close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Чепелев Сергей Васильевич. Теоретические проблемы прокурорского надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами.

код для вставки
СОДЕРЖАНИЕ
Введение………………………………………………………………………7
Глава I. Общие положения о становлении и правовом
регулировании статуса прокурора в
уголовном судопроизводстве ……………………..……………………….13
1.1 История возникновения и становления
института прокуратуры……………………………………………………....13
1.2 Правовые основы организации деятельности прокуратуры
в сфере уголовного судопроизводства……………………………………...19
Глава II. Особенности участия прокурора в
уголовном судопроизводстве…………………………...………………….34
2.1. Особенности участия прокурора в предварительном слушании …….34
2.2. Подготовка прокурора к участию в рассмотрении уголовного дела в
суде,
в
том
числе
в
подготовительной
части
судебного
разбирательства……………………………………………………………….40
2.3. Особенности участия прокурора в рассмотрении уголовного дела в
суде первой инстанции….……………………………. ……………………..58
2.4.
Особенности
участия
прокурора
в
суде
апелляционной
и
кассационной
инстанции……………………………………………………………………..69
Глава
III.
уголовном
Проблемы
обеспечения
судопроизводстве
законности
и
прокурором
пути
в
их
решения……………………………………………………………………….78
Заключение…………………………………………………………………..89
Список использованной литературы…………………………………..…93
4
АННОТАЦИЯ
Общий объем работы – 97 машинописных страниц (90 без списка
использованной литературы).
Список использованных источников: 67
Ключевые
слова:
прокуратура,
надзор
органов
прокуратуры,
государственный обвинитель, прокурор в суде первой инстанции и др.
Краткая характеристика работы:
Работа выполнена на тему « Теоретические проблемы прокурорского
надзора за законностью рассмотрения судами уголовных дел».
Предмет
диссертационного
исследования
–
процессуальная
деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве Российской
Федерации при обеспечении функции законности.
Цель - всесторонне раскрыть сущность процессуального статуса
прокурора в уголовном судопроизводстве и особенности обеспечения
законности при рассмотрении уголовного дела в суде в Российской
Федерации.
Методологическую
диалектический
метод
исторический,
статистический,
базу
составляют
познания,
так
и
сравнительно-правовой,
а
также
использовался
как
общенаучный
частно-научные
методы:
формально-логический,
комплексный
подход,
заключающийся в единстве двух способов – анализа и синтеза и другие
методы познания.
Магистерская диссертация состоит из введения, трех глав, включающих
семь параграфов, заключения, списка использованной литературы.
Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности,
цель и задачи исследования, его объект и предмет, методология исследования,
теоретическая база исследования, правовая основа исследования, эмпирическая
база исследования, положения, выносимые на защиту, апробация результатов
5
исследования, структура магистерской диссертации.
Первая глава посвящена изучению возникновения и правовом
регулировании статуса прокурора в уголовном судопроизводстве.
Во второй главе изложены особенности участия прокурора в
уголовном судопроизводстве.
В третьей главе рассмотрены проблемы обеспечения законности
прокурором в уголовном судопроизводстве и пути их решения.
В заключении сделаны основные выводы и предложения по теме
магистерской диссертации.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций по
совершенствованию
российского
законодательства,
так
и
в
плане
использования материалов работы в учебных целях.
6
Введение
Актуальность темы исследования. В настоящее время в сфере
уголовного судопроизводства нарушения прав и свобод личности
продолжают носить весьма распространенный характер. Россия остается в
числе лидеров среди государств, выступающих ответчиком в Европейском
суде по защите прав человека по жалобам граждан в связи с нарушениями
положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Европейский суд по защите прав человека неоднократно констатировал
нарушение Россией прав на свободу и личную неприкосновенность, на
справедливое
судебное
обусловливает
разбирательство
необходимость
в
дальнейшего
разумный
срок.
совершенствования
Это
как
уголовно-процессуального законодательства в части обеспечения прав и
свобод участников процесса, так и практики его применения. При этом
необходимо учитывать и исторический опыт России, и социальные реалии
сегодняшнего дня, и национальный менталитет, и уровень правовой
культуры
и
образования
непрофессиональных
как
участников
профессиональных,
уголовного
так
и
судопроизводства.
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина,
закрепленные Конституцией РФ в качестве приоритетной государственной
обязанности (ст. 2, ч. 1 ст. 45), обусловливают необходимость создания
эффективного государственного механизма ее надлежащего исполнения. В
уголовном процессе, где выявление и расследование преступлений,
изобличение и назначение наказания лицам, виновным в их совершении,
достигаются посредством использования специальных средств и методов,
сопряженных, как правило, с ограничением прав и свобод лиц,
вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, такие механизмы
должны
исключать
несоразмерного
возможность
фактическим
незаконного
обстоятельствам
и
необоснованного,
дела
и
личности
7
участников процесса ущемления их прав и свобод, одновременно
предусматривая
эффективные
средства
защиты
и
восстановления
нарушенных прав и свобод, которые позволяли бы выявлять, пресекать и
устранять допущенные нарушения в минимально короткие сроки. На
протяжении последних лет усилия прокуратуры Российской Федерации
были направлены в том числе на решение задач по обеспечению
верховенства закона, соблюдению конституционных прав личности на
досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а также содействию
суду в принятии законного, обоснованного и справедливого приговора в
судебных стадиях уголовного процесса.
Цель - всесторонне раскрыть сущность процессуального статуса
прокурора в уголовном судопроизводстве и особенности обеспечения
законности при рассмотрении уголовного дела в суде в Российской
Федерации.
Поставленная цель предопределяет задачи, которые используются
для достижения поставленной цели.
Задачи:
-
раскрыть
уголовно-процессуальное
содержание
уголовного
преследования как формы реализации функции обвинения в уголовном
судопроизводстве;
-
исследовать
процессуальное
положение
государственного
обвинителя;
- охарактеризовать основные принципы организации и функции
прокуратуры как органа, осуществляющего надзор за
исполнением
законов, направленных на борьбу с преступностью;
-
исследовать
процессуальные
и
организационные
основы
деятельности прокурора при производстве по уголовному делу в суде
первой инстанции;
8
- раскрыть процессуальное содержание деятельности прокурора при
проверке законности, обоснованности и справедливости приговоров и
иных судебных решений по уголовным делам, не вступивших в законную
силу;
- проанализировать процессуальные и организационные основы
деятельности прокурора при проверке законности приговоров и иных
судебных решений по уголовным делам в судах надзорной инстанции, а
также в судах при возобновлении производства по уголовному делу ввиду
новых или вновь открывшихся обстоятельств;
-
внести
предложения
по
совершенствованию
уголовно-
процессуального законодательства, регулирующего правовой статус
прокурора в судебном производстве уголовных дел, а также практики его
применения.
Объект – общественные отношения, возникающие в сфере
осуществления прокуратурой функции обеспечения законности при
рассмотрении уголовных дел в суде в Российской Федерации.
Предмет – процессуальная деятельность прокурора в уголовном
судопроизводстве Российской Федерации при обеспечении функции
законности.
Методологическую
диалектический
метод
исторический,
статистический,
базу
познания,
составляют
так
и
сравнительно-правовой,
а
также
использовался
как
общенаучный
частно-научные
методы:
формально-логический,
комплексный
подход,
заключающийся в единстве двух способов – анализа и синтеза и другие
методы познания.
Степень разработанности проблемы. Проблемой возникновения
прокуратуры в системе органов власти, определением и раскрытием
процессуального статуса прокурора в уголовном судопроизводстве, а
также направлений деятельности прокуратуры в сфере обеспечения
9
законности при судопроизводстве занимались и занимаются такие ученые
как: А.И. Алексеев, В.И.Басков, К.Ф. Гуценко, А.И. Долгова, В.К. Дуюнов,
В.Н. Исаенко, М.А. Ковалев, А.Ф. Козлов, Е.Г. Князева, В.Ф. Крюков, С.Г.
Манакова, Ю.И. Разинкина, В.И. Рохлин, Ю.И. Руденко, О.В. Старков,
Н.И. Трофимов, В.Ю. Шобухин, В.Б. Ястребов и других. При написании
выпускной квалификационной работы также использовались журнальные
и газетные статьи, поскольку в связи с изменением законодательства
изданные ранее монографические исследования по теме настоящей работы
во
многом
устарели.
действующее
Информационной
законодательство,
а
базой
также
работы
послужило
отражены
материалы
прокурорской практики по исследуемой теме.
Практическая значимость состоит в возможности использования
полученных выводов и предложений в правоприменительной практике
правоохранительных органов. Теоретическая значимость проявляется
при чтении лекций по дисциплинам «Правоохранительные органы»,
«Прокурорский надзор». В данной работе проведено предметное научное
исследование недостаточно изученной проблемы процессуальной и
организационной основы деятельности прокурора при производстве по
уголовным делам в судах первой, апелляционной, кассационной и
надзорной инстанций, а также в судах при возобновлении производства по
уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
Результаты, полученные в рамках данного исследования, могут быть
использованы в дальнейших разработках этого института уголовнопроцессуального права. Они имеют практическое значение, так как
выработанные на их основе рекомендации и предложения могут быть
внедрены
в
правоохранительную
деятельность
по
повышению
эффективности прокурорской деятельности при рассмотрении в судах
уголовных дел.
Положения, выносимые на защиту:
10
1. Прокуратура за время своего исторического развития переживала
как этапы увеличения объема функций и полномочий, укрепления
своего правового статуса, так и этапы упадка, лишения большинства
полномочий
и
функций,
превращения
в
придаток
органов
исполнительной власти.
2. Необходимо
дальнейшее
совершенствование
законодательства,
регулирующего деятельность прокуратуры, устранение имеющихся
противоречий, конкретизация ее полномочий в соответствии с
возложенными на нее функциями, определение приоритетных
направлений надзорной деятельности.
3. Правоприменительная
свидетельствовала
практика
о
последних
необходимости
лет
внесения
убедительно
изменений
и
дополнений в уголовно-процессуальное законодательство России,
которые
усилили
досудебных
бы
стадиях
осуществляющего
процессуальный
уголовного
надзор
за
статус
процесса
исполнением
прокурора
как
законов
в
органа,
органами
дознания и органами предварительного следствия, что позволило бы
повысить
гарантии
соблюдения
прав
участников
уголовного
судопроизводства.
4. Прокурор, выступая от имени государства, не только вправе, но и
обязан
принимать
меры
к
устранению
нарушений
закона,
независимо от того, кем они допущены: судом, потерпевшим,
защитником, подсудимым. Своим участием в судебном заседании
прокурор способствует не только установлению истины по делу, но
и устранению нарушений прав и законных интересов участников
процесса.
5. Приоритетные цели обеспечения верховенства закона, единства и
укрепления законности, защиты прав и свобод человека и
гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и
11
государства,
прокурор
на
проверочных
стадиях
уголовного
судопроизводства осуществляет еще и правозащитную функцию,
которая заключается в защите прав и законных интересов не только
потерпевших, но и осужденных, что вполне согласуется с
назначением уголовного судопроизводства.
Поставленные цель и задачи предопределили структуру работы,
состоящую из введения, трех глав, заключения и библиографии.
12
Глава 1. Общие положения о становлении и правовом регулировании
статуса прокурора в уголовном судопроизводстве
1.1. История правового возникновения и становление института
прокуратуры
Прокуратура, являясь независимым правоохранительным органом, в
системе органов Российской Федерации занимает значимое место. Схема
подчинения вышестоящего прокурора нижестоящему, а также основные
принципы деятельности прокуратуры формировались столетиями. В
юридической литературе имеется точка зрения А.Г. Звягинцева, согласно
которой «если посмотреть вглубь веков, то можно смело сказать: долгое
время Россия жила и развивалась не по Монтескье - прокуратура на
значительном
историческом
промежутке
фактически
была
самостоятельной ветвью власти. Не видеть этого сегодня - значит не
только не знать своего прошлого, но и не понимать настоящего, когда
Россия, как никогда в уходящем веке, нуждается в сильных рычагах
власти»1.
Прокуратура как комплексно-правовой институт развивается начиная
с XVII в. и является уникальным органом по своей правовой природе.
Прокуратура
осуществляет
незаинтересованный,
беспристрастный
контроль, основной целью которого является надзор за законностью и
справедливостью.
Впервые понятие прокуратуры было введено Указом Петра I от
12.01.1722, в котором отмечалось: «Быть при Сенате генерал-прокурору и
обер-прокурору, а также во всякой Коллегии по прокурору, которые
должны будут рапортовать генерал-прокурору».
Однако,
по мнению Ю. Гершевского, возникновение органов,
контролирующих механизм государственного управления, относится по
1
См: Яровиков К.Ю. Надзорная функция прокуратуры: история и проблемы развития // Государство и
право, 1999, № 11, С. 72.
13
времени к царствованию Ивана Грозного. Царь в течение всего своего
правления пытался подавить произвол чиновников, вводя жесткий
контроль за их деятельностью. Однако формы этого контроля были столь
же произвольны, как ситуация в сфере управления. Опричнина, не
имевшая какой-либо правовой основы, базировалась на принципах
внутреннего убеждения самих опричников, что привело к еще большему
произволу и жестокости с их стороны1.
Попытки введения в стране системы контроля продолжались и при
Борисе Годунове, и при Василии Шуйском. Однако в период их правления
органа государственного контроля создано не было.
После событий Соляного бунта начинается поиск путей введения в
России надзора или контроля над чиновничеством. Еще рано говорить о
прокуратуре или ее аналогах, но в системе исполнительной власти
возникает Тайный приказ, на который были возложены если и не
контрольные функции, то функции управления другими приказами и в
определенной степени полномочия контроля над ними.
И. Гурлянд, изучив дела Приказа тайных дел, пришел к выводу, что
это был, прежде всего, орган непосредственного управления, куда
стекались самые разные дела, которые царь по каким-либо причинам не
хотел передавать в другие органы, т.е. «он делал решительно всякие дела,
ни одно из них не считая своей специальностью». Таким образом, дела
надзорного характера: доносы на послов и воевод, проверки доносов и
челобитных - были лишь одной из задач этого приказа2. Цель же его
заключалась не столько в надзоре за единообразным исполнением законов,
сколько в изъятиях, исключениях из законов, из общего порядка
делопроизводства.
Таким образом, указом императора от 12 января 1722 г. была
1
2
Гершевский Ю. Причины возникновения института прокуратуры в России // Законность, 2008, №12, С.10.
Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы: учебное пособие, Москва, 1995., С. 9.
14
образована прокуратура России. Генерал-прокурором Сената 18 января
1722 г. был назначен один из наиболее приближенных к Петру сановников
того времени П. Ягужинский. Представляя сенаторам первого генералпрокурора, Петр сказал: «Вот мое око, коим я буду все видеть. Он знает
мои намерения и желания; что он заблагорассудит, то вы делайте; а хотя
бы вам показалось, что он поступает противно моим и государственным
выгодам, вы, однако ж, то выполняйте и, уведомив меня о том, ожидайте
моего повеления»1.Указом Петра I от 27.04.1722 «О должности генералпрокурора» была учреждена должность генерал-прокурора, определены
его права и обязанности. «Генерал-прокурор и система подчиненных ему
прокуроров, - указывал А. Градовский, - была создана в интересах
учреждений и в этом отношении резко отличается от системы фискалов,
учрежденных
ввиду
интересов
местной
администрации;
оттого
учреждение это и не шло вглубь страны до самых реформ Екатерины,
когда власть охранительная получила такое широкое развитие в местных
установлениях». Лишь после принятия нормативно-правового акта
«Учреждения для управления губерний» от 07.11.1775 прокуратура стала
представлять систему таких органов: генерал-прокурор, губернский
прокурор и губернский стряпчий, прокурор и стряпчий при верхнем
земском суде, прокурор и стряпчий при губернском магистрате, прокурор
и стряпчий при верхней расправе, уездный стряпчий в уезде2.
В отличие от европейских, прокуратура в России сразу же приобрела
свойственные только ей особенности: приоритет надзорных функций не за
судебными органами, а за органами административными, не участие в
рассмотрении дел и представление публичных интересов, а надзор за
1
Павлов А. И.Истоки становления Прокуратуры РФ.// Право, 2007, № 2, С.26.
Прокурорский надзор: Учебник для студентов вузов, курсантов и слушателей образовательных
учреждений высшего профессионального образования МВД России / Под ред. О.А. Галустьяна, А.В.
Ендольцевой, И.А. Андреева. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2007. С. 31.
2
15
правильностью рассмотрения дел органами, обладающими функциями
суда.
В эпоху Екатерины Великой прокуратуру ждали новые изменения,
которые выразились в значительном расширении ее функций. Генералпрокурор
стал
руководителем
государственных
финансов,
государственного хозяйства и внутреннего управления, сохраняя при этом
функции представителя государства в судебных инстанциях.
А. Градовский писал, что прокурор соединил в своем лице должность
министра финансов, внутренних дел и юстиции, сначала в Сенате, а потом
и в отдельных от Сената учреждениях1.
В
1767
г.
впервые
в
России
был
провозглашен
принцип
государственного преследования преступлений, которое непосредственно
осуществлялось прокуратурой. В отличие от законодательства Петра I,
ограничивавшего
прокурорский
надзор
делопроизводством,
присутственными
местами
правительственным
и
чиновничеством,
законодательство Екатерины II существенно расширило его пределы,
поставив целью охранение закона вообще, практически вне зависимости
от субъекта и объекта преступления.
В 1802 г. должность генерал-прокурора объединили с должностью
министра юстиции. Одновременно с этим были ограничены и полномочия
генерал-прокурора. Основной задачей становился надзор за судебной
деятельностью Сената и надзор за прокурорами губерний. Министр
юстиции, стоявший во главе прокуратуры, в отличие от генералпрокуроров XVIII в., не только фактически, но и формально был членом
правительства, за которым никакого надзора не осуществлял. Еще Г.
Державин запретил прокурорам опротестовывать решения местных
государственных учреждений, следующие из предписаний министров.
1
Трофимов Н.И. История прокурорского надзора в России, надзора за соблюдением прав и свобод
военнослужащих // Военно-юридический журнал, 2009, №8, С.6
16
Таким образом, в XIX в. задачи и значение генерал-прокурора были резко
ограничены. Формально ничего не изменилось, поскольку надзор за
Сенатом сохранялся, но фактически, в связи с превращением Сената в
преимущественно
судебный
орган,
образованием
новых
высших
государственных органов (Комитета министров и Государственного
совета),
на
которые
надзорная
власть
генерал-прокурора
не
распространялась, министр юстиции потерял роль «ока государева»1.
На прокурора при суде полностью возлагалось осуществление
уголовного преследования. Прокурор возбуждал дело о преступлении,
разыскивал виновного, собирал доказательства, представлял дело перед
судом. После вынесения судом решения по делу прокурор надзирал за
правильностью такового, соблюдением публичных интересов и далее,
говоря современным языком, за законностью исполнения наказания. В то
же время прокуратура не осуществляла непосредственного надзора за
судами, не вмешивалась в судопроизводство, не могла повлиять на
назначение судей и т.д. Прокуроры были облечены значительными
процессуальными правами, которые тем не менее не позволяли им
«давить» на суд, навязывать ему свое мнение2.
Учитывая
роль
прокуратуры
в
жизни
государства
в
предреволюционный период, ее роль в подавлении революционного
движения, одним из первых декретов новой власти стал Декрет от 24
ноября 1917 г. «О суде», которым прокуратура была ликвидирована.
Надзор за соблюдением законов был возложен на Рабоче-крестьянские
инспекции,
Народный
комиссариат
юстиции
и
Всероссийскую
чрезвычайную комиссию, в части борьбы с контрреволюционным
движением.
К
1922
г.,
когда
обстановка
в
стране
начала
1
Ванькаев А.Н. Прокуратура России: исторический опыт и перспективы // История государства и права,
2007, №15, С.41.
2
Ванькаев А.Н. Прокуратура России: исторический опыт и перспективы // История государства и права,
2007, №15, С.41
17
стабилизироваться,
стала
очевидной
необходимость
объединения
надзорных полномочий в одних руках. Чиновники на местах зачастую
нарушали и не выполняли указания центра, начинались злоупотребления
властью. Были случаи столкновения интересов ВЧК и наркомата юстиции,
разного
толкования
ими
положений
декретов
и
понятия
«социалистическая законность». К марту 1922 г. был подготовлен проект
декрета «О прокуратуре РСФСР». На 3-й сессии ВЦИК 12 мая 1922 г.
указанный проект был вынесен на обсуждение. Среди сторонников
создания централизованной системы прокуратуры были нарком юстиции
Н. Крыленко, председатель ВЦИК ВКП(б) М. Калинин. В мае 1922 г. было
принято
Положение
о
Государственной
прокуратуре
РСФСР,
централизованной системе, возглавил которую нарком юстиции РСФСР Д.
Курский1.
Прокурор обязан был выполнять свою главнейшую задачу укрепление революционной законности - не только путем привлечения к
судебной ответственности нарушителей закона, но и путем авторитетного
и основанного на правильном понимании закона и распоряжений
центральной власти разъяснения посредством внесения представления в
адрес органов местной власти о допущенных ими нарушениях закона.
Прокурор отвечал за правильную постановку следственного дела и
дознания, а также обвинения в суде, наблюдал за всеми местами
заключения.
В 1936г. с принятием новой Конституции СССР статус прокуратуры
был впервые закреплен в Основном Законе государства. Согласно тексту
закона прокуратура Союза ССР осуществляла высший надзор за точным
исполнением законов в СССР, была независимой от органов местной
1
Ванькаев А.Н. Прокуратура России: исторический опыт и перспективы // История государства и права,
2007, №15, С.42.
18
власти, прокуроры республик Союза подчинялись непосредственно
прокурору СССР.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что прокуратура
переживала как этапы увеличения объема функций и полномочий,
укрепления своего правового статуса, так и этапы упадка, лишения
большинства полномочий и функций, превращения в придаток органов
исполнительной власти. Во время революционных и реакционных
преобразований
превращалась
прокуратура
в
орган
не
с
ее
нужный
надзорной
и,
более
функцией
того,
вообще
мешающий
государственному административному механизму.
На современном этапе развития государственная власть находится
только в начале пути ее укрепления, в стране не установлена диктатура
закона, чиновничий произвол находятся на высоком уровне, правовой
нигилизм как граждан, так и чиновников чрезмерно высок. При такой
ситуации, учитывая исторический опыт, прокуратура не может быть
органом исполнительной власти, ее нельзя ограничивать в функциях и
полномочиях. Более того, некоторые из них должны быть расширены.
Необходимо отметить, что расширение прокурорского надзора, в том
числе за судопроизводством, - важное и необходимое правовое явление,
позволяющее пресечь нарушения закона и обеспечить становление
здорового гражданского общества и правового государства.
1.2. Правовые основы организации деятельности прокуратуры в
сфере уголовного судопроизводства
Прокуратура
является
неотъемлемым
механизмом
российской
государственности и не может оставаться в стороне от изменений,
происходящих в стране. Определяя концепцию развития прокуратуры на
современном этапе, следует учитывать роль прокуратуры в правовом
19
демократическом государстве, а также тот факт, что ее развитие должно
осуществляться в соответствии с потребностями общества и государства.
Российская прокуратура - орган уникальный, и ее уникальность была
предопределена уже с момента создания прокуратуры, она изначально
была
многофункциональной.
Выступая
в
качестве
независимого
конституционного института, прокуратура обеспечивает реализацию
конституционных положений путем действенного прокурорского надзора
по защите прав и свобод граждан. Прокуроры обеспечивают исполнение
воли законодателя во всех сферах общественной и государственной
жизни, являются активными участниками нормативного обеспечения
законности, правопорядка и правовой дисциплины.
Закон о прокуратуре не только закрепляет новое правозащитную
функцию прокуратуры, но и определяет иные приоритеты прокурорского
надзора, присущие современному этапу формирования институтов
правового демократического государства.
Одним из важных элементов статуса современной российской
прокуратуры и прокурорских работников являются полномочия. В статьях
22, 27, 30, 33 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре
Российской Федерации» регулируются надзорные полномочия прокурора.
Однако их описание носит поверхностный характер. Статья 30 указанного
закона вообще носит отсылочный характер: в ней закреплено, что
полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами,
осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и
предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным
законодательством и другими федеральными законами. Полномочия
прокурора при участии в рассмотрении дел судами регулируются
Арбитражным процессуальным кодексом РФ 2002 года, Гражданским
процессуальным кодексом РФ 2002 года, Уголовно-процессуальным
кодексом РФ 2001 года. При этом нормы разд. IV Федерального закона от
20
17.01.1992
№
2202-1
«О
прокуратуре
Российской
Федерации»,
посвященные регулированию данной сферы прокурорской деятельности,
до
сих
пор
не
приведены
в
соответствие
с
процессуальным
законодательством. Механизм и проблемы реализации полномочий, как
правило, отражаются в правовых актах (приказах, указаниях, инструкциях)
Генерального прокурора РФ.
Проанализировав положения действующего законодательства, можно
отметить, что важное место в деятельности прокуроров занимает
надзорная деятельность. В современной России круг поднадзорных
прокуратуре органов и должностных лиц достаточно широк. Это
федеральные
исполнительные
законодательные
органы
(представительные)
и
государственной
власти,
исполнительные
органы
государственной власти субъектов Российской Федерации, органы
местного самоуправления, органы военного управления, органы контроля,
их должностные лица, субъекты осуществления общественного контроля
за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и
содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания,
органы управления и руководители коммерческих и некоммерческих
организаций.
Кроме того, согласно ч. 3 ст. 24 Федерального закона от 17.01.1992 №
2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральный прокурор
РФ
обязан
информировать
Президента
РФ
о
противоречащих
Конституции РФ и федеральным законам постановлениях Правительства
РФ. Это предполагает и обязанность Генерального прокурора РФ выявлять
такие правовые акты Правительства РФ посредством проверки всех
принимаемых
Правительством
соответствия
Конституции
РФ постановлений на
РФ
и
федеральным
предмет их
законам.
Меры
прокурорского реагирования в отношении граждан связаны с правом
прокурора возбуждать в отношении лиц, совершивших административные
21
правонарушения, производство об административном правонарушении.
Статья 21 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О
прокуратуре Российской Федерации» обозначает предмет общего надзора
и тем самым определяет задачи, стоящие перед прокурором в этой сфере
деятельности. По сравнению с ранее действовавшим законодательством
(советского периода) Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О
прокуратуре Российской Федерации» сузил пределы надзора, определив,
что общенадзорные проверки производятся только по сигналам о
нарушениях законов (ранее предусматривалась возможность проведения
плановых проверок) . Между тем в литературе высказывается мнение о
том, что надзор за законностью правовых актов должен осуществляться
регулярно и независимо от поступления информации о нарушении
закона1.
Следует отметить, что прокурорский надзор тесно связан с системным
анализом законодательства. При осуществлении надзора за соблюдением
законов, регулирующих практически все сферы общественных отношений,
прокуратура как никакой иной государственный орган на основе
правоприменительной практики видит объективную картину состояния
правовой базы Российской Федерации, в том числе противоречивость и
другие недостатки действующих законов, поскольку сталкивается с ними
непосредственно. В результате проводимого прокуратурой мониторинга
действующего
выявляются
законодательства
пробелы
в
и
правоприменительной
регулировании
общественных
практики
отношений,
обращается внимание законодателя и иных субъектов нормотворчества на
необходимость внесения в правовые нормы изменений, обеспечивающих
действенную защиту прав и свобод граждан. На сегодняшний день 78
прокуратур наделены Уставами (Конституциями) субъектов Федерации
1
Бывальцева С.Г. Современная концепция развития российской прокуратуры//Бизнес, Менеджмент и Право,
2013, № 2.
22
правом законодательной инициативы, которое широко используется. В
первом полугодии 2013 года с использованием права законодательной
инициативы разработано 172 законопроекта, из них 113 принято,
остальные находятся в стадии рассмотрения1. По данным органов
прокуратуры, в первом полугодии 2013 года в прокуратуры субъектов
Федерации
из
законодательных
и
исполнительных
органов
государственной власти на рассмотрение поступило более 25 тыс.
проектов нормативных правовых актов. На них подготовлено более 4 тыс.
отрицательных заключений. Важное значение в современных условиях
приобретает возможность прокуроров активно влиять на нормотворческие
процессы органов местного самоуправления, участвовать в проведении
антикоррупционной
экспертизы
муниципальных
правовых
актов.
Используя весь спектр предоставленных законом полномочий, органы
прокуратуры
способствуют
формированию
единого
правового
пространства, обеспечению соответствия принимаемых правовых актов
Конституции РФ, федеральным законам, защите прав и свобод человека и
гражданина.
Помимо функции надзора за принятием и реализацией нормативных
правовых актов, в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре
Российской Федерации» предусмотрено в качестве предмета надзора за
исполнением
законов
органами,
осуществляющими
дознание
и
предварительное следствие, соблюдение прав и свобод человека и
гражданина.
Прокурорско-надзорная деятельность тесно связана с
направлениями
деятельности
прокуратуры.
Так,
она
иными
способствует
полноценной реализации функции участия прокуроров в правотворческой
деятельности. Прокурорский надзор за деятельностью законодательных
1
Манакова С.Г., Петрова Л.И. Реализация конституционных установлений органами прокуратуры в
правотворческой деятельности//Законность, 2013, № 12.
23
(представительных)
органов
государственной
власти
субъектов
Российской Федерации позволяет в значительной мере предупреждать
принятие данными органами законов, противоречащих Конституции РФ и
федеральным законам. Более того, несмотря на то, что на федеральном
законодательном уровне для прокуроров не предусмотрено право
законодательной инициативы, во многих конституциях и уставах
субъектов Федерации для региональных прокуроров предусматривается
право законодательной инициативы на региональном уровне. Это
позволяет прокурорам субъектов РФ не только противостоять принятию
законодательными
органами
неконституционных
законов,
законотворческом
процессе,
субъекта
но
и
Российской
активно
вносить
в
Федерации
участвовать
в
законодательные
(представительные) органы своего субъекта, предлагать поправки к уже
принятым законам. Российские прокуроры всех уровней традиционно
принимали
активное
участие
в
правотворческой
деятельности,
способствуя тем самым совершенствованию федерального, субъектного и
муниципального законодательства. В настоящее время обязанность
прокурора участвовать в правотворческой деятельности законодательно
закреплена в ст.ст. 1, 9
ФЗ «О прокуратуре», что подчеркивает роль
прокуратуры в совершенствовании законодательства — фундамента
правового государства.
Участвуя в правотворческой деятельности, прокуроры одновременно
реализуют возложенную на них функцию правозащиты, обеспечивают
верховенство
законов.
Принятие
всеми
представительными
и
исполнительными органами нормативно-правовых актов в строгом
соответствии с Конституцией Российской Федерации и законами, а
именно на это направлена правотворческая деятельность прокурора,
предупреждает нарушения прав и свобод граждан, законных интересов
юридических
лиц,
способствует
повышению
авторитета
органов
24
представительной
и
исполнительной
власти,
что
положительно
сказывается на укреплении законности и правопорядка.
Прокуроры повседневно, постоянно работая с законодательными,
иными нормативными актами, осуществляя надзор за исполнением
законов, участвуя в расследовании уголовных дел и в рассмотрении в
судах уголовных и гражданских дел, рассматривая жалобы и заявления
граждан,
анализируя
исполнения
причины
правовых
неисполнения
предписаний,
или
совершая
ненадлежащего
многие
другие
предусмотренные законом действия, нередко встречаются с фактами
несовершенства
отдельных
законодательных,
иных
актов,
несоответствием их нормативным актам более высокой юридической
силы, с противоречивостью правовых предписаний, содержащихся в
различных нормативных актах, с пробелами в правовом регулировании и
даже
разного
рода
грамматическими
погрешностями,
нередко
искажающими смысл правовых предписаний. Особенно часто с такими
фактами
прокуроры
прокурорского
встречаются
надзора
в
за
процессе
осуществления
законностью
актов,
принимаемых (издаваемых) органами представительной (законодательной) и исполнительной власти субъектов РФ, а также местного самоуправления. Уже это обстоятельство обязывает прокуроров держать названный участок деятельности
в поле
зрения
и
систематически
проводить проверки законности актов.
Прокуроры в одном случав принимают меры к отмене незаконных
актов или их отдельных предписаний либо к приведению их в
соответствие с законом, внося протесты или обращаясь с заявлениями в
суды; в другом случае вносят в законодательные (представительные)
органы и в органы, обладающие правом законодательной инициативы,
предложения об изменении, дополнении, отмене или принятии законов и
иных нормативных актов.
25
На
данном
участке
прокурорской
деятельности
традиционно
выявляется множество пробелов и противоречий в законодательстве,
несовершенство
отдельных
законодательных
норм,
потребность
в
принятии новых нормативных правовых актов. Большое внимание
уделяется проверке региональных законодательных актов на предмет их
соответствия Конституции РФ и федеральным законам. Реализация данной
функции
усложняется
в
условиях
современного
интенсивного
законотворческого процесса как на федеральном, так и на региональном
уровнях, развитой структуры органов государственной и муниципальной
власти. Повышенную актуальность в этом смысле представляют нормы
бюджетного, налогового, социального, трудового, природоохранного
законодательства.
Так, 29.09.2016 В прокуратуре Орловской области
состоялось
очередное заседание коллегии прокуратуры Орловской области, на
котором обсуждены вопросы организации органами прокуратуры области
правотворческой деятельности и взаимодействия с законодательным
(представительным), исполнительным органами государственной власти
области и органами местного самоуправления.
Прокуратурой области на системной основе ведется деятельность по
совершенствованию
предупреждения,
осуществляется
региональной
выявления
оперативный
и
правовой
пресечения
обмен
базы.
В
целях
нарушений
закона
информацией,
реализуются
различные формы сотрудничества с органами государственной власти
области, Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по
Орловской области, Ассоциацией «Совет муниципальных образований
Орловской
области»,
представителями
институтов
гражданского
общества.
Основными
причинами
нарушений
органов
местного
самоуправления в сфере муниципального нормотворчества являются
26
многочисленные изменения действующего законодательства, отсутствие
на
муниципальном
уровне
надлежащей
систематизации
принятых
нормативных правовых актов.
В рамках надзорной деятельности прокурорами изучено 2 164
проекта муниципальных нормативных правовых актов и предотвращено
принятие 28 незаконных актов. Прокурорами в органы местного
самоуправления
направлено
723
информационных
письма
и
представления в целях приведения муниципальной нормативной правовой
базы в соответствие с изменениями законодательства, подготовлен 81
проект правовых актов, направлено 33 модельных акта, по которым
принято 90 муниципальных актов. В планы нормотворческой работы
органов местного самоуправления включено 40 предложений прокуроров.
По инициативе прокуроров органы государственной власти и местного
самоуправления области приняли более 300 нормативных правовых актов,
в том числе 20 областных нормативных правовых актов.
Исполняющий обязанности прокурора Орловской области А.Н.
Хамошин обратил внимание на необходимость активизации работы в
сфере организации органами прокуратуры области правотворческой
деятельности и взаимодействия с законодательным (представительным),
исполнительным органами государственной власти области и органами
местного самоуправления.
По итогам заседания коллегии участниками разработан комплекс
мер, направленных на повышение результативности работы на данном
направлении, определены конкретные исполнители1.
Активное
участие
прокуроры
принимают
в
разработке
и
совершенствовании законодательства о противодействии коррупции,
выработке методов борьбы с ней. Вовлеченность прокурорского надзора
практически во все сферы правового регулирования общественных
1
http://www.prokuratura-orel.ru/news
27
отношений, с одной стороны, требует от прокуроров глубокого знания
норм действующего законодательства, а с другой - дает возможность
иметь широкую осведомленность о реальном положении дел в сфере
соблюдения
Конституции
РФ
и
исполнения
законов,
выявлять
потребности правовой регламентации общественных отношений.
В соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О
противодействии коррупции» на прокуратуру возложена координация
деятельности правоохранительных органов по борьбе с коррупцией, что
расширяет координационные полномочия прокуроров, предусмотренные
ст. 8 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре
Российской Федерации»28. В указанной статье 8 Закона речь идет о
координации деятельности органов внутренних дел, органов федеральной
службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических
средств и психотропных веществ, органов таможенной службы и других
правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Как уже
отмечалось, понятие коррупции включает в себя не только совершение
преступлений,
но
и
иных
правонарушений
коррупционной
направленности. В целях обеспечения этой координации прокурор
созывает координационные совещания, организует рабочие группы,
истребует
статистическую
и
другую
необходимую
информацию,
осуществляет иные полномочия в соответствии с Положением о
координации деятельности по борьбе с преступностью, утвержденным
Указом Президента Российской Федерации от 18.04.1996 № 567, где
определены
основные
направления
и
формы
координационной
деятельности, порядок проведения координационных совещаний, вопросы
взаимодействия с судами и органами юстиции. Важным направлением
работы Генеральной прокуратуры Российской Федерации является
информирование один раз в полгода Совета при Президенте Российской
Федерации по противодействию коррупции о результатах работы органов
28
внутренних дел Российской Федерации, органов федеральной службы
безопасности и других правоохранительных органов по борьбе с
коррупционными преступлениями. Значительная часть коррупционных
правонарушений связанна с нецелевым расходованием бюджетных
средств, в связи с этим значимую роль в противодействии коррупции
играет
Счетная
палата
Российской
Федерации.
Указом Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 460
утверждена
Национальная
Обязательным
условием
стратегия
успешной
противодействия
коррупции.
правоприменительной
практики
является определение уполномоченных органов власти и структурных
подразделений
и
распределение
между
ними
полномочий
и
ответственности. Итак, Федеральным законом «О противодействии
коррупции» установлена следующая система распределения полномочий и
ответственности: В целях обеспечения координации деятельности органов
публичной власти по реализации государственной политики в области
противодействия
коррупции
по
решению
Президента
Российской
Федерации могут формироваться органы в составе представителей
федеральных органов государственной власти, органов государственной
власти субъектов Российской Федерации и иных лиц. Генеральный
прокурор Российской Федерации и
подчиненные ему прокуроры
координируют деятельность по борьбе с коррупцией органов внутренних
дел Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности,
таможенных
органов
Российской
Федерации
и
других
правоохранительных органов и реализуют иные полномочия в области
противодействия коррупции, установленные федеральными законами.
Органы прокуратуры осуществляют антикоррупционную экспертизу
нормативных правовых актов в соответствии с Федеральным законом от
17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе
нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых
29
актов»33. Соответствующие изменения в связи с принятием указанного
Федерального закона были внесены также в Федеральный закон «О
прокуратуре Российской Федерации»34. Выявленные в нормативных
правовых актах коррупциогенные факторы отражаются в требовании
прокурора об изменении нормативного правового акта или в обращении
прокурора
в
суд
законодательством
в
порядке,
Российской
предусмотренном
Федерации.
В
процессуальным
настоящее
время
Федеральным законом «Об антикоррупционной экспертизе нормативных
правовых актов и проектов нормативных правовых актов», а также статьей
9
Федерального
закона
«О
прокуратуре
Российской
Федерации»
прокурорам не предоставлено право проведения антикоррупционной
экспертизы проектов нормативных правовых актов. Вместе с тем,
прокурорами
субъектов
Российской
Федерации
осуществляется
антикоррупционная экспертиза проектов законов и иных нормативных
правовых
актов,
принимаемых
органами
законодательной
и
исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Аналогичную
работу
проводят
(муниципальном)
прокуроры
уровне,
городов
подготавливая
и
районов
на
местном
заключения
на
проекты
нормативных актов, разрабатываемые органами местного самоуправления.
Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 24 ноября
2008 г. № 243 «Об участии органов прокуратуры в законопроектной
работе законодательных (представительных) органов государственной
власти
субъектов
Российской
Федерации
и
органов
местного
самоуправления»35 предусмотрено проведение анализа законопроектов на
предмет наличия в них коррупциогенных факторов. Антикоррупционная
экспертиза проектов федеральных законов и иных нормативных правовых
актов является составной частью правовой экспертной работы, которую
осуществляет Генеральная прокуратура Российской Федерации. Предмет
прокурорского надзора очерчен широко. Это соблюдение Российской
30
Конституции и исполнение законов, соблюдение прав и свобод граждан
практически всеми институтами власти и общества (п. 1 ст. 21, п. 1 ст. 26
Закона о прокуратуре). И министр, и депутат областного парламента, и
владелец закусочной - почти все в нашей стране знают, что их
деятельность может стать объектом прокурорской проверки на предмет
исполнения законов в самых разных сферах. Отрасли законов, а также
виды прав и свобод граждан, исполнение и соблюдение которых является
предметом прокурорского надзора, законодатель не конкретизировал, и по
смыслу Закона прокуратура надзирает за исполнением всех законов и всех
прав и свобод граждан во всех правоотношениях. Широко определяя
предмет
прокурорского
надзора,
федеральное
законодательство
устанавливает его пределы. Например, "при осуществлении надзора за
исполнением
законов
органы
прокуратуры
не
подменяют
иные
государственные органы" (п. 2 ст. 21 Закона о прокуратуре). "Органы
прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных
лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод
человека и гражданина" (п. 2 ст. 26 Закона о прокуратуре). Из буквального
толкования этих норм следует, что надзорная функция прокуратуры
заканчивается там, где начинаются функции иных государственных
органов, и именно компетенция каждого осуществляющего надзор
(контроль) за исполнением законов государственного органа определяет
границы
компетенции
прокуратуры.
Несмотря на важную роль надзорной функции прокуратуры, ее правовому
регулированию уделяется незаслуженно малое внимание. В частности, в
главе 1 Закона о прокуратуре в статьях, посвященных актам реагирования,
не даны определения, раскрывающие суть каждого из актов реагирования,
и не даны характеристики их содержания, как это сделано, например, для
искового заявления в ГПК РФ, представления прокурора (жалобы
гражданина)
в
гражданском
и
уголовном
процессуальном
31
законодательстве.
процессуальным
Не
приведены
законодательством
в
соответствие
статьи
с
Закона
действующим
о
прокуратуре,
регулирующие право обращения прокурора в суд в защиту прав и свобод
человека и гражданина по результатам надзорной деятельности, что, в
свою очередь, вызывает проблемы правоприменения1.
Очевидно,
что
законодательное
обеспечение
деятельности
прокуратуры нуждается в совершенствовании на четко обозначенной
концептуальной основе. В связи с этим в первую очередь необходимо
определить место и роль прокуратуры в системе государственных органов,
а также обозначить ее основные функции на конституционном уровне.
Кроме того, что это положит конец дискуссиям об отнесении прокуратуры
к какой-либо из ветвей власти, определение статуса прокуратуры в
Основном Законе страны обеспечит стабильность и повысит в конечном
итоге эффективность ее деятельности.
Необходимо
дальнейшее
регулирующего
деятельность
противоречий,
конкретизация
возложенными
на
нее
совершенствование
прокуратуры,
ее
устранение
полномочий
функциями,
законодательства,
в
имеющихся
соответствии
определение
с
приоритетных
направлений надзорной деятельности.
Безусловно, реформирование прокуратуры нужно осуществлять с
учетом объективных потребностей российского общества и состояния
законности в стране, первоочередных задач, стоящих перед государством.
Вместе с тем, несмотря на то, что прокуратура традиционно была
многофункциональным органом, следует избегать возложения на нее
обязанностей, присущих иным органам, и напротив, предоставить ей
полномочия,
необходимые
для
достижения
целей
обеспечения
верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и
1
Бывальцева С.Г. Современная концепция развития российской прокуратуры//Бизнес, Менеджмент и Право,
2013, № 2.
32
свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов
общества и государства.
33
Глава 2. Особенности участия прокурора в уголовном
судопроизводстве
2.1. Особенности участия прокурора в предварительном
слушании
Одна из наиболее сложных проблем реализации прокурором
уголовно-процессуальной функции по поддержанию государственного
обвинения, на наш взгляд, - недостаточная ясность его процессуального
статуса в стадии подготовки дела к судебному заседанию, что связано с
наличием
очевидных
противоречий
законодательства.
Так, участие государственного обвинителя на рассматриваемом этапе
судебного
производства
не
является
обязательным,
поскольку
в
соответствии с ч. 4 ст. 234 УПК его неявка не препятствует проведению
предварительного слушания. Вместе с тем законодатель наделяет
прокурора полномочиями, реализация которых предполагает обратное:
опровержение доводов защиты о недопустимости доказательств (ч. 4 ст.
235 УПК); изменение обвинения либо отказ от него (ч. 5 ст. 236 УПК).
Кроме того, принимая во внимание тот факт, что положения гл. 33, 35 и 36
УПК распространяются на процедуру предварительного слушания,
государственный
обвинитель
обладает
всеми
правами
участника
состязательного судебного разбирательства: заявлять ходатайства и
отводы;
делать
заявления,
подлежащие
занесению
в
протокол;
высказывать свое мнение по всем возникающим в ходе судебного
заседания
вопросам.
Полагаем, что все названные полномочия связаны с реализацией функции
поддержания
государственного
обвинения,
о
чем
неоднократно
упоминалось в специальной литературе1, однако четкой позиции
1
Крюков В.Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты
деятельности прокурора: Монография. Курск, 2010. 412 с.; Лазарева В.А Долгожданные изменения в статусе
прокурора (Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ) // Уголовное судопроизводство. 2011. N 3.
С. 2 - 5.
34
законодателя по этому вопросу так и не было сформулировано. Приведем
некоторые аргументы в пользу выдвинутого тезиса.
Во-первых, в случае заявления ходатайства о недопустимости
доказательств именно на государственном обвинителе лежит обязанность
представления суду аргументов, опровергающих либо подтверждающих
незаконность их получения. Заметим, что в рассматриваемом случае
законодатель
допускает
процедуру
исследования
доказательств
в
судебном заседании, которые могут быть представлены как стороной
обвинения, так и стороной защиты: допрос в качестве свидетелей любых
лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах производства
следственных действий; оглашение и приобщение к уголовному делу
документов, указанных в ходатайстве (ч. 3 ст. 235 УПК). Например, по
уголовному делу в отношении Р. в ходе предварительного слушания
обвиняемая заявила ходатайство о признании протокола ее допроса в
качестве
подозреваемой
от
11
февраля
2009
г.
недопустимым
доказательством, так как допрос произведен в ночное время сотрудником
ФСБ, хотя уголовное дело о преступлении, предусмотренном ст. 228 УК
РФ, не отнесено к подследственности органов ФСБ. Ходатайство было
поддержано защитником. Прокурор П. выступил против удовлетворения
ходатайства Р., указав, что требования уголовно-процессуального закона
были соблюдены, что может быть установлено судом посредством
допросов в качестве свидетелей следователей Б. и О. В ходе судебного
заседания было установлено, что допрос Р. в качестве подозреваемой
производился 11 февраля 2009 г. с 21 час. 10 мин. до 23 час. 5 мин. в
служебном кабинете УФСБ России по Пермскому краю следователем С. с
участием адвоката О. Она была задержана в порядке ст. 91 УПК 11
февраля 2009 г. в 20 час. 5 мин. Уголовное дело возбуждено 28 января
2009 г. следователем УФСБ России по Республике Саха (Якутия) и
находилось в производстве УФСБ России по Республике Саха (Якутия). В
35
состав следственной группы входил следователь С. Согласно ч. 2 ст. 46
УПК подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 час. с момента
задержания. Это требование закона следователь С. выполнил, начав
допрос подозреваемой Р. в 21 час. 10 мин. и окончив его в 23 час. 5 мин.
Ни Р., ни ее адвокат не заявили ходатайств об отложении или
приостановлении допроса. Уголовное дело возбуждено УФСБ России по
Республике Саха (Якутия) и находилось в производстве УФСБ России по
Республике Саха (Якутия) на основании УПК при производстве
первичных неотложных следственных действий, а затем передано по
подследственности. Суд в удовлетворении ходатайства обвиняемой Р.
отказал1.
Во-вторых, в ходе предварительного слушания государственный
обвинитель обладает правом изменения обвинения в сторону смягчения и
отказа от него, что может стать следствием, в частности, исключения
доказательств, признанных судом недопустимыми. Приведем примеры.
Так, по уголовному делу в отношении Х., обвиняемого в совершении
преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 158 УК, в ходе
предварительного слушания государственный обвинитель обвинение
изменил, переквалифицировав действия Х. по обоим эпизодам на ч. 1 ст.
158 УК. Изменение обвинения прокурор мотивировал следующим
образом. Как следует из материалов уголовного дела и обвинительного
заключения, тайное хищение имущества, принадлежащего ООО "Н", в
каждом случае совершено из витрины, находящейся в торговом зале
магазина, открытом для посещения гражданами, предназначенной не для
постоянного или временного хранения материальных ценностей, а для их
демонстрации. Возражений со стороны защиты и от потерпевшего не
поступало. Суд счел изменение обвинения законным и обоснованным и в
силу ч. 5 ст. 236 УПК принял позицию государственного обвинителя о
1
http://proksakha.ru/
36
переквалификации действий Х. по каждому эпизоду на ч. 1 ст. 158 УК,
вынес постановление о направлении уголовного дела по подсудности по
итогам
предварительного
слушания.
Аналогичная ситуация сложилась в ходе предварительного слушания по
делу И., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч.
3 ст. 159 УК. Государственный обвинитель отказался от части
предъявленного обвинения, указав, что квалифицирующего признака
мошенничества (совершенное лицом с использованием своего служебного
положения) нет, поскольку из предъявленного обвинения следует, что
копия поддельного диплома была представлена обвиняемым до того
момента, когда на него были возложены обязанности по проверке
документов об образовании, квалификации, наличии ученых степеней,
государственных
и
отраслевых
наград.
Прокурор
квалифицировал
действия И. по ч. 1 ст. 159 УК, указав, что дело подлежит направлению по
подсудности мировому судье. От обвиняемого и защитника, а также
представителя потерпевшего возражений не поступило. Суд согласился с
мнением государственного обвинителя об отсутствии в действиях И.
квалифицирующего
признака
мошенничества,
прекратил
уголовное
преследование И. в указанной государственным обвинителем части на
основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК и направил дело по подсудности мировому
судье1.
Во всех случаях в соответствии с положениями ч. 1 ст. 239 УПК и ч.
7 ст. 246 УПК отказ от обвинения повлечет за собой прекращение
уголовного дела или уголовного преследования, а изменение объема
обвинения
трансформирует
пределы
предстоящего
судебного
разбирательства. Необходимо, на наш взгляд, учитывать тот факт, что
внутреннее
назначенного
1
убеждение
должностного
государственным
лица
обвинителем,
органа
в
прокуратуры,
законности
и
http://www.chel-oblsud.ru/
37
обоснованности предъявленного лицу обвинения играет доминирующую
роль при принятии им решения об отказе от обвинения в ходе
предварительного слушания. Отметим, что взаимосвязь досудебного и
судебного уголовного преследования совершенно четко прослеживается в
положениях п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012
г. N 465 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного
судопроизводства", который предписывает государственному обвинителю
согласовывать свою процессуальную позицию с прокурором, поручившим
ему поддерживать государственное обвинение. В случае согласия
последнего с позицией обвинителя уведомляется прокурор, реализующий
функцию
уголовного
расследования.
При
преследования
несогласии
в
стадии
решается
-
предварительного
вопрос
о
замене
государственного обвинителя в порядке, предусмотренном ст. 246 УПК.
В-третьих,
активная
позиция
государственного
обвинителя
предполагается и при рассмотрении судом вопросов о приостановлении
или прекращении производства по уголовному делу, а также о
возвращении его прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК.
Приостановление и прекращение уголовного дела, инициатором которого
не
является
сам
государственный
обвинитель,
предполагает,
что
реализация им соответствующей уголовно-процессуальной функции
становится
невозможной.
В
связи
с
этим
его
несогласие
с
соответствующим решением суда может выражаться в обжаловании
постановлений о приостановлении или прекращении производства по
уголовному
делу
(ч.
7
ст.
236
УПК).
В ходе предварительного слушания могут выясниться обстоятельства,
указывающие на наличие нарушений уголовно-процессуального закона,
допущенных
в
ходе
досудебного
уголовного
преследования
и
препятствующих рассмотрению дела по существу в стадии судебного
разбирательства.
К
числу
таковых
законодатель
относит:
38
-
нарушение
уголовно-процессуального
закона,
допущенное
при
составлении обвинительного заключения (обвинительного акта), если оно
исключает постановление приговора или принятие иного судебного
решения;
-
невручение
обвиняемому
копии
обвинительного
заключения
(обвинительного
-
необходимость
акта);
составления
обвинительного
заключения
(обвинительного акта) по уголовному делу, направленному в суд с
постановлением о применении принудительной меры медицинского
характера;
- наличие оснований для соединения уголовных дел, предусмотренных ст.
153
УПК;
- неразъяснение обвиняемому при ознакомлении с материалами дела прав,
предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК.
Кроме того, при наличии обстоятельств, исключающих производство
дознания в сокращенной форме, а также при поступлении возражений
сторон против применения особого порядка судебного разбирательства в
случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 226.9 УПК, уголовное дело также
возвращается
прокурору
для
передачи
по
подследственности
и
производства дознания в общем порядке (ч. 1.1 ст. 237 УПК).
Во всех перечисленных случаях право заявления ходатайства о
возвращении уголовного дела прокурору принадлежит сторонам (ч. 1 ст.
237 УПК), т.е. соответствующее решение суда может быть инициировано
в том числе и государственным обвинителем, который, на наш взгляд, в
равной мере со стороной защиты заинтересован в устранении нарушений
закона, поскольку от этого зависит возможность дальнейшей реализации
функции уголовного преследования в судебном разбирательстве.
Таким образом, в ходе предварительного слушания прокурор
обладает статусом обвинителя и наделяется полномочиями по реализации
39
соответствующей уголовно-процессуальной функции. В связи с этим
считаем
1)
целесообразным:
законодательно
обозначить
статус
прокурора
именно
как
государственного обвинителя посредством замены в ч. 4 ст. 235, ч. 5 ст.
236, ч. 1 ст. 239 слова "прокурор" словами "государственный обвинитель";
2) признать участие государственного обвинителя в предварительном
слушании уголовного дела обязательным, изложив ч. 4 ст. 234 УПК в
следующей
редакции:
"Участие
государственного
обвинителя
в
предварительном слушании уголовного дела является обязательным.
Неявка других своевременно извещенных участников производства по
уголовному
делу
не
препятствует
проведению
предварительного
слушания".
2.2. Подготовка прокурора к участию в рассмотрении уголовного дела
в
суде,
в
том
числе
в
подготовительной
части
судебного
построение
правового
разбирательства
Российская
Федерация,
взяв
курс
на
государства, установила одним из приоритетных направлений своей
государственной деятельности признание, соблюдение и защиту прав и
свобод человека и гражданина, в соответствии со статьей 2 Конституции
Российской Федерации. Ведущая роль в сфере обеспечения верховенства
закона, защиты прав и свобод человека и гражданина, борьбы с
преступностью и уголовного преследования в Российской Федерации по
праву принадлежит органам прокуратуры.
В настоящее время все закрепленные в международно-правовых
документах принципы и стандарты деятельности прокурора являются
составной и неотъемлемой частью единого национального правового
механизма обеспечения верховенства закона и фундаментальных прав и
40
свобод человека и гражданина, о которых говорится прежде всего во
Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о
гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и
основных свобод и других международных документах.
Точное и неуклонное выполнение этой основополагающей идеи
Конституции Российской Федерации особенно важно в сфере уголовного
судопроизводства,
обвиняемого,
где
конституционные
потерпевшего
и
других
права
подозреваемого,
участников
уголовного
судопроизводства ограничиваются в наибольшей степени. Неслучайно
назначение уголовного судопроизводства состоит в защите прав и
законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а
также в защите личности от незаконного, необоснованного осуждения,
обвинения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации1.
Российское уголовное судопроизводство осуществляется на основе
состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ). Полная реализация принципа
состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве
неизбежно ведет к возрастанию ответственности прокурора за выполнение
обязанности доказывать предъявленное подсудимому обвинение, за
обеспечение его законности и обоснованности. Выступающий на стороне
обвинения
существенно
прокурор
обладает
отличается
от
процессуальным
процессуального
статусом,
положения
который
других
представителей стороны обвинения. Так как на него закон возложена
обязанность по одновременному осуществлению функции уголовного
преследования и обеспечении законности в суде.
В частности, согласно п. «а» ч. 3 ст. 2 Международного пакта о
гражданских и политических правах 1966 г. каждое участвующее
1
Быкова Е.В., Парфенова М.В. Современные задачи российской прокуратуры//Российская юстиция, 2013, №
11.
41
государство обязуется обеспечить любому лицу, права и свободы которого
нарушены, эффективное средство правовой защиты1. В Рекомендации № R
(85) 11, принятой 28 июня 1985 г. Комитетом Министров Совета Европы и
адресованной государствам - членам этого сообщества, указано, что
основными
функциями
уголовного
правосудия
должны
быть
удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего2.
Следует отметить, что на стадии подготовки к судебному заседанию
речь еще не идет о поддержании полномасштабного государственного
обвинения, а в большей степени прокурор - государственный обвинитель
обеспечивает законность и обоснованность обвинения, в нормативном
регулировании
наглядно
института
проведения
прослеживается
его
предварительного
правовой
статус
слушания
государственного
обвинителя. Так, в отдельных нормах главы 34 УПК РФ непосредственно
указывается,
что
прокурор
на
этой
стадии
осуществляет
свою
деятельность в порядке ст. 246 УПК РФ (ч. 1 ст. 239 УПК РФ).
Участие на стадии подготовки к судебному заседанию, особенно если
она
сопряжена
предполагает
с
производством
тщательное
предварительного
ознакомление
прокурора
с
слушания,
материалами
уголовного дела с целью выработки позиции, заявления соответствующих
ходатайств, отстаивания доказательств на предмет законности их
получения.
Таким
образом, поручение разным прокурорам участвовать в
предварительном слушании и в судебном разбирательстве означает
нерациональную организацию работы по поддержанию государственного
обвинения. В этом случае, если прокурором, участвующим в подготовке к
судебному заседанию (включая предварительное слушание), будет
назначенный по делу прокурор - государственный обвинитель, который
1
Международные акты о правах человека. 2-е изд., доп. М.: НОРМА, 2002. С. 53
Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М.:
Спарк, 1988. С. 114 - 116
2
42
впоследствии поддержит государственное обвинение на последующих
стадиях рассмотрения судом уголовного дела по существу.
На практике, к сожалению, повсеместно складывается ситуация, когда
поручение поддерживать государственное обвинение прокурор получает
накануне или даже в день судебного заседания. Так происходит под
воздействием не только субъективных факторов, но и объективных
причин, что не раз отмечалось в юридической литературе1.
Вместе с тем очевидно, что организация этой работы прокуроров, при
которой участвовать в подготовке к судебному заседанию (включая
предварительное
слушание)
и
непосредственно
в
судебном
разбирательстве по делу будет один и тот же прокурор - государственный
обвинитель, позволит улучшить качество поддержания обвинения в суде.
В то же время такой подход повышает мотивацию прокуроров,
назначенных
по
делу
государственными
обвинителями,
активнее
участвовать в подготовке дела к судебному заседанию.
В связи с этим недостаточно ясно и четко сформулированное в
Приказе
Генерального
государственных
прокурора
обвинителей
РФ
требование
заблаговременно,
о
назначении
которое
нельзя
охарактеризовать конкретным поручением. Полагаем, что более правильно
было бы обязать руководителей прокуратур назначать государственных
обвинителей одновременно с утверждением обвинительного заключения
или обвинительного акта.
В Приказах Генерального прокурора РФ от 02 июня 2011 г. № 162
«Об
организации
прокурорского
надзора
за
процессуальной
деятельностью органов предварительного следствия»2, от 27 ноября 2007
г. № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением
1
Настольная книга прокурора / Под ред. С.И. Герасимова. М., 2002. С. 660.
Приказ Генерального прокурора РФ от 02 июня 2011г. №162 «Об организации прокурорского надзора за
процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»//Законность, 2011, №11.
2
43
конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве»1, от 7
декабря 2007 г. № 195 «Об организации прокурорского надзора за
исполнением
законов,
соблюдением
прав
и
свобод
человека
и
гражданина»2 прокурорам предписано в полной мере использовать
имеющиеся полномочия с тем, чтобы на всех стадиях уголовного
судопроизводства обеспечить действенный надзор за соблюдением
гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан, своевременное
предупреждение,
выявление
и
безотлагательное
принятие
мер,
нарушенных
прав,
пресечение
привлечение
нарушений
направленных
к
на
законности,
восстановление
ответственности
виновных.
В
Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О
применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации»
подчеркивается,
что
в
случаях,
когда
существенное
нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся
препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном
разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение
самостоятельно, возвращает дело прокурору. При вынесении решения об
этом суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии
права
потерпевшего
на
доступ
к
правосудию
и
компенсацию
причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и
обоснованного приговора (п. 14)3.
Согласно Приказу Генерального прокурора РФ от 27 ноября 2007 г. №
189 необходимо уделять особое внимание не только правовому, но и
фактическому положению потерпевших на всех стадиях уголовного
судопроизводства, своевременно предупреждать нарушение их прав,
безотлагательно принимать меры по их восстановлению (п. п. 1.1 - 1.2).
1
Приказ Генерального прокурора РФ от 27 ноября 2007г.№189 «Об организации прокурорского надзора за
соблюдением конституционных прав граждан уголовном судопроизводстве»//Законность,2008,№2.
2
Приказ Генерального прокурора РФ от 7 декабря 2007г. №195 «Об организации прокурорского надзора за
исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина»// Законность, 2008, №3.
3
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. № 5
44
Выполнение прокурорскими работниками функции поддержания
государственного обвинения в суде по уголовным делам требуют
принятия
комплекса
различных
мер
организационного
характера,
направленных на оптимизацию этой деятельности. В первую очередь это
связано с решением задачи представления суду максимально возможного
объема достоверных, допустимых и достаточных доказательств, на основе
которых суд может постановить законный, обоснованный и справедливый
приговор. Взаимодействие государственного обвинителя с потерпевшими,
свидетелями
обвинения
при
подготовке
к
началу
судебного
разбирательства вызывает взаимоисключающие точки зрения. Есть
мнение, что его встречи и беседы с потерпевшим, свидетелями со стороны
обвинения носят противозаконный характер, по сути, представляют собой
«инструктаж» этих лиц прокурором о том, какие показания они должны
дать в рамках их допроса в судебном следствии. Определением Судебной
коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2007 г. №
74-о07-23 оставлено без изменения постановление судьи Верховного суда
Республики Саха (Якутия) об отводе государственного обвинителя Ф. Он,
участвуя в рассмотрении уголовного дела по обвинению 13 подсудимых в
нескольких преступлениях, по прибытии свидетелей А. и Э. в суд по
повестке до начала их допроса в судебном заседании пригласил их к себе в
кабинет. Там дал им прочитать их показания, данные на предварительном
следствии, чтобы они вспомнили свои показания. Суд первой инстанции, а
также Верховный Суд РФ пришли к выводу, что по смыслу уголовнопроцессуального закона прокурор в ходе судебного разбирательства дела
не вправе совершать действия, не предусмотренные УПК, которые могут
поставить под сомнение его объективность как должностного лица,
уполномоченного в пределах его компетенции, установленной законом,
осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также
обеспечивать законность и обоснованность государственного обвинения.
45
Действия прокурора Ф. во время судебного разбирательства вызвали
сомнение в его объективности и беспристрастности, были расценены как
свидетельство его личной заинтересованности в исходе дела1.
Г.
Белова
обоснованно
отмечает
дискуссионность
вопроса
о
взаимодействии прокурора, назначенного государственным обвинителем,
с потерпевшими и свидетелями стороны обвинения при подготовке к
судебному разбирательству. Однако практика некоторых прокуратур
свидетельствует о том, что правильная организация работы, связанная с
подготовкой
указанных
разбирательству,
участников
предполагающая
процесса
безусловное
к
судебному
соблюдение
норм
уголовно-процессуального закона и этических норм, дает положительный
результат2.
По мнению С. Щемерова, на этапе подготовки к судебному заседанию
прокурор точно знает позиции потерпевшего и свидетелей обвинения, их
сильные и слабые стороны, он вправе общаться с ними до суда и
практически готовить к судебному процессу. При таком подходе к делу
государственный обвинитель максимально застрахован от каких-либо
неожиданностей в судебном разбирательстве3.
В. Миронов считает, что прокурор не вправе влиять на позицию
потерпевшего в ходе судебного заседания, однако он может встречаться с
потерпевшим вне судебного разбирательства4.
Т. Карабанова также подчеркивает, что государственный обвинитель
должен согласовывать линию своего поведения с потерпевшим и его
представителем.
Автор
высказывает
сожаление
о
том,
что
1
Исаенко В.Н. Досудебная подготовка потерпевших и свидетелей государственным
обвинителем//Законность, 2011, № 3.
2
Методика поддержания государственного обвинения: Пособие. М.: Академия Генеральной прокуратуры
Российской Федерации, 2010. С. 19
3
Щемеров С.А. Участие прокурора в стадии судебного разбирательства уголовного процесса: Автореф. дис.
... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 19
4
Миронов В.А. Полномочия прокурора и их реализация при производстве по уголовным делам в суде
первой инстанции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2008. С. 12
46
государственные обвинители недостаточно используют эту возможность1.
Заслуживает внимания мнение Е. Сидоренко - начальника управления
по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел
судами прокуратуры г. Санкт-Петербурга. Она пишет: «Поскольку
судопроизводство строится на основе состязательности сторон, каждая из
которых представляет свои доказательства, государственному обвинителю
не запрещено до судебного заседания беседовать со свидетелями
обвинения, чтобы выяснить, будут ли они давать показания, аналогичные
прежним, а если не будут, то почему. Он вправе с соблюдением
требований закона подготовить свидетеля к даче показаний публично
перед коллегией присяжных заседателей. При этом речь ни в коем случае
не может идти об оказании давления на свидетеля.
Вопрос о возможности общения государственного обвинителя с
потерпевшими и свидетелями по уголовному делу до вызова их в судебное
заседание вызывает споры между юристами с точки зрения законности
этих действий. Если прокурор при этом не совершает никаких
противоправных действий (запугивание свидетеля или потерпевшего, его
подкуп, введение в заблуждение с целью получить от него нужные
государственному обвинителю показания и т.д.), то такое общение не
только не противоречит закону, но в большинстве случаев является
необходимым.
Нередко потерпевшие и свидетели боятся приходить в судебное
заседание и давать показания. Общение государственного обвинителя с
потерпевшим или свидетелем в таком случае имеет целью выяснить
причины нежелания явиться в судебное заседание, по возможности
устранить эти причины и обеспечить явку в суд и допрос данного лица в
судебном заседании.
1
Карабанова Т.Н. Судебное следствие в уголовном процессе Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид.
наук. М., 2008. С. 45
47
Сам по себе вызов в судебное заседание человека, не связанного с
правоохранительными органами, вызывает зачастую нервозное состояние,
которое усугубляется еще и тем, что свидетелям приходится ждать иногда
довольно продолжительное время до начала допроса, ожидая вызова в зал
судебного заседания. Поэтому важное значение приобретает разъяснение
перед вызовом и допросом, каким образом все будет происходить в зале
судебного заседания»1.
В прокуратуре г. Санкт-Петербурга наработан также значительный
позитивный опыт досудебной подготовки потерпевших и свидетелей с
участием психолога в беседе между прокурором и названными лицами 2. В
прокуратуре Астраханской области также изучаются психологические
аспекты
участия
прокурора
в
судебных
процессах,
психолого-
юридические составляющие судебной речи государственного обвинителя3.
Л. Курочкина обоснованно указывает на следующее: «...Остается
неясным, как сторона обвинения может обеспечить явку участников
стороны обвинения после направления дела в суд, не зная о том, в какой
день, в какое время и в какой зал судебного заседания лицо должно
явиться, потому что эти вопросы решает только суд при назначении
судебного заседания. В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК о месте, дате и
времени судебного заседания стороны извещаются не менее чем за 5 суток
до его начала. Прокурору, извещенному о назначении судебного заседания
за 5 суток, указанного времени явно недостаточно, чтобы известить
потерпевшего в пределах того же срока и обеспечить его явку в судебное
1
Сидоренко Е.В. Подготовка государственным обвинителем свидетелей и потерпевших к участию в
рассмотрении уголовных дел судом присяжных // Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел
судами: Сб. материалов семинара по обмену опытом. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, 2011. С. 12-14
2
Бюллетень практики участия прокуроров в рассмотрении дел судами / Под ред. СП. Зайцева, Н.П. Дудина.
СПб.: Санкт-Петербургский юрид. ин-т (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, 2009. Вып. 1. С. 25
3
Талипов Д., Петров А. Использование знаний психологии и наглядности при поддержании
государственного обвинения// Законность, 2010, № 12. С. 23
48
заседание»1. Включение потерпевшего в число участников уголовного
судопроизводства со стороны обвинения само по себе предполагает
возможность его общения с государственным обвинителем как до, так и в
ходе судебного разбирательства с соблюдением процессуальных и
этических требований.
На практике достаточно распространены факты допросов в суде
свидетелей как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, которые
не были допрошены в досудебном производстве. Вполне естественно, что,
прежде чем заявлять суду ходатайство о допросе свидетеля, не
включенного в список, прилагаемый к обвинительному заключению,
прокурор обязан знать, что он может сообщить суду, а эти сведения он
может получить только в результате предварительной беседы с таким
свидетелем.
Адвокат Т. Живулина по этому поводу пишет: «Полагаю, что мы сами
- практикующие адвокаты можем и должны создавать практику работы по
поиску и подготовке свидетелей защиты. Кого-то, может быть, удивит и
шокирует выражение "подготовка свидетелей". Однако это не попытка
адвоката подстрекать свидетеля к даче заведомо ложных показаний - это
прямой путь к уголовной ответственности как для адвоката, так и для
свидетеля. Подготовка свидетеля предполагает работу по разъяснению
последнему некоторых аспектов его допроса... Если адвокат осторожен,
тактичен, не требует от свидетеля, чтобы он показывал в суде то, чему не
был очевидцем, тогда не стоит опасаться работы со свидетелем, а нужно
использовать такую возможность в целях получения показаний, выгодных
защите»2.
Ю. Кореневский и Г. Падва, излагая рекомендации об участии
защитника в допросе свидетеля, который, по имеющимся у него
1
2
Курочкина Л. Потерпевший и свидетель в уголовном судопроизводстве // Законность, 2009, № 3. С. 50
Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю. Львовой. М.: Юристъ, 2002. С. 101
49
сведениям,
может
подтвердить
какие-либо
обстоятельства,
свидетельствующие в пользу подзащитного, например, ссылку его на
алиби, пишут: «Разумеется, защитнику следует с осторожностью
относиться к заявлению ходатайств о допросе таких свидетелей, чтобы не
получить известного результата, когда свидетель не даст ожидаемых
показаний или даст показания, неблагоприятные для подзащитного. В этих
целях можно использовать предварительный опрос предполагаемого
свидетеля...»1.
Кроме того, в ходе досудебного производства по уголовным делам
ограничение конституционных прав участников уголовного процесса
(права на свободу и личную неприкосновенность, тайну телефонных и
иных
переговоров,
права
на
неприкосновенность
жилища,
права
собственности и других), как правило, осуществляется при применении
мер процессуального принуждения (задержания, мер пресечения, иных
мер процессуального принуждения), а также при производстве ряда
следственных действий (например, осмотра жилища, обыска или выемки в
жилище, контроля и записи телефонных и иных переговоров).
В целях недопущения произвольного ограничения прав участников
уголовного
судопроизводства
Конституция
РФ
и
Уголовно-
процессуальный кодекс РФ установили, что производство следственных и
иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права
человека и гражданина, допускается только на основании судебного
решения. Исключение составляет лишь задержание лица по подозрению в
совершении
преступления,
заключающееся
в
кратковременном
ограничении свободы и применяемое органом дознания, дознавателем,
следователем в случаях, предусмотренных законом, на срок не более 48
часов с момента фактического задержания. В судебной практике большую
1
Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-процессуальному
законодательству: Практ. пособие. М.: Юристъ, 2004. С. 104.
50
сложность вызывал вопрос о порядке избрания меры пресечения в виде
заключения под стражу при направлении уголовного дела в суд после
окончания предварительного расследования по причине отсутствия в
законе регламентации этой процедуры и исчисления срока содержания
обвиняемого под стражей в этот период. Частично ситуация изменилась
только после вмешательства Конституционного Суда РФ, который своим
Постановлением от 22 марта 2005 г. № 4-П установил, что единые для
всего уголовного судопроизводства нормативные основания применения в
качестве меры пресечения заключения под стражу могут сохраняться в
течение
всего
времени
производства
по
уголовному
делу,
и,
соответственно, переход от одной процессуальной стадии к другой не
влечет
автоматического
прекращения
действия
примененной
на
предыдущих стадиях меры пресечения. Следовательно, при передаче
прокурором уголовного дела в суд избранная в период предварительного
расследования мера пресечения не прекращает свое действие и может
продолжать применяться до истечения того срока, на который она была
установлена соответствующим судебным решением.
В связи с этим прокурор при утверждении обвинительного
заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд
обязан проверить, не истек ли установленный судом срок содержания
обвиняемого под стражей и достаточен ли он для того, чтобы судья имел
возможность принять решение о наличии или отсутствии оснований для
дальнейшего применения заключения под стражу на судебных стадиях
производства по делу. В противном случае прокурор обязан обратиться в
суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под
стражей. В настоящее время практика, как правило, идет по такому пути:
если по уголовному делу срок содержания под стражей заканчивается
менее чем через 25 - 30 дней после направления уголовного дела
прокурору,
то
следователь
или
дознаватель
ходатайствует
перед
51
соответствующим судом о продлении срока содержания под стражей на 25
- 30 суток с указанием предельного срока содержания обвиняемого под
стражей (теперь следует учесть дополнения в ст. 221 УПК РФ о
возможности изучения прокурором поступившего дела в течение 30
суток).
Закон до настоящего времени также нечетко регулирует порядок
продления срока содержания под стражей в случае возвращения судьей
уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения
судом, ограничиваясь следующей формулировкой: при возвращении
уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в
отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает срок
содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и
иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных ст. 109
УПК (ч. 3 ст. 237 УПК). Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от
29 октября 2009 г. попытался восполнить этот пробел в законе, указав, что
судья в этом случае, принимая решение о мере пресечения, должен указать
срок ее действия. При повторном поступлении уголовного дела в суд в
общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный ч. 2 ст. 255
УПК,
засчитывается
время
содержания
под
стражей
со
дня
первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его
прокурору (п. 23). Безусловно, в целях надлежащей реализации этих
указаний Пленума необходимо внести соответствующие изменения и
дополнения в УПК.
Не соответствует современному подходу и порядок решения вопроса
о мере пресечения при приостановлении производства по уголовному делу
в стадии назначения судебного заседания (ст. 238 УПК), во-первых, по
причине отсутствия положений о правилах исчисления срока содержания
обвиняемого под стражей в случаях: а) когда совершил побег обвиняемый,
содержащийся под стражей, и дело возвращается прокурору для
52
обеспечения розыска обвиняемого; б) когда скрылся обвиняемый, не
содержащийся под стражей, и судья избирает ему меру пресечения в виде
заключения под стражу, поручая прокурору обеспечить его розыск; вовторых, по причине противоречия между нормой, закрепленной в ч. 2 ст.
238 УПК, о возможности избрания меры пресечения в виде заключения
под стражу без обвиняемого по причине, если он скрылся и место
пребывания его неизвестно, и нормой, закрепленной в ч. 5 ст. 108 УПК,
предусматривающей единственное исключение для рассмотрения вопроса
об избрании заключения под стражу в отсутствие обвиняемого объявление его в международный розыск. Следует отметить, что основное
назначение уголовного процесса состоит в том, чтобы достигнуть
поставленной перед ним цели с наименьшим ограничением прав и свобод
человека. Поэтому содержание обвиняемого под стражей должно быть
настолько необходимым, насколько это не противоречит интересам
охраны личности и общественной безопасности. При этом необходимость
сохранения этой меры пресечения после окончания предварительного
расследования гарантируется точным соблюдением указанных в уголовнопроцессуальном законе условий, допускающих ее избрание и продление
сроков ее применения, порядка ее применения и продления, действенным
прокурорским надзором и судебным контролем за законностью и
обоснованностью ограничения конституционных прав обвиняемого.
При этом в Определении Военной коллегии Верховного Суда РФ от
11 февраля 2000 г. № 2-0109/99 по делу К. указано, что частный интерес
потерпевшего состоит в восстановлении всех его прав, нарушенных
преступлением. Потерпевший заинтересован в том, чтобы способствовать
раскрытию преступления, установлению истины по делу, изобличению
преступника и справедливому воздаянию за содеянное. Практическая
защита этого интереса потерпевшего может быть обеспечена только тогда,
когда он своевременно признан таковым, допущен к участию в
53
производстве по делу в пределах предоставленных ему ст. 42 УПК прав,
своевременно извещается о ходе и результатах расследования1.
Поэтому не лишено оснований мнение Уполномоченного по правам
человека в Российской Федерации о том, что «в настоящее время по
многим процессуальным позициям потерпевший поставлен в неравное
положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым и, таким
образом, рассматривается как второстепенный участник уголовного
процесса, что позволяет говорить о неполной реализации как принципа
равенства сторон в уголовном судопроизводстве, так и принципа
состязательности»2.
Изложенное
дополнительно
свидетельствует
о
необходимости
укрепления позиций прокурора в охране прав и законных интересов
потерпевших
от
преступлений,
обеспечении
прав
их
законных
представителей и представителей, наделенных теми же процессуальными
правами, что и представляемые ими лица.
В письме заместителя Генерального прокурора РФ от 11 сентября
2007 г. № 49-64532-07 указано, что требование прокурора, содержащее
сведения о нарушении прав граждан, гарантированных Конституцией РФ,
подлежит
незамедлительному
рассмотрению
руководителем
соответствующего органа следствия (дознания). В остальных случаях
прокурор должен быть извещен о принятом по его требованию решении в
сроки, установленные законодательством для разрешения жалоб и
ходатайств участников уголовного процесса, что следует из содержания
ст. 6 Закона о прокуратуре, установившей обязательность исполнения
требований прокурора в определенный им срок.
В п. 2.3 Приказа Генерального прокурора РФ от 27 ноября 2007 г. №
189 содержится предписание об обязательном проведении не реже одного
1
Определении Военной коллегии Верховного Суда РФ от 11 февраля 2000 г. № 2-0109/99
Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений: Специальный доклад Уполномоченного по правам
человека в Российской Федерации // Российская газета, 2008, 4 июня.
2
54
раза
в
полугодие
соблюдением
анализа
состояния
конституционных
прав
прокурорского
граждан
в
надзора
за
уголовном
судопроизводстве. При этом подлежат сопоставлению данные органов
прокуратуры,
судебного
департамента, отчеты
правоохранительных
органов, материалы Уполномоченного по правам человека в Российской
Федерации и правозащитных организаций, жалобы граждан, публикации в
средствах массовой информации и др. Изучение положения дел на этом
участке может быть включено в полугодовой план работы прокуратуры
или же в план координационной деятельности правоохранительных
органов с последующим рассмотрением результатов изучения и анализа на
одном
из
координационных
совещаний.
В
ходе
такого
анализа
целесообразно оценить и принципиальность прокурора в реагировании на
факты нарушений прав потерпевших по уголовным делам не только об
убийстве, но и о других насильственных преступлениях против жизни и
здоровья, его действия при необоснованном отклонении руководителем
следственного органа требований об устранении нарушений закона на
этом участке.
Предварительное изучение материалов уголовного дела позволяет
выработать обоснованную позицию по рассматриваемому вопросу и
изложить в судебном заседании избранную точку зрения, привести четкие
и убедительные аргументы, основанные на материалах дела, что в
конечном счете способствует принятию законного и обоснованного
судебного решения.
В связи с чем в юридической литературе существует точка зрения,
согласно которой позиция прокурора, которому в дальнейшем предстоит
выступать в качестве государственного обвинителя при рассмотрении
уголовного дела судом по вопросу об ограничении конституционных прав
участников уголовного судопроизводства, должна быть определяющей
при рассмотрении судом не только ходатайств следователя об избрании
55
меры пресечения (продлении срока содержания под стражей), но и о
производстве
следственных
ограничивающих
и
иных
конституционные
процессуальных
права
участников
действий,
уголовного
процесса. Именно на прокурора, что вполне справедливо, закон возлагает
обязанность по обоснованию направленного в суд ходатайства (ч. 6 ст. 108
УПК РФ), поэтому именно его мнение должно быть определяющим при
формировании позиции стороны обвинения (как это имеет место в
судебных стадиях уголовного судопроизводства)1.
Правоприменительная
практика
последних
лет
убедительно
свидетельствовала о необходимости внесения изменений и дополнений в
уголовно-процессуальное законодательство России, которые усилили бы
процессуальный статус прокурора, что позволило бы повысить гарантии
соблюдения прав участников уголовного судопроизводства. Принятие
Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ, усилившего
процессуальное положение прокурора в уголовном судопроизводстве,
стало результатом достаточно широкого обсуждения этого вопроса среди
юридической
общественности.
Признавая
необходимость
и
своевременность произошедших изменений, следует все же признать, что
они носят в определенной мере компромиссный характер. В силу этого
совершенствование
законодательной
регламентации
полномочий
прокурора по осуществлению надзора за соблюдением прав участников
уголовного судопроизводства необходимо.
Подготовка к судебному заседанию - это стадия уголовного
судопроизводства, где происходит закрепление пределов судебного
разбирательства, определяемых объемом и содержанием обвинения. При
этом непосредственно закрепление пределов судебного разбирательства
происходит путем принятия судом процессуального акта, именуемого
1
Буланова Н. Прокурорский надзор за соблюдением прав участников исполнительного судопроизводства:
состояние, проблемы, перспективы//Уголовное право, 2011, № 2.
56
постановлением о назначении судебного заседания, как это следует из
требования ч. 3 ст. 231 УПК РФ. Следовательно, до вынесения судьей
такого постановления возможность изменения обвинения как в ту, так и в
другую сторону не может быть исключена. Несомненно, прокурор государственный обвинитель, используя свое процессуальное положение
представителя государства по осуществлению уголовного преследования
на стадии судебного разбирательства уголовного дела, на исследуемой
стадии процесса должен исходить из положения, что проведение
предварительного слушания по делу и обязательное участие в нем
прокурора являются важной гарантией реализации назначения уголовного
судопроизводства.
Важность и значимость стадии подготовки к судебному заседанию
сложно переоценить. Однако роль прокурора, его активная позиция, на
наш взгляд, должны определяться в зависимости от конкретного вида
(варианта) предварительного слушания.
Полагаем, что профессор К.Ф. Гуценко обоснованно дифференцирует
предварительно слушание, исходя из особенностей его производства, на
виды (варианты). Они отражены в норме ч. 2 ст. 229 УПК РФ и
проявляются как: 1) предварительное слушание при наличии ходатайств
стороны об исключении доказательств (п. 1 ч. 2 ст. 229, ст. 235 и ч. 4 ст.
236 УПК РФ); 2) предварительное слушание при наличии основания для
возвращения дела прокурору (п. 2 ч. 2 ст. 229 и ст. 237 УПК РФ); 3)
предварительное слушание при наличии основания для приостановления
или прекращения уголовного дела (п. 3 ч. 2 ст. 229, ст. ст. 238, 239 УПК
РФ); 4) предварительное слушание для решения вопроса о рассмотрении
дела с участием присяжных заседателей (п. 5 ч. 2 ст. 229 и ст. 325 УПК
РФ)1. К этой группе надо добавить еще и проведение дополнительного
слушания
1
по
ходатайству
стороны
о
проведении
судебного
Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 446 - 454
57
разбирательства о тяжких и особо тяжких преступлениях в отсутствие
подсудимого.
Прокуроры - государственные обвинители, принимающие участие во
всех обозначенных видах (вариантах) предварительного слушания в
организационном плане, исходя из специфики целей и задач, решаемых в
каждом конкретном виде (варианте) предварительного слушания, обязаны
иметь основанную на глубоких знаниях материала дела, четкую позицию,
направленную
на
отстаивание
процессуального
интереса
государственного обвинителя.
2.3. Особенности участия прокурора в рассмотрении уголовного
дела в суде первой инстанции
На протяжении последних лет усилия прокуратуры Российской
Федерации были направлены в том числе на решение задач по
обеспечению верховенства закона, соблюдению конституционных прав
личности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а также
содействию суду в принятии законного, обоснованного и справедливого
приговора в судебных стадиях уголовного процесса.
Учитывая исторический опыт России, тип российского уголовного
процесса, систему и структуру органов предварительного расследования,
уровень профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных
органов и правовой грамотности населения, следует констатировать, что
надзорная деятельность прокурора в этом направлении всегда была
достаточно действенной.
В Российской Федерации в механизме обеспечения правосудия
важное место занимает подвижный как по горизонтали, так и по вертикали
статус прокурора - специального представителя государства в системе
судопроизводства.
Особенно
это
характерно
для
уголовного
58
судопроизводства. Поддержание государственного обвинения в судебном
разбирательстве
уголовных
дел
публичного
и
частно-публичного
обвинения - важнейшая часть возложенной на прокурора функции
уголовного
преследования
как
деятельности,
направленной
на
изобличение лица, совершившего преступление, и привлечение его к
ответственности.
Обязанность всемерно способствовать установлению фактических
обстоятельств уголовного дела с целью вынесения судом законного и
обоснованного
решения
выдвигает
повышенные
требования
к
поддержанию государственного обвинения. Оно должно осуществляться
только активным способом, что объясняется как публичными началами,
так и действием принципа состязательности сторон, не позволяющим суду
принимать на себя выполнение функции обвинения.
Организация
работы
по
обеспечению
участия
прокуроров
в
рассмотрении уголовных дел судами в прокуратуре области основывается
на Приказе Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об
участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».
Приоритетная задача деятельности прокуратуры по поддержанию
государственного
обвинения
конституционных
прав
Прокуратура
области
в
граждан
проводит
суде
в
-
надзор
уголовном
работу
по
за
соблюдением
судопроизводстве.
отслеживанию
фактов
необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности1.
В литературе сформирована научная позиция, что обвинение
представляет собой элемент уголовного преследования. Уголовное
преследование определяется как основная уголовно-процессуальная
функция.
Содержание
обвинительной
деятельности
представляет
собой
1
Дупак О.В. Организация работы по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел
судами//Законность, 2014, № 1.
59
сложную
системную
конструкцию,
куда
входят
деятельность
по
предъявлению, изменению, дополнению и доказыванию обвинения, а при
отсутствии оснований к формированию обвинительного тезиса - отказу от
обвинения. Эту деятельность в условиях состязательности осуществляет
конкретный
круг
субъектов
стороны
обвинения,
установленный
процессуальным законом.
Анализ
содержания
процессуального
кодекса
норм
главы
Российской
3
действующего
Федерации
Уголовно-
показывает,
что
уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в
публичном, частно-публичном и частном порядке. Они представляют
собой виды осуществления уголовного преследования, которые находят
свою реализацию, прежде всего, в суде первой инстанции. При этом их
основное разграничение проходит в зависимости от субъектов, ведущих
обвинение, а также содержания процессуального интереса.
Следует иметь в виду, что при рассмотрении в судах первой
инстанции дел публичного и частно-публичного обвинения уголовное
преследование протекает в форме государственного обвинения, а при
рассмотрении
дел
частного
обвинения
обвинение
поддерживается
потерпевшим, и эта деятельность не может по своей природе быть
государственной.
В юридической литературе в течение последних десятилетий
сформировано устойчивое мнение, что обвинение, протекая в форме
уголовного преследования, переходя из одной стадии в другую на этапе
предварительного расследования, в конечном счете реализуется на стадиях
судебного разбирательства, проходя, таким образом, два своих основных
этапа.
Н.Ю. Решетова и А.Г. Халиулин подчеркивают, что российское
законодательство предусматривает два относительно самостоятельных
этапа производства по уголовному делу, когда в досудебном производстве
60
формируется и формулируется обвинение, которое впоследствии станет
предметом судебного разбирательства и определит его пределы (ст. 252
УПК РФ)1.
Указанные обстоятельства и объясняют причину появления термина
«государственное обвинение» только на этапе производства уголовных
дел в суде первой инстанции. На предшествующих стадиях процесса
применение данного понятия не имеет ни теоретической, ни практической
необходимости. Вместе с тем, уголовно-процессуальный закон не
раскрывает понятия государственного обвинения, в связи с чем его
содержание и основные признаки определяются посредством анализа
статуса государственного обвинителя, а также основных научных
характеристик процессуального содержания уголовного преследования.
В этой связи государственное обвинение следует определять как
регламентированную Уголовно-процессуальным кодексом Российской
Федерации
уголовного
уголовно-процессуальную
преследования
лиц,
деятельность
совершивших
по
проведению
преступление,
осуществляемую государственным обвинителем в соответствии с его
процессуальным положением (статусом) посредством выдвижения и
последующего поддержания обвинения на всех стадиях производства
уголовного дела в суде первой инстанции, а при отсутствии к тому
оснований - высказывания заявления суду об отказе от обвинения,
руководствуясь при этом своим процессуальным интересом и осуществляя
эту деятельность под свою процессуальную ответственность.
Государственное
обвинение
в
уголовном
судопроизводстве
представляет собой сложный, многоэлементный по структуре своего
проявления этап уголовного преследования, реализуемый прокурором на
стадиях производства уголовных дел в суде первой инстанции, в случае
1
Решетова Н.Ю., Халиулин А.Г. Обеспечение законности и обоснованности государственного обвинения в
ходе досудебного разбирательства дела // Законность в Российской Федерации. М., 2008. С. 531
61
постановления им нового судебного решения, с помощью разнообразных
процессуальных
приемов
и
способов,
присущих
прокурору
-
государственному обвинителю, в зависимости от порядка судебного
рассмотрения уголовного дела в судебной стадии, на которой находится
уголовное дело и решаемой цели (задачи), стоящей перед обвинением на
этой стадии.
В.
Ломовских
считает,
что
поддержание
прокурором
государственного обвинения - деятельность, которая неразрывно связана с
работой суда со всем движением уголовного дела, и с какой бы стороны
ни
пытались
подойти
к
деятельности
прокурора
в
судебном
разбирательстве, не удается разорвать, по существу, его единую
деятельность - поддержание государственного обвинения и надзор за
исполнением законов в области судопроизводства1.
Современная доктрина уголовного процесса, опираясь на исторически
выверенные цели (задачи), решаемые государственным обвинением в
уголовном судопроизводстве, подтверждает, что эти основные задачи
(цели) остаются неизменными. Прокурор в суде формирует и формулирует
обвинение, и эта деятельность его неразрывно связана с обеспечением
законности и обоснованности данного обвинения.
В
этой
связи
С.Л.
Кисленко
обоснованно
утверждает,
что,
осуществляя в суде государственное обвинение, прокурор к задачам
(целям) своей процессуальной деятельности относит установление перед
судом реального события преступления и лиц или лица, причастных к его
совершению, обосновывает их виновность и выражает позицию о мере
наказания2.
С позиции доктрины участие прокурора в рассмотрении уголовных
1
Ломовских В. Не рубите дуб. К вопросу о концепции российского прокурорского надзора // Российская
юстиция, 1994, № 8, С. 42.
2
Кисленко С.Л. Содержание уголовного преследования в российском законодательстве // Российская
академия юридических наук. Научные труды. Вып. 8. Том 3. С. 628
62
дел в судах является важной гарантией правового государства на
реализацию конституционных норм о соблюдении условий и порядка
ведения уголовного судопроизводства. Статус прокурора в суде первой
инстанции в теоретическом плане определяется как его обязанностью от
имени
государства
осуществлять
уголовное
преследование
(т.е.
поддерживать государственное обвинение), так и его правомочием
обеспечивать законность и обоснованность данного обвинения в судебном
разбирательстве уголовного дела.
Следует иметь в виду, что выполнение прокурором, поддерживающим
государственное обвинение, обязанности обеспечения его законности и
обоснованности в ходе судебного производства по уголовному делу
является одной из основных его задач (целей).
В практическом плане названные функции органов прокуратуры
реализуются,
с
одной
стороны,
в
направлении
поддержания
государственного обвинения, а с другой стороны, в требованиях,
излагаемых
в
представлениях
государственного
обвинителя
или
вышестоящего по отношению к нему прокурора, о пересмотре судебных
приговоров в апелляционном или кассационном порядке на предмет
законности, обоснованности или справедливости судебного приговора.
При рассмотрении в судах уголовных дел прокуроры выполняют две
взаимосвязанные,
но
самостоятельные
функции
-
поддержание
государственного обвинения и обеспечение надзора за законностью и
обоснованностью обвинения и разрешения судом уголовных дел по
существу.
Следует отметить, что в уголовно-процессуальной теории дискуссия о
процессуальном положении прокурора в суде: должен ли он осуществлять
государственное
обвинение,
или
обеспечивать
его
законность
и
обоснованность, или осуществлять надзор за законностью судебного
63
разбирательства, или и то и другое вместе1.
При этом в обязанность прокурора - государственного обвинителя
входит деятельность по доказыванию в суде: а) наличия события
преступления; б) причастности лиц, являющихся подсудимыми, к
совершению
преступления;
в)
допустимости
и
достаточности
доказательств; г) обоснованности предъявленного материально-правового
тезиса
обвинения,
а
также
д)
правильности
квалификации
инкриминированного им преступного деяния.
Формы государственного обвинения, реализуемые прокурором в суде
при рассмотрении уголовных дел, определяются в зависимости от порядка
разрешения этих дел в судах. В этой связи государственное обвинение
может
осуществляться
как:
1)
государственное
обвинение
при
рассмотрении судом первой инстанции уголовных дел в общем порядке; 2)
государственное обвинение при рассмотрении судом первой инстанции
уголовных
дел
в
особом
порядке
судебного
разбирательства,
осуществляемое в двух видах; 3) государственное обвинение при
рассмотрении уголовных дел в суде с участием присяжных заседателей.
Основной
формой
государственного
обвинения
является
обвинительная деятельность прокурора - государственного обвинителя
при рассмотрении судом первой инстанции уголовного дела в общем
порядке, при котором государственный обвинитель в подготовительной
части с момента его объявления получает свои полномочия стороны
обвинения, заявляет ходатайства и участвует в их разрешении, в начале
судебного следствия обосновывает его, а при проведении прений сторон
выступает с обвинительной речью и при необходимости - с репликой. В
первой подготовительной части судебного заседания государственных
обвинитель легально, с момента его объявления председательствующим
1
Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы. М., 1994. С. 8 - 9; Петрухин
И.Л. Функция прокурора в суде // Современное государство и право. 1990. № 16. С. 73 - 81
64
суда, получает статус государственного обвинителя и реализует в этой
части судебного заседания свое право к созданию условий обеспечения
продвижения
обвинения
в
отношении
подсудимого
(подсудимых)
непредвзятым судом, т.е. к объективному осуществлению уголовного
преследования на последующих стадиях данного судебного заседания
справедливым судом.
Вторая часть обвинительной деятельности прокурора - это изложение
государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения
по всему предмету доказывания (ст. 73 УПК РФ) с указанием
квалификации инкриминируемого деяния.
Третья часть государственного обвинения данной формы отражает
процессуальную
деятельность
государственного
обвинителя
в
представлении и исследовании доказательств, в его активной роли первым
представлять
доказательства
и
принимать
участие
не
только
в
исследовании данных доказательств, но и в оценке доказательств,
представленных стороной защиты. Именно на данной стадии судебного
заседания прокурор - государственный обвинитель обязан на основе
непосредственно исследованных в суде доказательств сформировать свою
позицию по существу разрешения уголовного дела, которую он и будет
предлагать суду.
Обвинительная речь или мотивированный отказ полностью или в
части завершают саму процедуру государственного обвинения при
рассмотрении судами первой инстанции уголовных дел в общем порядке.
Это последняя, четвертая часть государственного обвинения отражает
конечный
результат
всей
обвинительной
деятельности,
причем
деятельности и всех других субъектов стороны обвинения в уголовном
процессе, если эта позиция находит свое отражение в его отказе от
обвинения.
Государственное обвинение рассматриваемой процессуальной формы
65
реализуется по большинству уголовных дел, направляемых прокурором
для разбирательства в суд. Порядок прохождения данной обвинительной
деятельности
регламентируется
уголовно-процессуальным
законодательством Российской Федерации, а в организационной части приказами Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
Важными
характеристиками
данной
формы
государственного
обвинения является ее реализация в условиях состязательности сторон и
их равных процессуальных возможностей в состязательном процессе.
Основой этой обвинительной деятельности государственного обвинителя
является его активное и непосредственное участие в исследовании и
оценке доказательств по делу в судебном заседании. Обвинительная речь
государственного обвинителя должна раскрыть все вопросы, которые
будет решать суд, удаляясь в совещательную комнату для постановления
приговора.
Процессуальные формы средств и способов обеспечения прокурором
государственного обвинения в их перечне носят исчерпывающий
характер,
так
как
уголовно-процессуальным
законодательством
Российской Федерации по каждой форме государственного обвинения
хотя и предусматриваются содержательно разные формы этих средств и
способов, но в правоприменительной практике расширительный подход к
их использованию недопустим.
По действующему Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации для определения независимости статуса государственного
обвинителя необходимо правильно уяснять предписание уголовнопроцессуального закона, опираясь при этом на системность правовых
установок таких норм-принципов, какими являются принцип законности
(ст. 7 УПК РФ) и принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ).
В данных нормах-принципах указывается на то, что прокурор как
самостоятельный
участник
уголовного
процесса
при
наличии
66
обнаружившийся коллизии законов Российской Федерации обязан
руководствоваться только нормами Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации, а при оценке доказательств при рассмотрении
уголовного дела оценивать их по своему внутреннему убеждению,
основываясь на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств,
руководствуясь при этом законом и совестью.
Анализируя правовые нормм ст. 37 УПК РФ «Прокурор» и ст. 246
УПК РФ «Участие обвинителя», а также применение грамматического
толкования текста данных норм позволяют сделать вывод о том, что
прокурор
-
государственный
обвинитель
осуществляет
уголовное
преследование от имени государства, а в ходе судебного разбирательства
поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и
обоснованность. Более того, он вправе в порядке и по основаниям,
которые установлены законом, отказаться от осуществления уголовного
преследования с обязательным указанием мотивов своего решения.
Приведенная структура правомочия прокурора, изложенная в ч. ч. 1, 3
и 4 ст. 37 УПК РФ, свидетельствует о том, что прокурор государственный обвинитель - самостоятельная процессуальная фигура и
в своей деятельности не связан с каким-либо внешним административноуправленческим решением по данному конкретному уголовному делу, в
рассмотрении которого он участвует.
Правильность данного вывода подтверждается грамматическим
толкованием ч. 5 ст. 246 УПК, где сказано, что государственный
обвинитель «излагает суду свое мнение по существу обвинения...».
Применение понятия «свое мнение» свидетельствует о том, что
государственный обвинитель является в ходе судопроизводства по
уголовному делу независимым прокурором.
В то же время ранее в УПК РСФСР в ст. 248 прямо предписывалось,
что «прокурор поддерживает перед судом государственное обвинение,
67
руководствуясь требованиями закона и своим внутренним убеждением,
основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела».
Следует отметить, что при сопоставлении компетенции помощника
прокурора (старшего помощника прокурора), участвующего в судебном
заседании в качестве государственного обвинителя, и помощника
прокурора (старшего помощника прокурора), осуществляющего надзор за
процессуальной
деятельностью
органов
дознания
и
органов
предварительного следствия, выявляется, что первый наделен большей
процессуальной самостоятельностью.
Такая
разница
в
процессуальном
положении
прокурорских
работников объясняется тем, что в процессе надзора за расследованием
уголовного дела помощник прокурора находится в административной и
процессуальной зависимости от прокурора - руководителя прокуратуры.
Ему приносят жалобы на действия его помощника, он решает споры,
возникающие между поднадзорными субъектами и надзирающим за их
деятельностью помощником прокурора.
В судебном заседании помощник прокурора как государственный
обвинитель в соответствии с уголовно-процессуальным законом в
процессуальном отношении полностью самостоятелен и независим от
какого бы то ни было служебного и процессуального руководства
прокурора.
Являясь
государственным
обвинителем,
помощник
прокурора
руководствуется только требованием закона и своим внутренним
убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела (ст.
246
УПК
РФ).
самостоятельность
В
то
же
время,
государственного
обозначенная
процессуальная
обвинителя
необоснованно
ущемлена Генеральной прокуратурой РФ в практической организации
работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства. В
частности, и на это уже указывалось при нормативно-правовом
68
регулировании данного участка прокурорской работы, в п. 4 Приказа
Генерального прокурора РФ от 20.11.2007 № 185 «Об участии прокуроров
в судебных стадиях уголовного судопроизводства» устанавливается
обязанность государственного обвинителя при условии расхождения его
позиции как государственного обвинителя с позицией, выраженной в
обвинительном заключении (обвинительном акте), докладывать об этом
прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение,
который должен принять исчерпывающие меры к обеспечению законности
и
обоснованности
государственного
обвинения.
В
случае
принципиального несогласия с позицией государственного обвинителя
прокурор обязан в соответствии со ст. 246 УПК РФ своевременно решить
вопрос о замене государственного обвинителя либо лично поддерживать
государственное обвинение.
Таким
образом,
практика
прокурорской
деятельности
по
поддержанию государственного обвинения в суде свидетельствует о
необходимости
совершенствования
процессуального
положения
государственного обвинителя. Прокурор, выступая от имени государства,
не только вправе, но и обязан принимать меры к устранению нарушений
закона, независимо от того, кем они допущены: судом, потерпевшим,
защитником, подсудимым. Своим участием в судебном заседании
прокурор способствует не только установлению истины по делу, но и
устранению нарушений прав и законных интересов участников процесса.
2.4. Особенности участия прокурора в суде апелляционной и
кассационной инстанции
В доктрине уголовного процесса вопрос о процессуальном положении
прокурора на стадиях обжалования в
уголовном судопроизводстве
является дискуссионным. Он широко обсуждался задолго до принятия
69
действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
не потерял он своей актуальности и в настоящее время. В советское время
активно велись дискуссии о положении прокурора в суде кассационной и
надзорной инстанций. Существовавшие точки зрения по этому вопросу
сводились к следующему: 1) прокурор в суде кассационной и надзорной
инстанций является стороной в процессе; 2) в случае поддержания
протеста прокурор выступает как государственный обвинитель, в других
случаях - как представитель органа надзора за законностью; 3) в
кассационной и надзорной инстанциях прокурор действует как орган
надзора за законностью.
В настоящий период вопрос о соотношении функции выявления и
устранения судебных ошибок с иными процессуальными функциями
прокурора, осуществляемыми по уголовным делам, требует рассмотрения
в связи с тем, что формально в соответствии с уголовно-процессуальным
законодательством в судебных стадиях уголовного судопроизводства
прокурор не является органом надзора за законностью; на прокуроров не
возлагается обязанность приносить представление на каждый приговор.
Согласно Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
прокурор в судебных стадиях уголовного судопроизводства - сторона
обвинения. Соответственно, с позиции данной правовой конструкции при
пересмотре приговоров и иных судебных решений прокурор преследует
исключительно односторонний интерес - осуществление обвинительной
деятельности.
Проанализировав
действующее
законодательство
можно
сформулировать следующие задачи прокурорского надзора на стадии
обжалования:
обеспечение
законности,
обоснованности
и
справедливости
вынесенных судами первой инстанции судебных решений, особенно по
тем категориям дел, которые не были обжалованы участниками
70
уголовного судопроизводства, чьи интересы были затронуты судебными
актами;
создание правовых предпосылок к тому, чтобы не допускалось
обращение к исполнению незаконных, необоснованных и несправедливых
приговоров, чтобы каждый исполненный приговор был правосудным и
соответствовал назначению уголовного
судопроизводства и
целям
правосудия;
содействие правосудию по осуществлению надзора за судебной
деятельностью
со
стороны
вышестоящих
судов
посредством
инициирования кассационного, надзорного производств и производства
ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств;
обеспечение прав и законных интересов личности, государства,
общества при рассмотрении судами уголовных дел на проверочных
стадиях уголовного судопроизводства, в части проверки правосудности
судебных актов, которыми по результатам разрешения данных дел по
существу затрагиваются конституционные права и свободы человека и
гражданина, а также исполняются конституционные обязательства
государства перед гражданами и обществом;
создание правовых гарантий своевременной проверки правосудности
судебных актов по уголовным делам, что обеспечивает в целом режим
законности в уголовном судопроизводстве и служит укреплению
законности и правопорядка в государстве.
Изложенное, позволяет сделать вывод о том, что в уголовном
судопроизводстве на проверочных стадиях рассмотрения уголовного дела
прокурор как минимум реализует две взаимосвязанные основные
функции: уголовное преследование и обеспечение законности. Другими
словами, прокурор на обозначенных стадиях уголовного процесса
реализует функцию обвинения в форме уголовного преследования и
функцию надзора (наблюдения) за законностью постановленных судебных
71
актов с целью проверки и пересмотра незаконных, необоснованных и
несправедливых судебных решений.
Следует иметь в виду, что обеспечение законности обвинения,
отраженного в судебных актах, осуществляется прокурором посредством
следующих полномочий:
1) выявление процессуальных и материально-правовых факторов,
искажающих само обвинение и содержание уголовного преследования.
Этому способствует установленная уголовно-процессуальным законом
обязанность прокурора участвовать в суде при рассмотрении публичных,
частно-публичных дел и дел частного обвинения, возбужденных в
порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ;
2) установление факторов, определяющих судебную ошибку, и их
процессуальное закрепление. Данное полномочие реализуется путем
принесения соответствующих представлений, а также направления в
соответствующий суд уголовного дела с заключением о возобновлении
производства по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
в соответствии с правилами, установленными УПК РФ;
3) устранение судебных ошибок посредством выражения требования
(изложения позиции) в судах апелляционной, кассационной и надзорной
инстанций в целях восстановления объема обвинения или правовой
корректировки содержания уголовного преследования.
Анализируя
названные
выше
полномочия
прокурора,
следует
отметить, что законодательно процессуальный статус прокурора на разных
судебных стадиях уголовного процесса не всегда находит свое четкое
выражение. Так, в суде первой инстанции прокурор - государственный
обвинитель, в кассационной и надзорной инстанциях процессуальный
статус прокурора законодательно не установлен, что нередко порождает
неопределенность в понимании его функционального назначения.
Процессуальные
и
организационные
действия
прокурора
на
72
проверочных стадиях уголовного судопроизводства не могут уложиться
только
в
понятие
«прокурор-обвинитель»
или
«прокурор
-
государственный обвинитель», а потому законодатель в уголовнопроцессуальном законе обоснованно употребляет термин «прокурор». В
этот статус следует включать и функции, возлагаемые на прокурора как на
государственного
обвинителя,
который
обеспечивает
продвижение
обвинения на всех стадиях судебного производства по уголовному делу, а
также осуществляет функции надзора за соблюдением Конституции РФ и
исполнением федеральных законов1.
Согласно приведенной норме уголовно-процессуального закона и на
основе толкования ее в системном единстве с нормами ч. 1, 3 ст. 1
Федерального закона о прокуратуре
предполагается обязанность
прокурора - должностного лица органов прокуратуры - не только
осуществлять уголовное преследование при рассмотрении уголовных дел
в судах, но и обеспечивать надзор за соблюдением Конституции РФ и
исполнением
законов,
действующих
на
территории
Российской
Федерации.
По мнению Крюкова В.Ф. «свои полномочия после вынесения судом
соответствующего решения по уголовному делу прокурор реализует
посредством инициирования пересмотра неправосудного приговора,
определения и постановления суда. Этот вывод не означает, что органы
прокуратуры осуществляют надзор за органами судебной власти, скорее,
речь идет о том, что надзорные полномочия прокурора направлены на
инициирование апелляционной, кассационной, надзорной деятельности
судебных органов власти»2.
Необходимо также иметь в виду, что произошедшее в настоящее
1
Крюков В.Ф. Прокурор и его назначение на проверочных стадиях уголовного процесса//Журнал
российского права, 2011, № 2.
2
Крюков В.Ф. Прокурор и его назначение на проверочных стадиях уголовного процесса//Журнал
российского права, 2011, № 2.
73
время расширение возможности судебного контроля за соблюдением прав
и
свобод
человека
и
гражданина,
в
том
числе
и
на
стадии
предварительного расследования, не свидетельствует о ликвидации
прокурорского
надзора
на
стадиях
уголовного
судопроизводства.
Прокурор и на проверочных стадиях уголовного судопроизводства был и
остается представителем органа надзора за законностью.
На наличие у прокурора надзорных полномочий на судебных стадиях,
к коим относятся и проверочные стадии, указывают многие ученые1.
Вместе
с
тем,
прокурор
на
проверочных
стадиях
уголовного
судопроизводства одновременно является и представителем государства,
осуществляющим продвижение обвинения на началах его законности и
обоснованности.
Вследствие такого процессуального положения прокурора все
участники уголовного судопроизводства, а также судебные органы власти
вправе ожидать от него активного участия в непосредственном
исследовании доказательств, а при необходимости - представления суду
дополнительных материалов. Все это свидетельствует о том, что
надзорная функция прокурора сопровождается функцией уголовного
преследования. Взаимосвязанность этих функций очевидна и на практике
не вызывает сомнений.
Для государственного обвинителя принесение представления на
незаконный, необоснованный или несправедливый приговор является
прежде всего средством обеспечения публичного интереса. Иные
субъекты уголовного судопроизводства - частные лица - используют
жалобы для защиты своих частных интересов в вышестоящем суде.
И хотя в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации
1
Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации. СПб., 2005. С. 241 - 250, 261 - 262;
Буянский С.Г. Прокуратура и судебная власть: статус и соотношение компетенции // Российский судья.
2005. N 5. С. 12 - 17; Халиулин А.Г. Пробелы реализации принципов уголовного судопроизводства //
Законность в Российской Федерации. М., 2008. С. 511 - 512.
74
нет нормы, буквально предписывающей прокурору обязанность вносить
представления на каждое неправосудное судебное решение, можно
согласиться
с научной позицией Э.Ф. Куцовой, полагающей, что,
поскольку прокурор - субъект процесса, защищающий публичные
интересы, он обязан реагировать на каждый неправосудный приговор, чьи
бы интересы (осужденного, потерпевшего или другого участника
процесса) данный приговор ни нарушил1.
При принесении представления на приговор, прокурор обязан быть
объективным и справедливым, должен учитывать требования норм
процессуального и материального права. Поэтому, например, он должен
принести представление, если осужденному определена чрезмерно
суровая мера наказания. Такой вывод подтверждается принципиальными
указаниями закона, предусмотренными ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 16 УПК РФ.
Таким образом, реализуя определенные в Федеральном законе о
прокуратуре (ч. 2 ст. 1) приоритетные цели обеспечения верховенства
закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека
и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и
государства,
прокурор
на
проверочных
стадиях
уголовного
судопроизводства осуществляет еще и правозащитную функцию, которая
заключается в защите прав и законных интересов не только потерпевших,
но и осужденных, что вполне согласуется с назначением уголовного
судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Поэтому доводы И.Л. Петрухина,
полагавшего, что принесение прокурором представлений в пользу
осужденных (подсудимых) не дает оснований говорить о выполнении им
функций защиты или надзора2, представляются несостоятельными.
Подтверждением такому выводу является и то обстоятельство, что на
современном
1
2
этапе
государственного
строительства
Российской
Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2005. С. 564 - 565.
Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 181 - 192
75
Федерации одним из основных направлений прокурорской деятельности
становится надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.
Это признается наукой и закрепляется законодательно. Некоторые авторы
называют
такую
деятельность
органов
прокуратуры
правообеспечительной. Так, Л.А. Курочкина пишет о том, что в суде
прокурор
кроме
функции
обвинения
осуществляет
также
и
правообеспечительную функцию, выступая гарантом прав и свобод
потерпевшего, подсудимого и всех других участников процесса1.
Несмотря
на
то,
что
по
Уголовно-процессуальному
кодексу
Российской Федерации прокурор является стороной в процессе, нельзя
забывать о том, что он прежде всего - представитель государства и
отстаивает в суде общегосударственные интересы. Поэтому, как ранее уже
отмечалось, помимо обязанностей по исполнению требований уголовнопроцессуального закона в части процедуры участия в суде любой
инстанции на прокурора возложена обязанность, которой нет ни у одного
участника процесса и которая предоставлена ему Конституцией РФ, надзор за законностью2.
Признание за прокурором правозащитной (правообеспечительной)
функции способствует укреплению прокурорского надзора за законностью
как системного правового явления, которое не может иметь каких-либо
исключений в структуре своего воздействия на общественные отношения.
Реализация прокурором процессуальных полномочий в уголовном
судопроизводстве
на
исследуемых
стадиях
обеспечивается
и
соответствующими организационными формами его деятельности. Эти
формы выработаны практикой прокурорского надзора и непосредственно
позволяют реализовать процессуальные функции прокурора, которые
1
Курочкина Л.А. Проблемы обеспечения прокурором прав участников судебного разбирательства: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 4.
2
Крюков В.Ф. Прокурор и его назначение на проверочных стадиях уголовного процесса//Журнал
российского права, 2011, № 2
76
определены
уголовно-процессуальным
законодательством
РФ
и
Федеральным законом о прокуратуре.
Судебные ошибки, допущенные при разбирательстве уголовных дел,
как правило, связаны с нарушениями и отступлениями от требований
уголовного и уголовно-процессуального законов. При этом такие ошибки
затрагивают жизненно важные интересы граждан и организаций,
пострадавших от преступления, или лиц, привлекаемых к уголовной
ответственности.
Поэтому
процессуальная
и
организационная
деятельность прокурора, связанная со своевременным устранением
нарушений закона и правильным его применением при отправлении
правосудия по уголовным делам, является одним из главных направлений
в работе надзорных органов прокуратуры РФ.
Повышение эффективности данного направления прокурорской
деятельности, как обоснованно указывается в специальной литературе,
может идти по нескольким направлениям:
улучшение организации прокурорского надзора в центре и на местах;
использование
более
совершенной
методики
осуществления
прокурорского надзора за соблюдением законов при рассмотрении судами
уголовных дел;
внедрение практических рекомендаций, разработанных на основе
решения
теоретических
актуальных
и
сложных
проблем
участия
прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства;
совершенствование законодательства, регулирующего прокурорский
надзор1.
1
Настольная книга прокурора / Под ред. С.И. Герасимова. М., 2002. С. 671 - 672.
77
Глава 3. Некоторые проблемы обеспечения законности
прокурором в уголовном судопроизводстве и пути их решения
В российском законодательстве прокуратура закреплена в качестве
важного элемента правозащитного механизма государства в сфере
уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1, ст. 29). Для выступающего в
уголовном процессе от имени государства прокурора «нет других
интересов, кроме обеспечения верховенства закона, формирования
обстановки, необходимой для единообразного и точного применения
законов, активного противодействия любым попыткам исказить смысл
закона, дать ему истолкование, выгодное тому или иному субъекту
правоприменения»1.
Часть 1 ст. 11 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации возложила на прокурора обязанность не только разъяснять
участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и
ответственность, но и обеспечить возможность их осуществления. Статья
87 УПК РФ закрепляет за прокурором право проверять доказательства
«путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в
уголовном деле, а также установления их источников, получения иных
доказательств». Представляется, что такая проверка возможна либо при
изучении материалов уголовного дела, поступившего с обвинительным
заключением (обвинительным актом), либо приостановленного или
прекращенного производством, либо при рассмотрении поступившей
жалобы. И если такие проверочные действия, как сопоставление
доказательств друг с другом и установление их источников, не вызывают
каких-либо вопросов, поскольку их осуществление возможно путем
изучения письменных материалов уголовного дела и имеющихся
1
См.: Бессарабов В.Г., Кашаев К.А. Защита российской прокуратурой прав и свобод человека и гражданина.
М.: Городец, 2007.
78
вещественных доказательств, то возможность получения прокурором
новых доказательств в досудебном производстве вызывает сомнение,
несмотря на то что ч. 1 ст. 86 УПК РФ также указывает прокурора в числе
должностных лиц, уполномоченных собирать доказательства путем
производства следственных и иных процессуальных действий.
В соответствии со ст. 74 УПК РФ сведения об обстоятельствах,
подлежащих доказыванию по уголовному делу, могут быть признаны
доказательствами только в случае соблюдения процессуальной формы их
получения, т.е. путем производства следственных и иных процессуальных
действий в порядке, предусмотренном законом. Однако в ст. 37 УПК РФ
не предусмотрено не только право прокурора лично производить
следственные действия в ходе досудебного производства по делу, но право
участвовать при их производстве следователем, дознавателем. Не
предусматривают
регламентирующие
такого
права
порядок
и
другие
производства
нормы
УПК
следственных
и
РФ,
иных
процессуальных действий, за исключением указанных выше ч. 1 ст. 86 и
ст. 87 УПК РФ. В ходе судебного производства по делу прокурор вправе
заявить
соответствующее
ходатайство,
однако
все
процессуально
значимые решения и действия принимает и выполняет суд (судья). Более
того, закон устанавливает, что дополнительные материалы, которые
вправе представить прокурор в суд кассационной инстанции, не могут
быть получены путем производства следственных действий (ч. 6 ст. 377
УПК РФ).
Кроме того, выявление нарушений прав и свобод участников
уголовного судопроизводства осуществляется и в результате проверок
жалоб
на
действия
(бездействие)
и
(или)
решения
органов
предварительного расследования (ч. 1 ст. 124 УПК РФ). В то же время,
уполномочивая прокурора на проверку жалоб, законодатель не счел
необходимым подробно регламентировать способы ее проведения. Закон
79
говорит лишь о возможности истребования дополнительных материалов и
принятии иных мер. При этом вопрос о том, какие это меры, оставлен на
разрешение
правоприменителя.
Учитывая,
что
в
уголовном
судопроизводстве для должностных лиц и государственных органов
действует принцип «разрешено то, что прямо закреплено в законе», такая
неконкретная формулировка, как «иные меры», представляется не совсем
удачной. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»
также не содержит перечня проверочных действий, посредством которых
прокурор вправе проводить проверки исполнения законов органами
предварительного расследования. Статья 30 данного Закона содержит
отсылочную норму, предусматривающую, что полномочия прокурора
устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством и иными
федеральными законами.
В целях конкретизации полномочий прокурора по осуществлению
проверок
(в
том
числе
и
по
жалобам
участников
уголовного
судопроизводства) в УПК РФ целесообразно предусмотреть перечень
проверочных действий, которые вправе осуществлять прокурор при
проведении проверки. Особо следует отметить, рассматривая вопрос о
роли
прокурора
в
обеспечении
прав
участников
уголовного
судопроизводства, - это акты прокурорского реагирования на выявленные
нарушения закона.
В соответствии с п. 25 ст. 5 УПК РФ постановлением является любое
решение прокурора, вынесенное при производстве предварительного
расследования. В случае, когда основанием для его вынесения являются
выявленные прокурором нарушения закона и оно направлено на их
устранение, можно говорить об акте прокурорского реагирования. Это
постановления:
об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о
возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела и о
80
приостановлении предварительного следствия;
об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений
дознавателя;
об освобождении лица, незаконно задержанного или лишенного
свободы, незаконно помещенного в медицинский или психиатрический
стационар, содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного
УПК РФ;
об изъятии уголовного дела или материалов проверки сообщения о
преступлении у органа предварительного расследования федерального
органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной
власти) и передаче их следователю Следственного комитета РФ;
о возвращении уголовного дела для производства дополнительного
расследования, изменения объема обвинения или квалификации действий
обвиняемых
либо
пересоставления
обвинительного
заключения
(обвинительного акта);
о признании доказательства недопустимым;
об отстранении дознавателя от дальнейшего производства дознания.
Таких актов прокурорского реагирования, как протест, представление,
предостережение о недопустимости нарушения закона (ст. 23, 24, 25.1
Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»), УПК РФ
не предусматривает. И это позволяет говорить о том, что в уголовном
судопроизводстве их использование недопустимо1.
Учитывая сущность общественных отношений в сфере уголовного
судопроизводства, процессуальное положение прокурора, сложившуюся
правоприменительную практику по рассмотрению требований прокурора,
полагаем необходимым внести изменения в действующее уголовнопроцессуальное законодательство, установив, что требования прокурора
1
Ергашев Е. Указ. соч. С. 91; Соколов А. Проблемы и практика применения прокурором требования об
устранении нарушений федерального законодательства в уголовном процессе // Уголовное право, 2009, №
2, С. 124.
81
об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в
досудебном производстве по делу, подлежат исполнению, но могут быть
обжалованы
следователем, руководителем
следственного
органа
в
установленном уголовно-процессуальном законодательством порядке, т.е.
вышестоящему прокурору.
Следует отметить, что в последнее время четко прослеживается
тенденция восстановления института дополнительного расследования
через расширение границ применения института возвращения дела
прокурору
в
связи
с
тем,
что
обвинительное
заключение
или
обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что
исключает возможность постановления судом приговора или вынесения
иного решения (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК).
Следует отметить, что эта практика критикуется в научной
литературе. Так, С. Дяденькин полагает, что восполнением неполноты
предварительного расследования всегда является «установление или
уточнение фактических обстоятельств, входящих в состав предмета
доказывания
и
получения
новых
доказательств,
усиливающих
обвинение»1. В практике судебного рассмотрения уголовных дел
встречались случаи возвращения прокурору уголовных дел в связи с тем,
что обвинительное заключение/акт составлены с нарушением требований
УПК, а на самом деле - для восполнения неполноты предварительного
расследования.
Примером может служить уголовное дело по обвинению Б. по ч. 3 ст.
30, п. "г" ч. 2 ст. 158 УК. В июле 2008 г. Мещанским районным судом г.
Москвы уголовное дело возвращено прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст.
237 УПК, при этом, как следует из текста постановления, нарушения при
составлении обвинительного заключения выразились в том, что существо
1
Дяденькин С.В. Возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения
судом: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2010. С. 11.
82
предъявленного
обвинения
не
соответствует
фактическим
обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного
разбирательства.
О недостатках правового регулирования вопросов, связанных с
объемом рассматриваемого судом обвинения, говорит также А. Тришева,
критикующая отсутствие возможности принятия судом обоснованного и
справедливого решения в случаях, когда устранение допущенной в ходе
следствия
ошибки
преступлении
изменения
требует
либо
судом
обвинения
на
применения
выявлены
иное,
закона
о
более
обстоятельства,
существенно
тяжком
требующие
отличающееся
по
фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного1.
Альтернативой возвращения дела прокурору является, очевидно,
законодательно предусмотренная возможность исправления пробелов
предварительного расследования в суде. Примером таких нарушений
может служить неправильное указание в обвинительном заключении
установочных данных обвиняемого. Согласно сложившейся практике даже
незначительная опечатка в анкетных данных обвиняемого повлечет
возвращение дела прокурору.
Однако УПК предусматривает устранение опечаток и описок в
значительно
более
серьезном
с
точки
зрения
последствий
для
подсудимого, чем обвинительное заключение, документе - приговоре. В
соответствии с п. 15 ст. 397 УПК суд при исполнении приговора может
рассмотреть вопрос о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих
при исполнении приговора. К таким вопросам, в соответствии с подп. "н"
п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 декабря 1964 г.
2О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике
при исполнении приговоров» (ныне утратило силу), относятся в том числе
1
Тришева А.А. Возвращение судом уголовного дела прокурору: генезис, современное состояние, пути
совершенствования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 12.
83
вопросы об устранении ошибок, допущенных в приговоре при написании
фамилии,
имени,
отчества
или
иных
биографических
данных
осужденного, если они очевидны и исправление их не может вызвать
сомнение. Исправление технической описки в обвинительном заключении
вполне может быть сделано и без возвращения дела прокурору, но с
обязательным вручением обвиняемому копии нового обвинительного
заключения.
Возникают также сомнения в обоснованности возвращения дела
прокурору, в случае если обвиняемому не вручена копия обвинительного
заключения. Возвращение уголовного дела прокурору на основании п. 2 ч.
1 ст. 237 УПК автоматически означает задержку в рассмотрении дела
минимум на 19 суток (10 - до вступления решения о возвращении дела в
законную силу, 1 - фактическое направление дела судом прокурору, 1 вызов обвиняемого к прокурору для вручения копии обвинительного
заключения, 7 дней для назначения судебного заседания с момента
вручения копии обвинительного заключения обвиняемому в соответствии
с ч. 2 ст. 233 и ч. 2 ст. 265 УПК). Если же копия обвинительного
заключения будет вручена прокурором непосредственно в судебном
заседании (при выявлении в том необходимости), то задержка в
рассмотрении дела составит всего 7 суток.
В связи с этим представляют интерес положения п. 13 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28, в котором
указывается, что при рассмотрении в ходе предварительного слушания
ходатайства о назначении судебного заседания в отсутствие подсудимого
судье
надлежит
проверить,
вручены
ли
прокурором
защитнику
подсудимого копия обвинительного заключения или постановления
прокурора об изменении обвинения, которые могут быть вручены
защитнику судом без возвращения уголовного дела прокурору. Иными
словами, Верховный Суд признает возможность вручения кому-либо из
84
стороны обвинения копии обвинительного заключения без возвращения
дела прокурору. При этом защитник также может заявить ходатайство о
предоставлении ему дополнительного времени для ознакомления с
обвинительным заключением. Представляется, что в этом случае
заседание должно быть отложено. Стоит отметить, что ч. 2 ст. 271 УПК
РСФСР 1960 г. предусматривала возможность отложения разбирательства
дела
в
случае
невручения
обвиняемому
копии
обвинительного
заключения. «Вряд ли можно представить себе ситуацию, в которой права
обвиняемого оказались бы существенным образом нарушены, если копию
обвинительного заключения или обвинительного акта ему вручил бы
прокурор не на стадии направления дела в суд, а в ходе предварительного
слушания. Необходимо всего лишь законодательно предусмотреть
возможность предоставления стороне защиты дополнительного времени
на ознакомление с этим документом»1.
Изложенное наглядно свидетельствует как об имеющейся тенденции
увеличения сферы применения института дополнительного расследования,
так и о необходимости и возможности его ограничения путем расширения
полномочия
государственного
обвинителя
по
восстановлению
нарушенных прав обвиняемого на предварительном следствии.
Много сложностей как в теории, так и на практике вызывает вопрос о
моменте заявления ходатайства обвиняемым о применении особого
порядка судебного разбирательства. Обвиняемый согласно ч. 2 ст. 315
УПК РФ вправе заявить указанное ходатайство в момент ознакомления с
материалами уголовного дела или на предварительном слушании. Пункт 4
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60
«О применении судами особого порядка судебного разбирательства
1
Малофеев И.В. Институт дополнительного расследования: реанимация или полный отказ?//Законность,
2014, № 3.
85
уголовных дел»1 закрепляет возможность удовлетворения ходатайства о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, если
оно было заявлено до назначения судебного заседания. Вместе с тем
проблемным представляется момент, когда лицо на стадии окончания
предварительного расследования не заявило ходатайство о применении
особого
порядка
рассмотрения
предусмотренных
ч.
2
ст.
предварительного
слушания
уголовного
229
также
УПК
не
дела,
РФ,
имеется.
а
для
оснований,
производства
Данная
ситуация
свидетельствует о нарушении прав обвиняемого, выражающемся в
невозможности
рассмотрения
дела
в
упрощенном
порядке,
предоставляющем не только возможность сократить сроки судебного
разбирательства, но и в значительной степени снизить срок или размер
наказания. Сложившееся противоречие возможно устранить посредством
дополнения ч. 2 ст. 315 УПК РФ положением, предоставляющим
обвиняемому возможность заявить ходатайство до начала судебного
следствия.
По словам Д.П. Великого, «на практике стало возможным заявление
данного
ходатайства
в
подготовительной
части
судебного
разбирательства. В частности, Оренбургский областной суд, давая такую
рекомендацию районным судам и мировым судьям, исходил из того, что,
хотя данный момент для заявления ходатайства обвиняемым в УПК и не
предусмотрен, заявление ходатайства в начале разбирательства не
нарушает прав участников и не препятствует достижению задач
(назначению) уголовного судопроизводства». Несмотря на то что ч. 2 ст.
316 УПК РФ указывает на обязательное участие в судебном заседании при
рассмотрении дела в особом порядке только лишь подсудимого и
защитника, анализ положений Приказа Генпрокуратуры России от 25
1
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого
порядка судебного разбирательства уголовных дел» (ред. от 05.06.2012) // СПС "КонсультантПлюс".
86
декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях
уголовного судопроизводства» обязывает к участию и государственного
обвинителя, что также подтверждается п. 11 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами
особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», им же
предусматривается
Необходимость
обязательное
участия
участие
предопределена
частного
зависимостью
обвинителя.
применения
особого порядка от мнения указанных лиц. По словам В.В. Осина,
«согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего на
постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства
является мерой, существенно мешающей проведению правосудия без
проведения судебного исследования доказательств. Поэтому следует
внести изменения в УПК РФ, которые позволяли бы решать вопрос о
проведении особого порядка судебного разбирательства лишь по
ходатайству обвиняемого»1. По мнению П. Константинова и А. Стуканова,
следует предусмотреть обязательное согласие потерпевшего (частного
обвинителя) на рассмотрение в особом порядке судебного разбирательства
лишь дел частного обвинения. Интересы потерпевших и государства в
суде по делам публичного и частного публичного обвинения представляет
прокурор. И прежде всего мнение государственного обвинителя о
возможности рассмотрения дела в особом порядке должно учитываться
судом2.
Следует
отметить,
что
в
настоящее
время
решение
задач,
поставленных законом (от лица общества и государства) перед органами
прокуратуры, указывает на ее ведущую роль в государственном
механизме,
на
непреходящее
значение
прокурорского
надзора
в
1
Осин В.В. Что мешает применению в России особого порядка судебного разбирательства // Адвокатская
практика, 2011, № 7. С. 21 - 23
2
Константинов П., Стуканов А. Принятие судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным
обвинением // Законность, 2010, № 3. С. 10 - 12
87
современных условиях развития российской государственности. Вместе с
этим по мере развития в нашей стране институтов гражданского общества
и
построения
правового
государства
в
общенадзорной
функции
прокуратуры должна наблюдаться тенденция к сокращению. Особенно это
касается надзорных полномочий в сфере уголовного судопроизводства.
Надзорная функция прокуратуры и функция уголовного преследования
должны быть разделены. В сфере уголовного судопроизводства прокурор
должен являться должностным лицом, уполномоченным в пределах своей
компетенции
осуществлять
от
имени
государства
уголовное
преследование. Все это должно найти отражение в новой Концепции
судебно-правовой реформы в Российской Федерации.
88
Заключение
Учитывая исторический опыт России, тип российского уголовного
процесса, систему и структуру органов предварительного расследования,
уровень профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных
органов и правовой грамотности населения, следует констатировать, что
надзорная деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве в
настоящее
время
является
достаточно
действенным
и
поэтому
обязательным в современных условиях средством выявления и пресечения
нарушений закона.
Исследуя тему «Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел в
судах (обеспечение законности)»
можно сделать следующие выводы,
полученные в процессе написания работы:
1. Прокуратура за время своего исторического развития переживала
как этапы увеличения объема функций и полномочий, укрепления своего
правового статуса, так и этапы упадка, лишения большинства полномочий
и функций, превращения в придаток органов исполнительной власти. Во
время революционных и реакционных преобразований прокуратура с ее
надзорной функцией вообще превращалась в орган не нужный и, более
того, мешающий государственному административному механизму.
Вместе с тем, расширение прокурорского надзора, в том числе за
судопроизводством,
-
важное
и
необходимое
правовое
явление,
позволяющее пресечь нарушения закона и обеспечить становление
здорового гражданского общества и правового государства.
2. Функция обвинения в своем развитии реализует себя посредством
осуществления уголовного преследования и проходит несколько этапов,
из которых два этапа: этап предварительного расследования и этап
судебного разбирательства уголовного дела по существу, являются
основными, на которых происходит достижение целей обвинения 89
изобличение лиц (лица), совершивших преступления, привлечение их к
уголовной ответственности и назначение им справедливого наказания.
На стадиях рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции
реализуется,
прежде
всего,
государственное
обвинение,
которое
представляет собой самостоятельный этап уголовного преследования.
Обвинение, осуществляемое в стадии предварительного расследования,
реализуется органами предварительного следствия и дознания. Сущность
данной
обвинительной
деятельности
(обвинения)
на
этом
этапе
заключается в собирании, проверке, оценке фактических данных и
обосновании
совершения
преступления,
причастности
к
нему
подозреваемого и обвиняемого и необходимости применения к ним
уголовного наказания.
Государственное обвинение - это совокупность процессуальных
действий прокурора - государственного обвинителя, который в судебном
заседании в состязательном процессе отстаивает перед судом свой взгляд
о виновности подсудимого и которому в равных процессуальных условиях
судебного рассмотрения уголовного дела всегда противостоит другая
сторона - сторона защиты.
3. Этап государственного обвинения в суде - это соответствующий
временной
период
процессуальной
обвинительной
деятельности
государственного обвинителя, которая возникает в момент утверждения
прокурором
обвинительного
заключения
(обвинительного
акта)
и
завершается обвинительной речью в судебных прениях сторон с
высказыванием
при
произнесенных
речей
необходимости
всеми
реплики
участниками
по
прений
результатам
сторон.
Цель
государственного обвинения - достижение государственным обвинителем
двуединой задачи: изобличение лица, совершившего преступление, т.е.
осуществление
уголовного
преследования,
а
также
обеспечение
законности и обоснованности обвинения, т.е. обеспечение единообразного
90
и безусловного исполнения материального и процессуального законов в
уголовном судопроизводстве при рассмотрении судом уголовных дел по
существу на основе установления объективной истины.
4. Обеспечение прокурором в суде законности и обоснованности
обвинения при рассмотрении судом уголовного дела по существу не
создает для прокурора особых процессуальных прав. Все участники
сторон процесса имеют равную возможность реагировать на нарушение
законности в суде. Но это их право, а для прокурора эта деятельность
является процессуальной обязанностью, которая не представляет ему
никаких привилегий в сравнении с другими участниками сторон процесса.
5. Прокурор может поддерживать государственное обвинение, если
для этого у него имеются фактические и юридические предпосылки. К
фактическим следует относить знание государственным обвинителем
специфики следственной работы и условий судебного разбирательства.
Юридические
предпосылки
являются
обстоятельствами,
свидетельствующими об отсутствии у прокурора препятствий для участия
в судебном процессе в статусе государственного обвинителя.
6. По характеру и направленности государственное обвинение может
осуществляться в двух видах: 1) поддержание обвинения в речи
государственного обвинителя в судебных прениях и 2) мотивированное
заявление об отказе от обвинения полностью или в части.
Подводя итог сказанному, необходимо отметить определяющее
значение прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав
основных участников уголовного процесса - подозреваемого, обвиняемого
и потерпевшего. Обеспечение прав данных лиц постоянно находится в
поле зрения прокуроров. Каждый случай нарушения их прав является
объектом прокурорского реагирования. Деятельность прокуроров имеет
важное превентивное значение и служит надежной гарантией от
незаконного, необоснованного ограничения прав и законных интересов
91
заинтересованных лиц. Правозащитный потенциал прокуратуры даже в
рамках ее сегодняшнего статуса далеко не исчерпан. Его дальнейшее
развитие должно совершенствоваться путем расширения надзорных
полномочий прокурора за принятием процессуальных решений органами
дознания и предварительного следствия. Руководствуясь необходимостью
усиления борьбы с преступностью, необходимо предпринять очередные
реформаторские шаги, направленные на укрепление статуса прокуратуры
как органа, обеспечивающего верховенство закона во всех сферах жизни и
общества.
92
Список использованной литературы:
Нормативно-правовые акты:
1. Конституция РФ, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993
г. //Российская газета. 1993. 25 декабря. № 237;
2. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре
Российской Федерации» (в редакции от 07.03.2017 // СПС «Консультант
- Плюс»);
3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ ( в
редакции от 17.04.2017) // СПС «Конультант -Плюс»;
4. Федеральный закон Российской Федерации от 2 марта 2007 г. № 24- ФЗ
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в части уточнения требований к лицам, замещающим
государственные или муниципальные должности, а также должности
государственной или муниципальной службы» // Российская газета.2007. –6марта;
5. Федеральный
закон
«О
внесении
изменений
в
Уголовно-
процессуальный кодекс РФ и Федеральный закон «О прокуратуре РФ»
// Российская газета. – 2007. – 08 июня;
6. Указ Президента Российской Федерации от 11 декабря 2010 г. № 1535
«О дополнительных мерах по обеспечению правопорядка»
7. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 20 декабря
2010 г. № 445 «Об организации исполнения Указа Президента
Российской
Федерации
от
11
декабря
2010
г.
№
1535
«О
дополнительных мерах по обеспечению правопорядка»
8. Приказ Генерального прокурора РФ от 10 сентября 2008 г. № 182 «Об
организации
работы
по
взаимодействию
разъяснению
законодательства
и
с
правовому
общественностью,
просвещению»
//
Законность, 2008, №10;
93
9. Приказ Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 г. №31 «Об
организации прокурорского надзора за предварительным следствием и
дознанием» (с изменениями от 16 марта 2006г.);
10.
Приказ Генерального прокурора РФ от 01.12.2003 № 51«Об
обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве»;
11.
Приказ Генерального прокурора РФ от 21.12.2007 № 207 «Об
организации надзора за исполнением Федерального закона «Об
оперативно-розыскной деятельности»;
12.
Приказ Генерального прокурора РФ от 07.12.2007 г. № 195 «Об
организации
прокурорского
надзора
за
исполнением
законов,
соблюдение прав и свобод человека и гражданина»;
13.
Приказ Генерального прокурора РФ от 20.11.2007 № 185 «Об
участии
прокуроров
в
судебных
стадиях
уголовного
судопроизводства»;
14.
Приказ Генерального прокурора РФ от 27.11.2007 № 189 «Об
организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных
прав граждан в уголовном судопроизводстве».
Монографии, учебники, пособия, сайты:
15.
Алексеев А.И., Ястребов В.Б. Профессия - прокурор. М. Юристь.
1998;
16.
Басков В.И. Прокурорский надзор. М. 1995;
17.
Басков В.И. Курс прокурорского надзора. М. 1999;
18.
Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. «Правоохранительные органы: учебное
пособие», Москва, 1995;
19.
Долгова А.И. Криминология: Учебник для юрид. Вузов. М., 1997;
20.
Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: сущность, формы и
механизм. М., 2003;
21.
Козлов А.Ф. Прокурорский надзор в Российской Федерации: Общая
часть: Учеб. пособие. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999;
94
22.
Наумов С.С. Использование технических средств в профилактике
преступлений: Монография. М.: Московский университет МВД России,
2005;
23.
О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации и
работе
органов
аналитический
прокуратуры
доклад.
Часть
(2009
III.
М.:
год):
Информационно-
Академия
Генеральной
прокуратуры РФ, 2009;
24.
Организация
работы
органов
прокуратуры
по
правовому
просвещению граждан: методические рекомендации. М.: Академия
Генеральной прокуратуры РФ, 2010;
25.
Прокуратура России и ее роль в обеспечении конституционных
прав и свобод граждан. Автореферат дис...д.ю.н. Ростов-на -Дону. 2001;
26.
Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб.
пособие. Красноярск, 1997;
27.
Радько А. С. Правоохранительные органы. Учебник для ВУЗов, М.,
2008;
28.
Рохлин В.И. Прокурорский надзор в РФ: Учебник, СПб., 2000;
29.
Старков О.В. Предупреждение преступлений: Учеб. пособие. М.:
Юристъ, 2005;
30.
Чувилев А.А., Чувилев Ан. А. Прокурорский надзор: Вопросы и
ответы, М. Новый юрист. 1999;
31.
Шарков А. С. Прокурорский надзор: учебник. М., 2009;
32.
Ястребов В.Б. Прокурорский надзор: Учебник. М.: Городец, 2001;
33.
Материалы с официального сайта Прокуратуры Орловской области
(www.prokuratura-orel.ru).
Периодические издания:
95
34.
Басков В.И. История прокуратуры Российской империи //Вестник
МГУ. Серия «Право». 1997. № 2;
35.
Беляев В.П. Сущность надзора и некоторые пути его оптимизации //
Российский следователь, 2005, №12;
36.
Брянская
Е. В. Активное участие прокурора в суде первой
инстанции // опросы судопроизводства и криминалистики. № 1. 2015.
37.
Буянский
С.
Г.
Особенности
деятельности
российской
прокуратуры.// Законность,2009,№1;
38.
Бюллетень практики участия прокуроров в рассмотрении дел
судами / Под ред. СП. Зайцева, Н.П. Дудина. СПб.: Санкт-Петерб.
юрид. ин-т (филиал) Академии Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2009.
Вып. 1
39.
Ванькаев
А.Н.
Прокуратура
России:
исторический
опыт
и
перспективы // История государства и права, 2007, №15;
40.
Воронин О. В. О содержании функции участия прокурора в
рассмотрении дел судами // Вестник Томского государственного
университета №1. 2014.
41.
Гершевский Ю. Причины возникновения института прокуратуры в
России // Законность. – 2008. - №12;
42.
Дудин Н.П. Дытченко Г.В. Надзор за следствием органов
прокуратуры // Законность, 2010, №10;
43.
Жидких А.А. Роль прокуратуры в правовом развитии России //
Конституционное и муниципальное право, 2010, №6;
44.
Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов / Под ред. Е.Ю.
Львовой. М.: Юристъ, 2002;
45.
Звирбуль В.К. Перспективы развития прокурорского надзора в
правовом государстве // Государство и право. 2000. № 9;
96
46.
Иванов Д.В. Предупреждение преступлений в сфере оборота
наркотиков, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел //
Право и политика, 2007, №6;
47.
Карабанова Т.Н. Судебное следствие в уголовном процессе
Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.;
48.
Князева
Е.Г.
Координация
деятельности
правоохранительных
органов по борьбе с преступностью // Российский следователь, 2009, №
6;
49.
Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по
новому уголовно-процессуальному законодательству: Практ. пособие.
М.: Юристъ, 2004;
50.
Курочкина
Л.
Потерпевший
и
свидетель
в
уголовном
судопроизводстве // Законность. 2009. N 3;
51.
Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за
исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях
реформирования системы прокуратуры Российской Федерации // СПС
Консультант Плюс;
52.
Ломовский В.Д. К вопросу о концепции прокурорского надзора //
Российский юридический журнал. 1995. № 3.
53.
Миронов В.А. Полномочия прокурора и их реализация при
производстве по уголовным делам в суде первой инстанции: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2008.
54.
Мыцыков А.Я. Координация борьбы с преступностью - новый
поворот // Законность, 2011, №3;
55.
Назаренко В. Предварительное расследование в современном
уголовном процессе // Законность, 2002, № 8;
56.
Оськина Е.Л. Проблемы классификации уголовно-правовых мер
предупреждения преступлений // Российский судья, 2008, №9;
97
57.
Павлов А. И. Истоки становления Прокуратуры РФ.// Право, 2007,
№ 2;
58.
Пастухов А. Ф. Участие прокурора в судебных прениях //
Международная
научная
конференция
«Право:
современные
тенденции». Краснодар. Февраль 2017.
59.
Руденко Ю.И. К вопросу о координации правоохранительной
деятельности // Российская юстиция, 2010, №11;
60.
Сидоренко
Е.В.
Подготовка
государственным
обвинителем
свидетелей и потерпевших к участию в рассмотрении уголовных дел
судом присяжных // Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел
судами: Сб. материалов семинара по обмену опытом. М.: Акад. Ген.
прокуратуры Рос. Федерации, 2011.
61.
Талипов Д., Петров А. Использование знаний психологии и
наглядности
при
поддержании
государственного
обвинения
//
Законность , 2010, № 12.
62.
Трофимов Н.И. История прокурорского надзора в России, надзора за
соблюдением прав и свобод военнослужащих // Военно-юридический
журнал, 2009, №8;
63.
Турчин Д.А. Участковая система расследования - усиливающий
фактор деятельности правоохранительных органов // Безопасность
бизнеса, 2008, № 4;
64.
Шобухин В.Ю. Принципы организации и деятельности российской
прокуратуры в условиях современных законодательных изменений //
Налоги (газета), 2008, №12;
65.
Шобухин В.Ю. Прокуратура - основа надзорно-контрольной власти
в России // Государство и право, 2007, № 11;
66.
Шобухин В.Ю. Конституционно-правовой статус прокуратуры РФ //
Российский юридический журнал. 2004, №1;
98
67.
Шобухин В.Ю. Роль прокуратуры в координации деятельности
правоохранительных органов // Безопасность бизнеса, 2007, № 1.
99
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа