close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Сопов Сергей Игоревич. Медиация в российском уголовном процессе: теория и практика применения.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Общий объем работы – 76 страниц.
Количество источников – 41.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство,
судопроизводства,
медиация,
медиатор,
участники уголовного
восстановительные
процедуры,
прекращение дела за примирением сторон и др.
Краткая характеристика работы: Работа выполнена на тему «Медиация в
российском уголовном процессе: теория и практика применения».
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
возникающие при прекращении производства по уголовным делам в связи с
примирением сторон с участием посредника (медиатора).
Предмет
исследования
–
правовые
нормы,
регламентирующие
прекращение производства по уголовному делу в связи с примирением
сторон, и практика их применения.
Цель исследования состоит в развитии института примирения в
уголовном процессе посредством разработки теоретических и практических
положений об участии в нем посредника.
Для решения научных задач, направленных на достижение данной цели
использовались
формально-логический,
сравнительно-правовой
методы
и
метод
системно-структурный,
сравнительно-практического
анализа.
Магистерская диссертация состоит из введения, двух глав, заключения,
списка использованной литературы.
Результаты исследования: раскрыты понятие медиации, медиатора,
предложены виды медиативных процедур в уголовном процессе РФ.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое значение.
2
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………...6
ГЛАВА 1. ИСТОРИКО – ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ИНСТИТУТА МЕДИАЦИИ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ…………………...12
1.1. История развития института медиации………………………………….12
1.2. Теоретические аспекты медиации: понятие, признаки,
принципы ……………………………………………………………………...17
1.3. Правовой статус субъектов процедуры медиации…………………….30
ГЛАВА 2. ИНСТИТУТ МЕДИАЦИИ В УГОЛОВНОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ……………………………37
2.1. Теоретические основы медиации в уголовном судопроизводстве…...37
2.2. Проблемы правовой регламентации института медиации
в уголовно- процессуальном праве…………………………………………...41
2.3. Проблемы правоприменительной практики медиативных
процедур в российском уголовном судопроизводстве………………….…...56
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...66
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ …………………………..72
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования.
Государственно-правовая
политика Российской Федерации в области борьбы с преступностью
призвана обеспечивать должное реагирование правоохранительных органов
на любые сообщения об общественно-опасных деяниях, восстанавливать
справедливость
и
стабильность в социальных отношениях, защищать права и законные
интересы граждан. Репрессивный, карательный настрой общественного
сознания
не
позволяет
в
настоящее
время
реализовывать
идеи
декриминализации ряда деяний. В силу изложенного численность так
называемого «тюремного населения» в стране остается довольно высокой
(около 468 человек на 100 тыс. населения) 1, пополнение его происходит
далеко
не
за
счет
осуждения
к
реальному
лишению
свободы
профессиональных и других опасных преступников.
Органами
прокуратуры
Российской
Федерации
отмечаются
многочисленные нарушения законности в стадиях возбуждения уголовного
дела и предварительного расследования, в том числе при приеме,
регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, так же выделяется
неполнота
предварительного
процессуальных норм,
обвиняемых
при
прав и
окончании
следствия,
существенные
законных интересов
предварительного
нарушения
потерпевших и
расследования.
Это
обстоятельство косвенно свидетельствует о том, что окончательное решение
вопроса о прекращении производства по уголовным делам, в том числе в
связи с примирением сторон, а,
также, и вопрос о виновности
подозреваемого (обвиняемого), должно приниматься судом.
Как правило, на досудебных стадиях примирение по уголовным делам
реализуется в единичных случаях, тем не менее, четвертая часть уголовных
дел подлежит прекращению в связи с примирением сторон, что подчеркивает
Ширкин А.А. Институт примирения с потерпевшим как форма медиации: социально-юридическая
сущность // Вестник Академии права и управления. 2013. № 32. С. 189.
1
4
потенциал развития института примирения. В данном случае очевидным
является то, что интеграция института медиации в отечественное уголовноправовое законодательство позволит существенно снизить нагрузку на суды
и уголовно-исполнительную систему.
Как
известно,
в настоящее время
существует две концепции
правосудия - карательная и восстановительная. Карательное правосудие
представляет устоявшуюся модель, имеющую свои преимущества, от
которых не следует отказываться. Оно ориентировано на защиту интересов
государства, при этом зачастую незаслуженно игнорируя права граждан,
пострадавших от реальных преступных посягательств.
Другая концепция – восстановительное правосудие, которое во главу
угла ставит права и законные интересы пострадавшего, заставляет
подсудимого (осужденного) брать на себя ответственность за содеянное и
сознательно, добровольно выбирать наиболее разумный и социально
приемлемый вариант своего посткриминального поведения.
В
современной
юридической
литературе
вопросы
о
природе
примирения, условиях и порядке его реализации остаются дискуссионными,
что свидетельствует необходимости его дальнейшего исследования, в том
числе в ключе возможности и перспектив привлечения медиаторов.
В настоящее время в Российской Федерации действует Федеральный
закон
от
27.07.2010
№
193-ФЗ
«Об
альтернативной
процедуре
урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»,
который, как предполагалось, должен был создать правовые основы для
более
широкого
процедуры.
и
Кроме
цивилизованного
того,
была
использования
утверждена
рассматриваемой
Программа
подготовки
медиаторов, рассчитанная на создание
в
Российской Федерации корпуса профессиональных специалистов по
урегулированию правовых споров. Однако положения данного закона не
коснулись уголовного процесса.
5
В 2014
г.
премьер-министром
Российской
Федерации
Д.А.
Медведевым утверждена Концепция развития до 2017 года сети служб
медиации для восстановительного правосудия в отношении детей, не
достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В ней
определены основные цели, задачи и направления создания сети служб
медиации, организации их
работы,
подготовки
кадров,
а
также
внедрения
медиативной
(восстановительной) практики в работу с детьми и подростками.
Вышеперечисленные факты обусловили выбор и актуальность темы
исследования.
Степень научной разработанности темы исследования. Отдельные
вопросы
компромиссного
(в
том
числе,
досрочного)
прекращения
производства по уголовным делам рассматривались в трудах таких
известных российских ученых, как: Х. Д. Аликперов, С. В. Бажанов, А.А.
Варяник, Л. А. Воскобитова, М. А. Галимова, Р.М. Дочия, А.В. Ендольцева,
С.В. Илюхина, В.А. Ковалев, Л.Н. Лянго, О.А. Мядзелец, И.Л. Петрухин,
А.Ф. Прокудин, А.А. Русман, Б.Б. Самданова, Н.Д.Сухарева, И.С. Тарасов,
А.С. Шаталов, Я.Ю. Янина и др.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
возникающие при прекращении производства по уголовным делам в связи с
примирением сторон с участием посредника (медиатора).
Предмет исследования – правовые нормы, регламентирующие
прекращение производства по уголовному делу в связи с примирением
сторон, и практика их применения.
Цель исследования состоит в развитии института примирения в
уголовном процессе посредством разработки теоретических и практических
положений об участии в нем посредника.
Цель настоящего исследования обусловлена необходимостью постановки
и
1.
решения следующих задач:
Рассмотреть историю развития института медиации;
6
2.
Проанализировать
теоретические
аспекты
медиации,
определить
понятие, признаки, принципы данного института;
3.
Определить правовой статус субъектов процедуры медиации;
4.
Рассмотреть
теоретические
основы
медиации
в
уголовном
судопроизводстве;
5.
Выявить проблемы правовой регламентации института медиации
в уголовно- процессуальном праве РФ;
6.
Обозначить проблемы правоприменительной практики медиативных
процедур в российском уголовном судопроизводстве и предложить пути их
разрешения.
Методологическую основу исследования составили диалектический
метод научного познания и основанная на нем система общенаучных и
частнонаучных методов. К общенаучным методам, использованным в
настоящем исследовании, относятся: логический; системный; сравнительноправовой; исторический и др. К частным научным методам относятся:
социологический, статистический, контент-анализ и др.
В процессе диссертационного исследования получены новые научные
результаты, содержащиеся в теоретических и практических положениях,
выносимых на защиту.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Предложено авторское определение медиации в уголовном процессе,
под которой следует понимать способ урегулирования уголовно-правовых
споров до вынесения судебного решения, основывающийся на добровольном
согласии сторон достигнуть взаимоприемлемое соглашение при содействии
независимого физического лица - медиатора.
2. Установлено, что фактов реализации института примирения сторон в
уголовном
судопроизводстве
правоохранительных
органов
в
настоящее
Российской
время
Федерации
в
практике
крайне
мало.
Легализация в уголовном процессе процедуры примирения с участием
посредника (медиатора) направлена на получение потерпевшим в полном
7
объеме
компенсации
за
причинѐнный
ему
подозреваемым (обвиняемым, подсудимым)
преступлением
вред,
а
– возможности не быть
привлеченным к уголовной ответственности. Кроме того, это позволит
снизить нагрузку на правоохранительные органы, суды, систему исполнения
наказаний.
3.Сформулированы
процессуальном
предложения
кодексе
по
закреплению
Российской
Федерации
в
Уголовно-
правового
статуса
посредника (медиатора) как участника процедуры примирения сторон путем
дополнения главы 8 УПК РФ «Иные участники уголовного судопроизводства»
статьей следующего содержания:
«Медиатор.
1.
Медиатор
–
независимое
физическое
лицо,
обладающее
необходимыми знаниями, способное повлиять на ход и содержание
переговоров между сторонами уголовного процесса в целях урегулирования
уголовноправового спора.
2.
В качестве медиатора допускается лицо, прошедшее обучение по
дополнительной программе подготовки медиаторов.
3.
Медиатор участвует в уголовном деле на досудебных стадиях
уголовного процесса и на судебных стадиях до момента удаления суда в
совещательную комнату для
постановления
решения,
на основании
соглашения о проведении процедуры медиации.
4.
Правовой статус медиатора определяется федеральным законом об
альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника
(процедуре медиации).
5.
Медиатор вправе знакомиться с материалами дела, проводить
встречи со сторонами, предоставлять им помощь при формировании
медиативного
соглашения,
знакомиться
в
установленном
порядке
материалами, которые необходимы для проведения медиации и находятся
с
8
в органах предварительного расследования, судах, других государственных
органах, органах местного самоуправления, на предприятиях, учреждениях и
организациях вне зависимости от формы собственности, за исключением
материалов, содержащих сведения,
составляющие государственную тайну.
6. Медиатор не вправе разглашать данные предварительного расследования,
ставшие ему известными в связи с осуществлением медиации, если он был об
этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161
настоящего Кодекса. За разглашение данных
Теоретическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся
в диссертации выводы и рекомендации развивают положения науки
уголовно-процессуального права о прекращении производства по уголовного
делу в связи с примирением сторон, предлагают направления развития
института
примирения
посредством
предложения
и
участия
рекомендации
посредника.
вносят
вклад
Сформулированные
в
науку
уголовно-
процессуального права.
Практическая
направленные
на
значимость
исследования
совершенствования
уголовного
Предложения,
и
уголовно-
процессуального законодательства Российской Федерации, могут быть
использованы
в
законотворческом
процессе,
в
правоприменительной
практике, а также при преподавании учебных дисциплин «Уголовный
процесс», «Уголовное право» и «Криминалистика».
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав,
заключения, списка использованных источников.
9
ГЛАВА 1. ИСТОРИКО – ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ИНСТИТУТА МЕДИАЦИИ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ
1.1. История развития института медиации
Сегодня медиация, широко применяемая в западных странах, вызывает
все больший интерес и в России.
В
настоящее
досудебного
время
формирование
урегулирования
споров и
и
развитие
механизмов
примирительных процедур в
современной России рассматривается как одно из политически приоритетных
направлений дальнейшей эволюции российского правосудия.
Этот
актуальный
вопрос
альтернативного
разрешения
споров
воспринимается российскими специалистами в области права крайне
неоднозначно. Одним представляется как долгожданный способ разгрузки
нашей судебной системы, который способен решить миром большинство
конфликтов.
В определенные исторические эпохи существовали разнообразные
формы урегулирования конфликтов, предусматривающие целый комплекс
мер и решений, способных временно, либо окончательно погасить конфликт
сторон в форме, приемлемой для этого конкретно-исторического общества.
Медиация существует так же давно, как существуют конфликты. Для
разрешения
конфликтов
прибегали
как
к
переговорам
между
конфликтующими сторонами, так и к медиации, которую можно назвать
особым видом переговоров с участием нейтрального лица. Нельзя
утверждать, что ранее применялась медиация в том виде, в котором она
сформировалась и существует на настоящий момент. Можно говорить лишь
о применении методов примирения сторон с участием нейтрального
посредника. Подобные методы разрешения споров все чаще использовались
в тех случаях, когда переговоры заходили в тупик, и для достижения успеха
нужно было, чтобы спорящие стороны поняли и приняли точки зрения друг
10
друга.
Уже много веков назад люди убедились, что при разрешении серьезных
разногласий жизнеспособного и взаимовыгодного решения проще добиться
переговорами, нежели используя нормы или иерархический порядок.
Известно, что примирительные методы урегулирования споров применялись
уже со времен существования первобытного общества. Необходимостью для
привлечения третьей нейтральной стороны для разрешения конфликтов
являлось, прежде всего, желание выжить (отдельных людей или группы, в
частности, первобытных племен). Первыми, кто стал применять данные
методы примирения, были жрецы и вожди, которые таким образом
останавливали убийства и насилие, угрожающие самому племени.
Развитие института посредничества происходило в Древней Греции,
где медиаторы были известны как proxenatas, появилось законодательное
закрепение положения медиаторов, а затем и в Древнем Риме, начиная с
Дигестов Юстиниана, появилось законодательное закрепление положения
медиаторов. В римском праве они именовались по-разному: internuncius,
medium, intercessor, philantropus, interpolator, conciliator, interlocutor, interpres,
и, наконец, mediator.
Одно из первых законодательных упоминаний об урегулировании
правовых споров с помощью примирения встречается еще в римском праве.
Наиболее распространённой процедурой для примирения спорящих сторон
являлась мировая сделка. Transactio (мировая сделка) 1 представляла собой
соглашение о взаимных уступках, к которому прибегали в случае, когда
стороны
испытывали
трудности
в
доказывании
своих
требований.
Неопределенность прав грозила затягиванием процесса и потерей дела, тогда
как мировая сделка позволяла хотя бы частично удовлетворить ожидания
кредитора: aliquodatoaliquoretento (что-то дав, а что-то удержав). Transactio
поэтому считалась особым основанием для последующего переноса
собственности - causatraditionis (в отличие от pactumdenonpetendo, которое
Елисеева Т. С. Развитие института медиации в отечественном праве: историко – правовой анализ // Вестник
Волгоградского государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. № 3(28). 2015.
1
11
рассматривалось как форма дарения). В конце классической эпохи transactio
становится
самостоятельным
источником
обязательства
в
качестве
безымянного контракта - contractusinnominatus - и получает защиту
посредством actiopraescriptisverbis. Римское право рассматривало мировую
сделку с процессуальной (как способ прекращения спора) и материальной
(как нетипичный вид обязательства) позиций.
Наибольшее развитие в древнем мире эта процедура получила в
регионах с развитой торговлей. Историки находят корни современной
медиации у Финикийской цивилизации, основой которой была морская
торговля, и в Древнем Вавилоне. Широкое распространение получил
институт посредничества в Китае и Японии. В этих странах и сегодня нормы
морали ставят примирение сторон посредством диалога намного выше, чем
решение проблемы государственным судом.
Институт медиации появился в середине ХХ в. в США. В 1947 г. был
создан специальный федеральный орган – Федеральная служба США по
медиации и примирительным процедурам (Federal Mediation Conciliation
servise, FMCS), который действует и сегодня. Впервые был употреблен
термин
«медиация».
Хотя
эта
форма
не
имела
еще
характера
самостоятельной процедуры, однако она заложила основу для дальнейшего
развития института1.
Россия
располагает
богатым
и
интересным
для
современного
законодателя опытом примирительного урегулирования, в том числе и
внесудебного, имущественных и коммерческих споров.
В древней Руси с помощью посредников предпринимались попытки
закончить миром княжеские ссоры, междоусобицы. В этих случаях
посредниками часто выступали представители духовенства. Довольно
активно медиация применялась при разрешении международных споров.
Называлось
это
по-разному:
«посредничество»,
«предложение добрых услуг».
Кучинская Е.Н., Гасанов А.М. Актуальные вопросы становления и развития медиации в России. URL : http: // lexandbusiness.ru (дата обращения: 29.10.2018)
1
«ходатайство»,
12
В начале XIX века в Российской империи была создана и эффективно
действовала
система
коммерческих
судов,
которые
в
строгом
процессуальном смысле таковыми не являлись. Это связано с тем, что не
менее половины судей избирались из представителей купечества (не ниже 1й или 2-й гильдии). А сам процесс в коммерческом суде проходил в форме
примирительного разбирательства и применялись в основном нормы
обычного права. В отчетах коммерческих судов Российских империи
середины XIX века употреблялся термин «медиатор»1 и указывалось на
полезность разрешения торговых споров с участием медиатора. Из чего
можно сделать вывод, что метод, приближенный к методу работы
современных медиаторов, существовал и эффективно действовал в указанные
времена.
В связи со спецификой развития СССР и принципами идеологии,
основанными на том, что в нашей стране нет почвы для конфликтов,
технологии посредничества использовались лишь во внешнеэкономической
деятельности страны.
В России применение медиации (посредничества) как способа
разрешения коммерческих споров впервые было закреплено в нормах
Арбитражного процессуального кодекса 2002 г. Впервые появилось понятие
«примирительные процедуры» в главе 15 АПК РФ 2002 г. При этом
принципиальная новизна положений АПК РФ 2002 г. состояла в том, что ст.
ст. 138, 190 впервые используя термин «примирительные процедуры»,
допускали их применение как по спорам, возникающим из гражданскоправовых отношений, так и по публично – правовым спорам. С 2002 г.
делался ряд попыток законодательно закрепить роль примирительной
процедуры как на досудебной, так и судебной стадии в экономических
спорах.
Активно процесс интеграции медиации в России начал развиваться с
2004-2005 годов. Перемены, происходившие в российском обществе с начала
Давыденко, Д. Л. Общность между примирительными процедурами и третейским судом // Развитие медиации в
России: теория, практика, образование : сб. ст. – М. : Инфот- ропик-Медиа, 2012. – С. 192-201.
1
13
1990-х годов, потребовали радикальных изменений и в правовой системе, при
этом именно на правовую систему и правовое сознание граждан все еще
долгое время оказывали влияние стереотипы, приобретенные в годы
советской власти. Одним из таких проявлений было отсутствие правовой
грамотности, неумение и нежелание использовать судебную систему как
инструмент защиты своих прав. Наряду с правовым невежеством большое
влияние оказывало и недоверие граждан к государству и его институтам, а
также неверие в свои возможности с точки зрения социального влияния
укоренившееся в эпоху правления коммунистической партии.
За последние 20 лет Россия совершила прорыв, сформировав правовые
институты, отвечающие потребностям и требованиям развивающейся
рыночной экономики. Российские граждане, включившись в рыночные
отношения, постепенно стали все больше прибегать к судебной защите. Уже
к началу 2000-х годов в России проблема перегрузки судебной системы стала
вполне реальной. Одним из следствий этого явилась проблема сохранения
качества правосудия. Руководство страны одним из приоритетов выбрало
формирование
основ
правового
государства
и
развитие
институтов
гражданского общества. В рамках мероприятий, направленных на решение
этой задачи, и началось постепенное внедрение медиации.
С
1 января 2011 года вступил в силу Федеральный закон от 27.07.2010 г.
№ 193- ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с
участием посредника (процедуре медиации)». Данный закон создает
правовые условия для развития в России альтернативных способов
урегулирования споров при участии независимых лиц – медиаторов,
осуществляющих свою деятельность, в том числе профессионально, и
направлен на снижение нагрузки на судебную систему.
Федеральным законом № 193 – ФЗ определены условия и правила
проведения медиации, очередность действий, фаз, а также основные
принципы, на которых она проводится. В связи с принятием Федерального
закона
внесены
изменения
в
Арбитражный
процессуальный
кодекс
14
Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской
Федерации, в Федеральный закон «О третейских судах в Российской
Федерации».
Желаемым для сторон конфликта результатом является медиативное
соглашение, представляющее собой, согласно части 4 статьи 12 Закона,
гражданско-правовую сделку, направленную на установление, изменение или
прекращение гражданских прав и обязанностей. Таким образом, совершенно
очевидно, что в соответствии с указанными нормами деятельность медиатора
лежит в области не любого, но исключительно правового конфликта.
Таким образом, вступивший в силу 01.01.2011г. Федеральный закон
«Об альтернативной процедуре разрешения споров с участием посредника
(процедуре медиации)» - стал важным этапом формирования в нашей стране
эффективной
системы восстановления
нарушенных прав граждан
и
субъектов предпринимательской деятельности.
1.3. Теоретические аспекты медиации: понятие, признаки, принципы
Медиация - это процедура урегулирования споров с участием в
качестве посредника независимого лица - медиатора (процедуры медиации),
содействующая развитию партнерских деловых отношений и формированию
этики делового оборота, гармонизации социальных отношений. Понятие
«медиация» происходит от латинского «mediare» - посредничать.
Медиация, основными принципами которой являются проявление
уважения друг к другу, принятие друг друга, умение слушать и слышать,
обязательное соблюдение конфиденциальности - это возможность для всех
участников спора выйти из него победителями при отсутствии побежденных.
Медиация - это междисциплинарная область, находящаяся на стыке
юриспруденции, психологии, социологии, конфликтологии.
Медиация - термин, используемый для определения одного из способов
разрешения конфликта. То есть это завершение спора с участием третьей
15
стороны, не заинтересованной прямо в исходе конфликта.
В зарубежной литературе прослеживаются два подхода к определению
понятия медиации: концептуальный и описательный. При концептуальном
подходе медиация трактуется через основные принципы, цели и задачи
данной
процедуры.
Например,
медиация
-
это
добровольная
конфиденциальная процедура урегулирования спора, в ходе которой
нейтральное
лицо
переговоров
в
(медиатор)
целях
содействует
заключения
сторонам
в
проведении
взаимоприемлемого
соглашения.
Описательный подход раскрывает медиацию через практику ее применения:
медиация - это процедура урегулирования конфликта, при которой спорящие
стороны встречаются с медиатором и обсуждают ситуацию, после чего
делают попытку разрешить противоречия1.
Более
содержательным
для
определения
понятия
медиации
представляется концептуальный подход.
В науке гражданского процесса даются следующие определения
медиации. По мнению С.И. Калашниковой, медиация представляет собой
самостоятельный внеюрисдикционный способ урегулирования правового
спора путем переговоров сторон при содействии нейтрального лица медиатора.
Внеюрисдикционный,
поскольку
медиатор
не
наделен
полномочиями на вынесение обязательного для сторон решения 2. Е.Ю.
Максимова считает, что медиация - это альтернативная суду процедура
разрешения споров с участием третьей нейтральной, беспристрастной
стороны, не заинтересованной в конфликте, которая помогает выработать
соглашение3. И.В. Решетникова понимает под медиацией форму примирения
сторон, в ходе которой нейтральное лицо, избранное добровольно сторонами
(исходя из его компетенции и авторитета), проводит переговоры 4. Медиация это особым образом организованные переговоры с участием специального
Василенко А.С. Медиация в уголовном процессе США // Вестн. Пермского ун-та. 2015. N 2.
Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции Екатеринбург. 2012 .С. 23.
3
Максимова Е.Ю. Медиация в условиях современной России: проблемы и перспективы // Юрид. мир. 2011. N 6.
С. 56 - 59
4
Решетникова И.В. Право встречного движения. Посредничество и российский арбитражный процесс //
Медиация и право. Посредничество и примирение. 2007. N 2. С. 35.
1
2
16
субъекта
(медиатора),
содействующего
устранению
разногласий
и
достижению соглашения сторон 1.
Из приведенных определений видно, что под медиацией понимается
внесудебная
процедура
разрешения
правового
конфликта.
Она
характеризуется следующими признаками.
Во-первых, право на обращение сторон к медиации должно быть
закреплено законодательно. Во-вторых, конфликт, правовой спор разрешают
сами стороны путем переговоров. В-третьих, в этом участвует посредникмедиатор, который способствует достижению компромисса. В-четвертых,
процесс переговоров проходит вне участия суда и вне предусмотренной ГПК
процедуры судопроизводства. В-пятых, соглашение, к которому пришли
стороны, непосредственно влияет на судьбу дела, в частности, влечет
прекращение дела в связи с заключением сторонами мирового соглашения.
Последнее оформляется документально и представляется в суд, который
проверяет законность достигнутого результата и оформляет его в виде
судебного
акта,
подлежащего
обязательному
исполнению.
Поэтому
медиацию можно определить как предусмотренную законом процедуру
переговоров сторон с участием независимого посредника, порождающую
взаимовыгодные правовые последствия в случае достижения компромисса.
В России процедура медиации и деятельность медиаторов определена
Федеральным Законом «Об альтернативной процедуре урегулирования
споров с участием посредника (процедуре медиации)» В соответствии со
ст.15 указанного закона деятельность медиаторов может осуществляться на
профессиональной
и
не
профессиональной
основе.
Осуществлять
деятельность медиатора на непрофессиональной основе могут лица,
достигшие возраста восемнадцати лет, обладающие полной дееспособностью
и не имеющие судимости. Осуществлять деятельность медиаторов на
профессиональной основе могут лица, достигшие возраста двадцати пяти лет,
имеющие высшее профессиональное образование и прошедшие курс
1
Медиация в нотариальной деятельности / Отв. ред. С.К. Загайнова, Н.Н. Тарасов, В.В. Ярков. М., 2012. С. XVII.
17
обучения по программе подготовки медиаторов, утвержденной в порядке,
установленном Правительством Российской Федерации.
Медиация, как и любой вид деятельности, осуществляется на основе
определенных
принципов,
выражающих
общественные
взгляды
и
представления об организации и порядке урегулирования споров при
содействии медиатора. После принятия Федерального Закона №193-ФЗ, в
котором отдельные принципы медиации получили свое законодательное
закрепление, появилась возможность рассматривать их в качестве правовых
принципов, то есть исходных нормативно-руководящих начал регулирования
нового для российского права института.
Не вызывает сомнений, что принципы медиации имеют большое
значение. Во-первых, они предопределяют дальнейшее развитие медиации,
представляя собой основу саморегулирования медиационной деятельности, а
также выступая в качестве ориентира для законодателя в совершенствовании
института примирения сторон при содействии медиатора. Во-вторых,
выделение принципов позволяет индивидуализировать
медиацию как
самостоятельный вид юридической деятельности, определить качественное
своеобразие правил ее организации, проведения и особенностей правовой
регламентации. Наконец, принципы медиации лежат в основе практической
деятельности медиатора по урегулированию разногласий сторон. Все это
обусловливает необходимость определения, систематизации и изучения
принципов медиации.
Учитывая то, что принципы медиации изначально складывались как
принципы деятельности, представляется возможным рассматривать их
именно в данном ключе. Таким образом, под принципами медиации можно
понимать основополагающие начала организации и проведения медиации для
урегулирования правовых споров 1.
Статьей 3 ФЗ № 193-ФЗ установлены четыре основных принципа
медиации: добровольность, нейтральность и беспристрастность медиатора,
Каратаев И. А. Актуальные проблемы процедуры медиации в России и пути их разрешения // Молодой ученый.
Декабрь 2016. С. 85.
1
18
сотрудничества и равноправие сторон, конфиденциальность.
Принимая во внимание тот факт, что любая деятельность имеет свои
организационные основы и базовые правила осуществления, представляется
верным выделить две группы принципов медиации в зависимости от их
функционального назначения:
принципы, характеризующие особенности организации проведения
медиации и статус ее участников (организационные принципы), и
принципы,
характеризующие
порядок
проведения
медиации
(процедурные принципы).
К первой группе относятся такие принципы, как добровольность и
нейтральность
медиатора;
ко
второй
группе
-
принципы
конфиденциальности, самостоятельности, сотрудничества и равноправия
сторон.
Приведенная классификации позволяет систематизировать принципы
медиации, определить их взаимосвязь и взаимозависимость. Системный
анализ принципов обеспечивает более глубокое понимание особенностей
организации и проведения процедуры медиации, ее отличия от иных
способов урегулирования и разрешения споров, а также перспектив и
ограничений
интегрирования
процедуры
медиации
в
деятельность
юрисдикционных органов.
Важно подчеркнуть, что содержание многих из перечисленных
принципов является многоаспектным и затрагивает как организацию, так и
порядок проведения процедуры медиации.
Принцип добровольности означает правило, согласно которому начало
и проведение примирительной процедуры, а также заключение и исполнение
соглашения осуществляются исключительно по воле участников медиации.
Необходимо отметить, что принцип добровольности действует как в
отношении сторон, так и в отношении медиатора.
Представляется, что по отношению к сторонам примирительной
процедуры действие данного принципа проявляется в нескольких аспектах.
19
Во-первых, начало медиации осуществляется только на основании
взаимной договоренности сторон. Никто не может быть принужден к
заключению соглашения о применении медиации (медиативной оговорки). И
в этом своем проявлении данный принцип медиации аналогичен принципу
добровольности обращения в третейский суд. Кроме того, в отличие от
рассмотрения и разрешения дела в суде, обращение одной из сторон к
медиатору в целях инициирования проведения примирительной процедуры
не влечет для другой стороны обязанности вступить в медиацию.
Во-вторых, продолжение медиации должно зависеть от волеизъявления
сторон. Это означает, что любой участник вправе в одностороннем порядке
прекратить процедуру медиации без каких-либо негативных для себя
последствий, например, в виде утраты права на обращение в суд или
возложения на него бремени судебных расходов.
В-третьих, поиск приемлемых решений осуществляется без какоголибо внешнего давления. При этом любая из сторон должна иметь
возможность принять или отклонить выработанный в ходе медиации вариант
урегулирования спора. В данном аспекте принцип добровольности медиации
может рассматриваться в качестве частного проявления принципа свободы
договора.
При соблюдении всех перечисленных условий следует говорить об
абсолютной добровольности медиации.
Сложно отрицать тот факт, что обязательность противоречит самой
природе
медиации
как
инструменту
поиска
консенсуса
заинтересованными в сотрудничестве и внесудебном
сторонами,
урегулировании
возникших разногласий. Добровольность медиации отражает саму идею
примирения, основное отличие и преимущество медиации по сравнению с
юрисдикционными процедурами. Согласие сторон принять участие в
медиации и вести переговоры по урегулированию спора является одним из
ключевых
процедуры.
факторов,
предопределяющих
успешность
примирительной
20
Действие принципа добровольности в отношении сторон продолжается
и после завершения процедуры медиации на этапе исполнения медиативного
соглашения. В части 2 статьи 12 Федерального Закона № 193-ФЗ содержится
прямое указание на то, что медиативное соглашение подлежит исполнению
на основе принципа добровольности сторон.
В отношении медиатора принцип добровольности выражается в праве
медиатора отказаться от вступления в процедуру и (или) выйти из процедуры
в любой момент. В данном случае добровольность обусловлена действием
принципа нейтральности и требованиями профессионализма медиатора.
Иными словами, если спор может быть предметом медиации, медиатор
обязан оказать содействие обратившимся сторонам в его урегулировании, за
исключением случаев, когда он не обладает достаточной компетенцией для
проведения медиации по данной категории дел (например, семейный
конфликт, требующий специфичной модели медиации), либо когда возникает
конфликт
интересов,
который
делает
невозможным
сохранение
нейтральности.
Необходимо подчеркнуть, что принцип добровольности является
основополагающим началом организации и проведения медиации. Действие
данного принципа проявляется на всех стадиях медиации, распространяется
на каждого участника процедуры и может ограничиваться только при
условии, что выгоды от такого ограничения будут превосходить возможные
негативные последствия.
В статье 3 Федерального Закона № 193 в качестве основополагающих
начал альтернативной процедуры с участием посредника закреплены
принципы независимости и беспристрастности медиатора. Применительно к
медиации правильней вести речь о принципе нейтральности, содержание
которого обладает некоторой спецификой.
Следует отметить, что вопрос о соотношении понятий нейтральности,
независимости и беспристрастности однозначно не разрешен.
Так, принцип независимости судей государственных судов заключается
21
в том, что судьи при осуществлении правосудия принимают судебные акты
без влияния каких-либо других органов и лиц, основываясь только на
нормативных
актах
определенного
уровня.
Содержание
принципа
независимости и беспристрастности третейских судей, по сути, аналогично.
Третейские
судьи
беспристрастны,
пока
не
доказано
обратное.
Беспристрастность полагается условием независимости.
Медиатор не вправе делать выводы по поводу какого-либо спорного
вопроса и выносить решения, даже рекомендательного характера. Основная
идея
медиации
заключается
в
том,
что
стороны
самостоятельно
вырабатывают варианты урегулирования спора. В этом смысле внешнее
воздействие на медиатора бессмысленно и вряд ли сможет привести к
негативным последствиям. Соответственно, независимость в медиации, в
отличие от юрисдикционных способов разрешения споров (как частного, так
и публичного характера), является не столь обязательным требованием и
часто будет присутствовать лишь в той или иной степени.
Беспристрастность относится к субъективной стороне, то есть к
персональному восприятию правоприменителя, медиатора участниками
спора. Представляется, что действовать беспристрастно означает быть
объективным и справедливым по отношению к каждой из сторон, быть
"равноудаленным" от них. В связи с этим логично предположить, что именно
беспристрастность является одним из основных начал медиации. При этом
"мерой" беспристрастности выступают не столько субъективные ощущения
медиатора, сколько восприятие сторон. Об этом косвенным образом
свидетельствует правило, согласно которому медиатор обязан сообщить
сторонам о любых обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные
сомнения в отношении его беспристрастности или независимости.
Таким образом, на основании изложенного можно сформулировать
следующее определение принципа нейтральности медиатора: это такое
правило, согласно которому медиатор в ходе проведения процедуры
стремится к равному и справедливому отношению к сторонам, а также не
22
находится в организационной, функциональной и иной прямой или
опосредованной
зависимости
от
сторон.
Составляющими
принципа
нейтральности являются беспристрастность медиатора, требование которой
рассматривается как абсолютное, и независимость медиатора, которая может
присутствовать в той или иной степени.
На основании вышесказанного можно сделать вывод, что принцип
нейтральности играет очень важную роль, однако не менее значимым
является принцип конфиденциальности, который означает правило, в силу
которого факт проведения процедуры медиации, а также сведения (в том
числе, устная информация) и документы, используемые в ходе медиации, не
подлежат разглашению, если иное не установлено соглашением сторон 1.
Соблюдение
конфиденциальности
медиации
является
профессиональной обязанностью медиатора. Негласность медиации является
одним из основных ее преимуществ по сравнению с судебным процессом.
Требование конфиденциальности распространяется на все сведения,
которые предоставляются медиатору в течение примирительной процедуры.
В связи с этим необходимо точно определить моменты начала и окончания
процедуры. От этого зависят пределы действия конфиденциальности. С
точки зрения субъектного состава действие принципа конфиденциальности
распространяется на всех участников медиации (медиатора и стороны), а
также
приглашенных
(специалистов,
экспертов,
свидетелей)
и
присутствующих на медиации лиц (родственников, друзей).
Наиболее распространенным инструментом, используемым сторонами
в целях обеспечения конфиденциальности медиации, является оговорка о
конфиденциальности в соглашении о проведении процедуры медиации. В
российском законодательстве данный аспект остался неурегулированным2.
На практике могут возникнуть ситуации, когда требуется ограничить
абсолютное действие принципа конфиденциальности в целях обеспечения
Телегина В. А. Значение нравственных начал в становлении и развитии института медиации в России //
Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2015. – № 1 (102). – С. 96 – 99.
2
Худойкина Т. В Применение посредничества как примирительной процедуры при разрешении правовых
споров и конфликтов в России // Социально-политические науки. 2014. №4. С. 67-70.
1
23
защиты прав и законных интересов одной из сторон от злоупотреблений
недобросовестных участников примирительной процедуры. В таких случаях
суды, как правило, наделяются полномочиями по собственному усмотрению
допускать в качестве доказательств те или иные сведения, относящиеся к
процедуре медиации, которые необходимы для восстановления нарушенных
субъективных прав.
Необходимо отметить, что конфиденциальность является одним из
основных преимуществ медиации по сравнению с разбирательством дела в
суде.
Как
правило,
соблюдение
тайны
информации,
связанной
с
примирительной процедурой, имеет большое значение для ее участников.
Таким
образом,
одним
из
условий
роста
привлекательности
и
востребованности медиации в качестве способа урегулирования спора будет
наличие гарантий, в том числе процессуальных, реализации рассмотренного
принципа.
Принцип сотрудничества, являясь одной из основ медиации, данный
принцип состоит из двух компонентов, связанных между собой: принципа
сотрудничества сторон и принципа равноправия сторон.
В
принципе
сотрудничества
выражаются
частноправовые
составляющие института медиации. По своему содержанию он близок к
такому
принципу
осуществления
гражданских
прав
и
исполнения
обязанностей, как солидарность интересов и делового сотрудничества.
Таким образом, под принципом сотрудничества в медиации можно
понимать правило, согласно которому стороны при осуществлении поиска
вариантов урегулирования спора должны содействовать друг другу с целью
достижения конечного результата. В отличие от состязательного судебного
процесса, в медиации стороны не обосновывают и не доказывают свои
требования
и
возражения,
а
совместно
разрабатывают
решение
существующей проблемы. Не случайно в Федеральном Законе № 193
указано, что целью медиации является достижение сторонами такого
решения, которое выгодно обоим участникам спора.
24
Принцип равноправия сторон означает правило, согласно которому ни
одна из сторон не имеет преимуществ по отношению к другой стороне,
стороны имеют равные возможности на совершение всех процедурных
действий.
Данный принцип является аналогом принципа процессуального
равноправия сторон в гражданском, арбитражном процессе, третейском
разбирательстве и частным проявлением конституционного принципа
равенства всех перед законом и судом. В то же время в примирительной
процедуре он не имеет такого большого самостоятельного значения. Скорее,
данный принцип следует рассматривать как предпосылку сотрудничества
сторон, и только совместно эти два компонента составляют одно из
основополагающих начал медиации.
Действие принципа равноправия проявляется в следующем: стороны
имеют равные возможности в выборе медиатора и определении условий
проведения примирительной процедуры; в ходе проведения медиации обе
стороны имеют равное право высказывать свои позиции, задавать вопросы,
определять темы для переговоров, участвовать в выработке соглашения.
Каждая из сторон имеет равное право на индивидуальную беседу с
медиатором.
Принцип самостоятельности представляет собой правило, согласно
которому стороны по собственному усмотрению определяют порядок
проведения, содержание и конечный результат медиации.
Принцип самостоятельности предлагается рассматривать в двух
аспектах: содержательном и процедурном.
В содержательном плане данный принцип заключается в том, что
участники спорного правоотношения вправе по собственному усмотрению не
только совершать все процедурные действия, но и определять круг
проблемных вопросов, подлежащих обсуждению в ходе примирительной
процедуры, формировать и менять предмет примирительной процедуры
(повестку для переговоров) без каких-либо ограничений. Такие возможности
25
выгодно отличают медиацию от судебного процесса. Так, в рамках
рассмотрения и разрешения дела в суде стороны фактически связаны
предметом и основанием иска, изменение которых подчинено строгим
процессуальным правилам. При этом из круга рассматриваемых вопросов
автоматически исключаются аспекты неправового характера. Весь судебный
процесс в содержательном плане предопределяется избранным способом
защиты нарушенных прав и процессуальными правилами доказывания
заявленных требований. При вынесении решения суд, руководствуясь
действующим материальным и процессуальным законодательством, не
может учитывать волю каждой из сторон. Медиация основана на
принципиально ином подходе, согласно которому стороны имеют право по
собственному
усмотрению
самостоятельно
определять
участвовать
в
проблемы
переговорах,
для
обсуждения,
предлагать
варианты
урегулирования спора и принимать решение, заключать или нет соглашение
на выработанных условиях. Медиатор, как правило, не вмешивается в
содержательные аспекты спора, ограничиваясь управлением коммуникацией
участников
медиации.
Такое
распределение
ролей
преследует
цели
повышения ответственности сторон за свои процедурные действия и
содержание
заключенного
соглашения,
что
обеспечивает
выработку
взаимовыгодного соглашения, которое с большей степенью вероятности
будет исполняться добровольно. В этом смысле некоторые зарубежные
исследователи отмечают, что реализация принципа самостоятельности
предоставляет
соответствии
сторонам
со
своим
возможность
урегулировать
собственным
пониманием
конфликт
в
справедливости,
посредством чего обеспечивается доступ к правосудию (в самом широком
его понимании, то есть доступ к правосудному (справедливому) решению
спора.
В процедурном аспекте принцип самостоятельности заключается в том,
что стороны вправе устанавливать отдельные правила проведения медиации.
В этом плане самостоятельность сторон имеет ряд ограничений, так как
26
возможности модификации примирительной процедуры не безграничны.
Пределами изменения процедурных правил является цель - обеспечение
максимальной эффективности медиации для урегулирования конкретного
спора (любые изменения должны способствовать достижению данной цели),
а также структура и набор базовых правил в рамках избранной модели
медиации,
которые
выступают
в
качестве
своеобразного
"стержня"
процедуры. Необходимо отметить, что порядок проведения медиации
устанавливается в самом общем виде - на законодательном уровне, более
детально - на уровне нормативного регулирования и касается состава
участников процедуры, характера и последовательности осуществляемых
действий, сроков медиации и последствий нарушения соответствующего
регламента. Перечисленные аспекты можно назвать элементами процедурной
формы медиации (медиационной формой). Принцип самостоятельности
проявляется в том, что, в отличие от гражданской процессуальной и
арбитражной процессуальной формы, правила проведения процедуры
медиации могут изменяться каждый раз с учетом особенностей спора,
количества участников процедуры и специфики их поведения, а также
индивидуальных предпочтений участников примирительной процедуры.
Кроме того, стороны вправе самостоятельно выбирать медиатора, время,
место
и
продолжительность
проведения
медиационной
сессии,
последовательность выступлений и т.п. Как правило, изменения стандартной
процедуры фиксируются в соглашении о проведении медиации либо
совершаются по ходу проведения медиации на основании взаимного согласия
всех участников.
В то же время, будучи однажды согласованными, процедурные правила
становятся
обязательными
для
сторон.
Медиатор
вправе
требовать
соблюдения принятых процедурных норм, что способствует ведению
рационального конструктивного диалога участников медиации. Принцип
самостоятельности
сторон
обеспечивает
гибкость
примирительной
процедуры, что в свою очередь является одним из преимуществ медиации по
27
сравнению с судебным процессом.
Таким образом, выявленные принципы медиации выступают в
качестве основы для правового регулирования отношений, складывающихся
в сфере организации и применения медиации как самостоятельного способа
урегулирования правовых споров, а также при ее интегрировании в
деятельность органов гражданской юрисдикции. С одной стороны, они
отражают
специфику
медиации
как
внеюрисдикционного
способа
урегулирования правовых споров, а с другой - в них проявляется связь
института медиации с иными отраслями и институтами права, что
подтверждает его комплексный межотраслевой характер.
1.3. Правовой статус субъектов процедуры медиации
Участниками процедуры медиации являются:
стороны,
медиатор,
организация,
осуществляющая
деятельность
по
обеспечению
проведения процедуры медиации.
Стороны. В роли сторон в процедуре медиации выступают лица,
желающие урегулировать спор с помощью процедуры медиации. В качестве
сторон могут выступать физические лица, юридические лица и публичноправовые образования. Присутствие последних в этом ряду предопределено
тем, что публично-правовые образования могут быть субъектами не только
публичных отношений, но и частных, о чем свидетельствует ст.124 ГК РФ.
Далее нельзя обойти стороной вопрос о представительстве в рамках
процедуры медиации, который становится наиболее интересен в случае с
несовершеннолетними физическими лицами. Закон о медиации никак не
регулирует
отношения
представительства,
поэтому
нам
остается
руководствоваться только положениями ГК РФ о дееспособности малолетних
и несовершеннолетних и представлениями о сущности процедуры медиации.
28
Согласно п.3 ст.2 Закона о медиации: «медиатор, медиаторы независимое физическое лицо, независимые физические лица, привлекаемые
сторонами в качестве посредников в урегулировании спора для содействия в
выработке сторонами решения по существу спора».
Таким образом, медиатором может выступать только физическое лицо.
В ст.15 Закона о медиации содержится ряд требований к фигуре
медиатора. Так медиатор не вправе:
быть представителем какой-либо стороны;
оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или
иную помощь;
осуществлять деятельность медиатора, если при проведении процедуры
медиации он лично (прямо или косвенно) заинтересован в ее результате, в
том числе состоит с лицом, являющимся одной из сторон, в родственных
отношениях.
Согласно п.3 ст.15 Закона о медиации деятельность медиатора не
является предпринимательской деятельностью. Она может осуществляться
как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе.
Соответственно Закон о медиации выдвигает различные требования к
профессиональным и непрофессиональным медиаторам. П.2 ст.15 Закона о
медиации устанавливаются следующие требования к непрофессиональному
медиатору:
достижение 18-летнего возраста;
наличие полной дееспособности;
отсутствие судимости.
Эти требования незначительны, поэтому заниматься медиацией на
непрофессиональной основе может большинство граждан Российской
Федерации, не имея специальной подготовки.
Требования к профессиональному медиатору установлены в п.1 ст.16
Закона о медиации:
достижение 25-летнего возраста;
29
наличие высшего профессионального образования;
прохождение курса обучения по программе подготовки медиаторов,
утвержденной в порядке, установленном Правительством РФ.
Как
можно
заметить,
к
профессиональному
медиатору
не
предъявляются требования наличия полной дееспособности и отсутствия
судимости. Предполагается, что наличие образования и прохождения курса
обучения компенсируют эти недостатки.
Можно
выявить
следующие
отличия
в
правовом
статусе
профессионального и непрофессионального медиатора 1:
1.
Только
профессиональный
медиатор
может
осуществлять
процедуру медиации по спорам, переданным на рассмотрение суда или
третейского суда до начала проведения процедуры медиации.
2.
Только профессиональный медиатор может вступать в члены
саморегулируемой организации медиаторов. Никаких дополнительных прав
членство в этой организации не дает, а накладывает обязанности по
соблюдению дополнительных требований, установленных непосредственно
саморегулируемой
организацией.
саморегулируемой
Поэтому
организации
логика
исчерпывается
членства
в
ускорением
профессионального роста и увеличением доверия к медиатору как члену
подобной организации 2.
Такое малое количество отличий, в том числе, предопределено
желанием законодателя расширить российский рынок медиативных услуг.
Вступая в процедуру медиации на стадии разрешения спора судом,
стороны руководствуются в частности тем, что судебные тяжбы - это
затратное дело, чем они закончатся еще неизвестно, поэтому лучше бы
договорится. Но когда решение суда уже вынесено, все эти доводы
испаряются, и остается лишь выигравшая сторона с возможностью
принудительного исполнения решения суда.
Пушкина Т. Н. Понятие и значение медиации // Вестник Удмуртского университета. Серия «Экономика и
право».№ 3. С.159-164.
2
Алборов С. В. Саморегулируемые организации медиаторов // Бизнес в законе. Экономико – юридический
журнал. 2015. № 5.2015. С. 63-68.
1
30
Саморегулируемая организация медиаторов (СОМ) никак не участвует
в процедуре медиации, но нельзя обойти её стороной, поскольку идея
саморегуляции положена законодателем в основу всей деятельности
медиаторов.
Правовое положение и функции СОМ определены в ст. ст.18 и 19
Закона о медиации. СОМ может существовать в форме ассоциаций (союзов)
и некоммерческих партнерств. Свой статус эта организация получает с
момента внесения сведений о ней в реестр СОМ.
Для того, чтобы быть внесенной в реестр, организация должна отвечать
следующим требованиям (п.4 ст.18 Закона о медиации):
объединение в составе саморегулируемой организации медиаторов в
качестве ее членов не менее чем ста физических лиц, осуществляющих
деятельность медиаторов на профессиональной основе, и (или) не менее чем
двадцати организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению
проведения процедуры медиации. Указанные лица и организации должны
соответствовать
установленным
настоящим
Федеральным
законом
требованиям к членству в такой организации;
наличие утвержденного порядка осуществления контроля за качеством
работы членов саморегулируемой организации медиаторов и принятого
кодекса профессиональной этики медиаторов
соответствие иным требования, установленным Федеральным законом
от 1 декабря 2007 года № 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях".
Применительно к первому требованию необходимо отметить два
момента. Во-первых, закон говорит о том, что СОМ должны иметь не менее
100 профессиональных медиаторов и (или) не менее 20 организаций,
осуществляющих деятельность по обеспечению проведения процедуры
медиации. Не ясно, почему законодатель одновременно употребляет союзы
"и" и "или". Если бы использовался только союз "и", то было бы понятно, что
СОМ должны одновременно включать 100 профессиональных медиаторов и
20 организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению проведения
31
процедуры медиации. Если бы использовался только союз "или", то опять же
было бы очевидно, что для статуса СОМ организации достаточно иметь либо
100 профессиональных медиаторов, либо 20 организаций, осуществляющих
деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, в качестве
своих членов.
Но одновременное употребление союзов "и" и "или", причем, судя по
всему, в альтернативном соотношении (либо "и", либо "или), не позволяет
понять, что хотел сказать законодатель. То или иное толкование приведет нас
к выводу, что один из союзов является лишним. Несмотря на то, что такое
толкование, при котором не учитываются отдельные слова, употреблённые
законодателем, считается неправильным, в этом случае без него не обойтись.
На наш взгляд, предпочтение следует отдать союзу "или". Таким
образом, для статуса СОМ организации достаточно иметь либо 100
профессиональных медиаторов, либо 20 организаций. Такое решение
предопределено тем, что, как уже отмечалось, СОМ может существовать в
том числе в форме ассоциации (союза), а в силу ст.121 ГК РФ членами
ассоциации (союза) могут быть только юридические лица. Очевидно, что
юридическим лицом может быть только организация, осуществляющая
деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, но не
отдельный медиатор. Значит, организация может иметь статус СОМ, имея 20
организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению проведения
процедуры медиации, в качестве членов и не имея ни одного медиатора.
Во-вторых,
соответствовать
закон
говорит о том, что члены СОМ "должны
установленным
настоящим
Федеральным
законом
требованиям к членству в такой организации".
Во всем Законе о медиации содержится только одно такое требование.
В
силу
п.8
ст.18:
"Медиатор,
осуществляющий
деятельность
на
профессиональной основе, и организация, осуществляющая деятельность по
обеспечению проведения процедуры медиации, могут быть членами только
одной саморегулируемой организации медиаторов".
32
Основные функции СОМ установлены в ст. 19 Закона о медиации. Так,
например, СОМ:
разрабатывает и утверждает стандарты и правила профессиональной
деятельности медиаторов;
разрабатывает и утверждает правила деловой и профессиональной
этики медиаторов, в том числе кодекс профессиональной этики медиаторов;
разрабатывает правила проведения процедуры медиации;
устанавливает и применяет меры дисциплинарного воздействия в
отношении своих членов и т.д.
Таким
полномочия
образом,
видно,
что
законодатель
предпочел
по установлению правил проведения
самой
передать
процедуры
медиации, дополнительных требований к личности медиаторов и их
деятельности и даже полномочие по применению санкций за несоблюдение
установленных требований на уровень саморегулируемых организаций. А
сам ограничился лишь установлением общего регулирования. Такой подход
полностью себя оправдывает и позволит создать условия, в наибольшей
степени способствующие развитию медиации в Российской Федерации.
В соответствии с п.4 ст.2 Закона о медиации "организация,
осуществляющая деятельность по обеспечению проведения процедуры
медиации, - юридическое лицо, одним из основных видов деятельности
которого является деятельность по организации проведения процедуры
медиации, а также осуществление иных предусмотренных законом действий.
Задача этого субъекта состоит в создании условий для нормального
проведения процедуры медиации. Стороны спора могут обратиться не к
конкретному медиатору, а к такой организации. Тогда она сможет
рекомендовать
сторонам
кандидатуру
медиатора,
определит
порядок
проведения процедуры медиации.
Можно заметить, что организация, осуществляющая деятельность по
обеспечению проведения
собственные
стандарты
процедуры медиации,
и
правила
может устанавливать
профессиональной
деятельности
33
медиаторов. Таким образом, роль саморегулируемых организаций в части
установления высокой планки профессионального уровня медиаторов,
являющихся её членами, во многом снижается. Принадлежность медиатора к
той или иной организации имеет значения для сторон спора только в плане
гарантий качественности услуг, оказываемых этим медиатором. А поскольку
организация, осуществляющая деятельность по обеспечению проведения
процедуры медиации, может самостоятельно устанавливать стандарты и
правила профессиональной деятельности медиатора, то она, как и СОМ,
сможет
гарантировать
медиаторов.
определенный
профессиональный
уровень
34
ГЛАВА 2. ИНСТИТУТ МЕДИАЦИИ В УГОЛОВНОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
2.1. Теоретические основы медиации в уголовном
судопроизводстве
Современная тенденция к расширению диспозитивных начал в
уголовном процессе относит нас к современному иностранному уголовнопроцессуальному праву, где наблюдается постоянный императив de lege
ferenda - ускорение уголовного процесса. Одним из наиболее радикальных
способов ускорения уголовного процесса зарубежных стран служит так
называемое альтернативное разрешение уголовно-правовых конфликтов, т.е.
речь идет о том, что ускорение процесса происходит за счет его тотального
сокращения. Производство по делу завершается в таком случае на ранних
этапах, поскольку реакция государства на преступление осуществляется в
альтернативной форме 1.
Медиация в международном масштабе сегодня является одной из
самых быстро развивающихся форм урегулирования конфликтов.
Заинтересованность в развитии альтернативных методов разрешения
споров, и в частности медиации, в регионах нашей страны за последнее
время становится четко выраженной тенденцией.
Медиация (от лат. mediatio - "посредничество", англ. - mediation) - это
процесс совместного решения проблемы участниками конфликта, шансы
которого на успех высоки в силу особых процессуальных условий и
профессиональной помощи медиатора в осуществлении взаимодействия
сторон на пути к урегулированию спора. Медиация - это внесудебное
урегулирование споров между субъектами при участии незаинтересованной
Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном мире. СПб.: Юридический центр
Пресс, 2012. С. 42.
1
35
стороны; один из самых неформальных способов разрешения конфликтов процесс,
в котором
стороны встречаются
с совместно избранным,
беспристрастным, нейтральным специалистом - медиатором (посредником),
который помогает вести переговоры, с целью выработки взаимоприемлемого
жизнеспособного решения в условиях существующих между ними различий
интересов.
С помощью медиации возможно рассматривать большинство споров:
это и коммерческие споры, и внутрикорпоративные, и семейные, споры о
возмещении
вреда,
причиненного
имуществу или
здоровью,
между
арендодателем и нанимателем, поставщиком и покупателем, заказчиком и
подрядчиком, трудовые споры, в том числе коллективные, связанные с
угрозой проведения забастовок. Медиация позволяет сторонам найти выход
из тупиковой ситуации и при этом понести минимальные финансовые и
временные потери, сохранив партнерские, дружеские отношения, не нанеся
ущерба собственной репутации.
В чем же основные особенности данного института, которые
позволяют говорить о возникновении принципиально нового способа
разрешения конфликтов, и каким образом его можно применять в уголовном
процессе?
Медиация более всего приемлема когда: 1) когда желательно иметь
решение в результате процесса переговоров; 2) нет необходимости создавать
юридический прецедент; 3) стороны хотят сохранить конфиденциальность,
эмоциональные ресурсы; 4) стороны экономят время и финансы; 5) стороны
хотят в дальнейшем поддерживать отношения 1. Однако, скажем так, в целом
медиация
не может
подходить
для
разрешения
уголовно-правового
конфликта, но определенные медиативные ее приемы в уголовном процессе,
в частности по делам частного обвинения, можно с успехом применять.
Цисана Шамликашвили в интервью пресс-центру "ТАСС-Урал" на пресс-конференции по теме "Медиация в
коммерческих спорах, медиация как социально значимый инструмент" / Центр медиации и права //
http://www.mediacia.com/events.php?id=6.
1
36
Таким образом, это позволит выделить еще один вид медиации - медиация в
уголовном процессе.
Понятие частного обвинения получило широкое применение с
появлением в России мировых судей. Если в УПК РСФСР в ст. 27 был
обозначен перечень преступлений, которые относились к производству в
порядке частного обвинения, то уже в УПК РФ 2002 г. вводится порядок
производства по таким делам. Частное обвинение, таким образом, становится
видовым по отношению к общему понятию обвинения. И в связи с этим
действующий ныне институт частного обвинения несомненно должен
получить дальнейшее развитие в законодательстве.
Современный этап развития института частного обвинения основан на
тех же изменениях, которые произошли в соответствии с принятием
Конституции РФ, а также УПК РФ.
Потерпевший-обвинитель наделен правом примириться с обвиняемым,
изменить обвинение, может вообще полностью отказаться от обвинения. Для
этого законодатель наделил его комплексом таких прав, которые позволяют
ему закончить производство по делу посредством добровольного примирения
и воспользоваться правом медиации.
Для массовой реализации этой удобной практики в России есть все
основания, осталось, создать условия.
Все альтернативные системы разрешения споров, отметим, возникли в
странах с состязательной системой судопроизводства. Видя позицию другой
стороны, адвокат всегда может взвесить, стоит ли продолжать прения или
лучше заключить мировое соглашение 1. Ныне действующий уголовный
процесс тоже является состязательным, а потому у нас нет препятствий. В
России, как и в Европе, адвокаты не обязательно участвуют в процессах
принятия решений. Поэтому с введением новой процедуры необходимо
Гуськова А.П., Карякин Е.А. Медиационные процедуры в современном уголовном судопроизводстве России:
необходимость и неизбежность! (доклад на конференции "Медиация как инструмент совершенствования
правовой системы", Оренбург, 25 марта 2014 г.) // http://www.osu.ru/news/2608.
1
37
предоставить возможность адвокатам разрешать конфликт посредством
мирного решения (медиации).
Медиация вполне применима и к производству в особом порядке
судебного разбирательства. Обозначим общие признаки медиации и
процедуры гл. 40 УПК:
1.
высокая скорость разрешения конфликта;
2.
договор противоборствующих сторон;
3.
третья незаинтересованная (нейтральная) сторона (во время всего
процесса медиатор должен быть абсолютно нейтральным или может, в
исключительных случаях, высказать свое мнение по обсуждаемому вопросу
или свидетельскому показанию);
4.
судья или медиатор фиксирует конвенцию (уголовно-мировое
соглашение);
5.
результат устраивает все заинтересованные стороны (две или более
сторон встречаются с нейтральной третьей стороной, которая ведет данный
переговорный процесс, помогая сторонам прийти, если это возможно, к
решению, при котором выигрывают все или если проигрывают, то
минимально. С таким решением стороны могут жить дальше);
6.
минимальные финансовые потери, снижены судебные расходы;
7.
решение составляется в письменной форме;
8.
враждебность сторон сводится к минимуму - неугрожающий
характер процесса;
9.
одним из принципов является равенство сторон.
Таким образом, по делам небольшой и средней тяжести в ходе
судебного разбирательства реально применение медиативной процедуры.
Так, если в ходе судебного разбирательства, проводимого в общем порядке,
подсудимый признал вину полностью, выразил желание к примирению с
потерпевшим и потерпевший не возразил, стороны защиты и обвинения
пришли к выводу о бессмысленности судебных прений, заявили ходатайство
сторон, то суд должен перейти к рассмотрению дела в особом порядке по
38
основанию медиации. В таком судебном разбирательстве судья не исследует
непосредственно материалы уголовного дела в судебном следствии, не
объявляет проведение судебных прений, а просто фиксирует конвенцию
между сторонами о примирении, так называемое мировое соглашение в
уголовном процессе. Судья-медиатор не выносит решения, а используя
определенные навыки медиативных способов разрешения конфликта,
принимает меры к прекращению спора по воле сторон. Медиатор в особом
порядке судебного разбирательства - это судья с навыками медиативных
способов разрешения конфликта. Отличием процедуры особого порядка по
основанию медиации должно стать ограничение в пределах назначаемого
наказания, а именно: суд может назначить наказание в размере, не
превышающем 3/4 максимального срока или размера наказания.
С учетом всего сказанного находим, что необходимо законодательно
закрепить
медиацию
в
уголовном
процессе
посредством
внесения
соответствующих изменений в гл. 35 - 39, 40 УПК.
2.2. Проблемы правовой регламентации института медиации в уголовнопроцессуальном праве
Развитие уголовного судопроизводства в последние десятилетия
характеризуется поиском наиболее эффективных механизмов не только
борьбы с преступностью как таковой, но и достижения иных важных целей.
Разрешение уголовно-правового конфликта, который возникает в результате
совершения лицом противоправного деяния, включает и такие аспекты, как
возмещение вреда лицу, в отношении которого было совершено деяние,
восстановление
нарушенного
в
результате
преступления
восстановление
нормальной
жизнедеятельности
порядка,
потерпевшего
от
преступления, ресоциализация осужденного лица для предотвращения
повторного совершения преступления. Достижение этих целей невозможно
39
без
определенных
изменений
в
системе
традиционного
уголовного
судопроизводства.
В настоящее время во многих странах применяются различные
альтернативные
способы
разрешения
уголовно-правовых
конфликтов,
лежащие в основе так называемого восстановительного правосудия. К их
числу относятся: полицейское предупреждение, штраф по соглашению,
условный отказ от уголовного преследования, трансакция и др. 1 В конце XX
в. появился новый подход к разрешению конфликтов, именуемый медиацией,
который представляет собой посредничество в примирении сторон. Эта
модель, основанная на поиске консенсуса, а не на привычной конфронтации,
довольно быстро распространяется на практике, в том числе для разрешения
уголовно-правовых конфликтов.
Первая
известная
программа
примирения
лица,
совершившего
противоправное деяние, и лица, которому деянием был причинен вред,
появилась в 1974 г. в Канаде, штат Онтарио. Широкое распространение в
Канаде
получила
не
только
медиация,
но
и
другие
механизмы
альтернативного разрешения споров. В канадской доктрине права концепция
восстановительной
юстиции
рассматривается
как
альтернатива
традиционному уголовному преследованию. При этом на федеральном
уровне в Канаде отсутствуют нормы, прямо регулирующие применение
медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Такие нормы
содержатся в законодательстве провинций, где вопросы применения той или
иной модели медиации весьма разнообразны 2.
В Соединенных Штатах Америки первый случай применения медиации
зафиксирован в 1978 г. в городе Элкарт, штат Индиана. К медиации прибегли
по инициативе представителей менонитской церкви. Статистические данные
по программам примирения в Северной Америке показывают, что около двух
третей дел были прекращены в результате очной медиации между жертвой и
правонарушителем. Более 95% были прекращены с использованием
1
2
Апостолова Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным делам // Российская юстиция. 2014. N 3. С. 55 - 58.
Арутюнян А.А. Медиация в уголовном процессе – М. Инфотропик Медиа, 2013. С.21.
40
письменного соглашения о возмещении вреда, около 90% из которых
исполнялись менее чем за год1. Сегодня в США также отсутствует акт
федерального уровня, регулирующий медиацию, такие нормы содержатся в
законодательстве штатов. При этом существует Единообразный акт о
медиации, однако он не является обязательным для применения, а выступает
в качестве примерного проекта для закона штата. Согласно ему медиация
обозначает
процесс,
в
котором
посредник
(медиатор)
содействует
переговорам сторон, чтобы помочь им достичь добровольного взаимного
согласия по разрешению их спора. В Гамильтоне, штат Огайо, работает
частная служба медиации (the Private Complaint Mediation Service). Эта
служба субсидируется и контролируется судебной системой штата и
занимается только нетяжкими преступлениями (мисдиминорами). Около
половины всех материалов о мисдиминорах направляется полицией в эту
организацию для внесудебного разрешения. В Цинциннати полицейский
наделен правом направлять стороны деликта на медиацию сразу после
получения сообщения о преступлении 2.
В Великобритании концепция медиации возникла в конце 70-х - 80-х
гг. XX в., но до сих пор не получила достаточно полного правового
регулирования. В этой стране существует полицейская и судебная медиация.
Полицейская медиация представляет собой ничем не обусловленный отказ от
возбуждения
уголовного
преследования
с
учетом
требования
целесообразности. Судебная медиация состоит в том, что нарушитель
уголовного
закона
и
потерпевший
с
разрешения
суда
пытаются
урегулировать конфликт в рамках медиационного соглашения, прибегая к
посредничеству третьих лиц. Кроме того, в случае применения медиации суд
по своей инициативе откладывает оглашение приговора и назначение
наказания лицу, признанному виновным. После этого специальная служба
выступает посредником между потерпевшим и осужденным, убеждая
последнего возместить вред, причиненный преступлением. Впоследствии
1
2
URL: http://www.vorp.com.
Василенко А.С. Медиация в уголовном процессе США // Вестн. Пермского ун-та. 2012. N 2. С. 202 - 208.
41
судья учитывает положительные действия виновного при определении вида и
размера наказания.
Во
Франции
законодатель
допускает
медиацию
жертвы
и
правонарушителя. Согласно ст. 6 УПК Франции1 уголовное преследование
прекращается в случае заключения медиационного соглашения. Если
прокурор полагает, что возможно применение мер для возмещения ущерба,
причиненного преступлением, он вправе назначить медиацию между
жертвой
и
правонарушителем.
При
этом
привлекается
какая-либо
общественная организация для разрешения конфликта между потерпевшим и
правонарушителем. В соответствии с законодательством этой страны
медиация допускается на судебных стадиях.
Совет Европы уделяет значительное внимание разработке актов,
регулирующих применение медиации. В основе современных программ
медиации в странах Европы лежат главным образом североамериканские
модели, хотя в них включаются идеи, возникшие в других местах. Развитие
разных форм медиации в ряде государств-членов Совета Европы было
замечено Советом, который не раз поднимал вопрос о необходимости
распространения медиации в европейском контексте. В 1998 г. Комитет
министров Совета Европы принял Рекомендацию N R(98)1 "О семейном
посредничестве",
в
которой
обращается
внимание
государств
на
преимущества такой формы разрешения конфликта, а также закладываются
принципы медиации.
Основной документ, посвященный вопросам медиации по уголовным
делам, - Рекомендация Комитета министров Совета Европы N R(99)19 от 15
сентября 1999 г. «О посредничестве по уголовным делам». Этот документ
содержит требования к процедуре медиации, а также те модельные
положения,
которые
Комитет
министров
рекомендует
воплотить
в
национальном законодательстве при введении института медиации в
уголовный процесс.
1
URL: http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes.
42
В пояснительной записке к этому документу отмечается, что
существенное
отличие
медиации
от
традиционного
уголовного
судопроизводства - смена главных действующих лиц процесса. Если
основными
участниками
традиционного
уголовного
судопроизводства
являются государство и правонарушитель, то в рамках медиации на первый
план выступают пострадавший и правонарушитель, а также независимый
посредник. Таким образом, к числу первостепенных задач медиации
относится обеспечение сторонам возможности обсудить возникший между
ними конфликт и самостоятельно урегулировать его. В Рекомендации «О
посредничестве по уголовным делам» медиация рассматривается как
процесс, в котором жертва и правонарушитель имеют возможность
добровольно участвовать в решении порожденных преступлением проблем
при помощи беспристрастной третьей стороны или посредника.
В Российской Федерации в настоящее время действует Федеральный
закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ.
В п. 2 ст. 1 этого Закона прямо говорится о том, что медиация
применяется к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том
числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической
деятельности, а также к спорам, возникающим из трудовых и семейных
правоотношений. В соответствии с п. 5 ст. 1 медиация не применяется в том
случае, когда затрагиваются или могут быть затронуты публичные интересы.
Если в сфере гражданского судопроизводства институт медиации
можно считать
устоявшимся, то вопрос о медиации в уголовном
судопроизводстве находится на этапе рассмотрения, поскольку в нашем
уголовно-процессуальном законодательстве такое понятие отсутствует, а в
ФЗ «О процедуре медиации» нет нормы, позволяющей применять медиацию
в уголовно-процессуальной деятельности.
В этом плане интересно обратиться к законодательству тех бывших
республик СССР, в которых медиация в настоящее время используется в
уголовном процессе.
43
В Республике Молдова медиация в уголовном судопроизводстве
регулируется отраслевым Законом от 7 декабря 2007 г. "О медиации"1,
согласно которому стороны по взаимному соглашению с помощью третьего
лица, с применением специфических методов и техник, основанных на
общении
и
переговорах,
пытаются
разрешить
конфликт.
Медиация
применяется на досудебных и судебных стадиях процесса в случае обвинения
лица
в
совершении
легкого
преступления,
а
в
отношении
несовершеннолетних - и некоторых тяжких преступлений. Медиация может
проводиться как по инициативе самих сторон, так и по решению органов
предварительного расследования или суда. Процесс медиации по уголовному
делу не заменяет и не приостанавливает уголовный процесс, дело не
выносится за рамки производства по уголовному делу и не передается
медиатору. Результат медиации не всегда служит безусловным основанием
для прекращения дела.
Законодательство
Республики
Казахстан
содержит
нормы,
позволяющие применять медиацию при рассмотрении уголовных дел. В этой
стране медиация в уголовном судопроизводстве регулируется не только УПК
Республики Казахстан, но и Законом от 28 января 2011 г. «О медиации»2,
согласно которому медиация - это процедура урегулирования спора между
сторонами
при
содействии
медиатора
в
целях
достижения
ими
взаимоприемлемого решения, реализуемая по добровольному согласию
сторон. Медиация применяется в уголовном судопроизводстве по делам о
преступлениях небольшой и средней тяжести, не связанных с причинением
смерти или тяжкого вреда здоровью человека. Заключение сторонами
договора о медиации не приостанавливает производства по уголовному делу.
Факт участия в этой процедуре не может служить доказательством признания
вины участником судопроизводства, являющимся стороной медиации.
О медиации: Закон Республики Молдова от 7 декабря 2007 г. N 188 - 191 // URL:
http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=22397.
2
О медиации: Закон Республики Казахстан от 28 января 2011 г. N 401-IV (по состоянию на 3 июля 2013 г.) //
1
Казахстанская правда. 2011. 5 февр.; Ведомости Парламента Республики Казахстан. 2011. N 2. Ст. 27.
44
Соглашение об урегулировании конфликта в случаях, предусмотренных УПК
Республики Казахстан, считается обстоятельством, исключающим либо
позволяющим не осуществлять уголовное преследование. Суд обязан в
случае примирения сторон по делам небольшой тяжести прекратить
производство по делу. Если преступление относится к категории тяжких, то
вопрос о прекращении дела остается на усмотрение суда.
Проблема
медиации
в
современном
российском
уголовном
судопроизводстве заключается в первую очередь в определении того, что
представляет собой эта процедура в уголовно-процессуальной деятельности.
Юристы, исследующие этот вопрос, предлагают разные трактовки
медиации. Л.В. Головко определяет медиацию как любые процедуры, в
рамках которых пострадавшему и правонарушителю предоставляется
возможность в случае их добровольного на то согласия принимать активное
участие в разрешении проблем, возникших в результате преступления, с
помощью беспристрастной третьей стороны (медиатора) 1. О.В. Авимская
понимает под медиацией такой способ урегулирования споров, при котором
его стороны при участии третьей беспристрастной стороны пытаются найти
взаимоприемлемое решение спора на основе соблюдения принципов
конфиденциальности,
равноправия
Воскобитова
«Примирительная
пишет:
сторон
и
сотрудничества2.
процедура
(медиация)
Л.А.
-
это
основанная на законе возможность разрешить конфликт при помощи
посредника наиболее приемлемым для сторон образом и ходатайствовать о
заключении мирового соглашения, о прекращении производства вместо
принудительного разрешения этого дела судом» 3
Как видно, все эти определения по существу идентичны дефинициям
медиации,
предлагаемым
в
гражданско-процессуальной
науке.
Но
гражданское судопроизводство и уголовное судопроизводство далеко не
Головко Л.В. Институт уголовно-правовой медиации и его перспективы в Российской Федерации // Закон.
2009. N 4. С. 127 - 135
2
Авимская О.В. Медиация как процедура: этапы разрешения спора // Нравственные императивы в праве. 2010.
N 2. С. 62.
3
Воскобитова Л.А. Модельный закон субъекта РФ "О службе примирения" // Вестн. восстановительного
правосудия. 2006. Вып. 6. С. 65 - 73.
1
45
тождественны. Хотя и в том, и в другом имеется институт примирения
сторон, однако порядок достижения ими компромисса и правовая значимость
его результатов в гражданском и уголовном процессе разные. Поэтому
гражданско-процессуальная трактовка медиации применима в уголовном
судопроизводстве лишь как базовая идея, как необходимое качество, которое
может прижиться в уголовно-процессуальной деятельности в том случае,
если обрастет дополнительными свойствами, отражающими специфику
данного вида юридической практики.
Рассматривая проблему медиации в современном отечественном
уголовном процессе, необходимо, прежде всего, выяснить объективную
потребность в этой правовой конструкции. Нельзя забывать, что та или иная
новая процедура подлежит внедрению в сложившийся процессуальный
механизм лишь тогда, когда она востребована.
В
недавнем
советском
прошлом
медиация
в
уголовном
судопроизводстве была просто немыслима, так как в нем господствовал
публичный интерес, согласно которому движение и разрешение уголовного
дела всецело находились в руках правоприменителя: следователя, прокурора,
суда.
Дела
частного
обвинения
-
единственная
категория
прекращавшихся тогда в связи с примирением сторон,
дел,
- целиком
разрешались в рамках уголовного судопроизводства, а сама процедура
примирения сторон не имела какой-либо регламентации.
Современное уголовно-процессуальное законодательство формируется
на иных концептуальных положениях, среди которых существенное
расширение частных начал и соответственно ограничение публичности. Одно
из проявлений этой тенденции состоит в расширении круга уголовных дел,
прекращаемых в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. К
привычным делам частного обвинения добавился ряд уголовных дел по
преступлениям
небольшой
и
средней
тяжести,
прекращаемых
примирением сторон в порядке ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ.
за
46
Но при этом УПК РФ вообще не регулирует процедуру переговоров
сторон с целью достижения примирения, оставляя поиск компромисса на
усмотрение обвиняемого и потерпевшего. На практике нередко они
привлекают адвокатов, которые фактически выступают как посредники в
урегулировании
конфликта.
Однако
каждый
адвокат
действует
односторонне, отстаивая интересы своего доверителя, что не согласуется с
назначением медиатора - независимого, беспристрастного третьего участника
переговоров.
Чаще всего медиаторов путают с адвокатами. Но задача медиатора
совершенная иная, нежели защитить подопечного. Медиатор, прежде всего,
должен соблюдать нейтралитет. На встрече по разрешению конфликта у
медиаторов есть очень четкие правила: он не дает советов, не защищает, не
присоединяется ни к той, ни другой стороне, или, скорее, присоединяется и к
той, и к другой стороне. Его задача — создать пространство для диалога,
выстроить коммуникацию между сторонами. Важно не форсировать процесс,
а передать ответственность за него самим людям, которые должны ощущать
свою
свободу
за
принятие
решения.
Устранению информационного дефицита в отношении медиации может
служить проведение тренингов с судьями, ведь в первую очередь важно,
чтобы судьи понимали, зачем нам медиация. Основной вопрос этих
тренингов
—
вопрос
несовершеннолетних,
в
гуманизации
том
числе
с
уголовной
системы
использованием
для
технологий
восстановительного правосудия. Гуманизация подразумевает не просто
заботу
о
подростке,
совершившем
правонарушение,
оказании
ему
психологической и социальной помощи, необходимо, чтобы ситуация
правонарушения стала отправной точкой формирования у него осознанности
и ответственности, которому в немалой степени может способствовать такая
процедура, как медиация жертвы и обидчика.
По указанным делам потерпевший и обвиняемый могут обратиться к
помощи медиаторов, официально действующих на основании ФЗ «О
47
процедуре медиации». Но такое участие посредника не означает применение
медиации в уголовном процессе, поскольку ни факт обращения к посреднику,
ни достигнутые при его содействии результаты, например, письменное
соглашение о примирении, не имеют правового значения. Для суда в данном
случае важно само примирение сторон безотносительно к способу его
достижения.
Итак, в настоящее время в нашем уголовном судопроизводстве имеется
большое количество уголовных дел, прекращение которых связано с
примирением
переговоров
потерпевшего
сторон
с
с
целью
обвиняемым.
примирения
Поскольку
остается
вне
процедура
правовой
регламентации, то эти дела являются той основой, на которой может быть
выстроена медиация.
Кроме дел, прекращаемых за примирением сторон, в уголовном
процессе есть значительный круг дел, по которым обвиняемый и
потерпевший вступают в переговоры с целью достижения определенного
компромисса. Выделение этой категории дел обусловлено наличием такого
смягчающего наказание обстоятельства, как «добровольное возмещение
имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате
преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда,
причиненного потерпевшему» (п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ).
Данное обстоятельство выступает в качестве ключевого для стороны
защиты при соблюдении ряда условий: а) расследуемое преступление не
относится к категориям небольшой или средней тяжести, т.е. дело не может
быть прекращено за примирением сторон; б) по делу имеется потерпевший
(физическое или юридическое лицо, которому преступлением причинен
физический, имущественный ущерб или моральный вред); в) обвиняемый
признает свою вину в совершении преступления. В такой ситуации адвокатзащитник ориентирует обвиняемого на заглаживание вреда, причиненного
потерпевшему преступлением, с целью смягчения позиции потерпевшего.
Для этого стороны вступают в переговоры, фактически такие же, как и по
48
«примиренческим» делам. Обвиняемый предлагает возместить причиненный
ущерб при условии, что потерпевший не заявит гражданский иск и займет в
судебном заседании благоприятную для подсудимого позицию, например,
будет просить суд о максимальном снижении наказания. Процесс поиска
компромисса между обвиняемым и потерпевшим в настоящее время в УПК
РФ не урегулирован и тоже может стать областью применения медиации.
Наконец, есть еще один разряд уголовных дел, по которым обвиняемый
и потерпевший на законных основаниях самостоятельно регулируют
взаимные требования. Это дела, рассматриваемые в порядке гл. 40 УПК РФ
при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Обязательным
условием этого особого производства является согласие потерпевшего (ч. 1
ст. 314 УПК РФ). Такое волеизъявление потерпевший высказывает, как
правило, в том случае, если ущерб, причиненный преступлением, ему
возмещен.
Таким образом, УПК РФ допускает переговоры обвиняемого и
потерпевшего с целью сглаживания уголовно-правового конфликта по
значительному количеству уголовных дел с целью: а) прекращения дела за
примирением сторон; б) смягчения наказания виновному в связи с
возмещением потерпевшему ущерба от преступления. Эти дела выступают
той необходимой основой, на которой возможна регламентация процедуры
медиации в уголовном судопроизводстве.
Следующей предпосылкой решения проблемы медиации в уголовном
судопроизводстве является уточнение тех этапов (стадий) уголовнопроцессуальной
деятельности,
на
которых
осуществляется
эта
примирительная процедура. В гражданском процессе данный вопрос не
возникает по той простой причине, что там нет предварительного
расследования, потому область применения медиации одна - судебное
производство.
Некоторые авторы выступают за введение в уголовный процесс
досудебной медиации. Так, Л.М. Карнозова предлагает использовать
49
медиацию еще со стадии возбуждения уголовного дела по преступлениям,
дела по которым могут быть прекращены за примирением сторон в порядке
ст. 25 УПК РФ. По ее мнению, право прекращать дела на этапе досудебного
производства в результате примирения с участием посредника должно быть
предоставлено следователю, дознавателю 1. Такую же позицию занимает А.А.
Арутюнян.
Данные исследователи исходят из того, что в соответствии со ст. 25
УПК РФ право прекращать дела в связи с примирением сторон
предоставлено не только суду, но и следователю, а также дознавателю (с
согласия соответственно руководителя следственного органа или прокурора).
Между
тем
примирение
сторон
относится
к
так
называемым
нереабилитирующим основаниям прекращения дела, т.е. решениям с
фактическим признанием виновности лица в совершении преступления, но
без вынесения приговора и наличия судимости. Поэтому в современной
уголовно-процессуальной практике прекращение дел в порядке ст. 25 УПК
РФ в досудебном производстве не допускается. Даже если на стадии
предварительного расследования поданы ходатайства сторон о прекращении
дела за примирением сторон, эти заявления разрешаются не следователем, а
судом в предварительном слушании.
Такой подход представляется единственно правильным, поскольку
согласно ст. 118 Конституции РФ и ст. 8 УПК РФ правосудие в Российской
Федерации осуществляется только судом, а в соответствии с ч. 1 ст. 29 УПК
РФ только суд правомочен признать лицо виновным в совершении
преступления и назначить ему наказание. Поэтому с учетом особой
значимости разрешения уголовного дела следует утверждать, что разрешение
дела на основе медиационного соглашения допустимо исключительно в
судебных стадиях производства по уголовному делу. Однако сама процедура
медиации может быть начата еще в досудебных стадиях, с того момента,
когда лицо, совершившее преступление, и потерпевший выразят намерение
. Михайловская И. Б. Уголовно-процессуальное законодательство РФ 2001 - 2011 гг.: Сб. науч. ст. М., 2012.
С.215.
1
50
вступить в переговоры с целью в той или иной степени уладить уголовноправовой конфликт. Ничто не может препятствовать реализации права
сторон на достижение перемирия или смягчения конфликта сразу после
подачи заявления пострадавшим в правоохранительный орган. Поэтому как в
стадии возбуждения уголовного дела, так и в стадии предварительного
расследования стороны правомочны обратиться за помощью к медиатору. Но
принятие решения по делу на основе соглашения сторон в результате
медиации - прерогатива органа правосудия. Следователь, дознаватель,
прокурор не правомочны прекращать дело по нереабилитирующему
основанию, а также решать вопрос о снижении виновному размера
наказания. Исходя из этого, надо различать медиацию как переговоры сторон
и медиацию как основание принятия решения по делу и разделять сферы их
применения на досудебном и судебном этапах уголовного судопроизводства.
Еще
одним
судопроизводстве
условием
является
применения
нормативное
медиации
закрепление
в
уголовном
юридических
последствий результатов переговоров сторон с участием посредника. Если
обвиняемый и потерпевший на законных основаниях обратились за
содействием к медиатору и достигли взаимоприемлемого компромисса,
однако это не порождает определенной обязанности суда вынести решение в
пользу договорившихся сторон, то их усилия по урегулированию конфликта
с привлечением посредника не имеют смысла.
На сегодня такой проблемы нет только по делам частного обвинения.
По ним примирение сторон, достигнутое с применением медиации или без
нее, обязывает суд прекратить
уголовное дело. Что касается дел,
подпадающих под действие ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ, вопрос об их
прекращении в связи с примирением сторон всецело отдан на усмотрение
суда.
На практике прокурор - государственный обвинитель нередко
возражает против прекращения такого дела, невзирая на примирение
потерпевшего и подсудимого. Прокурор обосновывает свою позицию тем,
51
что в данном случае рассматривается дело публичного обвинения и в
государственных, общественных интересах целесообразнее не прекратить
дело, а осудить и наказать виновного.
По нашему мнению, необходима дифференциация указанных дел на
две категории: а) подлежащие обязательному прекращению в связи с
примирением сторон - по преступлениям небольшой тяжести; б) подлежащие
по усмотрению суда прекращению в связи с примирением сторон - по
преступлениям средней тяжести. Причем во второй ситуации закон должен
содержать положение о степени учета судом при назначении виновному
наказания факта примирения сторон, если суд отказал в прекращении дела и
вынес обвинительный приговор.
Лишь в таком случае по уголовным делам, прекращаемым в порядке ст.
76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ, частный интерес потерпевшего и обвиняемого
действительно выступает как определяющий судьбу дела. Ведь именно для
этого в свое время был введен в уголовное судопроизводство данный
институт прекращения уголовных дел. Сейчас же его предназначение
должным образом не обеспечено, поскольку при разрешении дел этой
категории превалирует публичный интерес.
Несколько иная
примирительные
ситуация
действия
складывается
сторон
направлены
по делам, в которых
не
на
прекращение
производства, а на возмещение ущерба потерпевшему. Как обстоятельство,
смягчающее наказание, сглаживание уголовно-правового конфликта по
инициативе самих сторон уже получило закрепление в законе в виде
конкретной поощрительной нормы. Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ в случае
добровольного
возмещения
вреда,
причиненного
преступлением
потерпевшему, и при отсутствии отягчающих обстоятельств наказание не
может превышать двух третей максимального размера наказания за данное
преступление.
Вызывает возражение ограничительный характер этого правила, за
рамками которого остается возмещение вреда в тех случаях, когда имеются
52
отягчающие обстоятельства. Мы считаем, что и в этих случаях действия
сторон по самостоятельному урегулированию уголовно-правового конфликта
должны быть стимулированы: нужно предусмотреть конкретную выгоду как
для преследуемого лица, так и для потерпевшего.
Изложенное свидетельствует о том, что в УПК РФ фактически имеется
база
для
введения
института
медиации
в
современное
уголовное
судопроизводство.
Для этого закон предусматривает значительный круг дел, прекращение
которых связано с примирением сторон. Кроме того, по всем иным делам
обвиняемый вправе самостоятельно сглаживать уголовно-правовой конфликт
с потерпевшим путем возмещения ему ущерба от преступления.
В какой форме следует закрепить медиацию в УПК РФ? Здесь
возможны два варианта.
1.
Переговоры
судопроизводства
и
сторон
без
участия
осуществляются
(контроля)
вне
уголовного
правоприменителя.
В
процессуальном кодексе в данном случае содержится лишь указание на
возможность обвиняемого и потерпевшего обратиться к медиации по делам,
допускающим компромисс сторон.
2. Переговорная процедура является составной частью уголовнопроцессуальной деятельности, для чего в уголовное судопроизводство
требуется ввести медиатора как участника дела, а сами переговоры сторон с
привлечением посредника должны проходить в соответствии с нормами УПК
и в рамках производства по делу.
Первый вариант представляется предпочтительным, поскольку он
более соответствует сути медиации. Именно такая трактовка медиации
закреплена в ГПК РФ. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 150 этого Кодекса суд
«принимает меры по заключению сторонами мирового соглашения, в том
числе по результатам проведения в порядке, установленном федеральным
законом, процедуры медиации, которую стороны вправе проводить на любой
стадии
судебного
разбирательства...».
Разумеется,
это
правило
53
применительно
к
уголовному
процессу
нуждается
корректировках,
обусловленных
изложенными
примирительной
процедуры
использованием
и
в
определенных
особенностями
их
данной
результатов
при
рассмотрении уголовных дел.
Таким образом,
в нашем уголовном процессе в настоящее время
имеется ряд конфликтных ситуаций, право урегулирования которых закон
предоставляет самим сторонам: обвиняемому и потерпевшему. Однако
порядок проведения ими переговоров, а также юридическая значимость
достигнутого компромисса еще не получили нормативного закрепления.
Применение в данном случае медиации во многом разрешило бы эту
проблему.
2.3. Проблемы правоприменительной практики медиативных
процедур в российском уголовном судопроизводстве
Несмотря на отсутствие единого нормативного акта, регулирующего
порядок проведения и инструменты процедуры медиации в отечественном
уголовном процессе, практика использования примирительных процедур на
сегодняшний день начинает набирать обороты. Этому способствует и
достаточное количество появляющихся центров медиации, медиационных
объединений, а также научно-практических конференций и семинаров,
проводимых с целью более глубокой и основательной проработки теоретикометодологических концептов процедуры медиации в уголовном процессе.
Кроме дел, прекращаемых по примирению сторон, в уголовном
процессе есть значительный круг дел, по которым обвиняемый и
потерпевший вступают в переговоры с целью достижения определенного
компромисса. Выделение этой категории дел обусловлено наличием такого
смягчающего наказание обстоятельства, как «добровольное возмещение
имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате
преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда,
54
причиненного потерпевшему» (п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ). Данное
обстоятельство выступает в качестве ключевого для стороны защиты при
соблюдении ряда условий: расследуемое преступление не относится к
категориям небольшой или средней тяжести, т.е. дело не может быть
прекращено за примирением сторон; по делу имеется потерпевший
(физическое или юридическое лицо, которому преступлением причинен
физический, имущественный ущерб или моральный вред); обвиняемый
признает свою вину в совершении преступления. В такой ситуации адвокатзащитник ориентирует обвиняемого на заглаживание вреда, причиненного
потерпевшему преступлением, с целью смягчения позиции потерпевшего 1.
Для этого стороны вступают в переговоры, фактически такие же, как и по
«примиренческим» делам. Обвиняемый предлагает возместить причиненный
ущерб при условии, что потерпевший не заявит гражданский иск и займет в
судебном заседании благоприятную для подсудимого позицию, например,
будет просить суд о максимальном снижении наказания. Процесс поиска
компромисса между обвиняемым и потерпевшим в настоящее время в УПК
РФ не урегулирован и тоже может стать областью применения медиации.
Вместе
с
тем
необходимо
отметить,
что
приближенной
к
примирительной можно считать процедуру, указанную в главе 40.1 УПК РФ,
которая регулирует особый порядок принятия судебного решения при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Так, в соответствии
со ст. 317.1 УПК РФ ходатайство о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве подается подозреваемым или обвиняемым в письменном
виде на имя прокурора. Это ходатайство подписывается также защитником.
Если защитник не приглашен самим подозреваемым или обвиняемым, его
законным
представителем
или
по
поручению
подозреваемого
или
обвиняемого другими лицами, то участие защитника обеспечивается
следователем. Подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала
1
Панасюк А. М. Медиация и адвокат: новое направление адвокатской практики. М., 2014
55
уголовного преследования до объявления об окончании предварительного
следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает,
какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в
раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном
преследовании других соучастников преступления, розыске имущества,
добытого
в
результате
преступления.
Но данная процедура также далека от сущности медиации, поскольку:
- во-первых, предусматривает волеизъявление только одной стороны обвиняемого;
- во-вторых, соглашение заключается с органом следствия и на стадии
досудебного
разбирательства
по
уголовному
делу;
- в-третьих, потерпевший имеет ограниченное влияние на процедуру
заключения
досудебного
соглашения
о
сотрудничестве.
Несмотря на наличие подобных аспектов и учитывая отсутствие прямого
указания
на процедуру медиации,
определение статуса медиаторов,
разработку процессуального обеспечения
медиации, все же следует
констатировать тот факт, что УПК РФ допускает саму возможность
проведения переговоров между обвиняемым и потерпевшим с целью если нет
полного решения, то сглаживания уголовно-правового конфликта. Задачи
подобных
соглашений
или
подобных
правоотношений
следующие:
- прекращение дела по примирению сторон и соответствующее сокращение
объемов
-
финансирования
смягчение
затрат
наказания
на
уголовный
виновному
процесс;
лицу;
- поиск компромиссной формы возмещения ущерба потерпевшему со
стороны обвиняемого в формах и объемах, удовлетворяющих обе стороны.
Следует также отметить, что процедура медиации в уголовном
процессе переносит проблему регулирования уголовно-процессуальных
56
отношений
с
уровня
отраслевого
законодательства
на
уровень
конституционного сразу в двух плоскостях 1.
Во-первых, институт примирения потерпевшего и обвиняемого как
самостоятельный
исход
уголовного
процесса
проистекает
из
конституционных гарантий использования лицом всех доступных средств
для защиты своих прав. В данном случае центральной фигурой медиации
является
обвиняемый.
Во-вторых, институт медиации, а точнее - процедура урегулирования
уголовно-правового конфликта после санкционирования самого уголовного
процесса,
предусматривает
возможность
окончания
уголовного
преследования в рамках двухсторонней договоренности обвиняемого и
потерпевшего. В этом аспекте серьезное внимание должно уделяться
уточнению стадий уголовно-процессуальной деятельности, на которых
осуществляется эта примирительная процедура.
Некоторые авторы выступают за введение в уголовный процесс
исключительно досудебной медиации со стадии возбуждения уголовного
дела по преступлениям, дела по которым могут быть прекращены за
примирением сторон в порядке ст. 25 УПК РФ. В таком случае право
прекращать
дела
примирения
с
на
этапе
участием
досудебного
посредника
производства
должно
быть
в
результате
предоставлено
следователю, дознавателю. Такой подход представляется правильным,
поскольку согласно ст. 118 Конституции РФ и ст. 8 УПК РФ правосудие в
Российской Федерации осуществляется только судом, а в соответствии с ч. 1
ст. 29 УПК РФ только суд правомочен признать лицо виновным в
совершении преступления и назначить ему наказание. Поэтому с учетом
особой значимости разрешения уголовного дела следует утверждать, что
разрешение
дела
на
основе
медиационного
соглашения
допустимо
исключительно в судебных стадиях производства по уголовному делу.
Бертовский Л. В. Проблемы поиска истины в уголовном процессе и досудебное соглашение о сотрудничестве //
Вестник РУДН. №4.2014
1
57
Таким образом, прекращение уголовного дела в связи с примирением
сторон и медиация - два разных и самостоятельных способа разрешения
уголовно-правовых конфликтов, развитие которых может происходить
параллельно. Действующий УПК России устанавливает обязательность
возбуждения уголовного дела во всех случаях обнаружения признаков
преступления (ст. 21), хотя и допускает его прекращение по усмотрению суда
и органов уголовного преследования в случае примирения сторон (ст. 25).
При этом для прекращения дела в российском уголовном процессе, помимо
примирения сторон, требуется наличие еще ряда нормативно установленных
условий: совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые,
заявление потерпевшего, согласие руководителя следственного органа и
прокурора на прекращение уголовного дела, заглаживание причиненного
преступлением вреда. В принципе медиация как метод примирения не
свойственна институту, предусмотренному ст. 25 УПК РФ.
Вместе с тем в науке уголовного процесса российский институт
примирения подвергается справедливой критике, а практика настоятельно
демонстрирует
необходимость
его
реформирования 1.
Также в качестве проблемы, препятствующей эффективной имплементации
процедуры медиации в уголовно-процессуальное законодательство, следует
отметить
и
неопределенность
Анализируя
обобщение
практики
сроков
применения
ее
процедуры
проведения.
медиации,
проведенное Верховным Судом РФ, следует обратить внимание на ряд
ключевых аспектов2.
Во-первых, отсутствует обобщение практики применения процедуры
медиации именно в уголовном процессе. Примирительная процедура
(медиация)
применяется
в
качестве
альтернативной
процедуры
урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений, в
Кувалдина Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовноправовых конфликтов в России: Дис. ... канд. юрид. наук / Ю.В. Кувалдина. Самара: СамГу, 2011. 272 с.
2
Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): справка о
практике применения Федерального закона, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 6 июня
2012 г. // Бюллетень Президиума Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 8.
1
58
том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной
экономической деятельности, а также споров, возникающих из трудовых и
семейных правоотношений. Однако основные концептуальные аспекты
применения
медиации
в
гражданском
и
хозяйственных
процессах
целесообразно преломить и на уголовный 1.
Во-вторых, проведенный мониторинг показал, что в 2011 г. в 27
субъектах Российской Федерации были созданы организации (центры,
некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации,
общественные организации и т.п.), осуществляющие деятельность по
обеспечению проведения
процедуры медиации.
В двух регионах
-
Нижегородской области и Республике Марий Эл созданы постоянно
действующие органы по внесудебному урегулированию споров с участием
посредника (медиатора) (коллегии посредников (медиаторов) при торговопромышленных палатах).
Кроме того,
организации,
обеспечивающие
проведение процедур медиации, созданы еще в 25 регионах.
В-третьих, обобщение показало, что судьями при проведении со
сторонами беседы в ходе подготовки дела к судебному разбирательству либо
в подготовительной части судебного заседания, как правило, разъясняется их
право на урегулирование спора путем медиации, в том числе с последующим
заключением мирового соглашения2.
В-четвертых, материалы проведенного обобщения свидетельствуют о
том, что стороны редко самостоятельно принимают решение об обращении к
процедуре медиации. Как правило, указанные лица заключают соглашение о
применении медиации только после разъяснения судьей существа этого
института, порядка и условий его проведения, а также преимуществ
урегулирования спора с использованием данной примирительной процедуры.
В-пятых, установлено, что отложение разбирательства дела в связи с
проведением процедуры медиации не может быть расценено как нарушение
Минаева В. Д. Медиация в уголовном судопроизводстве // Символ науки. №7.2017. С. 59.
Грачева Ю. В. Судейское усмотрение в применении уголовно-правовых норм: проблемы и пути их решения. М.
2014
1
2
59
разумных сроков. Такой же позиции придерживается и Европейский суд по
правам человека, который считает, что основанием
для признания
несоблюдения требования «разумного срока» могут служить только те
отсрочки, которые были допущены по вине государства (Постановление
Европейского суда по правам человека от 17 декабря 2004 г. по делу
"Педерсен и Баадсгаард против Дании"). Однако такие задержки могут быть
оправданы
особыми
ходатайствами
обстоятельствами,
заявителя
об
отложении
например
судебного
неоднократными
разбирательства
(Постановление Европейского суда по правам человека от 27 мая 2004 г. по
делу "Лиадис против Греции").
В-шестых,
проведенной
обобщение практики
процедуры
медиации
показало,
стороны
что по результатам
чаще
всего
заключали
медиативное соглашение, которое впоследствии утверждалось судом в
качестве мирового соглашения. В силу ч. 3 ст. 12 Закона медиативное
соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации,
проведенной после передачи спора на рассмотрение суда, может быть
утверждено судом в качестве мирового соглашения в соответствии с
процессуальным законодательством.
В-седьмых, отмечается тот факт, что стороны с участием медиатора
при заключении медиативного соглашения вырабатывали и другие, помимо
мирового соглашения, решения о совершении дальнейших процессуальных
действий, что отражалось впоследствии в тексте документа. Во исполнение
таких решений ответчики обращались в суд с заявлениями о признании иска,
истцы - об уменьшении исковых требований либо об отказе от иска. Случаев
неисполнения процессуальных условий, содержащихся в медиативных
соглашениях, обобщением практики не выявлено 1.
В-восьмых, установлено, что суммы, подлежащие выплате медиатору в
случае осуществления деятельности по проведению процедуры медиации на
платной основе, не могут быть отнесены к судебным издержкам. В случае
1
Журавлев М. П. Уголовное право России: части общая и особенная: Учебник. М. ,2014. С. 312.
60
неоплаты медиатору указанных услуг, предусмотренных таким соглашением,
расходы на их проведение подлежат взысканию по иску медиатора 1.
В-девятых, обобщение практики показало, что в большинстве судов
указанные примирительные процедуры в настоящее время пока не нашли
широкого применения. Основные причины этого заключаются в следующем:
новизна процедуры, высокая степень конфликтности отношений участников
спора, отсутствие навыков и традиций по ведению переговоров и т.д.
В-десятых, положительным качеством рассматриваемой процедуры
судами назывался небольшой срок урегулирования конфликта, поскольку нет
необходимости собирать доказательства, привлекать свидетелей, назначать
экспертизу и т.п. Судами указывалось и на то, что в отличие от судебного
разбирательства при проведении процедуры медиации не может быть
третьих лиц, заявляющих или не заявляющих самостоятельные требования.
Все субъекты, чьи права затронуты спорным правоотношением, могут
принимать участие в урегулировании споров посредством медиации как
равноправные участники переговорного процесса. При этом медиатор не
является
субъектом
спорного
правоотношения
и
не
может
быть
представителем одной из сторон. Он выступает в качестве посредника, с
помощью которого стороны самостоятельно и добровольно принимают
решение2.
Таким образом, исходя из проанализированной практики применения
института медиации в уголовно - процессуальном производстве, можно
прийти к выводу относительно того, что назрела необходимость разработки
отдельного нормативного акта, регламентирующего процедуру проведения
медиации в уголовном процессе, с внесением соответствующих бланкетных
норм в УПК РФ. Необходимо выделить ряд ключевых проблемных аспектов,
на
решение
которых
следует
обратить
особое
внимание.
1. Сроки проведения медиации. Правоприменительная практика и анализ
1
2
Глазунова И. В. Участие эксперта в уголовном судопроизводстве по уголовным делам. М. 2011. С. 211.
Дорошков В. В. Частное обвинение: правовая теория и судебная практика. М., 2000.
61
зарубежного опыта демонстрируют общность моделей осуществления
медиации,
но
при
этом
выявляют
ряд
существенных
разногласий
относительно сроков ее реализации. Необходимо понимать, что сроки
должны отвечать всем принципам проведения медиационных мероприятий,
описанных нами выше, а также принципам уголовного процесса, поскольку
речь идет о возможном ограничении прав и свобод человека, чего можно
избежать в случае достижения быстрого компромисса. Сроки и частота
медиационных процедур должны отвечать единой цели - урегулированию
уголовно-правового конфликта путем согласования позиций потерпевшего и
обвиняемого. Это ключевой аспект, поскольку в данном контексте
государство как третья сторона медиационных отношений преследует
совершенно иную цель - восстановление правопорядка и наказание
виновных. Но социальная ориентация и декларирование правовых ценностей
существенно расширяют возможности для лиц - участников уголовного
процесса вести открытый диалог в отношении достижения компромиссного
решения, исключающего или минимизирующего уголовную ответственность.
Исходя из этого, сроки должны быть четко определены и установлены в
размере
не
более
двух
месяцев.
2. Согласование стадий уголовного процесса, на которых возможна и
допустима медиация. В данном контексте нами поддерживается тезис о
возможности применения медиации на любой стадии в любое время, но для
законодательного закрепления данного принципа необходимо внесение
изменений в существующее уголовно-процессуальное законодательство.
Более того, считаем недопустимым любое ограничение лиц в волеизъявлении
относительно проведения процедуры медиации, в том числе и в случае, если
такое
волеизъявление
было
только
у
одной
стороны.
3. Легитимизация медиационных соглашений и их санкционирование.
Решение данной проблемы находится в плоскости исключительной роли
судебной инстанции в уголовном процессе. Исходя из этого, нами видится
единственно возможный выход - легитимизация всех без исключения
62
решений, принимаемых в процессе медиации соответствующим судебным
решением. Учитывая же тот факт, что процедура медиации внесудебная, а
само судебное заседание прерывается на период проведения медиации,
остается вопрос относительно необходимости и процедуры созвания
внеочередного
заседания
суда
для
легитимизации
медиационного
соглашения. Хотя эту проблему целесообразно решать не в рамках
отдельного Закона о медиации в уголовном процессе, а путем внесения
соответствующих
изменений
в
УПК
РФ.
4. Уголовно-процессуальный статус медиатора. Учитывая тот факт, что
медиация
-
внесудебная
процедура,
но
ее
исход
существенно
и
определяющим образом влияет на само уголовное преследование, то
совершенно целесообразно разработать уголовно-процессуальный статус
медиатора как в рамках отдельного закона, так и путем дополнения УПК РФ
соответствующими нормами, конструкция которых будет нами предложена
ниже. Возможно, решение данной проблемы существенно не изменит
положения медиаторов, но откроет возможность для совершенствования
процедуры медиации и ее законодательного закрепления в будущем.
Вместе
с
тем
правоприменительной
достоинства
следует
практики
медиации
как
отметить,
были
что
в
определены
специального
механизма
рамках
и
анализа
существенные
урегулирования
уголовно-правового конфликта, которыми являются: экономия времени и
судебных издержек; снижение нагрузки на суды; реальное возмещение
ущерба
потерпевшему;
возможность
наложения
дополнительных
обязанностей на виновного с учетом особенностей его личности и
обстоятельств, способствовавших совершению преступления; отсутствие
реального осуждения и отбывания наказания в исправительных учреждениях.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
63
В результате проведенной работы следует отметить следующее:
медиация - это: свобода выбора и опора на справедливость; участие в
выработке и принятии решения; согласие сторон с принятым решением;
возможность выхода из процесса; конфиденциальность и гибкость процесса;
отсутствие коррупционной составляющей.
Вступление обеих спорящих сторон в процесс медиации является
добровольным, а медиатор - свободно выбранным (в этом отношении
медиация сходна с арбитражем в форме третейского суда).
В медиации спорщики сами вырабатывают и принимают решение.
Медиатор никаких решений по поводу спорщиков и сути конфликта не
принимает.
В суде спорящие стороны обязаны подчиниться судебному решению,
даже если (как это нередко бывает) одна, а то и обе стороны этим решением
недовольны. В процессе медиации все решения принимаются только по
обоюдному согласию сторон, и обе они добровольно берут на себя
обязанность выполнять принятое ими совместно решения. Понятно, что
стороны делают это, если удовлетворены решением.
Риски при медиации минимальны, поскольку каждая сторона в любой
момент может отказаться от продолжения процесса. Медиация проходит
конфиденциально. Все остается между сторонами конфликта и медиатором, а
последний будет держать в секрете все разговоры и всю информацию. В суде
же сторона не может в любой момент прекратить переговоры, а
конфиденциальность в принципе невозможна.
Процесс медиации относительно непродолжителен в сравнении с
длительностью судебного разбирательства. Это немаловажное преимущество
медиации, особенно в наших условиях, когда суды перегружены и
рассмотрение дел тянется месяцами, а иногда и годами. К тому же, медиация
может обойтись дешевле, чем традиционные судебные процедуры.
64
Успех медиации в России зависит главным образом от соотнесения
затрат на процедуру медиации (оплату услуг медиатора) с величиной
аналогичных судебных издержек.
В настоящее время в нашем уголовном судопроизводстве имеется
большое количество уголовных дел, прекращение которых связано с
примирением
переговоров
потерпевшего
сторон
с
с
целью
обвиняемым.
примирения
Поскольку
остается
процедура
вне
правовой
регламентации, то эти дела являются той основой, на которой может быть
выстроена медиация.
Уголовно-правовым
критерием
обозначения
уголовных
дел,
прекращение которых возможно в связи с примирением сторон, является
отнесение соответствующего преступления к категории небольшой или
средней тяжести.
В УПК РФ нормы института примирения содержатся в ряде статей.
Так, ч. 2 ст. 20 УПК РФ выделяет уголовные дела о преступлениях
небольшой тяжести в отдельную категорию (дел частного обвинения) и
предусматривает особый порядок их возбуждения и прекращения. Таким
образом,
незначительные
уголовно-правовые
конфликты
могут
быть
улажены посредством примирения сторон.
Часть 3 ст. 20 УПК РФ устанавливает перечень преступлений (ч. 1 ст.
131, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146, ч. 1
ст. 147 УК РФ), уголовные дела о которых относятся к делам частнопубличного
обвинения:
возбуждаются
не
иначе как
по
заявлению
потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с
обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25
УПК РФ.
В свою очередь, ст. 25 УПК РФ предусматривает, что суд, прокурор, а
также следователь с согласия руководителя следственного органа и
дознаватель
с
согласия
прокурора
вправе
на
основании
заявления
потерпевшего (его законного представителя) прекратить уголовное дело в
65
отношении
лица,
подозреваемого
или
обвиняемого
в
совершении
преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных
ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило
причиненный ему вред.
Таким образом, значение права сторон на примирение по уголовным
делам частного обвинения состоит в том, что оно является эффективным
средством,
позволяющим
и
без
вынесения
приговора
разрешить
всевозможные (чаще всего бытовые) конфликты, возникающие между
отдельными членами социума (соседями по квартире, членами семьи и др.).
Дела о преступлениях большей степени тяжести являются делами
частно-публичного обвинения. Вместе с тем и при таких обстоятельствах
примирение
сторон
может
явиться
основанием
для
прекращения
соответствующих уголовных дел в тех случаях, когда преступлением
затронуты интересы в большей степени потерпевшего.
По уголовным делам о преступлениях, представляющих повышенную
общественную опасность, примирение не может служить способом их
разрешения, так как в подобных случаях обвиняемый посягает на права и
законные интересы не только потерпевшего, но и общества, и государства.
По таким уголовным делам факт примирения может подлежать учѐту судом
при определении размера наказания, возможности назначения условного
осуждения и т.п.
Анализируя институт медиации в уголовном судопроизводстве,
необходимо отметить, что общая потребность государства и общества в
переходе от карательной
к восстановительной
уголовной
политике,
правозащитной модели уголовного судопроизводства. В связи с этим
возникает
необходимость
разработки
восстановительных
моделей
правосудия, применения развернутого законодательного регулирования
института примирения, в том числе в контексте медиации.
В ходе анализа судебной практики диссертант приходит к выводу об
отсутствии однозначной позиции судов по следующим вопросам:
66
правовых
-
последствий,
наступающих
для
подозреваемого,
обвиняемого при прекращении производства по уголовному делу в связи с
примирением сторон;
- наличия или отсутствия у суда обязанности проверки соблюдения
оснований и условий прекращения уголовного дела в связи с примирением
сторон;
-
возможности заявления ходатайства о проведении процедуры
примирения стороной защиты (защитником, подозреваемым, обвиняемым,
подсудимым).
В работе проанализирован порядок прекращения уголовных дел
частного обвинения в связи с примирением сторон, рассматривается вопрос о
том, как данный институт соотносится с институтом прекращения уголовных
дел частно-публичного.
Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи
с
примирением сторон имеет существенные отличия от аналогичного порядка
прекращения уголовных дел частно-публичного обвинения.
В отличие от ст. 25 УПК РФ прекращение уголовных дел частного
обвинения в связи с примирением сторон не обусловлено заглаживанием
причинѐнного вреда, в данном случае инициатива целиком принадлежит
потерпевшему (гражданскому истцу), которому для инициации прекращения
производства по уголовному делу достаточно подать соответствующее
заявление.
Юридические достоинства института прекращения уголовных дел
частного обвинения в связи с примирением сторон и института прекращения
уголовных дел частно-публичного обвинения в связи с примирением сторон
позволяют говорить о целесообразности существования обоих институтов.
Магистрантом
обосновано
мнение
о
том,
что
целесообразно
осуществлять одновременный вызов сторон для разъяснения им права
(обязанностей
и
правовых
последствий)
на
примирение
в
стадиях
предварительного расследования и (или) назначения судебного заседания.
67
Представляется, что только личная встреча противоборствующих сторон,
сопряженная
с
выражением
взаимных
претензий
и
выработкой
конструктивных предложений, приемлемых для обеих сторон, по выходу из
конфликтной ситуации, может быть результативна.
В работе исследуется правовой механизм медиации с его проекцией на
сферу уголовного процесса. В результате автор приходит к выводу о том, что
введение
медиативных
Федерации
процедур
целесообразно
начать
в
уголовный
с
процесс
расширения
сферы
Российской
действия
Федерального закона от
27 июля 2010 г. № 193–ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования
споров
с
участием
посредника
(процедуре
медиации)»
в
части
распростанения процедуры медиации на отношения, возникающие в рамках
уголовного судопроизводства.
В результате
сравнительного
анализа
практики
реализации
медиативных процедур в зарубежных странах делается вывод о том, что
медиатор может иметь различное социальное и правовое положение.
Диссертантом исследуется возможность выполнения функции медиатора
традиционными участниками уголовного процесса Российской Федерации,
проводится анализ их прав, обязанностей и целей в уголовном процессе,
делается вывод о невозможности проведения ими процедуры медиации, в
том числе в связи с возникающими противоречиями в вопросах их роли в
уголовном процессе и требования независимости, предъявляемого к
медиатору.
По мнению автора, к элементам уголовно-процессуального статуса
медиатора следует отнести: законодательно установленную совокупность его
прав и обязанностей в уголовном процессе, ответственность, обеспечение
соблюдения этих прав и обязанностей и механизм их охраны и защиты со
стороны государства.
В работе предложено закрепить в Уголовно-процессуальном кодексе
Российской Федерации правовой статус посредника (медиатора) как
68
участника процедуры примирения сторон путем дополнения главы 8 УПК РФ
«Иные участники уголовного судопроизводства» статьей «Медиатор».
Кроме того, в ходе исследования диссертантом отмечается, что
процедура медиации должна осуществляться на возмездной основе.
Представляется, что процессуальные издержки, связанные с участием в
уголовном деле медиатора, должны подлежать возмещению за счет
подозреваемого (обвиняемого, подсудимого), если стороны процесса не
договорились об ином, что фиксируется в соглашении о проведении
медиации. Однако в случае, если медиатор исполняет свои обязанности по
делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, то оплата его
труда должна производиться из средств федерального бюджета.
69
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно- правовые акты и материалы судебной практики:
1.
Конституция
Российской
Федерации.
Принята
всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
СПС «Консультант - Плюс».
2.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря
2001 г. № 174-ФЗ (в редакции от 29.07.2018) // СПС «Консультант - Плюс».
3.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г. №63-ФЗ (в
редакции от 29.07.2018) // СПС «Консультант - Плюс».
4.
О прокуратуре РФ: федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 (в
редакции от 03.08.2018) // СПС «Консультант - Плюс».
5.
Об
альтернативной процедуре урегулирования споров с участием
посредника (процедуре медиации): проект федерального закона от 27.07.2010
№ 193-ФЗ // СПС «Консультант - Плюс».
6.
О медиации: Закон Республики Казахстан от 28 января 2011 г. N 401-IV
(по состоянию на 3 июля 2013 г.) // Казахстанская правда. 2011. 5 февр.;
Ведомости Парламента Республики Казахстан. 2011. N 2. Ст. 27.
7.
О медиации: Закон Республики Молдова от 7 декабря 2007 г. N 188 - 191
// URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=22397.
8.
Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием
посредника
(процедуре
медиации):
справка
о
практике
применения
Федерального закона, утв. Президиумом Верховного Суда Российской
Федерации 6 июня 2012 г. // Бюллетень Президиума Верховного Суда
Российской Федерации. 2012. N 8.
Специальная литература:
70
9.
Авимская, О.В. Медиация как процедура: этапы разрешения спора/ О. в.
Авимская // Нравственные императивы в праве. 2010. N 2. С. 62-68.
10.
Алборов, С. В. Саморегулируемые организации медиаторов / Алборов С.
В. // Бизнес в законе. Экономико – юридический журнал. 2015. № 5.2015. С.
63-68.
11.
Апостолова,
Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным делам /
Апостолова Н. Н. // Российская юстиция. 2014. N 3. С. 55 - 58.
12.
Арутюнян, А.А. Медиация в уголовном процессе / А. А. Арутюнян – М.
Инфотропик Медиа, 2013. -306 с.
13.
Бертовский, Л. В. Проблемы поиска истины в уголовном процессе и
досудебное соглашение о сотрудничестве / Бертовский Л. В. // Вестник
РУДН. №4. 2014. С. 36-41.
14.
Василенко,
А.С. Медиация в уголовном процессе США
/ А. С.
Василенко // Вестн. Пермского ун-та. 2015. N 2. С. 60-64.
15.
Воскобитова,
Л.А.
Модельный
закон
субъекта
РФ
"О
службе
примирения" / Л. А. Воскобитова // Вестн. восстановительного правосудия.
2006. Вып. 6. С. 65 - 73.
16.
Глазунова, И. В. Участие эксперта в уголовном судопроизводстве по
уголовным делам / И. В Глазунова. - М. 2011. -319 с.
17.
Головко, Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном
мире / Л. В. Головко. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2012. -218 с.
18.
Головко, Л.В. Институт уголовно-правовой медиации и его перспективы
в Российской Федерации / Л. В. Головко // Закон. 2009. N 4. С. 127 - 135
19.
Грачева, Ю. В. Судейское усмотрение в применении уголовно-правовых
норм: проблемы и пути их решения / Ю. В. Грачева. М. 2014 – 306 с.
20.
Гуськова, А.П., Карякин, Е.А. Медиационные процедуры в современном
уголовном судопроизводстве России: необходимость и неизбежность!
(доклад на конференции "Медиация как инструмент совершенствования
правовой системы", Оренбург, 25 марта 2014 г.) / А. П. Гуськова, Е. А.
Карякина // http://www.osu.ru/news/2608.
71
Давыденко, Д. Л. Общность между примирительными процедурами и
21.
третейским судом / Давыденко Д. Л. // Развитие медиации в России: теория,
практика, образование : сб. ст. – М. : Инфот- ропик-Медиа, 2012. -406 с.
Дорошков, В. В. Частное обвинение: правовая теория и судебная
22.
практика / В. В. Дорощков. М., 2000. – 412 с.
Елисеева, Т. С. Развитие института медиации в отечественном праве:
23.
историко – правовой анализ / Т. С. Елисеева // Вестник Волгоградского
государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. № 3(28). 2015.
Журавлев, М. П. Уголовное право России: части общая и особенная:
24.
Учебник. / М. П. Журавлев. М. ,2014. -542 с.
Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции / С. И.
25.
Калашникова. - Екатеринбург. 2012 .-300 с.
Каратаев, И. А. Актуальные проблемы процедуры медиации в России и
26.
пути их разрешения / И. Каратаев // Молодой ученый. Декабрь 2016. С. 8590.
27.
Кувалдина, Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных
способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России: Дис. ... канд.
юрид. наук / Ю.В. Кувалдина. Самара: СамГу, 2011. 272 с.
28.
Кучинская, Е.Н., Гасанов, А.М. Актуальные вопросы становления и
развития медиации в России. URL : http: // lexandbusiness.ru (дата обращения:
29.10.2018)
29.
Максимова, Е.Ю. Медиация в условиях современной России: проблемы
и перспективы / Е. Ю. Максимова // Юрид. мир. 2011. N 6. С. 56 – 59.
30.
Медиация в нотариальной деятельности / Отв. ред. С.К. Загайнова, Н.Н.
Тарасов, В.В. Ярков. М., 2012. С. XVII.
31.
Минаева,
В. Д. Медиация в уголовном судопроизводстве
/
В. Д.
Минаева // Символ науки. №7.2017. С. 59- 64.
32.
Михайловская, И. Б. Уголовно-процессуальное законодательство РФ
2001 - 2011 гг.: Сб. науч. ст. / И. Б. Михайловская. М., 2012. -402 с.
72
Панасюк, А. М. Медиация и адвокат: новое направление адвокатской
33.
практики / А. М. Панасюк. - М., 2014.
Пушкина,
34.
Т. Н. Понятие и значение медиации / Т. Н. Пушкина //
Вестник Удмуртского университета. Серия «Экономика и право».№ 3. С.159164.
35.
Решетникова,
И.В. Право встречного движения. Посредничество и
российский арбитражный процесс // Медиация и право. Посредничество и
примирение / И. В. Решетникова. 2007. N 2. С. 35-39.
36.
Телегина, В. А. Значение нравственных начал в становлении и развитии
института медиации в России / В. А. Телегина // Вестник Саратовской
государственной юридической академии. – 2015. – № 1 (102). – С. 96 – 99.
37.
Худойкина,
Т. В Применение посредничества как примирительной
процедуры при разрешении правовых споров и конфликтов в России / Т. В.
Худокйкина // Социально-политические науки. 2014. №4. С. 67-70.
38.
Цисана Шамликашвили в интервью пресс-центру "ТАСС-Урал" на
пресс-конференции по теме "Медиация в коммерческих спорах, медиация как
социально
значимый
инструмент"
/
Центр
медиации
и
права
//
http://www.mediacia.com/events.php?id=6.
39.
Ширкин, А.А. Институт примирения с потерпевшим как форма
медиации: социально-юридическая сущность /
А. А. Ширкин // Вестник
Академии права и управления. 2013. № 32. С. 189-194.
Интернет – ресурсы:
40.
URL: http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes.
41.
URL: http://www.vorp.com.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа