close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Зайцева Ирина Евгеньевна Применение мер процессуального принуждения к свидетелю в уголовном судопроизводстве

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки магистратуры
40.04.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное судопроизводство»
Студента Зайцевой Ирины Евгеньевны
шифр 150771з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
ПРИМЕНЕНИЕ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ К
СВИДЕТЕЛЮ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
Студент__________________________________________И.Е. Зайцева
Руководитель__________________________Е.В. Марковичева, д.ю.н., доцент
Рецензент_________________________________________О.В. Бурмистрова
адвокат коллегии адвокатов г. Орла
Допустить выпускную квалификационную работу к защите в Государственной экзаменационной комиссии
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2017 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2017
Содержание
ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. 3
ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ............................ 8
1.1. История института уголовно-процессуального принуждения в
отношении свидетелей в уголовном процессе России ..................................... 8
1.2. Понятие и сущность уголовно-процессуальное принуждения .............. 15
1.3. Процессуальное положение свидетеля как участника процесса,
подвергаемого мерам уголовно-процессуального принуждения ................. 32
ГЛАВА 2. ПРИМЕНЕНИЕ ИНЫХ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ПРИНУЖДЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ СВИДЕТЕЛЯ .................................... 45
2.1. Виды мер уголовно-процессуального принуждения, применяемые в
отношении свидетелей ...................................................................................... 45
2.2. Основания и процессуальный порядок применения иных
мер уголовно-процессуального принуждения к свидетелям ........................ 51
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................. 109
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ..................................... 113
2
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Назначение современного российского уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации
требует обеспечения конституционных прав и свобод лиц, вовлеченных в
сферу уголовного судопроизводства. Публично-правовой характер отношений, возникающий между участниками уголовного процесса, обеспечивается
возможностью применения уголовно-процессуального принуждения, что
особенно важно в условиях современного периода развития общества и государства, ощущающего на себе влияние негативных геополитических процессов, как следствие роста транснациональной, организованной, коррупционной преступности, межнациональных конфликтов. Ситуация осложняется
пробельностью
и
нестабильностью
отечественного
уголовно-
процессуального законодательства.
Свидетели являются участниками каждого уголовного дела, от их показаний зависит установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания. К сожалению, нередко свидетели демонстрируют негативное отношение
к правоохранительным и судебным органам, недоверие к ним, испытывают
страх перед представителями преступных групп и сообществ. В ряде случаев
это приводит к отказу свидетелей от участия в уголовном деле, к изменению
показаний, к даче заведомо ложных показаний. Это вынуждает правоохранительные и судебные органы применять меры воздействия к свидетелям в целях обеспечения их надлежащего поведения, в связи с чем вопросы применения уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей приобретают все большее значение. На практике возникают вопросы при применении иных мер уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей, в том числе о порядке, основаниях, условиях, способах применения
привода и обязательства о явке. В науке недостаточно исследовались вопросы наложения ареста на имущество, находящегося у лиц, имеющих статус
3
свидетеля. Вызывает вопросы применение уголовно-процессуального принуждения при производстве следственных и процессуальных действий, проводимых с участием свидетелей, поскольку нарушение их прав при применении уголовно-процессуального принуждения приводит к негативным последствиям в виде признания результатов следственного действия недопустимыми доказательствами. Указанные обстоятельства определяют актуальность
темы исследования.
Степень научной разработанности проблемы. Правовое регулирование уголовно-процессуального принуждения изучалось многими учеными:
В.А. Азаровым, Е.И. Арестовой, А.Н. Апхановым, Ф.Н. Багаутдиновым, В.П.
Божьевым, Б.Б. Булатовым, Л.А. Буториным, О.С. Гречишниковой, СП.
Гришиным, Н.А. Громовым, З.Д. Еникеевым, 3.3. Зинатулиным, К.Б. Калиновским, В.В. Кальницким, З.Ф. Ковригой, В.М. Корнуковым, Ф.М. Кудиным, Э.К. Кутуевым, П.Г. Марфициным, И.В. Матвиенко, В.Ю. Мельниковым, В.В. Николюком, И.Л. Петрухиным, А.В. Писаревым, А.А. Резяповым,
Ю.И. Стецовским, О.И. Цоколовой, А.А. Чувилевым, П.С. Элькинд и др.
Однако многие работы были выполнены еще в советский период, а в
настоящее время этой проблеме уделяется недостаточно внимания, и вполне
оправданным видится ее дальнейшее исследование.
Объект исследования – уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи с применением к свидетелю мер уголовно-процессуального
принуждения.
Предмет исследования – особенности применения мер процессуального принуждения к свидетелю в уголовном судопроизводстве.
Цели и задачи диссертационного исследования – раскрытие специфики применения уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей по уголовному делу.
Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:
- раскрыть значение и сущность уголовно-процессуального принуждения, сформулировать понятие уголовно-процессуального принуждения;
4
- исследовать в историческом контексте развитие применения уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей в уголовном процессе России;
- исследовать процессуальный статус свидетеля как участника уголовного
судопроизводства,
подвергаемого
применению
уголовно-
процессуального принуждения;
- определить виды иных мер уголовно-процессуального принуждения,
применяемых к свидетелям и выявить особенности их применения;
- исследователь основания применения уголовно-процессуального
принуждения в отношении свидетелей при производстве следственных и
иных процессуальных действий;
- сформулировать положения по внесению изменений и дополнений в
действующее уголовно-процессуальное законодательство.
Методологическую основу исследования составил метод диалектического познания, система общенаучных и частно-научные методов (анализа,
синтеза, формально-логический, структурно-функциональный, историкоправовой, сравнительно-правовой).
Теоретическую основу исследования составили работы ученых в области теории права, уголовно-процессуального права, уголовного права,
криминалистики, юридической психологии.
Нормативную основу исследования составили нормы международных
нормативно-правовых
актов,
Конституции
РФ,
Уголовно-
процессуального кодекса РФ, Уголовного кодекса РФ, подзаконных нормативно-правовых актов.
Эмпирическую базу исследования составили постановления и определения Конституционного суда, постановления Пленума Верховного суда РФ,
касающиеся изучаемой темы, материалы опубликованной судебной практики
и архивные уголовные дела.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Некоторые выводы, сформулированные в работе, могут в дальнейшем основой для
5
последующих научных исследований. Результаты исследования возможно
использовать при подготовке студентов по соответствующим темам курса
учебной дисциплины «Уголовно-процессуальное право».
Положения, выносимые на защиту:
1. Свидетель – это лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо сведения об обстоятельствах, связанных
с расследуемым преступлением, приглашенное органами предварительного
расследования или судом, либо явившееся без вызова для дачи показаний. До
начала допроса свидетелю должны быть разъяснены его права и обязанности.
Он должен быть предупрежден о возможности применения в отношении него
уголовно-процессуального принуждения. Необходимо в ст. 56 УПК РФ закрепить и перечень обязанностей свидетеля, в том числе: 1) являться по вызовам дознавателя, следователя или суда (судьи); в случае невозможности
явиться по вызову, свидетель обязан сообщить об этом следователю, дознавателю или суду (судье), указав причину неявки; 2) не разглашать данные
предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом предупрежден в
порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.
2 Уголовно-процессуальное принуждение в отношении свидетелей
применяется
в
двух
видах:
1)
применение
иных
мер
уголовно-
процессуального принуждения для обеспечения выполнения своих обязанностей свидетелями; 2) применение принуждения в виде способов воздействия
при производстве следственных и иных процессуальных действий в целях
обеспечения их надлежащего выполнения.
3. Необходимо урегулировать порядок отобрания у свидетеля обязательства о явке. В качестве оснований для получения такого обязательства
следует установить: проживание в другом населенном пункте; наличие нескольких мест проживания; длительные командировки; проживание в связи с
временной регистрацией; проживание не по месту регистрации; возможность
выезда с места жительства.
6
4. Необходимо на законодательном уровне урегулировать порядок
применения привода к свидетелям. Для этого следует в УПК РФ: 1) установить перечень уважительных причин неявки свидетеля по вызову следователя, дознавателя и суда; 2) определить условия для применения привода свидетеля; 3) ввести положение, запрещающее применение принудительного
привода свидетеля в праздничные дни; 4) к числу лиц, не подлежащих приводу, добавить лиц, у которых имеются несовершеннолетние дети в возрасте
до 7 лет, либо тяжелобольные иждивенцы, требующие ухода, которых не с
кем оставить; 5) предусмотреть, что в случае невозможности подвергнуть
свидетеля приводу, у него должно быть отобрано обязательство о явке, в котором он предупреждается о возможности наложения денежного взыскания
за каждый случай неявки. Ввести в ст. 113 УПК РФ положение, предусматривающее недопустимость подвергать свидетеля принудительному приводу в
случае, если он имеет лист нетрудоспособности.
Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования и основанные на них выводы, предложения и рекомендации обсуждались на заседании кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора и нашли отражение в научной статье.
Структура работы. Магистерская диссертация состоит из введения,
двух глав, заключения и списка использованной литературы.
7
ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ
1.1. История института уголовно-процессуального принуждения в
отношении свидетелей в уголовном процессе России
Институт уголовно-процессуального принуждения прошел долгий путь
развития. Практически изначально законодательство содержало в себе возможность применения принуждения. В различные периоды времени меры
принуждения имели особенности применения.
В период раннего феодализма в древнерусских княжествах государственность не была оформлена. Отсутствовала дифференциация частных и
публичных интересов. Основным источником древнерусского судопроизводства, по которому можно иметь о нем определенное представление, является
Русская правда1.
В Русской правде отсутствовали процедурные правила, обеспечивающие судоговорение, в частности, в ней не было регламентации вызова в суд,
последствий неявки; указания на лиц, обеспечивающих явку. Однако в Русской Правде уже постоянно упоминаются свидетели, очевидцы факта совершения преступления, которые не имеют предварительной связи со сторонами, они «просто средство узнать фактическую истину»2. В качестве доказательств в Русской Правде указывались свидетельские показания: «видоков» свидетелей (очевидцев) преступления и «послухов» - свидетелей доброй славы, поручителей3.
Как способ принуждения можно рассматривать использование такого
средства доказывания, как Суды Божии, которые имели четыре формы: жребий, рота, ордалии и поле. Жребий решал вопрос о том, кто должен был приносить присягу. Рота – это клятва перед богом или богами, Ордалии – это ис1
Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С. 631.
2
Дювернуа Н. Источники права и суда в Древней Руси: Опыты по истории русского гражданского
права. СПб., 2004, С. 200, 379.
3
Исаев И.А. История государства и права России: учеб. для юрид. вузов М., 2011. С. 24.
8
пытания, которым подвергались стороны, они в России существовали до
XVΙΙ века. Поле – судебный поединок. В основе жребия и роты можно рассматривать наличие психического воздействия – страх перед богами или богом. Ордалии – это физическое воздействие (насилие), которое применялось
только к сторонам. Поле – физическое воздействие (насилие), применяемое и
к стороне, и к свидетелю (послуху).
Вышесказанное позволяет сделать вывод, что применение уголовнопроцессуального принуждения проходило через уголовный процесс во все
времена. Принуждение было заложено в процедурах, устанавливающих исследуемые факты и события. Первым источником, содержавшим иные меры
процессуального принуждения, является Псковская судная грамота4. В статье
56 Псковской Судной грамоты предусматривалось, что привод являлся платной процедурой: «Поездка пристава для вызова уголовного преступника оценивается двойными прогонами, которые удерживаются с преступника. Однако, если приставу не удастся найти татя или установить его вину, прогоны
платит истец»5.
По мере укрепления центральной власти был принят ряд актов, в которых содержались нормы, регулирующие судоустройство и судопроизводство:
Судебник Ивана ΙΙΙ (Судебник 1497 года), Судебник Ивана ΙV, Соборное
Уложение и Новоуказанные статьи о татебных, разбойных и убийственных
делах.
В Судебнике 1497 года осуществление
уголовного преследования
предполагало применение пытки в отношении «ведомых лихих людей».
Пытка была непременным атрибутом следственного процесса6. Пытка никогда не применялась в обвинительном процессе, и если возникала необходимость в ее применении, то дело сразу же передавалось в разбойный приказ.
4
Псковская судная грамота 1397 г. // Российское законодательство X-XX веков. М., 1985. Т. 2. С.
182.
5
Там же.
Верещагина А.В. Становление и развитие уголовной юстиции России (дореволюционный период):
монография. Владивосток, 2009. С. 39-40.
9
6
Принятие Судебника 1497 года начинает формировать институт мер
процессуального принуждения. В этот период стала активно применяться такая обеспечительная мера, как поручительство7.
К свидетелям предъявляли определенные требования. Ряд категорий
лиц не допускались к свидетельствованию (жена против мужа, дети против
родителей, холопы против господ). Свидетель должен был быть совершеннолетним. Свидетельские показания представителей различных социальных
групп обладали различной силой. Свидетели были обязаны являться в суд. В
обеспечение этого требования закреплялась их имущественная ответственность. Согласно ст. 18 Судебника Ивана ΙV, с не явившегося без уважительной причины свидетеля могли быть взысканы иск, убытки и пошлины.
Меры процессуального принуждения нашли свое отражение в Судебниках 1497 и 1555 года, которые предусматривали поручительство, и в Соборном уложении 1649 года, которым было введено тюремное заключение8.
В указанных источниках был предусмотрен принудительный привод лица в
суд. Основными методами ведения уголовного процесса по Судебникам были обыск и пытка, непосредственно связанные не просто с физическим и
психическим принуждением, но и с физическим насилием.
При Петре Ι утвердилось и стало господствующим представление о
преступлении как деянии, которое наносит вред и убытки государству9. Институт свидетельствования в Петровский период претерпел серьезные изменения.
Во-первых, он окончательно приобрел публичный характер, то есть
свидетели рассматривались как лица, которые исполняли публичную обязанность и вовлекались в процесс не по инициативе сторон, а по инициативе органа, действовавшего в публичном интересе.
7
Верещагина А.В. Становление и развитие уголовной юстиции России (дореволюционный период):
монография. Владивосток, 2009. С. 37.
8
Гайнов И.Д. История становления и развития мер уголовно-процессуального принуждения в России (XΙΙΙ-XΙX вв.) // Уголовно-процессуальные и криминалистические средства противодействия преступности: Сборник научных трудов, посвященный памяти Н.В. Бахарева. Казань: Казан.гос. ун-т, 2010. С. 7879.
9
Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. С. 99.
10
Во-вторых, изменилось содержание этого института. В Петровский период свидетель – лицо, исполняющее государственную обязанность – содействие осуществлению правосудия. Для осуществления правосудия он приглашается в процесс, чтобы дать пояснения по поводу фактов, связанных с
совершением преступления. В связи с этим появился запрет на свидетельствование по слуху или по молве. Для получения одного совершенного (полного) доказательства необходимо было иметь, как минимум, двух свидетелей.
В-третьих, в отличие от имевшейся в предыдущие периоды, появилась
более четкая регламентация требований, предъявляемых к лицам, которые
имели право свидетельствовать. Свидетелями не могли быть преступники,
явные прелюбодеи, люди, не бывшие у исповеди. Получила градация свидетельских показаний в зависимости от источника10.
Свод законов Российской империи 1832 года развил исследуемый институт11. Согласно Своду, в качестве свидетелей могли быть допрошены любые лица, как мужского, так и женского пола, физически и психически здоровые для познания предмета, о котором требовалось свидетельство, и когда
не было причин предполагать, что их показания будут неверными12.
Применение процессуального принуждения нашло свое отражение в
Наказе полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок, утвержденном Указом императора Александра IΙ от 8 июня 1860 г. Следователю предоставлялось право
доставить подозреваемое лицо принудительно для допроса.
Дальнейшее развитие применения мер процессуального принуждения
нашло в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года (УУС).13.
УУС закрепил возможность наложения ареста на имущество, что предусматривалось ст. 268 и 30514. Решение о наложении ареста на имущество
10
Верещагина А.В. Верещагина А.В. Становление и развитие уголовной юстиции России (дореволюционный период): монография. Владивосток, 2009. С. 70-71.
11
Свод законов Российской империи. СПб., 1842. Т. 1315. Ст. 976, 979.
12
Лекции по истории уголовного процесса России / Науч. ред. И.В. Смолькова. Иркутск: Изд-во
БГЭУП, 2010. С. 135.
13
Судебные уставы императора Александра II с законодательными мотивами и разъяснениями. Устав уголовного судопроизводства. 10-е изд., перераб., испр. и доп. С.-Пб.: Изд. С.Г. Щегловитова, 1910.
11
принималось судом по ходатайству судебного следователя, который мог проявить инициативу лично либо по просьбе потерпевшего. УУС предусматривали наложение ареста на имущество обвиняемого. В отношении иных лиц
применение указанной меры не рассматривалось. Следует обратить внимание, что следователям не рекомендовалось вызывать свидетелей на допрос
если они проживали на значительном расстоянии и на них не должны были
быть положены расходы, связанные с прибытием к следователю15.
УПК РСФСР 1922 года и УПК 1923 года устанавливали аналогичные
правила, определявшие статус свидетеля. Под свидетелем согласно ст. 64
УПК РСФСР 1922 г. и ст. 60 УПК РСФСР 1923 г. понималось «всякое лицо,
обязанное явиться по вызову следователя, органа дознания или суда и сообщить ему все известное по делу». Статус свидетеля приобретало лицо после
того, как оно вызывалось органами следствия или судом для дачи свидетельских показаний.
Законодательство этого периода предусматривало уголовную ответственность для свидетеля в случае его отказа сообщить известное ему по делу
или отказе дать ответы на вопросы следователя, органов дознания, суда16.
УПК РСФСР 1922 года в качестве иных мер уголовно-процессуального
принуждения предусматривал следующее: «привод, отстранение от должности, обязательство о явке и наложение ареста на имущество».
В отношении свидетеля мог применяться привод при неявке без уважительной причины. Уголовно-процессуальный закон не называл уважительных причин, но на практике ими признавались: удаленность места жительства свидетеля от места производства следствия, тяжелая болезнь свидетеля
или его родственников, смерть близких свидетеля, стихийное бедствие17.
14
Искандиров В.Б. Исторический аспект развития и становления наложения ареста на имущество
как меры принуждения в России // Вестник Южно-Уральского гос. ун-та. Серия «Право». Челябинск, 2010.
№ 38. С. 35.
15
Лекции по истории уголовного процесса России / Науч. ред. И.В. Смолькова. Иркутск: Изд-во
БГЭУП, 2010. С. 136.
16
Там же. С. 141.
17
Люблинский П.И. О доказательствах в уголовном суде. Практический комментарий к гл. 4 УПК
РСФСР. М.: Право и жизнь, 1924. С. 26.
12
Основы уголовного судопроизводства 1958 года не содержали нормы,
регулирующие правовое положение свидетеля. Понятие и статус свидетеля
был определен в ст. 72 УПК РСФСР 1960 г.
УПК РСФСР 1960 года не выделял отдельную главу, касающуюся
иных мер уголовно-процессуального принуждения. Возможность применения мер процессуального принуждения была определена в ряде норм УПК
РСФСР18.
Статья 263 УПК РСФСР предусматривала возможность применения
мер уголовно-процессуального принуждения в отношении нарушителей порядка в судебном заседании. Интересен был подход законодателя при определении мер уголовно-процессуального принуждения за указанное нарушение. В отношении сторон, их представителей, а также эксперта, специалиста
и переводчика законодатель предусмотрел только применение такой меры
принуждения, как удаление из зала заседания по определению суда (ч. 1,ч.2,
ч. 3 ст. 263 УПК РСФСР). В отношении же остальных лиц, в том числе и
свидетелей, суд мог применить в указанном случае не только удаление из зала суда на основании определения, но и наложить штраф в размере от одной
десятой до одной третьей части минимального размера оплаты труда (ч. 4 ст.
263 УПК)19.
В отношении свидетеля согласно ч. 3 ст. 73 УПК РСФСР могла быть
применена такая мера уголовно-процессуального принуждения, как привод.
Привод мог быть применен к свидетелю только после того, как он не явился
по вызову без уважительной причины. Процессуальным основанием применения привода выступало постановление следователя, лица, производящего
дознание, прокурора или суда20.
18
Уголовно-процессуальный кодекс: комментарий / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М.,
2012. С. 280.
19
Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров / Под ред. В.А. Давыдова и В.В.
Ершова. М., 2017. С. 211.
20
Владыкина Т.А. Теория и практика уголовного судопроизводства: уроки российской истории //
История государства и права. 2014. № 1. С. 36.
13
Уважительные причины неявки свидетеля в УПК РСФСР установлены
не были. Для их установления следовало руководствоваться положениями ст.
146 УПК РСФСР, в которой были указы уважительные причины неявки обвиняемого: болезнь, лишавшая возможности явиться; несвоевременное получение повестки; иные обстоятельства (стихийное бедствие, болезнь члена семьи и т.п.). При неявке свидетеля суд мог наложить на него денежное взыскание в размере до одной третьей части минимального размера оплаты труда.
Статья 175 УПК РСФСР регламентировала порядок применения такой
меры уголовно-процессуального принуждения, как наложение ареста на
имущество21. Целью ее применения было обеспечение гражданского иска или
возможной конфискации имущества. Следует обратить внимание, что в ч. 1
указанной статьи был дан перечень лиц, на имущество которых мог быть наложен арест: обвиняемый; подозреваемый; лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия; иные лица, у которых находится
имущество, приобретенное преступным путем. Таким образом, перечень
иных лиц, с одной стороны, был закрытым, поскольку ограничивал возможности следователя в части ареста их имущества, так как принять решение о
наложении ареста на имущество «иных» лиц можно лишь при наличии доказательств, указывающих на то, что имущество добыто или увеличилось в результате преступных действий обвиняемого; с другой стороны, отсутствуют
ограничения в отношении лиц, обладающих определенным процессуальным
статусом, у кого может быть наложен арест на имущество, приобретенное
преступным путем. К указанным иным лицам могут относиться и свидетели,
которым обвиняемый передал имущество, добытое преступным путем.
Выводы:
1. Уголовно-процессуальное принуждение было характерно для всех
времен существования уголовного судопроизводства, но оно имело особен21
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв.
ред. И.Л. Петрухин. М.: Проспект, 2013. С. 312.
14
ности, которые были обусловлены развитием государства и права в конкретный период времени.
2. Применение иных мер уголовно процессуального принуждения начало формироваться с момента принятия Псковской судной грамоты. Принятие Судебника 1497 года обусловило возникновение и развитие института
иных мер процессуального принуждения.
3. В отношении свидетелей применялись иные меры принуждения в
виде привода и денежного взыскания или штрафа.
4. Институт применения уголовно-процессуального принуждения совершенствуется и претерпевает изменения в связи с изменением уголовной
политики и социально-политических отношений.
1.2. Понятие и сущность уголовно-процессуальное принуждения
Уголовно-процессуальное производство направлено на защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и самого государства от преступных посягательств и их последствий, что является обязанностью государства. Государство, организуя нормальную жизнь и
развитие общества, всегда предполагает возможность применения принуждения, в том числе в уголовно-процессуальной сфере22.
Производство по уголовному делу неизменно связано с применением
процессуального принуждения, которое заложено в обязательность выполнения определенных предписаний, установленных законом, участниками
уголовного судопроизводства. Уголовно-процессуальное принуждение реализуется в рамках, установленных законом, его применение обусловлено необходимостью обеспечения назначения уголовного судопроизводства. Оно
применяется в процессе уголовно-процессуальной деятельности, неразрывно
связанной с уголовно-процессуальными правоотношениями, возникающими
22
Дежнев А.С., Писарев А.В., Пилюшин И.П. Реализация конституционных прав граждан при даче
показаний по уголовным делам: учебное пособие. Омск, 2007. С. 20-21.
15
в ходе уголовного судопроизводства, имеющими ярко выраженный властный
характер, поскольку одним из его участников является представитель государственных органов, который реализует государственно-властные полномочия,
обеспечиваемые
государственным
принуждением.
Уголовно-
процессуальное принуждение23 – это вид государственного принуждения,
применяемого только в процессе деятельности по разрешению уголовноправового конфликта.
УПП характеризуется присущими ему признаками. П.С. Элькинд выделяла следующие: 1) применение его только в сфере уголовного судопроизводства; 2) строгая регламентация уголовно-процессуальным законом лиц, к
которым оно может применяться, оснований, условий, формы, пределов и
порядка его применения; 3) обеспечение законности и обоснованности применения мер уголовно-процессуального принуждения системой процессуальных гарантий личности24.
Соглашаясь с ее мнением, З.Ф. Коврига предложила расширить перечень признаков, добавив в них: осуществление принуждения компетентными
государственными органами; проявление только в форме правоотношений;
наличие характера личного, имущественного или организационного ограничения субъективных прав; выражении во внешнем моральном, психическом
и физическом воздействии на субъектов, их деятельность или имущество;
наличие специфической целенаправленности25.
Рассматривая признаки УПП в последующем, авторы не предлагали
каких-либо новых его признаков, а корректировали уже сформулированные
ранее26. В частности, И.Л. Петрухин уточнял, что УПП применяется при наличии таких оснований, как необходимость проведения процессуального
23
Уголовно-процессуальное принуждение – далее УПП.
Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М., 1967. С. 134.
25
Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975. С. 54.
26
Предварительное следствие в органах внутренних дел: Курс лекций. Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2013. С. 116.
16
24
действия даже при противодействии того или иного участника процесса; необходимость применения превентивных мер27.
Правовыми гарантиями законности и обоснованности ограничения
прав человека при применении к нему мер процессуального принуждения
выступает совокупность условий, средств и способов, установленных нормами международного, конституционного, уголовно-процессуального законодательства и иными законами, а также осуществляемая на их основе процессуальная деятельность, обеспечивающая человеку защиту его физической,
нравственной и психической неприкосновенности, индивидуальной свободы
и личной безопасности от произвольных посягательств в ходе уголовного судопроизводства28.
Применение УПП обусловлено необходимостью обеспечения разрешения возникшего конфликта в ходе производства по уголовному делу. Конфликты, возникающие в уголовном процессе, являются производными от
уголовно-правового конфликта. Они направлены на определенное противодействие процессу расследования и судебного разбирательства. Неоспоримо,
что в уголовно-процессуальных правоотношениях не может быть абсолютной свободы и полного равенства. В противном случае справедливость уголовно-процессуального регулирования обратится в свой антипод, и в обществе воцарятся вседозволенность и произвол.
В каждом отдельном случае при установлении содержания процессуального статуса речь может идти лишь об определенной степени свободы
субъекта, имеющей несколько способов измерения. Во-первых, закон наделяет субъекта конкретными правомочиями и уже этим ограничивает свободу
его поведения. Во-вторых, ограничение свободы выражается в закреплении
процессуальных способов осуществления прав, их защиты и охраны29.
27
Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. М., 2007. С. 118.
Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального
принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М.,
2014. С. 12.
29
Гладышева О.В. Теоретические основы обеспечения законных интересов личности в уголовном
судопроизводстве. М., 2012. С. 123.
17
28
Уголовно-процессуальная форма включает в себя возможность применения принуждения при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности. УПП заключается в регламентированном на уровне принципов и конкретных норм не только российского, но и международного права, прямом
дифференцированном репрессивном воздействии уполномоченных должностных лиц, и иных лиц по их поручению на участников уголовного судопроизводства, обязанных содействовать или не препятствовать реализации его
назначения, совершающих или угрожающих совершением процессуальнопротивоправных деяний, направленных против его интересов, а потому ограниченном целями защиты уголовно-процессуальных отношений от таких посягательств30.
В УПК РФ отсутствует понятие принуждения и УПП, при этом выделяются меры УПП, которые характеризуются ограничением прав и свобод
тех участников уголовного судопроизводства, в отношении которых они
применяются. Кроме того законодатель предусматривает применение принуждения при производстве следственных и процессуальных действий, которые не являются собственно мерами УПП.
В науке уголовного права и уголовного процесса отсутствует единый
подход к понятию «принуждение». Л.Л. Кругликов рассматривает «принуждение» в общем виде, как «неправомерное воздействие на лицо, приневоливание его к чему-нибудь с созданием опасности неблагоприятных последствий для потерпевшего в случаях отказа от него»31. В.Ф. Иванов определяет
принуждение как «осуществляемое информационным путем насильственное
воздействие на охраняемую законом свободу личности в целях заставить совершить нежелательные для нее действия или бездействовать в интересах
понуждающего»32.
30
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения: Дис…. канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2005. С. 9.
31
Кругликов Л.Л. Преступления против личности: Текст лекций. Ярославль, 1998. С. 67.
32
Иванов В.Ф. Уголовно-правовая характеристика понуждения: Автореф. … дис. канд. юрид наук.
Саратов, 1986. С. 8.
18
Любой участник уголовного судопроизводства обладает конституционным правом на личную неприкосновенность. Объектом защиты данного
права является человек, его психическая и физическая составляющие. Применение государственного принуждения, заложенное в уголовное судопроизводство в целях обеспечения своевременной и качественной реализации его
назначения, предполагает ограничение личной неприкосновенности.
Поскольку речь идет о совершении действий, направленных на подавление воли человека, то возникает вопрос об их характере: в каком случае
принуждение будет дозволенным, а в каком случае, оно запрещается законом. Каким образом реализуется принуждение? Как различить уголовнопроцессуальное принуждение от наказуемого уголовного принуждения? Как
соотносятся понятия принуждение и убеждение, принуждение и воздействие,
принуждение и насилие.
Убеждение является формой воздействия, но в ее основе лежит психологическое воздействие, связанное со способностью одного человека убеждать другого в необходимости совершить (не совершить) какое-либо действие. Элемент принуждения в данном случае заключается в том, что лицо, которое подвергается воздействию, самостоятельно внутренне начинает заставлять себя поверить тому, в чем его убеждают33.
Например, в рамках одного из уголовных дел было установлено, что
несколько оперативных сотрудников находились в кафе в нерабочее время, и
у одного из них произошла конфликтная ситуация с компанией молодых людей. Указанный сотрудник с двумя молодыми людьми для «выяснения отношений» вышли на улицу, где продолжился конфликт. Оперативный сотрудник из травматического пистолета, на который у него не было разрешения,
нанес ранение одному из нападавших, причинив тяжкий вред здоровью. Все
разбежались с места происшествия. Нападавшему в последующем было
обеспечено алиби. Свидетели причинения травмы не опознавали виновное
33
Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров / Под ред. В.А. Давыдова и В.В.
Ершова. М., 2017. С. 221.
19
лицо. Все методы убеждения, которые были использованы следователями, не
смогли убедить свидетелей дать правдивые показания. Внутренняя борьба
поставила их перед выбором: или изобличить виновное лицо, которое является сотрудником розыска, или отказаться его опознавать, послушав потерпевшего, которому неофициально был возмещен ущерб. Вследствие действий потерпевшего и свидетелей был достигнут негативный, с точки зрения
закона, результат. Свидетели не опознали человека, который нанес повреждение их другу, в связи с чем производство по уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего уголовной ответственности34.
Убеждение основано на психологических методах и способностях одного лица убедить другое в необходимости совершения каких-либо действий,
либо отказа от их совершения.
В отличие от убеждения, допустимое уголовно-процессуальное принуждение в уголовном судопроизводстве может иметь характер психического и
физического воздействия, которое следует отличать от принуждения в форме
насилия. Принуждение, как в форме дозволенного физического или психического воздействия, так и в форме насилия, осуществляется посредством ограничения психической и физической неприкосновенности.
В уголовном судопроизводстве регулярно применяется психологическое воздействие, связанное с убеждением. Оно непосредственно не ограничивает права и свободы личности, поскольку связано с разъяснением определенных последствий, и лицо самостоятельно делает выбор при принятии решения.
Психологическое воздействие на свидетелей обусловлено необходимостью убедить их говорить правду, принять участие в проведении следственного действия, однако воздействие на свидетелей не должно быть связано с
любой формой насилия.
34
Из интервью следователя СУ СК РФ по Орловской области. Уголовное дело, 2014 год.
20
Разъяснение свидетелю значимости его правдивых показаний, убеждение говорить правду направлено на обеспечение получения достоверного доказательства, которое можно положить в основу принятия процессуального
решения.
Следователь, дознаватель, суд должны разъяснить права и обязанности
свидетелю таким образом, чтобы он понял всю важность и значимость своих
показаний, соответственно не допустил дачи заведомо ложных показаний.
Психологическое воздействие в форме убеждения лежит в основе деятельности следователя, дознавателя и суда. Они должны быть тонкими психологами, что позволит им исключить возможность следственной или судебной
ошибки при принятии процессуальных решений. Когда методом убеждения
не удается достичь поставленной цели, возникает необходимость применения
уголовно-процессуального принуждения. Особенно внимательно и осторожно необходимо подходить к использованию физического и психического
принуждения в процессе уголовно-процессуальной деятельности в отношении свидетелей.
Уголовно-процессуальное принуждение направлено на преодоление
противодействия расследованию, в основе которого лежит конфликт интересов субъектов уголовно-процессуальных правоотношений35. Применение
УПП в отношении свидетеля может быть вызвано противодействием с его
стороны процессу расследования.
Физическое и психическое принуждение, в отличие от психологического убеждения, является более жесткой формой воздействия, поскольку в его
основе лежит ограничение прав и свобод лица, в отношении которого они
применяются. Дозволенное принуждение в уголовном судопроизводстве может выступать только в двух формах: ограничение физической или психической неприкосновенности. Мы исключаем возможность применения психи-
35
Михайличенко Н.А. Конфликты на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и основные
направления их разрешения: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. М., 2008. С. 10-11.
21
ческого насилия как дозволенной формы уголовно-процессуального принуждения.
Принуждение предполагает возможность психологического и психического воздействия при применении мер, ограничивающих права и свободы
лица, а также возможность физического воздействия при совершении следственных действий, ограничивающих права и свободы лица. Законодатель четко не определяет границы физического воздействия, допустимого в процессе
применения государственного принуждения при производстве процессуальных и следственных действий по уголовным делам. Возникает вопрос разграничения насилия как формы воздействия и физического воздействия, как
составляющего элемента государственного принуждения.
Физическое принуждение, применяемое в процессе производства по
уголовному делу, отличается от насилия тем, что оно разрешено законом и
вызвано необходимостью обязать лицо совершить необходимые действия в
ситуации, когда лицо добровольно отказывается их совершить.
Например, свидетель отказывается добровольно быть подвергнутым
принудительному приводу, что предполагает возможность применения к нему физического воздействия, направленного на решение поставленной задачи доставить свидетеля в суд или в органы предварительного расследования.
Физическое воздействие может применяться и в случае отказа свидетеля от
участия в следственном действии, например освидетельствовании или судебно-медицинской экспертизе; либо при оказании свидетелем сопротивления
при производстве обыска, выемки и т.п. В указанных ситуациях физическое
воздействие направлено на нейтрализацию противоправных действий свидетеля, оно не может быть связано с применением необоснованного насилия
над личностью, либо унижением ее чести и достоинства36.
Физическое воздействие как форма УПП предполагает применение физической силы, она допустима к применению в процессе проведения следст36
Еникеев М.И. Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии: Учебник
для вузов. М.: Норма, 2005. С. 88.
22
венных и процессуальных действий, и мер процессуального принуждения.
Потребность в физическом принуждении при производстве следственных
действий возникает по значительному числу уголовных дел, при этом возникает не только при производстве следственных действий, но и в иных ситуациях37.
Мы полностью разделяем позицию С.А. Шейфера, предлагающего ввести в УПК РФ общую норму, которая бы категорически запрещала ставить в
опасность жизнь и здоровье каждого участника процесса при проведении
любого процессуального действия, а также устанавливала возможность и
пределы физического принуждения при производстве следственных действий 38.
Следует рассмотреть условия использования физической силы при
применении УПП. Предполагается, что применение физических способов
воздействия для обеспечения начала и нормального хода следственных и
процессуальных действий могут использоваться только после того, как противодействующее лицо официально предупреждено о возможности применения принуждения. Применительно к свидетелям это положение безусловно.
Первоначально ему должны быть разъяснены все права, обязанности и последствия их невыполнения, только после этого допустимо при наличии оснований применение физической силы.
В отношении свидетелей применение физической силы бывает связано
с исполнением привода, удалением из зала судебного заседания и проведения
отдельных следственных действий.
Например, по уголовному делу свидетель не являлся по вызову, несмотря на неоднократное направление повесток, которые им были получены.
При осуществлении участковым инспектором постановления о приводе свидетель, открыв дверь в квартиру, заявил, что он родственник свидетеля, а последнего нет дома, в этот момент проходила соседка и поздоровалась со сви37
38
Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве. Омск, 2003. С. 242.
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 20,90.
23
детелем, он попытался закрыть дверь, но был задержан и доставлен к следователю. В указанном случае к свидетелю применялись наручники в целях
предупреждения оказания с его стороны сопротивления и возможности сокрытия. В указанных ситуациях в отношении свидетелей может применяться
УПП, связанное с применением физической силы39.
Органы дознания, применяющие физическое принуждение, связанное с
физической силой, обязаны действовать в соответствии с законом. Если лицо, к которому были применены указанные меры, считает отсутствие оснований к их применению, то оно вправе написать жалобу в порядке ст. 124 и ст.
125 УПК РФ, и только в указанном случае прокурор, руководитель следственного органа или суд должны рассматривать вопросы законности и обоснованности применения УПП. Введение обязательного надзора прокурора за
применением УПП представляется необоснованным. Судебное санкционирование в указанных случаях бессмысленно, поскольку сложно предположить о
возникновении необходимости применения УПП при производстве следственного действия. Подача жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на незаконность
действий следователя или дознавателя предполагает разрешение возникшего
уголовно-процессуального конфликта в связи с применением уголовнопроцессуального принуждения.
Психическое принуждение ставит человека перед сложным выбором,
принимая решение, человек подавляет свое желание, понимая, что в противном случае для него могут наступить негативные последствия. Психологическое воздействие не связано с психическим принуждением, так как человек
принимает решение в результате психологического убеждения, под воздействием которого он самостоятельно меняет свою позицию, не страшась возможности наступления в отношении него в противном случае негативных
последствий.
Правильным представляется восприятие психического насилия как
противоправного воздействия на психику человека с помощью психических
39
Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 17-01/ 2010.
24
факторов внешней среды в целях подавления и подчинения его воли для достижения преступного результата40.
Понятие «преступный результат» должно рассматриваться с позиций
использования методов его получения, поскольку полученная информация
может быть объективной и необходимой, но с учетом использованных методов не будет выступать в качестве допустимого доказательства.
Указанное понятие психического насилия позволяет говорить о наличии у него трех признаков: 1) противоправное воздействие на психику человека; 2) воздействие с помощью психических факторов внешней среды; 3)
направленность воздействия на подавление и подчинение воли лица для достижения преступного результата.
Психическое насилие является, на наш взгляд, тождественным понятием недозволенного психического принуждения. Под психическим принуждением понимается воздействие на человека психическими средствами с целью
добиться необходимого для виновного поведения41. Полагаем, что данное
воздействие будет рассматриваться как психическое насилие, если лицо будет поставлено в состояние невозможности выбора.
По мнению Е.Н. Бархатовой, психическое насилие обладает специфическими признаками, которые заключаются в воздействии исключительно
интеллектуального характера, оно может носить явный или тайный характер,
причинять страдания потерпевшему сиюминутно или по наступлению определенных неблагоприятных последствий42.
Соответственно содержание психического насилия должно быть таким,
которое вынуждает человека совершать действия, которые от него требуют,
при этом у человека не остается выбора, он вынужден выполнить требуемое.
Дискуссионным вопросом является состояние психики человека, поскольку
40
Расторопов С.В., Табакова С.Н. О сущности понятия «психическое насилие» в составе насильственных преступлений // Закон и право. 2004. № 12. С. 37.
41
Гришко А.Я., Гришко Е.А., Упоров И.В. Уголовное право. Общая часть. М., 2001. С. 154.
42
Бархатова Е.Н. К вопросу о конституционной защите человека от применения в отношении него
психического насилия // Конституция Российской Федерации как гарант прав и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений: Международ. науч.-практ. конф. М.: Институт повышения квалификации Следственного комитета России, 2013. В 3-х ч. Ч. 1. С. 35.
25
одно лицо может вытерпеть определенное воздействие, для другого оно невозможно.
Неоспоримо, что в качестве психического насилия будет выступать издевательство на глазах у лица над его родными и близкими, при этом указанное воздействие является основанием для признания патологического аффекта у лица, в отношении которого применяется психическое насилие. Указанный вид психического насилия ставит человека в состояние безвыходной ситуации, он вынужден совершать требуемые от него действия.
Гр. У., получив повестку, позвонила следователю в целях установления
причины вызова. Узнав, что друг ее дочери Ч. заявил о том, что он проживал
в течение двух месяцев в их квартире, она возмутилась и сказала, что этого
не было, что она придет и даст соответствующие показания. Придя на допрос, она заявила, что действительно Ч. проживал у них, но ей было неудобно говорить об этом. Никакие методы убеждения не привели к возвращению
к первоначальным показаниям. При расследовании другого дела один из друзей Ч. рассказал, что они пригрозили У. расправой над ее дочерью и малолетним сыном, если она не обеспечит алиби Ч., вследствие чего У. вынуждена была выполнить их требования, так как не сомневалась в выполнении ими
угрозы43.
Видом психического насилия может быть признана угроза причинения
насилия либо угроза причинения ущерба имуществу. Когда речь идет об угрозе причинения насилия, следует рассматривать не только угрозу в отношении самого лица, но и его родных и близких, при этом угроза должна быть
реальной. Нереальность угрозы не может рассматриваться как применение
психического насилия.
Следует разграничивать угрозу и шантаж. Угроза связана с возможностью незаконных действий в отношении какого-либо лица или его близких с
целью заставить его совершать определенные требуемые действия.
43
Архив Советского районного суда г. Орла. Уголовное дело № 112-01/ 2013.
26
В основе шантажа лежит возможность использования информации о
противоправных действиях лица, от которого добиваются принятия решения
о совершении каких-либо действий. Шантаж становится возможным в том
случае, когда лицо сознательно совершило противоправные, аморальные и
т.п. действия и не желает, чтобы об этом узнали конкретные лица или общественность. Шантажируя человека разглашением информации, учитывается
его желание сохранить ее в тайне. В указанной ситуации лицо само поставило себя в сложную ситуацию, у него есть выбор, как поступить.
При шантаже свидетеля он может дать правдивые показания, зная, что
негативная информация о нем будет разглашена и последуют определенные
негативные последствия, либо он совершает требуемые действия, а информация в отношении него будет сохранена, но негативные последствия будут
в отношении человека, который, возможно, не был причастен к расследуемому преступлению. Показания свидетеля могут быть положены в указанной
ситуации в обоснование его виновности. Полагаем, что шантаж и угроза
шантажа не могут рассматриваться как психическое насилие, а являются
формой психологического воздействия (убеждения), поскольку у человека
есть выбор, а сложная ситуация была создана им самим.
Свидетелю Г. угрожали тем, что его супруге передадут фотографии его
отдыха с любовницей. Не желая, чтобы супруга узнала о его похождениях, Г.
дал ложные показания по факту грабежа, описав приметы человека, абсолютно не похожего на грабителя. В последующем была установлена причина
дачи заведомо ложных показаний Г.44
Одним из наиболее спорных является вопрос об отнесении гипноза к
видам психического насилия. Гипноз – психофизиологическое состояние,
вызываемое внушением, при котором человек, оставаясь бодрствующим,
лишен возможности осознавать происходящее с ним и контролировать свою
44
Из интервью следователя СУ СК РФ по Орловской области. Уголовное дело, 2014 год.
27
волю45. Вызывает возражение мнение авторов, полагающих возможным рассматривать гипноз как нетрадиционный научно обоснованный новый способ,
который может быть использован при проведении отдельных следственных
действий46.
Гипноз может быть явным и тайным. В основе гипноза лежит способность воздействовать на сознание человека в целях принуждения его к совершению определенных действий. Способность к гипнозу проявляется не у
каждого человека, как и не каждый может быть подвержен воздействию гипнотизера. Возникает вопрос о том, как установить, имел ли место гипноз как
вид психического воздействия на человека? Ученые, изучавшие проблему
гипноза, пришли к выводу о том, что выявить факт гипнотического внушения
можно с помощью повторного сеанса гипноза, проведенного специалистами
с надлежащей фиксацией происходящего47.
Учитывая, что использование гипноза связано с воздействием на психику человека, нам ближе мнение А.М. Ларина, который рассматривал использование для получения информации от человека гипноза, как приемы и
методы паракриминалистики48.
Рассматривая вопросы применения психического насилия в отношении
свидетелей как форму принуждения, следует обратить внимание, что оно
применяется сотрудниками правоохранительных органов. Соответственно,
заявляя о применении гипноза, например, оперативным сотрудником, необходимо будет подвергнуть лицо повторному гипнозу, то есть повторному
психическому насилию, которое запрещено Конституцией РФ. Использование предлагаемых методов запрещено законом, установить применение гипноза иным способом невозможно. Здесь же возникает вопрос: может ли рабо45
Бархатова Е.Н. Гипноз как одна из форм насилия при совершении мошенничества (на примере
уголовного законодательства России и Монголии) // Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии – ΙΙ: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2010. С. 197.
46
Смахтин Е.В. О «нетрадиционных» приемах в расследовании // Ученые записки: Сборник науч.
труд. Института гос-ва и права. Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2007. Вып. 8. С. 152-155.
47
Китаев Н.Н. Использование явлений сомнамбулизма в раскрытии и расследовании преступлений
// Оперативник (сыщик). 2010. № 1 (22). С. 46-47; Кавалиерс А., Маканс Л. О возможности использования
гипноза при опросе // Вестник криминалистики. 2009. № 1 (29). С. 60-62.
48
Ларин А.М. Криминалистика и паракриминалистика: науч.-практ. и учеб. пособие. М.: БЕК. 1996.
С. 192.
28
тать в системе правоохранительных органов следователем, дознавателем или
оперативным сотрудником лицо, обладающее гипнотическими способностями введения человека в различные аномальные состояния. Полагаем, что
гипноз, как вид психического насилия, может рассматриваться только применительно к совершению преступления, и должен рассматриваться как
форма незаконного воздействия правоприменителя на участника процесса.
Одним из новых направлений в науке являются исследования, связанные с возможностью использовать экстрасенсов в процессе раскрытия и расследования преступлений. Полагаем, что наряду с гипнозом недопустимо использование в уголовном судопроизводстве экстрасенсов49. Использование
методов, результаты которых проверить невозможно, более того, на которые
можно списать все что угодно, полагаем недопустимым в уголовном судопроизводстве, поскольку их применение может привести к различным фальсификациям.
Дискуссионным представляется рассматривать обман как форму психического насилия50. Обман предполагает введение лица в заблуждение относительно определенного вопроса. В основе обмана лежит психологическое
воздействие (убеждение), то есть способность одного лица убеждать другого
в чем-либо, здесь отсутствует психическое насилие, поскольку используется
метод убеждения. Следует учитывать, что признавая обман формой психического насилия, и вводить огромное количество новых составов, связанных с
оказанием психического насилия в виде обмана, что представляется необоснованным и даже абсурдным.
Неоспоримо, что такие средства принуждения как применение силы,
угрозы, и средства, которые могут причинить вред способности мыслить или
свободе воли, при получении доказательств должны быть запрещены. Одна-
49
Семенцов В.А., Альхов М.А. Привлечение экстрасенсов в уголовное судопроизводство // Уголовно-процессуальное доказывание и другие актуальные проблемы досудебного производства: Сборник науч.
статей. Краснодар: Просвещение-Юг, 2010. С. 113-116.
50
Бархатова Е.Н. Гипноз как одна из форм насилия при совершении мошенничества (на примере
уголовного законодательства России и Монголии) // Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии – ΙΙ: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Улан-Удэ, 2010. С. 37-38.
29
ко обещания и введение в заблуждение не предполагают психического насилия, они связаны с воспитанием человека, понятием чести, поэтому их следует рассматривать как методы психологического воздействия, оценка которых
должна быть в каждом конкретном случае индивидуальной. Например, если
лицу не разъяснили его процессуального статуса, предоставляемых ему прав
и обязанностей, права пользоваться переводчиком, то результаты проведенного следственного действия будут признаны недопустимым доказательством.
Другая ситуация: при допросе свидетеля сказали, что подозреваемый
рассказал о произошедшем событии, после чего свидетель рассказал об обстоятельствах произошедшего на его глазах преступления. Можно ли фактическое отсутствие показаний подозреваемого рассматривать как обман свидетеля, который должен привести к признанию недопустимым доказательством его показаний? В чем здесь заключается психическое насилие, которое
должно быть основанием для признания показаний свидетеля недопустимыми доказательствами? Полагаем, что в указанной ситуации отсутствуют основания признания применения психического принуждения в форме обмана.
Обоснованной представляется позиция о том, что обман, подкуп, обещание, уговор и другие аналогичные способы должны рассматриваться как
приемы убеждения, но не могут рассматриваться как принуждение, поскольку у лица остается право выбора51.
Таким образом, УПП в зависимости от его содержания применяется в
виде психологического, психического или физического принуждения.
Учитывая, что УПП связано с применением психологического воздействия в форме убеждения и мер физического и психического воздействия, то
его следует разграничивать от преступного принуждения в форме насилия,
которое характеризуется следующими особенностями:
51
Шарапов Р.Д. Уголовно-правовая характеристика преступного принуждения // Ученые записки:
Сб. научных трудов. Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2007. Вы. 8. С. 186.
30
– лицу предъявляется требование избрать определенный безальтернативный вариант поведения, у него отсутствует свобода воли, свобода выбора;
– к лицу применяется запрещенное законом физическое или психическое насилие, ограничивающее его конституционные права и свободы, в целях понудить его совершить определенные действия;
– целью является совершение лицом нужных действий или воздержание от совершения действий.
УПП является широким понятием, оно осуществляется и посредством
специальных мер (меры уголовно-процессуального принуждения), и является
способом или составной частью определенного процессуального или следственного действия, проводимого следователем, дознавателем или судом при
производстве по уголовному делу. В этой части мы полностью поддерживаем
мнение Б.Т. Безлепкина, который, выделив среди предусмотренных УПК
принудительных средств меры уголовно-процессуального принуждения, отметил, что оно проявляется и при производстве следственных действий, однако в них оно может выступать только составной частью и способом осуществления определенного следственного действия по собиранию доказательств52.
Выводы:
1. Уголовно-процессуальное принуждение - это вид дозволенного
законом государственного принуждения, которое может применяться уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами к
участникам уголовного судопроизводства и лицам, участвующим при его
осуществлении, в целях обеспечения реализации назначения уголовного
процесса.
2. Содержание допустимого уголовно-процессуального принуждения составляет психологическое, психическое и физическое воздействие, не
связанное с применением насилия.
52
Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. С. 156.
31
3. Психологическое принуждение осуществляется в форме убеждения, направленного на разъяснение возникшей ситуации, когда человек принимает решение самостоятельно и осознанно без подавления его свободы воли другими лицами.
4. Психическое принуждение связано с воздействием на психику человека, постановкой его перед выбором совершить конкретные действия под
угрозой возможности наступления негативных последствий в случае невыполнения требований следователя, дознавателя и суда.
5. Физическое принуждение предполагает возможность применения
физической силы для обеспечения выполнения конкретного следственного
или процессуального действия.
6. При применении психологического, психического и физического
принуждения недопустимо совершение действий, унижающих честь и достоинство личности, а также постановка лица в опасное для жизни и здоровья
положение.
7. Уголовно-процессуальное принуждение применяется в виде мер
уголовно-процессуального принуждения для обеспечения выполнения обязанностей участниками уголовного процесса и в виде способов воздействия
при проведении процессуальных и следственных действий в целях обеспечения их надлежащего выполнения.
1.3. Процессуальное положение свидетеля как участника процесса, подвергаемого мерам уголовно-процессуального принуждения
Самым распространенным участником уголовного процесса, без которого не расследуется ни одно преступление, является свидетель. Однако понятие свидетеля как участника уголовного процесса в УПК РФ отсутствует.
Свидетель как участник уголовного судопроизводства появляется, исходя их
положений ч. 1 ст. 56 УПК РФ, с момента его вызова для дачи показаний.
При этом не указано, кто должен выступать инициатором вызова. Учитывая
32
положения указанной нормы, существуют два условия для вызова в качестве
свидетеля лица:
1) владение сведениями об обстоятельствах, имеющих значение для
расследования и разрешения уголовного дела;
2) вызов для дачи показаний.
Вопрос о понятии и процессуальном статусе свидетеля по-разному решается в различных странах. Исследование законодательства зарубежных государств позволит найти оптимальные варианты воздействия на свидетелей в
целях обеспечения их надлежащего поведения в процессе производства по
уголовному делу, в том числе выполнения возложенных на них обязанностей53.
В отличие от УПК РФ согласно ч. 1 ст. 60 УПК Республики Беларусь
(УПК РБ) свидетель – это лицо, в отношении которого имеются основания
полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по уголовному делу,
вызванное лицом, ведущим уголовный процесс, для дачи показаний, либо
дающее показания54. Часть 4 ст. 60 УПК РБ четко регламентирует обязанности свидетеля: являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс;
правдиво сообщать все известное по делу и ответить на поставленные вопросы; не разглашать сведения об обстоятельствах, ставших известными ему по
делу, если он был предупрежден об этом органом уголовного преследования
или судом; подчиняться законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс55. Четко разъясненные обязанности свидетеля не позволяют ему
в последующем уклониться от их исполнения или заявить, что он чего-то не
знал, не понимал и т.д.
По УПК РФ в ходе предварительного расследования сторона защиты
может ходатайствовать о допросе в качестве свидетеля конкретного лица, но
решение об удовлетворении данного ходатайства остается за органами пред53
Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров / Под ред. В.А. Давыдова и В.В.
Ершова. М., 2017. С. 226.
54
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Минск: Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. 2013. С. 68.
55
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь … С. 69.
33
варительного расследования. Даже если лицо явится для допроса по инициативе стороны защиты к следователю, то он может отказать ему в допросе.
Суд в указанной ситуации не может отказать в допросе вызванного стороной
защиты свидетеля, что является гарантией предоставления стороной защиты
доказательства в виде показаний свидетеля. Сторона защиты должна сама
обеспечить явку свидетеля в судебное заседание.
Свидетель появляется в результате наблюдения за определенными обстоятельствами преступления, либо получения информации о нем, а не обстоятельствами уголовно-процессуальной деятельности.
Одновременно следует учитывать, что в УПК РФ и ряде Федеральных
законов56 указан перечень лиц, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей, независимо от того, обладают ли они информацией об обстоятельствах совершенного преступления или нет57.
Необходимо понимать, что лицо может обладать информацией о преступлении, не догадываясь об этом, о чем становиться известно только в
процессе его допроса. Свидетелями могут выступать лица, которым переданы какие-либо вещи на хранение (соседи, гардеробщики, сотрудники ломбарда и т.п.); лица, которые наблюдали за происходящим, не осознавая его
криминального характера; лица, которые осуществляли свою профессиональную деятельность (врачи, медсестры, бармены, экскурсоводы, продавцы
и т.д.). Поэтому вводить в понятие свидетеля знание о произошедшем криминальном событии представляется невозможным.
Спорным является разграничение между понятиями свидетель и подозреваемый. Следует согласиться с мнением Б.Б. Булатова в том, что к субъектам, испытывающим на себе обвинительную деятельность, помимо подозреваемого и обвиняемого, относятся «… также все иные лица, наделенные про-
56
См.: О банках и банковской деятельности: Федеральный закон РФ от 02.12.1990 № 395-1; О средствах массовой информации: Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1; Об оперативно-розыскной деятельности:
Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ; О внешней разведке: Федеральный закон от 10.01.1996 № 5-ФЗ
и др.
57
Писарев А.В. Перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, требует уточнения //
Вест. Омского ун-та. Серия «Право». № 1(14). 2008. С. 165-171.
34
цессуальным статусом (например, свидетели) или не имеющие такового, которые фактически подвержены преследованию в широком его проявлении»58.
Под обвинительной деятельностью понимаются действия изобличительного характера, осуществляемые стороной обвинения как в связи с проверкой причастности лиц к совершению общественно опасного деяния, так и
с целью обоснования их виновности в совершении преступления и назначения им справедливого наказания либо применения иных мер уголовноправого характера59.
Сложность заключается в том, что законодатель, определив основания
и условия признания лица подозреваемым, создал большой простор для усмотрения при их применении. Например, остановили автомобиль, в котором
находились три человека, приехавшие из другого города, при досмотре в машине были обнаружены наркотики. Естественно, что признавать всех подозреваемыми нет оснований, но в отношении каждого из них должна осуществляться проверка на причастность к совершению преступления, при этом они
будут иметь статус свидетеля.
Следователь и дознаватель, решая вопрос о том, в качестве кого допрашивать лицо: свидетеля или подозреваемого, оказываются между двух огней: если допросить лицо в качестве свидетеля, то могут признать нарушение
право на защиту, признать недопустимым доказательством полученные показания и результаты проведенных последующих на их основе следственных
действий. Если допросить в качестве подозреваемого, то в случае установления не причастности к совершенному преступлению у лица появится право
на реабилитацию в связи с необоснованным уголовным преследованием, показания вновь окажутся недопустимыми доказательствами, лицо не предупреждалось об уголовной ответственности за дачу заведомо должных показаний, ему не разъяснили права свидетеля.
58 Булатов Б.Б. Процессуальное положение лиц, в отношении которых осуществляется обвинительная деятельность: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2011. С. 9.
59
Там же. С. 8.
35
Следует вспомнить Постановление Конституционного Суда РФ по делу
В.И. Маслова, в котором КС РФ признал не соответствующими Конституции
РФ положения части первой ст. 47 УПК РСФСР, которые предоставляли лицу, подозреваемому в совершении преступления, право пользоваться услугами защитника лишь с момента объявления ему протокола задержания, либо
постановления о применении меры пресечения до предъявления обвинения60.
Принятие указанного постановления вызвало огромное количество
проблем на практике, поскольку не могли решить, кто должен определять, с
какого момента лицо становится подозреваемым в совершении преступления. Если лицо задержали сотрудники ДПС на основе Устава патрульнопостовой службы, по их мнению, по подозрению в совершении преступления, то он должен быть признан подозреваемым, но в чем? Возникал вопрос
о предоставлении доставляемым лицам сотрудниками дознания адвокатов, но
уголовного дела не было. Возник вопрос о процессуальном статусе задержанного и доставленного лица в стадии возбуждения уголовного дела, в которой отсутствуют такие участники, как подозреваемый и свидетель. К сожалению, этот вопрос до настоящего времени однозначно не решен.
В этой связи заслуживает внимание мнение В.Н. Григорьева, полагающего, что после появления у свидетеля права не отвечать на вопросы, изобличающие его в совершении преступления, и права пользоваться в процессе
помощью адвоката, проблема фактических подозреваемых может быть решена в рамках статуса свидетеля61.
УПК РБ подошел к этому вопросу очень четко, в пункте 1 ч. 2 ст. 60
указано, что не подлежит допросу в качестве свидетеля – подозреваемый62.
Соответственно, если лицо уже обладает указанным процессуальным стату-
60
По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи
51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление
Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П // СПС «КонсультантПлюс»
61
Цит. по: Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе: Автореф…
.дис. канд. юрид. наук. М., 2001. С. 12.
62
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь …С. 68.
36
сом, то его допрашивать в качестве свидетеля недопустимо, в остальных случаях указанный допрос возможен.
Полагаем, что при возникновении коллизии по вопросу в качестве кого
допрашивать лицо: свидетеля или подозреваемого, вопрос может решаться
только на основании усмотрения следователя или дознавателя. Законодатель
не дает по данному вопросу четких рекомендаций. Производство по уголовному делу начинается с чистого листа, невозможно просчитать при наличии
определенной информации и незначительной совокупности доказательств
причастность (непричастность) лица к совершению преступления, особенно
сложно это сделать по преступлениям, совершаемым организованными преступными группами, по делам об экономических преступлениях и т.д. Законодатель предоставил возможность свидетелю обратиться за помощью к адвокату. Свидетелю должно быть разъяснено указанное право и предоставлена
возможность его реализации, таким образом, при желании свидетель может
воспользоваться квалифицированной юридической помощью63.
Уголовно-процессуальное принуждение, применяемое в отношении
свидетеля, имеет кратковременный, обеспечительный характер, более того
его применение не связано с осуществлением уголовного преследования, поэтому участие адвоката свидетеля должен обеспечивать сам свидетель.
Особое место при определении возможности вызова лица в качестве
свидетеля занимает его возраст. УПК не ограничивает возраст лица, которое
может быть допрошено в качестве свидетеля. В законе отсутствует понятие
уголовно-процессуальной дееспособности. УПК РСФСР допускал в качестве
свидетелей любое лицо, которое могло правильно воспринимать явления
объективной действительности и правильно отражать их в своих показаниях.
Как основной фактор в определении уголовно-процессуальной дееспособности Н.В. Солонникова предлагает рассматривать возраст несовершен-
63
Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). Подгот. для справ.-правовой системы «КонсультантПлюс», 2012.
37
нолетнего, отмечая, что малолетний свидетель способен реализовать лишь
одно процессуальное правомочие – дать показания64.
Данная позиция вызывает определенные возражения, поскольку законодатель не ограничивает возможность привлечения малолетних свидетелей
к участию в иных следственных действиях, кроме допроса. Следует также
отметить, что возраст, хотя и определяет усредненные показатели интеллектуального развития человека, но не может выступать единственным критерием оценки личности.
В науке высказывается мнение о целесообразности установления нижнего предельного возраста допроса несовершеннолетнего свидетеля - 6 лет.
При этом предлагается допустить допрос несовершеннолетнего, не достигшего возраста 6 лет, с обязательным участием психолога и педагога, и допустить допрос в исключительных случаях, в частности при совершении: а) тяжкого или особо тяжкого преступления, единственным свидетелем которого
является несовершеннолетний; б) преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего65.
Дискуссионным является вопрос о возможности придавать статус свидетелей лицам, имеющим физические или психические расстройства, и применять в отношении них меры уголовно-процессуального принуждения.
Во-первых, психические расстройства бывают двух уровней: психотического и непсихотического66. Лица, имеющие психические расстройства непсихотического уровня, являются дееспособными и несут полную ответственность за содеянное. Однако, следует отметить, лица имеют психические
расстройства психотического уровня различной природы, различного течения заболевания и, следовательно, лицо, признанное недееспособным довольно часто может давать правдивую информацию, особенно в период
улучшения состояния или выздоровления, поэтому исключать возможность
64
Солонникова Н.В. Проблемы процессуальной дееспособности несовершеннолетних в уголовном
судопроизводстве (досудебное производство): Автореф…. дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 12, 18.
65
Латыпов В.С. Иные участники уголовного судопроизводства: проблемы теории, нормативного регулирования и практики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. С. 19.
66
Татьянина Л.Г. Психопатология и уголовный процесс: монография. Ижевск. 2002. С. 7-16.
38
привлекать указанных лиц в качестве свидетелей, полагаем, нецелесообразно.
Лица, которые имеют физические заболевания, влияющие на способность получения и воспроизведения информации, тем более не могут быть
исключены из состава участников процесса в качестве свидетелей. В отношении них следует индивидуально решать вопрос о возможности получения
и использования в качестве доказательств полученной информации с учетом
имеющегося физического заболевания, но это не может отражаться на их
привлечении в процесс для участия в деле.
Одним из наиболее дискуссионных вопросов является допрос в качестве свидетелей лиц, имеющих статус стороны: гражданского истца (ст. 44
УПК РФ), гражданского ответчика (ст. 54 УПК), представителя потерпевшего (ст. 45 УПК), законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего (ст. 45 УПК), подозреваемого (ст. 426 УПК), обвиняемого (ст. 426 УПК).
Указанные лица в соответствии с представленными им правами могут давать
показания, однако в положении ч. 2 ст. 74 УПК РФ отсутствуют такие виды
доказательств, как показания гражданского истца, гражданского ответчика,
представителей. Гражданский истец в некоторых случаях может быть допрошен в качестве потерпевшего, если обладает указанным статусом, если он
не является потерпевшим, то не может быть допрошен в его качестве. Следственная и судебная практика идет по пути допроса указанных лиц в качестве
свидетелей. Соответственно возникает вопрос о возможности применения к
ним мер уголовно-процессуального принуждения, которые могут применяться в отношении свидетелей.
Белорусский законодатель в п. 4 ч. 2 ст. 60 УПК РБ указывает, что в качестве свидетелей не подлежат допросу лица, которые принимают участие
по делу в качестве защитников, представителей, гражданских истцов и гражданских ответчиков. Одновременно отмечается, что участие в деле законных
представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего не исключает
39
возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела67.
Поддерживаем мнение авторов, считающих, что следует ввести в качестве самостоятельного вида доказательств показания гражданского истца и
ответчика68. Они являются сторонами, поэтому допрос их в качестве свидетеля неприемлем.
Стоит сказать и о врачебной тайне. Здесь следует учитывать значение
информации, которую желает получить следователь или дознаватель. Если
лицо доставлено с тяжкими телесными повреждениями, врач его прооперировал, следователю необходимо выяснить направление раневого канала и
т.п., особенности механизма нанесения ранения. Почему допрос врача должен зависеть в указанной ситуации от больного? Использование данного положения может быть направлено на противодействие процессу раскрытия и
расследования преступления. Врач не должен сообщать информацию, которая не связана с обстоятельствами совершенного преступления.
Наиболее дискуссионным является вопрос о возможности допроса в
качестве свидетеля следователя или дознавателя по уголовному делу.
Исходя из осуществляемых функций дознавателем и следователем, они
не могут быть допрошены в качестве свидетелей по делам, находящимся в их
производстве. Для установления обстоятельств производства следственных
(процессуальных) действий, выполнения требований закона по обеспечению
прав участников процесса существуют другие средства и способы69. Полагаем, если возникает вопрос о нарушении прав участников процесса действиями следователя или дознавателя, то этот вопрос должен рассматриваться за
рамками расследуемого ими дела. Обоснованной является позиция о необхо-
67
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь …С. 68.
Самойлова Ж.В. Процессуальное положение гражданского истца на стадии предварительного
расследования в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Томск, 2012.
С. 16.
69
Андреева О.И. К вопросу о надлежащем источнике свидетельских показаний // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Томск: Изд-во Томск.ун-та, 2007. С. 115.
40
68
димости в число лиц, обладающих иммунитетом от допроса в качестве свидетеля, отнести следователя и дознавателя70.
Если следователь является очевидцем преступления, то он выступает
свидетелем и не вправе расследовать уголовное дело. При рассмотрении вопросов о нарушении им закона, мы указывали, что эти факты должны рассматриваться отдельно, где следователь или дознаватель не будут выступать
в указанных процессуальных статусах. Установление судом ошибки в деятельности следователя или дознавателя не предполагает их допроса, поскольку оценка доказательств субъективна. Мы однозначно считаем, что допрос указанных участников недопустим.
Вызывает возражение позиция Конституционного Суда РФ, согласно
которой допрос следователя (дознавателя) в качестве свидетеля в суде допустим по обстоятельствам производства отдельных следственных и иных процессуальных действий, но не по поводу содержания показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым, обвиняемым71. Возникает вопрос: зачем и о чем их допрашивать? Если были допущены нарушения, то
представить в суде, что следователь или дознаватель об этом заявят, уничтожая этим положенные в основу обвинения доказательства, просто несерьезно. Услышать, что все было сделано без нарушений – это ясно и без допроса.
Указанная ситуация ставит в ложное положение суд, поэтому подобные допросы в суде недопустимы. Хотя с формальной стороны получение таких показаний законом не запрещено72.
Свидетель допрашивается об обстоятельствах, связанных с совершением преступления. Соответственно, в судебном заседании следует допрашивать в качестве свидетелей тех лиц, которые дают информацию о совершенном преступлении и иных, связанных с его совершением обстоятельств.
70
Печерский В.В. Типовые программы допроса на предварительном и судебном следствии. М.,
2005. С. 48.
71
По жалобе гражданина Демьяненко В.М. на нарушение его конституционных прав положениями
статей 56, 246, 278 и 355 УПК РФ: Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. // СПС
«КонсультантПлюс».
72
Червонная Т.М., Волосова Н.Ю. О возможности допроса дознавателей и следователей в качестве
свидетелей по уголовным делам // Российская юстиция. 2008. № 9. С. 59.
41
Лицо, привлекаемое в качестве свидетеля по уголовному делу, вступает
в уголовно-процессуальные отношения с представителями стороны обвинения или судом. Уголовно-процессуальные правоотношения с участием свидетеля являются разновидностью уголовно-процессуальных правоотношений
и обладают всеми признаками последних, в то же время они характеризуются
рядом специфических особенностей, обусловленных направленностью, временем и характером юридических фактов, лежащих в основе их возникновения73.
Одной из ключевых обязанностей следователя и дознавателя в досудебном производстве и судьи в судебных производствах является обеспечение прав и свобод человека.
Государство в лице властных субъектов уголовного судопроизводства
определяет меру дозволенного поведения участников, вовлекаемых в эту
сферу деятельности, и выступает в защиту их личных или представляемых
законных интересов, в том числе в части инициативы по возбуждению уголовного преследования и поддержания обвинения, путем наделения необходимой и достаточной совокупностью процессуальных прав и обязанностей,
подкрепленных мерами ответственности74.
Проблема статуса свидетеля заключается в необходимости приведения
его уголовно-процессуального положения в соответствии с требованиями
Конституции РФ, норм международного права. В связи с этим основные обязанности
свидетеля
как
меры
должного
поведения
в
уголовно-
процессуальном законодательстве целесообразнее формулировать в нормах
правообязывающего характера – через термины «должен», «обязан». Используемый термин «не вправе» не обеспечивает в надлежащей мере выполнение
свидетелем возложенных на него обязанностей75.
73
Баранова М.А. Свидетель в системе уголовно-процессуальных правоотношений: Автореф. … дис.
канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 7.
74
Семенцов В.А., Гладышева О.В. О формировании теории обеспечения законных интересов личности в уголовном судопроизводстве // Библиотека криминалиста. 2012. № 1 (2). С. 171.
75
См.: Баранова М.А. Свидетель в системе уголовно-процессуальных …С. 8.
42
Отказ от дачи показаний свидетелем предполагает возможность использования в отношении него психологического и психического принуждения. Психологическое принуждение осуществляется в форме убеждения, когда свидетеля пытаются уговорить, убедить дать правдивые показания, используя морально-нравственный потенциал. Поскольку в указанной ситуации
свидетель делает выбор, исходя из собственного усмотрения без оглядки на
возможность наступления негативных правовых последствий, то следует говорить о психологическом принуждении. Психическое принуждение ставит
человека перед выбором, связанным с возможностью наступления негативных правовых последствий, например, привлечение к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, либо за отказ от дачи показаний.
В определенных ситуациях в указанном случае свидетель подавляет свою волю при принятии решения.
Право свидетеля давать показания на родном языке или языке, которым
он владеет, предполагает возможность принуждения при отказе удовлетворении ходатайства о предоставлении переводчика, о котором ходатайствует
свидетель. Вопрос о допуске лица в качестве переводчика отдан на усмотрение правоприменителя, который может отказать в допуске конкретного переводчика по различным основаниям.
Право свидетеля заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия
(бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда предполагает последующую деятельность после проведения следственного или
процессуального действия76. Фактически в момент их проведения уголовнопроцессуальное принуждение может быть реализовано.
Право являться на допрос с адвокатом разбивается тем, что оно не
обеспечивается органами предварительного расследования. Свидетель, который не смог пригласить адвоката, остается без его помощи, находится в дискомфортном состоянии, чувствуя себя обманутым, воспринимая любое действие и слово следователя и дознавателя с позиций их неприятия.
76
Сычева О.А. Допрос свидетеля в судебном заседании // Российская юстиция. 2016. № 4. С. 45.
43
Свидетель имеет право заявлять ходатайство о применении мер безопасности. Следует учитывать, что они затрагивают его интересы и практически всегда связаны с уголовно-процессуальным принуждением, но данный
вопрос не входит в предмет нашего исследования.
Обязанности свидетеля (ч. 6 ст. 56 УПК РФ) и его ответственность напрямую связаны с УПП. Обязанность свидетеля являться по вызовам дознавателя, свидетеля или в суд обеспечивается, с одной стороны, применением
такой иной меры уголовно-процессуального принуждения, как обязательство о явке, а с другой, в случае невыполнения обязанности, возможностью
применения привода и денежного взыскания. Обязанность давать правдивые
показания, недопустимость отказа от дачи показаний и обязанность недопустимости разглашения данных предварительного расследования, если свидетель был предупрежден об этом в порядке ст. 161 УПК РФ, обеспечиваются
предупреждением об уголовной ответственности за их невыполнение по ст.
307, ст. 310 УК РФ.
Выводы:
1. Свидетель – это лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо сведения об обстоятельствах, связанных
с расследуемым преступлением, приглашенное органами предварительного
расследования или судом, либо явившееся для дачи показаний. В качестве
свидетеля не могут быть допрошены стороны, их представители, а также
следователь или дознаватель, осуществлявший производство по уголовному
делу.
2. До начала допроса свидетелю должны быть разъяснены его права и
обязанности. Он должен быть предупрежден о возможности применения в
отношении него уголовно-процессуального принуждения.
44
ГЛАВА 2. ПРИМЕНЕНИЕ ИНЫХ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ПРИНУЖДЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ СВИДЕТЕЛЯ
2.1. Виды мер уголовно-процессуального принуждения, применяемые в
отношении свидетелей
Уголовно-процессуальное принуждение в практической деятельности
проявляется в применении конкретных процессуально-принудительных
средств (мер). В разделе ΙV УПК РФ указан перечень мер процессуального
принуждения, в главе 14 перечислены иные меры уголовно-процессуального
принуждения, которые применяются как к представителям сторон, так и
иным участникам процесса, в том числе и к свидетелям.
Под мерами уголовно-процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве понимают установленные уголовно-процессуальным законом средства принудительного характера, применяемые уполномоченными
на то государственными органами или должностными лицами при наличии
достаточных оснований и в порядке, установленном законом, в отношении
участников уголовного судопроизводства в целях пресечения и предупреждения противоправных действий этих лиц, устранения препятствий для производства по уголовному делу, обеспечения надлежащего исполнения приговора и достижения назначения уголовного судопроизводства.
Указанное понятие сконструировано с учетом изучения позиций различных авторов, оно полностью позволяет раскрыть содержание мер уголовно-процессуального принуждения. Предлагаемые дефиниции рассматриваемого понятия имеют практически аналогичное содержание77.
Все меры уголовно-процессуального
принуждения характеризуются
следующими особенностями: они применяются только в отношении участников уголовного судопроизводства и всегда связаны с определенным огра-
77
См.: Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): курс лекций / под общ. ред. Г.И. Загорского. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 165; Клюкова М.Е., Бикмиев Р.Г. Временное отстранение от должности в уголовном судопроизводстве РФ: учеб. пособие. Казань: Изд-во: Казан. ун-т, 2012. С. 7.
45
ничением их прав; целью их применения выступает необходимость обеспечения надлежащего производства по уголовному делу, в конечном итоге достижения назначения уголовного судопроизводства; применяются только при
наличии оснований; связаны с ограничением конституционных прав личности; имеют конкретные задачи (пресечение продолжения преступной деятельности; воспрепятствование уклонению от следствия и суда; обеспечение
исполнения приговора; обеспечение явки участников уголовного судопроизводства в органы предварительного расследования и в суд; обеспечение надлежащего поведения).
УПП применяется не только при применении конкретных мер принуждения, но и в процессе производства следственных и иных процессуальных
действий. Следует разграничивать меры уголовно-процессуального принуждения и следственные и процессуальные действия, содержащие элементы
процессуального принуждения.
Процессуальные действия сами по себе - не меры принуждения, а правоприменительные комплексы, в рамках которых возможно, но не обязательно принуждение78. Процессуальное действие допускает возможность применения мер уголовно-процессуального принуждения только в случаях, когда
его участник будет противодействовать его проведению. Первоначально следователь, дознаватель или суд используют меры психологического воздействия, только в случае недостижения необходимого результата, принимают
решение о применении иных мер уголовно-процессуального принуждения.
Меры уголовно-процессуального принуждения следует отличать от
уголовно-процессуальных санкций и уголовно-процессуальной ответственности. Санкция – это нормативное определение принуждения как результата
нарушения диспозиции нормы. Меры процессуального принуждения могут
применяться без нарушения диспозиции какой-либо нормы права в превентивных целях. В частности, получение обязательства о явке имеет превентивный характер, когда следователь получает его от свидетеля в целях обя78
Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М., 1999. С. 233.
46
зать последнего своевременно являться по вызову. Санкции предусматривают уголовно-процессуальную ответственность, в виде воздействия на нарушителя процессуальных норм, связанное с негативной официальной оценкой
его действий79.
Меры процессуального принуждения определены в самостоятельных
нормах, они имеют конкретные цели и задачи и не связаны с диспозицией
конкретной нормы, поэтому рассматривать их в качестве санкций представляется необоснованным.
В
теории
уголовно-процессуального
права
меры
уголовно-
процессуального принуждения подразделяются на меры охраны правопорядка, превентивные меры, меры ответственности и т.д. В этой системе выделяют меры пресечения и иные меры процессуального принуждения80. С учетом
законодательной классификации меры уголовно-процессуального принуждения подразделяются на задержание (гл. 12 УПК РФ), меры пресечения (гл. 13
УПК РФ) и иные меры уголовно-процессуального принуждения (гл. 14 УПК
РФ).
Назначением иных мер уголовно-процессуального принуждения81 является обеспечение выполнения участниками уголовного судопроизводства
возложенных на них обязанностей, соблюдение ими установленного законом
порядка осуществления уголовно-процессуальной деятельности, а также исполнение приговора82.
В настоящее время с учетом изменения структуры и видов деятельности различных преступных групп к назначению мер уголовно процессуального принуждения необходимо отнести обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства.
79
Ломако Н.А. Понятие и классификация мер процессуального принуждения // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: Материалы XΙ
Международной науч.-практ. конф. Улан-Удэ: ИПК: ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. С. 203-204.
80
Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985. С. 53-56.
81
Иные меры уголовно-процессуального принуждения – Далее по тексту иные меры принуждения.
82
Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.А. Лазаревой. М.: ЮСТИЦИЯ, 2015. С. 215.
47
К иным мерам принуждения отнесены: обязательство о явке (с. 112
УПК РФ), привод (ст. 113 УПК РФ), временное отстранение от должности
(ст. 114 УПК РФ), наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ), денежное взыскание (ст. 117 УПК РФ). Указанный перечень должен быть закрытым, но может быть расширен путем внесения дополнений.
Меры уголовно-процессуального принуждения определяются следующими основными признаками:
1. Принуждение, прежде всего, противостоит свободному волеизъявлению. Поэтому сущность принуждения состоит в том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса.
2. Процессуальное принуждение – разновидность государственного
принуждения. Субъектом его применения всегда является государственный
орган или должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство
по данному делу, а объектом частные лица.
3. Меры уголовно-процессуального принуждения отличаются от других видов государственного принуждения тем, что они регулируются уголовно-процессуальным правом, являются частью уголовного процесса83.
Из указанных признаков мер процессуального принуждения возможно
выделение следующих признаков иных мер принуждения:
- являются мерами государственно-правового принуждения;
- состав участников уголовного процесса, к которым они могут быть
применены (все участники, за исключением представителей органов дознания, предварительного расследования, прокуратуры и суда);
- процедура применения.
Исходя из положений ч. 2 ст. 111 УПК РФ, к свидетелям могут применяться следующие иные меры принуждения: обязательство о явке (ст. 112
УПК), привод (ст. 113 УПК), денежное взыскание (ст. 117 УПК РФ).
83
Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции: учебник для бакалавриата и магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А. Зинченко. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 90.
48
Полагаем необходимым предусмотреть возможность применения в отношении свидетелей наложения ареста на имущество, так как свидетель может хранить имущество, принадлежащее обвиняемому или подозреваемому,
которое подлежит аресту.
Поскольку в уголовном судопроизводстве меры воздействия в связи с
невыполнением обязанностей участниками процесса связаны с принуждением, мы считаем, что к иным мерам принуждения следует отнести и меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, указанные в ст. 258
УПК РФ. К указанным мерам относятся: предупреждение о недопустимости
поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания; удаление из
зала судебного заседания; замена защитника или обвинителя в случае, если
она возможна без ущерба для рассмотрения уголовного дела. Из указанных
мер к свидетелям могут применяться: предупреждение о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания; удаление из зала
судебного заседания.
Указанные меры отнесены законодателем к мерам воздействия. В ч. 1
статьи 258 УПК РФ предупреждение и удаление рассматриваются как альтернатива денежному взысканию, что позволяет говорить о том, что данные
меры являются иными мерами процессуального принуждения, поскольку для
них характерно наличие всех признаков, которыми обладают иные меры
процессуального принуждения. К примеру, в главе 11 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предупреждение и удаление из зала судебного заседания отнесены к мерам процессуального принуждения (ст. 116, 119)84.
Предупреждение о недопустимости поведения, нарушающего порядок
в зале судебного заседания, как мера процессуального принуждения, нами
рассматривается в связи с тем, что судья, предупреждая свидетеля о недопустимости его поведения, одновременно уведомляет его о последующих нега84
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ (ред.
от 28.03.2017, с изм. от 13.04.2017) // Собрание законодательства РФ. 2015. № 10. Ст. 1391.
49
тивных последствиях, которые могут возникнуть в связи с его ненадлежащим
поведением. Таким образом, на свидетеля осуществляется психическое воздействие, связанное с уведомлением о возможном наступлении негативных
последствий, поэтому лицо ставится перед выбором: продолжать свои действия и в последующем претерпевать негативные последствия или прекратить
свои неправомерные действия.
Удаление из зала судебного заседания связано с применением физического воздействия. Если лицо не прекратит своих неправомерных действий и
на предложение судьи не удалится из зала судебного заседания, то будет
удалено с применением физической силы судебными приставами по обеспечению деятельности судов85. Указанная мера должна быть отнесена к иным
мерам принуждения. Безусловно, что данная мера может применяться к свидетелям.
Законодатель предусмотрел возможность замены защитника при неподчинении защитника председательствующему в случае, если она возможна
без ущерба для рассмотрения уголовного дела. В некоторых случаях возникает вопрос о возможности ее применения к свидетелю. Законодатель в части
2 ст. 49 УПК РФ предусмотрел возможность по ходатайству обвиняемого в
суде допускать в качестве защитника, наряду с адвокатом, а в мировом суде
вместо адвоката, в качестве защитника иное лицо. При этом законодатель не
указал каких-либо ограничений для указанного лица, поэтому возникает вопрос о возможности выступления в качестве защитника свидетеля по уголовному делу. Такая ситуация может возникнуть в случае, если лицо было
допрошено в качестве свидетеля, но в списке лиц, подлежащих вызову в суд,
его не указали. Аналогичная ситуация может возникнуть, когда один из родителей, не признанный законным представителем, а допрошенный в качестве свидетеля, заявит вместе с подсудимым ходатайство о допуске в качестве
защитника. В указанном случае он может быть допущен к участию в деле в
85
Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации: научно-практическое пособие по применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2011. С. 71.
50
качестве защитника. С момента, когда лицо приобретает статус защитника,
оно утрачивает статус свидетеля. При неподчинении председательствующему защитником должен решаться вопрос о наложении взыскания в виде его
замены, поскольку лицо уже не будет обладать статусом свидетеля.
Возникает вопрос о применении иных мер принуждения к несовершеннолетним свидетелям, а также свидетелям, имеющим психические или физические недостатки. Полагаем, что применение иных мер принуждения к ним
возможно, но имеет определенную специфику..
Выводы:
1. К иным мерам уголовно-процессуального принуждения, применяемым к свидетелям, относятся: обязательство о явке; привод; наложение ареста на имущество; денежное взыскание; предупреждение о недопустимости
поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания; удаление из
зала судебного заседания.
2. Необходимо ввести в главу 14 УПК РФ статью 117.1 «Предупреждение о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания» и статью 117.2 «Удаление из зала судебного заседания».
2.2. Основания и процессуальный порядок применения иных
мер уголовно-процессуального принуждения к свидетелям
Поскольку при производстве по уголовному делу принимают участие
две противоборствующие стороны, каждая из которых пытается доказать
свою правоту, используя, различные методы, то следователю, дознавателю,
судье приходиться сталкиваться с различными формами противодействия. В
целях обеспечения надлежащего поведения участников уголовного судопроизводства законодатель предусмотрел возможность применения в отношении
них иных мер уголовно-процессуального принуждения. С учетом процессуального статуса свидетеля, его значения в уголовном судопроизводстве зако51
нодатель предусмотрел в отношении него применение иных мер принуждения.
Для применения иных мер принуждения к свидетелям по уголовному
делу требуется наличие оснований. Закрепление в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ
положения о том, что «Осуществление прав и свобод человека и гражданина
не должно нарушать права и свободы других лиц», представляет в своей
сущности требование, предъявляемое к участвующим в процессе лицам, вести себя определенным образом, а именно, не злоупотреблять предоставленными им правами86.
Российское законодательство позволяет ограничение прав и свобод
свидетеля, применяя к нему иные меры принуждения, только в случаях его
противодействия органам предварительного расследования и суда.
Мера свободы в обществе устанавливается в определенных пределах,
которые должны быть достаточными для полного самовыражения личности и
в то же время препятствующими всяким ее попыткам использовать предоставленную ей свободу в ущерб обществу, государству, согражданам87. Поскольку свидетель часто имеет свой интерес в уголовном деле, либо защищает интерес одной из сторон, то он может противодействовать процессу расследования различными способами: отказаться от дачи показаний, дать недостоверные показания, то есть умолчать о фактически наблюдаемых им событиях, принять меры к сокрытию каких-либо предметов и т.п. Свобода выбора поведения свидетеля в уголовном процессе ограничивается применением УПП.
Вопрос о применении иных мер принуждения решается дознавателем,
следователем и судом. Прокурор был исключен из числа субъектов, полномочных применять меры принуждения.
86
Даровских С.М., Даровских О.И. К вопросу о реализации в уголовном судопроизводстве конституционного положения о недопустимости злоупотребления правом // Конституция Российской Федерации
как гарант прав и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений: Международ. науч.практ. конф. М.: Институт повышения квалификации СК России, 2013. В 3-х ч. Ч. 1. С. 145.
87
Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник. М.: Велби.
2007. С. 66.
52
Часть 1 ст. 111 УПК РФ определяет цель применения иных мер принуждения – обеспечение установленного УПК РФ порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора.
Указанная цель предусматривает возможность применения мер процессуального принуждения, ограничивающих права личности в случаях, когда
это диктуется необходимостью, то есть когда обстоятельства дела свидетельствуют об отсутствии иного пути для достижения нужных результатов88.
Обозначенная цель позволила выделить основания применения иных
мер уголовно-процессуального принуждения к свидетелям:
- обеспечение выполнения возложенных на свидетеля обязанностей;
- пресечение противодействия процессу расследования и рассмотрения
уголовного дела.
Указанные основания относятся к числу материально-правовых. К процессуально-правовым основаниям применения иных мер принуждения относятся постановление, вынесенное следователем, дознавателем или судом о
применении конкретной иной меры принуждения.
З.Д. Еникеев, полагал, что применение принуждения возможно и при
отсутствии правонарушения, что обусловлено, в первую очередь, обеспечением оптимальных условий для выполнения некоторых задач уголовного судопроизводства и обоснованное его использование в необходимых случаях
стимулирует осуществление этих задач, соответствует интересам правосудия89.
Обеспечение выполнения возложенных на свидетеля обязанностей, как
основание применения иных мер принуждения используется в случаях, когда
возникает сомнение в выполнении свидетелем требований следователя, дознавателя или суда. В частности, обязательство о явке имеет превентивный
характер.
88
Прошляков А. Д., Балакшин В. С., Козубенко Ю. В. Уголовный процесс: учебник. М.: Волтерс
Клувер, 2011. С. 87.
89
Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа: БашГУ, 2000. С. 87.
53
Пресечение противодействия процессу расследования и рассмотрения
уголовного дела как основание применения иных мер принуждения к свидетелям используется в случае применения всех иных мер, за исключением
обязательства о явке. Применение таких мер, как привод, наложение денежного взыскания, наложение ареста на имущество, удаление из зала судебного
заседания и предупреждение о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, может осуществляться только после совершения (не совершения) свидетелем конкретных действий.
Защита прав и законных интересов участников уголовного процесса
предполагает реальное обеспечение реализации ими предоставленных УПК
РФ прав и обязанностей. В связи с эти законодатель обязал следователя, дознавателя, прокурора и суд своевременно знакомить участников процесса с их
правами и обязанностями, разъяснять их сущность и предоставлять возможность реализации. Применять иную меру принуждения к свидетелю возможно в случае его уведомления о принадлежащих ему правах и обязанностях.
Подтверждением осведомленности о правах и обязанностях свидетеля является его подпись в протоколе допроса в графе, в которой они указаны. Наличие подписи является условием возможности применения иных мер принуждения. Отсутствие подписи ставит следователя, дознавателя или суд в состояние недопустимости применения рассматриваемых мер.
В этой связи некоторые авторы предлагают ввести в УПК РФ положение, согласно которому, в законе должен быть четко обозначен порядок
разъяснения заинтересованным лицам их прав, специально оговорено, что
при этом должен составляться протокол с вручением лицу перечня прав на
каждой стадии процесса90.
Свидетель вправе потребовать, чтобы меры процессуального принуждения применялись только на основе и в соответствии с уголовнопроцессуальным законом (наличие процессуальных оснований, соблюдение
90
Коомбаев А.А. Обеспечение защиты прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве //
Правовое и криминалистическое обеспечение управления органами расследования преступлений: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. М.: Академия управления МВД России:. В 3-х ч. 2011. Ч. 1. С. 197.
54
порядка применения). Выдвижение указанных требований предполагает их
обязательное выполнение должностными лицами.
Уголовное судопроизводство осуществляется при соблюдении презумпции законности в деятельности представителей органов предварительного расследования, прокурора и судьи (суда). Не следует вводит в закон положения, которые будут подтверждать его соблюдение в процессе осуществления ими своих полномочий. При придании лицу определенного статуса, а
также перед началом проведения конкретного следственного или процессуального действия всем участникам разъясняются их права и обязанности, о
чем они расписываются.
Наличие оснований и условий для применения иных мер принуждения
к свидетелям определяется следователем, дознавателем и судом по своему
усмотрению с учетом сложившейся по уголовному делу ситуации. Рассмотрим особенности применения отдельных мер принуждения к свидетелю.
1. Применение обязательства о явке к свидетелям.
Обязательство о явке (ст. 112 УПК РФ) относится к иным мерам процессуального принуждения и согласно ч. 2 ст. 111 и ч. 1 ст. 112 УПК РФ может применяться в отношении свидетелей.
Законодатель в советский период предусматривал возможность применения обязательства о явке в отношении обвиняемых, при этом он не определял четко ее место в системе уголовного процесса. В УПК РСФСР 1923 года
обязательство о явке регламентировалось ст. 143, в которой указывалось, что
следователь должен отбирать подписку о явке к следствию и суду и обязательство сообщать о перемене своего места жительства от каждого лица,
привлеченного в качестве обвиняемого91.
Перечень мер пресечения был установлен ст. 144 УПК РСФСР, в которой обязательство о явке отсутствовало. При этом статья 143 содержалась в
главе 11 УПК РСФСР «Меры пресечения». Обязательство о явке не рассмат91
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изм. на 01.01.1952 г.). М., Юридическая литература,
1952. С. 28.
55
ривалось как мера пресечения, но применялось только в отношении обвиняемых как самостоятельно, так и наряду с иной мерой пресечения.
УПК РСФСР 1960 года не разрешил указанного противоречия, он не
содержал самостоятельной статьи, регламентирующей понятие, основания и
порядок применения обязательства о явке. О возможности его применения в
отношении обвиняемого было указано в ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР 92. Законодатель не предусмотрел применение обязательства о явке наряду с мерой пресечения. Оно применялась в случаях, когда было нецелесообразно применение мер пресечения.
В комментариях к указанной норме отмечалось, что обязательство являться по вызову и сообщать о перемене места жительства не является мерой
пресечения, применяется в отношении обвиняемого, ограничивая в минимальной степени его права. Обязательство отбирается в письменной форме
при отсутствии оснований к применению меры пресечения, его нарушение
может повлечь применение меры пресечения93. Предлагалось рассматривать
обязательство о явке не только как самостоятельную меру принуждения, но и
как неотъемлемый атрибут любой меры пресечения, поскольку она гарантировала участие обвиняемого в уголовном судопроизводстве94. В УПК РСФСР
не было четко определено положение обязательства о явке в системе мер
уголовно-процессуального принуждения, что сказалось на ее применении.
Исследователи того времени отмечали, что на практике она практически не
применялась95.
В УПК РФ, с одной стороны, определено место обязательства о явке в
системе мер уголовно-процессуального принуждения, поскольку оно отнесено к иным мерам принуждения. С другой стороны, расширена возможность
его применения на практике путем увеличения перечня участников, к кото-
92
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР // Под общ.
ред. В.М. Лебедева. М.: Изд-во «Спарк». 1998. С. 183.
93
Там же. С. 184.
94
Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. Омск, 1993. С. 47.
95
Манаев Ю.В., Постник В.С., Смирнов В.В. Применение мер пресечения следователем. Волгоград,
1976. С. 9.
56
рым оно может применяться (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и
свидетель). Подобный подход к применению обязательства о явке вызвал неоднозначную реакцию ученых.
По мнению И.Л. Петрухина, возложение обязательства о явке на свидетеля, который должен незамедлительно сообщить о перемене места жительства дознавателю, следователю, прокурору и суду, противоречит ч. 1 ст. 27
Конституции РФ, предусматривающей, что каждый имеет право свободно
передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Если же будет установлено, что свидетель преднамеренно уклоняется от дачи показаний, то к
нему применяется ст. 308 УК РФ96.
Его позицию опровергает Б.Б. Булатов, полагающий, что взятие обязательства о явке у свидетеля мотивируется необходимостью обеспечить его
своевременную явку по вызовам, а также тем, что этот участник уголовного
процесса постоянно проживает в месте ведения производства по уголовному
делу либо в другом определенном месте. Основанием для применения обязательства о явке в отношении свидетеля может выступать возможность его
отказа по вызову вследствие проживания вне места ведения уголовного дела
или по иным причинам, хотя его показания имеют важное значение для установления относящихся к уголовному делу обстоятельств97.
Например, судья Советского районного суда г. Орла при рассмотрении
уголовного дела в отношении Г., обвиняемого по ст. 111 ч. 1 УК РФ 1 марта
2011 года принял решение о применении обязательства о явке в отношении
явившейся в суд свидетеля А.Р. при неявке свидетелей К. и Р., показания которых находятся в противоречии с показаниями А.Р. Судья при принятии
решения указал, что свидетель А.Р. ранее неоднократно не являлась по вызовам в судебное заседание, была доставлена в суд из спецприемника для административных задержанных, куда была помещена по ст. 20.25. ч. 1 КоАП
96
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) /отв.
ред. И. Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. 9-е изд., перераб. и доп. Москва: Проспект, 2012. С. 193.
97
Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве… С. 137, 139.
57
РФ. Применение обязательства о явке с учетом данных о личности, будет
способствовать своевременному рассмотрению уголовного дела98.
Свидетель является иным участником уголовного судопроизводства.
Неоспоримо, что в качестве свидетелей могут выступать родственники, друзья, коллеги представителя одной из сторон, но это не говорит о необходимости ставить под сомнение их порядочность, полагая, что они, безусловно, будут противодействовать процессу расследования. Применение обязательства
о явке ограничивает свободу передвижения лица, которое не причастно к
расследуемому преступлению, в связи с чем порождает у него негативное отношение к органам расследования. В отношении добросовестных свидетелей
применение обязательства о явке беспредметно.
Учитывая, что в качестве свидетеля могут выступать лица, заинтересованные в противодействии процессу производства по уголовному делу, возникает необходимость надлежащим образом обеспечить их явку по вызову.
Обоснованным является предложение о необходимости вынесения мотивированного постановления при решении вопроса о получении обязательства о
явке99.
Интересна позиция К.В. Задерако, считающего, что обязательство о явке не носит характер принуждения, является средством обеспечения оперативности явки лиц, вызванных в орган, осуществляющий уголовное судопроизводство, и формой удостоверения факта разъяснения участникам их
прав и обязанностей, а потому должно быть обязательной мерой, и его регламентация должна осуществляться в рамках статусных норм, в связи с чем
от него, как от меры принуждения, следует отказаться100.
С указанным мнением сложно согласиться. В основе обязательства о
явке лежит психическое принуждение, поскольку лицо, ознакомившись с
правами и обязанностями, соответствующими его процессуальному статусу,
знает о том, что оно должно делать. Если свидетелю предлагается написать
98
Уголовное дело № 1-29/2011. Архив Советского районного суда г. Орла.
Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. Омск, 1993. С. 48.
100
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения… С. 9-10.
99
58
обязательство о явке, несмотря на то, что он не совершил каких-либо действий, которые бы свидетельствовали, что он не желает выполнять возложенных на него обязанностей, в указанной ситуации он может чувствовать себя
оскорбленным, поэтому он должен либо психологически убедить себя в том,
что это необходимо, либо против своей воли написать обязательство о явке.
Соответственно, обязательство о явке должно рассматриваться как иная мера
процессуального принуждения, в основе которой лежит психическое принуждение.
На практике очень осторожно подходят к получению обязательства о
явке у свидетелей. В частности, по данным Э.К. Кутуева, проводившим исследование в рамках докторской диссертации, применение обязательства о
явке в отношении свидетелей применялось 17 раз101; а по исследованиям О.Е.
Михайловой оно применялось в отношении свидетелей только 5 раз102.
Говоря о применении обязательства о явке, следует обратить внимание
на следующий момент при его применении в отношении свидетеля. С одной
стороны, оно имеет превентивный характер, поэтому свидетель должен понять причину его применения и согласиться его дать, поскольку заставить
свидетеля написать обязательство о явке невозможно, он просто может отказаться. При отказе от дачи обязательства о явке свидетеля наказать путем наложения денежного взыскания невозможно, так как, во-первых, это не установлено УПК РФ; во-вторых, в его обязанность не входит дача указанного
обязательства, соответственно никаких негативных последствий для свидетеля указанный отказ не может повлечь. Даже в случае, когда есть безусловные
сомнения в том, что свидетель попытается в последующем не являться для
производства следственных действий, принудить его к даче обязательства о
явке невозможно.
101
Кутуев Э.К. Уголовно-процессуальное принуждение в досудебных стадиях: Дис. … д-ра юрид.
наук. СПб., 2004. С. 305-322.
102
Михайлова О.Е. Иные меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве России: Дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2009. С. 56-74.
59
Мера принуждения в виде обязательства о явке в отношении свидетеля
должна применяться в случае наличия безусловных оснований полагать, что
ее применение обеспечит явку свидетеля, либо после невыполнения свидетелем возложенных на него обязательств. Нецелесообразно применять в отношении свидетелей обязательство о явке без наличия достаточных для этого
оснований.
Мировой судья одного из судебных участков г. Орла вынес постановление по уголовному делу по обвинению Р. По ст. 159 ч. 1 УК РФ о применении обязательства о явке в отношении доставленного приводом свидетеля
А.Ф. Судебное заседание было отложено ввиду заболевания потерпевшего К.
Свидетель А.Ф. в судебное заседание неоднократно не являлся, ввиду чего
рассмотрение уголовного дела откладывалось, ему объявлялись приводы.
Свидетель А.Ф. в судебном заседании допрошен не был. Применение в отношении свидетеля А.Ф. обязательства о явке будет способствовать своевременному рассмотрению уголовного дела103
Говоря о наличии оснований для применения обязательства о явке,
следует рассмотреть ситуации, которые могут возникнуть со свидетелями,
когда ее применение будет целесообразно.
Свидетелем по уголовному делу может оказаться лицо, которое проживает в другой местности (например, лицо приехало в командировку, в гости,
в санаторий и т.п.). Естественно, что участие по делу в качестве свидетеля не
будет для человека основанием находиться в другом городе, решить сразу же
проведение всех процессуальных действий с ним может быть невозможно,
поэтому в указанном случае обоснованным представляется получение от
свидетеля обязательства о явке.
Свидетель может иметь несколько мест проживания (квартиры в разных городах, загородные дома, дачи и т.п.), в указанном случае необходимо
обязать свидетеля сообщать о месте своего нахождения, особенно, если он
103
Уголовное дело № 1-69/12. Архив мирового судьи судебного участка № 1 Советского района г.
Орла.
60
уезжает на достаточно длительный срок, который следует определять в зависимости от формы расследования и порядка рассмотрения уголовного дела.
Необходимость получения обязательства о явке от свидетеля может возникнуть и в случае, если лицо имеет временную регистрацию. Применение обязательства о явке свидетеля является правом, а не обязанностью следователя,
дознавателя или судьи. Обязательство о явке дается, а не отбирается. Это является существенным положением, поскольку от воли свидетеля зависит дача
обязательства в ответ на предложение об этом следователя, дознавателя или
судьи.
Законодатель не указал, как должен поступить правоприменитель, если
свидетель отказывается от дачи обязательства о явке. Предлагается зафиксировать отказ от дачи обязательства о явке письменно104.
Сложность ситуации при отказе от дачи обязательства о явке свидетелем заключается в том, что в отношении него не могут быть в связи с отказом применены какие-либо иные меры принуждения. Полагаем, что сам отказ от дачи обязательства о явке не может рассматриваться как основания для
применения каких-либо санкций. Целесообразно зафиксировать отказ от дачи обязательства о явке, который может рассматриваться в последующем как
основание для применения принудительного привода к свидетелю в случае
его неявки по вызову без повторного вызова по повестке.
Возникает вопрос о причинах отказа свидетеля от дачи обязательства о
явке: следует ли их выяснять либо нет? Как поступить, если свидетель откажется от пояснений своего поведения? Что должен сделать следователь, если
свидетель сочтет оскорблением тот факт, что его приравнивают к лицу, не
заслуживающему доверие, почему отбирают обязательство о явке?
Данный вопрос достаточно четко разрешен в ст. 95.4.1. УПК Азербайджанской Республики105, регламентирующей обязанность свидетеля: являться по вызову следователя, дознавателя или судьи для участия в следственных
104
Предварительное следствие в органах внутренних дел … С. 136.
Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской Республики. Баку. Изд-во: «Юридическая
литература», 2011. С. 103.
61
105
или иных процессуальных действиях, полностью и правдиво ответить на допросе на все вопросы по известным ему обстоятельствам.
Если предусмотреть в ст. 56 УПК РФ указанные обязанности, которые
разъясняются свидетелю, то получение обязательства о явке у свидетеля при
наличии установленных в законе оснований не будет оспариваться свидетелем.
Применение привода к свидетелям.
Применение принудительного привода является наиболее распространенной иной мерой принуждения, применяемой к свидетелям. Содержание
термина «привод» означает принудительное доставление в органы следствия
или в суд не явившихся по вызову лиц, а также временный арест для допроса106.
Определить реальное положение, связанное с применением указанной
меры принуждения сложно, поскольку в материалах уголовного дела фактически отсутствуют данные о применении провода к свидетелям в ходе предварительного расследования, даже если он применялся. В судах по-разному
фиксируется применение указанной меры принуждения, что не позволяет
представить общую картину, связанную с использованием указанной меры
принуждения в отношении, в том числе, свидетелей. Отсутствует единый
учет практики применения указанной меры принуждения как в органах предварительного расследования, так и в судах. Записи ведут, в основном, помощники судей, но в материалах уголовного дела сохраняется постановление
о применении привода.
Следует обратить внимание на то, что в содержание привода включен
кратковременный арест, в содержание которого входит ограничение свободы
передвижения лица, доставляемого принудительно к следователю или в суд.
Данное ограничение происходит во время принудительного доставления, после исполнения которого оно автоматически прекращается.
106
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2010. С. 576.
62
Привод является процессуальным средством, обеспечивающим надлежащие условия деятельности органов уголовного судопроизводства, при которых они могут своевременно работать с доказательственным материалом107. Вызывает возражение позиция авторов, рассматривающих привод как
меру уголовно-процессуальной ответственности108.
Привод по уголовному делу согласно абз. 1 п. 1 Инструкции о порядке
осуществлении привода рассматривается как мера уголовно-процессуального
принуждения,
предусмотренное
и
урегулированное
уголовно-
процессуальным законом действие, направленное на обеспечение прибытия
не являющегося по вызову участника досудебного производства в назначенное время и место к следователю109.
УПК РФ определил в ч. 2 ст. 113 УПК РФ содержание привода как
принудительного доставления лица к следователю или в суд. При наличии
данных, что лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие
значение для производства по уголовному делу, у следователя, дознавателя
появляется право вызвать лицо для дачи показаний. Свидетель обязан явиться по вызову следователя.
Однако явка в суд и в правоохранительные органы зачастую затруднена. Если свидетель работает в коммерческой организации, является частным
предпринимателем, ему невыгодно уходить с работы, поскольку он теряет в
заработной плате. Руководители частных предприятий негативно относятся к
лицам, которых приглашают в правоохранительные органы, поэтому свидетели часто скрывают факт участия при производстве по уголовному делу в
качестве свидетеля. Следует учитывать, что прибытие к следователю или в
суд в некоторых случаях невозможно для свидетеля, не имеющего финансовой возможности явиться по вызову, особенно сложно убедить человека
107
Корнуков В.М. К понятию мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе //
Ученые записки Саратовского юридического института. Вып. XΙX. Саратов. 1970. Ч. 1. С. 267-268.
108
Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В.
Смирнова. СПб., 2012. С. 315.
109
Инструкция о порядке осуществления привода: Утверждена Приказом МВД РФ от 21.06.2003 №
438 // СПС «КонсультантПлюс».
63
явится повторно, если первоначально сорвалось производство следственного
действия. Возмещение расходов по явке свидетелей, хотя и входит в судебные расходы, но фактически не действует.
Анализ уголовных дел свидетельствует о том, что в правоприменительной практике фактически не возмещаются расходы, связанные с явкой
свидетелей по вызову, хотя нередко свидетели доставляются к следователю и
в суд из сельской местности, а некоторые заявляют об отсутствии денежных
средств для явки по вызову.
Следует согласиться с мнением о том, что если бы государство взяло на
себя возмещение расходов по явке, то значительно бы сократилось количество повторных и необоснованных вызовов свидетелей110.
Явка либо привод свидетеля считаются юридическими фактами, влекущими правоотношение по поводу дачи показаний. Регулирующая роль
данного правоотношения считается оконченной после реализации права следователя на допрос свидетеля, то есть после окончания допроса и оформления протокола111. Явка свидетеля и его привод не связаны только с допросом,
применение указанной иной меры принуждения может быть связано с проведением и иных следственных и процессуальных действий.
При неявке свидетеля без уважительных причин возникает новое правоотношение, объектом которого служат действия по уклонению свидетеля
от явки, а также действия следователя, дознавателя по приводу свидетеля.
Применение иных мер принуждения в виде наложения денежного взыскания
в связи с неявкой свидетеля может иметь место при установлении причины
неявки свидетеля по вызову.
Необходимым условием применения принудительного привода является соблюдение правоприменителем требований УПК РФ по процедуре вызова конкретного лица. Статья 188 УПК РФ регламентирует порядок вызова
110
Лившиц Ю.Д., Евстратенко Е.В. Гарантии прав свидетелей в уголовном процессе // Ю.Д. Лившиц. Сборник научных трудов. Челябинск, 2004. С. 126.
111
Францифоров Ю.В. Элементы механизма уголовно-процессуального регулирования и его противоречия // Закон и право. 2004. № 12. С. 20.
64
свидетеля для проведения допроса. Установленный порядок должен применяться при вызове свидетеля для производства любого следственного действия, однако на наш взгляд, отсутствует необходимость для самостоятельной
регламентации порядка вызова свидетеля для производства с ним каждого
конкретного следственного или иного процессуального действия.
Следует обратить внимание на то, как в ч. 1 и 2 ст. 188 УПК РФ регламентируется порядок вызова на допрос свидетеля: он приглашается повесткой, которая передается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо с
помощью средств связи. В повестке должно быть указано, в качестве кого
лицо вызывается, время и место, куда оно должно явиться и последствия неявки по вызову. При отсутствии лица, которому должна быть вручена повестка, она передается совершеннолетнему члену семьи, либо администрации
по месту работы.
Применительно к вручению повестки члену семьи, полагаем, что презюмировать ее вручение адресату проблематично. Все будет зависеть от многих факторов, лицо могло потерять повестку, забыть, случайно выбросить,
даже скрыть специально, учитывая, что оно не несет никаких последствий за
невручение указанного документа.
УПК РФ не учитывает ситуацию, когда лицо отказывается давать расписку о получении им повестки, кроме того не учитывается особенность работы почты. Почтальоны разносят почту не ежедневно, кроме того они оставляют извещение о необходимости получения заказного письма. Лицо приходит на почту, спрашивает откуда письмо, узнав, что из правоохранительных органов или суда, уходит, не получив его. В указанной ситуации ни сам
свидетель, ни его родственники не получают повестку, соответственно, говорить о возможности применения привода, невозможно112. Использование
курьерской доставки очень дорого, а получение повестки, направленной с
уведомлением, зависит от волеизъявления самого лица, если человек не захо112
Булатов Б.Б., Дежнев А.С. Обеспечение интересов семьи и несовершеннолетних при осуществлении привода в ходе производства по уголовным делам // Законодательство и практика. 2012. № 1 (28). С.
13.
65
чет ее получить, заставить его это сделать невозможно. Если же не использовать направление повестки с уведомлением, то доказать факт ее получения
невозможно.
Некоторые авторы предлагают при отказе лица приглашать двух граждан, которые должны будут подтвердить отказ лица в получении повестки113.
Возникает два вопроса: Кто это будет делать? Как это сделать? Если человек
пришел на почту, то он просто уйдет. Если к нему принесли повестку домой,
он может не открыть дверь. Указанное предложение представляется неоправданным, так как его невозможно реализовать.
УПК РФ не раскрывает понятие средств связи применительно к уведомлению свидетеля о явке, соответственно, каким образом должно быть
подтверждено, что лицо получило надлежащее уведомление. С.А. Шейфер
указывает, что средства связи, используемые для вызова – это телефон, телеграмма, радиограмма, электронная почта114. Возникает вопрос о том, как надлежащим образом оформить направление уведомлений надлежащим способом, поскольку они всегда могут быть оспоримы. Одним из способов уведомления в настоящий период является использование СМС-сообшений. Одновременно возникает вопрос о том, как должен быть подтвержден факт, что
именно то лицо, которому адресовано СМС, его получило. Ведь СМС приходит на конкретный телефон, нет никакой гарантии, что это сообщение получит и прочтет адресат, возможно множество вариантов, когда сообщение
не дойдет до него. Таким образом, свидетель, фактически не знавший о том,
что он приглашен в органы предварительного расследования или суд, рассматривается как виновное лицо в невыполнении возложенных на него обязательств и подвергается мерам уголовно-процессуального принуждения.
Данный вопрос не нашел разрешения в уголовно-процессуальном законодательстве. Один из вариантов получения СМС надлежащим лицом предпола-
113
Дежнев А.С., Писарев А.В., Пилюшин И.П. Реализация конституционных прав граждан при даче
показаний по уголовным делам: учебное пособие. Омск, 2007. С. 52-53.
114
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Изд-во Проспект, 2012. С. 306.
66
гает получение на него установленного ответа. Допустима ситуация, что свидетель не направит требуемый ответ, но это будет исключением из общего
правила, поскольку в основном свидетели являются добропорядочными. Использовать для уведомления СМС-сообщения можно, только получив на это
письменное согласие свидетеля.
Для признания применения привода законным и обоснованным в уголовном деле должны присутствовать документы, подтверждающие факт, что
лицо знало о вызове.
Фактически применение привода может иметь место только на основе
предположений о возможной неявке свидетеля, а также в случаях, когда это
необходимо для производства по уголовному делу. Интересы правосудия в
указанной ситуации стоят выше интересов отдельной личности.
Интересно в этой части постановление о принудительном приводе свидетеля, вынесенное мировым судьей г. Орла, который при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. по ст. 116 ч. 1 УК РФ, указал, что адвокатом
было заявлено ходатайство о допросе свидетеля Р.Б. Рассмотрение дела в отсутствие свидетеля не представляется возможным, в связи с чем следует объявить привод свидетелю Р.Б.115 В постановлении не было указано, что свидетель ранее подвергался вызову, но не явился, что позволяет сделать вывод о
применении привода на практике без первоначального вызова по повестке,
что представляется нецелесообразным.
При решении вопроса о законности применения привода в российском
уголовном процессе возникает проблема, связанная с необходимостью выяснения причины неявки по вызову следователя, дознавателя или суда. По данному вопросу нет единой позиции. Некоторые авторы считают, что прежде
чем принять решение о приводе следователь должен убедиться в том, что
причина неявки лица не может быть признана уважительной116.
115
Уголовное дело № 1-47/2014. Архив мирового судьи судебного участка № 2 Советского района г.
Орла.
116
Предварительное следствие в органах внутренних дел: Курс лекций. Воронеж: Воронежский институт МВД России. 2013. С. 137.
67
Законодатель высказал однозначно позицию по указанному вопросу:
привод к свидетелю может быть применен согласно ч. 1 ст. 113 УПК РФ
только в случае установления неуважительной причины. Следует установить:
какие причины должны быть рассмотрены как неуважительные? Как можно
установить характер причины неявки свидетеля, если он не сообщил об этом?
Самое главное, что важнее: установить причину неявки, потом подвергнуть
приводу, либо, исходя из публичных интересов, применить привод, в последующем решать вопрос о возможности применения денежного взыскания в
связи с неявкой по вызову.
На практике используется второй подход, привод применяется в связи
неявкой свидетеля, что представляется абсолютно правильным.
Следователь СУ Управления МВД России по г. Орлу вынес постановление о применении принудительного привода свидетеля С. Следователь
указал, что в целях вызова С. на допрос по месту ее жительства неоднократно
направлялись повестки с вызовом на следственное мероприятие, однако к
следователю в назначенное время она не являлась. Поэтому возникла необходимость в принудительном приводе117. В постановлении не указывается,
когда был вызван свидетель, как установлен факт причины не явки, однако
указывается на неоднократность вызова, что позволяет говорить о неуважительной причине неявки по вызову, поскольку отсутствие материалов, подтверждающих уважительную причину неявки, презюмирует ее отсутствие.
Перечень уважительных причин неявки обвиняемого по вызову был
приведен в ст. 146 УПК РСФСР, к ним относились: а) болезнь, лишающая
обвиняемого возможности явиться; б) несвоевременное получение обвиняемым повестки; в) иные обстоятельства, лишающие обвиняемого возможности явиться в назначенный срок.
В научной литературе указанные уважительные причины неявки предлагалось распространять на свидетелей118.
117
Уголовное дела № 1-018/ 2013. Архив Советского районного суда г. Орла.
Сильченко Д.Ю. Применение аналогии в уголовном судопроизводстве: Автореф. … дис. канд.
юрид. наук. М., 2001. С. 24.
68
118
В теории и следственно-судебной практике уважительными причинами
неявки лица по вызову признаются: отсутствие денежных средств для оплаты
проезда в другой населенный пункт, к месту проведения допроса и проживания в указанном населенном пункте; болезнь вызываемого лица, лишающая
его возможности явиться; несвоевременное получение повестки; иные обстоятельства, лишающие возможности явиться в назначенный срок (нарушение сообщения вследствие стихийного бедствия, болезнь члена семьи, командировка, авария, бездорожье)119.
Предлагается в качестве уважительных причин неявки свидетеля рассматривать случаи, когда явка свидетеля может повлечь реальную угрозу его
жизни, здоровью, свободе, имуществу, а правоохранительные органы не
предпринимают достаточных мер по защите свидетеля. В указанной ситуации свидетель действует в условиях крайней необходимости120.
К уважительным причинам неявки свидетеля следует относить ситуации, когда в силу объективных или субъективных причин лицо не могло
явиться по вызову. К объективным причинам следует отнести: форсмажорные обстоятельства (наводнения, ураганы, штормы, то есть все природные катаклизмы, которые создают угрозу жизни и здоровью при передвижении), а также ситуации, связанные с транспортными средствами (отсутствие транспорта в определенный день или период времени).
К субъективным причинам неявки свидетеля следует отнести: не получение уведомления в любой форме о явке к следователю, дознавателю или в
суд; заболевание лица, подтвержденное медицинскими документами; заболевание близкого человека, подтвержденное медицинскими документами, если
свидетель осуществлял за ним опеку; наличие малолетнего ребенка (в возрасте до 7 лет), которого недопустимо оставлять одного; отсутствие разре-
119
Громов Н.А., Чих Н.В. Привод как принудительное средство обеспечения быстроты расследования // Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград, 1987. С. 88.
120
Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в деятельности свидетелей. Томск: Томск. унт, 1994. С. 18-27.
69
шения работодателя или представителей учебного заведения на явку по вызову.
Медицинским документом, подтверждающим факт заболевания, может
выступать больничный лист; справка о нетрудоспособности; справка скорой
помощи о вызове; справка из приемного покоя или справка из больницы об
обращении за медицинской помощью.
Малолетний ребенок в возрасте до 7 лет не может быть оставлен без
присмотра один на длительное время. Доставлять свидетеля с ребенком недопустимо. Данная ситуация может рассматриваться как психическое насилие, поскольку свидетель будет беспокоиться о состоянии ребенка, не желая,
чтобы он находится в некомфортной ситуации, в связи с этим наличие ребенка до 7 лет, которого оставить свидетель ни с кем не может, должно рассматриваться как уважительная причина121.
Отсутствие согласия работодателя или администрации учебного заведения на предоставление возможности явки свидетеля по вызову, безусловно,
должно рассматриваться как уважительная причина неявки. В целях исключения подобных ситуаций, следует рассмотреть возможность применения
штрафных санкций в отношении работодателя или администрации учебного
заведения в связи с противодействием уголовному судопроизводству путем
не предоставления возможности свидетелю явиться по вызову для участия в
следственных действиях.
Заслуживает поддержки мнение, что неявка свидетеля является процессуальным правонарушением, своего рода юридическим фактом, который нуждается в доказывании. Необходимо принять во внимание: во-первых, сложившийся факт вызова свидетеля в установленном законом порядке и осведомленность о нем соответствующего лица; во-вторых, факт неявки свидетеля в указанное время и место; в-третьих, отсутствие уважительной причины
121
Булатов Б.Б., Дежнев А.С. Обеспечение интересов семьи и несовершеннолетних при осуществлении привода в ходе производства по уголовным делам // Законодательство и практика. 2012. № 1 (28). С.
14.
70
для неявки. Необходимо установить отсутствие установленных законом обстоятельств, препятствующих допросу данного лица в качестве свидетеля122.
Факт неявки без уважительной причины свидетеля устанавливается лицом, которое его вызвало, путем допроса его родственников, знакомых, соседей, дачи соответствующего поручения органу дознания123.
Для установления знания свидетелем факта его приглашения следует
исходить из презумпции знания и соблюдения закона гражданами. Перед началом допроса свидетеля ему разъясняются права и обязанности, соответственно он знает о том, что должен являться по вызову к следователю, дознавателю или в суд, поэтому при его неявке и отсутствии сообщения о его причинах следует признавать неуважительной причину неявки и решать вопрос о
применении принудительного привода.
В случае невозможности явиться в назначенное время, он может сообщить об этом по телефону лицу, которое его вызвало и решить вопрос о времени явки. Если лицо не явилось по вызову и не сообщило о причине неявки,
то в отношении него, полагаем, целесообразно применение принудительного
привода. Если при выполнении принудительного привода будет установлена
уважительная причина неявки, то целесообразно приостановить исполнение
привода, предоставив лицу возможность явиться добровольно по вызову.
Указанный порядок должен действовать при первоначальном вызове свидетеля.
В ч. 3 ст. 113 и ч. 3 ст. 188 УПК РФ закреплена обязанность свидетеля
незамедлительно уведомлять орган, которым они вызывались, о причинах,
препятствующих явке в назначенный срок. Имеются ли достаточные основания для привода свидетеля, если он не уведомил о причинах неявки?
По мнению Б.Б. Булатова, указанная обязанность должна быть разъяснена свидетелю при допросе. Неявка свидетеля в орган, в который он вызван,
122
: Родин А.Ф. Об обеспечении законности вызова и допроса свидетелей на предварительном следствии //. Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград. 1990.
С. 119.
123
Булатов Б.Б. Государственное принуждение… С. 156-157.
71
без уведомления о причинах неявки, не является достаточным основанием
для принятия решения о приводе124. Противоположного мнения придерживается К.В. Задерако, полагающий, что при неуведомлении о причине неявки
следователя, дознавателя или суд в отношении свидетеля может применяться принудительный привод125. В целях разрешения возможного конфликта по
указанному вопросу в повестке необходимо указывать обязанность вызываемого лица уведомить должностное лицо о невозможности явки по уважительным причинам, и последствия неявки126.
Л.Н. Масленникова предлагает в случае неисполнения лицом обязанности сообщить о наличии уважительной причины, препятствующей явке в орган, его вызвавший, привлекать к процессуальной ответственности вызываемое лицо в соответствии со ст. ст. 117, 118 УПК РФ, то есть налагать денежное взыскание127.
Вопрос о наложении денежного взыскания должен решаться в последующем судом при установлении причины неявки. Рассматривать в указанной ситуации необоснованность применения привода нецелесообразно, поскольку свидетель не выполнил возложенных на него обязанностей по сообщению о причинах неявки.
Юридическим основанием применения привода является постановление следователя, дознавателя или судьи или определение суда, которое исполняется органами дознания либо судебными приставами по обеспечению
установленного порядка деятельности судов.
Неисполнение привода свидетелей может поставить принятое решение
под сомнение и привести к его отмене. В частности, на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных, Верховный суд Республики Дагестан вынес оправдательный приговор 19.06.2014 года в отношении Алисултанова И.М., Мамаева К.М-А., Кадилкаева М.Ш., Абдурагимова М.А. Госу124
Булатов Б.Б. Государственное принуждение …С. 158.
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения… С. 76-89.
126
Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве. М., 1998. С. 123.
127
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 261.
72
125
дарственные обвинители М.Р. Алиев и Д.Ш. Семцов подали апелляционное
представление, в котором указали в числе оснований для отмены приговора
то, что в суде заявлялись ходатайства о принудительном приводе свидетелей
обвинения Г. и И. Постановление о приводе не было исполнено, свидетели
не опрошены, показания указанных свидетелей не оглашены. Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор своим определением от 6 ноября 2014 года128.
Осуществление привода осуществляется в соответствии с Инструкцией
о порядке осуществления привода129, регулирующей порядок деятельности
сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих привод лица. Исполнение постановлений о приводе возложено на судебных приставов и на участковых уполномоченных милиции (полиции)130.
Согласно п. 11 указанной Инструкции сотрудники полиции, осуществляющие привод, обязаны достоверно установить личность лица, подвергаемого приводу, на основании имеющихся в постановлении (определении) о
приводе сведений. Если в постановлении (определении) о приводе отсутствуют отдельные данные, позволяющие установить это лицо или место его
пребывания, и восполнить их не представилось возможным, орган внутренних дел немедленно извещает об этом инициатора привода.
При осуществлении привода постановление о приводе должно быть
перед его исполнением предъявлено лицу, которое подвергается приводу, что
должно быть удостоверено его подписью согласно ч. 4 ст. 113 УПК РФ. В
случае отказа от подписи лица, подлежащего приводу, сотрудником полиции
либо старшим группы сотрудников полиции, исполняющим привод, в постановлении (определении) о приводе делается соответствующая запись.
128
Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 06.11.2014 № 20АПУ14-33сп // СПС «КонсультантПлюс».
129
Инструкция о порядке осуществления привода: Утверждена Приказом МВД РФ от 21.06.2003 №
438 // СПС «КонсультантПлюс».
130
О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции: Приказ
МВД России от 16 сентября 2002 года № 900 // СПС «КонсультантПлюс».
73
Отсутствие постановления о приводе либо непредъявление постановления о приводе лицу, ему подвергающемуся, могут повлечь признание действий сотрудников, исполняющих привод, незаконными131.
Сотрудники, осуществляющие привод, не должны допускать действий,
унижающих честь и достоинство лица, подлежащего приводу, но они обязаны проявлять бдительность, чтобы исключить причинения себе или окружающим какого-либо вреда.
При осуществлении привода недопустимо чрезмерное насилие, оскорбление и унижение человеческого достоинства лица, подлежащего приводу132. Однако, правильно мнение З.Ф. Ковриги, что принудительность привода предполагает право лиц, исполняющих постановление о приводе, силой
доставлять лиц, отказывающихся подчиниться добровольно133.
При наличии обстоятельств, препятствующих осуществлению привода,
к рапорту прилагаются копии документов, подтверждающие указанные обстоятельства. При невозможности осуществления привода в указанные в постановлении о приводе сроки, а также в случае отсутствия лица либо его
представителя, подлежащего приводу, руководитель немедленно извещает об
этом инициатора привода с указанием обстоятельств, препятствующих исполнению постановления о приводе. К обстоятельствам, препятствующим
исполнению привода, относятся уважительные причины неявки лица по вызову; не обнаружение лица, либо установление факта его выезда с места жительства и т.п.
Дискуссионным является вопрос о времени исполнения привода. Согласно ч. 5 ст. 113 УПК РФ применение принудительного привода в ночное
время допустимо только в случаях, не терпящих отлагательств, которые в
УПК РФ не определены. В остальных случаях привод может осуществляться
131
См.: Пункт 7 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 г. за первый
квартал 2005 г. (БВС РФ. 2005. № 10), Постановление Верховного Суда РФ от 16 декабря 2004 г. № 18-ад043 // СПС «КонсультантПлюс».
132
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / Под ред. И.Л. Петрухина и
И.Б. Михайловской. М.: Проспект. 2011. С. 290.
133
Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975. С. 138-139.
74
в дневное время. Под случаями, не терпящими отлагательств, следует понимать период производства неотложных следственных действий, либо период
решения вопроса о применении меры пресечения в случаях, когда лицо было
задержано на последующем этапе расследования. В каждом конкретном случае указанный период должен определяться индивидуально.
Здесь же возникает и вопрос о возможности применения привода в выходные и праздничные дни. По мнению С.П. Щербы и О.А. Зайцева, исключается вызов свидетелей в выходные дни134. Указанное положение небесспорно, поскольку есть календарный выходной день, есть выходной день для
конкретного человека, работающего по определенному графику. Указанные
дни не совпадают. Поскольку человек, в силу профессии, может работать
именно по календарным выходным дням, то в обычные дни для него будет
выходной. Буквальное толкование недопустимости вызова свидетеля в выходной день исключит возможность для него явиться, чтобы дать показания,
хотя может возникнуть ситуация, что для следователя и свидетеля более
комфортно встретиться для производства следственного действия именно в
календарный выходной день. Например, свидетелю есть с кем оставить ребенка или не нужно отпрашиваться с работы. Поэтому исключение вызова в
выходной день представляется нецелесообразным. Поскольку привод осуществляется в результате невыполнения свидетелем возложенных на него обязательств по явке, полагаем, что допустимо его подвергнуть принудительному приводу в выходной день.
Следует наложить запрет на осуществление привода свидетеля в
праздничные дни, поскольку праздничный день изначально не предполагает
работу следователя по уголовному делу, так как государство предоставило
отдых гражданам, в том числе тем, кто должен осуществлять привод. Выполнение дежурными нарядами органов дознания принудительных приводов недопустимо, это не входит в их компетенцию. В случае новогодних каникул
134
Щерба С.П., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996.
С. 17.
75
или майских праздников, когда праздничные дни объединяются с длительными выходными, исключить
осуществление привода следует только в
праздничные дни (1, 7 января, 1,9 мая). В выходные дни полагаем возможным осуществление привода.
Законодатель по-разному определяет перечень лиц, не подлежащих
приводу. Согласно ч. 6 ст. 115 УПК РФ не подлежать приводу: несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что
подлежит удостоверению врачом.
По мнению К.В. Задерако, возраст свидетелей и потерпевших, не подлежащих приводу, должен быть поднят до 16 лет, кроме того предлагается
установить федеральным законом круг лиц, которые не могут подвергаться
приводу135.
Следует согласиться частично с мнением автора в том, что несовершеннолетние свидетели и потерпевшие в возрасте до 16 лет не могут подвергаться приводу без законных представителей. Соответственно для них должен быть установлен иной порядок применения привода. В отношении установления категории лиц, которая не может подвергаться приводу в качестве
свидетеля в силу федерального закона, мы согласиться не можем. В уголовном процессе должен действовать принцип равенства, заигрывание с лицами,
занимающими определенные должности, наносит немалый ущерб, приводит
к развалу уголовных дел, поэтому наличие льгот и привилегий в указанном
случае представляется неоправданным.
Одновременно следует обратить внимание, что законодатель обошел
наиболее незащищенную категорию граждан, это родители, имеющие несовершеннолетних детей, либо тяжелобольных родственников. Вряд ли можно
согласиться с тем, что можно подвергнуть приводу женщину, у которой
больной ребенок, с которым они проживают вдвоем. Если на иждивении находится тяжелобольной человек, которого невозможно оставить одного, то
135
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения… С. 76-89.
76
применять привод не просто жестоко, но преступно. В указанных ситуациях
лицо не должно подвергаться приводу.
Законодатель не указал, как должен поступить орган дознания в случаях невозможного применения привода. В законе следует определить порядок
действий представителей органа, исполняющего привод, и свидетеля, к которому применение привода недопустимо. От свидетеля следует отобрать обязательство о явке, а также предупредить, что в случае его нарушения будет
решаться вопрос о наложении денежного взыскания за каждый случай неявки.
Полагаем, что в повестке, направляемой свидетелю, следует указать о
возможности наложения денежного взыскания в случае неявки и применении
привода. Для многих свидетелей это предупреждение будет стимулом для
выполнения возложенных на него обязанностей.
Сложным вопросом, связанным с исполнением привода, является вопрос о проникновении в жилище, в котором может находиться свидетель.
При принятии решения о приводе судьей или судом постановление судьи либо определение суда служат достаточным основанием проникновения в жилище, где находится вызванное и уклоняющееся от явки лицо, для его принудительного доставления судебными приставами в суд.
Если постановление о приводе вынесено дознавателем или следователем, должностные лица органа, исполняющие постановление, вправе войти в
жилище, где находится свидетель, уклоняющийся от явки по вызову, только
с согласия лиц там проживающих или владельцев жилища. Без него они могут быть «захвачены» и доставлены инициатору исключительно вне жилища136.
Для решения указанной проблемы Б.Б. Булатов предложил ввести в ст.
113 УПК РФ положение, предусматривающее получение судебного постановления на производство привода лица при необходимости войти в жилище
136
Булатов Б.Б. Государственное принуждение …С. 161.
77
против воли проживающих в нем лиц. Суд должен рассматривать указанное
ходатайство в порядке ст. 165 УПК РФ137.
Данное положение оспаривается С.В. Шевелевой, предлагающей обязательную судебную проверку законности и обоснованности привода, связанного с проникновением в жилище без согласия проживающих в нем
лиц138. Обе позиции являются небесспорными.
Наличие постановления о производстве привода, вынесенное следователем или дознавателем, должно быть достаточным для того, чтобы проникнуть в жилище в целях реализации постановления. Если лицо полагает, что
действия сотрудников органа дознания были незаконны, то может обжаловать их в судебном порядке. Полагаем излишним получение судебного постановления на применение привода, поскольку указанный порядок приводит
к необоснованной волоките. Если свидетеля не застанут дома, то следователь
должен будет вновь идти в суд за постановлением? Такая ситуация может
длиться бесконечно.
Следует предусмотреть положение в УПК РФ, о сохранении в материалах уголовного дела постановления о применении привода в отношении свидетеля. Его наличие характеризует отношение свидетеля к своим обязанностям, информацией о возможном его поведении.
Наложение ареста на имущество свидетелей.
Институт наложения ареста на имущество обусловлен потребностью
общества обеспечить восстановление имущественных прав лица, нарушенных совершением против него преступления. Следует поддержать мнение
И.Л. Петрухина, С.А. Шейфера, В.Б. Искандирова139, что наложение ареста
на имущество имеет двойственный характер, так как, с одной стороны, эта
мера принуждения, а с другой – мера, направленная на собирание и исследо-
137
Булатов Б.Б. Государственное принуждение …С. 164.
Шевелева С.В. Уголовно-процессуальное принуждение, связанное с физическим воздействием, и
гарантии его законности и обоснованности: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006. С.
8.
139
Искандиров В.Б. Наложение ареста на имущество в уголовном процессе: Автореф. … дис. канд.
юрид. наук. Челябинск, 2012. С. 14-15.
78
138
вание фактических данных с целью получения доказательств по уголовному
делу. Целями наложение ареста на имущество являются: 1) обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска; 2) обеспечение других имущественных взысканий; 3) обеспечение возможной конфискации имущества,
указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.
Для принятия решения о наложении ареста на имущества необходимо
наличие оснований140: а) фактическое – совокупность сведений, указывающих на причинение преступлением вреда, или возможность применения
имущественных взысканий, а также конфискации имущества, полученного в
результате преступных действий; б) юридическое – судебное постановление
о наложении ареста на имущество.
Понятие и процессуальный статус лица, несущего по закону материальную ответственность за действия подозреваемого и обвиняемого, и других
лиц, у которых находится имущество, указанных в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, в
УПК РФ не определен. Учитывая, что субъектом преступления может выступать несовершеннолетний, то с учетом положений гражданского и семейного
законодательства ответственность за него несут законные представители.
УПК РФ не предусматривает обязанность признания обоих родителей в качестве законных представителей. По уголовным делам в подавляющем большинстве в качестве законного представителя признается один из родителей,
второй по уголовному делу допрашивается в качестве свидетеля без придания ему статуса законного представителя несовершеннолетнего. Несмотря на
отсутствие процессуального статуса законного представителя, родитель является законным представителем несовершеннолетнего в аспекте материального права, для этого не нужно какого-либо процессуального решения, соответственно он несет ответственность за ребенка и его имущество может быть
подвергнуто аресту, несмотря на то, что при производстве по уголовному делу он обладает статусом свидетеля.
140
Гранин Д.В. Организационно-правовые основы деятельности правоохранительных органов и
должностных лиц по обеспечению наложения ареста на имущество при производстве по уголовным делам:
Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 53-55.
79
Следует обратить внимание на особенности наложения ареста на имущество по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера141. Указанные категории дел можно подразделить на две
группы с учетом ответственности обвиняемого за совершенное преступление. Если обвиняемый совершил преступление, был признан вменяемым, но
заболел психическим расстройством, исключающим дееспособность после
совершения преступления, то законные представители, которые будут вовлечены в уголовное судопроизводство, не должны нести материальную ответственность при решении вопроса о возмещении причиненного ущерба, поскольку они не отвечают за деятельность вменяемого совершеннолетнего лица.
Если лицо было признано невменяемым на момент совершения преступления, то необходимо учитывать причину невменяемости, с учетом которой решать вопрос о возможной материальной ответственности законных
представителей. Если невменяемость возникла в момент совершения преступления, до этого лицо не страдало психическими расстройствами, то законные представители не должны нести материальную ответственность за деятельность указанного лица.
Интересы семьи в уголовном процессе отражают стремление определенной группы людей, связанных между собою отношениями родства, супружества или свойства, общностью быта, а также взаимной моральной и правовой ответственностью, к реализации ими социально значимых функций
при производстве расследования или судебного разбирательства уголовных
дел, а также при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора142. Очень часто имущество, которое подлежит аресту, передается родственникам в целях его сокрытия.
141
Производство о применении принудительных мер медицинского характера – далее по тексту
ППМХ.
142
Дежнев А.С. Охрана интересов семьи и несовершеннолетних в уголовном процессе России: Дис.
… д-ра юрид. наук. Омск, 2013. С. 10.
80
Арест может быть наложен на имущество подозреваемого или обвиняемого, у кого бы оно ни находилось, в частности на долю в совместной
собственности супругов; на имущество, приобретенное обвиняемым (подозреваемым) до вступления в брак; на долю в имуществе крестьянского двора.
Если имеются данные, что совместное имущество супругов было приобретено на средства, добытые преступным путем, арест может быть наложен на
него полностью или в части, превышающей долю данного лица в совместной
собственности143.
В указанной ситуации супруг, на чье имущество будет наложен арест,
изначально обладает статусом свидетеля. С учетом изложенного, следует вывод, что в отношении свидетелей может быть применена такая мера принуждения, как наложение ареста на имущество.
В случае несогласия с арестом имущества, лицо, на чье имущество наложен арест, вправе обжаловать судебное решение о наложении ареста на
имущество в апелляционном порядке, либо обратиться с иском в порядке
гражданского судопроизводства об освобождении ареста на имущество. Учитывая, что решение, постановленное в порядке гражданского судопроизводства, имеет преюдициальную силу в уголовном процессе, полагаем, что следует предусмотреть право обжаловать судебное решение о наложении ареста
на имущество, постановленное в уголовном судопроизводстве, только в вышестоящем суде.
Статья 115 УПК РФ не содержит положений, которые бы регламентировали особенности наложения ареста на имущество у свидетелей, что представляется не совсем правильным. УПК РФ не предусматривает таких участников как лицо, несущее по закону материальную ответственность за действия обвиняемых или подозреваемых и др. Другие лица, у которых находится
имущество, в отношении которого имеются достаточные данные полагать,
что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обви143
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / Под ред. И.Л. Петрухина и
И.Б. Михайловской. М.: Проспект. 2011. С. 292.
81
няемого, также не наделены процессуальным статусом, и защита их прав может осуществляться с использованием аналогии.
Указанные лица должны обладать процессуальным статусом, либо это
статус законного представителя, как лица, несущего материальную ответственность за действия другого лица, либо это статус свидетеля, как лица, которое не имеет непосредственной связи с совершенным преступлением, но
обладает информацией об обстоятельствах, которые с ним связаны, в связи с
чем вызывается для дачи показаний. Наложение ареста на имущество свидетеля осуществляется при наличии указанных оснований. Обладая статусом
свидетеля, лицо, у которого наложен арест на имущество, может защитить
свои права и законные интересы путем реализации предоставленных свидетелю прав. Свидетель обязательно должен быть допрошен об имуществе, на
которое наложен арест, а также ему следует разъяснить основания для принятия указанного решения, процессуальный порядок обжалования принятого
решения.
Наложение денежного взыскания на свидетеля.
Изменение отношения к деятельности правоохранительных и судебных
органов обусловило уклонение граждан от участия в уголовном судопроизводстве. Очевидцы преступлений не желают выступать в качестве свидетелей
по уголовным делам. В связи с чем возникла необходимость поиска эффективных способов воздействия на участников уголовного судопроизводства в
целях обеспечения их надлежащего поведения.
Законодатель рассматривает денежное взыскание в качестве процессуального средства обеспечения надлежащего поведения участников уголовного судопроизводства.
В рамках досудебного производства возможность наложения или фактическое применение денежного взыскания способствуют надлежащему выполнению участниками уголовного процесса возложенных на них обязанностей, повышая эффективность досудебного производства. Возможность наложения денежного взыскания за нарушение порядка в судебном заседании
82
обеспечивает его проведение в установленном законом порядке и служит
средством укрепления авторитета суда и судебной власти в целом144.
Основания наложения денежного взыскания регламентируются положениями ст. 117 УПК РФ. Указанная норма УПК РФ представляется неконкретной, в ней отсутствует перечень участников уголовного судопроизводства, которые могут быть подвергнуты денежному взысканию. Не конкретизированы предполагаемые нарушения как основания для его применения.
Для определения перечня участников уголовного судопроизводства, в
отношении которых может быть применена иная мера принуждения в виде
денежного взыскания, следует ст. 117 УПК рассматривать в системном толковании с ч. 2 ст. 111 УПК, где указано, что в случаях, предусмотренных
УПК РФ, и на свидетеля, может быть наложено денежное взыскание.
Отсутствие четкого указания в УПК РФ круга лиц, которые могут быть
подвергнуты денежному взысканию, вызывает вопросы у судей и сотрудников правоохранительных органов в их понимании, а также основании и порядке применения указанной меры принуждения.
Статья 117 УПК РФ основанием для наложения денежного взыскания
рассматривает невыполнение участником процессуальных обязанностей,
предусмотренных УПК РФ, либо нарушение им порядка в судебном заседании. Для сравнения денежное взыскание предусмотрено только ч. 4 ст. 121
УПК РБ и накладывается лишь на личного поручителя за совершение подозреваемым или обвиняемым действий, которые должен был предупредить поручитель145.
По мнению ряда авторов, денежное взыскание может быть наложено на
любого участника уголовно-процессуальной деятельности146. Другие полагают, что денежное взыскание может быть наложено на потерпевшего, сви144
Николюк В.В., Гафизов М.Х. Рекомендации по применению норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих основания и порядок наложения денежного взыскания
при производстве по уголовным делам (ст. ст. 103, 105, 111, 117-118, 258) // Законодательство и практика,
2007. № 1. С. 42.
145
Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь … С. 105.
146
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Д.Н.
Козак, Е.Б. Мизулиной. М. 2002. С. 269.
83
детеля, иных участников уголовного судопроизводства в случаях их уклонения от явки по вызову органов расследования или суда147. Некоторые авторы,
по-разному ограничивая круг лиц, на которых может быть наложено денежное взыскание, однозначно относят к их числу свидетелей148
Исходя из оснований наложения денежного взыскания следует вывод:
ненадлежащее выполнение возложенных законом обязанностей, предполагает возможность наложения денежного взыскания в отношении свидетелей,
которые не выполняют обязанности, указанные в ст. 56 УПК РФ.
Свидетель отнесен к иным участникам уголовного процесса. На него
логично может быть наложено денежное взыскание, но следует обратить
внимание, что ст. 56 УПК РФ не содержит обязанностей свидетеля, а в ч. 7
указанной статьи предусмотрено применение только принудительного привода в случае неявки свидетеля по вызову без уважительной причины. Формально отсутствие установленных в законе обязанностей свидетеля не позволяет применить к нему указанную меру принуждения.
Следует установить и те нарушения, которые могут повлечь наложение
денежного взыскания на свидетеля. В этой части вызывает возражение позиция М.Х. Гафизова, предлагающего накладывать денежное взыскание на
свидетеля за нарушение обязанности не разглашать данные предварительного расследования149. Аналогичное мнение высказывает С.А. Воробей, дополняя, что уголовная ответственность за отказ от дачи показаний и за разглашение данных предварительного расследования должна быть заменена на
уголовно-процессуальную150.
Полагаем, что подобный подход необоснован, поскольку он может
спровоцировать распространение информации о данных предварительного
147
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М.,2006. С. 259.
148
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
/ Под общ.ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М. 2012. С. 255.
149
Гафизов М.Х. Денежное взыскание как мера уголовно-процессуального принуждения: Дис. …
канд. юрид. наук. М., 2007. С.10-11;
150
Воробей С.А. Меры уголовно-процессуального принуждения: сущность, назначение, критерии
обоснованности применения в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
М., 2009. С. 10.
84
расследования, либо создать порочную практику отказа от дачи показаний,
поскольку размер денежного взыскания не всегда удержит лицо от выполнения возложенного на свидетеля обязательства.
Учитывая содержание ст. 117 УПК РФ в каждом случае, когда возникает вопрос о привлечении участника уголовного процесса, в том числе свидетеля, к ответственности в виде наложения на него денежного взыскания, необходимо установить факт процессуального нарушения, который вытекает из
необходимости выполнять определенные обязанности, в том числе виновность свидетеля в их невыполнении.
Исходя из системного толкования положений ст. 56, ст. 117, ст. 258
УПК РФ свидетель имеет следующие обязанности: не уклоняться от явки по
вызову дознавателя, следователя, суда; не давать заведомо ложных показаний; не отказываться от дачи показаний; не разглашать данных предварительного расследования; не нарушать порядок судебного заседания; подчинятся распоряжениям председательствующего; подчиняться распоряжениям
судебного пристава.
Учитывая, что ст. 56 УПК РФ не содержит перечня обязанностей свидетеля, чтобы определить их наличие в указанной норме, следует провести
анализ прав свидетеля и запрета на недопустимость выполнения конкретных
действий. Запреты определены в ч. 6 указанной статьи. Запрету совершения
конкретных действий корреспондирует обязанность совершать другие действия. Например, п. 1 ч. 6 гласит, что свидетель не вправе уклонятся от явки по
вызову дознавателя, следователя, суда, соответственно, он обязан явиться по
указанным вызовам и т.д.
Для принятия решения о наложении денежного взыскания за нарушение обязанностей свидетелем следует установить, что он имел возможность
их выполнить151.
При анализе оснований для наложения денежного взыскания по УПК
РФ на свидетеля возникают следующие проблемы. Установить, обладало ли
151
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения … С. 11-12.
85
лицо статусом свидетеля можно только в случае, если оно было допрошено в
качестве свидетеля и ему разъяснялись его права и обязанности. Если оно не
являлось по вызову, ему не разъяснялся его статус, доказать наличие у лица
статуса свидетеля будет невозможно. Таким образом, неявка по вызову свидетеля, который не был допрошен в указанном качестве, усложняет возможность применения принудительного привода, поскольку следователю или
дознавателю при наличии жалобы указанного свидетеля будет необходимо
доказать, что он знал о наличии у него указанного статуса, в противном случае доказать невыполнение им своих обязанностей будет проблематично.
Уклонение свидетеля от явки по вызову дознавателя, следователя, суда
как основание для наложения денежного взыскания должно быть четко установлено. Во-первых, необходимо установить, что свидетель своевременно
получил повестку или иное уведомление о явке; во-вторых, не было объективных причин для неявки по вызову; в-третьих, не было субъективных уважительных причин неявки. К объективным причинам относятся различные
форс-мажорные обстоятельства, проблемы транспортного сообщения и т.п. К
уважительным субъективным причинам относятся: болезнь, наличие иждивенца, которого нельзя оставить одного в виду возраста или заболевания и
т.п.
На практике, при наложении денежного взыскания на свидетеля за его
неявку в суд не всегда исследуются обстоятельства, в силу которых он не
явился в зал судебного заседания. Кроме того не учитывается ситуация, связанная с неоднократным отложением проведения следственного действия
или судебного заседания. Свидетель приходит, ему отмечают повестку, а через некоторое время вновь вызывают. Когда он перестает приходить, полагая, что снова придет бессмысленно, то его подвергают приводу. В указанной
ситуации следователь и суд должны анализировать причины неявки свидетеля и учитывать не только его вину, но и свою.
Обязанность давать правдивые показания определяет введение запрета
на дачу заведомо ложных показаний, который определен в п. 2 ч. 6 ст. 56
86
УПК РФ свидетелем. В указанном пункте установлен запрет на отказ свидетеля от дачи показаний. Возникает вопрос о возможности наложения денежного взыскания на свидетеля за нарушение обязанности давать правдивые
показания и не отказываться от дачи показаний. Свидетель несет уголовную
ответственность за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Двойная ответственность недопустима, поэтому при привлечении к
уголовной ответственности за указанные действия невозможно применение
уголовно-процессуальной санкции в виде наложения денежного взыскания.
По мнению ряда авторов, если свидетель освобождается от уголовной
ответственности за дачу заведомо ложных показаний в соответствии с примечанием к ст. 308 УК РФ, то дознаватель, следователь могут направить в
суд постановление о прекращении уголовного преследования, в описательной части которого обязательно излагаются обстоятельства дачи заведомо
ложных показаний свидетелем и ходатайство о рассмотрении постановления
для решения вопроса о наложении денежного взыскания на свидетеля. В подобных случаях составление протокола о нарушении, как это предусмотрено
ст. 118 УПК РФ, не требуется152.
Вопрос о возможности наложения денежного взыскания на свидетеля
за дачу заведомо ложных показаний представляется очень дискуссионным.
Для того, чтобы решать вопрос о наложении денежного взыскания за совершение данного действия, свидетель должен быть уведомлен о наступлении
возможных последствий, его ведь предупреждают только о возможном наступлении уголовной ответственности, но ничего не говорят о наложении
уголовно-процессуальных взысканий. Соответственно, если возможно наложение денежного взыскания за дачу заведомо ложных показаний свидетелем,
то, во-первых, он должен быть предупрежден об этом, во-вторых, должны
быть разграничены основания уголовной и уголовно-процессуальной ответственности.
152
Николюк В.В., Гафизов М.Х. Рекомендации по применению норм … С. 43.
87
Денежное взыскание за дачу заведомо ложных показаний может быть
наложено только в случае, если лицо изначально давало их в ходе предварительного расследования, а в последующем под действием представленных
ему по делу доказательств вынуждено было сказать правду. В указанной ситуации следует четко разграничивать заведомо ложные показания свидетеля
и заблуждения свидетеля, при наличии последних денежное взыскание не
может быть наложено, если же будет доказано, что лицо заведомо давало
ложные показания, то в отношении него может быть применена указанная
мера. Наложение денежного взыскания за дачу заведомо ложных показаний в
ходе предварительного расследования, на наш взгляд, является превентивной
мерой. Однако из числа изученных уголовных дел, нам не встречалось ни
одного дела, где бы она применялась в рассматриваемой ситуации. При даче
заведомо ложных показаний в судебном заседании вопрос должен решаться
только о привлечении к уголовной ответственности.
К обязанности свидетеля относится недопустимость отказываться от
дачи показаний. Согласно примечанию к ст. 308 УК РФ свидетель не подлежит ответственности за отказ от дачи показаний против себя, своего супруга
и близких родственников, что соответствует положениям Конституции РФ.
Кроме того, от дачи показаний могут отказаться лица, указанные в ч. 3 ст. 56
УПК РФ, и иные лица, обладающие иммунитетами153.
Согласно п. 3 ч. 6 ст. 56 УПК РФ свидетель не вправе разглашать данные предварительного расследования, которые стали ему известны в связи с
участием в уголовном деле. За нарушение этой обязанности, если свидетель
предупрежден об уголовной ответственности по ст. 310 УПК РФ, он несет
уголовную ответственность. Двойное наказание недопустимо.
В соответствии с ч. 1 ст. 258 УПК РФ денежное взыскание может быть
наложено, в том числе на свидетеля, присутствующего в зале судебного заседания за: нарушение порядка в судебном заседании; неподчинение распоря153
Лукошкина С.В. Иммунитеты в российском уголовном судопроизводстве. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. С.7-45.
88
жениям председательствующего; неподчинение распоряжениям судебного
пристава.
В отношении наложения денежного взыскания за нарушение порядка в
зале заседания в указанном случае следует учесть с позиций системного толкования то, что ст. 258 УПК РФ предусматривает наложение денежного взыскания не на участника процесса, а на лицо, присутствующее в зале, в качестве которого при расширительном толковании можно рассматривать любое
лицо, при узком толковании свидетели в их число не подпадают.
Нарушение порядка в судебном заседании, которое является основанием для наложения денежного взыскания, предполагает нарушение регламента
судебного заседания, четко урегулированного законом, а также правил поведения в суде свидетелей, соблюдение общепринятых норм поведения.
Нарушение порядка в судебном заседании, влекущее за собой наложение денежного взыскания, не является тождественным административному
правонарушению или уголовному преступлению, а является частным случаем применения положений ст. 117 УПК РФ154.
При установлении факта административного правонарушения свидетелем судья должен направить материалы, подтверждающие факт совершения
в зале судебного заседания деяния, квалифицируемых как мелкое хулиганство, соответственно начальнику ОВД по месту производства по делу об административном правонарушении.
Полагаем,
что
разграничение
административной
и
уголовно-
процессуальной ответственности за нарушение порядка судебного заседания
представляется обоснованным, поскольку позволяет четко и своевременно
отреагировать на нарушение и привлечь к ответственности виновное лицо.
Самостоятельным основанием наложения денежного взыскания является, исходя из положений ч. 1 ст. 258 УПК РФ неподчинение распоряжению
председательствующего. Предполагается, что неподчинение распоряжению
председательствующего имеет вторичный характер, поскольку председатель154
Гафизив М.Х. Денежное взыскание как иная мера… С. 12.
89
ствующий должен прореагировать на нарушение порядка свидетелем, после
чего он отдает соответствующее распоряжение.
Следует различать сделанное судьей предупреждение свидетелю или
иному участнику судебного разбирательства в связи с нарушением ими установленных законом правил поведения в суде, от распоряжения судьи. Внимание лица на ненадлежащее поведение обращается предупреждением, ему
разъясняются последствия продолжения противозаконных действий.
Распоряжение председательствующего в судебном заседании сводится
к требованию либо прекратить либо выполнить определенные действия участником судебного заседания или присутствующим в зале суда лицом. Невыполнение распоряжения судьи служит основанием для наложения на лицо
денежного взыскания в случаях, когда неподчинение связано с нарушением
установленного порядка в судебном заседании.
В связи с тем, что основания и процедура привлечения к ответственности за нарушение порядка в судебном заседании или неподчинение распоряжениям председательствующего в рамках уголовного судопроизводства регламентированы УПК РФ, недопустимо за указанные действия привлекать
правонарушителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.3 КоАП
РФ155.
Основанием наложения денежного взыскания на свидетеля в том числе
является согласно ч. 1 ст. 258 УПК РФ неподчинение распоряжениям судебного пристава. Согласно ст. 11 Федерального закона «О судебных приставах»156судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов отвечает в судах за безопасность судей, заседателей, участников
судебного процесса и свидетелей, выполняет распоряжение председательствующего в судебном заседании, связанные с соблюдением порядка в суде,
выполняет решения суда о применении к подсудимому и другим гражданам
155
Постановление Заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 31 января 2006 г. № 41-ад05-5
// СПС «КонсультантПлюс».
156
Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О судебных приставах» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3590.
90
мер процессуального принуждения. Распоряжения судебного пристава в зале
судебного заседания обязательны для всех находящихся там лиц. Требование
судебного пристава прекратить действия, нарушающие установленные в суде
правила, может быть направлено как на выполнение отданного распоряжения
судьи, так и исходить от судебного пристава самостоятельно. Отказ подчиниться распоряжениям судебного пристава образует основание для применения к нарушителю адекватных мер воздействия, к которым относится и наложение денежного взыскания.
Следует обратить внимание на конкуренцию норм. Ст. 17.3 КоАП РФ
«Неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава» предусматривает административную ответственность за неисполнение законного распоряжения судьи или судебного пристава о прекращении действий, нарушающих порядок при проведении судебного процесса.
По мнению ряда авторов, в «сфере уголовного судопроизводства в рассматриваемых ситуациях приоритет должен быть отдан порядку, установленному уголовно-процессуальным законом, поскольку, во-первых, указанные правонарушения совершаются в рамках производства по уголовному делу; во-вторых, по правилам, закрепленным в ст. 118 УПК РФ, обеспечивается
оперативное привлечение нарушителей к ответственности»157.
Другие полагают перенести в КоАП нормы, предусматривающие наложение денежного взыскания за невыполнение участниками уголовного
процесса своих обязанностей, ввиду материально-правового характера этой
меры ответственности и в целях обеспечения достаточно четкой процедуры
ее реализации в качестве административного штрафа158.
Указанное предложение вызывает возражение в виду того, что денежное взыскание не является административным штрафом, оно накладывается в
связи с невыполнением процессуальных обязанностей участником уголовнопроцессуальных отношений, в основе наложения денежного взыскания ле157
Николюк В.В., Гафизов М.Х. Рекомендации по применению норм… С. 48.
Чернов Ю.И. Соотношение уголовного судопроизводства с процессуальной формой административной ответственности: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. С.8.
91
158
жит возникший процессуальный конфликт, поэтому нет смысла выделять
указанное производство в административное.
При решении вопроса о наложении денежного взыскания на свидетеля
необходимо учитывать его возраст, хотя законодатель не установил какихлибо ограничений. По мнению К.В. Задерако, денежное взыскание не следует
налагать на лиц, не достигших возраста 16 лет159. Согласно ч. 6 ст. 241 УПК
РФ в зале судебного заседания вправе присутствовать лица, не достигшие
возраста 16 лет, если они не являются участниками процесса, только с согласия председательствующего. Чаще всего лиц, не достигших 16-лет, из зала
судебного заседания удаляют в целях их психологической защиты, наличие
указанного ограничения представляется обоснованным.
В настоящее время процессуальный порядок наложения денежного
взыскания урегулирован статьей 118 УПК РФ. Право наложения денежного
взыскания предоставляется исключительно суду.
Очевидно, что решению вопроса о наложении на свидетеля денежного
взыскания должно предшествовать установление факта неисполнения им
своих процессуальных обязанностей. Этот вопрос может быть решен в судебном заседании.
Законодатель выделяет две формы наложения денежного взыскания.
Первая форма наложения денежного взыскания установлена в ч. 2 статьи 118 УПК РФ, согласно которой, «если нарушение допущено в ходе судебного заседания, то взыскание налагается судом в том судебном заседании,
где это нарушение было установлено, о чем выносится постановление или
определение суда». Очевидно, что предложенный законодателем порядок позволяет представить процедуру наложения денежного взыскания судом за
нарушения, допущенные в ходе судебного заседания, как составляющую
часть деятельности суда по рассмотрению уголовного дела. Решения суда,
выносимые в связи с наложением денежного взыскания, следует рассматривать как промежуточные.
159
Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения… С. 12.
92
На практике нередко возникает вопрос о допустимости обжалования
таких промежуточных решений суда в апелляционном порядке.
Обращает на себя внимание то, что в ч. 3 ст. 389.2 закреплен открытый
перечень обжалуемых процессуальных актов. По мнению исследователей,
это, «с одной стороны, может привести к утрате промежуточного решения,
подлежащему самостоятельному обжалованию, а с другой – к необоснованному обжалованию промежуточного решения при отсутствии для этого надлежащих оснований»160.
На недостатки законодательного регулирования подобных ситуаций
неоднократно обращалось внимание в научной литературе161. Например, в
этой связи справедливой критике подвергается формулировка ч. 2 ст. 389.2. В
этой связи конструктивным видится предложение «о необходимости дополнить ч. 3 ст. 389.2 УПК РФ положением, предусматривающим обжалование
определений (постановлений) о применении иных мер процессуального принуждения»162.
Вторая форма наложения денежного взыскания на участника процесса,
не выполняющего возложенные на него обязанности, определена в ч. 3 ст.
118 УПК РФ. В этой ситуации нарушение обязанностей допускается в процессе предварительного расследования, и его констатация проводится «следователем или дознавателем, которые составляют об этом протокол и направляют для принятия решения в суд. В указанной ситуации суд разрешает
уголовно-процессуальный конфликт, возникший между следователем или
дознавателем и иным участником, который ненадлежащим образом выполнил возложенные на него обязанности»163. Очевидно, что подобный кон160
Резяпов А.А., Каминский А.М. Производство о наложении денежного взыскания в системе уголовного судопроизводства // Вестник Удмуртского государственного университета. Серия: Экономика и
право. 2015. № 5 . Том. 25. С. 139.
161
Пальчикова М.В. Некоторые вопросы обжалования промежуточных судебных решений // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве: Материалы Международ. науч.практ. конф., посвященной памяти д.ю.н., проф. П.А. Лупинской. М., 2011. С. 464-473.
162
Азаров А.А., Константинова В.А. Промежуточные решения суда первой инстанции при осуществления правосудия по уголовным делам: монография. М.: «Юрлитинформ», 2013. С. 158.
163
Резяпов А.А., Каминский А.М. Производство о наложении денежного взыскания в системе уголовного судопроизводства // Вестник Удмуртского государственного университета. Серия: Экономика и
право. 2015. № 5 . Том. 25. С. 140.
93
фликт имеет в своей основе необходимость выполнения определенных процессуальных обязанностей и реализацию процессуальных прав.
Изначально в основе возникшего конфликта лежат урегулированные
УПК РФ отношения между участниками процесса: обязанность выполнения
определенных действий одним участником и право другого решить вопрос о
взыскании за невыполнение обязанностей первым. Действующее уголовнопроцессуальное законодательство закрепляет специальный порядок разрешения подобной конфликтной ситуации через рассмотрение протокола о допущенном нарушении с участием двух сторон в течение 5 суток с момента его
поступления в суд. В судебное заседание вызывается свидетель, в отношении
которого составлен протокол о нарушении и лицо, его составившее. Неявка
свидетеля без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола.
В указанной ситуации свидетель злоупотребил своими правами, нарушив возложенные на него обязанности. Бремя установления факта злоупотребления правом и обоснование данного вывода должно лежать на должностном лице, которое утверждает, что конкретный участник злоупотребил
своими правами, и имеет право принимать процессуально значимые решения
по вопросам пресечения злоупотребления правом, влекущие правовые последствия164.
Такой процессуальный порядок позволяет каждой из сторон реализовать процессуальную возможность отстаивать свою позицию и представлять
для этого необходимые доказательства. Рассмотрев все поступившие материалы, суд выносит решение о наложении денежного взыскания, либо об отказе в таковом. Копия направляется свидетелю и лицу, составившему протокол.
Специфика такого производства связана с тем, что законодатель не закрепил порядок обжалования такого судебного постановления. Вместе с тем,
164
Даровских О.И. Злоупотребление правом в уголовном судопроизводстве России. Челябинск: Цицеро, 2013. С. 72.
94
«порядок и сроки рассмотрения протокола аналогичны, в урегулированной
УПК РФ части, порядку рассмотрения ходатайств и жалоб в порядке ст. 125
УПК РФ. Сравнивая два указанных производства, следует обратить внимание, что в их основе лежат жалобы на допущенные нарушения закона, только в одном случае инициатором выступает участник процесса, не наделенный
властными полномочиями, в другом случае – представитель органа предварительного расследования»165.
Одним из дискуссионных моментов, связанных с наложением денежного взыскания, в том числе на свидетеля, является вопрос о том, может ли
судья, который рассматривал вопрос о наложении денежного взыскания на
свидетеля, в последующем рассматривать уголовное дело по существу. Нецелесообразно рассматривать вопрос об отводе судьи, принимавшем решение о наложении денежного взыскания на свидетеля за невыполнение им
обязанностей, поскольку данная деятельность судьи не может повлиять на
принятие им решения по существу уголовного дела.
Предупреждение свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, и удаление свидетеля из
зала судебного заседания.
Законодатель, кроме наложения денежного взыскания, в части 1 ст. 258
УПК РФ предусмотрел «за нарушение порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава
лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупредить о недопустимости такого поведения либо удалить из зала судебного заседания». Очевидно, что предупреждение о недопустимости конкретного поведения и удаление из зала судебного заседания может быть рассмотрена как мера обеспечения надлежащего порядка в судебном заседании. В связи с этим логично
было бы на законодательном уровне отнести ее к иным мерам уголовнопроцессуального принуждения.
165
Резяпов А.А., Каминский А.М. Производство о наложении денежного взыскания в системе уголовного судопроизводства // Вестник Удмуртского государственного университета. Серия: Экономика и
право. 2015. № 5 . Том. 25. С. 140.
95
Предупреждение лица о недопустимости поведения, нарушающего порядок, и удаление из зала судебного заседания основаны на принуждении.
При предупреждении о недопустимости ненадлежащего поведения на лицо
оказывается психическое воздействие, поскольку человек должен побороть в
себе желание поступить так, как он считает нужным. Введя в уголовнопроцессуальное законодательство указанные меры, законодатель не урегулировал основания и порядок их применения, способы фиксации166.
Рассматривая возможность применения иных мер принуждения за нарушение порядка в судебном заседании, следует обратить внимание на то,
что входит в содержание данного понятия. Исходя из понятия порядка в судебном заседании, можно сделать вывод, что его содержание составляют, вопервых, регламент судебного заседания, установленный ст. 257 УПК РФ; вовторых, общепринятые правила поведения. Если поведение лица «выражает
явное неуважение к обществу, участникам процесса, противоречит нормам
морали и этики, то его следует рассматривать как нарушение порядка в судебном заседании»167.
Общепринятые правила поведения, на наш взгляд, следует считать нарушенными в определенных ситуациях, затрудняющих отправление правосудия. Например, свидетель является в судебное заседание в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в грязной, пачкающей одежде, нецензурно выражается, позволяет выкрики с места и т.д.
Считаем, что порядок предупреждения лица о ненадлежащем поведении должен быть регламентирован на законодательном уровне. Возникает
вопрос: кто должен делать предупреждение? Следует ли указывать в протоколе судебного заседания факт предупреждения в отношении участников и
лиц, присутствующих в зале судебного заседания, о недопустимости поведе-
166
Резяпов А.А. Процессуальный порядок применения предупреждения свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, и удаления свидетеля из зала судебного
заседания // Вестник Удмуртского университета. Серия: Экономика и право. 2015. № 6. Т. 25. С. 180.
167
Резяпов А.А. Процессуальный порядок применения предупреждения свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, и удаления свидетеля из зала судебного
заседания // Вестник Удмуртского университета. Серия: Экономика и право. 2015. № 6. Т. 25. С. 180.
96
ния, нарушающего порядок, либо достаточно только устного предупреждения?
В части 1 ст. 258 УПК РФ указано, что «лицо предупреждается в связи
с неподчинением распоряжениям председательствующего или судебного
пристава». Вполне оправданным видится такой подход, при котором именно
председательствующий делает предупреждение свидетелю. Ведь именно
председательствующий «ведет судебное заседание и является лицом, осуществляющим судебную власть в ходе судебного заседания»168. Возникает вопрос о распоряжении судьи и судебного пристава, невыполнение которого
влечет за собой вынесение предупреждения. В УПК РФ не указано, какие
распоряжения может отдать пристав или судья, невыполнение которых влечет за собой вынесение предупреждения. Полагаем, что они связаны с проявлением у лица надлежащего поведения.
Судебный пристав отдает устное распоряжение, которое, на наш
взгляд, может иметь место только в случае, если судебное разбирательство
еще не началось, либо в перерыве судебного разбирательства, то есть он может сделать распоряжение в зале судебного заседания находящимся там лицам до появления судьи. Председательствующий судья является единственным лицом, руководящим процессом и реализующим судебную власть в судебном заседании.
Поскольку судебный пристав делает распоряжение за рамками судебного разбирательства, то его деятельность регламентируется не нормами
УПК РФ, а ФЗ «О судебных приставах», поэтому в протоколе судебного заседания не указывается принесение распоряжения в связи с ненадлежащим
поведением присутствующих в зале судебного заседания лиц, в том числе
участников процесса. Единственная ситуация, когда в ходе судебного заседания распоряжения о надлежащем поведении может сделать судебный пристав, обусловлена тем, что судья не увидел нарушения порядка, поэтому его
168
Резяпов А.А. Процессуальный порядок применения предупреждения свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, и удаления свидетеля из зала судебного
заседания // Вестник Удмуртского университета. Серия: Экономика и право. 2015. № 6. Т. 25. С. 181.
97
пресек судебный пристав. Например, лицо, присутствующее в зале, попыталось без судебного разрешения записать на видео, либо транслировать через
интернет судебное разбирательство и т.п.
В процессе судебного заседания распоряжение о недопустимости ненадлежащего поведения выносит председательствующий. Невыполнение
распоряжения судьи и судебного пристава должно повлечь за собой вынесение предупреждения169.
Учитывая, что судья, осуществляющий правосудие по уголовному делу, официально от имени государства ведет судебное разбирательство, его
деятельность, особенно связанная с предупреждением лица о недопустимости ненадлежащего поведения, которое может в последующем повлечь за собой удаление из зала судебного заседания или наложение денежного взыскания, имеет официальный характер и должна быть регламентирована уголовно-процессуальным законом.
Предупреждение о недопустимости ненадлежащего поведения, которое
делает судья, должно быть занесено в протокол судебного заседания. Наличие в протоколе записи о предупреждении лица о недопустимости ненадлежащего поведения, будет являться безусловным основанием для применения
к нему при повторном нарушении более жестких мер процессуального принуждения. В протоколе судебного заседания должно быть отражено: кому, по
какой причине судьей было сделано официальное предупреждение о недопустимости ненадлежащего поведения в судебном заседании.
Удаление из зала судебного заседания, в отличие от предупреждения,
связано с применением физического принуждения. Удаление из зала судебного заседания может иметь место как в отношении участника процесса, так
и в отношении лица, присутствующего в зале заседания и не являющегося
участником процесса.
169
Резяпов А.А. Процессуальный порядок применения предупреждения свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания, и удаления свидетеля из зала судебного
заседания // Вестник Удмуртского университета. Серия: Экономика и право. 2015. № 6. Т. 25. С. 182.
98
В отношении свидетелей законодатель предусмотрел два вида удаления
из зала судебного заседания:
1) удаление из зала судебного заседания на основании ч. 1 ст. 264 УПК
РФ в процессе подготовки дела к судебному разбирательству до начала допроса свидетеля;
2) удаление из зала судебного заседания на основании ч. 1 ст. 258 УПК
РФ в связи с нарушением порядка в зале судебного заседания170.
Применение удаления из зала судебного заседания до начала допроса
не является мерой процессуального принуждения, а является составной частью процессуальной формы судебного разбирательства, установленной ст.
264 УПК РФ. Удаление свидетеля из зала судебного заседания обусловлено
необходимостью исключить возможность оказания на него негативного воздействия показаниями других участников, которые будут давать показания
ранее него. Может ли возникнуть ситуация, когда свидетель станет отказываться от удаления из зала судебного заседания до начала его допроса? Учитывая установленный регламент производства в суде первой инстанции, отказ свидетеля удалиться из зала судебного заседания должен рассматриваться
как нарушение порядка судебного заседания, поэтому судья должен первоначально сделать предупреждение и только после этого решать вопрос о принудительном удалении.
Удаление из зала судебного заседания является альтернативной иной
мерой принуждения, как иная мера процессуального принуждения оно в соответствии с ч. 1 ст. 258 УПК РФ применяется по решению председательствующего с занесением в протокол судебного заседания. В УПК РФ порядок
его применения не прописан.
Удаление может повлечь негативные последствия как для лица, которое было удалено, так и для судебного разбирательства. Необоснованно удаленный из зала судебного заседания свидетель может подать жалобу на на170
Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров / Под ред. В.А. Давыдова и В.В. Ершова.
М., 2017. С. 235.
99
рушение принципа гласности, что по формальным основаниям может повлечь за собой отмену постановленного судебного решения. Считаем, что
удаление из зала судебного заседания во время судебного процесса свидетеля или иное лицо возможно только на основании занесенного в протокол решения председательствующего.
По мнению С.В. Бородина и Б.Т. Безлепкина, для удаления из зала судебного заседания свидетеля и других участников требуется судебное определение171.
Считаем, что указанное судебное постановление выносится непосредственно в зале судебного заседания в виде записи в протоколе судебного заседания, оно не должно подлежать обжалованию в случае, если в последующем при надлежащем поведении свидетеля ему позволяют находиться в зале
судебного заседания. Учитывая, что судебное заседание проводится в гласном порядке, то запретить посещение процесса в полном объеме свидетелю
не представляется возможным. В противном случае у него возникнет право
на обжалование судебного решения.
Применение иных мер уголовно-процессуального принуждения к
несовершеннолетним свидетелям.
Свидетелем по уголовному делу может выступать лицо, не достигшее
возраста совершеннолетия. Поэтому в практике следственных органов и суда
в ряде случаев возникает потребность в применении процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям. Однако сразу же возникает
много вопросов, которые затрудняют реализацию указанной потребности.
К сожалению отечественный законодатель не закрепил специфику
применения иным мер принуждения в отношении несовершеннолетних. Нет
в УПК РФ и прямых указаний на то, какие из мер можно применять к данным
субъектам.
171
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Изд-во Проспект, 2012. С. 391-392.
100
Согласимся с авторами, которые справедливо пишут, что: «Обязательство о явке как иная мера принуждения согласно ст. 112 УПК РФ не имеет
никаких возрастных ограничений для ее применения. Возникает вопрос о
корректности применения указанной меры к несовершеннолетним свидетелям»172. Хотя в норме закрепленной в ч. 4 ст. 191 УПК РФ и предусмотрена
обязательность привлечения психолога, в случае производства следственных
действий с участием свидетелей, не достигших возраста 16 лет, но при этом
нет указания на обязательность участия законного представителя. Считаем,
что обеспечение явки несовершеннолетнего свидетеля как процессуальная
обязанность должна быть возложена на законных представителей несовершеннолетнего свидетеля. П. 12 ст. 5 УПК РФ дает исчерпывающие разъяснения по вопросу, кого считать законным представителем несовершеннолетнего.
Такой подход оправдан в силу здравого смысла. Именно законные
представители несовершеннолетнего (его родители, опекуны, попечители)
«несут ответственность за ребенка, они должны знать, что их ребенок является свидетелем по уголовному делу и приглашается для участия в следственных действиях, поэтому вопрос о явке несовершеннолетнего свидетеля должен быть согласован с его родителями или законными представителями»173.
Нормы действующего законодательства не предусматривают отобрания у несовершеннолетнего свидетеля обязательства о явке. Целесообразно изменить
редакцию ст. 112 УПК РФ за счет введения в нее третьей части, закрепляющей обязанность законного представителя обеспечить явку несовершеннолетнего свидетеля, о чем законным представителем дается обязательство.
Таким образом, обязанность по обеспечению явки будет возложена на
тех лиц, которые по закону несут ответственность за поведение несовершеннолетнего.
172
Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал. 2015. № 8 (87). С. 231.
173
Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал. 2015. № 8 (87). С. 231.
101
Рассматривая возможность применения принудительного привода в
отношении свидетелей, нельзя не отметить и то обстоятельство, что ч. 6 ст.
113 УПК РФ закрепляет круг лиц, в отношении которых не может быть применена указанная мера принуждения. К таким лицам, в том числе обладающим процессуальным статусом свидетеля, относятся и несовершеннолетние,
не достигшие возраста четырнадцати лет.
Целесообразность данной нормы вызывает большие сомнения и создает предпосылки для нарушения прав и законных интересов несовершеннолетних. Получается, что уголовно-процессуальным законом установлено
лишь одно ограничение относительно привода несовершеннолетних – не
достижение возраста 14 лет. Дополнительные гарантии защиты несовершеннолетних законом не предусмотрены, что представляется неправильным174.
Несовершеннолетний свидетель может приглашаться к следователю,
дознавателю или в суд различным образом. Однако при этом не решенным
остается вопрос о том, может ли несовершеннолетний свидетель быть подвергнут приводу без уведомления его законных представителей, и как поступить в ситуации, когда законный представитель возражает против привода.
Согласимся с позицией, согласно которой «при возражении родителей,
несовершеннолетний свидетель не может быть подвергнут приводу. Обязанность по обеспечению явки в указанном случае должна возлагаться на родителей. От них следует отбирать в установленной УПК РФ форме обязательство об обеспечении явки несовершеннолетнего. Если законные представители не выполняют обязательство, то следует выносить постановление о
применении принудительного привода в отношении законного представителя
и несовершеннолетнего. Подобный подход обеспечивает соблюдение прав
несовершеннолетних»175.
174
Стежко Д.А. Применение к несовершеннолетним участникам уголовного судопроизводства мер
процессуального принуждения // Актуальные проблемы судебной власти, прокурорского надзора, правоохранительной и правозащитной деятельности, уголовного судопроизводства: Сб. науч. ст. Краснодар: Просвещение-Юг. 2013. С. 236.
175
Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал. 2015. № 8 (87). С. 232.
102
Традиционно и в литературе и на практике не вызывает возражений то,
что принудительному приводу нельзя подвергать свидетеля - беременную
женщину. Но при этом открытым остается вопрос о возможности принудительного привода женщины, которая имеет ребенка, не достигшего определенного возраста. В этой связи ряд исследователей предлагают закрепить дополнительно уважительную причину «неявки: наличие несовершеннолетних
детей дошкольного возраста, которых женщина, подлежащая приводу, воспитывает одна; болезнь несовершеннолетнего, требующего постоянного ухода за ним; наличие у лица на иждивении лиц, требующих постоянного ухода…»176.
В связи с изложенным выше представляется разумным внесение соответствующих изменений в УПК РФ за счет включения в ч. 6 ст. 113 нормы,
недопускающей привод женщин, имеющих малолетних детей, не достигших
семилетнего возраста. Ситуация принудительного привода матери может
стать психотравмирующей для малолетнего ребенка, а отрыв от матери может негативно сказаться на его здоровье. Недопустимо подвергать приводу
мать и вместе с ребенком, поскольку травма, которая будет нанесена психике
ребенка, практически невосполнима.
Следует указать и на то, что не ясным остается значение и сущность
понятия «больной, который по состоянию здоровья не может оставлять место
своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом». Очевидно врач
должен удостоверять наличие заболевания у лица путем предоставления листа нетрудоспособности, что и будет являться официальным подтверждением
невозможности осуществления в отношении лица принудительного привода.
Спорным является вопрос о том, какими именно документами можно подтвердить, что лицо не может быть допрошено по состоянию здоровья. Полагаем, что следовало бы ограничиться «больничным листом», исключив из такого потенциального перечня иные документы.
176
Щенина Т.Е. Производство предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях, совершенных женщинами: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. С. 8.
103
В ситуации, когда у свидетеля отсутствует «больничный лист», но он
жалуется на плохое самочувствие, препятствующее его явке на допрос, целесообразно вызывать врача для решения вопроса о том, возможен ли принудительный привод. При этом медицинский диагноз не должен приниматься во
внимание, а должна учитываться только неспособность по медицинским основаниям осуществлять трудовую деятельность.
Следует обратить внимание и на ситуацию, в которой несовершеннолетний свидетель ухаживает за своим законным представителем в связи с его
тяжелой болезнью, что может быть законным основанием для недопустимости его привода.
Весьма спорным остается вопрос о допустимости наложения денежного взыскания на несовершеннолетнего свидетеля. Очевидно, что «денежное
взыскание применяется к участникам уголовного судопроизводства в связи с
ненадлежащим выполнением ими возложенных законом обязанностей или
нарушением порядка в судебном заседании»177.
Согласимся с исследователями, предлагающими всех свидетелей, не
достигших возраста совершеннолетия разделить не несколько групп, «в зависимости от процессуальных особенностей их участия в производстве по уголовному делу»178.
1. Группа несовершеннолетних, которые, по сути, являются малолетними субъектами. Сюда предлагается включить всех несовершеннолетних,
не достигших четырнадцатилетнего возраста. Данные свидетели не могут
быть привлечены к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Предполагается, что свидетельские показания от них могут быть
получены в присутствии педагога (психолога) с согласия законного представителя. При этом, «отказ малолетнего от дачи показаний и от явки в органы
предварительного расследования или в суд не может повлечь за собой нало-
177
Латыпов В.С. Иные субъекты (участники) уголовного судопроизводства с неопределенным процессуальным статусом // Правовое государство. Теория и практика. 2014. № 2(36). С. 161.
178
Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал. 2015. № 8 (87). С. 232.
104
жение на него денежного взыскания, поскольку решение в указанном случае
принимает законный представитель. Применение данной меры к законному
представителю несовершеннолетнего свидетеля недопустимо, поскольку он
действует в целях обеспечения защиты малолетнего»179.
2. Группа несовершеннолетних свидетелей в возрасте от четырнадцати
до шестнадцати лет. Данная группа в свою очередь может включать и несколько подгрупп. Например, речь может идти о несовершеннолетнем свидетеле, который был очевидцем преступления, или о несовершеннолетнем, участвующем в совершении преступления, но не достигшем возраста уголовной
ответственности. В любом случае такие несовершеннолетние не предупреждаются об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и за отказ
от дачи показаний. Законодателем предусмотрена факультативная возможность привлечения педагога (психолога) к допросу несовершеннолетних данной возрастной группы. Участие законного представителя отдается на усмотрение последнего, он вправе присутствовать при допросе, но не обязан.
Полагаем, что в принципе к таким несовершеннолетним может быть
применено денежное взыскание, если несовершеннолетний сам принимал
участие в совершении преступления, но не является субъектом уголовной ответственности. А вот применять данную меру к несовершеннолетним, которые были очевидцами преступления не целесообразно, поскольку даче ими
свидетельских показаний часто препятствует страх или запрет законных
представителей давать показания. К сожалению, «отказ законных представителей в обеспечении явки несовершеннолетнего свидетеля не может повлечь
применение к ним меры процессуального принуждения в виде денежного
взыскания, поскольку ими не было нарушено законодательство»180.
Что касается несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной
ответственности, - соучастников преступления, то считаем, что здесь денеж179
Булатов Б.Б., Дежнев А.С. Обеспечение интересов семьи и несовершеннолетних при осуществлении привода в ходе производства по уголовным делам // Законодательство и практика. 2012. № 1 (28). С.
14.
180
Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал. 2015. № 8 (87). С. 232.
105
ное взыскание может быть наложено как на него, так и на его законного
представителя. Если законный представитель не обеспечивает явку такого
несовершеннолетнего, его поведение может быть квалифицировано как
«противодействие производству по уголовному делу»181.
3. В эту группу вошли свидетели в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет. Следует учитывать, что данные несовершеннолетние уже могут
быть привлечены к уголовной ответственности «за дачу заведомо ложных
показаний и за отказ о дачи показаний». В этой связи несовершеннолетний
свидетель уже обязан выполнять все обязанности, предусмотренные УПК РФ
для свидетеля. Полагаем, что на данного субъекта за его неявку по вызову
следователя или суда может быть наложено денежное взыскание. Однако для
такого процессуального решения необходимо одно условие, а именно: наличие у несовершеннолетнего собственного дохода в виде заработной платы,
стипендии, пенсии и т.д. Иначе применение данной меры не приведет к каким-либо последствиям, в связи с отсутствием у подростка личных средств.
Целесообразно дополнить уголовно-процессуальное законодательство нормами, регламентирующими основания и порядок применения данной меры
принуждения к несовершеннолетним свидетелям.
Остановимся кратко на возможности применения к несовершеннолетним свидетелям и других мер процессуального принуждения, в частности,
предупреждения о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале
судебного заседания и удаления из зала судебного заседания.
В соответствии с требованиями ст. 240 УПК РФ, несовершеннолетний
свидетель может остаться в зале судебного заседания после дачи им показаний только после достижения им шестнадцатилетнего возраста. Несовершеннолетний, не достигший этого возраста, может присутствовать в судебном заседании только с разрешения председательствующего. Следовательно,
после проведения допроса в зале судебного заседанию остаются свидетели,
181
Булатов Б.Б., Дежнев А.С. Обеспечение интересов семьи и несовершеннолетних при осуществлении привода в ходе производства по уголовным делам // Законодательство и практика. 2012. № 1 (28). С.
14.
106
которым уже шестнадцать или семнадцать лет. Считаем, что если такой несовершеннолетний будет нарушать порядок в зале судебного заседания, то
председательствующий вправе сделать ему предупреждение, о чем делается
запись в протоколе судебного заседания. Если, в силу каких-либо причин,
председательствующий разрешил присутствовать в зале судебного заседания
несовершеннолетним свидетелям, не достигшим совершеннолетнего возраста, то это не лишает его права также сделать им соответствующее предупреждение.
Нет никаких оснований вводить специальный порядок удаления несовершеннолетних из зала судебного заседания. Считаем, что к ним может
быть применен тот же порядок, как и взрослым нарушителям.
Выводы:
1. Необходимо более четко регламентировать порядок применения обязательства о явке, внести дополнения в ст. 112 УПК РФ. Обязательство о явке, применяемое в отношении свидетелей следует ограничить определенным
сроком.
2. Необходимо установить перечень уважительных причин неявки свидетеля по вызову следователя, дознавателя и суда и определить условия для
применения привода свидетеля.
3. Законные представители, представители и свидетели, на чье имущество наложен арест, должны быть допрошены по вопросам, связанным с арестованным имуществом, им должен быть разъяснен порядок обжалования
действий и решений следователя, дознавателя и суда.
4. Необходимо предоставить свидетелю, в отношении которого было
наложено денежное взыскание право его обжалования в суде вышестоящей
инстанции. Следует регламентировать порядок наложения денежного взыскания на свидетеля за невыполнение им обязанностей, установленных в ст.
56 УПК РФ.
5. Необходимо ввести в главу 14 УПК РФ нормы, регламентирующие
порядок предупреждения присутствующих в зале судебного заседания лиц о
107
недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания и удаление их из зала судебного заседания.
6. Целесообразно дополнить статью 112 УПК РФ частью 3, регламентирующей дачу обязательства законным представителем несовершеннолетнего об обеспечении его явки по вызову в органы предварительного расследования или суд.
108
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключении на основе проведенного исследования следует сделать
следующие выводы:
1. Уголовно-процессуальное принуждение было характерно для всех
времен существования уголовного судопроизводства, но оно имело особенности, которые были обусловлены развитием государства и права в конкретный период времени. Институт уголовно-процессуального принуждения находится в развитии и требует совершенствования. Особое внимание следует
уделить применению уголовно-процессуального принуждения в отношении
свидетелей, которое направлено на выполнение задач уголовного судопроизводства при оказании ими противодействия органам предварительного
расследования и судебного разбирательства.
2. Содержание допустимого уголовно-процессуального принуждения
составляет психологическое, психическое и физическое воздействие, не связанное с применением насилия. При применении любого вида принуждения
недопустимо совершение действий, унижающих честь и достоинство личности, а также поставление лица в опасное для жизни и здоровья положение.
Законодатель, определяя особенности применения принуждения в отношении свидетелей, исходит из того, что свидетель является незаинтересованным
участником уголовного судопроизводства, поэтому необходимо очень корректно и аккуратно решать вопрос о применении в отношении него уголовно-процессуального принуждения.
3. Учитывая, что свидетель не является стороной в разрешаемом уголовно-правовом конфликте, предлагается ввести положение, запрещающее
допрашивать в качестве свидетеля
представителей сторон, защищающих
свой интерес или интерес представляемых лиц, также следователя и дознавателя, осуществлявшего производство по уголовному делу.
4. Современный российский уголовно-процессуальный закон, к сожалению, не закрепляет исчерпывающего перечня обязанностей участников
109
процесса. Понятие «обязанность» заменена неопределенным «вправе», что
негативно отражается на выполнении ряда прав участниками процесса, так
как то, что лицо выполнить вправе, оно не обязано это делать. Поэтому необходимо
ввести в статью 56 УПК РФ обязанности свидетеля, которые
должны быть разъяснены ему вместе с правами до начала допроса. При этом
свидетель должен быть предупрежден о том, что нему могут быть применены
меры уголовно-процессуального принуждения в случае невыполнения возложенных на него обязанностей.
5. Уголовно-процессуальное принуждение в отношении свидетелей
применяется в виде иных мер уголовно-процессуального принуждения для
обеспечения выполнения своих обязанностей свидетелями и в виде способов
воздействия при производстве следственных и процессуальных действий в
целях обеспечения их надлежащего выполнения. Действующий УПК РФ к
ним относит: «обязательство о явке; привод; наложение ареста на имущество; денежное взыскание; предупреждение о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания; удаление из зала судебного
заседания».
6. Поскольку в УПК РФ не регламентирован порядок применения
таких мер, как предупреждение «о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале судебного заседания», и «удаление из зала судебного заседания», целесообразно ввести в гл. 14 УПК РФ нормы, регламентирующие
порядок и основания их применения.
7. Свидетель оказывает помощь органам предварительного расследования и суду в установлении фактических обстоятельств произошедшего
преступления, поэтому ограничение его прав может вызвать конфликт между свидетелем и следователем, дознавателем или судьей, который может
привести к нежелательным последствиям. В связи с этим необходимо урегулировать порядок применения обязательства о явке в отношении свидетеля.
Основаниями для получения обязательства о явке у свидетеля следует рассматривать: проживание в другом населенном пункте; наличие нескольких
110
мест проживания; длительные командировки; проживание в связи с временной регистрацией; проживание не по месту регистрации; возможность выезда с места жительства.
8. Одной из наиболее часто применяемой иной меры принуждения к
свидетелям является принудительный привод. На практике возникает ряд
вопросов при его применении к свидетелям, в связи с чем в целях урегулирования применения привода к свидетелям, предлагается: 1) установить перечень уважительных причин неявки свидетеля по вызову следователя, дознавателя и суда; 2) определить условия для применения привода свидетеля, в
качестве которых должны выступать: а) направление уведомления с предупреждением о возможности применения привода и наложения денежного
взыскания; б) отсутствие сообщения свидетеля о невозможности в силу уважительной причины явиться по вызову; 3) ввести положение, запрещающее
применение принудительного привода свидетеля в праздничные дни; 4) к
числу лиц, не подлежащих приводу, добавить лиц, у которых имеются несовершеннолетние дети в возрасте до 7 лет, либо тяжелобольные иждивенцы,
требующие ухода, которых не с кем оставить; 5) предусмотреть, что в случае
невозможности подвергнуть свидетеля приводу, у него должно быть отобрано обязательство о явке, в котором он предупреждается о возможности наложения денежного взыскания за каждый случай неявки. Ввести в ст. 113
УПК РФ положение, предусматривающее недопустимость подвергать свидетеля принудительному приводу в случае, если он имеет лист нетрудоспособности.
9. Дискуссионным является вопрос о процессуальном статусе лица, которое в соответствии с законодательством несет «материальную ответственность за действия обвиняемого или подозреваемого; других лиц, у которых
находится имущество», в отношении которого имеются достаточные данные
полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого. Следует наделить их соответственно процессуальным статусом законного представителя или свидетеля.
111
10. Целесообразно на уровне уголовно-процессуального законодательства четко регламентировать наложение денежного взыскания на свидетеля
за невыполнение им отдельных обязанностей установленных в ст. 56 УПК
РФ.
11. Несовершеннолетние свидетели очень часто являются участниками
уголовных дел, при этом для них характерна недисциплинированность, желание быть взрослым и независимым, свойственная юношескому максимализму. Следует урегулировать порядок применения мер процессуального
принуждения в отношении несовершеннолетних свидетелей предусмотрев
возможность получения обязательства об обеспечении явки несовершеннолетнего свидетеля от его законных представителей.
Перспективы дальнейшей разработки темы связываются с расширением системы иных мер уголовно-процессуального принуждения и их применения в отношении свидетелей, а также дальнейшим изучением и обобщением практики применения уголовно-процессуального принуждения в отношении свидетелей на различных стадиях уголовного судопроизводства.
112
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нормативно-правовые акты и иные официальные документы
1. Конституция РФ принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. (с
посл. изм. и доп. от 21.07.2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства
Российской федерации. 2014. № 3. Ст. 4398.
2. Уголовный кодек РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. 11.05.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации.1996. № 25. Ст. 2954.
3. Уголовно-процессуальный кодек РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред.
11.05.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. №52
(I ч.). Ст. 4921.
4. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 28.03.2017, с изм. от 13.04.2017) // Собрание законодательства РФ. 2015. № 10. Ст. 1391.
5. Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О
судебных приставах» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3590.
6. Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской Республики.
Баку. Изд-во: «Юридическая литература». 2011 – 552 с.
7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Минск:
Нац. центр правовой информации Республики Беларусь. 2013–432 с.
8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изм. на 01.01.1952 г.).
Недейств. ред. – М., Юридическая литература, 1952.– 136 с.
9. Инструкция о порядке осуществления привода: Утверждена Приказом МВД РФ от 21.06.2003 № 438 // СПС «КонсультантПлюс».
10. О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции: Приказ МВД России от 16 сентября 2002 года № 900
(утратил силу) // СПС «КонсультантПлюс».
2. Материалы судебной практики
11. Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. «По
жалобе гражданина Демьяненко В.М. на нарушение его конституционных
113
прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 УПК РФ» // СПС «КонсультантПлюс».
12. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 11-П
«По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и
части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с
жалобой гражданина В.И. Маслова» // СПС «КонсультантПлюс».
13. Постановление Верховного Суда РФ от 16 декабря 2004 г. № 18ад04-3 // СПС «КонсультантПлюс».
14. Постановление Заместителя Председателя Верховного Суда РФ от
31 января 2006 г. № 41-ад05-5 // СПС «КонсультантПлюс».
15. Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного Суда
РФ от 06.11.2014 № 20-АПУ14-33сп // СПС «КонсультантПлюс».
16. Уголовное дело № 17-01/ 2010.Архив Советского районного суда г.
Орла.
17. Уголовное дело № 112-01/ 2013.Архив Советского районного суда
г. Орла.
18. Уголовное дело № 1-29/2011. Архив Советского районного суда г.
Орла.
19. Уголовное дело № 1-69/12. Архив мирового судьи судебного участка № 1 Советского района г. Орла.
20. Уголовное дело № 1-47/2014. Архив мирового судьи судебного участка № 2 Советского района г. Орла.
3. Комментарии, учебная и монографическая литература
21. Азаров А.А., Константинова В.А. Промежуточные решения суда
первой инстанции при осуществления правосудия по уголовным делам: монография. М.: «Юрлитинформ», 2013 – 216 с.
22. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2003. – 396с.
23. Будников В.Л. Показания в уголовном судопроизводстве: монография. М.: «Юрлитинформ», 2009 – 144 с.
114
24. Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве: монография. Омск, 2003 – 320 с.
25. Верещагина А.В. Становление и развитие уголовной юстиции России (дореволюционный период): монография. Владивосток: Изд-во ВГУЭС,
2009 – 250 с.
26. Волколуп О.В. Система уголовного судопроизводства и проблемы
ее совершенствования. СПб., 2003 – 265 с.
27. Гладышева О.В. Теоретические основы обеспечения законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. М.: Юрлитинформ, 2012 –
192 с.
28. Гришко А.Я., Гришко Е.А., Упоров И.В. Уголовное право. Общая
часть. М., 2001 – 248 с.
29. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном
праве. М., 1998. – 234 с.
30. Даровских О.И. Злоупотребление правом в уголовном судопроизводстве России. Челябинск: Цицеро, 2013 – 152 с.
31. Дежнев А.С., Писарев А.В., Пилюшин И.П. Реализация конституционных прав граждан при даче показаний по уголовным делам: учебное пособие. Омск, 2007. – 90 с.
32. Дювернуа Н. Источники права и суда в Древней руси: Опыты по
истории русского гражданского права / предисл. А.В. Коновалова. СПб.: Издво «Юридический центр Пресс», 2004 – 396 с.
33. Еникеев З.Д. Уголовное преследование: учеб.пособие. Уфа – Издво: БашГУ. 2000 – 131 с.
34. Еникеев М.И. Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии: Учебник для вузов. М.: Норма, 2005. – 468с.
35. Зиннатов Р.Ф. Функциональная деятельность судьи на стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию: монография / Под ред. Л.Г.
Татьяниной. М.: «Юрлитинформ», 2008 – 208 с.
115
36. Зинутуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (вопросы теории и практики) // Избранные труды: в 2-х томах.
Т. 1. СПб: Юридический центр Пресс, 2013 – 810 с.
37. Исаев И.А. История государства и права России: учеб.для юрид. вузов. М.: Юристъ, 2011 – 608 с.
38. Клюкова М.Е., Бикмиев Р.Г. Временное отстранение от должности
в уголовном судопроизводстве РФ: учеб.пособие. Казань – Изд-во: Казан.унт. 2012 – 106 с.
39. Кобликов А.С. Юридическая этика: учебник для вузов. М.: НормаИнфра-М, 2002 – 168 с.
40. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж –
Изд-во Воронеж.ун-т. 1975 – 174 с.
41. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002 - 823 с.
42. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации (постатейный) / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: Проспект, 2013.–
860с.
43. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации (постатейный) /отв. ред. И. Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. 9-е
изд., перераб. и доп. Москва: Проспект, 2012. – 846с.
44. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2012. – 660с.
45. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М.,2006. – 546с.
46. Кругликов Л.Л. Преступления против личности: Текст лекций. Ярославль, 1998. – 76 с.
47. Ларин А.М. Криминалистика и паракриминалистика: науч.-практ. и
учеб. пособие. М.: БЕК. 1996. – 192 с.
48. Лекции по истории уголовного процесса России / Науч. ред. И.В.
Смолькова. Иркутск: Изд-во БГЭУП, 2010. – 404 с.
116
49. Лукошкина С.В. Иммунитеты в российском уголовном судопроизводстве. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011. – 213 с.
50. Люблинский П.И. О доказательствах в уголовном суде. Практический комментарий к гл. 4 УПК РСФСР. – М.: Право и жизнь, 1924. – 48с.
51. Малышева О.А. Обеспечение законности в досудебном уголовном
производстве: монография. М.: Московский государственный областной социально-гуманитарный институт, 2013. – 189 с.
52. Манаев Ю.В., Постник В.С., Смирнов В.В. Применение мер пресечения следователем. Волгоград, 1976. – 140 с.
53. Михайлов В.А. Применение залога в российском уголовном процессе. Омск, 1993. – 74 с.
54. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному
кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред.
В.П. Божьев. М., 2012. – 832 с.
55. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному
кодексу РСФСР // Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Изд-во «Спарк». 1998 –
788 с.
56. Некрасов С.В. Толкование норм Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации: системное решение проблем. М.: «Юрлитинформ»,
2011. – 208 с.
57. Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров /
Под ред. В.А. Давыдова и В.В. Ершова. М.: Изд-во РГУП, 2017. – 460с.
58. Петрухин И.Л. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник. М.: Велби, 2007 – 661 с.
59. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью).
М., 1999 – 392 с.
60. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М.: Наука, 1985. – 238 с.
61. Печерский В.В. Типовые программы допроса на предварительном и
судебном следствии. М., 2005 – 160 с.
117
62. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве. М., 1951. – 407 с.
63. Предварительное следствие в органах внутренних дел: Курс лекций
/ Микаутадзе С.Р., Насонова И.А. и др. Воронеж: Воронежский институт
МВД России. 2013 – 222 с.
64. Прошляков А. Д., Балакшин В. С., Козубенко Ю. В. Уголовный
процесс: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2011.– 340 с.
65. Рогова О.И. Пределы проявления диспозитивности в деятельности
свидетелей. Томск: Томск. ун-т, 1994. – 180 с.
66. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовнопроцессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). Подгот. для
справ.-правовой системы «КонсультантПлюс», 2012.
67. Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации:
научно-практическое
пособие
по
применению
Уголовно-
процессуального кодекса Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2011. – 246 с.
68. Судебные уставы императора Александра II с законодательными
мотивами и разъяснениями. Устав уголовного судопроизводства. 10-е изд.,
перераб., испр. и доп. С.-Пб.: Изд. С.Г. Щегловитова, 1910.
69. Татьянина Л.Г. Психопатология и уголовный процесс: монография.
Ижевск: Изд-во «Детектив-информ», 2002 – 262 с.
70. Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): курс лекций
/ под общ. ред. Г.И. Загорского – М.: ВолтерсКлувер, 2010. – 560 с.
71. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник /
Под ред. И.Л. Петрухина и И.Б. Михайловской. М.: Проспект. 2011. – 520 с.
72. Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.А. Лазаревой. М.: ЮСТИЦИЯ, 2015 – 656 с.
73. Уголовный процесс современной России. Проблемные лекции:
учебник для бакалавриата и магистратуры / Под. ред. В.Т. Томина, И.А. Зинченко. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. – 360с.
118
74. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права.
Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб.: Равенна, Альфа, 1995 – 846 с.
75. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная
форма. М.: «Юрлитинформ», 2001. – 208 с.
76. Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный
порядок и доказательственное значение. М.: «Юрлитинформ», 2004. – 184 с.
77. Шкаплеров Ю.П., Родевич Л.И., Насонова И.А. Осмотр и освидетельствование на досудебных стадиях уголовного процесса в Республике Беларусь и Российской Федерации: монография. М.: «Юрлитинформ», 2015. –
216 с.
78. Щерба С.П., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по
уголовным делам. М., 1996. – 280 с.
79. Элькинд
П.С.
Толкование
и
применение
норм
уголовно-
процессуального права. М., 1967. – 200 с.
4. Статьи в периодических изданиях и сборниках
80. Андреева О.И. К вопросу о надлежащем источнике свидетельских
показаний // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские
стандарты и российская практика: Материалы Международ. науч.-практ.
конф. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2007. – С. 115-118.
81. Бархатова Е.Н. Гипноз как одна из форм насилия при совершении
мошенничества (на примере уголовного законодательства России и Монголии) // Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии –
ΙΙ: Материалы Международ. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ, 2010. – С. 37-38.
82. Бархатова Е.Н. К вопросу о конституционной защите человека от
применения в отношении него психического насилия // Конституция Российской Федерации как гарант прав и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений: Международ. науч.-практ. конф. – М.: Институт повышения квалификации Следственного комитета России, 2013. – В 3-х ч. – Ч.
1. – С. 35-38.
119
83. Булатов Б.Б., Дежнев А.С. Обеспечение интересов семьи и несовершеннолетних при осуществлении привода в ходе производства по уголовным делам // Законодательство и практика. – 2012. – № 1 (28). – С. 13-15.
84. Владыкина Т.А. Теория и практика уголовного судопроизводства:
уроки российской истории // История государства и права. – 2014. – № 1. – С.
36-38.
85. Гайнов И.Д. История становления и развития мер уголовнопроцессуального принуждения в России (XΙΙΙ-XΙX вв.) // Уголовнопроцессуальные и криминалистические средства противодействия преступности: Сборник научных трудов, посвященный памяти Н.В. Бахарева. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. – С. 78-79.
86. Громов Н.А., Чих Н.В. Привод как принудительное средство обеспечения быстроты расследования // Уголовно-процессуальное принуждение
и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. – Волгоград, 1987. – С. 88-90.
87. Даровских С.М., Даровских О.И. К вопросу о реализации в уголовном судопроизводстве конституционного положения о недопустимости злоупотребления правом // Конституция Российской Федерации как гарант прав
и свобод человека и гражданина при расследовании преступлений: Международ. науч.-практ. конф. – М.: Институт повышения квалификации СК России, 2013. – В 3-х ч. – Ч. 1. – С. 145-148.
88. Искандиров В.Б. Исторический аспект развития и становления наложения ареста на имущество как меры принуждения в России // Вестник
Южно-Уральского гос. ун-та. Серия «Право». – 2010. – № 38. – С. 35-38.
89. Кавалиерс А., Маканс Л. О возможности использования гипноза
при опросе // Вестник криминалистики. – 2009. – № 1 (29). – С. 60-62.
90. Китаев Н.Н. Использование явлений сомнамбулизма в раскрытии и
расследовании преступлений // Оперативник (сыщик). – 2010. – № 1 – (22). –
С. 46-47.
120
91. Коомбаев А.А. Обеспечение защиты прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве // Правовое и криминалистическое обеспечение
управления органами расследования преступлений: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. – М.: Академия управления МВД России: В 3-х ч. – 2011. –
Ч. 1. – С. 197-199.
92. Корнуков В.М. К понятию мер процессуального принуждения в советском уголовном процессе // Ученые записки Саратовского юридического
института. Вып. XΙX. – Саратов, 1970. – Ч. 1. – С. 267-268.
93. Латыпов В.С. Иные субъекты (участники) уголовного судопроизводства с неопределенным процессуальным статусом // Правовое государство. Теория и практика. – 2014. – № 2(36). – С. 161-165.
94. Лившиц Ю.Д., Евстратенко Е.В. Гарантии прав свидетелей в уголовном процессе // Ю.Д. Лившиц. Сборник научных трудов. – Челябинск,
2004. – С. 126-128.
95. Ломако Н.А. Понятие и классификация мер процессуального принуждения // Роль правоохранительных органов в современном обществе:
проблемы научно-практического обеспечения: Материалы XΙ Международной науч.-практ. конф. – Улан-Удэ: ИПК: ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – С.
203-204.
96. Николюк В.В., Гафизов М.Х. Рекомендации по применению норм
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих основания и порядок наложения денежного взыскания при производстве
по уголовным делам (ст. ст. 103, 105, 111, 117-118, 258) // Законодательство и
практика. – 2007. – № 1. – С. 41-43.
97. Пальчикова М.В. Некоторые вопросы обжалования промежуточных
судебных решений // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве: Материалы Международ. науч.-практ. конф., посвященной памяти д.ю.н., проф. П.А. Лупинской. – М., 2011. – С. 464-473.
121
98. Писарев А.В. Перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве
свидетелей, требует уточнения // Вест. Омского ун-та. Серия «Право». –
2008. – № 1(14). – С. 165-171.
99. Расторопов С.В., Табакова С.Н. О сущности понятия «психическое
насилие» в составе насильственных преступлений // Закон и право. – 2004. –
№ 12. – С. 37-38.
100. Резяпов А.А. Процессуальный порядок применения предупреждения свидетеля о недопустимости поведения, нарушающего порядок в зале
судебного заседания, и удаления свидетеля из зала судебного заседания //
Вестник Удмуртского университета. Серия: Экономика и право. – 2015. – №
6. – Т. 25. – С. 180–183.
101. Резяпов А.А. Применение иных мер процессуального принуждения к несовершеннолетним свидетелям // Евразийский юридический журнал.
2015. № 8 (87). С. 231-233.
102. Резяпов А.А., Каминский А.М. Производство о наложении денежного взыскания в системе уголовного судопроизводства // Вестник Удмуртского государственного университета. Серия: Экономика и право. 2015. № 5 .
Том. 25. С. 139-141.
103. Родин А.Ф. Об обеспечении законности вызова и допроса свидетелей на предварительном следствии //. Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. – Волгоград, 1990. – С. 119-122.
104. Семенцов В.А., Альхов М.А. Привлечение экстрасенсов в уголовное судопроизводство // Уголовно-процессуальное доказывание и другие актуальные проблемы досудебного производства: Сборник науч. статей. –
Краснодар: Просвещение-Юг, 2010. – С. 113-116.
105. Семенцов В.А., Гладышева О.В. О формировании теории обеспечения законных интересов личности в уголовном судопроизводстве // Библиотека криминалиста. – 2012. – № 1 (2). – С. 171-173.
122
106. Смахтин Е.В. О «нетрадиционных» приемах в расследовании //
Ученые записки: Сборник науч. труд. Института гос-ва и права. – Тюмень:
Изд-во ТюмГУ, 2007. – Вып. 8. – С. 152-155.
107. Стежко Д.А. Применение к несовершеннолетним участникам уголовного судопроизводства мер процессуального принуждения // Актуальные
проблемы судебной власти, прокурорского надзора, правоохранительной и
правозащитной деятельности, уголовного судопроизводства: Сб. науч. ст. –
Краснодар: Просвещение-Юг, 2013. – С. 236–238.
108. Сычева О.А. Допрос свидетеля в судебном заседании // Российская
юстиция. – 2016. – № 4. – С. 45-47.
109. Францифоров
Ю.В.
Элементы
механизма
уголовно-
процессуального регулирования и его противоречия // Закон и право. – 2004.
– № 12. – С. 20-24.
110. Червонная Т.М., Волосова Н.Ю. О возможности допроса дознавателей и следователей в качестве свидетелей по уголовным делам // Российская юстиция. – 2008. – № 9. – С. 59-61.
111. Шарапов Р.Д. Уголовно-правовая характеристика преступного
принуждения // Ученые записки: Сб. научных трудов. – Тюмень: Изд-во
ТюмГУ, 2007. – Вып. 8. – С. 186-188.
5. Диссертации и авторефераты диссертаций
112. Баранова М.А. Свидетель в системе уголовно-процессуальных
правоотношений: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2005. – 24 с.
113. Булатов Б.Б. Процессуальное положение лиц, в отношении которых осуществляется обвинительная деятельность: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. Омск, 2011. – 20 с.
114. Воробей С.А. Меры уголовно-процессуального принуждения:
сущность, назначение, критерии обоснованности применения в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. –
26с.
123
115. Гафизов
М.Х.
Денежное
взыскание
как
мера
уголовно-
процессуального принуждения: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. – 186 с.
116. Гранин Д.В. Организационно-правовые основы деятельности правоохранительных органов и должностных лиц по обеспечению наложения
ареста на имущество при производстве по уголовным делам: Дис. … канд.
юрид. наук. М., 2011. – 190 с.
117. Дежнев А.С. Охрана интересов семьи и несовершеннолетних в
уголовном процессе России: Дис. … д-ра юрид. наук. Омск, 2013. – 220с.
118. Задерако К.В. Иные меры процессуального принуждения: Дис….
канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2005. – 195 с.
119. Иванов В.Ф. Уголовно-правовая характеристика понуждения: Автореф. … дис. канд. юрид наук. Саратов, 1986. -16 с.
120. Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном
процессе: Автореф… .дис. канд. юрид. наук. М., 2001 – 28 с.
121. Кутуев Э.К. Уголовно-процессуальное принуждение в досудебных
стадиях: Дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2004. – 420с.
122. Латыпов В.С. Иные участники уголовного судопроизводства: проблемы теории, нормативного регулирования и практики: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Челябинск, 2013. – 24 с.
123. Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: Автореф. … дис. д-ра юрид наук. М., 2014. – 69 с.
124. Михайличенко Н.А. Конфликты на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и основные направления их разрешения: Автореф. …
дис. канд. юрид. наук. М., 2008. – 26 с.
125. Самойлова Ж.В. Процессуальное положение гражданского истца
на стадии предварительного расследования в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. Томск, 2012. – 24 с.
126. Сильченко Д.Ю. Применение аналогии в уголовном судопроизводстве: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. М., 2001. – 18 с.
124
127. Солонникова Н.В. Проблемы процессуальной дееспособности несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве (досудебное производство): Автореф…. дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. – 26 с.
128. Чернов Ю.И. Соотношение уголовного судопроизводства с процессуальной формой административной ответственности: Автореф. … дис.
канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. – 24 с.
129. Щенина Т.Е. Производство предварительного расследования по
уголовным делам о преступлениях, совершенных женщинами: Автореф. …
дис. канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. – 26с.
125
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа