close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Трубицина Е.Ю. Процессуальный порядок рассмотрения сообщений о преступлениях

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки магистратуры
40.04.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное судопроизводство»
Студента Трубицыной Евгении Юрьевны
шифр 150812
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ СООБЩЕНИЙ О
ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
Студент__________________________________________Е.Ю. Трубицына
Руководитель__________________________Е.В. Марковичева, д.ю.н., доцент
Рецензент____________________________________________Д.П. Майорова
адвокат Орловской региональной коллегии адвокатов «СОЮЗ»
Допустить
выпускную
квалификационную
работу
к
защите
Государственной экзаменационной комиссии
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2017 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2017
в
Содержание
ВВЕДЕНИЕ ......................................................................................................... 3
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ
УГОЛОВНОГО ДЕЛА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ .. 8
1.1. Назначение стадии возбуждения уголовного дела в современном
уголовном процессе .......................................................................................... 8
1.2. Современная система поводов и основания для возбуждения
уголовного дела ............................................................................................... 30
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ РАССМОТРЕНИЯ СООБЩЕНИЙ О
ПРЕСТУПЛЕНИИ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ................................................................................. 57
2.1. Особенности приема и регистрации сообщений о преступлениях в
российском уголовном процессе .................................................................... 57
2.2. Институт рассмотрения сообщений о преступлении в российском
уголовном процессе ........................................................................................ 67
2.3. Процессуальный порядок проверки сообщений о преступлении и его
совершенствование ......................................................................................... 73
ЗАКЛЮЧЕНИЕ .............................................................................................. 103
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ .................................... 109
2
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
уголовный
процесс
темы
исследования.
отличается
Современный
сложностью,
российский
противоречивостью
и
неурегулированностью многих проблем. В одних стадиях эти проблемы
проявляются в большей степени, в других – в меньшей. Традиционно
наиболее проблемной стадией отечественного уголовного судопроизводства
является
стадия
возбуждения
уголовного
дела.
Этим
объясняется
повышенный интерес и ученых, и законодателя к вопросам реформирования
данной стадии.
В последние три года стадия возбуждения уголовного дела в
российском уголовном судопроизводстве претерпела ряд существенных
изменений,
направленных
предшествовали
на
повышение
ее
эффективности.
Этому
многочисленные решения Конституционного Суда РФ,
признающие целый ряд норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее –
УПК РФ) не соответствующими духу и букве Основного закона. На фоне
значительного числа правоприменительных проблем активизировалась и
научная
дискуссия
относительно
целесообразности
сохранения
в
отечественном уголовном процессе стадии возбуждения уголовного дела.
Вопрос о ее упразднении даже нашел свое отражение в дорожной карте
реформирования органов полиции в России 1. Острота вопроса была
несколько снята после отдельных законодательных новелл, внесенных в УПК
РФ в последние годы.
Однако процесс реформирования данной стадии проходит крайне
тяжело. Стадия возбуждения уголовного дела по-прежнему остается «слабым
звеном» отечественного уголовного процесса. Именно в этой стадии
допускается наибольшее число нарушений конституционных прав граждан и
Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации. –
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rg.ru. (дата обращения: 15.08.2016).
1
3
организаций. Большинство нарушений связано с рассмотрением сообщений о
преступлении. Вследствие этого нередки ситуации сокрытия преступлений
от учета, возбуждения уголовных дел без достаточных оснований, а также
необоснованных отказов в возбуждении уголовного дела. В 2016 г. в
Российской Федерации было возбуждено 2 130 613 уголовных дел
Органами прокуратуры РФ за 2016 г. было выявлено 3 778 553
нарушений закона при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о
преступлении. Настораживает и тот факт, что по данному показателю в
сравнении с 2015 годом наблюдется рост нарушений на 1,2%. Также в 2016 г.
прокурорами
было
отменено
19 359
постановлений
о
возбуждении
уголовных дел, что тоже превышает аналогичный показатель за 2015 г. на
0,5%2. К сожалению, в практике правоохранительных органов при приеме и
регистрации сообщений о преступлениях встречаются случаи незаконного
воздействия на граждан, фальсификации материалов и другие существенные
нарушения.
Таким образом, можно констатировать, что стадия, играющая особую
роль в российском уголовном процессе, а именно роль процессуального
фильтра,
находится
в кризисном
состоянии и требует дальнейшей
теоретической проработки и законодательного совершенствования.
Данные
факторы
определяют
актуальность
выбранной
темы
исследования и позволяют очертить контуры магистерской диссертации.
Степень теоретической разработанности темы исследования.
Проблемным аспектам стадии возбуждения уголовного дела и, в частности
вопросам рассмотрения сообщений о преступлении, уделяется много
внимания в работах большого числа отечественных процессуалистов:
В.М. Быкова,
Ю.В. Деришева,
Н.А. Власовой,
И.С. Дикарева,
Б.Я. Гаврилова,
Н.В. Жогина,
В.Н. Григорьева,
В.А. Лазаревой,
Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской
Федерации за январь-декабрь 2016 г. / Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ. – [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://genproc.gov.ru/stat/data/1054853/ (дата обращения: 11.06.2017).
2
4
В.В. Николюка,
И.Л. Петрухина,
А.В. Победкина,
В.А. Семенцова,
Г.П. Химичевой, О.В. Химичевой, Р.Д. Рахунова и др.
Различные
аспекты
совершенствования
стадии
возбуждения
уголовного дела были проработаны в последнее десятилетие в целом ряде
диссертационных исследований: Р.С. Акперова, И.Н. Ильина, Д.С. Кроткова,
Я.П. Ряполовой, В.В. Шипицыной и др.
Цель магистерской диссертации – исследование актуальных проблем
рассмотрения сообщений о преступлении в современном российском
уголовном судопроизводстве.
Постановка указанной цели потребовало решения следующих задач:
– проанализировать историю становления и развития института
возбуждения уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве;
– раскрыть значение и сущность стадии возбуждения уголовного дела в
российском уголовном процессе;
– выявить особенности системы поводов, оснований для возбуждения
уголовного дела;
– рассмотреть специфику производства проверочных действий в стадии
возбуждения уголовного дела;
– разработать ряд рекомендаций по совершенствованию стадии
возбуждения уголовного дела.
Объект
исследования
–
уголовно-процессуальные
отношения,
возникающие между органами уголовного преследования и иными лицами
при получении, регистрации, проверке сообщений о преступлении и
принятии соответствующих процессуальных решений.
Предмет исследования – уголовно-процессуальные нормы, нормы,
закрепленные
в
ведомственных
нормативных
актах,
регулирующие
деятельность должностных лиц и иных субъектов в стадии возбуждения
уголовного дела, а также материалы следственной практики и теоретические
разработки по исследуемой проблеме.
5
Методологическая
база
исследования.
Основу
исследования
составили общенаучные методы познания: анализа, синтеза, сравнения, и др.,
а
также
специальные
методы
сравнительно-правовой,
исследования:
историко-правовой,
формально-юридический,
социологический,
системно-структурный, статистический и др.
Нормативная
Федерации,
база
уголовное
и
исследования:
Конституция
уголовно-процессуальное
Российской
законодательство
Российской Федерации, отечественные дореволюционные и советские
законы, решения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, а также
ведомственные нормативные акты.
Теоретическая база исследования: труды в области отечественной
науки уголовного процесса, уголовного права, криминалистики, оперативнорозыскной деятельности.
Эмпирическая основа магистерской диссертации: уголовные дела и
материалы проверок сообщений о преступлениях, в частности отказные
материалы.
Положения, выносимые на защиту.
1. В российском уголовном судопроизводстве существует потребность
в сохранении стадии возбуждения уголовного дела. Данная стадия является
необходимой и значимой для обеспечения законности и защиты граждан и
организаций
от
необоснованного
вовлечения
в
систему
уголовного
судопроизводства.
2. Возбуждению уголовного дела по факту совершенного преступления
предшествует рассмотрение сообщений о преступлении, что требует
производства проверочных и следственных действий, же гласных и
негласных оперативно-розыскных мероприятий. Срок такой проверки не
должен ограничиваться определенным временем.
3. Поскольку возбуждение уголовного дела в отношении конкретного
лица приводит к началу его уголовного преследования, полагаем, что право
вынесения постановления о возбуждении такого уголовного дела следует
6
предоставить
прокурору.
Это
повысит
уровень
защиты
прав
лиц,
вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что
сформулированные в диссертации рекомендации, положения и выводы по
рассматриваемым вопросам дополняют научные представления о правовой
природе, стадии возбуждения уголовного дела.
Практическая значимость исследования определяется тем, что
рекомендации, сформулированные в работе, могут быть использованы в
правоприменительной деятельности, а также в процессе преподавания курса
уголовного
процесса
профессиональной
в
образовательных
учёбы
учреждениях
должностных
лиц,
и
в
рамках
осуществляющих
предварительное расследование.
Апробация результатов исследования. Отдельные положения и
выводы, полученные в ходе исследования, нашли своё отражение в научной
статье.
Структура работы обусловлена целями и задачами исследования,
состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов,
заключения и списка использованной литературы.
7
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ
УГОЛОВНОГО ДЕЛА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
1.1. Назначение стадии возбуждения уголовного дела в современном
уголовном процессе
В
современном
уголовном
процессе
России
законодательное
регулирование стадии возбуждения уголовного дела относится к числу
самых проблемных и дискуссионных вопросов. Эти проблемы способствуют
нарушению законных интересов и прав различных лиц, участвующих в
уголовном судопроизводстве, и создают почву для злоупотреблений правом
со стороны должностных лиц, наделенных правом решать вопрос о начале
производства по уголовному делу3.
В тоже время, в уголовно-процессуальной науке присутствует и другая
точка зрения, согласно которой целесообразность существования стадии
возбуждения уголовного дела подвергается сомнению. При этом нередко
отказ
от
данной
стадии
аргументируется
примерами
из
опыта
реформирования уголовного процесса других государств на постсоветском
пространстве 4.
Несмотря на то, что полноценно данная стадия оформилась в
отечественном
уголовном
судопроизводстве
в
советский
период,
определенные предпосылки для ее выделения можно обнаружить в более
ранний исторический период. Следует согласиться с теми исследователями,
которые
справедливо
связывают
зарождение
института
возбуждения
уголовного дела с судебной реформой 1864 года. Именно в этот период
происходит
разделение
полицейского
дознания
и
предварительного
следствия. В то время как судебное следствие начинает проводить судебный
Ляхов Ю. А. Правовое регулирование стадии возбуждения уголовного дела. М., 2005. С.7.
Александров А.С., Поздняков М.Л. Путь институциональной реформы предварительного
расследования // Вестник Нижегородской академии МВД РФ. 2014. № 1(25). С. 78-82.
3
4
8
следователь, полицейское дознание фактически начинает сводиться к
проверке оснований для начала уголовного преследования.
Обращает на себя внимание и тот факт, что уже в Уставе уголовного
судопроизводства 1864 г. были в общих чертах определены способы
проверки сообщений о преступлениях. В частности, им предусматривалась
возможность
осуществления
конкретных
следственных
действий
по
закреплению следов преступления и установлению виновного. Но самое
главное состояло в том, что результаты полицейского дознания, которое мы
бы
сейчас
определили
как
оперативно-розыскную
деятельность,
признавались в качестве доказательств.
Института
возбуждения
уголовного
дела
начал
полноценно
формироваться лишь в первые годы СССР. В частности, именно в УПК
РСФСР 1922 г. получила нормативное закрепление первая советская модель
стадии возбуждения уголовного дела. Данный кодекс в специальной главе
закреплял поводы к возбуждению уголовного дела и понятие достаточных
оснований для возбуждения уголовного дела.
Что касается советской теории уголовного процесса, то вплоть до
принятия УПК РСФСР 1960 г. процедура возбуждения уголовного дела
признавалась большинством ученых как начальный этап предварительного
расследования, но не как самостоятельная стадия уголовного процесса.
Следует отметить, что в окончательном виде институт возбуждения
уголовного дела сформировался именно в УПК РСФСР 1960 г. Стадия
возбуждения уголовного дела стала неотъемлемой частью советского
уголовного судопроизводства. Советская уголовно-процессуальная доктрина
с этих пор однозначно стала трактовать эту стадию обязательной, обычной
уголовно-процессуальной стадией. Данная стадия воплотила в себе новую
идеологию социалистической законности, главным проводником которой
являлся прокурор. В отсутствие разделения властей стадия стала элементом
системе сдержек и противовесов в уголовно-процессуальной системе,
9
которая
обеспечивала
своеобразную,
советскую
модель
разделения
процессуальных функций и разделения ОРД и процессуальной деятельности.
Содержащиеся в УПК РСФСР 1960 г. уголовно-процессуальные
нормы, регулирующие порядок возбуждения уголовного дела, сохранив
преемственность в ключевых параметрах с прежним законодательством,
внесли в модель возбуждения уголовного дела качественно новые моменты.
В позднесоветский период в научном сообществе возбуждение
уголовного дела преимущественно считалось самостоятельной стадией
уголовного процесса 5. Как уже отмечалось, законодательные предпосылки
для этого были сформированы. Главным же было стремление создать
гарантии законности при осуществлении правоохранительными органами
при
выявлении,
раскрытии
преступлений
на
первоначальном
этапе
уголовного процесса. Всплеск научного интереса в проблематике уголовнопроцессуальной формы, допустимости доказательств, защите прав личности
–
все
это
показатели
зрелости
научного
сообщества,
в
котором
сформировалось убеждение о необходимости создания процессуальной
системы сдержек и противовесов с целью недопущения произвола со
стороны спецслужб и повторения репрессий сталинского типа.
Для первого постсоветского периода развития института возбуждения
уголовного дела было характерным сохранение классической модели этой
стадии, сформировавшейся еще в советский период. Важнейшей чертой этой
модели было процессуальное «господство» прокурора. Главным новшеством
стала новая роль суда в стадии. Вехой, отмечающей начало нового этапа в
преобразованиях стадии возбуждения уголовного дела, стало принятие
Конституции РФ 1993 года. Впрочем, идеологическая основа была
подготовлена несколько ранее, а именно - в Концепции судебной реформы в
РФ6.
Шифман М.Л. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства // Социалистическая
законность. 1957. №7. С.18.
6
Концепция судебной реформы в Российской Федерации: Изд. Верховного Совета Российской
Федерации. М., 1992.
5
10
Основными ценностями стали права человека и гражданина, правовое
государство, демократия. При всей значительности перемен сохранилась
преемственность в организации власти и формы отправления правосудия.
Все это своеобразно отразилось на анализируемом нами в институте.
Закрепленный в Конституции РФ принцип правового государства –
разделения властей с неизбежностью привел к тому, что суд был исключен из
числа субъектов, уполномоченных на возбуждение уголовного дела.
Конституционный Суд РФ весьма быстро скорректировал положения УПК
РСФСР в этой части 7. Таким образом, суд из органа уголовного
преследования
превратился
в
орган
судебного
контроля,
который
обеспечивал права личности участников стадии.
Авторы Концепции не
видели альтернативы предварительному
расследованию и стадии возбуждения уголовного дела – в этом мы видим
главную преемственность в развитии нашего уголовно-процессуального
права. В концепции предлагалось существенным образом модернизировать
стадию возбуждения уголовного дела: упростить ее, отказавшись от
доследственной проверки. В этом проявилось стремление к абсолютизации
процессуальной – следственной формы, как главного гаранта законности. Все
прочие виды активности, вне этой формы отвергались как неправовые, как
упрощенчество, угроза законности и правам личности8. Концепция во
многом была идеалистичной и не учитывала потребности практики. Поэтому
она и была воплощена в жизнь только частично. Более того, с течением
времени подверглись ревизии и те решения законодателя, которые
принимались в русле данной концепции.
Следующим актом, подведшим итоги первого этапа постсоветской
перестройки
стадии
возбуждения
уголовного
дела,
стал
Уголовно-
7
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 № 1-П «По делу о проверке
конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих
полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и
запросом Верховного Суда Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 5. Ст. 611.
8
Пронин Н.В. Особенности возбуждения уголовных дел таможенными органами Российской
Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2009. С. 31.
11
процессуальный кодекс Российской Федерации, который вступил в действие
1 июля 2002 г. Этот Кодекс закрепил в окончательном виде модель стадии
возбуждения уголовного дела в новых правовых условиях – строительства
правового государства.
В
какой-то
мере
УПК
РФ
2001
года
явился
продолжением
следственной традиции в нашем уголовно-процессуальном праве. Вместе с
тем в нем была воплощена правовая доктрина правового государства,
существенно усилены правовые гарантий участников процесса, изменилась
роли суда, как независимого органа судебной власти, отделенного от иных
ветвей власти. В определенной мере в УПК РФ получила развитие
состязательность, это проявилось в запрете для суда выполнять функцию
обвинения. Были расширены процессуальные права участников процесса, в
том числе участников стадии возбуждения уголовного дела.
В современной уголовно-процессуальной науке сложился негативный
тренд против института «Возбуждение уголовного дела», но реальных
предпосылок и доводов против нее не имеется, кроме ссылок на западный
опыт. Впрочем, еще вопрос – нужна ли нам западная модель и возможно ли
ее построение в нашей стране в ближайшей перспективе. Так что на
ближайшую перспективу альтернативы стадии возбуждения уголовного дела
мы не усматриваем9.
Наличие в структуре нашего уголовного судопроизводства стадии
возбуждения
уголовного дела
– это типическая черта российского
уголовного процесса. Данная стадия выполняет совершено необходимые
задачи и теми правовыми средствами, которые являются адекватными для
современного состояния нашего государственно-правового развития.
Несмотря на довольно подробную регламентацию, стадия возбуждения
уголовного дела требует дальнейшего изучения и совершенствования,
поскольку в последнее время именно она подвергается существенным
Головко Л. В. Архетипы досудебного производства, возможные перспективы развития
отечественного предварительного следствия // Уголовное судопроизводство. 2014. №2. С.14.
9
12
изменениям. Очевидно то, что к настоящему времени стадия возбуждения
уголовного дела уже не имеет того назначения, которое у нее было по УПК
РСФСР 1960г. и в первоначальной редакции УПК РФ: радикально
изменилась роль прокурора в стадии, появились многочисленные изъятия из
общего порядка возбуждения уголовного дела.
Особенно существенные перемены произошли со стадией дела в
последнее время, а именно: были расширены ее временные границы и
произведено сокращение сроков расследования по отдельным категориям
уголовных
дел,
перечень
следственных
действий,
допустимых
до
возбуждения уголовного дела, достиг семи, стало разрешено использовать в
качестве
доказательств
результаты
проверочных
действий,
если
производство по делу происходит в форме сокращенного дознания.
Указанные обстоятельства обуславливают кардинальные различия во
мнениях современных авторов по поводу проблемы. Высказываются
предложения как о ликвидации первой стадии, так и возбуждении уголовного
дела по абсолютно любому сообщению о преступлении, поскольку
полностью объективный и достоверный учет проделываемой в рамках
данной
стадии
работы
сотрудниками
правоохранительных
органов
невозможен10.
Обобщая изменения, произошедшие в последнее десятилетие со
стадией возбуждения уголовного дела, можно прийти к следующим выводам:
- поменялся список поводов для возбуждения уголовного дела;
-
перечень
следственных
и
иных
процессуальных
действий,
производство которых возможно до момента возбуждения уголовного дела,
был расширен;
- вырос предельный срок проверки достоверности сообщения о
преступлении;
Гаврилов Б.Я. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела – соответствует ли он
правовым реалиям и правоприменительной практике? // Российская юстиция. 2006. № 8. С. 48-51.
10
13
- существенно дифференцировался порядок возбуждения уголовных
дел по частным, публичным и часто-публичным обвинениям;
- был создан особый порядок возбуждения уголовного дела в
отношении некоторых категорий лиц;
- произошли изменения в порядке принятия/согласования решения о
возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении.
Наиболее опасной тенденцией для сохранения данной стадии мы
считаем размывание общего ее правового режима, введение новых
дифференцированных порядков. Некоторые из этих порядков можно
расценивать как необоснованные привилегии для отдельных категорий
граждан. Требуется критический анализ данных изменений и оценка
последствий, к которым они привели.
Прежде всего, надо сказать о самом понятии «возбуждение уголовного
дела». В уголовно-процессуальном законодательстве, к сожалению, данное
понятие не закреплено. В литературе отмечается, что данное понятие
достаточно сложное, а его смысл может зависеть от контекста 11. Это, в
частности объясняет наличие достаточно большого числа определений
понятия «возбуждение уголовного дела».
«Возбуждение уголовного дела» понимается как самостоятельный
институт уголовно-процессуального права, т.е. совокупность уголовнопроцессуальных
норм,
имеющих
единый
предмет
регулирования
и
обладающих сходством в юридической технике, а главное – проникнутых
общей правовой идеологией, целью правового регулирования.
Так, например, по мнению A.M. Ларина, институт возбуждения
уголовного дела стоит рассматривать как систему определенных норм,
регулирующих правоотношения государственных органов и должностных
лиц с заявителем и другими лицами в данной стадии 12. Другие ученые
Артемова В.В. Возбуждение уголовного дела как уголовно-процессуальный институт: дис. …
канд. юрид. наук. М.: Московский университет МВД РФ, 2006. С. 23-24.
12
Ларин A.M. Возбуждение уголовного дела / Ларин A.M., Мельникова Э.Б.. Савицкий В.М.
Уголовный процесс России: Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 137.
11
14
определяют институт возбуждения уголовного дела как совокупность
юридических
норм,
регламентирующих
общественные
отношения,
возникающие при принятии, рассмотрении и разрешении первичных
сведений о преступлении 13.
Сходные
трактовки
института
возбуждения
уголовного
дела
распространены в современной литературе. Так, В.Н. Яшин и А.В. Победкин
считают стадию возбуждения уголовного дела совокупностью правовых
норм,
регулирующих
группу
некоторых
однородных
общественных
отношений (в данном случае тех, которые возникают в ходе деятельности по
рассмотрению и разрешению сообщений и заявлений о преступлениях) 14.
А.А.
Усачев,
трактуя
возбуждение
уголовного
дела
как
уголовно-
процессуальный институт, рассматривает совокупность норм, призванных
контролировать процессуальные действия органа дознания, следователя,
дознавателя, прокурора или пострадавшего (по делам частного обвинения) по
началу уголовного судопроизводства 15.
О.П. Копылова рассматривает возбуждение уголовного дела как
совокупность процессуальных норм по регламентированию порядка приема,
рассмотрения, проверки и разрешения заявлений о преступлении и порядка
осуществления судебного контроля и надзора органов прокуратуры за
законностью на данном этапе процессуальной деятельности 16.
Наиболее полное определение института возбуждения уголовного дела
дают авторы, включающие в данное понятие круг субъектов данного вида
отношений, их правовой статус, объекты этих отношений, права и
обязанности субъектов, то есть это комплекс взаимосвязанных юридических
Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 8.
Яшин Н.В., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы.
Учебное пособие для вузов. М.: Статут, 2009. С. 7.
15
Усачев А.А. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном судопроизводстве: дис. ...
канд. юрид. наук. Иркутск, 2003. С. 16.
16
Копылова О.П. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях: автореф. дис. ... канд. юрид.
наук. СПб. 1999. С. 12.
13
14
15
норм, регулирующий все процедуры и решения начальной стадии уголовного
процесса17.
В качестве предмета регулирования норм института возбуждения
уголовного дела выступают общественные отношения, урегулированные
уголовно-процессуальными нормами. Будучи уголовно-процессуальными,
эти отношения возникают, развиваются и прекращаются при решении
вопросов приема и регистрации сообщения о преступлении в качестве
повода, проведения проверки основания для возбуждения дела, принятия
решения в стадии. Содержание указанных правоотношений составляют
конкретные
действия
отношений
означает
участников
стадии.
урегулирование
Урегулирование
процессуальной
указанных
деятельности
участников, состоящей из системы процессуальных действий от регистрации
повода и проверки наличия основания до принятия соответствующего
решения в стадии.
Таким образом, под институтом возбуждения уголовного дела следует
понимать совокупность норм права, которые призваны регулировать
процессуальные отношения, возникающие при принятии, регистрации,
проверке и разрешении сообщения о преступлении.
В УПК РФ возбуждению уголовного дела посвящен целый раздел (ст.
140-149 УПК), в котором содержатся уголовно-процессуальные нормы, вопервых, определяющие основные понятия, которые оперируют участники
данной стадии, как-то: поводы и основание для возбуждения уголовного дела
(ст. 140 УПК), во-вторых, устанавливающие основные правила поведения
участников стадии, а именно: сроки рассмотрения поступающих сообщений
преступлениях (ст. 144 УПК), порядок возбуждения и отказа в возбуждении
уголовного дела, и в-третьих, предусматривающих полномочия основных
участников стадии (ст. ст. 146 - 148 УПК). При этом следует иметь ввиду, что
в исследуемый институт входит большая часть норм, содержащаяся в
Дресвянникова Е.А. Уголовно-процессуальные и организационные проблемы возбуждения
уголовного дела: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007. С. 9.
17
16
подзаконных нормативно-правовых актах, где урегулированы вопросы
приема и регистрации поводов, а также иной информации, поступающей в
правоохранительные органы, о признаках преступлений, а также другие
аспекты деятельности сотрудников правоохранительных органов 18.
По нашему мнению, особенность данного института как раз и состоит в
том, что он носит комплексный, межотраслевой характер, уголовнопроцессуальные нормы не определяют всей сущности и содержания данной
стадии, в институт входят нормы подзаконных нормативно-правовых актах
(о которых мы скажем ниже).
Понятие «возбуждения уголовного дела» справедливо ассоциируется с
понятием стадии. Несмотря на то, что доктринальное положение о
возбуждении уголовного дела как о первой, обязательной и самостоятельной
стадии уголовного судопроизводства к настоящему времени поддерживается
большинством ученых, у него были и есть противники.
Мы разделяем мнение о том, возбуждение уголовного дела является
стадией современного уголовного процесса, в которой специфическими
правовыми средствами решаются задачи, имеющие важное значение для
всего
процесса,
выполняются
предусмотренные
законом
действия,
складываются определенные процессуальные правоотношения, то есть
наличествуют все признаки уголовно-процессуальной стадии, досудебной
стадии уголовного судопроизводства. Мы выступаем за сохранение в
неизменном
виде
сложившейся
структуры
российского
уголовного
судопроизводства. Сохраняют актуальность выводы А.Б. Рыкова о том, «что
возбуждение уголовного дела имеет важное социальное и процессуальноправовое значение. Социальное значение данной стадии уголовного процесса
заключается в том, что своевременное и обоснованное возбуждение
уголовного дела обеспечивает защиту интересов Российской Федерации и ее
граждан от преступных посягательств. Процессуально-правовое значение
Сиверская Л.А., Смирнова Н.А. К вопросу о стадии возбуждения уголовного дела// Вестник
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2015. Т. 21. № 1. С. 179.
18
17
этой стадии состоит в том, что только после вынесения постановления о
возбуждении уголовного дела в распоряжении следственных органов
появляется весь спектр уголовно-процессуальных мер, предусмотренных
УПК и направленных на раскрытие преступления и выявление лиц, его
совершивших»19.
Есть группа ученых, которые, вопреки существующим реалиям, до сих
пор не признают за возбуждением уголовного дела значения стадии
процесса. Один из принципиальных противников стадии возбуждения
уголовного дела – профессор В.И. Зажицкий, который полагает, что
установление оснований для производства по делу недостаточно значимо,
чтобы являться самостоятельной стадией уголовного судопроизводства 20.
Как пишет другой противник этой стадии, профессор С. Бажанов, стадия
возбуждения уголовного дела сводится к лишним бессмысленным действиям
и
по
факту
является
анахронизмом
уголовно-процессуального
законодательства21.
Наконец,
надо
сказать
и
том,
что
в
последнее
время
сформироваласьтенденция на отрицание стадии возбуждения уголовного
дела. Ее суть видна в следующем высказывании: «Поскольку на данной
стадии осуществляется рассмотрение (проверка) заявлений и сообщений о
преступлениях, и по ее результатам может быть принято решение не только о
возбуждении уголовного дела, представляется, что название «рассмотрение и
разрешение
сообщений
о
преступлениях»
было
бы
наиболее
соответствующим для первой стадии процесса 22.
Оценивая взгляды принципиальных противников самостоятельности
стадии возбуждения уголовного дела или тех, кто отрицает необходимость ее
Рыков А.Б. Установление события преступления на досудебных стадиях уголовного
процесса:автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 1995. С. 4.
20
Зажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления //
Правоведение. 1992. № 4. С. 102.
21
Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка // Законность. 1995. № 1. С. 53.
22
Мишенина А.А. Стадия возбуждения уголовного дела: за и против // Уголовный процесс: от
прошлого к будущему: материалы Международной научно-практической конференции (Москва, 21 марта
2014 года). В 2-х частях. Часть 1. М.: Академия Следственного комитета Российской Федерации, 2014. С.
221.
19
18
существования в уголовном процессе, можно сказать, что их позиция
деструктивна. Десятилетиями, можно сказать столетиями данная стадия
складывалась, а вместе с ней и формировался национальный тип нашего
уголовного судопроизводства. Это часть сложившейся системы стадий.
Нельзя отказаться от этой стадии, не пересмотрев вообще структуру
уголовного
судопроизводства.
соображениям
согласиться
с
Мы
не
авторами,
можем
по
принципиальным
рассматривающими
стадию
возбуждения уголовного дела как несамостоятельную и необязательную.
С.И. Вицин, хотя и не считал необходимым упразднение данной
стадии, тем не менее, высказался в том плане, что «для придания институту
возбуждения уголовного дела современного облика необходимо, в первую
очередь, полностью и безоговорочно отказаться от так называемой
доследственной проверки заявлений, сообщений о преступлениях и по их
получении
немедленно
возбуждать
уголовное
дело
и
начинать
расследование»23. Следует признать надо признать, что правовой режим
предварительной проверки имеет ключевое значение для понимания
сущности того явления, которое мы называем «стадия возбуждения
уголовного дела».
На наш взгляд, позиция законодателя, учитывающего возможность
проведения доследственной проверки в стадии возбуждения уголовного дела
иными способами помимо следственных, отражает специфику ее методов, но
никак не служит доказательством в пользу ее ликвидации или отрицания ее
статуса стадии процесса. По-видимому, надо менять законодательство в
сторону расширения потенциала информационной составляющей стадии
возбуждения уголовного дела, о чем мы скажем в следующем параграфе.
Решение проблемы по реформированию стадии возбуждения уголовного
дела видится нами через расширения набора правовых инструментов, прежде
всего следственных действий, которые можно проводить для проверки
Вицин С. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003.
№ 6. С. 56.
23
19
сообщения о признаках преступления, поступивших в поводу к возбуждению
уголовного дела. Вместе с тем, мы не разделяем мнение о том, чтобы
заменить «доследственную проверку», проводимую в стадии возбуждения
уголовного дела, «полицейским дознанием» в качестве самостоятельной
стадии уголовного процесса. Сторонники этой точки зрения забывают о том,
что в таком случае надо будет восстанавливать и модель предварительного
следствия по Уставу уголовного судопроизводства. А это, на наш взгляд,
теперь уже невозможно.
Л.В. Головко предлагает вместо стадии возбуждения уголовного дела
создать сложную модель, сочетающую в себе и деятельность по официальной
уголовно-правовой
квалификации
преступления,
и
деятельность
по
принятию решения о начале уголовного преследования или отказе в этом, и
альтернативные методы разрешения уголовно-правового конфликта24.
В законченном виде суть предлагаемой реформы досудебного
производства
сформулировал
проф.
А.В.
Смирнов,
предлагающий
построение предварительного расследования, которое позволяет избавиться
от деления уголовного процесса на досудебные и судебные стадии, а процесс
в собственном смысле не ведется нигде кроме суда. При таком подходе
предварительное
следствие
перестает
быть
самостоятельным
этапом
расследования и должно проводиться после прокурорско-полицейского
дознания. Здесь на первый план выходит фигура следственного судьи.
Именно эта фигура имеет возможность отклонить заявление либо требование
о возбуждении дела лишь при абсолютном отсутствии материальноправовых оснований25. Таким образом, отдельные ученые связывают
необходимость ликвидации стадии возбуждения
с
общей реформой
предварительного расследования – досудебного производства.
Из сказанного выше вытекает вывод о том, что вместо существующей
следственной стадии возбуждения уголовного дела некоторые специалисты
24
25
Курс уголовного процесса/ Под ред. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С. 98-101.
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. СПб., 2012. С. 23.
20
предлагают ввести полицейско-прокурорское дознание, проводимое для
проверки-расследования сообщения о преступлении. При установлении
основания для уголовного преследования конкретного подозреваемого
Следственным судьей с подачи прокурора выносится соответствующее
постановление: о возбуждении уголовного дела (преследования). В этом
предложении, на наш взгляд, есть смысл и в целом его можно взять за основу
проекта модернизации стадии.
Надо отметить, что последнее время дискуссия о судьбах стадии
возбуждения уголовного дела обострилась. Высказываются достаточно
радикальные предложения по отказу не только от данной стадии, но и от
стадии предварительного расследования. При этом появились и новые
аргументы в пользу подобного решения – главным образом в виде ссылок на
новейшее
уголовно-процессуальное
законодательство
ряда
стран
из
ближнего зарубежья.
Один из наиболее ярких представителей этого негативного подхода к
стадии возбуждения уголовного дела – профессор А.С. Александров,
полагающий наше
уголовно-процессуальное
право как
«беременное»
реформой предварительного расследования 26. По мнению А.С. Александрова
и его сторонников, «реформа должна носить комплексный характер и
включать: а) депроцессуализацию досудебного производства; б) ликвидацию
стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования; в)
организацию досудебного производства в виде полицейского дознания; г)
ликвидацию следственных органов; д) деформализацию доказывания; в)
восстановление руководящей роли прокурора в досудебном производстве»27.
По мнению сторонников ликвидации стадии возбуждения уголовного
дела, это можно реализовать через поглощение ее новым «полицейским
26
Александров А.С. Полицейское дознание как форма досудебного уголовного преследования //
Полиция России: вчера, сегодня, завтра: Сборник научных трудов по материалам Международной научнопрактической конференции: в 2 т. / Под общ. ред. А.Н. Конева. Н. Новгород: Нижегородская академия МВД
России, 2012. Т. 1. С. 149-156.
27
Руновский А.В. Дифференциация уголовно-процессуальных форм досудебного производства по
делам публичного обвинения: дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 9-11.
21
дознанием» и одновременно с этим, что не менее важно – через проведение
ликвидации предварительного следствия. Как пишет В.В. Рудич, «решение
проблемы о слиянии гласной оперативно-розыскной деятельности и
досудебной уголовно-процессуальной процедуры публичного доказывания
потребует
ликвидации
стадии
возбуждения
уголовного
дела,
как
искусственного разделения доследственной проверки сообщения о признаках
преступления и собственно предварительным расследованием преступления.
Полицейское дознание должно вобрать в себя как «доследственную
проверку» и ОРД, которые таким образом будут процессуализированы, так и
нынешнее
предварительное
расследование
(включая
дознание
в его
сегодняшнем понимании). В формате полицейского дознания должно
осуществляться
принятие,
проверка
информации
о
совершенном
преступлении и расследование его. Дознание должно быть многопрофильной
юридической
информация
деятельностью,
получается
и
в
рамках
которой
доказательственная
административно-правовыми,
и
уголовно-
процессуальными средствами и путем ОРД. Необходимо положительно
решить вопрос о слиянии юридически значимой оперативно-розыскной
деятельности и досудебной уголовно-процессуальной процедуры публичного
доказывания»28.
Таким
образом,
«реформаторов»,
две
по
мнению
существующие
наиболее
досудебные
радикальной
стадии
части
уголовного
процесса: возбуждение уголовного дела и предварительное расследование
необходимо «депроцессуализировать», вывести их из системы стадий
уголовного «судопроизводства»29.
На наш взгляд, такого рода представления не могут служить моделью
для реформы досудебного производства и тем более – вести к ликвидации
стадии возбуждения уголовного дела. Хотя некоторые положения данного
Рудич В.В. Справедливость в уголовном судопроизводстве: теоретический и прикладной аспекты:
дис. … канд. юрид. наук. М., 2013. С. 158.
29
Александров А.С., Поздняков М.Л. Путь институциональной реформы предварительного
расследования // Вестник Нижегородской академии МВД РФ. 2014. № 1(25). С. 78-82.
28
22
проекта и заслуживают поддержки, нельзя полностью согласиться с тезисом
о том, что предварительное следствие – это «уходящая натура» и что его
якобы уже нет во многих странах с традиционной континентальной
процессуальной семьи (Германия, Швейцария, Австрия и т. д.), поэтому нам
не имеет никакого смысла к нему возвращаться, а дифференциация тогда
возможна исключительно в рамках концепции полицейского дознания.
Как пишет Б.Г. Розовский: «Тысячи лучших представителей веков и
народов изыскивали способы и методы установления преступника, поиска и
фиксации доказательств, позволяющих исключить осуждение невиновного и
безусловное привлечение к ответственности виновного. Они прошли
трудный путь проб и ошибок. В конечном счете, на имеющемся уровне
знаний вырастили объемный, достаточно прозрачный кристалл досудебного
расследования. Его шлифовали, полировали, доводили до блеска, а затем
…выбросили на помойку»30.
Итак,
мы считаем
возбуждения
Необходимость
принципиально
уголовного
сохранения
процесса
и
в
важным
нашем
признания
сохранение
уголовном
стадии
процессе.
самостоятельности
стадии
возбуждения уголовного дела можно обосновать следующими доводами.
Во-первых, на стадии возбуждения уголовного дела преступление
зачастую проверяется на наличие или отсутствие признаков оного. Часто
возможно заблуждение лиц, обращающихся в правоохранительные органы с
заявлениями о преступлении. Именно проводимая проверка позволяет
установить наличие оснований для возбуждения уголовного дела. В то же
время, только предварительная проверка может выявить недостоверность
первоначальной информации о якобы совершенном преступлении, могут
быть опровергнуты ошибочные или ложные утверждения заявителя. Так что
информационный фильтр в виде стадии возбуждения уголовного дела
совершенно необходим: он предотвращает ненужное предварительное
Розовский Б.Г. Уголовный процесс: попытка подсмотреть будущее // Библиотека криминалиста.
2014. № 4. С. 108.
30
23
расследование,
позволяет
предотвратить
необоснованное,
незаконное
уголовное преследование, ограничения прав личности. Можно в полной мере
согласиться с мнением В.М. Быкова, который полагает, что стадия
возбуждения уголовного дела ограждает дознавателя, следователя от
расследования не имеющих социальной и правовой значимости уголовных
дел и позволяет им сосредоточиться на расследовании действительно
опасных и тяжких преступлений 31.
На наш взгляд, существует много общего в суждениях ученых о целях,
задачах, назначении стадии возбуждения уголовного дела. Разница лишь в
терминологии.
Полагаем, что последние изменения, которым были подвергнуты
редакции статей 140, 144 УПК РФ, в частности Федеральным законом от
22.10.2014 № 308-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации»32, продиктованы как раз стремлением
законодателя усилить проверочную, фильтрационную составляющую стадии
возбуждения уголовного дела. Законодатель отнюдь не стремится к
пресловутой «депроцессуализации» этой стадии, а напротив демонстрирует
заботу о ее развитии и дальнейшей «процессуализации», хотя и не со всеми
его решениями в этом плане можно согласиться.
Второй довод в пользу стадии возбуждения уголовного дела
заключается в том, что именно на этой стадии начинает осуществляться
назначения уголовного судопроизводства, определенное в статье 6 УПК РФ
как защита прав и законных интересов физических и юридических лиц,
потерпевших от преступлений, защита личности от незаконного обвинения,
ограничения ее прав и свобод, защита общественных интересов. В стадии
возбуждения уголовного дела в равной степени решаются задачи по началу
уголовного преследования лиц, действительно совершивших преступления, и
Быков В.М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела // Журнал российского права. 2006. №
7. С. 66-72.
32
СЗ РФ. 2014. № 43. Ст. 5792.
31
24
по
отказу от
уголовного
преследования
невиновных,
установлению
обстоятельств исключающих уголовное преследование.
Предпосылки для обоснованного уголовного преследования создаются
именно в стадии возбуждения, именно в этой стадии зачастую происходит
«раскрытие преступления» (что называется «по горячим следам»); здесь
выявляются, фиксируются следы преступления, что является совершенно
необходимым условием для последующего изобличения преступника и
привлечения его к уголовной ответственности. Мы разделяем мнение,
согласно которому уголовное судопроизводство, равно как и уголовное
преследование начинаются с момента получения сообщения о преступлении
и деятельности по его проверке на предмет выявления основания для
возбуждения уголовного дела, которое, как правило, выступает и как
фактическая основа обвинения. Как верно отмечал М.С. Строгович, основное
процессуальное значение стадии возбуждения уголовного дела состоит в том,
что она дает правовое основание для всех дальнейших процессуальных
действий при расследовании и разрешении уголовного дела 33.
Не стоит забывать и о том, что стадия возбуждения уголовного дела
обеспечивает предусмотренный статьей 6.1 УПК РФ разумный срок
уголовного судопроизводства. Сроки стадии и механизм их продления,
предусмотренные частями первой и третьей статьи 144 УПК РФ, по идее
должны
обеспечивать
предварительного
быстроту
расследования
принятия
или
решения
напротив
–
о
начале
прекращении
процессуальной и иной проверочной деятельности правоохранителей по
сообщению о признаках предположительно совершенного преступления.
Хотя на практике этот механизм не всегда срабатывает (например, когда
прокурор многократно отменяет постановленин об отказе в возбуждении
уголовного дела).
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2: Порядок производства по уголовным
делам по советскому уголовно-процессуальному праву. М., 1970. С. 10.
33
25
Несвоевременное возбуждение дела, волокита, нарушение сроков
проверки, принятие необоснованных решений об отказе в возбуждении
уголовного дела приводят к невосполнимой утрате доказательственной базы,
с другой стороны у заявителя, прежде всего у лица, ставшего жертвой
преступления, утрачивается право на защиту своих прав, нарушенных
преступным деянием34. Полагаем, что понижение, а тем более утрата статуса
стадии начальным этапом уголовного процесса еще более усугубит эти
проблемы, остающиеся одними из самых острых проблем нашего уголовного
процесса.
Как отмечается в научной литературе, еще более грубым нарушением
является отказ в возбуждении уголовного дела в виду отсутствия так
называемой «судебной перспективы» у уголовного дела. Следователи,
дознаватели в погоне за показателями эффективности своей деятельности,
предпочитают выносить решения об отказе в возбуждении уголовного дела,
опасаясь того, что впоследствии придется прекращать уголовное дело по
реабилитирующему основанию или в связи с неустановлением лица,
подлежащего привлечению к уголовной ответственности. Зачастую это
делается по надуманным основаниям. Такие постановления в последующем
отменяются прокурором или руководителем следственного органа как
незаконные и необоснованные. Однако проблема состоит в том, что зачастую
дополнительная проверка, не позволяет восполнить отсутствие данных, в том
числе данные о следах преступления, которые должны были быть получены
и зафиксированы сразу после поступления повода 35.
Таким образом, своевременное возбуждение уголовного дела является
важнейшим условием того, чтобы уголовный процесс состоялся и достиг
своих целей. Законное и обоснованное постановление о возбуждении
34
Москалькова Т.И. Проблемные вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела:
Материалы Международной научно-практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации: год применения и преподавания». М.: Норма, 2004. С. 212.
35
Москалькова Т.И. Проблемные вопросы теории и практики возбуждения уголовного дела:
Материалы Международной научно-практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации: год применения и преподавания».М.: Норма, 2004. С. 212.
26
уголовного дела, вынесенное в установленные Кодексом сроки, дает органу
предварительного расследования процессуальную возможность приступить к
производству всестороннего, полного и объективного расследования и
установлению всех юридических обстоятельств, важных для правильного
разрешения уголовного дела36.
Третий аргумент в пользу сохранения стадии состоит в том, что
возбуждение
уголовного
дела
позволяет
применять
законно
предусмотренные меры процессуального принуждения. Таким образом,
контролирующее, сдерживающее назначение стадии по отношению к
уголовно-процессуальному принуждению, на наш взгляд, совершенно
бесспорно и необходимо.
И, наконец, мы можем привести еще один – прагматический
контрдовод против предложений, направленных на ликвидацию стадии
возбуждения уголовного дела. Его сформулировал А.Г. Волеводз, по
утверждению которого, реформаторы не учитывают и не раскрывают
взаимосвязи даваемых рекомендаций, как со всей системой уголовного
судопроизводства, так и со сложившейся в государстве системой борьбы с
преступностью. А это особенно важно, поскольку многие законодательные
новации на практике просто невозможны без дополнительного ресурсного, в
первую очередь, финансового обеспечения 37. По его расчетам, подобная
реформа будет стоить стране не менее 6 814,2 млрд. рублей. Он заключает,
что те, кто предлагают и научно обосновывают возможное упразднение
стадии возбуждения уголовного дела, а также те, кто готов продвигать этот
шаг на уровне законотворческом, должны понимать, что цена вопроса половина расходов госбюджета страны на ближайшие годы. С подобным
ходом мыслей трудно не согласиться. Его разделяют все большее число
процессуалистов, которые подчеркивают системообразующее значение
Воскобитова Л.А. Возбуждение и прекращение уголовного дела: анализ следственной практики //
Уголовное судопроизводство. 2010. № 2. С. 3-6.
37
Волеводз А. Половина госбюджета России ежегодно - цена возможной очередной реформы
уголовного
процесса.
Пора
бы
остановиться.
[Электронный
ресурс].
Режим
доступа:
http://viperson.ru/wind.php?ID=667528&soch=1(дата обращения: 14.06.2017).
36
27
стадии возбуждения уголовного дела для современной модели российского
уголовного судопроизводства, объективной невозможности ликвидации
данной стадии в сложившихся на настоящий момент социально-правовых
условиях38.
В дополнение к приведенной аргументации в пользу тезиса о
самостоятельности и необходимости стадии возбуждения уголовного дела
надо
особо
отметить
правовую,
в
первую
очередь
-
уголовно-
процессуальную природу этой стадии. Это подтверждается тем, что
законодатель связывает начало досудебного производства – как части
уголовного судопроизводства, то есть начало процессуальной деятельности с
момента получения сообщения о преступлении.
В отличие от законодателя, который указывает поступление сообщения
о преступлении как начало стадии возбуждения уголовного дела, а не как
повод, мы полагаем, что стадия возбуждения уголовного дела начинается с
момента
поступления
повода,
а
не
сообщения
о
преступлении.
Подтверждением правильности этой позиции в части первой статьи 140 УПК
РФ, где приводятся поводы39.
Участники стадии возбуждения уголовного дела, уполномоченные
законом осуществлять проверку поступающих сообщений о преступлении,
имеют статус участников уголовного судопроизводства; они наделены
процессуальными правами, что позволяет им совершать процессуальные
действия и принимать процессуальные решения. Другие участники стадии
также в полной мере являются участниками уголовного судопроизводства и
на них распространяются положения уголовно-процессуального закона,
определяющего их процессуально-правовой статус – правда с учетом
специфики стадии, ее задач и методов, этот статус реализуется не в полной
Грачев С.А., Миллер В.Ю. К вопросу о форме начала производства по уголовному делу //
Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 3 (27). С. 78-81.
39
Белкин Ю.Н. К вопросу об организации уголовно-процессуальной деятельности в стадии
возбуждения уголовного дела о преступлениях террористической направленности // Бизнес в законе.
Экономико-юридический журнал. 2011. № 6. С. 17.
38
28
мере (например, статус потерпевшего (статья 42 УПК РФ) или статус
подозреваемого (статья 46 УПК РФ).
Закон указывает на процессуальный характер деятельности по
проверке сообщения о преступлении, так как оная входит в рамки
досудебного производства. Однако надо учитывать то, что деятельность,
осуществляемая в стадии возбуждения уголовного дела, многоплановая.
Наряду с уголовно-процессуальной деятельностью могут осуществляться и
иные виды юридической деятельности: административная, и оперативнорозыскная и др. Мы не видим особой проблемы в комплексном,
многоотраслевом характере правовых средств, которые используются на
этапе проверки сообщения о преступлении. Очевидно, что это неизбежно в
виду неопределенности правовой квалификации проверяемого события на
предмет наличия в нем признаком преступления. Это бывает пограничная
область, на стыке уголовного, административного, налогового и другого
законодательства. В виду отмеченной выше межотраслевой природы
института возбуждения уголовного дела происходит смешение различных
видов
правовой
деятельности
различных
государственных
органов,
уполномоченных участвовать в данной стадии. Результаты их деятельности
помогают более полному и точному установлению оснований для принятия
процессуального решения в стадии. При всем при этом, на наш взгляд
следует исходить из положений статьи 7 УПК РФ, закрепляющей
верховенство
уголовно-процессуального
кодекса
в
урегулировании
отношений, возникающих между участниками стадии 40.
По нашему мнению, к задачам стадии возбуждения уголовного дела
следует отнести следующие пункты:
1. Защиту прав и законных интересов участников стадии (заявителя,
лица,
задержанного
по
подозрению
в
совершении
преступления,
потерпевшего и др.).
Маслов И., Новиков А. Нерешенные проблемы стадии возбуждения уголовного дела при
рассмотрении сообщений о налоговых преступлениях // Уголовное право. 2011. № 5. С. 85-90.
40
29
2. Принятие, регистрацию и проверку повода для возбуждения
уголовного дела.
3. Получение доказательств, позволяющих установить обстоятельства
совершенного преступления.
4. Пресечение преступной деятельности и попыток воспрепятствовать
раскрытию преступления.
5. Вынесение законного, обоснованного уголовно-процессуального
решения по итогу стадии.
Таким образом, возбуждение дела в уголовном судопроизводстве
можно считать самостоятельной стадией, так как в нем прослеживаются
типичные признаки и черты стадии уголовного процесса. Специфические
черты современного российского уголовного процесса требуют сохранения в
нем в качестве самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела.
Данная стадия гарантирует как осуществление уголовного преследования так
и уважение прав и законных интересов вовлекаемых в процесс лиц.
1.2. Современная система поводов и основания для возбуждения
уголовного дела
Рассмотрим некоторые проблемные аспекты законного регулирования
поводов и оснований возбуждения уголовного дела.
Повод
для
дискуссионным
возбуждения
элементов
уголовного
процедуры
дела
является
возбуждения
достаточно
уголовного
дела.
Многочисленные подтверждения этому мы находим как в уголовнопроцессуальной
литературе
прошлых
лет,
так
и
в
современной
процессуалистике.
Совершенно справедливо мнение о том, что для понимания задач и
целей начального этапа уголовного судопроизводства (стадии возбуждения
30
дела) необходимы четкое нормативное регулирование формы, содержания
каждого из поводов, их система 41.
Несмотря на длительную историю своего существования в нашем
праве, повод для возбуждения уголовного дела до настоящего времени не
является однозначным и ясным понятием в современном уголовном
процессе.
Повод
–
это
неотъемлемый
атрибут
следственного
процесса.
Современный повод имеет своим предком «донос», который со времен
петровских артикулов определяет лицо нашего уголовно-процессуального
строя. Лишь полноценная реорганизация всего нашего процесса позволит
отказаться от «повода» и взаимосвязанного с ним понятия «основание».
Наиболее распространенной трактовкой повода для возбуждения
уголовного дела являются различные интерпретации того, что он выступает
своего рода толчком или импульсом, который приводит в движение
уголовно-процессуальный механизм. Распространенными терминами для
обозначения этого начального импульса являются: «сигнал», «факт»,
«источник» и пр.
Профессор Г.П. Химичева рассматривает поводы для возбуждения
уголовного дела как юридические акты или поступки, возлагающие на
дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора обязанность решить
вопрос о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела 42.
При таком подходе, повод трактуется как юридический факт,
порождающий некую юридическую деятельность, режим ее, как мы уже
выяснили, обладает определенной спецификой, которая не ставит под
сомнение ее процессуальный характер и способность порождать юридически
значимые последствия, включая получение доказательств.
41
Мешков М.В., Гончар В.В. Поводы к возбуждению уголовного дела: процессуально-правовые
новеллы // Российский судья. – 2012. – № 11. – С. 19-20.
42
Химичева Г.П. О новых поводах для возбуждения уголовного дела //Уголовно-процессуальный
закон: состояние и направления совершенствования: Материалы межведомственной научно-практической
конференции, посвященной 10-летию принятия Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
– М., 2012. – С. 29-33.
31
На
наш
взгляд,
правообразующее
процессуальная
нельзя
значение:
упускать
без
повода
в
определении
не
повода
происходит
его
уголовно-
деятельность компетентных государственных органов.
Информационная составляющая не должна вытеснять на второй план
принципиальное значение повода как юридического факта. Для нашего
процесса повод выступает не только как информационный источник, но и как
юридический факт, возлагающий на правоохранительный орган обязанность
принять и зарегистрировать повод, а также провести предварительную
проверку оного. Несмотря на то, что в Кодексах никогда в полной мере эта
деятельность не была прописана, юридическое значение повода в том, что из
него вытекает определенная публично-правовая обязанность.
Говоря о поводах для возбуждения уголовного дела, следует отметить,
что данная категория обозначает «поступившие в правоохранительные
органы и закрепленные в уголовно-процессуальном законе источники
первичных
сведений
преступления,
должностных
о
признаках
порождающие
лиц
начать
совершенного
обязанность
или
компетентных
уголовно-процессуальную
готовящегося
органов
деятельность
и
по
проверке поступившей информации для решения вопроса о возбуждении, об
отказе в возбуждении уголовного дела или направлении материалов для
принятия решения по подследственности либо подсудности, то есть мировому судье».
Остановимся кратко на закрепленных в УПК РФ поводах для
возбуждения уголовного дела. Изменения в наборе поводов являются
«весьма показательными в плане иллюстрации процессов преобразования
стадии возбуждения уголовного дела. Изначально УПК РФ предусматривал
три повода к возбуждению уголовного дела - заявление о преступлении; явка
с повинной; сообщение, полученное из иных источников. Анализ указанных
поводов
позволял
говорить
о
том,
что
законодатель
пытался
классифицировать их в зависимости от субъекта, который инициирует
появление соответствующего повода. Так, заявление поступает от лица, в
32
отношении которого совершено преступление. Явка с повинной - от лица
совершившего
преступление.
Все
остальные
сообщение
следует
рассматривать как поступившие из иных источников» 43.
УПК РФ не содержит исчерпывающего перечня поводов. Хотя
некоторые ведомственные нормативные акты 44 это делают, в качестве
поводов
называют:
«заявление
потерпевшего
или
его
законного
представителя по уголовному делу частного обвинения; письменное
заявление о преступлении, подписанное заявителем; протокол принятия
устного заявления о преступлении; протокол следственного действия, в
который внесено устное сообщение о другом преступлении; заявление о явке
с повинной; протокол явки с повинной; рапорт об обнаружении признаков
преступления; протокол судебного заседания, в который внесено устное
сообщение о другом преступлении».
Однако с недавних пор отечественный законодатель отказался от идеи
сохранения единообразного порядка возбуждения уголовных дел и встал на
путь создания новых поводов к возбуждения уголовных дел по отдельным
категориям преступлений. Началось с того, что в 2010 году Федеральным
законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ45 в статью 140 УПК РФ был внесен новый
повод к возбуждению уголовного дела – прокурорское постановление,
указывающее
направить
соответствующие
материалы
в
орган
предварительного расследования, чтобы решить вопрос о необходимости
уголовного преследования. Далее, Федеральным законом от 6 декабря 2011 г.
№ 407-ФЗ46 в статью 140 УПК РФ был включен еще один повод для
возбуждения уголовного дела о налоговом преступлении - материалы
налоговых органов о признаках совершения налоговых преступлений,
Головко Л.В. Курс уголовного процесса.– М.: Статут, 2016. – С. 98.
Инструкция о порядке приема, регистрации и проверки в таможенных органах Российской
Федерации сообщений о преступлениях, утв. Приказом ФТС России от 12 января 2007 г. № 23 // Российская
газета. – 2007. – 4 апреля.
45
Федеральный закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ (ред. от 05.04.2013) «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности
органов предварительного следствия» // СЗ РФ. – 2011. – №1. – Ст. 16.
46
Федеральный закон от 06.12.2011 № 407-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 241 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7349.
43
44
33
направленные в органы расследования (пункт 1.1 части второй статьи 140
УПК РФ). На этом изменения не закончились: «налоговый повод» отпал, но
появился другой дополнительный повод.
Первоначальные изменения уничтожили систему трех поводов, так как
раньше постановление прокурора о направлении материалов в орган
расследования и материалы налоговых органов о признаках совершения
налоговых
преступлений
являлись
«иными
источниками»,
а
не
самостоятельными группами.
Появление «прокурорского повода» (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) сразу
стало предметом оживленной научной дискуссии, одни авторы критиковали
решение законодателя, другие видели плюсы в созданной модели. Ряд
ученых приветствовали данное решение законодателя 47. В частности, В.Н.
Григорьев положительное значение выделения постановления прокурора из
числа иных источников сведений о преступлении в самостоятельный повод
для возбуждения уголовного дела увидел в том, что тем самым законодатель
поднял статус прокурора в стадии возбуждения уголовного дела 48. А.
Гриненко
также
квалифицировал
постановление
прокурора
как
самостоятельный повод к возбуждению уголовного дела, которой позволяет
прокурору влиять на принятие решений в стадии возбуждения уголовного
дела49.
На
наш
взгляд,
постановление
прокурора
о
направлении
соответствующих материалов в орган предварительного расследования в
соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ не должно считаться только поводом
для возбуждения уголовного дела, так как это будет подрывом основ
традиционной доктрины на сущность повода к возбуждению уголовного
дела, их системы, не говоря уже о том, что оно закрепляет сложившееся
47
Кругликов А.П. Проблемы процессуальных отношений прокурора со следователем и
руководителем следственного органа // Российская юстиция. – 2011. – № 10. – С. 29.
48
Григорьев В. Постановление прокурора - новый повод для возбуждения уголовного дела? //
Законность. – 2011. – № 8. – С. 47.
49
Гриненко А. Постановление прокурора как повод к возбуждению уголовного дела // Законность. –
2012. – № 11. – С. 22-24.
34
ненормальное положение прокурора в стадии возбуждения уголовного дела.
Мы присоединяемся к мнению о том, что постановление прокурора к
традиционному понятию повода трудно отнести, оно имеет совершенно
иную правовую природу.
В российском уголовном процессе условно существуют два вида
процессуальных документов – информационно-фиксирующие, как правило,
не имеющие резолютивной части (например, протокол допроса) и властнораспорядительные,
которые
содержат
резолюцию
с
некоторыми
распоряжениями (например, постановление о возбуждении уголовного дела).
Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов
в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном
преследовании – это документ второй категории, так как содержит
обязательную резолютивную часть с распоряжением 50. Первые же три повода
для возбуждения уголовного дела, закрепленные в части первой статьи 140
УПК РФ, относятся к первой категории.
По данному основанию
постановление прокурора не относится к уже существовавшему институту
поводов к возбуждению уголовного дела. Поэтому мы скорее усматриваем в
данном решении законодателя попытку восстановить ранее отобранные у
прокурора полномочия по управлению стадии возбуждения уголовного дела.
Вместе с тем нельзя не отметить определенную логику в решениях
законодателя: создавая новый повод в виде постановления прокурора, он
развивал положение пункта 2 части 2 статьи 37 УПК РФ, где предусмотрено
полномочие
прокурора
выносить
мотивированное
постановление
о
направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган
дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам
нарушений уголовного законодательства, выявленным прокурором.
Вынеся
подобное
постановление
и
направив
его
в
орган
предварительного следствия, прокурор в дальнейшем может только
«контролировать» разрешение следователем, руководителем следственного
50
Головко Л.В. Курс уголовного процесса.– М.: Статут, 2016. – С. 98.
35
органа материалов, направленных в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК для
решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных
нарушений
уголовного
обязательных
для
законодательства.
исполнения
указаний
Полномочием
следователю,
на
дачу
руководителю
следственного органа прокурор не обладает. Если же речь идет об органе
дознания, то решение данное постановление с содержащимися в нем
указаниями имеет для дознавателя обязательный характер 51.
Таким образом, можно отметить, что, новый «повод» учитывает
полномочием
прокурора
направлять
соответствующие
материалы
в
следственный орган либо орган дознания для решения вопроса о
необходимости
уголовном
преследовании
по
фактам
выявленных
прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК
РФ). Очевидно, подобными поправками законодатель пытался частично
восполнить утрату прокурором полномочия на возбуждение уголовного дела,
которого он лишился в 2007 году.
Между
тем,
в
список
законно
закрепленных
«сообщений
о
преступлении» (п. 43 ст. 5 УПК РФ) постановление прокурора не входит.
Следовательно, на постановление прокурора не должны распространяться
положения ст. 144-148 УПК РФ, предусматривающие рассмотрение
сообщений о преступлении.
В связи с выявленными противоречиями, когда речь идет о стадии
возбуждения уголовного дела, корректнее говорить рассмотрении не просто
сообщения
о
преступлении,
а
сообщения
и
иной
информации
о
преступлении. Но соответствующих исправлений в УПК РФ не найдено 52.
Еще один аргумент в пользу несостоятельности постановления
прокурора как повода для возбуждения уголовного дела – введение в
Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ статьи 148 УПК РФ
Васюков В.Ф., Марковичева Е.В. Проблемные вопросы возбуждения уголовных дел на
современном этапе: монография. – М.: Проспект, 2016. С. 23.
52
Васюков В.Ф., Марковичева Е.В. Проблемные вопросы возбуждения уголовных дел на
современном этапе: монография. – М.: Проспект, 2016. – С. 19.
51
36
части 1.1, предусматривающей особый порядок отказа следователем
прокурору в возбуждении уголовного дела. До введения этой уголовнопроцессуальной
нормы
следователь
при
отсутствии
оснований
для
возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 148 УПК РФ
самостоятельно без каких-либо дополнительных согласований принимал
решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
Некоторые авторы усматривают в данной поправке стремление
законодателя,
во-первых,
придать
особое
значение
поводу,
предусмотренному в п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, выделить его среди прочих; а
во-вторых, создать дополнительные
гарантии принятия законного и
обоснованного решения по результатам проверки 53.
На наш взгляд, дополнение статьи 148 УПК РФ частью 1.1 дает
возможность полагать, что источники информации о деяниях, содержащих
признаки преступления, находятся в определенной иерархии. Так, когда
поводом к возбуждению уголовного дела является заявление или явка с
повинной, следователь имеет право единолично принять решение о
возбуждении или же отказе в возбуждении уголовного дела. Если же
информацию совпровождает соответствующее постановление прокурора, то
следователю нужно получить дополнительное согласие руководителя
следственного органа для закономерного отказа. По нашему мнению, это
фактически является иерархическим делением закрепленных в УПК РФ
поводов возбуждения уголовного дела по степени их важности, таким
образом разрушая формировавшийся долгие годы институт возбуждения
уголовного
дела,
а
также
лишая
следователя
процессуальной
самостоятельности на этапе изначальной оценки материалов о преступлении.
Более того, созданная законодателем правовая неопределенность
относительно обязательности для органа предварительного следствия
постановления
прокурора
оставляет
перед
прокурором
выбор: либо
Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела: монография / Отв. ред.
И.С. Дикарев. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 199.
53
37
направлять в орган предварительного расследования материалы о виновном
без наличия достаточных доказательств, либо же, наоборот, не направлять
материалы со сведениями о правонарушении, если при этом виновное лицо
не установлено. Мы в полной мере разделяем вывод о том, что создание в
свое время указанного повода было ошибкой.
Документы из материалов проверки и документы, получаемые в
результате доследственной проверки, одного вида. Это дает следователю и
дознавателю возможность непосредственно использовать их при разрешении
вопроса о возбуждении уголовного дела (или отказе в этом). С другой
стороны, их собственные возможности проверки отправленной прокурором
информации о преступлении не должны подавляться соответствующими
материалами54.
Чтобы
избавиться
от
данного
недостатка,
некоторые
ученые-
процессуалисты55 рекомендуют внести дополнения в УПК РФ, более полно
соответствующие содержанию ст. 145 УПК РФ. Согласно этим дополнениям,
постановление прокурора и материалы проверки нужно направлять в орган
предварительного расследования «для решения вопроса о возбуждении
уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела». Но
прокурор должен рассматривать возможность направления материалов,
имеющих или не имеющих сведений о конкретном лице, уже и при
действующем законодательстве. Так будет гарантирована эффективность
деятельности прокурора по обнаружению правонарушений.
Впрочем, при уголовном преследовании уголовное дело возможно
возбудить не только в отношении конкретного лица, но и в целом по факту
общественно опасного деяния, не зная, кем оно было совершено. Тем не
менее,
в
связи
«налоговой»,
еще
получением
и
информации
«центробанковской»
(в
ходе
проверки),
«прокурорской»,
изобличающей
Гриненко А.В. Постановление прокурора как повод к возбуждению уголовного дела // Законность.
– 2012. – № 11. – С. 22-24.
55
Александров А.С., Поспелова Ю.С., Сивин И.А. Дифференциация форм прокурорского
реагирования на неправомерные решения органа предварительного следствия // Юридическая наука и
практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 1 (14). – С. 116.
54
38
подозреваемого в совершении преступления, можно считать деятельность по
ее проверке составной частью уголовного преследования. Таким образом,
публичное
уголовное
управляемость,
преследование
целеустремленность:
утрачивает,
некий
орган
на
наш
начинает
взгляд,
его,
но
утрачивает в дальнейшем контроль над ней. Слишком много субъектов
претендуют на роль инициатора уголовного процесса, предварительной
проверки; постепенное уничтожение традиционной роли следователя,
прокурора, дознавателя как субъектов с полноценным полномочием
возбуждать уголовное дело.
Учитывая положения п. 4 ч. 1 ст. 140, ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ, понимаем,
что упомянутое в нем соответствующее постановление прокурора является
лишь одной из форм существования повода, обозначенного в п. 3 ч. 1 ст. 140
УПК РФ, т.е. одной из форм сообщения о совершенном или готовящемся
преступлении, полученного из иных источников. Но из-за властнораспорядительного
характера
этой
формы
искажается
общепринятое
понимание сути поводов возбуждения уголовного дела.
В целом же, оценивая природу «прокурорского повода», надо
посчитать его мерой временной и недолговечной. Необходимо полноценное
участие
прокурора
в
стадии
возбуждения
уголовного
дела
как
процессуального руководителя и как возможного полноправного участника,
как следственных действий, так и всех прочих проверочных действий. Мы
выступаем за полное восстановление полномочий прокурора, отобранных у
него законодателем Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ56.
Выскажем теперь свою позицию по-другому, ставшему теперь уже
историей,
поводу
к
возбуждению
уголовного
дела
о
налоговом
преступлении, введенному Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 407ФЗ57. Сделать это необходимо, поскольку он стал частью специально
Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О внесении изменений в
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской
Федерации» // СЗ РФ. – 2007. – № 24. – Ст. 2830.
57
Федеральный закон от 06.12.2011 № 407-ФЗ (ред. от 22.10.2014) «О внесении изменений в статьи
140 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7349.
56
39
созданной несколькими законами (ФЗ РФ «О внесении изменений в часть
первую
Налогового
кодекса
Российской
Федерации
и
отдельные
законодательные акты Российской Федерации» от 29 декабря 2009 г. № 383ФЗ58, ФЗ РФ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации» от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ59 и ФЗ РФ «О внесении изменений в
Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные
акты Российской Федерации» от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ60) правовой
модели возбуждения уголовных дел о налоговых преступлений. Попыткой
модернизации этой правовой модели стал Федеральный закон «О внесении
изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 22
октября 2014 года № 308-ФЗ. Иными словами правовые последствия
существования этого повода ощущаются в новом порядке возбуждения
уголовных дел о налоговых преступлениях. Вторая причина состоит в том,
что шаг законодателя по устранению стадии возбуждения уголовных дел из
общего порядка, стал, по-видимому, актуальной тенденцией. Продолжением
ее стало создание законодателем очередного специального повода – повода к
возбуждению уголовного дела о преступлениях, регулирует статья 172.1
Уголовного кодекса Российской Федерации. Поводом выступают материалы,
которые
направляет
Центральный
банк
Российской
Федерации
в
соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О
Центральном
банке
Российской
Федерации»,
а
также
конкурсный
управляющий финансовой организации для решения вопроса о возбуждении
уголовного дела61.
После этого в юридических кругах стала высказываться точка зрения,
что в российском уголовном процессе появился пятый повод для
Российская газета. – 2009. – 31 декабря.
Российская газета. – 2011. – 11 марта.
60
Федеральный закон от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О внесении изменений
в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» //
СЗ РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7362.
61
Федеральный закон от 21.07.2014 № 218-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2014. – № 30 (Часть I). – Ст. 4219.
58
59
40
возбуждения уголовного дела62. На наш взгляд, это нововведение не может
считаться полноценным поводом дела и лишь выполняет функцию
уточнения положения п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ. Как оказалось в последствие,
нормативная жизнь данного повода, действительно, оказалась не долгой.
Анализ содержания ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ с самого начала вызывал
сомнения в категоричности формулировок законодателя, указывающего, что
поводом для возбуждения уголовных дел о преступлениях по ст. ст. 198 –
199.2 УК РФ могут служить лишь материалы, направленные налоговыми
органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах.
Таким образом, закон фактически запрещал органам расследования
возбуждать уголовные дела о налоговых преступлениях при поступлении
любых иных поводов к возбуждению уголовного дела, в том числе заявления потерпевшего и явки с повинной. Впервые следователь оказался
лишен полномочия самостоятельно по своему внутреннему убеждению
принимать важнейшее процессуальное решение по уголовному делу. Начало
уголовного процесса было поставлено в зависимость от государственного
органа, не являющегося участником процесса 63.
Уже по одной этой причине была понятна несостоятельность
создаваемой правовой конструкции. Своеобразная монополия на создание
своего рода правовой предпосылки для возбуждения уголовных дел о
налоговых преступлениях у налоговой инспекции не могла не породить
коррупционные проявления в сфере налогообложения. Что вскоре и
проявилось на практике.
Хуже всего то, что так же, как и с налоговым правом, могут появиться
новые поводы к возбуждению уголовного дела по иным категориям.
Поводом для возбуждения уголовных дел против жизни и здоровья будет
62
Азаров В.А. Законодательные вариации статьи 140 УПК РФ продолжатся? / Актуальные проблемы
взаимосвязи уголовного права и процесса: сборник материалов Всероссийской заочной научнопрактической конференции с международным участием (Уфа, институт права БашГУ, 17-18 апреля 2014 г.).
– Уфа: БашГУ, 2014. – С. 3-8.
63
Васюков В.Ф., Марковичева Е.В. Проблемные вопросы возбуждения уголовных дел на
современном этапе: монография. – М.: Проспект, 2016. С. 31.
41
считаться лишь информация, отправленная лечебными учреждениями, а для
возбуждения
уголовных
дела
против
собственности
–
информация,
отправленная организациями, оценивающими похищенне имущество. Это
лишь понизит эффективность решения задач уголовного судопроизводства.
Поэтому, по нашему мнению, самым правильным решением было бы
признать утратившими силу нормы, содержащиеся в пункте 4 части 1, части
1.1 статьи 140 и части 1.1 статьи 148 УПК РФ и возвратиться к прежней
редакции части 1 статьи 140 УПК РФ. Это и было сделано законодателем, но,
к сожалению, правовые последствия от эксперимента с налоговым поводом
остались, и прежняя модель поводов и основания не восстановлена. Что еще
хуже
подорвана
идея
о
публично-правовых
полномочиях
органов
предварительного расследования самостоятельно принимать решения в
стадии возбуждения уголовного дела.
Что касается, повода, предусмотренного ныне пунктом части статьи
140 УПК РФ, который был внесен в статью 140 УПК РФ Федеральным
законом
от
21.07.2014
№
218-ФЗ,
то
его
создание
мы
считаем
необоснованным. Мы считаем, что такого рода сообщения вполне
укладываются в понятие «сообщение о преступлении, полученном из иных
источников». Встав на путь детализации и нормативного закрепления иных
источников, мы рискуем усложнить законодательную технику, а значит и
эффективность механизма правового регулирования 64.
Рассмотрим оставшиеся – «классические» поводы, не затронутые
законодательными
новациями,
хотя
тоже
являющихся
предметом
критических научных изысканий. Статья 144 УПК РФ относит заявление о
преступлении, частный повод, к сообщению сообщение о совершенном или
готовящемся преступлении, как родовому понятию, общему для всех
поводов. Согласно ст. 141 УПК РФ, заявлением о преступлении выступает
выполненное в устной или письменной форме и подписанное заявителем
лично сообщение о совершенном или готовящемся преступлении. Но чтобы
64
Головко Л.В. Курс уголовного процесса.– М.: Статут, 2016. – С. 102.
42
сообщение о преступлении было возможно рассматривать в качестве повода
к возбуждению уголовного дела, оно обязано соответствовать ряду законных
критериев. В ином случае сотрудники правоохранительного органа во время
проверки должны выяснить, возможно ли получить повод для возбуждения
уголовного дела. Застарелая проблема заключается в том, что как только
сообщение о преступлении регистрируется, сроки стадии начинают исткать,
а сообщение при этом не всегда воспринимается правоприменителем как
повод. Из-за этого случаются отказы в приеме сообщения о преступлении и
последующая волокита с принятием решения в стадии. Такое положение
отчасти обусловлено тем, что в УПК РФ не содержится термина «заявитель»,
несмотря на то, что он упоминается в ряде статей УПК РФ.
На наш взгляд, в данном случае мы имеем дело с законодательной
недоработкой. Следует обратить внимание на то, что заявителем и
потерпевшим в УПК РФ выступает одно и то же лицо. Так, в ст. 141 УПК РФ
не уточняется, что именно о совершенном отношении него преступлении
сообщает заявитель. Можно предположить, что в качестве «заявителя»
следует рассматривать: (а) заявителя (потерпевшего) или (и) его законного
представителя в случае, когда указанные лица сообщают о преступлении,
которое было совершено против них или представляемых ими лиц 65; (б)
лицо, обратившееся с явкой с повинной о преступлении, совершенном им
самим; (в) иных лиц, являющихся очевидцами совершения преступления или
должностных
лиц,
которым
благодаря
выполняемым
должностным
обязанностям узнали о преступлении от очевидцев.
Заметим, что в качестве заявителем могут выступать потерпевший,
представитель потерпевшего, хотя соответствующий официальный статус
они могут получить только при возбуждении уголовного дела. Во всяком
случае, новая редакция ст. 42 УПК РФ позволяет утверждать, что признание
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // науч. ред. В.Т.
Томин, М.П. Поляков. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2011. – С. 438.
65
43
потерпевшим может быть оформлено и постановлением о возбуждении
уголовного дела.
Многие считают, что заявитель должен быть полностью дееспособным
лицом, достигшим 18-тилетнего возраста66. Однако есть мнение о том, что
целесообразнее принимать заявление о совершенном преступлении от
несовершеннолетнего как от первоисточника 67. Полагаем, что правы первые,
поскольку значение повода в том, чтобы порождать достаточно важные
правовые
последствия
и
лицо
предпринимающее
действие
по
их
порождению должно иметь воз-можность в полной мере осознавать это.
Кроме того, нельзя упускать из вида того, что заведомо ложный донос влечет
за собой уголовную ответственность для заявителя. Но наступает уголовная
ответственность при достижении 16 лет, из-за чего выполнить требование
законодателя о форме заявления, поданного лицом младше 16 лет, по факту
невозможно. Следовательно, делать заявление о совершении преступления
несовершеннолетний должен вместе со своим законным представителем и
правоохранитель, принимающий такое заявление, должен установить
полномочия обратившегося представлять интересы несовершеннолетнего
лица.
Восполнение
данного
пробела
УПК
РФ
способствовало
бы
правильному применению уголовно-процессуальных норм, регулирующих
стадию возбуждения уголовного дела, уточнило бы правовой статус лиц,
имеющих
право
обратиться
с
заявлением
о
преступлении
в
правоохранительные органы. Исходя из этого, можно внести дополнение в
ст. 5 УПК РФ следующего содержания: «заявитель – это дееспособное лицо,
обратившееся в установленном УПК РФ порядке в уполномоченный орган за
защитой своих законных прав либо сообщившее об известном ему
готовящемся или совершенном преступлении. Если заявление подается
66
Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. – Волгоград, 1997. –
С. 191.
Гладышева О., Солонникова Н. Несовершеннолетние заявители о преступлении // Законность. –
2008. – № 8. – С. 45.
67
44
несовершеннолетним или малолетним, то в этом участвует его законный
представитель».
«Заявителем» по смыслу закона может быть очевидец, сообщающий
правоохранительному органу о лично увиденном преступлении либо
указывающий на лицо, совершившее преступление, в последнем случае
возникает основание для задержания подозреваемого. Очевидно, что в
качестве очевидцев могут выступать лица, конфиденциально помогающие
правоохранительным органам в раскрытии преступлений, сотрудники
оперативно-розыскных органов, внедренные в преступные группы лица.
Статья 143 УПК РФ отмечает, что должностное лицо, сообщая о
преступлении, должно составить рапорт об обнаружении его признаков.
Очевидно, что закон предполагает, что перед этим сообщение от очевидца
должно быть проверено сотрудником 68.
В соответствии с пунктом 7 ст. 141 УПК РФ анонимное сообщение о
преступлении, переданное с помощью технических средств (телефон,
Интернет
и
т.п.),
не
может
рассматриваться
компетентными
государственными органами и их должностными лицами как повод. Хотя, к
данному явлению не стоит относиться так радикально и негативно, так как
иногда нераскрытие своей личности заявителем порой может быть
обусловлена рядом причин (например, заявитель может чувствовать угрозу
своей жизни или жизни своих родственников). Ведомственные нормативные
акты делают исключение только для сообщений об акте терроризма. Если
после проверки изложенные в нем сведения не подтвердятся, будет принято
решение о возбуждении уголовного дела по признакам за-ведомо ложного
сообщения об акте терроризма. Если подтвердятся – о террористическом
акте. Впрочем, мы придерживаемся более широкого подхода: анонимное
сообщение о любом тяжком преступлении должно быть сигналом для
проверки информации в рамках оперативно-розыскной деятельности, но
также быть предметом проверки следственным путем по уже возбужденному
68
Головко Л.В. Курс уголовного процесса.– М.: Статут, 2016. С. 104.
45
уголовному делу. Если в ходе проведенной проверки анонимного заявления
будут выявлены признаки преступления, то появляется настоящий повод для
возбуждения уголовного дела.
Еще один повод для возбуждения уголовного дела, который закрепляет
уголовно-процессуальное законодательство - явка с повинной. Согласно ст.
142 УПК РФ явка с повинной представляет собой добровольное сообщение
лица, совершившего преступление, об оном, которое может выражаться как в
виде письменного заявления, так и в устной форме. Если заявления о явке с
повинной было сделано в устной форме, то его требуется занести в протокол,
подписываемый заявителем и лицом, принявшим заявление.
Различные стороны правовой сущности, формы и содержания явки с
повинной были предметом многочисленных судебных прецедентов, а также
разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, в которых были выработана
следующие правовые позиции понимания данного явления, а именно: 1)
добровольность явки с повинной, 2) официальность заявления и 3) принятие
явки уполномоченным органом, 4) отсутствие обусловленности правового
значения явки с повинной характером обстоятельств, в которых находилось
лицо, сделавшее явку, и правовым статусом заявителя, 5) непосредственность
явки, означающее то, что заявитель лично, а не через посредников
обращается с соответствующим заявлением, 6) первичность, новизна
сведений о признаках преступления, совершенного самим заявителем или
другими
лицами;
7)
явка
с
повинной
может
выражаться
как
в
самоизобличении, так и изобличении других соучастников совершенного
преступления69.
Уголовно-процессуальная сущность явки с повинной со стороны
виновного заключается в его добровольном признании о совершенном им
ранее преступлении (преступлениях). Правоохранительным органам явка с
повинной дает сигнал к началу производству по уголовному делу.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами
Российской Федерации уголовного наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. – № 2. – С. 3-6.
69
46
Анализ научных источников, посвященной явке с повинной, позволяет
сделать несколько выводов: 1) к компетентному государственному органу
должно обратиться само лицо, совершившее преступление; 2) обращению
нужно носить добровольный характер; 3) прием и регистрация данного
повода следует произвести до того, как о преступлении станет известно из
других источников; 4) явка с повинной считается поводом лишь в случае
неизвестности ранее об этом преступлении правоохранительным органам, то
есть когда факт преступления стал известен именно из явки с повинной, а не
из других, предусмотренных законом поводов для возбуждения уголовного
дела70.
На наш взгляд, для уточнения определения явки с повинной как повода
для возбуждения уголовного дела, представляется необходимым внести
более точное определение в ч. 1 ст. 142 УПК РФ: «Явка с повинной - это
добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении или новых
фактах его преступной деятельности, сделанное должностному лицу
компетентного государственного органа в устной или в письменной форме,
при условии, что правоохранительным органам ранее об этом не было
известно».
Необходимо сказать несколько слов о сообщении о совершенном или
готовящемся преступлении, полученном из иных источников. По мнению
Е.Н. Козилова, в понимании сущности поводов к возбуждению уголовного
дела в УПК РФ сделал шаг назад по сравнению с ранее действовавшим
законодательством. Этот ученый считает, что заявление о преступлении и
явка с повинной являются действительно самостоятельными поводами к
возбуждению уголовного дела. А вот такой повод к возбуждению уголовного
дела, как сообщение о совершенном или готовящемся преступлении,
полученное из иных источников, не получивший конкретизации в нормах
70
Головко Л.В. Курс уголовного процесса.– М.: Статут, 2016. С. 104.
47
УПК, вызывает двусмысленное толкование на практике 71. Несмотря на
спорность указанного решения законодателя, оно, на наш взгляд, вызвано
объективными причинами и по-видимому оправданно. В современных
условиях, когда усложняется правовая жизнь, привести исчерпывающий
перечень поводов представляет трудно разрешимой задачей.
Как известно, самым распространенным среди таких поводов является
рапорт
сотрудника
правоохранительного
органа,
который
выявил
совершение преступления лично. Данный рапорт в основном составляется по
результатам оперативно-розыскной деятельности. В части 2 статьи 11 ФЗ
«Об ОРД» предусматривается, что основанием и поводом для возбуждения
уголовного дела могут выступать результаты ОРД 72. Аналогичного рода
положения имеются в новой Инструкции о порядке представления
результатов
оперативно-розыскной
деятельности
органу
дознания,
следователю или в суд 73. В пункте четвертом Инструкции содержатся
положения о том, что результаты ОРД, соответствующие Инструкции (и
другим нормативно-правовым требованиям), могут служить как поводом, так
и основанием для возбуждения уголовного дела.
Следует согласиться с мнением, согласно которому в содержание
стадии возбуждения уголовного дела входит процессуальная деятельность по
приему информации о преступлении, ее оформлению и регистрации 74.
Данная деятельность урегулирована Кодексом лишь фрагментарно, главным
источником
выступают
ведомственные
нормативные
акты.
Согласно
Регламенту «регистрация сообщений – присвоение каждому поступившему
сообщению о происшествии порядкового номера и фиксация в учетной
Козилов Е.Н. Поводы к возбуждению уголовного дела: юридическая природа, система, пути
совершенствования // Уголовное судопроизводство. – 2007. – № 2. – С. 81-83.
72
Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». – М.: Проспект,
2004. – С. 141-142.
73
Приказ МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507,
ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от
27.09.2013 «Обутверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной
деятельности органу дознания, следователю или в суд» (Зарегистрировано в Минюсте России 05.12.2013 №
30544) // СПС «КонсультантПлюс».
74
Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. – М., 2000. – С. 68.
71
48
документации кратких сведений о нем. Принятое сообщение должно быть
зарегистрировано, то есть информация о нем должна быть внесена в Книгу
учета заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных
правонарушениях, о происшествиях (КУСП), посредство указания в ней
соответствующих сведений о времени, лице и сущности сделанного им
сообщения, данных о должностных лицах, его принявших и тех, кому
поручена проверка указанного сообщения. По окончании проверки в КУСПе
регистрируется принятое решение по существу сообщения и дата его
принятия. Таким образом, регистрация сообщений о преступлении –
деятельность, урегулированная, в основном, ведомственными нормативными
актами, осуществляемая, как правило, сотрудником дежурной части
правоохранительного органа и не входящей в деятельность по приему
сообщения о преступлении. Прием сообщений возложен на всех без
исключения сотрудников правоохранительных органов, а регистрация только
на специально уполномоченных»75.
Из положений УПК РФ можно сделать вывод об обязательных приеме
и проверке абсолютно любых сообщений о преступлениях. Между тем,
согласно Регламенту, в их список не входят анонимные заявления, не
подлежащие регистрации (п. 59). При этом различия между регистрацией и
приемом в УПК РФ не уточнены, а пункт 77 Регламента разводит эти
понятия. Следовательно,
принимающее сообщения о преступлении
должностное лицо обязано принять любое сообщение и оформить
надлежащим образом. В дальнейшем, должно быть принято решение либо о
регистрации сообщения и отправлении на проверку, либо о передаче
незарегистрированного сообщения в оперативное подразделение 76.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв.
ред. И.Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2013. – С. 423-424.
76
Приказ МВД России от 01.03.2012 № 140 «Об утверждении Административного регламента
Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему,
регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской
Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных
правонарушениях, о происшествиях» (Зарегистрировано в Минюсте России 20.06.2012 № 24633) //
Российская газета. – 2012. –1 августа.
75
49
При этом регистрация сообщения о преступлении так же важна, как и
его прием, поскольку сроки стадии возбуждения уголовного дела, которые
предусматривает закон, начинают свое истечение как раз с момента
регистрации сообщения в КУСП. Ст. 144 УПК РФ уточняет, что проверку
сообщения следует окончить не позднее трех суток со дня поступления.
Данный срок возможно продлить до 10, а затем и до 30 суток. Напомним, что
Закон об ОРД устанавливает, что одна из целей проведения оперативнорозыскные
мероприятия
–
раскрытие
преступлений
и
установление
виновных. Изменения законодательства в этом плане надо понимать в том
смысле, что срок проверки сообщения о преступлении возможно продлить не
только для установления оснований к возбуждению уголовного дела, но и
для
раскрытия
преступления.
Однако
здесь
прослеживается
четко
противоречие основной цели первой стадии уголовного процесса –
выяснению вопроса о том, имело ли место в действительности преступление
из сообщения. Таким образом, как считают некоторые ученые, в первой
стадии
уголовного
должностных
лиц
судопроизводства
несколько
задач:
законодатель
выяснение
возлагает
вопроса
о
на
наличии
преступления и раскрытие при наличии оного 77.
Завершая анализ проблематики, касающейся поводов к возбуждению
уголовного дела, нельзя не отметить того, что законодатель предпринял
попытку отказаться от формально-юридического толкования понятия
допустимости доказательств применительно к сообщениям о преступлениях
и сведениям, полученным в результате их проверки, и дал дополнительное
подтверждение их определению как «любых сведений». Признавая за
результатами
проверочных
процессуальных
действий
потенциальную
возможность обретения статуса доказательств, которые формируются вне
рамок
уголовно-процессуальной
формы
(до
момента
возбуждения
уголовного дела), законодатель тем самым указывает на приоритет таких
Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции: учебник для бакалавриата и
магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А. Зинченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2014. – С. 373.
77
50
оценочных свойств, как относимость и достоверность, при условии
соблюдения прав и законных интересов лиц, участвовавших в проведении
процессуальных проверочных действий. В этом мы усматриваем выход за
пределы классической доктрины, последствия которого трудно предсказать.
Ведь
приоритетное
значение
обеспечения
прав
и
интересов
лиц,
участвующих в проверочных действиях стадии возбуждения уголовного
дела, очевидно. Данный фактор, по сути, стал основным условием
допустимости доказательств в уголовном процессе.
Далее рассмотрим основание для возбуждения уголовного дела.
В качестве основания для возбуждения дела российское уголовнопроцессуальное законодательство называет наличие достаточных данных,
указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). В
содержании данного нормативного понятия, на наш взгляд, надо выделять
несколько моментов. Во-первых, важно учитывать предположительный
аспект данной нормы. Данных, указывающих на признаки преступления,
должно быть достаточно для формирования у должностного лица вывода о
вероятности наличия преступления. Решение о возбуждении уголовного дела
нередко
принимается,
исходя
из
предположительно
установленных
признаков преступления. Для возбуждения дела достаточно обоснованного
предположения, что преступление могло быть. Во-вторых, поступившие
данные должны указывать лишь на отдельные признаки преступления, а не
состав преступления 78.
Следует отметить, что установление наличия основания к возбуждению
уголовного дела не требует определенно достоверного знания о том, что
событие преступления имело место. В данном случае «закон говорит не о
факте преступления, а о его признаках. Поэтому при обнаружении трупа со
следами насильственной смерти уголовное дело подлежит возбуждению по
факту обнаружения трупа, который (факт) содержит признаки убийства, но
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // науч. ред. В.Т.
Томин, М.П. Поляков. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2011. – С. 438.
78
51
не по факту убийства. При обнаружении факта взлома сейфа, где хранились
деньги,
уголовное
дело
подлежит
возбуждению
по
факту
взлома,
содержащего признаки кражи с проникновением в хранилище, но не по
факту кражи, установить который предстоит следствию, а затем суду.
Уголовное дело возбуждается не тогда, когда событие преступления
установлено, а для того, чтобы установить, имело ли оно место»79.
Примечательно,
что
на
практике
вопрос
о
достаточном
для
возбуждения уголовного дела количестве данных регулярно становится
причиной противоречивых процессуальных решений. Подчеркнем, что
сведение о самом преступном факте, даже не раскрытом во всех
подробностях – уже достаточное основание для возбуждения уголовного
дела. Если фактические данные свидетельствуют, например, о краже, но не
упоминают об обстоятельствах, то уголовное дело все равно может быть
возбуждено. Если же имеющиеся сведения позволяют сделать однозначный
вывод о готовящемся или совершенном преступлении, но при этом возможно
существование и других версий, то такая ситуация также позволяет
возбудить уголовное дело. Аналогично, при наличии сведений о факте
преступления «недостаточность улик» не может быть аргументом для отказа
в возбуждении дела.
В уголовно-процессуальном законодательстве четко сказано, что
необходимо возбуждать уголовное
дело по каждому преступлению,
независимо от того, имеются какие-либо сведения о субъекте преступления
или нет, так как решением вопросов о виновных в преступном деянии
занимается не стадия возбуждения уголовного дела, а последующие стадии
уголовного процесса. Все сомнения в наличии факта преступления
толкуются в пользу возбуждения уголовного дела, а не наоборот.
Основание для возбуждения уголовного дела – это не доказанный факт
совершения преступления, а разумное предположение о наличии такого
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв.
ред. И.Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2013. – С. 423-424.
79
52
факта, порождающая обязанность государства расследовать признаки,
указывающие на этот факт и ответить на вопрос о необходимости
привлечения
к
уголовной
ответственности
лица,
совершившего
преступления, в случае установления такового.
Используемая законодателем терминология законодателя обусловлена
степенью
достоверности
возбуждению
дела
необходимой
информации.
для
принятия
«Достаточные
решения
по
доказательства»
по
определению всесторонни и объективно проверяемы, следовательно, имеют
высочайшую степень достоверности. 80
В контексте принятия решения степень достоверности «достаточных
данных»
ниже
оной
у
«достаточных
доказательства».
Вопрос
о
достаточности данных для возбуждения уголовного дела в каждом
конкретном случае разрешает с учетом всей совокупности первичных
материалов компетентное первичное лицо (ч. 1 ст. 17 УПК РФ).
Согласно требованиям УПК РФ о принятии решения о возбуждении
уголовного дела на основе фактических данных, выводы следователя,
дознавателя, руководителя следственного органа, органа дознания не могут
опираться на слухи или иные сомнительные источники. Но на самом деле,
разумеется, каждое поступившее сообщение о преступлении необходимо
тщательно рассмотреть и проанализировать.
Информационные сведения негласного порядка могут оказаться
значимы при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, но их нужно
проверить при помощи других полученных в ходе доследственной проверки
сведений. Задачи стадии возбуждения уголовного дела должны строго
ограничивать пределы проверки по сообщению о правонарушении. Те
данные, которые следует устанавливать в ходе предварительного следствия
либо дознания, не проверяются. В ходе проверки в первую очередь
необходимо установить, действительно ли событие, о котором указывается в
Петров А.В. Достаточные данные – необходимое условие для возбуждения уголовного дела //
Законность. – 2011. – № 2. – С. 8-9.
80
53
заявлении или сообщении, имело место, и содержит ли оно признаки
правонарушения.
Общепринято считать, что достаточность данных – это их качество и
совокупность,
позволяющие
сделать
обоснованное
предположение
о
совершении или подготовке к совершению правонарушения 81. Нормативное
требование к достаточности совокупности доказательств содержится в части
1 статьи 88 УПК РФ. В теории уголовно-процессуальных доказательств
достаточностью принято считать возможность для правильного разрешения
всех вопросов, входящих в предмет доказывания. Предметом доказывания в
стадии
возбуждения
являются
признаки
или
даже
один
признак
преступления. Достаточной будет такая совокупность данных, полученных
следственным и иными, неследственными способами, которая позволит
правоприменителю с высокой степенью вероятности судить о том, что имело
место преступление, которое требует предварительного расследования.
Постановление о возбуждении уголовного дела требует наибольшей
обоснованности, лежащее в его основании основание должно быть
подтверждено достаточной совокупностью обвинительных доказательств; их
недостаточность порождает разумные сомнения в доказанности и влечет за
собой решение об отмене постановления как необоснованного и дальнейшей
проверки ставших известных обстоятельств.
Как показывает судебно-следственная практика, зачастую заявители
сообщают о наличии признаков преступления и даже ссылаются на
конкретные нормы Уголовного кодекса. Однако такого рода конкретизация
не имеет, как правило, обязательного значения (кроме дел частного и частнопубличного обвинения) при решении вопроса о принятии процессуального
решения в стадии. Зачастую при проверке таких заявлений оказывается, что
преступления не было или, что заявление стало результатом либо
ненадлежащего знания фактов, или неправильной оценки степени их
Васюков В.Ф., Марковичева Е.В. Проблемные вопросы возбуждения уголовных дел на
современном этапе: монография. – М.: Проспект, 2016. – С. 56.
81
54
общественной опасности. Поэтому, по смыслу УПК РФ, если имеющиеся
объективные данные свидетельствуют о самом факте преступления, то этого
должно быть достаточно для возбуждения уголовного дела.
Не согласимся с мнением, согласно которому материалы, поступающие
из органа дознания, должны быть настолько отработаны, чтобы давать
следователю перспективу расследования и даже обвинения. Многие
следователи и руководителя следственных органов грешат тем, что
заставляют сотрудников оперативных аппаратов фактически проводить
предварительное
расследование
в
завуалированной
форме 82.
Это
противоречит требованию, содержащемуся в ч. 2 ст. 140 УПК РФ.
Остается актуальной давняя истина о том, что требование о
необходимом установлении всех элементов состава преступления в их
совокупности на стадии возбуждения уголовного дела в законе отсутствует.
Установление всех элементов состава преступления на данном этапе не
требуется. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно
установки минимального количества признаков деяния, по которым и
предполагается его преступность. Разумеется, вопрос о достаточности
фактических данных, которые в каждом конкретном случае позволяют
следователю, дознавателю принять решение о возбуждении уголовного дела,
является непростым. Достаточность – это оценочное понятие и сфера
дискреционного усмотрения, предоставляемая законом в данном случае
правоприменителю довольна широка. Что, в свою очередь, требует от него
высокого уровня правового сознания и в целом требуется культура
правоприменения.
Наиболее распространено мнение, что органы судопроизводства на
момент возбуждения уголовного дела, как правило, выносят вывод
предположительный, вероятностный.
Затягивание решения вопроса о
возбуждении уголовного дела может повлечь за собой уничтожение следов
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв.
ред. И.Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2013. – С. 423-424.
82
55
преступления, поэтому проверка сообщения о преступлении не должна
необоснованно расширяться 83.
Фактические данные, достаточные для предположения о совершении
преступления, могут содержаться как в самом сообщении (поводе), так и
прилагаемых к нему различного рода документах, а более всего их можно
ожидать в материалах доследственной проверки, проведенной в соответствии
со статьями 144, 145 УПК РФ.
Таким образом, основание для возбуждения уголовного дела – это в
первую очередь вероятностные фактические данные, которых достаточно для
формирования у компетентного должностного лица предположения о
наличии совершенного деяния, подпадающего под признаки того или иного
преступления, закрепленного в УК РФ. На практике нельзя отделить
элементы основания для возбуждения уголовного дела друг от друга, так они
представляют единый процесс предметной и мыслительной деятельности.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В.
Мозякова. – М.: Юристъ, 2002. – С. 312-313.
83
56
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ РАССМОТРЕНИЯ СООБЩЕНИЙ О
ПРЕСТУПЛЕНИИ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
2.1. Особенности приема и регистрации сообщений о преступлениях в
российском уголовном процессе
Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении – одно из
средств реализации конституционного права граждан на обращение в
государственные органы. С ним же связана обязанность органов по
принятию заявления, регистрации, проверке и принятию обоснованного,
законного решения, уведомлении заявителя об этом факте. Нормативное
закрепление порядка рассмотрения сообщения о преступлении важно с точки
зрения определения процессуальных прав и обязанностей участников
уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела.
Деятельность по рассмотрению сообщения о преступлении как
уголовно-процессуальную регулируют в первую очередь нормы УПК РФ.
Для
того
чтобы
выявить
проблемные
вопросы,
возникающие
при
осуществлении процессуального порядка его рассмотрения и проверки,
необходимо определить понятие собственно «сообщения о преступлении». П.
43 ст. 5 УПК РФ к сообщениям о преступлении относит: «заявление о
преступлении», «явку с повинной», «рапорт об обнаружении преступления».
Заявление о преступлении представляет собой обращение физического
лица, в котором в устной или письменном форме содержится информация о
совершенном или готовящемся преступлении, направленное в орган,
уполномоченный его рассматривать. Заявление о явке с повинной –
добровольное личное обращение физического лица, сделанное в устном или
письменном виде, содержащее сведения о совершенном им преступлении,
направленное в орган, уполномоченный его рассматривать. Рапорт об
57
обнаружении признаков преступления, согласно ст. 143 УПК РФ, это
документально оформленное официальное обращение должностного лица
органа, уполномоченного рассматривать сообщения о преступлении, о его
принятии и содержащее информацию о совершенном или готовящемся
преступлении, полученную им непосредственно или от источника таковой.
Таким образом, законодатель объединяет под одним понятием «сообщение о
преступлении» три различных по форме обращения. Полагаем, что это не
случайно, поскольку они имеют следующие общие признаки. Заявление о
преступлении, явка с повинной и сообщение о совершенном или
готовящемся преступлении, полученные из иных источников, служат не
только поводами для возбуждения уголовного дела, но и для начала
уголовно-процессуальной деятельности по рассмотрению сообщения о
преступлении. Повод представляет собой фактическое обстоятельство,
которое дает начало последующим действиям, последствиям. Сообщение о
преступлении является поводом для начала уголовно-процессуальной
деятельности в досудебном производстве, которое согласно п. 9 ст. 5 УПК
РФ начинается с момента его получения. Кроме того, сообщение о
преступлении
выступает
законодательно
определенным
условием,
побуждающим уполномоченные органы выполнить обязанность осуществить
уголовно - процессуальные действия (ч. 1 ст. 144 УПК РФ) и фактическим
обстоятельством,
порождающим
уголовно-процессуальные
отношения.
Общая теория права подобные обстоятельства относит к юридическим
фактам, с которыми связывают возникновение, изменение или прекращение
правоотношений84. Таковыми и являются заявление о преступлении,
заявление о явке с повинной и сообщение о совершенном или готовящемся
преступлении, полученное из иных источников. Подобную позицию
отстаивают Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин, рассматривая повод как
84
Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982. С. 163.
58
юридический факт, порождающий указанные в законе права и обязанности,
складывающиеся из них отношения85.
Кроме того, сообщение о преступлении является для уполномоченных
органов
источником
информации
о
совершенном
или
готовящемся
преступлении. Сообщение о преступлении направляется в адрес органа, в
чью
компетенцию
деятельности
в
входит
осуществление
досудебном
уголовно-процессуальной
производстве
и
рассматривается
уполномоченным на то должностными лицами. Оно должно быть оформлено
в
письменном
виде,
иметь
предусмотренные
законом
реквизиты,
процессуальную форму и рассматриваться в процессуальном порядке,
предусмотренном ст. 144 УПК РФ.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод относительно того, что
«сообщение о преступлении – заявление о преступлении, заявление о явке с
повинной и рапорт об обнаружении признаков преступления, оформленные в
соответствии с требованиями ст. 141 - 143 УПК РФ, адресованные органу,
уполномоченному осуществлять уголовно - процессуальную деятельность в
досудебном производстве, содержащие сведения о совершенном или
готовящемся преступлении и подлежащие рассмотрению в порядке ст. 144
УПК РФ».
Вышеперечисленные
признаки,
характеризующие
сообщение
о
преступлении, позволяют отграничить его от понятия «сообщение о
происшествии», которое также поступает в уполномоченные органы. В
межведомственных
и
ведомственных
нормативных
правовых
актах,
устанавливающих единый порядок организации приема, регистрации и
проверки сообщений о преступлениях, данное понятие не определено.
Исключением является «Инструкция о порядке приема, регистрации и
разрешения в территориальных органах МВД России заявлений и сообщений
о
преступлениях,
об
административных
правонарушениях,
о
происшествиях», утвержденная Приказом МВД России № 736 от 29. 08. 2014
85
Жогин Н. В., Фаткуллин Ф. Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 92 – 94.
59
года86 (далее Инструкция МВД России), в которой под сообщением о
происшествии понимается письменное заявление о событиях, угрожающих
личной или общественной безопасности, в том числе о несчастных случаях,
дорожно-транспортных происшествиях, авариях, катастрофах, чрезвычайных
происшествиях, массовых отравлениях людей, стихийных бедствиях, в
отношении которых требуется проведение проверочных действий с целью
обнаружения возможных признаков преступления или административного
правонарушения (п. 2. 1. 3. Инструкции МВД России).
Данная Инструкция предусматривает единый для всех сообщений
порядок их приема и регистрации, однако проверка сообщения о
происшествии имеет существенные отличия. Так, срок рассмотрения
определяется руководителем (начальником) территориального органа МВД
России с учетом требований ч. 3 ст. 8 и статьи 12 Федерального закона от 02.
05. 2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской
Федерации»87.
Проверка
сообщения
о
происшествии
имеет
целью
обнаружение возможных признаков преступления, проводится не уголовнопроцессуальными, а административными средствами. Различны и решения,
принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о происшествии и
срок их принятия.
В случае установления при проверке сообщения о происшествии
обстоятельств, указывающих на признаки преступления, исполнитель обязан
незамедлительно подготовить рапорт об этом для доклада руководителю
территориального органа и регистрации в Книге учета сообщений о
преступлении (п. 47 Инструкции МВД России).
Процессуальный порядок рассмотрения сообщения о преступлении
предусмотрен ч. 1 ст. 144 УПК, в соответствии с которой, «дознаватель,
Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных
органах МВД Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных
правонарушениях, о происшествиях: приказ МВД России № 736 от 29.08. 2014 // СПС «Консультант Плюс».
87
Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ(ред. от 03.11.2015) // «О порядке рассмотрения
обращений граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 19. Ст. 2060.
86
60
орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, обязаны
принять сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении».
К сожалению, практика показывает, что существуют проблемы с
соблюдением должностными лицами данной нормы. Это, в свою очередь,
затрудняет обеспечение принципов уголовного судопроизводства. При этом
нарушения законов допускаются повсеместно, по всем регионам страны. К
сожалению, в настоящее время отсутствует законодательный механизм,
обязывающий должностное лицо при приеме сообщения разъяснять
гражданам процессуальный порядок его рассмотрения. Также в ст. 144 УПК
РФ отсутствует норма. предписывающая должностному лицу разъяснять
заявителю
порядок
обжалования
принятого
решения
и
действий
должностных лиц. Полагаем, что это противоречит ч. 1 ст. 11 УПК РФ,
которая обязывает суд, прокурора, следователя и орган дознания разъяснять
участникам
уголовного
судопроизводства
их
права,
обязанности
и
ответственность.
Последний тезис актуален, так как состояние законности при приеме
регистрации сообщений о преступлениях на протяжении длительного
времени характеризуется стабильным ростом количественных показателей и
многообразием видов, форм нарушений и способов их совершения. Практика
прокурорского надзора показывает, что объем нарушений продолжает
оставаться значительным88, они носят массовый характер и имеют статус
традиционных, а проблема учетно-регистрационной дисциплины длительное
время не находит своего разрешения.
Также полагаем, что в настоящее время имеется потребность в более
четкой классификации видов нарушений при приеме и регистрации.
Несмотря на то, что типичные нарушения известны науке и практике, их не
становиться меньше. Растут не только масштабы их распространенности, но
и, что особенно важно, постоянно видоизменяются, обновляются и
88
Петров А. Надзор за законностью отказа в возбуждении уголовного дела /Законность. 2013. №7.
С.19.
61
совершенствуются
последствия
их
формы,
нарушений
виды,
методы,
установленного
способы.
порядка
Негативные
реагирования
на
поступающие сообщения о преступлениях существенны и ощутимы. Кроме
того, в настоящее время произошли кардинальные изменения в уголовнопроцессуальной деятельности по рассмотрению сообщений о преступлении,
приняты
новые
федеральные
межведомственные
законы,
нормативные
обновлены
правовые
ведомственные
акты.
и
Продолжается
реформирование правоохранительных органов, изменяются их структура и
полномочия,
проводятся
переаттестация
и ротация
организационно
кадров.
-
штатные
Осуществляются
перестановки,
мероприятия
по
модернизации условий работы должностных лиц за счет внедрения
современных информационно-коммуникационных технологий приема и
регистрации сообщений, оперативного на них реагирования, внедряются
технические средства контроля.
Анализ
материалов
служебных
проверок
и
дисциплинарных
производств, документов по деятельности постоянно действующих комиссий
по соблюдению учетно-регистрационной дисциплины в органах внутренних
дел,
актов
прокурорского
реагирования
и
надзорных
производств
прокуратуры свидетельствует о наличии следующих основных нарушений,
допускаемых должностными лицами при приеме сообщения о преступлении.
В первую очередь, речь идет о прямом отказе в приеме сообщения. Это
находит свое выражение в непринятии заявления у гражданина. Как правило,
такое нарушение носит латентный характер, так как большая часть лиц,
получивших отказ, не обращается с жалобами на неправомерные действия.
Несмотря на это, в 2013 году прокурорами установлено 4 тысячи прямых
отказов в приеме заявлений о преступлениях и случаев отсутствия их
62
регистрации
при
наличии
бесспорных
оснований
для
проверки
и
возбуждения дел89.
Следует заметить, что в течение полувека прямой отказ в приеме
сообщения
занимал
лидирующие
позиции
в
структуре
нарушений,
допускаемых на этапе приема. На это, в частности, указывает Е. М.
Головащук90. В настоящее время по оценкам практиков в общей структуре
нарушений учетно-регистрационной дисциплины данный вид встречается
достаточно редко вследствие внедрения технических средств контроля и
записи сообщений, постоянного ужесточения дисциплинарной практики,
усиления роли прокурорского надзора и совершенствования форм и методов
ведомственного контроля.
Еще одним нарушением является завуалированный отказ в приеме
сообщения, представляющий собой особую форму непринятия сообщения. В
этом случае должностные лица, как правило, используют различные
аргументы, способы и методы «технологии обмана» и убеждают заявителя
отказаться
от
его
подачи.
Практика
показывает,
что
наиболее
распространенными аргументами, которые используют должностные лица
для уговоров заявителей являются: длительность срока рассмотрения
сообщения, необходимость неоднократных вызовов в полицию, прокуратуру,
суд, отсутствие следственной и судебной перспективы, загруженность в
работе,
малозначительность
ущерба,
надуманные
мотивы (например:
преступление совершено не на территории обслуживания, у заявителя нет
документов на похищенные вещи, перекладывание вины на заявителя,
сомнение в достоверности информации и предложение заявителю пройти
проверку на детекторе лжи и т.п.).
Еще одним серьезным нарушением является фальсификация, т.е.
сознательное изменение смыслового содержания полученной информации о
Доклад Генерального прокурора РФ Ю. Я. Чайки на заседании Совета Федерации Федерального
Собрания Российской Федерации 29 апреля 2014года. –[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ge
№proc.gov.ru/smi/i №terview (дата обращения: 08.06.2014).
90
Головащук Е. М. Процессуальное противодействие укрытию преступлений органами внутренних
дел: дис… канд. юрид. наук. Красноярск. 2003. С. 52.
89
63
совершенном преступлении. Искажение сведений осуществляется самим
должностным лицом или заявителем, но под влиянием сотрудника либо при
его
непосредственном
участии.
Корректировке
подвергаются
как
информация, содержащаяся в сообщении о преступлении, так и любой
реквизит процессуально оформленного документа. Целью такой незаконной
деятельности
является
получение
гарантированной
перспективы
для
принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, поэтому выбор
объекта корректировки достаточно широк. О том, что прокурорами в 2013
году в органах, осуществляющих предварительное расследование, выявлены
факты склонения заявителей к изменению показаний на некриминальные
версии и фальсификация материалов, говорит и Генеральный прокурор
Российской Федерации Ю. Я. Чайка91.
Анализ отказных материалов, уголовных и номенклатурных дел,
находящихся в отделах полиции в районах Московской области позволил
определить следующие ее виды:
1) фальсификация даты написания сообщения о преступлении
(отсутствие таковой или проставление даты более поздним числом с целью
искусственного увеличения сроков рассмотрения сообщения о преступлении;
2) занижение стоимости похищенного;
3) внесение дополнительных сведений, не сделанных заявителем;
4)
незаконная
квалификация
деяния
как
правонарушения,
как
преступления, но меньшей тяжести, отсутствие состава преступления при
наличии объективных признаков уголовно-наказуемого деяния;
5) умышленное разделение тяжкого преступления на два преступления
небольшой тяжести;
6) неполнота отражения информации в КУСП;
Интервью Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки «Российской газете» /
Российская газета. № 6275 от 10 января 2014 года.
91
64
7) списание в специальное номенклатурное дело сообщений о
преступлениях, содержащих признаки преступления без принятия по ним
процессуального решения в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ;
8) подделка процессуальных документов. Отмечается разнообразие ее
видов, способов и форм:
– полная подделка сообщения о преступлении, процессуального документа; подмена заявления; подделка объяснения заявителя, изменившего
свою первоначальную позицию;
– частичная подделка документа: изменение первоначального текста
со-общения в учетных документах; искажение информации в сообщении о
преступлении; внесение в документы заведомо ложных сведений; изменение
содержания
первоначального
объяснения
заявителя;
дописка
в
процессуальном документе (заявлении, объяснении) должностным лицом
своей рукой измененным почерком о нежелании заявителя проводить
проверку либо привлекать к ответственности.
К сожалению, следует согласиться с авторами, отмечающими, что
«способы
фальсификации
сообщения
о
преступлении
постоянно
пополняются за счет появления новых, «изобретаемых» в различных
регионах
страны:
подмена
предметов
преступления;
изменение
и
уничтожение записей сотрудниками дежурной части в официальных
документах и с цифровых регистраторов речевых сообщений. Нарушения
процедуры регистрации сообщения о преступлении: укрытие сообщения от
регистрации;
поступившего
несвоевременная
по
почте;
регистрация
передача
в
сообщения
КУСП
сообщения,
непосредственному
исполнителю без регистрации; регистрация в режиме «постфактум» и
фальсификация его даты; нарушение порядка выдачи талонов - уведомлений
о принятом заявлении»92.
Сиверская Л.А., Смирнова Н.А. К вопросу о стадии возбуждения уголовного дела. Вестник
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2015. Т. 21. № 1. С. 179.
92
65
Причины
нарушений
преступлениях
в
своей
в
процессе
основе
регистрации
имеют
недостатки
сообщений
о
отечественного
законодательства.
В частности ч. 1 ст. 144 УПК РФ ведет речь только о приеме
сообщения
о
преступлении.
Регистрация
закрепляется
только
в
ведомственном законодательстве, которое часто имеет противоречивый и
разрозненный характер.
Однако регистрацию сообщения о преступлении можно рассматривать
как самостоятельный элемент процессуального порядка его рассмотрения. В
связи с этим, на наш взгляд, целесообразно закрепить данное положение в
УПК РФ. В этой связи следует согласиться с мнением ученых, говорящих о
необходимости закрепления в уголовно-процессуальном законе основных
положений,
касающихся
преступлениях93.
Так,
С.
приема
В.
и
регистрации
Коржев
полагает,
информации
что
о
необходимо
регламентировать в УПК РФ процедуру регистрации сообщений о
преступлении94.
Полагаем, что устранение противоречий в нормах УПК РФ и
ведомственных правовых актов требует изменения редакции ч. 1 ст. 144 УПК
РФ и изложения ее в следующей редакции: «Дознаватель, орган дознания,
следователь,
руководитель
зарегистрировать,
следственного
проверить сообщение
органа
о любом
обязаны
принять,
совершенном
или
готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной
настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3-х суток
со дня поступления указанного сообщения». Это будет способствовать
устранению противоречий в толковании и повысит регистрационно-учетную
дисциплину.
Манова Н. С., Францифоров Ю. В. Проблемные аспекты стадии возбуждении уголовного дела по
новому УПК РФ // Российский судья. 2003. № 5. С. 21-24.
94
Коржев С. В. Роль прокурора в обеспечении неотвратимости уголовной ответственности за
преступление / Законность. 2011. № 4. С. 1-15.
93
66
2.2. Институт рассмотрения сообщений о преступлении в российском
уголовном процессе
К настоящему времени сложились разнообразные научные подходы к
определению значения и сущности уголовно-процессуальной деятельности в
стадии возбуждения уголовного дела. Эта деятельность не сводима только к
вынесению процессуального решения о возбуждении уголовного дела либо
об отказе в возбуждении уголовного дела. Вынесению соответствующего
процессуального решения, знаменующего переход на следующую стадию
уголовного
судопроизводства,
предполагает,
что
ему
предшествует
деятельность соответствующих должностных лиц по установлению наличия
или отсутствия условий, необходимых для возбуждения уголовного дела. Не
случайно, в науке уголовного процесса достаточно давно высказывается
точка зрения, согласно которой стадия возбуждения уголовного дела может
быть переименована в стадию рассмотрения и проверки сообщений о
преступлении95.
Как уже отмечалось выше, в последние годы, в научной литературе
идет активная дискуссия по вопросу целесообразности сохранения в
отечественном уголовном судопроизводстве стадии возбуждения уголовного
дела.
Л. В. Головко полагает, что основная проблема «доследственной
проверки» может быть разрешена только ее заменой полноценным
«полицейским дознанием»96.
Следует согласиться с авторами, отмечающими, «что каждая страна
уникальна в своем развитии и поэтому невозможно и нецелесообразно
копировать чужую правовую систему и использовать ее положения без
соотнесения
с
собственной
историей
и
современными
реалиями.
Примечательно, что еще один аргумент сторонников позиции упразднения
Сиверская Л. А. Рассмотрение сообщения о преступлении как уголовно-процессуальный институт
// Вестник Владимирского юридического института. 2011. № 2 (19). С. 105.
96
Головко Л. В. Архетипы досудебного производства, возможные перспективы развития
отечественного предварительного следствия // Уголовное судопроизводство. 2014. №2. С.14.
95
67
стадии возбуждения уголовного дела о доказательственном значении
материалов «доследственной проверки», опровергнут законодателем в
Федеральном законе от 04. 03. 2013 № 23-ФЗ «О внесении изменения в
статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» (далее ФЗ от 04. 03. 2013
№ 23-ФЗ). Принципиальное значение имеет норма, предусмотренная ч. 1. 2
ст. 144 УПК РФ о том, что сведения, полученные в ходе проверки сообщения
о преступлении, могут быть использованы в качестве доказательств, при
условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК РФ. Точка зрения
сторонников
второй
позиции
основана
на
признании
того,
что
первоначальная стадия досудебного производства должна остаться в
российском уголовном процессе, поскольку она приводит в движение
механизм уголовного процесса, создавая правовую основу для выполнения
процессуальных
действий 97,
направленных
на
установление
события
преступления, изобличения лиц, виновных в его совершении 98, является
гарантией защиты прав личности 99 и своеобразным рубежом, отделяющим
граждан
от
сферы
применения
мер
уголовно-процессуального
принуждения»100.
По мнению Я. П. Ряполовой, «процессуальная деятельность по
выяснению наличия или отсутствия юридических и фактических оснований
для возбуждения уголовного преследования должна быть сохранена
независимо от принятых уголовно-процессуальных порядков»101.
Современные
необходимость
ученые-процессуалисты
кардинального
изменения
справедливо
правового
отмечают
регулирования
Лазарев В. А. Возбуждение уголовного дела как акт правового реагирования на преступные
посягательства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов. 2001. С. 1.
98
Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 300–О «По делу о проверке
конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального
кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда
граждан»// Собрание законодательства РФ. 2003. № 3. Ст. 267.
99
Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования
уголовно-процессуальной деятельности. М., 2003. С. 33-34.
100
Сиверская Л.А., Смирнова Н.А. К вопросу о стадии возбуждения уголовного дела. Вестник
Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2015. Т. 21. № 1. С. 179-183.
101
Ряполова Я. П. Процессуальные действия, проводимые в стадии возбуждения уголовного дела:
автореф. дис…канд. юрид. наук. М., 2013. С. 14.
97
68
деятельности по рассмотрению сообщений о преступлении и предлагают
устранить
ныне
существующие
законодательные
пробелы
и
правоприменительные недостатки. Следует согласиться О. И. Андреевой,
справедливо подчеркивающей, что «первоначальный этап реагирования на
сообщение о преступлении нуждается в реформе, но не в точечных
изменениях»102.
Таким
образом,
современное
российское
общество
и
правоприменители не готовы к ликвидации стадии возбуждения уголовного
дела.
Такое
принципиальное
изменение
всей
системы
уголовного
судопроизводство несет в себе риск снижения эффективности досудебного
производства и нарушения прав и свобод граждан.
В этой связи целесообразно сохранить стадию возбуждения уголовного
дела, поскольку в ее рамках может функционировать эффективный механизм
рассмотрения и проверки сообщений о преступлениях.
В тоже время, отечественный законодатель, безусловно, понимает
необходимость реформирования данной стадии. Об этом свидетельствует и
принятие Федерального закона от 04. 03. 2013 № 23-ФЗ, который
существенно изменил процессуальный механизм проверки сообщения о
преступлении.
Роль процессуальной деятельности по рассмотрению сообщений о
преступлении нельзя переоценить. Институт рассмотрения сообщения о
преступлении следует понимать как некую совокупность уголовнопроцессуальных
норм,
регулирующих
уголовно-процессуальную
деятельность по рассмотрению сообщения о совершенном или готовящемся
преступлении.
Порядок рассмотрения сообщения о преступлении регламентируется
нормами главы 19 УПК РФ, которая называется «Поводы и основания для
возбуждения уголовного дела». Однако название раздела VII УПК РФ далеко
Андреева О. И. О необходимости стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном
процессе России // Вестник Томского госуниверситета. 2012. № 3. С.109–112.
102
69
от идеального и должно подлежать корректировке за счет добавления в
название слов «Рассмотрение сообщения о преступлении». Такое название в
большей степени будет отражать специфику уголовно-процессуальной
деятельности по рассмотрению и проверке сообщения о преступлении 103.
К сожалению, в УПК РФ много терминологических нестыковок
применительно к рассмотрению сообщения о преступлении. В уголовнопроцессуальном законе не нашли закрепления многие элементы процесса
рассмотрения сообщения о преступлении. Подзаконные ведомственные акты
нередко только усугубляют ситуацию, так как противоречат УПК РФ.
Порядок рассмотрения сообщения, предусмотренный ч. 1 ст. 144 УПК
РФ, обязывает «дознавателя, орган дознания, следователя, руководителя
следственного органа принять, проверить сообщение о любом совершенном
или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, принять по нему
решение» в
установленный
законом
срок.
Таким
образом,
термин
«рассмотрение» в данном случае является обобщенным, включающим в себя
три самостоятельных вышеперечисленных действия. Прием сообщения о
преступлении»104 является основанием возникновения правоотношения по
поводу его рассмотрения. Несмотря на то, что это действие является важным
элементом процессуального порядка, нормы УПК РФ устанавливают лишь
процессуальную обязанность дознавателя, органа дознания, следователя и
руководителя следственного органа по приему сообщения о преступлении
(ч.1 ст. 144 УПК РФ) и право заявителя обжаловать действия должностных
лиц, отказавших в его приеме (ч. 5 ст. 144 УПК РФ).
Справедливо отмечено многими исследователями, что дефиниция ч. 1
ст. 144 УПК РФ содержит перечень самых общих элементов процедуры. В
ней не детализирован алгоритм приема сообщения, не получен ответ на
вопрос: перечень каких действий законодатель понимает под этой
Сиверская Л. А. Ретроспективный взгляд на эволюцию уголовно-процессуального института
рассмотрение сообщения о преступлении // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.
Некрасова. 2011. № 1. С. 248.
104
Сиверская Л.А. Алгоритм процессуального порядка рассмотрения сообщения о преступлении.
Вестник Владимирского юридического института. 2011. № 3. С. 134.
103
70
деятельностью. И только в п. 2 ст. 5 Типового положения о едином порядке
организации
приема,
регистрации
преступлениях105,утвержденного
и
приказом
проверки
сообщений
Генерального
о
прокурора
Российской Федерации от 29.12.2005. № 39, МВД России № 1070, МЧС
России № 1021, Министерства юстиции России № 253, ФСБ России № 780,
Минэкономразвития России № 353, ФСКН России № 399 (далее – Типовое
положение) указано, что «прием – это получение сообщения о преступлении
должностным лицом, правомочным или уполномоченным на эти действия».
К сожалению, на практике при приеме сообщения о преступлении
должностные
лица
ограничиваются
уточнением
обстоятельств
его
совершения, оценкой информации, анализом ее полноты, содержания и
достоверности, установлением данных о личности заявителя, определением
его правомочности, оформлением протокола принятия устного заявления о
преступлении или протокола явки с повинной.
Принятое
сообщение
подлежит
обязательной
регистрации.
К
сожалению, в действующей редакции в ч. 1 ст. 144 УПК РФ законодатель не
выделяет регистрацию в качестве элемента процессуального порядка
рассмотрения сообщения о преступлении.
В научной литературе также не сформировалось понятие регистрации,
а большинство авторов лишь оперируют определением, содержащемся в
межведомственном нормативном правовом акте. Нормы, раскрывающие
понятие «регистрация» в ведомственных инструкциях отличаются друг от
друга заметным своеобразием, а в инструкции ФСИН России 106 и приказе
Генерального прокурора Российской Федерации107 вообще не упоминаются.
О едином учете преступлений: приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 39,
МВД России № 1070, МЧС России № 1021, Минюста России № 253, ФСБ России № 780,
Минэкономразвития России № 353, ФСКН России № 399 от 29.12.2005// СПС «КонсультантПлюс».
106
Об утверждении Инструкции о приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах
Уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях: приказ Минюста России
№ 250 от 01.07.2006// СПС «КонсультантПлюс».
107
О порядке учета и рассмотрения в органах прокуратуры РФ сообщений о преступлениях: приказ
Генерального прокурора Российской Федерации №212 от 27.12. 2007// Законность. 2008.№ 3.
105
71
Следует отметить, что принятие объективного, обоснованного и
законного решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении
зачастую требует установления фактов, указывающих на наличие или
отсутствие признаков преступления. Данная цель достигается через проверку
сообщения о преступлении в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 144 УПК
РФ.
На наш взгляд, проверка сообщения о преступлении
пониматься
как
урегулированная
должна
уголовно-процессуальным
законом
деятельность дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя
следственного органа по сбору, изучению, анализу и оценке информации,
содержащейся в сообщении о преступлении, получению дополнительных
сведений,
проводимая
установления
наличия
указанными
или
в
законе
отсутствия
способами,
основания
для
с
целью
возбуждения
уголовного дела, а также принятия законного и обоснованного решения по
поступившему сообщению о преступлении.
Рассмотрение сообщения в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ должно
закончиться принятием соответствующего процессуального решения. К
сожалению, сущность данного понятия в УПК не раскрыта.
Между
тем,
необходимо
активно
использовать
возможности
толкования для устранения пробелов в законодательстве. Нам импонирует
определение, в свое время данное П.А. Лупинской, которая предлагала
понимать под решением «правовой акт, облеченный в установленную
законом
процессуальную
форму,
принимаемый
соответствующим
государственным органом в пределах своей компетенции и содержащий
ответы на возникающие по делу правовые вопросы, которые даются в
определенном законом порядке и выражают властное волеизъявление о
действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний
закона»108.
108
Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М.: Норма, 2010. С. 22.
72
Таким образом, процессуальный порядок рассмотрения сообщений о
преступлениях представляет собой комплекс установленных нормативными
предписаниями
действий,
последовательно
сменяющих
друг
друга,
элементами которого являются прием, регистрация, проверка сообщений о
преступлениях и принятие по ним решения.
2.3. Процессуальный порядок проверки сообщений о преступлении и его
совершенствование
Ключевой проблемы, связанной с понятием «возбуждение уголовного
дела», является проведение предварительной проверки или как ее иногда
называют – доследственной проверки в стадии возбуждения уголовного дела.
Несмотря на достаточно подробную регламентацию в статьях УПК РФ
уголовно-процессуальные нормы о доследственной проверке до сих пор
воспринимается в научной среде неоднозначно.
Только в течение последних двух лет были приняты федеральные
законы, которые существенным образом изменили ее формат109. К
настоящему времени первоначальная редакция статьи 144 УПК РФ
изменилась неузнаваемо. И это, очевидно, не конец реформ стадии
возбуждения уголовного дела и ее информационной сердцевины 110.
В теории уголовного процесса высказываются различные точки зрения
на правовую природу стадии возбуждения уголовного дела. Начать с того,
что ученые по-разному трактуют как предмет проверки, так и ее результаты.
Например, по утверждению Л.Н. Масленниковой, на стадии возбуждения
уголовного
дела
преступления,
что
фиксируется
лишь
является
законным
факт
обнаружения
основанием
для
признаков
проведения
Федеральный закон от 21.07.2014 № 218-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4219.
110
Химичева Г.П. Уточнить процедуру доследственной проверки // Уголовное судопроизводство.
2012. № 1. С. 23-26.
109
73
предварительного расследования 111. С этим следует согласиться. Поэтому
неверно выражение – «признаки состава преступления». О составе
преступления в стадии возбуждения уголовного дела речь еще не идет. Закон
имеет в виду любые сведения о любых признаках преступления; возможно,
это будут только отдельные элементы объективной стороны преступления 112.
Необходимость возбуждения уголовного дела может быть обусловлена
не только наличием очевидных признаков преступления, но и состоянием
правовой неопределенности, когда невозможно даже с небольшой долей
вероятности
предполагать
о
совершении
преступления.
Однако
эта
вероятность такова, что требует проведения следственных действий для
устранения этой неопределенности и получения фактов в пользу того или
иного окончательного решения по делу. Так бывает, по сообщениям об
исчезновении людей, когда нет тела, но есть лишь косвенные улики,
указывающие на возможность убийства. Кроме того, известно, что бывают
случаи возбуждения заведомо неперспективных в судебном плане дел по той
причине,
что
выяснение
обстоятельства,
дающего
основание
для
прекращения уголовного дела, возможно только в ходе расследования.
Требуется
возбудить
уголовное
дело,
установить
факт
совершения
обвиняемым преступления и только потом прекратить уголовное дело.
Однако такие случаи следует считать исключениями из общего
правила, потому что возможности доследственной проверки чаще всего
являются
вполне
достаточными,
чтобы
выяснить
необходимость
расследования выявленных признаков преступления для того, чтобы
привлечь виновного в его совершении к уголовной ответственности. Так что
111
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. М.:
Норма, Инфра-М, 2010. С. 452-453.
112
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 № 1-П «По делу о проверке
конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих
полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и
запросом Верховного Суда Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 2.
74
доследственная проверка по праву считается важнейшим и необходимым
элементом стадии возбуждения уголовного дела113.
Информационный продукт, получаемый в ходе этой проверки лишь в
той мере может претендовать на статус доказательств, в какой он получен
следственными действиями. В отношении другой его части существует
правовая неопределенность, поскольку и на практике и в теории по
фактические данные, полученные иными проверочными действиями, помимо
следственных, трактуются неоднозначно. В этой связи нельзя не признать
того, что центральное место в рассматриваемой нами в данном параграфе
проблематике занимают применяемые в ходе проверки иные действия и,
разумеется, правовая природа этих действий.
Нельзя не обратить внимания и на необязательный, факультативный
характер доследственной проверки – она проводится по мере необходимости,
это во многом альтернативный режим получения информации. В научной
литературе справедливо обращается внимание на то, что проведение
доследственной проверки не является обязательным условием возбуждения
каждого уголовного дела, ибо во многих случаях факт совершения
преступления является очевидным 114. Однако это обстоятельство не
преуменьшает значимости субинститута доследственной проверки как
таковой.
Как замечает Н.В. Пронин, споры относительно правовой природы
действий,
осуществляемых
в
рамках
доследственной
проверки,
не
утрачивают актуальности на протяжении многих лет. По мнению самого Н.В.
Пронина, такие меры лежат в плоскости административной деятельности. Но
переход в разряд уголовно-процессуальных средств возможен 115. Такого рода
идеи высказываются и другими авторами, однако сторонники чистоты
113
Петров А. В. Пределы проверки сообщения о преступлении и процессуальные способы ее
осуществления // Законность. 2012. № 5. С. 49.
114
Пронин Н.В. Особенности возбуждения уголовных дел таможенными органами Российской
Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2009. С. 39-41.
115
Пронин Н.В. Особенности возбуждения уголовных дел таможенными органами Российской
Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2009. С. 39-41.
75
доктрины с этим не согласны. По этой причине авторы Концепции судебной
реформы 1991 г. были категорическими противниками того, чтобы в стадии
возбуждения уголовного дела проводилось доказывание, и выступали за
ликвидацию доследственной проверки как псевдопроцессуального явления.
Так, И.Л. Петрухин указывал на необходимость проведения различных
мероприятий
при
доследственной
проверке
и
дублировании
этих
мероприятий в процессе предварительного расследования 116.
В этой позиции с ним был солидарен другой известный ученый – проф.
С.
Вицина,
который охарактеризовал
доследственную проверку как
неправовую, квазипроцессуальную процедуру, реализуемую за пределами
уголовного процесса117.
Вообще, применительно к институту предварительной проверки уже с
середины двадцатого века, еще до принятия УПК РСФСР 1960 г. приклеился
ярлык «суррогатного расследования». Сформировалась критическая позиция
по отношению к предварительной проверке, в основе которой лежал такой
довод, что УПК РСФСР вообще не предусматривал такого понятия как
«предварительная»
либо
«доследственная
проверка».
Эта
позиция
возобладала в Концепции судебной реформы 1991 г., авторы которой
исходили из недопустимости совершения действий, порождающих правовые
последствия, за пределами уголовного процесса и были сторонниками отказа
от доследственной проверки.
По мнению разработчиков Концепции, стадия возбуждения уголовного
дела может вполне существовать без доследственной проверки сообщений о
преступлении.
«Поскольку
цели
предварительного
расследования
заключаются не только в установлении обстоятельств совершенного
преступления, но и в определении некриминального характера события или
отсутствия
последнего,
будет
обоснованным
рассматривать
всякое
Петрухин И. Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право.
– 2005. – № 1. – С. 66-67.
117
Вицин С. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. –
2003. – № 6. – С. 56.
116
76
сообщение о преступлении, если на момент рассмотрения неочевидна его
ложность, как бесспорный повод к возбуждению уголовного дела» 118.
Критикуя данную позицию, Ю.А. Ляхов справедливо указал на то, что
указываемые
пороки
доследственной
проверки
(затягивание
сроков,
нарушения прав и законных интересов личности и пр.) в случае ликвидации
таковой просто перекочуют в стадию предварительного рас-следования,
поскольку критики
не
предложили
ничего
лучшего,
чем
начинать
предварительное расследование почти во всех случаях поступления
сообщения о преступлении в компетентные правоохранительные органы»119.
Во многом справедливо критикуемые недостатки доследственной
проверки, как деятельности не в полнее процессуальной, на наш взгляд,
являются основанием не для вывода о ликвидации этой проверки, а для
вывода о переформатировании стадии возбуждения уголовного дела. В
развитие этого положения уместно сослаться на позицию Н.П. Кузнецова,
который отмечал, что доследственная проверка регламентируется уголовнопроцессуальным
процессуального
законодательством
характера,
и поэтому не
компетентные
может не
государственные
иметь
органы,
участвующие в ней, принимают процессуальные решения совершают
юридически значимые действия, в том числе следственные действия на
основании норм Уголовно-процессуального Кодекса, а, следовательно, их
деятельность и связанные с ней отношения являются процессуальными 120.
Действительно, разработчики Концепции судебной реформы, ратуя за
упразднение доследственной проверки, не учли главного назначения стадии
возбуждения
уголовного
дела,
а
именно:
выступать
гарантией
от
необоснованного применения мер уголовно-процессуального принуждения, в
том числе при получении доказательств по делу. Кроме того, оперативность
и
простота
118
проверочных
действий
позволяют
правоохранителям
с
Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность. – 1995. – № 1.
– С. 53.
Химичева Г.П. Уточнить процедуру доследственной проверки // Уголовное судопроизводство. –
2012. – № 1. – С. 23-26.
120
Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С. 102.
119
77
наименьшей
затратой
сил
и
средств
отсортировать
поступающую
информацию на поводы к возбуждению уголовного дела и информацию не
имеющую уголовно-правового содержания. То же самое касается и
выяснения признаков преступления. Отсутствие необходимости полной
отработки
правовой
квалификации
поступивших
сведений
и
предварительный характер оценки события позволяет ограничиться более
примитивным инструментарием, по сравнению с тем, который требуется для
установления предмета доказывания – процессуальными/ следственными
средствами.
На
наш
взгляд,
законодатель
оправданно
допустил
элементы
свободного доказывания, не вполне конкретизировав способы осуществления
доследственной проверки. Однако анализ закона не позволяет говорить о
том, что подобная проверка проводится исключительно непроцессуальными
средствами, а потому и не имеет доказательственного значения. Помимо
методов,
выработанных
практикой
и
успешно
применяемых
в
административном производстве, доследственная проверка проводится и
сугубо
уголовно-процессуальными
средствами,
предусмотренными
в
частности (статьей 144, ч. 2 ст. 176, статьями 178, 179 УПК РФ). По
справедливому замечанию Г.П. Химичевой, доследственная проверка носит
процессуальный характер, поскольку в «ходе нее так же как при
расследовании, устанавливаются конкретные обстоятельства преступления.
Однако в отличие от предварительного расследования эта проверка
преследует иную цель. Если при расследовании устанавливаются все
обстоятельства совершенного преступления, то при рассмотрении сообщения
- только наличие или отсутствие признаков преступления, а также оснований
для отказа в возбуждении уголовного дела, необходимых для принятия
решения о возбуждении уголовного дела, об отказе в этом или о передаче
сообщения по подследственности или в суд. Именно поэтому рассмотрение
сообщения о преступлении по временным параметрам и процессуальным
способам, имеющимся в арсенале дознавателя, органа дознания, следователя,
78
руководителя следственного органа, не сопоставимо с предварительным
расследованием уголовных дел», хотя и порождает важные в правовом
отношении последствия 121.
Мы разделяем мнение о том, что средства доследственной проверки
лежат в плоскости уголовного процесса, утверждения о принципиальной
непроцессуальности доследственной проверки некорректны. Тем более
неправильно утверждать о противозаконности проверки сообщений о
преступлении. В тоже время нельзя не признать и того, что отсутствие
четкой
законодательной
регламентации
проведения
доследственной
проверки порождает недоверие к результатам мероприятий, осуществляемых
в ее рамках. Поэтому доля правды в утверждениях о «бессилии»
доследственной
проверки
есть.
доследственная
проверка
не
Как
всегда
утверждает
позволяет
Г.
В.
Матусевич,
установить
признаки
преступления122. С подобной аргументацией согласиться нельзя. Доступность
мер уголовно-процессуального принуждения, а именно о них ведет речь
указанный автор, является признаком иного рода деятельности, чем
доследственная проверка. Последняя, по нашему мнению, не должна
сопровождаться мерами, ограничивающими права лиц, как физических, так и
юридическими, и по большей части проводиться тайно, негласно, хотя и с
применением возможно большего количества следственных действий, а
также,
разумеется,
гласных
и
негласных
оперативно-розыскных
мероприятий. Меры уголовно-процессуального принуждения, на наш взгляд,
следует
разрешить
только
процессуального
решения
деятельности,
доступной
в
после
ходе
вынесения
соответствующего
уголовно-процессуальной
судебной
контролю,
гласной
обеспеченной
соответствующими уголовно-процессуальными гарантиями.
Химичева Г.П. Уточнить процедуру доследственной проверки // Уголовное судопроизводство. –
2012. – № 1. – С. 23-26.
122
Матусевич Г. В. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела: автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2004. С. 19.
121
79
На наш взгляд, в более верном направлении рассуждает Я.П. Ряполова.
Она выдвинула и защитила положение о том, что к проводимым в стадии
возбуждения уголовного дела осуществляются уголовно-процессуальные
действия по собиранию доказательств, к которым предъявляются особые
процессуальные и тактические требования. По ее мнению, выполнение этих
требований приводит к формированию доказательств 123. Таким образом, по
мнению указанного автора, предварительная проверка фактически является
уголовно-процессуальным доказыванием. Что, на наш взгляд, не вполне так в
настоящее время.
Если вспомнить историю, то по Уставу Уголовного судопроизводства
«доследственная проверка» (в нашем понимании) представляла собой одну
из форм дознания. Она была по большей части негласным полицейским
розыском, без производства следственных действий (ст. 254 УУС). При этом
данные этого розыска имели оспоримое доказательственное значение 124.
Конечно, институт доследственной проверки далек от идеала. Его
недостатки хорошо известны из многочисленных критических высказываний
его противников. В первую очередь тут надо указать на недопустимость
стирания всяких границ между предварительной проверкой и настоящим
предварительным расследованием. Безусловно, граница такая должна быть.
И мы не допускаем слияния в один флакон уголовно-процессуальной
деятельности, оперативно-розыскной и иных разновидностей активности
правоохранителей, к чему призывают некоторые реформаторы. Нам ближе
точка зрения, согласно которой формирование доказательств проходит
несколько циклов: досудебный, судебный циклы. При этом, на наш взгляд,
можно и нужно выделять циклы формирования доказательств в каждой из
досудебных стадий, то есть в стадии возбуждения уголовного дела
досудебные доказательства получают первую стадию формирования.
Ряполова Я.П. Процессуальные действия, проводимые в стадии возбуждения уголовного дела:
правовые, теоретические и организационные основы: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2012. – С. 10.
124
Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии
возбуждения уголовного дела: учеб. пособие. – Омск, 1990. – С. 7.
123
80
Очевидно, что не следует преувеличивать роль предварительной
проверки в сокращении сроков досудебного производства. И.Л. Петрухин
прав, указывая на то, что проведение предварительной проверки создает
лишь
иллюзию
коротких
доследственная
проверка
сроков
удлиняет
расследования:
сроки
на
самом
расследования,
деле
превращая
следователя в «процессуального оформителя» сведений, полученных в ходе
этой
проверки125.
предварительной
расследование,
Многие
исследователи
проверки
что
в
свою
отмечают
превращаться
очередь
в
эту способность
основную
обесценивает
проверку-
предварительное
расследование, приводит к дублированию проверочных и следственных
действий, превращает процессуальную форму в формальность и в конечно
счете ведет к ослаблению процессуальных гарантий прав личности и создает
предпосылки для пресловутого упрощенчества и на деле беззакония126.
К числу традиционных пороков доследственной проверки относят
слабость процессуальных гарантий соблюдения прав и законных интересов
лиц во время ее проведения. Многие ученые указывают на то, что в
отсутствии
фигуры
подозреваемого,
равно
как
и
в
отсутствии
процессуального статуса у других участников стадии, со стороны органов
предварительного
расследования
возможны
злоупотребления
и
даже
преступления против прав личности 127. Однако доследственная проверка
направлена лишь на установление достаточных данных, позволяющих
принять решение о проведении предварительного расследования. Это
касается и данных о возможном преступнике. Поскольку процесса как
деятельности сторон еще нет, а есть оперативное реагирование на сообщение
о
преступлении,
предварительного
то
есть
односторонняя
расследования,
говорить
деятельность
о
органов
состоятельности
125
Петрухин И. Л. Возбуждение уголовного дела по действующему УПК РФ // Государство и право.
– 2005. – № 1. – С. 66.
126
Пронин Н.В. Особенности возбуждения уголовных дел таможенными органами Российской
Федерации: дис. … канд. юрид. наук. – Самара, 2009. – С. 16.
127
Чиннова М. В., Сучков А. В. К вопросу о законности и обоснованности принятия процессуальных
решений и проведения проверочных мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела в уголовном
процессе России // Российский судья. – 2013. – № 6. – С. 14 – 18.
81
процессуального статуса подозреваемого в данной стадии не приходится.
Есть обязанность соблюдения прав подозреваемого со стороны органа
предварительного расследования, но закон не ожидает процессуальной
активности
со
стороны
подозреваемого,
его
защитника,
для
этого
предназначен формат предварительного расследования. Вряд ли отсутствие
полноформатного
участия
в
стадии
возбуждения
уголовного
дела
деятельности стороны защиты делает проверку сообщений о преступлениях
беззаконной: она слишком скоротечна и предполагается возможно скорый
переход в иной правовой режим процессуальной деятельности, где стороне
защите законом предоставлен широкий спектр прав для защиты (статьи 46,
47 УПК РФ).
Противники
существующей
правовой
модели
предварительной
проверки указывают на заявителя, чьи права и законные интересы уязвимы в
ситуации, складывающейся в стадии возбуждения уголовного дела. Опыт
правоприменительной практики подтверждает как будто эти опасения:
укрывательство преступлений, неправомерный отказ в принятии заявления и
его регистрации были и, к сожалению, продолжают иметь место. Но данное
негативное
обстоятельство
может
быть
нейтрализовано
внесением
изменений в Кодекс и нормативные акты, регулирующие прием и
регистрацию
сообщений
о
преступлениях,
о
чем
пишут
многие
исследователи128.
Есть еще одна негативная черта доследственной поверки, на которую
обращают внимание некоторые процессуалисты: время, выделенное на
доследственную проверку, играет на руку лицам, уклоняющимся от
уголовной ответственности. Затянутая доследственная проверка не дает
предпринять своевременные меры по пресечению неправомерного поведения
лиц, которые стремятся уйти от ответственности, избежать возмещения
преступного вреда, помешать доказыванию истины по уголовному делу.
Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав личности в стадии возбуждения уголовного дела // Российская
юстиция. 2010. № 2. С. 43.
128
82
Своевременно начатое предварительное расследование позволяет лучше
обеспечить достижение целей уголовного процесса, откладывание принятия
решения о возбуждении уголовного дела приводит к утрате доказательств,
утрате
возможности
расследование
провести
обстоятельств,
полное,
имеющих
всестороннее,
существенное
объективное
значение
для
правильного разрешения уголовного дела.
Конституционный Суд РФ в ряде своих решений неоднократно
подтверждал
конституционность
проверки
не
и
заинтересованных
усмотрел
лиц
правового
нарушения
действующим
режима
прав
доследственной
потерпевшего,
иных
уголовно-процессуальным
законодательством, регулирующим стадию возбуждения уголовного дела129.
По традиции некоторые ученые усматривают негатив в доследственной
проверке в том, что она якобы влечет напрасные затраты труда и рабочего
времени сотрудников правоохранительных органов. По этому поводу надо
сказать, мероприятия, проводимые в рамках доследственной проверки, и
направлены на определение криминального либо некриминального характера
события, экономят время и силы тех же правоохранителей в стадии
предварительного
расследования.
Мы
считаем,
что
предварительная
проверка, проеденная оперативно и качественно, позволяет быстро принять
решение о начале предварительного расследования, то есть создает
предпосылки для достижения целей, предусмотренных статьей 6 УПК РФ.
Экономить силы и средства для достижения этих целей нельзя, вопрос стоит
о формате, месте и времени приложения этих сил. Можно предположить, что
предварительная проверка в стадии возбуждения уголовного дела решает
целый ряд задач. в том числе и процессуальной экономии.
Отмеченные моменты, характеризующие обратную сторону института
доследственной проверки, подтверждают известную истину о том, что
Определение Конституционного Суда РФ от 13.05.2014 № 977-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданки Гальцовой Галины Сергеевны на нарушение ее конституционных прав
пунктом 2 части первой статьи 24, частью первой статьи 42 и частью первой статьи 148 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». Время обращения 30 ноября
2014 г.
129
83
отрицательные свойства явления есть продолжение его сильных качеств. Так
же в нашем случае, институт доследственной проверки является частью
следственной системы досудебного производства и ему свойственно все то,
что
присуще
любому
из
следственных
процессуальных
явлений.
Законодатель сделал все, чтобы соблюсти пропорции, меру в урегулировании
процедуры доследственной проверки, но идеал никогда не будет достигнут.
Поэтому следует еще раз подчеркнуть, «что такого рода разведывательная,
пограничная, смешанная по своему правовому содержанию деятельность,
оперативная и гибкая по набору познавательных средств, совершенно
необходима и целесообразна»130. Поэтому без этого института будет еще
хуже, не надо ломать того, что работало.
У нашего законодателя есть понимание того, что существующий
формат доследственной проверки нуждается в модернизации. Об этом
свидетельствуют изменения в регулировании порядка предварительной
проверки сообщения о преступлении, которые произошли в 2013-2014 годах.
С вступлением в силу 15 марта 2013 г. Федерального закона от 4 марта
2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного
кодекса
Российской
Федерации
и
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской Федерации»131 в ч. 1 ст. 144 УПК РФ был существенно расширен
перечень следственных и иных процессуальных действий, допускаемых в
стадии возбуждения уголовного дела. А в новой редакции ч. 1.1 и 1.2 ст. 144
УПК РФ и в новой главе 32.1 УПК РФ были скорректированы требования к
проверке и оценке сведений, полученных в ходе проверки сообщений о
преступлениях.
По мнению В.П. Боруленкова, анализ изменений и дополнений,
внесенных в УПК РФ Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3,
позволяет говорить о стирании граней между возбуждением уголовного дела
Курс уголовного процесса / Под ред. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С. 565.
Федеральный закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного
кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013.
№ 9. Ст. 875.
130
131
84
и предварительным расследованием 132. Неследственный правовой режим
доказывания (поиска и розыска) становится универсальным способом
подготовки материалов уголовного дела к рассмотрению его судом по
существу133.
В частности, А.С. Александрова и М.В. Лапатникова считают, что
полная разработка проблемы регламентации «основания» для проведения
сокращенного
дознания
требует
пересмотра
основ
современного
доказательственного права, а именно: допущение юридического значения для
материалов, полученных в любой незапрещенной законом форме, новая
трактовка источников судебных доказательств и пр. 134. Указанные авторы
заключают, что имеет место пересмотр традиционной – следственной
парадигмы доказательства и доказывания. При этом надо отметить, что
«новые правила игры» должны распространятся на все досудебное
производство. По их мнению, с принятием ФЗ от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3
ликвидировано
формальное
разграничение
процессуальной
и
непроцессуальной деятельностью. Новые нормы фактически не позволяют
разграничить следствие и доследственную проверку по сообщению о
преступлении в единую по своей форме и результатам деятельность.
Следствием такого подхода становится потенциальная угроза растворения
стадии возбуждения уголовного дела в досудебном производстве135.
Авторы одной из последних монографий, посвященных проблемам
стадии возбуждения уголовного дела, утверждают, что теперь в ходе
«доследственной
проверки
собираются
доказательства,
а
не
просто
«материалы», которые впоследствии обретают доказательственное значение,
Боруленков Ю.П. О некоторых вопросах реформирования органов уголовного преследования //
Российский следователь. 2013. № 10. – С. 6–11.
133
Алимирзаев А.А. Доказывание в сокращенных формах уголовного судопроизводства по делам
публичного обвинения: дис. … канд. юрид. наук. М., 2014. С. 2-3.
134
Федоров И.З. Проблема оптимизации уголовно-процессуального института рассмотрения
сообщения о преступлении // Вестник Российского университета кооперации. 2013. № 1. С. 91.
135
Александров А.С., Лапатников М.В. Сокращенное дознание: устаревшее новшество // Уголовный
процесс. 2013. № 4. С. 12-19.
132
85
формальное
разграничение
процессуальной
и
непроцессуальной
деятельности «приказало долго жить»»136.
Следует признать, что «классический» формат стадии, а также
содержание доследственной проверки претерпели существенные изменения,
что не ставит, тем не менее, под сомнение значимость стадии возбуждения
уголовного дела и необходимость отличия доследственной проверки от
предварительного расследования.
Согласно части первой статьи 144 УПК РФ (в редакции Федерального
закона от 04.03.2013 № 23-ФЗ) «дознаватель, орган дознания, следователь,
руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о
любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему
решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного
сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган
дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать
объяснения,
образцы
для
сравнительного
исследования,
истребовать
документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу,
принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в
разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов,
предметов,
трупов,
освидетельствование,
требовать
производства
документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов,
трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу
дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении
оперативно-розыскных мероприятий»137.
На
наш
расширение
взгляд,
круга
прежде
всего, положительно можно оценить
следственных
действий,
допустимых
в
стадии
возбуждения уголовного дела. Хотя это, что называется, палка о двух концах.
Включение следственных действий, сопряженных с ограничением прав
личности
(освидетельствование),
в
перечень
следственных действий,
Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции: учебник для бакалавриата и
магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А. Зинченко. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 379.
137
Курс уголовного процесса/ под ред. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С. 468.
136
86
допустимых для производства до возбуждения уголовного дела, чревато
ослабление гарантий, ограждающих лиц он неправомерного принуждения со
стороны органов предварительного расследования. В конечном итоге, это
ведет к разрушению правовых основ современного процесса, одной из
которых
является
доказывание
положение
проводится
в
о
том,
стадии
что
уголовно-процессуальное
предварительного
расследования.
Назначение доказывания в стадии возбуждения уголовного дела сводится,
грубо говоря, к установлению основания для проведения уголовнопроцессуального досудебного доказывания. В принципе доследственная
проверка не предназначена для полноформатного доказывания, цели и
средства доказывания в стадии возбуждения уголовного дела не могут не
быть ограниченными.
Мы придерживаемся того мнения, что не все следственные действия
носят принудительный характер. Как пишет А.С. Александров, принуждение
присутствует там, где обязанности носят пpавоогpаничительный характер,
независимо от того, добровольно или недобровольно, субъект выполняет
свои обязанности. Следуя этой логике, он выделяет наряду с «иными мерами
процессуального
принуждения» (гл.
процессуальные
действия,
14
затрагивающие
УПК
РФ)
права
и
еще
и
«другие
свободы
лица,
подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49, ч. 1 ст. 224 УПК
РФ), обвиняемого или других участников уголовного судопроизводства».
Под этими мерами процессуального принуждения он понимает всякие
следственные и процессуальные действия, так или иначе ограничивающие
указанные права и свободы и на производство которых дает разрешение суд
(пункты 1, 2, 4, 51, 7, 9, 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ)138.
Мы поддерживаем точку зрения, согласно которой допустимо
производство следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела,
если они не носят принудительного характера и не затрагивают прав
граждан.
138
Уголовный процесс РФ: учебник /отв. ред. А.П. Кругликов. М.: Проспект, 2009. С. 221.
87
Как оказалось, законодатель не учел еще целый ряд проблем, которые
могут возникнуть в практической деятельности правоохранительных органов
на стадии возбуждения уголовного дела. Так, многие обратили внимание на
такую формулировку, как «изымать их в порядке, установленном настоящим
Кодексом» (ч.1 ст. 144 УПК РФ). Очевидно, что речь идет об изъятии
предметов и документов. Однако для совершения изъятия требуется
определенная процессуальная форма. Законодатель о ней умалчивает, что
ставит под сомнение результаты такого рода изъятий. Если имеется в виду
новое «проверочное действие», то оно нуждается в более развернутой
регламентации.
Не меньше вопросов вызывает и другое нововведение, содержащееся в
части 1.2 статьи 144 УПК РФ, а именно: «полученные в ходе проверки
сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве
доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 Уголовнопроцессуального Кодекса. Если после возбуждения уголовного дела
стороной
защиты или потерпевшим
будет заявлено
ходатайство
о
производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то
такое ходатайство подлежит удовлетворению». Таким образом, из нормы
следует вывод о возможности получения доказательств в виде протоколов
объяснений, актов изъятий, актов получения образцов. Но практика не
подтверждает такого толкования, так как и прокуратура, и суд требуют
проверки
результатов
непроцессуальных
способов
формирования
информации через систему следственных действий.
В этой связи своего исследования требует механизм проверочных
мероприятий при сокращенном дознании, который несет в себе потенциал
для использования результатов непроцессуальных способов получения
информации139.
Сумин А.А. Некоторые проблемы применения статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации // Адвокат. 2013. № 4. С. 7-9.
139
88
Анализ ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ
позволяет говорить о нормативном
закреплении обязанности лица, проводящего проверку сообщения о
преступлении, по разъяснению лицам, участвующим в проверочных
действиях их прав и обязанностей, а также по обеспечению реальной
возможности реализации этих прав. В первую очередь, сказанное касается
лица, в отношении которого проводится проверка о преступлении, либо
которое в ходе проверки стало подозреваемым. На наш взгляд, для решения
данной задачи законодателем в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ закреплен
необходимый перечень прав.140
Создание реального механизма обеспечения прав указанных лиц важно
и потому, что создает необходимую основу для оценки допустимости
материалов предварительной проверки в качестве доказательств без
проведения дополнительной процессуальной проверки. Это позволяет ряду
исследователей говорить о наличии проблемы «разъяснения прав и
обязанностей очевидцу, у которого в ходе проверки получают объяснения.
Следует ли ему разъяснять содержание статей 307, 308 УПК РФ? Будет ли
лицо подлежать уголовной ответственности за отказ от дачи объяснений или
за сообщение заведомо ложных сведений?»141. Полагаем, что на все эти
вопросы должны быть даны утвердительные ответы.
Полагаем, что поиск эффективных путей по решению данной
проблемы требует четкого законодательного определения обязанностей лица,
проводящего проверку сообщения о преступлении, обеспечивать интересы
участвующих лиц в той мере, в какой они затрагиваются проводимым
действием. Следует согласиться с точкой зрения, согласно которой
«разъяснение соответствующих положений УК РФ, лицу, у которого берется
объяснение, вполне допустимо и обоснованно, но с той поправкой, что
наступление негативных последствий состоится в случае повторения им
Терехин В.В. Допустимость материалов проверки как доказательств // Российский следователь.
2013. № 11. С. 28-30.
141
Терехин В.В. Допустимость материалов проверки как доказательств // Российский следователь.
2013. № 11. С. 28-30.
140
89
ложных сведений в ходе допроса на предварительном расследовании или в
суде либо при отказе от дачи показаний в ходе производства по уголовному
делу»142. Фактически, указанному лицу предоставляется возможность выбора
варианта поведения: лицо может отказаться от дачи объяснений, или лицо
вправе изменить показания в ходе соответствующего допроса в качестве
свидетеля.
Анализ нормы, закрепленной в ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, свидетельствует
о том, что законодатель допускает использование в качестве доказательств
сведений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении,
независимо от формы предварительного расследования, но при условии
соблюдения требований ст. 75 и ст. 89 УПК РФ. Следует отметить, что ст. 89
УПК РФ запрещает использовать в доказывании результаты оперативнорозыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, которые кодекс
предъявляет к доказательствам. Получается, что нормативное предписание,
допускающее
использование
в
качестве
доказательств
результаты
проверочных действий в стадии ВУД, не распространяется на результаты
ОРД. Полагаем, что здесь закон мог бы допускать исключение из данного
правила хотя бы для гласных оперативно-розыскных мероприятий.
Отдельные ученые отмечают, что «правовой режим проведения
гласных оперативно-розыскных мероприятий превращает их в аналог
следственных действий таких как, следственный осмотр, выемка и даже
обыск. Процедура проведения тех и других унифицируется и надо прямо
признать одинаковое доказательственное значение их результатов» 143. С этой
точки зрения вполне логичным видится закрепление в законе нормы,
позволяющей признать допустимыми доказательствами результаты гласных
ОРМ. Что касается негласных ОРМ, то, на наш взгляд, критерием
Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции: учебник для бакалавриата и
магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А. Зинченко. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 352.
143
Александров А.С., Терехин В.В., Кухта А.А. О правовом значении результатов гласных
оперативно-розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы досудебного уголовного процесса //
Уголовное право. 2009. № 6. С. 77-81.
142
90
допустимости доказательства может быть судебное санкционирование на
производство такого оперативно-розыскного мероприятия.
Полагаем, что в целом законодатель занял достаточно противоречивую
позицию по вопросу признания результатов гласных ОРМ 144.
Некоторые
ученые-процессуалисты
справедливо
указывают,
что
«предпринятая законодателем «либерализация» процессуальной формы
доказывания негативно отразится на качестве уголовного судопроизводства в
целом. Снятие разделения следственной, процессуальной и оперативнорозыскной деятельности приветствуется не всеми»145.
Следует согласиться с авторитетным мнением Е.А. Доли, справедливо
полагающего, что результаты гласных ОРМ должны получить в уголовном
процессе статус доказательств 146.
Очевидно, что сложившаяся ситуация непроцессуального статуса
результатом ОРМ требует своего разрешения. К сожалению, современное
законодательство идет по другому пути борьбы за чистоту собственно
уголовно-процессуальных доказательств. Однако правовая реальность и
необходимость борьбы с преступностью требуют изменения указанного
подхода147.
Следователи
уголовные
дела
с
предпочитают
точки
зрения
не
возбуждать
перспективы
неочевидные
вынесения
судом
обвинительного приговора. Возможность дисциплинарной или даже более
строгой ответственности в случае прекращения уголовного преследования по
реабилитирующим основаниям постепенно и неуклонно сводит борьбу с
преступностью к противодействию ее простейшим формам 148.
Чупилкин Ю.Б. Уголовно-процессуальные требования, предъявляемые к оперативно-розыскной
форме результатов ОРД // Российская юстиция. 2013. № 5. С. 41.
145
Доля Е.А. Правовое значение результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для
уголовного дела и реформы уголовного процесса // Законность. 2011. № 4. С. 16–22.
146
Доля Е.А. Правовое значение результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для
уголовного дела и реформы уголовного процесса // Законность. 2011. № 4. С. 21.
147
Доля Е.А. Правовое значение результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для
уголовного дела и реформы уголовного процесса // Законность. – 2011. – № 4. – С. 22.
148
Лазарева В.А. Негативные последствия грядущих изменений в процедуре дознания // Уголовный
процесс. – 2012. – № 8. – С. 10-16.
144
91
Изучение судебно-следственной практики показывает, что там, где
работа оперативного и следственного аппарата заточена на получение
конкретного результата – доказательств, изобличающих лиц совершающих
преступления, происходит смычка оперативно-розыскной, проверочной
деятельности и следствия по различным направлениям и в различных
формах. Так, в пору существования налоговой полиции, где сильна была
указанная
«смычка»,
оперативных
следователь
уполномоченных
доследственной
проверки,
руководил
и
и
направлял
специалистов-экспертовв
осуществлял
взаимодействие
с
работу
ходе
налоговой
инспекцией. Следователь управлял всем ходом доследственной подготовки
материалов, которые в последующем служили основанием для возбуждения
уголовного дела.
Сильным было взаимодействие между следственным и оперативным
аппаратами во время существования РУБОПов и органов ФСКН. У
последних было принято, чтобы следователь участвовал в оперативнорозыскных
Следователь
мероприятиях,
участвовал
фактических
в
оперативной
задержаниях
разработке
подозреваемых.
и
направлялход
оперативно-розыскной деятельности, фактически руководя подготовкой
доследственных материалов. Можно говорить, что уголовное преследование
начинается еще в ходе доследственой проверки, оперативно-розыскной
деятельности, если они нацелены против конкретного лица. И в подобных
случаях оправданно и необходимо возбуждать уголовное дело в отношении
конкретного подозреваемого, преступление которого раскрыто еще в
доследственный период 149.
Можно
предположить,
что
во
многом
низкая
эффективность
деятельности СК РФ обусловлена тем, что в нем нет своего оперативного
аппарата. Поэтому следователи СК РФ загружены, главным образом,
проверочными материалами: в среднем получается, что у следователя на
Чупилкин Ю.Б. Уголовно-процессуальные требования, предъявляемые к оперативно-розыскной
форме результатов ОРД // Российская юстиция. – 2013. – № 5. – С. 42.
149
92
одно «живое» уголовное дело приходится – 15-20 проверочных материалов,
по
которым
он
должен
проводить
доследственные
проверки,
при
необходимости давая поручения органу дознания в лице органов внутренних
дел, но по большей части лично проводя проверочные действия. В некоторых
территориальных подразделениях СК РФ на следователя приходится до 50
проверочных
материалов.
Следственном
комитете
Система
РФ,
учета
нацелена
и
на
контроля,
жесткую
принятая
в
регламентацию
проведения доследственной проверки. Будучи не в состоянии разделить
нагрузку с оперативным аппаратом по проверке сообщений о преступлениях,
следователи
СК
РФ
утрачивают
способность
качественно
вести
предварительное следствие. Поэтому сложные уголовные дела, к которым
относятся налоговые преступления, после передачи их к подследствености
следователям
СК
России,
фактически не
расследуются.
В органах
внутренних дел в настоящее время складывается более благоприятная
ситуация в плане организации взаимодействия следственного и оперативного
аппаратов при проведении доследственных проверок. Основная работа по
проведению доследственных проверок по поступивших сообщениям о
преступлениях
участковых.
проводится
оперативными
Следователи
органов
подразделениями,
внутренних
дел
службой
проводят
сами
доследственную проверку только по делам о дорожно-транспортных
преступлениях. Фактически следователи органов внутренних дел получают
уже в значительной мере готовый материал, содержащий источники
доказательств, которые остается только закрепить и проверить следственным
путем. На фоне снижения уровня преступности и сокращения нагрузки,
сопровождаемых
и
сокращением
отдельных
следственных
подразделений,следователи органов внутренних дел находятся в наиболее
благоприятном положения, что положительно сказывается на качестве
проводимого ими предварительного следствия. Особенно показательно в
этом
плане
организация
направленности.
В
силу
расследования
принятых
преступлений экономической
ведомственных
нормативных
93
актоврезультаты
оперативно-розыскной
деятельности
ОЭБиПК
направляются через начальника органа внутренних дел руководителю
следственного органа, который лично или с помощью своего заместителя
знакомится с ними и в случае согласия с тем, что в них имеются признаки
преступления,
составляет
письменное
заключение 150.
После
этого
заключение направляется зональному куратору в контрольно-методическом
управлении (КМУ) следственной части органа внутренних дел по субъекту
федерации. Последний также должен оценить его, в том числе с изучением
материалов доследственной разработки и дать свое согласие на возбуждение
уголовного дела (в виде резолюции или устно). Только после этого
следователь возбуждает уголовное дело и принимает его к своему
производству.
На
уровне
КМУ
может
быть
дано
заключении
о
необходимости возвращения материалов проверки обратно в ОЭБиПК с
перечнем дополнительных ОРМ или о передаче материалов в главное
следственное управление органа внутренних дел по субъекту федерации для
возбуждения уголовного дела и проведения расследования. Материал по
экономическому преступления готовится в ходе доследственной проверкиоперативной разработки до такого уровня готовности, при котором
преступление может считаться «раскрытым». Таким образом, следователи
органов внутренних дел вовлекаются в проведение ОРМ при раскрытии
указанных преступлений сотрудниками оперативных аппаратов, принимают
участие в планировании ОРМ, дают указания сотрудникам ОЭБиПК. В
среднем срок разработки серьезных экономических преступлений составляет
от нескольких месяцев до года и даже более.
Неоднозначным является, на наш взгляд, решение законодателя
дополнить ст. 144 УПК РФ частью 1.2следующего содержания: «Полученные
150
См.: Директива МВД России от 12.11.2013 г. № 2 дсп «О приоритетных направлениях
деятельности в органах внутренних дел и внутренних войск МВД России»; приказ Следственного
Департамента МВД России от 26.10.2011 г. № 55 «Об организации ведомственного контроля при
рассмотрении материалов доследственной проверки в порядке ст.ст. 140-145 УПК РФ о преступлениях
экономической и коррупционной направленности»; Постановление Координационного совещания
руководителей правоохранительных органов Российской Федерации от 20.06.2012 г. по вопросу «О
состоянии законности в сфере соблюдения конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве».
94
в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть
использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений
статей 75 и 89 настоящего Кодекса. Если после возбуждения уголовного дела
стороной
защиты или потерпевшим
будет заявлено
ходатайство
о
производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то
такое
ходатайство
подлежит
удовлетворению».
Полагаем,
подобной
нормативной конструкцией законодатель заложил мину под возможную
доказательственной базу, полученную в ходе стадии возбуждения уголовного
дела – посредством тех процессуальных нововведений, которые содержатся в
части 1 ст. 144 УПК РФ. Если в силе остаются стандарты, предусмотренные
статьями 75 и 89 УПК РФ, то какой смысл говорить о расширении средств
доказывании в доследственной проверке. Законодатель, одной рукой
расширив доказательственный потенциал доследственной проверки, другой –
свел его на нет. В результате ситуация только еще более запуталась.
По смыслу части 1.2
ст. 144 УПК РФ, заключение эксперта,
полученное до возбуждения
уголовного дела, является допустимым
доказательством,
заявлено
дополнительной
последовательным
пока
или
не
повторной
решением
ходатайство
экспертизы.
вопроса
о
Это
о
нельзя
допустимости
проведении
признать
проведения
полноценных экспертных исследований в ходе доследственной проверки.
Ведь допустимость подобного заключения поставлена в зависимость от
позиции стороны защиты или потерпевшего, усомнившихся, например, в
достаточности количества объектов, ставших предметом проведенного
экспертного исследования. Указанное обстоятельство дает повод некоторым
исследователям сделать вывод о том, что проведение экспертизы в стадии
возбуждения уголовного дела допустимо только при наличии достаточных
объектов для повторного или дополнительного экспертного исследования 151.
Терехин В.В. Допустимость материалов проверки как доказательств // Российский следователь. –
2013. – № 11. – С. 28-30.
151
95
Особенностью
уголовно-процессуального
законодательства
стало
закрепление специфичного порядка возбуждения уголовных дел о налоговых
преступлениях. Закономерно следствием такой реформы стало создание
особого порядка доследственной проверки фактов, связанных с нарушениями
законодательства о налогах и сборах.
Новая
конструкция
рассмотрения
сообщения
о
налоговом
преступлении сформировалась через принятие нескольких федеральных
законов: ФЗ РФ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса
Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской
Федерации» от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ152, ФЗ РФ «О внесении
изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 7 марта 2011 г. №
26-ФЗ153и ФЗ РФ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 7
декабря 2011 года № 420-ФЗ154.
Вследствие принятия этих законов выявление налоговых преступлений
и возбуждение уголовных дел о налоговых преступлениях стало происходить
в соответствии со взаимосвязанными нормативно-правовыми положениями,
закрепленными в п. 3 ст. 32, п. 15.1 ст. 101, п. 3 ст. 108 НКРФ и ч. 1.1 ст. 140
УПК
РФ.
Вступление
в
силу
решения
налоговой
инспекции,
подтверждающего наличие в деянии налогоплательщика факта нарушения
законодательства о налогах и сборах, обуславливало возможность принятия
решения о возбуждении уголовного дела следователем. Орган дознания,
уполномоченный осуществлять ОРД, вообще выводился из игры при
проведении доследственной проверки о признаках налогового преступления.
Подобная схема заслуженно была подвергнута критике многими
авторами.
Прежде
всего,
критиковалась
зависимость
органа
предварительного расследования в принятии решения о возбуждении
Российская газета. – 2009. – 31 декабря.
Российская газета. – 2011. – 11 марта.
154
ФЗ от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2011. 9
декабря. № 278.
152
153
96
уголовного дела от налогового органа155. Кроме того, следователь, орган
дознания фактически не могли проводить доследственную проверку,
оперативную разработку до вступления в законную силу постановления
налоговой инспекции, что иногда подразумевало прохождение всех судебных
инстанций при ее обжаловании лицом, нарушившим законодательство о
налогах и сборах. В общем, гражданско-правовому механизму разрешения
спора между незаконопослушным налогоплательщиком и государством было
отдано предпочтению по сравнению с уголовно-правовым, что иногда
приводило к невозможности привлечения к уголовной ответственности в
принципе (в виду истечения срока давности привлечения к уголовной
ответственности)156.
Примечательно, что в этой искусственно созданной процессуальной
недееспособности органов предварительного расследования привлечь к
уголовному преследованию лицо, в чих действиях усматриваются признаки
налогового преступления, до завершения гражданско-правового спора между
ним и налоговой инспекции некоторые усмотрели прогресс157. Мы же
разделяем мнение тех ученых, которые расценили неправильным то, что
законодатель так заформализовал получение доказательств по делам о
налоговых преступлениях, что поставил под вопрос способность уголовной
юстиции защитить общественно значимые ценности158.
Если в 2009 г. было зарегистрировано 14 642 налоговых дела, то в 2011
г. — всего 3367; тенденция сохранилась и в последующие годы. Очевидно,
что налоговая преступность стала латентной. Разумеется, так долго
продолжаться
не
могло.
На
катастрофическую
ситуацию
в
сфере
Дикарев И.С. Повод для возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях // Налоги. 2012.
№ 3. С. 28-32.
156
Бажанов С.В. Особенности отказа в возбуждении (прекращения) уголовного дела (преследования)
в ходе процессуальных проверок и расследования налоговых преступлений // Российский следователь. –
2011. – № 14. – С. 10–12.
157
Зарипов В.М. Изменения в ответственности за налоговые преступления // Налоговед. 2010. – № 3.
– С. 52-57.
158
Александров А.С., Александрова И.А. Новая уголовная политика в сфере противодействия
экономической и налоговой преступности: есть вопросы // Библиотека криминалиста. Научный журнал.
Выпуск №1 (6). – 2013. – № 1 (6). – С. 5-20.
155
97
противодействия налоговым преступлениям обратил внимание сам президент
России В.В. Путин, обративший внимание на проблему низкой выявляемости
налоговых преступлений159.
Реализовать президентское поручение оказалось непросто в виду
открытого сопротивления части лоббистов интересов предпринимательского
сообщества160. По сообщениям прессы первоначальный проект изменения
порядка
возбуждения
уголовных
дел
о
налоговых
преступлениях,
разработанный СК РФ в Государственную Думу РФ не попал 161. Только
спустя год поручение Президента России было реализовано в Федеральном
законе
«О
внесении
изменений
в
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской Федерации» от 22 октября 2014 года № 308-ФЗ162.
Данный закон принципиально изменил редакцию статьи 144 УПК РФ,
ликвидировав специальный повод для возбуждения дела о налоговом
преступлении. Также изменения позволили возложить на следователя
обязанность по информированию вышестоящего налогового органа о
признаках предполагаемого налогового преступления. После получения
такой информации от следователя соответствующий налоговый орган в
течение 15 суток проводит налоговую проверку и уведомляет следователя о
наличии или отсутствии нарушений законодательства о налогах и сборах. В
тоже время, орган дознания получил право «самостоятельно возбудить
уголовное дело о налоговом преступлении и провести по нему неотложные
следственные действия (с последующей передачей дела руководителю
следственного подразделения СК РФ для продолжения расследования)» 163.
Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив 14 ноября 2013 года. –
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/news/19625 (дата обращения: 15.07.2016).
160
Соломонов выбор. Путин ответил критикам корректировки законов в налоговой сфере.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rg.ru/2013/11/15/putin.html (дата обращения: 15.06.2017).
161
Следственный комитет подготовил законопроект, возвращающий ему право самостоятельно
возбуждать уголовные дела по налогам / Петербургский правовой портал. 2013. 12 сентября. [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://law.edu.ru/news/news.asp?newsID=15813(дата обращения: 15.06.2017).
162
Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации» от 22 октября 2014 года № 308-ФЗ // СЗ РФ. 2014. № 43. Ст. 5792.
163
Кряжев В.С., Никулина Н.Ю. Проверка сообщений о преступлениях в сфере экономики,
совершенных организованными группами // Сибирские уголовно-процессуальные и криминалистические
чтения. 2014. № 1. С. 226.
159
98
Можно сделать вывод о том, что нормативное регулирование
взаимодействия налоговых органов и органов предварительного следствия с
помощью УПК РФ пересмотрено в пользу органов следствия и дознания: они
стали ведущими, а не ведомыми в новой схеме выявления налогового
преступления и принятию мер к изобличению лица, совершившего налоговое
преступление.
Между тем, в законодательных новеллах есть и недостатки: во-первых
постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем по
своей инициативе (как правило, по материалам ОРМ) без заключения
налогового органа, становится уязвимым перед критикой защиты, которая
может обжаловать его в суд (в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ),
ссылаясь на отсутствие именно такого заключения. Но самое главное состоит
в том, что закон оставил специальный – усложненный порядок возбуждения
уголовных дел о налоговых преступлениях. По нашему же мнению, порядок
возбуждения уголовных дел обо всех преступлениях публичного обвинения
должен быть единообразным. В действительности же все происходит
наоборот: к особому порядку возбуждения дел о налоговых преступлениях
присоединился еще одна специальная процедура возбуждения уголовного
дела о преступлениях, предусмотренных статьей 172.1Уголовного кодекса
Российской Федерации 164. Ранее уже отмечалось, что подобная тенденция
разрушительная для стадии возбуждения уголовного дела, правовой режим
становится
сложным,
противоречивым,
что
чревато
нарушениями
законности. Мы выступаем за соблюдение в стадии возбуждения уголовного
дела принципа о равенстве всех перед законом, уголовно-процессуальный
закон в части возбуждения уголовных дел должен быть одинаковым.
Таким
образом,
доследственная
проверка
представляет
собой
информационное ядро стадии возбуждения уголовного дела. Этот особый
Федеральный закон от 21.07.2014 № 218-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 30 (Часть I). Ст. 4219.
164
99
вид познавательной деятельности, правовой режим которой сформировался
постепенно, путем проб и ошибок.
Доследственая проверка, проводимая в стадии возбуждения уголовного
дела, имеет недостатки в механизме правового регулирования. Однако это не
причина, чтобы в принципе отказаться от этого весьма полезного для
правоприменителей субинститута; природа стадии и ее задачи таковы, что
только теми способами и средствами, которыми проводится доследственная
проверка их можно обеспечить. Природа повода к возбуждению уголовного
дела, то есть первоначальное сообщение о преступлении, такова, что
объективно определяет специфику правовых средств работы по нему. Эта
информация находится в потоке иной информации, поступающей в
дежурные части, равно как и в иные правоохранительные органы, вычленить
ее из этого потока, поставить предварительный диагноз о ее криминальном
характере целесообразнее всего проверочными, оперативно-розыскными
мерами, в сочетании со следственными действиями, не затрагивающими
права и свободы человека и гражданина 165.
Ликвидация же стадии возбуждения уголовного дела или ликвидации
предварительной проверки (что по сути одно и тоже) означает, что предварительное
расследование
начинается
незамедлительно
по
получении
сообщения, что может привести к последующим необоснованным и
напрасным затратам труда органов уголовной юстиции. Ведь, как показывает
практика, в значительной части сообщений о якобы совершенных,
совершаемых или подготавливаемых преступлениях реальные основания для
возбуждения уголовного дела отсутствуют. Преждевременное включение на
полную мощность механизма уголовного процесса отнюдь не гарантирует
исключение следственных и процессуальных ошибок в ходе такого
скоропалительного расследования. Во многих случаях, предварительное
расследование окажется безрезультатным.
Федоров И.З. Проблема оптимизации уголовно-процессуального института рассмотрения
сообщения о преступлении // Вестник Российского университета кооперации. 2013. № 1. С. 90.
165
100
Мы
считаем,
что
предварительному
расследованию
должна
предшествовать проверочная деятель менее формализованного характера,
позволяющая органам следствия и дознания получать информацию о
ставшем им известном событии, имеющим признаки преступления, не только
следственными, но и иными способами.
Также отказ от доследственной проверки (формализация ее или
превращение в часть предварительного следствия, дознания) может повысить
угрозу
необоснованного,
незаконного
привлечения
к
уголовному
преследованию. Полагаем, что именно доследственная проверка может
выступать своего рода гарантом от необоснованного применения мер
процессуального
принуждения,
которое
сопровождает
большинство
следственных действий. Поэтому если и можно говорить о наращивании
доказательственных возможностей доследственной проверки, то не путем
допущения в нее следственных действий принудительного характера.
На наш взгляд, представляется неэффективным расширение перечня
следственных действий, разрешенных во время доследственной проверки.
Это может стереть грань между проверкой сообщения о преступлении и
самим предварительным следствием, что недопустимо, так как это может
крайне негативно сказаться на соблюдении прав и законных интересов
личности.
Полагаем, что следует внести изменения в ст. 144 УПК РФ с целью
предотвращения
ситуации
двойных
допустимости доказательств. Данная
стандартов
в
доказывании
и
проблема особо актуальна для
механизма получения доказательств, называемых личными. Реализация
принципа состязательности требует, чтобы на всех этапах досудебного
производства, в том числе и в стадии возбуждения уголовного дела, обеим
сторонам должна быть равная возможность реализации прав, связанных с
доказыванием и предоставлением информации, имеющей значение для
101
дела166. В этой связи следует признать заслуживающей внимания и
дальнейшей разработки позицию ученых, предлагающих судебный порядок
формирования доказательств по делу. Это позволило бы снять имеющееся
противоречие между результатами ОРД и доказательствами по уголовному
делу. В таком решении есть и скрытые возможности для полноценного
использования
материалов,
полученных
в
результате
рассмотрения
сообщения о преступлении, в уголовном судопроизводстве. Полагаем, что в
такой ситуации была бы возможность при проверке сообщения о
преступлении проводить опросы (допросы) как участниками со стороны
защиты,
так
и
со
стороны
обвинения,
без
предупреждения
об
ответственности по ст. 36, 307 УК РФ.
166
Курс уголовного процесса / Под ред. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С.561.
102
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проведенное исследование позволило сформулировать следующие
выводы.
1. Стадия возбуждения уголовного дела является на современном этапе
государственно-правового
развития
необходимым
элементом
системы
уголовного судопроизводства. Данная стадия несет в себе значительный
потенциал для законодательных изменений. Вместе с тем полагаем, что в
современных условиях нецелесообразно отказываться от данной стадии, так
как она является частью отечественной уголовно-процессуальной традиции.
Появление
уникальным
стадии
российским
возбуждения
опытом,
уголовного
прежде
всего
дела
обусловлено
советским
опытом
государственно-правового строительства. В тоже время, данная стадия
уходит своими истоками в период судебной реформы 1864 г.
2. Продолжающаяся реформа стадии возбуждения уголовного дела,
наиболее значимые достижения которой относятся к 2007-2016 гг., в качестве
основных результатов представляет: 1) изменение количества и перечня
поводов для возбуждения уголовного дела; 2) изменение механизма проверки
сообщений о преступлении за счет расширения перечня допускаемых в
данной стадии следственных и иных процессуальных действий; 3)
увеличение предельного срока, допустимого для рассмотрения и проверки
сообщения о преступлении; 4) дальнейшая дифференциация порядка
возбуждения уголовных дел; 5) совершенствование механизма принятия или
согласования решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в
возбуждении.
нововведениям
К
наиболее
в
значимым,
и
уголовно-процессуальном
в
тоже
законе
время
следует
спорным,
отнести
изменение полномочий прокурора в стадии возбуждения уголовного дела, а
также дифференциацию порядка возбуждения уголовных дел.
103
3. Основу стадии возбуждения уголовного дела составляет принятие
органом
дознания,
следователем,
дознавателем,
руководителем
следственного органа процессуального решения о начале производства по
уголовному делу. Принятию такого решения предшествует установление в
событии, о котором им стало известно из повода, признаков преступления.
Если результатом проверочной деятельности становится вывод об отсутствии
в
деянии
признаков
преступления
или
о
наличии
обстоятельств,
исключающих производство по делу, уполномоченные должностные лица
обязаны принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
4. Рассмотрение сообщений о преступлении в стадии возбуждения
уголовного дела решает важную задачу по отфильтровыванию юридически
значимой информации о признаках преступления, на которые необходимо
реагировать государству с целью противодействия преступности. Особое
значение данной деятельности заключается в обеспечении законности и
обоснованности начала предварительного расследования. Кроме того, стадия
обладает значительным правозащитным потенциалом, поскольку создает
условия для защиты прав лиц, чьи интересы нарушены преступлением.
5. Сложившийся на сегодняшний день механизм рассмотрения
сообщений о преступлении позволяет в целом эффективно решать задачи
стадии возбуждения уголовного дела. В первую очередь, это касается задачи
информационного
обеспечения
принятия
решения
либо
о
начале
предварительного расследования либо о прекращении проверки сообщения о
якобы совершенном преступлении. Подобная деятельность должна быть с
точки зрения используемых познавательных средств оперативной и гибкой.
Ошибки, допускаемые в ходе рассмотрения сообщений о преступлении,
создают
препятствия
для
последующего
уголовно-процессуального
доказывания.
6. Несвоевременными являются предложения о стирании всяких
границ между предварительной проверкой в стадии ВУД и предварительным
расследованием.
Важна
дифференциация
уголовно-процессуальной
104
деятельности, оперативно-розыскной и иных разновидностей активности
правоохранителей - в этом залог законности и гарантий прав личности. Не
вполне продуманными оказались новеллы законодательства последних лет,
изменивших систему поводов возбуждения уголовного дела, правовой режим
доследственной проверки.
7. Повод для возбуждения уголовного дела следует рассматривать как
обязательный атрибут российского уголовного процесса. Отказ от данной
категории, а соответственно и от категории «основание» возможен только
при разработке принципиально новой модели отечественного уголовного
судопроизводства. В настоящее время под поводами для возбуждения
уголовного дела понимают поступившие в правоохранительные органы, в
соответствии с
первичных
номами
сведений
уголовно-процессуального закона,
о
признаках
совершенного
или
источники
готовящегося
преступления. Поступление таких сведений и их регистрация являются
предпосылкой для возникновения обязанности компетентных органов и
должностных лиц по рассмотрению и проверке поступившей информации
для решения вопроса о возбуждении, об отказе в возбуждении уголовного
дела
или
направлении
материалов
для
принятия
решения
по
подследственности либо подсудности.
8. Основание для возбуждения уголовного дела
рассмотрено
как
подготавливаемом
разумное
предположение
преступлении.
Такое
о
может быть
совершенном
предположение
или
должно
основываться на поводе для ВУД и собранных материалах доследственной
проверки по результатам
Подтверждение
такого
рассмотрения
сообщения
предположения
требует
о преступлении.
производства
предварительного расследования с целью окончательного решения вопроса о
необходимости выдвижения обвинения против виновного.
9.
Постановление
о
возбуждении
уголовного
дела
по
факту
представляет собой специфическое процессуальное решение, позволяющее
начать уголовный процесс. После этого возникает законная возможность
105
выявить лиц, причастных к совершению преступления и выдвинуть против
лица, подозреваемого в совершении преступления, обвинительный тезис. В
том случае, когда уголовное дело возбуждается в отношении определенного
лица, должностное лицо органа уголовного преследования обязано принять
последовательно два процессуальных решения: о возбуждении уголовного
дела по факту совершенного преступления, и о признании данного лица
подозреваемым в совершении преступления.
10. Следует негативно оценить попытки законодателя проводить
непродуманную дифференциацию процедур возбуждения уголовных дел
различных категорий. Полагаем, что следует признать неконструктивными
несогласованные между собой изменения в законодательстве, усложняющие
процедуру возбуждения дела по отдельным категориям, а также, в ряде
случаев, усиливающие диспозитивные начала.
В качестве основных предложений в рамках работы сформулированы
следующие тезисы:
1. Необходимо пересмотреть правовой статус основных участников
стадии возбуждения и в первую очередь - прокурора. Ему должны быть
возвращены все утраченные им по Федеральному закону от 05.06.2007 № 87ФЗ процессуальные полномочия. Прокурор должен быть процессуальным
руководителем
в
стадии
возбуждения
уголовного
дела
и
обладать
дискреционными полномочиями при принятии решения в стадии. Гарантией
обеспечения законности в стадии ВУД было бы как раз закрепление единого
подхода к выбору средств прокурорского надзора за процессуальной
деятельностью органов следствия и дознания.
2. Необходимо осуществить дифференциацию способов возбуждения
уголовного дел: постановление о возбуждении уголовного дела по факту и
постановлением о возбуждении уголовного дела в отношении лица, а также
связывать с этими постановлениями различные правовые последствия.
Полагаем,
что в исследуемой стадии целесообразно
закрепить две
процедуры: 1) процедура, предусматривающая вынесение постановления о
106
возбуждении уголовного дела по факту, и исключающая возможность
применения мер уголовно-процессуального принуждения, но позволяющая
осуществлять доследственную проверку в расширенном формате; 2)
процедура
вынесения
постановления
в
отношении
конкретного
подозреваемого, что предполагает немедленное возбуждение уголовного
дела.
3. Целесообразным было бы допустить возможность принятие решения
об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии ряда обстоятельств,
свидетельствующих
об
отсутствии
необходимости
привлечения
к
уголовному преследованию лица, в действиях которого усматриваются
признаки преступления, т.е. о возможности разрешения уголовно-правового
конфликта альтернативным способом. К обстоятельствам, которые могут при
этом учитываться, можно отнести небольшую общественная опасность
противоправного деяния, примирение с потерпевшим, деятельное раскаяние,
возмещение вреда, причиненного действиями лица, подозреваемого в
совершении
преступления,
совершении
преступления
недостижение
возраста
лицом,
подозреваемым
совершеннолетия.
В
этой
в
связи
предлагается закрепить в законе возможность отказа в возбуждении
уголовного дела в виду утраты лицом или деянием общественной опасности
на момент принятия решения в стадии ВУД. Полагаем, что данное решение
должно приниматься только с согласия заявителя и лица, совершившего
деяние, содержащее признаки преступления.
4. Эффективность стадии возбуждения уголовного дела с точки ее
соответствия принципу разумности срока уголовного судопроизводства
требует
нормативного
закрепления
порядка
направления
копий
постановлений, вынесенных в стадии ВУД, прокурору, заявителю и другим
лицам
в
электронном
виде
по
сети
Интернет
после
получения
предварительного согласия на такую рассылку от заинтересованных лиц. Это
будет соответствовать общей тенденции совершенствования уголовно107
процессуального законодательства и позволит более оперативно ввести в
уголовный процесс систему электронного документооборота.
108
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нормативно-правовые акты и иные официальные документы
1.
Конституция РФ принята всенародным голосованием 12.12.1993
г. (с посл. изм. и доп. от 21.07.2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание
законодательства Российской федерации. 2014. № 3. Ст. 4398.
2.
Уголовный кодек РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. 07.06.2017) //
Собрание законодательства Российской Федерации.1996. № 25. Ст. 2954.
3.
Уголовно-процессуальный кодек РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ
(ред. 07.06.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001.
№52 (I ч.). Ст. 4921.
4.
Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации» от 22.10.2014 № 308-ФЗ //
СЗ РФ. – 2014. – № 43. – Ст. 5792.
5.
Федеральный закон от 21.07.2014 № 218-ФЗ «О внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ
РФ. – 2014. – № 30 (Часть I). – Ст. 4219.
6.
Федеральный закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении
изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2013. –
№ 9. – Ст. 875.
7.
Федеральный закон от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ (ред. от
28.12.2013) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ
РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7362.
8.
Федеральный закон от 06.12.2011 № 407-ФЗ «О внесении
изменений в статьи 140 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации» // СЗ РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7349.
109
Федеральный закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ (ред. от 05.04.2013)
9.
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации
в
связи
с
совершенствованием
деятельности
органов
предварительного следствия» // СЗ РФ. – 2011. – №1. – Ст. 16.
10.
Федеральный закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ (ред. от 05.04.2013, с
изм. от 04.06.2014) «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности
органов предварительного следствия» // СЗ РФ. – 2011. – № 1. – Ст. 16.
11.
внесении
Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ (ред. 21.07.2014) «О
изменений
в
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» //
СЗ РФ. – 2007. – № 24. – Ст. 2830.
12.
Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 03.11.2015) //
«О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» //
Собрание законодательства РФ.– 2006. – № 19. – Ст. 2060.
13.
Концепция судебной реформы в Российской Федерации: Изд.
Верховного Совета Российской Федерации. – М., 1992.
14.
Приказ МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ
России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42,
ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27.09.2013
«Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов
оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в
суд» (Зарегистрировано в Минюсте России 05.12.2013 № 30544) // СПС
«КонсультантПлюс».
15.
Приказ МВД России № 736 от 29.08. 2014 «Об утверждении
Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных
органах
МВД
Российской
Федерации
заявлений
и
сообщений
о
преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» //
СПС «Консультант Плюс».
110
16.
Приказ МВД России от 01.03.2012 № 140 «Об утверждении
Административного регламента Министерства внутренних дел Российской
Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации
и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел
Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о
преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях»
(Зарегистрировано в Минюсте России 20.06.2012 № 24633) // Российская
газета. – 2012. –1 августа.
17.
Приказ МВД России от 12.09.2013 № 707 «Об утверждении
Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе
Министерства внутренних дел Российской Федерации» (Зарегистрировано в
Минюсте России 31.12.2013 № 30957) // Российская газета. –2014. – 17
января. – № 9.
18.
Директива МВД России от 12.11.2013 г. № 2 дсп «О
приоритетных направлениях деятельности в органах внутренних дел и
внутренних войск МВД России» (не опубликована).
19.
Приказ Следственного Департамента МВД России от 26.10.2011
г. № 55 «Об организации ведомственного контроля при рассмотрении
материалов доследственной проверки в порядке ст.ст. 140-145 УПК РФ о
преступлениях экономической и коррупционной направленности» (не
опубликован).
20.
Приказ СК России от 11.10.2012 №72 «Об организации приема,
регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах
(следственных
подразделениях)
системы
Следственного
комитета
Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
21.
Постановление Координационного совещания руководителей
правоохранительных органов Российской Федерации от 20.06.2012 г. по
вопросу «О состоянии законности в сфере соблюдения конституционных
прав граждан в уголовном судопроизводстве» ( не опубликовано).
111
22.
Инструкция о порядке приема, регистрации и проверки в
таможенных органах Российской Федерации сообщений о преступлениях,
утв. Приказом ФТС России от 12 января 2007 г. № 23 // Российская газета. –
2007. – 4 апреля.
23.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР
27.10.1960) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. – № 40. – Ст. 592.
24.
Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных
республик от 25 декабря 1958 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. –
1959. – № 1. – Ст. 15.
2. Материалы судебной и следственной практики
25.
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.01.2000 № 1-П
«По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовнопроцессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по
возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой
и запросом Верховного Суда Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2000. – № 5.
– Ст. 611.
26.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 10 февраля
2009 г. «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК
РФ» (ред. от 28.01.2014) // РГ. – 2009. – 18 февраля. – № 27.
27.
«О
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58
практике
назначения
судами Российской Федерации уголовного
наказания» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. – № 2. – С. 3-6.
28.
Определение Конституционного Суда РФ от 13.05.2014 № 977-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гальцовой
Галины Сергеевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 части
первой статьи 24, частью первой статьи 42 и частью первой статьи 148
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации»
//
СПС
«КонсультантПлюс». Время обращения 30 ноября 2014 г.
3. Комментарии, учебная и монографическая литература
112
29.
Васюков
В.Ф.,
Марковичева
Е.В.
Проблемные
вопросы
возбуждения уголовных дел на современном этапе: монография. – М.:
Проспект, 2016.
30.
Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. –
М., 2000.
31.
Власова Н.А. Первоначальный этап уголовного процесса по
законодательству дореволюционной России и зарубежных стран // Проблемы
предварительного следствия и дознания. Сб. науч. трудов. – М., 2001.
32.
Гущев В.Е., Александров А.С. Народное обвинение в уголовном
суде: Учебное пособие. – Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1998. – С. 137.
33.
Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. – М.:
Юридическая литература, 1961.
34.
Исаев И.А. История государства и права России: Учебное
пособие. – М.: Юристъ, 2012.
35.
Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной
деятельности». – М.: Проспект, 2004.
36.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации // науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. 5-е изд., перераб. и доп. –
М.: Юрайт, 2011.
37.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации (постатейный) / Отв. ред. И.Л. Петрухин. – М.: Проспект, 2013.
38.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Юристъ, 2002.
39.
Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 года в России (Сущность
и социально-правовой механизм формирования). – Воронеж, 1994.
40.
Кузнецов Н. П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного
дела. – Воронеж, 1983.
41.
Курс уголовного процесса / Под ред. Л.В. Головко. – М.: Статут,
2016.
113
42.
Ларин A.M. Возбуждение уголовного дела / Ларин A.M.,
Мельникова Э.Б.. Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки
/ Под ред. В.М. Савицкого. – М., 1997.
43.
Ляхов Ю. А. Правовое регулирование стадии возбуждения
уголовного дела. – М.: Статут, 2005.
44.
Российское законодательство Х-ХХ веков / Под общ. ред. О.И.
Чистякова: В 9 т. – Т. 8. Судебная реформа. – М., 1991.
45.
Свод законов Российской Империи // Законы о судопроизводстве
по делам о преступлениях и проступках. Изд. 1892 года. – СПб., 1892.
46.
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. – СПб.,
47.
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2:
2012.
Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовнопроцессуальному праву. – М.: Юридическая литература, 1970.
48.
Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений,
на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Издание 2-е,
доп. и измен. Часть 2. – СПб. 1867.
49.
Сущность
и
актуальные
проблемы
стадии
возбуждения
уголовного дела: монография / Отв. ред. И.С. Дикарев. – М.: Юрлитинформ,
2012.
50.
Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции:
учебник для бакалавриата и магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А.
Зинченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2014.
51.
Уголовно-процессуальное
право
Российской
Федерации:
Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. – М.: Норма, Инфра-М, 2010.
52.
Уголовный процесс РФ: учебник /отв. ред. А.П. Кругликов. – М.:
Проспект, 2009.
53.
Устав
уголовного
судопроизводства
с
позднейшими
узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Прав. Сената и
114
циркулярами Министра Юстиции / Под ред. М. Шрамченко и В. Ширкова.
Изд-е 2-е. – СПб., 1902.
54.
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2-х томах.
Т. 1. – СПб.: Питер, 1996.
55.
Чельцов-Бебутов М.А. Очерк истории советского уголовного
процесса. – М.: Политиздат, 1948.
56.
Яшин Н.В., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела.
Теория, практика, перспективы. Учебное пособие для вузов. – М.: Статут,
2009.
4. Статьи в периодических и непериодических изданиях
57.
Азаров В.А. Законодательные вариации статьи 140 УПК РФ
продолжатся? / Актуальные проблемы взаимосвязи уголовного права и
процесса: сборник материалов Всероссийской заочной научно-практической
конференции с международным участием (Уфа, институт права БашГУ, 1718 апреля 2014 г.). – Уфа: БашГУ, 2014. – С. 3-8.
58.
Александров А.С. Полицейское дознание как форма досудебного
уголовного преследования // Полиция России: вчера, сегодня, завтра:
Сборник
научных
трудов
по
материалам
Международной
научно-
практической конференции: в 2 т. / Под общ. ред. А.Н. Конева. – Н.
Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2012. – Т. 1. – С. 149-156.
59.
Александров А.С., Александрова И.А. Новая уголовная политика
в сфере противодействия экономической и налоговой преступности: есть
вопросы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. Выпуск №1 (6). –
2013. – № 1 (6). – С. 5-20.
60.
Александров А.С., Лапатников М.В. Сокращенное дознание:
устаревшее новшество // Уголовный процесс. – 2013. – № 4. – С. 12-19.
61.
Александров А.С., Кухта А.А., Марушин Д.Н. Судебная
инстанция как перспективное место разрешения споров, возникающих между
органами
предварительного
расследования,
прокуратурой,
в
ходе
115
досудебного производства по уголовному делу // «Черные дыры» в
Российском законодательстве. – 2008. – № 1. – С. 378-379.
62.
Александров А.С., Поздняков М.Л. Путь институциональной
реформы предварительного расследования // Вестник Нижегородской
академии МВД РФ. – 2014. – № 1(25). – С. 78-82.
63.
Александров
А.С.,
Поспелова
Ю.С.,
Сивин
И.А.
Дифференциация форм прокурорского реагирования на неправомерные
решения органа предварительного следствия // Юридическая наука и
практика. Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 1 (14).
– С. 114-116.
64.
Александров А.С., Терехин В.В., Кухта А.А. О правовом
значении результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для
уголовного дела и реформы досудебного уголовного процесса // Уголовное
право. – 2009. – № 6. – С. 77-81.
65.
Аширбекова М. Поводы к возбуждению уголовного дела //
Законность. – 2012. – № 10. – С. 19.
66.
Бажанов С.В. Особенности отказа в возбуждении (прекращения)
уголовного дела (преследования) в ходе процессуальных проверок и
расследования налоговых преступлений // Российский следователь. – 2011. –
№ 14. – С. 10–12.
67.
Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная
проверка // Законность. – 1995. – № 1. – С. 53.
68.
Белкин
Ю.Н.
К
вопросу
об
организации
уголовно-
процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела о
преступлениях террористической направленности // Бизнес в законе.
Экономико-юридический журнал. – 2011. – № 6. – С. 17.
69.
Боруленков Ю.П. О некоторых вопросах реформирования
органов уголовного преследования // Российский следователь. – 2013. – №
10. – С. 6–11.
116
70.
Быков В.М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела //
Журнал российского права. – 2006. – № 7. – С. 66-72.
71.
Вицин
С.
Институт
возбуждения
дела
в
уголовном
судопроизводстве // Российская юстиция. – 2003. – № 6. – С. 56-58.
72.
Воскобитова Л.А. Возбуждение и прекращение уголовного дела:
анализ следственной практики // Уголовное судопроизводство. – 2010. – № 2.
– С. 3-6.
73.
Гаврилов Б.Я. Процессуальный порядок возбуждения уголовного
дела – соответствует ли он правовым реалиям и правоприменительной
практике? // Российская юстиция. –2006. – № 8. – С. 48-51.
74.
Гаджиев Я.Л. Актуальные
проблемы стадии
возбуждения
уголовного дела // Традиции и новации в системе современного российского
права:
Материалы
международной
научно-практической
конференции
молодых ученых. – М.: МГЮА им. O.E. Кутафина, 2012. – С. 541-542.
75.
Гладышева О., Солонникова Н. Несовершеннолетние заявители о
преступлении. // Законность. – 2008. – № 8. – С. 45-47.
76.
Грачев С.А., Миллер В.Ю. К вопросу о форме начала
производства по уголовному делу // Юридическая наука и практика: Вестник
Нижегородской академии МВД России. –2014. – № 3 (27). – С. 78-81.
77.
Григорьев В. Постановление прокурора - новый повод для
возбуждения уголовного дела? // Законность. – 2011. – № 8. – С. 4749.
78.
признаков
Григорьев
В.Н.
преступления
Проблемы развития
//
Пути
средств обнаружения
совершенствования
деятельности
следственных аппаратов органов внутренних дел. Сб. науч. трудов. –
Ташкент, 1987. – С. 43-44.
79.
Гриненко А. Постановление прокурора как повод к возбуждению
уголовного дела // Законность. – 2012. – № 11. – С. 22-24.
80.
Дикарев И.С. Повод для возбуждения уголовных дел о налоговых
преступлениях // Налоги. –2012. – № 3. – С. 28-32.
117
81.
Доля Е.А. Правовое значение результатов гласных оперативно-
розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы уголовного
процесса // Законность. – 2011. – № 4. – С. 16–22.
82.
Зажицкий
В.И.
Правовая
регламентация
деятельности
по
обнаружению признаков преступления // Правоведение. – 1992. – № 4. – С.
102-104.
83.
Зарипов В.М. Изменения в ответственности за налоговые
преступления // Налоговед. 2010. – № 3. – С. 52-57.
84.
Козилов
Е.Н.
Поводы
к
возбуждению
уголовного
дела:
юридическая природа, система, пути совершенствования // Уголовное
судопроизводство. – 2007. – № 2. – С. 81-83.
85.
Кругликов
А.П.
Проблемы
процессуальных
отношений
прокурора со следователем и руководителем следственного органа //
Российская юстиция. – 2011. – № 10. – С. 29.
86.
Кряжев
В.С.,
Никулина
Н.Ю.
Проверка
сообщений
о
преступлениях в сфере экономики, совершенных организованными группами
//
Сибирские уголовно-процессуальные и криминалистические чтения. –
2014. – № 1. – С. 226-240.
87.
Лазарева В.А. Негативные последствия грядущих изменений в
процедуре дознания // Уголовный процесс. – 2012. – № 8. – С. 10-16.
88.
Маслов
И.,
Новиков
А.
Нерешенные
проблемы
стадии
возбуждения уголовного дела при рассмотрении сообщений о налоговых
преступлениях // Уголовное право. – 2011. – № 5. – С. 85-90.
89.
Мешков М.В., Гончар В.В. Поводы к возбуждению уголовного
дела: процессуально-правовые новеллы // Российский судья. – 2012. – № 11. –
С. 19-20.
90.
Мишенина А.А. Стадия возбуждения уголовного дела: за и
против // Уголовный процесс: от прошлого к будущему: материалы
Международной научно-практической конференции (Москва, 21 марта 2014
118
года). В 2-х частях. Часть 1. – М.: Академия Следственного комитета
Российской Федерации, 2014. – С. 221-223.
91.
Москалькова Т.И. Проблемные вопросы теории и практики
возбуждения
уголовного
дела:
Материалы
Международной
научно-
практической конференции «Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации: год применения и преподавания». – М.: Норма, 2004. – С. 212213.
92.
Петров А.В. Достаточные данные – необходимое условие для
возбуждения уголовного дела // Законность. – 2011. – № 2. – С. 8-9.
93.
Петрухин И. Л. Возбуждение уголовного дела по действующему
УПК РФ // Государство и право. – 2005. – № 1. – С. 66-67.
94.
Розовский Б.Г. Уголовный процесс: попытка подсмотреть
будущее // Библиотека криминалиста. – 2014. – № 4. – С. 108-110.
95.
Сумин А.А. Некоторые проблемы применения статьи 144
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Адвокат. –
2013. – № 4. – С. 7-9.
96.
Терехин
В.В.
Допустимость
материалов
проверки
как
доказательств // Российский следователь. – 2013. – № 11. – С. 28-30.
97.
Федоров И.З. Проблема оптимизации уголовно-процессуального
института рассмотрения сообщения о преступлении // Вестник Российского
университета кооперации. – 2013. – № 1. – С. 90-94.
98.
дела
Химичева Г.П. О новых поводах для возбуждения уголовного
//Уголовно-процессуальный
закон:
состояние
и
направления
совершенствования: Материалы межведомственной научно-практической
конференции, посвященной 10-летию принятия Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации. – М., 2012. – С. 29-33.
99.
Химичева Г.П. Уточнить процедуру доследственной проверки //
Уголовное судопроизводство. – 2012. – № 1. – С. 23-26.
119
100. Хуторная Г.И. Процессуальные аспекты расследования в форме
дознания
//
Следователь
сегодня:
Материалы
научно-практической
конференции. – Саратов, 2000. – С. 14-18.
101. Чупилкин
предъявляемые
к
Ю.Б.
Уголовно-процессуальные
оперативно-розыскной
форме
требования,
результатов
ОРД
//
Российская юстиция. – 2013. – № 5. – С. 41-44.
102. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании
преступлений. – Волгоград, 1997.
103. Яшин В.Н., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела.
Теория, практика, перспективы: учебное пособие. М.: Юнити-Дана, 2002.
5. Диссертации и авторефераты диссертаций
104. Акперов Р.С. Возбуждение уголовного дела в уголовнопроцессуальном праве Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. –
М., 2010.
105. Артемова В.В. Возбуждение уголовного дела как уголовнопроцессуальный институт: дис. … канд. юрид. наук. – М.: Московский
университет МВД РФ, 2006.
106. Дресвянникова
Е.А.
Уголовно-процессуальные
и
организационные проблемы возбуждения уголовного дела: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. – Нижний Новгород, 2007.
107. Копылова
О.П.
Проверка
заявлений
и
сообщений
о
преступлениях: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – СПб. 1999. – С. 12.
108. Матусевич Г. В. Поводы и основания для возбуждения
уголовного дела: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2004.
109. Пронин
Н.В.
Особенности
возбуждения
уголовных
дел
таможенными органами Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. –
Самара, 2009.
110. Ряполова Я.П. Процессуальные действия, проводимые в стадии
возбуждения уголовного дела: правовые, теоретические и организационные
основы: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2012.
120
111.
Усачев А.А. Возбуждение уголовного дела в российском
уголовном судопроизводстве: дис. ... канд. юрид. наук. – Иркутск, 2003.
6. Электронные ресурсы
112. Волеводз А. Половина госбюджета России ежегодно - цена
возможной очередной реформы уголовного процесса. Пора бы остановиться.
–
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://viperson.ru/wind.php?ID=667528&soch=1(дата обращения: 15.06.2017).
113. Головко Л.В. Актуальные направления реформы уголовного
судопроизводства в Республике Казахстан. С. 3, 4; Головко Л.В. Реформа
полиции в контексте модернизации предварительного производства в
российском уголовном процессе / Уголовная юстиция: связь времен.–
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.iuaj.net/node/484 (дата
обращения: 15.06.2017).
114. Дорожная
карта
дальнейшего
реформирования
органов
внутренних дел Российской Федерации. – [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.rg.ru. (дата обращения: 15.06.2017).
115. Заседание наблюдательного совета Агентства стратегических
инициатив 14 ноября 2013 года. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.kremlin.ru/news/19625 (дата обращения: 15.06.2017).
116. Следственный комитет подготовил законопроект, возвращающий
ему право самостоятельно возбуждать уголовные дела по налогам /
Петербургский правовой портал. 2013. 12 сентября. – [Электронный ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/news/news.asp?newsID=15813(дата
обращения: 15.06.2017).
117. Соломонов выбор. Путин ответил критикам корректировки
законов в налоговой сфере. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.rg.ru/2013/11/15/putin.html (дата обращения: 15.06.2017).
118. Статистические данные об основных показателях деятельности
органов прокуратуры Российской Федерации за январь-декабрь 2016 г. /
Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ. – [Электронный ресурс]. –
121
Режим доступа: http://genproc.gov.ru/stat/data/1054853/ (дата обращения:
15.06.2017).
122
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа