close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Тестяная Татьяна Михайловна Особый порядок судебного разбирательства

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ«ОРЛОВСКИЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки магистратуры
40.04.01 «Юриспруденция»
Студента Тестяной Татьяны Михайловны
шифр
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
«ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА»
Студент__________________________________________Т.М. Тестяная
Руководитель__________________________Е.В. Марковичева, д.ю.н., доцент
Рецензент____________________________________________
Допустить выпускную квалификационную работу к защите в Государственной
экзаменационной комиссии
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2017 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2017
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«___»_____________ 201 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Тестяной Татьяны Михайловны шифр 151884
1. Тема ВКР «Особый порядок судебного разбирательства».
Утверждена приказом по университету от «___»_________20__г. №_______
2. Срок сдачи студентом законченной работы «___»_________2017г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет-ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): история становления института особого порядка судебного разбирательства в
уголовном процессе России; правовая природа института особого порядка
судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской
Федерации; правовое содержание и особенности особого порядка принятия
решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением;
заключение досудебного соглашения о сотрудничестве и постановления
приговора; пределы обжалования приговора при особом порядке судебного
разбирательства в уголовном процессе Российской Федерации.
Дата выдачи задания «___» __ ______20___г.
Руководитель __________________ Е.В. Марковичева, д.ю.н., доцент
Задание принял к исполнению _________________ Т.М. Тестяная
3
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов ВКР
Выбор темы ВКР
Подбор литературы по
исследуемой теме
Определение актуальности
темы, написание введения
Написание первой главы
Написание второй главы
Составление выводов и
написание заключения
Оформление списка
использованных источников
Представление работы на
кафедру
Сроки выполнения этапов
работы
26.10.2016 г. – 30.11. 2016 г.
01.12.2016 г. – 31.01. 2017 г.
Примечание
01.02.2017 г. – 28.02. 2017 г.
01.03.2017 г. – 30.04. 2017 г.
01.05.2017 г. – 30.06. 2017 г.
01.07.2017 г. – 30.07. 2017 г.
01.08. 2017 г. – 31.08. 2017 г.
01.09.2017 г.
Студент _______________ Т.М. Тестяная
Руководитель ВКР _______________ Е.В. Марковичева, д.ю.н., доцент
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Особый порядок судебного
разбирательства».
Год защиты: 2017
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Тестяная Т.М.
Руководитель: д.ю.н. , доцент Е.В. Марковичева
В данной выпускной квалификационной работе проанализирована
история правового регулирования института особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве и его
правовая природа,
проанализировано общетеоретического представление об особом порядке
судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве; изучены особенности
принятия решений при особом порядке судебного разбирательства в уголовном
судопроизводстве.
По результатам проведенного исследования сделаны выводы, имеющие
теоретическое и практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций
по
совершенствованию
российского
законодательства,
использования материалов работы в учебных целях.
так
и
в
плане
5
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………..6
Глава 1. Общетеоретический аспект развития правового регулирования
особого порядка судебного разбирательства уголовного
судопроизводства……………………………………………………………….13
1.1. Историко-правовые особенности развития и становления института
особого порядка судебного разбирательства в уголовном процессе
России….………………….………………………………………………13
1.2. Правовое
содержание
института
особого
порядка
судебного
разбирательства в Российской Федерации…………...............................22
Глава 2. Общая характеристика института особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации
2.1.
Особенности
применения
особого
порядка
принятия
судебного
решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.38
2.2.
Особенности института досудебного соглашения о сотрудничестве:
порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве и его рассмотрение………………………………………51
2.3.
Особенности постановления приговора при особом порядке судебного
разбирательства и пределы его обжалования: практический аспект…….71
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………88
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ...………………………... 94
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования.
Тенденция
к упрощению
уголовно-процессуальных процедур получает все большее распространение в
правовых системах стран мира, а также получила она свое развитие и в
Российской
Федерации.
Применение
особого
порядка
судебного
разбирательства при согласии лица с предъявленным ему обвинением,
предусмотренного главой 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, уже сложно назвать уголовно-процессуальной новеллой, но попрежнему остаются вопросы практического характера по реализации данного
института, в частности, это касается дел частного обвинения. Введение более
семи лет назад в России института досудебного соглашения о сотрудничестве
явилось одним из шагов к усилению диспозитивных начал уголовного
судопроизводства. Однако и по сей день отдельные положения главы 40.1
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не находят
однозначного толкования как в доктрине уголовного процесса, так и на
практике.
Следует
отметить
масштабность
применения
особого
порядка
судебного разбирательства, в частности только в Орловской области по
данным Управления Судебного Департамента Орловской области в 2015
году 1340 уголовных дел поступило для рассмотрения в особом порядке
судебного разбирательства, из них 1277 – при согласии обвиняемого с
предъявленным обвинением и 6 при заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве, в 2016 году поступило 1160 уголовных дел, из них 1075 –
при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением и 19 при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, за три месяца 2017
года рассмотрено 232 уголовных дела1.
Вместе с тем, установление особого порядка принятия судебного
решения при наличии согласия обвиняемого с предъявленным обвинением и
1
http://usd.orl.sudrf.ru/modules.php?name=stat
7
проведением судебного разбирательства без исследования собранных по делу
доказательств,
без
точного определения
пределов этих соглашений,
вызывают сомнения и дискуссии в научном сообществе. Многими авторами
данный институт упорно квалифицируется как сделка с правосудием. Чтобы
минимизировать последствия указанного противоречия, выдвигается идея
необходимости ограничить пределы использования досудебного соглашения
о сотрудничестве лишь указанием на ряд составов, по которым допускается
подобное соглашение.
Внимание специалистов привлекает также установление возможности
принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным
обвинением - упрощенная процедура судопроизводства, в результате которой
в отношении подсудимого выносится приговор в одном заседании без
исследования собранных на следствии доказательств, только на основании
его собственного признания. Однако если ранее такой порядок допускался,
учитывая соображения удобства для судей, только по делам о преступлениях,
относящихся к категориям небольшой и средней тяжести, по которым срок
наказания не превышал 5 лет лишения свободы, то теперь этот перечень
распространен на дела о преступлениях, санкции за совершение которых
ограничены 10 годами лишения свободы, т.е. в перечень включены
преступления не только небольшой и средней тяжести, но и тяжкие.
Введение подобного установления было обосновано необходимостью
обеспечения процессуальной экономии и соблюдения разумных сроков
судопроизводства. Следует признать, что его введение в указанных
масштабах
фактически
приведет
к
отстранению
государства
от
необходимости доказывать виновность каждого обвиняемого в совершении
преступления вопреки положениям статьи 49 Конституции Российской
Федерации о принципе презумпции невиновности. Кроме того, отмечаются
нередкие случаи злоупотреблений представителей следственных органов при
получении признательных показаний от обвиняемых, о чем свидетельствуют
иски пострадавших в Верховный Суд Российской Федерации и в
8
Европейский суд по правам человека, а также материалы в средствах
массовой
информации.
Практически
ограниченность
судебного
рассмотрения большинства уголовных дел способна привести к снижению
квалификации и профессионализма сотрудников следственных органов и
судей, поставить под вопрос авторитет судебной власти.
Таким образом, правовое регулирование особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве - весьма сложная и острая
проблема, которая ставится в зависимость от внутренних процессов
политических
и
экономических,
существующих
государстве,
и
для
разрешения которой необходимо не только совершенствовать действующее
законодательство, исходя из практических судебных ошибок и пробелов, но
и повышать уровень квалификации и ответственности должностных лиц,
уполномоченных на практическое применение особого порядка судебного
разбирательства. В связи с чем, необходимо рассмотреть особенности
особого порядка судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве в
Российской Федерации, выявить круг проблем, исходя из материалов
судебной практики последних лет и сформулировать предложения по
совершенствованию действующего законодательства.
Степень научной разработанности темы исследования. Проблемам
исследования обеспечения особого порядка судебного разбирательства в
уголовном
судопроизводстве
посвящено
большое
количество
монографических и диссертационных исследований, это работы А.К
Аверченко, В.М. Быкова, В.В. Дорошкова, Н.А. Дудиной, О.В. Качаловой,
С.С. Клюшникова, А.В. Лукшина, П.А. Лупинской, И.Л. Петрухина, А.В.
Пиюка, С.А. Роганова, К.А. Рыбалова, В.Л. Согоян, М.С. Строговича, Т.В.
Топчиевой и др. Изложенные в этих работах научные взгляды послужили
основой для моей работы.
Объектом
исследования является
совокупность общественных
отношений, связанных с правовым регулирование особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации.
9
Предмет исследования включает в себя нормы конституционного и
уголовно-процессуального
постановления
российских
Пленума
судов,
законодательства
Верховного
дореволюционное
Суда
и
Российской
РФ,
Федерации,
судебную
советское
практику
законодательство,
регулирующие особый порядок судебного разбирательства.
Цель исследования выработать раскрыть сущность особого порядка
судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской
Федерации, определить содержание и правовые особенности особого порядка
судебного разбирательства при согласии с обвинением и особого порядка
судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве, выявить проблемы при реализации на практике особого
порядка судебного разбирательства в Российской Федерации и внести
предложения по их решению.
Задачи исследования соответствуют цели и направлены на ее
достижение:
-
изучить историю становления
института особого порядка
судебного разбирательства в уголовном процессе России;
-
определить правовую природу института особого порядка
судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской
Федерации;
-
раскрыть правовое содержание и особенности особого порядка
принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением;
-
проанализировать
особенности
заключения
досудебного
соглашения о сотрудничестве и постановления приговора;
-
выявить пределы обжалования приговора при особом порядке
судебного разбирательства в уголовном процессе Российской Федерации;
-
рассмотреть проблемы правового регулирования и применения
особого порядка судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве
Российской Федерации;
10
-
выработать предложения по совершенствованию уголовно-
процессуального законодательства.
Методология
исследования.
При
написании
диссертации
применялись диалектический метод, а также частнонаучные методы, такие
как исторический, логико-юридический, статистический.
Теоретическую базу исследования составили научные труды ученых
в области общей теории права, уголовно-процессуального законодательства
и т.д.
Изучались
труды
ученых-теоретиков
в
области
уголовно-
процессуального права: А.К Аверченко, В.М. Быкова, В.В. Дорошкова, Н.А.
Дудиной,
О.В.
Качаловой,
С.С. Клюшникова,
А.В.
Лукшина,
П.А.
Лупинской, И.Л. Петрухина, А.В. Пиюка, С.А. Роганова, К.А. Рыбалова, В.Л.
Согоян, М.С. Строговича, Т.В. Топчиевой и др.
Правовая основа исследования состоит из: Конституции Российской
Федерации; Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;
Федерального закона от 03.07.2016 № 322-ФЗ «О внесении изменений в
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросу
совершенствования порядка судопроизводства при заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве», приказов и т.д.
Эмпирическую базу исследования составили материалы обобщения
судебной практики по уголовным делам, постановления пленума Верховного
Суда РФ, решения судебных коллегий по уголовным делам Верховного Суда
РФ, Брянского, Орловского областных судов, Московского городского суда
за период 2013 – 2016 годов.
Положения, выносимые на защиту:
1. предпосылки введения института особого порядка судебного
разбирательства
и
принятия
судебного
решения
последовательно
складывались в истории отечественного уголовного процесса. Прежде всего,
это обуславливалось историческим развитием российского государства в
целом, а также становлением уголовного судопроизводства. Упрощенное
11
судопроизводство является результатом длительного процесса развития и
совершенствования, причем это относится как к национальному опыту, так и
опыту зарубежному.
2. институт особого порядка судебного разбирательства способствует
решению следующих задач: экономия сил и средств органов уголовной
юстиции по расследованию преступлений; стимулирование обвиняемого
(подсудимого) к сотрудничеству с органами уголовного преследования и с
его помощью изобличение других участников преступления, установления
всех обстоятельств его совершения и т.д.; сокращение разрыва во времени,
которое протекает с момента совершения преступления до принятия по нему
окончательного решения; рационализация уголовного судопроизводства.
3. применяя на практике положения гл. 40 УПК РФ, суд не проводит
полноценное судебное следствие, отсутствует полноценный механизм
судебных прений, направленных на обоснование сторонами своих позиций
по
вопросам
предстоящего
приговора.
Однако,
процессуальная
ограниченность особого порядка судебного заседания не освобождает судью
от обязанности полноценного личного исследования имеющихся в уголовном
деле доказательств, их оценки и логической аргументации своих выводов в
целях вынесения законного и обоснованного процессуального решения;
4. досудебное соглашение может быть заключено по любым уголовным
делам
с
соблюдением
необходимых
процессуальных
условий,
если
следователь и прокурор сочтут это полезным для раскрытия преступления,
совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо преступлений,
совершенных иными лицами. Следовательно, статью 317.1 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации целесообразно дополнить
нормой,
предусматривающей
перечисление
составов
преступных
посягательств, в отношении которых может применяться особый порядок
судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве. Кроме того, при особом порядке судебного разбирательства
при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве отсутствует
12
уголовно-правовая
основа
действий
прокурора
при
принятии
процессуальных решений, так какой применение данной процедуры
поставлено в зависимость от усмотрения следователя и прокурора,
оценивающих выгодность сотрудничества с конкретным подозреваемым или
обвиняемым;
5. нормативно закрепленный запрет для суда апелляционной инстанции
отменять или изменять решение суда первой инстанции, принятое в особом
порядке, ввиду несоответствия фактических обстоятельств дела выводам
суда не означает, что суд не оценивает фактические обстоятельства дела на
основании
материалов
уголовного
дела.
Лишь
должная
оценка
в
совокупности всех фактических обстоятельств и юридических аспектов
данного дела может обеспечить правосудность приговора.
Теоретическая и практическая диссертационного исследования
заключается в том, что на новом, более систематизированном уровне,
рассматриваются проблемы правового регулирования особого порядка
судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве, что позволяет
предложить конкретные мероприятия по их совершенствованию. Собранный,
обобщенный и проанализированный материал определяет приоритетные
направления
его
использования:
сформулированные
в
исследовании
положения и выводы могут найти применение в дальнейшем научном
исследовании проблем правового регулирования особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве.
Структура магистерской диссертации определена целями и задачами
исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, которые
включают 5 параграфов, заключения, списка использованной литературы.
13
Глава 1. Общетеоретический аспект развития правового регулирования
особого порядка судебного разбирательства уголовного
судопроизводства
1.1. Историко-правовые особенности развития и становления института
особого порядка судебного разбирательства в уголовном процессе России
Правовая норма, закрепившая возможность особого порядка судебного
разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением,
появилась с момента вступления в силу Уголовно- процессуального кодекса
Российской Федерации, то есть с 18 декабря 2001 года2. Исходя из
юридического смысла правовых норм, содержащихся в главе 40 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, можно констатировать, что
впервые законодатель предоставил обвиняемому и потерпевшему решать, в
какой форме будет проходить судебное разбирательство: с применением
общих правил уголовного судопроизводства или процесс будет усеченным, с
уменьшением
количества
судебных
стадий
и
времени
судебного
разбирательства, при этом собранные доказательства судом не исследовались
и не оценивались.
Главной особенностью особого порядка судебного разбирательства при
согласии обвиняемого с предъявленным обвинением стало
то, что
обвиняемый, полностью соглашаясь с предъявленным ему органами
предварительного расследования обвинением, фактически заключал сделку с
государством: признавал свою вину в совершении преступления полностью,
освобождал государственные органы от процессуальной деятельности по
доказыванию его вины в суде, при этом в обмен получал более мягкое
наказание и освобождение от процессуальных издержек. Таким образом,
законодатель
зафиксировал
возможность введения
новых институтов
сокращения уголовного процесса, которые, впоследствии появились в виде
2
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ// Собрание
законодательства РФ. 24.12.2001. №52 (1 ч.). ст. 4921
14
дополнения главой 40.1, предусматривающей как выражение формы согласия
заключение досудебного соглашения. Как справедливо отмечается в
юридической литературе, «само общество подтолкнуло законодателя на
продолжение
поиска
построения
новых
конструкций
сокращенных
процессуальных форм, которые смогли бы эффективно и оптимально,
экономя процессуальные силы и средства, решать главное назначение
уголовного процесса: защиту прав и законных интересов лиц и организаций,
потерпевших
от
преступлений,
минимизируя
отвлечения
граждан
(потерпевших, свидетелей) от их повседневной жизни»3.
Если обратиться к историческому развитию, до принятия Уголовнопроцессуального кодекса Российского Федерации 2001 г., российское
уголовно-процессуальное законодательство с середины XIX и в течение XX
столетия предусматривало обязательность исследования судом доказательств
на
судебном
следствии,
являвшегося
основной
частью
судебного
разбирательства. Такой порядок судебного разбирательства был установлен
нормами Устава уголовного судопроизводства 1864 г. и в дальнейшем нашел
отражение в УПК РСФСР 1923 и 1960 гг..
Исходя из правового анализа содержания Судебных уставов 1864 г.,
можно констатировать, что уголовному суду времен императора Александра
II недостаточно было простого признания вины подсудимым, подсудимому
по поводу его признания судом и участвующими лицами задавались
вопросы, признание могло быть «не принято в уважение», в любой момент
до прений прокурор, защитник, судьи и присяжные могли потребовать
исследования обстоятельств уголовного дела.
А именно - в Уставе Уголовного Судопроизводства 1864 года
упрощенная процедура судебного разрешения уголовного дела содержалась в
главе 7 «О порядке производства судебного следствия» раздела 4 «О
производстве в окружных судах» Устава, согласно которой после изложения
Роганов С.А.Теоретические вопросы сокращенной уголовно-процессуальной формы //Ленинградский
юридический журнал. 2016. № 4.
3
15
положений обвинительного акта председательствующий судья согласно
статьи 679 УУС спрашивал подсудимого: признает ли он себя виновным?
Статьей 680 УУС устанавливалось: «Подсудимому, признающему свою вину,
предлагаются
дальнейшие
вопросы,
относящиеся
к
обстоятельствам
преступления, в котором он обвиняется». В ст. 681 говорилось, что «если
признание подсудимого не возбуждает никакого сомнения, то суд, не
производя дальнейшего исследования, может перейти к заключительным
прениям», а ст. 682 УУС определяла, что «судьи, присяжные, прокурор и
участвующие в деле лица могут потребовать, несмотря на сделанное
подсудимым признание, судебного исследования, и в таком случае суд
приступает к рассмотрению и поверке доказательств»4.
Однако, в научных кругах того времени, данная норма уголовного
законодательства
считали
воспринималась
недопустимым
достаточно
ограничение
настороженно,
доказывания
так
виновности
как
лица
исключительно «признательными» показаниями обвиняемого, так как целью
уголовно-процессуального доказывания является установление объективной
истины. Например, Л.Е. Владимиров, анализируя положения Устава
уголовного судопроизводства России, отмечал: «Собственное признание,
записанное в протоколе дознания или следователя как несудебное, не может
быть допущено на суде... В нашем процессе можно считать ... признанием
лишь то, которое дано перед судебной властью, на суде»5.
И.Я. Фойницкий писал: «Хотя можно принять, что существует
значительная вероятность согласия признания с истиной, однако это далеко
не устраняет необходимость доказывания самого события, удостоверяемого
признанием... Как ни веским представляется в ряду других доказательств
собственное признание подсудимого, к нему надо относиться осторожно; как
и другие доказательства, оно не устраняет необходимости судебного
исследования».
Устав уголовного судопроизводства // Судебные уставы 20 ноября 1864 г. Издание Государственной
Канцелярии. СПб., 1864.
5
Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000. С. 131 - 132.
4
16
Н.Н. Розин считал, что показания обвиняемого могут оцениваться лишь
в связи с другими обстоятельствами дела и подлежат строгой проверке; закон
придает ему («сознанию обвиняемого») юридическое значение лишь в том
случае, если оно ни с какой стороны не вызывает сомнения в своем
соответствии действительности 6.
Выдающийся российский юрист А.Ф. Кони указывал: «При обвинениях
на суде и я, и некоторые из моих товарищей старались не опираться на
собственное сознание подсудимого, даже сделанное в суде, и строить свою
речь как бы сознания вовсе и не было, почерпая из дела объективные
доказательства и улики, не зависящие от того или другого настроения
подсудимого, от его подавленности, желания принять на себя чужую вину
или смягчить свою, сознаваясь в меньшем, чем то, в чем его обвиняют»7.
«Интересы государства, - указывал С.В. Познышев, - требуют, чтобы
наказание применялось во всех случаях, когда оно по закону должно быть
применено... Уголовное правосудие должно быть организовано так, чтобы
наказание поражало лишь тех и лишь в такой степени, на кого и как оно
должно падать согласно велениям уголовного закона. Для достижения
вышеозначенной цели уголовный суд должен стремиться в каждом судимом
деле раскрыть объективную, материальную истину»8.
В УПК РСФСР 1923 г. устанавливались положения, аналогичные тем,
которые содержались в нормах Устава уголовного судопроизводства 1864 г.,
а именно - статьей 282 УПК РСФСР 1923 г. предусматривалось, что если
подсудимый согласился с обстоятельствами, изложенными в обвинительном
заключении, признал правильным предъявленное ему обвинение и дал
показания, суд может не производить дальнейшего судебного следствия и
перейти к выслушиванию прений сторон; однако в случае требования коголибо из судей или сторон суд обязан произвести судебное следствие,
несмотря на наличие признания подсудимого. В статье 319 УПК РСФСР 1923
См.: Хрестоматия по уголовному процессу России / Автор-сост. Э.Ф. Куцева. М., 1999. С. 219, 221
Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры: Собр. соч. Т. 4. М., 1967. С. 185 - 186.
8
Хрестоматия по уголовному процессу России / Автор-сост. Э.Ф. Куцева. М., 1999. С.115, 117
6
7
17
г.
указывалось, что суд основывает свой приговор исключительно на
имеющихся в деле данных, рассмотренных в судебном заседании; оценка
имеющихся в деле доказательств производится судьями по их внутреннему
убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела в их
совокупности9.
Таким образом, в вышеуказанных правовых
актах не допускалось
постановление приговора лишь при признании подсудимым своей вины и
устанавливалось, что приговор основывается на доказательствах. Вместе с
тем правоприменительная практика 1930 - начала 1950-х гг. в некоторых
случаях
придавала
особое
значение
«признательным»
показаниям
обвиняемого и допускала постановление обвинительных приговоров на
основе предположения о виновности подсудимого.
А.Я. Вышинский полагал, что по делам, в которых участвуют
несколько обвиняемых, изобличающих друг друга, в частности по делам о
заговорах,
о
преступных
сообществах,
об
антисоветских,
контрреволюционных организациях и группах, признательные показания
обвиняемых приобретают характер и значение основных, решающих
доказательств, и что условия судебной деятельности ставят судью перед
необходимостью решать вопрос не с точки зрения установления абсолютной
истины, а с точки зрения максимальной вероятности тех или иных факторов,
подлежащих судебной оценке 10.
Основываясь на соответствующих положениях Устава уголовного
судопроизводства и склоняясь к наиболее полному порядку уголовного
судопроизводства с учетом исследования доказательств в процессе заседания
был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в 1960 г. В частности,
статья 77 УПК РСФСР устанавливала, что признание обвиняемым своей
вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении
признания совокупностью имеющихся по делу доказательств. В качестве
Постановление ВЦИК от 15.02.1923 «Об утверждении Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.»
(вместе с «Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.»)//СПС «Консультант Плюс»
10
См.: Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 264, 201.
9
18
одного из основных положений уголовного судопроизводства статья 20 УПК
РСФСР
предусматривала,
что
суд,
прокурор,
следователь
и
лицо,
производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом
меры
для
всестороннего,
полного
и
объективного
исследования
обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие
обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность
обстоятельства. В статье 243 УПК РСФСР, определяющей обязанности
председательствующего в судебном
заседании, указывалось,
что он
руководит судебным заседанием, принимая все предусмотренные настоящим
Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию
обстоятельств дела и установлению объективной истины. Глава 23 УПК
РСФСР не предусматривала каких-либо ограничений при исследовании
доказательств в судебном следствии, а часть 2 статья 309 УПК РСФСР
устанавливала, что обвинительный приговор не может быть основан на
предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного
разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления
доказана.
Подтверждением
процессуалиста
М.С.
тому
Строгович
является
писал:
высказывание
«Следствие
и
суд
ученогодолжны
ориентироваться не на получение сознания обвиняемого, а на получение
таких объективных и достоверных доказательств, которые давали бы
возможность найти истину независимо от той позиции, которую займет в
деле обвиняемый. Речь идет вовсе не о том, чтобы игнорировать сознание
обвиняемого, не считаться с ним, а о том, что на одном сознании
обвиняемого, не подтвержденном другими доказательствами, обвинение ни в
коем случае не может и не должно основываться»11. Он же считал
необходимым установление объективной (материальной) истины, указывая,
что
это
означает
действительности
полное
выводов
и
точное
следователя
соответствие
и
суда
об
объективной
обстоятельствах
расследуемого и разрешаемого дела, о виновности или невиновности
11
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 423.
19
привлеченных к уголовной ответственности лиц. Понятие материальной
истины совпадает с понятием достоверности установления обстоятельств
уголовного дела12. Научные позиции идентичные с позицией Строговича
М.С. можно встретить в научных работах ряда советских ученых 13.
При утверждении Концепции судебной реформы, внесенной на
рассмотрение Верховного Совета Президентом РСФСР в 1991 году,
основными ее задачами назывались организация судопроизводства на
принципах состязательности, равноправия сторон, а также дифференциация
форм судопроизводства в целях повышения его качества. Ставилась цель
сделать уголовный процесс России более состязательным, искоренить
обвинительный уклон, эффективно защитить права личности, то есть акцент
делался на том, чему в советский период развития России уделялось
недостаточно внимания 14.
Реализуя
цели,
поставленные
в
вышеуказанной
концепции
законодателем был принят Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации в 2001году, содержащий главу 40, предусматривающую особый
порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с
предъявленным ему обвинением. Согласно положениям данной главы у
обвиняемого появляется право при наличии согласия государственного или
частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным
ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства . Если судья придет к выводу, что
обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается
доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет
обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 308, 327.
См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 59 - 65,
599 - 633; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М.,
1989. С. 533 - 542, 583 - 589.
14
Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О Концепции судебной реформы в
РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст.
1435.
12
13
20
может превышать две трети максимального срока или размера наиболее
строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Обоснованность возникновения правового института особого порядка
судебного разбирательства в российском законодательстве в первую очередь
заключается
в
том,
что
предоставляется
ответственность
раскаявшихся
процессуальных
средств
и
обвиняемых,
материальных
возможность
осуществлять
ресурсов,
смягчить
экономию
способствовать
эффективному раскрытию и расследованию организованных преступлений.
Вместе с тем в юридической науке указывается, что отсутствие каких-либо
проверочных действий, отсутствие судебного доказывания при рассмотрении
уголовных дел в особом порядке, при рассмотрении уголовных дел в порядке
глав 40 и 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
негативно влияет на состояние современного российского уголовного
судопроизводства. Как обоснование данного мнения указывается на то, что в
Российской Федерации фактически имеются два принципиально различных
вида обвинительных приговоров уголовного суда: приговор, постановленный
в общем, обычном порядке, и судебный акт, вынесенный судом в порядке
главы 40 УПК РФ. То, что эти акты, называемые одинаково – «приговоры»,
имеют различную природу, было понятно сразу, после введения УПК РФ,
однако законодательно «различие» было констатировано лишь с принятием
Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 191-ФЗ «О внесении изменения в
статью 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»,
которым в статью 90 УПК РФ внесено изменение, устанавливающее, что
«обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором,
за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со
статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в
законную
силу решением
следователем,
дознавателем
суда
без
...
признаются
дополнительной
судом,
прокурором,
проверки»15.
Таким
Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 191-ФЗ «О внесении изменения в статью 90 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации»// Собрание законодательства РФ. 2015. № 27. Ст. 3982.
15
21
образом, отмечается отсутствие преюдициальной силы приговора, принятого
в особом порядке.
В настоящее время при рассмотрения дела, по которому производилось
предварительное расследование, суд может исследовать (и то в усеченном
варианте,
проведения
«без
судебного
разбирательства»)
лишь
обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства,
смягчающие и отягчающие наказание, чего явно недостаточно для вынесения
законного
и
обоснованного
приговора16.
В
связи
с
негативными
комментариями в юридической среде, высказываются предложения о
совершенствовании процедуры особого порядка, например, И.Л. Петрухин
указывал, что в целях устранения возможности осуждения невиновного
следовало бы внести в УПК РФ положение об обязательном допросе в
судебном заседании подсудимого17. Пиюк А.В. также предлагает исключить
из УПК РФ положения ч. ч. 5 и 8 ст. 316 УПК РФ, устанавливающие, что
судья при рассмотрении дела в особом порядке не проводит исследование и
оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Если (и поскольку)
суд обязан отвечать за результат своей деятельности и в конечном итоге
нести ответственность за состояние правопорядка в обществе, он должен
быть
наделен
возможностью
выяснять
в
судебном
заседании
все
интересующие его юридически значимые моменты 18. Вместе с тем, учитывая
позиции различных
авторов по действующей редакции глав 40
и 40.1
Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации, следует
отметить, что предлагаемые ими изменения сводятся к необходимости
исследования доказательств в судебном заседании, будь то допрос
подсудимого или потерпевшего или какие - либо материалы дела.
Пиюк А.В. Сравнительный анализ современных упрощенных процедур уголовного судопроизводства
Российской Федерации и сокращенного порядка уголовного судопроизводства по Судебным уставам 1864
года//Российская юстиция. 2016. № 5.
17
Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства // Государство и право.
2002. № 5. С. 21.
18
Пиюк А.В. Сравнительный анализ современных упрощенных процедур уголовного судопроизводства
Российской Федерации и сокращенного порядка уголовного судопроизводства по Судебным уставам 1864
года//Российская юстиция. 2016. № 5.
16
22
Таким образом, предпосылки введения института особого порядка
судебного разбирательства и принятия судебного решения последовательно
складывались в истории отечественного уголовного процесса. Прежде всего,
это обуславливалось историческим развитием российского государства в
целом, а также становлением уголовного судопроизводства. Упрощенное
судопроизводство является результатом длительного процесса развития и
совершенствования, причем это относится как к национальному опыту, так и
опыту зарубежному, в котором факту признания вины обвиняемым
придавалось особое значение, связанное с упрощением разбирательства дела
в суде и смягчением участи обвиняемого.
1.2. Правовое содержание института особого порядка судебного
разбирательства в Российской Федерации
В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации
«высшей ценностью в России является человек, его права и свободы.
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства»19. Учитывая юридическое содержание данной
нормы,
законодатель
в
статье
6
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской Федерации установил назначение уголовного судопроизводства защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от
преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного
обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод 20.
«Для того, чтобы выполнить назначение уголовного судопроизводства,
- отмечает П.А. Лупинская, - необходимо: установить, имело ли место
событие, по поводу которого было возбуждено уголовное дело; кто совершил
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от
21.07.2014 № 11-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. 04.08.2014. № 31. ст. 4398.
20
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с посл. изм. и
доп. от 01 июля 2017г. № 137-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (ч. I).Ст.
4921.
19
23
преступные действия (бездействие); виновность обвиняемого и мотивы
преступления,
а
также
другие
обстоятельства,
характеризующие
происшедшее событие и личность обвиняемого. В ходе производства по
уголовному делу может быть установлено, что событие не имело место или
обвиняемый не причастен к совершению преступления»21.
Постановление приговора судом в российском уголовном процессе
осуществляется с соблюдением всех процедур, предусмотренных уголовнопроцессуальным
законодательством
для
судебного
разбирательства
уголовных дел. Так, прежде чем судья постановит приговор, необходимо
пройти несколько этапов (частей) судебного разбирательства (подготовка к
судебному заседанию, предварительное слушание, подготовительная часть
заседания, судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого
и т.д.). Прохождение всех этапов судебного разбирательства должно
происходить
предписанных
при
в
полном
соблюдении
соответствующих
процессуальных
нормах
требований,
уголовно-процессуального
законодательства. В уголовно-процессуальном законодательстве России
процедуре судебного разбирательства уголовных дел посвящены свыше 70
норм (ст. 240-313 УПК РФ), закрепленных в пяти главах. Среди них можно
выделить такой этап судебного разбирательства, как судебное следствие,
который является его центральной частью. Здесь суд в условиях наиболее
полного осуществления принципов уголовного процесса исследует все
имеющиеся доказательства в целях установления фактических обстоятельств
преступления - допрашивает обвиняемого и потерпевшего, свидетелей и
экспертов, осматривают вещественные доказательства, при необходимости
производят судебную экспертизу, предъявляют лиц или предметы для
опознания, осуществляют освидетельствование и т.д. Причем также
необходимо
отметить,
что
подавляющее
большинство
возможных
процессуальных действий на данном этапе судебного разбирательства суд
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. / под ред. П.А. Лупинской. М.: Норма,
2009.С.124
21
24
осуществляет независимо от того, оспаривает ли подсудимый свою вину или
же он согласен с предъявленным ему обвинением.
По мнению К.А. Рыбалова, традиционная для российского уголовного
процесса процедура рассмотрения и разрешения судом уголовных дел часто
приводит к тому, что система правосудия «буксует», в судах скапливаются
уголовные дела, а доступ граждан к правосудию существенно затрудняется 22.
Но, несмотря на эти и другие издержки, необходимо отметить, что процедура
судебного разбирательства уголовных дел, регламентированная УПК РФ, в
целом
оправдана,
направлена
на
решение
задач
уголовного
судопроизводства, способствует соблюдению законности, справедливости,
объективности
и
обоснованности
принимаемых
судом
решений,
обеспечению прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от
преступления,
защите
личности
от
незаконного
и
необоснованного
обвинения, ограничения ее прав и свобод. Вместе с тем, как показывает опыт
судебной практики, суд, без ущерба общим принципам уголовного
судопроизводства, мог бы по отдельным категориям уголовных дел, с
согласия сторон, принять по ним окончательное решение и без соблюдения
отдельных процедурных требований, к тому же, как указывает К.А. Рыбалов,
часто носящий формальный характер 23. В частности, речь идет о таких
уголовных делах, по которым обвиняемые не оспаривают предъявленное им
обвинение и имеющиеся в деле доказательства, полностью признают свою
вину, а совершаемые ими преступления являются очевидными и не относятся
к категории особо тяжких.
В.В.
Дорошков,
необходимо
придерживаться
таких
форм
судопроизводства, которые адекватно учитывали бы тяжесть и сложность
Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его
реализации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С.16
23
Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его
реализации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С.15
22
25
рассматриваемого преступления, а также те правовые последствия, которые
могут наступить в результате такого рассмотрения 24.
В связи с чем, для современного российского уголовного процесса,
как и для уголовного процесса большинства стран, характерно использование
процедур, направленных на упрощение и ускорение традиционного порядка
судопроизводства, что позволяет удешевить его, уменьшить загруженность
судов. Введение института особого порядка судебного разбирательства, а
именно – главы 40 УПК РФ стало первым в истории российского уголовного
процесса
шагом
правоотношений.
эффективность,
к
усилению
После
того
отечественный
диспозитивных
как
этот
начал
институт
законодатель
уголовных
доказал
продолжил
свою
внедрение
упрощенных процедур в судебную систему. Федеральным законом от 29
июня 2009 г. № 141-ФЗ25 УПК РФ был дополнен главой 40.1,
регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.
Глава 40 этого раздела предусматривает упрощенный порядок
судебного заседания без проведения традиционного исследования и оценки
доказательств,
собранных по
уголовному делу.
Центральная
стадия
уголовного процесса в этом случае утрачивает свое основное значение, так
как позволяет суду разрешать уголовное дело на основе данных, полученных
в
ходе
предварительного
расследования.
Главой
процессуального кодекса Российской Федерации
40
Уголовно-
предусмотрен особый
(ускоренный) порядок именно судебного разбирательства, в связи с чем при
его применении большинство уголовно-процессуальных норм адресовано
именно
суду.
Формулируя
его,
процессуальный
закон
исходит
из
необходимости оградить судей от посторонних влияний и обеспечить
правильность и справедливость их выводов по делу.
Дорошков В.В. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с
предъявленным ему обвинением // Российский судья. 2004. № 9.
25
Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»// Российская газета. 2009. 3 июля.
24
26
Однако, трудности в определении соотношения назначения уголовного
судопроизводства и значимости особого порядка рассмотрения уголовных
дел обусловлены отчасти тем, что многие авторы и практические работники
рассматривают особый порядок как рычаг воздействия на процедуры
уголовного судопроизводства с целью усилить нейтралитет и пассивность
суда
в
принятии
итогового
решения,
переложив
инициативы
и
ответственность на стороны 26.
Производство в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, возможно,
только при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и при
наличии ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без судебного
разбирательства.
Подобный
порядок
не
противоречит
назначению
ограждения от ответственности и наказания невиновному и привлечения к
уголовной ответственности виновного. Факт признания обвиняемым своей
вины имеет значение и для принятия иных процессуальных решений,
например при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим
основаниям (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).
Если рассматривать назначение уголовного судопроизводства через
призму
особого
порядка
судебного
разбирательства,
то
социальное
назначение этого порядка уже невозможно свести только к тому, чтобы
упростить процедуру производства по уголовным делам о преступлениях, за
которые максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы,
оно
заключается
и
в
том,
чтобы
«стимулировать
позитивное
посткриминальное поведение виновного лица, реализовать общую и частную
превенцию»27. Значимость подобной превенции, в свою очередь, заключается
в том, что особым порядком охватываются около 540 составов преступлений,
предусмотренных
УК
РФ.
Совершившим
подобные
деяния
лицам
предоставляется возможность осознать свою вину, загладить причиненный
вред, возместить винением, при этом получив право на смягчение наказания.
Саюшкина Е.В. Особый порядок судебного разбирательства и назначение уголовного
судопроизводства//Ленинградский юридический журнал. 2016. № 1.
27
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. / под ред. П.А. Лупинской. М.: Норма,
2009.С.116
26
27
Можно предположить, что, устанавливая в гл. 40 УПК РФ особый
порядок принятия судебного решения по уголовному делу, законодатель
имел целью расширение границ использования признания обвиняемого для
разрешения уголовных дел определенной категории; при этом не остался без
внимания и такой аспект назначения уголовного судопроизводства, как
защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от
преступлений, поскольку без согласия государственного и частного
обвинителя,
а
также
потерпевшего
рассматриваемое
производство
невозможно.
Вместе с тем, как отмечает О. Качалова, «ускоренные производства» по
сути своей являются разновидностями различных «сделок с правосудием»,
одной из сторон которой выступает обвиняемый, а другой - государство28.
Р. Александров выделяет две «сделки с правосудием», необоснованное
смешение которых допущено законодателем: сделка, предусмотренная
положениями гл. 40 УПК РФ (позволяющая экономить время и средства,
затрачиваемые на судебный процесс), и сделка, предусмотренная гл. 40.1
УПК РФ (имеющая цель раскрыть преступление, изобличить соучастников и
разыскать имущество, полученное преступным путем) 29.
В. Быков полагает, что
права потерпевшего при заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве и дальнейшем рассмотрении
выделяемого
уголовного
дела
в
особом
порядке
«законодателем
игнорируются, так как прокурор единолично принимает решение о
заключении
соглашения
с
подозреваемым
и
обвиняемым
о
сотрудничестве»30, несмотря на то, что положения ст. 22 УПК РФ
предоставляют потерпевшему, его законному представителю и (или)
представителю право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого.
Качалова О.В. Ускоренные производства в уголовном процессе постсоветских государств //
Международное уголовное право и международная юстиция. 2015. № 4. С. 11 - 15.
29
Александров Р.А. Проблемы рассмотрения в особом порядке уголовных дел при заключенном досудебном
соглашении о сотрудничестве, вызванные смешением различных институтов "сделок с правосудием" //
Российский судья. 2015. № 6. С. 26 - 30.
30
Быков В.М. Права потерпевшего в уголовном судопроизводстве России // Российская юстиция. 2015. № 7.
С. 45.
28
28
При этом положения гл. 40.1 УПК в отличие от положений гл. 40 УПК
не дают потерпевшему права высказать свое отношение к сокращенной
форме рассмотрения дела и в судебном заседании, поскольку для принятия
решения в особом порядке суд должен удостовериться только в двух вещах:
заключено ли досудебное соглашение добровольно и при участии защитника
и
подтвердил
ли
государственный
обвинитель
активное
содействие
обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления,
изобличении и уголовном преследовании других соучастников, розыске
имущества, добытого в результате преступления.
Вместе с тем, согласно статьи 52 Конституции Российской Федерации
права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются
законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и
компенсацию причиненного ущерба. В Постановлении Конституционного
Суда РФ от 24 апреля 2003 г. № 7-П отмечается, что обязанность государства
гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений предполагает
обязанность не только предотвращать и пресекать в установленном законом
порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и
нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от
преступления возможность отстаивать, прежде всего в суде, свои права и
законные
интересы
любыми
не
запрещенными
законом
способами,
поскольку иное означало бы умаление чести и достоинства личности не
только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим
государством.
Так, в соответствии с положениями ст. ст. 314 - 316 УПК суд
постановляет приговор без судебного разбирательства, если удостоверится,
что
обвиняемый
осознает
характер
и
последствия
заявленного
им
ходатайства и оно было заявлено добровольно и после проведения
консультаций с защитником. При этом судебное заседание обязательно
проводится с участием подсудимого и его защитника, суд опрашивает
подсудимого, осознает ли он последствия постановления приговора без
29
проведения судебного разбирательства, заявлено ли его ходатайство
добровольно, имела ли место соответствующая консультация с защитником
по указанному вопросу.
Потерпевшему же порядок и последствия постановления приговора без
проведения судебного разбирательства разъясняются судом только в случае
его участия, которое не обязательно. При этом суд не может удостовериться,
что потерпевший в полной мере осознает последствия постановления
приговора в особом порядке, добровольно ли его волеизъявление, согласен
ли он с предъявленным подсудимому обвинением. Главы 40 и 40.1 УПК РФ,
касающиеся особого порядка судебного разбирательства, не содержат
упоминания о правах потерпевшего, связанных с предъявлением иска о
возмещении морального вреда или материального ущерба.
Статья 44 УПК РФ наделяет лицо, полагающее, что вред причинен ему
непосредственно преступлением, правом обратиться после возбуждения
уголовного дела и до окончания судебного следствия с гражданским иском о
возмещении имущественного ущерба и морального вреда. В целях защиты
своих законных интересов гражданский истец имеет право представлять
доказательства по заявленному иску.
В случаях, когда обвиняемый, ходатайствуя о рассмотрении дела в
упрощенном порядке, полностью признает притязания потерпевшего,
вопросов у правоприменителей не возникает. Однако если обвиняемый
возражает против исковых требований, то тут на первый план выходит право
потерпевшего
доказывать
размер
причиненного
ущерба.
Согласно
действующей редакции Постановления Пленума ВС РФ от 5 декабря 2006 г.
№ 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства
уголовных дел», если по уголовному делу, рассматриваемому в особом
порядке, предъявлен гражданский иск, то при наличии соответствующих
оснований он может быть оставлен без удовлетворения, производство по
нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо принято
решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского
30
судопроизводства,
если
это
не
повлечет
изменения
фактических
обстоятельств дела. Принимая во внимание положения ч. 5 ст. 316 УПК,
согласно которым в упрощенном порядке судебного разбирательства могут
быть исследованы только обстоятельства, характеризующие личность
подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание,
обоснованность гражданского иска суд должен проверять по внутреннему
убеждению на основе материалов дела, изученных им самостоятельно в
совещательной комнате.
Таким образом, потерпевший, в целом не возражающий против
упрощения судебного разбирательства, экономии в связи с этим бюджетных
денежных средств и времени участников процесса, вынужден возражать
против постановления приговора без судебного разбирательства, поскольку
закон не позволяет ему иным образом защитить свои имущественные
интересы в уголовном процессе. На практике в случае несогласия
обвиняемого с размером заявленного гражданского иска суды пользуются
возможностью, предоставленной им законодателем и Верховным Судом РФ,
передать иск на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
В целях защиты прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве при
реализации права обвиняемым на рассмотрение уголовного дела в особом
порядке судебного разбирательства, например, В. Быков предлагает
«дополнить ст. 51 УПК положением об обязательном участии адвоката представителя потерпевшего с возложением расходов на государство, в том
числе в случаях, когда уголовное дело подлежит рассмотрению в особом
порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК, и когда
между обвиняемым, прокурором и следователем заключено соглашение о
сотрудничестве в порядке гл. 40.1 УПК»31.
Но вряд ли при участии адвоката в судебном разбирательстве со
стороны потерпевшего возможно сокращение времени и средств для данной
Быков В.М. Права потерпевшего в уголовном судопроизводстве России // Российская юстиция. 2015. № 7.
С. 42 - 46.
31
31
процедуры. Как альтернатива в сложившейся ситуации и с целью защиты
прав потерпевшего следует закрепить законодательно обязательное участие
потерпевшего в судебном заседании, в котором постановляется приговор без
судебного разбирательства. Эти позволит: во-первых, суду удостовериться в
том,
что
потерпевший
полностью
осознает
порядок
упрощенного
судопроизводства и его последствия; во-вторых, согласен с обстоятельствами
дела и размером ущерба; в –третьих, уточнить позицию по заявленным
исковым требованиям или разъяснить право на подачу гражданского иска.
Руководствуясь данной целью, например, В. Сероштан, предлагает в ч.
5 ст. 316 УПК РФ закрепить возможность для суда «исследовать не только
обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства,
смягчающие или отягчающие наказание, но и доказательства, указанные в
исковом заявлении в обоснование требований»32.
По мнению же О.В. Качаловой, готовясь рассмотреть уголовное дело в
сокращенном
порядке,
судья
должен
убедиться
в
достаточности
доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого, необоснованность
обвинения исключает возможность рассмотрения дела в особом порядке 33.
О.В. Качалова полагает, что «решая принципиальный вопрос о
возможности рассмотрения дела в особом порядке, судья фактически
предрешает
вопрос
о
возможности
вынесения
в
отношении
лица
обвинительного приговора». Это означает перенос на стадию назначения
судебного заседания и разрешение вопроса о виновности либо невиновности
обвиняемого. Таким образом, согласиться с тем, что обоснованность
обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами
следует считать условием назначения уголовного дела к рассмотрению в
особом порядке, нельзя.
Целью введения гл. 40.1 УПК РФ была борьба с организованной
преступностью, учитывая, что данный институт как упрощенная форма
Сероштан В.В. Соотношение объема и качества прав участников уголовного судопроизводства //
Современное право. 2009. № 8. С. 88.
33
Качалова О.В. Ускоренное производство в российском уголовном процессе: Дис. ... д-ра юрид. наук. М.,
2016. С. 159 - 160.
32
32
судебного
разрешения
дела
характеризуется
снижением
уровня
процессуальных гарантий. Однако, в УПК РФ, нет указаний на категории
преступлений, по которым возможно заключение соглашений, они, как
свидетельствуют
результаты
изучения
практики
применения
данной
упрощенной формы, используются практически по всем категориям
уголовных дел, по которым производится предварительное расследование,
право же на заключение соглашений предоставлено всем прокурорам
районного звена и даже их заместителям.
При применении особого порядка в случае заключения досудебного
соглашения о сотрудничестве личность лица, совершившего преступление, и
его отношение к деянию неважны. Статья 317.2 УПК РФ устанавливает
только, что прокурор, получив ходатайство о заключении соглашения о
сотрудничестве и постановление следователя о заключении соглашения,
либо удовлетворяет ходатайство, либо отказывает в нем. С кем следует
заключать соглашение, по каким мотивам в его заключении можно отказать,
законодатель не уточняет. Основным критерием, влекущим принятие
прокурором положительного решения о заключении соглашения, является
ценность
информации,
которая
правоохранительных органов,
причем
может
быть
ценность
не
получена,
как
для
объективная
категория, а как представление о ней соответствующих должностных лиц следователя и прокурора. Именно на ценность информации, оценку
перспективности сотрудничества и реальную возможность исполнения
обязательств, взятых обвиняемым, ориентирует подчиненных прокуроров и
Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 15 марта 2010 г. № 107 «Об
организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с
подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве
по уголовным делам»34.
Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 15 марта 2010 г. № 107 «Об организации работы по реализации
полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о
сотрудничестве по уголовным делам»// Законность. № 6. 2010.
34
33
Представляется неверным утверждение Н.А. Дудиной о том, что
досудебное соглашение о сотрудничестве представляет собой одну из форм
реализации в уголовном процессе уголовно-правовых норм о деятельном
раскаянии35, а также мнение И.Э. Звечаровского о совпадении по своему
социально-правовому назначению института соглашения о сотрудничестве с
уголовно-правовым институтом деятельного раскаяния 36. Представляется
более верным мнение о том, что досудебное соглашение заключается
прокурором «с целью оптимизации процесса выявления, раскрытия и
предупреждения
общественно
опасных
деяний»,
а
лицом,
«предоставляющим уголовно-релевантную информацию о совершенных им и
другими лицами указанных деяний, а также оказывающим иную помощь
правоохранительным органам, - с целью минимизации негативных для него
правовых последствий за содеянное»37.
Лицам, сталкивающимся с правоприменительной практикой, очевидно,
что представители обвинения предпочитают заключать соглашения о
сотрудничестве
с
лицами,
обладающими
наибольшим
объемом
интересующей информации, а также с лицами, наиболее дорожащими
личной свободой, наибольшее количество соглашений заключается с
женщинами, имеющими несовершеннолетних детей, лицами в возрасте до 25
лет и т.д.
Появление в уголовном процессе большинства стран процедур, в той
или иной форме направленных на упрощение и ускорение обычного порядка
судопроизводства, является общемировой тенденцией, вызванной в первую
очередь ростом преступности в мегаполисах и чрезмерной загрузкой судов 38.
В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020
года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая
Дудина Н.А. Порядок производства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как
процессуальная форма деятельного раскаяния: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2015. С. 27, 33 - 34.
36
Звечаровский И.Э. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве //
Законность. 2009. № 9. С. 14 - 16.
37
Бертовский Л.В., Эдилова П.В. Проблемы развития института досудебного соглашения о сотрудничестве
// "Черные дыры" в российском законодательстве. 2015. № 3. С. 120.
38
См.: Башкатов Л.Н., Безлепкин Б.Т., Боровский М.В. Уголовно-процессуальное право Российской
Федерации: Учебник / Отв. ред. И.Л. Петрухин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009.
35
34
2009 г. № 537, в качестве основных угроз безопасности страны выделяются
организованная преступность, коррупция и наркомания.
По
мнению
Д.В.
Маткиной,
социальная
напряженность,
рост
преступлений и одновременно снижение их раскрываемости привели к
введению
совершенно
преступностью.
На
восстановительного
нового
смену
качественного
карательной
правосудия,
подхода
идеологии
основанного
на
в
борьбе
пришла
с
идея
построении
взаимовыгодных договорных отношений стороны защиты и обвинения 39.
В то же время с ростом количества заключенных досудебных
соглашений увеличивается и круг неразрешенных вопросов и проблем, с
которыми
сталкиваются
участники
уголовного
судопроизводства
на
практике.
Законодатель к особому порядку принятия судебного решения,
предусмотренного гл. 40 и 40.1 УПК РФ, применяет формулировку «согласие
с обвинением», однако, он не раскрывает это понятие и не применяет его ни
в одной из других глав Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации. Данный вопрос не решает то, что во многих статьях УПК в том
или ином своем значении употребляется признание вины и установление
виновности лица в совершении преступления. Пленум Верховного Суда РФ в
своем постановлении от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами
особого судебного разбирательства уголовных дел» разъясняет, что под
обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в
общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного
обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку
содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием
обвиняемого40.
См.: Маткина Д.В. Договорная (конвенциальная) форма доказывания социального умиротворения сторон
уголовно-правового конфликта // В мире научных открытий. 2010. № 2-2.
40
Постановление Пленума Верховного Суда РФ в своем от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами
особого судебного разбирательства уголовных дел»//СПС «Консультант Плюс»
39
35
По мнению А.К. Аверченко, согласие с предъявленным обвинением
является понятием, которое включает следующие элементы: согласие с
объективными
признаками
события
вменяемого
деяния,
согласие
с
характером и размером инкриминируемого вреда, согласие с изложенными
формой вины, целью и мотивом деяния, согласие с изложенными признаками
субъекта
преступления,
согласие
с
юридической
квалификацией
инкриминируемого преступления, согласие с вытекающим из формулы
обвинения гражданским иском 41 (при его заявлении).
Д.П. Великий разъяснял, что согласие с предъявленным обвинением это проявление диспозитивности, использование обвиняемым своих прав, не
имеющих
какого-либо
доказательственного
значения.
Это
отказ
от
процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения
причин42.
Вместе с тем следует отметить, что установленные гл. 40 и гл. 40.1
УПК РФ законодательные конструкции и соответствующая судебная
практика вызывают множество критических замечаний со стороны ученыхпроцессуалистов
и
побуждают
к
бурным
дискуссиям 43.
Некоторые
проблемные вопросы применения особого порядка судебного заседания
частично нашли свое разрешение в позициях Пленума Верховного Суда РФ;
другие вплоть до настоящего времени остаются неразрешенными, поэтому
вызывают существенные затруднения и судебные ошибки.
Наиболее острая критика особого порядка судебного заседания связана
с тем, что эта упрощенная процедура плохо сочетается с современными
подходами к механизмам доказывания обстоятельств уголовного дела,
предполагающим
состязательные
исследовании и оценке
судом
технологии
доказательств,
при
непосредственном
ложащихся
в
основу
См.: Аверченко А.К. О сущности и содержании согласия обвиняемого с предъявленным обвинением как
основания производства в особом порядке // Правовые проблемы укрепления российской
государственности: Сб. ст. / Под ред. М.К. Свиридова. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2005.
42
Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика // Журнал российского
права. 2005. № 6.
43
Качалова О.В. Виды ускоренного производства в российском уголовном процессе. М.: Юрлитинформ,
2016. С. 6 - 7, 11 - 16.
41
36
приговора44. Подобные позиции, являясь далеко не однозначными, тем не
менее не лишены определенного смысла и способствуют развитию уголовнопроцессуальной науки и совершенствованию законодательства.
Однако, если обратиться к данным судебной статистики , в частности
по Орловской области, то роста
количества дел, рассматриваемых при
особом порядке судебного разбирательства не наблюдается, так например в
2015 году 1340 уголовных дел поступило для рассмотрения в особом порядке
судебного разбирательства, из них 1277 – при согласии обвиняемого с
предъявленным обвинением и 6 при заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве, в 2016 году поступило 1160 уголовных дел, из них 1075 –
при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением и 19 при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, за три месяца 2017
года рассмотрено 232 уголовных дела45.
Вместе с тем анализ судебной практики позволяет утверждать, что при
рассмотрении дел в особом порядке судьи допускают ошибки, которые
впоследствии становятся основанием для обжалования приговоров и иных
судебных решений, принятых по итогам рассмотрения дела. Так, по данным
Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации,
например, за 12 месяцев 2016 г. судами по существу с постановлением
приговора или вынесением иного решения в особом порядке рассмотрено
650869 уголовных дел, в апелляционном порядке обжаловано 48326
приговоров и других судебных постановлений по существу дела, что
составило почти 8% от числа итоговых судебных решений, принятых при
рассмотрении дел в особом порядке. При этом всего отменено 1828 и
изменено 6402 обвинительных приговоров, или 4% и 13% от числа всех
обжалованных судебных решений, постановленных судом в особом
порядке46.
Калугин А.Г. Доказывание при осуществлении производства по уголовным делам в сокращенных формах:
оптимизация или упрощение? // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 12 (61). С. 147
45
http://usd.orl.sudrf.ru/modules.php?name=stat
46
http://www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2016/F1-svod-2016.xls
44
37
Таким образом, институт особого порядка судебного разбирательства,
предусмотренный разделом X Уголовно-процессуального кодека Российской
Федерации, регламентирующий основания и условия, при наличии которых
суд с согласия сторон вправе постановить по делу приговор без проведения
судебного разбирательства в общем порядке, направлен на рационализацию
уголовного судопроизводства. Данный институт способствует решению
следующих задач, стоящих перед уголовно-процессуальной политикой
страны: - экономия сил и средств органов уголовной юстиции по
расследованию преступлений и судебному разбирательству уголовных дел о
преступлениях небольшой, средней тяжести и тяжких преступлениях; стимулирование обвиняемого (подсудимого) к сотрудничеству с органами
уголовного преследования и с его помощью изобличение других участников
преступления,
быстрого
и
с
минимальными
издержками
раскрытия
преступления, установления всех обстоятельств его совершения и т.д.;
сокращение разрыва во времени, которое протекает с момента совершения
преступления
до
принятия
по
нему
окончательного
рационализация уголовного судопроизводства.
решения;
-
38
Глава 2. Общая характеристика института особого порядка судебного
разбирательства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации
2.1.
Особенности применения особого порядка принятия судебного
решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему
обвинением
Правовому регулированию института особого порядка судебного
разбирательства в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации
посвящен
10
раздел
«Особый
порядок
судебного
разбирательства»,
состоящий из двух глав, одна из которых введена в 2001 года, и регулирует
институт особого порядка принятия судебного решения при согласии
обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40) , а Федеральным
законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ раздел был дополнен новой главой
40.1, предусматривающей особый порядок принятия судебного решения при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако, как
справедливо отмечает Лукшин А.В., «несмотря на то что оба этих порядка
содержатся в одном разделе X УПК РФ («Особый порядок судебного
разбирательства»), они призваны реализовывать хотя и схожие, однако
различаемые между собой цели и предполагают различные основания
применения к осужденным поощрительных мер»47.
Вместе с тем, по данным Судебного департамента при Верховном Суде
Российской Федерации, в 2016 судами в порядке главы 40 УПК РФ году
было рассмотрено 68% от общего числа уголовных дел, в 2015 г. - 71,6%, в
2014 г. - 71,2%, в 2013 г. - 69%48. Оценивая эти показатели, ученые отмечают
«массовидность» такой формы судебного разбирательства49.
Лукшин А.В. Некоторые аспекты применения упрощенных (сокращенных) форм производства по
уголовным делам//Судья. 2016. № 6.
48
http://www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/2016/F1-svod-2016.xls
49
См.: Толкаченко А.А. Особый порядок судопроизводства - междисциплинарный институт // Российская
юстиция. 2011. № 8. С. 37 - 38.
47
39
Согласно статьи 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации с инициативой о применения особого порядка судебного
разбирательства выступает обвиняемый: именно его заявление о согласии с
предъявленным ему обвинением и ходатайство о постановлении приговора
без проведения судебного разбирательства является основанием для
применения этой процедуры (часть 1 статьи 314 УПК РФ). Однако,
законодателем
введены
ограничения,
а
именно
с
ходатайством
о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства вправе
обратиться обвиняемый по уголовным делам о преступлениях, наказание за
которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не
превышает 10 лет лишения свободы. Также непременным условием является
согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего.
Государственный обвинитель - поддерживающее от имени государства
обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры
(п. 6 ст. 5 УПК РФ). По смыслу части 7 ст. 318 УПК РФ лицо, подавшее
заявление в суд, является частным обвинителем с момента принятия судом
заявления
к своему производству.
То есть процессуальная
фигура
государственного или частного обвинителя появляется лишь в судебном
производстве. При решении вопроса о даче согласия на особый порядок
принятия
судебного
решения
государственному
обвинителю
следует
убеждаться в наличии предусмотренных статьей 314 УПК оснований для
постановления приговора в порядке гл. 40 УПК и руководствоваться
Приказом Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465.
Согласно части 1 ст. 315 УПК РФ ходатайство о постановлении
приговора без проведения судебного разбирательства обвиняемый заявляет в
присутствии защитника. В этой же норме предусмотрен и случай, когда
защитник не приглашен самим подсудимым, его законным представителем
или по их поручению другими лицами. В данном случае обязанность по
обеспечению участия защитника закон возлагает именно на суд. Несмотря на
то, что глава 40 находится в части 3 Уголовно-процессуального кодекса
40
Российской Федерации «Судебное разбирательство»,
согласно части 2
статьи 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство и «в момент
ознакомления с материалами уголовного дела». Здесь речь идет уже о
досудебном
производстве.
Но
в
досудебном
производстве
ни
государственный, ни частный обвинители не участвуют, а потому не может
быть реализовано необходимое условие - согласие государственного или
частного обвинителя.
Если буквально проанализировать норму статьи 314 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации то речь идет не о признании
вины обвиняемым, а о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.
Такая формулировка дает основание ряду авторов считать, что при Особом
порядке судебного разбирательства признания вины не требуется. Так,
например, Л.А. Воскобитова пишет, что согласие с предъявленным
обвинением не связано с позицией обвиняемого относительно фактических
обстоятельств дела, он вообще может не давать показания, но при этом не
спорить с обвинением 50. Таким образом, если лицо не признает себя
виновным,
особый
порядок
судебного
разбирательства
не
должен
допускаться. Введение сокращенного порядка судебного следствия как раз и
обусловливается тем, что признание обвиняемым своей вины и сообщение об
обстоятельствах совершенного преступления отражается на установлении
фактических обстоятельств дела. Выводы об этих обстоятельствах в
известной мере строятся на этих показаниях при условии подтверждения их
иными доказательствами.
Совершение обвиняемым преступления, в котором он признает себя
виновным, является материальной предпосылкой судебного разбирательства
в особом порядке. На наш взгляд, согласие с предъявленным обвинением, как
и признание
вины,
фактических
обстоятельств
определенным
50
связано с
образом
позицией обвиняемого относительно
дела.
отражается
Признание
на
обвиняемым
установлении
вины
фактических
См.: Уголовно-процессуальное право России: Учеб. для вузов / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2009. С. 761.
41
обстоятельств дела. В этом случае обстоятельства, установленные в ходе
расследования,
совпадают
с
показаниями
обвиняемого.
Выводы
об
обстоятельствах преступления в значительной мере основываются на этих
показаниях, подтверждаются иными доказательствами по делу.
Если в материалах дела есть показания обвиняемого, из которых
следует, что он не признает себя виновным, фактические обстоятельства
излагаются им во время допроса иначе, чем они изложены обвинением, то у
суда нет оснований для рассмотрения дела в особом порядке.
Судья, рассматривающий уголовное дело, должен убедиться в
существовании
факта
совершения
преступления.
Поэтому
первым
обязательным условием является проверка судом обоснованности обвинения.
Под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать
фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы
совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и
размер вреда, причиненного преступлением. Кроме того, применение
особого
порядка
возможно
только
при
отсутствии
оснований
для
прекращения уголовного дела. Если подсудимый не согласен с некоторыми
эпизодами обвинения или выражает несогласие с основанием или объемом
предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении
приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не
подлежит.
В качестве примера, что подлежит отражению в приговоре по
уголовному делу,
можно рассмотреть материал судебной практики
Брянского областного суда, а именно - приговор от 06 августа 2016 года по
уголовному делу №1-40/2016.
«ДД.ММ.ГГГГ около 21 часа 30 минут,
Алексеев В.Г., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь с
разрешения
ФИО6
в <адрес>,
действуя
умышленно из
корыстных
побуждений, с целью завладения чужим имуществом, воспользовавшись тем,
что ФИО6 за его действиями не наблюдает, <данные изъяты>, из кармана
куртки,
находившейся
в
прихожей
вышеуказанной
квартиры
и
42
принадлежащей ФИО6 достал мужской кошелек, с находящимися в нем
денежными средствами в <данные изъяты>, принадлежащие ФИО6 Будучи
застигнутым ФИО6 в этот момент, который потребовал, чтобы Алексеев В.Г.
прекратил свои противоправные деяния, и положил похищенные деньги на
место, Алексеев В.Г. требования ФИО6 проигнорировал, удерживая
похищенное, с места преступления скрылся, распорядившись похищенным
по своему усмотрению. Органом дознания содеянное Алексеев В.Г.
квалифицировано по части 1 статьи 161 УК РФ. Из материалов уголовного
дела усматривается, и в судебном заседании подсудимый подтвердил, что
существо предъявленного обвинения ему понятно, он согласен с ним в
полном объеме и поддерживает ранее заявленное им ходатайство о
постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Свое
согласие с предъявленным обвинением, ходатайство о постановлении
приговора в особом порядке им заявлено добровольно, после консультации с
защитником в момент ознакомления с материалами уголовного дела и в
присутствии защитника. Он осознает характер и последствия заявленного им
ходатайства, в том числе о недопустимости обжалования данного приговора
по мотивам несогласия с фактическими обстоятельствами признанного им
обвинения. Защитник – адвокат Емельяненко И.Т. заявленное своим
подзащитным ходатайство о постановлении приговора без проведения
судебного разбирательства поддержал. Потерпевший ФИО6 в судебном
заседании пояснил, что против рассмотрения дела в особом порядке
судебного разбирательства не возражает, материальных претензий к
подсудимому не имеет. Государственный обвинитель выразил согласие с
постановлением
приговора
в отношении Алексеев
В.Г.
в порядке,
предусмотренном главой 40 УПК РФ. Санкция части 1 статьи 161 УК РФ не
превышает 10 лет лишения свободы. Учитывая, что требования ст. 314 УПК
РФ соблюдены, подсудимый понимает сущность предъявленного обвинения,
свою вину в совершении преступления признал полностью, осознает
характер и последствия заявленного им ходатайства, которое было им дано
43
добровольно, после проведения консультации с защитником, а также
учитывая
согласие
государственного
обвинителя
и
потерпевшего
с
заявленным ходатайством подсудимого, суд приходит к выводу об
удовлетворении ходатайства подсудимого и постановлении приговора в
особом порядке судебного разбирательства. Учитывает суд также и то, что
обвинение, с которым согласился подсудимый обоснованно, доказано и
подтверждается совокупностью доказательств, собранных по уголовному
делу, оснований для прекращения дела не имеется. На основании
изложенного, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимого
Алексеев В.Г. и квалифицирует его действия по части 1 статьи 161 УК РФ,
расценивая содеянное как грабеж, то есть открытое хищение чужого
имущества. изучением данных о личности подсудимого установлено, что он
не имеет судимости, по месту жительства участковым уполномоченным
характеризуется отрицательно, как лицо, жалоб на которое не поступало,
злоупотребляющее спиртными напитками, <данные изъяты> При назначении
наказания суд учитывает степень общественной опасности совершенного
преступления,
личность
виновного,
обстоятельства
смягчающие
и
отягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление
подсудимого, а так же мнение потерпевшего о назначении подсудимому
наказания, не связанного с реальным лишением свободы. Исходя из
эффективности, соразмерности и справедливости назначаемого наказания,
оценки всех обстоятельств дела, учитывая общественную опасность
совершенного преступления, личность виновного, суд приходит к выводу о
назначении подсудимому наказания в виде лишения свободы, не находя при
этом возможности назначения альтернативного наказания, предусмотренного
санкцией данной статьи, применив при этом положения части 5 статьи 62 УК
РФ»51.
Таким образом, рассматривая представленный приговор, который
вступил в законную силу, можно констатировать, что в мотивировочной
51
https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo
44
части решения содержится описание не преступного деяния, а описывается
соблюдение процедуры получения согласия обвиняемого с предъявленным
ему обвинением, а также согласие сторон процесса. Вместе с тем суд делает
отсылку на то, что при принятии данного решения судьей дана оценка тому,
что «обвинение, с которым согласился подсудимый обоснованно, доказано и
подтверждается совокупностью доказательств, собранных по уголовному
делу». Кроме того, характеризуя личность подсудимого, судьей дана оценка
личности подсудимого, а также обстоятельства отягчающим преступное
деяние. В частности, в пункте 31 Постановления от 22.12.2015 № 58 «О
практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»
подчеркивается, что «...само по себе совершение преступления в состоянии
опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств,
психотропных
или
других
одурманивающих
веществ,
не
является
единственным и достаточным основанием для признания такого состояния
обстоятельством, отягчающим наказание. При разрешении вопроса о
возможности признания указанного состояния лица в момент совершения
преступления отягчающим обстоятельством суду надлежит принимать во
внимание характер и степень общественной опасности преступления,
обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение
лица при совершении преступления, а также личность виновного». Несмотря
на это, каких-либо иных мотивов, кроме самого факта нахождения лица в
состоянии алкогольного опьянения в момент совершения преступления, в
данном приговоре не приводилось. Как отмечается в юридической
литературе, необоснованный учет состояния опьянения как обстоятельства,
отягчающего наказание, может иметь целый ряд неблагоприятных уголовноправовых последствий для виновного 52.
Следует отметить, что в последнее время в некоторых публикациях
наметилась несколько оторванная от реальности и явно негативная
Артеменко Н.В., Саргсян Г.О. Оценка судом состояния опьянения как обстоятельства, отягчающего
наказание//Российская юстиция. 2017. № 1.
52
45
тенденция, направленная на полное обесценивание особого порядка
судебного разбирательства ввиду мнимого отсутствия доказывания, якобы не
свойственного
для
данного
упрощенного
механизма
рассмотрения
уголовного дела53.
Подтверждением тому, что при принятии решения в особом порядке
судебного
разбирательства
судьей
должна
производиться
оценка
доказательств, а также правильность предъявленного обвинения можно
привести следующий пример из судебной практики Орловского областного
суда – апелляционное постановление от 06 апреля 2016 года. По приговору
суда Медведев А.Л. признан виновным в тайном хищении чужого имущества
с незаконным проникновением в хранилище, совершенном <дата> в посёлке
<адрес>. В связи с согласием Медведева А.Л. с предъявленным обвинением,
по его ходатайству дело рассмотрено в особом порядке судебного
разбирательства. В соответствии со ст. 316 УПК РФ судебное заседание по
ходатайству подсудимого Медведева А.Л. о постановлении приговора без
проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным
обвинением проведено в порядке, установленном главами 35, 36, 38, 39 и 40
УПК РФ.Судом соблюдены все условия постановления приговора без
проведения судебного разбирательства.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о
наличии оснований, предусмотренных пп. 2, 4 ст. 389.15, ч. 1 ст. 389.17, ч. 2
ст. 389.18 УПК РФ, для изменения приговора суда. В соответствии со ст. 297
УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и
справедливым.
Приговор
признается
законным,
обоснованным
и
справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ
и основан на правильном применении уголовного закона. Согласно ч. 8 ст.
316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении
Россинский С.Б. Особый порядок судебного разбирательства как форма доказывания обстоятельств
уголовного дела: возражения оппонентам//Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. № 4.
53
46
которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении
условий
постановления
разбирательства.
В
приговора
соответствии
со
без
ст.
проведения
252
УПК
судебного
РФ
судебное
разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по
предъявленному ему обвинению.
разбирательстве
допускается,
если
Изменение
этим
не
обвинения
в судебном
ухудшается
положение
подсудимого и не нарушается его право на защиту. Глава 40 УПК РФ не
содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в
особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения,
в частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а
само уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков
давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим,
амнистией, отказом государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если
для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и
фактические обстоятельства при этом не изменяются.
Согласно обвинению, с которым согласился Медведев А.Л., <дата>,
имея умысел на тайное хищение домашней птицы, он незаконно проник на
территорию домовладения Ж., однако не реализовал свой преступный
умысел до конца по причинам, от него не зависящим – не смог сломать
навесной замок и проникнуть в сарай, в котором содержались 7 кур и 1
петух. Продолжая свою преступную деятельность, действуя с единым
преступным умыслом, Медведев А.Л., не отказавшись от намерения
похитить
чужую
домашнюю
птицу,
незаконно
проник
в
сарай,
расположенный на территории домовладения Э., откуда тайно похитил
одного
петуха
стоимостью
500
рублей.
Действия
Медведева
А.Л.
квалифицированы органом следствия по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть
юридическая оценка дана только оконченному преступлению, совершенному
в отношении имущества Э. Правовая оценка действий Медведева А.Л.,
связанных с покушением на хищение имущества Ж., осталась за пределами
обвинения, в связи с чем в силу положений ст. 252 УПК РФ его осуждение за
47
эти действия исключалось. Поскольку в данном случае не требуется
исследования собранных по делу доказательств, суд апелляционной
инстанции приходит к выводу о возможности изменения приговора путем
исключения указания об осуждении Медведева А.Л. за покушение на кражу
имущества Ж. – 7 кур и 1 петуха стоимостью 2950 рублей.
С учетом уменьшения объема обвинения наказание по п. «б» ч. 2 ст.
158 УК РФ подлежит смягчению. Принимая во внимание требования закона
о справедливости наказания, о его влиянии на исправление осужденного и на
условия жизни его семьи, а также с учетом характера и степени
общественной опасности преступления, стоимости похищенного имущества
суд
находит
убедительными
доводы
осужденного
Медведева
А.Л.,
содержащиеся в апелляционной жалобе, о возможности назначения ему
наказания в виде штрафа54.
Установленные гл. 40 УПК РФ законодательные конструкции и
соответствующая судебная практика вызывают множество критических
замечаний со стороны ученых-процессуалистов и побуждают к бурным
дискуссиям55. Некоторые проблемные вопросы применения особого порядка
судебного заседания частично нашли свое разрешение в позициях Пленума
Верховного Суда РФ 56; другие вплоть до настоящего времени остаются
неразрешенными, поэтому вызывают существенные затруднения и судебные
ошибки.
Вместе с тем, следует отметить, что «государство заинтересовывает
привлекаемое лицо вступать с ним в сделку как можно раньше, поощряя
ранее положительное посткриминальное поведение лица, привлекаемого к
уголовной ответственности»57, а именно - в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК
РФ наказание при рассмотрении дела в особом порядке не должно
54
https://oblsud--orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1254919&delo_
id=4&new=4&text_number=1
55
Качалова О.В. Виды ускоренного производства в российском уголовном процессе. М.: Юрлитинформ,
2016. С. 6 - 7, 11 - 16.
56
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами
особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» // СПС «КонсультантПлюс».
57
Роганов С.А.Теоретические вопросы сокращенной уголовно-процессуальной формы//Ленинградский
юридический журнал. 2016. № 4.
48
превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого
вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Вместе с тем, данная норма применяется судами с нарушениями, в
качестве примера можно привести приговор Должанского районного суда
Орловской области от 20 февраля 2012 года, отмененный Орловским
областным судом. «По приговору суда ФИО1 признан виновным в
нарушении правил дорожного движения, повлекших по неосторожности
смерть ФИО3 и ФИО4 и причинение тяжкого вреда здоровью ФИО2.
Преступление совершено <дата> примерно в 01 час 30минут в направлении
<...>, на территории населенного пункта <адрес> при обстоятельствах,
подробно изложенных в приговоре. В судебном заседании ФИО1 признал
себя виновным по ч. 5 ст. 264 УК РФ, по ч. 6 ст. 264 УК РФ вину не признал.
ФИО1 должен быть осужден по ч. 6 ст. 264 УК РФ, суд переквалифицировал
его действия с ч. 6 на ч. 5 ст. 264 УК РФ на основании справки о результатах
химико-токсикологического исследования №234 от 13.04.2010 и акта
судебно-химического исследования № 25 б от 13.04.2010, из которых
следует, что в крови ФИО1 этиловый спирт не найден. Указанные документы
являются недопустимыми доказательствами, поскольку нарушен порядок
забора и доставки крови в Орловский наркологический диспансер и в
Ливенскую ЦРБ (кровь была взята не сразу после поступления ФИО1 в
больницу, а после длительных внутривенных капельниц, пузырек, в который
была помещена кровь, не был стерильным, во флакон с кровью не был
добавлен гепарин, вследствие чего кровь свернулась, флакон не был
опечатан; не был взят контрольный образец; кровь хранил у себя дома
больше суток начальник ГИБДД Родин, а доставлял ее работник ОВД
Дорофеев, никто из свидетелей не подтвердил, что кровь для проведения
анализа принадлежала именно ФИО1). Однако, судом необоснованно
применены положения п. 7 ст. 316 УПК РФ вопреки возражениям
потерпевших и назначено чрезмерно мягкое наказание. Постановленный по
49
настоящему делу приговор нельзя признать соответствующим указанным
требованиям уголовно-процессуального закона.
Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным,
обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он
постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального
закона и основан на правильном применении уголовного закона. В
соответствии с ч. 1 ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по
которому
было
назначено
наказание,
не
соответствующее
тяжести
преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не
выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной
части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или
размеру является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.
Как следует из приговора, суд при назначении наказания ФИО1 по ч.5
ст. 264 УК РФ применил ч. 7 ст. 316 УПК РФ, то есть применил правила
назначения наказания при рассмотрении дела в особом порядке принятия
судебного решения, мотивируя тем, что ФИО1 заявлял ходатайство об
особом порядке разбирательства дела и признавал вину по ч. 5 ст. 264 УК
РФ.
Однако
согласно
протоколу
судебного
заседания,
поскольку
потерпевшие ФИО6, ФИО7, ФИО13, ФИО14 и государственный обвинитель
не согласились на рассмотрение дела в особом порядке (т. 2, л.д. 180-183), то
есть условия рассмотрения дела в особом порядке, предусмотренные ст. 314
УПК РФ, были не соблюдены, дело рассмотрено судом в общем порядке
проведения
судебного
разбирательства.
При
таких
обстоятельствах
назначенное наказание ФИО1 по правилам ч.7 ст. 316 УПК РФ нельзя
признать законным и справедливым вследствие чрезмерной мягкости.
С учетом изложенного, обжалуемый приговор в силу пп.2,4 ч. 1 ст. 379
УПК РФ подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое
судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. При новом
рассмотрении
дела
суду
первой
инстанции
надлежит
строго
50
руководствоваться требованиями уголовного и уголовно- процессуального
законодательства»58.
Таким образом, применяя на практике положения гл. 40 УПК РФ, суд
не проводит полноценное судебное следствие, хотя и вправе исследовать
отдельные обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и (или)
смягчающие и отягчающие наказание (ч. 5 ст. 316 УПК РФ). В особом
порядке также отсутствует полноценный механизм судебных прений,
направленных на обоснование сторонами своих позиций по вопросам
предстоящего приговора. Однако подобная процессуальная ограниченность
особого порядка судебного заседания не освобождает судью от обязанности
полноценного
личного
исследования
имеющихся
в
уголовном
деле
доказательств, их оценки и логической аргументации своих выводов в целях
вынесения законного и обоснованного процессуального решения. Часть 7 ст.
316 УПК РФ прямо указывает на возможность вынесения обвинительного
приговора по уголовному делу лишь в том случае, если судья придет к
выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и
подтверждается
собранными
по
уголовному
делу
доказательствами.
Очевидно, что прийти к такому выводу без его логического обоснования,
строящегося на полноценном собственном исследовании доказательств и их
оценке (пусть даже проведенных вне условий состязательности и гласности),
невозможно. Следует согласиться с С.А. Роговой в том, что судья,
постановляя приговор в особом порядке, не только не освобождается от
изучения материалов уголовного дела на предмет доказанности вины
подсудимого, но наделяется дополнительной обязанностью самостоятельно
прийти к выводу о виновности лица, привлекаемого к уголовной
ответственности, исключив при этом возможность формирования своего
внутреннего убеждения с обвинительным либо оправдательным уклоном 59.
58
https://oblsud--orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=sf&delo_id=1540005&new=5
См.: Роговая С.А. Проблемы оценки доказательств и принятия решений при особом порядке уголовного
судопроизводства: дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород: Нижегородский госуниверситет им. Н.И.
Лобачевского, 2006. С. 122.
59
51
Учитывая, что ежегодно огромное количество всех уголовных дел о
преступлениях рассматриваются судом в особом порядке, то в целях
устранения судебных ошибок на практике можно предложить внести
изменения в статью 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, а именно дополнить процедурой судебного следствия в
усеченном виде, а именно - на судебном следствии производится допрос
обвиняемого относительно обстоятельств совершения преступления, допрос
потерпевшего,
исследование
доказательств
об
обстоятельствах,
характеризующих личность подсудимого, смягчающих и отягчающих
наказание. По инициативе судьи или по ходатайствам сторон могут
исследоваться иные доказательства.
2.2.
Особенности института досудебного соглашения о сотрудничестве:
порядок заявления ходатайства о заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве и его рассмотрение
Институт досудебного соглашения о сотрудничестве создан в целях
способствования
раскрытию
тяжких
и
особо
тяжких преступлений,
доказывание по которым затруднено. К ним относятся различные формы
организованной преступности, коррупционные преступления, преступления,
связанные с незаконным оборотом наркотиков 60. Эту цель при введении
главы 40.1 в УПК РФ декларировал и законодатель. В свете этого досудебное
соглашение о сотрудничестве должно иметь не массовый характер, а
применяться в определенных случаях, целесообразно, чтобы конкретные
случаи были определены в законе. Однако, приведении данной главы в 2010
- 2011 гг. наиболее распространенными составами, в отношении которых
применялось производство в порядке гл. 40.1 УПК РФ, являлись кражи,
Лодыженская И.И., Панфилов Г.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве: проблемы
правоприменения и пути их преодоления//Ленинградский юридический журнал. 2016. № 1.
60
52
преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, экологические
преступления и мошенничества. При этом доля преступлений небольшой
степени тяжести в 2011 г. составляла 55,27% (тяжких и особо тяжких 33,3%) от общего числа - 2969 - таких преступлений. В 2012 г. доля тяжких и
особо тяжких преступлений составила 59,3%61.
По общему правилу, исходя из содержания главы 40.1 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, процедура заключения
досудебного соглашения о сотрудничестве должна состоять из следующих
последовательно друг за другом осуществляемых действий:
1) составление от имени обвиняемого (подозреваемого) на имя
прокурора в произвольной форме письменного ходатайства о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве;
2) удостоверение подписью защитника факта соблюдения прав и
законных интересов подозреваемого (обвиняемого) в процессе заключения
досудебного соглашения о сотрудничестве;
3) передача ходатайства в орган предварительного следствия для
прокурора;
4) составление следователем в течение трех суток с момента
поступления
к нему ходатайства
мотивированного постановления
о
возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым
(обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве;
5)
согласование
указанного
постановления
с
руководителем
следственного органа и направление данного постановления и ходатайства
подозреваемого (обвиняемого) прокурору;
6) рассмотрение и разрешение прокурором в течение трех суток с
момента поступления вышеуказанных документов ходатайства; вынесение
61
https://cyberleninka.ru/article/v/dosudebnoe-soglashenie-o-sotrudnichestve-problemy-pravoprimeneniya-i-puti-ihpreodoleniya
53
постановления об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве;
7)
приглашение
к
прокурору
следователя,
подозреваемого
(обвиняемого) и его защитника;
8) составление (заключение) прокурором с участием вышеуказанных
лиц досудебного соглашения о сотрудничестве;
9) подписание досудебного соглашения о сотрудничестве прокурором,
подозреваемым
(обвиняемым),
его
защитником,
переводчиком,
если
последний принимал участие в его составлении.
Процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве
может быть завершена на более раннем этапе. Так следователь, получив
ходатайство
от
обвиняемого
(подозреваемого),
вправе
вынести
постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве. Аналогичным правом наделен и
прокурор, который, разрешая поступившие к нему ходатайство обвиняемого
(подозреваемого) и постановление следователя о возбуждении перед
прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым (обвиняемым)
досудебного соглашения о сотрудничестве, может вынести постановление об
отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения
о сотрудничестве.
Данные процессуальные решения подозреваемым (обвиняемым), его
защитником
руководителю
могут
быть
обжалованы:
следственного
органа,
постановление
а
прокурора
-
следователя
-
вышестоящему
прокурору.
Согласно статьи 317.2 прокурор при рассмотрении ходатайства о
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановления
следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с
подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве
должен вынести одно из следующих постановлений:
54
-
об
удовлетворении
ходатайства
о
заключении
досудебного
соглашения о сотрудничестве;
- об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве.
Вместе с тем, следует отметить, что в указанной статье отсутствуют
критерии,
при
условии
наличия
которых
удовлетворяется
или
не
удовлетворяется ходатайство о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве. Даже при наличии у последнего должным образом
оформленных: ходатайства обвиняемого (подозреваемого) о заключении
досудебного
соглашения
руководителем
о
следственного
сотрудничестве
органа
и
согласованного
постановления
следователя
с
о
возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым
(обвиняемым)
досудебного
фактических
оснований
соглашения
заключения
о
сотрудничестве,
досудебного
а
равно
соглашения
о
сотрудничестве на прокурора не возлагается обязанность заключить
досудебное соглашение о сотрудничестве. Именно в данном сулучае
прокурор по своему внутреннему убеждению решает, с кем именно и с каким
количеством подозреваемых (обвиняемых) стоит заключить досудебное
соглашение о сотрудничестве. И вообще необходимо ли с кем-либо из них
заключать таковое. На данное обстоятельство обращает внимание Пленум
Верховного Суда РФ в пункте 2 своего Постановления от 28 июня 2012 года
№ 16 «О практике применения судами особого порядка судебного
разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве»62.
После
принятия
процессуального
решения
об
удовлетворении
ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве,
руководствуясь нормами статьи 317.3 Уголовно-процессуального кодекса
Российской
62
Федерации
прокурором
составляется
само
досудебное
Постановление от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного
разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»// Бюллетень
Верховного Суда РФ. № 9. сентябрь. 2012.
55
соглашение о сотрудничестве. Таким образом, при принятии решения об
удовлетворении ходатайства, основываясь на своем внутреннем убеждении и
исходя из практических знаний, именно прокурор отражает в соглашении
круг
действий,
которые
подозреваемый
или
обвиняемый
обязуется
совершить при выполнении им обязательств, указанных в досудебном
соглашении о сотрудничестве.
Федеральным законом от 03.07.2016 № 322-ФЗ «О внесении изменений
в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросу
совершенствования порядка судопроизводства при заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве» была введена дополнительная обязанность
прокурора при составлении им досудебного соглашения о сотрудничестве, а
именно – «разъяснить подозреваемому или обвиняемому, заявившим
ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, что в
случае отказа от дачи показаний в суде в отношении соучастников
преступления и иных лиц, совершивших преступления, с учетом положений
пункта 2 части четвертой статьи 46, пункта 3 части четвертой статьи 47
настоящего Кодекса его показания могут быть использованы в качестве
доказательств по уголовному делу; что на основании статьи 317.8 настоящего
Кодекса приговор может быть пересмотрен, если после назначения
подсудимому наказания будет обнаружено, что он умышленно сообщил
ложные
сведения
или
умышленно
скрыл
от
следствия
какие-либо
существенные сведения, им не соблюдены условия и не выполнены
обязательства,
предусмотренные
досудебным
соглашением
о
сотрудничестве; что после рассмотрения в порядке, предусмотренном
статьей 317.7 настоящего Кодекса, уголовного дела, выделенного в
отношении его в отдельное производство, он может быть привлечен к
участию в уголовном деле в отношении соучастников преступления и иных
лиц, совершивших преступления»63.
Федеральный закон от 03.07.2016 № 322-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации по вопросу совершенствования порядка судопроизводства при заключении
63
56
Дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов
обвиняемого
(подозреваемого)
в
процессе
заключения
досудебного
соглашения о сотрудничестве является также подпись защитника, которой в
обязательном
порядке
удостоверяется
досудебное
соглашение
о
сотрудничестве. Что в свою очередь является поводом для дискуссий в
юридической литературе, а именно подписание ходатайства - право или
обязанность защитника. По идее это должно быть его правом. Но
формулировка УПК РФ приводит к возможности и иного толкования. Более
того, она не позволяет заключать досудебное соглашение о сотрудничестве
без подписанного защитником ходатайства, так как согласно ч. 1 ст. 317.1
УПК РФ ходатайство «подписывается также защитником»64. То есть у
обвиняемого (подозреваемого), в случае отказа защитника подписывать
ходатайство, есть лишь одна возможность - право отказаться от такового и
просить его замены. Но соответствующего основания отвода защитника
закон не предусмотрел. Скорее всего, практика пойдет по пути признания
наличия у защитника обязанности подписать ходатайство о сотрудничестве
(если сам подзащитный на этом настаивает) вне зависимости от того, как
защитник относится к таковому и считает ли он, что заключение досудебного
соглашения о сотрудничестве находится в пределах прав и интересов,
которые им защищаются, или нет.
Прокурор
вправе
удовлетворить
ходатайство
о
заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве лишь тогда, когда ходатайство
заявлено в установленные УПК РФ сроки. Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ
подозреваемый (обвиняемый) вправе заявить ходатайство о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного
преследования. Под уголовным преследованием в данном случае понимается
уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая прокурором, а также
досудебного соглашения о сотрудничестве»//Собрание законодательства РФ. 04.07.2016. № 27 (часть II). ст.
4255.
64
Рыжаков А.П. Постатейный комментарий к главе 40.1 УПК РФ "Особый порядок принятия судебного
решения
при
заключении
досудебного
соглашения
о
сотрудничестве"//
http://base.garant.ru/5748759/#ixzz4p4P45BIr
57
следователем, руководителем следственного органа, руководителем и членом
следственной
группы,
а
в
ряде
случаев
и
частным
обвинителем,
потерпевшим, его законным представителем, представителем, гражданским
истцом и (или) его законным представителем, представителем, направленная
на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления.
Об органе дознания (дознавателе и т.п.) здесь не ведется речь, так как
досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено с
обвиняемым (подозреваемым) при расследовании уголовного дела лишь в
форме предварительного следствия.
Если уголовное преследование в отношении лица началось, когда
производство
по
делу
осуществлял
орган
дознания
(дознаватель),
ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может
быть заявлено не с момента начала уголовного преследования, а с момента
принятия уголовного дела к производству органом предварительного
следствия. Поэтому правильнее, думается, в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ было бы
вести речь не о моменте начала уголовного преследования, а о моменте
начала осуществления следователем уголовного преследования.
Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый
вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве, пока не будет объявлено об окончании предварительного
следствия. Основные требования к содержанию ходатайства о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве закреплены в ч. 2 ст. 317.1 УПК
РФ. Не может быть ходатайства о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве и, соответственно, такое соглашение не будет заключено,
если подозреваемый (обвиняемый) не укажет конкретных действий, которые
он готов совершить в целях содействия следователю в раскрытии и
расследовании преступления, изобличения и уголовного преследования
других соучастников преступления, иных лиц, совершивших преступление,
розыска имущества, добытого в результате преступления.
58
В п. 3 Постановления от 28.06.2012 № 16 разъясняется, что
«досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено с
обвиняемым (подозреваемым) при расследовании уголовного дела в форме
предварительного следствия, в том числе и в случаях, предусмотренных в
части 4 статьи 150 УПК РФ»65. Иначе говоря, досудебное соглашение о
сотрудничестве не может быть заключено при расследовании преступления в
форме дознания. Пленум Верховного Суда РФ даже подачу подозреваемым
или обвиняемым в письменном виде на имя прокурора ходатайства о
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве через дознавателя
признает незаконной. Хотя следует признать, что это положение в
определенной степени вступает в противоречие с закрепленной в ч. 2 ст.
317.1 УПК РФ нормой, согласно которой «подозреваемый или обвиняемый
вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве с момента начала уголовного преследования».
Досудебное соглашение о сотрудничестве - это всегда письменный
документ, отвечающий процессуальной форме и прежде всего требованиям,
предъявляемым к таковому ст. 317.3 УПК РФ. Согласно же ч. ч. 2 - 3 ст.
317.3 УПК РФ прокурор вправе составить и, соответственно, заключить
досудебное соглашение о сотрудничестве, в котором должны быть указаны:
1) дата и место его составления;
2) должностное лицо органа прокуратуры, заключающее соглашение со
стороны обвинения;
3) фамилия, имя и отчество подозреваемого или обвиняемого,
заключающего соглашение со стороны защиты, дата и место его рождения;
4) описание преступления с указанием времени, места его совершения,
а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.
п. 1 - 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ;
65
Постановление от 28 июня 2012 года № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного
разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»// Бюллетень
Верховного Суда РФ. № 9. сентябрь. 2012.
59
5) пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие ответственность за
данное преступление;
6) действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется
совершить при выполнении им обязательств, указанных в досудебном
соглашении о сотрудничестве;
7) смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства,
которые
могут быть применены в отношении подозреваемого или
обвиняемого
при
соблюдении
последним
условий
и
выполнении
обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве.
Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве
- это «соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором
указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого
или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения
уголовного дела или предъявления обвинения».
Досудебное соглашение о сотрудничестве должно содержать в себе не
только конкретный перечень действий, которые подозреваемый или
обвиняемый обязуется совершить, но и указание на направленность искомых
действий. Прокурору следует максимально конкретизировать и то и другое,
чтобы затем не возникало сомнений в том, соблюдены или нет условия и
выполнены
или
нет
обязательства,
предусмотренные
досудебным
соглашением о сотрудничестве.
Некоторые ученые указывают на целесообразность включения в текст
досудебного соглашения в качестве обязательного условия необходимость
возмещения обвиняемым вреда, причиненного преступлением 66. Включение
в текст досудебного соглашения в качестве обязательного условия его
применения требования о возмещении причиненного преступлением вреда
окажет неоспоримое стимулирующее воздействие на обвиняемого. Однако
нередко
обвиняемые
не
имеют
реальной
возможности
возместить
См., напр.: Клюшников С.С. Институт досудебного соглашения о сотрудничестве и его уголовно-правовое
значение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2013. С. 9.
66
60
материальный и моральный ущерб в короткие сроки. Особенно это касается
групповых преступлений, когда зачастую изъявивший желание сотрудничать
с правоохранительными органами обвиняемый в отличие от остальных
соучастников по тем или иным причинам не получает материальной выгоды
в результате содеянного. Кроме того, согласно ст. 1080 Гражданского
кодекса Российской Федерации причиненный совместными действиями вред
возмещается виновными лицами солидарно, если не установлено иное.
Поскольку в абсолютном большинстве случаев уголовные дела в отношении
субъектов досудебных соглашений о сотрудничестве направляются в суды до
основного дела, при наличии в них исков суду не остается ничего иного, как
возложить их исполнение на единственного в рамках выделенного в
отдельное производство дела обвиняемого67 (за исключением возможности
принятия решения об оставлении иска без рассмотрения).
В связи с чем, например Тисен О.Н. предлагает внести в текст
досудебного соглашения в качестве обязательного условия его применения
обязанности
подозреваемого
(обвиняемого)
возместить
причиненный
преступлением вред, что, естественно, не должно носить безусловный
характер и может применяться в зависимости от обстоятельств уголовного
дела. Кроме того, при наличии обоснованных исковых требований
потерпевших суд в любом случае правомочен вынести решение об их
удовлетворении при рассмотрении уголовного дела по существу68.
В целях защиты прав и законных интересов потерпевшего, дополнение
УПК РФ нормой, предусматривающей внесение в текст соглашения
обязанности обвиняемого возместить причиненный преступлением вред,
вполне целесообразно, однако, при принятии решения о целесообразности
вынесения предусмотренного ст. 317.5 УПК РФ представления необходимо
принимать во внимание наличие не только согласия обвиняемого с
гражданским иском, но и реальной возможности у него в прошедший с
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 января 2015 г. №208-АПУ14-2 // СПС
«КонсультантПлюс».
68
Тисен О.Н. Ошибки при рассмотрении гражданского иска по уголовному делу в отношении субъекта
досудебного соглашения о сотрудничестве //Уголовное право. 2016. № 4.
67
61
момента
совершенного
преступления
срок
возместить
причиненный
преступлением вред. В противном случае велика вероятность возникновения
серьезных препятствий для удовлетворения публичного интереса - борьбы с
преступностью - в силу невозможности возмещения субъектом досудебного
соглашения причиненного преступлением вреда. Необходимо предусмотреть
в тексте соглашения согласие обвиняемого с установленным органами
предварительного следствия и заявленным потерпевшим в иске размером
вреда, причиненного преступлением, являющееся одним из условий
применения особого порядка судебного разбирательства.
В юридической литературе есть в корне противоположное мнение В.В.
Колесника,
который
высказывает
точку
зрения
о
необходимости
законодательного запрета на заявление гражданского иска по уголовным
делам в отношении обвиняемых, с которыми заключено досудебное
соглашение о сотрудничестве, указывая на целесообразность возмещения
причиненного преступлением вреда по данной категории дел государством 69.
Вместе с тем реализация данного предложения повлечет необоснованное
освобождение преступников от общей обязанности возмещения виновно
причиненного вреда и возложение на бюджет дополнительных трат. Кроме
того, возложение на государство обязанности возмещения морального вреда
и материального ущерба вследствие совершенного субъектом досудебного
соглашения убийства либо изнасилования, теракта или иного преступления,
повлекшего человеческие жертвы или иные тяжелейшие последствия,
представляется в принципе недопустимым.
Изначально правовые нормы главы 40.1 Уголовно –процессуального
кодекса Российской Федерации не содержали оснований изменения или
прекращения досудебного соглашения о сотрудничестве и толь в июле 2016
года законодателем были внесены соответствующие дополнения, а именно –
таким основаниями являются:
Колесник В.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве сторон в уголовном процессе Российской
Федерации: доктрина, законодательная техника, толкование и практика: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Н. Новгород, 2013. С. 11.
69
62
- сообщение только сведений о собственном участии в совершенном
деянии
или
сведений,
уже
известных
органам
предварительного
расследования;
-
отказа от дачи показаний, изобличающих других соучастников
преступления;
-
выявления других данных, свидетельствующих о несоблюдении
подозреваемым или обвиняемым условий и невыполнении им обязательств.
Исходя из правового анализа указанной нормы, можно констатировать,
что при принятии решения об изменении или прекращении досудебного
соглашения о сотрудничестве, прежде всего в последнем случае прокурор
также основывается исходя из внутренних убеждений и собственной оценки
сложившейся ситуации и произведенных подозреваемым или обвиняемым
действий, что может в некоторых случаях являться злоупотреблением.
Следует также иметь в виду, что содействие, оказанное подсудимым
органу
предварительного
следствия,
должно
было
быть
активным.
Соответственно подсудимому следует не просто удостоверить факт
содействия, а объяснить, в чем именно выразилось его активное содействие
органам предварительного расследования в раскрытии и расследовании
преступления, изобличении и уголовном преследовании соучастников
преступления и иных лиц, розыске имущества, добытого в результате
совершения преступления.
Данную норму можно назвать ключевой, поскольку именно в
обозначенном
ходатайстве
подозреваемый
или
обвиняемый
излагает
обстоятельства, способные заинтересовать сторону обвинения и побудить ее
заключить соглашение, при этом в ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ упоминается только
об изобличении других соучастников преступления, но не иных лиц. Но
нельзя отрицать ценность и важность института особого порядка судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве,
в порядке главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, для своевременного и полного раскрытия преступлений,
63
совершенных группой лиц со множественностью эпизодов. Наиболее
показательно в данном случае уголовное дело, рассмотренное Советский
районным судом города Орла 30 сентября 2016 г., в приговоре которого
отражено следующее: «Рокитенец В.В. оказывал активное содействие
следствию в раскрытии и расследовании преступлений, связанных с
незаконным оборотом наркотических средств…Согласно протоколу допроса
обвиняемого от ДД.ММ.ГГ. Рокитенец В.В. сообщил сотрудникам о месте
нахождения тайников «закладок» с наркотическими средствами, о которых
ранее известно не было. ..в ходе которого было изъято наркотическое
средство, массой 101,2 грамма, из незаконного оборота. Кроме того, на
основании
проведенного
следственного
действия
было
возбуждено
уголовное дело №*** в отношении неустановленного лица по признакам
состава преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК
РФ. Обвиняемый сообщил о роли каждого из участников, описал их
приметы, сообщил, каким образом им тратились денежные средства,
полученные от деятельности» 70. Следует отметить, что подобные результаты
вряд ли были бы достигнуты вне рамок института досудебного соглашения о
сотрудничестве.
Однако заключение досудебного соглашения о сотрудничестве всегда
подразумевает более высокую степень активности лица по сотрудничеству со
следствием и несколько иную ее направленность. Так, из-за сокращения
процесса доказывания, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ, заключение
досудебного соглашения о сотрудничестве фактически обеспечивает перенос
внимания правоприменителей с расследуемого на иные преступления,
которые могут быть выявлены и раскрыты благодаря сотрудничеству с
подозреваемым
или
обвиняемым.
Как
обоснованно
отмечает
А.
Гричаниченко, «в случае совершения преступления в одиночку преступления
или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате
Приговор
по
делу
1-162/16
от
30.09.2016
https://sovetsky-orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=38226439&delo_id=1540006&ne
w=0&text_number=1&case_id=35585572(дата обращения:20.04.2017)
70
64
сотрудничества, будут главным отличием гл. 40.1 от гл. 40 УПК РФ и от
смягчающего наказания обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61
УК РФ»71.
В качестве примера можно привести случай из практики Брянского
областного суда, в котором можно совершенно четко проследить, что только
благодаря сотрудничеству лица удалось раскрыть и определить роли членов
преступной группы, совершивших жестокое убийство. «Баранов А.С.
совершил заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений;
убийство двух лиц, группой лиц по предварительному сговору, с целью
скрыть другое преступление; кражу, группой лиц по предварительному
сговору, в крупном размере, при следующих обстоятельствах. ДД.ММ.ГГГГ
около 18 часов 30 минут Лицо 1 и Лицо 2, (в отношении которых дело
выделено в отдельное производство), находясь в состоянии алкогольного
опьянения, в домовладении по адресу: <адрес>, в присутствии Баранова А.С.,
из чувства личных неприязненных отношений с особой жестокостью, путем
сожжения заживо совершили убийство ФИО29. ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов
Лицо 3 (в отношении которого дело выделено в отдельное производство),
находясь в состоянии алкогольного опьянения, в помещении дома по адресу:
<адрес>, в ходе ссоры, на почве личных неприязненных отношений, с целью
убийства П.А.А., нанесло ей множественные удары руками и ногами по
голове и рукам, а также имеющимся ножом множественные удары в шею и
другие части тела. После чего, из чувства личных неприязненных
отношений, Лицо 2 и Лицо 1, присоединившись к преступным действиям
Лица 3, с целью убийства П.А.А. нанесли ей множественные ножевые
ранения.
ДД.ММ.ГГГГ около 21 часа, не желая быть привлеченным к уголовной
ответственности, Лицо 1, предложило очевидцам совершенных преступлений
Баранову А.С., Г.Н.В. и Г.А.С., (в отношении Г дело прекращено в связи со
Гричаниченко А. Особый порядок принятия судебного решения: сравнительный анализ содержания главы
40 и главы 40.1 УПК РФ, проблемы их применения // Уголовное право. 2010. № 1. С. 82.
71
65
смертью) скрыть трупы П.А.А. и Ш.Д.С. Баранов А.С., Г.Н.В., Г.А.С.,
осознавая преступный характер поступившего им предложения, дали свое
согласие
на
укрывательство
особо
тяжких
преступлений.
Действуя
умышленно, в соответствии с достигнутой договоренностью, Баранов А.С.,
Г.Н.В., Г.А.С., совместно с Лицом 1, Лицом 2 и Лицом 3, с целью сокрытия
следов совершенных особо тяжких преступлений, Баранов А.С., Лицо 2 и
Г.Н.В. подожгли тела Ш.Д.С. и П.А.А. После сокрытия трупов Ш.Д.С. и
П.А.А., Баранов А.С., Лицо 1, Лицо 2 и Лицо 3, вступив в предварительный
сговор, совершили убийство Г.Н.В. и Г.А.С., как очевидцев убийств Ш.Д.С. и
П.А.А., то есть с целью скрыть другое преступление, при следующих
обстоятельствах.
После убийства Г.Н.В. и Г.А.С. у Баранова А.С. вместе с Лицом 1,
Лицом 2, Лицом 3 возник умысел на хищение материальных ценностей из их
дома. С этой целью ДД.ММ.ГГГГ около 00 часов 10 минут, Баранов А.С.,
находясь <данные изъяты>, в помещении дома, расположенного по адресу:
<адрес>, действуя тайно, группой лиц по предварительному сговору,
совместно с Лицом 1, Лицом 2 и Лицом 3, умышленно, из корыстных
побуждений, похитили: монитор <данные изъяты>, стоимостью <данные
изъяты> руб., и др.. После чего с места происшествия скрылся. Похищенным
имуществом Баранов А.С., Лицо 1, Лицо 2 и Лицо 3, распорядились по
своему усмотрению, причинив потерпевшим Г.Н.В. и Г.А.С. материальный
ущерб в размере <данные изъяты> руб. <данные изъяты> коп.
По настоящему делу имеются предусмотренные ст.317.6 УПК РФ
основания применения особого порядка проведения судебного заседания и
вынесения судебного решения в отношении обвиняемого, с которым
заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Уголовное дело
поступило в суд с предусмотренным ст.317.5 УПК РФ представлением
прокурора от ДД.ММ.ГГГГ об особом порядке проведения судебного
заседания и вынесения судебного решения. Подсудимый Баранов А.С. заявил
о согласии с обвинением и полном признании вины в инкриминируемых
66
деяниях; ходатайствовал о проведении судебного разбирательства в особом
порядке,
предусмотренном
досудебного
соглашения
главой
о
40.1
УПК
сотрудничестве.
РФ
при
заключении
Досудебное
соглашение
заключено Барановым А.С. добровольно и при участии защитника – адвоката
Голуба С.И. Подсудимый осознает характер и последствия постановления
приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.
В судебном заседании установлено, что на основании ст.317.2 УПК РФ
прокурором были рассмотрены ходатайство Баранова А.С. о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве (т.№ л.д.№) и постановление
следователя от ДД.ММ.ГГГГг. о возбуждении перед прокурором ходатайства
о заключении такого соглашения (т.№ л.д.№). Постановлением заместителя
прокурора Брянской области Таратоновым И.В. от ДД.ММ.ГГГГг. это
ходатайство удовлетворено (т.№ л.д.№) и ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с
требованиями ст.317.3 УПК РФ между указанным прокурором и обвиняемым
Барановым А.С., с участием адвоката Голуба С.А., заключено досудебное
соглашение о сотрудничестве (т.№ л.д.№). Досудебным соглашением о
сотрудничестве предусмотрено, что Баранов А.С. в ходе предварительного
следствия обязуется: сообщить о своём участии и роли в преступлении в
отношении Ш.Д.С., П.А.А., Г.Н.В. и Г.А.С.; дать правдивые и признательные
показания относительно участия в совершении данного преступления Р.С.А.,
Б.К.Ю. и П.Д.А., а также хищении ими имущества, подтвердить их в ходе
очных ставок.
В
ходе
судебного
разбирательства
обязуется
содействовать
установлению всех подлежащих доказыванию обстоятельств убийства
Ш.Д.С., П.А.А., Г.Н.В. и Г.А.С.; указать всех участников группы и роль
каждого из них в подготовке и совершении преступления, содействуя тем
самым изобличению и уголовному преследованию других участников
преступления; дать показания об участии Р.С.А., Б.К.Ю. и П.Д.А. в убийстве
Ш.Д.С., П.А.А., Г.Н.В. и Г.А.С., а также хищении ими имущества,
подтвердить их в ходе очных ставок.
67
Полнота и правдивость сообщенных Барановым А.С. сведений при
выполнении им обязательств по досудебному соглашению о сотрудничестве
удостоверена
в
представлении
прокурора
в
суд
с
одновременным
утверждением обвинительного заключения.
В судебном заседании государственные обвинители подтвердили
активное содействие Баранова А.С. следствию в раскрытии и расследовании
преступлений.
Из материалов уголовного дела усматривается, что подсудимый
Баранов А.С. в ходе предварительного следствия дал признательные
показания, подтвердив их на очных ставках. При этом сообщил не только
сведения о своем участии в преступлениях, но и привел конкретные
обстоятельства совершенных им в соучастии следующих преступлений: 1.укрывательства особо тяжких преступлений, указав на характер действий
двух других лиц; 2. - убийства Г, указав на роль и характер действий троих
соучастников.
Сотрудничество с Барановым А.С. имеет существенное значения для
изобличения и уголовного преследования других лиц в совершении как
совместно совершенного с ним преступления, так и самостоятельных
преступных деяний, а также розыска имущества, добытого в процессе
преступления. На основании изложенного, суд приходит к выводу о
соблюдении
обязательств,
соглашением
подсудимым
Барановым
предусмотренных
о
А.С.
условий
заключенным
сотрудничестве.
Обвинение,
с
с
и
выполнения
ним
досудебным
которым
согласился
подсудимый Баранов А.С., является обоснованным и подтверждается
доказательствами, собранными по делу.
В
виду
особого
порядка
принятия
судебного
решения,
не
позволяющего в данном судебном заседании правильно разрешить вопросы,
касающиеся
имущественного
ущерба,
гражданские
иски
в
части
материального вреда подлежат передаче на рассмотрение в порядке
гражданского судопроизводства.
При
этом
суд
находит возможным
68
разрешить иск в части компенсации морального вреда Г.А.А., поскольку
гражданский ответчик- Баранов А.С. иск признал; смерть Г.А.С. наступила в
результате
действий
подсудимого,
что
обуславливает
нравственные
страдания для Г.А.А. в связи с потерей близкого человека – отца. На
основании ст. 151, 1064, 1099, 1101 ГК РФ Г.А.А. имеет право на
удовлетворение иска»72.
Рассматривая вышеуказанный приговор суда можно констатировать,
что в итоге при существующем правовом регулировании досудебное
соглашение
о
сотрудничестве
не
является
экономичным
способом
осуществления правосудия. Так как приведении особого порядка судебного
разбирательства ставилась цель процессуальной экономии и освобождения
судов от длительного рассмотрения большого количества уголовных дел
небольшой и средней тяжести. Так как, в представленном примере отчетливо
видно, что в отношении обвиняемого Баранова А.С., заключившего
досудебное соглашение о сотрудничестве уголовное дело было выделено в
отдельное производства, а следовательно в отношении преступлений
группой лиц состоялось два судебных разбирательства, что никоим образом
не экономит время суда. Следует отметить, что перед Конституционным
Судом Российской Федерации ставился вопрос о конституционности п. 4 ч. 1
ст. 154 и гл. 40.1 УПК РФ73. Заявитель утверждал, что содержащиеся в них
положения, допуская выделение из уголовного дела о преступлении,
совершенном в соучастии, в отдельное производство другого уголовного
дела в отношении одного из подозреваемых или обвиняемых, заключившего
с
прокурором
досудебное
соглашение
о сотрудничестве,
позволяют
рассмотреть новое уголовное дело в отсутствие участников основного
уголовного дела, притом что результат этого рассмотрения затрагивает их
интересы, а потому нарушает их права, гарантированные ст. 17, 19, 45 - 50,
72
https://oblsud-brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=949729&delo_id=1540006&new=
&text_number=1&case_id=1220
73
Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2014 г. 3 1177-О. URL:
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision165852.pdf
69
118, 120 и 123 Конституции РФ. Не находя оснований для принятия данной
жалобы к рассмотрению, суд указал, что закрепленное в законе право
следователя выделить из уголовного дела в отдельное производство другое
уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым
прокурором
направлено
заключено
на
защиту
досудебное
интересов
соглашение
лица,
о
сотрудничестве,
заключившего
досудебное
соглашение о сотрудничестве, и не нарушает права иных подозреваемых и
обвиняемых по тому же делу.
В качестве основного аргумента в пользу такого выделения уголовного
дела обычно указывают на необходимость обеспечения безопасности лица,
заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве.
В данном случае справедлива позиция профессора Н.П. Кирилловой,
считающей, что «в целях минимизации судебных ошибок при рассмотрении
уголовных дел в порядке, предусмотренном гл. 40.1 УПК РФ, законодателю
следует рассматривать выделение уголовного дела в отношении лица,
заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, как исключение из
общего правила, предусмотреть процедуру использования доказательств,
полученных по выделенному уголовному делу, при расследовании и
рассмотрении основного дела»74.
Таким образом, особый порядок судебного разбирательства при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в настоящее время
входит в систему упрощенных производств уголовного процесса РФ наряду с
особым порядком судебного разбирательства, предусмотренным гл. 40 УПК
РФ, обычным и сокращенным дознанием. Актуальное толкование положений
гл. 40.1 УПК РФ, а также связанных с нею положений ст. 62 УК РФ
позволяет заключить, что досудебное соглашение может быть заключено по
любым уголовным делам с соблюдением необходимых процессуальных
условий, если следователь и прокурор сочтут это полезным для раскрытия
Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в
случае его нарушения // Изв. высш. учеб. заведений. Правоведение. 2009. № 6 (287). С. 208.
74
70
преступления, совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо
преступлений, совершенных иными лицами
Вместе с тем, правовое регулирование особого порядка судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
не предполагает ограничений по характеру и степени общественной
опасности рассматриваемых преступных посягательств. Хотя, как верно
указывает Т.В. Топчиева, статистически чаще всего досудебное соглашение о
сотрудничестве применяется по уголовным делам о тяжких и особо тяжких
преступлениях75. Следовательно, статью 317.1 Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации
целесообразно
дополнить
нормой,
предусматривающей перечисление составов преступных посягательств, в
отношении которых может применяться
особый порядок судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.
Кроме того, при особом порядке судебного разбирательства при заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве отсутствует четко очерченный
уголовно-правовая
основа
действий
прокурора
при
принятии
процессуальных решений, так какой применение данной процедуры
поставлено в зависимость от усмотрения следователя и прокурора,
оценивающих выгодность сотрудничества с конкретным подозреваемым или
обвиняемым.
Подводя итог изложенному, отметим, что в настоящее время из-за
противоречий
в
правоприменительная
действующем
практика
дает
законодательстве
ориентиры,
именно
позволяющие
охарактеризовать предмет досудебных соглашений о сотрудничестве,
заключаемых в порядке гл. 40.1 УПК РФ. Также именно судебная и
следственная практика позволяют обрисовать материально-правовой базис
рассматриваемой процедуры.
Топчиева Т.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе. Автореф. дис.
... канд. юрид. наук. СПб., 2013. С. 16.
75
71
2.3. Особенности постановления приговора при особом порядке
судебного разбирательства и пределы его обжалования: практический
аспект
Особый порядок судебного разбирательства состоит в том, что при
наличии определенных условий суд первой инстанции не проводит в общем
порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному
делу (так называемая упрощенная форма принятия судебного решения).
Природа особого порядка уголовного судопроизводства влияет и на
особенности
обжалования
апелляционного
пересмотра
приговоров,
постановленных в таком порядке. Вместе с тем, избрание обвиняемым
сокращенной процессуальной формы производства в суде первой инстанции
не означает, что механизм исправления судебной ошибки по таким
категориям дел также должен быть усеченным 76.
Предмет
судебного
разбирательства
в
апелляционном
порядке
определен статьей 389.9 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации как законность, обоснованность и справедливость приговора.
Возможность проверки судом апелляционной инстанции законности и
справедливости
приговора
не
вызывает
сомнений.
Однако
в
силу
невозможности пересмотра приговора ввиду несоответствия выводов суда
фактическим обстоятельствам дела обоснованность приговора как предмета
проверки судом апелляционной инстанции существенно ограничивается.
Согласно статьи 317 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации
приговор,
постановленный
при
согласии
обвиняемого
с
предъявленным ему обвинением, не может быть обжалован в апелляционном
порядке в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре,
фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой
инстанции.
Исследователи
данного
вопроса
солидарны
с
мнением
Качалова О.В. Ускоренное производство в российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.09. М., 2016. С. 320.
76
72
законодателя. Так, Ж.К. Конярова отмечает, что суд апелляционной
инстанции при проверке жалобы или представления на судебное решение,
вынесенное в особом порядке, не вправе исследовать доказательства,
подтверждающие либо опровергающие обвинение 77. Аналогичное мнение
высказала Ю.В. Кувалдина, констатировав, что если судебного следствия нет
в процедуре вынесения приговора, то его не может быть и в процедуре
пересмотра приговора78. Законодательный запрет обжалования приговоров,
постановленных в особом порядке, по основанию, предусмотренному п. 1 ст.
389.15 УПК РФ, обусловлен тем, что в судебном разбирательстве по таким
уголовным делам исследование и оценка доказательств не проводится (ч. 5
ст. 316, ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ).
По
смыслу
закона
суд
апелляционной
инстанции
не
может
рассматривать вопросы, указанные в ст. 389.16 УПК РФ: подтверждаются ли
выводы суда доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; учел
ли суд обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы
суда; не содержат ли выводы суда существенных противоречий, которые
повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности либо
невиновности лица, на правильность применения уголовного закона или на
определение меры наказания и др. Если при отсутствии в уголовном деле
совокупности доказательств, убедительно свидетельствующих о виновности
лица в совершении преступления, суд принимает решение о рассмотрении
уголовного дела в особом порядке и выносит обвинительный приговор, это
фактически означает, что суд не учел обстоятельств, которые могли
существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 389.16 УПК РФ).
Механизм судебно-проверочной деятельности суда апелляционной
инстанции также является ограниченным. Поскольку в ходе усеченного
судебного следствия в суде первой инстанции исследуются только
Конярова Ж.К. Специфика обжалования судебных решений, постановленных в особом порядке: при
согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением; при заключении с обвиняемым досудебного
соглашения о сотрудничестве // Мировой судья. 2011. № 1. С. 24.
78
Кувалдина Ю.В. Обжалование приговоров, постановленных в особом порядке: настоящее и будущее //
Уголовное судопроизводство. 2011. № 3. С. 14.
77
73
обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства,
смягчающие и отягчающие наказание, то, следуя процессуальной логике,
исследованию в суде апелляционной инстанции могут подлежать только эти
обстоятельства.
Вместе с тем принятие любого решения судом, в том числе и судом
апелляционной
инстанции,
невозможно
в
отрыве
от
фактических
обстоятельств дела. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от
5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного
разбирательства уголовных дел» указывается на возможность отмены или
изменения судебных решений, принятых в особом порядке, в том числе и
изменения квалификации преступного деяния, если при этом не изменяются
фактические обстоятельства дела.
В ряде случаев для того, чтобы изменить квалификацию деяния,
необходимо оценить фактические обстоятельства дела, и эта оценка в данном
случае будет иной, нежели дана судом первой инстанции.
Юридическая оценка не может быть осуществлена в отрыве от
фактических обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции не может
принять объективное решение по уголовному делу, не удостоверившись в
убедительности обвинения, достаточности доказательств, предполагающей,
что на основе собранных доказательств можно установить наличие
обстоятельств,
подлежащих
доказыванию.
В
ходе
мыслительной
деятельности судом не могут намеренно не учитываться вышеуказанные
обстоятельства, в противном случае можно было бы говорить о нарушении
внутренней логики механизма судейского познания. При этом с юридической
точки зрения проверка и оценка доказательств виновности производиться
судом апелляционной инстанции не могут.
М.Л. Поздняков отмечает, что смешение оснований отмены судебных
решений привело к тому, что любая ошибка может рассматриваться как
74
процессуальное нарушение 79. Т.П. Хомицкая пишет, что, если при
рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке у суда появятся
сомнения в обоснованности обвинения по объему или квалификации, в
виновности лиц в совершении преступлений, он вправе признать в действиях
суда первой инстанции нарушение уголовно-процессуального закона,
заключающееся в рассмотрении уголовных дел в особом порядке, без
наличия всех необходимых для этого условий (ч. 7 ст. 316 УПК РФ). На этом
основании суд апелляционной инстанции должен отменить приговор и
принять по делу решение в соответствии со ст. 389.20 УПК РФ80.
В юридической литературе проблема обжалования решений, принятых
в особом порядке, поднималась неоднократно. В ряде работ указывалось, что
изъятия из общего порядка обжалования нарушают права осужденных,
противоречат единой системе оснований обжалования судебных решений и
т.д.81. Была также высказана точка зрения, согласно которой установленные
законом
ограничения
не
затрагивают
прав
участников
уголовного
судопроизводства, поскольку стороны дали свое согласие на постановление
приговора в особом порядке, были уведомлены о его правовых последствиях,
в
том
числе
о
невозможности
обжаловать
приговор
по
причине
несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного
дела82, приговоры, постановленные в результате различных процедур,
обладают равной юридической силой, но особенности порядка, в котором
Поздняков М.Л. О возможности обжалования доказанности вины по приговорам, постановленным в
особом порядке (глава 40 УПК РФ) // Евразийская адвокатура. Выпуск № 1-1 (1). Том 1. 2012.
80
Хомицкая Т.П. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 "О
применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел // Комментарий к
постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. Издание 3-е. М.,
2014 // СПС "КонсультантПлюс"
81
Пиюк А.В. Некоторые проблемные аспекты особого порядка разрешения уголовных дел // Российская
юстиция. 2014. № 2; Васильев О.Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного процесса.
Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. № 8;
82
Степаненко Д.А., Днепровская М.А. Особый порядок принятия судебного решения при согласии
обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Иркутск, 2011 [Электронный ресурс]. URL:
http://www.iuaj.net/node/1037
79
75
рассматривалось
дело,
влияют
на
характер
установленных
законом
оснований их отмены и изменения 83.
Таким образом, отказ стороны защиты от полноценной реализации
процессуальных прав путем признания вины в дальнейшем является
процессуальным
препятствием
для
инициирования
апелляционного
производства по основанию несоответствия выводов суда, изложенных в
приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, т.е. находится в
причинно-следственной связи с ограничением свободы обжалования.
В научной литературе отмечается, что изъятия из общего порядка
обжалования нарушают права осужденных и противоречат единой системе
оснований обжалования судебных решений84. Основание обжалования,
предусмотренное пунктом 1 статьи 389.15 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации, может иметь место, когда судья в приговоре
описывает события не в соответствии с фактическими обстоятельствами,
установленными
в
обвинительном
заключении/акте.
Вышеизложенное
свидетельствует о безосновательности ограничения свободы обжалования,
являющейся отражением состязательной формы процесса 85, приговоров,
постановленных в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ.
Законодательный запрет на обжалование приговоров, постановленных
в особом порядке, по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ,
зачастую приводит к нарушению принципа состязательности сторон в суде
апелляционной инстанции, поскольку доводы о неправильной квалификации
влекут за собой различные правовые последствия в зависимости от того,
какой стороной они высказываются. Процессуальная активность сторон в
суде апелляционной инстанции при пересмотре приговоров, постановленных
в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ, существенно ограничена невозможностью
инициации проверки вопросов факта.
Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе//СПС
«КонсультантПлюс»
84
Мазина Н.Н. Апелляционное производство в современном уголовном процессе России: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук: 12.00.09. М., 2015. С. 11 - 12.
85
Потапов В.Д. Основные начала проверки судебных решений в контрольно-проверочных стадиях и
производствах уголовного судопроизводства России: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2013. С. 140.
83
76
Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим
обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и
необоснованность
предъявленного
обвинения,
хоть
и
не
являются
тождественными понятиями, находятся в тесной взаимосвязи. Поскольку при
рассмотрении уголовного дела без проведения судебного разбирательства в
общем порядке в случае согласия подсудимого с предъявленным ему
обвинением либо при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
судья постановляет обвинительный приговор (ч. 7 ст. 316 УПК РФ, ч. 5 ст.
317.7 УПК РФ), то вопрос о подтвержденности обвинения доказательствами
приобретает особое значение для суда как первой, так и апелляционной
инстанции.
Обоснованность
обвинения
выражается
в
подтверждении
его
совокупностью доказательств, на которые имеются ссылки в обвинительном
заключении/акте. Назначение судебного разбирательства в особом порядке
производится не по формальным моментам, а по содержательным, а именно
при
подтверждении
установления
факта
судом
обоснованности
апелляционной
обвинения 86.
инстанции
В
случае
необоснованности
предъявленного обвинения он отменяет обвинительный приговор в связи с
существенным нарушением уголовно-процессуального закона, независимо от
наличия либо отсутствия соответствующего ходатайства сторон.
В качестве примера можно рассмотреть апелляционное определение
Брянского областного суда №22/118/2016 от 12.02.2016 г. «М.Л.А. признана
виновной в хранении в целях сбыта, сбыте товаров, не отвечающих
требованиям безопасности здоровья потребителей, предназначенных для
детей в возрасте до шести лет.
В
апелляционной
жалобе
осужденная
М.Л.А.,
не
оспаривая
доказанность вины и квалификацию содеянного, выражает несогласие с
Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации: Научно-практическое пособие по
применению Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Под общей ред. В.М. Лебедева. 2е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. 999 с. Серия "Практика применения" (глава 3 - В.В. Дорошков). С.
466.
86
77
приговором вследствие его чрезмерной суровости. Указывает, что вину
признала, раскаялась, активное содействовала в раскрытии преступления,
ходатайствовала о рассмотрении дела в особом порядке. Отмечает, что
назначенный ей размер штрафа, исходя из ее доходов, ставит ее семью в
тяжелое материальное положение. Просит снизить размер штрафа.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы,
возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по
следующим основаниям. Согласившись с ходатайством подсудимой М.Л.А.,
полностью признавшей свою вину и просившей о рассмотрении дела без
проведения
судебного
разбирательства,
суд
постановил
в
отношении М.Л.А. обвинительный приговор в порядке, предусмотренном
главой
40
УПК
РФ.
В
соответствии
с
требованиями
уголовно-
процессуального закона уголовное дело может быть рассмотрено судом в
особом порядке с соблюдением условий, предусмотренных ст.316 УПК РФ, в
случае, если суд придет к выводу о том, что обвинение, с которым согласился
обвиняемый, является обоснованным и подтверждается доказательствами,
собранными по уголовному делу.
Из
предъявленного
обвинения
усматривается,
что М.Л.А. инкриминировано совершение преступления, предусмотренного
п.«б» ч.2 ст.238 УК РФ. Общественная опасность данного преступления
состоит в создании реальной угрозы причинения вреда здоровью населения.
Предметом преступления являются товары, не отвечающие требованиям
безопасности здоровья потребителей, предназначенные для детей в возрасте
до шести лет. Опасность реализуемого товара для здоровья населения может
быть подтверждено экспертным заключением или заключением специалиста
по результатам проведения соответствующего исследования изъятого товара,
которое в материалах настоящего уголовного дела отсутствует.
Таким
образом,
для
установления
обстоятельств
вмененного М.Л.А. преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.238 УК РФ,
необходимо исследовать собранные по делу доказательства и фактические
78
обстоятельства дела, тогда как настоящее дело было рассмотрено судом
первой инстанции в особом порядке судебного разбирательства. Тем самым,
судом нарушены требования ч.7 ст.316 УПК РФ, регламентирующей условия
для рассмотрения дела в особом порядке.
При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, суду
надлежало отказать в удовлетворении ходатайства М.Л.А. о рассмотрении
дела в особом порядке и рассмотреть его в общем порядке судебного
разбирательства, исследовав все доказательства по делу, с учетом оценки
которых сделать
вывод
о
виновности
либо
невиновности М.Л.А. во
вмененном ей преступлении и о правильности квалификации её действий.
Допущенные нарушения существенно ограничили права и законные
интересы осужденной, которые не могут быть восстановлены без отмены
судебного
решения,
что
свидетельствует
об
их
фундаментальном,
принципиальном характере, повлиявшем на исход дела. При таких
обстоятельствах состоявшийся по делу приговор подлежит отмене, а дело передаче на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии
назначения дела к слушанию»87.
Данная ситуация является распространенной, в связи с чем подлежит
законодательному урегулированию, а именно введением самостоятельного
основания отмены приговоров, постановленных в порядке глав 40, 40.1 УПК
РФ, - необоснованности предъявленного обвинения, что позволит возложить
на суд второй инстанции обязанность проверки обоснованности обвинения, с
которым согласился осужденный, независимо от того, высказывался ли
данный довод в апелляционной жалобе/представлении.
В связи с изложенным ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ необходимо дополнить
пунктом 12 следующего содержания: «12) необоснованность предъявленного
обвинения, с которым согласился обвиняемый (подсудимый) в случае
рассмотрения уголовного дела в порядке, предусмотренном главами 40, 40.1
87
https://oblsud-brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=948951&delo_id=4&new=4&text
_number=1&case_id=13126
79
настоящего Кодекса». А также руководствуясь, что состязательность сторон
при рассмотрении уголовного дела по существу в ускоренном порядке не
была реализована в полном объеме, полагаем необходимым наделить
стороны в суде апелляционной инстанции правом предоставления и
непосредственного исследования доказательств в целях установления
обоснованности предъявленного обвинения.
Вместе с тем, полагаем необходимым перепроверку предъявленного
обвинения оставить только обязанностью суда, при этом не наделяя правом
участников процесса, так как стороны выразили свою позицию в суде первой
инстанции, что и являлось основанием судебного разбирательства в особом
порядке.
Наделение
сторон
таким
правом
может
привести
к
злоупотреблению правом обжалования.
Существует
мнение,
что
«ревизионность
как
общее
условие
апелляционного производства вытекает из публичности уголовного процесса
и не противоречит принципу состязательности, поскольку состязательность
предоставляет равные возможности сторон по представлению доказательств
и
отстаиванию
своих
доводов»88.
Состязательность
судебного
разбирательства по уголовным делам, рассматриваемым в порядке глав 40,
40.1 УПК РФ, как в первой, так и в апелляционной инстанции носит
опосредованный характер. Несмотря на то, что оценка доказательств при
рассмотрении дела в особом порядке не отражается в приговоре, она все
равно осуществляется (ч. 7 ст. 316 УПК РФ)89. Следовательно, при
апелляционном обжаловании необходимо оценивать правильность данных
выводов. Позиция судьи по вопросу обоснованности предъявленного
обвинения формируется после тщательного изучения им доказательств как
стороны обвинения, так и стороны защиты. Данное изучение является
усеченной
формой
непосредственного
исследования
доказательств,
Кудрявцева А.В., Смирнов В.П. Ревизионность как общее условие апелляционного судопроизводства //
Вестник ЮУрГУ. Серия "Право". 2015. Т. 15. № 2. С. 55.
89
Уголовный процесс: Учебник для бакалавров / Отв. ред. Л.А. Воскобитова. М.: Проспект, 2013 (глава 13 А.И. Паничева). С. 405.
88
80
поскольку судья проводит его единолично, без участия сторон, вне рамок
судебного заседания.
В суде второй инстанции при пересмотре приговоров, постановленных
в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ, стороны вправе предоставлять новые
доказательства лишь по характеристике личности осужденного, а также
касающиеся смягчающих либо отягчающих обстоятельств совершения
преступления. Таким образом, активность сторон в апелляционном судебном
разбирательстве реализуется именно путем введения новых доказательств.
В частности, в апелляционном определении Брянского областного суда
от 17.02.2016г. №22-242/2016 назначенное наказание подлежало изменению
именно вследствие неправильной оценки судом личности подсудимого.
«Нумонов Ф.Ш.у. признан виновным в покушении на дачу взятки
должностному лицу лично за совершение заведомо незаконных действий.
Преступление совершено осужденным 16 октября 2015 года в кабинете №15
МО МВД РФ «Дятьковский». Дело рассмотрено в порядке главы 40 УПК
РФ. В апелляционной жалобе адвокат Гулиев Р.Н.о. в интересах осужденного
считает
назначенное
наказание
чрезмерно
суровым.
Указывает,
что
осужденный явился с повинной, раскаялся в содеянном, преступление
совершил впервые в силу тяжелых жизненных обстоятельств, поскольку ему
грозило выдворение за пределы границы РФ, а у него на иждивении
находятся несовершеннолетняя сестра и бабушка. Считает, что судом в
полной мере данные обстоятельства при принятии решения не учтены.
Просит приговор изменить, считать назначенное наказание условным.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы,
возражения, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в
соответствии с п.4 ст.389.15 УПК РФ, а апелляционную жалобу подлежащей
удовлетворению частично. В связи с тем, что дело рассмотрено в порядке
главы 40 УПК РФ, доказанность вины осужденного и квалификация
содеянного судом апелляционной инстанции не проверяются.
81
Порядок и процедура проведения судебного разбирательства в особом
порядке соответствует положениям главы 40 УПК РФ. При назначении
Нумонову Ф.Ш.у. наказания суд в соответствии со ст.60 УК РФ учел
характер и степень общественной опасности преступления, данные о
личности осужденного: не судим, вину признал, в содеянном раскаялся,
положительно характеризуется по месту жительства, где проживает с
бабушкой и несовершеннолетней сестрой. В качестве смягчающих наказание
обстоятельств суд обоснованно признал явку с повинной; отягчающих
наказание обстоятельств судом не установлено.
Судом обоснованно при назначении наказания применены положения
ч.1 ст.62 УК РФ, ч.5 ст.62 УК РФ. Вместе с тем из материалов дела следует,
что смягчающим наказание Нумонову Ф.Ш.у. обстоятельством является и
активное способствование раскрытию и расследованию преступления.
Данное
смягчающее
наказание
обстоятельство
установлено
органом
предварительного расследования и указано в обвинительном заключении.
Однако, как видно из приговора, суд данное смягчающее наказание не
учел.
Судебная
коллегия
находит
необходимым
признать
активное
способствование раскрытию и расследованию преступлений в соответствии с
п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством, в связи с
чем назначенное наказание подлежит смягчению. 90
Некоторые выявленные в суде второй инстанции нарушения закона,
допущенные в суде первой инстанции при рассмотрении дела в особом
порядке, не могут быть устранены непосредственно в суде апелляционной
инстанции, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ суд
апелляционной инстанции вправе осуществлять производство по уголовному
делу в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ, что влечет за собой
отмену приговора с направлением уголовного дела в суд первой инстанции.
При применении особого порядка принятия судебного решения при
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве фактическая сторона
90
https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&H_date=12.02.2016
82
уголовного дела выясняется в той же мере, что и при применении особого
порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 УПК РФ, о чем
свидетельствуют положения ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ. Однако, несмотря на
сходство
двух порядков,
законодатель
не
предусматривает
никаких
исключений, которые касались бы оснований обжалования приговоров,
вынесенных в соответствии с положениями гл. 40.1 УПК РФ. В ч. 7 ст. 317.7
УПК РФ указано, что после провозглашения приговора судья разъясняет
сторонам право и порядок его обжалования, предусмотренные гл. 45.1 УПК
РФ, из чего можно ошибочно заключить, что стороны вправе без каких-либо
ограничений обжаловать постановленные в порядке гл. 40.1 УПК РФ
приговоры в апелляционном порядке. Данный пробел устранил Пленум
Верховного Суда РФ, который в Постановлении от 28 июня 2012 года № 16
указал, что приговор, постановленный в соответствии с требованиями ст.
317.7 УПК РФ, не может быть обжалован сторонами в суд вышестоящей
инстанции в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре,
фактическим обстоятельствам дела91.
В частности, проверяя, имеются ли основания для обжалования
приговоров, постановленных в особом порядке, необходимо акцентировать
внимание на следующем:
- суд не вышел за пределы того обвинения, с которым согласился
подсудимый;
- действия осужденного правильно квалифицированы судом, указаны
пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие ответственность за это
преступление;
- назначенное осужденному наказание не превышает пределов,
установленных законом, и соответствует характеру и степени общественной
опасности преступления и личности виновного.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике
применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве» // СПС «КонсультантПлюс»
91
83
Судебная практика к нарушениям, которые служат основаниями для
отмены
или
изменения
судами
вышестоящих
инстанций
решений,
постановленных в порядке гл. 40.1 УПК РФ, относит следующие:
-
отсутствие
в
описательно-мотивировочной
части
приговора,
постановленного в порядке ст. 317.7 УПК РФ, описания преступного деяния,
в совершении которого обвиняется подсудимый, а также выводов суда о
соблюдении
условий
и
выполнении
обязательств,
предусмотренных
досудебным соглашением92;
- указание в приговоре на имена лиц, привлеченных к уголовной
ответственности
наряду
с
субъектом
досудебного
соглашения
о
сотрудничестве в рамках выделенных в отдельные производства уголовных
дел в случае, если на момент постановления решений приговоры в
отношении них не вступили в силу93;
- ошибки при назначении наказания: назначение подсудимым,
выполнившим условия соглашения, наказания без учета требований ч. 2 ст.
62 УК РФ94; применение при назначении наказания субъекту досудебного
соглашения ч. 2 ст. 62 УК РФ при наличии отягчающих обстоятельств 95.
Так же назначенное наказание может быть смягчено, вследствие
неправильной
квалификации
органами
предварительного
следствия
совершенного деяния. В качестве примера можно привести случай из
судебной практики Орловского областного суда. «Уголовное дело в
отношении Рокитенец В.В. рассмотрено в особом порядке судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве,
предусмотренном главой 40.1 УПК РФ.
Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января
2015 г. по делу № 31-АПУ14-12 // СПС «КонсультантПлюс».
93
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 сентября
2014 г. № 5-Уд14-16 // СПС «КонсультантПлюс».
94
Апелляционные определения Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 6 ноября 2014 г. № 18АПУ14-52, от 19 февраля 2015 г. № 14-АПУ15-1, от 24 февраля 2015 г. № 46-АПУ15-1 // СПС
«КонсультантПлюс»
95
Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля
2015 г. № 58-АПУ15-3 // СПС "КонсультантПлюс"
92
84
Требования ст.317.6, 317.7 УПК РФ, регламентирующие особый
порядок принятия судебного решения при заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве, судом соблюдены. Суд удостоверился, что
досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно, при
участии
защитника,
государственный
обвинитель
подтвердил,
что
подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства,
предусмотренные заключенным с Рокитенец В.В. досудебным соглашением
о сотрудничестве.
Суд сделал правильный вывод о том, что обвинение, с которым
согласился Рокитенец В.В., обоснованно, подтверждается доказательствами,
собранными по уголовному делу, и правильно квалифицировал его действия
по эпизоду №1 по пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ как незаконный сбыт
наркотических средств, совершенный с использованием информационнотелекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), в составе группы
лиц по предварительному сговору, в значительном размере; по эпизоду №3
по ч.3 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ как покушение, то есть умышленные
действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления
– незаконного сбыта наркотических средств, совершенного с использованием
информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), в
составе группы лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере,
если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от
этого лица обстоятельствам.
Правильно судом были квалифицированы и действия Рокитенец В.В.
по эпизоду №2 как покушение, то есть умышленные действия лица,
непосредственно направленные на совершение преступления – незаконного
сбыта
наркотических
средств,
совершенного
с
использованием
информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), в
составе группы лиц по предварительному сговору, если при этом
преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица
обстоятельствам. Вместе с тем, действия осужденного по эпизоду №2 по
85
квалифицирующему
признаку
«в
крупном
размере»
органом
предварительного расследования и судом квалифицированы неправильно.
Так, Рокитенец В.В. по этому эпизоду осужден за покушение на
незаконный сбыт наркотических средств, а именно вещества
<...>,
являющегося производным наркотического средства <...>, массой не менее
1,00 грамма в крупном размере, и вещества <...>, являющегося производным
наркотического средства <...>, массой 0,02 грамма, размер которого не
относится
к
значительному,
крупному
и
особо
крупному
размеру
наркотического средства.
Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.10.2012 №1002 «Об
утверждении
значительного,
крупного
и
особо
крупного
размеров
наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного,
крупного
и
особо
крупного
размеров
для
растений,
содержащих
наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей,
содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей
статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»,
для <...> и его производных, за исключением производных, включенных в
качестве самостоятельных позиций в перечень, утверждены следующие
значения: значительный размер – свыше 0,2 граммов; крупный размер –
свыше 1 грамма; особо крупный размер – свыше 200 граммов.
Таким образом, <...> в количестве 1 грамма не является крупным
размером для целей ст.228.1 УК РФ, поэтому действия осужденного по
данному эпизоду подлежат переквалификации с ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1
УК РФ как покушения на незаконный сбыт наркотических средств,
совершенный с использованием информационно-телекоммуникационных
сетей (включая сеть «Интернет»), в составе группы лиц по предварительному
сговору, в крупном размере, на ч.3 ст.30, пп. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ как
покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный с
использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая
сеть «Интернет»), в составе группы лиц по предварительному сговору, в
86
значительном размере, с назначением наказания как по данной статье, так и
по
совокупности
преступлений
с
учётом
имеющихся
по
делу
и
установленных обстоятельств, влияющих на наказание, изложенных в
приговоре. Каких-либо оснований для применения положений ст.64 УК РФ, в
том числе по доводам апелляционных жалоб, судебная коллегия не
находит»96.
Таким
образом,
нормативно
закрепленный
запрет
для
суда
апелляционной инстанции отменять или изменять решение суда первой
инстанции, принятое в особом порядке, ввиду несоответствия фактических
обстоятельств дела выводам суда не означает, что суд не оценивает
фактические обстоятельства дела на основании материалов уголовного дела.
Лишь должная оценка в совокупности всех фактических обстоятельств и
юридических аспектов данного дела может обеспечить правосудность
приговора. Т.Г. Бородинова обоснованно считает, что главным критерием
правосудности приговора является его непротиворечивость материальному и
процессуальному закону, требованиям законности, обоснованности и
справедливости97.
сокращенном
Однако,
порядке
апелляционной
отвечая
судом
инстанции
за
правосудность
первой
имеет
для
инстанции
этого
вынесенного
приговора,
ограниченный
в
суд
объем
процессуальных возможностей. Комплексный анализ действующих норм,
регулирующих апелляционный порядок судебного разбирательства, не
учитывают особенности обжалования приговоров, постановленных в порядке
глав 40, 40.1 УПК РФ, и требуют законодательного совершенствования.
Прежде всего, в законодательной корректировке нуждаются нормы,
регулирующие основания отмены или изменения приговора в апелляционном
порядке, а именно - статью 389.16 УПК РФ, регулирующую основания
признания
96
приговора
суда
не
соответствующим
фактическим
https://oblsud-orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1256329&delo_id=4&new=4&tex
t_number=1
97
Бородинова Т.Г. Теоретические и правовые основы формирования института пересмотра приговоров в
уголовно-процессуальном праве России. М., 2014. С. 215.
87
обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции,
путем включения в нее пункта 5 следующего содержания: «5) в случае
рассмотрения уголовного дела в порядке, предусмотренном главами 40, 40.1
УПК РФ, выводы суда находятся в противоречии с обстоятельствами,
изложенными
в
обвинительном
заключении
(обвинительном
акте)».
Следовательно, аналогичные изменения должны быть внесены и в статью
389.13 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации , а именно
дополнить частью следующего содержания: «В случае апелляционного
пересмотра приговора, постановленного в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ, суд
вправе
проверить
доказательства,
касающиеся
обоснованности
предъявленного обвинения, характеристики личности осужденного, а также
обстоятельств,
смягчающих
и
отягчающих
ответственность.
В
подтверждение или опровержение доводов, приведенных в апелляционных
жалобе, представлении, стороны вправе представить в суд апелляционной
инстанции
дополнительные
материалы
относительно
обоснованности
предъявленного обвинения, по характеристике личности осужденного, а
также по обстоятельствам, смягчающим и отягчающим ответственность 2.
Статью 389.9 УПК РФ необходимо дополнить частью 2 следующего
содержания: «В случае подачи апелляционной жалобы либо внесения
апелляционного представления на приговор, постановленный в порядке глав
40, 40.1 УПК РФ, суд апелляционной инстанции проверяет законность и
справедливость
обвинения».
приговора,
а
также
обоснованность
предъявленного
88
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Институт особого порядка судебного разбирательства, предусмотрен
разделом X Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
который в свою очередь состоит из двух глав, первая - основывается прежде
всего на согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40
УПК РФ), вторая - помимо признания своей вины, заключается в
сотрудничестве со следствием, а именно - оказание помощи в раскрытии
совершенного преступления (глава 40.1 УПК РФ).
Проведенное исследование показало, что с процессуальной точки
зрения ценность данного правового института при применении на практике
заключается в достаточно сокращенной и упрощенной процедуре уголовного
судопроизводства, в ходе которой выносится приговор лицу, вместе с тем
необходимость доказывания
его вины в ходе
судебного заседания
отсутствует, в связи с ее фактическим признанием.
Приговор – основной акт правосудия, устанавливающий вину лица в
совершении
противоправного
деяния
и
наказание за совершенное преступление.
определяющий
справедливое
По мнению К.А. Рыбалова,
традиционная для российского уголовного процесса процедура рассмотрения
и разрешения судом уголовных дел часто приводит к тому, что система
правосудия «буксует», в судах скапливаются уголовные дела, а доступ
граждан к правосудию существенно затрудняется 98.
Таким
образом, наличие данного правового института в уголовно-
процессуальном законодательстве Российской Федерации позволяет в
первую
очередь
стимулировать
обвиняемого
(подсудимого)
к
сотрудничеству с органами уголовного преследования и с его помощью
изобличение
обстоятельств
других
его
участников
совершения
преступления,
и
т.д.;
установления
рационализация
всех
уголовного
Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его
реализации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С.15
98
89
судопроизводства, сокращение судебных расходов ввиду экономии времени
и ресурсов.
Вместе с тем, на практике упрощенная процедура рассмотрения
уголовного дела в суде, а именно в порядке глав 40 и 40.1 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации подчас дает сбои. Следует
отметить, что несмотря на отсутствие стадии исследование доказательств по
делу при особом порядке судебного разбирательства, судья фактически при
рассмотрении поступившего ходатайства должен оценить собранные и
представленные по делу доказательства
и сделать вывод об их
достаточности или недостаточности, доказанности или недоказанности
совершенного деяния.
Часть 7 ст. 316 УПК РФ прямо указывает на возможность вынесения
обвинительного приговора по уголовному делу лишь в том случае, если
судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый,
обоснованно
и
подтверждается
собранными
по
уголовному
делу
доказательствами. Очевидно, что прийти к такому выводу без его
логического обоснования,
строящегося
на
полноценном
собственном
исследовании доказательств и их оценке (пусть даже проведенных вне
условий состязательности и гласности), невозможно. Следует согласиться с
С.А. Роговой в том, что судья, постановляя приговор в особом порядке, не
только не освобождается от изучения материалов уголовного дела на
предмет доказанности вины подсудимого, но наделяется дополнительной
обязанностью самостоятельно прийти к выводу о виновности лица,
привлекаемого
к
уголовной
ответственности,
исключив
при
этом
возможность формирования своего внутреннего убеждения с обвинительным
либо оправдательным уклоном 99.
Учитывая, что ежегодно огромное количество всех уголовных дел о
преступлениях рассматриваются судом в особом порядке, то в целях
См.: Роговая С.А. Проблемы оценки доказательств и принятия решений при особом порядке уголовного
судопроизводства: дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород: Нижегородский госуниверситет им. Н.И.
Лобачевского, 2006. С. 122.
99
90
устранения судебных ошибок на практике можно предложить внести
изменения в статью 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, а именно дополнить процедурой судебного следствия в
усеченном виде, а именно - на судебном следствии производится допрос
обвиняемого относительно обстоятельств совершения преступления, допрос
потерпевшего,
исследование
доказательств
об
обстоятельствах,
характеризующих личность подсудимого, смягчающих и отягчающих
наказание. По инициативе судьи или по ходатайствам сторон могут
исследоваться иные доказательства.
Особый
порядок
судебного
разбирательства
при
заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве в настоящее время входит в
систему упрощенных производств уголовного процесса РФ наряду с особым
порядком судебного разбирательства, предусмотренным гл. 40 УПК РФ,
обычным и сокращенным дознанием. Актуальное толкование положений гл.
40.1 УПК РФ, а также связанных с нею положений ст. 62 УК РФ позволяет
заключить, что досудебное соглашение может быть заключено по любым
уголовным делам с соблюдением необходимых процессуальных условий,
если следователь и прокурор сочтут это полезным для раскрытия
преступления, совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо
преступлений, совершенных иными лицами
Вместе с тем, правовое регулирование особого порядка судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
не предполагает ограничений по характеру и степени общественной
опасности рассматриваемых преступных посягательств. Хотя, как верно
указывает Т.В. Топчиева, статистически чаще всего досудебное соглашение о
сотрудничестве применяется по уголовным делам о тяжких и особо тяжких
преступлениях100. Следовательно, статью 317.1 Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации
целесообразно
дополнить
нормой,
Топчиева Т.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в российском уголовном процессе. Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2013. С. 16.
100
91
предусматривающей перечисление составов преступных посягательств, в
отношении которых может применяться
особый порядок судебного
разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.
Кроме того, при особом порядке судебного разбирательства при заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве отсутствует четко очерченный
уголовно-правовая
основа
действий
прокурора
при
принятии
процессуальных решений, так какой применение данной процедуры
поставлено в зависимость от усмотрения следователя и прокурора,
оценивающих выгодность сотрудничества с конкретным подозреваемым или
обвиняемым.
Нормативно закрепленный запрет для суда апелляционной инстанции
отменять или изменять решение суда первой инстанции, принятое в особом
порядке, ввиду несоответствия фактических обстоятельств дела выводам
суда не означает, что суд не оценивает фактические обстоятельства дела на
основании
материалов
уголовного
дела.
Лишь
должная
оценка
в
совокупности всех фактических обстоятельств и юридических аспектов
данного дела может обеспечить правосудность приговора. Т.Г. Бородинова
обоснованно считает, что главным критерием правосудности приговора
является его непротиворечивость материальному и процессуальному закону,
требованиям законности, обоснованности и справедливости 101. Однако,
отвечая за правосудность вынесенного в сокращенном порядке судом первой
инстанции приговора, суд апелляционной инстанции имеет для этого
ограниченный объем процессуальных возможностей. Комплексный анализ
действующих норм, регулирующих апелляционный порядок судебного
разбирательства, не учитывают особенности обжалования приговоров,
постановленных
в
порядке
глав
40,
40.1
УПК
РФ,
и
требуют
законодательного совершенствования. Прежде всего, в законодательной
корректировке нуждаются нормы, регулирующие основания отмены или
Бородинова Т.Г. Теоретические и правовые основы формирования института пересмотра приговоров в
уголовно-процессуальном праве России. М., 2014. С. 215.
101
92
изменения приговора в апелляционном порядке, а именно - статью 389.16
УПК
РФ,
регулирующую основания
соответствующим
фактическим
признания
обстоятельствам
приговора
суда
уголовного
не
дела,
установленным судом первой инстанции, путем включения в нее пункта 5
следующего содержания: «5) в случае рассмотрения уголовного дела в
порядке, предусмотренном главами 40, 40.1 УПК РФ, выводы суда находятся
в противоречии с обстоятельствами, изложенными в обвинительном
заключении (обвинительном акте)». Следовательно, аналогичные изменения
должны быть внесены и в статью 389.13 Уголовно-процессуального кодекса
Российской
Федерации,
содержания:
«В
а
случае
именно
дополнить
апелляционного
частью
следующего
пересмотра
приговора,
постановленного в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ, суд вправе проверить
доказательства, касающиеся обоснованности предъявленного обвинения,
характеристики личности осужденного, а также обстоятельств, смягчающих
и отягчающих ответственность. В подтверждение или опровержение
доводов, приведенных в апелляционных жалобе, представлении, стороны
вправе представить в суд апелляционной инстанции дополнительные
материалы относительно обоснованности предъявленного обвинения, по
характеристике личности осужденного, а также по обстоятельствам,
смягчающим и отягчающим ответственность 2. Статью 389.9 УПК РФ
необходимо дополнить частью 2 следующего содержания: «В случае подачи
апелляционной жалобы либо внесения апелляционного представления на
приговор, постановленный в порядке глав 40, 40.1 УПК РФ, суд
апелляционной
инстанции
проверяет
законность
и
справедливость
приговора, а также обоснованность предъявленного обвинения».
Подводя итог изложенному, следует отметить, что в настоящее время
из-за
противоречий
правоприменительная
в
действующем
практика
дает
законодательстве
ориентиры,
именно
позволяющие
охарактеризовать предмет особого порядка судебного разбирательства,
предусмотренного главами 40 и 40.1 УПК РФ. Также именно судебная и
93
следственная практика позволяют обрисовать материально-правовой базис
рассматриваемой процедуры.
Таким
образом,
осуществление
диссертационного
исследования
привело к результатам, оправдывающим актуальность и важность выбранной
темы. Хотелось бы, чтобы выявленные проблемы в ближайшем будущем
были рассмотрены и разрешены, а предложения по разрешению таких
проблем могли стать полезными при дальнейшем исследовании института
особого порядка судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве
Российской Федерации.
94
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
I. Нормативные правовые акты и иные официальные документы
1.
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
Российская газета. 1993. 25 декабря.
2.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18
декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 01 июля 2017 г. № 137-ФЗ) //
Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (ч. I). Ст.
4921.
3.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г.
№63-ФЗ ( с посл. изм. 18 июля 2017г. №159-ФЗ)// Собрание законодательства
РФ. 17.06.1996. № 25. ст. 2954.
4.
Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 191-ФЗ «О внесении
изменения в статью 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. 2015. № 27. Ст. 3982.
5.
Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении
изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации»// Российская газета. 2009. 3
июля.
6.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 №55
«О судебном приговоре»//Российская газета. № 277. 07.12.2016.
7.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012г.
№26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции(с
изм. от 01.12.2015г.)//Российская газета. №283. 07.12.2012.
8.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 №16
«О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства
95
уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»//
Российская газета. № 156. 11.07.2012.
9.
Приказ Генпрокуратуры России от 15.03.2010 № 107 «Об
организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с
подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве
по уголовным делам»// Законность. 2010. №6.
10.
Указание Генпрокуратуры России № 275/36, СК России 1/206,
МВД России № 2/5443, МЧС России № 195, ФССП России № 1-у, ФСБ
России № 21, ФСКН России № 4, ФТС России № 1081 от 03 июня 2015 года
"Об организации прокурорского надзора и ведомственного контроля за
исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на
досудебных
стадиях
уголовного
судопроизводства"
//
Бюллетень
Федеральной службы судебных приставов. № 11. 2015.
11.
Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г.
[Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант»
(утратил силу).
12.
Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г.
(утратил
силу).
[Электронный
ресурс].
URL:
http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3450/
13.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 1922 г. (утратил
силу). [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/901757376.
14.
Постановление ВЦИК от 15 февраля 1923 г. "Об утверждении
Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р." (вместе с "УголовноПроцессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.") // СУ РСФСР. 1923. № 7. ст. 106.
(утратил силу).
15.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (утратил силу).
[Электронный
ресурс].
http://pravo.levonevsky.org/bazazru/zakon670/index.htm.
II. Материалы практики
URL:
96
Определение Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 № 1798-
16.
О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Развозжаева
Леонида Михайловича на нарушение его конституционных прав главой 40.1
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Документ
опубликован
не
был.
Доступ
из
справ.-правовой
системы
«КонсультантПлюс».
17.
Определение Конституционного Суда РФ от 13.10.2009 № 1177-
О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Альметова
Сергея Шауалиевича на нарушение его конституционных прав статьей 317
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Документ
опубликован
не
был.
Доступ
из
справ.-правовой
системы
«КонсультантПлюс».
18.
Решение Конституционного Суда РФ от 10.11.2016 «Об
утверждении
обзора
практики
Конституционного
Суда
Российской
Федерации за второй и третий кварталы 2016 года» //http://www.ksrf.ru.
19.
Федерации
Постановление
Пленума
Верховного
Суда
Российской
от 27 ноября 2012 г № 26 «О применении норм Уголовно-
процессуального
кодекса
Российской
Федерации,
регулирующих
производство в суде апелляционной инстанции» // Бюллетень Верховного
Суда РФ. 2013. № 1. 7 с.
20.
Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судей
общей юрисдикции и мировых судей в первом полугодии 2016 года //
Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации.
Москва. 2014. С. 64.
21.
Обзор
судебной
практики
Верховного
Суда
Российской
Федерации № 1 (2016) [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был.
Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
22.
Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным
делам Верховного Суда РФ от 14 января 2015 г. по делу № 31-АПУ14-12 //
СПС «КонсультантПлюс».
97
23.
Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным
делам Верховного Суда РФ от 10 сентября 2014 г. № 5-Уд14-16 // СПС
«КонсультантПлюс».
24.
Апелляционные определения Судебной коллегии по уголовным
делам ВС РФ от 6 ноября 2014 г. № 18-АПУ14-52, от 19 февраля 2015 г. №
14-АПУ15-1,
от
24
февраля
2015
г.
№
46-АПУ15-1
//
СПС
«КонсультантПлюс».
25.
Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным
делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2015 г. № 58-АПУ15-3 // СПС
"КонсультантПлюс".
III. Специальная литература
Монографии, учебники, учебные пособия
26.
Бородинова
Т.Г.
Теоретические
и
правовые
основы
формирования института пересмотра приговоров в уголовно-процессуальном
праве России. М., 2014.
27.
Виницкий Л.В., Кубрикова М.Е. Актуальные вопросы института
досудебного соглашения о сотрудничестве. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 156.
28.
Гуткин И.М., Мариупольский Л.А., Шереметьев И.М. Советский
уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1960. 319 с.
29.
Давыдов Н.В., Полянский Н.Н. Судебная Реформа: в 2 т. М.:
Объединение, 1915. Т. 2. 403 с.
30.
Кирсанов А.Ю. Досудебное соглашение о сотрудничестве.
Анализ, практика, выводы. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012.
31.
Кондрат И.Н. Обеспечение прав личности в досудебном
производстве по уголовным делам: законодательное регулирование и
правоприменительная практика. М.: Юстицинформ, 2014.
32.
Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры: Собр. соч. Т. 4. М.,
1967. С. 185 - 186.
98
33.
Кудрявцева А.В., Смирнов В.П. Ревизионность как общее
условие апелляционного судопроизводства // Вестник ЮУрГУ. Серия
"Право". 2015. Т. 15. № 2.
34.
Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория,
законодательство и практика. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, Инфра-М,
2010. 240 с.
35.
Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской
Федерации: Учебник / отв. ред. П. А. Лупинская. — 2-е изд., перераб. и доп.
М. : Норма, 2009. 1072 с.
36.
Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского
уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М.: ТК
Велби, Проспект, 2003. 144 с.
37.
Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. Т. 8. Судебная
реформа. М.: Юрид. лит, 1991. 496 с.
38.
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Порядок
производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному
праву. М.: Наука, 1970. Т.2. 616 с.
39.
Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции / под ред.
докт. юрид. наук Н.А. Колоколова. М.: Юрлитинформ, 2012.
40.
Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России.
М., 2002. 472 с.
41.
Томин В.Т. Уголовный процесс: актуальные проблемы теории и
практики. М.: Издательство Юрайт, 2009. 376 с.
42.
Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных
производств. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1999.
43.
Тыричев И.В. Советский уголовный процесс. М.: Юрид. Лит.,
1980. 568 с.
44.
Уголовно-процессуальное право: учеб. Для магистров / под общ.
ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт, 2012. 1016 с.
99
45.
Уголовный процесс: Учебник для бакалавров / Отв. ред. Л.А.
Воскобитова. М.: Проспект, 2013.
46.
Хрестоматия по уголовному процессу России / Автор-сост. Э.Ф.
Куцева. М., 1999.
47.
Чельцов-Бебутов М.А. Советский уголовный процесс. Харьков,
1929. 337 с.
48.
Шаталов А.С. Принятие судебного решения при заключении
досудебного
соглашения
о
сотрудничестве:
правовая
регламентация,
проблемы, тенденции, перспективы // Уголовное судопроизводство: теория и
практика; под ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрайт, 2011.
49.
Шестакова С.Д. Метод российского уголовно-процессуального
права: от инквизиционности к состязательности. СПб.: Санкт-Петербургский
университет МВД России, 2003.
50.
и
система
Якимович Ю.К. Структура уголовного процесса: система стадий
производств.
Основные
и дополнительные
производства.
Избранные труды. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2011
Научные статьи и публикации в периодических научных изданиях
и сборниках, материалы научных и научно – практических конференций
51.
Александров Р.А. Проблемы рассмотрения в особом порядке
уголовных дел при заключенном досудебном соглашении о сотрудничестве,
вызванные смешением различных институтов "сделок с правосудием" //
Российский судья. 2015. № 6. С. 26 - 30.
52.
Александров
А.С.,
Колесник
В.В.
Порядок
заключения
досудебного соглашения о сотрудничестве: правовые позиции высших судов
России // Рос. следователь. 2013. № 19. С. 16 - 22.
53.
Быков В.М. Права потерпевшего в уголовном судопроизводстве
России // Российская юстиция. 2015. № 7. С. 45.
100
54.
Боярская А.В., Леонов А.И. Материально-правовые основания
производства, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ//Уголовное право. 2016.
№1.
55.
Вальшина И.Р. Некоторые проблемные аспекты досудебного
соглашения о сотрудничестве и пути их решения // Евразийская адвокатура.
2014. № 5. С. 29 - 32.
56.
. Великий Д.П. Досудебное соглашение о сотрудничестве в
российском уголовном процессе // Журнал российского права. 2010. № 2.
57.
Визентин
М.
Презумпция
невиновности
в
контексте
прецедентной практики Европейского суда по правам человека // Российский
ежегодник Европейской конвенции по правам человека. 2015. № 1. С. 258 280.
58.
Головинская И.В., Головинский М.М. Особенности практики
применения норм главы 40.1 УПК РФ (к пятилетию введения института
досудебного соглашения о сотрудничестве) // Вестн. Владимирского юрид.
ин-та. 2014. № 2. С. 92 - 97.
59.
Головизнин М.В. О природе особого порядка принятия судебного
решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве //
Российский судья. 2012. № 7.
60.
Ермаков
А.С.
Досудебное
соглашение
о
сотрудничестве:
требуется ли совершенствование законодательства? // Законы России: опыт,
анализ, практика. 2015. № 10. С. 64 - 66.
61.
Каретников
А.
Нужен
ли
особый
порядок
судебного
рассмотрения уголовных дел в отношении лиц, заключивших досудебное
соглашение о сотрудничестве? // Законность. 2013. № 10, 11.
62.
Качалова О.В. Ускоренные производства в уголовном процессе
постсоветских
государств
//
Международное
международная юстиция. 2015. № 4. С. 11 - 15.
уголовное
право
и
101
63.
Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения
досудебного соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения // Изв.
высш. учеб. заведений. Правоведение. 2009. № 6 (287). С. 203 - 208.
64.
Лобанова Л.В. Учет смягчающих обстоятельств при назначении
наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве //
Lex russica. 2014. № 3.
65.
Новиков
С.А.
Досудебное
соглашение
о
сотрудничестве:
разъяснения получены, но проблемы остались // Российский судья. 2013. №
2.
66.
процедур
Пиюк А.В. Сравнительный анализ современных упрощенных
уголовного
судопроизводства
Российской
Федерации
и
сокращенного порядка уголовного судопроизводства по Судебным уставам
1864 года//Российская юстиция. 2016. № 5.
67.
Роганов С.А.Теоретические вопросы сокращенной уголовно-
процессуальной формы //Ленинградский юридический журнал. 2016. № 4.
68.
назначение
Саюшкина Е.В. Особый порядок судебного разбирательства и
уголовного
судопроизводства//Ленинградский
юридический
журнал. 2016. № 1.
69.
Тисен О.Н. Выделение уголовного дела в отношении лица, с
которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве: практические
проблемы и коллизии судебной практики // Вестник ОГУ. 2013. № 3. С. 169 173.
70.
Федотова Д.В. Уголовно-процессуальные особенности согласия с
обвинением при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
//Российский следователь. 2016. № 10.
71.
Чушенко Д.Н. Преюдициальность судебных актов при особом
порядке принятия судебного решения // Наука и образование: хоз-во и
экономика; предпринимательство; право и управление. 2015. № 8.
Кандидатские и докторские диссертации
102
72.
Абдулвалиев
А.Ф.
Суд
как
участник
уголовного
судопроизводства: автореферат дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург,
2010. 247 с.
73.
Амплеева Т.Ю. История уголовного судопроизводства России
(ХI –XIX вв.): дис. … д-ра юрид. наук. М.,2009. 457 с.
74.
Дудина Н.А. Порядок производства при заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве как процессуальная форма деятельного
раскаяния: Дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2015.
75.
Качалова О.В. Ускоренное производство в российском уголовном
процессе: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2016.
76.
Ковалев Р.Р. Правовое регулирование досудебного соглашения о
сотрудничестве на стадии предварительного расследования: дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2014.
77.
Мазина Н.Н. Апелляционное производство в современном
уголовном процессе России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. М.,
2015.
78.
Потапов В.Д. Основные начала проверки судебных решений в
контрольно-проверочных
стадиях
и
производствах
уголовного
судопроизводства России: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2013.
79.
Роговая С.А. Проблемы оценки доказательств и принятия
решений при особом порядке уголовного судопроизводства: дис. ... канд.
юрид. наук. Н. Новгород: Нижегородский госуниверситет им. Н.И.
Лобачевского, 2006.
80.
Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в
Российской Федерации и проблемы его реализации: Дис. … канд. юрид.
наук. М., 2004.
81.
Топчиева Т.В. Досудебное соглашение о сотрудничестве в
российском уголовном процессе. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб.,
2013.
Электронные ресурсы
103
82.
Кречетников А. В басманных судах преюдиция - царица
доказательств
[Электрон.
ресурс]
//
Би-би-си.
URL:
http://www.bbc.com/russian/russia/2013/04/130422_russia_prejudgment
83.
Нехороших М.Е. Некоторые проблемы правового регулирования
досудебного соглашения о сотрудничестве [Электрон. ресурс] // Обвинение и
защита по уголовным делам: исторический опыт и современность. 2015. С.
659 - 668. URL: http://www.law.edu.ru/script/cntsource.asp?cntID=100156771.
84.
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник /
под общ. ред. А.В. Смирнова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008 [Электронный
ресурс]. Доступ из справ.-правовой ситемы «КонсультантПлюс».
85.
https://oblsud-
orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=1
256329&delo_id=4&new=4&text_number=1.
86.
https://oblsud--
brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=9
48951&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=13126
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа