close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Студнев Сергей Сергеевич. Участие государственного обвинителя в суде первой инстанции.

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗЛВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки магистратуры
40.04.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное судопроизводство»
Студента Студнева Сергея Сергеевича шифр 150806 з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
УЧАСТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНИТЕЛЯ В СУДЕ ПЕРВОЙ
ИНСТАНЦИИ
Студент__________________________________________ С. С. Студнев
Руководитель______________________________Н.П. Руднев, к.ю.н., доцент
Рецензент____________________________________________Киреева Д. В.
Помощник прокурора Железнодорожного района города Орла
Допустить выпускную квалификационную работу к защите в Государственной
экзаменационной комиссии
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н., доцент
«___» _________2017 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2017
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«_10__»_____сентября_____ 2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Студнева Сергея Сергеевича шифр 150806 з
1. Тема ВКР «Участие государственного обвинителя в суде первой инстанции».
Утверждена приказом по университету от «___»_________20__г. №_______
2. Срок сдачи студентом законченной работы «_15_»__сентября_______2017__г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): сформулировать понятие и сущность государственного обвинения в
уголовном
процессе
РФ,
определить
процессуальное
положение
государственного обвинителя в суде первой инстанции, рассмотреть формы
осуществления прокурором обвинительной деятельности в суде, определить роль
обвинительной речи прокурора в суде.
Дата выдачи задания «_10__» __сентября_______2016 г.
Руководитель
__________________
Задание принял к исполнению
_________________
Н.П. Руднев
С. С. Студнев
2
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов
ВКР
Выбор темы ВКР
Подбор литературы по
исследуемой теме
Определение
актуальности
темы,
написание введения
Написание первой главы
Написание второй главы
Составление выводов и
написание заключения
Оформление
списка
использованных
источников
Представление работы на
кафедру
Сроки выполнения этапов
работы
01.10.2016 г. – 31.10. 2016 г.
01.11.2016 г. – 30.12. 2016 г.
Примечание
02.01.2017 г. – 31.01. 2017 г.
01.02.2017 г. – 28.02. 2017 г.
01.03.2017 г. – 31.03. 2017 г.
01.04.2017 г. – 30.04. 2017 г.
01.05. 2017 г. – 31.05. 2017 г.
08.06.2017 г.
Студент
_______________
С. С. Студнев
Руководитель ВКР
_______________
Н.П. Руднев
3
Аннотация
Объем научно – исследовательской работы составляет 110 страниц. (87
страниц без списка использованной литературы). При написании работы
использованы 109 источников.
Объектом диссертационного исследования являются правоотношения,
складывающиеся в стадии судебного разбирательства, в связи с выдвижением
обвинения, его поддержанием, обоснованием и разрешением в ходе судебного
разбирательства, а также при изменении или отказе прокурора от обвинения.
Предметом
исследования
является
уголовно
-
процессуальная
деятельность прокурора по осуществлению функции уголовного преследования
в суде первой инстанции.
Целью исследования является определение таких форм и методов
деятельности прокурора в суде первой инстанции, с помощью которых он мог
бы максимально эффективно решить задачи, стоящие перед ним.
В магистерскую диссертацию входит введение, три главы заключение,
две таблицы.
Во введении раскрыта актуальность исследования по выбранному
направлению, определены объект и предмет диссертационного исследования,
указаны методологическая база исследования и степень разработанности
исследования.
В первой главе раскрыты понятие и сущность государственного
обвинения в уголовном процессе Российской Федерации, исследованы
исторические предпосылки развития государственного обвинения.
Во
второй
главе
анализировался
процессуальный
статус
государственного обвинителя, исследованы формы и методы осуществления
прокурором обвинительной деятельности в суде, правовые последствия
изменения государственным обвинителем обвинения и отказа государственного
обвинителя
от
обвинения.
Проанализирована
судебная
практика
по
исследуемой теме.
В третьей главе раскрыта структура обвинительной речи прокурора в
4
суде, исследовано значение обвинительной речи.
В заключение работы на основе исследований, выполненных по теме
диссертации,
сформулированы
основные
выводы
и
предложения
по
совершенствованию законодательства в части поддержания государственного
обвинения в суде первой инстанции.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют теоретическое и
практическое
значение,
как
в
плане
формулировки
рекомендаций
по
совершенствованию российского законодательства, так и в плане использования
материалов работы в учебных целях.
5
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
7
Глава 1. Понятие и сущность государственного обвинения в уголовном
процессе Российской Федерации, исторические предпосылки развития
14
Глава 2. Процессуальное положение государственного обвинителя в суде
первой инстанции
31
2.1.Процессуальный статус прокурора в судебном разбирательстве
31
2.2.Формы осуществления прокурором обвинительной деятельности
в суде
35
2.3.Изменение государственным обвинителем обвинения и отказ
государственного обвинителя от обвинения
Глава 3. Роль обвинительной речи в суде
60
72
3.1.Значение обвинительной речи в суде
72
3.2.Порядок подготовки и содержание обвинительной речи
80
Заключение
Список использованных источников и литературы
97
100
Приложение А. Всего зарегистрировано преступлений за период
2011 – 2015 годы
110
Приложение Б. Количество преступлений, уголовные дела о которых
направлены в суд с обвинительным заключением или обвинительным
111
6
Введение
На фоне политических, экономических и социальных перемен в России
вопросы о месте прокуратуры в государственном механизме, назначении и
функциях прокурора в уголовном судопроизводстве, о совершенствовании
уголовно-процессуального законодательства стали предметом острой полемики
в научных, общественных кругах и властных структурах.
Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001
N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016)1 кардинально изменил процессуальное
положение, как самого суда (судьи), так и представителей стороны обвинения прокурора.
Деятельность прокурора, как государственного обвинителя, в суде
является чрезвычайно важной и имеет свои особенности.
Поддержание на суде обвинения - важнейшая функция прокуратуры,
находящаяся в тесной связи с другими отраслями прокурорской деятельности.
Надзор
за
соблюдением
законности,
составляющий
основную
задачу
прокуратуры, связан с борьбой с нарушителями законов, с уголовным
преследованием их, изобличением их перед судом в тех случаях, когда
нарушение закона составляет уголовное преступление.
Установление в законе весьма важного положения о признании виновным
и о применении уголовного наказания только судом делает судебное
разбирательство центральной, решающей стадией уголовного процесса, а
участие прокурора в судебном разбирательстве - одной из важнейших функций
его деятельности. Участие прокурора в судебном разбирательстве является не
только важной гарантией постановления судом законного и обоснованного
приговора,
но вместе с тем, одной из
предупреждению
преступлений
и
форм его деятельности по
пропаганде
права.
Поддержание
государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из
приоритетных направлений прокурорской деятельности. Успех судебного
рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к
Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : федер. закон от 18 дек.
2001 г. № 174-ФЗ : (в ред. 18.06. 2017 г.) // СПС «Консультант Плюс”.
1
7
участию в процессе, от его настойчивости в установлении истины и
профессионального умения занять позицию, основанную на законе и
исходящую из материалов дела. Безупречное знание материалов уголовного
дела
-
непременное
требование,
предъявляемое
к
прокурору,
поддерживающему государственное обвинение.
Поэтому особое значение приобретает сегодня вопрос, касающийся
деятельности государственного обвинителя в судебном разбирательстве, его
процессуального
статуса,
возможностей
влиять
на
ход
судебного
разбирательства и возможности принятия судьбоносных, для уголовного дела,
решений.
Деятельность прокурора по поддержанию государственного обвинения
приобретает особое значение в условиях активного роста преступности. Общий
рост зарегистрированных преступлений в 2015 году по сравнению с 2014 годом
в целом по России составил 8, 6 %1.
Степень научной разработанности темы. Исследование основывается на
достижениях отечественной уголовно - процессуальной науки, теории права и
прокурорского надзора. Теоретические и практические вопросы участия
прокурора в уголовном процессе интересовали ученых всегда. Научные труды
таких талантливых ученых в сфере уголовного права и уголовного процесса как
общественного деятеля, русского юриста-правоведа и адвоката Владимира
Даниловича Спасович, профессора Сергея Ивановича Баршева, известного
российского юриста, ординарного профессора Ивана Яковлевича Фойницкого,
и др.
применяются
и в наше
время
учеными
- процессуалистами,
занимающимися вопросами участия прокурора в уголовном процессе.
В
советский
период
значению
роли
прокурора
в
качестве
государственного обвинителя в уголовном процессе уделяли свое внимание
такие ученые, как: В. И. Басков, В. П. Божьев, С. В. Бородин, С. Е. Вицин, К. Ф.
Гуценко, Л. Д. Кокарев, Ю. В. Кореневский А. М. Ларин, Т. Г. Морщакова, И.
СВЕДЕНИЯ о состоянии преступности и результатах расследования преступлений : форма 4-ЕГС, раздел 1,
строка 1, графа 2» (код 494) / Предоставляют информационные центры МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ.
[Электронный ресурс] // Генеральная прокуратура Российской Федерации: портал правовой статистики.
Электрон. дан. [Б.м., б. г.]. URL: http://crimestat.ru/offenses_table (дата обращения 20.02.2017).
1
8
Д. Перлов, Н. Н. Полянский, Р. Д. Рахунов, В. М. Савицкий, М. К. Свиридов, М.
С. Строгович, М. Л. Шифман, П. С. Элькинд, и др.
В российской уголовно-процессуальной науке последних десятилетий
проблемы
процессуального
участия
прокурора
также
нашли
своих
исследователей. В их числе такие ученые, как: О. Я. Баев, А. М. Баксалова, Л.
И. Басков , О. В. Воронин, З. Ш. Гатаулин, В. И. Гладких, В. Н. Исаенко, Н. П.
Кириллова, А. П. Коротков, Е. А. Маркина, Д. А. Мезинов, И. Б. Михайловская,
А. М. Мухин, В. А. Лазарева, С. А. Пашин, В. И. Плохова, Ю. И. Стецовский,
А. Г. Халиуллин, В. С. Шадрин, Ю. К. Якимович, и др. Труды названных
авторов составили теоретическую основу настоящего диссертационного
исследования.
Объект
и
предмет
исследования.
Объектом
диссертационного
исследования являются правоотношения, складывающиеся в стадии судебного
разбирательства, в связи с выдвижением обвинения, его поддержанием,
обоснованием и разрешением в ходе судебного разбирательства, а также при
изменении или отказе прокурора от обвинения. Предмет исследования образует
уголовно - процессуальная деятельность прокурора по осуществлению функции
уголовного преследования в суде первой инстанции.
Цели и задачи исследования. Целью исследования является определение
таких форм и методов деятельности прокурора в суде первой инстанции, с
помощью которых он мог бы максимально эффективно решить задачи, стоящие
перед ним. Для достижения указанной цели был поставлен следующий
комплекс задач:
- изучение процесса становления и развития государственного обвинения
в уголовном процессе Российской Федерации;
- определение процессуального статуса государственного обвинителя в
суде первой инстанции;
-
исследование форм осуществления прокурором обвинительной
деятельности в суде первой инстанции;
- исследование понятия, видов и способов изменения прокурором
обвинения, понятия и видов отказа прокурора от обвинения в суде первой
9
инстанции;
- определение основания изменения прокурором обвинения и отказа
прокурора от обвинения в суде первой инстанции;
- определение роли обвинительной речи в суде;
- исследование состояния нормативно-правовой базы, регулирующей
применение норм уголовного процесса с целью выработки предложений,
направленных на улучшение результата деятельности прокурора в судебном
разбирательстве уголовных дел.
Методологической основой исследования являются положения общей
теории познания. В ходе исследования были использованы следующие методы
познания: логический, системный, сравнительно-правовой, исторический и т.д.
Правовая и теоретическая основы исследования:
- Конституция Российской Федерации;
- международные правовые документы;
- Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации;
- ФЗ «О прокуратуре РФ»;
- постановления Конституционного Суда РФ;
- постановления Пленума Верховного Суда РФ;
- Приказы Генерального Прокурора РФ;
- нормативные акты по уголовному, уголовно-процессуальному праву;
- а также труды в области уголовно - процессуального права,
прокурорского надзора.
Эмпирическую
базу
исследования
составили
опубликованные
и
размещенные в компьютерной сети Internet постановления Конституционного
Суда РФ, статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде
РФ о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции.
Теоретическая
и
практическая
значимость
диссертационного
исследования обусловлена возможностью и целесообразностью использования
его результатов при последующих разработках проблем, связанных с участием
государственного
обвинителя
в
стадии
судебного
разбирательства,
предложенные варианты разрешения, возникающих в стадии судебного
10
разбирательства проблем, связанных с участием государственного обвинителя,
могут
быть
использованы
процессуального
для
совершенствования
законодательства.
Разработанные
норм
в
уголовнодиссертации
рекомендации могут применяться в процессе создания учебных пособий по
данной тематике.
Структура диссертационной работы. В настоящей работе исследован
обычный порядок судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел.
Диссертация изложена на 113 страницах машинописного текста, состоит из
введения, трех глав и заключения. Первая глава состоит из одного параграфа,
вторая глава состоит из двух параграфов, третья глава состоит из трех
параграфов.
Положения, выносимые на защиту:
1. Эффективность участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами в
существенной мере зависит от правильного определения процессуального
положения прокурора в суде. Вопрос этот имеет не только теоретическое,
но и большое практическое значение. Когда в мае 1922 г. создавалась
прокуратура как государственный орган по надзору за точным и
единообразным соблюдением законности, эта функция прокуратуры прямо
увязывалась с поддержанием государственного обвинения в суде.
2. Прокурор осуществляет надзор не только когда суд уже постановил по делу
приговор или вынес определение или постановление, но и до принятия по
делу приговора или иных решений. Если суд не разъяснил подсудимому его
прав в судебном разбирательстве и продолжает рассмотрение дела по
существу, прокурор обязан немедленно реагировать на это нарушение
закона путем заявлений ходатайства.
3. Уголовно-процессуальный закон не предоставляет прокурору никаких
преимуществ перед другими участниками судебного разбирательства по
представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлению
ходатайства (ст. 245 УПК). В то же время закон ставит прокурора в
процессуальное положение, отличное от процессуального положения иных
участников судебного разбирательства. Это не привилегия прокурора, а
11
создание
необходимых условий для
успешного осуществления
им
возложенных на него функций. Подсудимый, потерпевший, выступая от
своего имени, а защитник - по поручению подсудимого могут реагировать
на нарушения закона, допущенные в судебном заседании, но могут и не
делать этого. Закон не обязывает их к этому. Прокурор же, выступая от
имени государства, не только вправе, но и обязан принять меры к
устранению нарушений закона независимо от того, кем они допущены. Речь
идет в одинаковой мере о составе судей, защитнике, подсудимом,
потерпевшем, гражданском истце или гражданском ответчике. Своим
участием в судебном разбирательстве прокурор способствует устранению
нарушений прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и
ответчика, обвиняемого и других участников процесса.
4. Прокурор осуществляет надзор за соблюдением законов не только во время
участия в судебном разбирательстве, но и тогда, когда он, не участвуя при
рассмотрении дела судом, проверяет законность и обоснованность
приговоров, постановлений и определений, не вступивших в законную
силу. Если нарушение закона, по поводу которого прокурор заявлял
ходатайство или реагировал иным образом в процессе судебного
разбирательства, не было устранено, прокурор обязан принести протест на
вынесенный в связи с этим незаконный или необоснованный приговор.
Процессуальное положение прокурора как гаранта законности остается
неизменным в любой стадии уголовного процесса. При поддержании
государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения
в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции прокурор
остается представителем органа, осуществляющего надзор за исполнением
законов. При этом, разумеется, изменяются формы надзора и средства
прокурорского реагирования на обнаруженные нарушения закона.
5. Принцип централизации органов прокуратуры, строгого подчинения
нижестоящих прокуроров вышестоящим обусловлен законом и является
незыблемым. Однако в вопросах участия прокурора в при рассмотрении
судом уголовных дел указанный принцип, сохраняя в полной мере свою
12
силу, сочетается с процессуальной самостоятельностью прокуроров,
непосредственно исполняющих эти функции. Вышестоящий прокурор не
только не вправе дать указание подчиненному прокурору о поддержании
обвинения вопреки его внутреннему убеждению, но и не может обязать
прокурора, участвующего в кассационном разбирательстве уголовного
дела, дать заключение, с которым он не согласен. Генеральный прокурор
Российской Федерации, строго сохраняя принцип централизации органов
прокуратуры, в то же время своими приказами и инструкциями всемерно
укрепляет
процессуальную
самостоятельность
прокурора,
осуществляющего надзор за соблюдением законности при рассмотрении
судами уголовных дел.
6. Судебный процесс, проходящий в условиях гласности, требует от его
участников, в особенности от прокурора, поддерживающего обвинение от
имени государства, сдержанности, подтянутости, корректного и вежливого
обращения с каждым, кто проходит перед судом.
7. Речь защитника, какой бы она критической в отношении прокурора ни
была, должна быть прокурором выслушана со спокойным достоинством.
Чтобы судебный процесс проходил торжественно и оставлял глубокое
впечатление у присутствующих, выполнял воспитательную функцию,
требуется строгое соблюдение всего ритуала судопроизводства. Всякого
рода поспешность, скороговорки, непродуманные процессуальные действия
и неуместные высказывания прокурора должны быть исключены.
13
Глава 1. Понятие и сущность государственного обвинения в
уголовном процессе Российской Федерации, исторические предпосылки
развития
Для того чтобы понять сущность и содержание государственного
обвинения в уголовном процессе, обратимся к истории его возникновения и
развития. Возникновение прокуратуры как самостоятельного государственного
органа традиционно связывают с учреждением Петром I 12 января 1722 г.
должности генерала - прокурора. В соответствии с его указом «Об
установлении
должности
прокурора
в
надворных
судах
и
пределах
компетенции надворных судов в делах по доносам фискальных и прочих
людей»1 прокуроры были обязаны следить за исполнением законов во всех
присутственных местах, включая суды. При этом реализация функции
уголовного
преследования
на
них
фактически
не
возлагалась.
В
рассматриваемый исторический период уголовный процесс носил ярко
выраженный розыскной характер, что не предполагало участия стороны
обвинения
в
судебном
заседании
со
сколько
-
нибудь
выраженной
самостоятельной функцией поддержания государственного обвинения. Вместе
с тем уголовное преследование в досудебном производстве уже на этом этапе
постепенно становится прерогативой должностных лиц органов прокуратуры.
Так, в соответствии с Уложением 1767 года2
на прокуроров возлагалась
обязанность государственного преследовании преступлений, установления
тесной связи с судом и осуществления «попечительского» отношения к
частным лицам, нуждающимся в государственной защите. Но органом,
осуществляющим государственное обвинение в суде, прокуратура еще не была.
Реформы второй половины XIX в. оказали большое влияние на содержание
права России. В утвержденных царем осенью 1862 г. Основных положениях
судебной реформы предусматривалось поручение обвинения органам
Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года [Электронный ресурс]. Собр. 1-е от 12 дек. 1825 г. Т1-45. С.281 // Государственная публичная историческая библиотека. Электрон. дан. М..1863-2016.
URL:http://elib.shpl.ru/ru/nodes/178-polnoe-sobranie-zakonov-rossiyskoy-imperii-sobranie-pervoe-s-1649-po-12-12-18
25-spb-1830 (дата обращения: 03.05.2017).
2
Милов Л. В., Зырянов П. Н., Боханов А. Н. История России с начала XVIII до конца XIX века. М., 1998. С 284289.
1
14
прокурорского надзора, а защиты - сословию присяжных поверенных1.
Таким образом, вплоть до реформы 1864 года уголовный процесс носил
розыскной характер, при котором функции прокурора обвинения и разрешения
дела совмещались и возлагались на суд, а следовательно, уголовного
преследования в форме поддержания государственного обвинения прокурором
еще не существовало. Функции последнего проявлялись в реализации
надзорных полномочий и уголовном преследовании по государственным
преступлениям в досудебном производстве.
Коренные преобразования во всей системе уголовной юстиции, включая
и органы прокуратуры, традиционно связываются с принятием 20.11.1864 г.
основных актов судебной реформы: Учреждения судебных установлений 2 ,
Устава уголовного судопроизводства, Устава о наказаниях, налагаемых
мировыми судьями, Устава гражданского судопроизводства. Устав уголовного
судопроизводства 1864 года – первый российский уголовно - процессуальный
кодекс. (далее - Устав) закрепил несколько базовых для состязательного
уголовного процесса принципов: презумпцию невиновности, осуществление
правосудия только судом, разделение уголовно - процессуальных функций.
Движущим началом процесса являлось государственное обвинение. Создается
новая концепция доказательств, главным элементом которой становится оценка
доказательств по внутреннему убеждению. Судебное разбирательство состязательное, гласное и устное. Согласно ст. 630 Устава прокурор или
частный обвинитель, с одной стороны, и подсудимый или его защитник - с
другой,
пользовались
в
судебном
состязании
одинаковыми
правами:
предоставляли в подтверждение своих показаний доказательства; заявляли
отводы по законным причинам; предлагали свидетелям, с разрешения
Председательствующего Суда, вопросы; возражали против свидетельских
показаний и просили, чтобы свидетели были передопрошены в присутствии
или в отсутствие друг друга; опровергали доводы и соображение противной
стороны. Роль прокурора не сводилась только к уголовному преследованию
обвиняемого. Он был обязан осуществлять уголовное преследование и
Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 2011. (по материалам 1914). С. 50.
Учреждение судебных установлений от 20.11.1864. Российское законодательство Х–ХХ веков. Т. 8 : Судебная
реформа, разд. 3 :О порядке предания суду; Разд. 4 О производстве в окружных судах. М., 1991. С.
114.
1
2
15
поддерживать обвинение в суде лишь том случае, если был убежден, что для
этого имеются достаточные основания. Если суд, вопреки мнению прокурора о
прекращении дела, выносил определение о придании обвиняемого суду, то
прокурор мог исполнение обязанностей обвинителя поручить какому-либо
другому из подчиненных ему лиц прокурорского надзора или же, в особо
важных случаях, принять эти обязанности на себя, но он был не вправе
требовать, чтобы другой прокурор поддерживал обвинение вопреки своему
убеждению. Если прокурор в ходе судебного следствия находил оправдания
подсудимого уважительными, он был обязан, не поддерживая обвинительного
акта, опровергнутого судебным следствием, заявить о том суду по совести (ст.
740
Устава).
Перераспределение
полномочий
прокурора
в
сторону
государственного обвинения не лишило деятельность прокурора надзорной
сущности. Прокуроры давали заключения как орган надзора за законностью по
уголовным
делам
(за
исключением
преступлениях,преследуемыхвпорядкечастногообвинения);
дел
о
опротестовывали
судебные решения как к выгоде, так и к невыгоде подсудимого; в интересах
законности отказывались от обвинения в суде. Следует отметить, что ведущие
юристы того времени действительно выступали за лишение прокуратуры
надзорных функций в отношении суда. Так, В. Д. Спасович писал, что
«общество не нуждается ни в каких других стражах законности, кроме судов,
ни от кого не зависящих и стоящих под нравственным контролем только
общественного мнения. За судами могут только надзирать суды, высшие за
низшими»1 Аналогичного мнения придерживался также И. Я. Фойницкий,
который отмечал, что «прокуратура может и должна быть ни чем иным, как
стороной в деле, равноправной с другой стороной, не вторгающейся
в сферу судебной независимости, не принимающей на себя охраны закона
против суда»2.
Суть реорганизации
прокуратуры
в
соответствии
с
основными
принципами реформы 1864 г. состояла в ограничении прокурорского надзора
исключительно судебной областью и возложении на прокурора функции
поддержания обвинения в суде. Именно после судебной реформы 1864 г. в
1
2
Спасович В. Д. Судебная реформа // СПС «Консультант - плюс» (материалы СПб. ведомости. 1863. № 3. С. 24.)
Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 1. С. 540.
16
России
появились
государственные
обвинители.
Черты
русского
типа
обвинителя обрисовал А. Ф. Кони. Как он отмечал, «основные черты
слагавшегося русского типа обвинителя были, - за исключением редких, но
печальных уклонений в область бездушной риторики,
- спокойствие,
отсутствие личного озлобления против подсудимого, опрятность приемов
обвинения, чуждая и возбуждению страстей, и искажению данных дела, и,
наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в
способе держать себя на суде. К этому надо прибавить простоту языка,
свободного, в большинстве случаев, от вычурности или громких и "жалких"
слов»1. Таким образом, первым этапом становления и дальнейшего развития
обвинения и защиты следует связывать с судебной реформой 1864 года.
Второй этап связан с революцией 1917 года. Революционные изменения
государственного и общественного строя 1917 года не могли не оказать
влияния
на
правовую
реформирование
систему
судебной
российского
системы,
государства.
вызванное
Началось
«чрезвычайными
обстоятельствами». Судебные органы были достаточно многообразными:
революционные суды, народные суды, мировые суды, суды народной совести,
административные суды. Деятельность указанных органов была основана более
на «революционном правосознании» «революционной совести», нежели на
нормах права. Первым нормативным актом, внесшим относительный порядок в
хаотичную систему отправления правосудия, стал принятый 22 ноября 1917
Советом Народных Комиссаров РСФСР Декрет «О суде № 1» 2.
Декрет о суде № 1 упразднил все судебные органы, созданные после
принятия Устава уголовного судопроизводства 1864 года, прокуратуру,
адвокатуру и институт судебных следователей. Отправление правосудия
осуществлялось
коллегиально
(судья
и
два
народных
заседателя),
обвинителями и защитниками могли выступать все непорочные граждане
обоего пола, имеющие гражданского права.
Дальнейшее развитие судебное право получило с принятием 18 февраля
1
2
Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 124.
Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 1. С. 540.
17
1918 Декрета «О суде № 2» который предусматривал создание окружных судов
для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного суда; учреждение
областных народных судов в качестве кассационной инстанции для окружных
судов и Верховного судебного контроля в Москве. Декрет № 2 впервые
закрепил демократические основы советского судопроизводства: рассмотрение
дел на языке большинства населения той местности, где слушается дело,
досрочный отзыв судей и т. п.
20 июня 1918 был принят Декрет «О суде № 3», который существенно
расширил
подсудность
местных
народных
судов,
отменил
право
руководствоваться старыми законами и вместо областных народных судов и
Верховного
судебного
контроля
в
Москве
временно
создал
единый
кассационный суд с двумя отделениями (по уголовным и по гражданским
делам). Декреты о суде обозначили принципы нового революционного
уголовного процесса, полностью исключившие его состязательный характер:
расширение судебного правотворчества; социальные и политические мотивы
при принятии решений по уголовным делам; сближение судебной и
административной властей. В соответствии с Декретом «Положение о
народном суде РСФСР» от 21 октября 1920 года: «… обвинение в народных
судах от имени государства стали поддерживать обвинители, состоявшие при
отделах юстиции, назначаемые и отзываемые местными исполнительными
комитетами (статьи 39, 40, 31). При этом Инструкция об организации
обвинения и защиты на суде от 23 ноября 1920 года определяла, что:
«…советскими обвинителями могут выступать лица, способные к выступлению
на публичных собраниях»1. Такая правовая неопределенность продолжалась
вплоть до восстановления в 1922 году органов прокуратуры и принятия в 1923
году первого УПК РФ.
Таким
образом,
в
период
становления
советского
уголовно-
процессуального права с 1917 по 1923 года, когда дореволюционные принципы
осуществления
1
судопроизводства
были
отвергнуты
по
идеологическим
Судебник узаконений РСФСР. 1920. № 100. Ст. 543.
18
соображениям, а новая власть еще не выработала единой стратегии развития
правоохранительных органов в целом и прокуратуры в частности, государство
и общество были крайне политизированы, трудно говорить о последовательной
научной концепции реализации института поддержания государственного
обвинения.
Советский период становления и развития российского уголовнопроцессуального права традиционно обозначается временным промежутком с
1923 по 1991 год и связывается с последовательным принятием УПК РСФСР
1923 и 1960 годов. С точки зрения развития института поддержания
государственного обвинения он неоднороден. В соответствии с Положением о
прокурорском надзоре в РСФСР, утвержденном постановлением ВЦИК 28 мая
1922 года прокуратура была создана как орган по надзору за точным и
единообразным соблюдением законности, и эта функция прямо увязывалась с
поддержанием государственного обвинения в суде. Вместе с тем УПК РСФСР
1923 года частично воспроизвел положения Устава 1864 года, декларируя
смешанный тип уголовного процесса с сохранением состязательных начал
стадии судебного разбирательства. Уголовное преследование законодатель
ассоциировал с возбуждением уголовного дела, закрепляя, что «уголовное
продолжаемо и подлежит прекращению во всякой стадии процесса при
преследовании не может быть возбуждено, а возбужденное не может быть
отсутствии к тому оснований (ст. 4 УПК РСФСР), а соответствующая
обязанность возлагается на органы прокуратуры (ст. 94 УПК РСФСР). В
обязанности прокурора входило возбуждение уголовного преследования перед
судебными и следственными органами по всякому совершившемуся и
подлежащему наказанию преступлению, направление дела в суд и поддержание
обвинения, осуществление надзора за органами надзора и
следствия.
В
дальнейшем
трансформировалось
в
уголовное
дознание,
преследование
проводимое
органами
полностью
прокуратуры,
поскольку постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 г. «Об
19
изменении положения о судоустройстве РСФСР»1 , следственный аппарат
полностью передавался в подчинение прокуратуры.
При регламентации судебного разбирательства законодатель вновь
оперирует термином сторона, относя при этом прокурора к стороне обвинения
и не наделяя его преимущественными полномочиям в сравнении со стороной
защиты. При решении всех возникающих в ходе судебного разбирательства
вопросов суд был обязан выслушать мнение сторон, которые имели право
допрашивать свидетелей, заявлять ходатайства, выступать в прениях. В то же
время в ведомственных нормативных актах21 все более отчетливо на первый
план выходили функции прокурорского надзор, в том числе и за деятельностью
суда. Таким образом, в период действия УПК РСФСР 1923 года прокурор
реализовывал две параллельные функции: уголовное преследование, в том
числе и в форме поддержания государственного обвинения в суде, и
прокурорского надзора.
Постепенное
сращивание
функций
уголовного
преследования
и
прокурорского надзора завершилось принятием УПК РСФСР 1960 года.
Государственные органы наделялись широкими властными полномочиями, что
ставило
их
в
положение
активных
субъектов
уголовного
процесса,
принимающих решения о возбуждении движении и окончании производства по
уголовному делу. При этом УПК РСФСР 1960 г. возложил на все органы
уголовной юстиции, включая суд, одинаковые функции - полно, всесторонне и
объективно исследовать все обстоятельства дела. Суд наделялся правом
возвращать дело для производства дополнительного расследования при
отсутствии
оснований
для
постановления
обвинительного
приговора,
возбуждать уголовное дело по новому обвинению и в отношении новых лиц.
Участие прокурора в судебном заседании уже не являлось обязательным.
Процессуальное руководство расследованием и поддержание государственного
обвинения рассматривались как формы осуществления функции надзора за
законностью.
Об изменении положения о судоустройстве РСФСР : постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сент. 1928 г. //
Судебник узаконений РСФСР. 1928. № 117. Ст. 733.// СПС «Консультант - Плюс».
1
20
Следующий этап связан с утверждением 24 октября 1991г. Верховным
Советом РСФСР «О Концепции судебной реформы в РСФСР», где в качестве
важнейших
направлений
судебной
реформы
указано:
организация
судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон,
презумпции невиновности подсудимого. С этой целью предусматривалось
исключить все рудименты обвинительной роли суда, разделение функций
обвинения, защиты и разрешения дела, предоставление сторонам равных
возможностей по воздействию на окончательное решение суда, введение суда
присяжных заседателей.
Роль прокурора в уголовном процессе реформировалась с принятием
Концепции судебной реформы 24 октября 1994 г., признавшей уголовное
преследование его доминирующей функцией, от которой в любом случае
должны освобождаться судебные органы. Аналогичное положение содержалось
и в ст. 27 Федерального закона от 17.01.1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре
Российской
Федерации».
Таким
образом,
разграничение
уголовно-
процессуальных функций как основа состязательного уголовного процесса
было признано на законодательном уровне, что послужило толчком к
дальнейшему реформированию уголовно - процессуально права в русле
усиления состязательных начал, обеспечивающих защиту прав и интересов
участников
уголовного
судопроизводства.
Окончательный
переход
к
состязательной форме уголовного судопроизводства ознаменовался принятием
в 2001 году нового Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации
(далее - УПК РФ).
Согласно части 3 ст. 37, ст. 246 УПК РФ в ходе судебного производства
по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение,
обеспечивая его законность и обоснованность. При этом УПК РФ не дает
объяснения понятия государственного обвинения, ограничившись указанием на
государственного обвинителя как на должностное лицо органа прокуратуры, от
имени государства поддерживающее обвинение в суде.
Понятие
«обвинение»
не
является
однозначным,
в
уголовно-
процессуальной науке различают обвинение в материально 21
правовом смысле слова и обвинение в процессуальном смысле. Определение
места и роли государственного обвинения в числе других уголовно процессуальных функций, а также его сущности, содержания и структуры
представляется целесообразным осуществлять с точки зрения системного
анализа.
Как указывал Савицкий В. М.: «…Поддержание государственного
обвинения в суде есть продолжение уголовно процессуального преследования
лица, которому предъявлено обвинения в преступлении, те есть деятельность
уголовно-процессуальная,
регламентированная,
представляющая
собой
разновидность уголовно - процессуальной функции обвинения, осуществляемая
в специфических условиях судебного разбирательства» 1.
Традиционно выделяют следующие функции, выполняемые участниками
уголовного судопроизводства:
1. В досудебном производстве:
a)
предварительное
расследование
преступлений
в
форме
предварительного следствия и дознания, включая уголовное преследование
подозреваемого, обвиняемого;
б) защита;
в) прокурорский надзор за исполнением законов в процессуальной
деятельности органов предварительного следствия и органов дознания;
г) процессуальный контроль руководителя следственного органа за
деятельностью подчиненных следователей;
д)
судебный
контроль
за
законностью
и
обоснованностью
процессуальных действий и решений должностных лиц, производящих
предварительное следствие и дознание;
2. В судебном производстве:
а) рассмотрение и разрешение уголовного дела судом первой инстанции;
б) уголовное преследование в форме государственного обвинения ,
1
Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде. М., 1971. С. 59.
22
осуществляемого прокурором по уголовным делам, слушание по которым
производится в публичном и частно – публичном порядке, а также
потерпевшим по уголовным делам частного обвинения;
в) защита;
г) пересмотр судебных решений в апелляционном, кассационном порядке.
Проанализировав положения, содержащиеся в ст. ст. 20, 22, 37 и в других
статьях УПК РФ, следует прийти к выводу, что государственное обвинение
представляет собой осуществляемую прокурором от имени государства
предусмотренную уголовно - процессуальным законом деятельность по
доказыванию
в
суде
органапредварительного
первой
инстанции
расследования
о
обоснованности
совершении
и
вывода
обвиняемым
(подсудимым) инкриминированного ему преступления.
В разные годы взгляды ученых – правоведов относительно сущности
государственного обвинения существенно расходились.
Так, В. И. Басков в 1967 г. писал: «…Поддержание государственного
обвинения - это не самоцель, а средство обеспечения законности при
рассмотрении уголовных дел. Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор
тем самым осуществляет надзор за законностью в деятельности суда по
рассмотрению уголовных дел» 24 . В последующем ученый ушел от столь
радикального вывода и высказался следующим образом: «…Конечно, прокурор
в суде обязан прежде всего изобличить преступника, добиться справедливого
наказания судом виновного, помочь суду осуществить правосудие в строгом
соответствии с законом. Но если в ходе рассмотрения дела суд допускает
нарушения процессуального или материального закона, прокурор обязан
немедленно реагировать точно так же, как он обязан реагировать на всякое
нарушение закона со стороны любого участника процесса» 1. В. П. Кашепов
также подчеркивал обязанность прокурора на всех стадиях уголовного
судопроизводства своевременно принимать меры к устранению всяких
нарушений закона, от кого бы они ни исходили 2.
1
Басков В. И. Прокурор в суде первой инстанции. М., 1968. С 79.
2
Кашепов В. П. Народный суд на страже социалистической законности. М., 1965. С.28.
23
Б. А. Галкин считал, что деятельность прокурора в суде проявляется в
двух формах: поддержания обвинения и дачи заключения. В этом ярко
проявляются две процессуальные функции прокурора в судебном
разбирательстве - функция обвинения и функция надзора за законностью 1.
П. С. Элькинд сформулировала следующий вывод: «…Именно потому,
что функция прокурорского надзора за законностью является функцией
государственно-правового характера, а поддерживаемое прокурором перед
судом обвинение выражает его специальное назначение в уголовном
судопроизводстве, мы рассматриваем эту сторону прокурорской деятельности поддержание на суде обвинения - в качестве специфической уголовнопроцессуальной функции, которая может быть, однако, правильно понята не
иначе как в связи с общим назначением прокурора быть органом надзора за
законностью»2.
В. Н. Шпилев также считал, что практически поддержание обвинения
отделить
от
функции
прокурорского
надзора
нельзя,
ибо
прокурор,
поддерживая обвинение, осуществляет надзор за законностью 3. Имеются и
другие весьма близкие к приведенным точки зрения ученых – процессуалистов,
суть которых в том, что поддержание прокурором государственного обвинения
в суде:
а) напрямую обусловлено надзорным характером его деятельности;
б) при поддержании государственного обвинения прокурор выполняет
двуединую задачу - осуществления уголовного преследования в суде и надзора
за процессуальной деятельностью участников судебного разбирательства.
Такая трактовка задач и целей участия прокурора в судебном
разбирательстве вытекала из положений действовавших в тот период уголовнопроцессуальных законодательств (ст. 41 УПК РСФРС 1960 г.) и Положения о
прокурорском надзоре в СССР от 24.05.1995г., соответствующим образом
определяющих функции прокурора - государственного обвинителя. В первую
очередь на это было указано в ст. 20 Основ уголовного судопроизводства
Союза ССР и союзных республик, в силу требований которой прокурор был
1
2
3
Элькинд П. М. Сущность советского уголовного процесса. Л., 1963. С. 62-63.
Там же.
Шпилев Н. В. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С. 68-69.
24
обязан на всех стадиях уголовного процесса своевременно принимать
предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от
кого бы эти нарушения не исходили.
Вместе с тем уже в то время существовали иные точки зрения. Н. Я.
Арсеньев утверждал, что суд неподконтролен прокурору, а прокурор не может
и не имеет права предписывать суду, какое следует принять решение по делу, а
лишь имеет право опротестовывать действия суда в вышестоящий суд. Поэтому
прокурор по отношению к суду не имеет надзорных прав 1. М. С. Строгович
писал: «…Следует признать ошибочным мнение, согласно которому задачей
прокурора, выступающего в судебном разбирательстве в качестве обвинителя,
является осуществление надзора за законностью действий суда и всех
участников процесса. В судебном разбирательстве обеспечение и охрана
законности лежит на составе суда, рассматривающей дело, и непосредственно
на председательствующем в судебном заседании. Суду принадлежит право
решать вопросы о законности или незаконности действий всех участников
процесса, в том числе и выступающего в суде прокурора, поскольку дело
передано в суд прокурором. Суд проверяет правильность расследования
данного дела, проведенного под надзором прокуратуры, законность и
обоснованность
выводов,
сделанных
прокурором
из
материалов
предварительного следствия 2. Примечательна позиция И. Д. Перлова по
данному
вопросу,
который
высказывался
следующим
образом:
«…Поддержание обвинения на суде - вот та процессуальная функция,
исполнение которой определяет процессуальное положение, роль, место
прокурора в судебном процессе. Прокурор не может в ходе самого судебного
разбирательства оценивать деятельность суда, в работе которого он принимает
участие как сторона. Эту оценку прокурор может дать лишь после вынесения
приговора, в протесте, который направляется в вышестоящий суд. При этом
окончательная оценка действия суда первой инстанции дается вышестоящим
судом, а не прокурором»3.
Арсеньев Н. Я. Судебный надзор прокуратуры // Соц. законность. 1949. № 1. С. 20.
Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 394.
1
2
3
Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 107.
25
А.А. Михайлов1 определил обвинение как выдвинутое в установленном
порядке
уголовно
органами
процессуальным
(должностными
законом
лицами),
порядке
государственными
осуществляющими
уголовное
преследование, или потерпевшим утверждение о совершении определенным
лицом преступления и наличии, соответственно, основания привлечения
данного лица к уголовной ответственности. Оно является предметом
уголовного преследования, а в дальнейшем также предметом рассмотрения и
разрешения в суде. Как указывает Михайлов А.А.: «… обвинение призвано
обеспечить законность и обоснованность уголовного преследования, побуждая
органы и лиц, осуществляющих уголовное преследование, принимать меры к
его надлежащему обоснованию»34.
По мнению Б. А. Тугутова: «…обвинение следует определить как
утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного
уголовным законом, представленного в обвинительном заключении (акте,
постановлении), являющееся основанием для рассмотрения его судом.
Поддержание
обвинения
как
действия
обвинителя
по
доказыванию
предъявленного и опровержения доводов защиты»2.
А. М. Баксалова, предполагая, что уголовное преследование и обвинение
в процессуальном смысле – равнозначные термины3, рассматривает обвинение
как единственную функцию прокурора в уголовном судопроизводстве.
О
В. Воронин считает справедливым исключить из содержания функции
участия прокурора в рассмотрении дел судами поддержание государственного
обвинения, в связи с чем указывает: «…несмотря на то, что эта деятельность
обладает процессуальным содержанием и реализуется в ходе судебного
производства, она не может быть включена в содержание рассматриваемой
функции
по
следующим
распространенности
современной
и
соображениям.
содержания
отечественной
она
прокуратуры.
В
силу
образует
своего
значения,
отдельную
функцию
Обвинительная
деятельность
является одним из сущностных признаков прокурорской деятельности в целом,
Михайлов А. А. Изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции:
автореф. дис. …канд. юрид. наук. Томск, 2008. С. 12.
2
Тугутов Б. А. Функции прокурора на судебных стадиях уголовного процесса. : автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2014.
С. 18.
3
Баксалова А. М. Уголовно-процессуальная функция обвинения, осуществляемая прокурором, и ее реализация на
судебном следствии. :диссертация канд. юрид. наук. Томск, 2002. С. 28.
1
26
позволяющих
отграничивать
ее
от
иных
правоохранительных
и
правоприменительных производств, а также осуществлять на ее основе
моделирование различных типов устройств прокуратур. В этой связи включать
ее в содержание иной функции методологически неверно. Кроме того,
поддержание государственного обвинения обладает особой направленностью в
отличие от прочей судебно-процессуальной деятельности прокурора. Ее
предмет составляет применение охранительных уголовно-правовых норм,
предполагающих назначение наказания. Предмет же иной процессуальной
деятельности прокурора составляет реализация регулятивных, а в не- которых
случаях и диспозитивных норм в интересах восстановления нарушенной
законности
или
обеспечения
публичного
интереса.
Объединять
эти
направления в рамках одной функции недопустимо в силу существенного
различия в их целях и порядке правоприменения. Наконец, невозможность
включения
поддержания
государственного
обвинения
в
содержание
рассматриваемой функции вытекает из производного от прокурорского надзора
характера участия прокурора в рассмотрении дел судами. в условиях
современного законодательства невозможно вести речь о том, что поддержание
государственного обвинения по уголовным делам обусловлено надзорной
деятельностью прокурора. В этой связи обвинительная деятельность должна
быть исключена из содержания участия прокурора в рассмотрении дел
судами»1 .
По
мнению
Д.
А.
Мезинова
прокурор
является
своеобразным
помощником суда в надлежащем обеспечении правосудия и иных видов
государственно - значимой судебной деятельности, в которых вправе
участвовать прокурор2. Как указывает Мезинов Д. А.: «…Если суд - основной
орган,
обеспечивающий
соответствующим
надлежащее
внесением
законных,
осуществление
обоснованных
правосудия
и
с
справедливых
судебных актов, то прокурор, используя свои полномочия при участии в
Воронин О. В. О содержании функции участия прокурора в рассмотрении дел судами // Вестник Томского
государственного университета. Право. 2013. Вып. 3(9). С.2.
2
Мезинов Д. А. Участие прокурора в рассмотрении дел судами. учебное пособие. Томск, 2008. С. 7.
1
27
рассмотрении дел судами, должен оказывать содействие суду в надлежащем
осуществлении правосудия»1.
Ю. К. Якимович считал, что функция прокурора в суде первой инстанции
не сводится только к поддержанию государственного обвинения и полагал, что
при рассмотрении дел в судах, в том числе и по первой инстанции, прокурор
осуществляет не функцию уголовного преследования, а именно функцию
надзора за соблюдением закона2.
Введение в действие Федерального закона «О прокуратуре Российской
Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 обеспечило единство подхода к
определению роли государственного обвинения в суде в системе других
уголовно - процессуальных функций, выполняемых на данном этапе судебного
производства по уголовным делам и поспособствовало прекращению полемики
об этом. В соответствии с ч.3 ст. 1, ч. ч. 2 и 4 ст. 35 названного закона прокурор
участвует в рассмотрении уголовных дел судами в качестве государственного
обвинителя. Надзорные функции прокурора перечислены в ч. 2 ст. 1 закона, и в
их числе отсутствует функция надзора за судом.
В системе основных уголовно - процессуальных функций обвинение и в
первую очередь государственное обвинение играет определяющую роль.
Обвинение как функция, есть основное направление деятельности дознавателя,
следователя, прокурора. Обвинение как деятельность есть совокупность
процессуальных действий названных лиц по реализации этой функции.
Выраженное в соответствующем процессуальном документе, обвинение
обретает характер утверждения о совершении лицом конкретного уголовнонаказуемого деяния, или обвинительного тезиса, составляющего сердцевину
предмета
доказывания.
Выдвижение,
формулирование
и
обоснование
обвинения  задача органов предварительного расследования, выполнив
которую следователь (дознаватель) составляет обвинительное заключение
(обвинительный акт), подписывает его и вместе с уголовным делом, направляет
прокурору.
Решение
(обвинительного
акта,
об
утверждении
обвинительного
обвинительного
постановления)
и
заключения
направлении
Мезинов Д. А. Участие прокурора в рассмотрении дел судами. учебное пособие. Томск, 2008. С. 7-8.
Якимович Ю. К. Назначение прокуратуры и процессуальные функции прокурора // Законность. 2015
г. № 8.
1
2
28
уголовного дела в суд принимает прокурор. Как представляется, именно с этим
моментом и связано возникновение государственного обвинения 1. Отказ
прокурора
утвердить
обвинительное
заключение
(обвинительный
акт,
обвинительное постановление), возвращение уголовного дела следователю
(дознавателю) для устранения выявленных при изучении дела недостатков не
только означает, что уголовное дело не может быть направлено в суд, но и
отказ в придании обвинительному заключению (обвинительному акту,
обвинительному
постановлению)
статуса
документа,
выражающего
официальную позицию обвинительной власти.
Таким образом, государственное обвинение - это основанный на
собранных в процессе расследования доказательствах, сформулированный
органом расследования и утвержденный прокурором вывод о совершении
обвиняемым уголовно - наказуемого деяния. Государственное обвинение в
отличие от обвинения, содержащегося в процессуальных решениях следователя
(дознавателя), исходит от государства в лице прокурора, официально
представляющего
в
уголовном
судопроизводстве
государственную
обвинительную власть.
Такое представление о государственном обвинении отражает как
характер взаимоотношений субъектов уголовного преследования, то есть
органов
расследования
и
прокурора,
так
и
цель
предварительного
расследования. Конечная цель уголовного преследования  изобличение лиц,
виновных в совершении преступления, и привлечение их к уголовной
ответственности, а органы прокуратуры должны так организовать свою
деятельность, чтобы максимально обеспечить её достижение. Уголовное
преследование совершивших преступление лиц под надзором прокурора
осуществляют
органы
предварительного
расследования.
Поэтому
предварительное расследование, направленное на раскрытие преступления,
выявление и изобличение виновного в его совершении лица, является, по сути,
формой уголовного преследования, а его основанная задача, как этапа
1
Баев О. Я. Прокурор как субъект уголовного преследования. М., 2006. С.55-56.
29
досудебного производства, состоит в том, чтобы создать фундамент для
продолжения прокурором уголовного преследования в суде.
Утверждая
обвинительное
заключение,
составленное
органом
предварительного расследования по итогам своей деятельности, прокурор
придает изложенному в нем обвинению силу и значение государственного
обвинения. Одновременно с этим прокурор принимает и решение о
направлении уголовного дела, то есть государственного обвинения и
подтверждающих
его
материалов,
в
суд,
как
единственный
орган
государственной власти, полномочный признать лицо виновным и возложить
на него уголовную ответственность.
Таким образом, государственное обвинение можно определить как
адресованное
суду
официальное
требование
обвинительной
власти
о
возложении на обвиняемого уголовной ответственности и наказания.
30
Глава 2. Процессуальное положение государственного обвинителя в
суде первой инстанции
2.1 Процессуальный статус прокурора в судебном разбирательстве
Производство в суде первой и следующих инстанций представляют собой
совершенно иную форму уголовно-процессуальной деятельности, чем в
досудебном производстве. Статус государственного обвинителя существенно
меняет роль прокурора в судебных стадиях, где властвует суд, а прокурор-лишь
одна из равноправных сторон, которая продолжает начатое органами
расследования уголовное преследование.
Содержанием процессуальной функции прокурора, участвующего в
судебном разбирательстве дела, является прежде всего доказывание обвинения,
т. е предъявление суду доказательств, обосновывающих вывод о виновности
подсудимого,
их
систематизация
и
анализ,
а
также
опровержение
контрдоводов, выдвигаемых противоположной стороной. Вся эта деятельность
осуществляется с помощью доказательств.
В ст. 85 УПК РФ дается понятие доказывания. В соответствии с этой
процессуальной нормой доказывание состоит в собирании, проверке и оценке
доказательств с целью установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73
УПК РФ. Доказывание в уголовном судопроизводстве многие ученые
определяют как разновидность познания, считают что целью доказывания
является достижения истины. И. Я. Фойницкий писал, что истина практически
отличается от научной истины тем, что имеет своим содержанием не общие
законы, а отдельные факты или явления, ею удостоверяемые или отвергаемые 1.
П. Ф. Пашкевич полагал, что процесс познания истины в уголовном деле
регламентирован юридическим законом, в котором сформулированы наиболее
целесообразные
нормы
следственной
и
судебной
деятельности,
обеспечивающие достижения истины по делу в сравнительно короткие сроки и
такими
способами,
которые
соответствуют
целям
правосудия
и
нравственности2.
1
2
Фойницкий М. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 165.
Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М.,1961. С.56.
31
А. М. Ларин считал, что взгляд на доказывание как на регламентируемую
законом деятельность, объединяющую предметно-чувственные операции,
служит предпосылкой решения проблемы достижения истины как цели
доказывания1. М. С. Строгович утверждал, что установление истины есть и
цель уголовного процесса, и его принципы2. По мнению В. С. Шадрина, целью
доказывания является установление объективной истины 3. В ряде статей УПК
РСФСР 1960 г. содержались указания по поводу установления истины (ст.ст.
89,243, 246, 280). Например, ст. 243 УПК РСФСР обязывала судью,
председательствующего в судебном заседании, принять все предусмотренные
законом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию
обстоятельств дела и установлению истины. Достижение истины нередко
отождествлялась с требованием всестороннего, полного и объективного
исследования дела, закрепленного в ст. 20 УПК РСФСР.
В УПК РФ 2001 г. термин «истина» отсутствует, как нет и статьи,
аналогичной ст. 20 УПК РСФСР. В связи с этим В.В. Вандышев замечает, что
уголовно - процессуальный закон устранил принцип установления объективной
истины. Однако законодатель ни в одной из норм УПК не указал на то, что
установление
объективной
истины
является
целью
уголовного
судопроизводства 4. По мнению М. К. Свиридова: «…проблема истины
–центральная в головном судопроизводстве. Ее нечеткое решение (а в УПК РФ
даже отсутствует термин «истина») требует научного вмешательства 5.
Ст. 20 УПК РСФСР, прямо и буквально не обязывая суд устанавливать
объективную
истину,
предусматривала
его
обязанность
принять
все
предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного
исследования обстоятельств дела. Как справедливо указывает Д. А. Мезимов
такая обязанность была, остается и должна быть у суда в любом типе процесса
и должна неотъемлемо включаться в содержание функции разрешения
уголовного дела, возлагаемой на суд в состязательном процессе. Непризнание
за судом этой обязанности означает, что суд вправе исследовать обстоятельства
Ларин А. М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С. 123.
Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1. С. 132.
3
Шадрин В. С. Уголовный
процесс. СПб., 2001. С. 52
4
Вандышев В. В. Уголовный процесс. СПб., 2002. С. 76.
5
Свиридов М. К. Установление судом истины в судебном разбирательстве // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 353.
С.142.
1
2
32
дела «неполно», «необъективно», «не всесторонне», т.е. частично, субъективно
(пристрастно), односторонне ( в пользу одной из сторон). «…Полагаю также
нормальным и адекватным как интересам общества государства, так и правам и
интересам личности и стремление суда к установлению объективной истины по
уголовному делу, соответствующее естественному желанию выяснить «как все
происходило на самом деле, в действительности». Разумеется, не «любыми
средствами» следует реализовывать это стремление, но такой подход при его
реализации
не
позволяется
положениями
современного
отечественного
законодательства. Не позволялось это и положениями ранее действовавшего
законодательства, пусть даже закрепляющего в основном розыскные начала
процесса, во всяком случае, при буквальном и, думается, правильном
толковании этих положений, в том числе ст. 20 УПК РСФСР. При этом суд
должен стремиться установить истину не только «для себя», но и «для других
людей», т.е. доказать обществу («во вне») истинность своих выводов об
устанавливаемых фактах. Его выводы и для себя, и для общества («во вне»)
должны
быть
основаны
на
надлежащих
уголовно-процессуальных
доказательствах. Эти выводы суда должны быть до-казанными, достоверными
(«достойными веры») в соответствии со сложившимся в обществе в
конкретную историческую эпоху пониманием относительно того, какие знания
в определенных ситуациях, при определенной доказательственной базе следует
считать достоверными и соответственно при-знавать «объективно» истинными.
Такой достоверности выводов суда должно соответствовать его внутреннее
убеждение (при отсутствии неустранимых разумных сомнений) в реальном
существовании устанавливаемых им фактов. Следует отметить, что точных
критериев определения соответствия достоверных выводов суда о фактах
объективной
истине,
т.е.
критериев,
позволяющих
однозначно
свидетельствовать о достижении объективной истины судом в уголовном
процессе, не существует»1.
Мезинов Д. А. К вопросу о пределах активности суда в состязательном судебном следствии по уголовнопроцессуальному кодексу Российской Федерации // Уголовная юстиция. 2014. № 1(3). С. 25-30.
1
33
А. М. Мухин предлагает ст. 85 УПК РФ (Доказывание) дополнить частью
второй
следующего
содержания:
«…Целью
доказывания
в
уголовном
судопроизводстве является установление истины по уголовному делу» 1.
Согласно ч. 3 ст. 37 УПК РФ прокурор в ходе судебного производства по
уголовному делу поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его
законность и обоснованность.
Процессуальное
положение
прокурора
в
стадии
судебного
разбирательства дела определяется сущностью и структурой этой стадии
уголовного процесса. Поскольку функции обвинения и защиты распределены
между различными участниками судебного разбирательства, равноправными в
своих возможностях доказывать правильность отстаиваемых ими выводов,
поскольку суд не выполняет никакой другой функции, кроме разрешения дела,
и в этих целях активно содействует наиболее полному, всестороннему и
объективному исследованию всех обстоятельств совершения преступления, то
в основе такого построения судебного разбирательства лежит принцип
состязательности. М. Строгович определял состязательность как такое
построение судебного разбирательства, где обвинение отделено от суда,
решающего дело, и в котором обвинение и защита осуществляются сторонами,
наделёнными равными правами для отстаивания своих утверждений и
оспаривания утверждений противной стороны 2.
В суде права государственного обвинителя равны правам других
участвующих в судебных заседаниях лиц - заявлять ходатайства, представлять
доказательства и участвовать в их исследовании, высказывать свое мнение по
всем обсуждаемым в судебном заседании вопросам. Участвующий в судебном
разбирательстве
и
следующих
стадиях
прокурор
своими
активными
действиями, в полном объеме используя предоставленные законодательством
права, оказывает существенное влияние на объем и пределы исследования
доказательств,
на
исход
судебного
разбирательства.
Государственный
обвинитель вправе в любой момент изменить обвинение в благоприятную для
Мухин А. М. Процессуальная деятельность прокурора при разбирательстве уголовных дел в суде первой
инстанции. М., 2011. С. 58.
2
Строгович М. С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939. С.
49.
1
34
обвиняемого сторону, отказаться от обвинения, как в определенной части, так и
полностью. Изменение обвинения прокурором влечет и изменение пределов
дальнейшего судебного разбирательства. Полный или частичный отказ
прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой
прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в
соответствующей части (ч.7 ст.246 УПК РФ).
В необходимых случаях прокурор продолжает свою обвинительную
деятельность и после вынесения судом приговора, добиваясь его отмены или
опровергая доводы настаивающих на отмене приговора других участников
уголовного процесса.
Таким образом содержанием процессуальной функции прокурора,
участвующего в судебном разбирательстве дела, является прежде всего
доказывание
обвинения,
обосновывающих
вывод
т.
о
е
предъявление
виновности
суду
доказательств,
подсудимого,
в
условиях
состязательного процесса.
2.2. Формы осуществления прокурором обвинительной
деятельности в суде
Успешное
определяется
поддержание
качественной
государственного
подготовкой
к
обвинения
поддержанию
во
многом
обвинения.
Непосредственно подготовка государственного обвинителя к участию в
судебном заседании складывается из нескольких взаимосвязанных этапов,
каждый из которых имеет определенную цель, а в его рамках прокурором
осуществляется деятельность, направленная на создание оптимальных условий
для осуществления уголовного преследования в суде.
Первый этап - организационный. Порядок поручения поддерживать
государственное обвинение ни Федеральным законом от 17. 01. 1992 г. № 22021 «О прокуратуре Российской Федерации», ни уголовно-процессуальным
законом не определен, эта деятельность носит не уголовно-процессуальный, а
организационно - методический характер. Согласно приказу Генерального
прокурора РФ № 465 от 25.12. 2012 «Об участии прокуроров в судебных
35
стадиях уголовного судопроизводства» поручение на поддержание обвинения
должно быть дано заблаговременно и в письменном виде. Должностное лицо,
получившее поручение на поддержание государственного обвинения, на
практике это чаще всего помощник прокурора района или области, края,
республики (прокурор соответствующего отдела), должно иметь реальную
возможность подготовиться к судебному разбирательству (п.4 приказа № 465).
Однако уже на этапе изучения материалов уголовного дела прокурор,
которому
поручено
поддержание
государственного
обвинения,
может
обнаружить недостатки расследования, которые препятствуют рассмотрению
его судом и могут повлечь возвращение дела прокурору на основании ст. 237
УПК РФ. В связи с этим может возникнуть коллизия интересов двух служб:
надзора за расследованием и государственного обвинения.
В
литературе
высказываются
предложения
о
назначении
государственного обвинителя до утверждения обвинительного заключения, с
тем,
чтобы
обеспечить
координацию
деятельности
должностных
лиц,
ответственных за утверждение обвинительного заключения и поддержание
государственного
обвинения,
предотвратить
коллизии
и
избежать
необоснованных и преждевременных решений о направлении уголовного дела
в суд. Так, например, Н. П. Кириллова предлагает допустить государственного
обвинителя к изучению материалов дела, поступившего с обвинительным
заключением
вместе
с
прокурором,
которому
предстоит
утвердить
обвинительное заключение и даже давать тому согласие на утверждение
обвинительного
заключения1.
Для
этого
предлагается
назначать
государственного обвинителя еще до окончания расследования, желательно –
после предъявления обвинения, чтобы прокурор мог наблюдать за его
расследованием и принимать своевременные меры к устранению его неполноты
и ошибок. Подобное мнение высказывает и З. Гатауллин2. В. Демидов и Р.
Санинский
считают,
что
практика
объединения
функции
надзора
и
Кириллова Н. П. Процессуальные функции профессиональных участников судебного разбирательства уголовных
дел. СПб., 2007. С. 112.
2
Гатауллин З. Выработка позиции по уголовному делу и организация государственного обвинения // Законность.
2008. № 11. С.20.
1
36
поддержания обвинения целесообразна по объемным, сложным и актуальным
делам, как правило областной подсудности 1.
Поскольку много проблем в практике государственного обвинения
возникает в связи с неявкой в суд свидетелей и потерпевших, а также
изменением ими показаний, предлагается предоставить прокурору право при
принятии решения о направлении уголовного дела в суд или после передачи
дела суду опрашивать основных свидетелей и потерпевших, чтобы «лучше
представлять себе доказательственный материал» 2.
Считаем
предложение
о
наделении
будущего
государственного
обвинителя правом вместе со следователем принимать участие «в производстве
наиболее важных и значимых следственных действий, чтобы лично наблюдать
за получением и проверкой собираемых доказательств и оценивать судебную
перспективу дела»57, необоснованным. Обеспечить законность следственных
действий и соблюдение прав их участников прокурор в состоянии иными
способами: строгим контролем за качеством изучаемого по окончании
расследования уголовного дела, повышением внимания к ходатайствам об
исключении недопустимых доказательств и т.п.
Более обоснованным, на наш взгляд, является предложение Лазаревой В.
А. о совмещении функций надзора за законностью расследования и
поддержания государственного обвинения. От прокурора, который сознает, что
именно он будет осуществлять обвинительную деятельность в суде и испытает
на себе все негативные последствия недостатков предварительного следствия,
можно ждать большей требовательности к качеству расследования. Во всяком
случае, опыт поддержания обвинения в условиях состязательности дает
прокурору представление о том, каким критическим замечаниям могут быть
подвергнуты материалы уголовного дела3.
Направляемый в суд для подержания обвинения, изложенного в
обвинительном заключении, помощник прокурора часто не имеет внутреннего
убеждения в доказанности обвинения, в том числе и в силу слабого знания
Кириллова Н. П. Процессуальные функции профессиональных участников судебного разбирательства уголовных
дел. СПб., 2007. С. 112.
2
Там же.
3
Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе. М., 2012. С. 164.
1
37
материалов уголовного дела, что обуславливает его пассивность в судебном
следствии.
Как указывает В. А. Лазарева: «…мнение мировых судей по этому
вопросу, оказалось более негативным, чем можно было ожидать: они
практически единодушно сообщили, что помощники прокуроров прибегают в
суд,
имея
на
руках
лишь
наблюдательное
производство
с
копией
обвинительного акта, часто со значительным опозданием, а их участие в
судебном заседании абсолютно нерезультативно: государственные обвинители
не задают вопросов, не заявляют ходатайств, обвинительную речь сводят к
нескольким предложениям о том, что обвинение доказано, квалификация
правильная, а затем высказывают предложение о мере наказания 1. По
результатам исследований других авторов, пассивность прокуроров в судебном
разбирательстве отмечают и 70% федеральных судей районного звена 60 .
Поэтому исследование доказательств, по сути, бремя доказывания обвинения,
часто приходится принимать на себя самим судьям.
Второй этап - изучение материалов уголовного дела.
Процесс подготовки к поддержанию государственного обвинения сложен
и длителен. К сожалению, не все прокуроры придают значение подготовке к
судебному заседанию, рассчитывая, что сумеют постичь обстоятельства дела
непосредственно в ходе судебного заседания - ведь в суде будут оглашены и
исследованы материалы дела, допрошены подсудимые и свидетели.
Подобный подход к подготовке не может быть результативным.
Во - первых, не зная дела, государственный обвинитель не может
обоснованно заявить в суде ходатайство об оглашении материалов дела.
Во - вторых, государственный обвинитель, не знающий материалов дела,
не может быть уверен в том, что органы расследования собрали все
необходимые для обвинения доказательства, как и в том, что эти доказательства
получены с соблюдением требований закона, содержат относящуюся к делу и
достоверную информацию.
Ермакова Т. А. Поддержание обвинения прокурором: теория, законодательство, практика : автореф. дис.
…канд. юрид. наук. М., 2009. С. 94-95.
1
38
В - третьих, незнание материалов дела препятствует прокурору
реализовать право на заявление ходатайства о дополнении судебного
следствия: не зная, какая еще в деле есть информация, сложно определить, чем
её можно дополнить, тем более, что указание на возможность и направление
продолжения поиска доказательств нередко содержится в уже имеющихся в
деле доказательствах. Прокурор должен помнить, что обязанность по
доказыванию виновности лица в совершении преступления, лежит только на
нем, и он не вправе рассчитывать на помощь со стороны суда. Хотя, как
справедливо
указывает
В.А.
Лазарева:
«…судьи
своей
активностью
способствуют преодолению прокурорами трудностей в доказывании, проявляя
с ними профессиональную солидарность 1.
В - четвертых, для обоснования участником процесса его позиции очень
важны бывают противоречия в показаниях того или иного лица, поскольку они
позволяют оценить доказательство, как недостоверное или сомнительное. Для
правильной оценки показаний всегда важны детали, которые в обвинительном
заключении (обвинительном акте) могут отсутствовать, и, как правило,
отсутствуют.
В - пятых, незнание материалов дела не способствует проявлению
активности государственного обвинителя в суде. Обстановка судебного
заседания
не дает
возможности без
предварительного изучения
дела
анализировать доказательства с точки зрения их согласованности между собой,
проследить
процесс
формирования
показаний,
условия
обнаружения
вещественных доказательств и т.п., а следовательно дать им надлежащую
оценку.
Очевидно, что государственный обвинитель должен знать материалы
дела досконально. Обвинительное заключение необходимо оценить с точки
зрения ее логичности и завершенности, сразу же выделяя все обстоятельства,
подлежащие доказыванию по делу: место, время, способ совершенного
преступления, момент возникновения преступного умысла, предварительного
сговора, действия каждого из подсудимых, их последствия. Прокурор должен
1
Лазарева В. А. Указ. соч. С.165.
39
обращать особое внимание на перечень доказательств, представленный в
обвинительном заключении, учитывая при этом разъяснения Пленума
Верховного Суда РФ, которые даны в Постановлении от 05 марта 2004 № 1 «О
применении судами норм Уголовно – процессуального кодекса Российской
Федерации» (в ред. от 30.06.2015)1, где под перечнем доказательств,
подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые
ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном
заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном
акте краткого содержания доказательств. Ознакомившись с содержанием
доказательств, прокурор должен рассмотреть вопрос об их достаточности для
доказывания предъявленного обвинения. Оценка прокурором доказательств,
содержащихся в уголовном деле, в рассмотрении которого судом по существу
ему предстоит участвовать-важнейший элемент его досудебной подготовки к
выполнению этой функции, Проведение данной работы необходимо для того,
чтобы сформировать личное убеждение в возможности обвинения по
конкретному делу, в достаточности и допустимости имеющихся в деле
доказательств для выполнения своей функции в суде.
Доказывание составляет основное содержание уголовно-процессуальной
деятельности на всех стадиях и на всех этапах производства по делу. Поскольку
оценка доказательств - неотъемлемый компонент доказывания, то данное
положение уголовно - процессуального закона (ст. 86 УПК РФ) должно
рассматриваться как императивное указание об оценке каждого доказательства
с точки зрения его относимости и допустимости не только по его получении, но
и
в
процессе
получения
с
точки
зрения
соответствия
уголовно-
процессуальному закону субъекта, источника и процедуры получения2.
Процессуальные нарушения, влекущие недопустимость доказательств
указаны в информационном письме Генеральной прокуратуры Российской
Федерации от 11.12.2008 № 36-12-08 «О результатах изучения практики
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 : (в ред. от 30.06. 2015 г.) О применении
судами норм Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс» .
2
Исаенко В. Н. Методика поддержания государственного обвинения. М., 2011. С. 151.
1
40
возвращения прокурорами уголовных дел для производства дополнительного
расследования»1.
- нарушение порядка собирания;
- нарушение прав участников следственных действий (отсутствие при
допросе
несовершеннолетнего
обвиняемого
законного
представителя,
производство следственных действий с участием обвиняемого без его
защитника, когда участие последнего обязательно);
- производство следственных действий ненадлежащим должностным
лицом;
- производство следственных действий с участием одного понятого или
без таковых вообще;
- нарушение процессуального порядка назначения и производства
судебных экспертиз и т.д.
Практика свидетельствует об определенной типичности процессуальных
нарушений, влекущих признание не допустимыми доказательств, на которые
постоянно обращают внимание защитники подозреваемых и обвиняемых.
Судьей судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного
суда Е.В. Паршуковой, по результатам обобщения практики по Новосибирской
области, были озвучены основные нарушения уголовно - процессуального
законодательства, позволяющие стороне защиты ставить вопрос о признании
доказательств недопустимыми 2.
1.
Основанием для признания протоколов следственных действий
недопустимым
доказательством
является
отсутствие
понятых
или
несоответствие понятых требованиям закона, когда их участие является
обязательным.
Помимо тех требований, которые предъявляются законом к личности
понятых, надо помнить, что понятой - это лицо, которое способно объективно
Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 11 дек. 2008 г. № 36-12-08 О
результатах изучения практики возвращения прокурорами уголовных дел для производства дополнительного
расследования // Юридическая Россия : федер. правовой порта.
2
Паршукова Е. В. Нарушения уголовно-процессуального закона, допускаемые следователями СК СУ РФ по НСО
при
производстве
предварительного
расследования.
//
Управление
судебного
департаментаНовосибирскойобласти.
Электрон.
дан.
Новосибирск, 2006-2016.
URL:
http://usd.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=616 (дата обращения: 20.05.2017).
1
41
удостоверить факт производства, ход и результаты процессуальных действий.
Казалось бы, прописные истины, однако, следователи нередко допускают
ошибки при приглашении лиц в качестве понятых в ходе следственного
действия, это подтверждают следующие примеры.
Приговором Купинского районного суда НСО от 22 декабря 2014 г. З. Ю.
Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 139
УК РФ, ч.4 ст. 111 УК РФ. В качестве доказательства по делу в обвинительном
заключении, а впоследствии в приговоре был приведен протокол осмотра места
происшествия - дома, где проживал погибший. Вместе с тем, сторона защиты
оспаривала допустимость указанного доказательства, поскольку понятой при
осмотре
места
происшествия
участвовала
родственница
погибшего.
Несомненно, указанное обстоятельство исключало возможность ее участия в
качестве понятой и влекло признание протокола осмотра места происшествия
недопустимым доказательством 1.
Приговором Заводского районного суда г. Орла от 9 октября 2015 г.,
постановленным в отношении Г. А.В., исключен из числа доказательств
протокол осмотра места происшествия, составленный 6 октября 2013 г.,
поскольку в качестве понятой при производстве следственного действия
участвовала несовершеннолетняя 2.
2.
Практически по большинству уголовных дел следователи не
выполняют требования ст. 198 УПК РФ, согласно которой подозреваемый,
обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе ознакомиться с
постановлением о назначении экспертизы и заявлять отвод эксперту или
ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном
учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных
ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном
учреждении; ходатайствовать о внесении в постановление о назначении
судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; присутствовать с
разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать
объяснения эксперту.
1
2
Дело № 10-3/2014 // Архив Купинского районного суда Новосибирской области. 2014.
Дело № 10-11/2015// Архив Заводского районного суда г.Орла. 2015.
42
3.
действия
Бесспорным основанием к признанию протокола следственного
недопустимым
доказательством
является
его
производство
ненадлежащим субъектом.
В круг надлежащих субъектов входят следователь, в чьем производстве
находится уголовное дело (то есть должно быть возбуждено и принято к
производству), лица, входящие в следственную группу, орган дознания при
наличии отдельного поручения следователя на производство конкретного
следственного действия. Ярким примером, относящимся к последней ситуации
является постановление Орловского областного суда по уголовному делу в
отношении А., Б., К., С. и других в совершении ряда преступлений, в том числе
по пп. «а, ж, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ. В судебном заседании адвокатом было
заявлено ходатайство об исключении из числа доказательств ряда документов,
полученных оперуполномоченным без поручения следователя. Ссылаясь на
положения ст. 157 УПК РФ, согласно которой орган дознания может проводить
только неотложные следственные действия, либо следственные и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя, судья удовлетворил
требования защитника. Указанные доказательства - в числе 18 документов
были признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств 1.
4.
Основанием признания протоколов следственных действий
недопустимыми доказательствами является нарушение правил их составления.
Общие и специальные требования, предъявляемые к составлению
протокола следственного действия, установлены в ст. 166 УПК РФ. Нарушения,
которые
приводят
к
признанию
протокола
следственного
действия
недопустимым доказательством: не подписание протокола лицом, которое
проводило следственное действие; не указание даты, времени и места
производства
участвующих
следственного
лиц
во
действия;
время
отсутствие
производства
подписи
следственного
одного
из
действия;
неправильная фиксация в протоколе следственного действия его порядка
производства и результатов.
Дело № 22-579/2013 //Орловский областной суд . URL: https://oblsud.orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo (
дата обращения: 03.03.2017).
1
43
Так, постановлением Октябрьского районного суда г. Новосибирска
исключен из числа допустимых доказательств по делу протокол проверки
показаний на месте П. Т. А., обвиняемой в совершении преступления,
предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ. В обоснование принятого решения судья
указал на отсутствие в протоколе следственного действия показаний и действий
П Т. В. К протоколу следственного действия приложены стенограмма проверки
показаний на месте и видеодиск. Допрошенный в судебном заседании
следователь подтвердил, что ход следственного действия им отражался только
в стенограмме, подписанной им и одним понятым. Согласно нормам УПК РФ
протокол, в том числе протокол проверки показаний на месте - процессуальный
документ, в котором следователь излагает ход и результаты следственного или
иного процессуального действия. Протоколирование - основной способ
фиксации доказательств по уголовному делу, а все иные способы фиксации, в
том числе стенограмма рассматриваются как дополнительные по отношению к
протоколированию и не могут использоваться в качестве самостоятельного
доказательства. В протоколе следственного или иного процессуального
действия фиксируются существенные для уголовного дела обстоятельства.
Пояснения обвиняемой относятся именно к таким, в связи с чем их отсутствие в
протоколе следственного действия давало суду основание для признания его
недопустимым 1.
Следующим основанием признания протоколов следственных
5.
действий недопустимыми доказательствами являются нарушения специальных
правил, установленных УПК РФ для производства конкретного следственного
действия.
Так, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным
делам Орловского областного суда от 1 июня 2015 г. изменен приговор,
постановленный в отношении Т. В. В., осужденного Советским районный
судом
по ч.1 ст. 105 УК РФ. Из числа доказательств исключен протокол
предъявления трупа для опознания. Согласно протоколу, труп был предъявлен
Дело № 1-235/2015. [Электронный ресурс] // Октябрьский районный суд г. Новосибирска. Электрон. дан.
Новосибирск, 2006-2016. URL:https://oktiabrsky.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=sud_
delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=17344480&delo_id=1540006 (дата обращения: 02.03.2017).
1
44
и опознан матерью погибшей, однако, при рассмотрении уголовного дела
судом первой инстанции было установлено, что фактически труп опознавал
сожитель погибшей. Таким образом, протокол не соответствует требованиям
ст.166 и 193 УПК РФ, в связи с чем был признан недопустимым
доказательством 1.
Кроме того, Орловским областным судом было рассмотрено уголовное
дело в отношении К. И.М., К. М .В., К. Г.В., С. А. А. по ч.1 ст. 210, п. «в» ст.
214, ч.З ст. 240 УК РФ, а также еще 16 лиц 2. В ходе предварительного
расследования потерпевшим и свидетелям при проведении их допросов
следователь предъявлял для обозрения фотографии, которые к протоколам
допроса не приобщил. Согласно показаниям потерпевших и свидетелей в ходе
следствия, они опознавали на этих фотографиях лиц, причастных к
деятельности притонов. Однако допущенные нарушения не позволили
идентифицировать этих лиц с подсудимыми и устранить противоречия в
показаниях потерпевших в суде (где они их изменили) и на следствии.
Исключение судами доказательств, недопустимых с процессуальной
точки
зрения
означает,
в
том
числе,
что
прокуроры,
назначенные
государственными обвинителями, «просмотрели» их при подготовке к
судебному разбирательству.
Результаты оценки доказательств на стадии досудебной подготовки
влияют на то, какая тактика поведения в судебном следствии будет им избрана,
какая последовательность представления суду доказательств будет им
рассматриваться
как
наиболее
отвечающая
задачам
государственного
обвинения по данному делу и т.д. Напрямую связан данный вопрос и с
участием прокурора в предварительном слушании, где защитником могут быть
заявлены ходатайства об исключении того или иного доказательства по
мотивам его недопустимости.Необходимо
проверить соответствие
процессуальных документов:
Дело
№
1-10/2015
(1-207/2014)
//Орловский
областной
https://oblsud.orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo (дата обращения: 30.03.2017).
2
Дело
№
1-13/2014
(1-204/2013)
//
Орловский
областной
https://oblsud.orl,sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo (дата обращения: 30.03.2017).
1
суд.
URL
суд
URL
45
описанию, данному в обвинительном заключении (обвинительном акте) 1.
Изучение обвинительного заключения должно быть критическим, а
выводы органа расследования проверены с помощью самих доказательств.
В любом уголовном деле всегда больше сомнительного, чем бесспорного,
умелое обращение с информацией поможет в достижении цели выступления.
Даже при хорошем качестве предварительного расследования остаются
сомнения, обусловленные спецификой самого преступления, сложностью и
неоднозначностью
его
фактических
обстоятельств
и
юридической
квалификации. Поэтому нельзя принимать на веру те объяснения фактов,
которые дает следователь в обвинительном заключении.
Одним
из
способов
подготовки
государственного
обвинителя
к
судебному разбирательству является участие прокурора в предварительном
слушании. На стадию подготовки дела к судебному заседанию, проводимой в
форме предварительного слушания, возложено выполнение контрольно подготовительных функций: «…по отношению к судебному производству
предварительное слушание является контрольной, проверочной стадией, а по
отношению к судебному разбирательству - подготовительной стадией»2.
Подготовка к судебному разбирательству заключается в осуществлении
действий по устранению процессуальных препятствий для рассмотрения
уголовного
дела
в
судебном
разбирательстве,
это
совокупность
предварительных (до открытия судебного заседания) действий в целях
надлежащего осуществления прокурором функции обвинения в суде. При этом
в данной стадии фактически поддержание государственного обвинения не
осуществляется, поскольку судебное разбирательство по рассмотрению
уголовного дела по существу с проведением судебного следствия не
производится3.
Стадия судебного разбирательства – центральная часть уголовного
процесса, поскольку в ней происходит рассмотрение уголовного дела по
Асташкина Е. Н., Курохтина Е. С. К вопросу о методике изучения материалов уголовного дела при подготовке к
поддержанию государственного обвинения в суде // Актуальные проблемы современной юридической науки и
практики: межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2010. С. 269.
2
Золотых В. В. Предварительное слушание уголовных дел. Ростов н/Д., 2002. С 3.
3
Коротков А. П., Тимофеев А. В. Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ. М., 2005.
С.359-360.
1
46
существу
обвинения,
и
разрешается
основной
вопрос
уголовного
судопроизводства - виновен или невиновен подсудимый. Как указывает Д. А.
Мезинов:
«…все
предшествующие
судебному
разбирательству
стадии
являются по отношению к нему подготовительными, все последующиепроверочными по отношению к результатам судебного разбирательства» 1.
Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве
является
обязательным.
Этого
требует
логика
состязательного
судопроизводства, в котором бремя доказывания обвинения лежит на
обвинителе.
Сегодня
УПК
РФ
закрепляет
обязанность
участия
государственного обвинителя в судебном разбирательстве не только дел
публичного и частно-публичного обвинения, но и дел частного обвинения, если
они были возбуждены следователем или с согласия прокурора дознавателем,
или если суд в соответствии с ч. 8. ст. 318 УПК РФ признал участие прокурора
необходимым
для
зашиты
интересов
потерпевшего,
находящегося
в
беспомощном или зависимом от обвиняемого состоянии. В остальных случаях
частное обвинение поддерживает потерпевший.
Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность
дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь
вступившему в судебное разбирательство прокурору предоставляется время для
ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном
разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий,
которые к тому временны были совершены в ходе судебного разбирательства,
однако по ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей,
потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.
Государственный обвинитель пользуется в судебном разбирательстве
равными правами с другими участниками процесса. Он вправе представлять
доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, излагать
суду свое мнение как по существу обвинения, так и по поводу других
возникающих в судебном разбирательстве вопросов, высказывать суду свои
предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому
наказания, представлять суду письменные формулировки по вопросам,
1
Мезинов Д. А. Участие прокурора в рассмотрении дел судами : учебное пособие. Томск, 2008. С. 34.
47
подлежащим разрешению в приговоре (п.1-6 ч.1 ст. 299 УПК РФ), предъявить
или поддержать гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан,
общественных или государственных интересов.
Перечень полномочий, предоставленных государственному обвинителю,
вполне достаточен для выполнения стоящих перед прокурором в этой стадии
уголовного судопроизводства задач. Основная деятельность прокурора в суде
связана с представлением и исследованием им доказательств обвинения, а
также с исследованием и опровержением доводов стороны защиты. Как
закреплено в ст. 15 УПК РФ, суд « не выступает на стороне обвинения или
стороне защиты». Отсюда вытекает важное следствие: cуд не должен сам
собирать доказательства. Последние бывают либо обвинительные, либо
оправдательные. Суд не должен работать вместо сторон, его активность должна
проявляться в другом - в создании необходимых условий для исполнения
сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных
им
прав.
Следовательно,
суд
должен
быть
пассивным
в
собирании
доказательств (при сохранении активности в организации ведения судебного
процесса)1.
Судебное следствие начинается с изложения прокурором сущности
предъявленного подсудимому обвинения (ч.1 ст. 273 УПК РФ). Уже в этот
момент прокурор определяет границы судебного разбирательства, обозначает
предмет доказывания, то есть излагает те обстоятельства, которые он намерен
доказать. Прокурору следует сконцентрировать внимание слушателей на
основных,
существенных
моментах,
определяющих
доказательственную
деятельность прокурора, а не зачитывать фабулу обвинения, в которой часто
много лишнего, повторяющегося. Если подсудимый заявит ходатайство о
разъяснении ему обвинения (ч. 2 ст. 2873), то именно прокурор и должен это
сделать.
Прокурор представляет суду доказательства первым. Этого тоже требует
логика состязательного процесса. Единственное исключение из этого правила
сделано для подсудимого, которому принадлежит право давать показания в
Свиридов М. К. Установление истины и активность суда в состязательном процессе // Вест. Том. гос. ун-та. 2011.
№ 353. С. 142-147.
1
48
любой момент судебного следствия. Прокурор не может настаивать на допросе
подсудимого ни до начала исследования доказательств, ни в ходе судебного
следствия, так как дача подсудимым показаний является его правом, но не
обязанностью. Как указывает В.А. Лазарева: «…эту прописную истину
приходится напоминать, так как в судебных заседаниях и сегодня, как прежде,
нередко обсуждается вопрос о порядке исследования доказательств, хотя этот
порядок определен законом: первой представляет доказательства сторона
обвинения»1. Подсудимый с точки зрения закона является свидетелем защиты,
и хотя он, как указали, вправе давать показания в любой момент судебного
заседания, первым его допрашивает защитник, выстраивая своими вопросами
избранную им линию защиты. Однако государственный обвинитель,
заинтересованный в том, чтобы разрушить версию защиты, должен суметь
поставить перед подсудимым такие вопросы, ответ на которые может
продемонстрировать суду ложность, неискренность показаний, неуверенность
ответа и т.п.
После исследования доказательств, представленных стороной обвинения,
исследуются доказательства, представленные стороной защиты (ч. 2 ст. 273).
Государственный
обвинитель
самостоятельно
определяет
порядок
представления суду своих доказательств, но он не может вмешиваться в
порядок представления и исследования доказательств стороной защиты.
Судебное разбирательство основано на принципе непосредственности
исследования судом всех доказательств, на которые ссылаются участники
процесса, поэтому представленные суду материалы уголовного дела не могут
быть использованы для обоснования обвинения, если не будут исследованы в
судебном следствии. Представляя доказательства, прокурор допрашивает
свидетелей и потерпевших, а также экспертов, оглашает с разрешения суда
документы,
представляет
для
осмотра
вещественные
доказательства.
Желательно чтобы при этом прокурор знал, как выглядят эти доказательства. В
противном случае может возникнуть ситуация, близкая к критической.
По делу об умышленном убийстве в Советском районном суде г. Орла
осматривалось
1
вещественное
доказательство
Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе. М., 2012. С. 184.
-
металлический
предмет,
49
фигурирующий в деле, как монтировка-гвоздодер, которым по версии
обвинения, подсудимый Р. нанес потерпевшему смертельные телесные
повреждения. Предмет был обнаружен в месте, на которое указали свидетели
П. и Т., осмотрен и описан в протоколе осмотра, предъявлен на опознание этим
свидетелям и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства. При
осмотре этого вещественного доказательства в суде обнаружилось, что предмет
имеет выраженный дефект в виде отломленного кончика с одной стороны. При
этом ни в одном из ранее составленных протоколов на этот дефект никем
указано не было. Обоснованным сомнениям в подлинности вещественного
доказательства, а также в качестве названных следственных действий прокурор
ничего противопоставить не мог1.
Представляя
доказательства,
прокурор допрашивает свидетелей
и
потерпевших, а также экспертов, оглашает с разрешения суда документы,
представляет для осмотра вещественные доказательства.
Как обязанная осуществлять доказывание сторона, прокурор первым
задает вопросы тем свидетелям, потерпевшим, экспертам, которые вызваны в
суд по его ходатайству, в том числе, по списку лиц, указанному в
обвинительном заключении (обвинительном акте). Прокурор должен так
организовать допрос своих свидетелей, чтобы они в своих показаниях
изложили суду те сведения, которые позволят прокурору обосновать
обвинение.
Состязательность уголовного судопроизводства не позволяет прокурору
рассчитывать на помощь суда в допросе свидетелей и потерпевших и то, что
они не скажут в судебном заседании, не будет использовано судом для
обоснования приговора. В необходимых случаях прокурор вправе заявить
ходатайство об оглашении в судебном заседании протоколов допросов
свидетелей и потерпевших, если их показания в суде имеют существенные
противоречия с теми, которые были получены в ходе предварительного
расследования. Суд вправе удовлетворить такое ходатайство даже без согласия
стороны защиты. Сложнее обстоит дело с возможностью оглашения в суде
показаний не явившихся свидетелей, поэтому прокурор должен принимать
1
Дело 1-676/09 // Архив Советского районного суда г. Орла. 2009.
50
меры к явке в судебное заседание тех свидетелей, в допросе которых он
заинтересован, хотя обязанность прокурора обеспечить явку свидетелей
законом не предусмотрена.
Прокурор вправе не только огласить с разрешения суда заключение
эксперта, но и заявить в судебном заседании ходатайство о назначении
экспертизы, в том числе повторной или дополнительной, а при осмотре
вещественных доказательств - обращать внимание суда на существенные с его
точки зрения обстоятельства. Если прокурор видит, что суд испытывает
затруднения в восприятии событий, связанных с определенной местностью, он
должен завить ходатайство об осмотре местности, помещений. Не следует
забывать о возможности опознания и освидетельствования непосредственно в
судебном заседании.
В
некоторых
случаях
прокурору
приходится
представлять
суду
дополнительные доказательства, например, документы, полученные после
направления уголовного дела в суд без проведения следственных действий,
например, свидетельствующих о смерти или тяжком заболевании свидетеля при
обосновании ходатайства об оглашении протокола его допроса в ходе
следствия. Вправе прокурор ходатайствовать перед судом о вызове и допросе
дополнительных свидетелей, о существовании которых ему стало известно
непосредственно в суде.
Закон не запрещает прокурору повторно допрашивать свидетеля, однако
такой допрос не должен носить характера давления на свидетеля, ибо это
способно произвести на судей негативное впечатление.
Среди различных способов проверки и исследования доказательств на
суде основное место занимает допрос. Именно посредством допросов
подсудимых, потерпевших и свидетелей по каждому делу добывается
наибольшее
количество
информации
об
обстоятельствах,
подлежащих
доказыванию.
В зависимости от способа ведения сторонами допросами выделяют
прямой, перекрестный и шахматный допросы. Прямой допрос- это основной
способ представления каждой из сторон своих доказательств. При ведении
51
прямого допроса государственный обвинитель и другие участники процесса со
стороны обвинения либо адвокат и другие участники процесса со стороны
защиты первыми допрашивают в определенном и согласованном ими порядке
(очередности) каждого из «свидетелей» свой стороны.
Перекрестный допрос заключается в поочередном выяснении одного и
того же обстоятельства несколькими участниками процесса у одного
допрашиваемого с целью уточнения, дополнения и проверки его показаний 1.
Г.Г. Шиханцев считает, что перекрестный допрос «…проводится в рамках
определенной
темы
допроса,
то
есть
обстоятельств,
изложенных
допрашиваемым при основном допросе»2. Н.Т. Антипова, напротив, полагает,
что «перекрестный допрос может не ограничиваться предметом основного
допроса. Если обвинителю необходимо выявить причины дачи свидетелем
заведомо ложных или ошибочных показаний, он может подвергнуть свидетеля
допросу по всему кругу интересующих его обстоятельств, в том числе
касающихся его личных качеств».
При
перекрестном
допросе
следует
ставить
в
основном
конкретизирующие вопросы, требующие простого, односложного ответа типа
«да» или «нет». Вопросы в такой конкретизирующей постановке не
предусматривают возможности развернутых объяснений допрашиваемым своей
ложной позиции3.
Шахматным принято считать такой допрос, при котором допрашивающий
попутно ставит вопросы другим лицам по одним и те же фактам и
обстоятельствам, исследуемым в данный момент с целью немедленно получить
подтверждение или опровержение показаний допрашиваемого по какому либо
факту показаниями других лиц, участвующих в судебном процессе 4. Особенно
эффективен шахматный допрос в ситуации, когда подсудимый или свидетели
со стороны защиты дают ложные показания. Как указывает А.Ю. Корчагин:
«…тем самым не только решается задача установления определенного
обстоятельства, но и оказывается психологическое воздействие на лиц, дающих
Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955. С.151; Соловьев А. Б., Воробьев В.
П. О тактике судебного допроса. М., 1972. С. 114.
2
Шиханцев Г. Юридичская психология. М., 1998. С. 281.
3
Антипова Н. Т. Государственно обвинение в суде: Проблемы законодательного регулирования и
практики: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2004. С. 22-23.
4
Корчагин А. Ю. Общие положения судебного допроса // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 57.
1
52
ложные
показания.
Правдивые
ответы
оказывают
влияние
и
на
заблуждающихся лиц, помогая вспомнить, уточнить ранее воспринятое»1.
В порядке подготовки к допросу государственный обвинитель на основе
изучения материалов уголовного может получить информацию о свойствах
личности тех участников процесса, которых предстоит допросить в ходе
судебного следствия; определить предмет допроса каждого из указных лиц, то
есть круг обстоятельств, о которых их следует допросить; подготовить в
письменном виде перечень конкретных вопросов по выяснению каждого из
этих обстоятельств; обеспечить возможность применения технических средств,
необходимых для демонстрации в суде аудио- или видеозаписей, имеющих в
деле;
определить
тактически
наилучшую
последовательность
допросов
потерпевших и свидетелей обвинения и в соответствии с этим подготовить
предложения суду о порядке исследования доказательств, составить план
допроса.
На практике применяются следующие тактические приемы производства
судебного допроса.
начинается
с
Непосредственное
предложения
производство судебного допроса
допрашиваемому сообщить
известные
ему
обстоятельства по делу. В законе отсутствует указание на возможность
использования свободного рассказа в ходе допроса, но и запрета на его
использование УПК РФ не содержит. Как предлагают Н. И. Булдыгина, А. Н.
Иванов: «..выяснение обстоятельств следует начинать со свободного рассказа.
Обычно это описание события преступления и связанных с ним событий,
излагаемое в хронологическом порядке. Государственный обвинитель должен
мысленно сопоставлять показания допрашиваемого с прежними, данными на
предварительном следствии»2 В стадии свободного рассказа возможно
применение таких тактических приемов, как напоминание, детализация
показаний, сопоставление, пресечение лжи. По завершении свободного
рассказа
допрос
переходит
в
следующую
вопросно-ответную
стадию,
Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 152; Ароцкер Л. Е. Тактика и
этика судебного допроса. М., 1969. С. 25; Степанова А. А. Тактика судебных допросов // Вестн. криминалистики.
2007. Вып. 2 (22). С. 30.
2
Булдыгина Н.
И., Иванов А.
Н., Курохтина Е. С. Поддержание государственного обвинения:
правовые, организационные и тактические аспекты. М., 2012. С.124.
53
1
заключающуюся в том, что стороны путем постановки вопросов восполняют и
уточняют полученные показания.
Допрос в суде, как правило, проводится спустя значительное время после
восприятия
допрашиваемым
тех
или
иных
обстоятельств
события
преступления. Это обстоятельство обуславливают забывание допрашиваемым
отдельных деталей преступления, о которых он давал показания на
предварительном следствии. Не исключается восполнение забытых моментов
домыслами, что порождает противоречия, ослабляющие ценность прежних
показаний. Для оживления в памяти допрашиваемого могут применяться
тактические приемы, основанные на использовании ассоциативных связей.
В ситуации, когда допрашиваемый скрывает или умышленно искажает
информацию,
имеющую
значение
по
делу,
предлагаются
следующие
тактические приемы допроса. С. К. Питерцев и А. А. Степанов рекомендуют
проведение в суде вопросно - ответную стадию допроса1. Сначала задаются
вопросы, уточняющие или детализирующие положения свободного рассказа
допрашиваемого. Затем задаются вопросы, констатирующие противоречия в
показаниях допрашиваемого и требующие от него их объяснения и разрешения.
Если это не привело к успеху, перед допрашиваемым следует поставить
изобличающие вопросы, констатирующие противоречия между прозвучавшими
показаниями и объективными данными, установленными предварительным и
судебным следствием и требующие от допрашиваемого их разрешения.
Прокурор обязан сделать все зависящее от него, чтобы подсудимый дал
показания по всем пунктам обвинения.
Прокурору надо иметь четкое представление о личности подсудимого,
его
характере.
При
допросе
необходим
индивидуальный
подход
к
подсудимому. Ни один тактический прием допроса подсудимого сам по себе,
как правило, не может быть успешно применен, если прокурор не будет знать,
какое воздействие на подсудимого окажут эти приемы, какие мотивы
препятствуют подсудимому дать правдивые показания. Во всех случаях
необходимо стремиться установить контакт с подсудимым. Если прокурор
установил контакт с подсудимым, он без особого труда определит его
1
Питерцев С. К., Степанов А. А. Тактика допроса в суде. СПб., 1998. С. 41-42.
54
эмоциональное состояние. Знание эмоционального состояния допрашиваемого,
мотивов его поведения, занятой в суде позиции окажет большую помощь
прокурору в правильном применении им тактических приемов, в умении найти
верную линию допроса подсудимого 1.
Заявляя ходатайство об оглашении показаний обвиняемого, полученных в
досудебном производстве при наличии предусмотренных законом оснований
(чаще всего, в случае существенных противоречий с его показаниями в
судебном заседании), прокурору следует помнить, что оглашены могут быть
только показания, полученные с соблюдением права обвиняемого на защиту. В
соответствии с п.1 ч.2 ст. 75 УПК РФ, показания обвиняемого, которые были
даны в отсутствие защитника, даже, если обвиняемый от помощи защитник сам
отказался,
не
подтвержденные
им
в
судебном
заседании,
являются
недопустимыми.
Суд в своей деятельности не обходится без свидетельских показаний.
Показания свидетелей являются одним из видов доказательств. наиболее
распространенных в каждом уголовном деле. Вместе с тем показания
свидетелей неотделимы от своего носителя как источника свидетельских
показаний, в связи с чем, источник, форма получения свидетельских показаний
должны отвечать требованиям справедливости 2.
Ч. 3ст. 56 УПК РФ ограничивает источники получения свидетельских
показаний. Так не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья и присяжный
заседатель - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны
в связи с участием в производстве по данному делу; адвокат, защитник
обвиняемого - об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с
обращением к нему за юридической помощью; адвокат - об обстоятельствах,
которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;
священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из
исповеди; член Cовета Федерации, депутат Государственной Думы без их
Басков В. И. Указ. соч. С. 107-108.
Андреева О. И. К вопросу о надлежащем источнике свидетельских показаний // Право на судебную защиту в
уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика : сб ст. по материалам междунар. науч.-практ.
конф. (г. Томск, 20 – 22 сентября 2007 г.) / под ред. М. К. Свиридова. Томск, 2007. С.113-117.
1
2
55
согласия- об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с
осуществлением ими своих полномочий.
Вместе с тем положения ч.5 ст. 246 и ч.3 ст. 278 УПК РФ,
предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о
вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и ч.3 ст. 56 УПК РФ, определяющая
круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не
исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших
предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в
том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных
процессуальных действий. Конституционный Суд РФ, определением от
06.02.2004, вынесенным по результатам рассмотрения жалобы гражданина
В.М. Демьяненко на нарушение его конституционных прав положениями
статей 56, 246, 278, 355 УПК РФ, не исключил возможность вызова в суд
следователя, дознавателя для дачи показаний, в том числе для дачи объяснений
об обстоятельствах производства процессуальных действий, о выполнении
требований
закона
по
обеспечению
прав
участников
следственных
(процессуальных действий)1.
Критическому допросу прокурор должен подвергнуть свидетелей,
допрашиваемых по ходатайству защиты, если их показания противоречат
доказательствам обвинения или тем показаниям, которые они давали в ходе
предварительного следствия.
Вне процессуальная деятельность государственного обвинителя по
общению со свидетелями обвинения, как считает Е.А. Маркина - новая для него
задача,
и
весьма
непростая.
Очень
важно
научить
государственных
обвинителей беседовать с теми, кто по их ходатайству будет допрашиваться
судом2. Соглашаясь с в основном с Е. А. Маркиной, А. М. Мухин указывает,
что при беседах с потерпевшими и свидетелями обвинения необходимо
соблюдать особые правила, чтобы сторона защиты не смогла поставить под
Определение Конституционного суда РФ от 6 февр. 2004 г. № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко
Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 УПК РФ
// СЗ РФ. 2004. № 14. Ст. 1341.
2
Маркина Е. А. Об эффективности поддержания государственного обвинения и качества правосудия // Проблемы
уголовно, уголовно-процессуального законодательства и практики его применения» : cб. науч. тр. НИИ проблем
укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуры РФ. М., 2007. С. 44.
1
56
сомнения достоверность их последующих показаний или заявить отвод
прокурору1.
Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3
июля 2007 г. № 74-007-23 оставила без изменения постановление судьи
Верховного Суда Республики Саха от 31 января 2007 г. об отводе
государственного обвинителя от дальнейшего участия в производстве по
уголовному делу. Судьей установлено, что прокурор до начала допроса
свидетелей в судебном заседании дал им в кабинете прочитать выписки из их
показаний во время предварительного следствия. Как указано в определении,
судья,
удовлетворяя
ходатайство
защиты
об
отводе
государственного
обвинителя, обоснованно исходил из того, что общение прокурора со
свидетелями во вне процессуальной форме при указанных обстоятельствах
является достаточным основанием для вывода о проявлении необъективности с
его стороны, а также о личной заинтересованности в исходе дела 2.
Одна из основных проблем современного судопроизводства связана с
неявкой в суд значительной части свидетелей, а нередко, и потерпевших.
Возможности оглашения в суде показаний не явившихся лиц ограничены
перечнем причин, признаваемых уважительными (ч. 2 ст. 181 УПК РФ). В иных
случаях ходатайство государственного обвинителя об оглашении протоколов
допросов не явившихся в суд лиц может быть удовлетворено судом только при
отсутствии возражений второй стороны. Прокурор вправе также просить об
оглашении показаний потерпевшего, свидетеля, подсудимого при наличии
существенных
противоречий
между
ранее
данными
показаниями
и
показаниями, данными в суде. Вправе прокурор ходатайствовать об оглашении
показаний подсудимого, свидетеля или потерпевшего, отказавшихся в суде от
дачи показаний. Согласия второй стороны на это не требуется, однако суд
должен предоставить ей и в этом случае возможность высказать свое
отношение к заявленному ходатайству.
Мухин А. М. Процессуальная деятельность прокурора при разбирательстве уголовных дел в суде первой
инстанции. М., 2011. С. 59.
2
Бюллетень Верховного Суда РФ.2008. № 3. С. 28.
1
57
Оглашение
протоколов
допросов
существенно
умаляет
непосредственность исследования доказательств как судом, так и самим
государственным обвинителем. Поэтому следовало бы ограничить возможность
такого оглашения, исключить использование в суде показаний не явившихся
свидетелей и потерпевших вопреки мнению стороны защиты, практика
которого широко распространена 1.
Однако при этом в УПК РФ и в других нормативных правовых актах не
регламентирован ни процессуальный статус группы прокуроров и её членов, ни
порядок поддержания в суде государственного обвинения несколькими
прокурорами, ни механизмы (процедуры) замены прокурора при установлении
невозможности его дальнейшего участия в судебном разбирательстве в
качестве государственного обвинителя.
Безусловно, при поддержании государственного обвинения группой
прокуроров год от года накапливается позитивный опыт реализации этой
важной функции прокуратуры, однако он не восполняет пробелы в
уголовно-процессуальном законе и не имеет надлежащего организационнометодического обеспечения и распространения.
В приказе Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 "Об
участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства"
предусмотрена возможность создания группы прокуроров для поддержания
государственного обвинения, право прокурора, которому поручена организация
поддержания обвинения, определить состав и старшего группы. Тем не менее в
приказе детально не прописаны основания для формирования группы
прокуроров по поддержанию государственного обвинения, правовые формы её
создания и деятельности, порядок реформирования в случае обнаружения
невозможности участия члена группы в дальнейшем рассмотрении уголовного
дела и другие процедурные вопросы.
Г. Д. Белов, В. В. Жукова, Г. К. Куликова указывают на распространение
практики участия группы государственных обвинителей по многоэпизодным
1
Лазарева В. А. Проблемы использования свидетельских показаний в уголовном процессе. М., 2009.
С. 235.
58
делам
и
делам
необходимостью
о
групповых
распределения
преступлениях,
которая
между государственными
обусловлена
обвинителями
обязанностей по подготовке к представлению доказательств по отдельным
конкретным эпизодам или подсудимым. При этом следует отметить, что такие
особенности, как прохождение по делу нескольких подсудимых или проблемы
с доказательственной базой, сами по себе не являются основаниями для
создания группы государственных обвинителей 1.
Чаще
всего группы государственных обвинителей создаются
по
уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей,
по делам о терроризме, бандитизме и другим сложным в доказывании
преступлениям.
При заявлении обвиняемым ходатайства о рассмотрении уголовного дела
в особом порядке (глава 40 УПК РФ), прокурор вправе высказывать свое
мнение об этом, исходя из известных ему из материалов уголовного дела
обстоятельств и с учетом позиции потерпевшего. Рассмотрение дела в порядке,
предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, зависит от подтверждения прокурором
активного содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании
преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников
преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Если
прокурор подтверждает выполнение подсудимым условий заключенного с ним
досудебного соглашения, он должен разъяснить суду, в чем именно выразилось
содействие подсудимого следствию.
Активность прокурора в представлении и исследовании доказательствзалог успешного выполнения стоящих перед ним задач и формирование базы
для заключительного выступления в прениях сторон.
Таким образом цель деятельности прокурора на судебном следствии –с
помощью представления и исследования доказательств убедить суд в том, что
подсудимый
действительно
виновен
в
совершении
преступления,
что
предполагает большую активность прокурора на данном указанном этапе
судебного разбирательства. Между тем, на практике этот участник уголовного
Куликова Г. К., Белов, Г. Д, Жукова В. В. Участие группы государственных обвинителей в рассмотрении
уголовных дел судами. М., 2014. С.16.
1
59
судопроизводства несколько пассивен. Предполагается, что определение
оптимальных пределов активности суда по собиранию доказательств по
собственной
инициативе
должно
привести
к
серьезному
повышению
активности прокурора по доказыванию обвинения.
2.3. Изменение государственным обвинителем обвинения и отказ
государственного обвинителя от обвинения
Одним из актуальных вопросов уголовного процесса является вопрос о
правовых последствиях отказа прокурора от поддержания обвинения.
Согласно ч.7 и ч. 8 ст. 246 УПК РФ, если государственный обвинитель
придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают
предъявленного подсудимому обвинения, он обязан отказаться от обвинения и
изложить суду мотивы отказа; до удаления суда в совещательную комнату
прокурор вправе изменить обвинение в сторону смягчения путем:
1) исключения из юридической квалификации деяния признаков
преступления, отягчающих наказание;
2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного
кодекса РФ, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой,
нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или
обвинительном акте;
3) изменения квалификации деяния в соответствии с нормой УК,
предусматривающей более мягкое наказание.
В соответствии со ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим
назначением не только защиту личности от незаконного и необоснованного
обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, но и защиту прав и
законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Как
справедливо указывает Михайлов А. А. : «…уголовно - процессуальное
законодательство должно обеспечить такое регулирование отношений,
связанных с изменением обвинения и отказом от обвинения в суде первой
60
инстанции, которое направлено на реализацию обеих вышеуказанных сторон
назначения уголовного судопроизводства, что также требуется в целях
обеспечения права лиц, вовлеченных в уголовный процесс, на судебную защиту
(ч. 1 ст. 46 Конституции РФ) и права потерпевших на доступ к правосудию и
компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ) 1.
Прокурор
самостоятельным
в
судебном
участником,
заседании
действующим
является
по
процессуально
своему
внутреннему
убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоятельств дела. Он
осуществляет функцию уголовного преследования и обязан употребить все
предоставленные
законом
средства,
чтобы
добиться
осуждения
и
справедливого наказания виновного. Однако он не может и не должен
добиваться этого во что бы то ни стало. Если в ходе судебного разбирательства
предъявленное обвинение не получит подтверждения, правовая обязанность и
нравственный долг прокурора - отказаться от поддержания обвинения.
В современном уголовно – процессуальном законодательстве изменение
прокурором обвинения и отказ от обвинения связываются с оценкой
доказательств, которые выступают основанием обвинения 2.
Обвинение не требует внесения в него изменений, если оно основано на
совокупности достаточных, относимых и допустимых доказательств, которые
подтверждают совершение обвиняемым преступления, и когда его составные
части соответствуют друг другу, соответственно, основаниями изменения
обвинения являются недостатки обвинения. Недостатки обвинения могут
выражаться, во-первых, в несоответствии фактической фабулы обвинения
собранным по уголовному делу доказательствам. Фактические обстоятельства
уголовного дела
могут быть
установлены органами
предварительного
расследования правильно и подтверждаться совокупностью доказательств.
Однако юридическая формулировка, правовая квалификация могут
неверно отражать установленные по делу фактические обстоятельства, а
Михайлов А. А. Изменение прокурором обвинения и отказ прокурора от обвинения в суде первой инстанции:
автореф. дис. …канд. юрид. наук. Томск, 2008. С. 3.
2
Булдыгина Н. И., Иванов А. Н., Курохтина Е. С. Поддержание государственного обвинения: правовые,
организационные и тактические аспекты. М., 2012. С. 96; Мухин А. М. Процессуальная деятельность прокурора
при разбирательстве уголовных дел в суде первой инстанции М., 2011 С. 99; Михайлов А.А. Указ.
соч. С. 18.
1
61
правовая квалификация, кроме того, может не соответствовать и включенным в
обвинение правовым признакам преступления. Поэтому другими основаниями
изменения обвинения являются несоответствие юридической формулировки и
(или) правовой квалификации фактической фабуле обвинения, а также
несоответствие правовой квалификации фактической фабуле и юридической
формулировке обвинения.
Следует присоединиться к выводу А.А. Михайлова о том, что:
основаниями отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции
выступают только обстоятельства, указанные в пунктах 1 и 2 ч 1 ст 24 и п 1 ч 1
ст. 27 УПК РФ, поскольку при отказе прокурора от обвинения только по
указанным основаниям присутствует такой существенный признак отказа
прокурора от обвинения, как отрицательное отношение к обвинению 1.
Основными причинами отказа прокуроров от обвинения остаются
серьезные просчеты и недостатки, которые допускаются при производстве
предварительного расследования: неправильно установление обстоятельств,
характеризующих субъективную и объективную стороны преступления,
несоблюдение требований уголовно – процессуального законодательства при
проведении отдельных следственных действий и неправильное оформление
процессуальных документов, а также выяснение в судебном заседании новых
обстоятельств, не известных органам предварительного следствия 2.
Причины изменения прокурором обвинения, связанные с изменением
фактических обстоятельств уголовного дела, подразделяются на две группы в
зависимости от того, какими обстоятельствами вызвано такое изменение 1)
выявление следственной ошибки, которая повлияла на правильное и полное
установление фактических обстоятельств уголовного дела, и необходимость
устранения ее последствий 2) выявление в суде первой инстанции новых
фактических обстоятельств уголовного дела, не установление которых на
стадии предварительного расследования не является результатом следственной
ошибки3.
Михайлов А. А. Указ. соч. С. 3.
Информационное письмо о практике вынесение судами оправдательных приговоров прокуратуры г.
Москвы от 28 июля 2010 г. № 12/01-2010. [Электронный ресурс] // Прокуратура города Москвы. Электрон. дан.
М., 2007-2013. URL: http://www.mosproc.ru/ (дата обращения: 20.01.2016).
3
Михайлов А. А. Указ. соч. С. 22.
1
2
62
В соответствии с вышеуказанным критерием предлагается подразделить
и причины отказа прокурора от обвинения в суде первой инстанции на
связанные и не связанные с изменением в суде первой инстанции фактических
обстоятельств уголовного дела, которые установлены на момент окончания
предварительного расследования. Причины, не связанные с изменением
фактических обстоятельств уголовного дела, подразделяются на два вида 1)
неправильная оценка следователем (дознавателем) и прокурором, утвердившим
обвинительное заключение (обвинительный акт), фактических обстоятельств
уголовного дела, 2) неправильная оценка следователем (дознавателем) и
прокурором, утвердившим обвинительное заключение (обвинительный акт),
доказательств, имеющихся в уголовном деле.
Следует согласиться с мнением как практических юристов и ученых о
том, что решение об отказе от обвинения может быть принято лишь в ходе
судебного следствия или даже по его окончании, так как именно тогда
прокурор имеет возможность обосновать свое решение, изложить суду свои
мотивы отказа: «...прокурор может воспользоваться названным правом только
тогда, когда имеются фактические и правовые основания для принятия такого
процессуального
решения,
когда
он
приходит
к
убеждению,
что
представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому
обвинение»1. Как указывает В.Ф. Крюков : «…предварительном слушании, где
непосредственно
доказательства
не
могут
быть
исследованы
и
нет
процессуальной возможности определиться по существу с такими свойствами
доказательств, как достоверность и достаточность их совокупности, отка з
отобвинения не может быть полноценно обоснован2.
Согласно
правовой
позиции
Конституционного
Суда
РФ,
отказ
государственного обвинителя от обвинения либо изменение им обвинения в
сторону смягчения, а равно принятие судом соответствующего решения могут
иметь место лишь по завершении исследования значимых для такого рода
Статус и полномочия органов прокуратуры России и Франции в уголовном судопроизводстве:
пособие (сравнительно- правовое исследование) / под. общ. ред. А. Ф. Козусева. М., 2009. С. 95.
2
Крюков
В.
Ф. Уголовное
преследование на стадии рассмотрения уголовных дел в суде:
процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. Курск, 2010. С. 23.
63
1
решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников
судебного заседания со стороны обвинения и защиты 1.
Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 25.12.2012 г. № 465 «Об
участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства»
утверждено, что отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть
мотивирован и представлен суду в письменной форме 2.
На важность и целесообразность предоставления суду прокурором своего
решения в письменной форме указывают В. А. Лазарева : «… хотя прокурору,
участвующему в судебном разбирательстве, не представлено право вынесения
постановлений, содержащих властные волеизъявления, нельзя не отметить
особый характер этого решения, влекущего изменение правоотношений между
участниками
судебного
разбирательства.
Письменная
форма
позволит
государственному обвинителю мотивировать свое заявление, потерпевшему –
обжаловать это процессуальное решение по мотивам необоснованности, а
вышестоящему прокурору- оценить правильность действий государственного
обвинителя» 104 , Г. Л. Куликова указывает : « ..преимущество письменной
формы в том, что она дает возможность суду четко изложить все мотивы и
основания отказа, облегчает сторонам, а также вышестоящему прокурору
возможность ознакомления с ними, а суду - вынести обоснованное решение» 3.
Следует присоединиться к мнению указанных авторов. которые полагает, что
следовало бы особо указать в УПК РФ, что отказ прокурора от обвинения
должен быть изложен в письменной форме с обоснованием своей позиции о
недоказанности предъявленного обвинения в полном объеме или частично.
Целесообразность представления суду отказа от обвинения в письменной
форме обуславливается следующими факторами.
Во-первых, отказ прокурора от обвинения имеет существенное влияние
на права потерпевшего, так как влечет за собой прекращение уголовного дела.
Постановление Конституционного Суд РФ от 8 дек. 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности
положений статей 125,219,227, 229,236, 237,239, 246,254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи
с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2004. №1.
2
Приказ Генеральной прокуратуры Рос. Федерации от 25 дек. 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных
стадиях уголовного судопроизводства» // СПС «Консультант - Плюс».
3
Куликова Г. Л. Изменение прокурором обвинения и отказ от обвинения в суде первой инстанции.
М., 2012 С. 9.
1
64
Во-вторых, именно мотивированная позиция прокурора об отказе от
обвинения является для суда основой его решения о прекращении уголовного
дела.
В-третьих, судья обязан ознакомить потерпевшего и других участников
процесса с мотивировкой отказа прокурора от обвинения. Только имея
изложенный письменно отказ государственного обвинителя от обвинения,
потерпевший сможет в полном объеме сформулировать свое несогласие,
высказать
обоснованное
возражение
против
отказа
и
настаивать
на
продолжении судебного разбирательства.
Полный либо частичный отказ прокурора от обвинения влечет
прекращение уголовного дела.
Количество оправдательных приговоров по уголовным делам (за
исключением дел частного обвинения, поступивших о граждан) по России в
2013 году составил 1604, в 2014 году 1285, в 2015 году 1314 1.
Продолжение
судебного
разбирательства
и
постановление
обвинительного приговора после того, как прокурор отказался от обвинения
означало бы инициацию обвинительной деятельности самим судом, что в
условиях состязательного судопроизводства недопустимо. Ст. 45 Конституции
Российской Федерации и ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации в
качестве основополагающей задачи государства в уголовном судопроизводстве
провозглашают охрану прав и свобод человека и гражданина. Статья 46
Конституции гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, при
этом все равны перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), а ст. 52 гласит, что права
потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом
и государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию
причиненного ущерба. Нормы УПК РФ, регламентирующие основание и
порядок изменения государственным обвинителем обвинения и его отказ от
обвинения, в основном направлены на обеспечение прав и интересов
подсудимого. Однако отказ государственного обвинителя от обвинения может
Основные статистические показатели деятельности судов общей юрисдикции [Электронный ресурс] //
Судебный Департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Электрон. дан. [Б. м.],
2009-2016. М., 2016. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 20.05.2017).
1
65
нарушать интересы потерпевшего, не согласного с прекращением уголовного
дела и /или уголовного преследования или с изменением обвинения.
Отказ прокурора от обвинения по делам о преступлениях, преследуемых
в публичном порядке, означает исчезновение движущей силы уголовного
судопроизводства. «…Обвинение по действующему УПК РФ исчезает в связи
с отказом прокурора как раз в силу того, что отсутствует другой субъект
уголовного преследования, которому уголовно – процессуальный закон
предоставлял бы право поддерживать обвинение после отказа от него
прокурора»1. Являясь частным лицом и защищая свой личный интерес,
потерпевший
не
вправе
самостоятельно
поддерживать
государственное
обвинение, которого при отказе прокурора от обвинения уже и нет. В то же
время нельзя признать справедливым положение, при котором объем
процессуальных гарантий прав потерпевшего различается в зависимости от
стадии, которую проходит в конкретный момент производство по делу о
преступлении. Имея возможность добиваться продолжения производства по
делу в стадии предварительного расследования, в судебном разбирательстве
потерпевший такой возможности не имеет. Аналогичные проблемы возникают
при изменении прокурором в суде обвинения на менее тяжкое. Такая позиция
прокурора
свидетельствует
о
фактическом
прекращении
уголовного
преследования по более тяжкому преступлению и продолжении уголовного
преследования по новому, сформулированному в суде обвинению. Подобное
решение прямо касается интересов потерпевших, считающих совершенные
против них преступления более тяжкими, рассчитывающих на справедливое с
их точки зрения решение суда и достойную компенсацию причиненного
морального
вреда.
Отмена
обвинительного
приговора
по
мотивам
неправильной квалификации деяния возможна только в том случае, если
изменение
квалификации
не
обусловлено
соответствующей
позицией
прокурора. Права и интересы потерпевшего должны учитываться не только в
том изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающее, но и
1
Михайлов А. А. Указ. соч. С. 25.
66
при изменении прокурором обвинения в суде первой инстанции в сторону
смягчения.
Сложность
рассматриваемой
проблемы
способствовала
появлению
различных предложений о способах и путях её разрешения. В.А. Лазарева
считает,
что
возникающая
ситуация
разрешима,
если
поддержание
государственного обвинение примет на себя вышестоящий прокурор, однако
делать это необходимо до заявления государственного обвинителя об отказе от
обвинения1. Поскольку, как правило, обвинение в судах поддерживают
помощники прокурора, в силу Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1
(ред. от 28.11.2015) "О прокуратуре Российской Федерации" они обязаны
согласовывать
с
прокурором
любое
отклонение
от
государственного
обвинения, направленного в суд. В случае несогласия вышестоящего прокурора
с позицией государственного обвинителя, последний может быть отстранен от
дальнейшего участия в деле и заменен другим. Государственный обвинитель не
свободен в выборе позиции по делу, он не распоряжается государственным
обвинением,
государственное
обвинение
–
позиция
официальной
обвинительной власти, поэтому его изменение или отказ от него также должны
исходить от официального лица, имеющего право распоряжаться обвинением.
В тоже время, государственный обвинитель не может быть принужден к
поддержанию
требования
обвинения
вопреки
государственного
своему
обвинителя
внутреннему
о
вынесении
убеждению,
а
обвинительного
приговора по неисследованным материалам дела при отсутствии достоверных
доказательств
виновности
подсудимого
считается
грубым
нарушением
законности и служебного долга со всеми вытекающими последствиями109.
По мнению К.
Амирбекова 2, Т.Тетерина отказ государственного
обвинителя от обвинения необходимо поставить под контроль суда 3. Вряд ли
такое предложение является эффективным способом решения проблемы.
Контроль со стороны суда за обоснованностью отказа прокурора от обвинения
можно оценить как отказ от состязательности.
Лазарева В. А. Указ. соч. С. 220.
Амирбеков К. Отказ прокурора от обвинения // Законность. 2001. № 12. С. 23; Тетерина, Т. Отказ прокурора от
обвинения «переступает» права потерпевшего на доступ к правосудию // Российская юстиции. 2003. № 10. С. 25.
3
Приказ Генерального прокурора РФ №141 от 13 ноября 2000 г. «Об усилении прокурорского надзора за
соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве», утратившем свою силу в связи с
изданием приказа № 185 // СПС «Консультант - Плюс».
67
1
2
В. Холоденко предлагает ввести уголовную ответственности прокурора за
незаконное освобождение подсудимого от уголовной ответственности путем
отказа от обвинения, что автоматически повлечет возможность пересмотра
решения суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного
обвинителя от обвинения в связи с новыми и вновь открывшимися
обстоятельствами1. Такой способ применим лишь тогда, когда доказана
незаконность
злоупотребление
отказа
им
государственного
своей
властью.
обвинителя
Сложность
от
обвинения,
доказывания
этого
обстоятельства, а также длительность предлагаемой процедуры лишают
потерпевшего права на быстрое и эффективное восстановление в правах. Кроме
того, предположение о том, что отказ от обвинения является только следствием
преступных действий прокурора, само является необоснованным и не верным.
В
большинстве случаев отказ государственного обвинителя от обвинения
обусловлен отсутствием достаточной для обоснования обвинения совокупности
достоверных доказательств.
Рассматривая эту сложнейшую проблему, Конституционный Суд РФ 2
исходил из того, что равно предоставляемая сторонам реальная возможность
довести свою позицию по делу до сведения суда является одной из
необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства
дела. Обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от
преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей
отстаивать свои интересы в суде, вытекает также из положений ч.1 ст.21
Конституции РФ, согласно которым достоинство личности охраняется
государством, и ничто не может быть основанием для его умаления.
Применительно к личности потерпевшего это конституционное предписание
предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в
установленном законом порядке любые посягательства, способные причинить
вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от
Холоденко В. Учет мнения потерпевшего и его представителя при изменении обвинения прокурором в стадии
судебного разбирательства // Российская юстиция. 2002. № 3. С.50.
2
Постановление Конституционного Суд РФ от 8 дек. 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности
положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в
связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // Вестн. Конституционного Суда Рос.
Федерации. 2004. №1.
1
68
преступления возможность отстаивать, прежде всего, в суде свои права и
законные интересы любыми, не запрещенными законом способами.
Принимая с учетом этого решение, Конституционный Суд РФ указал, что
предусмотренный ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр судебных решений ввиду
новых или вновь открывшихся обстоятельств1 не может рассматриваться в
качестве достаточной гарантии прав участников уголовного судопроизводства,
поскольку возобновление дела в этих случаях осуществляется по инициативе не
самих сторон, а только указанных в уголовно-процессуальном законе
должностных лиц, а также поскольку такие обстоятельства, как они обозначены
в
главе 49 УПК РФ, влекут пересмотр судебных решений лишь в ограниченном
числе ситуаций. В результате судебные ошибки, приводящие к нарушению
прав, свобод и законных интересов личности, могут остаться не устраненными,
что
противоречит
самой
сути
правосудия
и
его
конституционным
принципам.Поскольку ст.46 Конституции РФ исходит из обязанности государства
обеспечить каждому рассмотрение его дела как минимум двумя судебными
инстанциями, положения ч.9 ст. 246 УПК РФ, как не допускающие возможности
кассационного обжалования постановления суда о прекращении уголовного дела
ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, не могли быть
признанными соответствующими Конституции РФ. Однако и Конституционный
Суд оказался не в состоянии предложить законодателю эффективный механизм
обеспечения права потерпевшего на судебную защиту при отказе прокурора от
обвинения.
Обеспечение
права
потерпевшего
на
справедливое
судебное
разбирательство, гарантирующую получение потерпевшим максимальной
судебной защиты, на наш взгляд, связано с вопросом о праве потерпевшего на
самостоятельную обвинительную деятельность.
В качестве вариантов решения проблемы представляется возможным
представить на обсуждение следующие предложения.
Первое- наделить потерпевшего правом ходатайствовать о назначении
представителя по аналогии с ч.2 ст.50 УПК РФ, ч.2 ст.45 УПК РФ дополнить
Законом от 30 окт. 2009 г. № 244-ФЗ часть 9 ст. 246 УПК РФ признана утратившей силу // СПС «Консультант Плюс».
1
69
словами: «Представитель привлекается к обязательному участию в деле по
ходатайству потерпевшего также в случае отказа государственного обвинителя
от поддержания обвинения». Все расходы, связанные с участием в таком деле
представителя потерпевшего, должны быть отнесены к судебным издержкам.
В этом случае ч.7 ст. 246 УПК РФ могла бы быть изложена в следующей
редакции:
«Если
в
ходе
судебного
разбирательства
государственный
обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не
подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от
обвинения и излагает суду мотивы отказа в письменном виде. Полный или
частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного
разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного
преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям,
предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2
части первой статьи 27 настоящего Кодекса, при отсутствии возражений со
стороны потерпевшего. Если потерпевший возражает против прекращения
дела, суд должен разъяснить потерпевшему право ходатайствовать о
назначении представителя и продолжить рассмотрение дела в общем порядке.
Вступивший в дело представитель потерпевшего вправе ходатайствовать об
ознакомлении с протоколом судебного заседания и допросе свидетелей,
потерпевших, подсудимых».
Второе - закрепить в УПК РФ нормы, в соответствии с которой в случае,
если потерпевший возражает против изменения прокурором обвинения в
сторону смягчения и принимает на себя поддержание обвинения в прежних
пределах, суд должен продолжить рассмотрение дела в данных пределах.
В качестве альтернативного способа обеспечения прав и законных
интересов
потерпевшего
можно
предложить
замену
государственного
обвинителя.
Таким образом, учитывая, что отказ прокурора от обвинения имеет
существенное влияние на права потерпевшего, так как влечет за собой
прекращение уголовного дела, представляется, что институт возвращения
уголовного дела прокурору для изменения обвинения на более тяжкое или
70
существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, во-первых
должен быть сконструирован отдельно от института возвращения уголовного
дела для устранения существенных уголовно-процессуальных нарушений (с
детальной регламентацией порядка и срока возвращения), во- вторых, такое
возвращение должно допускаться при наличии ходатайства стороны и, в
третьих, должен быть восстановлен полноценный прокурорский надзор за
предварительным
следствием,
как
одна
из
гарантий
законности
при
производстве следственных действий по возвращенному уголовному делу.
71
Глава 3. Роль обвинительной речи в суде
3. 1. Значение обвинительной речи в суде
Основная цель выступления государственного обвинителя с судебной
речью – убедить суд в законности и обоснованности позиции прокурора по
вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора (ч. 1 ст. 299 УПК
РФ). Убедительность выступления государственного обвинителя зависит как от
доказательности речи, так и от эффективного решения других задач судебной
речи, связанных с процессом аргументации. Как указывал Цицероном: «…Все
построение убедительной судебной речи основано на трех вещах: доказать
правоту того, что мы защищаем, расположить к себе слушателей, направить их
мысли в нужную для дела сторону» 1. Выступление государственного
обвинителя
с
судебной
речью
представляет
собой
разновидность
аргументационной деятельность. Главная цель всякой аргументации – убедить
в правильности своих выводов собеседника или аудиторию, сделать их своими
единомышленниками 2.
Конечно, одним из самых главных задач прокурора является обвинение
подсудимого. В.М. подчеркивал, что целью участия прокурора в судебных
прениях является высказывание суду итогового обсуждения по всем
возникающим в деле вопросам 3.
Е. А. Матвиенко обращает внимание на то, что прокурор, участвуя в
судебных прениях, должен иметь цель помочь суду и всем присутствующим в
судебном заседании лучше разобраться в фактических и юридических
обстоятельствах уголовного дела, уяснить их смысл и значение, сделать
необходимые выводы4.
Н. П. Кириллова указывает, что цель прокурора в прениях сторон
заключается в формулировании окончательной позиции государственного
Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972. С. 152.
Там же.
3
Мельник В. В. Методика подготовки и произнесения судебной речи государственным обвинителем: судебная
речь государственного обвинителя. М., 2003. С. 9.
1
2
4
Матвиенко Е. А. Судебная речь. Минск, 1972. С. 5.
Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975. С. 334.
72
обвинителя по делу, внесения предложений, выслушав которые, суд получает
возможность всесторонне разобраться в деле, лучше постигнуть истину,
принять правильное решение 1.
По мнению З. Ш. Гатауллина, в прениях сторон перед прокурором,
реализующим функцию государственного обвинения, стоят следующие задач:
помочь суду объективно разобраться во всех обстоятельствах дела и убедить
суд, присяжных заседателей, участвующих в деле, а также присутствующих в
зале
судебного
заседания
в
правильности
своих
выводов.
В
речи
государственного обвинителя подводятся итоги обвинительной деятельности,
направленной на изобличение подсудимого в совершении преступления, а
также итоги судебного следствия 2.
По мнению Н. П. Кирилловой для успешного осуществления своих
функций государственный обвинитель должен четко представлять себе цели и
задачи своего выступления в судебных прениях120.
Обвинительная речь - это речь государственного обвинителя, в которой
он доказывает суду виновность подсудимого в совершении преступления.
Значение обвинительной речи связано с целями и задачами прокурора в
судебном разбирательстве, вытекающими из его процессуальной функции.
Обвинительная направленность деятельности прокурора в суде не вызывает
сомнения.
Являясь
органом
уголовного
преследования
и
обеспечивая
присущими ему методами законность предварительного расследования,
прокурор
является
в
суд
для
того,
чтобы
доказать
обоснованность
предъявленного подсудимому обвинения. Задача государственного обвинителя
в судебном заседании, следовательно, заключается в том, чтобы убедить суд в
том,
что
обвинение
основано
на
полученных
законным
способом
доказательствах, которых достаточно для постановления обвинительного
приговора.
Во
многом
эта
задача
решается
прокурором
именно
в
обвинительной речи.
Кириллова Н. П. Тактические аспекты подготовки государственного обвинителя к выступлению в
прениях: руководство для государственных обвинителей: криминалистический аспект деятельности. СПб., 2003.
С. 162.
2
Гатауллин З. Ш. Особенности обвинения в прениях сторон // Российская юстиция. 2009. № 6. С. 45.
1
73
Обвинительная речь - это итог всей предшествующей деятельности
прокурора, в обвинительной речи в окончательном виде формулируется
государственное обвинение и выражается адресованное суду требование о
признании подсудимого виновным и наказании. Обосновывая обвинение перед
судом,
представляя
уличающие
доказательства,
прокурор
способствует
формированию у судей убеждения в виновности подсудимого, необходимого
для принятия правильного решения по делу.
Обвинительная речь прокурора должна быть аргументированной, то есть
обоснованной доказательствами, исследованными в ходе судебного следствия.
Требование доказанности в равной мере относится ко всем выводам и
предложениям
прокурора:
о
виновности
и
квалификации
действий
подсудимого, о характеристике личности, гражданском иске, о причинах
совершения преступления. Все то, что доказательствами не подтверждается, не
может быть включено в обвинение. Являясь государственным обвинителем,
прокурор
должен
устранить
допущенные
в
стадии
предварительного
расследования ошибки. Следует помнить, что убеждающим воздействием
обладает не собственная убежденность прокурора, но та совокупность
доказательств, на которых его убеждение основано. Как бы ни был красноречив
прокурор, любое его слово, не подтвержденное доказательствами, не только
неубедительно, но и оспоримо.
Обвинительная речь должна быть объективна. Объективность связана с
аргументированностью, так как означает, что высказываемое прокурором
основано на материалах дела. Вместе с тем, требование объективности имеет
самостоятельное значение. Для того, чтобы обвинительная речь была признана
объективной, она должна не просто опираться на доказательства, но опираться
на все доказательства, которые содержатся в материалах дела, в том числе
учитывать и те, которые противоречат обвинению или опровергают обвинение.
Прокурор не имеет права обойти молчанием те факты, которые противоречат
обвинению и невыгодны с точки зрения обвинения. Прокурор не вправе
обвинять “ во что бы то ни стало”, защищая “честь мундира”, прикрывая
ошибки следствия, не выявленные им в стадии расследования. Не случайно А.
74
Ф. Кони называл прокурора публично говорящим судьей, что означает не
выполнение им общей с судьей функции, но то, что прокурор не вправе быть
менее объективным и менее справедливым, чем судья.
Провозгласив приоритет человеческой личности, Конституция РФ (ст.2)
возложила на государство в лице его органов обязанность признавать,
соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 18) и
гарантировала каждому государственную защиту его интересов (ст. 45).
Представляя в уголовном процессе обвинительную власть государства,
государственный обвинитель защищает не только общественные интересы, но
и
интересы
отдельной
личности,
который
является
важной
частью
общественного интереса. Если прокурор необъективен, это означает, что он
настаивает на незаконном и необоснованном приговоре, а это извращает
сущность прокуратуры как государственного органа, призванного обеспечить в
стране соблюдение законности и защиту прав человека.
Обвинительная речь должна быть содержательной и конкретной. Хорошо
известны слова А. Ф. Кони: «лучше ничего не сказать, чем сказать ничего».
Речь государственного обвинителя всегда содержит четкое указание на то, в
каких конкретных действиях обвиняется подсудимый, какие обстоятельства
нуждаются в обосновании для того, чтобы вина подсудимого была установлена,
и
какими
доказательствами,
имеющимися
в
материалах
дела,
эти
обстоятельства подтверждаются. Обвинительная речь не должна состоять из
общих рассуждений. Общим красноречием не заменить детального анализа
доказательств и строгого, последовательного изложения фактов.
Для обеспечения действенного воздействия на судей и слушателей
обвинительная речь должна быть убедительной не только по структуре и
содержанию, но и по форме произнесения. Общеизвестно, что в отличие от
речи, прочитанной слово в слово по написанному тексту, когда оратор не
отрывается от бумажки, живая, свободная речь более эффективно воздействует
на слушателей, обеспечивает не только доказательность, но и имеет силу
внушения.
Проиллюстрируем
сказанное
на
примере.
Благовещенским
городским судом рассматривалось уголовное дело № 1-753/2015 по обвинению
75
Трамбицкого М.Е. по ч.1 ст. 105 УК РФ. Трамбицкий обвинялся в убийстве
своей матери. Еще до поступления в суд уголовное дело привлекло внимание
общественности, о нем писали ведущие амурские СМИ. В дальнейшем в прессслужбу суда неоднократно поступали журналистские запросы о ходе процесса,
о чем сообщалось на сайте суда. В рамках деятельности по обеспечению
прозрачности и доступности сведений о работе суда впервые в истории судов
общей юрисдикции Амурской области судебное разбирательство указанного
дела 12.08.2015 прошло в режиме онлайн
трансляции, с прямом включением из зала суда. Государственный обвинитель
выступала в прениях ровно 15 минут. И все указанные 15 минут
государственный обвинитель, опустив голову, немного путаясь в датах,
зачитывала текст с листа. За все время выступления прокурор не подняла
голову от бумажки, не обратила взор на судью, на подсудимого, на защитника и
ни на кого в зале судебного заседания. И даже слова про бессонные ночи
матери, слова о том, что возможно первым словом Трамбицкого М. Е было
слово «мама», прокурор зачитывала с листа. Прокурор читала текст без всяких
эмоций, судья перекладывал материалы дела на столе, на защитника и на лиц,
присутствующих в зале заседания, выступление прокурора не производило
видимого впечатления 1.
Важно помнить о том, что о надежности и здравом смысле судебного
оратора судят по его речевой деятельности не только во время судебных
прений, но и на предыдущих этапах судебного разбирательства, в частности, по
его умению ставить допрашиваемым лицам правильные вопросы. Одной из
типичных ошибок участников процесса является постановка бессмысленных
вопросов. О вреде подобных вопросов свидетельствует следующее замечание
И. Канта: «…Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и
необходимый признак ума или проницательности. Если вопрос сам по себе
бессмыслен и требует бесполезных ответов, то кроме стыда для вопрошающего
1
Дело 1-73/2015 [Электронный ресурс] // You.Tube.ru. Электрон. дан. [Б. м., б. г.]. URL:
http://www.youtube.com/channel/UCXREbcHFY0YzkW9Zdc4Ehew (дата обращения: 28.06.2017).
76
он имеет еще тот недостаток, что побуждает неосмотрительного слушателя к
нелепым ответам»1.
Произнесенная речь способствует эффективному решению стоящих перед
государственным обвинителем задач только тогда, когда в ней проявляются
такие коммуникативные качества, как ясность, логичность, выразительность и
точность речи. Речь должна быть ясной, те есть доходчивой
и понятной для слушателей. Ясность речи достигается использованием
общеупотребительных слов и выражений. Логичность речи заключается в
последовательном изложении ее содержания в соответствии с законами логики.
На типичные проявления логически непоследовательной, а значит, непонятной
и неубедительной речи указывал А.Ф. Кони: «…если мысль скачет с предмета
на предмет, перебрасывается, если главное постоянно прерывается, то такую
речь почти невозможно слушать»2. Очевидно, что слушая подобную речь,
аудитория не будет иметь желания внимать доводам оратора. И наоборот, если
мысли развиваются в четкой последовательности, такая речь не вызывает
никаких неприятных ощущений для слушателей. «…Естественное течение
мысли, – писал А. Ф. Кони, – доставляет кроме умственного глубокое
эстетическое наслаждение»3, что придает речи еще большую понятность,
облегчает
установление
и
поддержание
психологического
контакта.
Эффективному усвоению судом и другими участниками процесса речи
государственного обвинителя, его позиции и доводов, на которых она основана,
способствует
лаконичность
при
достаточной
продолжительности
речи.
Лаконичность речи выражается в отсутствии лишних слов, мешающих
движению главной мысли, экономности, емкости, упругости, содержательности
речи. Государственным обвинителям известно, что слишком длинная судебная
речь нередко бывает неудачной. Но и короткая речь чаще всего функционально
неоправданна, если она по сложному делу не позволяет понятно, полно и
убедительно разъяснить суду позицию и доводы обвинения 4.
Кант И. Соч. Т. 3. М., 1996. С. 159.
Кони А. Ф. Избр. произв. М., 1956. С. 115.
3
Кони А. Ф. Избр. произв. М., 1956. С. 115.
4
Судебная речь государственного обвинителя : метод. пособие / под ред. А. Я. Сухарева. М., 2003. С.
53.
1
2
77
Не случайно П. Сергеич предостерегал судебных ораторов от такой речи:
«…Сжатая речь – опасное достоинство для оратора»1. Основная опасность
сжатой и короткой речи в том, что она не обеспечивает эффект убеждающего
внушения в обвинительной речи. Такое убеждающее внушение обеспечивает
достаточно продолжительная речь. Л. Е. Владимиров писал: «…Искусство
защитника должно состоять в том, чтобы, не будучи многословным, а скорее
сжатым, говорить, однако, настолько долго, чтобы подчинить себе волю и
мысль слушателей. Очень короткою речью нельзя достигнуть той внушаемости
слушателей, какая нужна»2.
В то же время речь не должна быть длинной и очень многословной.
Чрезмерно продолжительная и недостаточно выразительная обвинительная
речь утомляет слушателей, которые невольно испытывают негативное
отношение к прокурору или адвокату, злоупотребляющему их вниманием. В
этот момент судьи меньше всего предрасположены внимать доказательствам и
внушениям такого оратора, поскольку их больше всего начинает занимать не
то, о чем он говорит, а то, когда он перестанет говорить.
Речь
государственного
обвинителя
должна
обладать
еще
тремя
немаловажными качествами: уместностью, искренностью и точностью. По
мнению Квинтилиана, в судебной речи уместен стиль, соответствующий
принципу «золотой середины»: «…Пусть красноречие будет великолепно без
излишеств, возвышенно без риска... богато без роскошества, мило без
развязности, величаво без напыщенности: здесь, как и во всем, вернейший путь
– средний, а все крайности – ошибки»3. Такой умеренный стиль в наибольшей
степени отвечает предмету судебной речи. Искренность речи прокурора
заключается в вызывающем доверие слушателей тоне речи, естественным
образом
выражающем
подлинные
мысли
и
чувства
государственного
обвинителя, его внутреннюю убежденность в правильности и справедливости
отстаиваемых им в речи положений, что способствует формированию такой же
внутренней убежденности и у слушателей. По свидетельству К. Л. Луцкого,
Сергеич П. Искусство речи в суде. М., 1998. С. 225.
Арсеньев К. К . Судебное красноречие русских юристов прошлого. М., 1992. С. 94.
3
Кузнецова Т. И., Стрельникова И. П. Ораторское искусство в Древнем Риме. М., 1976. С. 176.
1
2
78
слушатели скорее склонятся на сторону того, в ком они видят человека
правдивого, искреннего: «…Да и сам оратор, если он говорит убежденно и
искренне, выскажет свои мысли ярче и сильнее, заставит подчиниться своей
воле»1.
Речь
государственного
обвинителя
должна
быть
точной,
соответствующем явлениям действительности. В судебном процессе точность
судебной речи выражается прежде всего в фактической добросовестности
оратора. На это специально обращал внимание Л. Е. Владимиров в пособии для
защиты в уголовном процессе: «…К судебной борьбе... нужно предъявить одно
безусловное требование: судебные деятели, юристы... должны отличаться от
политических и общественных дельцов одною чертою: самою высокою
добросовестностью в изложении фактов. Адвокат должен быть нотариусом
фактов». Неточная речь, допущена ли она умышленно или по небрежности,
может выставить государственного обвинителя в такое положение, когда с его
мнением и доводами меньше всего расположены считаться при разрешении
дела. Таким образом, подрывающая доверие неточная речь является ошибкой
государственного обвинителя. Если доверие потеряно, то как сторона
состязательного процесса государственный обвинитель может не оказать
достаточного влияния на внутреннее убеждение судей.
Обвинительная
нравственности,
речь
она
не
должна
должна
соответствовать
быть
раздраженной,
требованиям
не
должна
свидетельствовать о личной неприязни государственного обвинителя к
подсудимому. При анализе картины преступления, описании личности
подсудимого,
его
взаимоотношений
с
потерпевшим,
тем
более,
при
исследовании интимных обстоятельств жизни, необходимы такт и чувство
меры. Как указывает Лазарева В. А.: «…личное благородство оратора является
куда более сильным средством убеждения, чем бранные слова в адрес
противника»2. Государственный обвинитель, представляя государство всей
своей деятельностью, в том числе и речью, должен свидетельствовать, что в
обвинении подсудимого с его стороны нет ничего личного, что такие
1
2
Арсеньев К. К.Судебное красноречие русских юристов прошлого. М., 1992. С. 183.
Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе. М., 2012. С. 134.
79
требования, которые предъявлены к подсудимому, государство предъявляет к
любому гражданину.
3.2. Порядок подготовки и содержание обвинительной речи в суде
В практике судебного ораторского искусства существуют различные
точки зрения по вопросу о необходимости предварительного составления
текста судебной речи. Много различных мнений авторов и рекомендаций,
касающихся вопроса: нужно ли писать целиком обвинительную речь прокурора
или нет.
Противники письменной подготовки к выступлению в суде полагают, что
судебный оратор должен уметь говорить в суде без какой либо специальной
подготовки, экспромтом, что заранее написанная речь в суде безжизненна,
бледна и не производит должного впечатления. Что письменная форма
подготовки речи неудобна для оратора, так как стесняет, гипнотизирует его,
особенно при изменении обстановки в суде.
Исходя из этих соображений, А. Ф. Кони высказывался против того,
чтобы речь была заранее написана: «…Я никогда не писавший своих речей
предварительно, позволю себе в качестве старого судебного деятеля сказать
молодым деятелям не пишите речей заранее, не тратьте времени, не
полагайтесь на помощь этих сочиненных в тиши кабинета строк, медленно
ложившихся на бумагу, а изучайте внимательно материал, запоминайте его,
вдумывайтесь в него – и затем следуйте совету Фауста: «Говорите с
убеждением, слова и влияние на слушателей придут сами собою» 1.
А. Ф. Кони говорил, что судебное следствие дает такие житейские краски
и так иногда перемещает центр тяжести изложения, что даже несколько слов
вступления, заготовленного заранее, оказывается не той увертюрой (если
использовать музыкальную терминологию), с которой должна начинаться речь.
Он был самым категорическим противником речей, написанных заранее: « Я
всегда чувствовал , что заранее написанная речь должна стеснять оратора,
1
Кони А. Ф. Избр. произведения. М., 1959. Т.1. С. 128.
80
связывать свободу распоряжения материалом и смущать мыслью, что что - то
им забыто или пропущено 1.
В то же время, как утверждает В. В Гаврилов, в пылу импровизации
забывается или пропускается гораздо больше и гораздо чаще, чем при
составлении письменной речи, которая готовится в процессе более или менее
длительного обдумывания, переосмысливания, возвращения вновь и вновь к
предыдущему тексту.
По мнению Н. П. Кирилловой, подготовка к выступлению в прениях
может быть осуществлена в различных формах:
1.
написание речи целиком;
2.
составление
3.
составление письменного плана;
4.
составление письменных заметок;
мысленного плана и выступление «экспромтом»;
5.
составление тезисов выступления 2.
С. И. Герасимов выделяет три формы подготовки судебной речи (в
зависимости от опыта и квалификации государственного обвинителя,
индивидуальных особенностей его памяти и мышления, умения иди неумения в
достаточной степени «словом править и держать мысль на привязи свою»):
1) написание речи целиком;
2) изготовление тезисов выступления;
3) составление письменного плана речи 3.
Видный судебный деятель П. С. Пороховщиков (П. Сергеич) в свое время
настоятельно рекомендовал судебным ораторам писать свои речи по сложным
делам от начала и до конца, не полагаясь на свою гениальность, вдохновение,
импровизацию: «…Знайте читатель, что, не исписав несколько сажен али
аршин бумаги, вы не скажете сильной речи по сложному делу. Если только вы
не гений, примите это за аксиому и готовьтесь к речи с пером в руке.
Остерегайтесь импровизации. Отдавшись вдохновению, вы можете
упустить существенное и даже важнейшее. Можете выставить неверное
Гаврилов В. В. Слово государственному обвинителю. Поддержание государственного обвинения в суде. Саратов,
1998. С. 53-54.
2
Кириллова Н. П. Указ. соч. С. 37.
3
Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей: науч. - практич. Пособие /
под ред. С. И. Герасимова. М., 2002. С. 59.
81
1
положение и дать козырь противнику. У вас не будет надлежащей уверенности
в себе.
Импровизаторы, говорит Квинтилиан, хотят казаться умными перед
дураками, но вместо того оказываются дураками перед умными людьми.
Наконец, имейте в виду, что крылатый конь может изменить.
Люди знающие и требовательные и в древности, и теперь утверждают,
что речь судебного оратора должна быть написана от начала до конца» 1.
Представляется, что в зависимости от степени сложности уголовного
дела, опыта и квалификации прокурора, особенностей его памяти и мышления,
умения публичного выступления могут быть использованы следующие формы
подготовки к выступлению с судебной речью: написание речи целиком;
написание тезисов выступления; составление письменного плана речи и
возможно составление мысленного плана речи по несложным уголовным
делам. Подготовка и выступление с обвинительной речью, когда согласно ч. 4
ст. 246 УПК РФ обвинение поддерживают несколько прокуроров имеет
определенную специфику. По таким делам распределение обязанностей между
государственными обвинителями может выражаться и в том, что каждый из
них готовит и выступает с определенной частью обвинительной речи.
Предполагается сначала подготовить главную часть обвинительной речи,
содержащую обоснование обвинения по определенным составам, эпизодам и
подсудимым. При этом каждый из государственных обвинителей разрабатывает
фрагменты речи, содержащие обоснование обвинения по тем эпизодам
преступлений, в исследовании которых принимал наиболее активное участие.
После
изучения
всех
составленных
ими
фрагментов
главной
части
обвинительной речи поддерживающие обвинение прокуроры совместно
разрабатывают вступительную и заключительную части обвинительной речи и
определяют очередность выступления.
Для подготовки и произнесения обвинительной речи, убедительной по
структуре, содержанию и форме государственный обвинитель учитывают
1
Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1988. С. 289.
82
выработанные юридической наукой и практикой требования, предъявляемые к
структуре, содержанию и форме этих видов судебных речей.
Композиционная структура речи государственного обвинителя законом
не определена. Практически вся литература, посвященная содержанию
обвинительной речи, предписывает государственному обвинителю в своем
выступлении изложить фабулу преступления, анализ и оценку доказательств,
обоснование
квалификации
преступления,
характеристику
личности
подсудимого и потерпевшего, доводы по поводу меры наказания и причин,
способствовавших совершению преступления.
Е. А. Матвиенко1 и В. М. Басков2 выделили следующие части
обвинительной речи прокурора:
1) вступительная часть;
2) изложение фактических обстоятельств преступления;
3) анализ и оценка собранных по делу доказательств;
4) обоснование квалификации преступления;
4) характеристика личности подсудимого и потерпевшего;
5) соображения о мере наказания;
6) рассмотрение вопросов, связанных с возмещением причиненного
преступлением материального ущерба;
7)
анализ причин и условий, способствовавших совершению
преступления, и предложения по их устранению;
8) заключение.
Н. П. Кириллова выделяет следующие элементы речи государственного
обвинителя:
1) оценка общественной опасности совершенного преступления;
2) изложение фактических обстоятельств его совершения;
3) анализ и оценка исследования в суде доказательств и их источников;
4) обоснование юридической формулировки и правой квалификации
содеянного;
1
2
Матвиенко Е. А. Судебная речь. Минск, 1972. С. 90.
Басков В. И. Прокурор в суде первой инстанции. М., 1968. С. 133-134.
83
5) характеристика личности подсудимого;
6) обоснование выводов и решений по делу;
7)
анализ причин и условий, способствовавших совершению
преступления, и предложения по их устранению;
8) определение судьбы вещественных доказательств 1.
В. В. Гаврилов называет десять основных элементов структуры
обвинительной речи:
1) оценка общественной опасности преступления, характеристика
общественного значения дела и судебного процесса;
2) изложение фактических обстоятельств дела (фабула);
3) анализ и оценка доказательств, собранных по делу;
4) установление объема обвинения в отношении каждого из подсудимых;
5) юридическая квалификация преступления, мотив и цель преступления;
характеристика личности подсудимого;
6) предложение о применении или неприменении меры наказания;
7) предложения о разрешении гражданского иска;
8) заключение в речи обвинителя;
предложенияомерахпоустранениюобстоятельств,
9)
способствовавших совершению преступления2.
По мнению М. Л. Шифмана, речь государственного обвинителя обычно
состоит из следующих разделов: вступления изложения обстоятельства дела;
разбор
доказательств,
характеристика
бывших
подсудимого;
предметом
анализа
судебного
состава
разбирательства;
преступления
и
его
квалификация соображения о мере наказания и заключения 3.
Т. А. Михайлова в свою очередь отмечает, что речь прокурора в суде
присяжных
обычно
состоит
из
трех
частей:
вступительной,
анализа
доказательств и заключительной143.
Последовательность элементов речи государственного обвинителя и их
содержание могут быть различными в зависимости от конкретного уголовного
Кириллова Н. П. Процессуальные и криминалистические особенности поддержания государственного обвинения
в суде первой инстанции. СПб., 1996. С. 38-39.
2
Гаврилов В. В. Слово государственному обвинителю. Саратов, 1998. С.3.
1
3
Михайлова Т. А. Выступление прокурора в судебных прениях. Прокурор в суде присяжных. М.,
1995, С. 69.
84
дела. Каждое совершенное преступное деяние имеет определенную степень
опасности для общества. И задача прокурора состоит в том, чтобы определить
ее, поскольку общественная опасность преступного деяния в определенной
степени влияет на меру наказания подсудимому.
Содержание
вступительной
части
речи
должно
соответствовать
содержанию уголовного дела. Во вступлении прокурор стремится решить
определенные задачи: вызвать интерес слушателей и овладеть их вниманием,
установить с ними психологический контакт, расположить их к себе, завоевать
их доверие, психологически подготовить слушателей к восприятию содержания
главной части речи1.
П. Сергеич писал, обращаясь к обвинителю: «…Не торопитесь начинать
речь. Получив слово, не застегивайтесь, не расстегивайтесь, не кашляйте, не
пейте воды, поднявшись со стула, помолчите в течение нескольких секунд.
Последнее необходимо, ибо сторож сейчас будет стараться бесшумно пронести
стакан воды к столику защитника и ваши слова пропадут в грохоте его
сапожищ. Помолчав, начните с нескольких незначительных слов, чтобы взять
естественный тон, а затем, избегая общих вступлений, идите прямо к делу. Если
вступление необходимо, постарайтесь, чтобы оно было как можно короче и
проще»2.
В. В. Мельник считает, что характеристика общественной опасности
совершенного деяния и общественного значения дела должна включать в себя
многое. В каждой из этих двух характеристик есть как бы встречных течения:
одно - это воздействие оратора на слушателя (воспитательный эффект); второеэто насколько верно позиция прокурора отражает существующее общественно
мнение. Если мнение обвинителя адекватно общественному мнению, - оно, как
правило, воздействует и на судей, и на слушателей. С другой стороны, мнение
обвинителя, да еще воплощенная в приговоре, само по себе формирует
общественное мнение 3.
Судебная речь государственного обвинителя : метод. пособие / под ред. А. Я Сухарева. М., 2003. С. 31.
Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1998. С. 301-302.
3
Мельник В. В. Обвинительные речи государственных обвинителей. Судебная речь государственного обвинителя.
М.,2003. С. 130.
1
2
85
Обвинительная
речь
направляется
на
обоснование
виновности
подсудимого в совершении преступления, правильности предъявленного ему
обвинения, его законности и обоснованности. Виновность подсудимого главная часть обвинительной речи, подчиняющая себе все её остальное
содержание и предопределяющий её структуру. Но что значит- доказать
обоснованность
предъявленного
обвинения?
Когда
предъявленное
подсудимому обвинение может считаться доказанным? Общеизвестно, когда
совокупность имеющихся в деле доказательств позволяет категорически
утверждать, что в действиях подсудимого имеется состав преступления.
Охватывая фактическую и юридическую стороны деяния, состав преступления
выражает его объективную и субъективную стороны. Доказывание состава
преступления означает обоснование вывода, что подсудимый совершил
вменяемое ему деяние, что это деяние является общественно опасным, т.е.
нарушающим общественные отношения и потому запрещенным законом под
страхом наступления уголовной ответственности, и что подсудимый совершил
его умышленно или по неосторожности, т.е. виновен. Сложная структура
состава преступления требует тщательного анализа фактических обстоятельств
дела и доказательств по каждому из его элементов, поэтому простого
перечисления доказательств и изложения их содержания, подобно тому, как это
делают следователи при составлении обвинительного заключения, явно
недостаточно.
Если прокурор говорит, что вина подсудимого доказана показаниями
потерпевшей, утверждающей, что она обнаружила исчезновение из шкафа
хранившихся там денег, то он допускает достаточно распространенную на
практике и грубую ошибку. Приведенные показания потерпевшей могут
служить лишь доказательством факта исчезновения денег, т.е. подтверждать
один из элементов объективной стороны состава преступления, да и это
обстоятельство еще нуждается в проверке и сопоставлении с другими
доказательствами, однако данный факт не является доказательством вины
подсудимого.
Доказывание вины подсудимого в совершении преступления заключается
86
в
подтверждение
каждого
из
элементов
каждой
из
сторон
состава
преступления, в проверке и сопоставлении с другими доказательствами,
выявлении связи
между
доказательствами,
что
требует
не
просто
перечисления доказательств, но их скрупулезного анализа. К примеру, в деле
может содержаться большое количество доказательств, подтверждающих факт
пропажи денег, но ни одного, свидетельствующего о присвоении их
подсудимым.
Причиной
неубедительных
речей
обвинителей
часто
становится
нежелание и неумение анализировать доказательства, делать логически
обоснованные выводы из подтвержденных промежуточных фактов. Главный
вопрос, который прокурор, поддерживая обвинение, решает для себя, это
вопрос о том, какие факты должны быть им доказаны для того, чтобы у суда не
осталось сомнений в том, что подсудимый виновен в совершении вменяемого
деяния.
По утверждению В. А. Лазаревой нельзя доказывать виновность
подсудимого в целом, для этого необходимо обосновать ряд тезисов
(промежуточных фактов), закономерно приводящих к основному выводу.
Иногда требуется доказывать, что инкриминируемое подсудимому деяние
имело место, иногда, что это деяние содержит состав преступления или что его
совершил именно подсудимый. В других случаях - требуется доказать наличие
умысла или обосновать неосторожность 1.
Очевидно, что задача обвинения решается проще в делах, где имеются
прямые доказательства совершения преступления. В таких случаях основная
задача обвинителя сводится к обоснованию достоверности обвинительных
доказательств. При этом надо помнить, что совершение лицом общественноопасного деяния возможно и при отсутствии вины, поэтому субъективная
сторона преступления – всегда предмет особой заботы обвинителя.
Обвинение может быть построено и по другой схеме. Например, в случае
наличия у подсудимого алиби, одним из важнейших элементов обвинительной
речи является его опровержение, а в случае признания подсудимым вины 1
Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе. М., 2012. С. 123.
87
обоснование добровольности такого признания, соблюдения прав обвиняемого
при проведении расследования.
Обвинительная речь может быть построена на основе данных о личности
подсудимого или потерпевшего, либо на их противопоставлении, в этом случае
в основу речи могут быть положены причины, которые привели к
преступлению и т.п. Способ изложения материала зависит от того, какую цель
избрал прокурор в качестве непосредственной, структура речи определяется
логикой доказывания, избранной прокурором стратегией и тактикой. Не
случайно уголовно - процессуальный закон (ч.5 ст. 246 УПК РФ) указывает на
обязанность государственного обвинителя представить суду свое мнение по
существу обвинения, предложения о применении уголовного закона и
назначении наказания в самом общем виде. Каким путем государственный
обвинитель придет к обоснованию обвинения, зависит от избранной им
стратегии
и
тактики,
которая
в
конечном
итоге
предопределена
обстоятельствами конкретного дела и творчеством оратора.
Также
самостоятельно,
руководствуясь
внутренней
логикой
обвинительной речи, прокурор избирает последовательность изложения своих
доводов. Полагаем, что фабула государственного обвинения прокурором
должна
излагаться
государственный
во
всех
обвинитель
случаях.
Излагая
одновременно
фабулу
сообщает
и
обвинения,
план
своего
выступления, то есть определяет, на что будет направлено его внимание. Если в
ходе судебного следствия обстоятельства дела претерпели изменения,
прокурору следует
акцентировать
внимание
на
указанные
изменения,
подчеркнув о характере и объеме государственного обвинения в начале
судебного разбирательства, и указав в какой части он намерен поддерживать
его в настоящий момент. Возможно, что уже при изложении фабулы обвинения
потребуется приведение доказательств, если спор вызывает её преступный и
уголовно-наказуемый
характер
(например,
имело
место
убийство
или
самоубийство).
Доказав наличие события преступления, прокурору следует дать его
юридическую квалификацию и только потом переходить к изложению
88
доказательств,
подтверждающих совершение
преступления
подсудимым.
Важнейшим элементом обвинительной речи является анализ доказательств.
Определив план доказывания виновности подсудимого, государственный
обвинитель в обоснование каждого из своих выводов должен взять только те
доказательства, которые не вызывают сомнения в своей допустимости и
достоверности. В обвинительной речи прокурора должны подвергаться анализу
и оценке как каждое отдельное доказательство, так и все доказательства в
совокупности.
Прежде всего, тщательному, детальному разбору подлежат показания
подсудимого, независимо от того, признает ли он свою вину. Несмотря на то,
что показания подсудимого являются только одним из видов доказательств, не
имеющим по сравнению с другими ни большей, ни меньшей силы, они не
утрачивают своего значения, определяемого тем, что по версии обвинения
подсудимый главный и непосредственный участник преступления, он лучше,
чем кто-либо другой, знаком с обстоятельствами его совершения и,
следовательно, может дать о нем наиболее полную информацию.
Кроме того, показания подсудимого  это средство его защиты, поэтому
суд не вправе игнорировать его объяснения, лишая возможности защищаться.
Показания подсудимого должны быть тщательным образом проверены и
сопоставлены с другими доказательствами и в зависимости от их содержания
либо использованы для обоснования обвинения, либо опровергнуты.
Задача государственного обвинителя упрощается, если подсудимый
признает себя виновным в совершении преступления, однако прокурор обязан
обосновать как правдивость и добровольность сделанного признания, так и его
соответствие иным доказательствам. При отрицании подсудимым вины у
прокурора есть два варианта речевого поведения. Он может обойти молчанием
позицию подсудимого и доказать его вину с помощью других доказательств;
ложь подсудимого, таким образом, становится очевидной и в опровержении не
нуждается. При втором варианте обвинитель шаг за шагом опровергает
показания подсудимого, показывает суду их надуманность и противоречивость.
Возможно, использование и обоих приемов одновременно.
89
Используем в качестве примера уголовное дело по обвинению С. в
убийстве его жены.
С. обвинялся в убийстве своей жены, но свою вину не признавал. В
судебном заседании С. утверждал, что, войдя в кухню, увидел кровь на груди
своей жены. Поняв, что что-то произошло, возможно, самоубийство, а
возможно и убийство подруга жены Л. в одной сорочке стоит рядом и держит
раненую за руку, С. , по его словам, выскочил во двор и стал заводить машину,
чтобы доехать до телефона-автомата и вызвать скорую помощь. Был сильно
обеспокоен состоянием жены, поэтому не стал к ней подходить (тратить время),
а сразу бросился к машине. Выехав со двора, в 70 метрах от калитки впереди
машины увидел идущих от дома супругов Л., полностью одетых в зимнюю
одежду. На вопрос суда ответил, что не видел, как они прошли мимо него.
Все эти показания с учетом обстоятельств дела выглядели совершенно
неубедительно. Прокурору достаточно было задать вопрос: что сделает любой
муж, увидев жену раненой, да и любой человек в подобной ситуации?
Естественно спросить, что случилось, попытаться помочь, поднять на руки,
положить на диван, перевязать? Поведение С., им самим описанное,
противоречит
элементарному
здравому
смыслу,
логике.
Возможные
контраргументы защиты о том, что С. только что застал жену в двусмысленной,
как он утверждает, позе с посторонним мужчиной, гостем, мужем подруги, и
требовать от него в такой ситуации заботы о жене – противоестественно,
опровергаются его собственными словами: куда же бросился С., увидев
раненую жену? За помощью. Но это значит, что его раздражение против жены
прошло, а сострадание проснулось. Подобное можно допустить. Но как тогда
объяснить слова С. о том, что, увидев уходящую вместе с мужем подругу, он
решил, что жене стало лучше? Настолько лучше, что подруга оставила её одну
с
ножевым
ранением?
Но если так,
то чем
объяснить его слова,
зафиксированные дежурной станции скорой помощи: «пырнула себя ножом,
умирает»?
Другая часть показаний С. Вот он видит, что Л. стоит на кухне раздетая, в
одном белье и даже описывает его рисунок и расцветку. Спустя минуты он же
90
видит её впереди себя, за 70 метров от дома, полностью одетой по зимнему
времени в пальто и сапоги. На вопрос суда С. отвечает, что двигатель его
автомашины, несмотря на зимнее время, завелся сразу, значит прошло совсем
мало времени - когда же Л. успела одеться и уйти так далеко?
Еще момент. С. утверждает, что вышел из дома первым, Л. оставалась с
женой. Каким образом она вышла на дорогу раньше С.? Он говорит, что не
видел, как Л. с мужем прошли мимо него, но нарисованный же им план двора
явно говорит о том, что пройти можно только по той дорожке, где стояла
машина, вплотную к машине, т.к. вся остальная территория занесена снегом.
Пройти больше негде, но и незамеченным пройти нельзя.
Так шаг за шагом государственным обвинитель анализирован и опровергал
показания обвиняемого 1.
На практике нередки случаи отказа подсудимого от показаний, данных им
в ходе представительного расследования. При этом, подсудимый, как правило,
ссылается на давление со стороны органов расследования, нарушение права на
защиту, плохое самочувствие на допросе и подобные обстоятельства.
В
подобной
ситуации
доказательствами,
необходимо
наличие
которых
изобличать
убеждает
в
обвиняемого
отсутствии
другими
у органа
расследования мотивации к недобросовестному склонению обвиняемого к
признанию вины. Тем самым косвенным образом подтверждается и
правдивость
показаний, которые были получены от обвиняемого на
следствии.
Важное место в обвинительной речи занимает анализ свидетельских
показаний.
Государственный
обвинитель
должен
уметь
различать
преднамеренное и ненамеренное искажение свидетелями действительности.
Как показывает практика, нередки случаи, когда свидетели состоят в
родственных отношениях с обвиняемым или потерпевшим, имеют с ними
дружеские или приятельские связи.
Даже незаинтересованные в исходе дела свидетели могут иметь
недостатки органов чувств или плохую память. Взятые вместе, эти
1
Дело № 1-216 // Архив Чулымского районного суда Новосибирской области. 2016.
91
обстоятельства
делают
свидетельские
показания
весьма
уязвимым
доказательством. Как указывает В. А. Лазарева «...редкий свидетель говорит
абсолютную правду, ни в чем не ошибаясь и не заблуждаясь, также как и
редкий свидетель говорит абсолютную ложь. В его показаниях всегда
содержится полезная с точки зрения интересов обвинения информация, а
знание
психологии человека,
особенностей протекания
познавательных
процессов поможет правильно её оценить»1.
Для оценки показаний свидетелей очень важно, через какой промежуток
времени после преступления они были допрошены - сразу же, по горячим
следам, когда они еще не знают тех обстоятельств, в сокрытии которых
заинтересован обвиняемый, или когда уже стало известно значение тех или
иных фактов.
Государственный обвинитель не должен оставить без внимания и те
доказательства, которые противоречат избранной им линии доказывания.
Умолчание о них делает прокурора необъективным. Поэтому его задача
продемонстрировать ложность таких показаний или хотя бы зародить сомнения
в их достоверности. Достигается это путем демонстрации внутренней
противоречивости свидетельских показаний, сопоставления их с теми фактами,
которые бесспорно установлены, указания на несоответствие правде какойлибо части показаний - и сомнительным становится все доказательство.
Личность свидетеля весьма важна для оценки показаний. Личность
человека может свидетельствовать о наличии или отсутствии мотива ко лжи.
Любая порочащая свидетеля информация способна вызвать негативное
отношение к нему и тем самым поставить под сомнение достоверность его
показаний. В деле, действительно сомнительном, использование этого способа
доказывания ненадежности показаний может сыграть свою роль. Но если
показания
такого
свидетеля
соответствуют
обстоятельствам
дела
и
подтверждаются другими доказательствами, использование такого приема
может умалить достоинство прокурора. Допустим, свидетель в прошлом судим.
149 1
Лазарева В. А. Указ. соч. С. 128.
92
Но это же не является доказательством его лжи в данном деле. Более
эффективным
является
указание
на
объективные
причины,
влекущие
ненамеренное искажение действительности - плохое зрение свидетеля, слабую
память, насыщенность его жизни событиями, вследствие чего он мог
перепутать их последовательность и т.п.
В обвинительной речи прокурора должны быть проанализированы и
другие доказательства-заключения эксперта, вещественные доказательства,
документы и протоколы. Как правило, эти доказательства сами по себе не
уличают в совершении преступления, но являются крайне важными звеньями в
цепи логических рассуждений, подтверждая отдельные, промежуточные
выводы.
Например, заключение эксперта само по себе, как правило, недостаточно
для утверждения о вине подсудимого, так как эксперт никогда не может указать
на определенное лицо, как совершившее определенные действия. Однако
экспертиза дает промежуточные факты, которые, если взять их в совокупности
с другими, создают неопровержимую цепь доказательств. Эксперт дает
заключение о причине смерти от проникающего ножевого ранения, однако в
мотивировочной части отмечает
направление раневого канала – сверху вниз,
спереди назад и слева направо. В совокупности с данными о том, что
потерпевшая не была левшой, а на месте преступления орудие
совершения
самоубийстве.
не
обнаружено,
Таким
образом,
это
заключение
анализ
и
опровергает
оценка
каждого
версию
его
о
отдельного
доказательства важны не сами по себе, а лишь в связи с тем местом, которое
каждое из них занимает в общей линии доказывания.
Существенное значение имеет часть обвинительной речи прокурора,
содержащая в себе характеристику личности подсудимого и предложения о его
наказании. Государственный обвинитель формулирует свой вывод о мере
наказания подсудимому с учетом характера и степени общественной опасности
совершенного деяния, личности виновного и обстоятельств, смягчающих и
отягчающих ответственность. Характеристика личности подсудимого может
93
иметь значение для обоснования меры наказания, для вывода о мотиве
преступления, который привлекается прокурором для доказывания виновности,
она
должна
быть
полной
и
развернутой
и
объективной.
Основой
характеристики на практике являются исследованные в ходе судебного
разбирательства показания допрошенных лиц, производственные и бытовые
характеристики, грамоты, справки, в том числе о судимости, привлечении к
административной ответственности, о состоянии на учете у нарколога и т.д.
Описание психологической характеристики личности является наиболее
сложным компонентов обвинительной речи, требующий глубокого знания
психологии человеческого поведения. Что чувствовал, что думал человек,
готовясь к совершению преступления, что пережил, совершив его ответить на
эти вопросы, значит, понять и подсудимого, и причину его преступления,
определить степень опасности его для общества, наличие или отсутствие
необходимости лишения лица свободы. Чтобы составить такую характеристику
личности, необходимо изучить предшествующую жизнь человека, допросить
близко знавших его людей, тщательно исследовать его поступки, образ
подсудимого складывается и из его отношения к содеянному. Основания для
вывода о характере человека есть в любом деле, прокурор должен уметь
пользоваться данными судебного следствия.
В преступлениях против личности важное значение может иметь анализ
отношений подсудимого с потерпевшим, так как именно в них зачастую
кроется причина преступления и именно они позволяют судить о степени
опасности личности для окружающих.
Юридическая квалификация преступного деяния является обязательным
элементом обвинительной речи. Предложения государственного обвинителя о
квалификации действий подсудимого должны быть определенными и четкими.
Анализ
правовой
оценки
деяния
(квалификации)
начинается
с
последовательного решения следующих правовых вопросов:
1) предусмотрено ли совершенное деяние Уголовным кодексом РФ;
2) в какой статье Особенной части УК РФ указаны противоправные
94
действия, в совершении которых обвиняется подсудимый;
3) не следует ли квалифицировать деяние по другой статье УК РФ,
предусматривающей ответственность за сходные деяния.
Сравнив фабулу дела с диспозицией статьи Уголовного кодекса РФ,
предусматривающей деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый,
необходимо решить следующие правовые вопросы:
а) совпадает ли объект данного состава преступления с общественными
отношениями, на которые посягало деяние, описанное в фабуле дела;
б) совпадают ли признаки объективной стороны данного состава и
деяния, описанного в фабуле дела;
в) совпадают ли названные в данной статье Уголовного кодекса РФ
признаки субъекта преступления с описанными в фабуле дела признаками
личности человека, который, по версии следователя, совершил преступление;
г) совпадают ли указанные в данной статье Уголовного кодекса РФ
признаки субъективной стороны, в первую очередь форма и вид вины, с
описанными в фабуле дела обстоятельствами.
Затем фактические обстоятельства (фабула дела) сопоставляются с
элементами смежных (схожих) составов преступлений, предусмотренных УК
РФ1.
Предложение обвинителя о применении уголовного закона должно быть,
как и вся его речь, объективным, опираться на установленные в суде на основе
доказательств
обстоятельства
дела.
Квалификация
обвинения,
поддерживаемого в суде, может быть изменена, но в любом случае прокурор
обязан указать, по каким признакам деяние, в котором он обвиняет
подсудимого,
квалифицируется
так,
как
он
предлагает,
а
не
иначе.
Объективность прокурора, отвергающего все то, что не нашло подтверждения в
судебном заседании, вызывает уважение, поднимает престиж прокуратуры.
Цель уголовного судопроизводства заключается в разрешении уголовноправового
конфликта,
восстановлении
социальной
справедливости
и
определяемое судом наказание подсудимого, призванное в какой -то мере
1
Судебная речь государственного обвинителя : метод. пособие. М., 2003. С. 14.
95
восстановить справедливость, воздав преступнику за причиненное им зло,
служит этой цели. Наказание должно быть соразмерно вине, определить
которую может только суд, поэтому наказание, предусмотренное уголовным
законом всегда альтернативно и прокурор, представляя государство, вправе от
его имени высказать свое суждение о том, какая из установленных
государством альтернатив наиболее целесообразна в данном случае.
Государственный
обвинитель,
бесспорно,
должен
обосновать
предложение о применении исключительной меры наказания 151, о пожизненном
заключении, о применении высшего или низшего пределов санкции конкретной
статьи, о назначении наказания ниже низшего предела. Требует обязательного
обоснования предложение об условном осуждении, о применении отсрочки
исполнения приговора. Все эти случаи свидетельствуют о неординарности
обстоятельств
дела
и
требуют
взвешенного
подхода
и
тщательного
обоснования.
В обвинительной речи прокурор может высказать свои соображения и по
иным вопросам, подлежащим разрешению в приговоре: об удовлетворении
гражданского иска, о том, как поступить с вещественными доказательствами,
об отмене или изменении меры пресечения до вступления приговора в
законную силу, вынести частное определение, но необходимость осветить эти
вопросы определяется конкретными обстоятельствами дела.
Таким образом обвинительная речь, обоснованная доказательствами,
исследованными в ходе судебного следствия - это итог всей предшествующей
деятельности прокурора. В речи государственного обвинителя подводятся
итоги обвинительной деятельности, направленной на изобличение подсудимого
в совершении преступления, а также итоги судебного следствия. В прениях
сторон
перед
прокурором,
реализующим
функцию
государственного
обвинения, стоит задача помочь суду объективно разобраться во всех
обстоятельствах дела и убедить суд в правильности своих выводов.
96
Заключение
Рассмотренные вопросы нормативного регулирования, теории и практики
участия
прокурора
в
уголовном
судопроизводстве
свидетельствуют
о
множестве не до конца решенных проблем. С одной стороны, нет полной
ясности и единого подхода к определению роли и назначения прокурора в
уголовном процессе. С другой стороны, наблюдается общий кризис уголовного
судопроизводства в России, несоответствие которого провозглашенным
Конституцией РФ целям – обеспечивать приоритетную защиту прав и свобод
личности- очевидно. Эти две стороны современной уголовной юстиции
взаимосвязаны и взаимообусловлены.
На основе исследований, выполненных по теме диссертации, можно
формулировать следующие основные выводы и предложения:
1. Содержанием уголовно – процессуальной функции обвинения,
осуществляемой прокурором, является его деятельность, урегулированная
законом, которая начинается с момента возбуждения уголовного дела и
подчинена одной цели на всех стадиях уголовного процесса – вынесение судом
обвинительного приговора отношение лица, действительно виновного в
совершение преступления.
2. Цель деятельности прокурора на судебном следствии –с помощью
представления и исследования доказательств убедить суд в том, что
подсудимый
действительно
виновен
в
совершении
преступления,
что
предполагает большую активность прокурора на данном указанном этапе
судебного разбирательства. Предполагается, что определение оптимальных
пределов активности суда по собиранию доказательств по собственной
инициативе должно привести к серьезному повышению активности прокурора
по доказыванию обвинения.
3. В случае отказа прокурора от обвинения, в обеспечение права
потерпевшего на справедливое судебное разбирательство, гарантирующую
получение потерпевшим максимальной судебной защиты, предлагается:
97
Первое- наделить потерпевшего правом ходатайствовать о назначении
представителя по аналогии с ч.2 ст.50 УПК РФ, ч.2 ст.45 УПК РФ дополнить
словами: «Представитель привлекается к обязательному участию в деле по
ходатайству потерпевшего также в случае отказа государственного обвинителя
от поддержания обвинения». Все расходы, связанные с участием в таком деле
представителя потерпевшего, должны быть отнесены к судебным издержкам.
В этом случае ч.7 ст. 246 УПК РФ изложить в следующей редакции:
«Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к
убеждению,
что
представленные
доказательства
не
подтверждают
предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и
излагает суду мотивы отказа в письменном виде. Полный или частичный отказ
государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства
влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования
полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным
пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27
настоящего Кодекса, при отсутствии возражений со стороны потерпевшего.
Если потерпевший возражает против прекращения дела, суд должен разъяснить
потерпевшему
право
ходатайствовать
о
назначении
представителя
и
продолжить рассмотрение дела в общем порядке. Вступивший в дело
представитель потерпевшего вправе ходатайствовать об ознакомлении с
протоколом
судебного заседания
и
допросе свидетелей,
потерпевших,
подсудимых».
Второе - закрепить в УПК РФ норму, в соответствии с которой в случае,
если потерпевший возражает против изменения прокурором обвинения в
сторону смягчения и принимает на себя поддержание обвинения в прежних
пределах, суд должен продолжить рассмотрение дела в данных пределах.
4. Совершенствование уголовного судопроизводства связано с развитием
и совершенствованием состязательных начал уголовного процесса:
- последовательным освобождением суда от остатков обвинительного
мышления и любых направленных на продолжение обвинения полномочий;
98
-усилением роли прокурора в уголовном процессе в качестве главы
обвинительной власти, обеспечением его приоритета и самостоятельности во
взаимоотношениях со следственными органами;
- обеспечением прав стороны защиты.
5 Право государственного обвинителя заявлять в ходе судебного
разбирательства ходатайства об истребовании судом новых доказательств
должно
быть
ограничено.
Обвинение
должно
основываться
на
тех
доказательствах, которые имелись на момент направления дела в суд. Если
органы предварительного расследования, руководимые прокурором, по какимлибо причинам не установили обстоятельства, имеющие для стороны
обвинения существенное значение, это должно рассматриваться в качестве
сомнения в виновности подсудимого. Суд в данном случае не обязан
восполнять пробелы обвинения. Единственный случай, когда государственный
обвинитель вправе просить суд об истребовании новых доказательств, есть
случай
необходимости
проверки
доказательств,
представленных
непосредственно в судебном заседании стороной защиты.
99
Список использованной литературы:
1. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием от 12
дек. 1993 г. : (с учетом поправок от 30 дек. 2008 г. № 6-ФКЗ; от 30 дек. 2008
г. № 7-ФКЗ; от 5 февр. 2014 г. № 2-ФКЗ) // СПС «Консультант Плюс».
2. Уголовно - процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 дек. 2001
г. № 174-ФЗ : (ред. от 07.06.2017) // СПС «Консультант Плюс».
3. ФЗ РФ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 .01. 1992 г. №
2202-1 : (ред. от 07.03. 2017 г.) // СПС «Консультант Плюс».
4. Определение Конституционного суда Рос. Федерации от 6 февр.
2004 г. № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича
на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и
355 УПК РФ // Собр. законов Рос. Федерации. – 2004. – № 14. – Ст.1341.
5. Положение о прокурорском надзоре в СССР утв. приказом Президиума
Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 г. // СПС «Консультант Плюс».
Положение о прокуратуре СССР, утвержденное постановлением ЦИК и
СНК СССР от 17 дек. 1933 г. // Юридическая Россия : федер. правовой
порта. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2002-2006. – URL:
http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1381148
6. Положение о прокурорском надзоре в РСФСР : принято от 28 мая
1922 г. // Собр. узаконений РСФСР. – 1922. – № 36. – Ст. 724.
7. РФ
по
НСО
[Электронный
при
производстве
ресурс]
//
предварительного
Управление
расследования.
судебного
департамента
Новосибирской области. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2006-2016. – URL:
http://usd.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=616
8. Постановление Конституционного Суд РФ от 8 дек. 2003 г. № 18-П «По
делу о проверке конституционности положений статей 125,219,227, 229,236,
237,239, 246,254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с
запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // Вестн.
9. Конституционного Суда Российской Федерации. – 2004. – №1.
10. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О
применении судами норм Уголовно –процессуального кодекса Российской
100
Федерации» : : (ред. от 23 дек. 2010 г.) // СПС «Консультант Плюс».
11. Положение о прокурорском надзоре в РСФСР от 28 мая 1922 г. // Судебник
узаконений РСФСР. – 1922. – № 36. – Ст. 424.
12. Приказ Генерального прокурора Рос. Федерации от 13 нояб. 2000 г. №141
«Об усилении прокурорского надзора за соблюдением конституционных
прав граждан в уголовном судопроизводстве» // СПС «Консультант Плюс».
13. Инструкция о порядке приема, регистрации и рассмотрения в органах
прокуратуры РФ сообщений о преступлениях : утв. Приказом Генерального
прокурора РФ от 21 окт. 2003 г. № 45 // Законность. – 2003. – №4. С. 4–25.
14. Инструкция об организации обвинения и защиты на суде от 23 нояб. 1920 г.
// Судебник узаконений РСФСР. – 1920. – № 100. – Ст. 543.
15. Информ. письмо Генеральной прокуратуры РФ «О результатах изучения
практики возвращения прокурорами уголовных дел для производства
дополнительного расследовани» от 11 дек. 2008 г. № 36-12-08 //
Юридическая Россия : федер.правовой
порта.
URL:http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1197118
16. Информационное письмо о практике вынесение судами оправдательных
приговоров прокуратуры г. Москвы от 28 июля 2010 г. № 12/01-2010 //
Прокуратура города Москвы. – Электрон. дан. – М., 2007-2013. – URL:
http://www.mosproc.ru/
17. Комитет министров - государствам-членам о роли прокуратуры в системе
уголовного правосудия» : (принята Комитетом Совета Европы от 6 окт.
2000 г. №R (2000)19 // СПС «Консультант Плюс»
18. Устав уголовного судопроизводства от 20 нояб. 1864 г. // Российское
законодательство Х–ХХ веков. – М., 1991. – Т. 8.
19. Основные
статистические
показатели
деятельности
судов
общей
юрисдикции // Судебный Департамент при Верховном Суде Российской
Федерации.
–
Электрон.
дан.
–
[Б.
м.],
2009-2016.
–
URL:
http://www.cdep.ru/index.php?id=79
20. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции
за 12 месяцев 2012 г. // Судебный Департамент при Верховном Суде
101
Российской Федерации. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2009-2016. – URL:
http://www.cdep.ru/index.php?id=79
21. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции
за 12 месяцев 2013 г. // Судебный Департамент при Верховном Суде
Российской Федерации. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2009-2016. – URL:
http://www.cdep.ru/index.php?id=79
22. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции
за 12 месяцев 2014 г. // Судебный Департамент при Верховном Суде
Российской Федерации. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2009-2016. – URL:
http://www.cdep.ru/index.php?id=79
23. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции
за 12 месяцев 2015 г. [Электронный ресурс] // Судебный Департамент при
Верховном Суде Российской Федерации. – Электрон. дан. – [Б. м.], 20092016. – URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79
24. Аликперов Х. О процессуальной фигуре государственного обвинителя //
Российская юстиция. – 2003. – №3. – С. 45-47.
25. Амирбеков К. Отказ прокурора от обвинения // Законность. – 2001. №12. –
С. 24-26.
26. Андреева О. И. К вопросу о надлежащем источнике свидетельских
показаний // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские
стандарты и
российская практика
:
(сб.
ст.
по
материалам
междунар.науч.-практ. конф.). Томск, 20 – 22 сентября 2007 г. / О. И.
Андреева; под ред.К. Свиридова. – Томск, 2007.
27. Анкудинов О. Т. Судебная речь государственного обвинителя : метод.
пособие. / О. Т. Анкудинов; под ред. А. Я. Сухарева. – М., 2003. – 53 с.
28. Антипова Н. Т. Государственно обвинение в суде: Проблемы
законодательного регулирования и практики / Н. Т. Антипова, 2004. – 225 c.
29. Арсеньев К. К. Судебное красноречие русских юристов прошлого / К. К.
Арсеньев. – М. : Фемида, 1992. – 286 с.
30. Асташкина Е. Н. К вопросу о методике изучения материалов уголовного
дела при подготовке к поддержанию государственного обвинения в суде //
102
Актуальные проблемы современной юридической науки и практики :
межвуз. сб. науч. тр. / Е. Н. Асташкина, Е. С. Курохтина. – Саратов, 2010.
31. Баев О. Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: научнопрактическое пособие / О. Я. Баев. – М. : Юрлитинформ, 2006. – 144 с.
32. Басков В. И. Надзор прокурора в суде по уголовным делам : метод. пособие
/ В. И. Басков. – М. : Знание, 1975. – 94 с.
33. Басков В. И. Прокурор в суде первой инстанции / В. И. Басков. – М.
Юрид. лит., 1968. – 200 c.
34. Бобылев М. П. Обвинение как предмет уголовного правосудия в
современной России : автореф. дис. …канд. юрид. наук / М. П. Бобылев. –
Уфа, 2004. – 24 с.
35. Булыгина Н. И. Поддержание государственного обвинения: правовые,
организационные и тактические аспекты / Н. И. Булыгина, А. Н. Иванов, Е.
С. Курохтина. – М., 2012. – 248 с.
36. Вакулова Н. В. Из опыта использования прокурором приемов и средств
визуализации доказательств с участием присяжных заседателей : сб.
материалов семинара по обмену опытом / Н. В. Вакулова. – М., 2010. – 262
с.
37. Вандышев В. В. Уголовный процесс / В. В. Вандышев. – СПб. :
Издательский дом «Питер», 2002. – 528 c.
38. Воронин О. В. О содержании функции участия прокурора в рассмотрении
дел судами // Вестн. Том. гос. ун-та. Право. – 2013. – № 3(9). – С.2
39. Гаврилов Б. Я. Совершенствование досудебного производства в свете
реализации основных положений УПК РФ // Уголовный процесс. – 2005.
– № 1. – С. 2-7.
40. Гаврилов В. В. Слово государственному обвинителю. – Саратов : Слово,
1998. – 255 c.
41. Гаврилов В. В. Слово государственному обвинителю. Поддержание
государственного обвинения в суде. – Саратов : Слово, 1998. – 200 c.
42. Гатауллин З. Ш. Выработка позиции по уголовному делу и организация
государственного обвинения // Законность. – 2008. – № 11. – С. 18-22.
103
43. Гатауллин З. Ш. Особенности обвинения в прениях сторон // Российская
юстиция. – 2009. – № 6. – С. 45–48.
44. Губин Е. А Особенности поддержания государственного обвинения
суде с участием присяжных заседателей // Участие прокурора в рассмотрении
уголовных дел судами : сб. материалов семинара по обмену опытом / Ин-т
повышения квалификации рук. кадров Акад. Генер. прокуратуры Рос.
Федерации. – М., 2010. – С. 14-19.
45. Демидов В. Эффективность государственного обвинения / В. Демидов, Р.
Санинский // Законность. – 2004. – № 8. – С. 19-20.
46. Ермакова Т. А. Поддержание обвинения прокурором: теория,
законодательство, практика : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Т. А.
Ермакова М., 2009. – 33 с.
47. Золотых В. В. Предварительное слушание уголовных дел : науч.- практ.
пособие / под ред. В. В. Золотых, А. П. Шурыгина. – Ростов н/Д., 2002. –
120 с.
48. Исаенко В. Н. Методика поддержания государственного обвинения
В. Н. Исаенко. – М., 2011. – 126 с.
49. Кириллова Н. П. Поддержание государственного обвинения в суде / Н. П.
Кириллова. – СПб., 2003. – 148 с.
50. Кириллова Н. П. Процессуальные функции профессиональных участников
судебного разбирательства уголовных дел / Н. П. Кириллова. – СПб. : Издво СПб ун-та, 2007. – 87 с.
51. Кириллова Н. П. Тактические аспекты подготовки государственного
обвинителя к выступлению в прениях: руководство для государственных
обвинителей: криминалистический аспект деятельности / Н. Кириллова;
отв. ред. О. Н. Коршуновой. – СПб. : Юридический Центр-Пресс, 2003. –
688 с.
52. Кони А. Ф. Избранные произведения / А. Ф. Кони. – М. : Юрид. лит., 1956.
– 624 c.
104
53. Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч. : в 8 т. / А. Ф. Кони;
отв. ред. В. Г. Базенова, Л. Н. Смирнова. – М., 1967. – Т. 4. – С. 156.
54. Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Собр. соч. : в 8 т. / А. Ф. Кони.
– М., 1967. – Т. 4. – 1238 с.
55. Коротков А. П. Прокурорско-следственная практика применения
56. УПК РФ: комментарий / А. П. Коротков, А. В. Тимофеев. – М., 2005. – 397
с.
57. Корчагин А. Ю. Общие положения судебного допроса // Рос.
юстиция. – 2006. – № 12. – С. 8–11.
58. Кузнецова Т И. Ораторское искусство в Древнем Риме / Т. И. Кузнецова, И.
П. Стрельникова. – М., 1976. – 285 с.
59. Куликова
Г.
К.
Участие
группы
государственных обвинителей
в
рассмотрении уголовных дел судами : пособие / Г. К. Куликова, Г. Д. Белов,
В. Жукова. – М., 2014. – 100 с.
60. Лазарева В. А. Проблемы использования свидетельских показаний в
уголовном процессе / В. А. Лазарева, Д. В. Попов. – М. : Юрлитинформ,
2009. 160 с.
61. Лазарева В. А. Прокурор в уголовном процессе / В. А. Лазарева. – М., 2012.
– 295 с.
62. Ларин А. М. Работа следователя с доказательствами / А. М. Ларин. М.,
1966. – 155 с.
63. Манова Н. С. Досудебное и судебное производство: сущность и проблемы
дифференциации процессуальных форм / Н. С. Манова; отв. ред. В. М.
Корнукова. – Саратов, 2003. – 228 с.
64. Маркина Е. А. Об эффективности поддержания государственного
обвинения и качества правосудия // Проблемы уголовно, уголовнопроцессуального законодательства и практики его применения : cб. науч.
тр. / НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной
прокуратуры РФ. – М., 2007. – С. 187.
65. Матвиенко Е. А. Судебная речь / Е. А. Матвиенко. – Минск : Вышэйшая
школа, 1972. – 253 с.
105
66. Мезинов Д. А. К вопросу о пределах активности суда в состязательном
судебном следствии по уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации // Уголовная юстиция. – 2014. – № 1(3). – С. 25-30.
67. Мезинов Д. А. Участие прокурора в рассмотрении дел судами :
учеб. пособие / Д. А. Мезинов. – Томск, 2008. – 100 с.
68. Мельник В. В. Методика подготовки и произнесения судебной речи
государственным
обвинителем:
обвинителя : метод.
пособие
судебная
//
речь
государственного
Проблемы уголовно, уголовно-
процессуального законодательства и практики его применения : cб. науч.
тр. / НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной
прокуратуры РФ. – М., 2003. – С. 247.
69. Мельник В. В. Обвинительные речи государственных обвинителей //
Судебная речь государственного обвинителя: метод. пособие. – М., 2003. –
247 с.
70. Михайлова Т. А. Выступление прокурора в судебных прениях // Прокурор в
суде присяжных : метод. пособие. –
М., 1995. – С. 132.
71. Морозов А. И. Предварительное слушание в судебном разбирательстве
уголовных дел : автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. И. Морозова. –
Воронеж, 2009. – 23 с.
72. Мухин А. М. Процессуальная деятельность прокурора при разбирательстве
уголовных дел в суде первой инстанции / А. М. Мухин. –: Юрлитинформ,
2011. – 207 с.
73. Мухин А. М. Процессуальная деятельность прокурора при разбирательстве
уголовных дел в суде первой инстанции / А. М. Мухин. – М. :
Юрлитинформ, 2011. – 152 с.
74. Овсянников И. В. Постановление приговора в особом порядке судебного
разбирательства: значение мнений участников процесса // Уголовный
процесс. – 2006. – № 8. – С. 39-47.
75. Паршукова
Е.
В.
Нарушения
уголовно-процессуального
закона,
допускаемые следователями СК СУ РФ по НСО при производстве
предварительного расследования // Управление судебного департамента
106
Новосибирской области. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2006-2016. – URL:
http://usd.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1& did=616.
76. Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве / П. Ф.
Пашкевич. – М. : Госюриздат, 1961. – 300 с.
77. Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе /Д.
Перлов. – М., 1955. – 248 с.
78. Петрова Н. Е. Частное и субсидиарное обвинение / Н. Е. Петрова. – Самара
: Изд-во Самар. ун-та, 2004. – 186 с.
79. Питерцев С. К. Тактика допроса в суде / С. К. Питерцев, А. А. Степанов. –
2-е изд. – СПб., 1998. – 56 с.
80. Плашевская А. А. Использование перекрестного допроса свидетеля как
одного из способов состязания сторон в современном уголовном процессе
России // Право на судебную защиту в уголовном процессе : европейские
стандарты и российская практика : сб. ст. по материалам междунар. науч.практ. конф. (г. Томск, 20–22 сентября 2007 г.) / отв. ред. М. К. Свиридова.
– Томск, 2007. – С. 4–6.
81. Плашевская А. А. Использование перекрестного допроса свидетеля как
одного из способов состязания сторон в современном уголовном процессе
России // Правовые проблемы укрепления Российской государственности /
А. Плашевская. – Томск, 2007. – С. 118-122.
82. Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса / Н. Н.
Полянский. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 1956. – 271 с.
83. Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде : монография / М.
Савицкий. – М., 1971. –175 с.
84. Савицкий В. М. Очерк теории прокурорского надзора / В. М. Савицкий. –
М. : Наука, 1975. – 75 с.
85. Свиридов М. К. Установление судом истины в судебном
разбирательстве // Вестн. Том. гос. ун-та. – 2011. –
№ 353. – С. 142-147.
86. Сергеич П. Искусство речи на суде / П. Сергеич. – М., 1988. – 384 с.
87. Смирнов А. В. Уголовный процесс : учебник для вузов / А. В. Смирнов, К.
Б. Калинивский; отв. ред. А. В. Смирнова. – СПб., 2004. – 699 с.
107
88. Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал 2 т.
/отв. ред. Ю. Н. Афанасьева. – М., 1997. – Т. 1. – 761 с.
89. Соловьев А. Б. О тактике судебного допроса / А. Б. Соловьев, В. П.
Воробьев // Вопросы борьбы с преступностью. – 1972. – № 16. – С. 111-126.
90. Степанова А. А. Тактика судебных допросов // Вестник
криминалистики / отв. ред.
–
А. Г. Филиппов. –
М., 2007. – Вып. 2 (22).
С. 30-33.
91. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса / М. С. Строгович. –
М. : Госюриздат, 1958. – 703 с.
92. Ступин М. История телесных наказаний в России от судебников до
уложения о наказаниях 1866 г. / М. Ступин. – 2-е изд. – М. : Трансинфо,
2012. – 416 с.
93. Судебная речь государственного обвинителя : метод. пособие / под ред. А.
Я. Сухарева. – М. : Экслит, 2003. – 340 с.
94. Сыроватская Л. Н. Предварительное слушание в российском уголовном
судопроизводстве : дис ... канд. юрид. наук / Л. Н. Сыроватская. – Майкоп,
2005. – 182 с.
95. Тетерина
Т.
Отказ
прокурора
от
обвинения
«переступает» права
потерпевшего на доступ к правосудию // Российская юстиции. – 2003. –
№10. – 37-38.
96. Тугутов Б. А. Функции прокурора на судебных стадиях уголовного
процесса : автореф. дис. …канд. юрид. наук / Б. А. Тугутов. – М., 2014. – 22
с.
97. Тушев А. Осуществление прокурором функции уголовного преследования в
стадии назначения судебного заседания // Уголовное право. – 2006. – № 1. –
С. 127-129.
98. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник / отв.
ред. П. А. Лупинская. – М., 2004. – 1072 с.
99. Уголовный процесс : учебник для бакалавриата юридических вузов О. И.
Андреева [и др.] ; под ред. О. И. Андреевой [и др.]. – Ростов н/Д : Феникс,
2015. – 445 с.
108
Участие прокурора в судебном
100.
следствии: пособие / под ред. В. Н.
Исаенко, А. М. Кустова. – М., 2012. – 118 с.
Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства / И. Я.
101.
Фойницкий. – СПб. : Альфа, 1996. – Т. 1. – 683 с.
Холоденко В. Учет мнения потерпевшего и его представителя при
102.
изменении обвинения прокурором в стадии судебного разбирательства //
Российская юстиция. – 2002. – №3. – С. 57.
Цыганок
103.
Г.
Л.
Особенности
представления
прокурором
доказательств при рассмотрении уголовного дела судом с участием
присяжных заседателей : сб. материалов семинара по обмену опытом. – М.,
2010. – 165 с.
Шадрин В. С. Уголовный процесс / В. С. Шадрин; под ред. В. И.
104.
Рохлина. – СПб., 2001. – 251 с.
Шифман М. Л. Государственное обвинение в советском суде :
105.
автореф. дис. … д-ра юрид. наук / М. Л. Шифман. – М., 1946. – 164 с.
– Шиханцев Г. Г. Юридическая психология / Г. Г. Шиханцев. – М.,
1998. –178 с.
Шнайдер П. Поддержание государственного обвинения в суде с
106.
участием присяжных заседателей : науч.-практ. пособие / П. Шнайдер; под
ред. И. Герасимова. – М., 2002. – 59 с.
Щерба С. Проблемы правового и организационно-методического
107.
обеспечения
поддержания
государственного
обвинения
группой
прокуроров // Законность. – 2016. – №2. – С. 29-32.
108.
Элькинд П. М. Сущность советского уголовного процесса :
монография / П. М. Элькинд. – Л. : Изд–во Ленингр. ун–та, 1963. – 179 с.
109.
Якимович Ю. К. Дифференциация уголовного процесса / Ю. К.
Якимович, А. В. Ленский, Т. В. Трубникова; под ред. М. К. Свиридова. – Томск,
2001. – 300 с.
109
ПРИЛОЖЕНИЕ А
Таблица А.1 - Всего зарегистрировано преступлений период 2011-2015 годы1
Регион
2011
2012
Значение Значение
2013
2014
2015
Прирост Значение Прирост Значение
Прирост Значение
(+ / -)
(+ / -)
(+ / -)
Прирост
(+ / -)
Россия
2404807
2302168
- 4,3
2206249
- 4,2
2166399
- 1,8
2352098
8,6
Новосибирская
56541
51314
-9, 24
49339
3, 85
46547
- 5,66
53273
14,45
Томская область
22807
23156
1,53
20691
-10,65
20616
-0,36
23104
12,07
Республика Алтай
4921
4735
-3,78
4522
-4,5
4348
-3,85
5318
22,31
область
Форма 4-ЕГС, раздел 1, строка 1, графа 2» (код 494) «Сведения о состоянии преступности и результатах расследования преступлений». Предоставляют
информационные центры МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ. [Электронный ресурс] // Генеральная прокуратура Российской Федерации: портал правовой статистики.
Электрон. дан. [Б.м., б. г.]. URL: http://crimestat.ru/offenses_table (дата обращения 20.02.2017).
1
110
ПРИЛОЖЕНИЕ Б
Таблица Б. 1 - Количество преступлений, уголовные дела о которых направлены в суд с
обвинительным заключением или обвинительным актом 1
Регион
2011
Значение
Новосибирская
28836
2012
Значение
25826
2013
2014
Прирост Значение Прирост Значение
Прирост
(+ / -)
(+ / -)
-10,44
(+ / -)
22226
-13,04
2015
Значение Прирост
(+ / -)
20470
-7,9
20918
2,19
8272
-19
9072
9,67
-4,22
2397
3,27
область
1
Томская область
10465
11134
6,39
10212
Республика Алтай
2762
2568
-7,02
2227
-8,28
-13,28
2321
Форма 4-ЕГС, раздел 1, строка 1, графа 5 код 494) «СВЕДЕНИЯ о состоянии преступности и результатах расследования преступлений». Предо ставляют информационные
центры МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ. [Электронный ресурс] // Генеральная прокуратура Российской Федерации: портал правовой статистики.
Электрон. дан. [Б.м., б. г.]. URL: http://crimestat.ru/offenses_table (дата обращения: 20.02.2017).
111
112
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа