close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Жидкова Мария Сергеевна. Роль и место гуманитарного образования в условиях формирования цифрового общества

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Магистерская диссертация по теме: «Роль и место гуманитарного
образования в условиях цифрового общества» состоит из содержания, введения,
двух глав и шести параграфов, заключения и списка литературы (88 источников).
Основные понятия: образование, структура, цифровое общество, роль и
место, социо-гуманитарное, высшее, тенденции развития, мировоззрение.
Актуальность темы исследования:
Современный этап развития цивилизации характеризуется возросшей
мощью информационных и коммуникационных технологий, что представляет
собой глобальную информационную революцию, которая по своему масштабу и
последствиям во много раз превосходит промышленную революцию XIX в. и
научно-техническую революцию середины XX в. Под влиянием происходящих в
обществе процессов информатизации претерпевают изменения все сферы
жизнедеятельности.
Для
человека
грядущего
информационного
общества
единство мира оказывается уже не идеологической абстракцией, а фактом
повседневной жизни.
В настоящее время во всем мире доминантами общественного развития
становятся знания и информационные технологии, а информационный потенциал
нации определяет ее социально-экономическое положение в мировом сообществе.
Не случайно последнее десятилетие XX в. и начало XXI в. связывают с
информатизацией и формированием информационного общества, рассматривая их
как
процесс
эффективного
освоения
накопленных
человечеством'
информационных ресурсов. Признак информационного общества - утверждение
культа знаний, осознание того, что ни одну серьезную экономическую,
социальную, техническую задачу нельзя успешно решить без переработкизначительных объемов информации. Человек сегодняшнего дня немыслим без
постоянного взаимодействия с гигантским потоком информации, а значит, и без
постоянного пополнения багажа знаний.
Объектом данного исследования является определение роли и места
гуманитарного образования в РФ.
2
Предметом исследования выступает рассмотрение специфики социогуманитарного знания в условиях цифрового общества.
Цель исследования: определение места, роли гуманитарных наук в системе
научного знания и образования в условиях цифровой цивилизации.
Задачи исследования:
1. Проанализировать концептуальные подходы к определению понятия
«Цифровое общество».
2. Выявить основные тенденции развития цифрового общества.
3. Изучить структуру цифрового общества.
4. Исследовать сущностные характеристики гуманитарного образования в
РФ.
5. Рассмотреть положительное и отрицательное в эволюции гуманитарного
образования в РФ.
6.
Определить
роль
гуманитарного
образования
в
формировании
мировоззрения современного молодого человека.
Первая глава данной магистерской диссертации посвящена исследованию
сущности,
структуры
и
тенденции
развития
цифрового
общества.
Рассматриваются концептуальные подходы к определению понятия «Цифровое
общество», определяются основные направления развития.
Вторая глава рассматривается как положительное и отрицательное в
эволюции
гуманитарного
образования.
Определяется
роль
гуманитарного
образования в формировании мировоззрения современного молодого человека.
Методология исследования:
Теоретико-методологическую основу для организации исследования в
рамках данной дипломной работы комплектуют следующие общетеоретические
методы: метод диалектического, комплексного, системного и целостного анализов,
которые сочетаются с философско-культурологическим подходом. Для данных
методов
характерно
стремление
обобщить
и
синтезировать
обнаруживающийся в отдельных ветвях науки и культуры.
материал,
3
Также был применен идеографический метод, подчиненный изучению не
общего, но целостного и индивидуального в контексте культуры.
Также
происходило
применение
аксиологического
и
интуитивно-
психологического, герменевтического, структуралистского и компаративистского
методов, которые позволили установить взаимоотношений между категориями
индивидуального и общественного, определить взаимную обусловленность
развития парадигм, их темпоральное пространство, охарактеризовать границы
интерпретации
философских,
психологических
и
культурных
концептов,
обнаружить аксиологический базис для изучаемых феноменов и явлений,
определить особенности формирования идеальных ценностей.
Структура исследования подчинена логике поставленной цели и задачам
данной работы.
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ.....................................................................................................................9
ГЛАВА
I
ЦИФРОВОЕ
ОБЩЕСТВО:
СУЩНОСТЬ,
СТРУКТУРА
И
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ.........................................................................................13
1.1.
Концептуальные
подходы
к
определению
понятия
«Цифровое
общество».......................................................................................................................13
1.2. Основные направления развития цифрового общества......................................26
1.3. Особенности структуры цифрового общества.....................................................38
ГЛАВА II ГУМАНИТАРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОГО
ОБЩЕСТВА..................................................................................................................54
2.1. Сущностные характеристики гуманитарного образования в РФ в настоящее
время…...........................................................................................................................54
2.2. Положительное и отрицательное в эволюции гуманитарного образования
(изменения структурного составляющего).................................................................70
2.3.
Роль
гуманитарного
образования
в
формировании
мировоззрения
современного молодого человека.................................................................................76
ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................................................................86
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ..........................................................................................91
ПРИЛОЖЕНИЯ.........................................................................................................100
5
ВВЕДЕНИЕ
Только к концу XX века стало совершенно очевидным, что философскопедагогическая мысль XIX века, создавая сущностный фундамент современной
Западной и Российской культур, способствовала возникновению «массовой»
культуры и «массового» человека, которые разрушили традиции, социальные
привычки народов, разложили целостность их естественного коллективного
сознания на индивидуальные слагаемые, оправдали такие нововведения в
образовании, которые направлены больше на тренировку ума, чем культивацию
мудрости и т.д. «Школы, которыми так гордился прошлый век, внедрили в массу
современные жизненные навыки, но не сумели воспитать ее… В массу вдохнули
силу и спесь современного прогресса, но забыли о духе», - написал великий
философ и педагог Испании Хосе Ортега-и-Гасссет [61, с. 310].
Поэтому неслучайно для сегодняшнего «массового» человека характерен
«беспрепятственный рост жизненных запросов и, следовательно, безудержная
экспансия собственной натуры и рожденная неблагодарность ко всему, что сумело
облегчить ему жизнь» [61, с.319].
«Массовый» человек ощущает себя духовно завершенным, совершенным.
Происходит закупорка духа и возникает «герметизм сознания. Как расплата за
подобное – массовый «нигилизм» («нигилизм» - болезнь человеческого духа,
падение нравов, распространение настроений упадка, фатализма и разочарования.
В условиях этих негативных явлений мировой культуры перестройка
Российской школы началась с ее организационных структур, а не с выработки
философии и образования, обуславливающая воспитание человека с новым
уровнем сознания и готовности к подлинному самоопределению на основе
высших человеческих ценностей и прочной базовой культуры личности, т.е.
формирование истинно «элитарного» человека. Рост же количества гимназий,
лицеев, колледжей (частных в том числе) свидетельствует лишь о потребности
общества в новом образовании, но вовсе не о качественном решении этой
проблемы, так как социальный заказ школе остался прежним: воспроизведение
человека как главной производительной силы общества.
6
Целью истинного, по-настоящему элитарного образования выступает
одухотворение личности. Чем раньше мы начинаем с детьми их ориентирование
на «вертикаль» развития, то есть духовное воспитание, тем менее драматично
будет происходить в подростковом возрасте их «стягивание к горизонтали» в
момент выбора ими профессии, тем крепче будет их духовная устойчивость при
социализации.
Понятие «духовности» неразрывно связано с явлением «традиция» и ее
культурной формой «обычаем», ибо традиция и обычай связывают прошлое и
настоящее, обеспечивают гармонию впечатлений, чувствований и поступков,
сплачивают людей в целое.
Итак, школа будущего – это школа развития всех потенциальных творческих
сил, заложенных в человеке, это развитие личности через приобщение ее к
национальной и мировой культуре, это школа истинно элитарная, основанная на
сохранении традиций и обычаев как русских, так и всех народов Земли.
Одним из путей решения этих
проблем является гуманизация и
гуманитаризация научного знания, усиление этого процесса в образовании и
воспитании – в целом в социализации личности.
Объектом данного исследования является определение роли и места
гуманитарного образования в РФ.
Предметом
изучения
выступает
рассмотрение
специфики
социо-
гуманитарного знания в условиях цифрового общества.
Целью данной дипломной работы выступает определение места, роли
гуманитарных наук в системе научного знания и образования в условиях
цифровой цивилизации.
Задачи исследования данной работы:
1. Проанализировать концептуальные подходы к определению понятия
«Цифровое общество».
2. Выявить основные тенденции развития цифрового общества.
3. Изучить структуру цифрового общества.
7
4. Исследовать сущностные характеристики гуманитарного образования в
РФ.
5. Рассмотреть положительное и отрицательное в эволюции гуманитарного
образования в РФ.
6.
Определить
роль
гуманитарного
образования
в
формировании
мировоззрения современного молодого человека.
Теоретическая значимость исследования состоит в предприятии попыток
нивелирования
большинства
отрицательных
последствий
смены
постиндустриального типа общества на техногенный тип, что проявляется в
существующем разладе между интеллектуальной и чувственной природой
человека (за счет формирования нового типа личности «человек-компьютер»), так
как
перевес
культуры
на рациональный
подход
в человеке
привел
к
распространению явлений потребительского подхода в жизнедеятельности. К
другим
негативным
проявлениям
цифрового
общества
следует
отнести
деградацию высших духовных чувств, глобальный характер технического
прогресса и одновременное ограничение функционирования человеческого
сознания, что привело к нарушенному равновесию между гуманитарным и
техническим знанием, усугубилось противоречие между обществом и природой.
Кроме этого, к негативным явлениям следует также отнести нарушенный характер
оптимистического
мироощущения
мировосприятия,
и
превалирующий
повышение
эгоцентризм,
темпов
трагического
расслоение
устойчивых
смысловых и ценностных ориентаций в миропонимании общества.
Методология исследования
Теоретико-методологическую основу для организации исследования в
рамках данной дипломной работы комплектуют следующие общетеоретические
методы: метод диалектического, комплексного, системного и целостного анализов,
которые сочетаются с философско-культурологическим подходом. Для данных
методов
характерно
стремление
обобщить
и
синтезировать
материал,
обнаруживающийся в отдельных ветвях науки и культуры. Также нами был
применен идеографический метод, подчиненный изучению не общего, но
8
целостного и индивидуального в контексте культуры. Также происходило
применение
аксиологического
и
интуитивно-психологического,
герменевтического, структуралистского и компаративистского методов, которые
позволили установить взаимоотношений между категориями индивидуального и
общественного, определить взаимную обусловленность развития парадигм, их
темпоральное
пространство,
охарактеризовать
философских,
психологических
и
культурных
границы
концептов,
интерпретации
обнаружить
аксиологический базис для изучаемых феноменов и явлений, определить
особенности формирования идеальных ценностей.
Также методологическая база усилена при применении теории культурноцивилизационной
системы,
которая
позволяет
охарактеризовать
явление
культурной глобализации за счет использования метакатегорий культуры и
цивилизации.
Структура исследования подчинена логике поставленной цели и задачам
данной работы. Исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка
литературы.
9
ГЛАВА 1. ЦИФРОВОЕ ОБЩЕСТВО: СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА И
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ.
1.1. Концептуальные подходы к определению понятия «Цифровое общество»
Развитие цифровых
технологий в современном обществе занимает
равноценный и равноправный аспект в общественной эволюции и становится
неотъемлемой частью особенностей экономического, культурного, политического
жизнеобеспечения населения во всем мире. С одной стороны, подобные
тенденции развития непосредственно связаны с отмиранием компаний, которые не
заинтересованы в инновациях, с другой стороны, информатизация и цифровое
обеспечение основных технологий позволяет повысить показатели модернизации
общества и ключевых его отраслей, повысить технологическое взаимодействие
между отдельными группами социума и государственными органами, обеспечить
также и конкурентоспособность государства в контексте мирового рынка, как
пишет об этом А. Агеев [3, с. 116].
Правительство России неоднократно отмечало значимость включения
масштабной и системной программы развития экономики, соответствующей
новому технологическому поколению, своеобразную цифровую экономику [44].
Приобретение ключевыми аспектами жизнедеятельности страны характеристик
цифрового развития служит базой для дальнейшего стратегического развития
страны.
Подобные
положения
затрагивает
также
и
Стратегия
развития
информационного общества в Российской Федерации до 2017-2030 гг., которая
впервые определила характер цифровой экономики как вида деятельности,
который подчинен следующим аспектам работы:
- формированию информационного пространства;
- развитию информационной и коммуникационной инфраструктуры;
- созданию отечественных информационно-коммуникационных технологий;
- созданию обновленной технологической базы в экономическом и
социальном пространстве;
10
- реализации интересов государства за счет создания механизмов цифровой
экономики [66].
Специфической и наиболее устойчивой чертой человеческого общества
выступает тот факт, что на протяжении весьма длительного периода времени
именно материальные объекты выступали в качестве основного предмета труда.
Направляя осознанное взаимодействие на тот или иной материальный
объект, человек получал возможность к существованию, через приложение
ощутимых мускульных усилий он создавал разнообразные инструменты,
агрегаты, машины и т.д. Именно поэтому В.П. Петров в качестве ключевой
доминанты общественного развития до ХХ века называет именно механизацию
производства,
технический
прогресс,
который
подталкивал
общество
на
выработку все более новых приемов работы с материальной средой [62, с. 48].
Большинство этапов становления человеческого общества непосредственно
связано, в первую очередь, именно с развитием и становлением технического
прогресса. От овладения огнем до использования паровых машин и выработки
атомной энергии человеческое общество прошло все пути развития с опорой на
материальный объект. Производительность материального труда выступала в
качестве важного рычага для общественного развития, а степень автоматизации
производственных
процессов
нередко
выступала
основным
гарантом
материального благосостояния и преуспевания общества [68, c. 257].
Тем не менее, при изучении становления общества невозможно отрицать
важную составляющую также и знания, выраженного в тех или иных
информационных сведениях, овладевая которыми, человек получал возможность
для гораздо большего развития и совершенствования. Изначально информация
устно передавалась от одного поколения к другому.
Однако данный способ вскоре обнаружил основной свой недостаток: в
процессе устной передачи некоторые сведения забывались и подвергались
деформации, тем самым, искажая объективную действительность, как пишет об
этом М.А. Аверьянов [1, c. 53].
11
Значительным продвижением в сфере информатизации общества стало
освоение письменности, так как теперь сведения можно было представлять в
форме зрительной информации, которая не подвергалась деформации в связи с
течением времени, так как была материально зафиксирована в той или иной
форме (в виде глиняных дощечек, иероглифов, древнейшей письменности на
пергаментах и т.д.).
Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что информация – явление
вторичное, так как с момента после того, как человеком был впервые освоен
огонь, прошло множество столетий до того момента, когда была предпринята
первая попытка зафиксировать данные знания в письменной форме [4, c. 12].
На современном этапе информация выступает в качестве наиболее дорогого
и ценного вида ресурсов. Доказательством данного убеждения, по мнению М.С.
Вершинина, является тот факт, что большинство трудовых ресурсов в
современной системе мира переходит из сферы материального производства в
информационную сферу [17, c. 87].
В
частности,
согласно
статистическим
сведениям,
представленным
зарубежными авторами, на конец XIX века приходилось до 95% населения,
которое было занято в материальной сфере производства и 5% населения,
работавшего в сфере информации, обрабатывая и транслируя ее [84, c. 23].
Тем не менее, в середине ХХ века произошло значительное изменение в
отношении
распределения
трудовых
ресурсов.
Экстенсивный
фактор,
выступавший на прежних этапах общественного развития как единственное
средство между удовлетворение потребностей и возможностями для обработки
информации, перестал соответствовать требованиям действительности, что
послужило своеобразным пусковым механизмом для выработки инновационных
способов
обработки
информации
при
использовании
электронных
вычислительных машин. Создание ЭВМ ознаменовало собой переход от
экстенсивного развития к интенсивному развитию в сфере информационной
индустрии [27, c. 75].
12
Построение и поддержание функционирующего цифрового общества
выступает в качестве важной цели, обнаруживающейся на политическом,
экономическом, культурном уровнях развития общества.
Необходимость построения цифрового общества в XXI веке упоминается в
большинстве национальных стратегических программ, в программах развития, а
также в других международных инициативах.
Вместе с тем понятие цифрового общества является весьма пространным
несмотря на то, что современные инициативы достаточно часто употребляют
данный термин (например, в национальной программе об «инфодеревне» в
Японии, либо в программе «telematics» во Франции [30, с. 33].
В качестве основополагающих механизмов для развития цифрового
общества Е.С. Кутугина выделяет:
- использование, обработка, доставка информации;
- применение телекоммуникаций для организации взаимодействия;
- использование информационных технологий для развития науки, сервиса,
бизнеса и т.д. [50, c. 56].
Отечественные
исследования,
затрагивающие
феномен
цифрового
общества, впервые появляются в 1965 году вместе с трудами В.А. Трапезникова,
который в рамках III Международного конгресса Международной федерации по
автоматическому управлению представил свой доклад «Управление, экономика и
технический прогресс». В данном докладе автор отметил, что в то время как
начальные этапы эволюции человеческого общества связаны с теми или иными
материалами, последующие этапы связаны с определенными видами энергии.
Например, древнейшие этапы развития цивилизации были связаны с
освоением определенных свойств материй (каменный век, железный век и т.д.),
последующие периоды развития ставили целью изучение энергии: пара,
электричества и пр. Тем не менее, наступающий век, по мнению В.А.
Трапезникова, непосредственно связан с использованием цифровых данных и с
усилением потенциала интеллекта человека [73, с. 59].
13
Из данного предположения видно разграничение информации по видам
атрибутивности, как это сделал Н. Винер незадолго до труда отечественного
автора.
Вместе с тем, необходимо отметить, что изложенные предположения
данного автора не получили соответствующего развития в связи с социальнополитическими изменениями в рамках СССР. Весьма длительное время СССР
отвергал те или иные инновационные воззрения, которые публиковались в
зарубежной сфере, тем самым, отрицая возможности дальнейшего развития
теории о цифровом обществе в отечественных кругах. Это привело к тому, что
развитие отечественной теории о цифровом обществе началось с опозданием
почти в 20 лет, когда в 1980-1990-х гг. впервые стали предприниматься попытки
раскрыть данную категорию в отечественном научном пространстве.
Пионером в обосновании теории цифрового общества следует считать А.И.
Ракитова. Вырабатывая собственную позицию в отношении постепенного
приобретение цифрового характера общества, данный автор опирался на
достижения научной мысли в зарубежной среде, в частности, на публикации Д.
Белла, который впервые отметил тенденцию к приобретению цифровых данных в
рамках постиндустриального общества [82, c. 78].
Именно поэтому и А.И. Ракитов в своих воззрениях рассматривает именно
те характерные черты цифрового общества, которые уже были выделены в
зарубежной среде до данного автора. В частности, данный автор отмечает, что уже
к концу ХХ века цифровые данные приобретут статус наиболее значимого
продукта, трансформируются в важнейший ресурс для организации социальной
деятельности, и составит важный стратегический потенциал в рамках цифрового
общества [65, с. 49].
Вместе с этим, данный автор отмечает, что в качестве важнейшей
характеристики глобального цифрового общества выступает тот факт, что любой
гражданин вне зависимости от времени и собственного месторасположения имеет
доступ к получению цифрового массива за счет применения информационных
14
технологий, тем самым, приобретая сведения в отношении той или иной
интересующей его информации.
На основании данного условия А.И. Ракитов выделяет и соответствующие
критерии, характерные для цифрового общества, которые затрагивают количество
и качество обрабатывающихся цифровых данных, успешность их аккумуляции,
процессов передачи и переработки. Вместе с этим стоимость данных цифровых
данных будет постоянно снижаться за счет того, что информационные технологии
подвергаются постоянным процессам модернизации и развития.
При рассмотрении эволюции человеческого общества А.И. Ракитов
выделяет
несколько
своеобразными
социотехнологических
механизмами,
революций,
подтолкнувшими
которые
общество
к
и
стали
дальнейшему
развитию.
В качестве первой революции данный автор относит аграрно-ремесленную
революцию,
при
которой
появлялись
цивилизации,
опирающиеся
непосредственно на земледелие и ремесленное дело. Итогом данной революции
стал переход к оседлому образу жизни, к формированию категорий собственности
и первый государств.
В качестве второй социотехнологической революции автор выделяет
индустриальную революцию. Согласно мнению данного автора, этапы реализации
данной революции захватывает периоды с XVII до первой половины XIX века.
Итогом
данной
революции
следует
считать
появление
индустриальной/урбанистической цивилизации, при которой стали складываться
те или иные хозяйства, опирающиеся на индивидуально-групповую инициативу
[65, c. 14].
В качестве третьей социотехнологической революции автор выделяет
цифровую и компьютерную революцию, опирающуюся на информационные
технологии. В результате данной революции, которая длится до сих пор,
выступает информатизация большинства сфер жизнедеятельности человека, что
ведет к формированию нового типа общества, опирающегося на знания.
15
При рассмотрении созависимости между обществом и цифровыми данными
автор отмечает, что при одновременном усложнении человеческой деятельности
усложняется также и объем знаний, которыми необходимо обладать. Если на
прежних этапах развития общества основной акцент ставился на развитии
способов фиксации данных, то на современном этапе основной целью является
создание и переработка информации.
К непосредственным чертам цифрового общества А.И. Ракитов относит:
- предоставление неограниченного и общего доступа к любым цифровым
данным и любому знанию за счет применения информационных технологий.
Использование
цифровых
данных
необходимо
для
поддержания
жизнедеятельности, для удовлетворения индивидуальных потребностей личности;
-
в
обществе
уже
созданы
определенные
технологии,
которые
предоставляют неограниченный доступ индивида к получению информационных
ресурсов;
- в пределах государства налажена развитая инфраструктура, которая
обеспечивает создание и поддержание национальных цифровых ресурсов;
- в рамках общества происходит постепенная автоматизация всех сфер и
отраслей производства, а также управления;
- социальная структура общества также претерпевает свои изменения, где в
качестве
конечного
результата
выступает
расширение
спектра
цифровой
деятельности и консалтинговых услуг.
После
А.И.
Ракитова
деятельность
по
изучению
и
расширению
представлений о цифровом обществе продолжили Д.С. Черешкин и Г.Л. Смолян.
Осуществив статистический анализ издержек в США на создание
информационно-вычислительных сетей, Г.Л. Смолян пришел к выводу, что
именно попытки формирования единого цифрового пространства с последующей
активизацией процессов интеграции между информационным и экономическим
знанием являются неотъемлемой частью зарождающегося цифрового общества,
которое по своей природе в значительной степени отличается от предыдущих
этапов развития общества [70, c. 92].
16
Также свой вклад в рассмотрение теории цифрового общества в
отечественной науке внес Н.Н. Моисеев, который признал, что с одной стороны
цифровые данные и созданные на современном этапе цифровые технологии
оказывают неоценимое по степени своего воздействия влияние на формирование
общества и духовного мира живущих в нем граждан. Вместе с тем, как отмечает
данный автор, используя компьютерные технологии человек вынужден постоянно
находиться в конфронтации с опасностью, так как цифровое оружие по степени
своего воздействия превосходит последствия применения атомной бомбы,
деформируя и искажая представления и морально-ценностные установки людей
[59, с. 77].
Продолжая деонтологический анализ потенциальных возможностей и
опасностей цифровой информации для общества, данный автор приходит к
выводу, в котором говорит о том, что применение цифровых технологий
провоцирует течение кардинальных изменений в социальной структуре общества,
подвергая пересмотру и переоценке даже общечеловеческие приоритеты и
ценностные предпочтения. Данное убеждение данный автор объясняет через
пример о том, что при использовании в производстве инновационных технологий
требуется постоянное повышение квалификации работников, причем даже тех,
которые были заняты до этого в традиционных отраслях производства.
Следовательно, для того, чтобы не допустить дальнейшей деформации и
распада культуры труда, одновременно с внедрением инновационных технологий
требуется также создавать и обновленные образовательные стандарты, этические
кодексы цифрового поведения, которые не допустят разложения общества под
натиском неограниченной информации, помещенной в открытый доступ.
Кроме этого, воздействие цифровых технологий ощутимо воздействует
также и на развитие общепланетарной геополитической расстановки сил, как
добавляет данный автор.
Если
для
прежних
этапов развития
общества
индикатором
мощи
государства выступало наличие современного оружия, богатой минеральносырьевой базы, высокие темпы продукции вычислительной техники, то в рамках
17
цифрового общества в качестве данного индикатора выступает уже способность к
генерированию принципиально новых идей, к выработке качественно нового
технического продукта, который будет удовлетворять потребности современного
общества. В качестве главного показателя же Н.Н. Моисеев выдвигает оптимально
высокий уровень образования, которое государство-лидер в условиях цифрового
общества предлагает для своих граждан [59, c. 137].
Следовательно, по логике данного автора основной отличительной чертой
цифрового общества является не наличие действующих систем предоставления
доступа
к
цифровым
данным,
а
организация
собственных
научно-
исследовательских, опытно-конструкторских разработок, которые позволили бы
одновременно использовать и создавать передовые технологии, тем самым,
повышая и образовательный уровень населения.
Образовательный аспект, который является значимым для цифрового
общества, продвигает также и другой автор: А.С. Киселев.
Согласно мнению данного автора, прежние теории цифрового общества
концентрировали свое внимание, в первую очередь, на технологических основах
создания и внедрения инновационных технологий в жизнедеятельность человека.
Тем не менее, как считает данный автор, этот подход не позволяет исчерпать всех
достижений и плодов, которыми обладает теория об информатизации общества
[41, c. 215].
Свое убеждение данный автор подтверждает тем, что на современном этапе
информация, а также и цифровые технологии выступают в качестве значимого
фактора для общественного развития, который определяет и дальнейший вектор
перспектив становления общества. Распространение цифровых технологий, как
считает А.С. Киселев, приводит общество к необходимости знакомства и освоения
обновленной культуры, которая изменяет содержание и форму не только
отдельных производственных сфер, но также и духовной жизнедеятельности
человека цифрового общества [там же, с. 14].
18
Наличие адекватной системы образования, согласно мнению данного
автора, выступает в качестве обязательной базы для построения цифрового
общества.
В процессе развития цифровое общество регулируется следующими
приоритетами:
1. Постепенная инновация в сфере образования.
Приоритет подразумевает, что образовательная среда будет не только
укомплектована
соответствующей
информационно-телекоммуникационной
инфраструктурой за счет применения высоких технологий, но также будет
обеспечивать создание единой образовательной цифровой среды, эффективно
выполняющей свои функции по созданию, передаче, хранению, использованию
учебной информации, при разработке обновленных образовательных цифровых
моделей и при генерировании новых, необходимых для общества системных
знаний, также имеющих и фундаментальный характер.
2. Государство выступает в качестве гаранта для обеспечения единого
доступа для всех граждан к образовательной информации, выступающей в
качестве общественного достояния, за счет использования механизмов из сферы
права, технологии, экономики и управления [41, c. 26].
Также необходимо отметить вклад Т.Е. Степановой, которая предложила
внести разграничение между категориями информации и знанием. Согласно
мнению данного автора, классические труды, раскрывающие явление цифрового
общества,
опирались
на
категорию
информации
как
на
необходимую
информацию, что заметно устарело в XXI веке.
На современном этапе категория знания является гораздо более широким
понятием в сравнении с информацией. Так, знание может быть понято как
определенный экономический актив, наличие которого выступает в качестве
непременного условия для постоянного социально-экономического прироста в
условиях общества [71, c. 55].
При рассмотрении структуры цифрового рынка, Т.Е. Степанова также
выделяет следующие предпосылки формирования общества данного типа:
19
- объединение телефонных и компьютерных технологий, а также систем
телекоммуникаций в единую систему или модель;
- трансформация бумажного документооборота в электронный, в результате
которого бумага утратит статус основного носителя информации;
- расширение телекоммуникаций за счет использования системы кабелей и
спутников;
- пересмотр и использование обновленных средств хранения, обработки,
передачи информации при хранении в облачном хранилище, в открытой цифровой
сети, которая доступна для всех слоев населения;
- распространение практики компьютерного обучения [там же, с. 88].
На основании данной логики цифровой рынок опирается на следующие
сектора, как выделяет их данный автор:
1. Сфера цифровых данных специалистов, в которую входит биржевая,
финансовая, экономическая, статистическая, коммерческая информация.
2. Сфера юридических цифровых данных, которая предоставляет доступ к
нормативно-правовой среде, представленной в электронных документах.
3. Сфера научно-технических цифровых данных, которая содержит научнотехнические данные, профессиональные данные из различных наук и отраслей
знания с предоставлением базы первоисточников.
4. Сфера массовой, потребительской цифровой базы, куда входит
деятельность новостных служб, информационных агентств, местных новостей, а
также справочников и других ресурсов, ориентированных
на широкого
потребителя [71, c. 76].
Свое видение цифрового общества предложил также И.А. Негодаев. Данный
автор, изучив зарубежную базу в данном отношении, выделил три основных фазы
развития общества и цифровых данных: аграрную фазу, техногенную и
антропогенную фазу.
Согласно
мнению
данного
автора,
современный
этап
переживает
техногенную фазу, где ключевой ценностью все еще является товар в том или
ином материальном выражении, либо в форме знания. Индустриальное общество
20
является одним из этапов развития техногенной цивилизации, для которой
характерно
развитие
машинного
производства,
забота
о
повышении
производительности, а также разработка тех технологий, которые обеспечивали
бы постоянный прирост прибыли [60, с. 225].
Тем не менее, с ослаблением экстенсивного развития происходит
трансформация экономико-социального устройства, переход к обновленному
восприятию знания и природы, что обуславливает также и переход техногенной
цивилизации к антропогенной.
Для данной цивилизации характерно наличие смешанных отраслей знания,
комплексных представлений, ориентирующихся на место и достижения человека
и цифровых данных. Основной ценностью в рамках антропогенной цивилизации
выступает сам человек и раскрытие его потенциала, а цифровые технологии
выступают
в
качестве
основного
катализатора,
который
обеспечивает
преемственность информации и знаний, значимых для человека из техногенной
цивилизации в условиях перехода к антропогенной цивилизации.
С данных позиций и цифровое общество еще не является явлением
антропогенной цивилизации: это только промежуточный период, второй этап
развития техногенной цивилизации, который как бы подготавливает мировое
пространство для перехода в новую среду.
Таким образом, было определено, что теория цифрового общества впервые
появилась в зарубежном научном мире в результате комплекса схожих по своему
характеру научных публикаций и предположений.
Однако теоретические основы заложили теория Ё. Масуда, Э. Тоффлера и
М.
Кастельса.
Единым
звеном
в
структуре
данных
теорий
является
преобладающая ценность цифровых данных, передаваемой за счет использования
компьютерных, инновационных технологий.
Кроме этого, для цифрового общества также характерно убеждение о
построении
целостной,
крупномасштабной
информационной
системы,
представленной в виртуальной реальности, к которой могут обращаться люди, вне
зависимости от места их проживания.
21
Труды отечественных авторов позволили раскрыть те аспекты данного
явления, которые не получили своего развития в зарубежных исследованиях. В
первую очередь следует отметить, что наряду с единым доступом к цифровым
данным и развитию цифровых технологий как значимых черт цифрового
общества отечественные исследователи выдвигают также и необходимость
качественного
образования, предоставляемого всем гражданам цифрового
общества. Для того, чтобы цифровая база не превратилась в оружие манипуляции,
одновременно с развитием цифровых технологий необходимо разрабатывать
также обновленные профессиональные стандарты и кодексы этики использования
информации.
22
1.2. Основные направления развития цифрового общества
Цифровое общество представляет собой полиструктурное объединение, где
ключевой продукт жизнедеятельности и производственных отношений людей –
это не конкретные материальные продукты, а ценностный обмен знаниями и
цифровыми
данными
посредством
современных
информационно-
коммуникационных технологий, как определяет данное явление в современном
социокультурном пространстве Г.Л. Смолян [70, c. 94].
Соответственно, ключевой
категорией,
которая
приобретает особую
ценность в цифровом взаимодействии, является информативность: данных,
делового
взаимодействия,
неформального
общения,
свободного
времяпрепровождения, образования и т.д.
На базе
развиваются
информативности
и
совершенствуются
и передовых
как
компьютерных технологий
общественные отношения,
так
и
психологические изменения в сознании современного человека; эти изменения
затрагивают большинство аспектов современной жизни, отражаясь в культурной
жизнедеятельности общества, экономических отношениях, в профессиональной
жизнедеятельности человека, а также и в его образовании.
Исходя из этого, процессы, происходящие на сегодняшний момент в
российском
обществе,
и
включающие
в
себя
массовые
процессы
компьютеризации передовых цифровых и информационных технологий, являются
наиболее актуальными для достижения тех целей и задач, которые диктует
современное цифровое общество.
Конечным продуктом функционирования цифрового общества является
приобретение
информативности
всеми
социальными
аспектами
жизнедеятельности личности в рамках тех или иных общественных институтов.
Одним
из
наиболее
эффективных
инструментов
для
создания
информационно-коммуникационной среды в обществе выступает, несомненно,
компьютер, который обеспечивает формирование компьютерной грамотности и
информативной культуры носителей отечественной культуры.
23
Согласно
определению
Т.В.
Баракиной,
термин
«информационная
грамотность» обнаруживает себя среди основных понятий цифрового общества в
структуре современных исследований.
Он
может
быть
понят
как
«способность,
умение
осуществлять
самостоятельный поиск, анализ, отбор, обработку и обмен необходимых
информационных
данных,
используя
средства
устных
и
письменных
информационных коммуникационных технологий» [7, c. 248].
То есть, мы видим, что понятие информационной грамотности напрямую
связано с явлением информационных коммуникационных технологий в структуре
современного цифрового общества.
Тем не менее, ввиду относительной новизны данного явления в
социокультурном пространстве современной России, существуют разнообразные
трактовки выделенного нами явления.
В частности, отечественный А.П. Ершов определяет информационную
компетентность (в исследовании автора «цифровая грамотность») в качестве
личностной характеристики человека, которая находит свое выражение в умении
быстро
отбирать,
усваивать,
перерабатывать,
изменять
и
генерировать
информационные данные, взаимодействовать с ними и преобразовывать их в
конкретные
предметно-специфические
знания,
на
основании
которых
впоследствии будут выработаны, оценены и приняты максимально оптимальные
решения в разнообразных аспектах жизнедеятельности [32, c. 88].
То есть, основной акцент данный исследователь делает именно на
возможности личности работать с информацией и извлекать из нее определенную
выгоду, которая обнаруживает себя в принятии тех или иных решений,
ориентированных на конструктивное взаимодействие с окружающей средой.
Цифровая
компетентность,
таким
образом,
выступает
в
качестве
комплексного образования, которое включает в себя следующие компоненты:
компьютерную грамотность, ИКТ-грамотность и ИКТ-компетентность.
Цифровая
информационных
компетентность
умений,
и
является
результатом
результатом
сформированных
достижения
информационной
24
компетентности в деятельности носителей культуры и жителей общества на всех
этапах собственного развития являются следующие умения, как выделяет В.Н.
Каптелинин:
-
умение
использовать
активную
речевую
деятельность,
а
также
информационно-коммуникационные технологии (далее ИКТ) для достижения
поставленных
коммуникативных,
познавательных
задач
в
обучении,
профессиональной деятельности, межличностном взаимодействии;
- умение использовать средства для осуществления поиска и сбора
информации, ее обработки, анализа, адекватной организации, передачи, обмена в
зависимости от поставленных коммуникативных и познавательных задач в
структуре
учебной,
профессиональной,
межличностной
деятельности.
К
средствам информации относятся справочные издания, представленные в
информационном гиперпространстве сети Интернет. Данное умение включает в
себя наличие навыка эффективного ввода запроса посредством компьютерной
клавиатуры, фиксации и закрепления в цифровой форме полученной информации,
анализ
просматриваемого
видео-
и
звукового
информационного
ряда,
формулирования и передачи основного содержания с использованием отобранной
информации и визуального и аудиального, текстового сопровождения, умения
рационально оценивать достоверность отбираемой информации и представлять ее
в соответствии с нормами и правилами информационной этики и этикета;
- умение осуществлять учебную, профессиональную, межличностную
деятельность как в материальной, так и в информационной среде на всех этапах
личностного развития, взаимодействовать с моделями, схемами в рамках
выполнения той или иной деятельности с учетом поставленной интеллектуальной
задачи.
Таким образом, мы видим, что для достижения высокого уровня
сформированности цифрового общества представителями общества необходимо
овладеть базовыми навыками в области образовательных ИКТ, заключающимися в
навыке
сбора,
обработки
и
представления
информации
посредством
компьютерных технологий, для того, чтобы на последующих этапах развития
25
данного типа общества производить совершенствование собственной цифровой
компетентности.
Использование ИКТ для достижения собственных задач и удовлетворения
своих интересов обеспечивает жителей цифрового общества необходимыми
опытом в работе с информационными потоками окружающего гиперпространства,
в приобретении практических навыков работы и обмены информацией. Как мы
уже определили выше, цифровая грамотность является одной из основных
составляющих информационной компетентности.
Б. Кёршан определяет понятие «цифровой грамотности» как один из
элементов общеобразовательной обязательной подготовки человека, который
является частью технологического образования на этапе детского сада, школы,
ВУЗа, рабочего места [39, c. 62].
Исходя из этого определения, мы можем определить его структурные
элементы, которые входят в понятие цифровой грамотности: знакомство с
основными
категориями
информатики,
умение
использовать
ресурсы
вычислительной техники, знакомство с внутренним устройством и функционалом
персонального компьютера, знание о возможностях применения компьютерных
технологий
для
средств
производства,
культуры,
образования,
наличие
положительного опыта в использовании утилитарных программ.
Б. Кершан отмечает, что понятие цифровой грамотности развивалось и
совершенствовалось одновременно с развитием и совершенствованием самих
компьютерных систем в образовании [39, с. 76].
К примеру, вплоть до 70-х гг. XX в. под цифровой грамотностью понимали
конкретное
умение
осуществления
осуществлять
практической
программированные
операционной
деятельности
команды
на
для
электронно-
вычислительных машинах.
В период с 70-80-е гг. XX в. произошло существенное изменение понятия
цифровой грамотности, были пересмотрены те ключевые умения и навыки,
которые выходили за рамки одного только программирования, и, в итоге,
26
основной акцент был сделан на умении личностью использовать возможности
компьютера для решения собственных задач широкого спектра.
Е.П. Белинская пишет, что необходимость своевременного формирования
цифровой грамотности среди представителей молодого поколения цифрового
общества
определена
глобальными
процессами
информатизации
всего
отечественного социокультурного пространства [11, c. 37].
В
сравнении
с
западноевропейскими
процессами
модернизации
общественной и культурной структуры, данный автор отмечает, что понятие
«цифрового
развития
общества
и
личности»
представляется
истинно
отечественным новообразованием, и учитывает исключительно специфику
российского общества.
А.Г. Богров добавляет, что в зависимости от того, насколько емко и полно
будет
определено
понятие
цифровой
грамотности
в
социокультурном
пространстве современного общества, зависит и общее содержание развития
общества
в
виде
непосредственных
научно-технических,
материальных,
экономических и других достижений. В условиях отсутствия работы в данном
направлении общество рискует столкнуться к такими негативными явлениями как
приверженность к Интернет-аддикции среди подростков и молодых людей, утрата
эмпатии, нарциссизм за счет самореализации молодых людей в социальных сетях
и т.д. [15, c. 95].
Тем не менее, исследования в области современного российского цифрового
общества показывают, что на данный момент не существует однозначного
определения понятия «цифровая грамотность», так как по своей функциональной
значимости
эта
жизнедеятельности
категория
обнаруживает
человека:
в
себя
бытовой
в
большинстве
жизни,
спектров
профессиональной,
интеллектуальной.
Также не ведется целенаправленная работа по формированию цифровой
грамотности среди жителей современной России: как старого, так и нового
поколения.
27
Производить работу над формированием цифровой грамотности необходимо
на всех уровнях общественного и личностного развития носителей общественной
культуры в России.
Впервые данное понятие было введено одновременно с появлением в
школьной программе предмета Основы информатики и вычислительной техники
(ОИВТ), как пишет об этом В.С. Вознесенская [22, c. 73].
Сразу после этого появились первые исследования Ю.Ю. Юрова, А.П.
Ершова, Е.Ю. Заничковского и др., которые рассмотрели и обосновали
необходимость формирования цифровой грамотности уже на этапе начального
обучения в школе.
Как мы видим, определение Б. Кершана является наиболее полным, так как
выражает не только комплекс конкретных знаний и умений о том, как действует
цифровое общество, но также подразумевает и знание внутреннего устройства
компьютера, его возможностей, программ и инструментов для решения
конкретных поставленных задач.
То же самое определение, например, у других исследователей имеет либо
практико-ориентированное значение (взаимодействие с компьютером позволяет
разрешить ту или
иную задачу), либо предполагает наличие прагматического
удовлетворения тех или иных потребностей.
Т.М.
Клейман
также
склонен
указывать
на владение
конкретным
операциями при работе с компьютером для создания тех или иных продуктов [42,
c. 133].
Таким образом, определение, предложенное Б. Кершаном, является
наиболее комплексным и соответствующим содержанию данного исследования,
так как позволяет выделить не только уровень отдельных действий, но умение
мыслить в соответствии со спецификой цифрового общества, прибегать к
компьютерным технологиям не только во время выполнения отдельных задач, но
делать компьютерный сервис частью своей жизни, которая может помочь
преодолеть многие жизненные аспекты более мобильно и просто.
28
Для
бытовой
области
владения
компьютером,
понятие
цифровой
грамотности охватывает конкретные действия в обиходе человека, которые
подразумевают умение пользоваться цифровыми системами для обеспечения
собственной жизнедеятельности.
К примеру, использование сети Интернет для выполнения домашней работы
выступает в качестве бытовой области школьника, где обучение является одной из
составляющих частей жизни ребенка.
Для профессиональной области использование средств компьютерных
технологий необходимо для решения широкого спектра трудовых задач.
В интеллектуальной сфере компьютер представляет собой основное
средство познания, к которому человек обращается для удовлетворения
собственных запросов умственной деятельности.
Отсутствие конкретного определения понятия «цифровая грамотность»
объясняется
различными
уровнями,
на
которых
личность
осуществляет
взаимодействие с цифровыми технологиями.
В соответствии с тем или иным аспектом жизнедеятельности, выделяются
следующие виды цифровой грамотности, как описывает их Е.С. Кутугина [50, c.
215]:
1. Бытовая цифровая грамотность.
В рамках данного вида цифровой грамотности, ключевыми умениями
являются приобретение знаний и умений использования цифровых средств при
взаимодействии с бытовыми приборами, которые в ближайшем будущем будут
создаваться на основе программного обеспечения («умные» часы, дом, предметы
для готовки и т.д.). Так как развитие цифровых технологий охватывает все больше
сфер, практика показывает, что для того, чтобы средствами пользовались
правильно, следует владеть сформированными представлениями о функционале и
возможностях приборов.
Соответственно, умение их использовать включает в себя конкретные
практические действия и психологические качества (умение взаимодействовать с
сенсорным экраном, воспринимать информацию на дисплее, ориентироваться в
29
условных знаках на панели прибора). В области образования также необходимо
формировать базовые компетенции у учащихся в отношении знания и
использования
возможностей
компьютерного
мира
для
удовлетворения
собственных познавательных потребностей.
2. Профессиональная цифровая грамотность.
Цифровые технологии оптимизации рабочего процесса уже сейчас активно
внедряются в профессиональную жизнедеятельность человека. Впоследствии
данные
процессы
будут
только
усложняться,
поэтому
целесообразно
формирование профессиональной цифровой грамотности, которая заключается в
знании специальных утилитарных программ для средств выполнения тех или
иных трудовых задач в контексте того или иного типа профессии.
Для
средств
образования
профессиональная
цифровая
грамотность
актуальна для старшеклассников, которые уже при обучении в школе начинают
овладевать
отдельными
трудовыми
навыками,
включающими
в
себя
необходимость работы на персональном компьютере для выполнения трудовых
задач (среднее специальное образование).
3. Интеллектуальная цифровая грамотность.
Сюда относятся базовые знания о возможностях сбора и обработки
информации широкого спектра для удовлетворения познавательных потребностей
личности.
Категория цифровой грамотности наиболее полиаспектно просматривается
в
контексте
медиаобразования,
так
как
именно
сфера
педагогической
деятельности и образовательной деятельности является ключевым индикатором в
создании предпосылок для построения полноценного и конструктивного
цифрового общества в России, как убежден в этом И.А. Леенсон [52, c. 26].
Явление цифрового образования (или медиаобразования) на современном
этапе выступает в качестве наиболее высокой вершиной развития педагогической
мысли, как считает М.М. Медникова [57, c. 46].
Цифровое образование является базой не только для совершенствования
образовательного
потенциала
граждан
социума,
но
также
выступает
и
30
неотъемлемой частью для развития социально-экономического потенциала
региона и области по аналогии с многолетним опытом, демонстрируемый России
со стороны многих развитых зарубежных стран. Для этого есть несколько причин.
В первую очередь реализация стратегии цифрового образования позволяет
обеспечить цифровую компетентность со стороны кадровых ресурсов области или
региона, позволяя соответствующим образом подготовить образованных и
успешных специалистов, способных выдерживать конкуренцию не только на
уровне страны, но также и на уровне мира.
Способность привлекать к работе современные медийные и цифровые
технологии и выполнять в соответствии с ними поставленную задачу входит в
структуру важных компетенций современного сотрудника.
Приобретение и дальнейшее совершенствование данной компетенции
возможно исключительно приобретая знания и навыки из сферы цифрового
образования, как считает Т.Л. Клячко [58, c. 52].
Кроме этого, полученные навыки в сфере цифрового образования также
предоставляют значительные возможности к использованию наиболее передовых
медийных и цифровых технологий для продвижения и совершенствования
собственных услуг, что в конечном итоге положительно воздействует на
повышение качества представляемых на рынке товаров и услуг, как добавляет
также Т.К. Ростовская [67, c. 59].
Специалист, освоивший ключевые компетенции в рамках цифрового
образования, достигает цифровой эффективности, под которой следует понимать
общий результат использования цифровых технологий, выступающий в качестве
важного фактора в поддержании конкурентоспособности организаций и компаний
на рынке услуг.
Вместе с тем одно только знакомство и использование цифровых
технологий не является единственным условием для достижения цифровой
эффективности: их необходимо включать в различные деятельностные процессы,
связанные с жизнедеятельностью организации.
31
Именно
поэтому
значимость
налаженной
и
эффективной
системы
цифрового образования выступает в качестве наиболее ценного и приоритетного
решения, необходимого для приобретения на каждом уровне образовательной
деятельности в России. Цифровое образование способно преобразить общий
уровень цифровой грамотности населения, позволяет внедрить и использовать
наиболее современные медийные и цифровые технологии, изыскивая пути и
возможности для массового их внедрения в общественное сознание.
Осуществив исследование реализации стратегии цифрового образования в
образовательных организациях высшего профессионального образования в
России, В.А. Трухина сформировала динамику наличия тех или иных
образовательных курсов, ресурсов и дисциплин, которые способствовали бы
организации цифрового образования среди готовящихся специалистов в ВУЗах
России.
Автор определил постепенную динамику в отношении показателей
цифровой эффективности и цифровой грамотности студентов российских ВУЗов в
период с 2013 по 2017 гг. Вместе с тем, в отношении темпов цифрового
образования автор отметил понижение динамики.
Также необходимо отметить, что все выделенные выше аспекты цифрового
образования не достигают оптимальных 5 баллов при оценке целостности и
полноты
их
представления
в
образовательных
программах
высшего
профессионального образования.
Все этого говорит о наличии внешних, «любительских» ресурсов, которыми
пользовались студенты при повышении собственной цифровой грамотности и
эффективности,
а также
об
отсутствии
выработанных,
подтвержденных,
официальных и общегосударственных образовательных программ, которые
реализовывались бы в направлении прикладного цифрового образования в
России.
Как пишет об этом также В.Ф. Покасов, повышение показателей цифрового
образования в российских регионах в период с 2010 по 2016 гг. увеличилось на
40%, при этом в данном повышении имели вес следующие факторы:
32
- цифровая грамотность специалистов — 40%;
- цифровая грамотность населения — 40%;
- цифровая эффективность — 20%. [75, c. 69]
Как видно из данных результатов, удельный вес имеют полученные
теоретические знания о цифровой грамотности как среди специалистов, так и
среди населения, в то время как общая масса успешности применения данных
знаний на практике для увеличения продуктивности производства все еще
составляет наименьшую долю.
Отсюда следует, что процесс организации цифрового образования в России
чересчур теоретизирован, в то время как конкретные практические данные,
навыки, технологии и методы либо в недостаточной степени представлены, либо
не получают необходимой обратной связи со стороны руководства для
применения полученных знаний на практике.
Отсюда можно сделать вывод, что изучение имеющегося опыта в сфере
развития цифрового общества в России позволило определить недостаточно
высокую динамику в исследуемый период, который не превышает порога в 3040%, а также излишний теоретический характер уже имеющейся системы
цифрового образования, где в сфере высшего и среднего образования существуют
отдельные, разобщенные курсы, посвященные цифровой грамотности и цифровой
эффективности, но отсутствует соответствующая обратная связь со стороны
руководства, которая позволяла бы использовать получаемые данные на практике,
тем самым, повышая инновационный характер производства и обучения.
Таким образом, в структуре тенденций развития цифрового общества в
России особое место занимает понятие цифровой грамотности, которое выступает
в качестве важного инструмента при повышении потенциала общества при
непосредственном взаимодействии с цифровыми базами данных.
Центральным действием в структуре цифровой грамотности выступает
владение необходимыми навыками работы и взаимодействия с компьютером.
Однако уровни цифровой грамотности заключаются не только в овладении
компьютерным функционалом, но также и в выполнении соответствующих
33
мыслительных операций, форм работы по сбору и обработке имеющейся
информации, по применению и трансляции собранных данных в практике
учебной деятельности.
При создании условий для своевременного повышения показателей уровня
сформированности цифрового общества в России вероятно повышение общей
цифровой компетентности членов российского общества.
Вместе с тем ситуация в образовательной среде среди большинства ВУЗов и
средних профессиональных учреждений такова, что отдельные курсы повышения
цифровой грамотности студенчества являются разобщенными, несистемными, а
получаемые знания впоследствии не применяются выпускниками на рабочем
месте.
34
1.3 Особенности структуры цифрового общества
На
сегодняшний
день
теория
о
цифровом
обществе
насыщена
разноплановыми попытками предоставить наиболее доказательный конструкт,
описывающий
закономерность
трансформационных
изменений
социальной
реальности. В качестве обобщающего для разных точек зрения может быть
сформулирован тезис, что современная «миро-система» (в терминах М.Д. Бэка
[80]) утратила актуальность и нуждается в определении возможных альтернатив.
Ссылаясь на позицию М.Д. Бэка, мы отмечаем, что незначительные
воздействия в точках бифуркации приводят к масштабным изменениям, в то время
как последствия бифуркации непредсказуемы [80, с. 5].
Тем
самым
подчёркивается,
переживающего ряд бифуркационных
что
для
современного
общества,
метаморфоз, исследование текущих
закономерностей развития столь важно, сколь велики могут быть последующие
изменения, ими спровоцированные. Анализ данных закономерностей позволит
смоделировать образ цифрового общества, так как данные воздействия
приобретают
системную
характеристику,
становясь
фундаментом
новой
конструкции, стремящейся к восстановлению состояния равновесия.
Трансформационный процесс как системное преобразование должен быть, в
первую очередь, рассмотрен с точки зрения анализа изменений в социальной
структуре
цифрового
общества.
Именно
социальная
структура
является
своеобразным индикатором, аккумулирующим в себе результаты процессов,
трансформирующих систему, как считает В.Дж. Клинтон [85, c. 33].
Ввиду этого оценки тенденций изменения социальной структуры цифрового
общества могут быть использованы для описания перспектив
развития
современного
ещё
общества,
уже
не
индустриального,
но
и
не
постиндустриального – цифрового.
В среде футурологов сложились две противоположные друг другу точки
зрения касательно вопроса обобщённого описания структуры цифрового
общества.
35
В первой из них, согласно позиции Ё. Масуды, цифровое общество
приобретёт характеристику бесклассового, то есть социальная структура «нового»
общества будет преимущественно гомогенной [56, с. 151]. Данный тезис Масуда
мотивирует тем, что общество будет основано на согласованных и общезначимых
интересах
и
целях, достигаемых
посредством совместной деятельности.
Индивидуализм как таковой будет нехарактерной моделью поведения личности.
Следовательно,
подобное
обобществление
социальной
организации
способствует гармонизации и гомогенизации структуры цифрового общества.
Оптимизм в целом является сильной стороной данной гипотезы, но в ней можно
выделить элементы утопии.
Также утопичными, на наш взгляд, являются предположения, что
информация, как основополагающий элемент цифрового общества, является
наиболее демократичным ресурсом, позволяющим каждому жителю «общества
всеобщего благоденствия» приобщиться к общественному богатству [60 c. 55].
В действительности новые средства производства, в первую очередь
сопряжённые с информационными ресурсами, обладают значительно большей
дифференцирующей силой, чем это было в индустриальном обществе. Вне
зависимости от того, какую теорию структурирования общества брать за основу,
классовую или стратификационную, – цифровое общество будет отличаться не
только меньшим числом каналов для вертикальной мобильности, но и более
чёткой (ярко выраженной) социальной структурой, чем общество индустриальное.
В альтернативном понимании социальной структуры М. Кастельсом для
обозначения
новой
капитализм»
[84,
формы
с.
40].
устройства
используется
термин
«Цифровая
глобальная
экономика
«цифровой
является
капиталистической, фактически более капиталистической, чем любая другая
экономика в истории», как поясняет данный автор.
Собственность на средства производства в условиях цифрового общества не
становится общественным достоянием, собственники-буржуа сохраняют своё
доминирующее положение в системе производства будущего как класс-антагонист
36
в отношении к новому, обладающему сильной внутренней сегментацией, классу
наёмных рабочих.
Чтобы синтетическая гипотеза не страдала от излишней абстрактности,
исследуем наиболее общие характеристики современного этапа развития
цифрового общества.
Экономика цифрового общества, согласно Д. Беллу, приобретает характер не
столько
производящий, сколько обслуживающий, т.е. основной упор от
производства вещей сместится в сторону производства услуг [82, c. 62].
Достоверность данного тезиса не вызывает сомнения, но для более чёткого
разграничения 2-х стадий развития общества очень важно, на наш взгляд,
раскрыть смысл «обслуживающей экономики» более конкретно.
Сфера услуг, доминирование которой в экономике, по Беллу, становится
отличительной особенностью цифрового общества, является многосоставным
элементом. К ней относятся направления юридических и финансовых услуг,
услуги информационные и транспортные, бытовые услуги и общепит. При этом
реальное значение, позволяющее делать выводы о сколько-нибудь весомых
системных сдвигах, могут иметь изменения в сферах, включающих в себя
информационную составляющую, базирующихся на креативном, творческом типе
действий участников производственного процесса.
Этот вывод подводит нас к мысли, что для более точного теоретического
анализа необходимо проводить различия в терминологии, выделяя следующие
моменты:
– так называемую «традиционную» сферу обслуживания, к которой мы,
прежде всего, относим продавцов, бухгалтеров, сотрудников кадровых служб,
секретарей и некоторые другие профессии. Специфика работы этих профессий
связана с выполнением шаблонной деятельности, включает набор операций, во
многом являющийся рутинными для функционирования организации;
– «инновационную» сферу обслуживания, где деятельность специалистов
касается
области
приоритетных
направлений
современной
экономики
и
основывается преимущественно на творческой составляющей, ориентирована на
37
создание инноваций. Причём в данном случае речь идёт не только о новых
специальностях, непосредственно сопряжённых с цифровой сферой, цифровым
типом труда, но и о ряде профессий, ранее считавшихся вполне традиционными:
преподаватели, учителя и медики высших квалификаций.
Следует выделить здесь также ряд направлений деятельности, характерных
для индустрии текущего состояния развития: трейдеры, экономисты, редакторы,
журналисты и многие-многие другие [37, c. 99].
Объединяющим для них всех является то, что деятельность данных
специалистов
не
систематизирована
какими-либо
априорными
образцами
(шаблонами), во многом ситуативна, она подчинена креативности и на выходе
предполагает создание какого-либо нового продукта. В данную категорию
попадают и такие направления деятельности, ставшие неотъемлемым атрибутом
системы производства уже к моменту периода развитого индустриализма, как
маркетинг и менеджмент в наиболее общем понимании.
Большой теоретической проблемой исследования вопроса производства
услуг является зачастую невозможность проведения чёткого водораздела между
различными направлениями сферы услуг, так называемыми «приоритетными» и
«не приоритетными», как считает Н.Б. Кириллова [30, c. 38]. Дифференциация
между ними имеет более глубинную характеристику, она затрагивает внутреннюю
неоднородность каждого направления деятельности.
Данная неоднородность основана на различных требованиях к работникам:
к ролям, которые приписаны должности работника, его уровню квалификации,
подготовке, уровню образования и так далее.
Так,
например,
направление
финансовых
услуг
вмещает
в
себя
одновременно такие профессии, как бухгалтер и кассир, которые относятся к
«традиционной» сфере обслуживания.
Однако брокер и аудитор, в труде которых значительное место занимает
элемент
творчества, труд
которых
обладает
повышенной
экономической
значимостью и требует высокой степени подготовки, то есть относимые нами к
«инновационной» сфере обслуживания, – это та же финансовая сфера.
38
Аналогичным образом следует различать работников, попадающих по
нормам индустриальной терминологии под условное обозначение «белые
воротнички» (т.н. «офисный планктон»), разделяемых по принадлежности к
«традиционной» и «инновационной» сферам обслуживания, как замечает А.В.
Костина [37, c. 54].
Необходимо подчеркнуть, что особенность положения наёмного работника в
структуре цифрового общества проявляется в следующих характеристиках:
социальная и экономическая значимость труда работника и его «незаменимость»,
своего рода, то есть затратность и сложность замены работника в случае
возникновения таковой потребности.
Данные характеристики являются квинтэссенцией, олицетворяющей новую
позицию наёмных работников в информационном обществе. Подбор наёмных
работников является затратным с точки зрения как материальных средств, так и
времени: образование и подготовка работника (к условиям и особенностям работы
внутри конкретного предприятия), восстановление его уникального опыта,
полученного в результате труда, в том числе и основанного на творчестве.
Так, если учесть не только прибыль, но и сверхприбыли, приносимые
наиболее успешными работниками, то вопрос о целесообразности его замены (а
иногда
и
о
возможности
замены
вообще)
становится
чрезвычайно
проблематичным. Всё вышесказанное, в свою очередь, способствует повышению
статуса работника.
Подобная закономерность вызвана возникновением определённой степени
зависимости собственника от труда наёмного работника, что для работодателя
трансформируется в осознание того факта, что наиболее эффективным для него
является улучшение условий работы и уровня вознаграждения работника, взамен
перспективы его потери, как отмечает Е.Ю. Заничковский [35, c. 38].
Следующий тезис, демонстрирующий изменчивость реальности цифрового
общества современности, является следствием индустриализации и бурного
научно-технического прогресса XX и XXI веков, как считает А.Е. Войскунский
[23, c. 100].
39
Возможности
практически
безграничного
роста
производственных
мощностей, сопряжённых со снижением себестоимости производства, в том числе
и за счёт автоматизации производства, способствуют выделению двух основных
сегментов в меняющейся структуре рынка:
–
с
одной
стороны,
это
появление
спроса
на
группы
высококвалифицированных специалистов и инженеров, работающих со сложными
и высокотехнологичными устройствами, а также работников, способных
использовать информационные средства труда.
Труд данных специалистов основан на креативной составляющей, сопряжён
с трудоёмким процессом подготовки и обладает повышенной социальной и/или
экономической значимостью.
В качестве примера отмеченных групп можно обозначить категорию «белых
воротничков», относимых к «инновационной» сфере обслуживания, например,
лётчиков гражданской авиации или работников сферы промышленности, чья
деятельность сопряжена с инновационными компьютерными технологиями и
системами
коммуникации
(к
примеру,
операторов
автоматизированных
производственных комплексов).
Сюда же входит ряд других профессий, унаследованных от индустриального
этапа. Это занятые в различных направлениях инженерной деятельности
конструкторы, химики, биологи и пр., значимой составляющей труда которых
является не воспроизводящая, а инновационная деятельность. Данную категорию
мы будем называть «новые профессионалы»;
– с другой стороны – происходит формирование целого кластера
специальностей,
не
требующих
многосложной
подготовки
и
высшего
образования.
Сюда мы можем отнести весь пласт специалистов «традиционной» сферы
обслуживания; целый ряд рабочих профессий (слесари, электрики, механики,
металлурги, горняки и тому подобное); а также труд разнорабочих и
низкоквалифицированные профессии (грузчики, официанты, дворники и так
40
далее). Представленная категория работников обозначается Н.В. Власовой как
«информационные бедняки» [21, c. 270].
Наконец, вполне резонно должен быть поставлен вопрос о судьбе класса
собственников в обществе цифрового этапа (то есть обладающих собственностью
на средства производства и использующих её для извлечения прибыли).
Нами уже была выше озвучена позиция, предполагающая, что в
посттрансформационном периоде класс буржуазии не только не потеряет своих
позиций, а лишь упрочит их, ещё более оторвавшись в социальной иерархии от
наёмных работников, точнее от их малоквалифицированной, но многочисленной
части («информационные бедняки»). При этом необходимо признать, что
внутренне данный класс также должен быть дифференцирован. Мы предполагаем,
что отличным положением в социальной структуре будут обладать собственники
новой формации, имеющие в распоряжении средства производства, так или иначе
сопряжённые с созданием или переработкой информации, например, компании
«инновационной» сферы услуг, IT-компании.
Принимая во внимание отмеченные нами ключевые изменения в модели
переходного состояния общества, претерпевающего бифуркационные изменения,
М.С. Вершинин предпринял попытку свести воедино критерии описания
структуры цифрового общества в стратификационной и классовой моделях (см.
табл. 1).
41
Таблица 1
Структура цифрового общества по М.С. Вершинину [17, c. 37]
Страта Класс Обозначение
Собственники
Высший слой
Информационные
собственники
Индустриальные
собственники
Новые профессионалы
Наемные работники
Средний слой
Инновационная
обслуживания
Сфера
искусства
культуры
и
Инновационная сфера
промышленности
Традиционная
обслуживания
Низший слой
сфера
сфера
Сфера
Специфика Профессии
деятельности
труда
Собственность на информационные
средства
производства
Собственность на индустриальные
средства
производства
Топ-менеджеры предприятий и организаций
различных
направлений
деятельности,
политические деятели высшего уровня
государственного управления
Использование
Трейдеры, экономисты,
цифровых
редакторы, журналисты,
средств
маркетологи, менеджеры,
производства
работники PR
Высокая
Преподаватели, учителя,
квалификация,
врачи, юристы, летчики
труд
обладает гражданской
авиации,
повышенной
военные, полиция
социальной,
Актеры,
режиссеры,
экономической
музыканты, дирижеры и
значимостью
т.д.
Использование
Операторы
компьютерных
автоматизированных
технологий
и производственных
средств
комплексов, инженеры,
коммуникации
химики, биологи
Выполнение
Продавцы, бухгалтеры,
шаблонной
сотрудники
кадровых
деятельности
служб, секретари
Традиционная
сфера Выполнение
промышленности
рутинных
операций, труд,
не
требующий
Сфера
значительной
неквалифицированного подготовки
труда
Слесари,
электрики,
механики, металлурги,
шахтеры, разнорабочие
Грузчики,
официанты,
дворники, уборщики и
т.д.
42
Подобный синтез, как нам кажется, может считаться наиболее адаптивным
для визуализации модели цифрового общества, которое утрачивает черты
индустриального, стремясь завершить трансформацию в информационной стадии.
Вдобавок к описанной в наиболее общем виде синтетической модели
структуры цифрового общества, прототип которой мы можем фиксировать при
анализе текущих тенденций изменений структуры, необходимо выделить
несколько системообразующих нюансов.
Учитывая специфику института высшего образования и появление (в
условиях цифрового общества) у института высшего образования специфического
лимитирующего свойства, выступающего агентом структурирования общества
(сравнимого с собственностью на средства производства), можно спрогнозировать
формирование многочисленного слоя населения (или даже целых отдельных
государств, что возможно в обстановке процессов глобализации), чей доступ к
получению высшего образования ограничен и, стало быть, отсутствуют
явственные возможности для осуществления вертикальной мобильности, как
отмечает данную особенность З. Бжезинский [13, c. 69].
В
таком
контексте
стратификационное
индустриальное
общество
предоставляет большие возможности мобильности, осуществление которой
зависит не только и не столько от образования в сравнении с обществом
постиндустриальным.
Данный массовый слой, представленный индивидами, не имеющими
реального доступа к образованию, способствует формированию значительной
конкуренции, в том числе и за низкостатусный труд, и, как следствие, отсутствие
рыночных механизмов, способных стимулировать наёмных работников такого
типа в большем объёме, чем минимально необходимый. Данное явление Л.В.
Бурковой предлагается называть цифровым неравенством [16, c. 63].
Положение подобного типа работника может быть встроено в систему
марксистского понимания категории «рабочая сила». «Стоимость рабочей силы,
как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для
43
производства, а, следовательно, и воспроизводства этого специфического
предмета торговли» [3, с. 120].
Иными словами, естественная цена наёмных работников, относимых к
категории «информационные бедняки», определяется минимальным набором
предметов необходимости и других благ, которые, в соответствии с особенностями
каждой отдельной страны и населённого пункта (стоимость потребительской
корзины,
состав
географическим
и
стоимость
положением
которой,
в
свою
территориальной
очередь,
единицы,
определяется
экологической
обстановкой, уровнем развития инфраструктуры, спецификой культуры с
включёнными в неё особенностями моделей поведения, традиций), необходимы
для поддержания жизнедеятельности работника.
Положением, вытекающим из особенностей вышесказанного, является
характеристика цифрового неравенства и провоцируемой им цифровой бедности
как преимущественно наследственной (социально наследуемой).
Слой работников низкостатусного труда не способен обеспечить должный
уровень образования ни себе, ни следующему поколению, что затрудняет
возможности вертикальной мобильности и для потомков слоя «новых бедняков».
Таким образом, явление передачи статуса по наследству характерно для
информационного
общества
в
значительно
большей
степени,
чем
для
индустриального. Конечно, это утверждение в первую очередь касается категории
населения «информационные бедняки». Однако и наёмные работники нового
типа, обладая значительно более высоким социальным положением в обществе,
имеют возможность передавать по наследству свой статус, обеспечивая доступ
для собственных детей к образованию, – основному дифференцирующему
критерию, как считает А. Амзин [6, c. 78].
Чтобы модель cтруктуры цифрового общества была полной, её необходимо
дополнить характерными особенностями интеллектуального труда «новых
профессионалов» (прежде всего относящихся к сфере обслуживания).
Во-первых, положение подобного работника предполагает априорную
немассовость, что обусловлено крайне высокими затратами на подготовку
44
работника, способного обрабатывать информационные средства производства,
извлекая
из
них
прибавочную
стоимость,
а
также
соображениями
целесообразности, которые связаны с характерной особенностью данного вида
капитала.
Повышение норм выработки прибавочной стоимости напрямую не зависит
от увеличения количества работников; и в целом, извлечение прибыли не
обязательно (но возможно!) коррелирует с размерами организации (предприятия).
В связи с этим можно спрогнозировать планомерное увеличение роли
института образования при формировании описанной выше структуры цифрового
общества. Речь идет непременно об элитарном образовании, в полной мере
реализующем дифференцирующую функцию в отношении к жителям цифрового
общества, как подчеркивает данную значимость Е.П. Белинская [11, c. 38].
Таким образом, сегментация общества будет производиться в значительной
степени на основе неравного доступа к образованию: через обладание особой
теоретической информацией и умение ею овладевать с созданием многосторонних
навыков не только использования, но и управления ею. Речь идёт о так
называемых
ЗУВ-ах, «знания-умения-владение», выступающих
критериями
успешности образования в ходе современной реформы образования в России.
Во-вторых, специфика подобного типа работы заключается в повышении
ценности работника на основе характеристики труда, предполагающей высокий
уровень подготовки и творческий характер деятельности (личный вклад), что
выливается в ограничение возможности безболезненной замены. Повышение
ценности наёмного работника отражается на принципиально ином подходе к
процессу возмещения его затрат на труд. Всё это напрямую влияет на следующую,
третью особенность – изменение характера отчуждения труда.
Отчуждение труда – неотъемлемое свойство капиталистической формации,
характерное для работника наёмного типа, как поясняет Н. Гульчевская [29, c. 35].
Отчуждение не исчезает как таковое и с наступлением цифровой формации.
Это является следствием того, что цифровое общество сохраняет черты
экономики, характерной для капиталистической системы, так как работник
45
цифрового периода является наёмным рабочим, следовательно, его труд также
возмещается вознаграждением в виде заработной платы, то есть цены рабочей
силы, а продукт труда отчуждается в пользу собственника.
При этом ситуация с отчуждением труда в общем всё же оказывается
существенно
отличной
от
аналогичной
для
наёмного
работника
капиталистической формации. Отчуждение, пусть не полностью, но в некоторой
степени нивелируется у работника нового типа.
Это характеризуется принципиально иным положением работника в
организации, сопряжённым с прямым непосредственным признанием ценности
работника, вознаграждением труда – с возможностью участия работника в
получении доли прибыли, и спецификой процесса труда, его творческим
характером.
Прямое
признание
наёмного
работника,
взамен
опосредованного
отношением к средствам производства как к своим (с позиции собственника) или
как к чужим (с позиции наёмного работника), несмотря на трудности
вертикальной мобильности, практически сводит «на ноль» диспропорцию прав
касательно реальных преимуществ, получаемых в процессе труда, как отмечает
И.В. Жилавская [33, c. 103]. Речь идёт исключительно о категории «новые
профессионалы».
Если в рамках капиталистической формации право на получение доли
общественного богатства, определяемой местом в иерархии собственников,
фактически не совпадало с иерархией несобственников, то сегодня эти две
иерархии
сливаются
в
одну
с
помощью
глобальной «бетономешалки»:
неформального преобразования своих способностей в могущество, реализуемое с
помощью института образования.
Наконец, исходя из сформулированной модели структуры цифрового
общества можно сделать вывод, что она является потенциально конфликтной,
даже более конфликтной, чем модель общества индустриального. Прогнозируемая
кризисность цифрового общества вызвана возрастающей диспропорцией в
социальной структуре. Антагонистами цифрового общества становятся уже не
46
просто классы – буржуазия и пролетариат, – а более сложноорганизованные
социальные
общности,
по-разному
адаптированные
к
использованию
обновлённых «цифровых» средств производства. И ключевым выходом к
регулированию данного противоречия будет являться система качественного
образования.
Таким образом, было определено, что структура цифрового общества
непосредственно связана с распределением трудовой сферы и созданием
продуктов, как это типично также и для традиционной системы общества.
В основу системы цифрового общества положена информация и цифровые
технологии, вокруг которых концентрируются отдельные классы работодателей
или собственников цифрового труда, а также классы наемных работников.
Качественно новым образованием цифрового общества следует считать
появление
новых
профессионалов,
чья
профессиональная
деятельность
непосредственно связана с обработкой цифрового массива, с применением
инновационных технологий, а также с созданием качественно нового продукта.
На более низких ступенях структуры цифрового общества находятся
представители
традиционных
профессий,
чья
деятельность
связана
с
выполнением рутинных производственных процессов, и которые не имеют
возможности обрабатывать информацию и каждый раз создавать новый продукт.
Подобная система цифрового общества является весьма конфликтной, так
как основное противоречие состоит в явлении цифрового неравноправия на
получение элитарного образования, которое позволило бы классу новых
специалистов получать соответствующие и качественные навыки и знания.
Преодоление подобного противоречия возможно исключительно за счет
создания качественной системы образования, доступной для всех представителей
цифрового общества.
Завершая исследование в рамках первой главы данной исследовательской
работы, можно сформулировать следующие выводы:
47
- теория цифрового общества впервые появилась в зарубежном научном
мире в результате комплекса схожих по своему характеру научных публикаций и
предположений.
Однако теоретические основы заложили теория Ё. Масуда, Э. Тоффлера и
М.
Кастельса.
Единым
звеном
в
структуре
данных
теорий
является
преобладающая ценность цифровых данных, передаваемой за счет использования
компьютерных, инновационных технологий.
Кроме этого, для цифрового общества также характерно убеждение о
построении
целостной,
крупномасштабной
информационной
системы,
представленной в виртуальной реальности, к которой могут обращаться люди, вне
зависимости от места их проживания.
Труды отечественных авторов позволили раскрыть те аспекты данного
явления, которые не получили своего развития в зарубежных исследованиях.
В первую очередь следует отметить, что наряду с единым доступом к
цифровым данным и развитию цифровых технологий как значимых черт
цифрового
общества
отечественные
исследователи
выдвигают
также
и
необходимость качественного образования, предоставляемого всем гражданам
цифрового общества.
Для того, чтобы цифровая база не превратилась в оружие манипуляции,
одновременно с развитием цифровых технологий необходимо разрабатывать
также обновленные профессиональные стандарты и кодексы этики использования
информации;
- в структуре тенденций развития цифрового общества в России особое
место занимает понятие цифровой грамотности, которое выступает в качестве
важного
инструмента
при
повышении
потенциала
общества
при
непосредственном взаимодействии с цифровыми базами данных.
Центральным действием в структуре цифровой грамотности выступает
владение необходимыми навыками работы и взаимодействия с компьютером.
Однако уровни цифровой грамотности заключаются не только в овладении
компьютерным функционалом, но также и в выполнении соответствующих
48
мыслительных операций, форм работы по сбору и обработке имеющейся
информации, по применению и трансляции собранных данных в практике
учебной деятельности. При создании условий для своевременного повышения
показателей уровня сформированности цифрового общества в России вероятно
повышение общей цифровой компетентности членов российского общества.
Вместе с тем ситуация в образовательной среде среди большинства ВУЗов и
средних профессиональных учреждений такова, что отдельные курсы повышения
цифровой грамотности студенчества являются разобщенными, несистемными, а
получаемые знания впоследствии не применяются выпускниками на рабочем
месте;
- структура цифрового общества непосредственно связана с распределением
трудовой сферы и созданием продуктов, как это типично также и для
традиционной системы общества.
В основу системы цифрового общества положена информация и цифровые
технологии, вокруг которых концентрируются отдельные классы работодателей
или собственников цифрового труда, а также классы наемных работников.
Качественно новым образованием цифрового общества следует считать
появление
новых
профессионалов,
чья
профессиональная
деятельность
непосредственно связана с обработкой цифрового массива, с применением
инновационных технологий, а также с созданием качественно нового продукта.
На более низких ступенях структуры цифрового общества находятся
представители
традиционных
профессий,
чья
деятельность
связана
с
выполнением рутинных производственных процессов, и которые не имеют
возможности обрабатывать информацию и каждый раз создавать новый продукт.
Подобная система цифрового общества является весьма конфликтной, так
как основное противоречие состоит в явлении цифрового неравноправия на
получение элитарного образования, которое позволило бы классу новых
специалистов получать соответствующие и качественные навыки и знания.
49
Преодоление подобного противоречия возможно исключительно за счет
создания качественной системы образования, доступной для всех представителей
цифрового общества.
50
ГЛАВА 2. ГУМАНИТАРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОГО
ОБЩЕСТВА
2.1. Сущностные характеристики гуманитарного образования в РФ в
настоящее время
Целью осуществленного практического исследования было изучение
особенностей сущностных характеристик гуманитарного образования в РФ в
настоящее
время.
Для
достижения
поставленной
цели
практического
исследования были выдвинуты следующие задачи:
1.
Разработать
и
апробировать
диагностирующий
инструментарий
исследования (социологический опрос).
2. Обработать и систематизировать полученный материал, представить
актуальное состояние системы гуманитарного образования в государственных ОО
России.
3. Разработать и предложить рекомендации по повышению эффективности
гуманитарного образования в условиях формирования цифрового общества.
Практическое исследование включало в себя следующие этапы:
1. Подготовительный этап
Цель: разработка программы практического исследования, анализ вопросов
теоретического характера о проблемах построения системы гуманитарного
образования цифрового общества в российских ОО, подбор и составление
диагностирующего инструментария исследования.
Методы: анализ, синтез передового отечественного опыта по проблемам и
возможностям построения системы гуманитарного образования в рамках
цифрового общества в России.
Длительность: 2 месяца.
2. Исследовательский этап.
Цель: применение отобранного диагностирующего инструментария на
практике, обработка статистических данных, формулирование выводов об уровне
сформированности системы гуманитарного образования в рамках цифрового
общества российских государственных ОО.
51
Методы: анализ документации образовательных организаций основного
общего
образования,
социологический
опрос
аудитории
(педагоги
ОО),
экспертное интервьюирование руководителей ОО по перспективам, проблемам и
возможностям формирования системы гуманитарного образования цифрового
общества в государственных ОО. Применение количественного и качественного
анализа данных, анализ в соответствии со шкалой Ликерта, Т-критерий
Стьюдента, описательные статистики из пакета SPSS Statistics.
Длительность: 6 месяцев.
3. Проектировочный этап.
Цель: разработка на основании полученных данных рекомендаций по
повышению роли и места гуманитарного образования в условиях формирования
цифрового общества в государственных образовательных организациях.
Методы: моделирование, контент-анализ.
Длительность: 2 месяца.
Эмпирическую
выборку
исследования
составили
государственные
муниципальные общеобразовательные учреждения средние школы г. Орел в
количестве 47 организаций.
В социологическом опросе среди педагогических сотрудников данных
организаций приняли участие 894 сотрудника.
В экспертном интервью приняли участие 47 руководителей указанных
государственных ОО. Итого экспериментальная аудитория составила 941
человека. Возрастные рамки испытуемых: от 25 до 57 лет.
Половое
распределение:
583
женщины,
358
мужчин.
Показатели
полученного образования и стажа представлены в таблице ниже (см. табл. 2):
52
Таблица 2
«Характеристика
профессионального
стажа
и
образования
экспериментальной выборки»
Испытуемые
Полученное
образование
- среднее специальное
(педагогическое)
образование (92 чел.);
- высшее
педагогическое
образование (614 чел.);
- высшее
психологическое
образование (188 чел.)
- высшее образование
(бакалавриат) (12 чел.);
- высшее образование
(специалитет) (10 чел.);
- высшее образование
(магистратура) (15
чел.);
- высшее образование
(аспирантура) (8 чел).
1. Педагоги
государственных ОО
(894 чел.)
2. Руководители
государственных ОО
(47 чел.)
Имеющийся стаж
- до 5 лет (141 чел.);
- от 6 до 10 лет (258
чел.);
- до 15 лет (348 чел.);
- свыше 15 лет (147
чел.)
- до 5 лет (14 чел.);
- от 6 до 10 лет (7 чел.);
- до 15 лет (21 чел.);
- свыше 15 лет (5 чел.
чел.)
Насколько позволяет наглядно определить приведенная выше таблица, среди
сотрудников-педагогов,
принявших
участие
в
социологическом
опросе,
большинство составляют педагоги, имеющие высшее педагогическое образование
со стажем от 10 до 15 лет, а также со стажем от 5 до 10 лет работы в школе.
Среди
руководителей
интервьюировании,
ОО,
большинство
принявших
составляют
участие
в
экспертном
руководители,
имеющие
магистерскую степень, с опытом работы от 10 до 15 лет в школе.
Отсюда видно, что сформированная экспериментальная аудитория отвечает
запросам на компетентность и опытность испытуемых, следовательно, данные,
полученные
достоверными.
в
данной
экспериментальной
аудитории,
можно
считать
53
Охарактеризуем специфику диагностирующего инструментария:
1. Анкетирование для педагогов государственных ОО по вопросам
сформированной системы гуманитарного образования в цифровом обществе.
Текст анкетирования и его задания были составлены на основании
примерных заданий для оценки уровня цифровой компетентности специалистов,
предложенных в исследовании Т.В. Баракиной [7].
Целью анкетирования специалистов ОО стало определение степени
целостности и успешности сформированной системы гуманитарного образования
в средней школе. Следовательно, анкетирование включало в себя следующие
блоки:
1. Блок теоретических представлений о гуманитарном образовании в
цифровом обществе.
2. Блок имеющихся потребностей в цифровом гуманитарном образовании
среди сотрудников.
3.
Блок
оценки
практики
сформированной
системы
цифрового
гуманитарного образования в ОО.
4. Блок оценки воздействия цифрового гуманитарного образования на
образование по традиционных гуманитарным предметам в школе.
5. Блок оценки дальнейших
специалистов
в
перспектив и внутренней готовности
совершенствовании
системы
гуманитарного
образования
цифрового общества в школе.
В соответствии с каждым блоком в анкетировании представлено по 5
закрытых вопросов. Ответы сформированы таким образом, чтобы можно было
обработать ответы на них, используя шкалу Ликерта: «полностью согласен» (5
баллов), «согласен» (4 балла), «затрудняюсь ответить» (3 балла), «не согласен» (2
балла), «полностью не согласен» (1 балл).
Кроме этого, на итоговый уровень оценки сформированности системы
гуманитарного образования цифрового общества в ОО воздействует также
рейтинговая оценка в вопросах, выставляющаяся по шкале от 1 до 10.
Максимально возможный балл в соответствии с каждым из блоков составляет 30.
54
Таким образом, по итогам выставленных баллов в соответствии с каждым из
блоков,
можно
будет
определить
следующие
уровни
целостности
и
эффективности сформированной системы гуманитарного цифрового образования:
- 150-100 баллов: оптимальный уровень;
- 99-90 баллов: хороший уровень;
- 89-80 баллов: удовлетворительный уровень;
- 79-70 баллов: низкий уровень;
- 69 баллов и ниже: низкий уровень.
Текст анкетирования представлен в приложении (см. Приложение 1).
2. Экспертное интервью для руководителей.
Целью экспертного интервью для руководителей было определение
эффективности предпринимаемых управленческих решений в сфере менеджмента
создания системы гуманитарного цифрового образования в образовательной
организации.
Вопросы интервью имеют открытый характер, однако на основании
качественной обработки им также может быть присвоено от 1 до 5 балла в
зависимости от присутствия в ответе испытуемого следующих критериев:
- готовность к формированию системы гуманитарного образования при
формировании цифрового общества в ОО;
- оценка потенциала и необходимости организации работы по повышению
цифровой грамотности в направлении сотрудников и обучающихся;
-
собственная готовность внедрять в управленческой деятельности
программы, курсы по организации цифрового гуманитарного образования в
школе.
Вопросы интервью позволяли оценить следующие блоки:
1. Оценка сформированной системы цифрового гуманитарного образования
в школе.
2. Наличие плана, отчетов, запланированных мероприятий на текущий год в
направлениях повышения цифровой грамотности специалистов и обучающихся в
направлении гуманитарного образования.
55
3. Наличие перспектив в отношении получения членами педагогического
состава специализации по профилю гуманитарного цифрового образования.
4.
Оценка
проблем
и
трудностей,
причины
данных
проблем,
препятствующих построению системы гуманитарного цифрового образования в
школе.
5. Собственная готовность в отношении внедрения системы гуманитарного
цифрового образования в школе в ближайшие 5 лет.
Процедура оценивания результатов интервью такая же, как и при
оценивании анкетирования сотрудников ОО. Текст интервью представлен в
приложении (см. Приложение 2).
Таким образом, было определено, что практическое исследование было
подчинено цели изучения сформированной системы гуманитарного образования в
рамках цифрового общества в государственных образовательных организациях.
Исходя из данной цели был осуществлен социологический опрос педагогов,
работающих в структуре 47 исследованных образовательных организаций, а также
было проведено экспертное интервьюирование 47 руководителей государственных
образовательных учреждений в данном направлении. Использованные методы
статистической обработки данных позволили определить степень достоверности
обнаруженных данных и оценить актуальную ситуацию состояния гуманитарного
цифрового образования, определить потребности и проблемы участников
образовательного процесса в данном отношении.
По
итогам
статистическое
осуществленного
обобщение
и
исследования
систематизация
было
полученного
произведено
материала.
Охарактеризуем состояние системы гуманитарного цифрового образования в
соответствии с полученными данными.
В первую очередь, оценим показатели целостности и эффективности
системы гуманитарной цифровой системы образования по оценкам педагогов в
рамках исследованных ОО.
56
Для начала определим степень целостности и эффективности системы
гуманитарного цифрового образования в ОО в соответствии с оцениваемыми
блоками. Результаты представлены в средних значениях (х ср) (см. рис. 1):
10
10
10
10
10
6,54
6,45
5,45
4,99
но
ст
ь
и
го
т
ов
Вл
ия
ни
е
ик
а
кт
Пр
а
Те
ор
ет
Пе
р
ич
е
ск
сп
ек
ие
ти
вы
пр
ед
По
т
ст
ре
ав
ле
ни
я
бн
ос
ти
3,4
Результа т
Оптима льно
Рис. 1. «Оценка целостности и эффективности системы гуманитарного
цифрового образования педагогами в государственных ОО в средних значениях»
Насколько позволяет наглядно определить приведенный выше рисунок, по
итогам осуществленного анализа оценки степени целостности и эффективности
сформированной
системы
гуманитарного
цифрового
образования
в
государственных ОО по итогам социологического опроса среди педагогов были
получены следующие результаты.
В отношении теоретических представлений о значимости и ценности
гуманитарного цифрового образования в системе образования в средней школе
были получены в среднем удовлетворительные результаты (х ср = 5,45), которые
указывают на наличие общих представлений о характере и содержании системы
гуманитарного образования в школе.
Тем не менее, данные общие представления не позволяют чересчур высоко
оценивать
значимость
грамотного
гуманитарного
образования
цифрового
общества, так как, вероятно, большинство педагогов относится к данному
явлению с прикладной стороны, т.е., рассматривает отдельные цифровые
57
компетенции как навык работы с компьютером, не переходя к более глобальным
проблемам, связанным с формированием цифровой культуры в образовании.
При оценке потребностей педагогов в системе гуманитарного цифрового
образования были обнаружены недостаточно высокие показатели (х ср = 4,99),
указывающие на то, что большинство педагогов не обнаруживают достаточно
высокой потребности в гуманитарном цифровом образовании, т.к., повторимся,
отдают данной сфере чересчур прикладное значение.
По итогам оценки практики создания системы гуманитарного цифрового
образования в государственных ОО г. Москвы был получен достаточно низкий
результат (хср = 3,4), указывающий на фрагментарность данной системы в
образовательных реалиях, что выражается, в первую очередь, в недостаточно
эффективной и современной системе информационно-образовательной среды
большинства школ, в недостатке имеющихся электронных образовательных
ресурсов, которые существуют и применяются для обучения и развития учеников,
в
недостаточном
методическом
обеспечении
образовательного
процесса
материалами и формами по повышению показателей цифровой грамотности и
цифровой компетентности преподавателей.
В
отношении
оценки
степени
влияния
гуманитарного
цифрового
образования на традиционные формы работы были получены весьма высокие
показатели среди преподавателей (хср = 6,45), указывающие на то, что
большинство
преподавателей
признает
ценность
и
значимость
форм
гуманитарного цифрового образования для оптимизации образовательного
процесса, для отказа от рутинных форм работы за счет перехода на электронный
уровень работы.
Тем не менее, многими участниками исследования отмечался недостаток
обратной связи с родителями за счет использования данных форм работы, а также
недостаток обратной связи и с руководством ОО по проблемам повышения уровня
сформированной системы гуманитарного образования цифрового общества.
В отношении оценки перспектив и собственной готовности при принятии
участия
в
дальнейшем
построении
системы
гуманитарного
образования
58
цифрового общества в школе был получен один из наиболее высоких показателей
(хср = 6,54), позволяющий определить высокий уровень готовности педагогов к
работе
в
данном
инновационном
направлении
и
в
общей
высокой
заинтересованности сотрудников в работе данного типа.
Представим результат описательной статистики итогового уровня оценки
степени
целостности
и
сформированности
системы
медиаобразования
в
государственных образовательных организациях (см. табл. 3):
Таблица 3
«Результаты описательного анализа эмпирических данных по итогам
социологического опроса преподавателей в государственных ОО»
N
Допустимо
894
Пропущенные 0
1. Среднее значение
91,0996
2. Медиана
91,0000
3. Мода
95,00
4. Стандартная отклонения 7,15515
5. Дисперсия
51,196
6. Асимметрия
,083
7. Стандартная Ошибка
асимметрии
8. Эксцесс
-,126
9. Стандартная ошибка
эксцесса
,082
,163
10. Минимум
69,00
11. Максимум
113,00
12. Сумма
81443,00
Как видно из представленного выше результата описательной статистики,
наивысшими
результатами
по
итоговой
оценке
степени
целостности
и
эффективности сформированной системы гуманитарного образования в школе
59
цифрового общества стали показатели в 113 баллов, минимальные показатели – 69
баллов.
Оценим общие показатели целостности и сформированности системы
гуманитарного цифрового образования по итогам опроса педагогов ОО (см. табл.
4):
Таблица 4
«Уровни целостности и эффективности системы гуманитарного образования
в государственных ОО цифрового общества России»
Уровень
Процентный показатель Количественный
показатель
Оптимальный 11,97%
107 человек
1.
уровень
2. Хороший уровень
47,09%
3. Удовлетворительный 35,91%
уровень
4. Низкий уровень
4,92%
421 человек
321 человек
44 человека
Продемонстрируем полученные показатели в виде рисунка (см. рис. 2):
Низкий; 5%
Оптимальный; 12%
Удовлетворительный; 36%
Хороший; 47%
Рис. 2. «Уровни целостности и эффективности созданной системы
гуманитарного
цифрового
государственных ОО, в %»
образования
по
итогам
опроса
педагогов
60
Насколько позволяет наглядно определить приведенный выше рисунок, по
итогам
опроса
педагогов
государственных
ОО
система
гуманитарного
образования хорошо и удовлетворительно целостна, а также эффективна в
условиях ведущегося образовательного процесса.
Также
присутствуют
немногочисленные
результаты,
позволяющие
определить российскую систему гуманитарного образования в средней школе как
оптимальную.
Присутствует
также
незначительная
группа
испытуемых,
определившая систему гуманитарного цифрового образования как низкую по
своей целостности и эффективности.
Отсюда следует, что актуальная ситуация по оценкам специалистов имеет
удовлетворительный характер: многое уже сделано, однако все еще остаются те
факторы и проблемы, которые тормозят процесс становления комплексной
системы гуманитарного цифрового образования в условиях средней школы в
России.
Охарактеризуем
специфику
оценки
менеджмента
создания
системы
гуманитарного цифрового образования по итогам обработки полученных
результатов руководителей государственных ОО. Для начала осуществим анализ
оценок менеджмента создания системы гуманитарного цифрового образования в
соответствии с блоками. Результаты представлены в средних значениях (см. рис.
3):
30
30
вн
ос
ть
то
бл
е
кт
ен
на
я
сп
е
Пе
р
17,34
мы
ив
ы
17,32
Уп
ра
вл
Со
бс
тв
ен
че
Оц
е
ск
ие
нк
а
ре
ш
си
ст
ем
ен
ия
ы
17,6
30
го
18,01
17,05
30
Пр
о
30
Результа т
Оптима льно
61
Рис. 3. «Оценка менеджмента создания системы гуманитарного цифрового
образования руководителями государственных ОО, в средних значениях»
Насколько позволяет наглядно определить приведенный выше рисунок, по
итогам экспертного интервьюирования испытуемых по направлению оценки
эффективности менеджмента в создании системы гуманитарного цифрового
образования были получены в целом удовлетворительные результаты.
В отношении оценки степени совершенности системы гуманитарного
образования большинство испытуемых дало удовлетворительные ответы (х ср =
17,05), позволяющее определить, что испытуемые в недостаточной степени
осознают ценность комплексной и развитой системы гуманитарного образования
для целей развития социума цифрового общества.
В качестве причин для значимости и ценности поддержания системы
гуманитарного цифрового образования большинство все же называло прикладные
аспекты:
поддержание
оптимальной
конкурентоспособности,
применение
инновационных форм работы с материалом, повышение степени готовности
обучающихся и т.д.
В отношении оценки имеющихся управленческих решений был получен
наиболее высокий показатель среди всех остальных шкал (хср = 18,01),
позволивший определить, что большинство руководителей регулярно проводят те
или иные мероприятия, связанные с повышением уровня цифровой грамотности и
цифровой компетентности педагогов: преподаватели проходят курсы повышения
квалификации
с
использованием
электронных
форм
работы,
в
школах
организуются и проводятся виртуальные конференции, концерты, экскурсии с
участием обучающихся области и страны, также регулярно проходят часы
общения и классные часы с учениками и родителями по значимости цифровой
безопасности, цифровой грамотности и культуры во взаимодействии ученика и
сети Интернет.
Отсюда видно, что на локальном уровне руководители прилагают все силы
к тому, чтобы поддерживать уже достигнутый уровень цифровой компетентности
среди преподавателей.
62
В отношении перспектив и проблем в выделенном направлении испытуемые
продемонстрировали удовлетворительный уровень: х ср = 17,6 при оценке
перспектив создания системы гуманитарного цифрового образования в школе и в
стране и хср = 17,32 при оценке имеющихся проблем в построении системы
гуманитарного образования цифрового общества.
Понижающими факторами в обоих случаях стало определение чрезмерно
высоких объективных требований, которые затрудняют процесс становления
гуманитарного образования в школах: недостаток финансирования, недостаток
материально-технической базы.
Убеждаясь в том, что государство не заинтересовано в построении системы
гуманитарного цифрового образования в государственных образовательных
организациях, руководители, в первую очередь, стремятся снять с себя
ответственность в отношении отсутствия соответствующих условий, которые
могли бы поддерживать работу в данном направлении.
При оценке собственной готовности к реализации управленческих решений
по формированию системы гуманитарного образования в государственных
образовательных организациях цифрового общества был обнаружен также
средний уровень ответов (хср = 17,34), указывающий на то, что среди
руководителей типичным является мнение, что работа в данном направлении
крайне трудоемкая и длительная, поэтому маловероятно то, что в ближайшие пять
лет
будет
возможным
построение
качественной
и
глобальной
системы
гуманитарного цифрового образования.
Тем не менее, многие руководители положительно оценивают вероятность
отправления собственных педагогов на курсы переквалификации в случае, если
будет создана специальность «педагога гуманитарных дисциплин цифрового
профиля».
Осуществим статистический анализ полученных данных по итогам
интервьюирования руководителей ОО (см. табл. 5):
63
Таблица 5
«Результаты описательного анализа эмпирических данных по итогам
интервьюирования руководителей государственных ОО»
N
Допустимо
Пропущенны
е
200
694
1. Среднее значение
87,3250
2. Медиана
87,0000
3. Мода
78,00
4. Стандартная отклонения 9,99695
5. Дисперсия
99,939
6. Асимметрия
-,036
7. Стандартная Ошибка
асимметрии
8. Эксцесс
9. Стандартная ошибка
эксцесса
,172
,001
,342
10. Минимум
55,00
11. Максимум
113,00
12. Сумма
17465,00
Как видно из представленного выше результата статистического анализа,
наиболее высокими показателями в отношении оценки менеджмента построения
системы гуманитарного образования в государственных ОО цифрового общества
по итогам интервьюирования руководителей стал результат в 113 баллов,
наименее высокий – 55 баллов.
64
Обобщив
статистические
показатели,
охарактеризуем
уровни
эффективности менеджмента построения системы гуманитарного цифрового
образования в государственных ОО (см. табл. 6):
Таблица 6
«Уровни
менеджмента
системы
гуманитарного
образования
в
государственных ОО цифрового общества России»
Уровень
Процентный показатель Количественный
показатель
Оптимальный 12,77%
6 человек
1.
уровень
2. Хороший уровень
25,53%
3. Удовлетворительный 34,04%
уровень
4. Низкий уровень
27,66%
12 человек
16 человек
13 человек
Продемонстрируем полученные показатели в виде рисунка (см. рис. 3):
Оптимальный; 13%
Низкий; 28%
Хороший; 26%
Удовлетворительный; 34%
Рис. 3. «Уровни менеджмента системы гуманитарного образования по
итогам интервью руководителей государственных ОО цифрового общества
России, в %»
Насколько позволяет наглядно определить приведенный выше рисунок, по
итогам интервьюирования руководителей государственных ОО было определено,
что большинство определяет успешность менеджмента формирования системы
65
гуманитарного цифрового образования на удовлетворительном и хорошем уровне,
однако присутствуют руководители, признающие низкие успехи в данном
отношении.
Отсюда следует, что проектируемая система гуманитарного образования
цифрового общества должна учитывать не только учащихся и педагогов, но также
проводить качественные мероприятия среди руководителей ОО.
Таким образом, по итогам осуществленного исследования было получено,
что педагоги государственных ОО оценивают целостность и эффективность
сформированной системы гуманитарного образования в школе цифрового
общества на хорошем и удовлетворительном уровне. Большинство респондентов
относятся к проявлениям системы гуманитарного цифрового образования на
прикладном уровне, видя в тех или иных ресурсах способ разнообразить
образовательный процесс и избавиться от некоторых рутинных моментов.
Тем не менее, большинство педагогов положительно рассматривает
вероятность повышения собственной квалификации в направлении получения
специализации «педагог гуманитарного образования цифрового профиля», а
также и положительно оценивают значимость комплексной и интегральной
системы гуманитарного образования в цифровом обществе России.
По итогам интервьюирования руководителей государственных ОО было
получено,
что
большинство
управленцев
также
оценивают
собственные
управленческие решения по формированию системы гуманитарного образования
в школе цифрового общества на хорошем и удовлетворительном уровне, однако
существует
также
достаточно
многочисленная
пропорция
руководителей,
негативно оценивающих достижения в данном направлении.
Для большинства характерно убеждение в том, что построение глобальной
интегральной
системы
гуманитарного
цифрового
образования
–
весьма
трудоемкий и длительный процесс, поэтому он их не коснется в ближайшее
время.
66
2.2. Положительное и отрицательное в эволюции гуманитарного
образования (изменения структурного составляющего)
Результаты развития общества на протяжении всей истории человеческой
цивилизации позволяют определить, что перспективы развития гуманитарного
образования среди развитых стран опирается на принцип освоения личностнодеятельностной образовательной модели.
Подобный подход непосредственно изменяет систему ценностей, целей
обучения, накладывает отпечаток на образовательный процесс, на пути освоения
окружающего мира. Под его воздействием также обнаруживаются коренные
изменения в принципах создания и применения учебной литературы, в принципах
оценки представленного учеников результата обучения.
Тем не менее, рассмотрение актуальности эволюции гуманитарного
образования в условиях современного общества России непосредственно связано
с решением проблемы, при которой определяется размер социального заказа
именно на данный тип образования.
Личностно-деятельностный подход предполагает приоритетное освоение
школьниками методов работы с информацией, с информационными ресурсами
разного типа, формирование опыта ценностного восприятия информации.
Содержание образования, формы его организации в рамках деятельностного
подхода
должны
способствовать
формированию
мышления
школьников,
способности работать с источниками, извлекать и анализировать социальную
информацию.
Для достижения цели оптимизации гуманитарного образования в цифровом
обществе
педагогическое
переосмыслению,
эффективного
сообщество
обоснованию
соотношения
и
между
должно
осуществить
экспериментальной
работу
проверке
научно-академическим
и
по
наиболее
личностно-
деятельностным подходами на различных ступенях обучения и воспитания,
принимая
во
внимание
также
возраст
обучающихся,
специфику
общеобразовательной организации (государственная школа, гимназия с более
глубоким изучением предметов гуманитарного цикла и т.д.).
67
При переходе на личностно-деятельностную модель ключевой принцип
состоит
в
разработке
индивидуальных
учебных
планов,
в
реализации
профильного обучения, который включает в себя базовый, а также углубленный
уровень с предоставлением возможности применения также и интегрированных
курсов. Данные проблемы нуждаются в концептуальном переосмыслении.
Информационно-образовательную среду начала ХХI в. отличают такие
признаки, как информационная насыщенность, множественность источников
информации, а также методов их поиска и обработки, вариативность оформления
и презентации новых продуктов интеллектуальной деятельности, открытость
инновациям, высокие скорости обмена информацией и короткие сроки ее
актуальности.
Эти факторы обуславливают многообразие форм и способов образования,
вариативность образовательных стратегий.
Примерно
с
70-х
гг.
ХХ
в.
формируется
тенденция
интеграции
образовательной среды и цифрового пространства. В современную эпоху в
условиях
«цифровой
социального
и
революции»
главным
духовно-нравственного
двигателем
развития
экономического,
общества
становится
информация.
«Если в аграрном обществе главным было взаимодействие человека с
природой, в индустриальном — взаимодействие человека с искусственными,
созданными им самим вещами, то в постиндустриальном обществе главным
становится взаимодействие между людьми. В основе производительности в
первом случае была земля, во втором — капитал, в третьем — информация и
знания», как отмечает Д. Белл [82, с. 68].
В
цифровом
обществе
сущностным
образом
изменился
характер
взаимоотношений и взаимодействия людей, изменились наши представления о
мире и о самих себе, о наших возможностях и рисках.
Важной особенностью интерпретации современности в этом контексте
стало понятие «интерсубъективность». Оно задает образ социальной реальности,
«состоящий из множества «Я», каждое из которых не только уникально и
68
неповторимо, но также субъективно и своевольно, и хотя бы отчасти остается
тайной для другого «Я» [2. с. 91].
Наиболее массовая в российской школе модель содержания гуманитарного
образования, как правило, не в полной мере учитывает характер современного
социума, коммуникативно-информационных особенностей социальной среды,
глобального и национального информационного контекста.
Прежде всего, имеются в виду доступность и глобальность информации;
связь образовательных технологий с коммерческими технологиями, в том числе
широкое распространение псевдонаучных представлений, которые нередко
скрываются под маской науки.
Коммуникации, понимаемые в самом широком смысле слова, являются
самым динамичным и быстро развивающимся элементом современности. В
современном мире изменятся как средства коммуникации, так и само содержание
коммуникации, что оказывает определяющее влияние на молодежную среду,
ценностные
ориентации
молодежи,
учащихся
школ.
Это
влияние
распространяется и на ценностные ориентации педагогов, которые также
подвержены влиянию цифрового пространства.
При проектировании современной модели гуманитарного образования
должны быть учтены характер, специфика и возможности социокультурных
коммуникаций, особенности цифровой среды образовательных учреждений.
В условиях «цифровой революции» мировой тенденцией в содержании
социально-гуманитарного образования является «визуальный поворот», который
трансформировал
принципы
построения
учебной
литературы.
Однако
в
отечественной системе общего образования все еще доминируют прежние
подходы.
Одним из способов преодоления обнаруженных негативных черт в рамках
гуманитарного образования цифрового общества является переосмысление
структуры учебно-методических пособий и материалов по гуманитарным
дисциплинам, что позволяет выразить авторское изложение наиболее значимых
основ большинства социально-гуманитарных наук.
69
Подобный научно-теоретический компонент в структуре содержания
гуманитарного
образования
должен
быть
снабжен
соответствующим
методическим аппаратом, который опирается на активизацию познавательной
деятельности обучающихся.
Другим
дисциплинам
компонентом
в
рамках
в
содержании
цифрового
учебника
общества
по
выступает
гуманитарным
воспроизводство
содержания учебника.
Те позиции и ценностные ориентации педагогов, а также и обучающихся,
выступающих в качестве ключевых субъектов образовательной деятельности, по
большому счету отходят на второй план при рассмотрении содержания
гуманитарного образования цифрового общества так как являются вторичными,
отражением действующих нравственно-ценностных парадигм актуального для
них общества.
В то же время, учитывая опыт зарубежных стран в более развитым
цифровым обществом, необходимо отметить, что зарубежные учебники не всегда
продвигают авторскую позицию в качестве единственно верной.
Основной
доминантой
в
содержании
зарубежных
учебников
демократического цифрового общества выступает дидактически организованный
учебный
текст,
опирающийся
на
отдельные
фрагменты
источников
и
обеспечивающий методические условия для целей формирования и организации
познавательной деятельности обучающихся при работе с их ценностями и
компетенциями, при овладении способами универсальных учебных действий.
Другим
компонентом
исследовательскую
является
деятельность
внедрение
обучающихся.
деятельного
Это
начала
закреплено
уже
в
в
наименовании зарубежных УМК («Мы делаем историю», «Мы познаем мир»,
«Мы исследуем мировое пространство» и т.д.), где видно, что позиция ученика не
выражена пассивным восприятием, но повышена до равноправной позиции
вместе с учителем, в то время как в современном педагогическом сообществе в
России,
при
учете
закрепленных
требований
к
субъект-субъектному
70
взаимодействию, к сожалению, все еще реализуется активная позиция учителя и
пассивная позиция ученика.
Полученные результаты практического исследования позволили определить,
что в современной России пока что не созданы условия для повышения качества
учебного книгоиздания с учетом ценности гуманитарного образования в условиях
цифрового общества.
Преобладающий тип учебника в УМК школ России все еще остается
классический академический учебник, составляющий ядро УМК, и единственным
отличием
данного
учебника
дополнительных электронных
от
учебников
ХХ
века
является
наличие
ресурсов, которые вновь повторяют чисто
прикладной характер внесения разнообразия в традиционный режим обучения.
Для того, чтобы изменить темпы и динамику развития гуманитарного
образования в условиях цифрового общества, требуется не только создание
качественных
УМК
гуманитарного
типа,
но
также
и
организация
соответствующей работы по повышению компетентности педагогов в данном
направлении.
Таким
образом,
было
определено,
что
гуманитарное
образование
подвержено значительным изменениям одновременно со сменой ценностнонравственной и духовной парадигмы общества.
На современном этапе под воздействием цифрового общества гуманитарное
образование наиболее противоречиво: с одной стороны, оно имеет доступ к
неограниченным ресурсам познания и знания, к высоким темпам обмена
актуальной информацией, к получению современных сведений.
С другой стороны, переизбыток и неумение работать с информацией
нередко допускает искажение нравственных ценностей, в частности, молодых
людей, насыщает науку псевдонаучными и ошибочными знаниями, а также не
испытывает потребности со стороны социального заказа российского общества.
Важными инструментами в преодолении данных противоречий следует считать
обновление
учебно-методического
содержания
гуманитарных
дисциплин,
повышение цифровой компетентности педагогов, а также и обучение молодых
71
людей
и
детей
информационного
деятельности.
основным
подходам
к
анализу
и
работе
материала в самостоятельной активной
цифрового
познавательной
72
2.3. Роль гуманитарного образования в формировании мировоззрения
современного молодого человека
Социум представляет собой многокомпонентную и весьма сложную
структуру. Именно поэтому общество выступает в качестве объекта изучения в
структуре разнообразных гуманитарных наук: к этому феномену обращается
философия, история, политология, экономика, культурология, социология,
психология и т.д.
Тем не менее, следует отметить, что каждая из выделенных выше наук
акцентирует свое внимание на отдельных аспектах общества, особенностях его
развития, избегая давать целостное представление о социуме с учетом всего его
многообразия.
Именно поэтому в истории научного развития постепенно обнаружилась
необходимость в такой дисциплине, которая обрабатывала бы уже имеющийся
материал и представляла бы общество в диапазоне особенностей его развития с
наиболее целостных и объемных аспектов видения. На основании данной
потребности во второй половине XIX века обществознание сформировалось как
отдельная наука, как пишет об этом Л.Н. Боголюбов [14, c. 28].
Дальнейшая эволюция научного познания привела к тому, что к завершению
ХХ века сформировались два подхода, которые изучали материал в рамках
обществознания: интегративный подход, а также модульный (или предметный).
Интегративное направление исследовало следующие аспекты науки:
- тема человека и общества;
- введение в обществоведение;
- тема основ современной цивилизации и т.д.
Применение
интегрированного
курса при изучении обществознания
подразумевает постепенное изучение материала в протяженности нескольких лет
в ситуациях, когда исследуемые темы не меняются.
Модульный курс, также нацеленный на изучение выделенных выше
аспектов, подразумевает последовательное изменение тем в рамках одного года,
либо исследование сразу нескольких тем параллельно.
73
Обществознание
(или
обществоведение)
представляет
собой
науку,
исследующую комплекс знаний общества о нем самом. Тем не менее в
современной науке существуют различные подходы к определению данного
феномена. Л.Н. Боголюбов определяет обществознание как образовательную
область, объединяющие отдельные общественные дисциплины [14, c. 25].
Г.Б.
Корнетов
характеризует
обществознание
как
отдельную
самостоятельную учебную дисциплину, в рамках которой происходит раскрытие и
изучение общества [46, c. 62].
Освоение гуманитарного знания на всех этапах обучения в школе
происходит за счет изучения таких дисциплин как история, география, литература,
искусство, биология, технология. Подобное состояние связано с тем, что
овладение обществоведческими знаниями позволяет обучающимся более глубоко
проникнуть в
исторические
и
текущие
социальные
процессы.
Система
обществоведческих знаний не может заменить или дублировать друг друга,
поэтому каждый компонент является самостоятельным и ценным.
Отсюда следует, что в структуре образовательной системы основной акцент
ставится на освоение обществоведческих знаний как средства формирования
мировоззрения ученика. Охарактеризуем данное явление.
Примерная программа основного общего образования по обществознанию,
которая была рекомендована Федеральным государственным образовательным
стандартом
основного
общего
образования
(далее
ФГОС
ООО)
под
обществоведческими знаниями понимается комплекс знаний, который отражает
характерные объекты исследования: явление общества и его основных сфер,
явление человека в условиях общества, явление правового регулирования
общественных отношений [64].
В структуре ФГОС ООО явление обществоведческих знаний также
обосновывается в качестве основополагающих требований к уровню освоения
обучающимися образовательной области «Окружающий мир».
74
В частности, в тексте Стандарта продвигаются следующие необходимые
результаты обучения. В сфере знания и понимания обучающийся обязан владеть
следующими представлениями:
- сведения о наименовании родной планеты, страны, столицы, родного
региона, села или города;
- знакомство с государственной символикой Российской Федерации;
- осведомленность о государственных праздниках;
- знакомство с правилами сохранения, а также укрепления собственного
здоровья;
- осведомленность об основных правилах поведения в рамках окружающей
среды (при переходе дороги, при нахождении у водоема, при нахождении в школе)
[64].
С
учетом
перечисленных
выше
определений,
а
также
аспектов
обществоведческих знаний, можно сформировать обобщенное представление о
данном феномене: под обществоведческими знаниями следует понимать систему
интегрированных и соподчиненных знаний и представлений, которые включают
первоначальные сведения
из сферы экономики,
права,
граждановедения,
краеведения, основ безопасности жизнедеятельности, призванных сформировать
мировоззрение детей и подростков, а также молодых людей на всех этапах
обучения и воспитания.
С позиций Стандарта обществознание выступает в качестве федерального
компонента курса «Окружающего мира», который позволяет сформировать
наиболее целостное и интегрированное представление о человеке, о природе и
обществе, также объединив такие образовательные сферы как естествознание и
обществознание.
Реализация данного образовательного компонента может происходить в
следующих вариантах, как пишет об этом Т.А. Садкова:
- при введении интегрированного учебного предмета «Окружающий мир»,
который изучается на протяжении всех лет обучения в основной школе;
75
- при введении модульных учебных дисциплин: окружающего мира
(изучается со 2 по 4 классы), истории России, права или экономики (изучается с 511 классы), граждановедения (изучается с 5-11 классы) [68, c. 252].
Сообщение обществоведческих знаний в основной школе непосредственно
связано со следующими компонентами, присутствующими в образовательной
системе России:
- требования федерального стандарта, которые являются обязательными для
исполнения
в
деятельности
всех
общеобразовательных
организаций,
расположенных на территории России;
-
требования
регионально-национальных
концепций,
которые
устанавливаются от лица тех или иных субъектов России;
- требования, выдвигающиеся самим образовательным учреждением. Тем не
менее, все три уровня допускают возможность реализации образовательного
компонента «Окружающий мир» как с позиций интегрированного, так и с позиций
модульного подхода к изучению.
Содержание преподаваемого курса на основном этапе обучения не наделено
постоянным характером, так как общество находится в постоянном развитии и
совершенствовании.
Тем не менее, в курсе все же существуют определенные постоянные
компоненты, обязательные для изучения, закрепленные в тексте ФГОС ООО.
Данное
обязательное
содержание
изучается
обучающимися
в
результате
методически организованного образовательного процесса, выражающийся в виде
уроков,
внеурочных
и
внеклассных
мероприятий
по
установлению
межпредметных связей.
Отбирая тот или иной материал для обучения школьников гуманитарным
знаниям, учитель руководствуется следующими принципами, о которых наиболее
полно пишет Т.Е. Степанова. Среди них следует выделить:
- реализация принципа научности, который подразумевает наличие такого
материала, который соответствует современным достижениям науки, а также
76
ориентирует обучающихся на организацию учебной деятельности в условиях
взаимодействия с проблемным и поисковым материалом;
- реализация принципа доступности подразумевает наличие учета реальных
возможностей обучающихся, их психологический, физический, интеллектуальный
уровень подготовленности к работе с учебным материалом;
- реализация принципа единства подразумевает объединение материала,
обладающего обучающим, развивающим и воспитывающим потенциалом для
наиболее полного и всестороннего воздействия на личность школьника;
- реализация принципа единства теории и практики непосредственно
связано с использованием обучающимися полученных знаний в условиях
обычной повседневной жизнедеятельности;
- реализация принцип целесообразности позволяет ученикам работать с
таким материалом, который является необходимым и достаточным для усвоения с
учетом характера текущего момента;
- учет принципа актуальности предполагает наличие на уроке с изучением
обществоведческих знаний такого материала, который был бы связан с реальными
событиями, которые происходят в рамках города, государства, мира ежедневно,
что позволяет ученикам приобретать наиболее актуальные и свежие сведения об
окружающем мире;
- учет принципа значимости позволяет определить ценность гуманитарного
материала, усваиваемого обучающимися в силу тех или иных причин,
следовательно, происходит учет индивидуальных особенностей того или иного
класса;
- реализация принципа последовательности и систематичности позволяет
внести определенную систему в подбор и изучение материала, необходимого не
только для проведения каждого урока, но также и на протяжении всего учебного
года на всем этапе обучения в школе. При реализации данного принципа
происходит сохранение преемственности с учетом содержательной, а также
процессуальной стороны в обучении;
77
- реализация принципа положительного ориентирования подразумевает, что
учитель подбирает такой материал, который позволял бы разрешить задачи,
связанные с патриотическим, гражданскими, нравственным воспитанием, а также
позволял бы ученикам ориентироваться в ценностных установках в окружающем
мире;
- реализация принципа стимулирования сознательности и активности
позволяет обучающимся на уроке осваивать такой материал, который доступен не
только для запоминания, но также и для осознанного применения, который
поддерживает мотивацию обучения при изучении обществознания, провоцирует
на самостоятельный поиск среди обнаруживающихся проблем;
- реализация принципа интегрированности также подразумевает наличие
межпредметных связей, которые не допускали бы дублирования материала в
рамках предметов в основной школе [71, c. 77-78].
Обществознание входит на равных позициях наряду с русским языком,
литературным чтением, иностранным языком, математикой, изобразительным
искусством,
музыкой,
технологией
и
физической
культурой
в
качестве
обязательных предметов для освоения на этапе начальной и основной школы.
Отсюда следует, что выделенные выше прочие обязательные предметы
также содержат дополнительные межпредметные связи с гуманитарными
знаниями. На это указывает содержание целей, которые обнаруживаются в
структуре каждого образовательного компонента, а также и объем обязательного
минимума в структуре содержания основной образовательной программы.
Исходя из приведенных выше данных можно сформулировать вывод, что
обществоведческое измерение находит свое выражение практически во всех
образовательных компонентах, которые закреплены в тексте ФГОС ООО по
следующим уровням: человек, природа, общество.
Изучение обществознания начинается на этапе начальной школы и длится
вплоть до завершения обучения в школе. Основной целью основной школы при
освоении дисциплин обществоведческого, гуманитарного характера является
организация
предварительного
знакомства
с
образовательной
областью
78
обществознания как средства для формирования мировоззренческой системы.
Обществоведческие знания, которые сообщаются ученикам непосредственно при
освоении
дисциплины
«Окружающий
мир»,
«Обществознание»,
«Граждановедение», «История» и пр., затрагивают явление окружающего мира,
природы, человека и природы, общества, России как Родины обучающихся,
государственной символики России, государственных праздников, столицы
России и региона, где проживает обучающийся.
Необходимо отметить, что изучение обществознания на этапе основной
школы является необходимостью, ценным достижением в личностном развитии
школьника.
Однако, начиная обучение в первом классе, ученик сталкивается со
значительным количеством проблем: ему необходимо запомнить и обучиться
ориентированию в новом здании школы, адаптироваться и социализироваться в
условиях ученического коллектива, сформировать необходимые межличностные
связи, запомнив имена одноклассников и учителей, адаптироваться к школьному
режиму и т.д. Вся эта деятельность происходит одновременно с обучением, что и
делает период начала обучения в школе одним из наиболее трудных в
жизнедеятельности ученика.
Обществоведческие знания повышают потенциал и возможности ученика
более быстро и успешно адаптироваться к школьному коллективу. Все это
достигается за счет того, что именно уроки гуманитарного знания позволяют
ребенку исследовать и усвоить основные моральные ценности, изучить нормы
поведения, приобрести первый опыт самооценивания и оценки поведения
окружающих, применяя представления о добре и зле.
Также уроки гуманитарного знания позволяют достигнуть следующих
результатов, облегчающих адаптацию и вхождение школьника в социокультурную
образовательную среду школы:
- развить и повысить уровень сформированности коммуникативных
способностей,
позволяющих
окружающего общества;
ему
успешно
интегрироваться
в
условиях
79
- сформировать умение разрешать конфликтные ситуации, используя диалог;
- приобрести начальные знания и представления в отношении путей
сохранения собственного здоровья, освоить начальные навыки безопасного
поведения, а также усвоить правила поведения в условиях природного окружения;
- начать формирование личности, которая осознает себя в качестве части
общества и гражданина своей Родины.
Таким
образом,
было
определено,
что
предметы,
формирующие
мировоззрение – это цикл гуманитарных предметов, которые позволяют
обучающимся освоить основополагающие преставления, идеалы, моральнонравственные ценности, приобрести соответствующие знания об окружающем
мире,
которые
позволят
личности
наиболее
успешно
адаптироваться
и
интегрироваться в окружающем социокультурном пространстве.
Обществоведческие знания представляют собой комплекс представлений,
осваиваемых человеком, в отношении окружающего мира и общества. Сюда
входят сведения о родине, о родном государстве и родном крае, освоение
категорий
природы,
человека
и
окружающего
мира,
анализ
базовых
экономических и общественных отношений, освоение правил поведения в
социуме и основных морально-нравственных категорий.
На этапе основной школы происходит подготовка обучающихся к изучению
социума и адаптация наиболее ценностных способов взаимодействия с
окружающим миром за счет приобретения начальных мировоззренческих знаний
об окружающем мире.
Завершая исследование в рамках второй главы данной исследовательской
работы можно сформулировать следующие выводы:
- по итогам осуществленного исследования было получено, что педагоги
государственных ОО оценивают целостность и эффективность сформированной
системы гуманитарного образования в школе цифрового общества на хорошем и
удовлетворительном уровне.
Большинство
респондентов
относятся
к
проявлениям
системы
гуманитарного цифрового образования на прикладном уровне, видя в тех или
80
иных ресурсах способ разнообразить образовательный процесс и избавиться от
некоторых рутинных моментов.
Тем не менее, большинство педагогов положительно рассматривает
вероятность повышения собственной квалификации в направлении получения
специализации «педагог гуманитарного образования цифрового профиля», а
также и положительно оценивают значимость комплексной и интегральной
системы гуманитарного образования в цифровом обществе России.
По итогам интервьюирования руководителей государственных ОО было
получено,
что
большинство
управленцев
также
оценивают
собственные
управленческие решения по формированию системы гуманитарного образования
в школе цифрового общества на хорошем и удовлетворительном уровне, однако
существует
также
достаточно
многочисленная
пропорция
руководителей,
негативно оценивающих достижения в данном направлении.
Для большинства характерно убеждение в том, что построение глобальной
интегральной
системы
гуманитарного
цифрового
образования
–
весьма
трудоемкий и длительный процесс, поэтому он их не коснется в ближайшее
время;
-
гуманитарное
образование
подвержено
значительным
изменениям
одновременно со сменой ценностно-нравственной и духовной парадигмы
общества.
На современном этапе под воздействием цифрового общества гуманитарное
образование наиболее противоречиво: с одной стороны, оно имеет доступ к
неограниченным ресурсам познания и знания, к высоким темпам обмена
актуальной информацией, к получению современных сведений.
С другой стороны, переизбыток и неумение работать с информацией
нередко допускает искажение нравственных ценностей, в частности, молодых
людей, насыщает науку псевдонаучными и ошибочными знаниями, а также не
испытывает потребности со стороны социального заказа российского общества.
Важными инструментами в преодолении данных противоречий следует считать
обновление
учебно-методического
содержания
гуманитарных
дисциплин,
81
повышение цифровой компетентности педагогов, а также и обучение молодых
людей
и
детей
информационного
основным
подходам
к
анализу
и
работе
материала в самостоятельной активной
цифрового
познавательной
деятельности;
- предметы, формирующие мировоззрение – это цикл гуманитарных
предметов,
которые
преставления,
позволяют
идеалы,
обучающимся
освоить
морально-нравственные
основополагающие
ценности,
приобрести
соответствующие знания об окружающем мире, которые позволят личности
наиболее
успешно
адаптироваться
и
интегрироваться
в
окружающем
социокультурном пространстве.
Обществоведческие знания представляют собой комплекс представлений,
осваиваемых человеком, в отношении окружающего мира и общества. Сюда
входят сведения о родине, о родном государстве и родном крае, освоение
категорий
природы,
человека
и
окружающего
мира,
анализ
базовых
экономических и общественных отношений, освоение правил поведения в
социуме и основных морально-нравственных категорий.
На этапе основной школы происходит подготовка обучающихся к изучению
социума и адаптация наиболее ценностных способов взаимодействия с
окружающим миром за счет приобретения начальных мировоззренческих знаний
об окружающем мире.
82
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В рамках выбранной темы данной исследовательской работы было
осуществлено изучение роли и места гуманитарного образования в условиях
формирования цифрового общества.
По итогам осуществленного исследования были достигнуты следующие
результаты:
Теория цифрового общества впервые появилась в зарубежном научном мире
в результате комплекса схожих по своему характеру научных публикаций и
предположений. Однако теоретические основы заложили теория Ё. Масуда, Э.
Тоффлера и М. Кастельса.
Единым звеном в структуре данных теорий является преобладающая
ценность цифровых данных, передаваемой за счет использования компьютерных,
инновационных технологий.
Кроме этого, для цифрового общества также характерно убеждение о
построении
целостной,
крупномасштабной
информационной
системы,
представленной в виртуальной реальности, к которой могут обращаться люди, вне
зависимости от места их проживания.
Труды отечественных авторов позволили раскрыть те аспекты данного
явления, которые не получили своего развития в зарубежных исследованиях. В
первую очередь следует отметить, что наряду с единым доступом к цифровым
данным и развитию цифровых технологий как значимых черт цифрового
общества отечественные исследователи выдвигают также и необходимость
качественного
образования, предоставляемого всем гражданам цифрового
общества.
Для того, чтобы цифровая база не превратилась в оружие манипуляции,
одновременно с развитием цифровых технологий необходимо разрабатывать
также обновленные профессиональные стандарты и кодексы этики использования
информации.
В структуре тенденций развития цифрового общества в России особое
место занимает понятие цифровой грамотности, которое выступает в качестве
83
важного
инструмента
при
повышении
потенциала
общества
при
непосредственном взаимодействии с цифровыми базами данных.
Центральным действием в структуре цифровой грамотности выступает
владение необходимыми навыками работы и взаимодействия с компьютером.
Однако уровни цифровой грамотности заключаются не только в овладении
компьютерным функционалом, но также и в выполнении соответствующих
мыслительных операций, форм работы по сбору и обработке имеющейся
информации, по применению и трансляции собранных данных в практике
учебной деятельности.
При создании условий для своевременного повышения показателей уровня
сформированности цифрового общества в России вероятно повышение общей
цифровой компетентности членов российского общества.
Вместе с тем ситуация в образовательной среде среди большинства ВУЗов и
средних профессиональных учреждений такова, что отдельные курсы повышения
цифровой грамотности студенчества являются разобщенными, несистемными, а
получаемые знания впоследствии не применяются выпускниками на рабочем
месте.
Структура цифрового общества непосредственно связана с распределением
трудовой сферы и созданием продуктов, как это типично также и для
традиционной системы общества. В основу системы цифрового общества
положена информация и цифровые технологии, вокруг которых концентрируются
отдельные классы работодателей или собственников цифрового труда, а также
классы наемных работников.
Качественно новым образованием цифрового общества следует считать
появление
новых
профессионалов,
чья
профессиональная
деятельность
непосредственно связана с обработкой цифрового массива, с применением
инновационных технологий, а также с созданием качественно нового продукта.
На более низких ступенях структуры цифрового общества находятся
представители
традиционных
профессий,
чья
деятельность
связана
с
84
выполнением рутинных производственных процессов, и которые не имеют
возможности обрабатывать информацию и каждый раз создавать новый продукт.
Подобная система цифрового общества является весьма конфликтной, так
как основное противоречие состоит в явлении цифрового неравноправия на
получение элитарного образования, которое позволило бы классу новых
специалистов получать соответствующие и качественные навыки и знания.
Преодоление подобного противоречия возможно исключительно за счет создания
качественной
системы
образования,
доступной
для
всех
представителей
цифрового общества.
По итогам осуществленного исследования было получено, что педагоги
государственных ОО оценивают целостность и эффективность сформированной
системы гуманитарного образования в школе цифрового общества на хорошем и
удовлетворительном уровне.
Большинство
респондентов
относятся
к
проявлениям
системы
гуманитарного цифрового образования на прикладном уровне, видя в тех или
иных ресурсах способ разнообразить образовательный процесс и избавиться от
некоторых рутинных моментов.
Тем не менее, большинство педагогов положительно рассматривает
вероятность повышения собственной квалификации в направлении получения
специализации «педагог гуманитарного образования цифрового профиля», а
также и положительно оценивают значимость комплексной и интегральной
системы гуманитарного образования в цифровом обществе России.
По итогам интервьюирования руководителей государственных ОО было
получено,
что
большинство
управленцев
также
оценивают
собственные
управленческие решения по формированию системы гуманитарного образования
в школе цифрового общества на хорошем и удовлетворительном уровне, однако
существует
также
достаточно
многочисленная
пропорция
руководителей,
негативно оценивающих достижения в данном направлении. Для большинства
характерно убеждение в том, что построение глобальной интегральной системы
85
гуманитарного цифрового образования – весьма трудоемкий и длительный
процесс, поэтому он их не коснется в ближайшее время.
Гуманитарное
образование
подвержено
значительным
изменениям
одновременно со сменой ценностно-нравственной и духовной парадигмы
общества.
На современном этапе под воздействием цифрового общества гуманитарное
образование наиболее противоречиво: с одной стороны, оно имеет доступ к
неограниченным ресурсам познания и знания, к высоким темпам обмена
актуальной информацией, к получению современных сведений.
С другой стороны, переизбыток и неумение работать с информацией
нередко допускает искажение нравственных ценностей, в частности, молодых
людей, насыщает науку псевдонаучными и ошибочными знаниями, а также не
испытывает потребности со стороны социального заказа российского общества.
Важными инструментами в преодолении данных противоречий следует
считать обновление учебно-методического содержания гуманитарных дисциплин,
повышение цифровой компетентности педагогов, а также и обучение молодых
людей
и
детей
информационного
основным
подходам
к
анализу
и
работе
материала в самостоятельной активной
цифрового
познавательной
деятельности.
Предметы, формирующие мировоззрение – это цикл гуманитарных
предметов,
которые
преставления,
позволяют
идеалы,
обучающимся
освоить
морально-нравственные
основополагающие
ценности,
приобрести
соответствующие знания об окружающем мире, которые позволят личности
наиболее
успешно
адаптироваться
и
интегрироваться
в
окружающем
социокультурном пространстве.
Обществоведческие знания представляют собой комплекс представлений,
осваиваемых человеком, в отношении окружающего мира и общества. Сюда
входят сведения о родине, о родном государстве и родном крае, освоение
категорий
природы,
человека
и
окружающего
мира,
анализ
базовых
экономических и общественных отношений, освоение правил поведения в
86
социуме и основных морально-нравственных категорий. На этапе основной
школы происходит подготовка обучающихся к изучению социума и адаптация
наиболее ценностных способов взаимодействия с окружающим миром за счет
приобретения начальных мировоззренческих знаний об окружающем мире.
Таким образом, можно сделать вывод, что выдвинутая цель данной
исследовательской работы была достигнута. Сформированный материал и
рекомендации могут быть положены в базу для конструирования системы
повышения качества гуманитарного образования в цифровом российском
обществе в образовательной среде организаций среднего и высшего образования.
87
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.
Аверьянов, М.А., Евтушенко, С.Н., Кочетова, Е.Ю. Цифровая
экономика. Трансформация отраслей / М.А. Аверьянов, С.Н. Евтушенко, Е.Ю.
Кочетова // Экономические стратегии. - 2016. - №8. - С. 52–54.
2.
Аверьянов, М.А., Евтушенко, С.Н., Кочетова, Е.Ю. Цифровое
общество: новые вызовы / М.А. Аверьянов, С.Н. Евтушенко, Е.Ю. Кочеткова //
Экономические стратегии. - 2016. - №7. - С. 90–91.
3.
Агеев, А., Аверьянов М.А. Цифровое общество / А. Агеев, М.
Аверьянов // Экономические стратегии. – 2017. - №1. – С. 116-125.
4.
Алтыникова,
современного
Н.В.
педагогического
Инновационная
вуза
(на
образовательная
примере
среда
Новосибирского
государственного педагогического университета) / Н.В. Алтынникова // Вестник
педагогических инноваций. - 2014. - № 2. - С. 5–14.
5.
Алтыникова, Н.В., Лейбова, Е.К. E-learning сегодня: электронные
образовательные ресурсы для педагогического вуза / Н.В. Алтынникова, Е.К.
Лейбова // Вестник педагогических инноваций. - 2015. - № 3. - С. 5–10.
6.
Амзин, А. Как новые медиа изменили журналистику. 2012—2016 / А.
Амзин, А. Галустян, В. Гатов, М. Кастельс, Д. Кульчицкая, Н. Лосева, М. Паркс, С.
Паранько, О. Силантьева, Б. ван дер Хаак; под науч. ред. С. Балмаевой и М.
Лукиной. — Екатеринбург: Гуманитарный университет, 2016. — 304 с.
7.
Баракина,
Т.В.
Формирование
элементов
информационной
грамотности в начальной школе / Т.В. Баракина // Информатизация образования:
теория и практика. - 2014. - № 1. - С. 246-250.
8.
Басова, А.Г. Формирование эмпатии / А.Г. Басова // Молодой ученый.
— 2013. — №5. — С. 631-633.
9.
Белавина, И.Г. Восприятие ребенком компьютера и компьютерных игр.
/ И.Г. Белавина // Вопрос психологии. - 2013. - №3. – С. 12-18.
10.
Белинская, Е.П., Бронин, И.Д. Адаптация русскоязычной версии
опросника стилей идентичности М. Берзонски / Е.П. Белинская, И.Д. Бронин //
Психологические исследования: электронный журнал. – 2014. - №7. – С. 12-19.
88
11.
Белинская, Е.П., Марцинковская, Т.Д. Идентичность в транзитивном
обществе: виртуальность и реальность / Е.П. Белинская, Т.Д. Марцинковская //
Цифровое общество как культурно-исторический контекст развития человека:
сборник научных статей / под общ. ред. Р. В. Ершовой. – Коломна:
Государственный социально-гуманитарный университет, 2018. – С. 34-39.
12.
Беспалько,
В.П.
Программированное
обучение.
Дидактические
основы / В.П. Беспалько. - М.: Высшая школа, 2010. - 296 с.
13.
Бжезинский, З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство
/ Пер. с англ. Е. А. Нарочницкой, Ю. Н. Кобякова. — М.: Международные
отношения, 2004. — 287 с.
14.
Боголюбов,
Л.Н.
Состояние
и
перспективы
современного
обществоведческого образования / Л.Н. Боголюбов // Народное образование. 2010. - №7. – С. 23-29.
15.
Богров, А.Г. Психологический феномен Интернет-аддикции / А.Г.
Богров. – Волгоград: ООО Издательство «Волгоград», 2009. – 334 с.
16.
Буркова, Л.В. Массовое сознание в эпоху глобальной информатизации
/ Л.В. Буркова // Цифровое общество как культурно-исторический контекст
развития человека: сборник научных статей / под общ. ред. Р. В. Ершовой. –
Коломна: Государственный социально-гуманитарный университет, 2018. – С. 6164.
17.
Вершинин, М.С. Политическая коммуникация в информационном
обществе / М.С. Вершинин. - СПб: Михайлов В.А., 2015. - 253 c.
18.
Винер, Н. Управление и связь в животном и машине. Новые главы
кибернетики / Н. Винер. - М.: Советское радио, 1963. – 523 с.
19.
Власенко, А.П. Орлова, Л.В. Вовлеченность в социальные сети и
эмпатия / А.П. Власенко, Л.В. Орлова // Цифровое общество как культурноисторический контекст развития человека: сборник научных статей / под общ. ред.
Р.
В.
Ершовой.
–
Коломна:
университет, 2018. – С. 51-57.
Государственный
социально-гуманитарный
89
20.
Власова, Н.В. Психологические детерминанты интернетаддикции /
Н.В. Власова // Цифровое общество как культурно-исторический контекст
развития человека: сборник научных статей / под общ. ред. Р. В. Ершовой. –
Коломна: Государственный социально-гуманитарный университет, 2018. – С. 6871.
21.
Власова, Н.В. Формирование ценностных ориентаций современной
молодежи: психолого-акмеологический аспект / Н.В. Власова // Акмеология. –
2015.- №4. – С.267-272.
22.
Вознесенская, В.С. Регуляция социального поведения в виртуальном
пространстве / В.С. Вознесенская // Цифровое общество как культурноисторический контекст развития человека: сборник научных статей / под общ. ред.
Р.
В.
Ершовой.
–
Коломна:
Государственный
социально-гуманитарный
университет, 2018. – С. 72-75.
23.
Войскунский, А.Е., Евдокименко, А.С., Федунина, Н.Ю. Cетевая и
реальная идентичность: сравнительное исследование / А.Е. Войскунский, А.С.
Евдокименко, Н.Ю, Федунина // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2013. - №2. - С. 98–121
24.
Всеобщая
Ассамблеей
ООН
декларация
10.12.1948)
прав
человека
[Электронный
(принята
ресурс]
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120805/.
Генеральной
Режим
Дата
доступа:
обращения:
12.13.2018.
25.
Гайсина, Г.И. Культурологический подход в теории и практике
педагогического образования / Г.И. Гайсина. - М.: Прометей. 2012. - 316 с.
26.
Гендина,
Н.И.
Комплекс
учебных
программ
формирования
информационной культуры учащихся общеобразовательных учебных заведений
(для 1-11 классов) / Н.И. Гендина. – М.: Дрофа, 2006. – 124 с.
27.
Грабельников, А.А. Массовая информация в России: от первой газеты
до информационного общества / А.А. Грабельников. - М.: РУДН, 2013. - 330 c.
28.
Гребенев, И.В. Методические проблемы компьютеризации обучения в
школе / И.В. Гребнев // Педагогика - 2014. - №5. - С. 23-26.
90
29.
Гульчевская,
Н.
Коучинговые
инструменты
в
управлении
образовательной организацией / Н. Гульчевская // Альманах «Артек Форум». –
2015. - №2. – С. 33-39.
30.
Давыдов,
В.В.,
Рубцов,
В.В.
Тенденции
информатизации
современного образования / В.В. Давыдов, В.В. Рубцов // Современная
педагогика. -№2. - 2010. – С. 32-37.
31.
Егоршин, А.П. Перспективы развития образования России в XXI в. /
А.П. Егоршин // Университетское управление. - 2000. - № 4(15). - С. 50-64.
32.
Ершов,
А.П.
От
компьютерной
грамотности
учащихся
к
информационной культуре общества / А.П. Ершов // Информатика в школе. - 2008.
- № 2. - С 82-92.
33.
Жилавская, И.В. Медиаобразование молодежной аудитории / И.В.
Жилавская. - Томск: ТИИТ, 2009. – 322 с.
34.
Зазнобина, Л.С. Школа и СМИ / Л.С. Зазнобина // Педагогика. – 1999.
- № 5. – С. 72 – 75.
35.
Заничковский,
Е.Ю.
Проблемы
информатики
-
проблемы
интеллектуального развития общества / Е.Ю. Заничковский // Информатика и
образование. - 2014. - №2. -С. 23-27.
36.
Землянова, Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии
информационного общества. Толковый словарь терминов и концепций / Л.М.
Землянова. - М.: Московского университета, 2015. - 301 c.
37.
Капица, С.П. Очерк теории роста человечества. Демографическая
революция и информационное общество / С.П. Капица. - М.: Ленанд, 2016. - 128 c.
38.
Каптелинин,
компьютерной
В.Н.
грамотности
Психологические
школьников
/
проблемы
В.Н.
Каптелинин
формирования
//
Вопросы
психологии. - 2016. - №5. - С. 60-64.
39.
Кёршан, Б. Основы компьютерной грамотности / Б. Кершан, А.
Новембер, Дж. Стоун. - М.: Просвещение, 2015. - 254 с.
40.
Кириллова, Н.Б. Медиасреда российской модернизации / Н.Б.
Кириллова. – М.: Академический Проект, 2005. – 400 с.
91
41.
Киселев, А.С. Роль нарождающегося информационного общества в
развитии мировой цивилизации / А.С. Киселев. – М.: Познание, 2005. – 416 с.
42.
Клейман, Т.М. Школы будущего: Компьютеры в процессе обучения /
Т.М. Клейман. - М.: Радио и связь, 2007. – 235 с.
43.
Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН
20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) [Электронный ресурс] Режим
доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_9959/. Дата обращения:
12.11.2018.
44.
Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от
05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) [Электронный ресурс] Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/.
Дата
обращения: 12.11.2018.
45.
Кончаковский,
Р.В.
Сетевое
Интернет-сообщество
как
социокультурный феномен: дисс. … канд. соц. наук / Р.В. Кончаковский. Екатеринбург, 2010. – 225 с.
46.
Корнетов, Г.Б. Цивилизационный подход к изучению всемирного
историко-обществоведческого процесса / Г. Б. Корнетов. - М.: Прометей, 2014. 279 с.
47.
Костина, А.В. Конструктивный социальный потенциал массовой
культуры. Специфика проявления в информационном обществе / А.В. Костина,
А.Р. Кожаринова. - М.: Ленанд, 2015. - 256 c.
48.
Костюченко, А.П. Статистический анализ основных показателей
системы высшего профессионального образования в России / А.П. Костюченко //
Молодой ученый. – 2017. - №22. - С. 172-176.
49.
Куренной, В.А. Философия и образование / В. А. Куренной //
Отечественные записки. - 2012. - №1. - С. 256-262.
92
50.
Кутугина, Е.С., Тутубалин, Д.К. Информационные технологии:
Учебное пособие / Е.С. Кутугина, Д.К. Тутубалин. – Томск: Педагогика, 2015. –
347 с.
51.
Кырова, М.А., Кувалдина, Е.А. Особенности эмпатии у современных
подростков / М.А. Кырова, Е.А. Кувалдина // Научно-методический электронный
журнал «Концепт». – 2015. – №32. – С. 36–40.
52.
Леенсон, И.А., Лисичкин, Г.В. Российское школьное образование
глазами экспертов международной программы оценки учащихся / И.А. Леенсон,
Г.В. Лисичкин // Вестник МГУ. – 2014. - №4. - С. 20-34.
53.
Ловцов, Д.А. Лингвистическое обеспечение правового регулирования
информационных
отношений
в
инфосфере
/ Д.А.
Ловцов
// Правовая
информатика. - 2015. - №2. – С. 23-27.
54.
Лососев, В.В. Знак. Символ. Миф / В.В. Лососев. - М.: Мир, 2009. –
55.
Марцинковская,
225 с.
Т.Д.
Современная
психология
–
вызовы
транзитивности / Т.Д. Марцинковская // Психологические исследования. - 2015. №8. – С. 42-52.
56.
Масуда, Ё. Информационное общество как постиндустриальное
общество / Ё. Масуда. – М.: Международные отношения, 1980. – 441 с.
57.
Медникова, М.М., Новикова, С.А. Место виртуальной реальности в
жизни современной молодежи / М.М. Медникова, С.А. Новикова // Вопросы науки
и образования. - 2017. - №5. – С. 45-49.
58.
Модернизация российского образования. Ресурсный потенциал и
подготовка кадров / под ред. Т.Л. Клячко. – М.: ГУ ВШЭ, 2002. – 182 с.
59.
Моисеев, Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума / Н.Н. Моисеев. —
М.: Яз. рус. культуры, 2000. — 223 с.
60.
Негодаев, И.А. Философия техники / И.А. Негодаев. - Ростов-на-Дону:
«Центр ДГТУ», 1997. – 562 с.
61.
Ортега-и-Гассет, Х. Избранные труды / Сост., предисл. и общ.ред. А.
М. Руткевич. — М.: «Весь мир», 1997. — 704 с.
93
62.
Петров, В.П. Информационная безопасность человека и общества /
В.П. Петров, С.В. Петров. - М.: НЦ ЭНАС, 2016. - 336 c.
63.
Пикулькин, А.В. Массовая коммуникация в современном мире:
методология анализа и практика исследований / А.В. Пикулькин. - М.: Познание,
2008. – 315 с.
64.
1897
Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 декабря 2010 г. N
«Об
утверждении
федерального
государственного
образовательного
стандарта основного общего образования» (с изменениями и дополнениями)
[Электронный
ресурс]
Режим
доступа:
http://base.garant.ru/55170507/#ixzz5VUaTdvy0/. Дата обращения: 12.11.2018.
65.
Ракитов, А.И. Информационная технология и информатизация
современного общества / А.И. Ракитов. - М.: Познание, 1989. – 437 с.
66.
Распоряжение Правительства РФ от 29.05.2017 N 996-р «Об
утверждении Стратегии развития информационного общества в Российской
Федерации
в
2017-2030
года»
[Электронный
ресурс]
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_180402/.
Режим
Дата
доступа:
обращения:
14.11.2018.
67.
Ростовская,
Т.К.
Совершенствование
образовательного
и
профессионального потенциала специалиста по работе с молодежью / Т.К.
Ростовская // Альманах «Артек Форум». – 2017. - №10. – С. 55-62.
68.
Садкова, Т.А. Культурологический подход в образовании / Т.А.
Садкова // Человек в мире культуры. Региональные культурологические
исследования. - 2017. - №2/3 (21). – С. 257-261.
69.
Симбирцева, Н.А. Медиаактивность как личностное качество человека
постиндустриальной культуры: на пути решения проблемы [Электронный ресурс]
Режим
доступа:
http://enotabene.ru/ca/article_19826.html.
Дата
обращения:
13.11.2018.
70.
Смолян, Г.Л. Актуальные проблемы информационного развития
России: научное издание / Г. Л. Смолян, Д. С. Черешкин // Вестн. Рос. гуманит.
науч. фонда. - 1997. - N 4. - С. 88-100.
94
71.
Степанова, Т.Е. Экономика знаний: методологический аспект / Т.Е.
Степанова. – Саратов: Изд-во Саратовского государственного университета, 2005.
– 125 с.
72.
Тоффлер, Э. Третья волна / Э. Тоффлер. - М.: ООО «Фирма
«Издатетьство ACT», 2004. – 800 с.
73.
Трапезников, В.А. Управление и научно-технический прогресс / В.А.
Трапезников. – М.: Нака, 1983. – 224 с.
74.
Трухина, В.А. Понятие и уровень образования в РФ [Электронный
ресурс] Режим доступа: http://fb.ru/article/289232/ponyatie-i-uroven-obrazovaniya-vrf. Дата обращения: 22.11.2018.
75.
Управление
качеством
образования
современной
школы
(методические материалы) / автор - состав. Покасов В.Ф., к.и.н. – Ставрополь:
СКИРО ПК и ПРО, 2016. – 145 с.
76.
Химанен,
П.
Информационное
общество
и
государство
благосостояния. Финская модель / Пекка Химанен , Мануэль Кастелс. - М.: Логос,
2014. - 224 c.
77.
Шилова, М.И. Социализация и воспитание личности школьника в
педагогическом процессе / М.И. Шилова. - Красноярск: РИО КГПУ, 2009. – 218 с.
78.
Шуртаков, К.П. Мировоззрение и методы его формирования / К.П.
Шуртаков. – Казань: Грамота, 2009. – 236 с.
79.
Янг, К.С. Диагноз – Интернет-завимость / К.С. Янг // Мир Internet. –
2000. – №2. – С.24-29.
80.
Back, М.D., Stopfer, J.M., Vazire, S. Facebook Profiles Reflect Actual
Personality, Not Self-Idealization / M.D. Back, J.M. Stopfer, S. Vazire// Psychological
Science. - 2010. - N3. - Р. 372–374
81.
Baym, N.K., Zhang, Y.B., Lin, M.-C. Social interactions across media:
interpersonalcommunication on the Internet, telephone and face-to-face / N.K. Baym,
Y.B. Zhang, M.-C. Lin // New Media and Society. – 2004. - N6. – P. 299–318.
82.
Bell, D. The coming of post-industrial society: A venture of social
forecasting / D. Bell. — N.Y.: Basic Books, 1973. – 623 р.
95
83.
Berzonsky, М. Identity formation: The role of identity processing style and
cognitive processes / M. Berzonsky // Personality and Individual Differences. – 2008. N44. - P. 645–655.
84.
Castells, M. The Informational City: Information Technology, Economic
Restructuring, and the Urban Regional Process / M/ Castells. - Oxford, UK; Cambridge,
MA: Blackwell, 1989. – 569 p.
85.
Clinton, W.J., Gore, A. Technology for America's Economic Growth, a
New Direction to Build / W.J. Clinton, A. Gore. – Washington D.C.: Executive Office of
the President, 1993. - 39 p.
86.
Masterman, L. The media education revolution / L. Masterman // Canadian
journal of educational communication. – 1993. – N22. – P. 12-19.
87.
McLuhan, M., Understanding Media: The Extensions of Man / M.
McLuhan. — N.Y.: McGraw Hill, 1964. – 672 р.
88.
Postmes, T. Social influence in computer-mediated communication: the
effects of anonymity on group behavior / T. Postmes // Personality and Social
Psychology Bulletin. – 2001. - N27. – P. 1243– 1254.
96
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1. Текст анкетирования для сотрудников ОО для оценки
целостности
и
эффективности
сформированной
системы
гуманитарного
образования в школе в рамках цифрового общества
Добрый день! Данное анкетирование посвящено оценке целостности и
эффективности сформированной системы гуманитарного образования в школе
цифрового
общества
России.
Ваше
участие
очень
важно
для
нашего
исследования!
1. Пожалуйста, укажите Вашу специальность:
_______________________________________
2. Пожалуйста, укажите Ваш возраст:
_______________________________________
3. Пожалуйста, укажите имеющееся законченное образование:
______________________________________
4. Пожалуйста, укажите имеющийся стаж работы по педагогической
профессии:
А. До 5 лет.
Б. От 5-10 лет.
В. От 10-15 лет.
Г. Свыше 15 лет.
Блок 1. Теоретические представления о гуманитарном образовании в
цифровом обществе.
1. Считаете ли Вы, что организация гуманитарного образования в
современном цифровом обществе важна:
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
97
2. Полагаете ли Вы, что для современного ученика крайне обладать
цифровой грамотностью и цифровой компетентностью?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
3. Считаете ли Вы, что современному педагогу необходимо владеть
цифровой грамотностью и цифровыми компетенциями?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
4. Кажется ли Вам, что современное цифровое общество все чаще
продвигает необходимость целенаправленной работы в системе образования по
направлению гуманитарных дисциплин?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
5. Пожалуйста, оцените степень полноты сформированной системы
гуманитарного цифрового образования в школе по шкале от 1 до 10, где 10 –
сформирована полностью и 1 – система отсутствует
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Блок 2. Блок имеющихся потребностей в гуманитарном цифровом
образовании среди сотрудников
1.
Как
Вы
считаете,
нуждается
ли
современный
преподаватель/
педагог в использовании мультимедийных установок, сети Интернет, ИКТ,
электронных образовательных ресурсов?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
98
2. Считаете ли Вы необходимым проведение регулярных конференций,
курсов
повышения
квалификации,
семинаров
по
повышению
цифровой
грамотности среди педагогов школы, школ города, преподающих гуманитарные
дисциплины?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
3. Часто ли Вы даете на своих уроках/занятиях такие задания, которые
подразумевают обращение учеников в электронным образовательным ресурсам?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
4. Считаете ли Вы, что руководство школы обязано создавать условия
(материально-технические,
образовательные,
кадровые)
по
формированию
системы гуманитарного цифрового образования в школе среди педагогов,
учеников?
Полностью
согласен
5.
Согласен
Пожалуйста,
Затрудняюсь
с ответом
оцените
Не согласен
степень
Полностью
не согласен
удовлетворенности
собственных
потребностей в системе гуманитарного цифрового образования, созданной в
школе по шкале от 1 до 10, где 10 – все потребности удовлетворяются, 1 –
потребности совсем не удовлетворяются
1
2
3
4
5
6
7
8
3. Блок оценки практики сформированной
цифрового образования в ОО.
9
10
системы гуманитарного
99
1. Часто ли проводятся в школе коллективные и массовые формы работы,
подразумевающие реализацию цифровых компетенций для педагогов и учеников?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
2. Считаете ли Вы необходимым ведение электронных дневников и
журналов успеваемости обучающихся ценной практикой в школе при работе с
родителями?
Полностью
согласен
Согласен
3. Считаете
ли
Затрудняюсь
с ответом
Вы достаточным
Не согласен
Полностью
не согласен
поддержание
обратной
связи
с
руководством школы за счет удаленного доступа через сайт образовательной
организации?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
4. Считаете ли Вы достаточными имеющиеся электронные образовательные
ресурсы для обучения и воспитания детей по гуманитарным дисциплинам, к
которым имеют доступ все преподаватели?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
5. Пожалуйста, оцените степень укомплектованности образовательного
процесса средствами и методами по повышению цифровой грамотности и
цифровых компетенций среди учеников по гуманитарным дисциплинам по шкале
от 1 до 10, где 10 – образовательный процесс максимально укомплектован, 1 –
образовательный процесс не имеет данных ресурсов
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
100
4. Блок оценки воздействия гуманитарного образования на образование по
традиционным гуманитарным предметам в школе
1. Считаете ли Вы, что развитие системы гуманитарного цифрового
образования положительно влияет на оптимизацию обучения в школе?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
2. Кажется ли Вам, что формирование системы гуманитарного цифрового
образования позволяет избежать некоторых рутинных форм работы, характерных
для прежнего периода развития?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
3. Считаете ли Вы, что отсутствие мер по повышению цифровой
грамотности
участников
образовательного
процесса
снизит
потенциал
гуманитарного образования?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
4. Считаете ли Вы, что современный образовательный процесс по
гуманитарным дисциплинам нуждается в постоянном поддержании развития
системы цифрового образования среди обучающихся?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
5. Пожалуйста, оцените степень воздействия гуманитарного цифрового
образования на образовательный процесс в школе, где 10 – максимально
положительно воздействует, 1 – максимально отрицательно воздействует
101
1
2
3
4
5
6
5. Блок оценки дальнейших
специалистов
в
совершенствовании
7
8
9
10
перспектив и внутренней готовности
системы
гуманитарного
цифрового
образования в школе
1. Считаете ли Вы, что современная российская школа нуждается в
дальнейшем реформировании системы гуманитарного цифрового образования?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
2. Считаете ли Вы необходимым введение образовательных курсов
подготовки специалистов по профилю «педагог гуманитарных дисциплин
цифрового профиля»?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
3. Хотелось бы Вам принять участие в курсах повышения квалификации по
профилю гуманитарного цифрового образования в педагогике?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
4. Готовы ли Вы искать и использовать в работе такие формы работы,
которые способствовали бы повышению уровня цифровой грамотности и
цифровых компетенций среди всех участников образовательного процесса по
гуманитарным дисциплинам?
Полностью
согласен
Согласен
Затрудняюсь
с ответом
Не согласен
Полностью
не согласен
102
5. Пожалуйста, оцените степень собственной готовности к развитию в
направлении гуманитарного цифрового образования в будущей профессиональной
деятельности, где 10 – готов абсолютно, 1 – совершенно не готов/не хочу.
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Благодарим за участие в анкетировании!
10
103
Приложение 2. Текст экспертного интервью для руководителей ОО по
оценке качества и совершенства менеджмента гуманитарного образования в
школе цифрового общества России
Добрый день! Наше интервью сегодня посвящено проблеме гуманитарного
образования в современной российской школе цифрового российского общества,
успехам, перспективам, сложностям.
1. Можете ли Вы с уверенностью сказать, что в данной образовательной
организации предпринимаются попытки по созданию системы гуманитарной
системы цифрового образования всех участников образовательного процесса?
2. Какие элементы системы гуманитарного цифрового образования Вы бы
выделили как уже созданные в данной школе?
3. Планируете ли Вы отдельное время на разработку и внедрение
управленческих решений по направлениям формирования системы гуманитарного
образования в школе цифрового общества России?
4. Пожалуйста, раскройте содержание некоторых управленческих решений,
ведущих
к
повышению
уровня
цифровой
грамотности
и
цифровой
компетентности сотрудников школы, преподающих гуманитарные дисциплины,
учеников?
5. Осуществляете ли Вы поиск разрабатываемых и предлагаемых программ,
которые ставили бы целью повышение уровня гуманитарного цифрового
образования среди педагогов в школе? К каким ресурсам Вы чаще всего
прибегаете?
6. Считаете ли Вы возможным формирование в ближайшем будущем
специальных курсов, которые готовили бы специалистов по направлению
гуманитарного цифрового образования? Возможно ли это? Как Вы относитесь к
такой перспективе?
104
7. Считаете ли Вы необходимым получение педагогами из штата
специальности «педагог гуманитарных дисциплин цифрового профиля»? Какие
сложности и достоинства принесло бы внедрение подобной специальности в
российскую систему образования?
8. Сталкиваетесь ли Вы с проблемами по формированию системы
гуманитарного цифрового образования в школе? Какие препятствия Вы можете
назвать?
9. Что Вы предпринимаете для того, чтобы преодолеть данные проблемы и
препятствия?
10. Какую оценку Вы бы дали перспективе формирования системы
гуманитарного образования в школе цифрового российского общества в
собственной управленческой деятельности в ближайшие 5 лет? Готовы ли Вы к
этому? Что Вам потребуется для повышения уровня цифровой грамотности и
цифровой компетентности педагогов, преподающих гуманитарные дисциплины в
школе?
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа