close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Тхор-Петренко Татьяна Викторовна. Правовое положение адвоката в российском уголовном судопроизводстве

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки магистратуры
40.04.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное судопроизводство»
Студентки Тхор – Петренко Татьяны Викторовны шифр 150922 з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
Правовое положение адвоката в российском уголовном процессе
Студент________________________________________Тхор – Петренко Т. В.
Руководитель____________________________Быстрова Ю. В. , к.ю.н., доцент
Рецензент____________________________________________Майорова Д. П.
Адвокат ООКА «Союз». к.ю.н.
Допустить выпускную квалификационную работу к защите в Государственной
экзаменационной комиссии
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2017 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2017
1
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«_10__»_____сентября_____ 2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки Тхор – Петренко Татьяны Викторовны шифр 150922 з
1. Тема ВКР «Правовое положение адвоката в российском уголовном
процессе».
Утверждена приказом по университету от «___»_________20__г. №_______
2.
Срок
сдачи
студентом
законченной
работы
«_15_»__сентября_______2017__г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): рассмотреть институт профессиональной защиты в истории
российского уголовного судопроизводства, специфику процессуального статуса
адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, а также специфику
реализации
адвокатом
функции
защиты
в
судебном
разбирательстве.
Исследовать права и обязанности адвоката-защитника в процессе доказывания,
стратегию
адвокатской деятельности как способ участия защитника в
доказывании в уголовном судопроизводстве, правовые средства обеспечения
2
деятельности защитника в доказывании в уголовном судопроизводстве,
отдельные процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвокатазащитника в уголовном судопроизводстве.
Дата выдачи задания «_10__» __сентября_______2016 г.
Руководитель
__________________
Задание принял к исполнению
_________________
Ю. В. Быстрова
Т. В. Тхор -Петренко
3
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов
ВКР
Выбор темы ВКР
Подбор литературы по
исследуемой теме
Определение
актуальности
темы,
написание введения
Написание первой главы
Написание второй главы
Составление выводов и
написание заключения
Оформление
списка
использованных
источников
Представление работы на
кафедру
Сроки выполнения этапов
работы
01.10.2016 г. – 31.10. 2016 г.
01.11.2016 г. – 30.12. 2016 г.
Примечание
02.01.2017 г. – 31.01. 2017 г.
01.02.2017 г. – 28.02. 2017 г.
01.03.2017 г. – 31.03. 2017 г.
01.04.2017 г. – 30.04. 2017 г.
01.05. 2017 г. – 31.05. 2017 г.
08.06.2017 г.
Студент
_______________
Руководитель ВКР
_______________
Т. В. Тхор -Петренко
Ю. В. Быстрова
4
Аннотация
Общий объём работы –91страница (82 без списка использованной
литературы).
Список использованных источников: 94.
Ключевые слова:
адвокат, защитник, статус защитника, права и
обязанности адвоката и др.
Краткая характеристика работы. Работа выполнена на тему: «Правовое
положение адвоката в российском уголовном процессе».
Предметом исследования выступают юридические нормы российского
законодательства, правовые позиции Конституционного Суда РФ, история, а
также взгляды учёных юристов и практиков, связанные с реализацией
института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвокатазащитника в российском уголовном судопроизводстве и реализацией им своих
прав и обязанностей.
Целью диссертационной
работы является исследование особенностей
процессуального статуса адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
России.
Для решения научных задач, направленных на достижение данной цели
использовались формально-логический, системно-структурный, сравнительноправовой методы и метод сравнительно-практического анализа.
Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения,
списка использованной литературы.
Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности
проблемы, цель и задачи исследования, его объект и предмет, теоретическая и
эмпирическая база исследования.
В первой главе рассмотрены институт профессиональной защиты в
истории
российского
уголовного
судопроизводства,
специфика
процессуального статуса адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве,
специфика реализации адвокатом функции защиты в судебном разбирательстве
5
Вторая глава посвящена исследованию прав и обязанностей адвокатазащитника в процессе доказывания, стратегия адвокатской деятельности как
способ участия защитника в доказывании
в уголовном судопроизводстве,
правовые средства обеспечения деятельности защитника в доказывании в
уголовном
доказывания
судопроизводстве,
в
деятельности
отдельные
процессуальные
адвоката-защитника
в
проблемы
уголовном
судопроизводстве.
В заключении сделаны основные выводы по теме работы, внесении
изменения по реформированию уголовно-процессуального законодательства.
Результаты исследования: раскрыты понятие правового статуса адвоката,
процессуальные права и обязанности адвоката и т. д.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое значение.
6
Содержание
Введение…………………………………………………………………………..8
Глава 1. Оказание квалифицированной юридической помощи
в уголовном судопроизводстве России ………………………………………14
1.1.
Институт профессиональной защиты в истории
российского уголовного судопроизводства………………………………………14
1.2.
Специфика процессуального статуса
адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве…………………………….21
1.3.
Специфика реализации адвокатом
функции защиты в судебном разбирательстве…………………………………...34
Глава 2. Проблемы участия адвоката – защитника в доказывании……….50
2.1. Права и обязанности адвоката-защитника
в процессе доказывания…………………………………………………………....50
2.2. Стратегия адвокатской деятельности как способ участия
защитника в доказывании в уголовном судопроизводстве……………………61
2.3. Правовые средства обеспечения деятельности защитника в
доказывании в уголовном судопроизводстве……………………………………66
2.4.Отделеные процессуальные проблемы доказывания
в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве………….72
Заключение………………………………………………………………………...82
Список использованной литературы…………………………………………..83
7
Введение
Актуальность темы исследования. В современной России реализация
адвокатской деятельности протекает преимущественно в сфере уголовного
судопроизводства. Связано это, в первую очередь, с тем, что подозреваемый,
обвиняемый, подсудимый как никто другой нуждается в квалифицированной
юридической помощи.
На адвоката законодатель возлагает конституционную обязанность по
оказанию каждому желающему квалифицированной юридической помощи (ст.
48 Конституции РФ, ч.1 ст. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации»), причём особое внимание он уделяет специфике
оказания
квалифицированной
юридической
помощи
в
уголовном
судопроизводстве.
Особо остро в такой помощи нуждается подозреваемый (обвиняемый),
поэтому особое место среди всех субъектов оказания квалифицированной
юридической помощи в уголовном судопроизводстве отводится адвокатузащитнику.
Грамотность и эффективность осуществления адвокатом защиты в
уголовном судопроизводстве зависит, прежде всего, от того, на чём будет
строиться его деятельность.
Концепция судебной реформы, одобренная российским парламентом в
октябре 1991 года, провозгласила в качестве одного из приоритетных
направлений осуществление эффективной защиты прав и свобод человека и
гражданина.
Именно на защитника государство в своих нормативно – правовых актах
возлагает миссию защиты прав и свобод каждого, кто обвиняется в совершении
преступления, поскольку человек становится уязвимым из – за тяжелой
психофизической ситуации уголовного преследования, которое должно
осуществляться исключительно в рамках уголовно – процессуального закона,
без каких либо отступлений.
8
Изучая правовой статус защитника, можно в большей или меньшей
степени характеризовать уровень развитости всей совокупности общественных
отношений, зрелость демократических и правовых основ государства,
формирующих условия, способы жизнедеятельности людей, границы свободы
человека, координацию поступков и деятельности каждого, предотвращая или
разрешая конфликты и противоречия между участниками отношений, а также
уголовное судопроизводство, раскрыв при этом, например, такие вопросы:
отвечает
ли
оно
международного
требованиям
права,
общепризнанных
имеет
ли
норм
демократическую
и
принципов
направленность,
состязательный характер, снабжено ли механизмами и инструментами
обеспеченности тех или иных норм, институтов уголовно – процессуального
права.
Ориентация
общечеловеческие
обуславливают
уголовно
ценности,
исследование
–
процессуального
приоритет
законодательства
личности,
теоретических
и
ее
прав,
практических
на
свобод
основ
процессуального статуса защитника в уголовном процессе.
Защитнику в уголовном процессе в разные периоды истории отводились
разнообразные, иногда даже полярные роли. Его деятельность была подчинена
иногда, даже партийной идеологии, он был сподвижником государственного
обвинителя, слугой государства и помощником правосудия, представителем
обвиняемого, борцом за правду вне зависимости от своей процессуальной
функции защиты и последствий для подсудимого.
Сегодня представляется возможным правильно определить истинное
процессуальное положение адвоката в уголовном процессе.
Необходимо отметить, что научная разработка вопроса участия адвоката
в уголовном судопроизводстве сегодня, несомненно, является актуальной, ибо
позволяет решить проблемы, которые не только связаны с соблюдением и
обеспечение прав данного участника уголовно – процессуальных отношений,
но и с уровнем гарантированности права обвиняемого на защиту в уголовном
процессе.
9
Степень научной разработанности проблемы. Роль и место защитника
в уголовной судопроизводстве изучали видные дореволюционные ученые,
такие как Е.В. Васьковский, И.Я. Фойницкий, процессуальному положению
адвоката – защитника в советской и российской юридической литературе
уделили
достаточное
внимание
В.Д.
Адаменко,
М.Ю.
Барщевский,
А.Н.Ведерников, М.А. Гофштейн, А.В.Закомолдин, О.А.Зайцев, Зинатуллин
Т.З., С.А.Каракозов, Н.М.Кипнис, Л.Д. Кокарев, В.Л.Кудрявцев, А.Г.Кучерена,
Р.Д.Лисицын, З.В.Макарова, Л.Н.Масленникова, С.З.Рамзанов, Г.М. Резник,
В.М. Савицкий, Ю.И.Стецовский, М.С. Строгович, Е.Г.Тарло, И.Л.Трунов и
другие.
Объектом исследования являются общественные отношения в сфере
реализации
квалифицированной
юридической
помощи
в
деятельности
адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве.
Предметом исследования выступают юридические нормы российского
законодательства, правовые позиции Конституционного Суда РФ, история, а
также взгляды учёных юристов и практиков, связанные с реализацией
института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвокатазащитника в российском уголовном судопроизводстве и реализацией им своих
прав и обязанностей.
Целью диссертационной
работы является исследование особенностей
процессуального статуса адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
России.
Задачи исследования:
- дать определение понятию и сущности института защиты в
современном уголовном процессе России;
- раскрыть некоторые исторические аспекты института защиты в
российском уголовном процессе;
- охарактеризовать процессуальный статус защитника в уголовном
процессе России и изучить его основные права и обязанности;
10
- исследовать отдельные проблемные вопросы участия защитника в
доказывании в уголовном процессе на стадии судебного разбирательства и
изучить иные вопросы судебной практики участия защитника в уголовном
процессе.
- раскрыть сущность стратегии адвокатской деятельности адвокатазащитника в уголовном судопроизводстве;
- выявить наиболее эффективные средства защитника в доказывании в
уголовном судопроизводстве;
Методологическую основы исследования
составляют положения
материалистической диалектики, её основные законы, а также другие методы
научного познания: сравнительно-правовой, исторический, системного анализа,
дедукции, индукции и другие методы научного познания.
Теоретическую
базу
исследования
составили
работы
таких
отечественных авторов, как: Т.В. Апаровой, А.И. Алексеева, А.Д. Бойкова, В.П.
Божьева, П.Д. Баренбойма, М.Ю. Барщевского, А.А. Власова, К.Ф. Гуценко,
А.И. Долговой, И.Ф. Демидова, Г.Х. Ефремовой, Н.М.Кипниса, Л.Д. Кокорева,
Н.А. Колоколова, В.В.Конина,
В.Л. Кудрявцева, А.Г. Кучерены, Ю.Ф.
Лубшева, А.А. Леви, П.А. Лупинской, Г.Б., Мирзоева, Ю.К. Орлова, Н.В.
Радутной, М.С. Строговича, Ю.И. Стецовского, А.Б. Соловьева, М.Е.
Токаревой, Е.Г. Тарло, Ю.А. Тихомирова, М.А. Чельцова-Бебутова, Н.А.
Якубовича и др.
Нормативную базу исследования составили Конституция Российской
Федерации,
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации,
Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации».
Научная новизна работы заключается в предпринятой попытке
комплексного исследования института защиты в российском уголовном
процессе, в определении специфики процессуального статуса адвокатазащитника в российском уголовном процессе. Очерчены основные проблемы и
пути их наиболее целесообразного решения, как с позиции законодательства,
11
так и практики его применения в конкретной ситуации при осуществлении
адвокатом-защитником
своей
деятельности
и
её
оценки
как
квалифицированной юридической помощи, оказываемой им подзащитному в
уголовном судопроизводстве.
Положения, выносимые на защиту.
1. Самой сложной и основной в уголовном судопроизводстве является
квалифицированная юридическая помощь, оказываемая адвокатом-защитником
своему доверителю. Роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в
качестве защитников в уголовном судопроизводстве, определяется его
статусом, обусловленном, с одной стороны, тем, что на него возлагаются
дополнительные обязанности, а с другой – он находится в привилегированном
положении по сравнению с ними.
2. В качестве профессионального защитника может быть приглашен или
назначен только адвокат, то есть лицо, получившее статус адвоката и право
осуществлять адвокатскую деятельность в установленном Федеральным
законом порядке.
3. Защита в уголовном судопроизводстве – это уголовно-процессуальная
деятельность и правоотношения, в которых реализуются и обеспечиваются
права, свободы и законные интересы лиц, участвующих в уголовном
судопроизводстве.
4. Защитник является активным участником уголовного процесса. В
противном случае он не может выполнить своего предназначения. Его
активность проявляется во всех видах уголовно-процессуальной деятельности и
правоотношений; он наделен широким кругом полномочий по участию в
процессе доказывания по уголовным делам.
5. Самостоятельность адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
не является абсолютной, она ограничена предметом защиты (правами и
законными интересами доверителя) и пределами защиты (защитник вправе
использовать все не запрещённые УПК РФ средства и способы защиты). Это
служит основой для решения процессуальных и нравственно-этических
12
проблем
в
деятельности
квалифицированной
адвоката
юридической
(защитника)
помощи
доверителю
при
оказании
в
уголовном
судопроизводстве.
6. Доказывание играет важную роль при защите адвокатом-защитником
конституционных прав и законных интересов доверителя потому, что именно
от того как, каким образом, насколько эффективно он будет участвовать в
доказывании зависит судьба доверителя и в конечном счёте решение суда по
основному вопросу уголовного дела о его виновности либо невиновности. Для
этого на адвоката-защитника возлагается общая обязанность использовать все
не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты, то есть права (ст. 53 УПК
РФ) в целях защиты прав и законных интересах подзащитного путём участия в
собирании, проверки и оценки доказательств с соблюдением требований
относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что она создает базу
для проведения дальнейших исследований института защиты в российском
уголовном процессе, акцентирует внимание на пробелах в законодательстве и
спорных моментах в практике правоприменения.
Практическая значимость сводится к возможности использования
материалов работы и содержащихся в ней рекомендаций в деятельности
сотрудников
правоохранительных
органов,
в
определении
тактики
производства допроса обвиняемого, очной ставки, опознания и проверки
показаний на месте.
Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, двух
глав, включающих в себя семь
параграфов, заключения и списка
использованной литературы.
13
Глава 1. Оказание квалифицированной юридической помощи в
уголовном судопроизводстве России
1.1.
Институт профессиональной защиты в истории
российского уголовного судопроизводства
Современный уголовный процесс, имеет определенные исторические
корни, учитывающие российский и зарубежный опыт.
Предшественником российской адвокатуры был институт судебного
представительства в Древней Руси. Первые упоминания о нем мы находим в
законодательных сборниках XV в. В частности, по Псковской судной грамоте
иметь поверенных лиц могли не все, а только женщины, дети, монахи и
монахини, дряхлые старики и глухие1. Напротив, Новгородская судная грамота
дозволяет иметь доверенных лиц всем. Обязанности поверенных исполняли, вопервых, родственники тяжущихся, во-вторых, все правоспособные граждане, за
исключением тех, кто, состоя на службе, были облечены властью.
Необходимо отметить, что до издания Судебных уставов 1864 г. судебное
представительство было свободной профессией, не связанной организационнокорпоративными обязательствами. В разные исторические периоды сфера
деятельности поверенных была различной. В древние времена, когда
уголовный процесс не отделялся от гражданского, участие поверенных
допускалось в делах обоего рода. После того как судопроизводство начало
делиться па две формы - гражданскую и уголовную, роль поверенных стала
меняться. Уголовный процесс теперь составляли стадии: состязательный суд и
следственный розыск привел к тому, что границы розыска расширялись, и он
постепенно оттеснил обвинительный процесс на второй план. К участию в
розыскном процессе поверенные не допускались2.
1
Российское законодательство X--XX веков. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М, 1984. С. 321.
Чабаева И. С. Некоторые аспекты истории адвокатуры // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал.
№1 2016.
2
14
Уголовные дела разбирались в порядке следственного и тайного
производства. Один из членов суда рассматривал акты предварительного
следствия и делал из них извлечения или выписку, которая представлялась
другим членам суда и служила процессуальным основанием для вынесения
приговора. Та часть процесса, которая составляет судебное следствие и
является самым важным этапом для установления истины, отсутствовала. Ни о
допросе свидетеля на суде, ни о разработке доказательств не было и речи. Само
собой разумеется, что участие адвокатов в процессе не предполагалось. Они
могли
лишь
быть
уполномочены
совершать
вместо
подсудимых
«рукоприкладство под записками» в маловажных делах, оканчивавшихся в
первой инстанции.
С
развитием
правозащиты
прокуроры
в
и
судопроизводства
уголовном
стряпчие,
суде,
возникают
которую
возбудившие
зачатки
обеспечивали
преследование
за
института
подсудимому
преступление.
Обязанность наблюдения за соблюдением интересов подсудимого возлагалась
на депутатов, избиравшихся из представителей того сословия или ведомства, к
которому относился обвиняемый. Депутаты присутствовали на следствии,
наблюдали за правильным его производством, а в случае необходимости могли
высказывать собственное мнение. Прокуроры и стряпчие имели право
предлагать суду свои заключения о невиновности подсудимого.
Адвокатской
практикой
занимались
государственные
служащие
невысокого ранга в свободное время или находясь в отставке. Примечательно,
что сам термин «адвокат» впервые был, упомянут в Воинском уставе Петра I
1716 г.1
Присяжные стряпчие в коммерческих судах полностью зависели от суда:
по его усмотрению они могли быть допущены к практике или исключены из
списка без каких-либо веских причин. В целом говорить об адвокатуре
дореформенной России в классическом ее понимании (правозащитная
1
Гессен И.В. История русской адвокатуры: Адвокатура, общество и государство (1864 - 1914). Т. 1.М.: Юрист,
1997. С. 13.
15
юридическая помощь) нельзя. Лишь наличие у адвоката возможности
оказывать помощь своему доверителю, подзащитному на всех стадиях
юридической процессуальной деятельности свидетельствует о существовании
полноценного института адвокатуры1.
Поэтому можно считать, что история классической русской адвокатуры
начинается после судебной реформы 1864 г., когда законодателем были
введены состязательные начала в процессе, уравнены права сторон и судебная
власть
была
отделена
от
административной,
когда
был
изменен
организационно-правовой и функциональный статус прокуратуры в России,
изменен порядок дознания и следствия2.
Участие присяжных поверенных в процессе не считалось обязательным:
каждый тяжущийся мог вести свои дела лично во всех судебных учреждениях.
В уголовных делах, подлежавших ведению общих судебных учреждений, как с
участием присяжных, так и без него, широко практиковалось назначение
официальных защитников3.
Наряду с присяжными поверенными ведением гражданских и уголовных
дел занимались частные поверенные. Этот институт возник в результате
контрреформ в декабре 1874 г. первоначально как временная мера. Частными
поверенными могли быть лица: 1) получившие высшее юридическое
образование; 2) удостоверившие суд в своих знаниях. Мировые и уездные
съезды, а также судебные палат выдавали частным поверенным свидетельство
на право ведения дел. Их деятельность была строго локализована: они могли
ходатайствовать только в том судебном месте, в котором им выдано
свидетельство.
В целом можно сделать вывод, что организация русской адвокатуры
основывалась на следующих принципах:
1) совмещение правозаступничества с судебным представительством;
1
Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М., 1997. С. 209.
Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре. Тула, 2001. С. 81.
3
Чабаева И. С. Некоторые аспекты истории адвокатуры // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал.
№1 2016.
2
16
2) относительная свобода профессии;
3) формальное отсутствие связи с магистратурой;
4) сословная организация и отчасти дисциплинарная подчиненность
судам;
5) договорное определение суммы гонорара1.
В
целом
организационно-правовые
и
функциональные
основы
деятельности адвокатуры оставались неизменными до осени 1917 г., когда в
результате политических событий были уничтожены и судебная система, и
присяжная адвокатура.2
Ликвидация адвокатуры была провозглашена первым законодательным
актом о суде - Декретом о суде № 1, принятым 22 ноября 1917 г. Ликвидировав
институт адвокатуры, советская власть вместе с тем попыталась обеспечить
каждому гражданину право иметь защитника своих интересов в суде.
Инструкцией Наркомюста 19.12.1917 г. при ревтрибуналах учреждались
«коллегии правозаступников», в которые могли вступать любые лица,
желающие
«помочь
революционному
правосудию»
и
имеющие
соответствующие рекомендации от Советов депутатов.
Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. предусмотрел создание коллегий
правозаступников при Советах депутатов. Позже (Декретом «О народном суде
РСФСР» от 30.11.1918 г.) коллегии правозаступников стали именоваться
коллегиями «защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском
процессе». Их составляли должностные лица, получавшие зарплату от
государства по смете Наркомюста. Вскоре эти коллегии были упразднены под
тем предлогом, что в них были «сильны элементы буржуазной адвокатуры».
Защита стала осуществляться в порядке трудовой повинности лицами,
включенными в списки местными исполкомами.
1
Васьковский Е.В. Организация адвокатуры // Адвокат в уголовном процессе: Учебное пособие / Под ред.
П.А.Лупинской. Сост. С.Н.Гаврилова. М., 1997. С. 16.
2
Гессен И.В. История русской адвокатуры: Адвокатура, общество и государство (1864 - 1914). Т. 1.М.: Юрист,
1997. С. 19.
17
Коллективы защитников создавались в районах и городах и действовали
под руководством президиума областных коллегий защитников. Деятельность
коллегий осуществлялась под общим руководством и надзором областных
судов
и
охватывала
как
непосредственно
судебную
работу,
так
и
консультационную, ведение правовой пропаганды, повышение политических и
профессиональных знаний. Все поручения по оказанию юридической помощи
принимались
только
через
коллектив,
в
кассу
которого
вносилось
вознаграждение за помощь.
В Положении нашло подтверждение одно из важнейших условий
обеспечения права на защиту: каждый обращающийся мог сам выбирать
защитника из числа членов коллегии по своему усмотрению. Труд защитника
оплачивался в зависимости от его квалификации, общественно-правовой
работы и нагрузки.1
Днем рождения советской профессиональной адвокатуры принято
считать 26 мая 1922 г., когда решением III сессии ВЦИК IX созыва было
утверждено
первое
Положение
об
адвокатуре.
Коллегии
защитников
создавались при губернских отделах юстиции. Общим собранием защитников
избирался Президиум, который ведал приемом и отчислением адвокатов,
наложением
дисциплинарных
взысканий,
решением
финансовых
и
административных вопросов.2
Вопрос об организации адвокатуры и повышении ее роли в реализации
права па защиту стал предметом оживленной дискуссии, возникшей в связи с
обсуждением проекта повой Конституции СССР в 1936 г. После принятия
Конституции важнейшим этапом в развитии советской адвокатуры стало
Положение об адвокатуре СССР, утвержденное СНК СССР 16 августа 1939 г.
СП СССР. 1939. № 49. Ст. 394. Оно разрешило основные вопросы деятельности
и организации адвокатуры в соответствии с вновь принятой Конституцией и
изданными на ее основе правовыми актами. Положение вернуло гражданское
1
Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре. Тула, 2001. С. 83.
Кодинцев А.Я.Теория и история советской адвокатуры 30-50-х годов в трудах советских, российских и
зарубежных ученых // Адвокат . 2015. № 11. С. 108.
18
2
звание «адвокат», одно
время
замененное термином «член коллегии
защитников».
Общее руководство деятельностью адвокатов возлагалось на союзнореспубликанский Народный комиссариат юстиции СССР, обладавший рядом
прав в этой области, включая право отвода кандидатур. Непосредственное
руководство коллегией адвокатов осуществлял выборный президиум коллегии.
На адвокатов возлагалась обязанность не только осуществлять защиту в
суде, по и оказывать иную юридическую помощь гражданам, учреждениям,
организациям и предприятиям путем дачи советов, справок, разъяснений,
составления жалоб, заявлений и других документов.
Необходимо отметить, что в период сталинских репрессий роль адвокатов
фактически сводилась к минимуму. В процессах с политической окраской их
участие было исключено. Многие из адвокатов сами стали жертвами режима.
Что касается уголовных дел, то в них защита играла определенную роль.
Однако господствовавший в то время тезис «признание есть царица
доказательств» ограничивал ее возможности. Так что адвокаты были
востребованы и оказывали реальную помощь лишь в сфере гражданских
правоотношений.
В эпоху Н.С. Хрущева наблюдалась некоторая тенденция к усилению
роли права и профессиональных юристов. В 1957 г. на сессии Верховного
Совета СССР было подчеркнуто, что адвокаты должны помогать «усилению
социалистической законности и отправлению правосудия»1. Лишь в начале 60-х
годов в результате известной либерализации политической жизни в СССР стало
возможным попытаться вернуть адвокатуре ее истинное предназначение,
сделать ее относительно независимой.
Именно эту цель преследовало принятие в 1962 г. нового Положения об
адвокатуре РСФСР ВВС РСФСР. 1962. № 29. Ст. 450, которое определило
структуру и систему функционирования адвокатского сообщества. В основу
организации
1
адвокатуры
был
положен
территориальный
принцип
ее
Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989. С. 18.
19
построения.
В
РСФСР
действовали
республиканские
(в
автономных
республиках), краевые, областные и городские коллегии адвокатов.
В целом, несмотря на определенные подвижки, адвокатская профессия в
60-е годы по-прежнему не соответствовала своему истинному предназначению
- обеспечивать правовую защиту общества от нарушений со стороны
государства,
поскольку
в
советский
период
общество
и
государство
воспринимались как единое целое.
Следующим этапом развития советской адвокатуры стало принятие
Закона от 30 ноября 1979 г. «Об адвокатуре в СССР» ВВС СССР. 1979. № 49.
Ст. 846 и Положения об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. ВВС РСФСР.
1980. № 48. Ст. 1596. Положение об адвокатуре устанавливало, что общее
руководство коллегиями адвокатов осуществляют Советы народных депутатов
и их исполнительные и распорядительные органы, как непосредственно, так и
через министерства юстиции, отделы юстиции исполнительных комитетов
краевых, областных, городских Советов народных депутатов.
Положение
допускало
непосредственное
вмешательство
органов
государственной власти в деятельность адвокатских объединений, что, конечно,
плохо сочеталось с принципом независимости адвокатов при осуществлении
своей профессиональной деятельности.1
Часто адвокаты лишь изображали защиту, становясь еще одним орудием
государства.
Закон об адвокатуре в СССР внес существенный вклад в дальнейшее
развитие и совершенствование законодательства об адвокатуре. С учетом
предыдущего историко-правового опыта в нем сформулирован ряд новых
положений. Так, наличие высшего юридического образования для адвокатов
стало условием, не допускающим исключений (ст. 5). В Законе было
предусмотрено внесение изменений в действовавшее уголовно-процессуальное
законодательство в целях реального обеспечения защиты в процессе.2
1
Кодинцев А.Я.Теория и история советской адвокатуры 30-50-х годов в трудах советских, российских и
зарубежных ученых // Адвокат . 2008. № 11. С. 106.
2
Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре. Тула, 2001. С. 85.
20
Закон об адвокатуре в СССР устанавливал, что адвокаты участвуют в
уголовных делах в качестве защитников, а также представителей потерпевших
и других лиц. Очевидно, что в данном случае речь шла о защите обвиняемых.
Это вытекало и из Конституции СССР, в ст. 57 которой закреплялось, что
граждане СССР имеют право на судебную защиту от посягательств на честь и
достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество. При этом
упускалась из виду защита от незаконного обвинения.
Таким
деятельности
образом,
адвокатуры
основополагающие
-
это:
полная
принципы
независимость
организации
адвоката
при
осуществлении адвокатской деятельности, свобода высказываний в публичных
судебных и иных выступлениях, самоуправляемость адвокатских объединений,
добровольное вступление в адвокатуру, право па создание ассоциаций,
присоединение к международным сообществам адвокатов и участие в их
работе, соблюдение норм профессиональной этики, справедливости и
гуманизма. Именно эти принципы были положены в основу Федерального
закона об адвокатской деятельности и адвокатуре1.
1.2. Специфика процессуального статуса
адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
Особую сложность и важность представляет собой деятельность
защитника по оказанию квалифицированной юридической помощи в уголовном
судопроизводстве, так как «именно в этой сфере властной деятельности
государственных органов возникают и проявляются существенные ограничения
и даже нарушения конституционного права гражданина и человека на защиту»2.
Принятие в 2001 году Уголовно-процессуального кодекса существенно
изменило статус адвоката в уголовном судопроизводстве. Законодатель не
только в полном объеме повторил полномочия защитника и представителя,
1
Соколов Н.Я. Юридическая профессия: понятие, сущность, содержание // Государство и право. 2005. № 9. С.
30.
2
Козлов А.М. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики //
Журнал российского права. 2004. N 5. С. 58.
21
которые ранее были закреплены в УПК РСФСР, но и существенно расширил
их. «В новом УПК поддержаны все принципиальные положения, отвечающие
задачам демократизации судебного процесса, построения процедуры на разных
стадиях на началах состязательности, стремления разделения функций
обвинения, защиты и разрешения дела, а также обеспечения защиты и
неуклонного соблюдения основных прав и свобод граждан, вовлекаемых в
уголовное судопроизводство»1. Уголовно-процессуальный кодекс расширил
состязательное начало в уголовном судопроизводстве.
«В целях обеспечения действительного равенства и состязательности
обвиняемый и подозреваемый нуждаются в дополнительных гарантиях по
сравнению с другими участниками процесса. Эти гарантии, связанные с
допуском защитника к участию в деле, позволяют также обеспечить
объективность,
всесторонность,
полноту
расследования,
оказать
положительное влияние на соблюдение процессуальных норм при собирании,
фиксации и оценке доказательств.2
Подозреваемый или обвиняемый, если право на защиту понимать как
совокупность
принадлежащих
им
прав,
должны
иметь
возможность
пользоваться всеми своими правами, в том числе правом на помощь защитника,
без всяких ограничений с момента своего появления в уголовном процессе»3.
В соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ, защитником является лицо,
осуществляющее
в
установленном
уголовно-процессуальным
законодательством порядке защиту прав и интересов подозреваемых и
обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по
уголовному делу. Для участия в уголовном процессе, как правило, допускаются
в качестве защитников в основном адвокаты. Необходимость надлежащего
обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого обусловлена в первую
очередь
1
тем,
что
производством
по
уголовному
делу
их
интересы
Состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве. Учебное пособие. - М.: Приор-издат,
2003.-С. 14
2
Лазарева Л. В. Использование специальных знаний в адвокатской деятельности по уголовным делам //Законы
России . -2009. - № 4. С. 75.
3
Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.- М.: Юрлитинформ, 2000.-С.133.
22
затрагиваются наиболее остро. В ч. 2 ст. 49 УПК РФ установлено, что в
качестве защитников допускаются адвокаты. «Устанавливая требования,
предъявляемые к адвокатам в виде образовательного ценза, определенного
стажа работы по юридической специальности, сдачи квалификационного
экзамена при поступлении в коллегию адвокатов и т.д., отдельные требования к
профессиональным и личным качествам адвокатов, государство гарантирует,
что
юридическая
помощь,
оказываемая
адвокатами,
будет
квалифицированной»1.
По определению или постановлению суда в качестве защитника могут
быть допущены наряду с адвокатами один из близких родственников
обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.
«Вместе с тем, кроме ходатайства обвиняемого, для этого необходимо
соблюдение еще одного условия: близкий родственник или иное лицо должны
быть объективно способными оказывать обвиняемому именно юридическую
помощь, так как, согласно ч. 1 ст. 49 УПК, защитник - это лицо,
осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и
оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.
Закон не требует, чтобы указанные лица обязательно имели официальное
юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно
разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы, хотя бы с
помощью адвоката, оказывать своему подзащитному реальную юридическую
помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда»2. Следовательно,
допуск близких родственников или иных лиц в качестве защитников возможен
преимущественно лишь на судебных стадиях уголовного судопроизводства,
хотя в последние годы случаи привлечения «иных лиц» в качестве
общественных защитников на досудебных стадиях стали не такой уж
1
Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов/Под общей ред. В.М.Лебедева.-М.:
Дашков и Ко, 2004.-С.157.
2
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под общ.ред. А.В.Смирнова-СПб.:
Питер, 2007.-С.140.
23
редкостью, особенно по делам о преступлениях, совершенным молодежными
преступными группами.
В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат, оказывая
юридическую помощь, участвует в качестве представителя в уголовном
судопроизводстве.
«Институт
представительства
в
уголовном
судопроизводстве призван создать дополнительные гарантии защиты законных
интересов участников уголовного процесса, правомочных реализовывать свои
права через представителей»1.
Следует согласиться с С.В. Купрейченко, Л.А. Демидовой и рядом других
авторов в том, что необходимо различать момент принятия на себя защиты
адвокатом и момент его вступления в дело в качестве защитника
подозреваемого (обвиняемого). Если первый совпадает с моментом заключения
соглашения между адвокатом и доверителем об оказании юридической помощи
по уголовному делу в порядке ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», то второй - с моментом
его официального допуска в данное уголовное дело, когда он становится
реальным субъектом уголовного судопроизводства.2
Основные положения о роли адвокатов, принятые восьмым Конгрессом
ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке, гласят,
что:
- адекватное обеспечение прав человека и основных свобод, на которые
все люди имеют право, предоставляется им в экономической, социальной,
культурной, гражданской и политической жизни и требует, чтобы все люди
имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью,
осуществляемой независимой юридической профессией;
1
Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. - М.: ТК Велби, 2004.-С.76.
Купрейченко С.В. Защитник в уголовном процессе на стадии предварительного расследования: Автореф.
дис... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10; Адвокатура в России: Учеб. для вузов / Под ред. Л.А. Демидовой. М.,
2005. С. 269.
24
2
- профессиональные ассоциации адвокатов играют жизненную роль в
поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают
своих
членов
от
преследований
и
необоснованных
ограничений
и
посягательств, обеспечивают юридическую помощь для всех, кто нуждается в
ней, и кооперируются с Правительством и другими институтами для
достижения целей правосудия и общественного интереса1.
Кроме того, по мнению Совета Адвокатской палаты г. Москвы,
выраженному в решениях по дисциплинарной практике, на основе анализа
положений
российского
составляющей
в
законодательства
деятельности
о
конституционно-правовой
адвоката-защитника
в
уголовном
судопроизводстве следует, что:
-
государство
гарантирует
каждому
обвиняемому
(подсудимому)
возможность реализации права на защиту путем получения квалифицированной
юридической помощи;
-
государственной
гарантией
реальности
(подсудимому) квалифицированной юридической
оказания
обвиняемому
помощи
в уголовном
судопроизводстве является наличие института адвокатуры;
-
государственной
гарантией
права
обвиняемого
(подсудимого)
обратиться за помощью к тому защитнику (адвокату), которому он
действительно доверяет, является установленное в законе правило о том, что по
общему правилу защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его
законным представителем, а также другими лицами по поручению или с
согласия подозреваемого, обвиняемого (ч. 1 ст. 50 УПК РФ);
- государственной гарантией права каждого обвиняемого (подсудимого)
вне
зависимости
от
его
имущественного
положения
на
получение
квалифицированной юридической помощи, оказываемой адвокатом как
независимым профессиональным защитником, является институт назначения
1
Сонькин Н.Б. Международно-правовые стандарты адвокатской деятельности. Правовые основы адвокатской
деятельности и адвокатуры // Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Введение в специальность:
Учебник. Ч. 1 / Под ред. И.Л. Трунова. М.: Эксмо, 2006. С. 148..
25
защитника в случаях, когда обвиняемый по любым причинам не желает и (или)
не в состоянии самостоятельно пригласить защитника1.
Из изложенного вытекает, что в основе деятельности адвоката-защитника
в уголовном судопроизводстве лежит его статус (положение) в уголовном
судопроизводстве, который, безусловно, отличает его от иных субъектов.
Итак, роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в качестве
защитников в уголовном судопроизводстве, определяется его статусом.
Статус адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве обусловлен
тем, что:
- адвокат (защитник) является субъектом конституционной обязанности
по оказанию доверителю квалифицированной юридической помощи (ст. 48
Конституции РФ, ч. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности
и адвокатуре в Российской Федерации») в уголовном судопроизводстве, что
накладывает на него дополнительные обязанности по сравнению с иными
субъектами. Дополнительные обязанности устанавливает не только УПК РФ,
но и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката2. Так,
например, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты
подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ; п. 6 ч. 4 ст. 6 Федерального
закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).
Кроме того, согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе: а) занимать по делу
позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат
убежден в наличии самооговора доверителя (п. 3 ч. 4 ст. 6); б) делать
публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает (п.
4 ч. 4 ст. 6). Данные положения корреспондируют соответственно с п. п. 2 и 3 ч.
1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката;
1
Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы (извлечение) // Адвокат. 2007. N 9. С.
16.
2
Кучерена Е.Г. Адвокатура. М., 2009. С. 79.
26
- адвокат (защитник) является единственным субъектом оказания
квалифицированной юридической помощи на досудебном производстве по
уголовному делу, а в ходе судебного разбирательства основным (ч. 2 ст. 48
Конституции, ч. 2 ст. 49 УПК РФ). Тем самым он находится в
привилегированном положении по сравнению с иными субъектами. Так,
адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника в
упрощенном порядке, согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ, по предъявлении
удостоверения адвоката и ордера.
Таким образом, роль и место адвоката среди субъектов, выступающих в
качестве защитников в уголовном судопроизводстве, определяются его
статусом, обусловленным, с одной стороны, тем, что на него возлагаются
дополнительные обязанности, а с другой - он находится в привилегированном
положении по сравнению с ними.
В латинском языке термин status (положение, состояние) обозначал общее
положение отдельной личности в обществе, совокупность всех ее прав и
обязанностей1.
В теории права признано, что отраслевой статус (положение) субъекта
определяется тем законодательством, в рамках которого установлены его права
и обязанности2.
Согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в
качестве
защитника
регламентируются
доверителя
соответствующим
в
уголовном
процессуальным
судопроизводстве,
законодательством
Российской Федерации, т.е. УПК РФ.
Следовательно,
процессуальное
положение
адвоката-защитника
в
уголовном судопроизводстве следует определять через его права и обязанности,
предусмотренные уголовно-процессуальным законом (ст. ст. 15, 49, 53, 244, 248
и другие УПК РФ).
1
Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М.: Юрид. лит., 1989. С. 300.
Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
27
2
Но это не мешает применять положения Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса
профессиональной этики адвоката к деятельности адвоката-защитника в
уголовном
судопроизводстве,
поскольку
они
также
регулируют
его
деятельность путем предъявления к ней дополнительных, повышенных,
обремененных статусом адвоката требований.
Процессуальное положение адвоката-защитника следует определять как
самостоятельного участника процесса1.
О самостоятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
позволяют говорить следующие базовые, основные, положения:
полномочиями на осуществление защиты его наделяет уголовнопроцессуальный закон, причем этот же закон предоставляет ему право
использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты (ст. 53
УПК РФ и т.д.);
- адвокат является независимым советником по правовым вопросам (ч. 1
ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в
Российской Федерации»);
- адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и
законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством
Российской Федерации средствами (п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);
- закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя.
Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на
несоблюдение закона или нарушение правил, предусмотренных Кодексом
профессиональной этики адвоката, не могут быть исполнены адвокатом (ч. 1 ст.
10 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Но в этих же вышеперечисленных положениях УПК РФ, Федерального
закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и
1
Кудрявцев В.Л. Процессуальные и криминалистические основы деятельности адвоката-защитника в
российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2006. С. 129.
28
Кодекса
профессиональной
этики
адвоката
заложен
механизм,
ограничивающий самостоятельность защитника, не позволяющий трактовать
его деятельность как абсолютно самостоятельную, ни от чего (закона,
нравственности) и ни от кого (прав и законных интересов доверителя) не
зависящую. Этот механизм ограничения нашел отражение в предмете защиты
(права и законные интересы доверителя) и пределах защиты (защитник вправе
использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы защиты).
На основании вышеизложенного процессуальное положение адвокатазащитника можно определить как самостоятельного участника процесса,
наделенного уголовно-процессуальным законом определенными правами и
обязанностями, для осуществления защиты прав и законных интересов
обвиняемого всеми не запрещенными УПК РФ средствами и способами
защиты1.
Итак,
самостоятельность
адвоката-защитника
в
уголовном
судопроизводстве не является абсолютной, она ограничена предметом защиты
(правами и законными интересами доверителя) и пределами защиты (защитник
вправе использовать все не запрещенные УПК РФ средства и способы
защиты)2.
Предмет защиты - это права и законные интересы обвиняемого.
Права и законные интересы обвиняемого имеют много общего, в
частности,
они,
выступая
своеобразными
под
способами
правового
регулирования, имеют диспозитивный характер, являясь самостоятельными
элементами правового статуса личности, определяя собой своего рода меру
поведения, специфический критерий законных деяний и т.д.3
Но есть и отличия субъективного права от законного интереса:
1
Кудрявцев В.Л. Соглашение об оказании юридической помощи как одно из условий оказания
квалифицированной юридической помощи адвокатом-защитником в уголовном судопроизводстве //
Адвокатская практика. 2009. № 1. С. 16.
2
Кудрявцев В.Л. Предмет и пределы защиты в деятельности адвоката в российском уголовном
судопроизводстве // Современное право. 2004. N 12; Кудрявцев В.Л. Процессуальные и криминалистические
основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во
"Юрлитинформ", 2006.С. 120.
3
Малько А.В. Соотношение законного интереса и субъективного права // Проблемы теории государства и
права: Учеб. пособ. М.: Проспект, 1999. С. 346 - 347.
29
- если права обеспечены конкретной юридической необходимостью
других лиц, то законные интересы носят характер правового стремления;
- если сущность субъективного права заключается в юридически
гарантированной и обеспеченной обязанностями других лиц возможности, то
законного интереса - в простой дозволенности определенного поведения,
которому противостоит лишь общая юридическая обязанность - уважать его, не
нарушать его, поскольку и сам он представляет собой правовую возможность
общего характера1.
Право обвиняемого - это мера возможного поведения обвиняемого,
обеспеченного юридической обязанностью других лиц.
Все субъективные права обвиняемого можно классифицировать на
группы по их предназначению: 1) для защиты необоснованного или
незаконного применения мер уголовно-процессуального принуждения; 2) для
защиты неприкосновенности личности, личной жизни, жилища, тайны
переписки и т.д.; 3) для защиты имущественных и иных личных прав2.
Законные интересы обвиняемого - интересы, предусмотренные законом и
вытекающие
из
него,
но
не
противоречащие
ему,
определяемые
процессуальным положением обвиняемого и ограниченные правами и
свободами других участников уголовного судопроизводства.
С точки зрения функционального предназначения законного интереса
обвиняемого интересное определение дал М.С. Строгович. Он полагал, что
«законный интерес обвиняемого состоит в том, чтобы при расследовании и
судебном разбирательстве его дела были полно, всесторонне и непредвзято
собраны и проверены все обстоятельства, которые свидетельствуют в пользу
обвиняемого, оправдывают его или смягчают его ответственность, чтобы
обвиняемому
1
была
обеспечена
возможность
оспаривать
обвинение,
Малько А.В. Соотношение законного интереса и субъективного права. С. 347 - 349.
Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М.: Изд-во
"Юрлитинформ", 2004. С. 364.
30
2
представлять доводы и доказательства в свое оправдание или для смягчения
своей ответственности»1.
Пределы защиты определяются тем, что защитник использует все не
запрещенные УПК РФ средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ).
Средства и способы защиты имеют несколько значений.
Во-первых, в абстрактной форме средства и способы защиты можно
отнести к категории процессуальной формы участия защитника, т.е. к его
правам. Такой вывод вытекает из анализа ч. 1 ст. 53 УПК РФ, где с п. 1 по п. 10
перечисляются права защитника, а в п. 11 указывается, что защитник вправе
использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы
защиты, т.е. иные права, не предусмотренные п. п. 1 - 10 ч. 1 этой статьи, но не
запрещенные УПК РФ. Во-вторых, средства защиты - процессуальные
документы, в которых излагается позиция защиты по вопросам уголовного дела
как материального, так и процессуального характера. Способы защиты - это
система действий по осуществлению защиты. Соотношение между средством и
способом защиты - это соотношение не между существенно различными или
друг друга поглощающими явлениями, а между такими, которые, находясь в
причинной, взаимообусловливающей зависимости и во взаимопроникновении,
сохраняют по отношению друг к другу известную самостоятельность. Втретьих, с точки зрения криминалистики, участие защитника в производстве
отдельных следственных действий предполагает использование средств и
способов защиты, не запрещенных УПК РФ, иначе, с точки зрения
криминалистики, использование тактических приемов, направленных на
защиту прав и законных интересов подзащитного.
Соответствие деятельности конкретного адвоката-защитника той модели,
которая конструируется в рамках его правового статуса, предполагает
ориентацию на определенные критерии деятельности данного субъекта. По
мнению В.Л.Кудрявцева, к критериям оценки деятельности адвоката-защитника
1
Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых // Советское государство и право.
1981. № 8. С. 89.
31
в уголовном судопроизводстве в качестве квалифицированной юридической
помощи, оказываемой им подзащитному, следует отнести:
- использование адвокатом для обоснования своей позиции и в целом, и
по отдельным вопросам действующего законодательства, прежде всего УК РФ,
УПК РФ, а также определений (постановлений) Конституционного Суда РФ
как признающих ту или иную норму неконституционной, так и разъясняющих,
какой конституционно-правовой смысл заложен в той или иной норме, и,
конечно, использование постановлений Пленума Верховного Суда РФ (СССР,
РСФСР) по уголовным делам, содержащих разъяснения по вопросам
применения отдельных положений УК РФ и УПК РФ;
- правильное составление адвокатом процессуальных документов в
соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства
(например, апелляционной жалобы (ч. 1 ст. 363 УПК РФ));
- полноту и своевременность выполнения поручения как в целом, так и по
отдельным вопросам (например, посещение подозреваемого в изоляторе
временного содержания, составление жалобы и т.д.) в соответствии с
соглашением об оказании юридической помощи;
- использование адвокатом (защитником) средств и способов защиты, не
запрещенных законодательством (п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, п. 11 ч. 1
ст. 53 УПК РФ и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Перечень запрещенных средств и способов защиты в общем виде представлен в
ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре. Она корреспондирует с положениями ч. 1 ст. 9
Кодекса профессиональной этики адвоката и отдельными положениями
уголовно-процессуального закона, в частности: адвокат не вправе отказаться от
принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ).
Кроме того, к запрещенным средствам и способам защиты относят и запрет
совершать
правонарушения,
и
прежде
всего
преступления,
например,
фальсифицировать доказательства по уголовному делу (ч. 2 ст. 303 УК РФ) и
т.д.;
32
- своевременное и полное выполнение адвокатом необходимых действий,
вытекающих из требований Кодекса профессиональной этики адвоката и
обстоятельств дела (например, согласно ч. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной
этики адвоката адвокат-защитник обязан обжаловать приговор: 1) по просьбе
подзащитного; 2) при наличии оснований к отмене или изменению приговора
по благоприятным для подзащитного мотивам; 3) как правило, в отношении
несовершеннолетнего, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и
назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление,
чем просил адвокат);
- соблюдение предписаний уголовно-процессуального законодательства,
связанных с процессуальной формой производства по делу (соблюдение
процессуальных сроков, правил подсудности, своевременности явки и т.д.);
- соблюдение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах
их компетенции, касающихся деятельности адвоката в качестве защитника в
уголовном судопроизводстве1.
Нарушение
любого
из
вышеперечисленных
критериев
оценки
деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве как
квалифицированной юридической помощи, оказываемой им подзащитному,
приводит к неустранимым сомнениям в качестве этой помощи.
К случаям, когда нельзя оценить, квалифицированно или нет оказана
юридическая помощь адвокатом (защитником) в уголовном судопроизводстве,
практика относит, в частности:
- заявление возражений на действия председательствующего вне
зависимости от их обоснованности является процессуальным правом участника
судебного разбирательства, прямо предусмотренным ст. 243 УПК РФ, и ни при
каких обстоятельствах само по себе не может расцениваться как пререкание с
председательствующим и проявление неуважения к суду2;
1
Кудрявцев В.Л. Юридическая ответственность адвоката (защитника) за неисполнение либо ненадлежащее
исполнение конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи //Адвокат.
2008. № 5. С. 27.
2
Обзор дисциплинарной практики за 2008 год. Совет Адвокатской палаты г. Москвы // СПС Консультант
Плюс.
33
- претензии доверителя в части, касающейся заявления ходатайств,
необходимости совершения тех или иных процессуально значимых действий,
содержания
составляемых
им
документов,
форм
реагирования
на
складывающиеся в процессе слушания уголовного дела обстоятельства и т.п. не
могут служить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной
ответственности за нарушение норм законодательства об адвокатской
деятельности или Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку
относятся к выбранной адвокатом тактике ведения дела, которая, в свою
очередь, если и может быть регламентирована, то лишь специальными
условиями соглашения с доверителем.
Гарантией исполнения адвокатом-защитником возложенных на него
законодателем обязанностей является привлечение его к различным видам
юридической ответственности.
1.3. Специфика реализации адвокатом
функции защиты в судебном разбирательстве
Судебное разбирательство является центральной стадией уголовного
процесса. Вся предшествующая судебному разбирательству деятельность
органов
предварительного
расследования
является
подготовкой
к
рассмотрению дела судом. Именно в судебном разбирательстве наиболее полно
реализуется право на защиту и деятельность защитника особенно эффективна.
В стадии судебного разбирательства защитник должен убедить суд,
которому предстоит вынести решение по делу, в том, что подсудимый является
невиновным или достойным снисхождения.
В ходе судебного разбирательства его участники пользуются равными
правами по представлению доказательств, участию в их исследовании и
заявлению ходатайств; это следует из принципа состязательности, на базе
которого строится рассмотрение дела судом. Но процессуальное равноправие
не означает фактического равенства. Так, поддерживающий государственное
обвинение прокурор представляет государственный орган, располагающий
широкими возможностями собирания обвинительных доказательств. Прокурор
34
в суде активно использует для изобличения обвиняемого данные, полученные
органами предварительного расследования. Сторона защиты не имеет таких
условий, но ей предоставляются некоторые дополнительные права и средства,
называемые в теории favor defensionis (благоприятствование защите). К ним
относится,
прежде
всего,
возложение
обязанности
доказывания
вины
подсудимого на обвинителя и правило толкования всех неустранимых
сомнений в пользу подсудимого.
Важный фактор благоприятствования защите выражается в том, что
признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения
лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств.
Показания же об оправдывающих обстоятельствах имеют значение не только
при подтверждении их другими доказательствами, но и в том случае, когда они
не обоснованы, однако и не опровергнуты.
Также благоприятствует защите то, что в отличие от прокурора, который
не может выдвигать новых, дополнительных обвинений по сравнению с
формулировкой обвинительного заключения, подсудимый и защитник не
ограничены показаниями обвиняемого на предварительном следствии. Они
могут выдвинуть совершенно новую защитительную версию, которая на
предварительном следствии не фигурировала. Сам защитник не обязан
высказывать свою позицию вплоть до речи в судебных прениях, и никто не
вправе требовать от него этого.
В судебном разбирательстве, так же как и на предварительном следствии,
происходит
процесс
доказывания
-
собирание,
исследование,
оценка
доказательств, причем преобладают два последних элемента. Защитник
участвует в доказывании, он наделен, как и в предыдущих стадиях процесса,
правом представлять доказательства, заявлять ходатайства, участвовать в
исследовании доказательств (ст. 248 УПК). Неявка защитника на судебное
заседание влечет отложение судебного разбирательства.
Как стадия процесса судебное разбирательство состоит из четырех
частей:
35
1) подготовительная часть судебного заседания;
2) судебное следствие;
3) прения сторон и последнее слово подсудимого;
4) постановление приговора.
В подготовительной части судебного заседания происходит проверка
явки в суд участников процесса (ст. 262 УПК), разъяснение (если участвует)
переводчику его прав (ст. 263), удаление свидетелей из зала судебного
заседания (ст. 264 УПК), установление личности подсудимого (ст. 265 УПК),
объявление состава суда (ст. 266 УПК), разъяснение прав участникам процесса
(ст. 267 - 270 УПК), заявление и разрешение ходатайств (ст. 271 УПК),
разрешение вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие кого-либо
из участников судебного разбирательства (ст. 272 УПК).
В практике достаточно часто в подготовительной части заявляются
отводы составу суда. Вместе с тем удовлетворение этих отводов происходит в
единичных случаях. Следует помнить о том, что действующий УПК в ст. 61, 63
четко называет основания для отвода судьи:
- участие в данном деле в качестве свидетеля, потерпевшего,
гражданского истца, гражданского ответчика;
- участие в данном деле в качестве присяжного заседателя, эксперта,
специалиста,
переводчика,
понятого,
секретаря
судебного
защитника, законного представителя подозреваемого или
заседания,
обвиняемого,
представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;
- участие в данном деле в качестве дознавателя, следователя или
прокурора;
- участие в рассмотрении данного дела по первой инстанции, в
кассационной инстанции или в порядке надзора;
- родственные отношения с любым из участников производства по
уголовному делу;
- прямая или косвенная заинтересованность в исходе данного дела.
36
Далее, в подготовительной части судебного заседания могут быть
заявлены следующие ходатайства:
- о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов;
- об истребовании вещественных доказательств и документов;
- об исключении доказательств, полученных с нарушением уголовнопроцессуального закона.
Безусловному удовлетворению подлежит ходатайство о допросе лица в
качестве свидетеля или специалиста, если это лицо явилось в суд по
инициативе сторон. Во всех остальных случаях заявленное ходатайство должно
быть предметно обосновано. Вместе с тем при отказе в удовлетворении
ходатайства
возможно
его
повторное
заявление
в
ходе
судебного
разбирательства. Об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайства
суд выносит определение или постановление, предварительно выслушав
мнения участников процесса.
Еще один вопрос, который может быть решен в подготовительной части,
- это рассмотрение дела в отсутствие не явившихся участников процесса. Этот
вопрос разрешается с учетом мнения сторон. Обязательно участие в судебном
разбирательстве подсудимого, государственного обвинителя, защитника (если
он участвует в деле и замена невозможна). На участии иных лиц могут
настаивать стороны.
Как уже отмечалось выше, достаточно эффективным показателем работы
адвоката является ведение «адвокатского досье», в котором отражаются
основные этапы производства по уголовному делу. В.В. Конин, например,
обоснованно предлагает в качестве общей схемы формирования адвокатского
досье следующий порядок анализа защитником материалов уголовного дела:
а) анализ информационного состояния материалов уголовного дела;
б) изучение ключевых документов уголовного дела (постановления о
привлечении в качестве обвиняемого, протокол допроса обвиняемого,
заключение эксперта, показаний потерпевшего, свидетелей обвинения и
свидетелей защиты);
37
в) выявление в материалах уголовного дела обстоятельств, смягчающих и
отягчающих виновность обвиняемого (подсудимого);
г) установление отношения обвиняемого к совершенному действию,
отражающего субъективную сторону состава преступления, наличие у
обвиняемого механизма психологической защиты;
д) выявление данных, характеризующих обвиняемого и потерпевшего;
е)
обоснованность
уголовно-правовой
квалификации
вмененного
обвиняемому состава преступления, подтверждается ли она имеющимися в
уголовном деле доказательствами;
ж) качества проведенного предварительного следствия и допущенных
следственных
ошибок
-
уголовно-процессуальных,
уголовно-правовых,
организационно-тактических, психологических, этических.
Анализ материалов уголовного дела наряду с другими факторами
позволяет построить вероятную ситуационную модель предстоящего судебного
разбирательства. Экспериментируя с выстроенной в сознании моделью,
защитник имеет возможность разработать тактические приемы, применение
которых видится целесообразным в ходе судебного следствия1.
Следующим этапом судебного разбирательства является судебное
следствие, в ходе которого происходит исследование и проверка имеющихся по
уголовному делу доказательств. В соответствии со ст. 273 УПК судебное
следствие начинается с изложения предъявленного подсудимому обвинения (по
делам частного обвинения это возложено на частного обвинителя, по
остальным
делам
-
на
государственного
обвинителя).
Изложение
предъявленного обвинения состоит в частичном оглашении обвинительного
заключения.
После того как обвинение изложено, председательствующий по делу
судья опрашивает подсудимого по следующим вопросам:
- понятно ли предъявленное обвинение;
1
Конин В.В. Тактика профессиональной защиты подсудимого в суде первой инстанции: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. Калининград, 2003. С. 4.
38
- признает ли подсудимый себя виновным;
- желает ли подсудимый или его защитник выразить свое отношение к
предъявленному обвинению.
Необходимым элементом судебного следствия выступает установление
порядка исследования доказательств. Интересно, что в соответствии с ч. 1 ст.
274 УПК очередность исследования доказательств определяется стороной,
представляющей
доказательства
представленных
представленные
вариантов
доказательства
сторона
обвинения.
стороной
стороной
исследования
суду.
При
После
обвинения,
защиты.
этом
исследования
исследуются
Существует
доказательств.
первой
представляет
доказательств,
доказательства,
несколько
Во-первых,
можно
возможных
начать
их
исследование с допроса подсудимого, а далее допросить потерпевшего,
свидетелей, огласить материалы дела. Во-вторых, можно сначала допросить
потерпевшего и свидетелей обвинения, а затем подсудимого, свидетелей
защиты и произвести иные судебные действия. Выбор конкретного порядка
исследования доказательств зависит от позиции стороны обвинения, поскольку
именно она первой представляет доказательства. Вместе с тем с разрешения
председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент
судебного следствия.
Большую роль в судебном разбирательстве играют допросы участников
процесса. Большинство из них (за исключением дополнительно вызванных
свидетелей) уже давали показания в ходе предварительного расследования. Тем
не менее, на практике достаточно часто наблюдаются ситуации, когда
допрашиваемые
лица
изменяют
свои
показания
в
ходе
судебного
разбирательства. Это может быть вызвано различными обстоятельствами: и
стремлением облегчить участь подсудимого, и воздействием со стороны
посторонних лиц, и элементарной забывчивостью, поскольку между допросом
на предварительном следствии и в суде может пройти достаточно большой
промежуток времени. Естественно, что каждая из сторон стремится получить
по результатам допроса максимальное подтверждение собственной позиции. В
39
связи с этим вопросы участникам процесса продумываются заранее.
Формулировка вопросов должна быть достаточно доступной для понимания, но
при этом не содержать в себе ответы на эти вопросы.
Порядок допроса подсудимого установлен в ст. 275 УПК. При согласии
подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники
судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный
обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения.
Показания должны быть заранее согласованы между подсудимым и его
защитником, причем так, чтобы представить суду логичную и стройную
картину (возможно, ключевые вопросы защитнику необходимо зафиксировать
в письменном виде, чтобы задавать их последовательно). Подсудимый вправе
пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду по его
требованию. Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами.
Интересно, что в связи с тактической безынициативностью как сотрудников
прокуратуры, так и адвокатов во многих случаях судьи вынуждены занимать
весьма активную позицию при допросах участников процесса и фактически
полностью эти допросы проводить. В процессе выработки совместной позиции
защиты по делу адвокат должен разъяснить подзащитному его права в
судебном заседании (это касается всех случаев участия адвоката в деле,
независимо от того, какую процессуальную фигуру он представляет).
Возможные позиции подсудимого можно отразить следующим образом:
- признание вины и дача показаний по существу предъявленного
обвинения;
- непризнание вины по предъявленному обвинению и дача показаний,
обосновывающих ранее выработанную защитительную версию;
- непризнание вины и отказ от дачи показаний;
- признание вины частично и дача показаний по предъявленному
обвинение;
- отказ от дачи любых показаний.
40
Все эти ситуации должны быть «обыграны» адвокатом при подготовке к
судебному разбирательству. При этом нужно добиться, чтобы подзащитный
уяснил, какая модель поведения ему наиболее выгодна. В сложной ситуации,
когда адвокат уверен в виновности своего подзащитного и она подтверждается
материалами дела, уместно разъяснить ему, что отношение к предъявленному
обвинению непременно будет отражено в приговоре и определенным образом
повлияет на меру наказания. К сожалению, достаточно часто адвокаты
пытаются отстаивать позицию подзащитного, отрицающего свою вину,
совершенно не уделяя внимания доказательствам, собранным по делу.
Традиционно
показаний
УПК
подсудимого,
РФ
предусматривает
данных
при
возможность
производстве
оглашения
предварительного
расследования либо ранее в ходе судебного разбирательства. Оглашение может
иметь место по ходатайству сторон в следующих случаях:
1) при наличии существенных противоречий между показаниями,
данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде (за
исключением показаний, данных в отсутствии защитника в ходе досудебного
производства и не подтвержденных впоследствии в суде);
2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого (по
делам о преступлениях небольшой и средней тяжести по его ходатайству);
3) при отказе от дачи показаний.
Кроме оглашения ранее данных показаний возможны демонстрация и
воспроизведение приложенных к протоколам допросов кино-, фото-, аудио- и
видеоматериалов. Вместе с тем ч. 3 ст. 276 УПК запрещает демонстрацию
фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе
допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки
допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в
соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.
В соответствии со ст. 277 УПК потерпевший допрашивается по правилам
допроса
свидетелей.
Кроме
того, как
и
подсудимый,
с
разрешения
председательствующего потерпевший может давать показания в любой момент
41
судебного следствия. Если адвокат представляет в судебном заседании
потерпевшего, перед судебным заседанием следует разъяснить ему порядок
проведения судебного разбирательства и проработать с ним предстоящую дачу
показаний. Обязательно надо подчеркнуть, что в ходе заседания недопустимы
нервные срывы, истерики, даже в тех случаях, когда потерпевшим были
перенесены действительно серьезные страдания.
Порядок допроса свидетелей предусмотрен ст. 278 УПК. Свидетели
допрашиваются порознь и в отсутствие не допрошенных свидетелей. Перед
допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля (анкетные
данные), выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет
ему права, обязанности и ответственность за отказ от дачи и за дачу ложных
показаний. Свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу
судебного заседания. Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по
ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Тактика допроса
свидетеля определяется той целью, которую имеет перед собой каждая из
сторон. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами.
Свидетель
может
использовать
письменные
заметки
или
документы,
относящиеся к показаниям. Заметки могут быть предъявлены суду, а
документы - при необходимости приобщены к материалам дела.1
В ходе судебного следствия возможно оглашение ранее данных
показаний свидетеля или потерпевшего в порядке ст. 281 УПК. Это допускается
с согласия сторон в случае неявки этих участников процесса. При неявке
свидетеля или потерпевшего возможно оглашение ранее данных показаний по
ходатайству одной из сторон либо по собственной инициативе суда в таких
случаях, как:
- смерть потерпевшего или свидетеля;
- тяжелая болезнь этих лиц, препятствующая явке в суд;
1
Каракозов С. А. Участие адвоката-защитника в состязательном процессе: На примере суда присяжных:
Автореф. дис. канд.юрид. наук. М., 2009. С. 10.
42
- отказ потерпевшего или свидетеля - иностранного гражданина явиться в
суд;
- стихийное бедствие или иная чрезвычайная ситуация, препятствующая
явке в суд1.
При явке в суд свидетеля или потерпевшего оглашение ранее данных
показаний возможно по ходатайству одной из сторон только в случае
существенных противоречий с показаниями, даваемыми при допросе в данном
судебном заседании. Кроме того, возможно оглашение показаний, данных в
ходе досудебного производства, при отказе потерпевшего или свидетеля от
дачи показаний в суде.
Демонстрация и воспроизведение кино-, фото-, аудио-, видеоматериалов,
сделанных в ходе допроса, возможны только после оглашения показаний этих
лиц.
В ходе судебного следствия защитник, участвуя в допросе свидетеля,
потерпевшего, эксперта, может существенно укрепить версию, разработанную
совместно с подсудимым. Для этого необходимо четко представлять сущность
показаний, данных этими участниками процесса в ходе предварительного
следствия. Как правило, между допросом на следствии и вызовом в судебное
заседание проходит достаточно большой временной промежуток, поэтому
можно выявить противоречия с ранее данными показаниями. На основе этих
противоречий можно установить факты, опровергающие обвинение или
смягчающие ответственность подзащитного. В.В. Конин указывает, что в ходе
исследования материалов уголовного дела тактика защитника может быть
направлена на выяснение новых обстоятельств, свидетельствующих в пользу
подзащитного, которые не исследовались на предварительном следствии
(дополнительные
показания
ранее
допрошенных
участников
процесса,
представление доказательств, о существовании которых стало известно после
окончания предварительного следствия и направления уголовного дела в суд)2.
1
Сиразутдинова А.А. Процессуальные, тактические и психологические аспекты участия защитника в
предварительном расследовании. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 16.
2
Конин В.В. Указ. соч. С. 6.
43
Участвуя в допросе участников уголовного процесса, защитник должен
учитывать ряд психологических моментов:
- уровень развития допрашиваемого;
- источник его осведомленности об обстоятельствах, имеющих значение
для дела;
- эмоциональное состояние на момент допроса;
- взаимоотношения допрашиваемого с подсудимым.
Обнаруженные противоречия в показаниях нужно пытаться использовать
в пользу подзащитного. В некоторых случаях уместно повторить вопрос, чуть
видоизменив или уточнив его. Если свидетель или потерпевший дает показания
сбивчиво, следует предложить ему последовательный рассказ в том порядке, в
котором ему запомнилось событие преступления. Следует учитывать, что
сторона обвинения также имеет право задавать вопросы участникам процесса.
В структуре тактики защиты можно выделить два базовых положения:
- определение стереотипов поведения участников процесса;
- разработку типовых судебных ситуаций (с набором наиболее
эффективных способов осуществления защиты).
В любой момент судебного следствия по ходатайству сторон может быть
проведен осмотр вещественных доказательств (в том числе по месту их
нахождения).
Определенную роль в ходе судебного следствия играет оглашение
протоколов следственных действий и иных документов (приобщенных к делу
или представленных в судебном заседании). В соответствии со ст. 285 УПК они
оглашаются на основании определения или постановления суда полностью или
частично, если в них изложены или удостоверены обстоятельства, имеющие
значение для дела. Оглашение проводит та сторона, которая об этом
ходатайствовала, либо суд.1
1
Бояров С.А. Позиция защитника в уголовном процессе и законность приговора // Уголовный процесс.2009. №
3. С. 23.
44
Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных
в судебное заседание, возможно на основании определения или постановления
суда (ст. 286 УПК).
При необходимости в судебном заседании могут быть произведены также
следующие действия:
- осмотр местности и помещения (ст. 287 УПК);
- следственный эксперимент (ст. 288 УПК);
- предъявление для опознания (ст. 289 УПК);
- освидетельствование (ст. 290 УПК).
При этом используются процессуальные правила, предусмотренные для
соответствующих следственных действий.
По окончании исследования представленных сторонами доказательств
председательствующий опрашивает стороны, желают ли они дополнить
судебное следствие. В случае заявления ходатайства о дополнении судебного
следствия суд обсуждает его и принимает соответствующее решение. После
разрешения ходатайств и выполнения связанных с этим необходимых судебных
действий председательствующий объявляет судебное следствие оконченным.
После этого представление новых доказательств невозможно.
В
монографиях
и
диссертациях
прения
рассматриваются
как
предоставленное участникам процесса средство оказать воздействие на
внутреннее
судейское
убеждение,
как
возможность
последовательно,
красноречиво и убедительно изложить свою позицию, а выступлениям сторон
придается не только юридическое значение, но также публицистическое
звучание, воспитательная роль и эстетические качества1. По верному слову
знаменитого исследователя русского суда присяжных и знатока судебного
красноречия А.В. Бобрищева-Пушкина, «в результате... судебного турнира
истина должна так всесторонне выясниться, как никогда не достигнуть бы этого
единичными усилиями беспристрастных судей»2.
1
Сергеич П. Уголовная защита. М.: Юрайт, 2008. С. 132.
Волькенштейн Ф.А., Бобрищев-Пушкин А.В. Прения сторон в уголовном процессе. СПб.: Типография
товарищества "Труд", 1903. Репринт М.:СПАРК, 2005. С. 60.
45
2
В трудах психологов судебные речи предстают как инструмент
убеждающей коммуникации1.
Прения сторон, таким образом, - это этап судебного разбирательства, на
котором стороны устно выражают и обосновывают свою окончательную
позицию по делу, стремясь склонить суд к поддержке этой позиции.
Исторически судебные прения принимали две основные формы: речи
сторон, подводящие итог судебному следствию (Россия, Германия, Франция);
речи сторон, объемлющие исследование доказательств. Исторический пример
этого
последнего
республиканской
порядка
поры.
прений
Судебное
дает
древнеримский
разбирательство
в
те
процесс
времена
подразделялось: на actions, т.е. речи сторон, в которых они излагали программу
дальнейшего исследования доказательств; на prolatio, т.е. допрос свидетелей по
предложенному ранее плану; altercation, т.е. анализ доводов противника в
форме риторических вопросов и ответов. Выступления сторон после
исследования доказательств могли продолжаться долгие часы. Современный
английский процесс унаследовал в несколько измененном виде данный порядок
судебного разбирательства: доказательства представляются как бы в контексте
выступлений сторон.
В современном российском уголовном процессе прения сторон состоят из
их речей и реплик (с репликой можно выступить только однажды, но позволено
и вовсе отказаться от нее); стороны также вправе представить суду в
письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по основным
вопросам дела (о доказанности или недоказанности события преступления, о
причастности либо непричастности к нему подсудимого, о его виновности или
невиновности,
о
квалификации
деяния,
о
влияющих
на
наказание
обстоятельствах). Практикуется передача стороной для приобщения к
протоколу судебного заседания речи или ее конспекта в письменной форме.
1
Гулевич О.А. Психологические аспекты юриспруденции: Учеб. пособие. М.: Московский психологосоциальный институт, 2006. С. 414 - 454.
46
По окончании судебного следствия суд обязан обеспечить сторонам
достаточное время для подготовки к выступлениям в прениях сторон.
Непредоставление
подсудимому
А.
времени
для
подготовки
к
выступлению в прениях и для встречи с адвокатом с этой целью повлекло
отмену вынесенного по его делу обвинительного приговора1.
Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон в целом, а
также их речей и реплик в частности, однако может останавливать оратора,
касающегося не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу
обстоятельств, ведущего себя недопустимым образом. Оскорбительные
выходки участников прений пресекаются председательствующим и потому, что
они противоречат этическим правилам юридической профессии. Стороны не
вправе ссылаться на доказательства, которые признаны судом недопустимыми.
Они не вправе оперировать доказательствами, которые не рассматривались (не
оглашались) в ходе судебного следствия, даже если соответствующие
протоколы, заключения экспертов, показания имеются в материалах дела.
Прения сторон включают в себя речи государственного (частного)
обвинителя и защитника; на стороне обвинения в прения допускаются
потерпевший, гражданский истец, их представители, на стороне защиты гражданский ответчик, его представитель, а также подсудимый и законный
представитель несовершеннолетнего обвиняемого. При этом первым во всех
случаях выступает обвинитель, а последними - подсудимый и его защитник.
Речи и реплики наиболее заинтересованных в исходе дела сторон, таким
образом, обрамляют выступления второстепенных участников процесса, часть
из которых озабочена лишь имущественными вопросами. Данное построение
прений
сторон
основано
на
психологическом
эффекте
«края»:
из
расположенного в ряд материала запоминаются лучше элементы, находящиеся
в начале и конце, нежели те, которые находятся в середине.
1
См. п. 12 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий
квартал 2006 года, утв. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября
2006 г.//СПС Консультант Плюс.
47
Досконально изучены и описаны приемы выдающихся судебных
ораторов, позволявшие им одерживать в суде впечатляющие победы,
утверждать свою правду1. И в наши дни профессионалы, выступая перед судом
присяжных, демонстрируют мастерство и знание человеческой природы.
Например, выступая в 2007 г. перед Верховным Судом Дагестана с
участием
присяжных
заседателей,
адвокат
М.Г.
Магомедзагирова,
отстаивавшая интересы обвиняемого в убийстве человека, выпустила из
коробки нескольких цыплят. Подсудимый разводил птицу, и присяжные,
оживившись от поднявшейся суматохи, умилившись зрелищу гуляющих в зале
пушистых живых комочков, сочли обвиняемого, занятого таким добрым делом,
не способным убить человека.
Благородная полемика в прениях сторон проигрывает на фоне методов
теневой
адвокатуры.
Подсчитав
«взяткоемкость»
российских
судов,
подготовившая доклад о коррупции в судах мира международная организация
Transparency International установила, что совокупный доход продажных судей
в России составляет не менее 210 миллионов долларов США. По мнению
исследователей, по уровню политического влияния на судебные решения
Россия сравнима с Аргентиной2. В результате проведенного по инициативе
Верховного Суда РФ социологического опроса было установлено, что «22
процента опрошенных убеждены в коррумпированности судов, 42 считают, что
судьи берут, но не у всех, и только 13 процентов оптимистов все еще верят в
неподкупность
служителей
практикующие
юристы,
коррумпированностью
судов
Фемиды»3.
Парадоксально,
притерпевшись,
при
условии
готовы
независимости
но
многие
мириться
решений
с
от
политического влияния.
Так, 25 мая 2005 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного
Суда РФ отменила оправдательный приговор Кемеровского областного суда с
участием присяжных заседателей в отношении Б., К.П. и К.Е., поскольку «в
1
Плевако Ф.Н. Избранные речи. М.: Юрайт, 2008. С. 25.
URL: http://www.lenta.ru/news/2007/05/25/transparency. Дата обращения 12.04.2009.
3
Шаров А. Судей хотят рассекретить // Российская газета. 2007. 26 апреля.
2
48
ходе прений защитник К.П. - адвокат Л.В. Назарова - также говорила о
применении к ее подзащитному незаконных методов ведения следствия».
Отменяя оправдательный вердикт и приговор Волгоградского областного
суда в отношении Т., Б., Б. и Ч., Верховный Суд РФ упрекнул в кассационном
определении адвоката, который в прениях сделал заявление о том, что «в
обществе наслышаны о незаконных методах ведения следствия, применяемых
милицией для получения признательных показаний».
При полемике о судебных прениях, затрагивается ниточка того клубка
противоречий, которыми характеризуется современное состояние российского
правосудия. Одной из задач судебной реформы выступает, как и полтора века
назад, водворение в России суда скорого, правого, милостивого и утверждение
в народе уважения к закону,
благосостояние»
«без коего невозможно общественное
Эффективность
прений
сторон
-
это
индикатор
действительности перехода от неоинквизиционной к состязательной модели
правосудия. Живое слово в суде должно, наконец, возвыситься до традиций
русского ораторского искусства, давшего стране и миру незабываемые образцы
красноречия, задушевности, взаимопонимания правозаступников и судей. 1
Сделаем выводы.
1. Защитник допускается к участию в уголовном деле в предусмотренный
уголовно-процессуальным законом момент при наличии удостоверения
адвоката (документа, временно его заменяющего), ордера соответствующего
адвокатского
образования
и
при
отсутствии
оснований
для
отвода,
перечисленных в главе 9 УПК РФ (известных на момент решения вопроса о
допуске к участию в деле).
2. На защитника возлагаются конкретные обязанности, для реализации
которых ему даны определенные полномочия (права). Использование этих
полномочий одновременно является и его юридической обязанностью,
уклониться от выполнения которой он не вправе. У защитника нет свободы в
выборе способа поведения, имеющейся, скажем, у обвиняемого, который может
1
Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991. С. 28.
49
осуществлять свои права, а может и не осуществлять. Но у него есть то, что
обычно квалифицируется как усмотрение. Под ним понимается проявление
защитником инициативы при выборе средств и способов защиты, не
запрещенных УПК, в пределах осуществления им защиты прав и законных
интересов доверителя.
50
Глава 2. Проблемы участия адвоката – защитника в доказывании
2.1. Права и обязанности адвоката-защитника
в процессе доказывания
Современное
состязательному
построение
принципу
уголовного
предопределяет
судопроизводства
активную
роль
сторон
по
в
доказывании в уголовном процессе. Состязательность подразумевает равные
права для сторон в процессе доказывания. Как известно, конституционный
принцип состязательности определяет такое построение судопроизводства, при
котором функция правосудия (разрешения дела) осуществляется только судом,
и она отделена от функций спорящих сторон. При этом суд обязан
обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя
сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций. Важным
признаком
состязательности
в
уголовном
процессе
являются
равные
возможности сторон обвинения и защиты по участию в процессе доказывания.
Обвинение
и
защита
в
соответствии
с
уголовно-процессуальным
законодательством осуществляются сторонами, которые должны наделяться
равными правами. «Признание права на состязательность - это и признание
права использовать равные средства и возможности для обоснования своих
требований»1.
Доказательства,
полученные
в
ходе
уголовного
судопроизводства, подвергаются оценке не только судом, но и сторонами.
Конечно же, роль суда в осуществлении правосудия является определяющей
при принятии решения по существу уголовного дела, что не умаляет роль
сторон в процессе доказывания.
Традиционно принято считать, что доказывание представляет собой
процесс установления истины в судопроизводстве, ее познания и обоснования
представлений о ее содержании. Сущность этого процесса заключается в
собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств; а в
деятельностном аспекте он представляет собой единство познавательного и
1
Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. -М.: Книга сервис, 2003.-С.27.
51
удостоверительного моментов. Хотя в литературе нет единого определения
понятия доказывания, можно сказать, что сущность его характеризуется, в
принципе, одинаково, как и цель доказывания - установление истины по делу.
Так, М.С. Строгович считал, что «доказывание - это установление при
помощи доказательств всех фактов, обстоятельств, имеющих значение для
разрешения уголовного дела... Иными словами, доказывание - это пользование
доказательствами для выяснения обстоятельств уголовного дела»1. М.М.
Гродзинский определял доказывание как «деятельность следственно-судебных
и прокурорских органов по собиранию, закреплению и оценке доказательств»2.
А.И. Трусов называет доказывание процессом установления фактов3. По
мнению
И.Б.
Михайловской,
доказывание
«представляет
собой
осуществляемую в соответствии с требованиями процессуального закона
деятельность органов расследования, прокуратуры и суда по собиранию,
исследованию и оценке фактических данных об обстоятельствах, подлежащих
установлению по уголовному делу»4.
Итак,
доказывание
-
это
деятельность,
познавательная
и
удостоверительная, компетентных государственных органов, среди которых
традиционно называют и суд, но также традиционно все еще не упоминают
адвоката. Далее мы предполагаем специально остановиться на характеристике
субъектов доказывания, здесь же отметим, что осуществляемая в стране
правовая
реформа,
в
частности
значительные
изменения
уголовно-
процессуального законодательства, уже привела к существенной корректировке
этих традиционных представлений.
Рассматривая доказывание как процесс установления истины, т.е. процесс
познания, следует исходить из положения о всеобщности процесса познания, из
того, что нет и не может быть специфически судебного познания истины.
1
Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955.
С. 270-272.
2
Гродзинский М.М. Некоторые проблемы теории косвенных доказательств // Вопросы криминалистики. 1964.
№ 11. С. 5.
3
Уголовный процесс: Учебник /Под ред. К.Ф.Гуценко. М., 2000. С. 144.
4
Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 5.
52
Субъект доказывания, устанавливая при помощи доказательств обстоятельства
дела, точно так же, как и в любых других областях человеческой деятельности,
переходит от чувственного восприятия отдельных фактов, признаков, свойств
тех или иных объектов, играющих роль доказательств, к логическому
осмыслению воспринятого, к рациональному мышлению.
Но, будучи разновидностью всеобщего процесса познания, выражая все
его существенные черты, доказывание имеет и свои особенности, коренящиеся
в условиях протекания этого процесса.
В уголовном процессе предмет судебного исследования составляют такие
события, поступки людей, в отношении которых существует предположение,
что они общественно опасны, преступны. Весьма важно также отличие и в
задачах или целях исследования. Перед следователем, прокурором, судьей
стоит задача вполне конкретная, узкопрактическая - принятие решения по
конкретному делу, а само это решение представляет собой определенный,
заранее
обусловленный
законом
вид
государственной
деятельности
-
судопроизводство.
Обладают спецификой и условия осуществления доказывания. Это:
- ограниченность сроков исследования, определяемых законом;
- необходимость для субъекта доказывания принять в любом случае
решение;
- использование в качестве средств исследования лишь тех, которые
прямо предусмотрены законом либо не противоречат закону;
- наличие обязательных средств исследования, использование которых
прямо предписывается законом в ряде специально оговоренных случаев;
-
проведение
исследования
только
определенными,
специально
уполномоченными на то законом субъектами.
Первые два условия могут характеризовать не только судебное
исследование, но и другие области деятельности; что же касается трех
последних, то они представляют отличительную особенность именно судебного
исследования.
53
Условия, в которых протекает процесс доказывания, осложняются тем,
что предмет доказывания единичен по своему существу, неповторим.
Типизация, обобщение как приемы исследования в связи с этим также
становятся специфическими. Наконец, как правильно одним из первых отметил
А.М. Ларин, «ни в одной области познания, кроме доказывания по уголовным
делам, исследователю не противостоит субъект, кровно заинтересованный в
неудаче исследования, порою еще неизвестный и не брезгующий никакими
средствами»1.
Особенностью установления истины по уголовному делу следует считать
также и то, что познаваемые обстоятельства и факты к моменту производства
по делу являются в основном событиями прошлого. Поэтому доказывание
служит их восстановлению в сознании познающих людей и находит затем
закрепление в соответствующих документах. Ряд авторов делают из этого
вывод, что, поскольку предмет познания при доказывании - преступление,
событие
прошлого,
значит,
субъект
доказывания
лишен
возможности
воспринимать его непосредственно.
Сходную позицию занимал в свое время и В.Я. Лившиц, рассматривая
вопрос о том, что доступно для непосредственного восприятия судьи. Он писал:
«...само событие преступления, доказываемый фактический состав недоступны
непосредственному восприятию решающего дело судьи. Поэтому обычно
указывают, что судья должен лично воспринять и исследовать судебные
доказательства. Но и это положение нуждается в уточнении. Если понимать под
доказательствами доказательственные факты, то следует иметь в виду, что они,
как и событие преступления, для судьи в момент судебного разбирательства
всегда уже лежат в прошлом. Поэтому они также обычно не могут быть
непосредственно восприняты судьей». Но уже следующая фраза его работы, в
сущности, опровергает сказанное: «Мы уже знаем, какие элементы судебного
доказательства доступны непосредственному судейскому восприятию: это
средства доказывания и источники доказательств». По смыслу закона таковыми
1
Ларин А.М. Мельникова Э.Б., Савицкий В.М.Уголовный процесс России. Лекции – очерки. М., 1997. С. 83.
54
могут быть любые фактические данные, в том числе и являющиеся элементами
события преступления, и в то же время воспринимаемые непосредственно.
Несостоятельность
взглядов
о
невозможности
непосредственного
чувственного восприятия обстоятельств, имеющих значение для установления
истины по делу, отмечали еще В.Я. Дорохов и В.С. Николаев1. Они полагали,
что
некоторые
факты,
связанные
с
преступлением,
доступны
непосредственному восприятию следователя. К числу таких фактов относятся
некоторые последствия преступления, отдельные продукты преступной
деятельности (например, фальшивые денежные знаки), некоторые предметы
преступного посягательства (похищенные вещи и пр.), место совершения
преступления и др. С.В. Курылев2, рассматривая этот вопрос применительно к
стадии судебного разбирательства, сделал следующие выводы.
1. Положение о невозможности для суда познавать непосредственно
существенные
для
дела
факты
ошибочно,
так
как
противоречит
действительности.
2. Положение о недопустимости непосредственного познания судом
существенных для дела фактов неправильно. Оно исключает из числа судебных
доказательств ряда фактов, которые могут быть использованы в качестве
средств
установления
истины,
произвольно
ограничивая
принцип
непосредственности, толкает практику на путь отказа от преимуществ
непосредственного познания, когда таковое возможно.
3. При судебном разбирательстве возможны и допустимы две формы
познания фактов: познание опосредствованное (при помощи доказательств) и
познание непосредственное (при помощи чувственного восприятия этих
фактов).
4. Непосредственное познание применимо в отношении фактов, не
требующих для их познания специальных знаний и доступных для
1
2
Дорохов В.Я. и Николаев В.С. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. М., 1959. С. 33.
Курылев С.В. О достоверности и вероятности в правосудии // Правоведение. 1968. № 1. С. 64.
55
непосредственного чувственного восприятия. Такими фактами является
большинство фактов-состояний, ими могут быть действия и события.
Бесспорно, что событие преступления к моменту его расследования
находится уже в прошлом, а факты, его составляющие, не могут быть объектом
непосредственного
восприятия
следователя
и
суда.
Однако
событие
преступления не исчерпывает собой предмет доказывания, так что из
невозможности
его
непосредственного
восприятия
при
собирании,
исследовании, оценке и использовании доказательств еще нельзя делать вывод
о
невозможности
непосредственного
восприятия
предмета
судебного
исследования вообще1. Ряд фактов, входящих (помимо события преступления)
в состав предмета доказывания, доступен для непосредственного восприятия их
следователем и судом. К ним могут относиться: последствия преступления;
признаки совершения преступления данным лицом; орудия и средства
совершения преступления; обстоятельства, способствовавшие совершению
преступления; обстоятельства, относящиеся к личности субъекта преступления,
и др.
Все эти факты относятся к категории доказательств, и признание
возможности
их
непосредственного
чувственного
познания
имеет
принципиальное значение как подтверждение всеобщности процесса познания.
Чувственное познание пронизывает все фазы собирания, исследования и
оценки
доказательств.
В
одних
случаях
(например,
при
собирании
доказательств) оно играет большую роль, в других (например, при оценке
доказательств) - меньшую, однако оно носит всеобщий характер. Такой же
всеохватывающий по отношению к процессу доказывания характер носит и
логическое мышление, его приемы и законы. В гносеологическом плане
доказывание - двуединый, чувственный и рациональный, процесс познания.
Классик отечественной уголовно-процессуальной науки Л.Е. Владимиров
писал: «Уголовно-судебная достоверность есть такое стечение вероятностей,
вытекающих из представленных на суде доказательств, которое способно
1
Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах // Закон. 2009. № 1. С. 197.
56
привести судью к "внутреннему убеждению" в том, что прошлое событие,
составляющее предмет исследования, имело место в действительности»1. Он
называет такую достоверность «фактической достоверностью», отличающейся
от достоверности, «основывающейся на аксиоме математической», и далее,
разъясняя смысл своей позиции, он замечал: «Называя уголовно-судебную
достоверность только высокой степенью вероятности, мы, конечно, считаем
достоверностью только такое положение, когда противоположное реально даже
немыслимо».
Но
достоверность
и
предполагает
исключение
всякого
противоположного, т.е. фактически в данном случае речь идет не о вероятности
самой высокой степени, а о достоверности.
Наконец, некоторые авторы полагают, что истина в судопроизводстве не
может
считаться
ни
абсолютной,
ни
относительной,
поскольку
эти
философские категории не могут быть использованы для ее характеристики.
С нашей точки зрения, истина в уголовном судопроизводстве может
считаться абсолютной, если исходить из задач доказывания, когда требуется
установить не бесконечное многообразие сторон, свойств, признаков и т.п.
фактов, явлений, а лишь то, что диктует закон, когда познание этих фактов,
явлений ограничивается лишь тем, что и как требует предмет доказывания.
Объективная (по принятой терминологии) истина - это истина из категории
«плоских», значение и содержание которых не изменяется в зависимости от
цели
и
условий
познания
(«событие
действительно
имело
место»,
«преступление совершено с прямым умыслом» и т.п.).2
Известно, что «в статье 86 УПК субъектом собирания доказательств
назван и защитник подозреваемого, обвиняемого. После многочисленных
дискуссий в основу концепции нового УПК не была положена идея введения
параллельного
расследования,
проводимого
стороной
защиты.
Предварительное расследование осталось розыскным, но с усилением
контрольных и разрешительных полномочий суда. Поэтому право собирания
1
2
Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула, 2000. С. 46.
Белкин С.Р. Теория доказательств в уголовном производстве. М., 2005. С. 57.
57
доказательств путем производства следственных и иных процессуальных
действий, в том числе с применением мер принуждения, предоставлено только
должностным лицам, ведущим судопроизводство и ответственным за его ход и
результат»1.
Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации» предусмотрено, что одним из основных направлений деятельности
адвокатуры является участие адвоката в уголовном судопроизводстве в
качестве защитника или представителя.
Частью 1 ст. 6 вышеназванного закона установлено, что полномочия
адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве в качестве защитника
или
представителя
потерпевшего,
регламентируются
процессуальным
законодательством Российской Федерации.
При рассмотрении конкретных полномочий необходимо учитывать, что
защитник свободен в выборе средств и способов защиты подозреваемого и
обвиняемого.2
П. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ предусматривает, что адвокат вправе собирать и
представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи
в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Еще до введения в действие
УПК РФ 2001г. развернулась научная дискуссия о праве адвоката собирать,
доказательства. Отправной точкой данной дискуссии явились положения
Конституции РФ, предусмотренные ч. 3 ст. 123. В этой норме провозглашается
принцип
состязательности
и
равноправия
сторон
в
уголовном
судопроизводстве.
Сторонники
введения
в
досудебном
производстве
параллельного
расследования делали ссылку на ст. 123 Конституции РФ, в соответствии с
которой судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Они
1
Лупинская П.А. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе.// Российская юстиция, 2002, №7.С. 11.
2
Классен Н. А. Использование специальных знаний при осуществлении защиты по уголовным делам:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск, 2009. С. 14.
58
ссылались на то, что в других странах распространен институт параллельного
расследования, где защитнику предоставлено право собирать доказательства.1
После введения в действие УПК РФ 2001г. споры по данному вопросу не
прекратились, а только усилились.
В теории общеизвестно, что собирание доказательств производится в
уголовном процессе
должностными
в розыскном процессе
лицами
путем
проведения
уполномоченными
следственных
на то
и
иных
процессуальных действий. В УПК РФ не закреплено право защитника
производить следственные и иные процессуальные действия. Смирнов А.В. и
Калиновский К.Б. придерживаются точки зрения, что «закон предусматривает
право собирать и представлять доказательства по делу (п. 2 ч. 1 ст. 53).
Способами для этого служат: получение предметов, документов и иных
сведений; опрос лиц с их согласия; получение заключения специалиста (ч. 3 ст.
80); истребование документов от органов государственной власти, местного
самоуправления, общественных организаций и объединений, которые обязаны
предоставить запрашиваемые документы или их копии. В соответствии с
принципом равенства сторон, сведения, собранные защитником, сразу являются
доказательствами, так же как и сведения, собираемые его процессуальными
противниками - следователем, органом дознания, дознавателем, прокурором и
судом»2.
И.Б.Михайловская утверждает, что «сведения, собранные адвокатом, не
являются доказательствами. Таковыми они могут стать лишь после проведения
соответствующих
процессуальных
действий
прокурором,
следователем,
дознавателем или судом. Это может быть производство следственных и
судебных
действий,
результатом
которых
будет
придание
свойства
допустимости относящимся к делу сведениям, ставшим известным защитнику.
1
Классен Н. А. Использование специальных знаний при осуществлении защиты по уголовным делам:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск, 2009. С. 15.
2
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под общ. ред. А.В.Смирнова. СПб.:
Питер, 2007.-С.147-148.
59
Полученные
защитником
предметы
и
документы
становятся
доказательствами только после их исследования и приобщения к делу.
В ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации» ничего не говорится о праве адвоката собирать доказательства. В
п. 3 ч. 3 ст. 6 этого закона установлено правило, в соответствии с которым
адвокат вправе собирать и представлять предметы и документы, которые могут
быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке,
установленном законодательством Российской Федерации. Формулировка
этого
закона
по
поводу
собирания
сведений,
которые
могут
стать
доказательствами, на мой взгляд, более правильна и не входит в противоречие
с определенными нормами УПК РФ.
В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, защитник получил право на
привлечение специалиста в соответствии с требованиями ст. 58 УПК РФ.
Пунктом 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ расширена возможность участия адвоката в
следственных действиях. Защитнику в силу закона (ч. 1 ст. 53 УПК РФ)
обеспечен более широкий доступ к документам следствия (п. 6), предоставлена
возможность по окончании следствия выписывать из материалов дела любые
сведения и в любом объеме, снимать копии с помощью технических средств (п.
7), участвовать в судебных заседаниях судов не только первой, но и
вышестоящих, вплоть до надзорной инстанции (п. 9), расширен круг
обжалуемых действий и решений и предоставление возможности участвовать в
их рассмотрении судом (п. 10).
В
заключение
следует
согласиться
с
позицией,
высказанной
Е.А.Карякиным, относительно того, что «общепринятое ранее положение, что
собирание доказательств
есть
уполномоченных
государственных
на
то
исключительная
прерогатива
органов,
уже
специально
не
является
непререкаемым постулатом. Норма ч. 2 ст. 86 УПК РФ прямо предусматривает
право участников со стороны защиты собирать доказательства. Законодатель в
большей степени ориентировал именно сторону защиты на вовлечение
специалиста в процесс доказывания по делу.
60
Проблемы, связанные с назначением экспертизы, постановкой вопросов
эксперту являются прерогативой стороны обвинения. Защита же вправе
реализовать свою процессуальную функцию посредством постановки перед
специалистом как сведущим лицом вопросов и получения ответов в виде
заключения специалиста или его показаний. Однако механизм вовлечения
защитником специалиста в процесс доказывания по делу отсутствует, что дает
основание некоторым исследователям иначе трактовать заключение и
показания специалиста»1.
2.2. Стратегия адвокатской деятельности как способ участия
защитника в доказывании в уголовном судопроизводстве
Первое
появление
признаков
понятия
«стратегия
адвокатской
деятельности» или термина «стратегия» в аспекте адвокатской деятельности без
сопровождения его какими-то признаками, так и первые формулировки
интересующего нас понятия связываются с текущим состоянием юридической
науки и, к сожалению, не имеют своей истории, что всегда исключительно
важно для конвенциональных понятий. Отсутствие этой истории препятствует
и применению диахронического метода.
Наиболее часто в отечественной юридической науке термин «стратегия»
использовался ассоциативно в терминологической связке «стратегия и
тактика». Так, например, еще в 1993 г. В.Г. Лукашевич, возможно впервые в
юридической науке, которую в данном случае еще можно условно именовать
отечественной, упомянул о стратегии и тактике установления, поддержания и
развития
психологического
контакта.2
Несмотря
на
то,
что
речь
в
диссертационном исследовании данного автора – профессиональное общение –
уже можно было по аналогии переносить в теорию адвокатской деятельности.
Общение, в отличие от тактики, имеет более широкое пересечение, а может
быть, даже частичное тождество – как для следственной деятельности, так и
1
Карякин Е.А. Вовлечение специалиста в уголовное судопроизводство и последующая оценка его заключения
и показаний // Современное право. 2006. № 6. С. 59.
2
Лукашевич В.Г. Основы теории профессионального общения следователя: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук.
Киев, 1993. С. 16.
61
для адвокатской деятельности в уголовном судопроизводстве. Это можно
утверждать и для деятельности двух противостоящих друг другу адвокатов в
иных видах судопроизводств. Несколько позднее проф. С.И. Цветков, уже в
применении к адвокатской деятельности, упомянул о стратегии выбора
альтернатив в многокритериальных тактических решениях.1
Некоторые авторы, так например в учебнике «Адвокатура в России»,
подготовленном под редакцией Л.А. Демидовой и В.И. Сергеева, упоминают
«выбор
адвокатом
линии
защиты»2,
который
отличается
от
понятия
«стратегия». То есть данная постановка вопроса может быть достаточно
категорично истолкована в этом случае таким образом, что стратегия и линия
защиты не составляют суть одного понятия или не составляют содержание
какого-либо отношения между понятием и его признаками. В то же время
понятие «линия» и его применение в теории криминалистики весьма
необходимо для определения понятия именно «стратегия» как соединяющего в
динамике элемента «цель» и «результат» при теоретическом представлении
адвокатской
деятельности.
Процесс
превращения
цели
в
результат
профессиональной деятельности, как необходимое динамическое содержание
понятия «стратегия адвокатской деятельности», видится нам обязательным
элементом стратегии. Этот процесс условно может именоваться линией
адвокатской деятельности в юрисдикционном производстве (линией защиты,
если вести речь только об адвокатской деятельности в качестве защитников,
или линией профессионального представительства – при переносе в некоторые
и иные виды судопроизводств). В этом случае термины «стратегия» и «линия»
не
являются
одноуровневыми.
В
нашей
концепции
термин
«линия»
используется в качестве признака для определения понятия «стратегия
адвокатской
деятельности».
Естественно,
что
по
этой
причине
его
использование в определении иных понятий невозможно, поскольку вероятно
1
Цветков С.И. Оптимизация решений адвоката в уголовном процессе// Учен. Тр. Рос. Академии адвокатуры им.
Ф.М. Плевако. Вып. 1. М., 2000. С. 85
2
Адвокатура в России / под. Ред. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. М., 2007. С. 274
62
возникновение проблемы признака, связанной с отсутствием различительной
способности.
Для теории эффективной адвокатской деятельности желательно, по
нашему мнению, также реализовать подобный подход, при котором понятие
«стратегия» соотносилась бы с каким-то родовым понятием, но в рамках одной
теории эффективной адвокатской деятельности, образуя систему связанных
понятий.
Рассматриваемое сейчас понятие «стратегия адвокатской деятельности»
является, по нашему мнению, конвенциальным по своей природе. Выявляемые
при этом общие позиции проявляют парадигмальную основу для дальнейших
исследований данного направления, для дискуссии и критики ошибочных
положений.
Стратегия адвокатской деятельности, как и сама деятельность, являются
производными от деятельности иной (противоположной) стороны (сторон). В
связи с этим, если инициатива условной второй стороны, представляемой
адвокатом, вторична, а первична инициатива иной (противоположной) стороны,
то стратегия второй стороны в этом случае хронологически избирается в вслед
(в развитие) стратегии первой стороны (инициатора судопроизводства). Если
это так, то стратегическим принципом тактики адвокатской деятельности
может являться не принцип минимакса, а принцип максимина, во всяком
случае, для тех теоретически описываемых ситуаций, которые имеют
отношение к уголовному судопроизводству и – более узко – к участию в
уголовном судопроизводстве адвокатов на стороне защиты (в качестве
адвокатов-защитников подозреваемых, обвиняемых, подсудимых).
Если обратиться непосредственно к теории игр, то в ней принцип
минимакса раскрывается следующим образом: минимаксным выигрышем
(минимаксом) является гарантированный проигрыш второго игрока.1 Второй
игрок в теории игр тот, кто выбирает стратегию после выбора стратегии
инициатором (первым игроком). В нашем случае, принцип минимакса
1
Саитгараев С.С. Элементы теории игр. Челябинск, 2001. С. 19
63
«заключается в том, чтобы стратегия первого игрока (адвоката) гарантировала
бы выигрыш (исход дела) не меньший, чем значение игры (возможные,
желаемые адвокатом исходы дела), независимо от выбора стратегии вторым
игроком (следователем, прокурором, судом)»1. При этом адвоката как
участника судопроизводства М.О. Баев и О.Я. Баев называют первым игроком.
Одновременно теория игр использует термин и соответствующее ему
понятие
«стратегия»
в
соответствии
с
нормативными
положениями
законодательства об адвокатской деятельности. Дело в том, что теория игр
ориентирована на то решение игры (стратегию игры), «которая удовлетворяет
условию оптимальности»2, но одновременно такое же положение мы встречаем
в п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации», нормой которого адвокат обязан разумно
отстаивать права и законные интересы доверителя. Разумность, несмотря на
многозначность этого термина, по нашему мнению, должна пониматься и как
минимизация
ущемления
прав
человека
в
результате
оказания
ему
юридической помощи адвокатом. Во всяком случае, именно так должна
пониматься стратегия как оптимальная и одновременно разумная деятельность.
Для анализа имеющейся теоретической базы исследований стратегии
адвокатской деятельности обратимся к работе Е.А. Белканова «Стратегия
адвокатской деятельности и деформации профессионального правосознания»
(2004), которая фактически совместно с проанализированной работой М.О.
Баева и О.Я. Баева составляет всю весьма ограниченную объектную область
исследования стратегии адвокатской деятельности России. При этом Е.А.
Белканов выбирает изначально весьма интересный ракурс, увязывая изложение
своих взглядов на стратегию с правосознанием.
В качестве одного из существенных элементов теории адвокатской
деятельности Белканов видит адвокатское расследование, которое, в свою
1
Баев М.О., Баев О.Я. Стратегические принципы тактики защиты по уголовным делам. Изд-во «Эксмо», М.,
2006 С. 11.
2
Саитгараев С.С. Элементы теории игр. С. 7.
64
очередь, «как и любая планомерная деятельность, включает в себя стратегию и
тактику»1.
Если адвокатская деятельность мыслится достаточно широко, в пределах
максимально ее возможных границ, как деятельность адвоката вообще, то
адвокатское расследование требует его определения.
Вообще,
идея
введения
адвокатского
расследования
достаточно
распространены в отечественной научной среде. Так, Ф.Г. Шахкелдов, развивая
свою аргументацию необходимости наличия этого института от норм ст. 48
Конституции РФ 1993 г., что в принципе совершенно обоснованно, пришел к
выводу о том, что «нужен механизм обеспечения этого права (права на
получение
квалифицированной
юридической
помощи»
на
стадии
предварительного расследования». Таким образом, адвокатское расследование
видится данному автору в качестве своеобразного средства оказания
квалифицированной
юридической
помощи.
Квалифицированность
этой
помощи, вероятно, отождествляется с фактом наличия расследования,
проводимого адвокатом.
Итак, стратегия адвокатской деятельности – это часть адвокатского
расследования, включающая в качестве его этапов получение первичной
информации; сбор доказательств; оценку доказательств и формирование версий
стороны, на которой действует адвокат; представление доказательств.
В сконструированной нами модели понятия в качестве рода мы видим
часть адвокатского расследования. В этом случае теряется преемственность в
заимствовании системы терминов из теории военного искусства, требуется
выявление и оценка смыслового ядра термина, обозначающего как минимум
родовое понятие, что можно расценивать как отрицательную характеристику
анализируемой модели понятия. В этом случае ощущается и традиционность в
понимании того объекта, который предполагаемо содержит тактику и
стратегию. Вероятно, автор мог бы рассматривать адвокатское расследование в
1
Белканов Е.А. Стратегия адвокатской деятельности и деформации профессионального правосознания//
Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования.
Екатеринбург, 2004. С. 48.
65
качестве
аналога
расследования,
осуществляемого
следователем
или
дознавателем. В этом случае следует учесть, что следственная деятельность
есть объект криминалистики, которая и включает в объем своего понятия
криминалистическую
рассматривать
тактику,
криминалистическую
криминалистическую
криминалистическую
стратегию,
то
стратегию.
она
есть
методику,
Если
часть
начинает
определять
криминалистики,
отличающаяся от криминалистической методики, криминалистической тактики,
криминалистической техники специфическими видовыми признаками. При
этом достаточно сложно, во всяком случае для настоящего положения
криминалистики, утверждать, например, что криминалистическая стратегия –
это часть следственной деятельности, отличающаяся от криминалистической
методики, криминалистической тактики, криминалистической техники рядом
видовых признаков.1
2.3. Правовые средства обеспечения деятельности защитника в
доказывании в уголовном судопроизводстве
В судебных стадиях уголовного процесса адвокат-защитник вправе
знакомиться с материалами дела, участвовать в заседаниях суда первой, второй
и надзорной инстанций, собирать и представлять доказательства в порядке,
установленном
ст.
86
УПК
РФ,
самостоятельно
определять
порядок
исследования доказательств со стороны защиты, участвовать в исследовании
доказательств, привлекать специалиста, заявлять ходатайства и отводы,
высказывать мнение по заявленным ходатайствам и отводам, выступать в
прениях,
представлять
суду
письменные
формулировки
по
вопросам,
указанным в п. 1 - 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, приносить жалобы на протокол
судебного заседания, на решения суда, используя при этом не запрещенные
УПК РФ средства и способы защиты. При реализации своих прав защитник
свободен в выборе стратегии и тактики защиты.
1
Зашляпин Л.А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности: Прелиминарный аспект.
Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. С. 19.
66
Защитник обязан не разглашать данные предварительного расследования,
ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был
предупрежден об этом в порядке, предусмотренном ст. 161 УПК РФ.
Обязанностью адвоката-защитника является применение только законных
средств и способов защиты. При принятии на себя защиты адвокат обязан
являться в судебное заседание для участия в рассмотрении дела судом,
подчиняться распоряжениям председательствующего. Нарушение указанных
обязанностей влечет за собой уголовную или дисциплинарную ответственность
в зависимости от характера допущенного нарушения.
Защитник не наделен правом закрепления доказательств. В связи с этим
возникают вопросы о порядке реализации его права на опрос лиц с их согласия,
получении предметов, документов и иных сведений, истребовании справок,
характеристик и иных документов от органов государственной власти, органов
местного самоуправления, общественных объединений и организаций (ст. 86
УПК РФ). УПК РФ не регламентирует процедуру реализации указанных прав,
что порождает различный подход к этой проблеме в науке и практике.
Адвокат В.В. Паршуткин предлагает составлять протокол опроса лиц,
давших на него согласие. Протокол опроса он предлагает считать источником
доказательств и рассматривать его как иной документ, предусмотренный п. 6 ч.
2 ст. 74 УПК РФ. Сведения, полученные в результате опроса, он считает
возможным трансформировать в полноценное доказательство путем заявления
ходатайства о допросе соответствующего лица1.
В связи с изложенным мы предлагаем ч. 3 ст. 86 УПК РФ дополнить
абзацем следующего содержания: «Результаты опроса, составленного в
письменной форме, могут быть приобщены к письменному ходатайству
защитника о вызове опрошенного лица в суд и являются составной частью
указанного ходатайства».
1
Паршуткин В.В. Опрос адвокатом лиц с их согласия // Материалы научно-практической конференции
адвокатов, проведенной Адвокатской палатой г. Москвы при содействии Коллегии адвокатов "Львова и
Партнеры". М., 2004. С. 62 - 7.
67
В литературе высказаны предложения - признать требование защитника о
приобщении
объекта
к
материалам
дела
в
качестве
доказательства
обязательным для субъекта, осуществляющего процесс доказывании. Данное
предложение
ситуация,
представляется
когда
защитник
ошибочным,
заявил
поскольку
необоснованное
может
или
сложиться
невыполнимое
ходатайство, а обязательность его удовлетворения парализует уголовное
судопроизводство. Субъект доказывания, в частности суд, должен иметь право
рассмотреть ходатайство с различных точек зрения и принять самостоятельное
решение. Исключение может составлять ходатайство защиты о допросе уже
явившегося
в
суд
свидетеля.
Обязательность
удовлетворения
такого
ходатайства предусмотрена УПК РФ, что обоснованно.
С точки зрения практикующих адвокатов, значительную сложность
представляет вовлечение специалиста защитником на стадии судебного
разбирательства.
На наш взгляд, заслуживает одобрения процедура использования знаний
специалиста в доказывании, предложенная адвокатом Е.Ю. Львовой. Защитник
в соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вправе заключить
соглашение со специалистами (или с организациями, где они работают) и
направить в их адрес адвокатский запрос, а затем опросить специалиста в
порядке ч. 3 ст. 86 УПК РФ1.
Учитывая, что в настоящее время заключение и показания специалиста
являются одним из видов доказательств, защитник вправе просить суд о
приобщении заключения специалиста в качестве доказательства по делу, а
также ходатайствовать о допросе специалиста. Суд не вправе отказать
защитнику в приобщении заключения специалиста к делу в качестве
доказательства, если оно имеет отношение к предмету доказывания. Протокол
опроса
1
специалиста
адвокатом
не
может
иметь
самостоятельного
Львова Е.Ю. Взаимодействие специалиста и защитника в рамках уголовного процесса // Материалы научнопрактической конференции адвокатов, проведенной Адвокатской палатой г. Москвы при содействии Коллегии
адвокатов "Львова и Партнеры". С. 48.
68
доказательственного значения и рассматриваться в качестве иного документа
по уже изложенным нами причинам. Однако он может быть составной частью
письменного ходатайства о допросе специалиста, и в этом качестве суд должен
приобщить его к делу.
Реализация права защитника представлять предметы и документы связана
с проблемами недостаточного регулирования данной деятельности. Еще до
принятия действующего Кодекса научные работники и практики поднимали
вопрос о возможности представления адвокатом предметов, полученных от
подзащитных, их родственников, иных лиц, имеющих значение вещественных
доказательств.
С нашей точки зрения, закрепление права защитника получать предметы
является декларативным. Фактически защитник не вправе лично представить
предмет, имеющий значение вещественного доказательства, поскольку как
следователь, так и суд должны проверить источник происхождения этого
предмета, прежде чем признать его вещественным доказательством и
приобщить к делу, а следовательно, должны допросить адвоката в качестве
свидетеля. Это станет препятствием для его участия в деле в качестве
защитника. Таким образом, представлять имеющийся предмет должен
подзащитный, его законный представитель, кто-либо из свидетелей, но не
адвокат-защитник.
Если
предмет
не
имеет
значения
вещественного
доказательства, то теряется смысл его представления в суд.
Право
адвоката-защитника
истребовать
документы
реализуется
достаточно часто. К документам следует отнести справки, характеристики.
Особенностью справок и характеристик является то, что они выдаются
организацией на основании сведений, которыми она постоянно располагает и
которые могут быть возобновлены. В отличие от них документы первичной
бухгалтерской документации не могут быть восстановлены, поэтому вопрос о
выдаче подлинного документа или его копии должен решаться самой
организацией. Защитники вполне могут удовлетвориться копией. Документы
могут быть переданы адвокату подзащитным или иными лицами. Документ как
69
доказательство
предполагает
существование
ответственного
за
его
изготовление, который может быть допрошен.
В силу ч. 4 ст. 217 УПК РФ обязанностью следователя является выяснить
у стороны защиты список ее свидетелей. Как правило, защита включает в свой
список только тех лиц, которых допрашивал по ее инициативе. При этом
содержащаяся
в
законе
формулировка
«следователь
выясняет»
дает
следователю основание полагать, что именно он после процедуры выяснения
позиции стороны защиты по своему усмотрению составляет окончательные
списки свидетелей сторон.
Защитник, ознакомленный с материалами дела, полагаю, не может
ограничиваться рамками следовательского усмотрения, а должен заявить
ходатайство о вызове в качестве свидетелей, в показаниях которых он
обнаружил оправдывающие подзащитного данные. В УПК РФ нет норм,
которые могли бы служить основанием для отказа в удовлетворении подобного
ходатайства, если оно содержит мотивировку вызова каждого свидетеля.
Заявив после ознакомления с материалами уголовного дела такое
ходатайство и получив отказ следователя в его удовлетворении, может
повторно заявить его, адресовав уже непосредственно суду, в порядке п. 4 ч.2
ст. 231 УПК РФ или ст. 271 УПК. Это ходатайство, если исходить из того, что
судья его прочтет, даст защитнику реальную возможность задолго до стадии
прений обратить внимание суда на конкретные показания, оправдывающие
подсудимого.
Однако поскольку в силу ч. 2 ст. 274 УПК РФ первой представляет
доказательства сторона обвинения, то на этой стадии она уже в силу ч. 4 ст. 271
УПК РФ первой допрашивает и любых явившихся свидетелей из ее списка.
Очевидно, что этот порядок не может быть изменен в случае, если одна и та же
фамилия находится как в списке обвинения, так и в списке защиты.
Получается, что в настоящее время обвинитель имеет законную
возможность первым начать допрос любого свидетеля, допрошенного на
70
предварительном
следствии,
несмотря
на
все
доводы
защиты
о
дискриминационном характере такого положения.
Для того чтобы достичь законных целей защиты, адвокат может
применить законный прием, который позволяет передопросить практически
любого свидетеля. Следует отметить, что использование такого приема
возможно
только в длительном судебном процессе (такими являются
практически все процессы по так называемым «хозяйственным» делам).
Если защитник видит, что свидетель в суде дает неадекватные ответы или
вообще растерялся и в текущем допросе выполнить поставленные защитой
задачи невозможно по психологическим причинам, то он может, чтобы не
закреплять негативные факты, отказаться от дальнейшего допроса, сообщив
суду, что у него пока больше нет вопросов к свидетелю.
После этого защитник использует свое право произвести опрос такого
свидетеля с его согласия в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Этот опрос он
проводит в спокойной обстановке, вне рамок судебного заседания.
Новые сведения, полученные при опросе (если таковые обнаружатся), в
том числе и о том, что свидетель дал неумышленно ошибочные (в силу не
понимания проблемы), или не полные, или неточные ответы на вопросы
прокурора и суда, полагаю, что должны явится основанием для заявления
защитником мотивированного ходатайства о повторном допросе того же
свидетеля уже на стадии представления доказательств стороной защиты. А в
этом случае допрос начинает именно защитник. Он же начнет допрос и в том
случае, если свидетель повторно явится в суд по собственной инициативе.
Защитник при этом обязан своевременно ходатайствовать о допросе
«явившегося свидетеля», что возможно на любой стадии судебного следствия.
Последний вариант относится к случаям, когда вызов свидетеля на стадии
представления доказательств защитой может оказаться невозможным либо
когда суд отказал защитнику в повторном вызове допрошенного свидетеля.
Защитник в силу ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской
деятельности
и
адвокатуре»
просто
обязан
следовать
изложенным
71
рекомендациям, если уверен, что свидетель ошибся или рассказал не все, что
знал.
Для того чтобы избежать необоснованных обвинений, полагаю, что
следует производить опрос свидетеля в присутствии не участвующего в
судебном процессе адвоката, а в ходе опроса, кроме ведения подробного
протокола, с разрешения опрашиваемого лица целесообразно производить
аудио- или видеозапись.1
2.4.Отделеные процессуальные проблемы доказывания
в деятельности
адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве
Согласно ст. 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и
оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных
ст. 73 Кодекса. Субъектами этой деятельности являются дознаватель,
следователь, прокурор и суд. Защитник же, участвуя в процессе доказывания,
не наделен необходимыми на то властными полномочиями в отличие от
вышеуказанных должностных лиц2. Не случайно вопрос о наделении адвокатазащитника правом самостоятельно собирать доказательства наравне со
стороной
обвинения
(проводить
свое,
«параллельное
расследование»)
поднимался еще в проекте Общей части УПК РФ 1994 г., подготовленном
Государственно-правовым управлением Администрации Президента РФ.
Участие адвоката-защитника в доказывании определяется тем, что, вопервых, он оценивает доказательства в целях защиты прав и законных
интересов подзащитного, а его деятельность носит односторонний характер; вовторых, результаты деятельности по оценке доказательств выражаются в
ходатайствах, заявлениях и т.п., имеющих целью убедить следователя,
прокурора и суд в правильности своей позиции, а результаты такой
деятельности облекаются в процессуальные документы (постановления,
1
А. Куприянов Допрос свидетеля: кто первый?//Новая адвокатская газета, № 1, 2008
Зинатуллин З.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Учебное пособие. Ижевск, 1989.
С. 12
72
2
определения и пр.), определяющие дальнейшее движение уголовного дела и
подлежащие исполнению1; в-третьих, он не назван в ст. 17 и 88 УПК в качестве
субъекта оценки доказательств.
Одним из дискуссионных вопросов теории уголовного процесса является
следующий: вправе или обязан адвокат-защитник участвовать в доказывании в
уголовном судопроизводстве?
Одни авторы считают, что защитник вправе принимать участие в
доказывании2, другие полагают, что он обязан участвовать в доказывании3.
Часть 3 ст. 15 УПК гласит: «Суд создает необходимые условия для
исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления
предоставленных им прав». Одним из субъектов стороны защиты является
защитник (п. 46 ч. 1 ст. 5 УПК). Следовательно, он также должен иметь
процессуальные права и обязанности. Согласно ч. 1 ст. 49 УПК, защитник лицо, осуществляющее в установленном порядке защиту прав и интересов
подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при
производстве по уголовному делу. В статье в общем виде представлены
полномочия защитника правообязывающего характера. Их суть в том, что
необходимо одновременно по отношению к одним и тем же действиям указать
как на то, что защитнику разрешено, так и на то, что он обязан делать. Вместе с
тем при регулировании конкретных ситуаций сделать это одновременно
невозможно и нецелесообразно. Поэтому законодатель в данном случае не
употребил термины "вправе" или "обязан", а использовал описательный способ
регулирования. Законодатель таким способом определяет необходимую общую
линию поведения защитника - его обязанность действовать в направлении
защиты прав и законных интересов подзащитного. Возложение общей
обязанности позволяет законодателю использовать также и такое средство, как
предоставление защитнику средств и способов защиты, не запрещенных УПК
1
Игнатов С.Д. Адвокатская деятельность и проблемы ее совершенствования в условиях судебно-правовой
реформы: Учебное пособие. Ижевск: Детективинформ, 2000. С. 51 - 57.
2
Ларин А.М. Защита от обвинения и подозрения // Общая теория прав человека. М.: Норма, 1996. С. 198 - 206.
3
Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие / Под ред. И.Б. Мартковича. М., 1997.
С. 95 - 96, 207 - 208.
73
(ст. 53). Кстати, в ч. 3 ст. 15 УПК указывается на то, что суд создает
необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав,
в том числе и защитником.
Таким образом, на защитника возлагаются конкретные обязанности, для
реализации
которых
ему
даны
определенные
полномочия
(права).
Использование этих полномочий одновременно является и его юридической
обязанностью, уклониться от выполнения которой он не вправе. У защитника
нет свободы в выборе способа поведения, имеющейся, скажем, у обвиняемого,
который может осуществлять свои права, а может и не осуществлять. Но у него
есть то, что обычно квалифицируется как усмотрение. Под ним понимается
проявление защитником инициативы при выборе средств и способов защиты,
не запрещенных УПК, в пределах осуществления им защиты прав и законных
интересов доверителя.
Таким образом, на адвоката возлагается общая обязанность использовать
все не запрещенные УПК (ст. 53) средства и способы защиты в целях защиты
прав и законных интересов подзащитного1.
Подобная позиция подтверждается также в Федеральном законе от 31 мая
2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации», который обязывает адвоката честно, разумно и добросовестно
отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными
законодательством РФ средствами (п. 1 ч. 1 ст. 7). Такой же точки зрения
придерживается и адвокатское сообщество России, которое на Первом
Всероссийском съезде адвокатов 31 января 2003 г. приняло Кодекс
профессиональной этики адвоката, где в п. 1 ч. 1 ст. 8 указано, что «при
осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно,
добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет
обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми
не
1
запрещенными
законодательством
средствами,
руководствуясь
Формулирование законодателем подобным образом в УПК прав и обязанностей защитника объясняется
публичным характером его деятельности. См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред.
А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 2005.С. 94 - 97.
74
Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом». Тем
более что согласно ч. 2 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности за
неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных
обязанностей
адвокат
несет
ответственность,
предусмотренную
этим
Федеральным законом.
Если на адвоката-защитника возлагается общая обязанность использовать
все не запрещенные УПК средства и способы защиты, то есть права (ст. 53 УПК
РФ) в целях защиты прав и законных интересов подзащитного, то тогда
возникает вопрос, каким же образом применима презумпция невиновности в
данном случае.
Если
у
защитника
отсутствуют
оправдательные
доказательства,
свидетельствующие о невиновности или меньшей виновности подзащитного в
предъявленном ему обвинении, то это не означает, что виновность его
подзащитного в данном случае будет доказана и адвокат-защитник не
выполнил своей обязанности по участию в доказывании. В подобном случае
защитник просто обязан использовать презумпцию невиновности, когда «тезис
не виновен доказывается путем указания на необоснованность тезиса виновен,
выдвинутого обвинением, в частности, путем критики лежащих в основе
обвинения доказательств, указанием на версии, опровергающие версию
обвинения полностью или частично, или указанием на недостаточность
доказательств, лежащих в основе обвинения». Не случайно из презумпции
невиновности (ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК) вытекает, что: а)
обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении
преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом
порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда; б)
обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; в) бремя доказывания
обвинения и опровержения доводов обвиняемого лежит на стороне обвинения;
г) все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в
порядке,
установленном
настоящим
Кодексом,
толкуются
в
пользу
75
обвиняемого; д) обвинительный приговор не может быть основан на
предположениях.
Еще одной проблемой является «асимметрия правил допустимости
доказательств», когда правила о недопустимости доказательств относятся
только к обвинительным доказательствам, оправдательные же доказательства,
полученные с нарушением закона, может использовать сторона защиты1.
Впервые этот термин в юридический лексикон ввел А.М. Ларин2.
Безусловно,
«асимметрия
правил
допустимости
доказательств»
в
уголовном судопроизводстве выгодна адвокату-защитнику. Вместе с тем не
следует забывать, что адвокат действует в правовой действительности и
поэтому не может не учитывать соответствие этого правила законодательству
РФ. В связи с этим П. Сергеич справедливо замечал: «Лучшая защита - это
защита законом, ее преимущества в том, что, если защита нашла юридически
верное положение, оно обязательно для судей»3. Каковы же аргументы
сторонников
«асимметрии
правил
допустимости
доказательств»
и
соответствуют ли они законодательству РФ?
Положение ч. 1 ст. 75 УПК должно толковаться только в том смысле, что
недопустимыми признаются лишь доказательства, полученные с нарушением
требований закона, и поэтому не могут быть положены в основу обвинения.
Причем важно уяснить содержание всей правовой нормы, а не ее фрагмента:
недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть
положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого
из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК (ч. 1 ст. 75), то есть в том числе
и тех обстоятельств, которые: а) исключают преступность и наказуемость
деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73); б) смягчают наказание (п. 6 ч. 1 ст. 73); в) влекут за
собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 7 ч. 1 ст. 73).
Это означает, что доказательства, полученные с нарушением закона, не могут
1
Резник Г.М. О допустимости доказательств, тактике защиты и обвинения // Российская юстиция. 1996. N 4. С.
43.
2
Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М.:
Юридическая литература, 1988. С. 303.
3
Сергеич П. Уголовная защита. М.: Юрайт, 2009. С. 38.
76
быть положены не только в основу обвинения, но и в основу защиты.
Следовательно, этот аргумент несостоятелен.
По мнению ряда адвокатов, «...доказательства, полученные с нарушением
установленного порядка или прав обвиняемого и признанные на этом
основании
недопустимыми,
могут
(за
некоторыми
исключениями...)
использоваться в интересах защиты. Если лишить сторону защиты такого
права, получится, что негативные последствия нарушений закона, допущенных
при получении доказательств, несет обвиняемый, что на обвиняемого и на его
защитника, по существу, возлагается ответственность за такие нарушения». Для
обоснования своей позиции они приводят следующий пример: «По ходатайству
обвиняемого следователь допросил свидетеля, который подтвердил ссылку
обвиняемого на алиби. По небрежности следователя свидетель не был
предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний. Если почемулибо повторный допрос данного свидетеля окажется невозможным, можно ли
исключить его показания из числа доказательств, не учитывать их при оценке
доказанности виновности обвиняемого? Мы считаем, что нельзя. Во всяком
случае защитник вправе использовать такие показания в обоснование своей
позиции
(это
достоверности
не
исключает,
указанных
разумеется,
показаний
необходимости
наравне
со
всеми
проверки
другими
доказательствами)»1.
Указанное
обоснование
«асимметрии
правил
допустимости
доказательств» является самым распространенным в адвокатской среде.
Полагаю, что с точки зрения закона, презумпции невиновности признание
оправдательного доказательства недопустимым или его отсутствие не должно и
не может влечь каких-либо негативных последствий для защиты. Поэтому, как
уже отмечалось, в случае, когда у защиты нет оправдательных доказательств,
это не означает, что виновность подзащитного будет доказана, поскольку тезис
"не виновен" также доказывается путем указания на необоснованность тезиса
1
Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-процессуальному
законодательству: Практическое пособие. М., 2004. С. 39.
77
"виновен", выдвинутого обвинением, в частности путем указания на версии,
опровергающие версию обвинения полностью или частично, или указания на
недостаточность доказательств, лежащих в основе обвинения.
Другой вопрос - вопрос предвзятого отношения к подзащитному со
стороны обвинения и часто со стороны суда, выражающегося в том, что версии
обвиняемого и защитника не принимаются во внимание, игнорируются.
Поэтому понятно желание адвокатов иметь в деле как можно больше
оправдательных доказательств, позволяющих «нейтрализовать» обвинение.
Вместе с тем это уже проблема соответствующих государственных органов и
их должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование и правосудие.
Следовательно, вопрос не в положениях уголовно-процессуального закона, а в
его правильном применении и, безусловно, в желании защитников, кроме
презумпции невиновности, иметь в арсенале защиты еще и оправдательные
доказательства, в том числе и для большей убедительности и наглядности
отстаиваемой ими позиции.
В юридической литературе существует также мнение, что «асимметрия
правил допустимости доказательств» возможна, ведь обвиняемый не может
нести ответственность за ошибки следователя, "погубившего" оправдательное
доказательство1, поскольку иное решение будет означать отступление от уже
сложившейся в современном состязательном процессе судебной практики2.
Таким
образом,
"асимметрия
правил
допустимости
доказательств"
не
соответствует законодательству РФ, а потому ее применение в уголовном
судопроизводстве неприемлемо3.
В литературе идут споры о праве адвоката использовать или
предоставлять оправдательное доказательство, в достоверности которого он
сомневается. Так, Н.Н. Полянский считал, что адвокат не может использовать
1
Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе // Состязательное правосудие. Труды научнопрактических лабораторий. Ч. II. М., 1996. С. 371 - 372.
2
Пашин С.А. Реформа российского уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа: итоги,
приоритеты, перспективы. М., 1997. С. 99 - 100.
3
Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в
судебной практике // Комментарий российского законодательства. М., 1997. С. 148 - 149
78
для защиты доказательства, заведомо для него недостоверные. Что же касается
доказательств, достоверность которых для него сомнительна, то их адвокат
может использовать, поскольку он «обязан представить суду доводы,
говорящие в пользу достоверности доказательств, как бы он сам ни сомневался
в их достоверности, ибо суд вправе ожидать от участников процесса, что они
представят ему доказательства, изложат свои соображения, нужные для
всесторонней оценки обстоятельств дела». Я.С. Киселев же полагал, что при
отчетливом сознании несостоятельности, при противоречии довода жизненной
правде его использование недопустимо; в тех случаях, когда в отношении
достоверности и при соответствии довода жизненной правде у адвоката
возникают
лишь
некоторые
сомнения,
использование
такого
довода
допустимо1. По мнению Ю.И. Стецовского, «защитник не может ссылаться на
доказательства, в заведомой ложности которых он убежден. Но нельзя
требовать от защитника, чтобы он приводил лишь истинные факты, так как в
отличие от участвующих в процессе государственных органов защитник
обычно не может предварительно проверить свои утверждения»2. То есть если
адвокат
всего
лишь
сомневается
в
достоверности
оправдательного
доказательства (довода), то он вправе его использовать.
Все эти точки зрения имеют общие черты: а) заведомо ложное
(недостоверное) оправдательное доказательство или противоречие довода
жизненной
правде
защитнику
использовать
недопустимо;
б)
когда
достоверность оправдательного доказательства или соответствие довода
жизненной правде сомнительны, то адвокат вправе его использовать. Есть и
отличие: при сомнительности оправдательного доказательства Н.Н. Полянский
требует от защитника предоставить суду доводы в его достоверности3; Я.С.
Киселев и Ю.И. Стецовский - просто использовать такие доказательства,
поскольку адвокат не может их предварительно проверить.
1
Киселев Я.С. Этика адвоката. Нравственные основы деятельности адвоката в уголовном судопроизводстве. Л.,
1974. С. 30.
2
Стецовский Ю.И. Проблемы юридической помощи и уголовно-процессуальный закон. М., 2006. С. 28.
3
Проблемы судебного права / Под ред. В.М.Савицкого. М., 1983. С. 43.
79
Совершенно противоположную позицию занимал по этому вопросу Н.П.
Кан: если защитник приходит к выводу о сомнительности достоверности
доказательства, то, пользуясь им, он рискует превратиться из адвоката
подсудимого в борца против правосудия. Отсюда вывод: защитнику нельзя
пользоваться оправдательным доказательством, достоверность которого для
него сомнительна. Адвокат-защитник может превратиться в «борца против
правосудия» только тогда, когда совершит преступление против правосудия,
предусмотренное гл. 31 УК, когда он фальсифицирует доказательство (ч. 2 ст.
303 УК), то есть заявит, например, на судебном следствии ходатайство о
приобщении к делу документа, вещественного доказательства, заранее зная, что
доказательства, предоставляемые им, недостоверны, а не в случае, как считает
Н.П. Кан, когда защитник пользуется оправдательным доказательством, в
достоверности которого он только сомневается.1
Безусловно, адвокат-защитник не вправе использовать или предоставлять
заведомо для него ложные, недостоверные доказательства, поскольку это
уголовно наказуемое деяние (ч. 2 ст. 303 УК). Что же касается использования
оправдательных
доказательств,
в
достоверности
которых
защитник
сомневается, то их использование допустимо потому, что в законе нет такого
запрета. Тем более что в отношении полномочий защитника уголовнопроцессуальный закон устанавливает общедозволенный тип регулирования,
когда дозволено все, что прямо не запрещено. Единственное, что должен
учитывать адвокат при исследовании таких доказательств, так это то, не
скажется ли их использование неблагоприятно на положении доверителя. Ведь
в процессе проверки в ходе досудебного или судебного разбирательства они
могут изменить свой статус, став обвинительными. Поэтому для принятия
решения об их использовании в условиях, когда не всегда есть возможность их
проверить
до
предоставления,
в
условиях
риска
необходима
особая
осмотрительность.
1
Кан Н.П. Некоторые вопросы адвокатской этики // Вопросы защиты по уголовным делам. Сборник статей.
1967. С. 187.
80
По итогам главы сделаем следующие выводы.
1.
Адвокат-защитник
является
субъектом
доказывания,
поскольку
участвует в собирании, проверке и оценке доказательств в порядке,
установленном законом.
2. Адвокат осуществляет проверку и оценку доказательств, собранных и
стороной обвинения, и стороной защиты. В рамках выполнения функции
защиты адвокат проверяет и оценивает имеющиеся у него сведения с тем,
чтобы не навредить положению своего доверителя.
3. Адвокат является субъектом доказывания, если:
- принял на себя защиту и допущен к участию в уголовном деле в
качестве защитника либо назначен в качестве защитника в порядке ч. 2 ст. 50
УПК РФ;
-
отсутствуют
основания,
исключающие
участие
защитника
в
производстве по уголовному делу (ст. ст. 62, 72 УПК РФ).
81
Заключение
Участие адвоката в уголовном судопроизводстве
требует
всех его
усилий по оказанию правовой помощи доверителю. Успех адвоката в суде
напрямую зависит от всей работы, проделанной им до судебного заседания.
Деятельность
адвоката
в
судебном
заседании
с
точки
зрения
профессиональных навыков можно разделить на две составляющие: работу с
доказательствами и выступление адвоката в суде.
Работа с доказательствами требует не только глубоких познаний в
области процесса, но и понимания, как с помощью имеющихся доказательств
убедить суд в обоснованности избранной адвокатом правовой позиции. Кроме
того, умение нейтрализовать доказательства другой стороны процесса
позволяет обессилить позицию другой стороны и является одним из
эффективных способов защиты подсудимого.
Работа с доказательствами связана с необходимостью «чувствовать»
процесс, т.е. понимать, к каким последствиям может привести то или иное
процессуальное
действие, совершаемое адвокатом от имени доверителя.
Именно поэтому качество работы адвоката в суде напрямую зависит от уровня
его
квалификации,
сочетающего
правовые
знания
и
практическую
деятельность.
На наш взгляд, наделение защитника правом собирать доказательства не
подкрепляется соответствующими гарантиями, позволяющими ему реализовать
это право. Поэтому в настоящее время на основании комплексного изучения
указанной
проблемы
необходимо
разработать
научно
обоснованные
предложения по совершенствованию законодательства, регламентирующего
деятельность защитника в процессе доказывания при расследовании уголовных
дел, а также рекомендации защитникам-адвокатам по собиранию, фиксации и
представлению доказательств на досудебных стадиях уголовного процесса.
Участие адвоката-защитника в доказывании определяется тем, что, вопервых, он оценивает доказательства в целях защиты прав и законных
82
интересов подзащитного, а его деятельность носит односторонний характер; вовторых, результаты деятельности по оценке доказательств выражаются в
ходатайствах, заявлениях и т.п., имеющих целью убедить следователя,
прокурора и суд в правильности своей позиции, а результаты такой
деятельности облекаются в процессуальные документы (постановления,
определения и пр.), определяющие дальнейшее движение уголовного дела и
подлежащие исполнению; в-третьих, он не назван в ст. 17 и 88 УПК в качестве
субъекта оценки доказательств.
83
Список использованной литературы
Нормативно-правовые акты и материалы судебной практики:
1. Конституция Российской Федерации (в редакции от 21 марта 2014) //
СПС «Консультант -Плюс».
2. УК РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.07.2017) // СПС «Консультант Плюс».
3. УПК РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в ред. от 01.07.2017) // СПС «Консультант Плюс».
4. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 03.12.2007) «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СПС
«Консультант -Плюс».
5. Кодекс профессиональной этики адвоката. (принят Всероссийским
съездом адвокатов 31.01.2003) (ред. от 05.04.2007) // СПС «Консультант Плюс».
6. Постановление Правительства РФ от 04.07.2003 № 400 (ред. от
25.05.2012) «О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве
защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов
дознания, органов предварительного следствия или суда // СПС
«Консультант -Плюс».
7. Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых
судей в 2007 году // Российская юстиция. 2008. № 3.
8. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР утв. ВС РСФСР 27.10.1960г.( с
посл. изм.) // Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592. (утратил силу).
2.Специальная литература:
9. Адвокатура в России / под. Ред. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. М., 2007.
10.Адвокатура в России / под. Ред. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева, Изд.
«Юстицинформ», 2005.
84
11.Адвокатура в России: Учеб. для вузов / Под ред. Л.А. Демидовой. М.,
2005.
12.Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре. Тула, 2001.
13.Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при
расследовании преступлений. М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2004.
14.Баев М.О., Баев О.Я. «Стратегические принципы тактики защиты по
уголовным делам», Изд-во «Эксмо», М., 2006.
15.Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М.: Юрид.
лит., 1989.
16.Белканов Е.А. Стратегия адвокатской деятельности и деформации
профессионального правосознания// Федеральное законодательство об
адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования.
Екатеринбург, 2004.
17.Белкин С.Р. Теория доказательств в уголовном производстве. М., 2005.
18.Бояров С.А. Позиция защитника в уголовном процессе и законность
приговора // Уголовный процесс.2009. № 3.
19.Васьковский Е.В. Организация адвокатуры // Адвокат в уголовном
процессе:
Учебное
пособие
/
Под
ред.
П.А.Лупинской.
Сост.
С.Н.Гаврилова. М., 1997.
20.Вдовин С.А. Сравнительно-правовой анализ обеспечения осужденному
права на защиту в судах апелляционной инстанции России и Германии //
Адвокат. №2.2017
21.Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М., 1997.
22.Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах // Закон. 2009. №
1.
23.Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула, 2000.
24.
Волькенштейн Ф.А., Бобрищев-Пушкин А.В. Прения сторон в уголовном
процессе. СПб.: Типография товарищества "Труд", 1903. Репринт
М.:СПАРК, 2005.
85
25.Гессен И.В. История русской адвокатуры: Адвокатура, общество и
государство (1864 - 1914). Т. 1.М.: Юрист, 1997. С. 13.
26.Гродзинский М.М. Некоторые проблемы теории косвенных доказательств
// Вопросы криминалистики. 1964. № 11.
27.Гулевич О.А. Психологические аспекты юриспруденции: Учеб. пособие.
М.: Московский психолого-социальный институт, 2006.
28.Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс
западных государств. М., 2001.
29.Дорохов В.Я. и Николаев В.С. Обоснованность приговора в советском
уголовном процессе. М., 1959.
30.
Долгих Т.Н. Некоторые аспекты судебной практики, связанные с
нарушением права обвиняемого на защиту // Адвокат. №1.2017
31.Зашляпин Л.А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности:
Прелиминарный аспект. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006.
32.Здравомыслов А. Г. Проблемы интереса в социологической теории. Л.,
1964.
33.Зинатуллин З.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным
делам: Учебное пособие. Ижевск, 1996.
34.Игнатов
С.Д.
Адвокатская
деятельность
и
проблемы
ее
совершенствования в условиях судебно-правовой реформы: Учебное
пособие. Ижевск: Детективинформ, 2000.
35.Кан Н.П. Некоторые вопросы адвокатской этики // Вопросы защиты по
уголовным делам. Сборник статей. 1967.
36.Каракозов С. А. Участие адвоката-защитника в состязательном процессе:
На примере суда присяжных: Автореф. дис. канд.юрид. наук. М., 2009.
37.Кипнис
Н.М.
Допустимость
доказательств
в
уголовном
судопроизводстве. М., 1995.
38.Киселев Я.С. Этика адвоката. Нравственные основы деятельности
адвоката в уголовном судопроизводстве. Л., 1974.
86
39.Кодекс профессиональной этики адвоката, Изд-во «Эксмо», М., 2009.
40.Козлов
А.М.
Конституционное
право
на
защиту
в
уголовном
судопроизводстве: спорные вопросы практики // Журнал российского
права. 2004. № 5.
41.Кодинцев А.Я.Теория и история советской адвокатуры 30-50-х годов в
трудах советских, российских и зарубежных ученых // Адвокат . 2008. №
11.
42.Конин В.В. Тактика профессиональной защиты подсудимого в суде
первой инстанции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2003.
43.Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по
новому
уголовно-процессуальному
законодательству:
Практическое
пособие. М., 2004.
44.Кудрявцев В.Л. Предмет и пределы защиты в деятельности адвоката в
российском уголовном судопроизводстве // Современное право. 2004. №
12;
45.Кудрявцев
В.Л.
деятельности
Процессуальные
адвоката-защитника
и
криминалистические
в
российском
основы
уголовном
судопроизводстве. М.: Изд-во "Юрлитинформ", 2006.
46.Кудрявцев В.Л. Соглашение об оказании юридической помощи как одно
из
условий
оказания
квалифицированной
юридической
помощи
адвокатом-защитником в уголовном судопроизводстве // Адвокатская
практика. 2009. № 1.
47.Кудрявцев В.Л. Юридическая ответственность адвоката (защитника) за
неисполнение
либо
ненадлежащее
исполнение
конституционной
обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи
//Адвокат. 2008. № 5.
48.Кудрявцев В.Л. Объективная сторона квалифицированного состава
принуждения к даче показаний ( ч.2 ст. 302 УК РФ): вопросы теории и
практики// Адвокат. № 10.2016.
87
49.Купрейченко
С.В.
Защитник
в
уголовном
процессе
на
стадии
предварительного расследования: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М.,
2007.
50.Куприянов А. Допрос свидетеля: кто первый?//Новая адвокатская газета.
2008. № 1.
51.Курылев С.В. О достоверности и вероятности в правосудии //
Правоведение. 1968. № 1.
52.Кучерена Е.Г. Адвокатура. М., 2009.
53.Лаврушкина А. А. К вопросу о проблемах привлечения адвокатом
специалиста в уголовном судопроизводстве // Молодой ученый. — 2016.
— №25. — С. 490-493.
54.Ларин А.М. Защита от обвинения и подозрения // Общая теория прав
человека. М.: Норма, 1996.
55.Ларин А.М. Мельникова Э.Б., Савицкий В.М.Уголовный процесс России.
Лекции – очерки. М., 1997.
56.Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле: Учебно-практическое пособие /
Под ред. И.Б. Мартковича. М., 1997.
57.Лукашевич
В.Г.
Основы
теории
профессионального
общения
следователя: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Киев, 1993.
58.Львова Е.Ю. Взаимодействие специалиста и защитника в рамках
уголовного процесса // Материалы научно-практической конференции
адвокатов, проведенной Адвокатской палатой г. Москвы при содействии
Коллегии адвокатов "Львова и Партнеры". М., 2007.
59.Малько А.В. Соотношение законного интереса и субъективного права //
Проблемы теории государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М.,
2002.
60.Мельниченко Р.Г. О поправках в Кодекс профессиональной этики
адвоката // Адвокат. №2. 2014.
61.Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.,Юристъ,
2004.
88
62.Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном
процессе. М., 2006.
63.Независимый мониторинг судебных процессов. М.: РИА "Перспектива",
2007.
64.Обзор дисциплинарной практики за 2008 год. Совет Адвокатской палаты
г. Москвы // СПС Консультант Плюс.
65.Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы
(извлечение) // Адвокат. 2007.
66.Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы
(извлечение) // Адвокат. 2007.
67.Паршуткин В.В. Опрос адвокатом лиц с их согласия // Материалы
научно-практической конференции адвокатов, проведенной Адвокатской
палатой г. Москвы при содействии Коллегии адвокатов "Львова и
Партнеры". М., 2004.
68.Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе //
Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Ч.
II. М., 1996.
69.Пашин
С.А.
Реформа
российского
уголовно-процессуального
законодательства // Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы.
М., 1997.
70.Плевако Ф.Н. Избранные речи. М.: Юрайт, 2008.
71.Проблемы судебного права / Под ред. В.М.Савицкого. М., 1983.
72.Радутная
Н.В.
Коллизии
норм
уголовно-процессуального
законодательства и возможности их преодоления в судебной практике //
Комментарий российского законодательства. М., 1997.
73.
89
74.Рагулин А. В. О праве адвоката на собирание предметов и документов,
служащих основой для формирования доказательств в уголовном
процессе // Евразийская адвокатура. № 3. 2016.
75.Резник Г., Славин М. Право на защиту. М., 1976.
76.Резник Г.М. О допустимости доказательств, тактике защиты и обвинения
// Российская юстиция. 1996. № 4.
77.Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. М.:
Юрид. лит., 1991.
78.Российское законодательство X--XX веков. Т. 1. Законодательство
Древней Руси. М, 1984.
79.Саитгараев С.С. Элементы теории игр. Челябинск, 2001.
80.Сергеич П. Уголовная защита. М.: Юрайт, 2009.
81.Сиразутдинова А.А. Процессуальные, тактические и психологические
аспекты участия защитника в предварительном расследовании. Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008.
82.Соколов Н.Я. Юридическая профессия: понятие, сущность, содержание //
Государство и право. 2005. № 9.
83.Сонькин
Н.Б.
Международно-правовые
стандарты
адвокатской
деятельности. Правовые основы адвокатской деятельности и адвокатуры
// Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Введение в
специальность: Учебник. Ч. 1 / Под ред. И.Л. Трунова. М.: Эксмо, 2006.
84.Стецовский
Ю.И.
Проблемы
юридической
помощи
и
уголовно-
процессуальный закон. М., 2006.
85.Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989.
86.Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения
обвиняемому права на защиту. М.: Юридическая литература, 1988.
87.Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников
обвиняемых // Советское государство и право. 1981. № 8.
88.Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в
советском уголовном процессе. М., 1955.
90
89.Уголовный процесс: Учебник /Под ред. К.Ф.Гуценко. М., 2000.
90.Формулирование законодателем подобным образом в УПК прав и
обязанностей
защитника
объясняется
публичным
характером
его
деятельности. См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть /
Под ред. А.Д. Бойкова, И.И. Карпеца. М., 2005.
91.Цветков С.И. Оптимизация решений адвоката в уголовном процессе//
Учен. Тр. Рос. Академии адвокатуры им. Ф.М. Плевако. Вып. 1. М., 2000.
92.Шаров А. Судей хотят рассекретить // Российская газета. 2007. 26 апреля.
93.Якобсон П. М. Психологические проблемы мотивации поведения
человека. М., 1969.
94.Якоби И. В. Адвокат в уголовном процессе: проблемы уголовнопроцессуальной регламетации и практики //Общество и право.№1.2016.
91
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа