close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Родина Валерия Андреевна. Роль информационных технологий и их место в образовательном процессе

код для вставки
Аннотация
Выпускная квалификационная работа на тему «Роль информационных
технологий и их место в образовательном процессе» состоит из двух глав,
включающих в себя шесть параграфов, заключения и библиографии в размере
75 первоисточников. Основное содержание выпускной работы содержит в себе
79страницу машинопечатного текста. Иллюстрации, таблицы и приложение в
работе отсутствует.
Перечень ключевых слов: технологии, информационные технологии,
цивилизация, культура, киберкультура, реальность, виртуальная реальность,
образовательный процесс.
Общая
характеристика
работы.
Предметом
выпускной
квалификационной работы выступает роль информационных технологий и их
место в образовательном процессе.
Целью исследования является изучение роль информационных технологий
и их место в образовательном процессе.
В качестве методологии, теоретическим инструментарием выступают
работы отечественных и зарубежных авторов в области: философии; педагогики,
социологии; психологии; трудового и гражданского права; этики; политологии;
истории;
социальной
психологии;
конституционного;
конфликтологии;
социальной философии. Результат проведенного анализа может быть использован
в деятельности всех элементов современной системы образования, то есть: школ,
средне специальных образовательных учреждений, ВУЗов; а также социальных
организаций гражданского общества, государственных органов. Выводы работы и
ее материалы способны стать основой конструирования моделей использования
информационных технологий в образовательном процессе в школе. Большая
часть исследования может быть использована в целях достижения гармоничного
развития личности подростков, в особенности технологической составляющей
учебного процесса. Основные выводы и положения, содержащиеся в работе,
могут использоваться в разработке курсов по педагогике, в методических
рекомендациях учителям, классным руководителям, специалистам служб по
работе с подростками.
Введение.
8
Глава 1. Техногенные цивилизации
11
1.1 Цивилизация и культура. Основные типы цивилизаций
11
1.2 Современная техногенная цивилизация как основание
развития новых информационных технологий
19
1.3 Многообразие подходов к определению понятия «новые
информационные технологии»
28
Глава 2. Информационные технологии как фактор создания новой
реальности в условиях современного образования
56
2.1 Новые информационные технологии и виртуальные
реальности в образовательном процессе
56
2.2 Киберкультура и ее роль в образовании
2.3
Влияние
новых
информационных
63
технологий
на
формирование личности в условиях современного образования
67
Заключение
70
Список используемой литературы
74
7
Введение
Актуальность выбранной темы обоснована бурным развитием новых
информационных технологий, которые тесно связаны с таким явлением как
Интернет. Следует отметить, что начало развития технологий, приходится на
начало 90-х годов двадцатого века. Естественно, что отклик в культуре и
обществе произошел не сразу. Особенно заметны эти изменения в современной
культуре, причем эти изменения происходят достаточно быстро, и человек не
всегда успевает адаптироваться к ним. Меняется и сам человек, и его жизнь,
система образования тоже непрерывно трансформируется. Если ранее она
успевала за техническими изобретениями и воспринимал их как нечто новое и
удивительное, то сейчас эффект новизны утерян. Трудно успевать за новыми
технологиями, однако они, несомненно, деформируют образовательный
процесс, что имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Если
индивид отстает от технического прогресса, то вероятно не сможет в него
включиться. Для освоения всех новых технологий и новых технических
устройств в современном мире нужны не только технические навыки, но и
специфических менталитет, который возник в конце 20 века и продолжает
становление сейчас. Но изменения происходят и в обществе и в цивилизации,
возникают новые явления культуры и в образовании, что несомненно ведет к
дифференциации по освоению информационных технологий. Эти феномены
уже не вписываются в рамки старой цивилизации и требуют осмысления.
Данная тема не достаточно разработана. Следует отметить, что
отечественные и западне традиции в изучении данной темы сильно
различаются. На Западе данная тема разрабатывается давно и, естественно,
разработана лучше, чем у отечественных исследователей. Одним из первых,
кто рассмотрел изменения в обществе и культуре, связаннее с новыми
информационными технологиями, был М. Маклюэн. В годы его исследований
– 70-80-х годах, информационные технологии сильно отличались от
сегодняшних. Он не использует понятие новых информационных технологий,
а вводит такое понятие как «медиатехнологии», которое и сейчас используется
8
западными
исследователями.
Особую
роль
в
исследованиях
новых
информационных технологий на Западе играет Мануэль Кастельс. Данный
исследователь, последователь М. Маклюэна в концепции медиатехнологий,
вводит новые понятия для характеристик современного состояния культуры,
изменившейся под влиянием информационных технологий. М. Кастельс
начинает впервые рассматривать Интернет, как основную часть данных
технологий в современном обществе.
В России концепции новых информационных технологий менее
разработаны. Не существует единой концепции, в большинстве своем это
фрагментарное изучение. Даже понятие новых информационных технологий
неоднозначно.
Например,
В.М.
Розин
приходит
к
информационным
технологиям через виртуальные реальности, С.А. Лебедев в своих работах
рассматривает
hi
–
технологии,
Tech
герменевтических подход,
и
интересуется
Е.
Н.
Шульга
проблемами
использует
искусственного
интеллекта, Н. А. Носов вводит понятие киберкультуры, как изменившееся под
влиянием Интернета культура. В образовательном процессе исследовательский
материал обычно носит технический характер.
Объектом исследования в данной работе выступает феномен новых
информационных технологий и его связь с современной культурой.
Предметом выступает роль новых информационных технологий в
современной образовательном процессе.
Целью является рассмотрение новых информационных технологий в
образовательном процессе. В соответствии с поставленной целью можно
выделить следующие задачи:
 Выявить разграничение понятий культура и цивилизация, выделив
основные типы цивилизаций в понимании различных авторов;

Показать
подходящего
особенности техногенной цивилизации, как наиболее
основания
для
технологий;
9
развития
новых
информационных
 Проанализировать различные подходы, как в западной, так и в
отечественной традиции, в связи с неопределенностью понятия.
 Изучить
новые
информационные
технологии
и
виртуальные
реальности в образовательном процессе
 Проанализировать киберкультуру и ее роль в образовании
 Обосновать
влияние
новых
информационных
технологий
формирование личности в условиях современного образования.
10
на
Глава 1. Техногенные цивилизации
1.1 Цивилизация и культура. Основные типы цивилизаций.
Существует несколько подходов к соотношению понятий культура и
цивилизация. Условно эти подходы можно разделить на два блока: первые
отождествляет понятие культура и цивилизация, вторые противопоставляют
эти понятия.
Слова цивилизация и культура часто употребляемы в наше
время. Существует множество определений понятия цивилизация. Новейший
философский словарь дает такое определение цивилизации: «цивилизация (лат. civilis — государственный, гражданский) — в высшей степени
эклектичное и многозначное понятие, могущее обозначать: 1) одно из
разнокачественных состояний общества в его изменении в реальном
историческом времени; 2) этап в эволюции человеческого общества,
пришедший
на
смену
«первобытному
варварству»
3)
совокупность
организационных средств (программ деятельности), посредством которых
люди
стремятся
достичь
тех
общественных
целей,
которые
заданы
существующими универсалиями культуры и фундаментальными символами
последней». [20; с.478] В риториках и полемиках публицистическо пропагандистского уровня слово цивилизация обычно исполняет роль
позитивного компонента конфликтной диады «Свои» — «Чужие». Понятие
цивилизация возникло в 18 веке. Именно осознание того обстоятельства, что
культура любого отдельно взятого общества являет собой внутренне
неразрывно взаимосвязанную, самоценную систему собственной науки,
собственной литературы, собственных моральных и правовых норм
предопределило
широкое
распространение
понятия
и т.п.
цивилизация.
Доминирующими в 19 — 20 вв. явились трактовки цивилизации либо как
замкнутых общественных организмов, либо как фазы упадка культуры.
Цивилизация — набор культурных программ, реализовавшийся в облике
самодостаточного и уникального общественного организма. Культурные же
программы задаются «метафизикой» цивилизации.
11
В Большой советской энциклопедии (БСЭ) сделана попытка представить
весь спектр существующих определений понятия, однако предпочтение
отдается марксистскому и близким к нему подходам: «Цивилизация (от лат.
civilis - гражданский, государственный) 1) синоним культуры. В марксистской
литературе употребляется также для обозначения материальной культуры. 2)
Уровень, ступень общественного развития, материальной и духовной культуры
(античная цивилизация, современная цивилизация). 3) Ступень общественного
развития, следующая за варварством (Л. Морган, Ф. Энгельс)» [15; с.553]
Отечественный историк Ю.Н. Яковец определяет цивилизацию «как
качественный этап в истории общества, характеризующийся определенным
уровнем развития самого человека, технологической и экономической базы
общества, социально-политических отношений и духовного мира» [73].
Как в отечественной, так и западной литературе существует множество
подходов к проблеме цивилизаций, одним из которых является теория
«локальных цивилизаций», разрабатываемая в начале 20 века. Теории
представителей данной концепции к понятию цивилизации и ее типологии
различны. Не затрагивая предпосылок возникновения данных концепций,
следует отметить их особенности, сходства и различия.
Теория Н. Я. Данилевского стала первым вариантом теории локальных
цивилизаций, достижениями которой были критика европоцентристской
установки и углубленная разработка проблематики типологии культур
(цивилизаций).
«Итак, естественная система истории должна заключаться в различении
культурно-исторических типов развития как главного основания ее делений от
степеней развития, по которым только эти типы (а не совокупность
исторических явлений) могут подразделяться.
Отыскание и перечисление этих типов не представляет никакого
затруднения, так как они общеизвестны. За ними не признавалось только их
первостепенного значения, которое, вопреки правилам естественной системы и
даже просто здравого смысла, подчинялось произвольному и, как мы видели,
12
совершенно нерациональному делению по степеням развития. Эти культурноисторические
типы,
или
самобытные
цивилизации,
расположенные
в
хронологическом порядке» [27; с.140].
Автор «России и Европы» выделяет десять «обособленных» культурноисторических типов: 1) германо-романский или европейский; 2) новосемитический или аравийский, 3) римский, 4) греческий, 5) еврейский, 6)
иранский, 7) индийский, 8) ассирийско-вавилонско-финикийский, халдейский
или древнесемитический, 9) китайский,10) египетский, и два американских
типа:
перуанский
и
мексиканский,
закончившие
свое
существование
«насильственной смертью» до окончания цикла развития.
Следующим содержательный элемент сформулированным в рамках
теории это классификация культурно-исторических типов на основании
количества «разрядов» или «основ» культурной деятельности. Так Н.Я.
Данилевский, формулирует четыре типа культурной деятельности, к которым
относит
общественно-экономическую,
политическую,
культурную,
религиозную, а так же, культурно-исторические типы, в завясящие от тех
основ или разрядов, которые в них развиты в наибольшей степени, и способны
быть
одноосновными,
двухосновными,
трехосновными
или
четырехосновными. Многие культурно-исторические типы, существующие в
истории человечества, могут быть охарактеризованы как одноосновные.
Примерами двухосновных типов культур выступает германо-романский
культурно-исторический тип, а, примером четырехосновного типа выступает
будущий славянский тип.
С историко-научной позиции, теория культурно-исторических типов
оценивается весьма неоднородным образованием, в котором совмещаются
вненаучные
и
научные
представления
(например,
традиционные
и
религиозные типы). Еще одними существенными особенностями концепции
Н.Я.Данилевского выступает господство методологии натуралистической
модальности, а так же, во многом априорная абсолютизация специфических
особенностей исторического процесса.
13
У автора «России и Европы» цивилизация – это период расцвета
культуры,
взлета
творческой
активности,
выявления
духовных
возможностей народа в деятельности в области науки, искусства,
практического осуществления идеалов. Период цивилизации данного
культурно-исторического типа завершается, когда иссякает творческая
энергия народа и наступает застой.
Важнейший позитивный вклад теории культурно-исторических типов
(первого варианта теории локальных цивилизаций — родоначальником
которой
и
был
Н.Я.Данилевский)
—
разработка
“типологической”
альтернативы традиционной для мировой историографии XIX века
эволюционно-прогрессистской схемы исторического процесса.
Другим сторонником теории локальных цивилизаций являлся Освальд
Шпенглер. В отличие от Н. Я. Данилевского, который считал цивилизацию –
периодом
расцвета
культуру,
О.
Шпенглер
придерживается
противоположенного мнения.
Противоположность культуры и цивилизации – главная ось всех
Шпенглеровских размышлений. «Культура, – это могущественное творчество
созревающей
души,
–
рождение
мифа,
как
выражения
нового
богочувствования, – расцвет высокого искусства, исполненного глубокой
символической необходимости, – имманентное действие государственной идеи
среди группы народов, объединенных единообразным мирочувствованием и
единством жизненного стиля». [45; с.54].
Сама история, на взгляд Шпенглера, есть калейдоскоп из восьми
«органических» культурно-исторических типов, или культур: египетской,
индийской,
вавилонской,
китайской,
магической
(византийско-арабской),
аполлоновской
фаустовской
(греко-римской),
(западноевропейской)
и культуры майя. Девятая — культура будущего, русско-сибирская.
Цивилизация – это умирание созидающих энергий в душе; проблематизм
мирочувствования;
замена
вопросов
религиозного
и
метафизического
характера вопросами этики и жизненной практики. В искусстве – распад
14
монументальных форм, быстрая смена чужих входящих в моду стилей,
роскошь, привычка и спорт. В политике – превращение народных организмов в
практически
заинтересованные
массы,
господство
механизма
и
космополитизма, победа мировых городов над деревенскими далями, власть
четвертого сословия.
Цивилизация представляет собой, таким образом, по Шпенглеру
неизбежную форму смерти каждой изжившей себя культуры. «Смерть мифа в
безверии, живого творчества в мертвой работе, космического разума в
практическом рассудке, нации в интернационале, организма в механизме». [54;
67].
«Чем более приближается культура к полудню своего существования,
тем более мужественным, резким, властным, насыщенным становится ее
окончательно утвердившийся язык форм, тем увереннее становится она в
ощущении своей силы, тем яснее становятся ее черты. В раннем периоде все
это еще
темно, смутно, в искании,
полно тоскливым
стремлением
и
одновременно боязнью.
Наконец
при
наступлении
старости
начинающейся
цивилизации,
огонь души угасает. Угасающие силы еще раз делают попытку, с половинным
успехом – в классицизме, родственном всякой умирающей культуре –
проявить
себя
в творчестве большого размаха; душа еще раз с грустью
вспоминает в романтике о своем детстве. Наконец, усталая, вялая и остывшая,
она теряет
радость бытия и стремится – как в римскую эпоху – из
тысячелетнего света
обратно в потемки перводушевной мистики, назад в
материнское лоно, в могилу…» [71; с. 266].
Никто не знает, никто не чувствует. Нет никакого единого человечества,
нет единой истории, нет развития, нет и прогресса
Другим автором, рассматривающим нелинейность истории и локальные
цивилизации, является Арнольд Тойнби. Рождение цивилизации происходит
при наличии двух специфических условий: присутствие в данном обществе
творческого меньшинства и наличие среды, которая не является ни слишком
15
неблагоприятной,
ни
слишком
благоприятной.
Механизм
зарождения
цивилизаций в таких условиях представляет собой взаимодействие вызова –
энергетического
импульса,
исходящего
от
окружающей
среды
и
направленного ко всему человечеству - и ответа на этот вызов. Вызовы и
ответы постоянно чередуются и, таким образом, общество постоянно
находится в движении, которое и приводит его к цивилизации. При этом
ответа на вызов может и не последовать, так же как и слишком слабый или
наоборот слишком сильный вызов может привести не к появлению новой
цивилизации, а гибели старой. А. Тойнби выделяет три периода жизни
цивилизации: генезис (зарождение), рост (расцвет) и разложение (закат).
Понятия цивилизации применяется Тойнби при сравнении с примитивными
обществами. Однако при этом он оговаривает, что сравнивать цивилизации и
примитивные
общества
не
достаточно
уместно.
Характеристиками
цивилизаций он называет продолжительность жизни, обширные территории,
большое число людей, распространяются путем ассимиляции или подчинения.
Тойнби выделяет 21 цивилизацию
и отвергает концепцию единства
цивилизации. «Тезис о «единстве цивилизации» является ложной концепцией,
весьма популярной среди современных западных историков, мышление
которых находится под сильным влиянием социальной среды. Одна из причин,
породивших это заблуждение, заключается в том, что современная западная
цивилизация распространила свою экономическую систему по всему миру. За
экономической унификацией, которая зиждется на западном основании,
последовала и политическая унификация, имеющая то же основание и
зашедшая почти столь же далеко. Несмотря на то, что политическая экспансия
западного мира в наши дни не столь очевидна и наступательна, как экспансия
экономическая, тем не менее, около 60-70 государств современного мира,
включая также существующие не западные государства, в настоящее время
оказались членами (в разной степени включенности) единой мировой системы
государств с единым международным правом» [62; с.73]. Остановить процесс
распада, по мнению А. Тойнби, может путь преображения, означающий
16
перенос целей и ценностей в сверхчувственное Царство Божие. Это, возможно,
станет семенем для рождения новой цивилизации, которая будет шагом вперед
в вечном процессе восхождения человека к Сверхчеловеку и Града
Человеческого к Граду Божьему как предельным пунктам.
Также хотелось бы обратить внимание на подход к пониманию
цивилизации более современного, исследователя Самуэля Хантингтона.
Данный исследователь в опросе соотношения культуры и цивилизации
занимает позицию, в которой данные понятия развиваются параллельно, но
при этом не могут существовать друг без друга. Он не отождествляет понятия
культуры и цивилизации, при этом и не противопоставляет их. «Мы можем
определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как
самый широкий уровень культурной идентичности людей. Следующую
ступень составляет уже то, что отличает род человеческий от других видов
живых
существ.
Цивилизации
определяются
наличием
общих
черт
объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, –
а также субъективной самоидентификацией людей. Есть различные уровни
самоидентификации: так житель Рима может характеризовать себя как
римлянина, итальянца, католика, христианина, европейца, человека западного
мира. Цивилизация – это самый широкий уровень общности, с которой он себя
соотносит. Культурная самоидентификация людей может меняться, и в
результате меняются состав и границы той или иной цивилизации.
Цивилизация может охватывать большую массу людей – например,
Китай, о котором Л. Пай как-то сказал: “Это цивилизация, которая выдает себя
за страну”.
Но она может быть и весьма малочисленной – как цивилизация
англоязычных жителей островов Карибского бассейна. Цивилизация может
включать в себя несколько наций-государств, как в случае с западной,
латиноамериканской или арабской цивилизациями, и ибо одно-единственное –
как в случае с Японией. Очевидно, что цивилизации могут смешиваться,
накладываться
одна
на
другую,
включать
17
субцивилизации.
Западная
цивилизация существует в двух основных вариантах: европейском и
североамериканском, а исламская подразделяется на арабскую, турецкую и
малайскую.
Несмотря
на
все
это,
цивилизации
представляют
собой
определенные целостности. Границы между ними редко бывают четкими, но
они реальны. Цивилизации динамичны: у них бывает подъем и упадок, они
распадаются и сливаются. И, как известно каждому студенту-историку,
цивилизации исчезают, их затягивают пески времени». [69; с.34].
Данные подходы показывают многообразия типов цивилизаций и
культур, отношения между ними. С одной стороны, данные понятия
рассматриваются как синонимы, с другой имеют разный смысл и соотносятся
по-разному. В концепции локальных цивилизаций тоже существует множество
вариантов связи между культурой и цивилизацией: Данилевский считает
цивилизацию расцветом культуры, Шпенглер наоборот упадком и смертью. В
современном глобализированном мире теории локальных цивилизаций уже не
кажутся настолько актуальными. Но при этом вопрос о соотношении культуры
и цивилизации остается открытым.
18
1.2 Современная техногенная цивилизация как основание развития
новых информационных технологий.
Ученые по-разному характеризуют современную цивилизацию. В
западной традиции используют такие термины как постиндустриальное и
информационное общество.
Основу теорий постиндустриального общества заложили Д. Белл, Д.
Рисман, А. Тоффлер, З. Бжезинский, Дж. Гэлбрейт, А. Турен и др. Термин
«постиндустриализм» был введен в научный оборот в начале XX века ученым
А.Кумарасвами, который специализировался на доиндустриальном развитии
азиатских стран. В современном значении этот термин впервые был применен
в конце 1950-х годов, а широкое признание концепция постиндустриального
общества получила в результате работ профессора Гарвардского университета
Дэниела Белла, в частности, после выхода в 1973 г. его книги «Грядущее
постиндустриальное общество». Первоначально постиндустриальное общество
рассматривалось в рационалистических понятиях линейного прогресса,
экономического роста и повышения благосостояния, связанных с процессами
технизации труда. Затем этот термин наполняется новым содержанием. С
конца 60-х начинает развиваться теория постиндустриального общества [12;
с.782], отличительными чертами которого называют массовое распространение
творческого, интеллектуального труда, качественно возросший объем и
значение научного знания и информации, развитие средств коммуникации,
преобладание в структуре экономики сферы услуг, науки, образования,
культуры над промышленностью и сельским хозяйством. Постиндустриальное
общество начинает рассматриваться как качественно новая ступень развития
не только Запада, но и всего человечества . В 70-е и 80-е годы концепция
постиндустриального
общества
развивается
главным
образом
как
футурологическая и социологическая теория, призванная описать воздействие
новейших информационных технологий на социум. Так, Д. Белл заявляет, что
в
наступающем
столетии
решающее
значение
для
экономической
и
социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера
19
трудовой деятельности человека приобретет развитие нового социального
уклада,
зиждущегося
на
телекоммуникациях.
Становление,
постиндустриального общества он связывает с развертывающейся революцией
в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль
играет компьютер [13; с.330]. Компьютер, по мнению американского
социолога, является символом и одновременно материальным носителем
технологической революции
–
именно компьютер
коренным
образом
трансформирует общество второй половины ХХ века. [13; с.331] Таким
образом, ключевая роль в новом обществе отводится информации и
электронным
средствам,
обеспечивающим
техническую
базу
для
ее
использования и распространения. Следует отметить, что у теоретиков
постиндустриального общества не наблюдается единого мнения по поводу
названия новой стадии социального развития – так для ее характеристики
наряду с понятием «информационное общество» используются довольно
широкий спектр эпитетов: «сверхиндустриальная цивилизация» (Тоффлер),
«научное общество» (М. Понятовский), «телематическое общество» (Д.
Мартин), «технотронное общество» (З. Бжезинский). Но чаще всего для
обозначения нового общества употребляются термины, содержащие приставку
«пост». Так, У. Дайзард отмечает, что стремление выразить сущность нового
информационного века вылилось в целый калейдоскоп определений. Дж.
Лихтхайм
говорит
о
постбуржуазном
обществе,
Р.
Дарендорф
–
посткапиталистическом, А. Этциони – постмодернистском, К.Боулдинг –
постцивилизационном,
Г.
Кан
–
постэкономическом,
С.
Алстром
–
постпротестантском, Р. Сейденберг – постисторическом, Р. Барнет вносит в
этот калейдоскоп прагматическую нотку, предлагая термин «постнефтяное
общество».
Большинство
этих
эпитетов
восходят
к
понятию
«постиндустриальное общество». Общая приставка этих терминов, по мнению
Дайзарда отдает каким-то осенним чувством увядания, свойственным нашему
веку, – ощущением конца [26; с. 343 - 344].
20
Постиндустриальное
общество
тесно
связано
с
понятием
информационного также применяемого на Западе. Информационное общество
— концепция постиндустриального общества; историческая фаза развития
цивилизации, в которой главными продуктами производства являются
информация и знания. Термин информационное общество и масштабные
проекты, нацеленные на создание такого общества, впервые появились на
Западе, выделил понятие Э. Тоффлер. Теория информационного общества
начала разрабатываться в трудах таких авторов, как М. Порат, Й. Масуда, Т.
Стоуньер, Р. Катц.
Темпы развития информационных технологий, по мнению сторонников
этой
концепции,
переводят
постиндустриальное
общество
в
новое
качественное состояние или стадию информационного общества. Часто
постиндустриальное и информационное общество выступают синонимами, или
дополняют друг друга.
В отечественной традиции для характеристики современного общества
используют термин «техногенная цивилизация».
Одним из отечественных
исследователей проблемы цивилизация является В.С. Степин. Цивилизацию он
предлагает понимать
как некоторый целостный социальный организм,
предполагающий определенный тип культуры. В работе «научная картина мира в
культуре техногенной цивилизации» он противопоставляет традиционную и
техногенную цивилизации.
Если для традиционной, по его мнению,
характерны замедленные темпы социальных изменений. «Инновации, как в
сфере производства, так и в сфере регуляции социальных отношений
допускаются только в рамках апробированных традиций. Прогресс идет очень
медленно по сравнению со сроками жизни индивидов и даже поколений. Виды
деятельности, средства и цели иногда столетиями не меняются в этих типах
цивилизаций. Соответственно в культуре приоритет отдается традициям,
канонизированным стилям мышления, образцами нормам, аккумулирующим
опыт предков» [57; с.3] К данным цивилизациям относятся Древняя Индия и
Древний Китай, Древний Египет, майя, славянский и арабский мир средних
21
веков, некоторые современные нам страны третьего мира. Техногенные
цивилизации противопоставляются по своим особенностям традиционным:
«Высшей ценностью становятся инновации, творчество, формирующие новые
оригинальные идеи, образцы деятельности, целевые и ценностные установки.
Традиция должна не просто воспроизводиться, а постоянно модифицироваться
под влиянием инноваций. Главным фактором, который определяет процессы
изменений социальной жизни, становится развитие техники и технологии,
которые проходят все более спрессованные циклы обновления. Так возникает
новый тип развития, основанный на ускоряющемся изменении предметной
среды, непосредственно окружающей человека» [57; с.5].
До
более
подробного
рассмотрения
особенностей
техногенной
цивилизации хотелось бы рассмотреть ее возникновение. По мнению В. С.
Степина в зарождении данного типа цивилизации прошло три этапа, которые
он назвал мутациями традиционных цивилизаций:
 античная культура полиса породила множество цивилизационных
изобретений, но важнейшими предпосылками для будущего прогресса было
возникновение теоретической науки и опыт демократической регуляции
социальных отношений.
 Возникновение христианства, с пониманием человека, как подобия
Бога. Рассмотрение разума человека, как малой копии божественно разума,
способного понять замысел божественного творения.

Синтез античных и христианских мировоззренческих ориентиров в
эпоху возрождения.
В это же время создается первая технократическая утопия - Новая
Атлантида Френсиса Бэкона. По мнению Д. В. Ефременко, это произведение
является показателем культурного
перехода к новому типу цивилизации.
Бенсалем - остров, помещенный фантазией Бэкона где-то между Японией и
Перу, - являет собой несколько идеализированную копию общественного
устройства английской монархии эпохи Якова I. Но в эту социальную модель
интегрирован институт, отвечающий за научно-техническое развитие и
22
фактически являющийся мозговым центром государства - «Дом Соломона».
Члены «Дома Соломона» составляют элитарную касту, занимающуюся не
только организацией и планированием научных исследований и технических
разработок, но и оказывающую решающее влияние на хозяйственную жизнь
Новой Атлантиды. Целью «Дома Соломона» «является познание причин и
скрытых сил всех вещей; и расширение власти человека над природой покуда
все не станет для него возможным» [11; с.514]. Однако члены данной
организации . оценивают возможные последствия сделанных ими изобретений
и открытий, и на своих совещаниях принимают решения, какие открытия
следует обнародовать, а какие сохранить в тайне, в том числе и от государства.
Уходящая
традиционная
культура
перестает
играть
роль
«инновационного фильтра». Формируется принципиально новая научная
картина мира.
Разрушение естественного фильтра технических инноваций, каким
была культура традиционного общества, приводило к эксцессам, которые на
первый взгляд можно расценить как проявление слепого социального протеста
в связи с негативными последствиями технического развития. «К их числу
относится луддизм, уничтожение или повреждение текстильных машин
рабочими в Англии, первой вступившей на путь промышленной революции в
конце 17 -нач. 18 в.» [31; с.53]. Помимо луддитов Д. В. Ефременко приводит в
пример негативного отношения к технологическому прогрессу мнения
философов – просветителей. Самым радикальным в данном вопросе являлся
Жан Жак Руссо: «До тех пор, пока люди ... были заняты таким трудом,
который под силу одному человеку, и только такими промыслами, которые не
требовали участия многих рук, они жили, свободные, здоровые, добрые и
счастливые ... Но с той минуты, как один человек стал нуждаться в помощи
другого, как только люди заметили, что одному полезно иметь запас пищи на
двоих,
-
исчезло
равенство,
появилась
собственность,
труд
стал
необходимостью, и обширные леса превратились в радующие глаз нивы,
которые надо было орошать человеческим потом и на которых вскоре были
23
посеяны и выросли вместе с урожаем рабство и нищета. Искусство добывания
и обработки металлов и земледелие явились теми двумя искусствами, которые
произвели этот огромный переворот. Золото и серебро - на взгляд поэта,
железо и хлеб - на взгляд философа - вот что цивилизовало людей и погубило
человеческий род» [52; с.114] Руссо, таким образом, вносит значительный
вклад
в
аргументацию
технологического
пессимизма,
принципиально
исключающего трактовку развития техники как прогресса, прежде всего с
точки зрения социальных и нравственных последствий. Но помимо того, что
руссоистская критика науки и техники выходит за рамки анализа отдельных и
наиболее явных негативных последствий (использование достижений науки и
техники для целей войны, появление технологической безработицы, угасание
традиционных ремесел и связанного с ними жизненного уклада), эта критика
также представляет собой реконструкцию исторического процесса, в которой
овладение определенными технологиями обеспечивает разделение труда и
возникновение неравенства, т. е. играет ключевую роль.
Однако в Новое время существовали противоположенные точки зрения
на
технический
прогресс.
Д.
В.
Ефременко
приводит
в
пример
комплиментарного отношения к технике статью из энциклопедии Д. Дидро и
Д'Аламбера, написанную шевалье де Жокуром: «Нет ничего более почетного,
чем изобретение, или усовершенствование искусств, которое способствует
счастью человеческого рода. Подобные изобретения имеют то преимущество
перед предприятиями политическими, что служат общему благу, не нанося
вреда никому. Самые блестящие завоевания политы потом, слезами и кровью.
Изобретатель полезного блага ... не опасается угрызений совести, неотделимых
от славы, смешанной со злодеяниями и бедами. Благодаря изобретению
компаса и книгопечатания мир стал просторнее, прекраснее и просвещеннее.
История показывает: первого апофеоза были удостоены изобретатели:
человечество поклоняется им как своим богам» [31; с. 53].
По мнению В. С. Степина каждая цивилизация, в том числе и
техногенная не противопоставляется культуре, а включает ее в себя.
24
Основание и отличие одной цивилизации от другой он называет культурной
матрицей. Под ней он имеет в виду «нечто вроде генома культуры, который
обеспечивает воспроизводство и развитие социальной жизни на определенных
основаниях. Эта матрица выражена пониманиями того, что есть человек,
природа, пространство и время, космос, мысль, человеческая деятельность,
власть и господство, совесть, честь, труд и т.п. В этих категориальных смыслах
выражена предельно общая система мировоззренческих ориентаций, которая
определяет человеческую жизнедеятельность в рамках определенного типа
цивилизационного развития» [57; с. 17]. Никакой цивилизации (и как типа
социального развития, и как особого вида общества) не бывает вне культуры,
как не бывает тела живого организма без свойственной этому организму
генетической информации. Поэтому противопоставление цивилизации и
культуры может иметь смысл лишь в очень ограниченных контекстах, когда,
например, обращают внимание на процессы духовного кризиса и увлечения
материально-технической стороной социальной жизни. Однако сами эти
кризисы часто предстают не просто как разрушение культуры, а как начало ее
преобразований, поиска новой системы культурных ценностей и новых путей
цивилизационного развития.
Новая техногенная система ценностей складывалась в противовес
традиционным ценностям. По мнению В.С. Степина, такой аксиологической
основой являются:
 понимание человека как деятельностного существа, противостоящего
миру в своей преобразующей деятельности;
 понимание самой деятельности как креативного, инновационного
процесса, направленного на преобразование объектов внешнего мира и
обеспечивающего власть человека над объектами;
 восприятие природы в качестве закономерно упорядоченного поля
объектов, которые выступают материалом и ресурсами преобразующей
деятельности;

ценность активной самодеятельной личности;
25
 ценность инноваций и прогресса;
 ценность научной рациональности
В отличие от ценностей традиционной цивилизации, где человек
понимается как часть природы, человеческая активность направлена внутрь
себя, на самосовершенствование, а не на преобразование природы.
«В культуре техногенных обществ система этих ценностей центрирована
на идеалах преобразующей деятельности, инновациях и творческой активности
суверенной личности.
И только в этой системе ценностей научная
рациональность и научная деятельность обретают приоритетный статус» [57;
с.19].
В традиционных культурах идеал научности не играет такой большой
роли. Большее влияние несет религиозно - мифологическое восприятие
реальности.
В техногенных цивилизациях ценится образованный человек, усвоивший
определенную сумму научных знаний, а сама система образования охватывает
все большие массы людей. В техногенной культуре возникают и специально
поддерживаются инновационные процессы, генерирующие образцы, идеалы,
знания, мировоззренческие идеи, адресованные будущему. Они могут быть
расценены в качестве возможных программ будущих форм и видов
деятельности, поведения и общения людей.
А поскольку наука создает предпосылки для появления в техникотехнологических
приложениях
широкого
спектра
такого
рода
«искусственных» объектов и процессов, постольку можно полагать научную
картину мира в качестве предельно абстрактной «матрицы» их порождения. И
в этом смысле можно сказать, что научная картина мира, будучи упрощением,
схематизацией действительности, вместе с тем включает и более богатое
содержание по сравнению с актуально существующим миром природных
процессов,
поскольку
она
открывает
возможности
для
актуализации
маловероятных для самой природы (хотя и не противоречащих ее законам)
направлений эволюции.
26
Новые информационные технологии и являются одной из основных
ценностей техногенной цивилизации, ее неотъемлемой частью.
27
1.3 Многообразие подходов к определению понятия «новые информационные
технологии»
Новые
информационные
технологии
являются
важной
частью
современной цивилизации. Данный феномен изучается многими науками, как
техническими, так и гуманитарными. Каждая наука определяет новые
информационные
технологии по-разному,
поэтому определение
новых
информационных технологий требует тщательного раскрытия. Часто понятие
технологии связывают с понятием техники, но тождественными их назвать
нельзя.
В
большом
энциклопедическом
словаре
приведено
следующее
определение техники: «ТЕХНИКА (от греч . techne - искусство, ремесло,
мастерство), совокупность средств человеческой деятельности, создаваемых
для
осуществления
непроизводственных
процессов
потребностей
производства
общества.
Термин
и
обслуживания
«техника»
часто
употребляется также для совокупной характеристики навыком и приемов,
используемых в какой-либо сфере деятельности человека. В технике
материализованы знания и опыт, накопленные в процессе развития общества.
Основное назначение техники - облегчение и повышение эффективности труда
человека, расширение его возможностей, освобождение (частичное или
полное) человека от работы в условиях, опасных для здоровья. Средства
техники применяются при создании материальных и культурных ценностей;
для получения, передачи и преобразования энергии; исследовании природы и
общества; сбора, хранения, обработки и передачи информации; управления
производственными процессами; создания материалов с заранее заданными
свойствами; передвижения и связи; бытового и культурного обслуживания;
обеспечения обороноспособности. Современная техника характеризуется
высокими
темпами
ее
модернизации
и
автоматизации,
унификацией,
стандартизацией, интенсивным развитием энергетики, радиоэлектроники,
химической технологии, широким использованием автоматики, ЭВМ и др.
28
Достижения современной техники базируются на фундаментальных научных
открытиях и исследованиях» [14; с. 1087].
Определение техники пытался дать Ацюковский В.А.: «техника –
совокупность
осуществления
орудий
производства,
процессов
т.е.
производства,
средств
а
также
создаваемых
для
обслуживания
не
производственных потребностей общества». [7; с.26].
Хосе Ортега-и-Гассет в своей работе «Размышления о технике» дает
такое определение техники: «Техника - это реакция человека на природу или
обстоятельства, в результате которой между природой, окружением, с одной
стороны, и человеком - с другой, возникает некий посредник - сверхприрода,
или новая природа, надстроенная над первичной. Подчеркиваю: техника - это
отнюдь не действия, которые человек выполняет, чтобы удовлетворить
потребности. Такое определение неточно, поскольку оно годится и для чисто
биологического набора животных актов. Техника - это преобразование
природы, той природы, которая делает нас нуждающимися, обездоленными»
[44; с. 232].
Отечественный исследователь проблем техники Горохов В.Г. считает,
что техника должна быть понята
«- как совокупность технических устройств, артефактов - от отдельных
простейших орудий до сложнейших технических систем;
- как совокупность различных видов технической деятельности по
созданию
этих
устройств
-
от
научно-технического
исследования
и
проектирования до их изготовления на производстве и эксплуатации, от
разработки
отдельных
элементов
технических
систем
до
системного
исследования и проектирования;
- как совокупность технических знаний - от специализированных
рецептурно-технических
до
теоретических
научно-технических
и
системотехнических знаний» [24; с.51].
Свое понимание техники высказывает В.М. Розин в монографии
«Традиционная и современная технология (Философско-методологический
29
анализ)». [51; с.167 - 196]. Он также выделяет несколько аспектов понятия
техника:
1) техника, как артефакт, изготавливаемый человеком. В этом смысле
техникой является
сложных
структур,
всё, что создано человеком от простейших изделий до
которые
могут
быть
и
социальными,
(например
Государство, как Мегамашина у Мамфорда)
2)техника, как инструмент или средство, удовлетворяющее человеческие
потребности. С этой точке зрения к техники относятся орудия труда или
механизмы, также техническую среду. В этом аспекте основную часть
технических средств можно разделить на:
«а) производственную технику: машины, механизмы, инструменты,
аппаратура
управления
машинами
и
технологическими
процессами,
производственные здания и сооружения, дороги, мосты, каналы, средства
транспорта, коммуникации, связи.
б) непроизводственная техника. К ней относят средства коммунальной и
бытовой техники, техники передвижения, техники образования и культуры.
в) военная техника» [7; с. 28-30].
3) техника, как специфический инженерный способ использования сил и
энергий природы. Такое понимание техники становится актуальным, начиная с
эпохи Нового времени, потому что до Нового времени природа понималась, как
«известное начало и причина движения и покоя для того, чему она присуща
первично, по себе, а не по совпадению. Под природой понималась реальность,
позволяющая объяснить изменения и движения, происходящие сами собой
(«естественные» изменения, как стали говорить потом в Новое время), а не в силу
воздействия человека. Поскольку источником изменений, происходящих сами
собой, в конечном счете, мог быть только бог». В новое время техническое
творчество
—
сознательный расчет
сил (процессов,
энергий)
природы,
сознательное приспособление их для нужд и деятельности человека .
4) В современном мире техника неотделима от широко понимаемой
технологии. До определенной поры технология рассматривалась только как
30
определенная
сторона
организации
производственных
процессов,
существующая наряду с другими — организационной, ресурсной, технической
и т.д. В последние два-три десятилетия ситуация стала резко меняться.
Реализация крупных национальных технических программ и проектов в
наиболее развитых в промышленном отношении странах позволила осознать,
что существует новая техническая действительность, что технологию следует
рассматривать в широком смысле. Исследователи и инженеры обнаружили,
что между технологическими процессами, операциями и принципами (в том
числе
и
новыми)
и
тем
состоянием
науки,
техники,
инженерии,
проектирования, производства, которые уже сложились в данной культуре и
стране,
с
одной стороны,
различными социальными и культурными
процессами и системами — с другой, существует тесная взаимосвязь.
Разработка и производство полупроводников, ЭВМ или ракетной техники, так
же как и других сложных технических систем, оказались зависящими как от
достигнутого в данной стране уровня развития научных исследований,
инженерных разработок, проектирования, так и от характера организации
труда, наличия необходимых ресурсов, соотношения приоритетов и целей
общества, качества производимого сырья и продукции и многих других
факторов.
Технология
в
широком
современном
понимании
—
это
совокупность принципов, образующих своего рода «техносферу», состояние
которой определяется и уже достигнутой технологией, и различными социокультурными факторами и процессами. [50; с. 167 - 196]
5)
Техника
—
это
самостоятельный
мир,
реальность.
Техника
противопоставляется природе, искусству, языку, всему живому, наконец,
человеку.
Но
с
техникой
связывается
также
определенный
способ
существования человека, в наше время — судьба цивилизации. Первое
осознание самостоятельной роли техники относится к античности, где было
введено и обсуждалось понятие «техне», следующее — к Новому времени
(формирование представлений об инженерии), но основной этап падает на
31
конец Х1Х — начало ХХ столетия, когда были созданы технические науки и
особая рефлексия техники — философия техники.
Следует отметить, что В. М. Розин отделяет технологию от техники еще
по трем смыслам. «В современном понимании технология — это область
целенаправленных усилий человека и общества, направленных на создание
новшеств (артефактов)». [51; с. 167 - 196] Под новшествами понимаются
различные изделия, следовательно это не качественное, а функциональное
представление.
«Далее, технология все же как-то связана с техникой (второй смысл), и,
кроме того, не просто с техникой, а с цивилизационными завоеваниями (третий
смысл), которыми мы обязаны естественным и техническим наукам, самой
технике и техническим изобретениям. Когда мы сегодня, например, говорим о
компьютерной и информационной технологии, то имеем в виду те новые
возможности и даже целую научно-техническую революцию, которую эта
технология несет с собой. Наблюдения показали, что о технологии заговорили
после того, как люди отчасти научились управлять развитием производства и
техники, когда они заметили, что управляемое и контролируемое развитие
производства
и
техники
позволяет
решить
ряд
сложных
народнохозяйственных или военных проблем» [51; с. 167 - 196]. В. М. Розин
высказывает гипотезу о том, что именно формирование сферы управления
техникой, изучение ее функционирования и развития, прогнозирование НТП,
разработка научно-технической политики и обусловили осознание феномена
технологии в отличие от просто техники.
Постепенно смысл понятия технологии менялся, и под ним стали
подразумевать
сложную
реальность,
которая
является
своеобразным
механизмом новаций и развития.
Энциклопедия социологии к информационным технологиям относит:
способы создания, фиксации, переработки и распространения информации. В
словосочетании «информационная технология» выражена определяющая роль,
которую в современном обществе играет не информация сама по себе, а
32
именно конкретные способы и механизмы оперирования ею. Вообще значение
разнообразных социальных технологий, в том числе информационных, по мере
развития
общества
все
возрастает.
Связано
это
с
технологизацией
человеческой деятельности, а технология, будучи включенной, в систему
общественных отношений, становится фактором различных социальных
модификаций и трансформаций, влияя на разнообразные структуры и
подсистемы общества.
К информационным технологиям относится создание письменности,
изобретение книгопечатания, телефона, телеграфа, радио, телевидения,
компьютерные технологии и т.д. Все информационные технологии можно
разделить на две большие группы - традиционные и современные. Такое
деление связано с тем, что все предшествовавшие изменения в производстве
информации касались лишь способов ее фиксации, тиражирования и
распространения, не затрагивая самого процесса создания и смысловой
переработки информации. Собственно интеллектуальная деятельность до
последнего времени осуществлялась «вручную». Так, изобретение печатного
станка (традиционной И.Т.), хотя и расценивается как революционный
переворот в системе существовавших способов социального наследования, так
как дало возможность безграничного роста производства
«бумажной»
информации и механизма ее размножения, но не затронуло способов
переработки и использования информации, которые по-прежнему зависели от
физиологических данных человека. Именно это свойство книгопечатания и
породило противоречие между возможностями накопления информации и
возможностями ее переработки и использования. Специфика же современных
информационных технологий заключается в том, что они проникают, прежде
всего, в сферу интеллектуального труда. В отличие от всех других технологий,
реализуемых
исключительно
в
сфере
материального
производства
и
предметной деятельности, и, соответственно, лишь опосредованно влияющих
на
духовную деятельность,
современные
информационные
технологии
являются культурогенными и гносеогенными. Реализуя свою культурогенную
33
функцию, современные информационные технологии, проникая во все
механизмы массовой коммуникации, образование, воспитание, оказывают
влияние на формирование личности, образ жизни, систему межличностного
общения и т.д. Гносеогенная функция современных информационных
технологий заключается в совокупности осуществляемых с их помощью
процедур и операций, влияющих на познание и содействующих приросту
новых знаний. Кроме того, современные информационные технологии
характеризуются эффектом автогенеративности: информация, циркулирующая
в информационных системах, обладает интенцией к самопорождению.
Возникновение современных информационных технологий имеет своим
последствием создание интеллектуальной технологии, то есть артефактов,
программных продуктов и комплекса научных дисциплин, обеспечивающих
рождение принципиально нового феномена в истории мировых цивилизаций и
культур.
Этот
феномен
состоит
в
возможности
продуцирования,
трансформации, сверхскоростной передачи и реализации информации не
только с помощью человеческого мозга и традиционных средств связи, но и с
помощью
совершенно
новых
материальную
базу
современных
информационных
технических
информационного
устройств,
общества.
технологий
не
заложивших
Следовательно,
сводится
к
роль
чисто
количественным показателям, как, например, освобождение от рутинных и
громоздких операций. Основное значение от внедрения современных
информационных технологий - радикальное изменение всей системы духовнопрактической деятельности и культурного творчества.
Отечественные
исследователи расходятся
в своем
отношении к
информационным технологиям.
Большинство ученых рассматривают информационные технологии, как
раздел философии техники.
Отечественный философ В. М. Розин рассматривает информационные
технологии, как главный фактор создания виртуальных реальностей. Следует
заметить, что данное понятие существует достаточно давно, но современная
34
ситуация имеет качественные отличия. В. М. Розин предлагает называть это
явление ВР – явлениями. Исследователь отмечает, что данное явление
вызывает споры по поводу определения и сущности виртуальных реальностей:
«Как сведение виртуальных реальностей к компьютерным реальностям, так и
трактовка всех реальностей как виртуальных нам кажутся неверными с
методологической
точки
зрения.
В
первом
случае
исчезают
все
психологические измерения, без учета и научного описания которых
невозможно разработать виртуальные реальности. Во втором остается в тени
то, что виртуальные реальности создаются на основе компьютерных
технологий и специальной техники» [51; с. 105].
Сам В. М. Розин находит сходство символических и виртуальных
реальностей,
выделяет
4
типа
последних:
имитационные,
условные,
прожективные и пограничные, по областям употребления. В своем взгляде на
имитационные реальности В. М. Розин отстает от сегодняшних технологий,
учитываю то, что его работа написана в 1998 году, техническое обеспечение
стало гораздо развитее и совершеннее и уже не существует таких проблем,
какие он описывает:
«Тяжелые очки-видеофоны ограничивают движения
головы. Качество изображения оставляет желать лучшего. Между командами и
их исполнением
наблюдаются
неприятные
задержки.
Проблемы и с
перчатками — оптические волокна хрупки и часто ломаются; перчатки лучше
передают взмахи руки, чем более тонкие движения. Более того, регенерация
реалистической компьютерной графики и полноценных симуляций требует
огромной
компьютерной
мощи:
приходится
подключать
несколько
компьютеров и думать об оптимальном распределении нагрузки. К тому же
написать и проверить программное обеспечение, необходимое для создания
ВР, весьма сложно — при этом, как выяснилось, практически невозможно
избежать ошибок. Но дело не только в качестве облачения и компьютерной
технике программирования. Еще не удалось разработать и телевизионную
камеру, способную оцифровать изображение простой комнаты, с целью
воссоздания ее в компьютерном пространстве: компьютеры пока не в
35
состоянии выделять в видеокадре очертания предметов на фоне посторонних
линий и теней.» [51; с. 106-107.
За 10 лет ситуация изменилась и сейчас
технических возможностей достаточно для создания идеальных имитационных
моделей.
Следующий
тип
виртуальной
реальности,
рассматриваемой
исследователем «условный», который выступает по отношению к реальному
миру в виде схемы или модели. Здесь явно практическое применение этого
типа, при технической простоте. Прожективный тип тоже имеет чисто
практическое значение, к нему относят реальности, спроектированные исходя
из каких либо идей. В. М. Розиным отмечается, что чаще всего эти идеи
научные. Последний тип, пограничный просто дополняет обычную реальность.
В своем исследовании В. М. Розин выделяет три плана изучения виртуальных
реальностей: «компьютерную реальность, собственно виртуальную реальность
и виртуальные состояния человека, находящегося в виртуальной реальности,
т.е. состояния виртуального пользователя. Первый план относится к ведению
дисциплин технологического цикла, второй — к специальной теории
символических реальностей, третий — к психологии» [51; с.109]. В
заключение своей работы В. М. Розин делает небольшой прогноз будущего
реальностей. Во-первых, создание виртуальных реальностей, как переход к
пятой технологической революции. Во-вторых, деструктивное влияние на
человека и поглощение его новыми реальностями, данный вопрос у него
достаточно спорный. Подход В. М. Розина кажется нам неполный и в данной
ситуации устаревшим. Работа 1998 года не отражает современной ситуации по
многим факторам: техническая оснащенность стала совершеннее, в России
распространился Интернет, с которым связаны новые эффекты и новые
реальности, виртуальные реальности стали носить общий характер, что
отразилось не только на отдельном человеке, но и на обществе в целом.
С.А. Лебедев рассматривает феномен информационных технологий через
призму истории развития технологий вообще. Одной их отличительных черт
информационных технологий по сравнению с другими он считает, воздействие
их на культуру, и ее изменение. Рассматривая культуру как семиотический
36
механизм, С.А. Лебедев выделяет новые функции культуру в связи с влиянием
на нее информационных технологий:
 создание идей и концепций новых технологий. «Это политические,
педагогические, имиджмейкерские, рекламные и PR-технологии. Все они
являются по сути своей информационными технологиями» [67; с.571].
 организация нового языка – «новояза» [67; с. 572], который
захватывает сферу повседневности, распространение универсального языка,
которым становится английский язык.
 Новая структура коммуникаций, которой присущи такие черты как
одномоментность,
 Появление аналогового реальному, виртуального мира, которому
присущи свои структуры: искусство, сера обслуживания, служба безопасности,
финансовая система и др.
 «клип-культура» и суперсимволическая экономика. «Новый образный
ряд состоит из коротких модульных вспышек информации (клипов) – рекламы,
команд, теорий, обрывков новостей и других усеченных кусочков» [67; с. 572]
 Влияние прошлого опыта и синтез его с информационными
технологиями.
С.А Лебедев считает, что на основе этих культурных изменений
возникает феномен Hi-Tech (высокие технологии). В качестве таковых он
приводит
нанотехнологии,
мегаэлектронику,
биотехнологии,
коммуникационные технологии. Доминантными у данного автора выступают
коммуникационные технологии.
Также не без оснований информационные технологии отождествляются
с Интернетом. М.М. Кузнецов рассматривает Интернет как один из факторов
будущей трансформации «галактики Гуттенберга». Этот исследователь
рассматривает
особенности
постмодернистской
ситуации.
сетевого
подхода
Характеристиками
называет:
37
в
данного
современной
подхода
он
 Коммуникации,
которые
приобретают
здесь
характерные
особенности. «Другими словами, коммуникация не является здесь привилегией
только наделенного разумом человеческого существа, хотя в подавляющем
большинстве случаев агентом сетевого коммуникативного взаимодействия
выступает именно оно»
 Медиативность (от слова «медиа» - средство сообщения). По мнению
М.М. Кузнецова становиться гипертекстовая модель создания Web-страниц в
Интернете.
Система
ссылок
следовательно
говорит
о
отсутствии
иерархичности данного гипертекста
 Нелокализуемость. «Любые попытки локализовать принципиально
открытый, для каких угодно новых направлений коммуникативный процесс
сетевого взаимодействия приводит лишь к тому, что мы получаем вместо сети
нечто иное - структуры, системы и прочие образования, контрастирующие с
динамикой сетевой коммуникации всякий раз сообразно степени своей
фоссилизации, окаменения»
Один из подходов осмысления информационных технологий предлагает
Е. Н. Шульга. Данный исследователь рассматривает информационные
технологии через феномен искусственного интеллекта. Методологической
программой
для
его
анализа
он
выбирает
герменевтику.
В
статье
«компьютерная герменевтика» [19; с.97] Е.Н Шульга. «для современных
исследователей искусственного интеллекта – пишет Е.Н Шульга - становится
очевидным
то проблемное поле, внутри которого традиционная для
герменевтики проблематика
понимания и интерпретации получает свое
конкретное применение, воплощаясь в теоретических построениях» [19; с.97]
По мнению данного исследователя, в связи с проблемой искусственного
интеллекта возникает вообще проблема сознания и возможности обладания им
искусственными
системами.
Формализация
ментальных
состояний,
приписывание их искусственному интеллекту Е.Н. Шульга называет «сильным
искусственным интеллектом» или «компьютерным функционализмом» [19;
с.98]. Исследователь отмечает возможность исследования, выделения и
38
систематизации аспекты становления теории искусственного интеллекта с
точки зрения участия в теоретическом обосновании герменевтического
контекста.
 Алкер,
Ленерт,
Шнайдер
придерживаются
классической
герменевтической программы
 Исследователи,
предлагающие
аналоговые
герменевтические
стратегии для разработки компьютерных систем

Ориентация
утверждающую,
что
исследователь
на
компьютерное
философскую
понимание
герменевтику,
естественного
языка
невозможно.
 Синтез
исследовательских
программ,
включающих
как
феноменологическую герменевтику, так и философскую.
Аналогом
интеллекта
герменевтического
является
круга
бустрапирование
в
системах
(процесс,
Искусственного
который
использует
компонент более низкого порядка). Их сходство предполагает возможность
реального вклада герменевтики
архитектуру искусственного интеллекта.
Также, по мнению, Е.Н. Шульги герменевтический подход позволяет учесть
эмоциональную составляющую структуры текста. Такие исследователи как
Ленерт, Элкер, Шнайдер, представили «модель извлечения эмоциональной
составляющей структуры текста по принципу возрастания смысла». [19; с.99]
Немаловажную
роль
играет
«вычислительная
герменевтика»,
исследователями которой являются Мэллери, Гурвиц, Даффи, стремящиеся
соединить технологию понимании Искусственного интеллекта естественных
языков с герменевтической интерпретацией текстов.
Е. Н. Шульга распространяет методы герменевтики и на технологии и на
техническую реальность. Несмотря на приведении им множества ученых,
придерживающихся аналогичной точки зрения, хотелось бы отметить, что
данная методология не является всеобъемлющей и не может рассмотреть
явление полностью.
39
В 1998 году на конференции «Высокие технологии: влияние на
гуманитарную и социальную сферы» Н.А. Носов высказал предположение о
возникновения нового феномена культуры, связанного с компьютерными
технологиями, так называемой «киберкультуры». Хотелось бы отметить, что
по сравнению с 1998 годом ситуация в мире сильно изменилась, особенно в
сферах, связанных с компьютерными технологиями и Интернетом. Н.А. Носов
считает, что «киберкультура не нала еще свое собственное психологическое
содержание». По мнению данного исследователя, данная культура возникнет
из синтеза трех факторов:
1. философии виртуальности,
2. виртуальной психологии,
3. виртуальной компьютерной технологии,
данные условия необходимо по тому что, в современное время (конец 20
века) возникает массовый интерес к необъяснимым феноменам, таким как
эзотерика, трасперсональная психология, мистика, астрология и другие.
Средством удовлетворения данных массовых потребностей, по мнению Н.А.
Носова, может стать виртуальная компьютерная технология, при условии
развития в ней новой психической реальности, «в которой происходят
психические события». Третьим фактором является философия виртуальности,
особого, виртуального, способа понимания и объяснения нового мира.
Подход западных исследователь феномена новых информационных
технологий отличается от подхода отечественных ученых. Среди западных
исследователей предшественником современного рассмотрения был Маршал
Маклюэн. Получил большую известность, благодаря исследованию влияния
средств массовой коммуникации на развитие общества, концепции глобальной
деревни и высказыванию «Средство передачи сообщения само является
сообщением». Его книга «Галактика Гуттенберг» пытается дать ответ, каким
образом коммуникационные технологии (преимущественно, письменность и
книгопечатание) влияют на организацию когнитивных процессов в обществе.
40
Также данный исследователь рассматривает этапы становления цивилизаций и
выделяет:
 первобытная дописьменная культура с устными формами связи и
передачи информации, основанная на принципах коллективного образа жизни,
восприятия и понимания окружающего мира;
 письменно-печатная
культура
(«галактика
Гутенберга»),
эпоха
дадактизма и национализма, заменившая естественность и коллективизм
индивидуализмом, деколлективизацией и детрайбализацией;
 современный
естественное
этап
«глобальной
аудио-визуальное,
деревни«,
многомерное
возрождающий
восприятие
мира
и
коллективность, но на новой электронной основе — через замещение
письменно-печатных языков общения радиотелевизионными и сетевыми
средствами массовых коммуникаций [64; с. 9].
В традиции М. Маклюэна и в отличии от отечественных исследователей,
Мануэль Кастельс рассматривает информационные технологии в аспекте
Интернета, которого ставит на одно из ведущих мест в современном обществе.
Для современной эпохи, по его мнению, лучше сего подходит характеристика
«Эра сети» [35; с.6]. Соответственно, данный исследователь рассматривает
явление Интернета, как многомерное и влияющие на различные сферы
общества: культуры, экономику, политику, социальную сферу.
История образования и развития Интернета обуславливает и его
основные особенности:
 открытая архитектура, то есть всеобщее равенство возможностей, при
наличии специальных технических знании.
 Управление сетью тоже построено на принципах открытости
 Саморазвитие
 Изначально отсутствие финансовой деятельности
Культура Интернета имеет также особенности. «Культура Интернета это культура создателей Интернета. Под термином «культура» я подразумеваю
набор
ценностей
и
убеждений,
определяющих
41
поведение
человека.
Повторяющиеся модели поведения способствуют выработке привычек,
которые закрепляются в учебных заведениях и неофициальных общественных
организациях. Культура отлична от идеологии, психологии и системы
индивидуальных представлений. Будучи эксплицитной, она являет собой
некую коллективную конструкцию, выходящую за рамки индивидуальных
предпочтений и оказывающую свое влияние на деятельность носителей этой
культуры, в данном случае - производителей-пользователей Интернета» [35;
с.33]. Всех «жителей» Интернета Кастельс делит на 4 категории, каждая из
которых несет свою культуру: техномеритократия, хакеры, виртуальная
община и предприниматели.
Техноэлиты характеризуются такими чертами как образованность,
обладание техническими знаниями, альтруистичность. Техноэлиты, также как
и научные сообщества можно назвать
гранулами, при этом существуют
схожие черты вступления в них
 Высшей ценностью является научное или техническое открытие
(мнение Пола Фейерабенда и Кастельса)
 Значимость открытия определяется всем сообществом.
Есть также черты, которые делают техноэлиты более открытой группой,
например: определяющим фактором вхождения также является репутация,
которая определятся личностным вкладом претендента, надлежащим образом
измеренного
исторического
и
получившего
процесса
документальное
развития
Интернета.
подтверждение
Данная
в
ходе
мобильность
и
открытость, как отмечает В. П. Кохановский, часто отсутствует в научной
элите [39; с.553], где часто элитная группа деградирует, а подлинная
интеллектуальная
элита
оказывается
не
выявленной
и
не
институализированной.
Также в техноэлитах существуют негласные нормы и правила, как было
отмечено, альтруистичность, также, стремление к всеобщему благу «путем
совершенствования своего технического мастерства за счет работы и обучения
в Сети» [35; с.36], открытый обмен знаниями, программным обеспечением.
42
Следующей составляющей культуры Интернета является сообщество
хакеров. По Кастельсу она является таковой по двум причинам: «. Во-первых,
можно доказать, что она является питательной средой для выдающихся
технических инноваций благодаря ее принципам сотрудничества и свободной
коммуникации. Во-вторых, она выступает в качестве передаточного звена
между знаниями, порожденными техномеритократической культурой, и
предпринимательской деятельностью, которая способствует распространению
Интернета по всему обществу в целом» [35; с.37]. Точного определения
понятию хакер дать достаточно трудно, тем более, что в русском языке оно
несет явно негативный характер, однако Кастельс использует его в смысле
высококвалифицированных программистов.
Соответственно культура хакеров несет аксиологический и этический
характер. Также как и в техноэлитах, основными особенностями данной
культуры является
открытость,
цель на
общее благо, под которым
подразумевается достижение максимальной продуктивности и технического
совершенства. Также основной ценностью является свобода. «Свобода
сочетается с сотрудничеством посредством практики «культуры дарения», в
конечном итоге приводящей к «экономике дарения» [35; с.42]. Отличительной
чертой от техноэлит является то, что свое открытие хакер отдает не на суд
всего сообществ, а выставляет публично, что говорит о не замкнутости и
свободе. Также, по мнению Кастельса в культуре хакеров немаловажную роль
играют
психологические
факторы,
например
наслаждение
процессом
творчества. Хакерам не нужны социальные институты, хоть они и зависят от
создаваемого ими сообщества, построенного вокруг компьютерных сетей.
Кастельс отмечает, что культура хакеров проявляется двояко: виртуально
и реально. «В целом неофициальность и виртуальность являются наиболее
характерными особенностями культуры хакеров, особенностями, которые
резко отличают данную культуру от академической культуры и других
проявлений меритократической культуры».
43
Еще одной составляющей культуры Интернета являются виртуальные
общины. Они закладывали социальные формы, процессы и применения Сети.
Данная культура неоднородна. Многие общественные движения, партии,
течения и организации пытались и пытаются использовать возможности и
гибкость Интернета, в своих целях, для распространения своих воззрений,
идеологий, для объединения друг с другом.
Несмотря на разнородность виртуальных общин, существуют две
ценности, общие для всех:
 ценность горизонтальной, свободной коммуникации [35; с. 48],
которая включает в себя открытость, свободу слова.
 Самонаправляемая организация сети, то есть возможность реализации
себя в сети
Последним звеном культуры Интернета является предпринимательская
культура.
По мнению Кастельса, Интернет «являлся необходимым средством и
движущей силой процесса формирования новой экономики, основанной на
новых правилах и методах производства, управления и экономических
расчетов». [35; с. 49] Важнейшим фактором выступало новаторство, а не
капитал при основании бизнеса в Сети. В связи с этим фактором отсутствует
риск, то есть предприниматель при организации своего дела не рискует
финансово. С другой стороны, основным фактором выступает новаторство.
По мнению Кастельса сейчас интернет бизнес выступает как «двуглавое
существо» [35; с. 50]. С одной стороны, предпринимательство носит
корпоративный характер за счет совокупности изобретателей, технологов и
предпринимателей, готовых рискнуть своими венчурными капиталами. Одной
из характерных черт предпринимательской культуры вообще, и в частности в
Интернете, является трудоголизм, но при этом стремление к роскоши. В связи
с этим Кастельс отмечает, что «Интернет-предприниматели, по-видимому,
одновременно являются
ниспровергателями традиций и поклонниками
44
золотого тельца, который представляется им символом своего личного
триумфа».
Также
данная
предпринимательская
культура
является
транснациональной и глобальной, в ней отсутствуют этнические предрассудки.
Социальный феномен, сопутствующий предпринимательству в Сети является
неустроенность личной жизни, отсутствие семей.
Кастельс считает Интернет предпринимательство инновационным по
нескольким причинам, во-первых, превознесение разума по отношению к
деньгам, во-вторых,
восприятие предпринимателей, как творцов, которые
схожи скорее художниками, в-третьих, отрыв от внешнего реального мира.
Соединяя все звенья в культуре Интернета, Кастельс считает что,
культура Интернета - это культура, построенная на технократической вере в
прогресс человечества под воздействием техники, принятая сообществами
хакеров, развивающимися на основе свободного и открытого технического
творчества, внедренная в виртуальные сети, ставящие своей целью построение
нового
общества,
и
материализованная
вдохновленными
прибылью
предпринимателями в творениях новой экономики.
Кастельс рассматривает не только специфическую культуру Интернета,
но и влияние сети на общество. Одной из сфер общества, которая претерпела
коренные изменения, является экономика. Бизнес претерпел многочисленные
изменения
связи с развитием Сети, помимо организации Интернет
предпринимательства,
сотрудников
важным
компаний.
становится
Кастельс
под
сетевое
понятием
общение
электронный
внутри
бизнес
подразумевает «любую деловую активность, основные проявления которой в
сфере менеджмента, финансирования, внедрения инноваций, производства,
дистрибуции, продаж, отношений с наемными работниками и потребителями
реализуются, главным образом, посредством Интернета или в Интернете или
других
компьютерных
сетях
независимо
от
характера
связи
виртуальными и физическими параметрами данной фирмы» [35; с. 56].
45
между
В
данном
контексте
Кастельс
рассматривает
трансформацию
практической деятельности фирмы; взаимоотношения между Интернетом и
рынками капитала; роль труда и гибкая практику занятости в сетевой бизнес модели; специфичность новаторства в электронной экономике в контексте
повышения производительности труда.
Ранее встречающаяся в работах Кастельса модель сетевого предприятия
в данном контексте раскрывается по иному. Сетевое предприятие автор
понимает как «организационную форму, образующуюся вокруг бизнеспроектов, появляющихся в результате сотрудничества между различными
компонентами разных фирм, которые объединяются в одну сетевую структуру
на период работы над данным бизнес - проектом и реконфигурируют свои сети
для реализации каждого из проектов. Сетевое предприятие развивается на
основе комбинации различных сетевых стратегий». [35; с. 57] Сетевое
предприятие по Кастельсу не является фирмой в экономическом плане, а
скорее
это
дополнительный
фактор
для
управления
экономической
деятельности, ориентирующейся на конкретные бизнес-проекты, которые
реализуются через посредство сетей различного состава и происхождения.
Соответственно, сеть - это предприятие. «В то время как фирма продолжает
оставаться организационной единицей, ассоциирующейся с накоплением
капитала, правами собственности (в большинстве случаев) и стратегическим
управлением, практика деловых отношений реализуется с помощью сетей ad
hoc» [35; с. 57].
Примером сетевой бизнес модели Кастельс называет Cisco. Описывая
данную компанию, основным фактором удачного экономического развития
называют обратную связь между потребителями и производством в реальном
режиме времени, плюс введение технических инноваций. Также примерами
предприятий, использующих сетевую модель, являются Dell, Nokia, Hewlett
Packard, IBM, Sun Microsystems и Oracle. Важным фактором влияния
Интернета на бизнес модели является то, что он делает возможными
46
 Масштабируемость. Возможность как локальных, так и глобальных
сделок и связей зависимости от удобства и выгоды компании.
 Интерактивность, то есть онлайновый режим договоров, отсутствие
вертикальных каналов коммуникаций. Результатом является улучшение
качества информации и взаимопонимания между партнерами в процессе их
делового сотрудничества.
 гибкость управления, которая является необходимым фактором
успешного предприятия.
 Брэндинг, который является еще и своеобразным контролем качества.
 ориентацию на потребителя в рамках сетевого мира бизнеса.
В
эпоху
Интернета
большинству
фирм
приходилось
изменять
экономические стратегии, что связано с неконкурентоспособностью статичных
фирм. В данном аспекте Кастельс обращает внимание на факторы,
необходимые для выживания Интернет предприятий.
Также, по мнению Кастельса, изменяется и труд в условиях электронной
экономики.
Электронная
экономика
не
может
функционировать
без
работников, способных совладать - как в техническом, так и в содержательном
плане, - с морем информации, организующих ее, концентрирующих ее и
преобразующих ее в специальные знания в соответствии с целями и задачами
рабочего процесса. Работники данной сферы должны обладать высшим
образованием и таким качеством как инициативность. Важным также является
умение переподготовки, мобильность. «Самопрограммирующаяся рабочая
сила нуждается в определенном типе образования, на основе которого
накопленный работником запас знаний и информации может расширяться и
видоизменяться на протяжении всей его (или ее) трудовой жизни» [35; с. 7576]. Также важным для подготовки специалистов в данных областях является
умение учиться, что обусловлено устареванием информации, развитием самих
технологий с большой скоростью. Также как отмечает Кастельс, важным
является само положение работника в структуре электронного предприятия.
Горизонтальная структура данных предприятий не может существовать без
47
коллективного, равноправного труда, в котором работник должен проявлять
свой собственный интеллектуальный капитал, а не только подчинятся выше
стоящим структурам.
Талантливые люди - это главный фактор производства в сфере
электронного бизнеса. С этим связано и то, что все сейчас основывается на
способности привлекать, удерживать и эффективно использовать талантливых
работников.
На
конкурентном
рынке
труда
с
высоким
спросом
на
самопрограммирующуюся рабочую силу фирмы прибегают к целому ряду
ухищрений, с тем, чтобы удержать лучших своих сотрудников. Помимо
обычных в таких случаях уловок (финансовые льготы, подарки, премии),
основная стратегия по закреплению сотрудников на фирме заключается в
частичных выплатах посредством опционов акций, позволяющих тем
воспользоваться результатами деятельности данной фирмы. Все это связывает
успех фирмы с работой специалиста.
Такой интерес к самопрограмирующимся работникам вызвал дефицит
их на рынке труда. В связи с этим Кастельс отмечает еще одну немаловажную
тенденцию. Несмотря на гендерное разделение в профессиональной сфере,
рынок труда пополняется именно женщинами, в связи с тем, что повысилось
число женщин, окончивших высшие учебные заведения. Соответственно они и
восполняют ряды гибкой, мобильной, квалифицированной рабочей силы.
Структурное встраивание женщин в рынок труда оказалось необходимым
условием для развития новой экономики с долговременными последствиями
для семейной жизни и для всей общественной структуры в целом. Также
источником
рабочей силы
становятся
иммигранты.
Согласно данным
Саксенян, приведенным Кастельсом «в 1990-х годах примерно 30% от общего
числа новых компаний Силиконовой долины возглавляли исполнительные
директора-иммигранты из Китая или Индии. И это не считая многочисленных
предпринимателей-иммигрантов
других
национальностей,
в
частности
граждан России, Израиля и Мексики. Европа, несмотря на рост ксенофобии,
осознала
реальность
привлечения
48
профессиональных
работников-
иммигрантов, поскольку прогнозы на 2004 год показывали, что европейские
рынки труда окажутся не в состоянии удовлетворить свыше 25% потребностей
в работниках информационных технологий. В 2000 году в Великобритании
был принят законодательный акт о предоставлении 100 тысяч специальных
иммигрантских виз
ежегодно.
То же
самое,
несмотря
на
протесты
общественности, сделала и Германия, выделив квоту в 20 тысяч виз. В
Финляндии компания Nokia оказывала давление на правительство с целью
добиться снижения весьма высокого подоходного налога до 30%-ного уровня
для лиц наемного труда, работающих в Финляндии в течение ограниченного
срока. Это было необходимо Nokia для привлечения профессиональной
рабочей силы, которая требовалась компании для того, чтобы она смогла
вписаться в новый виток технического новаторства» [35; с. 78]. Важно еще и
то, что данная рабочая сила часто не остается на совсем в данных странах, а
часто имея капитал возвращается к себе на родину и организовывает там
собственные фирмы. Данное явление Кастельс называет «циркуляцией умов».
Гибкость трудового процесса, разнообразие схем занятости и условий
работы и индивидуализация трудовых отношений представляет собой
системные особенности электронного бизнеса. Гибкая практика использования
рабочей силы имеет тенденцию к распространению из этого ядра новой
экономики по всему рынку труда, тем самым, внося свой вклад в появление
новой разновидности социальной структуры.
Новая экономика существует благодаря резкому скачку в повышении
производительности
труда.
Как
отмечает
Кастельс
измерение
производительности труда достаточно сложно, с чем и столкнулись многие
экономисты. В условия новой экономики оно осложнилось еще тремя
факторами:
 число занятых в сфере услуг очень велико, при том, данной сфере
трудно измерить производительность труда.
 статистические
категории
устарели
применимыми для новой экономики.
49
и не
являются
адекватно
 работа в глобальных сетях с трудом подается точному бухгалтерскому
учету.
Однако Кастельс отмечает тенденции Американской экономики и
приводит статистику, которая доказывает, что только производительностью
труда
можно
объяснить
возникновении
новой
экономики
способной
развиваться с постоянно высокой скоростью при почти полной занятости, с
ростом доходов и низкой инфляцией на протяжении длительного периода
времени: «Если в период 1985-1995 годов производительность труда в США
увеличивалась со среднегодовой скоростью 1,4%, то с 1996 по 2000 год эта
скорость возросла вдвое, составив 2,8%. В течение двенадцати месяцев между
вторым
кварталом
1999
года
и
вторым
кварталом
2000
года
производительность труда росла с ошеломляющей скоростью 5,2%. Согласно
различным оценкам, в течение десятилетнего периода 2000-2010 годов
предполагаемый рост производительности будет составлять от 2,3 до 4% в год,
хотя падение курса акций в 2000-2001 годах и позже способно существенно
изменить этот прогноз в результате уменьшения инвестиций, а тем самым и
внедрения инноваций, роста производительности и экономического роста. Тем
не менее в последнем квартале 2000 года в условиях значительного спада
американской
экономики
производительность
труда
увеличивалась
со
среднегодовой скоростью 2,4%, меньшей по сравнению с предыдущим
кварталом, однако все еще достаточно высокой, чтобы довести годовой рост
производительности за весь 2000 год в целом до 4,3%. Таким образом, даже
использование
более
низкого
порога
оценок
будущего
роста
производительности - примерно в 2,3% ежегодно - позволило бы существенно
улучшить показатели по производительности труда в США для двух
предшествующих десятилетий с обеспечением основы для подъема новой
экономики, чьи форма и логика все еще находятся на стадии развития» [35; с.
81].
Аналогичные тенденции происходят, по мнению исследователей, по
всему миру. Новая экономика-это в первую очередь глобальная экономика,
50
экономика, не знающая национальных границ. С другой стороны, по мнению
Кастельса, это не просто онлайновая экономика, а система, основывающаяся
на
новых
информационных
технологиях,
зависящая
от
самопрограмирующийся рабочей силы, организованная на базе компьютерных
сетей.
Также неотъемлемой частью всего выше перечисленного является
новаторство. Вопрос об инновациях в новой экономики приобретает иной
смысл. Важными являются две особенности данной системы: открытость
исходников; онлайновой взаимодействие. Новаторство, по мнению Кастельса,
все же остается продуктом умственного труда, но в данном случае перестает
быть индивидуальным, становится коллективным. «Ни один отдел разработки
не сможет сравниться по своей продуктивности с глобальной кооперативной
сетью: в самом деле, именно так, давая колоссальную отдачу, развиваются
основные отрасли науки» [35; с.84]. Встает вопрос о получении прибыли от
таких коллективных инноваций. «Путем разработки приложений, продажи
услуг, компоновки программ и пользовательской настройки, как это делает
Red Hat с Linux, a IBM - с Apache. Или же путем продажи оборудования,
хорошо работающего на основе технологий с открытыми исходниками, как это
делает Sun Microsystems с Java и Jini» [35; с. 85].
Новая экономика, зависящая т Интернета, можно даже сказать
базирующаяся на нем со временем трансформирует старую, традиционную
экономику. Новая. Кастельс считает возможным предсказать факторы, на
которые опирается данная система. Тремя основными факторами для развития
новой экономики, как уже отмечалось, Кастельс считает:
1. Генерирование новых знаний в области науки, техники и управления.
В данном факторе подчеркивается наличие развитой системы научных
исследований
2. Наличие
силы,
способной
высокообразованной
использовать
самопрограммирующейся
новые
51
знания
для
рабочей
повышения
производительности труда. Такая рабочая сила пропорционально зависит от
количества выпускников высших учебных заведений.
3. Наличие предпринимателей, могущих и желающих рискнуть на
поприще превращения инновационных бизнес - проектов в реальный бизнес. В
данном пункте немаловажным является наличие финансирования данных
бизнес проектов.
Другой
сферой,
на
которую
повлияли
информационно
–
коммуникационные технологии Кастельс ставит общество, социальную сферу.
Возникает двоякие оценки влияния Интернета на общественную жизнь.
Одной стороной является полное одобрение и преувеличение положительного
влияния Интернета, как явления породившего новые сообщества. С другой
высказывается отрицательная оценка Интернета, как фактора, приведшего к
разрыву общественных связей, к социальной изоляции, разрушению института
семьи. Не одобряется Интернет, и как заместитель реальности, создающий
аналоговый мир, деструктивный для человека. Кастельс считает, что данные
споры плохо отразились на развитии самого Интернета:
 Тормозилось распространение Интернета. Многие наблюдения за
первыми пользователями создали дистанцию между Сетью и обществом.
 Практически
не
уделялось
внимание
профессиональным
исследованиям Интернета. Выводы делались дилетантами.
 Стереотипы
компьютерных
фанатиков,
создали
образ
«сумасшедшего» пользователя.
Кастельс
в
главе
своей
работы,
посвященной
социальности,
рассматривает социальную реальность и виртуальность Интернета. В начале
использования, как показывает история возникновения Интернета, он был
использован как инструментарий, просто канал передачи данных. С
распространением сети, Интернет стал использоваться социальной практикой,
что повлияло и изменило и саму сеть. Интернет стал более доступным, что
наводнило его разнообразными пользователями, сред которых немаленький
процент составляют подростки. Ролевые игры, которые заполняют онлайн
52
пространство, помогают подросткам само идентифицироваться. Кастельс и
другие ученые считают, что «ролевые игры - это впечатляющий социальный
опыт, который, однако, в наши дни составляет лишь незначительную часть
социального взаимодействия посредством Интернета» [35; с. 97]
Манюэль Кастельс приводит результаты исследований американских
аналитиков Интернета, таких как Ди Маджио, Харгиттаи, Ньюман и Робинсон,
Уэллман, которые к сожалению, не переведены на русский язык. Аналогичных
исследований в России не проводилось.
Судя по данным
этих аналитиков, пользователи Интернета в своем
социальном поведение не сильно отличаются от остальных. Отмечается, что у
пользователей
Сети
расширяются
масштабы
социальных
контактов,
появляется большая общественная активность. Замечен кумулятивный эффект
интенсивного использования Интернета на плотность социальных отношений.
«Основная часть имеющихся данных не подтверждает мнение, согласно
которому использование
Интернета
ведет
к
ослаблению
социального
взаимодействия и усугублению общественной изоляции». [35; с. 101].
Несмотря на положительные результаты исследований, имеется и ряд указаний
на то, что при определенных обстоятельствах использование Интернета может
выступать в роли заменителя других видов социальной активности, таких как
сон, работа по дому, забота о семье. Кастельс в след за приведенными
аналитиками считает, что изучение социального взаимодействия в Интернете и
его посредством должно быть помещено в контекст трансформации моделей
социальности в нашем обществе. Не следует пренебрегать значимостью
технологической среды, нужно вводить специфическое для нее воздействие в
общую эволюцию моделей социального взаимодействия и в их отношения с
материальным
обеспечением
такого
взаимодействия:
пространством,
организациями и коммуникационными технологиями.
Рассматривая понятие «виртуальное сообщество» Кастельс отмечает его
неопределенность и неоднозначность. В эпоху Сети предлагается использовать
определение,
предложенное
Уэллманом:
53
«Сообщества
-
это
сети
межличностных
связей,
обеспечивающие
социальное
взаимодействие,
поддержку, информацию, чувство принадлежности к группе и социальную
идентичность»
[35;
с.103]
многие
люди
преувеличивают
социальную
значимость Интернета. По мнению Кастельса часто в Сети используется одно
или два проявления социальности. В значительной степени тема, вокруг
которой строится онлайновая сеть, определяет состав ее участников.
Аналитики Интернета отмечают тенденции к индивидуализму, который
находит свое отражение в Сети, в роди доминирующей социальности. Сетевой
индивидуализм это социальная структура, а не собрание изолированных
индивидуумов. Именно индивидуумы строят свои сети, онлайновые и
оффлайновые, основываясь на своих интересах, ценностях, склонностях и
проектах. Опорой сетевого индивидуализма, по мнению футурологов
Интернета, становится коммуникационный гибрид, который сводит воедино
место в физическом пространстве и киберпространстве.
Следующей общественной системой, на которую повлиял Интернет,
стала политика. По мнению Кастельса, «Общественные движения и
политический процесс использовали, и будут использовать Сеть во все
возрастающей степени с превращением Интернета в главный инструмент
деятельности, информирования, вербовки, организации, доминирования и
контрдоминирования» [35; с.111]. Кастельс выделяет 4 области, в которых
происходит взаимодействие Интернета с процессами социально-политических
конфликтов, управления и др. :
1. новая динамика общественных движений
2. объединение локальных сообществ посредством компьютерных сетей
и значимости этого процесса для гражданского участия
3. использование Интернета в практике информационной политики
4. возникновение ноополитики и кибероружия на геополитической
арене.
Сетевые
общественные
движения
существуют
по
причинам
мобилизации сообществ вокруг культурных ценностей, заполнения разрыва,
54
оставленного
кризисом
вертикально-интегрированных
организаций,
унаследованных от индустриальной эпохи.
Одним из течений, по нашему мнению, достаточно закономерным
становится течение антиглобалистов, которые организуются посредством
Интернета.
Движение
антиглобалистов
не
имеет
постоянной
профессиональной организации, у него нет какого-то центра, структуры
управления или общепринятой программы. С одной стороны новизны это
движение не имеет, настроения антиглобалистов существуют еще с 70 годов.
Но в сегодняшнем мире их особенностью становится сетевая структура и связь
через Интернет. Также характерной чертой всех и этого движения в Интернете
становится свобода, который не могут в полной мере обладать реальные
движении.
Как
бы
анти
-
движением
становится
явление
глобализации
общественных движений. Опираясь на исследования Коэна и Рэя, Кастельс
выделяет 6 типов общественных движений, характеризующихся глобальными
масштабами координации и активности:
1. движение за права человека
2. женское движение
3. защитники окружающей среды
4. рабочее движение
5. религиозное движение
6. движение за мир (антимилитаристское)
Все Интернет движения, становится в зависимости от Сети, при этом
видоизменяя ее и давая ей новую функцию, общественных преобразований.
55
Глава 2. Информационные технологии как фактор создания новой
реальности в условиях современного образования
2.1 Новые информационные технологии и виртуальные реальности
в образовательном процессе
Виртуальными реальностями по определению виртуального словаря
называют
(лат. virtus
—
потенциальный,
возможный;
лат. realis
—
действительный, существующий) — создаваемый техническими средствами
мир на любом субстрате и передаваемый человеку через его привычные для
восприятия материального мира ощущения: зрение, слух, обоняние и другие.
Синонимы: электронная реальность, компьютерная модель реальности. Для
создания убедительного комплекса ощущений реальности компьютерный
синтез свойств и реакций виртуальной реальности должен производиться в
реальном времени. Объекты виртуальной реальности должны вести себя
аналогично объектам материальной реальности. Пользователь может иметь
возможность
воздействовать
на
объекты
виртуальной
реальности.
В
виртуальных мирах создана физика, подобная реальной (гравитация, свойства
воды, столкновение с предметами и т. п.), но часто в развлекательных целях
пользователи виртуальных миров могут больше, чем возможно в реальной
жизни, например, летать, создавать любые предметы и т.п.
Термин виртуальная реальность используется во многих значениях.
Многие области науки пользуется данным понятием, например физика для
обозначения мнимости некоторых объектов или компьютерная графика при
описании трехмерных моделей. Специалисты фирмы
«VPL Research»
придумавшие термин «virtual reality», описывают аппарат ее создания как
«средство, способное воссоздавать сны при пробуждении»
Виртуальная реальность – это «трехмерные цифровые конструкты (3D
digital
construction)
архитектоничные,
информационно-насыщенные,
моделирующие ландшафты». По мнению Ж. Бодрийара «именно такова
модель возвращения информации и коммуникации на круги своя в
кровосмесительной ротации, во внешней неразличимости субъекта и объекта,
56
внутреннего и внешнего, вопроса и ответа, события и образа… модель,
которую можно представить только в виде петли, подобной математическому
знаку бесконечности». [10; с.82] Пространственной метафорой такой модели
является лента Мебиуса, «где переплетаются экран нашей вычислительной
машины и ментальный экран нашего собственного мозга». [10; с.82]
Компания «Silicon Graphics», которая специализируется на выпуске
компьютеров для работы с графикой, является первооткрывателем в этой
области, и именно ей принадлежал первый аппаратно-программный комплекс
работы
с
виртуальной
реальностью
«Reality-Engine»,
где
двумерное
изображение, представленное на обычном компьютере этой компании, не
требовало специального преобразования. Выпуск новой системы был начат
компанией в декабре 1992 г.
Специалисты по компьютерным технологиям сегодня
обозначают
«виртуальной памятью» компьютер РАМ, работающий в таком режиме, будто
у него за жесткой арматурой есть память. Термин «виртуальный» подошел для
обозначения разнообразных компьютерных явлений от виртуальной почты до целых рабочих групп на компьютерных сетях,
до виртуальных библиотек и даже виртуальных университетов.
Однако
термин
«виртуальный»
появился
задолго
до
появления
компьютера. Данный термин применяет и Дунс Скотт для того, чтобы
преодолеть пропасть между формально единой реальностью (предполагаемой
нашими
концептуальными
ожиданиями)
и
нашим
неупорядоченно-
разнообразным опытом.
Как было отмечено ранее, оценка явлений информационных технологий
и
виртуальных
реальностей,
их
соотношения
различна
в
подходах
отечественных и западных философов. Отечественный философ В. М. Розин
рассматривает информационные технологии, как главный фактор создания
виртуальных реальностей. Следует заметить, что данное понятие существует
достаточно давно, но современная ситуация имеет качественные отличия. В.
М. Розин предлагает называть это явление ВР – явлениями. Исследователь
57
отмечает, что данное явление вызывает споры по поводу определения и
сущности виртуальных реальностей: «Как сведение виртуальных реальностей
к компьютерным реальностям, так и трактовка всех реальностей как
виртуальных нам кажутся неверными с методологической точки зрения. В
первом случае исчезают все психологические измерения, без учета и научного
описания которых невозможно разработать виртуальные реальности. Во
втором остается в тени то, что виртуальные реальности создаются на основе
компьютерных технологий и специальной техники». [51; с.105]
Сам В. М. Розин находит сходство символических и виртуальных
реальностей,
выделяет
прожективные
и
4
типа
пограничные,
последних:
по
областям
имитационные,
употребления.
условные,
Первыми
разработчиками в этой области были военные, создававшие имитации боевых
событий и действий, а также тренажеры для быстрого обучения ведению боя в
ситуациях,
создаваемых
такими
имитациями.
В «Business Week» читаем: “Итак, представьте себе, что вы находитесь
вместе с нами в просторной, обшитой деревянными панелями комнате.
Полковник
Джек
Торп,
один
из
специалистов
по
компьютерному
моделированию Управления перспективных НИОКР министерства обороны,
гасит
свет,
включает
компьютер
—
и
в
комнату
с
трех
сторон
полутораметровых экранов, расположенных прямо перед вами, врываются
грохот и сполохи танковой атаки. В мгновение ока вы оказываетесь внутри
танка, несущегося по иракским пескам, и отнюдь не в качестве стороннего
наблюдателя — вы выполняете ту же задачу, которая стояла перед 2-м
танковым соединением американской армии в одном из сражений операции
“Буря в пустыне”. И хотя качество изображения на экранах не лучше, чем при
просмотре обычного видеофильма, у всех возникает ощущение абсолютной
реальности происходящего: вот один из летящих прямо в танк снарядов
взрывается с оглушительным грохотом — и головы зрителей невольно
вжимаются в плечи. Любопытно, что во время подобных тренировок, которые
проводились с военнослужащими, одни солдаты «в ходе боевых действий»
58
нередко покрывались холодным потом, другие же от нервного напряжения
изрыгали потоки проклятий и ругательств. Но этот результат — не
единственный: после занятий на видеотренажере у членов танковых экипажей
резко повысился уровень боевой подготовки”.
В своем взгляде на
имитационные реальности В. М. Розин отстает от сегодняшних технологий,
учитываю то, что его работа написана в 1998 году, техническое обеспечение
стало гораздо развитее и совершеннее и уже не существует таких проблем,
какие он описывает:
«Тяжелые очки-видеофоны ограничивают движения
головы. Качество изображения оставляет желать лучшего. Между командами и
их исполнением
наблюдаются
неприятные
задержки.
Проблемы и с
перчатками — оптические волокна хрупки и часто ломаются; перчатки лучше
передают взмахи руки, чем более тонкие движения. Более того, регенерация
реалистической компьютерной графики и полноценных симуляций требует
огромной
компьютерной
мощи:
приходится
подключать
несколько
компьютеров и думать об оптимальном распределении нагрузки. К тому же
написать и проверить программное обеспечение, необходимое для создания
ВР, весьма сложно — при этом, как выяснилось, практически невозможно
избежать ошибок. Но дело не только в качестве облачения и компьютерной
технике программирования. Еще не удалось разработать и телевизионную
камеру, способную оцифровать изображение простой комнаты, с целью
воссоздания ее в компьютерном пространстве: компьютеры пока не в
состоянии выделять в видеокадре очертания предметов на фоне посторонних
линий и теней».
За 10 лет ситуация изменилась и сейчас технических
возможностей достаточно для создания идеальных имитационных моделей.
Следующий тип виртуальной реальности, рассматриваемой исследователем
«условный», который выступает по отношению к реальному миру в виде
схемы или модели. «Раньше динамику изменения рыночной стоимости акций,
входящих в пакет пенсионного фонда «Ти-Ай-Эй-Эй-Си-Ар-И-Эф» с активами
в 105 млрд. долл., могли контролировать лишь специалисты, способные
следить за сотнями то и дело меняющихся чисел, которые отражают процессы,
59
происходящие на рынке ценных бумаг. Теперь же система «Максус»,
использующая программное обеспечение компании «Сенс-8», фиксирует все
данные о состоянии рынка и выдает их пользователю в виде картинок, где в
трехмерном пространстве цветные квадраты, обозначающие различные пакеты
акций, передвигаются по диаграмме, в которой представлены различные
сектора рынка и промышленности. В результате экран ПК непрерывно выдает
самые последние данные о финансовой активности, и этот «документальный
фильм» в каждую единицу времени в точности соответствует реальным
событиям. Специалисту по банковским ценным бумагам достаточно одного
взгляда на экран, чтобы оценить ситуацию». [50] При моделировании
процессов она все равно рассматривается как всего лишь имитация.
Также Розин относит к данному типу реальность, разработанную Крюгером.
«В
его
технологии
изображение
силуэта
человека
комбинируется
с
компьютерной картинкой среды, и все это пользователь видит на большом
проекционном экране. Положение тела (особенно рук и головы) в реальном
пространстве
отслеживается
телевизионными
камерами,
мгновенно
посылающими информацию компьютеру, который столь же быстро реагирует
изменением графических изображений: это решает проблему сдвига времени
между действием человека и ответом системы. Система Крюгера не требует
специальной экипировки. Таким образом, хотя условные виртуальные
реальности и моделируют определенные ситуации или действия, вовсе не
требуется, чтобы события в них были похожи или неотличимы от тех, которые
человек переживает и проживает в моделируемых
реальностях [50]. Здесь
явно практическое применение этого типа, при технической простоте.
Прожективный тип тоже имеет чисто практическое значение, к нему относят
реальности, спроектированные исходя из каких либо идей. Примерами могут
служить, например, «В условной графической комнате кувырком летают
упругие геометрические формы, а электронные тени рук наносят по ним
увесистые удары, от которых камни деформируются. Временами, сталкиваясь
друг с другом или со стенами (полом, потолком), они разлетаются на куски с
60
пронзительным визгом [50]» или мир Коиоти Мураками и его коллег. «Они
создали сюрреалистический мир-аквариум. Населяют его дружелюбные
создания — грибообразные формы и монстровидная рыба, реагирующие на
сигналы и жесты, подаваемые киберперчаткой. Собственно, мир этот —
лаборатория для исследования взаимодействия людей с мыслящими и даже в
своем роде интеллигентными компьютерами». [50] В. М. Розиным отмечается,
что чаще всего эти идеи научные. Последний тип, пограничный просто
дополняет обычную реальность. К примеру, «компьютерные томографы и
ультразвуковые
сканеры
показывают
врачам
объемные
изображения
внутренних органов в любом нужном ракурсе, условный цвет несет
дополнительную информацию. В стадии разработки сейчас находится
комплекс для радиотерапии: здесь рентгеновские снимки раковой опухоли
компьютер сводит в трехмерное изображение, и радиотерапевт, видящий ее
«вживую»
со
всеми
метастазами,
ориентирует
пучки
излучения
с
исключительной точностью». [50] Философ В. М. Розин выделяет три плана
изучения виртуальных реальностей: «компьютерную реальность, собственно
виртуальную реальность и виртуальные состояния человека, находящегося в
виртуальной реальности, т.е. состояния виртуального пользователя. Первый
план относится к ведению дисциплин технологического цикла, второй — к
специальной теории символических реальностей, третий — к психологии» [51;
с.109]. В заключение своей работы В. М. Розин делает небольшой прогноз
будущего реальностей. Во-первых, создание виртуальных реальностей, как
переход к пятой технологической революции. Во-вторых, деструктивное
влияние на человека и поглощение его новыми реальностями, данный вопрос у
него достаточно спорный. Подход В. М. Розина кажется нам неполный и в
данной ситуации устаревшим. Работа 1998 года не отражает современной
ситуации по многим факторам: техническая оснащенность стала совершеннее,
в России распространился Интернет, с которым связаны новые эффекты и
новые реальности, виртуальные реальности стали носить общий характер, что
отразилось не только на отдельном человеке, но и на обществе в целом.
61
Если рассматривать соотношение новых информационных технологий и
виртуальных реальностей, то многие исследователи считают, что технологию
являются базой для развития реальностей. Безусловно, подход Розина устарел
в технических, но не в главном. Действительно в большинстве случаев
информационные технологии - это база для развития виртуальности, при этом
существенно то, что при взаимодействии этих явлений возникает новый
феномен, который зависит и от одного
киберпространство и киберкультура.
62
от другого, так называемое
2.2. Киберкультура и ее роль в образовании
Киберкультурой, по мнению словарей, является направление в культуре,
основанное на использовании возможностей компьютерных игр и технологий
виртуальной реальности.
Феномен же киберкультуры гораздо шире данного определения.
Описывается он многими науками, как социо - гуманитарными, так и
техническими. В пространстве Интернета существуют такие стили как
киберпанк. Да и сам Интернет иногда отождествляют с киберпространством.
Термин
киберпространство
впервые
употреблен
Уильямом
Гибсоном,
канадским писателем-фантастом, в 1982 в его новелле «Сожжение Хром«
(«Burning Chrome«) в журнале Омни. Применяется для описания
единой,
согласованной галлюцинации миллиардов людей. Он написал о сверкающем
мире, создавшем новую вселенную электронной медиации, где факты
воспринимаются в своем физическом проявлении - не только слышатся и
видятся, но и чувствуются.
Позже оно было популяризировано в «Нейроманте« («Neuromancer«).
Френсис Хэмит, исследователь, занимающийся проблемами новых
информационных технологий, в своей работе «виртуальная реальность»
считает киберпространство сферой информации, полученной по средствам
электроники. Также, по его мнению, в связи с киберпространством возникают
некоторые эффекты, характеризующие ее. Один из таких «флоу» - (поток,
течение) – «чувство единства с машиной, заставляющее людей работать с ней
целыми днями» [75]
Как
считает
универсум,
Майкл
параллельный
Бенедикт,
универсум,
киберпространство
созданный
и
это:
«Новый
поддерживаемый
компьютерной сетью и коммуникативными линиями. Мир, в котором
глобальное движение знания, загадок, измерений, индикаторов, развлечений и
меняющегося человеческого фактора принимают форму знаков, звуков,
никогда
не
присутствовавшего
на
поверхности
являющегося в безбрежье электронной ночи»
63
земли
многоцветья,
Рассматривая отечественные исследования данного вопроса, мы уже
отмечали рассмотрение Н. А. Носовым феномена новых информационных
технологий сквозь призму киберкультуры, для которой хоть и есть
предпосылки, но как таковой ее на день написания его статьи, не существует
В настоящее время данный феномен безоговорочно существует.
Хотелось бы отметить, что полного философского осмысления, данное явление
не нашло. Существуют мысли отдельных людей, но цельной концепции не
существует.
Не
удивительно,
что
некоторые
исследователи
называют
киберпространство – миром симулякров, химер и ирреальности. «Создается
новый постгенетический осевой код: человек (human) (H) – машина (РС) –
киборг (cyborg) (C) – машина N (РСN) – постчеловек (posthuman) (PH)  H –
PC – C – PCN– PH. Такова «формула расчеловечивания» (dishumanum),
следствием чего может быть дегуманизация». [66; с. 18]
Также выделят такие черты киберкультуры (которые характерны в
большинстве своем и для Интернета) как
a. открытость. Точнее, она может быть открыта для тех, кто готов
приложить некоторые усилия для изучения основ ее существования и
преодоления барьеров, особенно в сфере технических знаний, а также уровня
материальной жизни, т.к. систематическая работа с компьютерной техникой и
Интернет требуют постоянной солидной финансовой подпитки.
b. Публичность ее обитатель. Несмотря на частичную анонимность,
возможность скрытия реальных данных, имени, житель этого пространства
находится под пристальным вниманием таких же анонимов, как и он.
c. Существование определенных «мест» скоплений представителей
данной культуры.
«Онлайновые», такие как форумы, чаты, ICQ, так и
«оффлайновые», к примеру, почтовые ящики, клубы, ЖЖ (живые журналы)
Также киберкультура обладает собственной стратификацией, которая
обладает некоторыми свойствами:

Отсутствие жесткости, отсюда лояльность к «обитателям» данной культуры.
64

Касты», «кланы» киберкультуры, где бы они не находились, в принципе
готовы, хотя бы к минимальным контактам друг с другом. Также велика и
возможность мобильности рядовых членов кланов в смысле перехода их в
другую касту или клан.

Неустойчивость статусов представителей культуры

Отсутствие строгой субординации в отношениях между «верхами» и
«низами».

наличие традиций, обычаев и ритуалов, характерных для представителей
данной культуры.

анонимность, с чем связана мобильность. То есть человек может
неограниченно менять свои параметры, без ограничений.
Помимо киберкультуры существует феномен культуры, можно даже
сказать субкультура, которая носит название «киберпанк».
Категория киберпанк было сформулированна писателем Брюсом Бетке в
1980 году, который публикует роман с таким же названием. Непосредственно к
киберпанку произведение не имеет прямого отношения. Просто одним из
героев произведения, хакером, используется «панковская» прическа в виде
особенности образа.
Тем
не менее,
именно данная
категория
была
использована редактором Гарднером Дозуа в его рецензии на романы Уильяма
Гибсона. В дальнейшем именно данная дефиниция именно в том контексте, в
котором Дозуа обобщает стилистику, придуманную Гибсоном, и стала
определением киберпанка как отдельного жанра.
Словарь дает такое определение киберпанка: «поджанр научной
фантастики, описывающий мир недалёкого будущего, в котором высокое
технологическое развитие (преимущественно в сфере информационных
технологий) соседствует с глубоким социальным расслоением, нищетой,
бесправием, уличным беспределом в городских трущобах. Киберпанковые
сюжеты часто построены вокруг конфликта между хакерами, искусственным
интеллектом и мегакорпорациями. Киберпанковские миры, как правило,
являются постиндустриальными антиутопиями и описывают общество,
65
находящееся на пороге бурных социальных и культурных преобразований, где
новые технологии используются способами, не предусмотренными их
создателями» [68].
66
2.3 Влияние новых информационных технологий на формирование
личности в условиях современного образования
«СПИД, крах, информационные вирусы – все это лишь видимая часть
катастрофы, 90 % которой скрыто в виртуальном мире. Настоящей,
абсолютной катастрофой будет катастрофа вездесущности всех сетей,
всеобщей призрачности информации, от чего, по счастью, нас защищает
информационный вирус. Благодаря нему мы не движемся по прямой линии к
концу информации и коммуникации, что было бы равносильно смерти» [10;
с.101].
Некоторые ученые говорят о появление нового вида человека, который
стал таковым всего за десятилетие – это «человек кликающий». По мнению В.
В. Тарасенко, это преобразование не случайно. Началось все с утилитарности
изобретений, облегчающих жизнь человеку и их влиянию на него. «Вместе с
тем, в кнопке мы имеем дело с изобретением некоего нового положения тела
(как минимум пальца, руки) в пространстве. Доведение этого нового
положения до уровня утилитарности влечет совершенно новые культурные и
телесные практики. Причем в момент изобретения прагматика нового отнюдь
не является очевидной» [60; с.114].
Возникает вопрос, как незначительное изобретение смогло повлиять на
человека столь радикальным образом. Так или иначе, но то, что раньше палец
учинял с перцептивными образами перед носом человека , он начал вытворять
с образами на экране монитора.
«С кнопкой человек начал по-новому руководить» [60; с.114]. А. Генис
считает: «Высшим достижением демократии называют пульт дистанционного
управления, который позволяет переключать каналы, не вставая с кресла.
Благодаря этому маленькому аппарату зритель вернул себе контроль над
голубоглазым монстром. Он, например, не позволяет подвергать себя
демонстрации «коммершлс», перепрыгивая с рекламы на другой канал,
которых уже сейчас в Америке с полсотни, а скоро будет с полтысячи. Зэппинг
(русская транскрипция от англ. zapping) - на профессиональном жаргоне
67
обозначает
переключение
телевизионного
канала
с
помощью
пульта
дистанционного управления, телезрителем, избегающим просмотра рекламных
блоков». [40]
В безумии «зэппинга» есть своя система: вместо реки с сильным
течением зритель как бы погружается в океан, в море, обтекающее его со всех
сторон. Так зритель вырывается из рук автора - зрелище отобрали у его
создателя. Произошел демократический переворот, и истинным автором
программы стал ее зритель. Манипулируя переключателем каналов, он из
обрывков и фрагментов собирает сам себе персональное развлечение.
Тарасенко вводит и термин человек кликающий. Click (англ.) – в
компьютерной терминологии – нажать сделать засечку, отметить; double-click двойное нажатие.
Переход к компьютерной коммуникации телесен, инвалидизирован и
сопровождается появлением новых практик социального управления и
принуждения.
По мнению В.В. Тарасенко, есть нечто, роднящее педагогические
переходы в культурных практиках кнопочной культуры и культурных
практиках мифопоэтического мышления.
«Абориген знает десятки тысяч названий растений,
особенностей
местности.
Эскимос
очень
точно
следует
насекомых,
сложнейшим
шаманским обрядам. Заметим, что никто их специально не обучает этому, они
не тратят время на зубрежку названий растений или последовательность
ритуалов. Все приходит как-то «само».
Можно предположить, что в данном случае культурные артефакты и
архетип усваиваются не через разум, а через тело, резонирующее ценностным
мифопоэтическим практикам. Нечто похожее происходит в практиках
компьютерной культуры. Обучение
«зэппингу» отсутствует. Архетип
выстраивается в процессе, казалось бы, хаотичного блуждания. В чтении есть
нечто, что можно назвать «архетипом листания». Чтение романа, как и его
написание,
подразумевает нарратив,
68
последовательное
повествование,
листание от первой страницы к сотой - наличие направления, анизотропию,
пространства листания» [60; 116].
Также данный исследователь считает, что на первый взгляд, кажется, что
«зэппинг»
Интернета
создает
изотропное
пространство
-
хронотоп
равновероятных перескоков - блужданий между страницами. Хаотичная
информация Интернета, бессистемна для человеческого восприятия, несмотря
на гипертекстовую структуру. Нажатиями, перескоками человек формирует
свои точки встреч с информацией, и эти все встречи равновероятны. В этом
предположении человек уподобляется обезьянке, печатающей на пишущей
машинке, из знаменитого мысленного эксперимента К. Шеннона.
Проблема личности человека перестает в проблему его сущности.
Существует два варианта
«зэппингом», либо данный
сущности «человека кликающего», занятого
индивид
–
шизофреник, полностью
иррациональное существом, находящимся вне какой-либо культуры, либо новый тип человека, создающего и транслирующего новую культуру и новые
культурные практики. В.В Тарасенко склонен выбирать второй вариант ответа.
69
Заключение.
Тема новых информационных технологий
в современной культуре
останется актуальной еще долгое время. С конца девятнадцатого века и до
сегодняшнего дня существуют разногласия по соотношению понятий
цивилизация и культура. Теории локальных цивилизаций пользуются со
времен Н.Я. Данилевского большой популярностью, но и внутри концепции
нет единого мнения по поводу соотношения культуры и цивилизации. Н.Я
Данилевский считает цивилизацию высшей точкой развития культуры, взлета
творческой
активности,
выявления
духовных возможностей
народа
в
деятельности в области науки, искусства, практического осуществления
идеалов. О. Шпенглер придерживается противоположенной точки зрения. Он
считает цивилизацию смертью культуры, ее вырождением. Выделяя такие
признаки цивилизации, как замена вопросов религиозного и метафизического
характера вопросами этики и жизненной практики. В искусстве – распад
монументальных форм, быстрая смена чужих входящих в моду стилей,
роскошь, привычка и спорт, Шпенглер, наверное, в нашей культуре увидел
распад культуры, то есть цивилизацию. По описаниям А.Дж. Тойнби
цивилизация противопоставляется первобытным обществам. У него нет
дихотомии цивилизации и культуры, это взаимодействующие, но не
тождественные понятия. То есть у него культура является компонентом
цивилизации.
Похожую позицию параллельности цивилизации и культуры занимает С.
Хантингтон. Однако, несмотря на разнообразие авторов, которые посвящали
себя вопросам цивилизации и культуры, единого мнения так и не возникло.
Современная цивилизация характеризуется разными исследователями
по-разному. Хотелось бы отметить, что, как и по многим другим аспектам,
западные и отечественные ученые расходятся во мнении по поводу
современности.
характеристиках
Западные
ученые
современной
склоняются
цивилизации,
к
как
таким
терминам,
в
постиндустриальное
общество, информационное общество, сверхидустриальная цивилизация,
70
научное
общество,
постбуржуазное
телематическое
общество,
постмодернистское
общество,
постэкономическое
общество,
технотронное
общество,
посткапиталистическое
общество,
постцивилизационное
общество,
постпротестантское
общество,
общество,
постисторическое общество, постнефтяное общество.
В
осмыслении
характеризуется
как
отечественных
техногенная
исследователей
цивилизация,
современность
понятия
который
разрабатывали такие философы как В.С. Степин, Л.Ф. Кузнецова, Д.В.
Ефременко и другие. Основными чертами данной цивилизации являются по их
мнению понимание человека как деятельностного существа, противостоящего
миру в своей преобразующей деятельности; понимание самой деятельности
как креативного, инновационного процесса, направленного на преобразование
объектов внешнего мира и обеспечивающего власть человека над объектами;
восприятие природы в качестве закономерно упорядоченного поля объектов,
которые выступают материалом и ресурсами преобразующей деятельности;
ценность
активной
самодеятельной
личности;
ценность
инноваций
и
прогресса; ценность научной рациональности.
В соответствии с выделенными ценностями, методом достижения
прогресса и инновация являются новые информационные технологии. В
оценке данного феномена опять же не существует единого мнения.
Отечественные и западные исследователи расходятся даже в определении
данного понятия. В западной традиции первым ученым,
исследовавшим
развевающиеся технологии, стал Маршал Маклюэн, который вводит понятие
медиатехнологии.
Его последователем, современным нам стал Мануэль
Кастельс. Впервые он выделяет Интернет как основную технологию
современности. Рассматривая влияние Интернета на культуру и общество, он
говорит о становлении специфических черт в современной культуре, о
коренном изменении всех сфер общества.
Отечественные исследователи по-разному рассматривают феномен
новых информационных технологий.
71
Например.
Е.Н.
информационных
Шульга
технологий
рассматривает
через
проблему
герменевтическую
новых
методологию
и
получается, что сводит всю проблему к искусственному интеллекту. Н.А.
Носов выделяет новые информационные технологии как базис развития нового
культурного явления, которое называет Киберкультурой. М.М. Кузнецов вслед
за западными исследователями как основную технологию рассматривает
Интернет и называет его продолжением «Галактики Гуттенберга». С. А.
Лебедев анализирует технический аспект и сводит новые информационные
технологии к феномену Hi-Tech. В.М. Розин рассматривает новое явление,
возникшее по средствам новых технологий - виртуальную реальность.
Новые информационные технологии тесно связаны в феноменом
виртуальных реальностей и создают особые типы данных реальностей,
например, имитационные, условные, прожективные и пограничные, по
областям употребления. В новых реальностях возникает и новое явление
культуры – киберкультура. Эта новая культура обладает такими чертами как
открытость. Точнее, она может быть открыта для тех, кто готов приложить
некоторые усилия для изучения основ ее существования и преодоления
барьеров, особенно в сфере технических знаний, а также уровня материальной
жизни, т.к. систематическая работа с компьютерной техникой и Интернет
требуют постоянной солидной финансовой подпитки. Публичность ее
обитатель. Несмотря на частичную анонимность, возможность скрытия
реальных данных, имени, житель этого пространства находится под
пристальным вниманием таких же анонимов, как и он. Существование
определенных
«мест»
скоплений
представителей
данной
культуры.
«Онлайновые», такие как форумы, чаты, ICQ, так и «оффлайновые», к
примеру, почтовые ящики, клубы, ЖЖ (живые журналы)
Уже в киберкультуре возникают новые субкультуры, которые говорят о
ее бурном развитии – например, киберпанк.
72
Новые информационные технологии влияют не только на общество,
культуру и цивилизацию, но и на самого человека, в связи с чем выделяют
новый вид человека – «человека кликающего».
73
Список используемой литературы
1.
Абдеев, Р.Ф.философия информационной цивилизации / Р.Ф. Абдеев. –
м.,1994.
2.
Абрамов,
М.Г.
Человек
и
компьютер/М.Г.Абрамов.
-
http://vivovocp.rsl.ru\VV\PAPER\MEN\COMPUMEN.NTM [дата обращения
14.06.17]
3.
Абросимова Е. Коммуникация в Интернете: взаимопонимание и статус /
Е.Абросимова. - http:\\www.rass.ru\netcult\20011022_abrosimova.html [дата
обращения 21.06.17]
4.
Алексеева, И.Ю. Человеческое знание и его компьютерный образ/ И.Ю.
Алексеева. – М.,1993
5.
Арестова, О.Н. Социальная и демографическая динамика сообщества
пользователей компьютерных сетей / О.Н. Арестова, Л.Н. Бабанин, А.Е.
Войскунский. -
http://ncdo.levsha.ni/Pub/017D.txt./ [дата обращения
5.04.17]
6.
Астафьева, О.Н. Синергетический дискурс информационных процессов /
О.Н. Астафьева. - Синергетическая парадигма/ Под ред. Л.П. Киященко. –
М.,2004.
7.
Ацюковский,
В.А.
Философия
и
методология
технического
комплексирования / В.А. Ацюковский. – М:. «Петит».,2005.
8.
Бабаева, Ю.Д. Психологические последствия информатизации/ Ю.Д.
Бабаеа, А.Е. Войскунский // http://www.relarn.ru:8080\human\ps-zn.html
[дата обращения 3.0317]
9.
Батгин, Г.С. Социология Интернета: наука и образование в виртуальном
пространстве
/Н.М.
Батыгин
//
http://2001.isras.rPublications/Batygin/internet_sociology.htrn
[дата
обращения 7.03.17]
10.
Бодрийар, Ж. Прозрачность зла / Ж. Бодрияр. – М.: «Добросвет», 2000.
11.
Бэкон, Ф. Новая Атлантида. Сочинения в 2-х томах / Ф. Бэкон. - М.:
Мысль., 1972
74
12.
Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество / Д. Белл. - М.: 1999.
13.
Белл, Д. Социальные рами информационного общества /Д.Белл. - Новая
технократическая волна на западе. Под ред. П.С. Гуревича. – М.,1986
14.
Большой академический словарь/ М.:1995
15.
Большая
советская
энциклопедия,
3-е
издание/
М.:
Советская
энциклопедия, 1978, т. XXVIII
16.
Букалов, А.В. Соционика, ментология и психология личности/ А.В.
Букалов. – М.,1995.
17.
Букалов, А.В. Соционика: гуманитарные, социальные, политические и
информационные интеллектуальные технологии XXI века/ А.В. Букалов. Соционика, ментология и психология личности. М:. 2000.
18.
Винер, И. Кибернетика и общество / И.Винер. – М.:1980
19.
Вопросы философии №2.-М.:РАН.2007.
20.
Всемирная энциклопедия. Философия / главн. научн. ред. И сост.
Грицанов А.А. – М.: АСТ; Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001
21.
Галинская, И.Л. Компьютерная этика, информационная этика, киберэтика/
И.Л.Галинская.:
http://ilgalinsk.narod.ru|articles|competh.htm
[дата
обращения 12.05.17]
22.
Гиляревский, Р.С. Основы информатики/Р.С. Гиляревсий. – М.: Изд-во
МГУ, 1998.
23.
Глоссарий
базовых
терминов
по
информационному
обществу
//http:www.iis.ru/glossary [дата обращения 11.05.17]
24.
Горохов, В. Г., Розин, В. М. Введение в философию техники
/В. Г. Горохов, В.М. Розин. - М.: Инфра-М., 1998
25.
Грачёв, Г.В. Личность и общество в условиях кардинльных изменений:
формирование
концепции
информационно-психологической
безопасности/Г.В.Грачёв.: Синергетическая парадигма. Под ред. О.Н.
Астафьевой. – М.,2003
26.
Дайзард У. Наступление информационного века // Новая технократическая
волна на Западе/ Под ред. П.С. Гуревича. – М.,1986
75
27.
Данилевский, Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культур. и полит.
отношения славян. мира к германо-романскому / Н.Я. Данилевский. СПб.:
Глаголъ.,1995
28.
Елашкина, А.В. Трансформация сознания в эпоху Интернета: взгляд на
феномен
Глобальной
Сети
/
А.В.Елашкина.:
http://www.futurerussia.ru\conf\forum_transform_elash.html [дата обращения
21.04.17]
29.
Емелин,
В.
Киберпанк
и
сетевой
либерализм
/
В.
Емелин
.:
http://lib.socio.msv.ru [дата обращения 28.02.17]
30.
Ермаков, Ю.А. Манипуляция личностью: Смысл, приёмы, последствия
/Ю.А. Ермаков. – Екатеринбург., 1995.
31.
Ефременко, Д.В. Введение в оценку техники / Д.В. Ефременко. –
М.:МНПУ., 2002
32.
Информатика: Энциклопедический словарь для начинающих. /Сост. Д.А.
Поспелов. – М.,1994
33.
Искусственный интеллект: Справ. издание: В 3 т./ – М., 1990.
34.
Кастельс, М. Информационная эпоха. Экономика, власть и общество
/М.Кастельс. – М., 2000.
35.
Кастельс М. Галактика Интернет / М. Кастельс. -
Екатеринбург.: У-
Фактория., 2004.
36.
Колин,
К.К.
Социальная
информатика
постиндустриального общества
/ К.К. Колин.
–
научная
база
– М.: Социальная
информатика-94., 1994.
37.
Колин,
К.К.
Фундаментальные
основы
информатики:
социальная
информатика/ К.К. Колин. - М.,2000.
38.
Колин, К.К. Виртуализация общества – новая угроза для стабильности?
/К.К.Колин. - Синергетическая парадигма. Под ред. О.Н.Астафьевой. –
М.,2003.
39.
Кохановский В.П. Лешкевич Т.Г. Матяш Т.П. Фатхи Т.Б. основы
философии науки С.553
76
40.
Краткий
словарь
рекламиста
//
http://www.proreklamu.com/
[дата
обращения 2702.17]
41.
Новое
тысячелетие
–
новое
информационное
общество
//
http://ru.infocom.uz\more.php?id=A193_0_1_0_M [дата обращения 1.03.17]
42.
Нургалеева, Л.В. Этика и эстетика сетевой культуры: Рабочая программа
курса / Л.В.Нургалеева // http://www.ido.tsu.ru\ss\?unit=90 [дата обращения
17.05.17]
43.
Опросы «Интернет в России / Россия в Интернете». – 2005. – Вып. 13,
осень //http://adv.yandex.ru\fomautumn05.xml [дата обращения 11.06.17]
44.
Ортега-и-Гассет, Х. Размышления о технике / Х. Ортега -иГассет.- М.,2000.
45.
Освальд Шпенглер и закат Европы/ М.: Берег., 1922
46.
Паринов, С.И. Экономика 21-го века на базе Интернет-технологий /
С.И.Паринов,
Т.И.
Яковлева
//32
//
http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/
economy21/htm [дата обращения 13.05.17]
47.
Поспелов,
Г.С.
Искусственный
интеллект
–
основа
новой
информационной технологии / Г.С. Поспелов. – М.,1988.
48.
Пошью, Л.Дж. О компьютерном этическом кодексе для российских
институтов и университетов/ Л.Дж. Пошью// http://www.gpntb.ru [дата
обращения 19.04.17]
49.
Ракитов, А.И. Философия компьютерной революции/ А.И. Ракитов. –
М.,1991.
50.
Розин, В.М. Виртуальные реальности: природа и область применения.
http://www.rustrana.ru/article.php?nid=6327&sq=19,198,807&crypt
[дата
обращения 25.05.17]
51.
Розин, В.М. Традиционная и современная технология: (филос.-методол.
анализ)/ В.М. Розин. – М., 1998
52.
Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты/ Ж.-Ж. Руссо. - М.:
Канон-Пресс-Ц.Кучково поле., 1998
53.
Седов, Е.А. Эволюция и информация / Е.А. Седов. – М.,1976.
77
54.
Соколова, И.В. Проблемы становления информатики как учебной
дисциплины/ И.В. Соколова. - М.: Социальная информатика-95.1995.
55.
Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество /П.Сорокин. – М., 1992.
56.
Социальная информатика: основания, методы, перспективы. – М.,2003.
57.
Степин, В.С., Кузнецова, Л.Ф.Научная картина мира в культуре
техногенной цивилизации / В.С. Степин, Л.Ф. Кузнецова. – М., 1994
58.
Стратегия
существования
сетевой
личности
//
http://vio.fio.ru\vio_08\cd_site\Articles\art [дата обращения 21.06.17]
59.
Сюнтюренко, О.В. Информационное общество и информатизация науки /
О.В. Сюнтюренк.: Вестн. РФФИ. -1999
60.
Тарасенко В. В. Антропология Интернет: самоорганизация «человека
кликающего» // Общественные науки и современность. № 5. – М., 2000.
61.
Тарасов,
В.Б
От
многоагентных
систем
к
интеллектуальным
организациям: философия, психология, информатика / В.Б. Тарасов. М.,2002.
62.
Тойнби, А. Дж. Постижение истории/ А. Дж. Тойнби.- М.: Айрис-Пресс.,
2004
63.
Тоффлер, А. Третья волна/ А. Тоффлер// Журнал США / экономика,
политика, идеология. – 1982.
64.
Тюрина И. Великое пророчество: Философская концепция Маршалла
Маклюэна // Маклюэн М. Галактика Гуттенберга: Становление человека
печатающего. — М.: Фонд «Мир», Академический Проект, 2005.
65.
Турчин, В.Ф. Феномен науки / В.Ф.Турчин. –М.,1993.
66.
Ученые записки Таврического национального университета им. В.И.
Вернадского. Серия «Философия. Социология» Том 14 №1 (2001)
67.
Философия математики и технических наук / под общ. Ред. Лебедева:
Учебное пособие для вузов.- М.: Академический проект, 2006.
68.
Философский энциклопедический словарь / Ред С.С. Аверинцев и др. –
М.,1983.
78
69.
Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. – М.:
Полис.,1994.
70.
Чернавский, Д.С. Синергетика и информация /Д.С. Чернавский. –М.,1990.
71.
Шпенглер, О. Закат Европы. Т.1/ О. Шпенглер. – М., 1993
72.
Юшкявичюс, Г.З. Мифы и реальность информационного общества/ Г.З.
Юшкявичюс. - ТКТ. – 2002. -№1.
73.
Яковец, Ю.В. Ритм смены цивилизаций и исторические судьбы России/
Ю.В. Яковец. - М., 1999.
74.
Ярочкин, В.И. Информационная безопасность / В.И. Ярочкин. –М.,2000.
75.
Hammet, F. Virtual reality/ Fransis Hammet.- N. Y., 1993
79
80
81
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа