close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Бухтина Екатерина Сергеевна. Примирение по делам частного обвинения в российском уголовном процессе.

код для вставки
Содержание
ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................................3
ГЛАВА 1. РОЛЬ МИРОВОГО СУДЬИ В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН ПО
УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ...................................9
1.1. Генезис и эволюция примирительной функции мирового судьи в
уголовном процессе..............................................................................................9
1.2. Роль мировых судей в разрешении уголовно-правового конфликта в
современной России...........................................................................................22
ГЛАВА 2. СПЕЦИФИКА ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО
ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В СВЯЗИ С ПРИМИРЕНИЕМ ПО УГОЛОВНЫМ
ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ..............................................................31
2.1. Социально-правовые предпосылки выделения уголовных дел частного
обвинения в отдельную категорию..................................................................31
2.2. Процессуальные особенности производства по уголовным делам
частного обвинения...........................................................................................46
2.3. Сущность, задачи и значение института примирения по уголовным
делам частного обвинения................................................................................67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................................................87
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.......................................92
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования
обусловлена
тем,
что
становление гражданского общества в России потребовало возникновения
новых идей в сфере реализации прав и свобод человека и гражданина,
которые признаны высшей ценностью государства. В демократическом
режиме гражданское общество функционирует во взаимодействии с
государством, однако представляет собой совокупность межличностных
отношений, развивающихся без вмешательства государства.
В уголовном процессе России институтом, отражающим правовую
возможность граждан самостоятельно осуществлять защиту своих прав,
является институт частного обвинения, в рамках которого представитель
публичной власти - мировой судья рассматривает уголовные дела,
возбуждение которых зависит от волеизъявления потерпевшей стороны.
Следует отметить, что оба института: и мирового суда, и уголовных
дел частного обвинения прошли сложный путь исторического развития в
российской правовой системе. Зародившись в результате судебной реформы
1864 года, мировые суды внесли свой вклад в развитие уголовного процесса,
затем на длительный советский период были преданы забвению.
Значительным событием на пути совершенствования судебной системы
России стало возрождение мирового суда, а вместе с ним и института
частного
обвинения.
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации (далее - УПК РФ) определил конкретный перечень уголовных дел
частного обвинения, подсудных мировому судье. В последующем этот
перечень
подвергался
корректировке
в
связи
с
декриминализацией
отдельных деяний, и с 3 июля 2016 года включает в себя преступления,
предусмотренные ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 и ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса
Российской Федерации (далее – УК РФ).
2
Так, в 2016 г. мировыми судьями Российской Федерации было
рассмотрено 32 402 уголовных дел частного обвинения, возбужденных по
заявлениям граждан в суд или переданных из других органов, и 32 103
уголовных
дела
частного
обвинения,
переданных
с
итоговым
процессуальным документом органами предварительного расследования.
Таким образом, всего мировыми судьями в 2016 году было рассмотрено
64 505 уголовных дела частного обвинения. Из них были прекращены по
нереабилитирующим основаниям 32 000. Из этого числа почти 70% были
прекращены в связи с примирением1.
К
сожалению,
в
современном
уголовно-процессуальном
законодательстве производство по данной категории уголовных дел
урегулировано схематично и не охватывает многие важные аспекты. Более
того, можно утверждать, что предложенная в УПК РФ модель не отвечает
современным тенденциям по внедрению элементов восстановительного
правосудия в отечественную судебную практику. Именно поэтому в
практики мировых судей возникает достаточное число вопросов в связи с
прекращением уголовных дел частного обвинения на основании примирения
сторон. Данные обстоятельства и определили выбор темы исследования.
Степень научной разработанности определена ее комплексностью и
многоаспектностью. Вопросам становления и развития института мирового
судьи в уголовном процессе России посвящены работы дореволюционных
авторов Н. Гартунга, М.В. Духовского, П.Н. Обнинского, Н.Н. Полянского,
В.К. Случевского, И.М. Тютрюмова, И.Я. Фойницкого.
Среди современных ученых это работы Н.Н. Апостоловой, И.В.
Головинской, Е.А. Грохотовой, В.В. Дорошкова, С.В. Зайцевой, Ю.Я.
Макарова, А.В. Михеева, М.В. Немытиной, С.В. Лонской, Н.А. Колоколова,
А.Н. Савченко, И.Г. Шарковой, Е.Г. Щербатых и др.
1 Справка о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел за 2016 гг. –
[Электронный ресурс]. – Судебный департамент при Верховном суде РФ. – URL:
http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3417 (дата обращения: 10.06.2017).
3
Идеи развития института частного обвинения рассмотрены в трудах
В.В. Балакшина, Ф.Н. Багаутдинова, В.З. Лукашевича, И.И. Поповой, Е.В.
Уховой, В.В. Хатуаевой и др.
Актуальные проблемы примирения по уголовным делам частного
обвинения исследованы в научных работах В.М. Бозрова, И.С. Дикарева, Е.Г.
Мартынчика и др.
Вместе с тем, данная проблематика не относится к числу глубоко
исследованных и требует дальнейшего изучения в условиях реформируемого
законодательства.
Объектом исследования – уголовно-процессуальные отношения,
возникающих в процессе рассмотрения мировым судьей уголовных дел
частного обвинения, в том числе и посредством реализации процедуры
примирения.
Предметом исследования – система норм уголовного и уголовнопроцессуального
законодательства,
регламентирующая
особенности
примирение в процессе рассмотрения мировым судьей уголовных дел
частного обвинения.
Цель и задачи исследования.
Целью исследования является выявление специфики примирения при
производстве по уголовным делам частного обвинения у мирового судьи.
Для достижения указанной в работе цели поставлены следующие
задачи:
–раскрыть эволюцию примирительной функции мирового судьи при
рассмотрении уголовных дел частного обвинения в истории отечественного
уголовного судопроизводства;
– исследовать особенности правового статуса мирового судьи в
процедуре примирения после возрождения мирового суда в современном
уголовном процессе России;
4
– раскрыть социально-правовое значение выделения уголовных дел
частного обвинения в особую категорию уголовных дел, рассматриваемых
мировым судьей;
– осуществить анализ особенностей производства по уголовным делам
частного
обвинения
как
условий
для
развития
примирительного
производства у мирового судьи;
– рассмотреть примирение сторон по уголовным делам частного
обвинения как особую процедуру, характерную именно для данной
категории уголовных дел, выяснить сущность и значение проводимой
процедуры;
–
сформулировать
предложения
по
совершенствованию
примирительного производства по уголовным делам частного обвинения и
правового регулирования деятельности мирового судьи в примирительной
процедуре по уголовным делам частного обвинения.
Методологической основой исследования послужили общенаучные и
частнонаучные
методы
исторический,
познания
уголовного
сравнительно-правовой,
судопроизводства:
системно-структурный,
логико-
аналитический, формально-логический, логико-юридический и обобщения.
Теоретическую основу исследования составили труды отечественных
и
зарубежных
процессуального,
ученых
в
области
уголовного
общей
права,
теории
права,
криминалистики,
уголовно-
юридической
психологии.
Нормативной базой исследования явились нормы Конституции
Российской
Федерации,
уголовного
и
уголовно-процессуального
законодательства, федеральных конституционных законов, федеральных
законов, подзаконных нормативно-правовые актов.
Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют
решения Конституционного Суда РФ, материалы опубликованной судебной
практики по вопросам, связанным с производством по делам частного
обвинения, статистические показатели Судебного департамента при Верховном
5
суде РФ, опубликованные обзоры и обобщения судебной практики по
рассмотрению уголовных дел мировыми судьями субъектов РФ, архивные
судебные материалы.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Возрождение института мирового суда в уголовном процессе
способно
обеспечить
реализацию
судом
в
уголовном
процессе
дополнительной функции – функции содействия примирению по делам
частного обвинения.
2.
Целесообразно переименовать главу 41 УПК РФ «Производство
по уголовным делам, подсудным мировому судье» переименовать в
«Производство у мирового судьи по уголовным делам частного обвинения».
Данное название раскрывает содержание положений данной главы, так как в
ней изложены нормы закона о производстве по уголовным делам частного
обвинения, а не общий порядок производства у мирового судьи.
3.
В соответствии с ч. 1 ст. 318 УПК РФ закон определяет условие,
по которому возбуждается уголовное дело частного обвинения – подача
заявления в суд, однако не определяет момента, с которого уголовное дело
считается возбужденным. Следует более четко определить в УПК РФ
процедуру возбуждения уголовного дела рассматриваемой категории.
4.
Примирительная деятельность мирового судьи представляет
собой разъяснение сторонам всех правил процедуры примирения, с
указанием на примирение сторон как лучший способ разрешения конфликта,
но мировой судья не склоняет стороны к примирению, а предоставляет им
право выбора.
5.
Примирение сторон по уголовным делам частного обвинения
является желательным результатом производства по данной категории
уголовных
примирения
дел.
Правильное
способствует
применение
защите
прав
норм
и
закона,
законных
касающихся
интересов
как
потерпевшего путем предоставления диспозитивного права на примирение с
обвиняемым, так и для самого обвиняемого, поскольку является основанием
6
для
его
освобождения
результатом
от
примирения
уголовной
является
ответственности.
достаточно
быстрая
Важнейшим
ликвидация
конфликта и предупреждение более тяжких преступлений против жизни и
здоровья, поскольку возникший спор исчерпан.
Апробация
результатов
исследования
осуществлена
в
ходе
обсуждения материалов исследования на заседаниях кафедры уголовного
процесса
и
прокурорского
надзора
Орловского
государственного
университета имени И.С. Тургенева. Материалы исследования нашли свое
отражение в одной научной статье.
Структура магистерской диссертации. Работа состоит из введения,
двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, списка
использованной литературы.
7
ГЛАВА 1. РОЛЬ МИРОВОГО СУДЬИ В ПРИМИРЕНИИ СТОРОН ПО
УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ
1.1. Генезис и эволюция примирительной функции мирового судьи в
уголовном процессе
Рассмотрение любого вопроса немыслимо без изучения процесса его
исторического развития. Для раскрытия смысла современного правового
положения мирового судьи как субъекта уголовного процесса, определения
его роли в рассмотрении уголовных дел частного обвинения нам
необходимо изучить истоки появления данного участника уголовного
судопроизводства, понять с какой целью данный институт вводился в
уголовный процесс. Именно поэтому наше исследование мы начнем с
анализа наиболее значимых правовых памятников, дающих представление об
истории становления института мирового судьи в России.
Традиционно история мирового суда рассматривается с момента
появления его первых прообразов в истории до сегодняшнего дня. 2 В виду
ограниченности объема работы остановимся лишь на периоде зарождения
института в ходе реформ Александра II.
На наш взгляд, выделение периодов появления и развития института
мирового судьи зависит от соотношения процессуального положения
мирового судьи по Уставам 1864 года и по законодательству современного
этапа. Вполне оправданно вести периодизацию с 1864 года, когда зародился
мировой суд в его современном понимании.
Такой вариант периодизации института мирового суда предлагает
выделение следующих периодов: 1) 1864-1881гг. становление и расцвет
института мировых судей; 2) 1881-1889 гг. период контрреформ и
упразднение
института
восстановления
мировых
института
мировых
судей;
судей;
3)
1889-1917гг.
4)
1917-1991гг.
попытки
период
2 Мировая юстиция учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М. 2011. С. 55.
8
существования альтернативных мировому суду органов; 5) 1991-н.в.
возрождение и развитие мирового суда.
Следует упомянуть особенности процессуального статуса и функций
мирового судьи, появившегося в результате судебной реформы 1864 г.
Нормативной основой для появления мировых судов в России стали
судебные Уставы от 20 ноября 1864 г.3
В императорском указе о введении в действие новых судебных
учреждений
подчеркивалось
стремление
ускорить
производство
по
уголовным делам и воспитать у населения уважение к закону4.
Е.Г. Щербатых подчеркивает, что мировая юстиция зародилась в
России в связи с тем, что для этого были созданы необходимые предпосылки:
отмена крепостного права, возникшая потребность в независимом суде,
необходимость упростить процедуру доступа населения в суд и сокращение
сроков рассмотрения дел в суде5.
Дореволюционные юристы обоснованно связывали создание системы
мировой юстиции с потребностью в упрощенной судебной процедуре для
рассмотрения не сложных и малозначительных дел6. В России того
исторического
периода
остро
стояла
проблема
создания
судебных
учреждений, наиболее близких к населению, и знающих специфику
рутинных дел. В силу этого обстоятельства мировой судья и должен был
проживать на территории участка, чтобы хорошо знать его население. такой
подход
облегчал
разрешение
мировым
судьей
уголовно-правового
конфликта, в том числе и путем примирения сторон.
В ст. 120 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (далее – УУС)
уже
закреплялась
возможность
прекращения
уголовного
дела
за
примирением сторон. В этой связи мировому судье предписывалось
3 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991.
4 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 31.
5 Щербатых Е.Г. Мировой судья: организационно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты
деятельности: дис. …канд. юрид. наук. Воронеж. 2006. С. 17.
6 Макаров Ю.Я. Частное обвинение. Теория, судебная практика, документы. М. 2009. С. 10.
9
способствовать примирению сторон, и только в случае его невозможности
постановлять приговор.
Таким образом, был создан процессуальный механизм разрешения
уголовно-правового конфликта, не представляющего особой общественной
опасности, через примирение, склонять к которому стороны был обязан
мировой судья. Справедливо в данном случае звучит высказывание о том,
что ставя перед мировой юстицией такие высокие цели, законодатели того
периода понимали, что и судьи в таком случае должны быть необычными. Их
авторитет для населения должен быть исключительным. 7 Мировой судья в
таких
условиях
осуществляющую
превращался
в
две
функции:
важные
особую
процессуальную
отправления
фигуру,
правосудия
и
примирения.
Реализация указанных функций предполагала, что мировой судья будет
соответствовать определенным требованиям. Для претендентов на данную
должность
были
установлены
соответствующие
возрастной,
образовательный и имущественный ценз. Именно в этот период сложилась
ставшая в последствии традиционной практика назначения на должность
судьи лица достигшего как минимум двадцати пятилетнего возраста8.
Претендент в мировые судьи должен был иметь высшее образование
или по роду своей деятельности не менее трех лет заниматься делами,
позволяющими ему получить навыки судебного делопроизводства. Наличие
юридического образования не являлось обязательным условием для занятия
должности
мирового
судьи.
Житейский
опыт,
знание
особенностей
народного менталитета часто ценились выше.
Имущественный
ценз
дифференцировался
в
зависимости
от
населенного пункта и составлял для уездов не менее 15 тыс. рублей, для
городов – не менее 6 тыс. рублей и не менее 3 тыс. рублей для остальных
7 Уголовный процесс: алгоритм действий мирового судьи. Научно-практическое пособие / Под ред.
Н.А. Колоколова. М. 2010. С. 4.
8 Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 37.
10
населенных
пунктов.9
Данное
требование
должно
было
снизить
коррупционные риски, связанные с отправлением правосудия, однако
имущественный ценз со временем фактически был упразднен, так как стал
препятствовать доступу к должности многих лиц.
Законодательно были установлены и ограничения для занятия
должности мирового судьи. Устав судебных установлений 1864 г запрещал
занятие должности мирового судьи лицам, подвергавшимся уголовному
преследованию и не оправданным приговорам суда, отстраненным от
службы в судебном или духовном ведомстве в связи с недостойным
поведением, несостоятельным должникам, расточителям, находившимся под
опекой.10
Мировая юстиция строилась на принципах доступности ее для
населения,
упрощенной
процедуры
разбирательства
с
сокращением
формальных процедур, быстрых сроков рассмотрения уголовных дел11. В
тоже время на производство у мирового судьи распространяли свое действие
и
общие
принципы
уголовного
судопроизводства:
равноправия
и
состязательности сторон.
Систему мировых судебных установлений в пореформенный период
(имеется в виду судебная реформа 1864 года) составляли мировые судьи
(участковый или почетный) и уездные съезды мировых судей.
Мировой
судья
независимости
судей
в
России
и
не
действовал
выполнял
на
основе
каких-либо
принципа
полномочий
исполнительного органа. К подсудности мировых судей были отнесены
уголовные дела о незначительных преступлениях и проступках. Санкции по
данным правонарушениям были относительно мягкими: выговор, замечание,
9 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 34.
10 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 35.
11 Макаров Ю.Я. Частное обвинение: теория, судебная практика, документы. М. 2013. С. 10.
11
внушение, кратковременный арест до трех месяцев, тюремное заключение до
одного года, денежное взыскание, не превышающее трехсот рублей12.
Основаниями для судебного разбирательства уголовного дела мировым
судьей в соответствии с требованиями УУС являлись: 1) «жалоба частного
лица, потерпевшего вред или убытки»; 2) сообщение «полицейских и других
административных властей»; 3) непосредственное усмотрение мирового
судьи по «преступным действиям, подлежащим преследованию независимо
от жалоб частных лиц»13.
Таким образом, условно все уголовные дела подсудные тогда
мировому судье можно разделить на дела частно-публичного и частного
обвинения.
По первой категории уголовных дел уголовное преследование не
зависело от воли частного лица и не могло быть прекращено примирением
сторон. К такой категории дел относились дела о проступках против порядка
управления, благочиния, нарушение уставов казенных управлений, мелкие
кражи, обман и присвоение чужого имущества и др.
Дела второй категория, то есть дела частного обвинения могли быть
окончены примирением сторон. Примечательно, что законодатель относил к
этой группе значительное число составов преступлений: «оскорбление чести,
угроза и насилие, отказ в доставлении родителям пособия, нанесение тяжких
побоев, нанесение легких ран с намерением или тяжких – в запальчивости
или раздражении, обольщение незамужней женщины торжественным
обещанием на ней жениться, вступление в брак без согласия родителей или
опекунов, жестокое обращение мужа с женой или жены с мужем,
неповиновение детей родителям, литературное заимствование свыше
дозволенного»14 и др.
12 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 123.
13 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 124.
14 Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 39.
12
Для нашего исследования важно отметить, что некоторые авторы
признавали, что характер юрисдикции мирового судьи должен выражаться в
делах
частного
обвинения,
поскольку
дела
этого
рода
идут
в
противоположность задачам следственного начала, так как, не заключая в
себе особенного посягательства на безопасность общества, касаются
исключительно прав частных лиц.15
Процедура
рассмотрения
уголовного
дела
у
мирового
судьи
соотносилась с целью создания мировых судов. В ее основе лежало
целерантное, то есть сокращенное судопроизводство. По свидетельству К.Д.
Анциферова, такой порядок представлял собой образцовый механизм
«процесса сокращенного, упрощенного и проникнутого обвинительными
началами»16.
В
мировом
суде
дело
рассматривалось
судьей
единолично.
Предварительное расследование фактически отсутствовало, составление
обвинительного акта не требовалось17. Судебное следствие у мирового судьи
признавалось как законченное целое, проникнутое началами устности,
гласности и состязательности.18
В начале судебного разбирательства мировой судья брал у обвиняемого
разъяснения по существу и основаниям обвинения, спрашивал его, признает
ли тот себя виновным. В случае непризнания подсудимым вины, судья
проводил судебное следствие, основу которого составляли свидетельские
показания. Подсудимому предлагалось высказаться по предъявленному
обвинению. Стороны имели право на перекрестный допрос свидетеля. Если
мировому судье удавалось склонить стороны к примирению, то суд
ограничивался исследованием доказательств, предоставленных сторонами.
15 Остриков И. Уголовные свидетели в мировых съездах по делам частного обвинения //
Юридический вестник. 1891. Т. VII. Кн. 1. С. 113.
16 Анциферов К.Д. Наблюдение над уголовной практикой нашей провинциальной мировой
юстиции // Юридический вестник. 1883. Т. XII. Книга 1. С. 112.
17 Дорошков В.В. Частное обвинения: правовая теория и судебная практика. М.: Норма, 2000. С. 46.
18 Щегловитов И. Из уголовной практики мирового суда (окончание) // Журнал гражданского и
уголовного права. 1887. № 6. С. 8.
13
В случае, если в соответствии с ст. 52 УУС судья усматривал сам
признаки преступного деяния, он был вправе дать поручение полиции о
производстве расследования19. Изучая развитие мировой юстиции в данный
исторический период И.Г. Шаркова отмечала, что «требование принципа
состязательности о пассивной роли мирового судьи в процессе не являлось
характерным для мировой юстиции»
20
. В тоже время судья должен был
занять активную позицию в решении вопроса о примирении сторон.
Успех примирительной деятельности мирового судьи зависел от
позиции обвиняемого21. Если обвиняемый признавал свою вину, и в
признании было раскаяние, то мировому судье было несложно привлечь
частного обвинителя к примирению, вызвав чувство сострадания и
милосердия.
Дело усложнялось при отрицании обвиняемым справедливости
жалобы. Здесь надежным вспомогательным средством выступал вызов по
просьбе обвиняемого его свидетелей с отложением разбирательства.
Продление сроков разбирательства само по себе способствовало успокоению
чувств мести и негодования. Неявка частного обвинителя или обвиняемого
на примирительное производство равносильно нежеланию мириться. Однако
мировому судье не стоило прекращать склонять стороны к примирению,
поскольку неявка на примирительное производство не признавалась
нежеланием сторон окончить конфликт миром.
Действовал принцип делимости жалобы, в случае привлечения
нескольких обвиняемых. Так, если достичь примирения возможно было
только с одним обвиняемым, то производство в отношении второго
прекратиться не могло. Данное положение предусматривает реализацию
принципа индивидуальной ответственности за совершенное преступление.
19 Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 125.
20 Шаркова И.Г. Мировой судья в дореволюционной России // Государство и право. 1998. № 9. С.
83.
21 Лонгинов А. Примирительное разбирательство мировыми судьями дел, подлежащих, по
существу, ведомству окружных судов // Журнал гражданского и уголовного процесса. 1883. № 2. С. 5.
14
Окончание разбирательства примирением составляло важнейшую цель
деятельности мирового судьи при рассмотрении дел частного обвинения и
представляло собой главную особенность производства по данной категории
уголовных дел.
В научной литературе выделяются также и другие особенности
мирового судопроизводства в пореформенный период: устное заявление,
сокращение процессуальных сроков, институт заочного производства22.
Общий порядок разбирательств дел у мирового судьи был закреплен
Отделением Вторым УУС. Согласно ст. 88 УУС мировой судья разбирал
дела публично и устно. Конфликтующим сторонам предоставлялась
возможность поручать защиту своих прав поверенным, однако это не
исключало права личного участия (ст. 90 УУС). Разбирательство и решение
каждого дела у мирового судьи оканчивалось по возможности в одно
заседание
(ст.
116
УУС).
Судебное
решение
должно
было
быть
провозглашено публично. Предварительно мировой судья обязан был
принять меры к примирению сторон. Если примирения достичь не удавалось,
судья был обязан принять к рассмотрению поданное исковое заявление23.
Важное положение содержала ст. 119 УУС, которая предписывала
мировому судье решать вопрос о виновности подсудимого исходя из своего
внутреннего убеждения, основанного на оценке представленных по делу
доказательств. Обычно о проведении закрытого заседания ходатайствовали
стороны, однако судья мог принять такое решение и по собственному
усмотрению.
В ряде случаев мировой судья мог отойти от принципа публичности и
провести закрытое судебное заседание. Обычно такое решение принималось
в случаях, когда уголовное дело затрагивало личную жизнь сторон.
Принцип
устности
судебного
разбирательства
подразумевал
недопустимость предъявления участникам процесса требования дачи
22 Лонская С.В. О статусе мировых судей // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 45.
23 Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 56.
15
письменных объяснений. Все необходимые суду сведения они сообщали
устно на русском языке в процессе судоговорения, но с занесением в
протокол24.
Разбирательство
дела
завершалось
вынесением
одного
из
процессуальных решений: обвинительного или оправдательного приговора,
постановлением о прекращении дела за примирением сторон. Ст. 127 УУС
предписывала мировому судье после постановления приговора кратко его
зафиксировать письменно и публично огласить его в судебном заседании
сторонам.25 Процедура оправдания по Уставам состояла в полномочии судьи
признать обвинение недобросовестным и взыскать с обвинителя судебные
издержки. Если мировой судья выносил обвинительный приговор, то
судебные издержки возлагались на виновного, если оправдательный
приговор, то издержки несла казна государства в связи с необоснованным
преследованием.26 Примечательно, что, несмотря на частный характер дел
частного обвинения, именно за государством признавалась вина в
необоснованном уголовном преследовании, хотя возбуждение уголовного
дела зависело от волеизъявления потерпевшего.
По общему правилу, на приговоры мирового судьи могла быть
принесена апелляционная жалоба. Рассмотрением апелляционной жалобы
занимался мировой съезд, который состоял из всех мировых судей округа. На
несоблюдение или неправильное применение закона мировым съездом могла
быть подана кассационная жалоба в уголовный кассационный департамент
Сената, который являлся учреждением, объединяющим мировые и общие
суды.27
За мировыми судьями закреплялся ряд гарантий, которые были
призваны обеспечить независимость этих участников уголовного процесса,
24 Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 58.
25 См: Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И.
Чистякова. М. 1991. С. 132.
26 Волжин В. О судебных издержках по делам частного обвинения // Журнал гражданского и
уголовного права. 1883. Т. 9. С. 1-2.
27 Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его судоустройство и деятельность. М.
1911. С. 103.
16
что было особо важно для мировых судей. Эти гарантии способствовали
высокой степени доверия населения и успешной реализации примирительной
функции мирового судьи.
Как отмечалось, мировой суд быстро завоевал доверие населения.28 На
наш взгляд, такие результаты были обусловлены успешной реализацией всех
целей, которые возлагались на институт мировых судей при его создании.
Подтверждение
данному
факту
было
заложено
в
работах
авторов
дореволюционного периода29.
Как отмечал Н.Н. Полянский, для того, чтобы судьи действительно
пользовались доверием всего населения, нужно демократизировать те
учреждения, которые их выбирают, т.е. так устроить их, чтобы в них
равномерно входили представители всех слоев общества. Только при этом
условии мировые судьи будут чувствовать себя независимыми от какой-либо
взысканной милостями законодателя части населения и будут в состоянии
отправлять правосудие, никому «не оказывая услуг».30
Кроме того, отдельные авторы указывали на то, что негативные
моменты введения института мировых судей не преобладали, просто
положительные успехи мало обсуждались и быстро забылись.31
К
сожалению,
законодатель
не
захотел
развивать
успешно
действующий институт, приняв радикальные меры в виде судебноадминистративной реформы 1889 г., которая явилась главным этапом на пути
упразднения результатов реформы 1864г.
Закон от 12 июля 1889 г. содержал исключительно положения
административного характера и имел основной своей целью усиление
местной власти. Итогами судебной контрреформы стали ликвидация в 1889 г.
мировой юстиции и создание новой системы судов. В результате
28 Зайцева С.В. История становления и функционирования мирового суда в период 1864-1917г.г.
(на примере Курского края): дис. …канд. ист. наук. Курск. 2009. С. 55.
29 Михеев А.В. Институт мировых судей в уголовном судопроизводстве дореволюционной
России // История государства и права. 2007. № 7. С. 32.
30 Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд и его судоустройство и деятельность. М.
1911. С. 104.
31 Анциферов К. Наблюдение над уголовной практикой нашей провинциальной мировой юстиции //
Юридический вестник. 1883. Т. XII. Кн. 1. С. 112; Полянский Н. Мировой суд. М. 1917. С. 230.
17
контрреформ появился институт земских начальников. В их лице произошло
соединение судебных и административных функций. Причем признанным
практическим недостатком являлось то, что количество лежащих на земских
начальниках
административных
полномочий
было
гораздо
больше
обязанностей судебной деятельности. Вследствие чего они были всецело
подчинены административной власти.32
Должности мировых судей были сохранены только в Санкт-Петербурге
с уездом, в Москве, Казани, Кишиневе, Нижнем Новгороде, Одессе, Саратове
и Харькове и еще в Области Войска Донского. Более повезло учреждению
мировых судей по назначению от правительства33. Последние сохранились и
даже распространились за счет введения в губерниях Прибалтийских и
Архангельской, сохраняются в новой Черноморской губернии, а с 1896 года
и в Сибири.34
В юридической литературе реформа 1889 г. оценивалась критически.
По мнению Н.Н. Полянского, осуществляя реформу, законодатель вовсе не
преследовал цели улучшения нашего правосудия, он имел в виду, прежде
всего, усилить и укрепить административную власть в уездах. Мировые
судьи были упразднены вовсе не потому, что они не удовлетворяли своему
назначению, а только для того, чтобы обеспечить нужное количество земских
начальников и облегчить уезду тяжесть платежей. Судебная власть была
обращена в орудие для достижения целей, не имеющих ничего общего с
целями правосудия.35 Как отмечается дореволюционными процессуалистами,
местный суд не отвечал элементарным требованиям единства, равенства и
близости к населению. Трансформировалась и функция мирового суда,
поскольку в 1891 г. была отменена обязанность мирового судьи склонять
стороны к примирению. По свидетельству Н.Н Полянского, примирительное
32 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Петроград. 1916. С. 204.
33 Попова Н.В. Особенности организации и деятельности мировой юстиции в Российской империи
по уставам 1864 года (региональные аспекты) // Евразийский юридический журнал. 2011. № 35. С. 54.
34 Уголовный процесс. Алгоритм действий мирового судьи. Научно-практическое пособие / Под
ред. Н.А. Колоколова. М. 2010. С. 5.
35 Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его устройство и деятельность. М. 1911. С.
109.
18
производство изжило себя, стало замедлять судопроизводство, в связи с чем
обязанность примирения спорящих передана судебному следователю36.
Новая реформа мирового суда была осуществлена только в 1904 г. в
соответствии
с
Указом
Николая
II
«О
предначертаниях
к
усовершенствованию государственного порядка». В нем признавалось
неотложным в целях охранения равенства перед судом лиц всех состояний,
внести должное единство в устройство судебной части в Империи. Этого
единства больше всего недоставало именно местному суду.
В 1912 году был принят Закон о местной юстиции, упразднивший
судебную власть земских начальников и вернувший ее мировым судьям. Не
менее важна была и замена городских судей мировыми. Данный закон
восстанавливал выборность мировых судей и провозглашал мировые суды
выборными, независимыми и самостоятельными. Судьи опять должны были
способствовать примирению сторон37. В целом закон носил прогрессивный
характер, но его реальному воплощению в жизнь воспрепятствовали Первая
мировая война и дальнейшие революционные преобразования.
Таким образом, возрожденные мировые суды просуществовали
недолго и были окончательно упразднены вместе со всей судебной системой
Российской империи Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. Им
упразднялась дореволюционная судебная система и устанавливалось, что
правосудие в республике осуществляют созданные на основе Декрета
судебные органы: местные суды для рассмотрения основной массы дел и
революционные трибуналы – специальные органы судебной борьбы с
наиболее опасными посягательствами на завоевание революции.
Таким образом, мировые суды как бы были сохранены, однако их
судебные
полномочия
были
приостановлены.
И
текст
Декрета
не
предусматривал возможность его восстановления, только замена.38 Единая
36 Полянский Н. Мировой суд. М. 1917. С. 265.
37 Лонская С.В. Реформы российской мировой юстиции: из века девятнадцатого – в век двадцать
первый // Научные труды. Российская академия юридических наук. Вып. 15. М., 2015. С. 211
38 Сырых В.М. История государства и права России. Советский и современный периоды. Учебное
пособие. М. 2000. С. 26; Настольная книга мирового судьи. Научно-методические материалы / Отв. ред.
А.Ф. Ефимов. М. 2012. С.28.
19
судебная система была создана лишь в 1922 г., благодаря результатам
судебной реформы и принятию УПК РСФСР. Она представляла собой: 1)
народный суд (рассматривал уголовные дела частного обвинения); 2)
губернский суд; 3) Верховный Суд РСФСР.39
Первоначально Декрет о суде № 1 предусматривал разрешение
частноправовых споров третейским судьей, но уже по УПК РСФСР 1923 г.
уголовные дела частного обвинения по подсудности отошли к народным
судам. В тоже время в конце 20-х годов была закреплена практика передачи
дел частного обвинения в товарищеский суд40. Такие суды функционировали
вплоть до 1941г., а потом были возрождены в конце 50-х г. ХХ века.
В
тридцатые
годы
деятельность
товарищеских
судов
начала
постепенно свертываться, а перед Великой Отечественной войной они
фактически прекратили свою деятельность. В послевоенный период, вплоть
до 1960г., дела частного обвинения повсеместно рассматривались народными
судами. В начале 60-х годов возобновилась практика передачи уголовных дел
частного обвинения в товарищеские суды в связи с расширением участия
общественности в борьбе с преступностью. Дела частного обвинения
рассматривались народными судами в уголовном порядке, но параллельно с
ними были образованы товарищеские суды на предприятиях, в учреждениях,
колхозах или при жилищных объединениях, которые боролись с подобными
нарушениями
средствами
общественно-воспитательного
воздействия41.
Отношение к примирительной функции мирового судьи также претерпело
кардинальные изменения. Так, УПК РСФСР 1960 г. предусматривал уже
39 Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. Бойкова А.Д., Карпец И.И. М.
1989. С. 399-405.
40 Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О товарищеских судах на фабрично-заводских
предприятиях, в государственных и общественных учреждениях» от 30.12.1929 г. // СУ РСФСР. 1930. № 4.
Ст. 52; Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О сельских общественных судах» от 10.10.1930 г. // СУ
РСФСР. 1930. № 51.Ст. 629; Постановление ВЦИК, СНК РСФСР «Об организации товарищеских судов при
жилищных и жилищно-арендных кооперативных товариществах и при домовых трестах и о ликвидации
примирительно-конфликтных комиссий по жилищным делам» от 30.06.1931 г. // СУ РСФСР. 1931. № 36. Ст.
295.
41 Мировая юстиция в России: создание, деятельность, историческая миссия: монография / под ред.
А.Д. Поповой, С.В. Лонской. М.: Прогресс, 2016. С. 65.
20
лишь разъяснение сторонам права на примирение, а не активное склонение к
примирению.
Таким образом, длительный период отечественной истории мировые
суды не функционировали. Восстановление института мировых судей
произошло только в 90-е годы прошлого столетия. Первоначально создание
мировых судов было закреплено как одна из задач судебной реформы еще в
1991 г.42.
Активная деятельность юридического сообщества, законопроектная
деятельность в конечном итоге привели к принятию первоначально 31
декабря 1996 г. Федерального конституционного закона «О судебной системе
Российской Федерации»43, а спустя два года, 17 декабря 1998 г., и
Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»44.
Принятие указанных нормативно-правовых актов позволило включить
мировых судей в систему судов общей юрисдикции, хотя и через
закрепление за ними статуса суда субъекта РФ.
1.2. Роль мировых судей в разрешении уголовно-правового конфликта в
современной России
Вопрос о роли и месте мирового судьи в современном российском
уголовном судопроизводстве относится к числу дискуссионных. У данного
института в научном сообществе есть как сторонники, так и противники.
В качестве аргументов против введения данного института приводятся
доводы о его ограниченных возможностях, чужеродном для системы
контитентального
права
происхождении,
необоснованном
увеличении
судейского корпуса45.
42 Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 окт. 1991 г. «О Концепции судебной реформы в
РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.
43 Федеральный конституционный закон от 31 дек. 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе
Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.
44 Федеральный закон от 17 дек. 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» //
СЗ РФ. 1998. № 51. Ст. 6270.
45 Казина Т. Некоторые проблемы мировой юстиции в России // Мировой судья. 2007. № 8. С. 4.
21
Сторонники института мировых судей напротив говорят о его
эффективности и приводят данные конца XIX в., когда мировые суды
получили значительное развитие. В качестве аргументов в пользу института
мировой юстиции выдвигают тезисы о необходимости создания упрощенной
процедуры
рассмотрения
малозначительных
уголовных
дел,
об
оперативности деятельности мировых судей, процессуальной экономии. В
целом это должно способствовать наилучшему обеспечению доступа
граждан к правосудию.
По мнению Ю.Я. Макарова, «возрождение мировой юстиции,
влияние
конституционного
дальнейшее
развитие
принципа
состязательности
уголовно-процессуального
права
наметили
с
позиций
приоритетности защиты прав и свобод человека»46. В целом, институт
мировой юстиции призван решить в современном государстве важные
задачи:
обеспечить
наилучшим
образом
доступность
правосудия,
упростить процедуру производства по малозначительным делам и создать
основу для разрешения уголовно-правового конфликта через примирение
сторон47.
В свою очередь современные исследователи отмечают, что
«появление института мировых судей в современной России можно
рассматривать как восстановление демократических традиций реформ
1864 года, поскольку возрождение этого института призвано решить те же
принципиальные проблемы – приближение суда к населению и облегчение
доступа граждан к правосудию»48.
Несмотря на то, что воплощение идеи по возрождению института
мировых судей сопровождалось политическими трудностями периода 90-х
гг. прошлого века, в дальнейшем возрождение и развитие института
мирового судьи было успешно реализовано, что подтверждается принятием в
46 Макаров Ю. Я. Частное обвинение: теория, судебная практика, документы. М. 2013. С. 22.
47 Туманов В. Мировая юстиция: проблемы и перспективы // Российская юстиция. 2001. № 12. С.
33.
48 Щербатых Е.Г. Мировой судья: организационно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты
деятельности: организационно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты деятельности: дис. ... канд.
юрид. наук . Воронеж, 2006. С. 29.
22
2001 году УПК РФ, который содержит целый ряд норм, регулирующих
уголовное судопроизводство у мировых судей. Отдельная глава 41 УПК РФ
посвящена производству по уголовным делам, подсудным мировому судье.
В частности УПК РФ отнес к подсудности мировых судей уголовные
дела частного обвинения. Ч. 5 ст. 319 УПК РФ закрепляет обязанность
мирового
судьи
разъяснить
сторонам
возможность
примирения
и
последствия такого решения. Таким образом, мировой судья не обязан брать
на себя роль переговорщика или медиатора, но обязан разъяснить
закрепленный
в
уголовно-процессуальном
законодательстве
порядок
прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в связи с
примирением сторонам по уголовному делу частного обвинения.
В целом, на данном этапе развития современного уголовного
процесса
институт
мировых
судей
доказал
свою
важность
и
необходимость. Это положение подтверждается не только широким
перечнем дел, рассматриваемых мировым судьей, но и авторитетом среди
населения. Задачи, которые были возложены законодателем на данный
институт при его создании, успешно реализуются и в наше время.
В ее современном виде мировая юстиция несет в себе определенный
потенциал для развития примирительных процедур, внедрения института
медиации. К сожалению, в полной мере этот потенциал в настоящее время не
реализован.49
Следует отметить, что нередко ученые критически оценивают термин
«возрождение» применительно к введению мировой юстиции в современной
России
50
. Поскольку у института мировых судов конца XIX
века и у
мировых судей в современной России много различий, данная точка зрения
заслуживает внимания.
На наш взгляд, бесспорно положение социально-экономических
условий, взглядов в отношениях «государство-личность» претерпели
49 Арабова Т.Ф. Мировая юстиция: особенности функционирования. М., 2012. С. 26-27.
50 Тарасов А.А. О публичном интересе в делах частного обвинения // Мировой судья. 2012. № 4. С.
20.
23
существенные изменения, но общность целей и функций, схожесть
требований к кандидатам на занятие должности мирового судьи приводит к
выводу о возможности считать современный мировой суд возрожденным
институтом 1864г.
Современные процессуалисты выделяют несколько целей, с которыми
была связана идея возрождения института мировых судей. По мнению
некоторых авторов, одной из главных задач введения современного
института мировых судей является обеспечение доступности органов
правосудия для населения51. Поскольку законодатель обошел стороной
примирение как одну из задач введения института мировых судей, среди
современных процессуалистов встречается лишь несколько авторов, которые
в роли примирителя в уголовном процессе видят мирового судью 52. Если
авторы
дореволюционной
литературы
четко
признавали
конкретную
примирительную функцию в качестве главной цели создания мировых судей,
то
большинство
современных
авторов
склонны
признавать
целями
возрожденного мирового суда совокупность идей: обеспечение доступности
правосудия для широких слоев населения, а также законодательно
санкционированная возможность окончания миром правового конфликта,
упрощенная форма правосудия53.
Исследование законопроектной деятельности в 90-е годы прошлого
столетия, в связи с разработкой проекта закона о мировых судьях,
свидетельствует о том, что на мировые суды разработчики предполагали
возложить
решение
различных
задач.
Например,
в
законопроекте,
подготовленным Верховным судом РФ, ставилась основная цель мировой
юстиции – разгрузить районные суды от малозначительных дел. В проекте,
поддержанном законодателем цель формулировалась несколько иначе и
51 Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить // Российская юстиция. 2001. № 4. С.
41.
52; Муратшина Г.П. Примирение сторон – важнейшая функция мирового судьи (сравнительноправовой анализ) // История государства и права. 2011. № 8. С. 35.
53 Сачков А.Н. Правовая модель мирового суда: принципы современного конструирования //
Российская юстиция. 2007. № 3. С. 46.
24
связывалась
с
обеспечением
конституционных
прав
граждан,
с
установлением обратной связи между гражданским обществом и судебной
системой через институт мировых судей. В любом случае мировые суды
должны были способствовать укреплению судебной системы, наиболее
эффективной защите прав и свобод граждан через оптимальный и простой
механизм их судебной защиты54. К сожалению, установка на альтернативные
механизмы разрешения уголовно-правового конфликта, в том числе через
примирение, в законодательстве не нашла своего отражения.
Среди ученых, занимающихся вопросами мировой юстиции, часто
встает вопрос о соотношении понятий мировой суд и мировая юстиция, а
законодатель не дает нам ответа. Такая ситуация породила среди ученых
закономерную дискуссию55.
Одни авторы склонны отождествлять эти понятия. Н.А. Колоколов
рассматривает мировую юстицию и мирового судью как синонимичные
понятия. При этом автор пишет, что сущность данных понятий может быть
раскрыта через следующие характеристики: «1) суд субъекта РФ; 2) состав
суда; 3) участник судебного процесса; 4) низовое звено общей системы судов
общей юрисдикции»56.
Другие авторы приходят к выводу о невозможности отождествления
данных правовых категорий.
Так, А.Н. Сачков предлагает рассматривать значение и сущность
рассматриваемых понятий следующим образом.
Мировую
юстицию
автор
рассматривает
как
часть
системы
правосудия, как судебный институт, для которого характерна более близкая
связь с населением, что позволяет ему оптимально регулировать конфликты.
54 Мировая юстиция: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М, 2011. С. 123.
55 Абдрахманова Н.В. Разграничение понятий «мировая юстиция», «мировой судья» и «мировой
суд» в феномене местного правосудия // Мировой судья. 2011. № 1. С. 6-10.
56 Мировая юстиция: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М, 2011. С. 24.
25
С позиции А.Н. Сачкова, мировой суд представляет собой звено
судебной
системы,
отличающееся
определенной
организационной
структурой и самостоятельностью.
Мировой судья, с точки зрения указанного автора, должен пониматься
как носитель судебной власти и должностное лицо судебной системы57.
Из приведенных выше определений видно, что понятие мировой суд
представляет собой форму, в которую облачается институт мировой
юстиции,
организованный
как
орган,
доступный
для
населения
и
предназначенный для примирения конфликтующих сторон. Лицом, на
которое мировая юстиция возлагает исполнение своих полномочий, является
мировой судья. Очевидно, что по мнению А.Н. Сачкова, понятия «мировая
юстиция», «мировой суд», «мировой судья» нельзя представлять как
равнозначные,
данные
понятия
являются
самостоятельными,
но
взаимосвязанными, выражающими систему «правосудие-форма-субъект»58.
Как считает С.В. Лонская, мировая юстиция – собирательное понятие,
состоящее из трех элементов.
Первый
элемент
-
система
мировых
судов,
представляющая
совокупность самостоятельных понятий:
1) «мировой судья – лицо, наделенное полномочиями осуществлять
функции мировых судов»59;
2) «мировой суд – это местный (локальный) судебный или
административно-судебный
государственный
орган
ограниченной
юрисдикции, рассматривающий и разрешающий малозначительные дела по
упрощенной процедуре»60.
57 Сачков А.Н. Правовая модель мирового суда: принципы современного конструирования //
Российская юстиция. 2007. № 3. С. 46.
58 Там же. С. 47.
59 Мировая юстиция в России: создание, деятельность, историческая миссия: монография / под ред.
А.Д. Поповой, С.В. Лонской. М.: Прогресс, 2016. С. 47.
60 Там же. С. 48.
26
Второй элемент
предполагает организацию судебной деятельности,
позволяющую обеспечивать каждому мировому судье, возложенные на него
законом функции61.
Третий элемент – «мировое судебное ведомство. Судебное ведомство
включает органы, которые организационно обеспечивают деятельность
судов, предоставляют в их распоряжение необходимые ресурсы, выражают
интересы судей как носителей судебной власти»62.
Основное в таком авторском подходе то, что понятие мировой суд
представляет собой комплексное соединение целей, которые ставил
законодатель перед институтом мировых судей при его создании. При этом о
примирительной деятельности мирового судьи ничего не сказано. Из
определений, даваемых автором, следует, что мировой судья представляет
собой
субъект,
являющийся
частью
системы
мировых
судов,
осуществляющий функции правосудия лично или коллегиально.
По результатам исследования понятий «мировой суд», «мировой
судья», «мировая юстиция», а также их характерных особенностей можно
прийти к выводу, что мировой суд является составной частью мировой
юстиции. Из этого следует, что употреблять данные термины как
равнозначные не стоит. На наш взгляд, исходя из анализа приведенных
мнений и исследования целей появления фигуры мирового судьи в
уголовном судопроизводстве, следует, что мировой суд представляет собой
орган государства, сформированный для осуществления правосудия и
разрешения
уголовно-процессуальных
конфликтов.
Мировой
судья
подразумевается как субъект, на который возложена обязанность по
реализации функций мирового суда. Поскольку понятие «мировой судья»
является составным элементом понятия «мировой суд», мы не можем
признать их равнозначными, а только взаимозаменяемыми.
61 Мировая юстиция в России: создание, деятельность, историческая миссия: монография / под ред.
А.Д. Поповой, С.В. Лонской. М.: Прогресс, 2016. С. 48.
62 Там же. С.49.
27
Рассмотрение всех предыдущих моментов позволяет говорить о
наличии у мировых судей правового статуса, представляющего систему
дополнительных гарантий осуществления им своих функций. Так, в
литературе предлагается различный набор элементов правового статуса
мирового судьи.
С.В. Лонская представляет правовой статус мирового судьи как ряд
положений организационного характера, т.е. набор необходимых критериев
для занятия должности мирового судьи63. По мнению Н.А. Колоколова, под
правовым статусoм мирового судьи следует понимать ряд важнейших
характеристик мирового суда как государственного института 64. В.В.
Дорошков акцентировал внимание на особенностях именно процессуального
статуса мирового судьи (процессуальные сроки, единоличное рассмотрение и
т.д.)65.
В соответствии с принципом предметной подсудности к компетенции
мировых судей УПК РФ отнес несколько категорий уголовных дел: «1)
уголовные дела частного обвинения, 2) уголовные дела публичного и частнопубличного
обвинения
о
преступлениях,
за
совершение
которых
максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за
исключением уголовных дел о ряде преступлений, перечисленных в ч. 1 ст.
31 УПК РФ»66.
К
процессуальным
особенностям,
отличающим
рассмотрение
уголовных дел мировыми судьями от иных производств, можно отнести: 1)
более простую процедуру судебного разбирательства; 2) единоличное
рассмотрение уголовных дел; 3) возможность окончания уголовного дела
примирением сторон; 4) более короткие сроки судебного разбирательства; 5)
63 Лонская С.В. Институт мировой юстиции в России: историко-теоретическое правовое
исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2016. С. 18.
64 Мировая юстиция: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М, 2011. С. 124.
65 Дорошков В.В. Мировой судья: исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 10.
66 Там же. С. 65.
28
возможность
апелляционного
обжалования
судебных
решений,
постановленных мировым судьей67.
Среди предложенных особенностей судопроизводства у мирового
судьи важнейшее значение имеет особая категория уголовных дел частного
обвинения, что связано с наличием дополнительного полномочия по
проведению
примирительного
производства.
Отсюда
вытекает
дополнительная функция мирового судьи – содействие примирению сторон.
По мнению Н.А. Колоколова, примирительную функцию можно
рассмотреть как обособленное направление деятельности мирового судьи,
отражающее его социально-правовое назначение68.
В тоже время функция содействия примирению сторон может быть
рассмотрена как особый инструмент восстановительного правосудия,
позволяющего реализовать в судопроизводстве примирительные процедуры,
а мировому судье отводится ведущая роль в примирительной процедуре,
производимой в соответствии с требованиями закона69.
Выводы:
1. Мировая юстиция прошла в России непростой и длительный путь от
создания в XIX в. через забвение в ХХ в. к возрождению в настоящее время.
2.
Отличительной
мировыми
судьями
особенностью
является
рассмотрения
ускоренная
уголовных
упрощенная
дел
процедура,
позволяющая оптимально разрешить уголовно-правовой конфликт по
уголовным делам, не представляющим большой общественной опасности.
3. Одной из категорий уголовных дел, подсудных мировому судье,
являются уголовные дела частного обвинения. По данной категории
уголовных дел на мирового судью возлагается дополнительная функция,
связанная с содействием примирению сторон и позволяющая прекратить
уголовное дело (уголовное преследование) по соответствующему основанию.
67 Там же. С. 66.
68 Мировая юстиция учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М, 2011. С. 174.
69 См: Мировая юстиция учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности
«Юриспруденция» / под ред. Н.А. Колоколова. М, 2011. С. 174.
29
30
ГЛАВА 2. СПЕЦИФИКА ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО
ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В СВЯЗИ С ПРИМИРЕНИЕМ ПО УГОЛОВНЫМ
ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ
2.1. Социально-правовые предпосылки выделения уголовных дел частного
обвинения в отдельную категорию
Важнейшей составной частью уголовных дел, которые подлежат
рассмотрению мировым судьей, является категория так называемых
уголовных дел частного обвинения.
В
современном
уголовно-процессуальном
законодательстве
производство по уголовным делам частного обвинения регулируется рядом
статей. В первую очередь речь идет о ч. 2 ст. 20 УПК РФ, устанавливающей,
что «уголовные дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по
заявлению потерпевшего (его законного представителя) и подлежат
прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым».
Изучение сущности уголовных дел частного обвинения позволяет
определить состав субъектов, которые вовлечены в рассмотрение данной
категории
уголовных
дел,
и
определить
роль
мирового
судьи
в
судопроизводстве по делу частного обвинения.
В юридической литературе для характеристики уголовных дел
частного обвинения использованы разнообразные понятия. Так, некоторые
авторы употребляли термин «неофициальные дела» 70, наряду с ним также
встречаются термины «уголовно-частные дела»71 или «чисто частные»72.
Устав уголовного судопроизводства 1864 г. считал, что производство
по делам частного обвинения начинается по жалобам лиц, которым
преступлением причинен вред или ущерб
и может быть прекращено за
примирением (ст. 5 УУС) 73.
70 Петрова Н. Е. Частное и субсидиарное обвинение. Самара. 2004. С. 51.
71 Фойницкий И.Я. Учение о наказаниях в связи с тюрьмоведением. СПб. 1889. С. 129.
72 Неклюдов Н.А. Общая часть уголовного права. СПб. 1875. С. 15.
73 Российское законодательство X-XX вв. в 9 т. Т. 8. Судебная реформа / Под ред. О.И. Чистякова.
М. 1991. С. 120.
31
В
современном
отечественном
уголовно-процессуальном
законодательстве дела, возбуждаемые по жалобе потерпевшего, были
названы «делами частного обвинения» с принятием Федерального закона от
7 августа 2000 г. № 119-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»74. Данный термин используется и
в УПК РФ.
По нашему мнению, термин «частное обвинение», применяемый для
характеристики уголовных дел, возбуждаемых по ст. 115 ч. 1, 116.1, 128.1 ч.
1 УК РФ, наиболее точно отражает важнейшие аспекты этих составов. Вопервых, он указывает, что данными преступлениями затрагиваются личные
права и интересы потерпевшего, а не общества. Во-вторых, четко обозначает,
что обвинение поддерживается частным обвинителем, т.е. исходит от
конкретного лица. Поэтому используемые понятия частного обвинения и
уголовных дел частного обвинения являются более емкими и подходящими и
теории, и практике уголовного процесса относительно тех, которые
встречаются в юридической литературе.
Хотя законодатель дает точный перечень составов уголовных дел,
относимых к частному обвинению, среди процессуалистов неоднозначным
является вопрос и о составах уголовных дел, которые относятся к категории
частного обвинения, и их количестве.
Анализ исторических памятников уголовного процесса позволяет
сделать вывод о том, что Устав о наказаниях, налагаемых мировым судьей,
содержал самый обширный перечень составов частного обвинения. К ним
относились следующие преступления и проступки:
1) «притеснение судовщиков (при снятии груза с судна, подвергшегося
крушению, при съемке судна, занесенного на берег, при добывании судна из
74 Федеральный закон от 07.08.2000 № 119-ФЗ (ред. от 18.12.2001) «О внесении изменений и
дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // СЗ РФ. 2000. №33. Ст. 3345.
32
неудобного места, при ставке зимовок для караула, а равно за вырывание
столбов, поставленных для чалки судов)»75;
2) «самовольное пользование чужим имуществом и его повреждение
(самовольное на чужих землях, но не в виде кражи, срывание плодов и
овощей, собирание ягод и грибов, повреждение деревьев в садах или
срывание садовых цветов, а равно добывание песка, глины и т.п.,
драгоценных и ценных камней, самовольная рыбная ловля в чужих водах,
самовольная охота на чужой земле, проход или проезд, равно как и прогон
скота, через чужие луга или поля, до уборки с них посевов или трав, своз на
чужие земли камней, мусора, палых животных и других нечистот,
сопротивление при задержании животных в случае потравы, а равно за
самовольный увод задержанных животных; повреждение чужих канав,
изгородей или чужого движимого имущества»76 и некоторые другие
категории дел.
Кроме того, «к проступкам, подлежащим рассмотрению в порядке
частного обвинения, были отнесены значительные по тяжести преступные
деяния (кража, мошенничество, присвоение чужого имущества), если они
возникли между супругами или ближайшими родственниками»77.
В советский период количество составов частного обвинения резко
сократилось. В большинстве законодательных актов, регулировавших
уголовный процесс (ст. 10 УПК РСФСР 1923 г., Основы уголовного
судопроизводства 1960 г.), к числу преступлений, преследуемых в порядке
частного обвинения, относили лишь четыре состава:
1)
нанесение «легких телесных повреждений, не причинивших
расстройства здоровью»;
2)
«умышленное нанесение ударов, побоев и иных насильственных
действий, сопряженных с причинением физической боли»;
75 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке: теоретические
основы и механизм реализации: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 25.
76 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке: теоретические
основы и механизм реализации…С. 28.
77 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке: теоретические
основы и механизм реализации…С. 28
33
3)
оскорбление;
4)
клевета78.
Значительный общественный резонанс имели изменения, внесенные в
законодательство 7 декабря 2011 г. Речь идет о п. 45 ст. 1 Федерального
закона
№420 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской
Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», в
соответствии с которым составы оскорбление и клевета были признаны
утратившими силу, декриминализированы и отнесены к административным
правонарушениям79. Данная тенденция была продолжена законодателем в
2016 г., когда 3 июля 2016 г. был принят Федеральный закон 323-ФЗ 80,
отнесший к делам частного обвинения уголовные дела по вновь введенной
ст. 116.1 УК РФ и исключивший уголовные дела по ч. 1 ст. 116 УК РФ.
В настоящее время к категории уголовных дел частного обвинения в
соответствии со ст. 20 УПК РФ относятся следующие составы Уголовного
кодекса Российской Федерации:
– «статья 115 часть первая (Умышленное причинение легкого вреда
здоровью,
вызвавшего
кратковременное
расстройство
здоровья
или
незначительную стойкую утрату общей трудоспособности)»;
–
статья
116.1
(Нанесение
побоев
лицом,
подвергнутым
административному наказанию);
– статья 128.1 частью первая («Клевета, то есть распространение
заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица
или подрывающих его репутацию»).
78 Дорошков В.В. Частное обвинение и этапы его развития в России // Вестник Московского
университета МВД России. 2015. № 3. С. 66.
79 Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в
Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ.
РФ. 2011. № 50. Ст. 7362.
80 Федеральный закон от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс
Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам
совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // СЗ РФ. 2016. №
27. (Ч. 2). Ст. 4256.
34
К сожалению, занятая отечественным законодателем позиция по
декриминализации ряда преступлений вообще ставит на повестку дня вопрос
о сохранении института частного обвинения. Основная идея законодательной
инициативы Верховного Суда России, которая и определила указанные выше
изменения, мотивировалась необходимостью снижения нагрузки на суды,
что, по мнению Председателя Верховного Суда, позволит сосредоточиться на
уголовных делах по другим, более тяжким преступлениям 81. По нашему
мнению, такие изменения ведут к определенным негативным последствиям.
Во-первых,
существенное
увеличение
латентной
преступности,
т.е.
нанесение телесных повреждений останется проблемой отдельной семьи или
отдельного гражданина, что противоречит замыслу развития института
частного обвинения как гаранта защиты прав каждой личности. Во-вторых,
приведет к нарушению принципа неотвратимости наказания, что может
привести к более серьезным последствиям. Следует отметить, что целью
рассмотрения побоев как состава частного обвинения было достижение
сторонами примирения, а безнаказанность побоев как административного
проступка может стать результатом совершения более тяжкого преступления.
Недавняя
история
показывает,
что
подобные
изменения
уже
предпринимались наших законодателем в 2011 году, однако привели к
возвращению клеветы в ряд преступлений.
Следует иметь в виду и то, что категорию частного обвинения отличает
особенности доказывания, а именно основой доказательственной базы
являются показания потерпевшего, зависящие от его субъективного
восприятия преступного деяния, совершенного в отношении него.
В
научной
литературе,
между
тем,
высказываются
мнения
относительно необходимости дополнить перечень преступлений, по которым
уголовное преследование осуществляется в частном порядке. В частности,
предлагается рассмотреть возможность включения следующих составов: ст.
121 УК РФ («заражение венерической болезнью»), ч. 1 ст. 137 УК РФ
81 Скобликов П.А. Создать комфортные условия судам или законопослушным гражданам?
[Электронный ресурс]. URL: http://www.iuaj.net/node/1848 (дата обращения 05.06.2017).
35
(«нарушение неприкосновенности частной жизни»), ч. 1 ст. 146 УК РФ
(«нарушение авторских и смежных прав»), ст. 264 УК РФ («нарушение
правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств»), кража
ч. 1 ст. 158 УК РФ (кража), ч. 1 ст. 159 УК РФ (мошенничество), а также ч. 1
ст. 165 УК РФ («причинение имущественного ущерба путем обмана или
злоупотребления доверием»); ст. 155 УК РФ («разглашение тайны
усыновления (удочерения)»); ст. 157 УК РФ («злостное уклонение от уплаты
средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей») 82.
Среди вариантов по расширению составов уголовных дел частного
обвинения чаще всего встречаются предложения по дополнению этой группы
составами
частно-публичного обвинения. Категорию уголовных дел
частного обвинения следует отличать от уголовных дел частно-публичного
обвинения. Главным их сходством является порядок возбуждения «не иначе
как по заявлению потерпевшего». Особый порядок для их возбуждения
объясняется тем, что преступлениями, входящими в составы частного и
частно-публичного обвинения, затрагиваются права и интересы конкретного
человека, а не общества. Важнейшим отличием, которое и обусловливает
разделение обвинения на частное и на частно-публичное, является
возможность примирения сторон и прекращения уголовного дела в случае
его достижения, но только по делам частного обвинения.
Однако,
обвинения,
а
некоторые
именно:
составы
уголовных
«Нарушение
тайны
дел
частно-публичного
переписки,
телефонных
переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» (ч. 1 ст. 138 УК
РФ), «Нарушение неприкосновенности частной жизни» (ч. 1 ст. 137 УК РФ)
могли бы относиться к частному обвинению. Следует отметить, что данные
виды преступлений относятся к преступлениям против конституционных
прав граждан, их вполне можно считать частными, поскольку нарушены ли
данные права может определить лишь сам потерпевший.
82 Ухова Е.В. Институт частного обвинения в уголовном судопроизводстве. М. 2008. С. 98.
36
Обобщая
существующие
предложения
о
расширении
перечня
уголовных дел частного обвинения, мы выявили среди некоторых из них
тенденцию о включении в перечень и преступлений публичного обвинения,
относящихся к группе преступлений против собственности (например, кража
и мошенничество), если оно произошло между родственниками.
83
Таким
образом, главным критерием в таком подходе выступает характер
взаимоотношений между преступником и потерпевшим.
Особый интерес вызывает ч. 1 ст. 119 УК РФ (Угроза убийством или
причинением тяжкого вреда здоровью). В современных реалиях наше
предложение носит дискуссионный характер, поскольку данный состав
преступления
входит
в
перечень
составов,
предлагаемых
к
декриминализации. Однако считаем такие изменения преждевременными.
Несмотря на то, что данный состав преступления относится к категории
публичного обвинения, на практике их часто объединяют в одно
производство с делами частного обвинения, поскольку в момент нанесения
побоев сопровождали свои действия угрозой расправы.84
Примечательно, что обнаруженные нами четыре уголовных дела,
рассмотренные мировыми судьями Орловской области в 2004-2011 гг. были
прекращены за примирением сторон. Причем, в случае составов частного
обвинения достаточным было заявления сторон о желании примириться. По
другому основанию примирение было достигнуто относительно состава
публичного обвинения «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда
здоровью», поскольку желание сторон примириться в данном случае не
является обязательным для государственных органов. В рассмотренных
83 Таубер Л.Я. Преступления, преследуемые по жалобе потерпевшего и реформа уголовного
законодательства в России // Вестник права. 1905. Т. XXXV. Кн. 3. С. 207; Ткачев В. Компетенцию мировых
судей следует расширить // Российская юстиция 2001. № 4; Аникина Е.И. Производство по делам частного
обвинения: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Саранск. 2000. С. 8; Шигурова Е.И. Производство по делам
частного обвинения. Сущность, особенности и проблемы уголовного судопроизводства. Саранск. 2008. С.
31.
84 Уголовное дело № 1-80/2004, № 1-33/2004 //Архив мирового судьи судебного участка № 2
Железнодорожного района г. Орла за 2004 год; Уголовное дело № 1-36/2007, уголовное дело № 1-17/2007 //
Архив мирового судьи судебного участка № 4 Заводского района г. Орла за 2007 год.
37
примерах мировые судьи принимали
решение примирить стороны с
условием заглаживания вреда, однако это было их право, а не обязанность.
Кроме того, отмечено, что вышеупомянутые события произошли
между родственниками в бытовой ссоре, высказывания об угрозах убийством
были произнесены «в сердцах», что подтверждается словами заявителей, т.е.
реальной угрозы своей жизни и здоровью они не видели. В связи с этим,
уместным является предложение об отнесении состава преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением
тяжкого вреда здоровья» к категории уголовных дел частного обвинения, а
не декриминализации данного состава. Кроме того, особенности доказывания
по данному составу обуславливают объединение именно с частным
обвинением, поскольку основой доказательственной базы выступают
показания потерпевшего и обвиняемого.
В.В. Струкова справедливо акцентирует внимание на том, что любое
предложение по расширению уголовно-правовых оснований для частноправового
уголовного
преследования
обязательно
должно
быть
мотивированным и целесообразным 85.
Так, автор отвергает предложение о включении автотранспортных
преступлений в рассматриваемую категорию, поскольку «диспозиции этих
норм предусматривают в качестве конструктивного признака причинение,
как минимум, вреда здоровью»86, а это означает более высокий уровень
общественной опасности, чем предусмотрен делами частного обвинения.
Подвергаются критике и составы, которые содержатся в статьях 154 и
155 УК РФ, поскольку «они имеют достаточно высокую степень и характер
общественной опасности»87. Свои выводы В.В. Струкова подтверждает
данными судебно-следственной практики о незаконных действиях «по
усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство),
85 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические
основы и механизмы реализации): дис. …канд. юрид. наук. М. 2011. С. 95.
86 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические
основы и механизмы реализации) …С. 95.
87 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические
основы и механизмы реализации) …С. 95.
38
на воспитание в приемные семьи», и разглашении тайны усыновления,
последствием чего зачастую становится совершение иных, более тяжких,
преступлений.88 Следует поддержать автора и напомнить также про всем
известный «закон Димы Яковлева», который затронул международные
интересы государства, поэтому к частному обвинению такая категория
уголовных дел однозначно не может иметь никакого отношения.
По мнению Е.Ф. Тенсиной, недопустимым является включение в
«список дел частного обвинения» преступлений, предусмотренных статьями
121, 122 УК РФ. Автор полагает, что «общественная опасность венерических
заболеваний, в том числе опасность ВИЧ-инфекции не только в том, что
какой-то субъект заражает ими потерпевшего, но и в том, что преступник
остается
носителем
инфекции»89.
Таким
образом,
данные
составы
преступлений затрагивают интересы общества, поскольку существует
реальная угроза заражения окружающих.
К категории уголовных дел частного обвинения, как считают
отдельные процессуалисты90, при определенных условиях могут быть
отнесены дела о преступлениях, «которые причиняют вред интересам
коммерческой
организации
или
иной
организации,
не
являющейся
государственным или муниципальным предприятием, так как согласно ст. 23
УПК РФ уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной
организации или с его согласия при условии, что преступление не причинило
вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества
или государства»91.
Но было бы правильнее ориентироваться на более широкое понятие руководство организации, так как в гражданско-правовом обороте могут
88 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические
основы и механизмы реализации) …. С. 95.
89 Тенсина Е.Ф. Производство по делам частного обвинения как форма диспозитивности. Дисс.
...канд. юрид. наук. Ижевск. 2004. С. 37.
90Абшилава Г.В. Соглашение сторон как способ разрешения уголовно-правового спора //
Российский следователь. 2012. № 5. С. 22.
91 Кандалина А.Н. Рассмотрение уголовных дел мировым судьей: теоретические и практические
аспекты: дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006. С. 45.
39
участвовать различные юридические лица, управляемые как единоначально,
так и коллегиально.
Однако с такой точкой зрения трудно согласиться. На наш взгляд, в
силу того, что руководство организации может состоять из нескольких
субъектов, отнесение их к субъектам частного обвинения противоречит
самому понятию института частного обвинения.
Кроме того, трудно представить в данном случае процедуру
возбуждения уголовного дела или примирения сторон, если один из членов
совета директоров или акционеров выступает против этого. О примирении в
данном случае неуместно говорить вообще, соответственно отпадает одна из
главных особенностей уголовных дел частного обвинения.
Таким образом, категория уголовных дел частного обвинения не зря
обозначается как особая категория уголовных дел. Во-первых, обладает
специфическим набором составов уголовных преступлений. Во-вторых,
субъекты, задействованные в рассмотрении уголовного дела частного
обвинения, обладают особыми правами. Так, потерпевший наделяется
правами частного обвинителя, а мировой судья принимает участие в
примирении сторон уголовного процесса.
Обобщая приведенные в литературе особенности уголовных дел
частного обвинения, можно выделить следующие основания для выделения
их в отдельную категорию, которые отмечены большинством авторов:
- они «зачастую затрагивают интересы определенного круга лиц,
знакомых друг с другом, между которыми сложились определенные
отношения, и конфликты возникают, в основном, на почве бытовых
неурядиц»92;
-
«обладают
относительно
небольшой
степенью
тяжести
и
общественной опасности данных деяний, а также тем, что эти преступления
92 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный). 10-е изд., науч. М.:Проспект,2012. С. 357.
40
посягают на субъективные права граждан, на их честь, достоинство,
здоровье»93.
В научной литературе получили закрепление различные основания для
выделения уголовных дел частного обвинения в отдельную категорию. Так,
например, выделяются основания процессуального характера:
1) в первую очередь их отличает специфика как возбуждения, так и
прекращения: «они возбуждаются только по заявлению потерпевшего и
подлежат безусловному прекращению в случае примирения потерпевшего с
обвинителем»94;
2) по данной категории уголовных де потерпевший выполняет
функцию уголовного преследования через поддержание частного обвинения;
3) мировой судья наделяется особыми полномочиями еще до начала
судебного разбирательства;
4) «рассмотрение дел частного обвинения в судебном заседании
осуществляется в особом порядке»95.
В.В. Дорошковым была предложена классификация, отражающая
процессуальную специфику уголовных дел частного обвинения. Автор в
своих работах обоснованно предлагает систему материально-правовых и
процессуальных критериев, позволяющих обособить категорию уголовных
дел частного обвинения.
К первой группе критериальных оснований В.В. Дорошков относит: а)
специфику самих преступных деяний, «преследуемых в порядке частного
обвинения, ущемляющих в основном не публичные, а частные интересы
граждан в сфере особых общественных отношений (бытовых, семейных,
дружеских)»96;
б)
незначительную
степень
общественной
опасности
отдельных преступлений; в) мнение потерпевшего, без которого невозможно
93 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный)... С. 357.
94 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный)... С. 357.
95 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный)... С. 358.
96 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. М. 2001. С. 34.
41
установить состав преступления; г) перспектива разрешения уголовноправового конфликта не путем привлечения виновного к уголовной
ответственности, а путем примирения97.
Однако одно из вышеперечисленных оснований, а именно, мнение
потерпевшего для установления состава преступления, можно отнести к
процессуальному основанию. Условием для возбуждения уголовного дела
частного обвинения является наличие заявления потерпевшего. Таким
образом, независимо от наличия состава преступления, возможность
возбуждения уголовного дела зависит от волеизъявления потерпевшего. Из
этого основания следует выяснение процессуального вопроса о возбуждении
уголовного дела,
а не материального вопроса
о наличии
состава
преступления.
К процессуальным, по мнению В.В. Дорошкова, относится следующий
перечень оснований: а) «возможность представления доказательств без
проведения предварительного расследования вследствие использования в
качестве доказательств показания очевидцев совершенного преступления»;
б) зависимость цели судебного разбирательства и его особенностей от
показаний потерпевшего, воля которого, во многом, определяет движение
уголовного дела; в) принцип справедливости при разрешении частноправового конфликта, стимулирующий потерпевшего искать судебной
защиты в случае преступного посягательства, допущенного в отношении
него»; г) высокая латентность семейных, дружеских, соседских уголовноправовых конфликтов98.
Вопрос возникает по поводу последнего основания, названного
автором процессуальным. Проблема латентной преступности, на наш взгляд,
является
криминологическим
аспектом
рассматриваемой
категории
уголовных дел. Поскольку, возбуждение уголовного дела всецело зависит от
97 Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. М. 2001. С. 34.
98 Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных интересов беспомощных жертв
преступления в досудебном производстве: по материалам Казахстана и России: дис. … канд. юрид. наук. М.,
2005. С. 95.
42
волеизъявления
потерпевшего,
многие
из
преступлений
остаются
известными только участникам конфликта.
Хотелось бы отметить еще один критерий, по которому авторы
выделяют уголовные дела частного обвинения в отдельную категорию.
Данный критерий представляет собой признание дела частного обвинения
как уголовного иска. 99 Заслуживает внимания исследование В.В. Струковой,
которая
рассматривает
данное
основание,
называя
его
мотивом,
обусловившим такое выделение. Суть этой концепции состоит в том, что
«существует
известная
категория
преступлений,
безразличных
для
государства и посягающих исключительно на права частных лиц, то есть как
бы
лишенных
признака
общественной
опасности.
Однако
из
законодательного определения преступления следует, что не может быть
преступлений, посягающих только на личные интересы. Поэтому, по мнению
автора, данная концепция не может быть принята в качестве основания для
выделения соответствующей группы противоправных деяний»100.
Исковая
конструкция
частного
обвинения
предполагает
распространение в уголовном процессе действия принципов гражданского
судопроизводства, поскольку сама идея уголовного иска берет свои начала
из
норм
гражданского
права.
Подобное
нововведение
нарушает
разграничение между уголовным и гражданским процессом, что ведет к их
неизбежному смешению. Между уголовным и гражданским процессом есть
взаимодействие и заимствование, но все должно иметь разумные пределы.
Таким образом, полагаем невозможным использование критерия выделения
дел частного обвинения в качестве уголовного иска. При таком подходе
отрицается наличие какого-либо обвинения, так как оно сводится к
уголовному иску.
Очевидно, что в принципе обвинение не может не существовать, так
как именно оно выступает в качестве цели обращения потерпевшего в суд.
99 Ретунская Т. П. Уголовное преследование, осуществляемое в порядке частного обвинения.
Понятие, сущность, правовая природа и значение // Закон и право. 2007. № 3. С. 41.
100 Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в частном порядке (теоретические
основы и механизмы реализации): дис. …канд. юрид. наук. М. 2011. С. 91.
43
Положение п. 47 ст. 5 УПК РФ закрепляет круг субъектов, относящихся к
стороне обвинения, к которым относится потерпевший.
Осуществление
уголовно-процессуальной функции обвинения возлагается именно на
сторону обвинения. Важной особенностью является принципиальная роль
волеизъявления потерпевшего для возбуждения уголовного дела частного
обвинения, что указывает на частный характер обвинения. Это позволяет
утверждать, что категория уголовных дел частного обвинения, наделенная
рядом особенностей, может выступать в качестве особой категории
уголовных дел.
Кроме того, следует отметить, что необходимость выделения таких дел,
обусловлена
важным
значением
для
реализации
задач
(назначения)
уголовного судопроизводства, которое проявляется в разрешении уголовноправового и уголовно-процессуального конфликта.
Помимо того, авторы называют и другие аспекты в значении института
частного обвинения. В первую очередь, правовое значение института
частного обвинения признается как средство обеспечения и защиты прав
личности. Психологическое значение подразумевает идею возмездия и тем
самым
предотвращения
более
серьезных
последствий.
Философское
значение представляет собой право на возбуждение уголовного дела самим
потерпевшим как свободу личности, в том числе и от государства.101
В определенной степени институт частного обвинения способствует
охране прав и свобод граждан. Производство по делам частного обвинения
способствует реализации ряда конституционных прав, и, в первую очередь,
закрепленного в ст. 46 Конституции РФ права на защиту. В его основе лежит
глубокая
общественная
потребность
в
создании
и
эффективном
функционировании института, способного на объективное разрешение
социального конфликта. Таким исторически и социально обусловленным
институтом является суд. При этом объективность разрешения социального
конфликта напрямую зависит от широты используемых инструментов, к
101 Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Самара. 2004. С. 55; Ухова Е.В. Институт
частного обвинения в уголовном судопроизводстве. М. 2008. С. 20-24.
44
которым следует отнести и частное обвинение. Поскольку ключевым
моментом «для начала производства по уголовному делу является
инициатива потерпевшего, развитие данного института позволит защитить
права частных лиц, пострадавших от преступлений»102.
Однако законодатель не оставляет потерпевшего наедине со своими
проблемами, в случае совершения преступления. Так, ч. 4 ст. 20 УПК РФ
«предоставляет
руководителю
следственного
органа,
следователю
и
дознавателю с согласия прокурора право возбудить уголовное дело частного
обвинения при наличии, а также при отсутствии заявления потерпевшего, в
случаях: 1) если данное преступление совершено в отношении лица, которое
в силу беспомощного состояния, либо по иным причинам не может защищать
свои права и законные интересы; 2) если виновное лицо заявителю
неизвестно,
что
относится
к
иным
причинам,
не
позволяющим
самостоятельно осуществлять свою защиту»103.
Согласимся с авторами, отмечающими, что «упрощенная форма
производства по уголовному делу частного обвинения позволяет ускорить
уголовный процесс и обеспечить защиту прав
самых
ранних
предварительное
этапах.
Отсутствие
расследование
и законных интересов на
необходимости
обеспечивает
скорое
проводить
рассмотрение
уголовного дела частного обвинения, большую эффективность производства
для населения. Простота судопроизводства
при таком же строгом
соблюдении требований закона означает для граждан надежную форму и
гарантию защиты их прав и свобод»104.
Полагаем, что в определенной мере институт частного обвинения
может способствовать повышению юридической активности граждан в сфере
борьбы с правонарушениями. Кроме того, институт частного обвинения в
102 Грохотова Е.А. Социально-нравственное
обвинения // Известия Юго-Западного государственного
Ч. 1. С. 54.
103 Грохотова Е.А. Социально-нравственное
обвинения // Известия Юго-Западного государственного
Ч. 1. С. 55.
104 Там же. С. 56.
значение выделения уголовных дел частного
университета. Серия: История и право. 2012. № 2.
значение выделения уголовных дел частного
университета. Серия: История и право. 2012. № 2.
45
какой-то мере способствует снижению латентности преступлений, носящих
бытовой, семейный характер. К тому же в таких ситуациях частное лицо само
определяет степень вмешательства государства в разрешение правового
конфликта.
Таким образом, можно прийти к выводу о целесообразности и
обоснованности закрепления особого процессуального порядка производства
по уголовным делам частного обвинения, преследующего, в первую очередь,
своей целью реализацию назначения уголовного судопроизводства.
Рассматривая понятие уголовных дел частного обвинения и основания
для выделения их в особую группу, значение и обоснованность такого
выделения, можно сказать, что данная группа уголовных дел характеризуется
наличием особенностей их рассмотрения и разрешения. Наиболее важной
отличительной чертой является набор особых процессуальных прав,
которыми
наделяются
участники
частно-правового
конфликта.
Для
потерпевшего таким правом становится - определение судьбы уголовного
дела и возможность самостоятельного отстаивания своих прав в суде, а для
мирового судьи – особые полномочия, связанные с реализацией полномочий
по прекращению уголовного дела в связи с примирением.
2.2. Процессуальные особенности производства по уголовным делам
частного обвинения
Раскрытие специфики производства по уголовным делам частного
обвинения
предполагает
исследование
основных
признаков
данного
уголовно-процессуального института.
В качестве отличительных черт производства по рассматриваемой
категории уголовных дел можно выделить следующие характеристики:
46
– утверждение о совершении в отношении лица преступления для
защиты своих частных интересов может иметь место только со стороны
потерпевшего;
- праву потерпевшего на судебную защиту соответствует обязанность
установленных законом государственных органов по оказанию содействия в
разрешении уголовного частно-правого конфликта;
- производство по данной категории уголовных дел потребовало
особой уголовно-процессуальной формы, в основе которой лежит более
простая процедура и возможность окончания уголовного дела примирением
сторон105.
Таким образом, указанные признаки представляют собой сочетание
особенностей категории уголовных дел частного обвинения, отражающих
как
порядок
судопроизводства,
так
и
важнейшие
характеристики,
позволяющие говорить об оправданном подходе к выделению частного
обвинения в особую категорию.
Под частным обвинением следует рассматривать особый порядок
возбуждения уголовного дела при условии наличия заявления потерпевшего,
который с момента принятия заявления мировым судьей к своему
производству
приобретает
статус
частного
обвинителя
и
обладает
возможностью прекращения уголовного дела за примирением с обвиняемым,
которое является обязательным для мирового суда. На наш взгляд, данное
определение отражает важнейшие особенности уголовных дел частного
обвинения: 1) специальный субъектный состав участников частноправового
конфликта; 2) особое условие для возбуждения уголовного дела волеизъявлению
потерпевшего
(подача
заявления);
3)
возможность
прекращения дела данной категории в связи с примирением потерпевшего с
обвиняемым.
105 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный). 10-е изд., науч. М.:Проспект,2012. С. 381.
47
Следует
отметить,
что
процессуальный
алгоритм
возбуждения
уголовного дела частного обвинения имеет свою специфику. Законодатель
предусмотрел несколько вариантов:
1. Из положений действующего УПК РФ следует, что в соответствии с
ч. 1 ст. 318 УПК РФ «уголовное дело частного обвинения возбуждается в
отношении конкретного лица путем подачи заявления в суд». Исходя из
такой формулировки, уголовно-процессуальный закон определяет условие,
по которому возбуждается уголовное дело частного обвинения - подача
заявления в суд. При этом возникает несколько вопросов. Во-первых, не
указан момент, с которого уголовное дело частного обвинения считается
возбужденным. Во-вторых, не определен субъект, который возбуждает
уголовное дело частного обвинения. В связи с этим вопрос о возбуждении
уголовного дела частного обвинения в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 318
УПК РФ является дискуссионным.
Раскрывая вопрос о моменте, с которого считается возбужденным
уголовное дело частного обвинения, следует отметить, что большинство
авторов придерживаются позиции, исходя из которой уголовное дело
частного обвинения считается возбужденным с момента подачи заявления106.
Однако Л.А. Денисов считает, что уголовное дело рассматриваемой
категории разумно считать возбужденным только после того, как мировой
судья вынесет соответствующее процессуальное решение. В данном случае
речь идет о постановлении, назначающем судебное заседание 107. По мнению
других авторов, возбуждение уголовного дела данной категории следует
связывать с вынесением мировым судьей постановления о принятии
заявления потерпевшего к своему производству108.
Примечательно, что отсутствие четкого правового регулирования этого
вопроса побудило даже обращение граждан в Конституционный Суд
106 Дикарев И.С. Реабилитация по уголовным делам частного обвинения: общие положения //
Мировой судья. 2012. № 3. С. 14.
107 Денисов Л. А. Вопросы судебного следствия у мирового судьи по уголовным делам частного
обвинения // Мировой судья. 2006. № 5. С. 17.
108 Макаров Ю.Я. Частное обвинение: теория, судебная практика, документы. М. 2011. С. 32.
48
Российской
Федерации.
Так,
гражданка
Л.М.
Ильина
просила
Конституционный Суд Российской Федерации истолковать, с какой именно
датой - с датой подачи потерпевшим заявления в суд, с датой принятия судом
заявления к своему производству или же с какой-либо иной датой - совпадает
момент возбуждения уголовного дела частного обвинения, поскольку
поданное Ильиной заявление дважды возвращалось для приведения в
соответствие с нормами уголовно-процессуального закона. Однако ответа в
определении так и не дано. 109
Разумно предположить, что момент возбуждения уголовного дела
будет совпадать с моментом принятия мировым судьей соответствующего
процессуального
решения,
которым
судья
принимает
заявление
к
производству110. Такая позиция обусловлена следующими обстоятельствами:
- принятие заявления мировым судьей свидетельствует о том, что
заявление соответствует требованиям ч.ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ;
- принятие заявления означает возникновение у сторон конфликта прав,
соответствующих их процессуальному положению;
- принятие заявления мировым судьей порождает процессуальные
последствия
-
возможность
проведения
примирительных
бесед
и
рассмотрение дела частного обвинения в рамках уголовного процесса, если
стороны не достигли примирения.
Таким образом, преждевременным является признание возбужденным
уголовного дела с момента подачи заявления, поскольку мировой судья
может возвратить его для устранения недостатков, а потерпевший в
дальнейшем может вообще отказаться от необходимости производства по
делу в связи с примирением или по иным основаниям. Также оставление
признания
уголовного
дела
частного
обвинения
возбужденным
до
назначения судебного заседания вызывает неясности в процессуальном
109 Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 N 370-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданки Ильиной Лилии Михайловны на нарушение ее конституционных прав
статьями 24 и 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Справ.-прав. сист.
«Консультант Плюс». Раздел «Судебная практика».
110 Денисов Л. А. Вопросы судебного следствия у мирового судьи по уголовным делам частного
обвинения // Мировой судья. 2006. № 5. С. 17.
49
положении участников частноправового конфликта и соответственно
возможности наделения их предусмотренными в законе правами. Поэтому,
необходимо признать, что моментом, с которого появляется уголовное дело
рассматриваемой категории следует считать именно момент, в который судья
вынес
соответствующее
постановление
о
принятии
заявления
к
производству111.
Проблема определения субъекта, полномочного возбудить уголовное
дело частного обвинения также возникает и в судебной практике. Так,
заявления граждан, обращенные к мировому судье Судебного участка №2
Железнодорожного района г. Орла, содержат различные формулировки.
Часть из заявителей просят «суд привлечь к уголовной ответственности»
обидчика112, а другие начинают заявление со слов «я привлекаю».113
В теории уголовного процесса в качестве участника, который
возбуждает
уголовные
дела
частного
обвинения,
многие
авторы
рассматривают мирового судью.114 Однако другая группа ученых видит в
таком положении закона замаскированную форму возложения на суд
несвойственной ему функции обвинения.115 Как субъекта возбуждения
уголовного дела рассматривают и самого потерпевшего. 116 В связи с
отсутствием единого мнения о порядке возбуждения уголовного дела
частного обвинения, в юридической литературе появилось предложение
законодательно закрепить единый порядок возбуждения уголовных дел по
всем преступлениям органами внутренних дел без каких-либо исключений,
при этом ликвидировав практику возбуждения дел частного обвинения путем
111 Василенко Людмила Александровна. Производство по делам частного обвинения: дис. ... канд.
юрид. наук. Омск, 2005. С. 86.
112 Уголовное дело частного обвинения № 1-14/2003; 1-72/2004; 1-15/2005; 1-4/2006 //Архив
мирового судьи судебного участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2003-2006 года.
113 Уголовное дело № 1-13/2003; 1-46/2004; 1-1/2005; 1-22/2006 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2003-2006 года.
114 Шинкарук В.М. Элементы превентивного контроля при возбуждении мировым судьей частного
обвинения в совершении преступления против чести и достоинства // Мировой судья. 2012. № 3. С. 4.
115 Кассационное Определение Верховного суда Республики Карелия от 16.01.2006 // СПС
«Консультант Плюс».
116 Дикарев И.С. Реабилитация по уголовным делам частного обвинения: общие положения //
Мировой судья. 2012. № 3. С. 15.
50
подачи заявления в суд, как вызывающую определенные сложности у
граждан.117
Функция возбуждения уголовного дела – это государственная функция.
Традиционно в качестве основных задач стадии возбуждения уголовного
дела рассматриваются «прием, регистрация и разрешение сообщений о
преступлениях с одновременным закреплением следов преступления и
принятием
мер,
направленных
на
предотвращение
и
пресечения
преступления»118. Поэтому, позиция Н.Е. Петровой, которая отмечает, что
«частное лицо должно обладать возможностью самостоятельно возбудить
уголовное преследование любого преступления», поскольку «неофициальное
обвинение в процессуальном смысле суть самостоятельная обвинительная
деятельность неофициальных лиц»119, несправедлива.
К
сожалению,
действующее
уголовно-процессуальное
законодательство затрудняет самостоятельное осуществление обвинительной
деятельности. Несмотря на частную сущность дел частного обвинения,
частный обвинитель не обладает правом самостоятельно возбуждать
уголовное дело частного обвинения, решающим условием является лишь
волеизъявление потерпевшего. Поэтому функция возбуждения уголовного
дела
частного
обвинения
принадлежит
исключительно
властному
государственному субъекту.
Возложение
функции
возбуждения
уголовного
дела
частного
обвинения на органы предварительного расследования лишает частной
сущности саму категорию дел частного обвинения, поскольку возлагает
бремя доказывания на органы расследования, а не на частного обвинителя.
Признание функции возбуждения уголовного дела частного обвинения
за мировым судьей также недопустимо. Отдельные процессуалисты
указывают, что стадия возбуждения уголовного дела подразумевает начало
117 Сотникова Ю.Н. Актуальные вопросы производства по уголовным делам частного обвинения //
Мировой судья. 2007. № 2. С. 12.
118 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. –
М.: Норма, 2011. С. 451.
119 Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Самара. 2004. С. 90.
51
собственно делопроизводства, что не связано с уголовным преследованием, и
отмечают
обвинительный
уклон
в
работах
ученых,
исключающих
возможность закрепления права возбуждать уголовные дела частного
обвинения судом120. По мнению ряда авторов, формулировка законодателя
«путем подачи в суд» позволяет уйти от упреков о возложении на суд
функции уголовного преследования и обвинения гражданина121. Аналогичная
позиция отражена и в судебной практике. 122 В ч. 2.1. ст. 133 УПК РФ
говорится о том, что «Право на реабилитацию, в том числе право на
возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по
уголовным делам частного обвинения имеют лица, … а также осужденные по
уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии
со статьей 318 настоящего Кодекса,…».
Таким, образом, законодатель указал, что именно мировой судья
возбуждает уголовное дело частного обвинения. На наш взгляд, данное
положение противоречит той функции, которую выполняет мировой судья в
ходе судопроизводства, а именно разрешения уголовного дела по существу и
положению ст. 21 УПК РФ, которая говорит о возможности выполнения
участником уголовного процесса лишь одной процессуальной функции.
Важное положение содержит обобщение судебной практики рассмотрения
уголовных дел частного обвинения мировыми судьями за 2014 год
Кировскими мировыми судами о том, что мировой судья, решая вопрос о
принятии к производству заявления потерпевшего по делу частного
обвинения, не вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела,
что является существенным нарушением норм уголовно-процессуального
закона.123
120 Азаренок Н.В. Вправе ли суд по собственной инициативе возбуждать уголовные дела // Журнал
российского права. 2011. № 2. С. 98; Тарасов А.А. О публичном интересе в делах частного обвинения //
Мировой судья. 2012. № 4. С. 23.
121 Нестеров В. Альтернативный порядок подачи заявлений по делам частного обвинения //
Российская юстиция. 2002. № 1. С. 41.
122 Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 04.11.2004 (извлечение) //
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 1; Постановление президиума Нижегородского областного суда от
12.10.2006 (извлечение) // СПС «Консультант Плюс».
123 Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел частного обвинения мировыми
судьями за 2014 год (утв. Президиумом Кировского областного суда) // Справ. -прав. сист. «Консультант
52
Таким образом, возбуждение уголовного дела частного обвинения
имеет процессуальную специфику. Поскольку, во-первых, отсутствует
субъект, полномочный возбуждать уголовное дело. Во-вторых, не выносится
специальное постановление о возбуждении уголовного дела.
Очевидно, что уголовное дело рассматриваемой категории можно
считать возбужденным с момента вынесения постановления мирового судьи
о принятии заявления потерпевшего или его законного представителя в
отношении конкретного лица к своему производству, за исключением
случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой
статьи 147 УПК РФ. Данное положение означает, что юридическим фактом,
к которому следует приравнивать по своему правовому значению
возбуждение уголовного дела частного обвинения является принятие
мировым судьей заявления потерпевшего или его законного представителя в
отношении конкретного лица к своему производству. Поскольку до
появления данного процессуального акта невозможно осуществление
примирительной процедуры и дальнейшего рассмотрения дела, в случае не
достижения примирения. Также это обусловлено отсутствием участников
производства по делам частного обвинения, которые приобретают свой
процессуальный статус только после принятия мировым судьей заявления
потерпевшего или его законного представителя к производству.
2. Также законодатель предусмотрел другой порядок возбуждения
уголовных дел частного обвинения в исключительных случаях. Ч. 4 ст. 20
УПК РФ предусматривает, что «руководитель следственного органа,
следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело
частного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его
законного представителя, если данное преступление совершено в отношении
лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным
причинам не может защищать свои права и законные интересы». К иным
Плюс».
53
причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные
о котором не известны.
Однако нельзя не отметить и критические замечания относительно
чрезмерной публичности института частного обвинения124, в связи с
предоставлением органам расследования права возбуждения уголовных дел
частного обвинения в исключительных случаях. Указание на проведение
следователем предварительного расследования, а дознавателем дознания
является дополнительным основанием для признания публичного характера
производства в исключительных случаях.
А.Н. Гончарова, анализируя действие принципа публичности при
производстве по делам частного обвинения с позиций соблюдения прав и
свобод граждан, отмечает, что
его действие является необоснованным
вмешательством в частную жизнь граждан, которое зачастую влечет
разглашение конфиденциальной информации, вследствие чего негативные
последствия затрагивают интересы не только потерпевшего, но и его
близких. Соответственно, данные обстоятельства отрицательно влияют на
авторитет
правоохранительных
органов
в
глазах
граждан,
которые
воспринимают эти действия не иначе как проявление произвола со стороны
власти. 125
Отдельными авторами делается акцент на проявлении принципа
публичности именно в уголовных делах частного обвинения. Так, А.А.
Тарасов полагает, что в любом частном интересе всегда присутствует
публичный интерес, тогда как публичный интерес не существует сам по себе,
вне частных интересов многих людей. В делах частного обвинения это
соотношение
выглядит
более
рельефным
за
счет
законодательного
124 Шейфер С.А., Петрова Н.Е. Проблемы реформирования производства по делам частного
обвинения в духе расширения частных начал в уголовном процессе РФ // Государство и право. 1999. № 6. С.
53.
125 Гончарова А.Н. Криминологические основания преступлений частного обвинения. Автореф. …
дисс. канд. юрид. наук. Красноярск. 2002. С. 9.
54
разграничения
процессуальных
действий
и
решений,
инициируемых
частными лицами либо органами публичной власти. 126
Справедливо замечание дореволюционного автора В.Б. Станкевича о
том, что хотя наказание носит государственный, общественный характер,
устранение частных лиц из уголовного процесса грозит бюрократизмом.127
Хотелось бы выделить на этот счет замечание А.А. Тушева и Е.С.
Трясейкиной о том, что особенности производства по уголовным делам
частного обвинения не исключают применение принципа публичности по
данной категории дел. Действие принципа публичности посредством
наделения
полномочных
органов
и
должностных
лиц
органов
государственной власти обязанностью возбуждать уголовное преследование
при обнаружении достаточных оснований не прекращается в случае
установления некоторых признаков преступлений, предусмотренных ч. 2 ст.
20 УПК РФ. По каждому выявленному правоохранительными органами
факту совершения деяния, предположительно пока еще не достоверно
подпадающего под признаки преступления, преследуемого в частном
порядке, проводится проверка на основании ст. ст. 144 - 145 УПК РФ, в
рамках которых опрашиваются лица, причастные к конфликту, очевидцы, в
необходимых
случаях
проводится
осмотр
места
происшествия,
освидетельствование. Оценив в совокупности, полученные в ходе проверки
данные,
должностное
лицо
правоохранительного
органа
направляет
материалы проверки мировому судье.128
Наличие
частного
исключительных
обвинения
случаев возбуждения
публичными
органами
является
уголовных дел
обязательным.
Отказаться от исключительных случаев возбуждения уголовных дел частного
обвинения и оставить все на усмотрение потерпевшей стороны означает
лишить ее реального права на защиту от преступного посягательства.
126: Тарасов А.А. О публичном интересе в делах частного обвинения // Мировой судья. 2012. № 4.
С. 21.
127 Станкевич В.Б. Законопроект о преступлениях, преследуемых по частной жалобе // Журнал
уголовного права и процесса. 1913. № 2. С. 138.
128 Тушев А.А., Трясейкина Е.С. Действие принципа публичности при производстве по уголовным
делам частного обвинения // Российская юстиция. 2012. № 1. С. 33.
55
Беспомощное или зависимое состояние означают невозможность лица
самостоятельно
осуществлять
свою
защиту,
отсутствие
близких
родственников, могущих в данном случае заменить потерпевшего, указывает
на отсутствие способа защиты вообще. Судебная практика также признает,
что наличие особого порядка возбуждения уголовного дела частного
обвинения выступает в качестве дополнительной гарантии защиты прав
потерпевшего.129
Следует отметить, что мировому судье необходимо в каждом
конкретном
случае
оценивать
невозможность
«лица
самостоятельно
защищать свои права и законные интересы. Лицом, находящимся в
беспомощном состоянии, на практике принято признавать лиц, страдающих
психическими и физическими недостатками, а также малолетних, не
достигших
14-летнего
возраста.
В
силу
психических
недостатков
находящимся в беспомощном состоянии может признаваться лицо, которое в
порядке гражданского судопроизводства было признано ограниченно
дееспособным либо страдает тяжелым психическим заболеванием и состоит
на учете в психиатрическом медицинском учреждении. К физическим
недостаткам, не позволяющим потерпевшим самим осуществлять защиту
своих прав и законных интересов, могут быть отнесены немота, глухота,
слепота, а также соматические заболевания, сопровождающиеся острыми
болезненными симптомами либо являющиеся хроническими». 130 На наш
взгляд, отдельные физические недостатки (немота, глухота) не должны стать
препятствием для надлежащей защиты.
Примирение обвиняемого с потерпевшим уже не влечет прекращения
дела автоматически, а предусматривает примирение в рамках ст. 25 УПК РФ,
требующего согласия государственного органа и заглаживания вреда.
129 Определение Конституционного Суда РФ от 18.10.2012 № 1955-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданина Шибанова Сергея Леонидовича на нарушение его конституционных прав
частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации» // СПС «Консультант Плюс».
130 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. М., 2014. С. 186.
56
3. Норма, закрепленная в ч. 1.1 ст. 319 УПК РФ устанавливает: «
мировой судья отказывает в принятии заявления и направляет его
руководителю следственного органа или начальнику подразделения дознания
для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, если неизвестны
данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности». Анализ данный
нормы позволяет утверждать, что законодатель считает необходимым
применение в данном случае положений ч. 4 ст. 20 УПК РФ.
Однако на практике применение этих норм выглядит иначе. Так, по
этой причине уголовное дело частного обвинения было возбуждено
дознавателем, которому необходимо было установить лицо, причинившее
вред потерпевшему.131 Как показывает судебная практика, деятельность
органов предварительного расследования в таких случаях состоит в
установлении лица, совершившего преступление в отношении потерпевшего.
После
установления
виновного
лица,
сотрудники
отделов
полиции
уведомляют заявителя о том, что в действиях преступника содержатся
признаки преступления частного обвинения, которое подсудно мировому
судье и рекомендуют обратиться в суд,132 направляя при этом материалы
уголовного дела по подсудности.
Существенным является вопрос о возможности примирения при
возбуждении
уголовного
дела
частного
обвинения
органами
предварительного расследования.
В случае, если лицо не знает своего обидчика, уголовное дело
возбуждается органами предварительного расследования, и возможность
примирения не исключается после установления ими виновного лица. Круг
обстоятельств, которые должны установить правоохранительные органы
ограничивается
установлением
лица,
привлекаемого
к
уголовной
131 Уголовное дело частного обвинения № 1-20/2009 // Архив мирового судьи судебного участка №
4 Заводского района г. Орла за 2009 год.
132Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 № 2161-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданина Тимушева Артема Андреевича на нарушение его конституционных прав
пунктом 4 части пятой статьи 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и частью 6
статьи 5 Федерального закона «О полиции»» // Документ опубликован не был. СПС «Консультант Плюс»;
Уголовное дело частного обвинения № 1-5/2010 // Архив мирового судьи судебного участка № 2 Заводского
района г. Орла за 2010 год.
57
ответственности.
Данных
сведений
достаточно
для
проведения
примирительной процедуры в мировом суде. Установление дополнительных
обстоятельств дела свидетельствует о производстве мероприятий в рамках
предварительного расследования, что нарушает основы частного обвинения.
В связи с этим нами предлагается в Уголовно-процессуальный кодекс
РФ внести следующие изменения: «Часть 1(1) статьи 319 УПК РФ
дополнить: «После установления данных о лице, привлекаемом к уголовной
ответственности, материалы уголовного дела передаются мировому судье по
подсудности для проведения примирительной беседы и дальнейшего
рассмотрения дела»».
Заявление по уголовному делу частного обвинения представляет собой
особый уголовно-процессуальный акт.
В соответствии с ч. 5 ст. 318 УПК РФ заявление должно содержать:
«наименование
суда,
в
который
оно
подается;
описание
события
преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;
данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; список
свидетелей, которых необходимо вызвать в суд; подпись лица, его
подавшего».
По итогам рассмотрения заявления потерпевшего судья принимает
одно из решений, предусмотренных ч.ч. 1, 1(1), 1(2) ст. 319 УПК РФ.
В тех случаях, когда «поданное по делу частного обвинения заявление
не отвечает требованиям, предъявляемым к его форме и содержанию, или не
представлено достаточное количество копий заявления, мировой судья
выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, для
приведения его в соответствие с указанными требованиями, для чего
устанавливает срок, исходя из особенностей конкретного дела. При
неисполнении постановления мирового судьи об устранении пробелов, он
58
отказывает в принятии заявления к своему производству, о чем также
выносит постановление, и уведомляет об этом лицо, его подавшее»133.
По результатам изучения судебной практики мировых судей г.
Орласледует отметить, что в 80 % случаев мировому судье приходится
принимать решение о возвращении заявления для приведения его в
соответствие с положениями ч. 5, 6 ст. 318 УПК РФ. Наиболее часто
встречающиеся ошибки в заявлении потерпевшего заключаются в том, что
заявитель не указывает: наименование суда, в которое подается заявление;
нет
просьбы,
адресованной
суду,
о
принятии
уголовного
дела
к
производству; отсутствует список свидетелей, которых необходимо вызвать
в суд; не представляются копии заявлений для вручения лицам, обвиняемым
в совершении преступления.134
Следует отметить, что чаще всего заявления потерпевших по делам
частного обвинения поступают в органы внутренних дел. Этот факт
подтверждает и судебная практика. Исходя из анализа
уголовных дел
частного обвинения, рассмотренных мировыми судьями г. Орла в период с
2004 по 2014 годы, следует, что граждане обращались в отделы милиции
(полиции) с заявлениями для возбуждения уголовных дел частного
обвинения достаточно часто. По одному из уголовных дел частного
обвинения по обвинению гр-ки В. по ч. 1 ст. 129 УК РФ, потерпевшая Г.
обратилась с заявлением в прокуратуру.135 И по одному уголовному делу
частного обвинения № 1-78/2004 по обвинению гр-ки Х. по ч. 1 ст. 129 УК
РФ
заявление
поступило
непосредственно
мировому
судье 136,
как
предусмотрено нормами уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 318 УПК
РФ).
133 Грохотова Е.А. Полномочия мирового судьи по делу частного обвинения до начала судебного
разбирательства // Законность и правопорядок в современном обществе. 2012. № 10. С. 173.
134 Архив мировых судей судебного участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 - 2014
года, архив мирового судьи судебного участка № 4 заводского района г. Орла за 2001 – 2014 года.
135 Уголовное дело № 1-55/2004 // Архив мирового судьи судебного участка № 2
Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
136 Уголовное дело № 1-78/2004 // Архив мирового судьи судебного участка № 2
Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
59
Правоохранительные органы обязаны принять и проверить такое
обращение, однако полномочия для возбуждения уголовного дела в данном
случае у них отсутствуют, поскольку нет оснований, предусмотренных ч. 4
ст. 20 УПК РФ. Далее материалы проверки необходимо направить мировому
судье, однако, заявления граждан адресованы руководителю органа
внутренних дел, а не мировому судье. Следовательно, мировой судья не
может принять такое заявление, тем более, что за время проверки стороны
могли прийти к примирению. Поэтому, если потерпевший желает
дальнейшего производства по уголовному делу, ему следует обратиться еще
с одним заявлением в суд, иначе мировой судья не может принять уголовное
дело к своему производству без наличия надлежащим образом оформленного
заявления потерпевшего или его законного представителя, что является
обязательным условием для возбуждения уголовного дела частного
обвинения.
Из заявления гр-ки К. следовало обвинение гр-ки З. по ч. 1 ст. 116 УК
РФ, однако не указан список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд,
поэтому мировым судьей заявление возращено для устранения данного
недостатка.137
Ленинградский областной суд 21.10.2010 г. определил, что мировой
судья обосновано вернул заявление для устранения недостатков. Из
материалов уголовного дела следует, что Р. обратился к мировому судье с
заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении
Б. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 130 УК РФ, в связи с нанесением ему побоев
и оскорбления. Постановлением
мирового судьи судебного участка
заявление возвращено заявителю для приведения его в соответствие с
указанными в постановлении требованиями, а именно при подаче заявления
частный обвинитель, указав просьбу о принятии уголовного дела к
производству, место, время совершения преступления, тем не менее, в
137 Уголовное дело частного обвинения № 1-6/2003 // Архив мирового судьи судебного участка №
2 Железнодорожного района г. Орла.
60
нарушение требований п. 2 ч. 5 ст. 318 УПК РФ, не изложил обстоятельства
совершения преступлений.138
Зачастую граждане пренебрегают таким важным элементом заявления,
как подпись потерпевшего. Безусловно, что без этого компонента заявления
мировой судья просто не имеет права принять заявление, поскольку именно
подпись подтверждает не только содержание самого заявления, но и
волеизъявление потерпевшего.
Следует отметить, что для устранения недостатков заявления мировой
судья устанавливать определенный срок, несоблюдение которого лишает
возможности суд принять заявление. Примером может служить следующий
случай из судебной практики.
Заявитель К. обратилась в Перовский
районный суд г. Москвы с заявлением о привлечении С. к уголовной
ответственности по ч. 1 ст. 128 и ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Постановлением судьи в принятии заявления К.Э. отказано, в связи с
тем, что заявление не соответствует требованиям ч. 5 и 6 с. 318 УПК РФ, в
поданном заявителем заявлении не сформулировано обвинение, отсутствуют
полные данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, в связи с
чем, суд лишен возможности принять по нему решение.
В кассационной жалобе заявитель К. не согласна с постановлением,
считает его незаконным и необоснованным. Проверив материалы дела,
обсудив
доводы
кассационной
жалобы,
судебная
коллегия
находит
постановление суда законным и обоснованным. Отказывая в принятии
заявления К. к своему производству, суд в постановлении указал о том, что
заявителем в установленный судом срок не были устранены нарушения
закона, допущенные при составлении первоначального заявления.139
Немаловажна
разработка
предложения
о
дополнении
перечня
требований к заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения
138 Определение Ленинградского областного суда от 21.10.2010 № 22-1875/2010 // СПС
«Консультант Плюс».
139 Кассационное определение Московского городского суда от 13.03.2013 № 22-2274/2013 // СПС
«Консультант Плюс».
61
требованием об указании в заявлении просьбы о привлечении виновного к
уголовной
ответственности,
принадлежащая
еще
дореволюционным
авторам140. Хотя уголовно-процессуальный закон не предусматривает такого
требования, судебная практика свидетельствует об обратном, поскольку
заявления граждан часто содержат формулировки «прошу привлечь».
Сложно согласиться с позицией отдельных авторов, считающих просьбу о
принятии заявления к производству, содержащуюся в перечне требований к
заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения, просьбой о
привлечении к уголовной ответственности. 141
Исходя из частной природы уголовных дел частного обвинения,
следует установить, что выражение волеизъявления потерпевшего для
возбуждения уголовного дела должно быть четким, поэтому целесообразной
представляется замена такого элемента заявления потерпевшего как просьбы,
адресованной суду о принятии уголовного дела к производству, на просьбу,
адресованную суду о принятии уголовного дела к производству и привлечении
виновного к уголовной ответственности. На наш взгляд, в данной
формулировке отражена сама суть поданного заявления. Поскольку
уголовно-процессуальный закон употребляет лишь термин «заявление», не
оговаривая о чем оно, соответственно возникает вопрос о том, с какой целью
потерпевший обращается в суд. Так, возникают различные варианты. В
заявлении потерпевший преследует цель возбуждения уголовного дела,
привлечения обидчика к уголовной ответственности, защиты своих прав и
законных интересов. Вроде бы все аспекты имеют один и то же смысл, но все
же привлечение виновного к уголовной ответственности наиболее полно
отражает реализацию назначения уголовного судопроизводства.
Приняв заявление к производству, мировой судья назначает судебное
заседание. Особенность подготовки к судебному заседанию по уголовному
делу частного обвинения заключается в том, что судебное разбирательство
140 Фон-Резон А. Юридическое значение жалобы в уголовно-частных преступлениях // Журнал
гражданского и уголовного процесса. 1878. № 2. С. 13.
141 Лазарева В.А., Жирова М.Ю. О некоторых проблемах, возникающих в судебной практике по
делам частного обвинения // Мировой судья. 2010. № 10. С. 18.
62
должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в
суд заявления или уголовного дела (ч. 2 ст. 321 УПК РФ). Следует иметь в
виду, что «при наличии оснований для назначения судебного заседания
мировой судья в течение семи суток со дня поступления заявления в суд
вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с
материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления,
разъясняет права подсудимого в судебном заседании, и выясняет, кого, по
мнению данного лица, необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей
защиты, о чем у него берется подписка. В случае неявки в суд лица, копия
заявления с разъяснением прав подсудимого, а также условий и порядка
примирения сторон направляется ему по почте» (ч. 3 и ч. 4 ст. 319 УПК РФ).
Законодатель неясно и нелогично регулирует правило о том, в какой
момент мировой судья должен выполнить требования ч. 5 ст. 319 УПК РФ о
разъяснении сторонам возможности примирения. Несмотря на то, что закон
не содержит указания, об этом, до назначения судебного заседания мировому
судье в рамках его примирительной функции необходимо провести
примирительную беседу (желательно не одну) и лишь после этого назначать
судебное заседание. Данные положения подтверждают результаты интервью,
взятые у судей.
Открытым для теории и для практики уголовного процесса остается
вопрос
о
возможности
проведения
предварительного
слушания
по
уголовным делам частного обвинения. Анализируя нормы УПК РФ,
касающиеся проведения предварительного слушания, сталкиваемся с тем,
что об уголовных делах частного обвинения в них не упоминается. Как
полагают отдельные авторы, проведение предварительного слушания по
делам частного обвинения, возбуждаемым мировым судьей по заявлениям
граждан,
вполне
обеспечивает
допустимо142,
выполнение
поскольку
особых
задач:
предварительное
заранее
слушание
выяснить
или
142 Ковтун Н.Н. Правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации о подготовке дела к
судебному разбирательству // Российский судья. 2010. № 4. С. 18.
63
скорректировать
позиции
сторон
по
делу,
проверить
допустимость
представленных доказательств и рассмотреть ходатайства о представлении в
судебное заседание дополнительных доказательств, не исследованных ранее,
попутно уведомив о них другую сторону.143
Некоторые авторы высказали идею о назначении предварительных
слушаний,
на
которых
стоит
проводить
примирительные
беседы,
обосновывая такие выводы тем, что именно предварительное слушание как
нельзя
более
подходит
для
спокойного
и
взвешенного
процесса
примирения.144
По нашему мнению, невозможно смешение данных институтов,
поскольку цели и задачи примирительного производства у мирового судьи не
соответствуют сущности предварительных слушаний, которые не должны
проводиться по уголовным делам частного обвинения в силу затягивания
производства по делу, что не сочетается с идеей упрощенного производства
по частному обвинению.
Норма, получившая закрепление в ч. 6 ст. 319 УПК РФ, предписывает,
что в случае, когда между сторонами не удается достичь примирения,
мировой судья должен назначить судебное заседание для рассмотрения
уголовного дела по существу. Следует иметь в виду, что «судебное
разбирательство у мирового судьи проходит все этапы, что и производство
по иным делам в федеральных судах: подготовительная часть судебного
заседания, судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого
и постановление приговора»145.
Уголовно-процессуальное законодательство закрепляет единоличное
рассмотрение мировым судьей уголовных дел частного обвинения. В целом
судебное разбирательство должно осуществляться по общим правилам
уголовного судопроизводства.
143 Белоковыльский М.С., Дементьева М.Ю. Возможно ли проведение предварительного слушания
при рассмотрении уголовных дел частного обвинения? // Мировой судья. 2008. № 10. С. 12.
144 Белоковыльский М.С., Дементьева М.Ю. Там же. С. 13.
145 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный). 10-е изд., науч. М.:Проспект,2012. С. 401.
64
Производство
по
уголовным
делам
частного
обвинения
предусматривает возможность соединения мировым судьей до начала
судебного следствия в одном производстве заявления потерпевшего со
встречным заявлением, в соответствии с ч. 3 ст. 321 УПК РФ. Таким образом,
заявитель может одновременно находиться в статусе частного обвинителя и
обвиняемого. При соединении заявлении они рассматриваются в рамках
одного судебного разбирательства.
Следует отметить, что возможно соединение только первоначального и
встречного заявлений, подаваемых по одному основанию для возбуждения
уголовного дела, поскольку они взаимосвязаны и исключают необходимость
повторного рассмотрения одних и тех же обстоятельств.
Особую сложность вызывает производство судебного следствия в
случае такого объединения. Мировой судья обязан учитывать мнение
участников процесса при исследовании доказательств. «Допрос лиц об
обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по
правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во
встречных заявлениях, – по правилам допроса подсудимого. Судебное
следствие по уголовным делам частного обвинения начинается с изложения
частным обвинителем или его представителем заявления, в пределах
которого осуществляется судебное разбирательство. При одновременном
рассмотрении по уголовному делу частного обвинения встречного заявления
его доводы излагаются в том же порядке после изложения доводов основного
заявления»146.
Судебные
прения
и
последнее
слово
подсудимого
осуществляются по общим правилам. Следует подчеркнуть, что до удаления
суда в совещательную комнату у сторон сохраняется возможность
примирения. Если примирение не состоялось, мировой судья выносит
приговор в отношении каждого подсудимого. Примечательно, что по итогам
рассмотрения в одном производстве заявления Ш. в отношении Б. по
обвинению по ч. 1 ст. 116 УК РФ и встречного заявления Б. в отношении Ш.
146 Безлепкин Б. Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
(постатейный). 10-е изд., науч. М.:Проспект,2012. С. 402.
65
по обвинению по ч. 1 ст. 129 УК РФ мировой судья вынес приговор, который
стал обвинительным для Б. и оправдательным для Ш., поскольку в
обвинении Ш. не было установлено состава преступления.147
Таким образом, для института соединения уголовных дел частного
обвинения при производстве у мирового судьи характерны особенности
производства судебного следствия, на котором участники процесса наделены
особыми правами, поскольку каждая из сторон наделена как правами
частного обвинителя по своему заявлению, так и правами подсудимого по
встречному заявлению. При этом стороны не лишены права примирения до
удаления мирового судьи в совещательную комнату.
Норма, закрепленная в ч. 6 ст. 321 УПК, предполагает, что, «если в
ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого
подано
заявление,
будут
установлены
признаки
преступления,
не
предусмотренные ч. 2 ст. 20, то мировой судья выносит постановление о
прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов
руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для
решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или
частно-публичного обвинения, о чем уведомляет потерпевшего и его
законного представителя»148.
Так, по одному из уголовных дел частного обвинения по обвинению З.
по ч. 1 ст. 129 УК РФ мировой судья вынес постановление о прекращении
уголовного дела, поскольку в действиях З. усмотрен состав преступления,
предусмотренный ч. 3 ст. 129 УК РФ, преследование за которое
осуществляется в порядке публичного обвинения.149
Однако в судебной практике мировых судей в подобном случае
применяется иной подход. Так, по уголовному делу частного обвинения по
обвинению А. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, в действиях обвиняемой были выявлены
147 Уголовное дело частного обвинения № 1-53/2007 //Архив мирового судьи судебного участка №
2 Железнодорожного района г. Орла за 2007 год.
148 Корякин А.Л. Институт частного обвинения в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Сургут, 2015. С. 12.
149 Уголовное дело № 1-25/2004 //Архив мирового судьи судебного участка № 4 Заводского района
г. Орла за 2007 год.
66
признаки уголовного дела и частного, и публичного обвинения. Мировой
судья отказал в принятии заявления в части, где дело неподсудно ему, в связи
с публичностью этой части заявления.150
По итогам рассмотрения дела в судебном заседании мировой судья
выносит
итоговое
процессуальное
решение
–
обвинительный
или
оправдательный приговор. Обращает на себя внимание то, что хотя мировые
судьи
законом
отнесены
к
судам
субъектов,
приговор
все
равно
провозглашается именем Российской Федерации. Постановление приговора
происходит в совещательной комнате.
Таким образом, можем прийти к выводу, что уголовные дела частного
обвинения – особая категория уголовных дел, рассматриваемых мировым
судьей, обладающая высоким социальным и нравственным значением для ее
выделения. Производство по уголовным делам частного обвинения имеет
особенности, позволяющие отнести их рассмотрение к особой форме. Так,
возбуждение уголовного делам частного обвинения всецело зависит от
волеизъявления
потерпевшего,
который
выступает
в
процессе
самостоятельно или через представителей. Рассмотрение дела осуществляет
мировым судьей, который наделен особыми полномочиями по разъяснению
сторон
возможности
примирения,
что
является
предметом
нашего
дальнейшего исследования.
2.3. Сущность, задачи и значение института примирения по уголовным
делам частного обвинения
Одним
из
результатов
поиска
новых
моделей
уголовного
судопроизводства применительно к российским условиям можно назвать
теоретическую разработку и внедрение в уголовное судопроизводство форм
мирного и компромиссного разрешения уголовно-правовых конфликтов,
возникающих в результате совершения преступлений, относящихся к
150 Уголовное дело № 1-63/2007 // Архив мирового судьи судебного участка № 2
Железнодорожного района г. Орла за 2007 год.
67
категории небольшой или средней тяжести. Истоки идей о подобных формах
разрешения уголовно-правовых конфликтов восходят к российской правовой
истории, в частности, к законодательству о прекращении уголовного
преследования в связи с примирением сторон по делам частного
обвинения.151 Такие выводы подтверждает и судебная практика.
Одной из важнейших особенностей судопроизводства по делам
частного обвинения является возможность примирения потерпевшего с
лицом, на которое подано заявление. Для раскрытия сущности и задач
уголовно-процессуального
примирения
необходимо
рассмотреть
разнообразные понятия данного термина.
Толкование
смысла
термина
«примирение»
в
русском
языке
определяется как «действие по прекращению ссоры, тяжбы … заключение
мира».152 В более современном словаре говорится о примирении как о
результате «прекращения вражды, восстановления согласия». 153 Таким
образом,
согласно
первой
позиции
примирение
представляется
как
определенная деятельность для прекращения возникшего конфликта, а в
более
современном
подходе
к
примирению
относятся
как
к
уже
достигнутому факту.
Следующие авторы говорят о примирении с потерпевшим как о
выражении
идеи
компромисса
для
достижения
цели
борьбы
с
преступностью. Однако Х.Д. Аликперов видит проблему в субъектном
составе примирения, который представляет собой компромисс государства и
преступника.154А.В. Наумов указывает, «что такой компромисс, в первую
очередь, касается волеизъявления потерпевшего, которому принадлежит
право выбирать «способ восстановления справедливости»155.
151 Самданова Б.Б. Проблемы становления и развития института прекращения уголовного дела в
связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в современном российском уголовном процессе: дис. ...
канд. юрид. наук. М. 2003. С. 5.
152 Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М. 1995. С. 493.
153 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.1999. С. 595.
154 См: Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с
потерпевшим // Законность. 1999. № 6. С. 12.
155 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М. 1996. С. 452-454.
68
Особое мнение высказывает Р.Р. Галиакбаров, говоря о примирении
как о снятии потерпевшим «своих претензий к лицу, совершившему
преступление» либо его обращение «с просьбой прекратить возбужденное
уголовное дело».156
По мнению, Л.Л. Кругликова, под примирением понимается заявление
потерпевшего органу предварительного расследования, или мировому судье
в судебном заседании своего «нежелания привлечь виновного к уголовной
ответственности».157Справедливо замечает С.И. Никулин о том, что нельзя
ограничиваться
простым
волеизъявлением
потерпевшей
стороны,
а
примирение должно быть фактом состоявшимся.158 Примирение должно
представлять собой, как указывает В.М. Лебедев «деятельность обвиняемого
и
потерпевшего,
направленную
на
преодоление
последствий
преступления».159
Наиболее подходящим относительно преступлений, отнесенных к
делам частного обвинения, представляется определение, данное В.В.
Дорошковым и Н.А. Патовым, которые под примирением понимают отказ
потерпевшего от просьбы привлечь виновного к уголовной ответственности
либо просьбу прекратить уголовное дело, возбужденное по его заявлению.160
Обращает на себя внимание то, что В.В. Дорошков традиционно
говорит
о
необходимости
материально-правового
и
процессуального
толкования понятия «примирение». В частности автор предлагает под
материально-правовым примирением понимать «нравственное раскаяние в
совершении противоправного деяния лица, против которого осуществляется
уголовное преследование, непосредственно перед потерпевшим и прощение
последним его действий, а также достижение между указанными лицами
156 Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. Краснодар. 1999. С. 366.
157 Уголовное право России. Часть Общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М. 1999. С. 467.
158 См: Давыдова Е.В., Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Примирение с потерпевшим в
уголовном праве. Ставрополь. 2002. С 34.
159 Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева. М. 2004. С.
231.
160 Дорошков В.В., Патов Н.А. Особенности уголовного судопроизводства у мирового судья //
Российский судья. 2002. № 4. С. 21.
69
согласия относительно порядка, размера и срока заглаживания причиненного
вреда»161.
Примирение
в
процессуальном
смысле
рассматривается
как
специально установленная и закрепленная в законе процедура, «в ходе
которой стороны соглашаются с условиями прекращения уголовного
преследования
в
отношении
обвиняемого
по
нереабилитирующим
основаниям и происходит процессуальное оформление этого согласия»162.
Проанализировав различные подходы
к понятию примирения,
приходим к выводу, что примирение по уголовным делам частного
обвинения представляет собой разновидность уголовно-процессуальной
деятельности, предназначенной для урегулирования уголовно-правового
конфликта между потерпевшим и обвиняемым. Для каждого действия
должен быть субъект, выполняющий эту деятельность. Так, осуществлять
примирительную деятельность по уголовным делам частного обвинения, по
нашему мнению, должен мировой судья.
Примечательно, что в настоящее время в российском уголовном праве
не
существует
предусматривает
единого
два
института
основания
примирения
прекращения
сторон.
уголовного
УПК
дела
РФ
за
примирением сторон:
Первое основание регулируется ст. 25 УПК РФ, согласно которой
«уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит
прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым на основании
заявления потерпевшего или его законного представителя, если это лицо
примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред». Данный
вид примирения применяется к уголовным делам публичного и частнопубличного обвинения.
Условием примирения в рамках ст. 25 УПК РФ является не только сам
факт примирения с потерпевшим, но
и заглаживание причиненного
161 Там же. С. 22.
162 Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 82.
70
потерпевшему вред, а также соблюдение предписаний ст. 76 УК РФ,
согласно которой только «лицо, впервые совершившее преступление
небольшой
тяжести
может
быть
освобождено
от
уголовной
ответственности». Очевидно, что возможность примирения обвиняемого с
потерпевшим связывается при такой конструкции не с формой уголовного
преследования,
а
с
уголовно-правовыми
основаниями
–
тяжестью
совершенного преступления, максимальное наказание за которое не
превышает трех лет лишения свободы. Однако к обозначенным в УК РФ
условиям примирения УПК РФ добавляет собственное процессуальное
условие
–
наличие
заявления
потерпевшего
или
его
законного
представителя.
Так, в постановлении о прекращении уголовного дела в отношении Р.
по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК
РФ, мирового судьи судебного участка № 1 Бессоновского района от 26
сентября 2005 года указано, что согласно ст. 25 УПК РФ суд вправе на
основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении
лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней
тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо
примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. При
вынесении постановления суд руководствовался ст. 25 УПК РФ.163
Для
прекращения
уголовных
дел
частного
обвинения
предусматривается второй вид уголовно-процессуального примирения в
соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ. Данное основание существенным образом
отличается в своем правовом регулировании от первого вида. Кроме
заявлений потерпевшего и обвиняемого дополнительных условий не
устанавливается.
В постановлении о прекращении производства по уголовному делу, по
обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116
УК РФ, мирового судьи судебного участка № 2 Железнодорожного района г.
163 Справка по результатам обобщения судебной практики по уголовным делам частного
обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) за 2005 год // СПС «Консультант Плюс».
71
Орла от 19 июля 2004 года указано, что согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ
уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129
частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются
уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по
заявлению
потерпевшего,
его
законного
представителя
и
подлежат
прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым164.
Исходя из анализа судебной практики и положений уголовнопроцессуального
законодательства,
следует
отметить
основные
отличительные черты рассмотренных институтов примирения.
Во-первых, примирение сторон по делам публичного и частнопубличного обвинения лишь дает право суду и органам предварительного
расследования, но не обязывает их прекратить дело. А в случае примирения
по уголовным делам частного обвинения мировой судья обязан прекратить
дело, поскольку обоюдное решение частного обвинителя и обвиняемого
примириться является обязательным для государственных органов.
Во-вторых, заявление о примирении является единственным условием
для прекращения уголовного дела частного обвинения, то есть ставит факт
примирения в зависимость от волеизъявления сторон. Для прекращения
уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения требуется
наличие
дополнительных
условий,
таких
как
небольшая
тяжесть
преступления и необходимость заглаживания вреда.
Примечательно, что судебная практика одного мирового судьи
судебного участка № 3 Ленинского судебного района г. Мурманска
допускает примирение сторон на основании положений ст. 25 УПК РФ по
уголовному делу № 1-27/2015 и ч. 2 ст. 20 УПК РФ по уголовному делу № 11/2015 в отношении одного состава ч. 1 ст. 116 УК РФ. 165 Следует сказать,
что на практике не должно быть разрозненного применения норм
164 Уголовное дело частного обвинения № 1-62/2004 // Архив мирового судьи судебного участка №
2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
165 Опубликованные судебные акты по уголовным делам судебного участка № 3 Ленинского
судебного района г. Мурманска. [Электронный ресурс].URL: http://www.sudrf.ru (дата обращения
04.05.2017).
72
законодательства. Примером служит отмена решения суда в апелляционном
порядке в связи с применением ст. 25 УПК РФ, игнорируя ч. 2 ст. 20 УПК РФ
по уголовному делу частного обвинения, поскольку такие судебные решения
нельзя признать законными и обоснованными по причине существенного
ущемления законные права граждан.166
В законе прямо указано на обязанность прекратить производство по
уголовному делу частного обвинения в случае примирения обвиняемого с
потерпевшим,
руководство
другими
нормами,
оставляющими
эту
возможность на усмотрение суда, недопустимо. Поэтому решение о
примирении сторон по уголовным делам частного обвинения должно
приниматься на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ, а не ст. 25 УПК РФ.
В юридической литературе нет единого подхода и к исследованию
сущности
примирения
по
уголовным
делам
частного
обвинения.
Встречаются следующие позиции по данной проблеме.
Одни авторы рассматривают сущность примирения по делам такой
категории как способ разрешения конфликта, спора, возникшего между
потерпевшим и обвиняемым.167
Другие авторы раскрывают сущность примирения через проявление
принципа диспозитивности. Диспозитивность применительно к делам
частного
обвинения
в
уголовном
судопроизводстве
означает,
что
процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по
инициативе
основных
участников
этих
правоотношений.
168
Так,
неоднократно ранее было отмечено, что не только возбуждение уголовного
дела частного обвинения зависит от волеизъявления потерпевшего, но
возможность прекращения дела за примирением также зависит от обоюдного
согласия участников частноправового конфликта.
166 Постановление Президиума Волгоградского областного суда от 19.02.2014 N 44у-32/2014 //
СПС «Консультант Плюс».
167 Мергалиева Г., Балашов А. Правовая природа примирения по делам частного обвинения //
Мировой судья. 2007. № 8. С. 9.
168 Трясейкина Е.С. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон в условиях
состязательности уголовного процесса // Общество и право. 2011. № 1. С. 184.
73
Третья группа авторов, под сущностью примирения по уголовным
делам частного обвинения подразумевает реализацию задач (назначения)
уголовного
судопроизводства.169Примирение
частного
обвинителя
с
обвиняемым является целью судопроизводства по делам частного обвинения.
Причем
мировому
судье
принадлежит
ведущая
роль
в
процедуре
примирения. Через возможность примирения по частному обвинению
реализуется
защита
прав
и
законных
интересов
потерпевших
от
преступлений самостоятельным решением о судьбе дела, а также для
обвиняемого предоставляется возможность освобождения от уголовной
ответственности.
Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что примирение
следует рассматривать как отличительную особенность производства по
уголовным делам частного обвинения, сущность которого состоит в
разрешении уголовно-процессуального конфликта, что и является задачей
судопроизводства по частному обвинению. Выбор примирения в качестве
способа разрешения правового конфликта в данном случае оправдан в силу
того, что рассматриваемая категория дел всегда затрагивает личные,
семейные отношения сторон.
Ч. 5 ст. 319 УПК РФ закрепляет обязанность мирового судьи по
разъяснению сторонам возможности окончания уголовного преследования
через
примирение. Обязательным
является
и разъяснение частному
обвинителю и обвиняемому последствий принятия ими решения о
примирении. Судья указывает, что потерпевший, который чаще всего
выступает
в роли частного обвинителя, утрачивает право на повторное
обращение в суд с таким же заявлением по данному обвинению.
Подсудимому суд разъясняет, что прекращение уголовного дела за
примирением сторон является нереабилитирующим основанием и уточняет
последствия такого прекращения170.
169 Макаров Ю.Я. Совершенствование уголовного процесса в аспекте частного обвинения //
Российский следователь. 2008. № 6. С. 16.
74
Примирение сторон по делам частного обвинения, в случае их
волеизъявления обязательно для государственных органов и должностных
лиц, ведущих процесс. По мнению А. Шамардина, «такая императивность
оправданна: ведь по делам частного обвинения преступлением затронут
лишь интерес потерпевшего, а не государства или общества, а значит,
потерпевшему решать - продолжать обвинение или заявить о соглашении с
обвиняемым»171.
Как подчеркивает В.В. Дорошков, «название новых судов «мировые»
не случайно. Оно подчеркивает цель, смысл уголовно-процессуальной
деятельности - проведение согласительной процедуры, которая, как правило,
должна оканчиваться утверждением мирового соглашения. Такое название
судей обязывало законодателя установить для их деятельности наиболее
демократическую процедуру, простую и доступную для населения, которая
приближалась
участниками
бы
к
саморегулированию
уголовно-процессуальных
спорных
отношений.
ситуаций
В
самими
основу
этой
процедуры должно быть положено уважение к правам лиц, обратившихся за
защитой, и помощь в правильном восприятии взаимных интересов сторон по
отношению друг к другу. Именно согласительное производство должно быть
взято за основу в целях заключения мирового соглашения».172
Автор
справедливо
отмечает,
что
согласительная
процедура
разрешения уголовно-правового конфликта в сравнении с традиционной
имеет целый ряд преимуществ. Это связано с тем, что такие процедуры
всегда требуют определенного упрощения, деформалицации уголовного
процесса, и «при этом отсутствует отрицательный эффект судебного
общения, но присутствуют больший демократизм, максимально высокая
степень активности сторон в выборе и подготовке оптимального решения.
170 Настольная книга мирового судьи. Научно-методические материалы / Отв. ред. А.Ф. Ефимов.
М. 2012. С. 98.
171 Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться
судом // Российская юстиция. 2001. № 2. С. 60.
172 Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты
деятельности. М.: Норма, 2004. С. 81.
75
Проводя согласительную процедуру, склоняя стороны к примирению,
ликвидации конфликта без применения мер уголовного принуждения,
мирным путем, мировые судьи не только принимают решение по делу,
прекращающее дальнейшее производство по нему, но и привлекают стороны
к нравственной оценке происшедшего»173.
Все это выводит на повестку дня вопрос о необходимости разработки
новой нормативной модели примирения по делам частного обвинения.
Примирение сторон – это всегда, во всех случаях двусторонний акт,
требующий согласия не только потерпевшего, но и обвиняемого. По смыслу
ст. 25 УПК РФ к сторонам, примирение которых служит основанием
прекращения уголовного дела частного обвинения, относятся: со стороны
обвинения - потерпевший (ст. 42 УПК РФ), законный представитель
потерпевшего (ст. 45 УПК РФ), со стороны защиты - подозреваемый (ст. 46
УПК РФ), обвиняемый (ст. 47 УПК РФ).
До сих пор существует межнормативное противоречие в правовом
регулировании института примирения. Так, в ч. 2 ст. 20 УПК РФ сказано о
примирении потерпевшего с обвиняемым, а в ст. 25 УПК РФ о примирении
подозреваемого и обвиняемого с потерпевшим, а в соответствии с ч. 2 ст. 239
УПК РФ и ч. 5 ст. 319 УПК РФ примирение возможно по ходатайству одной
из сторон (как защиты, так и обвинения). Вместе с тем можно было бы
согласиться с положением, закрепленным в ч. 2 ст. 20 УПК РФ в отношении
примирения потерпевшего с обвиняемым, поскольку речь идет о делах
частного обвинения, возбуждаемых по заявлению потерпевшего, но трудно
согласиться с инициативой, проявляемой стороной защиты в соответствии с
ч. 2 ст. 239 УПК РФ, поскольку для примирения необходимо согласие
потерпевшего, а не обвиняемого.
Таким образом, логика конструкции данных норм должна определяться
тем, что инициатива примирения должна исходить от подозреваемого,
обвиняемого, и тогда разрешение конфликта будет диктоваться желанием
173 Там же.
76
или нежеланием лица, которому преступлением причинен физический,
имущественный
либо
моральный
исследователи
считают
справедливости
ситуацию,
вред,
идеальной
в
примириться.
с
которой
точки
174
зрения
инициатором
Многие
социальной
примирения
и
заглаживания вреда будет подсудимый175.
Примечательно,
что
в
качестве
инициатора
примирения
не
рассматривается мировой судья или адвокат, поскольку инициатива
примирения
и
согласие
на
примирение
имеют
разные
значения.
Действительно, для прекращения уголовного дела частного обвинения по
основанию примирения сторон существенным является согласие частного
обвинителя и обвиняемого, а выступить с предложением о примирение
может адвокат, а мировой судья тем более выступает с инициативой
примирения, разъясняя сторонам такую возможность.
Прежде
чем
принимать
примирение
сторон
за
основание
к
прекращению уголовного дела, необходимо убедиться в виновности лица,
подлежащего освобождению от уголовной ответственности в совершении
преступления, а также в том, что примирение должно состояться именно по
данному поводу176.
Несмотря на то, что решение о примирении сторон является
обязательным для мирового судьи, должны быть предприняты все
возможные меры для установления истинных причин примирения, иначе не
выполняются задачи (назначение) уголовного судопроизводства. Так,
наличие порока воли у потерпевшего препятствует надлежащей защите его
прав и законных интересов, а порок воли у обвиняемого лишает защиты
личности
от
незаконного
и
необоснованного
обвинения.
Реальной
возможностью выяснить все обстоятельства дела является руководящая роль
174 Францифоров В.Ю. Конфликт в сфере уголовного судопроизводства // Российский следователь.
2006. № 2. С. 14.
175 Ларина Л.Ю. Некоторые аспекты освобождения от уголовной ответственности в связи с
примирением с потерпевшим // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2015. № 4. С. 12.
176 Бозров В. Не всякое примирение освобождает от уголовной ответственности // Уголовное
право. 2012. № 3. С. 113.
77
мирового судьи в проведении примирительной беседы, в ходе которой ему и
предоставляется возможность выяснить причины примирения.
Важно еще раз отметить, что примирение – это право потерпевшего, а
не его обязанность. Однако мировой судья должен создать условия для
реализации потерпевшим данного права. Но при этом следует иметь ввиду,
что примирение может стать предметом «торга». В таком случае
потерпевший может вымогать возможность примирения за вознаграждение
от обвиняемого, в подобной ситуации примирение состояться не может177.
В любом случае примирение всегда должно соответствовать принципу
свободной воли. Это налагает на мирового судью обязанность убедиться, что
примирение не осуществляется с пороком воли, то есть вследствие угроз,
подкупа и т.д.
Необходимо
единственным
отметить,
основанием
что
примирение
прекращения
сторон
уголовного
является
дела
не
частного
обвинения, поскольку ч. 5 ст. 321 УПК РФ предоставляет частному
обвинителю право отказаться от обвинения.
Отказ от обвинения проявляется в двух формах: активный и
пассивный.
Пассивный отказ предусмотрен ч. 3 ст. 249 УПК, из которой следует,
что по делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных
причин влечет прекращение уголовного дела.
Активный отказ от обвинения происходит во время судебного
разбирательства. Факт отказа от обвинения в устной форме должен быть
отображен в протоколе судебного заседания, а в письменной форме – в
заявлении.
При этом судья должен выяснить, не связан ли отказ с примирением
подсудимого и частного обвинителя. Если это действительно так, то дело
177 Марковичева Е.В. О примирении сторон в современном российском
судопроизводстве // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2016. № 5(28). С. 282.
уголовном
78
подлежит прекращению, однако, заявление должно поступить и от
подсудимого, и от частного обвинителя178.
В этой связи важно разграничить данные основания прекращения
уголовного дела. К сожалению, в судебной практике встречаются ситуации, в
которых стороны не смогли прийти к соглашению о примирении, но при
этом потерпевший отказывается от поддержания частного обвинения.
Полагаем, что в данном случае нет оснований прекращать уголовное дело за
примирением сторон. Отказ от обвинения является реабилитующим
основанием
прекращения
уголовного
дела,
тогда
как
прекращение
уголовного дела в связи с примирением относится к нереабилитирующим
основаниям. Общим для них будет лишь невозможность повторного
обращения по тому же основанию в порядке частного обвинения179.
Значение института примирения для уголовного процесса трудно
переоценить. Правильное применение норм закона, касающихся примирения
способствует защите прав и законных интересов как потерпевшего путем
предоставления диспозитивного права на примирение с обвиняемым, так и
для
самого
обвиняемого,
поскольку
является
основанием
для
его
освобождения от уголовной ответственности. Важнейшим результатом
примирения
является
достаточно
быстрая
ликвидация
конфликта
и
предупреждение более тяжких преступлений против жизни и здоровья,
поскольку возникший спор исчерпан.
Поэтому мировой судья, рассматривая уголовное дело частного
обвинения
должен
стремиться
к
достижению
примирения
между
участниками. Но не слепо добиваться цели примирения, а разбираться в
причинах сложившейся ситуации, поскольку решение должно быть
добровольным и обоюдным.
По результатам рассмотрения данного вопроса мы определились с
наличием существенных проблем. В первую очередь, необходимо указать на
178 Настольная книга мирового судьи. Научно-методические материалы / Отв. ред. А.Ф. Ефимов.
М. 2012. С. 96.
179 Смахтин Е.В., Ларионова А.А. К вопросу о примирении сторон в уголовном процессе // Вестник
Пермского университета. Юридические науки. 2013. № 1(19). С. 208.
79
отсутствие четкого понятия примирения; оснований, условий примирения по
частному обвинению, отсутствие акта о примирении, его формы и
содержания. Поэтому предлагаем внести в УПК РФ главу, регулирующую
процедуру примирения и закрепить направляющую функцию мирового судьи
в примирении участников конфликта.
Современное
уголовно-процессуальное
законодательство
рассматривает процедуру примирительного производства как единичное
действие мирового судьи. Однако, на наш взгляд, примирение сторон по
уголовным делам частного обвинения должно предполагать несколько
этапов с участием мирового судьи и сторон уголовного процесса:
потерпевшего и обвиняемого.
В юридической литературе приводятся различные варианты, в
соответствии с которыми могла бы осуществляться процедура примирения
сторон в уголовном процессе.
Более предпочтительным для некоторых авторов представляется
вариант, когда действия судьи по разъяснению частному обвинителю и
подсудимому возможности и последствий прекращения дела по этому
основанию, а также окончательное мнение сторон об этом фиксируются в
протоколе судебного заседания. Решение вопроса о прекращении дела может
происходить как в ходе подготовительной части судебного разбирательства,
так и в порядке предварительного слушания, так как наличие оснований для
прекращения уголовного дела является в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК
РФ основанием для проведения предварительного слушания 180.
По мнению Ю.Я. Макарова, процедура примирения «должна быть
единой для всех мировых судей» и включать следующие этапы:
1) уполномоченное на проведение примирительной процедуры лицо
вызывает стороны уголовно-правового конфликта; 2) лица, ведущее
примирительную беседу докладывает об обстоятельствах уголовного дела и
180 Гричаниченко А. Проблемы прекращения уголовных дел частного обвинения // Уголовное
право. 2006. № 3. С. 62.
80
призывает стороны к примирению; 3) по результатам примирительной
процедуры оформляется процессуальный акт.181
На
практике
процедура
разъяснения
сторонам
возможности
примирения выглядит следующим образом.
Если поданное заявление отвечает требованиям ч. 5 и 6 ст. 318 УПК,
судьей выносится постановление о принятии заявления к производству и
примерно до истечения 7 суток направляется уведомление как частному
обвинителю (ч. 7 ст. 318 УПК), так и лицу, в отношении которого подано
заявление, о явке в суд для примирительной беседы (в повестке так и
указывается). Это же отмечается и в постановлении о принятии заявления к
производству.
Если обе стороны являются в суд на примирительную беседу, то не
только лицу, в отношении которого подано заявление, разъясняются права
обвиняемого, предусмотренные ст. 47 УПК, как установлено в ч. 3 ст. 319
УПК (на практике судья еще разъясняет ему право на подачу встречного
заявления – это в законе не предусмотрено), но и одновременно
разъясняются права и обязанности частного обвинителя-потерпевшего,
предусмотренные ст. 42-43 УПК, как это установлено частью 7 ст. 318 УПК.
При этом обязательным условием является приглашение на примирительную
беседу в порядке ст. 51 УПК РФ защитника для обвиняемого, которое
реализуется путем направления в соответствующую коллегию адвокатов
уведомления (в произвольной форме).
На наш взгляд, процедуру примирения у мирового судьи необходимо
закрепить в специальной главе 41.1 «Примирительное производство у
мирового судьи по уголовным делам частного обвинения». Внесения
изменений в действующий уголовно-процессуальный закон необходимо
потому, что в статьях регламентирующих производство по делам частного
обвинения, в частности ч. 6 и 7 ст. 318, ч. 3 ст. 319 УПК, недостаточно четко
181 Макаров Ю.Я. Совершенствование уголовного процесса в аспекте частного обвинения //
Российский следователь. 2008. № 6. С. 15.
81
и понятно установлена последовательность и процедура осуществления
действий мирового судьи, в том числе и процедура предупреждения
заявителя об уголовной ответственности по ст. 306 УК и его право на
примирение с лицом, в отношении которого подано заявление. Совершенно
очевидно, что все эти действия осуществляются на примирительной беседе.
Получается, что мировой судья раньше, чем вызовет лиц на примирительную
беседу, никак не может выполнить процедуру, установленную в части 6 ст.
318 УПК.
Если не явилась любая из сторон (как и обе сразу) на беседу, то суд
выносит постановление о назначении судебного разбирательства не позднее
чем в 7-суточный срок, во избежание нарушения ч. 2 ст. 221 УПК о начале
судебного разбирательства не позднее 14 суток со дня поступления
заявления.
Таким
законодательством
образом,
ограничено
проведение
дополнительных
установленными
бесед
сроками.
Открытым
целей
уголовного
остается вопрос о количестве примирительных бесед.
Можно
предположить,
что
достижению
судопроизводства будет способствовать допущение возможности проведения
нескольких примирительных процедур на различных этапах производства по
делу.
В случае не продуктивности проведенной примирительной беседы
мировой судья назначает судебное заседание. Согласимся с авторами,
утверждающими, что «в ходе рассмотрения уголовного дела по существу
следует еще несколько раз выяснить у сторон отношение к возможности
примирения: до начала судебного следствия после оглашения сведений, о
том
какое
уголовное
дело
подлежит
рассмотрению
(возможно,
примирительные беседы имели положительный результат) и после прений
сторон, (когда стороны выслушают позиции друг друга относительно
уголовного дела)»182.
182 Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным делам частного обвинения… С.
102.
82
Как отмечалось ранее, УПК РФ закрепил за мировыми судьями
«обязанность лишь разъяснить сторонам возможность и последствия
примирения, но не склонять их к этому активными действиями» 183. Данная
позиция законодателя вызывает споры среди ученых.
В научной литературе отмечается, что «мировые судьи должны быть
правомочны не только информировать потерпевших и обвиняемых о
правомерной возможности решить дело миром, но давать потерпевшему и
обвиняемому соответствующие советы, консультации, рекомендации о
правомерных способах предполагаемого их примирения, основываясь на
принципах нравственности и добрых традиций российского общества» 184.
Однако у данной точки зрения есть и противники. Ряд ученых
критически оценивают перспективу многочисленных примирительных бесед
мирового судьи со сторонами. В обоснование своей позиции исследователи
указывают, что «достаточно того, что судьи разъясняют сторонам их право
на примирение и процессуальные последствия прекращения дела за
примирением. В поддержку своей позиции они ссылаются на то, что этим же
судьям,
которые
пытались
примирить
стороны,
потом
приходится
рассматривать уголовное дело по существу. Поэтому мировому судье не
стоит занимать активную позицию, иначе в случае отказа от примирения у
сторон сложится предвзятое отношение к судье»185.
Заслуживает
внимания
и
мнение
Конституционного
Суда
РФ
относительно характера судебной деятельности при рассмотрении уголовных
дел частного обвинения. В частности, в п. 2.1. определения КС РФ от 17
ноября
2013
г.,
было
указано,
судопроизводства
по
делам
примирительным
характером
«что
частного
судебной
особенности
обвинения
уголовного
предопределяется
деятельности,
отвечающим
183 Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным делам частного обвинения… С.
102.
184 Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным делам частного обвинения... С.
103.
185 Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным делам частного обвинения... С.
104.
83
предназначению мировой юстиции186. Думается, что разъяснение сторонам
возможности примирения трудно назвать примирительной деятельностью,
подразумевается лишь изложение норм закона. А примирительный характер
означает именно активную позицию мирового суда в достижении сторонами
примирения»187.
Следует сказать несколько слов и о норме, закрепленной в ч. 5 ст. 319
УПК РФ. На наш взгляд, предложенная законодателем формулировка
позволяет в рамках судейского усмотрения реализовать полномочия по
разъяснению сторонам возможности примирения. И в этом процессе суд
может проявить различную степень активности.
Следует упомянуть и о том, что в последнее время широкое
распространение получает концепция восстановительного правосудия
188
, в
особенности одна из его форм – медиация, которую часто сравнивают с
примирением по уголовным делам частного обвинения.
Медиация – это внесудебное урегулирование споров между субъектами
при участии незаинтересованной стороны; один из самых неформальных
способов разрешения конфликтов – процесс, в котором стороны встречаются
с совместно избранным, беспристрастным, нейтральным специалистом медиатором (посредником), который помогает вести переговоры, с целью
выработки взаимоприемлемого жизнеспособного решения в условиях
существующих между ними различий интересов.189
Основой
организация
восстановительной
коммуникации
между
процедуры
сторонами
медиации
является
уголовно-правового
конфликта. Такая коммуникация способствует изменению отношений.
186 Определение Конституционного Суда РФ от 17.09.2013 № 1336-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданки Сверловой Елены Леонидовны на нарушение ее конституционных прав
положениями части второй статьи 20, статей 318, 319 и 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации» // СПС «Консультант Плюс».
187 Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным делам частного обвинения... С.
104.
188 Арутюнян А.А. Концепция восстановительной юстиции и современные тенденции развития
уголовного процесса // Адвокат. 2011. № 9. С. 38.
189 Гуськова А.П., Маткина Д.В. Медиация в уголовном процессе // Российский судья. 2009. № 2. С.
22.
84
Обычно стороны должны пройти определенный путь от конфронтации к
продуктивному взаимодействию по решению существующей проблемы190.
Медиация в качестве новой технологии разрешения правовых споров,
как утверждают отдельные авторы191, с успехом применяется и в
арбитражном, и в гражданском процессах. В связи с чем, предлагается
внедрить институт медиации в уголовный процесс на замену примирения по
уголовным делам частного обвинения.192
Представляется, что институту медиации, несмотря на определенный
опыт применения в сфере гражданского и арбитражного судопроизводств на
основании специального федерального закона, сегодня все еще присущи
проблемы, которые делают его недостаточно адекватным для разрешения
уголовно-правового конфликта, по крайней мере, в ближайшей перспективе.
Сам институт медиации все еще не избавился от институциональных
недостатков: не до конца сформулированы ее сущностные признаки, не
решены вопросы обеспечения «прозрачности» примирительных процедур, не
отработаны в полной мере методики подготовки медиаторов и не
подготовлено
требуемое
количество
специалистов,
имеющих
соответствующую подготовку, практика применения закона о медиации в
гражданском и арбитражном процессах еще не наработана в необходимом
количестве,
позволяющем
провести
соответствующие
эмпирические
исследования. Разрешение этих проблем еще около десяти лет назад
называлось сторонниками института медиации в качестве неотъемлемого
условия ее внедрения в российскую правовую реальность, но, несмотря на
определенный прогресс, полагаем, медиация сделала только первые шаги на
этом сложном пути.
Поэтому в современных российских реалиях, в условиях уже
сложившихся общественных отношений, их правового регулирования,
190Смирнова И.Г. Медиация: тернистый путь в уголовном судопроизводстве // Вестник Томского
государственного университета. 2011. № 350. С. 132-136.
191 Марковичева Е.В. Роль института медиации в ускорении уголовного судопроизводства //
Российский судья. 2009. № 9. С. 27.
192 Соловьева Н.А. Интеграция медиации в мировое судопроизводство: проблемы и перспективы //
Мировой судья. 2012. № 3. С. 20.
85
правоприменительной практики при вполне конкретном соотношении
частных и публичных начал в отечественном уголовном судопроизводстве
ближайшей перспективой является развитие института примирения путем
внесения изменений в УПК РФ, касающихся производства по уголовным
делам частного обвинения. Внедрение же медиации, как задача иного
социально-правового масштаба, может рассматриваться как перспектива
отдаленная,
требующая
переформатирования
не
только
уголовно-
процессуального законодательства, но и организации мировой юстиции в
России.
В целом полагаем, что даже с учетом обсуждаемых перспектив
внедрения в уголовное судопроизводство примирительных процедур и
профессионального переговорщика – медиатора, мировому судье должна
отводиться активная роль в примирительном процессе по делу частного
обвинения.
Выводы:
1. Основанием для возбуждения уголовного дела частного обвинения
является заявление потерпевшего лица или его законного представителя.
возбужденное уголовное дело частного обвинения может быть в связи с
примирением
отечественным
потерпевшего
с
законодателем
обвиняемым.
позиция
К
по
сожалению,
занятая
декриминализации
ряда
преступлений вообще ставит на повестку дня вопрос о сохранении института
частного обвинения.
2. Процессуальные особенности института частного примирения
подразумевают
активную
государственными
органами
позицию
потерпевшего,
обязанностей
и
выполнение
специфику
уголовно-
процессуальной формы.
3. Под частным обвинением следует рассматривать особый порядок
возбуждения уголовного дела при условии наличия заявления потерпевшего,
который с момента принятия заявления мировым судьей к своему
производству
приобретает
статус
частного
обвинителя
и
обладает
86
возможностью прекращения уголовного дела за примирением с обвиняемым,
которое является обязательным для мирового суда. Производство по
уголовным делам частного обвинения имеет особенности, позволяющие
отнести их рассмотрение к особой форме.
4. Одной из важнейших особенностей судопроизводства по делам
частного обвинения является возможность примирения потерпевшего с
лицом, на которое подано заявление. примирение следует рассматривать как
отличительную особенность производства по уголовным делам частного
обвинения,
сущность
которого
состоит
в
разрешении
уголовно-
процессуального конфликта, что и является задачей судопроизводства по
частному обвинению. Выбор примирения в качестве способа разрешения
правового конфликта в данном случае оправдан в силу того, что
рассматриваемая категория дел всегда затрагивает личные, семейные
отношения сторон.
87
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате исследования участия мирового судьи в рассмотрении
уголовных дел частного обвинения и особой процедуре примирения были
сделаны следующие выводы и предложения.
1. Мировая юстиция в России прошла сложный и противоречивый
путь. Эволюция мирового суда может быть представлена как зарождение.
развитие, утрата и восстановление института мировых судей в России. В
целом мировой суд показал свою жизнеспособность, а введение института
мировых судей в 1998 году позволило существенно разгрузить районные
суды и облегчить доступ граждан к правосудию.
2. Выделение уголовных дел частного обвинения в отдельную группу
является целесообразным с социально-правовой точки зрения. Особая,
сокращенная уголовно-процессуальная форма способствует ускорению
уголовного судопроизводства и призвана способствовать защите частных
законных интересов заявителя. Института частного обвинения несет в себе
определенный
правоохранительный
потенциал
и
позволяет
снизить
латентность преступлений в сфере семейных, соседских, дружеских
отношений.
3. Оправданным является частичное действие принципа публичности в
уголовных делах частного обвинения. Данный принцип проявляется в
предоставления органам предварительного расследования в исключительных
случаях права возбуждения уголовного дела частного обвинения (ч. 4 ст. 20
УПК РФ).
4. Под частным обвинением следует рассматривать особый порядок
возбуждения уголовного дела при условии наличия заявления потерпевшего,
который с момента принятия заявления мировым судьей к своему
производству
приобретает
статус
частного
обвинителя
и
обладает
возможностью прекращения уголовного дела за примирением с обвиняемым,
88
которое является обязательным для мирового суда. Процедура возбуждения
уголовного дела частного обвинения отличается от порядка возбуждения
уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. Производство по
уголовным делам частного обвинения имеет особенности, позволяющие
отнести их рассмотрение к особой форме. К сожалению, законодательное
закрепление порядка возбуждения уголовного дела частного обвинения
путем подачи заявления в суд не отражает точного момента возбуждения
уголовного дела.
5. Достоинством процессуального порядка производства по уголовному
делу
частного
обвинения
является
предусмотренная
законодателем
возможность примирения частного обвинителя и подсудимого. Задачей
примирения по уголовному делу частного обвинения является эффективное
разрешение уголовно-процессуального конфликта, возникшего в частной
сфере жизни человека. Именно частный характер конфликта определяет
высокую результативность примирения.
6. Примирение по уголовным делам частного обвинения представляет
собой
разновидность
уголовно-процессуальной
деятельности,
предназначенной для урегулирования уголовно-правового конфликта между
потерпевшим и обвиняемым. Необходимо отметить, что формулировка ч. 5
ст. 319 УПК РФ оставляет судье право по-разному рассматривать
полномочие
«разъяснение
сторонам
возможности
примирения».
В
зависимости от субъективного усмотрения мирового судьи это может быть
активное склонение сторон к примирению или простое разъяснение статей
уголовно-процессуального закона.
7. Одной из важнейших особенностей судопроизводства по делам
частного обвинения является возможность примирения потерпевшего с
лицом, на которое подано заявление. примирение следует рассматривать как
отличительную особенность производства по уголовным делам частного
обвинения,
сущность
которого
состоит
в
разрешении
уголовно-
процессуального конфликта, что и является задачей судопроизводства по
89
частному обвинению. Выбор примирения в качестве способа разрешения
правового конфликта в данном случае оправдан в силу того, что
рассматриваемая категория дел всегда затрагивает личные, семейные
отношения сторон.
8. Следует признать активную роль мирового судьи в процедуре
примирения. Наиболее социально приемлемым вариантом разрешения
конфликта является примирение сторон. Стоит учитывать, что стороны,
движимые своими эмоциями не всегда способны самостоятельно искать пути
разрешения
конфликта.
Поэтому,
именно
судья
должен
играть
направляющую роль в отношении сторон, при этом, не нарушая их прав и
принципа диспозитивности.
9. Примирение сторон является не единственным основанием
прекращения уголовного дела частного обвинения. Ч. 5 ст. 321 УПК РФ
предоставляет частному обвинителю право отказаться от обвинения. Отказ
от обвинения проявляется в двух формах: активный и пассивный. Следует
различать примирение сторон и отказ потерпевшего от заявления.
Работа
судьи
представляет
собой
переплетение
правовых
и
нравственных начал, и мировой судья не исключение. Таким образом,
приходит к обоснованному выводу о необходимости наличия в деятельности
мирового судьи не только правовой основы, но и нравственных аспектов, а
также требования о высокой правовой культуре личности.
Предложения по совершенствованию законодательства
1. Предлагается законодательно закрепить в статье 5 УПК РФ понятие
«примирительная
беседа»,
изложив
его
следующим
образом:
«Примирительная беседа – процессуальное действие, заключающееся в
разъяснении
мировым
судьей
возможности
примирения,
условий
и
последствий примирения для потерпевшего и обвиняемого».
2. Предлагается дополнить часть 1.1. статьи 319 УПК РФ следующим
предложением: «После установления данных о лице, привлекаемом к
уголовной
ответственности,
материалы
уголовного
дела
передаются
90
мировому судье по подсудности для проведения примирительной беседы и
дальнейшего рассмотрения дела».
2. Целесообразно главу 41 УПК РФ «Производство по уголовным
делам, подсудным мировому судье» переименовать в «Производство у
мирового судьи по уголовным делам частного обвинения». Данное название
раскрывает содержание положений данной главы, так как в ней изложены
нормы закона о производстве по уголовным делам частного обвинения, а не
общий порядок производства у мирового судьи.
3. Необходимо установить возможность выяснения у сторон отношения
к примирению в ходе рассмотрения уголовного дела по существу, если
проведение примирительных бесед не привело к достижению примирения
между потерпевшим и обвиняемым. Предлагается в часть 1 статьи 321 внести
следующие дополнения: «В ходе судебного разбирательства мировой судья
обращается к сторонам с предложением о примирении до начала судебного
следствия после оглашения сведений, о том какое уголовное дело подлежит
рассмотрению и после прений сторон».
4. Мировому судье необходимо в каждом конкретном случае выяснять
причины примирения. Требуется законодательно закрепить возможность
отказа мировым судьей в прекращении уголовного дела за примирением по
основанию наличия порока воли у одной из сторон, то есть принуждения к
примирению, иначе не выполняются задачи (назначение) уголовного
судопроизводства. Так, наличие порока воли у потерпевшего препятствует
надлежащей защите его прав и законных интересов, а порок воли у
обвиняемого
лишает
права
защиты
личности
от
незаконного
и
необоснованного обвинения.
5. Предлагается дополнить Уголовно-процессуальный кодекс главой
41.1. «Примирительное производство у мирового судьи по уголовным делам
частного обвинения», закрепив в данной главе: полномочия мирового судьи
по поступившему заявлению частного обвинения, порядок назначения
примирительной
беседы,
действия
мирового
судьи
по
проведению
91
примирительной беседы, порядок вынесение постановления о прекращении
уголовного дела частного обвинения за примирением сторон, алгоритм
действий судьи в случае отказа сторон от примирения, порядок назначения
судебного разбирательства, права и обязанности мирового судьи и сторон в
примирительном производстве.
92
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нормативно-правовые акты и иные официальные документы
1.
Конституция РФ принята всенародным голосованием 12.12.1993
г. (с посл. изм. и доп. от 21.07.2014 г. № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. – 2014. – № 3. –
Ст. 4398.
2.
Федеральный конституционный закон от 31 дек. 1996 г. № 1-ФКЗ
«О судебной системе Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1997. – № 1. – Ст.
1.
3.
Уголовный кодек РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (в ред. 11.05.2017) //
СЗ РФ. – 1996. – № 25. –Ст. 2954.
4.
Уголовно-процессуальный кодек РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (в
ред. 11.05.2017) // СЗ РФ. – 2001. – №52 (I ч.). – Ст. 4921.
5.
Федеральный закон от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении
изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный
кодекс
Российской
Федерации
по
вопросам
совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной
ответственности» // СЗ РФ. – 2016. – № 27. (Ч. 2). – Ст. 4256.
6.
Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ (ред. от 03.07.2016)
«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и
отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2011. –
№ 50. – Ст. 7362.
7.
Федеральный закон от 07.08.2000 № 119-ФЗ (ред. от 18.12.2001)
«О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс
РСФСР» // СЗ РФ. – 2000. – №33. – Ст. 3345.
8.
Федеральный закон от 17 дек. 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых
судьях в Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1998. – № 51. – Ст. 6270.
93
9.
Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 окт. 1991 г. «О
Концепции судебной реформы в РСФСР» // Ведомости Съезда народных
депутатов и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 44. – Ст. 1435.
2. Материалы судебной и следственной практики
10.
Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 № 2161-
О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимушева
Артема Андреевича на нарушение его конституционных прав пунктом 4
части пятой статьи 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации и частью 6 статьи 5 Федерального закона «О полиции»» // СПС
«Консультант Плюс»
11.
Определение Конституционного Суда РФ от 17.09.2013 № 1336-
О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Сверловой
Елены Леонидовны на нарушение ее конституционных прав положениями
части второй статьи 20, статей 318, 319 и 321 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».
12.
Кассационное
Определение
Верховного
суда
Республики
Карелия от 16.01.2006 // СПС «Консультант Плюс».
13.
Постановление президиума Нижегородского областного суда от
12.10.2006 (извлечение) // СПС «Консультант Плюс».
14.
Постановление Президиума Нижегородского областного суда от
04.11.2004 (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 1;
15.
Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным
делам Самарского областного суда за февраль - март 2006 года //
Приложение
к
информационному
бюллетеню
управления
Судебного
департамента в Самарской области. № 2(21). Июнь 2006 года.
16.
Постановление Президиума Волгоградского областного суда от
19.02.2014 № 44у-32/2014 // СПС «Консультант Плюс».
17.
Определение Ленинградского областного суда от 21.10.2010 №
22-1875/2010 // СПС «Консультант Плюс».
94
18.
Справка по результатам обобщения судебной практики по
уголовным делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) за 2005 год //
СПС «Консультант Плюс».
19.
Уголовное дело № 1-5/2010 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Заводского района г. Орла за 2010 год.
20.
Уголовное дело № 1-20/2009 // Архив мирового судьи судебного
участка № 4 Заводского района г. Орла за 2009 год.
21.
Уголовное дело № 1-36/2007 // Архив мирового судьи судебного
участка № 4 Заводского района г. Орла за 2007 год.
22.
Уголовное дело № 1-17/2007 // Архив мирового судьи судебного
участка № 4 Заводского района г. Орла за 2007 год.
23.
Уголовное дело № 1-53/2007 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2007 год.
24.
Уголовное дело № 1-63/2007 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2007 год.
25.
Уголовное дело № 1-22/2006 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2006 год.
26.
Уголовное дело № 1-04/2006 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2006 год.
27.
Уголовное дело № 1-15/2005 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2005 год.
28.
Уголовное дело № 1-1/2005 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2005 год.
29.
Уголовное дело № 1-25/2004 //Архив мирового судьи судебного
участка № 4 Заводского района г. Орла за 2007 год.
30.
Уголовное дело № 1-33/2004 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
31.
Уголовное дело № 1-46/2004 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
95
32.
Уголовное дело № 1-55/2004 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
33.
Уголовное дело № 1-72/2004 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
34.
Уголовное дело № 1-78/2004 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
35.
Уголовное дело № 1-80/2004 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
36.
Уголовное дело № 1-62/2004 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2004 год.
37.
Уголовное дело № 1-14/2003 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2003 год.
38.
Уголовное дело № 1-13/2003 //Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла за 2003 год.
39.
Уголовное дело № 1-6/2003 // Архив мирового судьи судебного
участка № 2 Железнодорожного района г. Орла.
3. Комментарии, учебная и монографическая литература
40.
Арабова
Т.Ф.
Мировая
юстиция:
особенности
функционирования. М., 2012.
41.
Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М. 1995.
42.
Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные
и процессуальные аспекты деятельности. М.: Норма, 2004.
43.
Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав
потерпевшего в российском уголовном процессе. М. 2008.
44.
Макаров Ю.Я. Частное обвинение: теория, судебная практика,
документы. М. 2011.
45.
Мировая
юстиция
в
России:
создание,
деятельность,
историческая миссия: монография / под ред. А.Д. Поповой, С.В. Лонской. М.:
Прогресс, 2016.
96
46.
Мировая юстиция: учебное пособие для студентов вузов,
обучающихся по специальности «Юриспруденция» / под ред. Н.А.
Колоколова. М, 2011.
47.
Настольная
книга
мирового
судьи.
Научно-методические
материалы / Отв. ред. А.Ф. Ефимов. М. 2012.
48.
Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс
лекций. М. 1996.
49.
Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному
кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.М. Лебедев. М.: НОРМА,
«ИНФРА-М», 2014.
50.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.
М.1999.
51.
Петрова Н.Е. Частное и субсидиарное обвинение. Самара. 2004.
52.
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник
/ отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Норма, 2011.
53.
Уголовный процесс России: Учебное пособие / Под ред. З.Ф.
Ковриги, Н.П. Кузнецова. Воронеж: ВГУ. 2002.
54.
Ухова
Е.В.
Институт
частного
обвинения
в
уголовном
судопроизводстве. М. 2008.
4. Статьи в периодических изданиях и сборниках
55.
Абдрахманова Н.В. Разграничение понятий «мировая юстиция»,
«мировой судья» и «мировой суд» в феномене местного правосудия //
Мировой судья. 2011. № 1. С. 6-10.
56.
Абшилава Г.В. Соглашение сторон как способ разрешения
уголовно-правового спора // Российский следователь. 2012. № 5. С. 22-24.
57.
Азаренок Н.В. Вправе ли суд по собственной инициативе
возбуждать уголовные дела // Журнал российского права. 2011. № 2. С. 98101.
97
58.
Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в
связи с примирением с потерпевшим // Законность. 1999. № 6. С. 10-12.
59.
Анишина Ю.А. Потерпевший по уголовным делам частного и
частно-публичного обвинения // Российский следователь. 2011. № 21. С. 3-5.
60.
Апостолова Н.Н. Медиация (посредничество) по уголовным
делам // Российская юстиция. 2010. № 3. С. 57-59.
61.
Арабова Т.Ф. Местный суд как преемник мирового судьи //
Мировой судья. 2011. № 12. С. 18-21.
62.
Арутюнян А.А. Концепция восстановительной юстиции и
современные тенденции развития уголовного процесса // Адвокат. 2011. № 9.
С. 38-40.
63.
Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных
интересов беспомощных жертв преступления в досудебном производстве: по
материалам Казахстана и России: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
64.
Белоковыльский
М.С.,
Дементьева
М.Ю.
Возможно
ли
проведение предварительного слушания при рассмотрении уголовных дел
частного обвинения? // Мировой судья. 2008. № 10. С. 11-14.
65.
Гричаниченко
А.
Проблемы
прекращения
уголовных
дел
частного обвинения // Уголовное право. 2006. № 3. С. 62-65.
66.
Грохотова Е.А. Пробелы процедуры примирения по уголовным
делам частного обвинения // Известия Юго-Западного государственного
университета. Серия: История и право. 2016. № 4. С. 102-106.
67.
обвинения
Грохотова Е.А. Полномочия мирового судьи по делу частного
до
начала
судебного
разбирательства
//
Законность
и
правопорядок в современном обществе. 2012. № 10. С. 173-176.
68.
уголовных
Грохотова Е.А. Социально-нравственное значение выделения
дел
частного
обвинения
//
Известия
Юго-Западного
государственного университета. Серия: История и право. 2012. № 2. Ч. 1. С.
54-57.
98
69.
Гусев
А.В.
Мировая
юстиция:
создание
независимого
и
доступного правосудия // Бюллетень Верховного Суда. 2001. № 7. С. 18-21.
70.
Гуськова А.П., Маткина Д.В. Медиация в уголовном процессе //
Российский судья. 2009. № 2. С. 22-26.
71.
Дикарев И.С. Реабилитация по уголовным делам частного
обвинения: общие положения // Мировой судья. 2012. № 3. С. 14-16.
72.
Дорошков В.В. Частное обвинение и этапы его развития в России
// Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 3. С. 66-69.
73.
Дорошков
В.В.,
Патов
Н.А.
Особенности
уголовного
судопроизводства у мирового судья // Российский судья. 2002. № 4. С. 21-23.
74.
Илюхина В.А. Место и роль института мировых судей в
демократизации юстиции Российской империи (по воспоминаниям А.Ф.
Кони) // История государства и права. 2010. № 16. С. 29-31.
75.
Карягина О.В. Перспективы медиации в российском уголовном
процессе: зарубежный опыт примирительных процедур // Российская
юстиция. 2011. № 6. С. 66-68.
76.
Ковтун Н.Н. Правовые позиции Верховного Суда Российской
Федерации о подготовке дела к судебному разбирательству // Российский
судья. 2010. № 4. С. 18-21.
77.
Куцумакина
Е.В.
Идея
восстановительного
правосудия
и
современный уголовный процесс: пути взаимодействия // Закон и право.
2008. № 12. С. 80-83.
78.
Лазарева
В.А.,
Жирова
М.Ю.
О
некоторых
проблемах,
возникающих в судебной практике по делам частного обвинения // Мировой
судья. 2010. № 10. С. 17-19.
79.
Ларина Л.Ю. Некоторые аспекты освобождения от уголовной
ответственности в связи с примирением с потерпевшим // Актуальные
вопросы борьбы с преступлениями. 2015. № 4. С. 10-13.
99
80.
Лонская С.В. Реформы российской мировой юстиции: из века
девятнадцатого – в век двадцать первый // Научные труды. Российская
академия юридических наук. Вып. 15. М., 2015. С. 211-214.
81.
Макаров Ю.Я. Совершенствование уголовного процесса в
аспекте частного обвинения // Российский следователь. 2008. № 6. С. 16-19.
82.
Макаров Ю.Я. Совершенствование уголовного процесса в
аспекте частного обвинения // Российский следователь. 2008. № 6. С. 15-18.
83.
Максуров
А.А.
Соотношение
медиативной
юридической
практики со смежными правовыми явлениями // Законодательство и
экономика. 2011. № 12. С. 62-63.
84.
Марковичева Е.В. О примирении сторон в современном
российском уголовном судопроизводстве // Библиотека криминалиста.
Научный журнал. 2016. № 5(28). С. 281–286.
85.
Марковичева Е.В. Роль института медиации в ускорении
уголовного судопроизводства // Российский судья. 2009. № 9. С. 27-30.
86.
Мергалиева Г., Балашов А. Правовая природа примирения по
делам частного обвинения // Мировой судья. 2007. № 8. С. 7-10.
87.
Муратшина Г.П. Примирение сторон – важнейшая функция
мирового судьи (сравнительно-правовой анализ) // История государства и
права. 2011. № 8. С. 35-37.
88.
Попова И. И. Понятие частного обвинения // Мировой судья.
2005. № 10. С. 4-7.
89.
Попова Н.В. Особенности организации и деятельности мировой
юстиции в Российской империи по уставам 1864 года (региональные
аспекты) // Евразийский юридический журнал. 2011. № 35. С. 54-56.
90.
Ретунская Т. П. Уголовное преследование, осуществляемое в
порядке частного обвинения. Понятие, сущность, правовая природа и
значение // Закон и право. 2007. № 3. С. 41-44.
100
91.
Сачков А.Н. Правовая модель мирового суда: принципы
современного конструирования // Российская юстиция. 2007. № 3. С. 46-48.
92.
Смахтин Е.В., Ларионова А.А. К вопросу о примирении сторон в
уголовном процессе // Вестник Пермского университета. Юридические
науки. 2013. № 1(19). С. 204-216.
93.
Смирнова
И.Г.
Медиация:
тернистый
путь
в
уголовном
судопроизводстве. // Вестник Томского государственного университета.
2011. № 350. С. 132-136.
94.
Соловьева
Н.А.
Интеграция
медиации
в
мировое
судопроизводство: проблемы и перспективы // Мировой судья. 2012. № 3. С.
20-24.
95.
Сотникова
Ю.Н.
Актуальные
вопросы
производства
по
уголовным делам частного обвинения // Мировой судья. 2007. № 2. С. 12-14.
96.
Станкевич В.Б. Законопроект о преступлениях, преследуемых по
частной жалобе // Журнал уголовного права и процесса. 1913. № 2. С. 137140.
97.
Степанова В.Г. Назначение института частного обвинения по
действующему уголовно-процессуальному законодательству и пределы
частного
обвинения
//
Сибирские
уголовно-процессуальные
и
криминалистические чтения. 2014. № 2 (6). С. 166-168.
98.
Тарасов
А.А.
О
публичном
интересе
в
делах
частного
обвинения // Мировой судья. 2012. № 4. С. 23-25.
99.
Ткачев В. Компетенцию мировых судей следует расширить //
Российская юстиция. 2001. № 4. С. 41-44.
100. Трясейкина Е.С. Прекращение уголовного дела в связи с
примирением сторон в условиях состязательности уголовного процесса //
Общество и право. 2011. № 1. С. 184-188.
101
101. Тушев А.А., Трясейкина Е.С. Действие принципа публичности
при производстве по уголовным делам частного обвинения // Российская
юстиция. 2012. № 1. С. 33-35.
102. Фон-Резон А. Юридическое значение жалобы в уголовночастных преступлениях // Журнал гражданского и уголовного процесса.
1878. № 2. С. 13-17.
103. Францифоров
В.Ю.
Конфликт
в
сфере
уголовного
судопроизводства // Российский следователь. 2006. № 2. С. 14-17.
104. Хидзева
З.Х.
Понятие
медиации
в
уголовном
процессе
Российской Федерации // Российский следователь. 2008. № 23. С. 16-18.
105. Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания
обвинения должны утверждаться судом // Российская юстиция. 2001. № 2. С.
60-62.
106. Шейфер
С.А.,
Петрова
Н.Е.
Проблемы
реформирования
производства по делам частного обвинения в духе расширения частных начал
в уголовном процессе РФ // Государство и право. 1999. № 6. С. 53-55.
107. Шинкарук
возбуждении
В.М.
мировым
Элементы
судьей
превентивного
частного
обвинения
контроля
в
при
совершении
преступления против чести и достоинства // Мировой судья. 2012. № 3. С. 46.
5. Диссертации и авторефераты диссертаций
108. Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации:
автореф. дис. …канд. юрид. наук. Краснодар. 1998.
109. Василенко Людмила Александровна. Производство по делам
частного обвинения: дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2005.
110. Головинская
И.В.
Мировая
юстиция:
концепция
совершенствования уголовного судопроизводства: автореф. дисс. … д-ра
юрид. наук. Владимир. 2008.
102
111. Гончарова А.Н. Криминологические основания преступлений
частного обвинения: автореф. … дисс. канд. юрид. наук. Красноярск. 2002.
112. Корякин А.Л. Институт частного обвинения в уголовном
судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Сургут, 2015.
113. Лонская С.В. Институт мировой юстиции в России: историкотеоретическое правовое исследование: автореф. дис. … канд. юрид. наук.
СПб., 2016.
114. Самданова Б.Б. Проблемы становления и развития института
прекращения уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с
обвиняемым в современном российском уголовном процессе: дис. ... канд.
юрид. наук. М. 2003.
115. Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных
интересов беспомощных жертв преступления в досудебном производстве: по
материалам Казахстана и России: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
116. Струкова В.В. Уголовное преследование, осуществляемое в
частном порядке: теоретические основы и механизм реализации: дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2011.
117. Талынева З.З. Особенности судопроизводства по делам частного
обвинения: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Уфа. 2008.
118. Тенсина Е.Ф. Производство по делам частного обвинения как
форма диспозитивности: дис. ...канд. юрид. наук. Ижевск. 2004.
119. Устюжанинов В.А. Институт мировых судей: вопросы правовой
регламентации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1999.
120. Щербатых Е.Г. Мировой судья: организационно-правовые и
уголовно-процессуальные аспекты деятельности: организационно-правовые
и уголовно-процессуальные аспекты деятельности: дис. ... канд. юрид. наук.
Воронеж, 2006.
6. Электронные ресурсы
103
121.
Опубликованные судебные акты по уголовным делам судебного
участка № 3 Ленинского судебного района г. Мурманска. [Электронный
ресурс]. URL: http://www.sudrf.ru (дата обращения 04.05.2017).
122.
Скобликов П.А. Создать комфортные условия судам или
законопослушным
гражданам?
[Электронный
ресурс].
URL:
http://www.iuaj.net/node/1848 (дата обращения 05.06.2017).
123.
Справка о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению
уголовных дел за 2016 гг. – [Электронный ресурс]. – Судебный департамент
при
Верховном
суде
РФ.
–
URL:
http://www.cdep.ru/index.php?
id=79&item=3417 (дата обращения: 10.06.2017).
104
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа