии. Вот несколько примеров внешних, экзогенных психических травм:
пережитое насилие,
смерь близких людей, вынужденный уход пожилого
пенсионера с работы, катастрофа, уход детей из семьи и т.д.
Насколько разными могут быть травматические стимулы, настолько же
различны
глубина
травматических
и
широта
факторов
поражения
определяется
психики.
Особенностями
относительная
избирательность
травматического воздействия на подсистемы личности. «В результате
нанесенной травмы на время теряется возможность нормальной продуктивной
деятельности психики, снижается трудоспособность и жизнеспособность»,
констатирует Н.Ф. Дементьева [10, с.12].
Кроме
ситуаций,
в
которые
человек
попадает
как
участник,
травматическое воздействие оказывают события, касающиеся его как индивида.
К этой группе можно отнести все, затрагивающее физическое состояние и
8
внешность: узнавание о неизлечимом заболевании, физическое увечье,
ухудшение способностей к самообслуживанию.
Травматическое воздействие таких факторов принципиально отлично от
экзогенных. Можно сказать, что травмы такого рода ведут к потере
«идентичности»,
предваряемой
«кризисом
идентичности»
(термины
Э.
Эриксона). Здесь личность, как ни странно, сама способна усилить
травматическое воздействие. Вникнуть в эту проблему помогает понятие
«травматическое представление». Оно же дает ответ на другой вопрос: следует
ли понимать под «психической травмой» внешнее событие или это внутренняя
реакция психики. В целом, играть травмирующую роль может только то, что
осознается и по-особому переживается. Интегральной, результирующей
характеристикой действия психической травмы, на наш взгляд, является
неуверенность. Человеку трудно действовать, как прежде. Речь идет об
«энергетических»
параметрах:
активности,
целеустремленности,
продуктивности, концентрации и т.д. Из этого следует, что по действию
психическая травма противоположна «нормальному» психическому стрессу,
когда
напротив,
все
энергетические
характеристики
приближаются
к
максимуму.
Неуверенность проявляется, очевидно, как неуверенность в собственных
силах, в понимании со стороны окружающих, в общении, - словом, во всех
социально обусловленных отношениях. Важно выяснить, проявляется ли эта
неуверенность в активизации стремления к самоанализу, являющемуся
основной предпосылкой пересмотра смысла жизни, стимулирует ли она это
стремление. Проявляется ли эта неуверенность в сомнениях по поводу
собственной системы ценностей или отдельных ее элементов, по поводу
собственных жизненных ориентиров, жизненных целей? Иначе говоря,
затрагивает ли возникшее чувство неуверенности все смыслообразующие
функции,
которые,
по
мнению
Э.
Эриксона,
в
моменты
кризисов
9
пересматриваются и переоцениваются. По-видимому, одним из косвенных
последствий психической травмы может стать стремление к самоизоляции. Оно
может формироваться либо осознанно, через представление об ущербности,
либо бессознательно.
Старение человека - процесс тем более сложный, что различные
составляющие образа «человек» - физическая индивидуальность, организм,
психика в целом, личность, социальные связи - стареют не одновременно и поразному.
Шахматов Н.Ф. в своей книге «Психическое старение: счастливое и
болезненное» говорит: «Осознание возрастного снижения физической и
психической силы - и есть начало формирования нового психосоциального
статуса пожилого человека. К этому времени для человека становится ясным,
что его опыт и знания менее значимы для общества, чем перспективность и
оперативность молодого работника, что общество не обнаруживает желания
считаться с его старыми привычками, стилем и образом жизни» [52, с. 268.].
Отражение этого процесса самосознающей частью психики необычайно
сложно и интегративно. Мы имеем в виду, что это единый, но не единичный
процесс, он разделяется на много составляющих. И каждая из составляющих
процесса старения, попадающая в самосознание, может по-разному и в
различной степени оказывать травматическое воздействие.
Иванов В.А выделят шесть типов отношения человека к факту
собственного старения:
Нормальное старение. Общее состояние психики
соответствует
старости.
У пожилых людей умеренно присутствует тревога, депрессия,
страхи
различные изменения и трудности жизни - выход на пенсию,
на
ослабление контактов со взрослыми детьми, смерть близких, болезни, но они
предпочитают «хранить в себе» все переживания. Сюда же
входят
переживания, вызванные постепенным ослаблением различных физических и
10
психических функций.
Пренебрежительное
Пожилой
старение.
человек
недопонимает
особенности старения и проявляет «необоснованный оптимизм». Встречается
часто недооценка человеком особенностей процесса психического старения. В
ситуации старения человек устойчиво сохраняет жизненные установки,
связанные с выполнением определенных функций на работе или в семье. Такой
человек бравирует нередко своим пренебрежением к старости. Однако обычно
за подобной бравадой обнаруживается активированная общей слабости
потребность в безопасности, скрытый страх за свое здоровье и жизнь. В
предшествующий, период жизни у таких людей отмечались внешне уверенное
поведение при чувстве внутренней неуверенности, «легкое» отношение к
здоровью, стремление к активному преодолению стрессовых ситуаций,
стремление упрочивать и поддерживать устоявшийся образ труда и жизни;
Отрицающее старение. Человек не обращает внимания на старение,
отгоняет
от
себя
мысли
о
нем
(таким
людям
свойственно
«гиперкомпенсированное», подчеркивание своих возможностей и чрезмерной
активности, имеющее целью сохранение прежнего статуса в жизни;
Геронтофобное старение. Человек несоразмерно боится старости, в
большей или меньшей степени понимая, что его опасения преувеличены, но не
в состоянии бороться с ними. Здесь важные прежде жизненные цели,
социальные интересы отдвигаются на второй план, а неудовлетворенные
потребности, например, в признании, эмоциональном контакте и опеке
частично
удовлетворяются
благодаря
объявлению
себя
беспомощным
человеком;
Трагическое старение. Человек убежден, что старость - это уже не жизнь,
рассматривает старение как крушение всего, а себя - как руину (в этом случае,
очевидно, активизируются механизмы защиты, в частности отрицания, и сам
факт старения является глубокой психической травмой).
11
Геронтофильное старение. Связанно с определенным успокоением и
приятными чувствами от старения (старость, например, может рассматриваться
как обретение долгожданной свободы, возможностью «пожить для себя» и пр.).
[13, с.4].
Трагическое старение. Человек убежден, что старость – это уже не жизнь,
рассматривает крушение всего, а себя как рутину.
Таким образом, можно сказать, что отношение человека к факту
собственного старения может также стать источником переживаний в жизни
пожилого человека и оказывать травматическое воздействие.
Ряд авторов[2; 14;45 и др.] отмечают такие психологические особенности:
снижение внимания, способности к запоминанию и переработке текущей
информации, снижение интеллектуальных способностей, затруднение принятия
решений, личностные изменения, в том числе ухудшение способности к
обучению, общению, утрата предприимчивости, равнодушие. Можно добавить
самоизоляцию,
ослабление
физического
и
«недужности»,
осознанное
дистанцирование
психического
от
молодых
состояния
-
поколений,
невостребованность, прекращение занятости. Некоторые авторы [38; 49; 54]
выделяют
такие
проявления
старения,
как
уменьшение
возможности
воздействовать на других, управлять другими, падение авторитета в силу
прекращения трудовой деятельности, внутреннего ослабления воли (в этом
случае часто наблюдаются реакция протеста против молодого поколения,
критика молодежи, нетерпимость).
«Ненужность и болезненность в равной мере отражают то, что можно
уложить в понятие «нездоровье». К ощущению нездоровья в старости быстро
возникает привыкание и соответствующая адаптация. Ненужность - это чувство
физической и психической слабости. Соматические проявления ненужности в
старости - это ощущение общей слабости, разбитости, тяжести, неудобства, то
есть любых форм переживания физического дискомфорта. Психически - это
12
чувство снижения активности, упадок работоспособности, повышенная
психическая утомляемость» [7 с.26].
Очевидно, что ни одно из этих явлений не возникает внезапно, подобно
острому заболеванию. Вряд ли можно говорить о них как о новом уникальном
опыте, приходящем с возрастом. В каждом возрасте можно попасть в
изоляцию, испытать одиночество, вступать в конфликты, чувствовать
непонимание, и т.д. Таким образом, ничего феноменально нового с человеком
после выхода на пенсию не происходит. Если же рассмотреть «новые» явления
вместе, суммарно, то возникнет иллюзия особенного нового состояния, «нового
этапа жизни». (Терапевтически продуктивно вовремя показать иллюзорность
новизны этого состояния, усилить и достроить его связи с предыдущими
периодами жизни.)
Одним из важнейших элементов старения, на наш взгляд, является
негативное восприятие изменений внешности. С возрастом у человека могут
выпасть зубы, волосы, непропорционально увеличиться части лица, обвиснуть
кожа, измениться ее цвет, вырасти живот, выступить сосуды, поседеть волосы,
измениться выражение лица. Очевидно, что такие изменения не могут не
побудить к пересмотру своих социальных возможностей и, как следствие,
вызвать депрессию и неуверенность. Они приводят в результате к переоценке
своих возможностей.
Можно, на наш взгляд, вывести подобие правила или закона: наиболее
сильное психотравмирующее действие при старении оказывают изменения тех
составляющих, которыми человек привык пользоваться для достижения
социальных целей в предыдущие периоды жизни. На наш взгляд, приведенные
выше изменения на работоспособность пожилого человека, и на стремлении к
сужению круга общения (относительной самоизоляции). Осознавая эти
изменения, человек переоценивает собственные возможности, отчасти - свою
систему ценностей.
13
На основании сказанного можно утверждать, например, что снижение
сексуальной потенции, ухудшение внешности и «упадок сил» являются
несомненными психотравмирующими факторами. Этот, на первый взгляд,
неявный
вывод,
получает
подтверждение
при
анализе
изменений,
происходящих в системе ценностей пожилого человека.
Представления стареющих людей о себе, своем возрасте включают как
положительные, так и отрицательные понятия: с добротой, заботой о семье,
чувством долга сочетаются занудство, консерватизм, критичное отношение к
молодежи, и все это на фоне низкого материального уровня и плохого здоровья.
Психотравмирующей ситуацией в жизни пожилого человека может
оказаться и вынужденный уход с работы. Встречаются разные типы пожилых
людей, которые воспринимают свой выход на пенсию.
Представители первого типа людей выходят на пенсию
без особых
эмоциональных нарушений. Люди этого типа, старающиеся справиться с
«шоком отставки», обращаются к стратегиям, смягчающим патогенный
характер
кризисной
ситуации.
Широко
используется
техника
«антиципирующего совладения», о которых пишет в своей статье Анциферова
Б.В. «Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы?
Она предполагает поиск новых путей включения в общественную жизнь,
планирование свободного времени, предвидение негативных состояний и
событий в период отставки. Люди, планирующие свою жизнь на пенсии,
нередко
воспринимают
отставку
как
освобождение
от
социальных
ограничений, предписаний и стереотипов рабочего периода. Под влиянием
ощущения свободы, перехода в слабо конструированную область жизненного
мира
у
личности
появляются
новые
способности,
реализующиеся
в
увлекательных занятиях» [2,с.57].
У таких людей,
появляется желание
после выхода на пенсию,
передавать профессиональный опыт своим ученикам. Они испытывают тягу к
14
воспитанию,
наставничеству нового поколения. Интересные дела,
дружеские отношения, способствуют сохранению и контролю
новые
окружения,
увеличивают продолжительность жизни и удовлетворенность ее.
Люди другого типа после выхода на пенсию развивают пассивное
отношение к жизни,
отчуждаются от окружающих, что
сужает
их круг
интересов, и снижаются показатели интеллекта. Они теряют уважение к себе и
переживают тягостное чувство ненужности. Люди этого типа часто, будучи
физически здоровыми, быстро дряхлеют из-за тяжелого переживания своего
возраста, погружаются в прошлое, не борются за себя. Привычная жизненная
стратегия
после
выхода
на
пенсию
-
неспособность
контролировать
окружающие события. Воспринимают окружающий мир лишь как источник
непреодолимых трудностей и неприятностей, что приводит к негативным
последствиям для еще совсем недавно здоровых и активных людей.
Так, Д. Бройлей выделила пять типов приспособления к старости.
Конструктивная установка: человек внутренне уравновешен, спокоен,
удовлетворен эмоциональными контактами с окружающими, критичен в
отношении самого себя, терпим в общении с другими. Он принимает старость
как факт, завершения его профессиональной карьеры, рассматривает смерть
как естественное явление, не выражение отчаяния и сожалений. Человек такого
типа с доверием относится к окружающим и рассчитывает на их помощь.
Установка зависимости присуща индивидам, проявляющим пассивность
и склонным к зависимости от других. Люди этой категории не имеют высоких
жизненных стремлений,
легко оставляют профессиональные занятия.
Семейная жизнь обеспечивает им чувство безопасности, дает ощущение
внутренней
гармонии,
поэтому
они
не
страдают
от
эмоциональной
неуравновешенности и стрессов.
Защитная
установка
-
характерна
для
самодостаточных
людей,
обладающих «психологической броней», поглощенных профессиональной
15
деятельностью. Они избегают обнаруживать собственное мнение, не любят
говорить о своих проблемах. Эти люди подвержены страху смерти и маскируют
свою беспомощность перед этим фактом усилением внешней активности.
Установка враждебности присуща «разгневанным старикам», которые
агрессивны, мнительны, вспыльчивы и
обыкновенно предъявляют, массу
претензий к своему окружению - близким, друзьям, обществу в целом. Они
неадекватно воспринимают старость, не могут смириться с неизбежными
возрастными издержками, завидуют молодым, бунтуют против смерти и
страшатся ее.
Установка враждебности, направленная против самого себя, характерна
для
лиц
с
отрицательным
жизненным
балансом,
которые
избегают
воспоминаний о прошлых неудачах и трудностях. Они не восстают против
старости,
пассивно
воспринимают
удары
судьбы.
Неудовлетворенная
потребность в любви и сочувствии является поводом для депрессии и острой
жалости к себе, смерть рассматривается ими как освобождение от страданий
[17, с.21-22].
Уход человека на пенсию, как правило, влечет за собой изменение образа
жизни, часто сопровождающееся ощущением невостребованности. И дело
здесь не только в маленьком пенсионном пособии (по данным Департамента
Минтруда РФ по делам ветеранов, и граждан уволенных с военной службы,
размер минимальной пенсии в среднем по России
в два раза ниже
прожиточного минимума).
Так, проблема потери работы волнует пожилых людей в том случае, если
они не желают ее оставлять. Чаще пожилые люди уже не работают в силу своих
возрастных особенностей, связанных со здоровьем.
И так на основании литературы
факторы в жизни пожилого человека.
выделены основные
травмирующие
16
1.2. Потеря близких людей, как источник горя у пожилых людей.
Самое тяжелое событие в жизни любого человека - смерть любимого
человека.
горем.
Для человека пожилого это событие считается самым большим
Чем старше человек, чем более зависимый он от этого человека, тем
больше
они подвержены риску переживания тяжелых утрат, чем люди
молодого возраста. Для людей пожилых становится очевидностью, не все
утраты и потери могут быть чем-то компенсированы,
что жизнь не
беспредельна, ограничена, времени остается мало. «Потеря дорогих, любимых
людей является самым горестным событием в жизни. И это понятно. Ведь
отношения любви сильно расширяют и обогащают жизнь человека. Любящий
человек начинает жить в пространстве жизни любимого. Присутствие любимого,
общение с его уникальностью выявляет в личности любящего такие прекрасные
черты, о существовании которых другие люди
и не подозревают. Смерть
дорогого человека сужает, обедняет, ограничивает жизнь любящего, он теряет
часть себя. Мысль о близкой смерти родных людей или сам факт смерти
любимого человека переживается как нечто противоестественное, как- то, что
не может уложиться в сознании личности» [13, с. 47].
Кастенбаум
С. описывает "чрезмерную нагрузку от тяжести утраты" при
повторении или наложении нескольких потерь. Не успев оправиться от смерти
близкого человека, пожилой снова теряет еще кого-то. Первой потерей может
стать смерть одного из супругов и близких членов семьи или друзей» [41, с.
297].
Калиш Р. выделяет разные виды утрат в жизни пожилых людей, которые
вызывают различную степень психологической травматизации.
Пожилой как сирота. Автор отмечает, что среди 65-летних людей, до
4% имеют одного живого родителя, чем старше возраст, тем показатель ниже.
Далее автор размышляет о том, что родителям пожилых не менее 85 лет, и все
они имеют множество хронических болезней и поэтому во многих случаях их
17
смерть не является какой-то неожиданностью. Именно эти обстоятельства
несколько
и смягчают переживания
горя при потере. «Предвиденное и
ожидание горя облегчает переживания, так как остающийся один "пожилой
ребенок" не строит уже никаких планов на будущее, связанных с родителями.
Поэтому их смерть для «пожилого ребенка» не носит разрушающего характера,
хотя утрата очень болезненна» [26, с.40].
Однако Р. Калиш, обращает внимание на два фактора, которые обычно
игнорировались в отношении к пожилым людям: «Первое: пожилой становится
сиротой. Несколько непривычен термин "пожилой ребенок - сирота", однако
чувство горестного одиночества, посещает человека в любом возрасте. Второе:
после смерти родителя "пожилой ребенок" становится старшим членом в семье,
а иногда и единственным. Это
означает для него, во-первых, принятие
ответственности за семью. Во-вторых, возможно появление мысли о том, что
следующим умрет он» [26, с.40].
«Пожилые дети» после смерти родителя/ей действительно испытывают
чувство потери, однако их повседневная жизнь меняется минимально:
скончавшийся родитель, вероятно, уже не принимал участия в финансовой и
хозяйственно-бытовой деятельности в семье. Чаще всего-роль умершего
сводилась, к поддержанию традиций и целостности семьи, престарелый
родитель требовал много внимания и материальных затрат при небольшой
отдаче. Автор подчеркивает, что такая интерпретация не означает денежной
оценки человека, и, пытается больше оценить реакции на потерю члена семьи.
Пожилой как вдовец. Кризисная ситуация возникает и при потери супруги
или супруга. Их называют вдовами или вдовцами. По статистике, приведенных
автором, каждый год 2,5% женщин в возрасте от 60 до 70 лет становятся
вдовами. Для мужчин этот показатель вдвое меньше. Смерть супруга/и меняет
весь образ жизни пожилого: «Теряется "чувство локтя", объект любви и заботы,
возможно ухудшение финансового положения, необходимо в одиночку
18
выполнять все хозяйственные дела. Уменьшается возможность физических
контактов, не удовлетворяется потребность в ответном внимании. Возможно
появление страхов» [26, с.41].
Страхи могут быть
связаны
с внезапным ухудшением в состоянии
здоровья и помощи при различных заболеваниях, особенно если пожилые
супруги проживали отдельно от детей.
Когда один из пожилых супругов
умирает, происходит ломка человеческих отношений, продолжавшихся
десятилетиями, от которых остались многочисленные воспоминания и
ассоциации.
Перед пожилыми вдовами или вдовцами всегда стоит вопрос о том,
как они должны строить свою жизнь в другом обществе, в другой социальной
ситуации. Потеря всегда заставляет задуматься, оставшемуся жить супругу о
его уязвимости. Обычно это наносит тяжелый удар по повседневной жизни и
чувствам овдовевшего человека.
Возможен и другой вариант разворота событий.
Особенно это
происходит, когда вместо горя, вдова или вдовец испытывают чувство
облегчения. Обычно это бывает, когда кто-то из них очень долго болел или
болезнь протекала
тяжело,
а постоянный уход сильно обременял
ухаживающего супруга, т.е. смерть стала освобождением. Тяжесть утраты не
буде сильной и в том случае, если есть желание и
возможность выбора
новой супруги или супруга.
При благополучном браке, как отмечают многие авторы
наблюдаться
ухудшения как физиологического, так и психологического здоровья.
Можно сделать вывод, что смерть в пожилом возрасте - явление более
естественное, поэтому можно быть к ней готовым. Кризисная ситуация обычно
воспринимается
меньше, чем старше и тяжелее болеет человек. В таких
случаях и близкое окружение и сам пожилой человек более подготовлены к
смерти близкого.
19
Пожилой человек, потерявший своего ребенка.
Ситуация очень
тяжелая, может развиваться в разных проявлениях.
Степень, переживая
смерти
пожилого
своего
ребенка
на
дальнейшую
жизнь
родителя
индивидуальна. Пожилой человек, который давно проживает отдельно и далеко
от своих детей,
горе переживает
в этом случае незначительно.
В своём
исследовании Р. Калиш отмечает: « Часто пожилые после смерти ребенка
переключают свое внимание на других детей, невесток, зятьёв, внуков. Они
помогают им материально, по хозяйству, сидят с детьми. С другой стороны,
эмоциональный удар от смерти взрослого ребенка обычно очень велик. Потеря
мечты, надежд, каких-то ожиданий для пожилого несравнимы с потерей детей.
Это как бы означает для него лишение права жить дальше. Хотя логическому
объяснению такое мнение пожилого, перенесшего потерю ребенка, не
поддается, оно всегда присутствует в его сознании. Старики, потерявшие детей,
под тяжестью безысходности и утраты чувствуют себя обманутыми временем и
у таких людей психологические нарушения весьма серьезны» [26, с40].
Бабушки и дедушки, потерявшие внуков. Вероятно все сказанное выше о
значении потери детей для пожилых, еще больше справедливо по отношению к
смерти внуков. Исследования по этой теме не проводились, хотя вопросов
возникает много. Как переживает смерть внука дед или бабушка, насколько
сильна их скорбь? Что происходит, если между ними была эмоциональная
близость или ее совсем не было? Какова зависимость горечи утраты от возраста
умерших внуков? Найти ответы на эти вопросы очень трудно. Изучение
литературы не позволило найти ответы на интересующие нас вопросы.
Для пожилых людей кризисной ситуацией является и также
детей. Особенно сильна утрата при разводе
прилагают
сына.
развод
Дедушка и бабушка
обычно огромные усилия для того, чтобы сохранить связи со
своими внуками, однако предпочитают жить отдельно от них. Совершенно не
исследована в научной литературе ситуация пожилого человека, при которой
20
после смерти взрослого ребенка его бывшая жена или бывший муж снова
вступает в брак.
«Потери и переживания могут давать о себе знать еще долгое время после
потери» [31, с. 56].Удельный вес стадии переживания горя, по мнению Э.
Кюблер-Росс, у разных людей значительно отличается. Однако, члены семьи,
узнав о смерти близкого человека, проходят несколько стадий. Важнейшей
стадией преодоления страха смерти считается отрицание: «Нет, это не могло
произойти со мной». Зачастую первая реакция на серьезную потерю именно
такова. Иногда человек отказывается признавать новую ситуацию и даже ведет
себя так, будто ничего не случилось.
Оно уменьшает боль, но создается иллюзия, что все обстоит хорошо. Однако
отрицание не означает, что человек действительно не знает о смерти. Скорее он
выбирает
незнание,
предпочитает
оставаться
в
неведении,
игнорируя
действительность ситуации, как будто ничего не случилось. Отрицание успешно
выполняет свои функции, когда этот механизм защиты не используют
окружающие, обычно не говорят об умершем человеке, чтобы не травмировать
родственника.
Действие механизма отрицания особенно отчетливо проявляется при
столкновении с ситуацией ужасной гибели, потери самого дорогого человека. «Эта
форма психологической защиты является проявлением деформации смысловой
сферы личности, ложной интерпретации трагической действительности. Иногда,
кажется, что субъект на когнитивном уровне отдает себе отчет в свершившемся
факте, притупились лишь его чувства. Но знание, лишенное эмоциональноаффективной составляющей, это частичное, искаженное, обесцененное знание,
вызывающее неадекватное поведение» [3, с. 37].
По существу, происходит лишь частичное понимание трагического факта.
Ярость и гнев – вторая стадия: «Почему это произошло со мной?»
Когда потеря осознана, гнев и неистовство могут обрушиться на человека или
21
людей кажущихся повинными. Или гнев и горечь могут изливаться на весь мир
вообще. Или же гнев может обратиться вовнутрь человека. И человек будет
переносить муки вины, и казнить себя.
Третья стадия - торг: «Да, это – со мной, но… ». Попытка получить еще
шанс, уйти от заведомо неизбежного результата или оттянуть время исхода.
Четвертая стадия - депрессия: «Да. Это произошло у меня». Это – время
траура по тому, что было потеряно. Это – Время высказать сожаления о том,
что могло бы быть. Нередко это – время ухода от других. Поскольку скорбящий
человек замывает свою печаль.
Близкий умершего человека способен понять свое положение и нередко хочет
поговорить о своих переживаниях и о смерти родственника, но только с теми, кто
выслушивает его без поверхностных попыток утешить.
Пятая стадия - принятие: «…теперь все в порядке». Такая стадия во
многом зависит от окружающих и их умений. Поэтому специалисту важно уметь
квалифицировать стадию, в которой находиться личность и выслушать рассказ
скорбящего человека: о смерти умершего в деталях, о негодовании на всех, и о
том, что он потерял все в жизни со смертью любимого человека, и что больше
нет смысла жить дальше. Это ни счастливое, ни несчастное время. Это – время
смирения и прощения. Может появиться потребность сказать до свидания и
даже отметить, что если бы не смерть близкого человека, то трудно бы было
сделать выводы о смысле своей жизни в дальнейшем. Автор отмечает, что не
каждый человек проходит все стадии и не в том же самом порядке, но
большинству людей они свойственны [26, с.40].
Совокупность негативных симптомов может вызвать потерю быстроты
реакции или привести к малоподвижности. Изменения поведения достаточно
многочисленны, некоторые из них присущи только пожилым людям.
Без понимания душевного состояния человека и поддержки его, могут развиться
тяжелые психические нарушения, скорбящий может дать себе установку на свой
22
уход из жизни, подготовить себя к психологической смерти. Тогда он поэтапно
проходит стадии: депрессии, агрессии, отрицания и принятия смерти.
Ворденом К. в 1982 году на основе обследования большого числа своих
клиентов, выявил общие признаки переживания горя:
-
чувство дискомфорта в животе,
-
сдавливание грудной клетки,
-
комок в горле,
-
раздражительность к шуму,
-
все кажется нереальным,
-
поверхностное дыхание,
-
мышечная слабость,
-
отсутствие сил,
-
сухость во рту.
Последние четыре симптома приписываются именно пожилым людям.
Ученый описывает также реакции морального выражения горя:
- сомнение во всем,
- смущение во многих ситуациях,
- чрезмерная рассеянность,
- постоянная озабоченность мыслями об умершем близком человеке,
- попытки прочувствовать смерть на себе,
- увеличение количества страхов и тревог.
Автор
отмечает:
«Смерть
близкого
человека
влияет
на
чувства
самосохранения, самоуважения, самолюбия» [12, с. 39].
В своих исследованиях Л.В. Сатина обнаружили, что симптомы осложненного
горя очень схожи, с симптомами
травматического дистресса (например,
присутствие тоски, поиск умершего, навязчивые мысли, состояние ошеломления в
связи со смертью). В отличие от симптомов депрессии, связанной с переживанием
тяжелой утраты, симптомы осложненного горя не проходят даже спустя
23
длительный период времени, несмотря на лечение с помощью антидепрессантов,
применения которых заставили авторов предположить, что осложненное горе,
переживаемое пожилым человеком, является вариантом посттравматического
стресса [57].
По мнению автора, раньше существовало достаточно устойчивое мнение, что
процесс траура первоначально характеризуется состоянием шока, неверия и
отрицания. Далее следовал период томления и острой тоски по умершему
человеку период, характеризующийся уходом от общества и тяжелыми
соматическими и эмоциональными страданиями. Предполагалось, что завершение
процесса переживания горя характеризуется принятием смерти и возвращением к
привычной жизни.
Однако недавние исследования заставляют предположить, что протекание
реакций осложненного горя нельзя не разделить на отдельные стадии, по крайней
мере, в первые, два или три года после потери близкого человека. Несмотря на
схожесть симптоматологии осложненного горя мужчин и женщин первые два или
три года после смерти жены/мужа, впоследствии возникают отчетливые половые
различия в исчезновении симптомов. У мужчин отмечается увеличение количества
симптомов осложненного горя между третьим и пятым годами после потери
супруги, а женщины имеют
более низкий уровень проявления симптомов
осложненного горя в этот период времени.
В некоторых исследованиях отмечается, что депрессивные симптомы при
нормальном переживании тяжелой утраты редко проявляются после нескольких
недель и что количество депрессивных симптомов, остающихся через месяц
после утраты, является одним из сильнейших предикторов депрессии. Авторы
обнаружили, что пик депрессии и симптомов осложненного горя приходится на
шесть месяцев после утраты, но впоследствии степень проявления симптомов
депрессии снижается.
Доказано, что переживание тяжелой утраты ведет к ухудшению физического
24
и психического здоровья. Исследования автора по переживанию тяжелой утраты,
подтвердили существование возрастающего риска смертности у оставшегося в
живых члена супружеской пары по сравнению с людьми того же возраста,
имеющими супруга / супругу. Высокий относительный риск смертности пожилых
людей приходится на период от 7 до, 12 месяцев после кончины супруга /
супруги. Уровень смертности потерявших супругу мужчин среднего возраста в
1,5 раза выше, чем у их женатых сверстников.
Медицинская заболеваемость связана с сопутствующими психиатрическими
расстройствами, в частности с депрессией и тревожными состояниями. Хорошо
известно, что горюющие пациенты часто обращаются к своим врачам с
неопределенными соматическими жалобами без выраженных черт болезни.
Длительность проявления этих симптомов сильно различается, но может составлять от
одного года до трех лет.
Переживание тяжелой утраты в поздний период жизни, без
сомнения,
связано
с
депре ссией.
показали:
У
трети
овдовевших
Исследования
пожилых
Л.В.
людей
Сатиной
собственно
депрессивные симптомы проявляются через месяц, у четверти - через
2-7 ме сяцев и у 15 % через 13 ме сяцев по сле утраты. В исследованиях
психиатриче ских осложнений переживания тяжелой утраты в поздний
период жизни также обнаружилось увеличение нормы употребления
алкоголя, табака и седативных средств, а также возрастание, уровня
тревожно сти,
уровня
суицида
и
цирроза
печени
также
были
повышены у пожилых людей, переживающих тяжелую утрату» [57, с.
43].
Н. Д. Линде описывает разновидность поведения
пожилых
людей в состоянии психологического тупика (фрустрации), которое
часто наблюдается у пожилых в кризисных ситуациях [43, с. 17].
Фрустрация от латинского слова – обман, тщетное ожидание
25
возникает тогда, когда удовлетворение потребности, сильного
стремления
наталкивается
на
непреодолимую
преграду.
Состояние фрустрации сопровождается депрессией,
раздражительностью,
отчаянием
переживаниями.
сильной
При
и
другими
фрустрации
апатией,
неприятными
деятельность
дезорганизуется, ее эффективность существенно снижается.
Преграда может быть объективно непреодолимой, пример,
если фрустрация вызвана смертью любимого человека, или
субъективно
неопределимой,
например
потеря
своей
значимости из-за вынужденного ухода с работы.
Независимо от объективности или субъективности преграды, типа психологического страдания
(депрессия, фобия,
невроз и т.д.) мы всегда имеем дело с сильным стремлением
человека и непреодолимой для него преградой. Поэтому во
всех случаях решение психологической проблемы имеет одну
общую черту;
необходимо ослабить то сильное стремлений,
которое, держит человека в рабской зависимости. Только в
этом случае могут быть найдены новые варианты поведения,
приносящие успех в данной ситуации. Достичь этого можно с
помощью различных средств, поэтому существует множество
направлений социопсихотерапии,
цели
-
освобождению
обретению
от
способности
но
ВСЕ
они ведут к одной
мучительной
действовать
зависимости
и
самостоятельно
и
творчески, то есть субъективно.
Однако очень часто вместо освобождения от зависимости и
решения проблемы человек,
демонстрирует
находясь в подобной ситуации,
какой-нибудь
тип
неконструктивного
поведения. Можно выделить восемь типов такого поведения:
26
1. Первая и часто встречаемая реакция, на фрустрацию - это
агрессия. Человек начинает вести себя агрессивно. Она чаще
проявляется вербально, более
часто на посторонних людей.
Физическая агрессия может быть направлена на предметы или
даже на самого себя. Агрессия, в смысле решения проблемы,
чаще
всего
не
деструктивная
носит
конструктивной
направленность
характер,
чаще
всего
поэтому
усугубляют
ситуацию. Лишь в ограниченных случаях можно использовать
как
метод
снижения
провоцируют
внутреннего
человека
на
напряжения,
высвобождение
специально
агрессии
в
безопасной форме.
2. Другой вариант - репрессия (или подавление), которая
выряжается в подавлении своих желаний, вытеснении их в
область
подсознания.
Естественно,
это
не
ведет
к
освобождению от зависимости. Наоборот, как отмечал еще
Фрейд,
подавленные
вдобавок
ускользают
желания становятся более сильными и
от
сознательного
контроля.
В
терапевтическом смысле в подавлении нет ничего позитивного,
но в социальном отношении вряд ли возможно такое развитие
общества
и
человека,
подавлении
или
хотя
когда
бы
не
будет
сдерживании
необходимости,
некоторых
а
своих
импульсов (агрессивных, сексуальных и т.д.).
3. Избегание - это реакция проявляется в преднамеренном
избегании
травмирующей
подобных ситуаций,
ситуации,
но,
и
других
вызывающих ассоциации с основной
проблемой. Этот тип поведения,
нервы,
возможно
естественно,
конечно,
"экономит"
не помогает найти решение,
27
обрести подлинную самостоятельность и свободу, а порой
создает и дополнительные трудности, например, увольнение
с
работы
пенсионеров.
избегать
встреч
с
Пожилые
люди,
бывшими
могут
начать
родственниками
и
сослуживцами, что приводит к развитию комплекса других
эмоциональных проблем.
4. Регрессия -
поведение, которое
более характерного
для ранних стадий развития, примитивизация поведения.
Например, в стрессовой ситуации пожилые люди, начинают
вести себя как маленькие дети и
пытаются,
возвратится к той стадии развития,
полностью
защищенным
и
где чувствовали себя
спокойным.
преодолеть трудный момент в жизни,
стресса,
такое
как бы
Это
помогает
ослабить воздействие
но саму проблему не решает. Более того, часто
поведение
позволяет
человеку
снять
с
себя
ответственность за решение своих же проблем, благодаря
привычной позиции “маленького”.
5. Рационализация — это желание
постараться
оправдать
свое
представить,
поведение
как-то
каким-то
придуманным способом, истинные мотивы при этом часто не
осознаются. Рационализация часто позволяет снять с себя
ответственность и перенести ее на какие-то обстоятельства,
других людей и т.д. Человек всегда пытаются объяснить и
(обычно)
оправдать свое поведение,
редко он старается его изменить.
понимать и осознавать
всегда
но обычно очень
Если человек начинает
истинные мотивы, то наступает
облегчение и поведение изменяется в позитивном
направлении. Рационализация же всегда ведет к сохранению
28
прежнего
положения,
служит
для
закрытия
от
себя
подлинных причин своих действий.
6. Сублимация – переключение деятельности личности с
первичной проблемы, где он испытал неудачу, на другую
деятельность, где он может достигнуть
небольшого.
Например,
если
реально, то можно решать
ищет
не
там,
где
успеха, хотя бы и
проблему,
нельзя
решить
в фантазиях и мечтах. Человек
потерял,
а
там,
где
светло.
Иногда
сублимация может стать источником творчества, но чаще
ведет к бесплодной растрате энергии, уводит от решения
проблемы.
7.
Проекция
мотивов
-
поведения
человека. Так,
перенос
на
собственных
объяснение
регрессивный человек
неосознаваемых
поведения
другого
склонен обвинять
других людей в агрессивности по отношению к нему, то, что
в быту называют «по се6е о людях судит». Понятно, что
проекция уводит от решения проблемы.
8. Аутизм - это самозамыкание личности,
ее отгоражи-
вание от общения и активной деятельности. С таким видом
переживания
очень
трудно
работать,
так
как
человек отказывается от каких-либо контактов,
пожилой
особенно,
когда контакт затрагивает больную проблему. Он
дела,
отказывается почти полностью
видеть,
по сути
слышать
и
что-то делать и т.д.
Итак,
все
выше перечисленные способы поведения
горюющих пожилых людей позволяют "менять ситуацию,
ничего не меняя",
обретению
не ведут, к решению проблемы и
собственной
субъектности,
продолжают
29
сохранять
привязанность,
порождающую страдание
и
неадекватное поведение.
«Именно
непреодолимая
делает человека
сила
«де-факто»
привязанности
к
цели
объектом по отношению к
определенной ситуации, то есть детерминированным, не
понимающим себя, неменяющимся.
Наоборот,
её
субъективности
ослабление
человека,
позволяет
то
есть
его
проявиться
активности,
пониманию себя (осознанности), способности изменяться,
и справится с проблемой» [15, с.6].
И так, чувство горя, сопровождающее потерю близких людей, важная часть жизни человека, а тем более пожилого одинокого
человека.
Невозможно сказать точно, насколько сильно чувство
потери для каждого пожилого человека. На наш взгляд, это зависит
от
возраста человека, его эмоциональной близости к
человеку,
от
качества
родственных
связей.
К
умершему
сожалению,
публикаций на эту тему очень мало, практически нет описания
клинических
случаев,
так
как
переживания
тяжелых
потерь
пожилыми людьми до недавнего времени не привлекали внимания
ученых.
Наиболее значимым, оказался фактор потери близких
людей.
Для выявления наиболее сильных источников психотравмирующих
ситуаций
и их воздействие на пожилых людей, нами была
разработана анкета. Основные вопросы для изучения данных были
взяты из книги Н.В. Таратуриной
посттравматического
модификационного
стресса»
вопросника
«Практикум по психологии
Санк-Петербург,
«Ресурсы
службы
2001
для
и
пожилых
американцев» из журнала «Психология зрелости и старения» № 1 за
30
2001 год и дополненные нами
(см. приложение). В анкетировании
участвовали 36 пожилых граждан посещающих поликлинику №1 и
одинокие пенсионеры, обслуживающиеся социальными работниками
Железнодорожного района г. Орла.
Спектр ответов на значимые
травматические события в жизни пожилых людей представлен нами
в рисунке.
Рисунок 1.
Наиболее значимые травмирующие ситуации в жизни человека
40
35
30
25
20
15
10
5
0
1
2
3
4
5
6
На вопрос: «Были ли в Вашей жизни
которых
7
8
9
10
тяжелые события, из-за
Вы сильно переживали». Все респонденты ответили
положительно. Из предложенного перечня травмирующих ситуаций,
31
ответы распределились следующим образом:
1.Смерть близкого человека, игравшего важную роль в Вашей жизни
– 52,2%.
2. Потеря чего-то вещественно важного – 7,4% .
3. Потеря доходов или финансового благосостояния - 13,1%.
4. Потеря каких-либо физических способностей – 11,5%.
5. Неуверенность в завтрашнем дне - 1,4 %.
6. Потеря членства в значимой референтной группе – 2,2%.
7. Потеря любимого домашнего животного – 2,4%.
8. Потеря
идеалов (мировоззрение, религия, мораль, политические
взгляды) – 6,1%.
9. Потеря работы – 7,8%.
10.
Развод в семье детей – 12,6%
32
Глава 2. Социально- психологическая помощь гражданам
пожилого возраста в кризисных ситуациях
2.1. Теоретические модели работы с пожилыми людьми, находящимися в
тяжелой жизненной ситуации
Зарубежные и российские ученые 3Фрейд, В.А. Ташлыков, О.В. Краснова
и др. в своих исследованиях показывают, что переживания
связанные
с
потерями любого человека, а тем более пожилого приводят к значительному
ухудшению психического и физического
здоровья. Исследования
переживанию
убеждают
тяжелых
утрат,
так
же
о
по
существовании
возрастающего риска смертности у оставшегося в живых члена семьи.
Сильное переживание близкими людьми смерти весьма распространено
и нередко становится причиной болезни, особенно если человек одинок. Среди
наиболее
важных
психиатрических
осложнений
при
подобных
обстоятельствах: депрессия, суицид, тревога и симптомы «осложненного» горя.
Осложнения могут представлять собой патологическую реакцию на стресс,
вызванный переживанием тяжелой утраты, и необходимостью адаптации к
новым условиям.
Проведенное нами анкетирование людей пожилого возраста по шкалам
было проведено по двум направлениям: шкала психологического здоровья и
социальная шкала (см. приложение).
На вопрос «Случалось ли так, что Вы непроизвольно, без всякого повода,
вспоминаете об этих событиях. Как часто это происходит?» Положительно
ответили все респонденты. Ответов о том, что никогда они не вспоминают о
неприятном событии в их жизни,
не было. Один, два раза в неделю
вспоминают – 25% . 75% респондентов ответило, что вспоминают об этом
событии
почти ежедневно. Особенно это оказались те
респонденты, кто
33
потерял близких людей.
Можно сделать вывод о том, что психотравмирующие события надолго
остаются в памяти пожилого человека. Кроме того, пожилые люди отмечают
значительные
изменения
в
состоянии
здоровья:
тревожатся, таких пожилых людей оказалось 98%.
часто
раздражаются,
Усталость от жизни
испытывают лишь 71,2%
Отвечая на вопрос: «Бывает, что Вы сидите часами подряд и ничего не
делаете?» Такого не бывает никогда 2,1%. Да, иногда такое случается- 51,2%.
Очень часто такое замечают за собой, что интерес к разнообразным событиям
жизни у них не пропал (22,2%) респондента.
На вопрос: «Кажется ли Вам будущее бессмысленным?» Нет - ответило
61,4%, иногда такие мысли меня посещают – 24,6%, да, почти всегда посещают
такие мысли -14%.
На вопрос: «Ложитесь ли Вы когда-нибудь спать с чувством, что Вам
безразлично, проснетесь ли Вы вообще когда-нибудь?» Иногда - 6,5%. Да,
такие мысли возникали один или два раза – 71,2%, очень часто возникают 3,1%.
Это свидетельствует о том, что первые острые чувства, которые испытывают
пожилые при психологической травме, никогда не исчезают совсем, они как бы
дремлют, являясь постоянной частью эмоциональной жизни пожилого
человека, и особенно проявляются, когда он оказывается совершенно забыт
окружающими людьми.
На вопрос: « Навещают ли Вас родственники, сослуживцы, знакомые?»
32,2% говорят о регулярном посещении их близкими и знакомыми;
изредка
-16,4%. Очень давно не навещали
- 51,4%.
30% из них
обслуживается социальными работниками, возможно пожилые люди, отвечая
на данный вопрос, включали их посещения. К сожалению, на этот факт мы
обратили внимание лишь при обработке анкет.
34
На вопрос: «Как часто общаетесь со знакомыми по телефону?».
Достаточно часто общаются – 46,4%,
изредка – 16,4%,
практически не
общаюсь- 37,2%.
И так, с возрастом количество контактов с пожилыми людьми сокращается.
Постоянными любимыми занятиями (хобби) занимаюсь регулярно – 7%, у 56%
интерес к нему стал исчезать, и 37% констатировало отсутствие интереса ко
всему.
Это свидетельствует о том, что с возрастом, интерес к любимым занятиям
у людей пропадает и компенсировать потерю, занятием любимым делом для
многих пожилых людей представляет трудность.
На вопрос: « Знаете ли Вы о социальном обслуживании на дому?»
Знают 86%, но не нуждаются в услугах 70%, обслуживание необходимо 30%
пожилым людям.
Зарубежные авторы предлагают два подхода в подготовке
людей, к
пожилых
тяжелой жизненной ситуации. Одна из них основана на модели
«потери дефицита». Авторы считают: «с пожилыми людьми следует работать,
приспосабливая их к естественным потерям на закате жизни и тем самым
смягчая чувство горечи от этого» [31, с. 24].
Идея, лежащая в основе этого представления,
немощь – естественная составная часть жизни
такова, что болезни и
и неизбежная,
нормальная
стадия развития и никуда от нее не денешься. Естественно, что не следует
преуменьшать значения физиологии для организма пожилого человека.
Происходящие в процессе старения изменения в деятельности организма не
могут не вызвать изменений восприятия, памяти, мышления, личности
человека.
Следовательно,
снижение
физических
и
физиологических
возможностей в старости приводит к неспособности вести прежний образ
жизни, к необходимости от чего-то отказываться, что-то менять.
На наш взгляд, данная модель о пожилом человеке не дает никаких
35
рецептов, как больному
или немощному пожилому человеку стремиться
улучшить свою жизнь, человек становиться жертвой.
К данной ситуации
применим принцип компенсации, предложенный А. Адлером: «Опираясь на
изучение врожденных дефектов, он вывел «основной психологический закон о
диалектическом
субъективное
превращении
чувство
органической
неполноценности
в
недостаточности
психическое
через
стремление
к
компенсации и сверхкомпенсации» [8, с.19].
Выготский Л.С. писал: «Существование дефекта препятствия привносит в
развитие психики перспективу будущего, которая, в свою очередь, создает
стимул для стремления к компенсации» [18, с.45].
Используя предложенный А.Адлером принцип в дефектологии, Л.С.
Выготский отмечал: «Стремление компенсировать дефект порождается не
внутренними причинами, не духовной жизнью индивида, а внешними
факторами - социальной средой. Таким образом, речь идет о социальной
компенсации. Создание системы помощи пожилым может компенсировать
потребность пожилых людей в общении и тем самым снизить чувство
изоляции, которая наблюдается у пожилого человека. Не зря говорят многие
подопечные этой службы: « Социальный работник - наши руки, ноги и голова»[
18, с. 64].
Сторонники второго направления - Эрик Эриксон, Абрахам Маслоу. По
Э. Эриксону, старость – последняя стадия жизни. Он утверждает, что здесь
индивидуальный опыт колеблется между целостностью и отчаянием. В этом
возрасте человек должен переоценить более ранние проблемы и понять их или
интегрировать все то хорошее, чего он достиг. В то время,
когда
тело
ослабевает, такая интеграция или переоценка, кажется, более трудной. Это
противоречие может привести или к мудрости или к отчаянию. И важно
человеку преодолеть это отчаяние.
Абрахам Маслоу представляет жизнь как непрерывный потенциал роста в
36
любом возрасте. Однако никто не может расти и развиваться, если
неудовлетворенны основные потребности. Его модель построена в виде
пирамиды. В основе пирамиды – главные условия выживания: пища, тепло,
кров и безопасность. Когда эти основные потребности удовлетворены,
индивид начинает испытывать другие потребности. Он или она нуждаются в
любви и ощущении принадлежности к определенному социуму, хотят, чтобы
его или ее признали в нем. Стремиться к тому,
окружающими.
чтобы быть в ладу с
На вершине пирамиды – «самореализация»: осознание
личностью того, что он или она достигли претворения своих возможностей.
Маслоу А. согласен с Э. Эриксоном в высказывании, что потребности на
каждой стадии жизни, должны быть полностью удовлетворены, прежде чем
сделать движение в верх. Человек может остановиться или быть остановлен на
любой стадии. Если человек лишен пищи и крова, переживает потерю семьи и
боится за свою жизнь, он (или она), вероятно, будет сосредоточен на основных
потребностях.
Чтобы возвратить человеку ощущение принадлежности к
социуму и уважение окружающих, ему потребуется помощь.
Кроме того, в зарубежной практике, где накоплен богатый опыт работы с
людьми пожилого возраста, используются краткосрочные и долгосрочные
формы работы. Среди краткосрочных форм работы, прежде всего, следует
назвать кризисинтервентную и проблемно - ориентировочную модели
взаимодействия с пожилыми.
Модель
взаимодействия
характеризующийся
с
клиентом
определенной
–
это
алгоритм
продолжительностью
работы,
сотрудничества,
особенностью диагностического этапа. Методов работы, поставленных задач,
преобладающих видов помощи. Выбор модели главным образом зависит от
специфики проблем клиента [8, с. 58].
Кризисинтервентная модель работы с клиентом предполагает оказание
помощи непосредственно в кризисной ситуации. Кризисные ситуации могут
37
быть обусловлены изменениями в естественном жизненном цикле или
случайными травмирующими событиями. Но, несмотря на индивидуальные
различия и многообразие причин, приводящих к кризису, его длительность, как
показывают исследования, ограничена 6-7 неделями (там же, 58).
Вмешательство специалистов в этот момент является очень эффективным.
Поэтому в период осознания и прояснения кризисной ситуации люди особенно
чувствительны к помощи. Привычные механизмы ослаблены, обычные модели
поведения представляются неадекватными. И человек становиться открытым
для внешних влияний. Минимальные
усилия в этот период, часто могут
принести максимальный эффект. И соответствующим образом направленная
помощь может улучшить ситуацию. Эта помощь более эффективна, чем более
интенсивная помощь в периоды меньшей эмоциональной восприимчивости.
Поскольку кризисная ситуация требует быстрого реагирования, то не
предполагается детальной диагностики, внимания специалиста должно быть
сфокусировано на масштабе дезадаптации и имеющихся средствах ее
преодоления. При этом необходимо использовать как внутренние и внешние
ресурсы пожилого человека, так и внешние формы помощи.
Независимо от того, какие проблемы привели к кризисной ситуации,
задача социального работника – путем оказания эмоциональной поддержки
смягчить воздействие стрессового события и мобилизовать усилия клиента
на преодоление кризиса.
Помощь
тревожности,
считается
успешной,
зависимости,
если
удается
психологического
добиться
дискомфорта
снижения
и
других
проявлений кризисного состояния, а также сформировать новое понимание
возникшей проблемы, развить адаптационные реакции, которые могут быть
полезны в будущем.
В зарубежной практике вмешательство в кризисную ситуацию является
общепризнанной моделью оказания помощи индивиду или группе. Она
38
признана в качестве надежной формы первичного вмешательства при работе с
людьми находящимися в ситуации стресса: например, если это внезапное
событие, к которому семья пожилых людей оказывается совершенно не
подготовленной.
Чтобы предотвратить негативные последствия этой
проблемы, семье необходима помощь социального работника, который активно
входил бы в жизненную ситуацию, смягчил воздействие стресса, помог бы
мобилизовать имеющиеся внутренние и внешние ресурсы.
Нетрудно заметить, что психологическая помощь в стрессовой ситуации
оказывается
доминирующей. В этом случае оправдана помощь именно
специалиста по социальной работе, а не психолога обладающего большими
возможностями психологической реабилитации. Практика показывает, что
помощь должна быть не столько
психологически глубокой,
сколько
комплексной и широкой по охвату проблем и участников событий. Это могут
быть дальние родственники или знакомые, неформальные группы поддержки,
специализированные учреждения, чье внимание нужно привлечь к проблемам
пожилого человека и его нуждам.
Вмешательство в кризисную ситуацию обычно является первой ступенью
взаимодействия с одиноким пожилым человеком, потерявшим близкого
человека.
На дальнейших стадиях реабилитации пожилых применяется
проблемно- ориентированная модель взаимодействия.
Как и кризисинтервентная, «проблемно-ориентированная, или задачаориентированная, модель взаимодействия, которая известна также как
«целенаправленный подход», относится к краткосрочным стратегиям работ,
продолжительность которых не превышает четырех месяцев и предполагает
около 12 контактов с клиентом» [8, с. 61].
Проблемно-ориентированная модель направлена на решение конкретных
практических задач, заявленных и признанных клиентом, т.е. в центре этой
модели находится требование, чтобы профессионалы, оказывающие помощь,
39
концентрировали усилия на той проблеме, которую осознал клиент,
над
которой он готов работать, и это важнее, чем взгляд специалиста на природу,
причину самой проблемы.
Проблемно-ориентированная модель основана на том, что в определенных
условиях большинство проблем люди могут решить (или хотя бы уменьшить их
остроту) сами. Отсюда задача профессионала – создать эти « определенные
условия». Совместно с подопечным формируются конкретные, достижимые
цели.
Особенности диагностического этапа в рамках этой модели в том, что
специалист сосредотачивает внимание не столько на внутренних особенностях
индивида, сколько на ситуации породившей проблему.
Проблемно – ориентированная модель предписывает решать совместными
усилиями выбранную для работы проблему. Работа протекает в духе
сотрудничества с акцентом на стимулирование и поддержку
способностей
клиента в решении его собственных трудностей. Определяются препятствия,
мешающие
клиенту,
и
используются
средства,
способствующие
их
преодолению. Успешное решение проблемы создает положительный опыт для
решения следующих проблемных ситуаций самостоятельно. Конкретный
принцип работы с пожилым человеком заключается в концентрации внимания
на смягчении основных проблем путем постановки относительно простых
заданий. Возможные решения проблемы постепенно переходят от простой к
более сложной.
Этот метод работы позволяет придать отношениям более организованный
характер,
подкрепить
все
сказанное
неформальной
беседой.
Однако,
существуют ряд причин затрудняющие его применения: Индивидуальные
особенности клиента (скрытость, замкнутость, неискренность, возраст);
сжатость сроков (специалист может взять только двух трех пожилых);
недостаточность профессионализма (не удалось
достичь понимания с
40
пожилым человеком).
Долгосрочные формы работы преобладающие в зарубежной практике
оказания помощи, требуют продолжительного общения с клиентом (от 4
месяцев и более) и обычно построены на психосоциальном подходе.
Психосоциальный подход состоит в том, чтобы понять человека в ситуации;
связать его чувства, переживания, поступки с влиянием внешнего окружения и,
установив причинно – следственные связи найти выход из имеющегося
положения. Цель работы, проводимой в рамках психосоциального подхода, поддерживать равновесие между внутренней психической жизнью человека и
межсистемными отношениями, влияющими на его жизнь [8, с. 67].
На диагностическом этапе анализируются не только настоящее, но и
прошлое клиента, например, используется метод составления генограммы
семейного
дерева.
Конкретное
вмешательство
может
включать
индивидуальную работу с клиентом, с другими людьми, связанными с ним,
или с другими специалистами, с различными системами, влияющими на жизнь
клиента. Однако применению долгосрочных форм работы, в том числе
психосоциального подхода, препятствует удаленность проживания многих
пожилых людей от реабилитационных центров. С другой стороны отсутствие
специалистов. С третьей стороны, многие пожилые хотя и нуждаются в
психосоциальной помощи, однако ориентированны больше на оказание
материальной и бытовой помощи. Такое противоречие связанно с отсутствием
явного
понимания
взаимодействия
со
у
большинства
специалистами,
населения
низким
содержания
кредитом
процесса
доверия
к
профессионалам этой сферы деятельности и экономией средств, так как за
рубежом эта работа, оплачиваемая за счет клиента [8, с.63].
Люди предыдущих поколений зачастую шли за такой помощью к
священнику, родственникам, знакомым, но у современных людей контакт с
церковью невелик, у врача – переполненная приемная, друзья же, которым
41
можно довериться, сами имеют множество собственных проблем. Часто у
пожилых
людей отсутствует элемент самостоятельности обратиться за
консультацией в социальные учреждения или пожилой не видит потребности в
такой помощи, тогда социальные работники сталкиваются с большими
сложностями. «Людям обычно требуется время, силы и опыт понимания
затруднительности в своем положении
и признания своего неадекватного
поведения» [55, с. 15].
Роль специалиста при работе с людьми находящимися в трудной
жизненной ситуации заключается не в акцентировании внимании на том, что
человек потерял, « а на том, чтобы он оглянуться назад». «Постараться найти
новые пути для пожилого человека, оглядываясь на прошлые трудности в его
жизни, он находит иные решения, или черпает, в прошлом чувство надежны,
которое было свойственно ему ранее» [74, с. 29].
Специалист по социальной работе должен обладать навыками построения
и поддерживания взаимоотношений, чтобы найти эффективное решение в
таких тонких ситуациях.
В зарубежной практике широко используется консультативная помощь,
которая осуществляется в разных видах. Консультирование, в общем смысле
имеет значение
«предоставление квалифицированного мнения». Херон
выделяет шесть типов консультативных воздействий в зависимости от целей и
содержания:
- авторитарные: предписывающие, информирующие, конфронтационные;
- фисилитирующие: катарсические, каталитические, поддерживающие.
Предписывающее воздействие сфокусировано на поведении клиента вне
рамок консультативного воздействия.
Информирующее воздействие представляет клиенту знания, информацию
и мысли.
Конфронтационное воздействие имеет своей целью осознание клиентом
42
каких-либо ограничительных установок или поведения.
Катарсическое воздействие применяется с целью помочь клиенту
разрядиться. Дать выход подавляемым болезненным эмоциям (абреакция),
главным образом таким, как горе, страх или гнев.
Каталитическое
воздействие
ориентировано
на
стимулирование
самосознания, самоуправляемого бытия, научения и решения проблем.
Поддерживаемое воздействие ориентировано на поддержание значимости
и ценности личности клиента, его качеств, установок или поступков.
При
авторитарных
видах
воздействия,
консультант
принимает
ответственность за пожилого человека и от его имени, направляя его
поведение,
дает
инструкции
и
повышает
уровень
осознанности.
Фисилитирующие виды воздействия ориентированы на большую автономность
пожилых людей и принятие ответственности за самих себя ( направлены на
овладения или приемами самопомощи, помогающие им облегчить душевные
страдания и боли, поддерживать их значимость как уникальных существ).
Выбор того или иного типа воздействия зависит от типа личности клиента и
специфики ситуации [67, с. 94].
Рисунок 2
Классификация различных форм работы специалистов с пожилыми
людьми в кризисных ситуациях
ФОРМЫ РАБОТЫ С ПОЖИЛЫМИ ЛЮДЬМИ
продолжительность
Краткосрочные
Долгосрочные
Число
участников
ИндиГрупвидуповые
альные
Место
взаимодействия
ДомашРеабили- Социум
ние
тационусловия
ный
центр
43
Оказание помощи специалиста связано с оформлением документов.
Смерть подлежит регистрации в государственных органах записи актов
гражданского состояния, по месту жительства умершего или по месту
наступления смерти на основании заключения медицинского учреждения не
позднее 3 суток с момента смерти и обнаружения трупа.
Для обеспечения регистрации смертности утверждены: «Врачебное
свидетельство о смерти» - ф.№ 106/3-84, «Фельдшерская справка о смерти» ф.№106-1/у-84.
«Врачебное свидетельство о смерти» выдаётся всеми учреждениями
здравоохранения, в которых работает не менее 2-х врачей. В сельской
местности имеющей учреждение здравоохранения только 1 -ого врача, в случае
его отсутствия (отпуск, болезнь), а также в учреждениях, где нет врача,
фельдшером выдаётся «Фельдшерская справка о смерти». Фельдшеру
запрещается выдавать врачебное свидетельство о смерти. «Врачебное
свидетельство о смерти» как и «Фельдшерская справка» выдаётся под расписку
на
корешке
соответствующего
документа,
остающемся
в
учреждении
здравоохранения.
Выдача трупа без «врачебного свидетельства» или «фельдшерской
справки о смерти» запрещается. В случае, когда захоронение умершего
производится учреждением здравоохранения, последнее обязательно заполняет
«врачебное свидетельство о смерти» и предоставляет его в 3-хдневный срок в
органы ЗАГСа для регистрации.
«Врачебное свидетельство о смерти» выдаётся лечащим врачом
учреждения здравоохранения на основании наблюдения за больным и записей в
медицинской документации, отражающей состояние больного до его смерти
или патологоанатомом на основании изучения медицинской документации и
результатов
вскрытия.
Патолого-анатомическое
вскрытие
производится
врачами в целях получения данных о причинах смерти и диагнозе заболевания.
44
Патологоанатомическому вскрытию подлежат все умершие, от заболеваний в
учреждениях здравоохранения. Главному врачу принадлежит право отмены
вскрытия в самых исключительных случаях, так в частности при отсутствии
подозрений на насильственную смерть вскрытие может не производиться по
религиозным или иным мотивам, по письменному заявлению, либо по
волеизъявлению самого умершего, высказанного при жизни.
В случаях предусмотренных законом может быть проведена независимая
медицинская экспертиза.
«Врачебное
свидетельство
о
смерти»
выдаётся
с
пометкой
«окончательное», «предварительное», «взамен предварительного». Такой
порядок принят в целях обеспечения большей достоверности регистрируемых
причин смерти и для того чтобы не задерживать регистрацию смерти в органах
ЗАГСа и погребения. Свидетельство о смерти выдаётся органами ЗАГСа.
И так, деятельность специалиста по социальной работе, состоит не только
в оказании помощи в похоронах, но и в помощи пожилому человеку преодолеть
первичную реакцию подавленности и растерянности. А в дальнейшем и занять
активную позицию в его реабилитации, сосредоточив его усилия не только на
лечении, но и в поиске новых смыслов, и смыслообразующих значимых для
данной личности в данном возрасте связей, интересов, занятий, дел,
потребностей и адекватных способов
оптимального уровня адаптации его в
обществе.
2.2. Оказание поддержки людям пожилого возраста при
смерти близких людей
Человек по-разному относится к смерти на своем континууме жизни.
Стремительное включение в новый социальный опыт позволяет ребенку легко
перенести смерть ближнего человека. Во взрослом возрасте значение смерти
45
приобретает ряд ритуальных схем, как иногда называют, «код символического
порядка». Существует два основных варианта отношения к смерти. Для первого
характерен деструктивный характер: человек пытается блокировать, вытеснить
тему смерти из своей жизни. Конструктивное отношение - это попытка перехвата
энергией танатоса (известно выражение «крепка, как смерть, любовь») Поэтому
зрелость человека связана с выбором стратегии символического порядка (66,19).
Переживание горя - одно из самых таинственных проявлений душевной жизни.
На Западе в сотнях трудов описываются мельчайшие подробности этой темы горе патологическое и «хорошее», «отложенное» и «предвосхищающее», техника
профессиональной психотерапии и взаимопомощь пожилых вдовцов, синдром горя
от внезапной смерти младенцев и влияние видеозаписей о смерти на детей,
переживающих горе, и т. д.
Построенные на основе схемы
3. Фрейда «Работа горя» состоит в том,
пишет Васюлюк Ф.Е., «чтобы оторвать психическую энергию от любимого, но
теперь утраченного объекта. До конца этой работы «объект продолжает
существовать психически», а по ее завершении «Я» становится свободным от
привязанности и может направлять высвободившуюся энергию на другие
объекты» [11,с. 17].
И так, теория 3. Фрейда объясняет, как люди забывают ушедших, но не то, как
они их помнят. Но именно память составляет сокровенную суть человеческого
горя.
Начальная фаза горя — шок и оцепенение. «Не может быть!» — такова
первая реакция на весть о смерти. Характерное состояние может длиться от
нескольких секунд до нескольких недель, в среднем через неделю сменяясь
другой картиной. Оцепенение — наиболее заметная
реакция этого состояния.
Скорбящий скован, напряжен. В сознании человека появляется ощущение
нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушенность.
Притупляется восприятие внешней реальности, и тогда в последующем нередко
46
возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде. Первым сильным чувством,
прорывающим пелену оцепенения и обманчивого равнодушия, нередко оказывается
злость. Она неожиданна, непонятна для самого человека, он боится, что не сможет
ее сдержать.
Уже на этой стадии горюющему человеку приходится порой преодолевать
некоторые
культурные
барьеры,
затрудняющие
переживание,
например,
представление о том, что длительность и особенности выражения скорби на том
или ином этапе являются мерой любви к умершему человеку.
Специалист, работающий с утратой, должен учитывать наличие этих
культурных барьеров и значимость принятия той формы выражения переживания
происходящего, которая является естественной для клиента, а не для окружающих
наблюдателей. Такое принятие существенно облегчает протекание всех процессов,
в том числе работу горя как работу памяти.
Насильственные
попытки
«расшевелить»
или
наоборот,
подавить
интенсивные
проявления переживаний человека, потерявшего близкого, столь распространенные
в нашем обществе, только усиливают страдания. Переживание горя, утраты
характеризуется
высокой
степенью
иидивидуализированности.
Выделенные
исследователями стадии носят, скорее, ориентировочный характер. «Специалисту
важно помнить, что речь идет не о
социальных нормах, а наиболее интимных
структурах и процессах человеческого «Я» - взаимоотношений с умершим и
другими людьми» [47, с.149].
У верующих людей
отношение к смерти значительно изменены
от
отношения людей, которые не веруют в Бога. Верующие уверены, что человек
умирает только телесно, душа его бессмертна. Душа умершего встречается с
душами тех близких и знакомых
людей, которые давно покинули этот мир.
Верующие, конечно, горюют, они сожалеют, что не смогут прожить до конца
свою земную жизнь рядом с любимым человеком, но не впадают в отчаяние из-за
47
временной разлуки. В основе лежат принципом, которым они руководствуются «
Все в воле Божьей», «Бог его (ее) дал. Бог и взял, он знает, что делает». Религией
запрещено впадать в грех отчаяния, уныния, что
помогает человеку
самостоятельно собрать все свои душевные силы в горькие минуты кризисной
ситуации в жизни.
Для страдающих неверующих людей, часто используются слова утешенья от
родных, близких и специалистов социальных, но обычно набор слов таков: «Что
же делать, ничего не поделаешь», «Все на земле смертны», или « у него такая
судьба», и пр.».
Такие слова утешенья никогда еще
никому не приносили
облегченье. Эти слова скорее усиливают горечь переживаний от непоправимости и
необратимости случившегося. В скорбных ситуациях человек страстно, хотя, как
правило, неосознанно, хочет понять, или найти смысл своей собственной
дальнейшей жизни, смысл случившейся трагедии.
«Подняться над своим горем означает осмыслить свою жизнь как
продолжение жизни дорогого человека в форме не только образов и чувств, но и
сохраняющихся ощущений от его прикосновений, чувств, возникавших в его
присутствии. Мысленные беседы с ним, рассказы о своих неудачах, обидах и
успехах упрочивают переживание непрерывающейся связи с ним» [3, с. 45].
Страдающие нередко сами находят приемы, облегчающие их переживания и как
бы продолжающие жизнь исчезнувших близких. Специалисты по социальной
работе могут
людьми.
воспользоваться этим в своей работе с горюющими пожилыми
Например, у всех россиян принято заботиться о местах
упокоения
близких. Поддержать беседы после посещения могил близких – значить показать
внимание к личности пожилого человека.
Многие превращают комнату или уголок любимых в своеобразный мемориал,
даже музей, представляющий этапы жизни ушедшего близкого человека.
Возможен совет в данном случае
- подготовить жизнеописание любимого
человека, припомнить не только важные события, но и мелкие эпизоды из его
48
жизни и рассказывать о них другим. Но каждый трагический случай уникален, и
соответственно, попытки помощи должны отвечать его своеобразию.
Ермаков
А.В.
указывает:
«Комплекс
шоковых
реакций
обычно
истолковывается как защитное отрицание факта или значения смерти,
предохраняющее горюющего от столкновения с утратой сразу во всем объеме
Будь это объяснение верным, сознание, стремясь отвлечься, отвернуться от
случившегося, было бы полностью поглощено текущими внешними событиями,
вовлечено в настоящее, по крайней мере, в те его стороны, которые прямо не
напоминают о потере. Однако мы видим прямо противоположную картину:
человек психологически отсутствует в настоящем, он не слышит, не чувствует, не
включается в настоящее, оно как бы проходит мимо него, в то время как он сам
пребывает где-то
в
другом пространстве и времени. Мы имеем дело не с
отрицанием факта, что «его (умершего) нет здесь», а с отрицанием факта, что «Я»
(горюющий) здесь» [11, с.15].
Не случившееся трагическое событие не впускается в настоящее, а само
оно не впускает настоящее в прошедшее. Это событие, не став психологически
настоящим ни в один из моментов, рвет связь времен, делит жизнь на
несвязанные «до» и «после». Шок оставляет человека в «до», где умерший был еще
жив, еще был рядом. Чувство реальности, чувство «здесь-и-теперь» застревает в
объективном прошлом, а настоящее со всеми его событиями не получает
признания его реальности [50].
Это объясняет механизм и смысл возникновения
ощущений, душевной
анестезии (ужасные события субъективно не наступили) и послешоковую
амнезию: «я не могу помнить то, в чем не участвовал»; и снижение либидо - этих
витальных форм интереса к внешнему миру; и злость.
Злость —
эмоциональная
реакция, которая проявляется на сильную
преграду в удовлетворении потребности. Это бессознательное стремление
остаться с любимым оказывается вся реальность: ведь любой человек, телефонный
49
звонок, бытовая обязанность требуют сосредоточения на себе, заставляют душу
отвернуться от любимого, выйти хоть на минуту из состояния иллюзорной
соединенности с ним.
Следующий
шаг
на
этом
пути
-
фаза
поиска
-
отличается
нереалистическим стремлением вернуть утраченного и отрицанием не столько
факта смерти, сколько постоянства утраты. Трудно указать на временные границы
этого периода, поскольку он постепенно сменяет предшествующую фазу шока, и
затем характерные для него феномены еще долго встречаются в последующей
фазе острого горя, но в среднем пик фазы поиска приходится на 5-12-й день
после известия о смерти. В это время человеку бывает трудно удержать свое
внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной вуалью,
сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия умершего:
звонок в дверь - мелькнет мысль: это он; его голос -оборачиваешься - чужие
лица; вдруг на улице: это же он входит в телефонную будку. Такие видения,
вплетающиеся в контекст внешних впечатлений, вполне обычны и естественны,
но пугают, принимаясь за признаки надвигающегося безумия. Иногда такое
появление умершего человека в текущем настоящем происходит в менее резких
формах, отмечает М.И. Минигалиева в своей статье «Психологическая помощь
умирающим и их родственников» [50, с. 151].
Автор отмечает: «Существование ушедшего в сознании скорбящего
отличается в этот период от того, которое нам открывают патологически
заостренные случаи шока: шок нереалистичен, поиск — нереалистичен: там есть одно
бытие - до смерти, в котором душой безраздельно правит гедонистический принцип,
здесь — «как бы двойное бытие» (« Я живу как бы в двух плоскостях», — говорит
скорбящий), где за тканью яви все время ощущается подспудно идущее другое
существование, прорывающееся островками «встреч» с умершим. Надежда,
постоянно рождающая веру в чудо, странным образом сосуществует с
реалистической установкой, привычно руководящей всем внешним поведением
50
горюющего пожилого» [50, с. 134].
Ослабленная чувствительность к противоречию позволяет сознанию какое-то
время жить по двум не вмешивающимся в дела друг друга законам - по
отношению к внешней действительности по принципу реальности и по отношению
к утрате — по принципу «удовольствия». Они уживаются на одной территории: в
ряд реалистических восприятий, мыслей, намерений («сейчас позвоню ей по
телефону») становятся образы объективно утраченного, но субъективно живого
бытия, становятся так, как будто они из этого ряда, и на секунду им удается
обмануть реалистическую установку, принимающую их за «своих». Эти моменты
и этот механизм и составляют специфику фазы «поиска».
Затем наступает третья фаза - «острого горя, длящаяся до шести-семи
недель с момента трагического события. Иначе ее именуют периодом отчаяния,
страдания и дезорганизации и - не очень точно — периодом реактивной
депрессии. Сохраняются, и первое время могут даже усиливаться, различные
телесные, реакции — затрудненное укороченное дыхание, астения, мышечная
слабость, утрата энергии,
ощущение тяжести любого действия; психофизиологические дисфункции. В этот
период наибольших страданий, острой душевной боли, появляются:
- множество тяжелых, иногда странных и пугающих чувств и мыслей,
- ощущения пустоты, бессмысленности,
- чувство брошенности, одиночества,
- злость, вина, страх и тревога,
- отчаяние, беспомощность.
Типичные реакции у пожилого человека необыкновенная поглощенность
образом умершего и его идеализация – подчеркивание необычайных достоинств,
избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках. В отношениях с
окружающими может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, желание
уединиться от окружающих. Изменяется повседневная деятельность: трудно
51
бывает сконцентрироваться на том, что человек делает, трудно довести дело до
конца, а сложноорганизованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе
недоступной. Порой возникает бессознательное отождествление с умершим,
проявляющееся в невольном подражании его походке, жестам, мимике. Утрата
близкого — сложнейшее событие, затрагивающее все стороны жизни, все уровни
телесного, душевного и социального существования человека. Горе уникально,
оно зависит от единственных в своем роде отношений с ним, от конкретных
обстоятельств жизни и смерти, от всей неповторимой картины взаимных планов и
надежд, обид и радостей, дел и воспоминаний
Самое важное в исполненном акте острого горя, считает Ф.Е. Василюк: «
Не сам факт этого болезненного отрыва, а его продукт. В этот момент не просто
происходит отделение, разрыв и уничтожение старой связи, как полагают все
современные теории, но рождается новая связь. Боль острого горя — это боль не
только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового» [11].
Переживание
становится
ведущей
деятельностью,
занимающей
доминирующее положение в жизни человека, через которую осуществляется
личностное развитие, Консультирование людей, перенесших утрату, - это нелегкое
испытание духовных сил и профессиональной компетентности. Утраты, как и
многие события нашей жизни, не только болезненны, они предоставляют и
возможность личностного роста. Консультант может способствовать реализации
этой возможности, если он понимает природу утраты, ее связь с другими
переживаниями и интенциями, роль в становлении человека. Фазу острого горя
можно считать критической в отношении дальнейшего переживания горя и всего
жизненного пути.
Фаза «остаточных толчков и реорганизации». Дж. Тейтельбаум отмечает:
«Жизнь входит в свою колею, умерший человек перестает быть главным
сосредоточением в жизни. Переживание горя теперь - не ведущая деятельность,
остаточные приступы горя могут быть столь же острыми, как и в предыдущей
52
фазе, и на фоне нормального существования могут субъективно восприниматься
как еще более острые» [50, с. 153].
Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события
или события повседневной жизни. Эта фаза длится в течение года: за это время
происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем
начинают повторяться.
Утрата постепенно входит в жизнь. Практические задачи переплетаются с
самим переживанием. Человек часто сверяет свои поступки с нравственными
нормами умершего близкого человека, с его ожиданиями, с тем, «что бы он
сказал». Постепенно появляется все больше воспоминаний, освобожденных от
боли. Некоторые из этих воспоминаний становятся особенно ценными, часто
входят в семейную «мифологию». Высвобождаемый актами горя материал образа
умершего подвергается эстетической переработке.
Через год переживание горя вступает в последнюю фазу — завершения. Смысл и
задача работы горя в состоит в том, чтобы образ умершего занял свое
постоянное место в продолжающемся смысловом целом жизни человека и был
закреплен во вневременном, ценностном измерении бытия.
Одним
из
центральных
моментов
объединяющих
переживания
умирающего и его близких, является вопрос о смысле жизни. Смысл жизни идея, содержащая в себе цель жизни человека, «присвоенная» им и ставшая для
него ценностью чрезвычайно высокого порядка. Настолько высокого, что потеря
смысла жизни может привести к решению человека покончить со своим
существованием на земле.
И так, существует несколько фаз переживания горя, которые должен знать
специалист по социальной работе и учитывать в своей работе.
Профессиональная помощь включает сопровождение клиента и содействие ему
в выражении тех переживаний и мыслей, которые он хочет выразить.
3. Фрейд назвал процесс адаптации к несчастью «работой горя»
53
(Trauerarbeit).
Современные
исследователи
«работу
горя»
характеризуют как когнитивный процесс, включающий изменение мыслей об
умершем, горечь утраты, попытку отстраниться от утраченного лица, поиск
своего места в новых обстоятельствах. Этот процесс не является какой-то
неадекватной реакцией, от которой надо уберечь человека, он необходим.
Душевные терзания как ярчайший компонент траура представляются скорее
процессом, нежели состоянием. Перед человеком заново встает вопрос об
идентичности, ответ на который приходит не как мгновенный акт, а через
определенное время в контексте человеческих отношений.
«Работа горя» обусловливает возврат к отношениям, которые прервала
смерть, предпринимается попытка понять их значение. Консультант должен с
пониманием воспринимать эти сложные переживания. Важная составляющая этой
работы заключается в обучении новому взгляду на себя, помощи в поиске новой
идентичности.
Нормальный процесс скорби иногда перерастает в хроническое кризисное
состояние, которое называется патологической скорбью.
Зашитые механизмы в процессе траура функциональны, их роль сводится к
тому, чтобы выиграть время и заново оценить себя и окружающий мир. Поэтому
консультант должен позволить клиенту использовать отрицание и другие
механизмы психологической защиты.
Следует отметить, что классический вариант «работы горя» не для всех
людей является эффективной стратегией преодоления утраты. Человеку,
склонному заглушать болезненные воспоминания другой деятельностью, такая
работа мало помогает, он переживает ситуацию несколько иначе.
Процесс траура представляет собой медленное «ослабление» связи с
умершим, при котором умерший человек «интериоризируется» во внутренний
мир - чувство идентичности успешно модифицируется.
Примирение с утратой — болезненный процесс, в котором от
54
утраченного человека «отказываются» постепенно и с трудом. Его не надо
форсировать или искусственно затягивать. Траур - определенный тип
поведения.
Человек
может
потерять
супруга
или
другого
дорогого
родственника и находиться в глубокой скорби, но не носить траур. С другой
стороны, ношение траура может не означать боль утраты. Кдстенбаум (1984)
называет это "горем викария", человек разделяет скорбь другого о потере
близкого, изображая печаль и подчеркивая свое сопереживание, не зная
умершего человека ( 26,38).
Методические
рекомендации
для
специалистов,
работающих
с
пожилыми людьми по оказанию помощи
Три главных условия эффективных взаимоотношений с людьми пожилого
возраста в критической ситуации.
1.Наличие эмпатии.
2. Отсутствие осуждения.
3. Искренность.
1. В период утраты страдание облегчается присутствием и
легкой доступностью родственников, друзей, соседей. Понесшего
утрату
не
надо
оставлять
одного,
однако
его
не
следует
«перегружать» опекой — большое горе преодолевается только со
временем.
2. Никто не должен вселять оптимизм в скорбящего, пытаться
его
чем-либо
заинтересовать
или,
наоборот,
побуждать
к
«проявлению» переживаний или пытаться грубо вмешиваться в то,
чем человек решил себя занять. Желание «помочь выплакаться»
может стать просто
реакции
которого
не
попыткой давления на
соответствуют
другого
нашим
человека,
«стандартам».
К
сожалению, такие ситуации встречаются весьма часто.
3. Важно внимательно слушать и показывать
это говорящему
55
человеку, что создает атмосферу доверия.
4. В ряде случаев полезно слушать без вербальной реакции
говорящего
человека.
Это
дает
возможность
высказаться
говорящему пожилому человеку.
5. Важно показать говорящему. Что Вы его слышите, возможно,
иногда кивать головой. Или произносить «Ммм..».
6, Уточнять у говорящего пожилого человека, правильно ли Вы
поняли, что он сказал.
7.Не критиковать его слова, принимать, что он говорит.
8. Не употреблять глаголы «должен», «не должен».
9.Выражайть свое сочувствие (эмпатию), то есть смотреть на
проблемы с точки зрения клиента.
10.Задавать
уместные
вопросы.
Они
могут
человека глубже разобраться в своих проблемах,
воспринимать чувства и
мысли
Вам
поощрить
а Вам легче
пожилого. Неуместные вопросы,
могут полностью отвратить человека от разговора или оставить его в
ощущении, что он был неправильно понят. Но вопросов их недолжно
быть много.
11.Чаще
задавать
открытые
вопросы.
Открытые
вопросы
позволяют продолжать высказываться, отталкиваясь от собственной
отправной точки. Примеры:
«Как..? », « Какой..? », «Каким
образом..?» или «Не могли бы Вы рассказать больше..?»
Альтернативные
вопросы
часто
ограничивают
клиента
однозначными ответами типа : «Да» или «Нет» или « Не знаю »
12.Меньше задавать вопросы
«Почему…?», потому, что их
излишество вызывает неприятие.
13.
Наводящие
предположить
вопросы
определенный
формулировать
ответ
и
так,
стимулировать
чтобы
пожилого
56
человека говорить более конкретно. Ясное видение человеком своих
проблем
является
первоосновой
в
преодолении
чувства
беспомощности и дает возможность действовать
14. Если Вы не знаете, как лучше помочь своим подопечным,
находящимся в трудной жизненной ситуации или беде, и уходите от
них с тяжелым сердцем. То Вы как специалист сами нуждаетесь в
квалифицированной помощи.
15. Стремясь помочь другим людям, находящимся в стрессовой
ситуациях, Вы не должны забывать и о себе. Умение понимать себя
и свои собственные потребности повысит Вашу способность помочь
другим.
Итак,
горюющему
человеку
нужны
постоянные,
но
не
навязчивые посещения и хорошие слушатели. Роль слушателя может
выполнять социальный работник. Чем больше
социальный работе сопереживает скорбь
специалист по
пожилого человека, тем
адекватнее
он воспринимает собственные эмоциональные реакции,
связанные
с
помощью,
тем
эффективнее
психоэмоциональное состояние пожилого человека.
воздействие
на
57
Заключение
В
период
психических
физической
старения
процессах,
немощности
наблюдаются
изменения
эмоциональной
и
развитие
в
сфере,
многих
высших
нарастание
соматических
заболеваний.
В пожилом возрасте снижается темп психической активности,
это
проявляется
в
сужении
объема
восприятия,
сосредоточенности, ослаблении памяти. Пожилые
снижении
люди жалуются
на забывчивость и рассеянность, затруднения в усвоении новой
информации. Им становиться, все труднее ориентироваться в новой
обстановке, менять жизненные стереотипы и приобретать новые
навыки.
К эмоциональным изменениям в период старения можно
отнести повышенную ранимость, обидчивость, раздражительность,
неустойчивость настроения с преобладанием пониженного фона и
пессимизма,
часто
возникающее
Отмечаются
неадекватные
реакции
чувство
на
страха
внешние
и
и
тревоги.
внутренние
раздражители. Любая даже незначительная обида, бестактность,
проявление неуважения и черствости со стороны окружающих в
пожилом возрасте воспринимается, как тяжелая психологическая
травма и может привести к эмоциональному срыву. В связи с
ригидностью мышления пожилой человек не может остановиться от
эмоционально негативно окрашенной ситуации, вновь и вновь
переживает неприятные события.
Для пожилых людей свойственны: эгоцентризм, трудности в
общении, связанные с возрастными изменениями и
в сужении
социальных ролей.
Происходит
усиление
противоречивых
личностных
черт
–
58
эмоциональной ригидности, снижение критичности к собственному
поведению
и
одновременно
нетерпимостью
к
взглядам
повышенной
и
требовательностью
поступкам
окружающих.
и
Это
затрудняет общение и способствует возникновению межличностных
конфликтов с окружающими.
В пожилом возрасте нередко вопросы здоровья приобретают
доминирующее значение. Пожилые люди фиксируют внимание на
физических
ощущениях,
много
времени
уделяют
медицинским
обследованиям и лечению многочисленных недугов.
Многочисленные
психологическую
изменения
адаптацию
к
затрудняют
новым
социально-
жизненным
условиям
и
событиям. Пожилые становятся одинокими и неприкаянными даже в
обычных условиях, Многие социальные факторы, которые характеры
для пожилого
человека,
и старческого возраста, такие как потеря близкого
ухудшение
собственного
соматического
здоровья,
семейные конфликты, одиночество, могут вызвать психологические
расстройства. Психологическую напряженность вызывают
также
экономический кризис и политическая нестабильность в стране.
Пожилые
люди
благожелательного
обычно
окружения,
беззащитны,
способного
когда
обеспечить
нет
им
поддержку – будь это семья или государственная структура. Эта
беззащитность особенно заметна в экстремальных случаях, когда
умирают родные люди, проживающие с ними. Первоочередная
задача
в таких
случаях
–
обеспечить пожилым
материальные
потребности, необходимые для выживания и улучшения условий
жизни
и
Последний
осуществить
вид
социально-психологическую
поддержки
можно
обеспечить
поддержку.
с
помощью
социальных работников, волонтеров и других лиц, ели их обучить
59
навыкам общения с пожилыми людьми. Заботящиеся специалисты,
родственники, знакомые должны обеспечить поддержку человеку и
при
этом
сохранить
собственное
психологическое
равновесие.
Помощь людям часто начинается с повседневных забот: посещение
продовольственных магазинов, приготовление пищи. Помощь по
хозяйству или другой физической работы. Подопечный нуждается в
слушателе
и
собеседнике.
Часто
выше
всего
ценится
именно
взаимопонимание, которое выстраивается между специалистом и его
подопечным.
60
Список литературы
1.
Анцыферова, Л, И. Человек перед лицом смерти /Л.И. Анцмфирова //
Российский менталитет: Вопросы психологической теории и практики.
- М.,
1997. С 44-45.
2.
Анцыферова, Л. И.Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или
суровой зимы? / Л.И. Анцыферова // Психологический журнал. 2004.- № 3, С.
99— 104.
3.
Бахтияров, А.В. Гнездилов и др. Психологические и социальные аспекты
реабилитации онкологических больных пожилого возраста / А. В. Бахтияров //
Психология зрелости и старения. 1999. -№ 1, С. 10-17
4.
Биктимиров, Т.З. Психосоциальная деятельность в системе паллиативной
медицины. Ухода и хосписов
/ Т.З. Биктимиров // Развитие социальной
реабилитации в России. – Москва : Академия, 2008. - С 1 11-177.
5.
Болтенко, В. В. Изменения личности у престарелых, проживающих в
домах-интернатах / В. В. Болтенко . - М. : Проспект, 2011. - 480 с
6.
Боровинская.
Л.В.,
Фролов
Ю.И,
и
др.
Основные
компоненты
психологической и социально-трудовой реабилитации больных старшего
возраста, перенесших тяжелое заболевание / Л.В. Боровинская, Ю.И. Фролов //
Психология зрелости и старения. 2011, -№ 3, С. 15-42
7.
Василюк, Ф. Е Психология переживаний / Ф. Е Василюк. – М., МГУ,
2014, — 2000с.
8.
Василюк, Ф. Е Возрастные изменения темпа усвоения знаний / Ф. Е
Василюк. // Психология зрелости и старения. - 2009, -№ 3, С.48-92.
9.
Грановская,
P.M.
Внутриличностный
конфликт
и
социально-
психологическая работа с ним в условиях дома-интерната для престарелых /
P.M. Грановская // Психология зрелости и старения. - 2009,- №2, С. 56-76
10.
Дементьева, Н.Ф. Жилищные условия пожилых и качество их жизни /
Н.Ф. Дементьева / Н.Ф. Дементьева // Психология зрелости и старения. —2014.
61
- №3, С.12-31.
11.
Ермолаев, М. В. Методы психотерапии депрессий у пожилых людей / М.
В. Ермолаев // Психология зрелости и старения. - 2002. -№ 4, С. 14- 31.
12.
Ермолаев, M.B. Методы психологической регуляции эмоциона-льных
переживаний в старости / М. В. Ермолаев. // Психология зрелости и старении. 1999. - №1.
13.
Иванов, В.А. Старение как эмоциональный шок старения / В.А. Иванов.
// Психология зрелости и старения, - 2009. -№ 3. С. 18-30.
14.
Иванов В.А. Проблема структуризации рабочего опыта (к пониманию
механизмов старения) старения /В.А.Иванов. // Психология зрелости и
старения.- 2009. -№ 2
15.
Иванова, Т.В. Игротерапия для взрослых / Т.В. Иванова // Психология
зрелости и старения. - 2010. -№ 1.
16.
Калиш, Р. Пожилые люди и горе / Р. Калиш
// Психология зрелости и
старения. — 2007. — № 1. — С. 38—42.
17.
Кесеяков, И. Н., Земюнова, Е.В. Проблемы здоровья и медико-
социального обслуживания пожилых людей / И. Н. Кесеяков, Е.В. Земюнова //
Психология зрелости и старения. 2000, -№1, С 23-42
18.
Карпенкова, И.В. Реабилитационный процесс- направленное воздействие
на гармонизацию личности / И.В. Карпенкова
// Пси-хология зрелости и
старения. - 2011. - № 2.- С. 64-71.
19.
Коган, В. Одинокие престарелые - проблемы и пути их социального
обслуживания/ В. Коган - //Население третьего возраста. Народонаселение.2016. – С. 107-131.
20.
Козлова, Т.З. Динамика социальной идентификации пожилых россиян /
Т.З. Козлова // Психология зрелости и старения. -1999. -№ 1.- С128-131.
21.
Козлова,
Т.З. Пенсионеры оценивают свою прошлую жизнь / Т.З.
Козлова // Психология зрелости и старения. - 2011. № 2. - С.127-135.
62
22.
Комлли, Э. Учиться слушать - азбука общения для работающих с
пожилыми / Э. Комлли. – М.: Прогресс.- 1999.-189с.
23.
Краснова, О. В. Социальная политика и социальная защита пожилых
людей и инвалидов в Великобритании / О. В. Краснова // Психология зрелости
и старения, 2009. -№ 3. –С.56-61.
24.
Краснова, О.В. Виды и методы исследований в психологии старения / О.
В Краснова. // Психология зрелости и старений. -1999. - №1. С.34-44.
25.
Краснова, О.В. Жестокое отношение к пожилым людям //Психология
зрелости и старения/ О. В. Краснова. -2008. - №2. - С.79-97.
26.
Краснова, О.В. История старости как история формирования антиподов к
пожилым людям и старикам в обществе / О. В. Краснова.
// Психология
зрелости и старения. -2011,- № 1,- С. 28-42.
27.
Краснова, О.В. Проблемы семейной помощи и ухода за пожилыми //
Психология зрелости и старения / О. В. Краснова. - 2002, № 2.-С. 5-42.
28.
Краснова, О.В. Проблемы социально-психологической компетентности в
социальной работе с пожилыми людьми / О. В. Краснова.
// Психология
зрелости и старения. - 1999, -№ 2.
29.
Краснова, O.В. Третий возраст - новый смысл жизни / О. В. Краснова. //
Психология зрелости и старения. -2000, - №1 С. 111-117.
30.
Краснова, О.В. Пожилые люди, умирание и механизмы переноса / О.В.
Краснова // Психология зрелости и старения. - 1998. - №4. - С.65-70
31.
Кэсон, Э., Томпсон Р. Работа со стариками и умирающими //
Психотерапия как духовная практика. Подход Запада и Востока к лечебному
процессу. / Сост. В. Хохлов. - Минск, 2008. - С. 296-311
32.
Лилл, Д. Все о стрессе / Д. Лилл. - М.: Проспект, 2002.-165с.
33.
Линдзе, Н.Д. Психотерапия в социальной работе / Н.Д. Линдзе. -
М.,2000. -276с.
34.
Максимова, С. В. Социально-психологические аспекты дезадаптации лиц
63
пожилого и старческого возраста / С. В. Максимова // Психология зрелости и
старения, - 2009, -№ 3.- С. 34-43.
35.
Марцннковская, Т.Д. Особенности психического развития в позднем
возрасте/ Т.Д. Марцннковская // Психология зрелости и старения. -2017. - №3.С.13-17.
36.
Мейер, В., Чессер, Э. Методы поведенческой терапии. – СПб.: Речь,
2011432с.
37.
Минагалева, М.Р. Психологическая помощь умирающим и их родным /
М.Р. Минагалева // Психология зрелости и старения. - 2012. -№ 2- С. 130 -156.
38.
Минагалиева, М.Р. Гентерные проблемы взрослости: ценности, способы
понимания себя и мир, модели общения / М.Р. Минагалиева. // Психология
зрелости и старения. - 2001.-№ 2. С. 42- 61.
39.
Минигалеева,
М.Г.
Тренинг
"Возрасты
жизни"
и
развитие
взаимопонимания между людьми различных возрастных групп / М.Р.
Минагалиева. / Н.Р. Стронгина Минигалиева, М.Р. Психологическая помощь
умирающим и их родственникам / М.Р. Минагалиева. // Психология зрелости и
старения. - 2002.- № 2.-С.43-49.
40.
Молчанов, О.Н. Психологический витуакт как механизм стабилизации Я-
концепции в позднем возрасте / О.Н. Молчанов. – М: 2001.
41.
Назарова, Н.В. Пенсионеры и работающие: труд, здоровье и лечение /
Н.В. Назарова // Психология зрелости и старения. -2009. -№ 2.- С. 65-59.
42.
Садикова, И. В. Социальным работникам нужна психоло-гическая
поддержка / И.В. Садикова // Психология зрелости и старения. -2012.. -№ 1.
С.21-28.
43.
Сатина, Л.В. Депрессия позднего периода жизни: горе и осложнения,
связанные с ними в пожилом возрасте / Л. В Сатина // Психология зрелости и
старения. - 2001.- № 1. - С. 90-96..
44.
Стронгина, Н.Р. Социальный сервис для пожилого населения / Н.Р.
64
Стронгина// Психология зрелости и старения. - 2012. -№ 3- С. 130 -156.
45.
Строгина, Н.Р. Окружающая среда и условия проживания / Н.Р.
Стронгина // Психология зрелости и старения. -2001.-№ 1. -С. 112-130.
46.
Ташлыков, В.А. Психология лечебного процесс / В.А. Ташлыков. - СПб.:
Речь, 2014.-197с.
47.
Тарабрина, Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса /
Н.В. Тарабрина– СПб.: Питер, 2001. 231с.
48.
Филленбаум, К. Здоровье и благополучие пожилых /К. Филленбаум. -
Чебаусары, Чуваш. гос. пед. ун-т, 2011. – 104 с.
49.
Фирсов,
М.В.
Шапиро,
Б.Ю.
Психология
социальной
работы.
Содержание и методы психосоциальной практики / Фирсов М.В. Шапиро Б.Ю..
– М.: ОГСУ, 2002.-132с.
50.
Фрейд, 3. Печаль и меланхолия / 3.
Фрейд // Психология эмоций.
Хрестоматия. –М.: МГУ, 1984. –С. 203-211.
51.
Шахматов, Н. Ф. Психическое старение: счастливое и болезненное / Н.
Ф. Шахматов. - М. : Медицина, 1996. - 304 с.
52.
Шавкова, У.Г. Человек в выборе стратегии старения / У.Г. Шавкова //
Психология зрелости старения. – 1999. - №3. С.56-59.
53.
Шаповаленко, И.В. Пенсионеры оценивают свою прошлую жизнь / И.В.
Шаповаленко // Психология зрелости и старения. 2011. - №2. - C.127-135.
54.
Шаповаленко, И.В. Социальная ситуация развития в пожилом возрасте /
И.В. Шаповаленко // Психология зрелости и старения. - 1999. -№ 2.- С.23-43.
55.
Шейвер, Ф., Рубинстайн, К. Опыт одиночества / Ф. Шейвер, К.
Рубинстайн. М.: Наука,, 2011. – 104 с.
56.
Шавкова. У.Г. Человек в выборе стратегии старения / У.Г. Шавкова //
Психология зрелости и старения. -1999. - №З.- С.43-49.
57.
384с.
Эндерсон Б.Г., Кларк М. Одиночество и старость. - СПб.: Речь, 2011. -
65
58.
Якимаха, Л.И. Роль семьи в жизни пожилого человека возрасте / Л.И.
Якимаха //Психология зрелости и старения. 2012.- № 2.-56-69
59.
Мейер, В., Чессер, Э. Методы поведенческой терапии / В. Мейер, Э.
Чессер. - СПб.: Речь, 2011.452с.
60.
Янкилевич, В. Смерть / В. Янкилевич. - М.: Медицина, 2009.-365с
66
Приложение
Анкета по выявлению проблем в пожилом возрасте
1. Были ли в Вашей жизни тяжелые события, из-за которых Вы сильно
переживали или переживаете?
1. Да
2. Нет
2. С чем было связано тяжелое событие?
1.Смерть близкого человека, игравшего важную роль в Вашей жизни.
2. Потеря чего-то вещественно важного.
3. Потеря доходов или финансового благосостояния .
4. Потеря каких-либо физических способностей.
5. Неуверенность в завтрашнем дне.
6. Потеря членства в значимой референтной группе.
7. Потеря любимого домашнего животного.
8. Потеря идеалов (мировоззрение, религия, мораль, политические взгляды)
9. Потеря работы
10. Иное.
Шкала психологического здоровья
1. Случалось ли так, что Вы непроизвольно, без всякого повода, вспоминаете об
этих событиях. Как часто это происходит?
1.Никогда.
2.Иногда
3.Часто
2. Беспокоят ли Вас нервы? ( Выходите ли Вы из себя, кто-то Вас раздражает,
что-то Вас тревожит)
1.Никогда.
2.Иногда
3.Часто
3. Вы испытываете депрессию или устлалось от жизни?
1.Никогда.
2.Иногда
3.Часто
4. Бывает, что Вы сидите часами подряд и ничего не делаете?
1. Такого не бывает никогда
2.Да, иногда такое случается
3. Очень часто
5.Потеряли ли Вы интерес ко всему?
1. Нет
67
2.Часто
3.Да, почти ко всему.
6.Кажется ли Вам будущее бессмысленным?
1. Нет
2. Иногда такие мысли меня посещают
3. Да, почти всегда.
7.Ложитесь ли Вы когда-нибудь спать с чувством, что Вам безразлично,
проснетесь ли Вы вообще когда-нибудь?
1. Иногда
2.Да, такие мысли у меня возникали один или два раза.
3. Да, очень часто
Социальная шкала
1. Навещают ли Вас родственники, сослуживцы, знакомые?
1. Регулярно.
2. Изредка.
3. Очень давно не навещали.
2.Как часто общаетесь с знакомыми по телефону?
1. Достаточно часто.
2. Изредка
3. Практически не общаюсь.
3.Есть ли у вас постоянные любимые занятия (хобби)?
1. Есть, занимаюсь регулярно.
2. Есть, но в последнее время интерес к нему стал исчезать.
3. Нет.
4. Знаете ли Вы о социальном обслуживании на дому?
1. Да, знаю, но оно мне совсем не нужно.
2. Обслуживание мне просто необходимо
3. Мне оно без надобности.
68
*
lTT,
Орловский ГУ
ЦffiЁý&Гж&Y
тý*риY* **s*Tl}*F.f
ýь$fьз уiи*fu1
сп рАв кА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУ3
Автор работы
Факульте1 кафедра,
номер группы
КУЗнецОв
со ЦИ ал ьн
flмитрий
Ы
Владимирович
й факул ьтет, каqеДра ЙеtОtи кИ
социальной работы
.,Й
,
:::
:':::,::,]
:
"]
], ,
,
l
,.:
.
,]
],i:],a]],]
,Qипломная работа
Название работы
Социальная поддержка людей
Название файла
Кузнецов .Qмитрий.dосх
;
i:
i
]
.:],]
]
:|i:i :::: ::.:: :
l:j ]::]:]i:,: :i:
iiхноЛЬiЙййЦ*ал#аЯ педагоIики,.и , . i
],
:l
_
j:
Тип работы
,:::, ]il
:]:::]::];::::'::::,;:]:
l,i::: :,::
,],]] :a:i,
]]]i:]illii:i::::::
:ai
]:l',
]l.,,,
.T:].,:.i:::]]t]rii]i:.. !:::
..,;i:
I ii ii ::i:::::::.:li.i::l
:
l |]||;:]:]:::::!rli
Процент заимствования
Процент цитирования
Процент ори гинальности
,Щата
проверки
Модули поиска
И.нтернет; Модуль поиска "ФГБОУ ВО Оry им, И,С;Тургенева']; Кольцо_вlз9в,',,,,:i
,,,i
,
Работу проверил
Гринёва Елена Александровна
ФИо про8еряющего
,Щата
подписи
t€, оf. о{муо
Подлись проверяющеrо
JnъLLц СП "(J>
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссь|лку на отчет.
tд;r*
ответ
заимствование
корректным. система оставляет на усмотрение проверя юц{еiо.
предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях,
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа