close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Курочкина Елена Анатольевна. Психолого-педагогическое сопровождение детей в условиях стационарного лечения

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Аннотация
Объем выпускной квалификационной работы составляет 83 страниц и
включает введение, две главы, заключение, список использованной литературы
(64 источника) и 2 приложения.
Перечень ключевых слов: пациенты детской больницы, стационарное
лечение, дети, психолого-педагогическое сопровождение.
Краткая характеристика работы
Тема исследования: Психолого-педагогическое сопровождение детей в
условиях стационарного лечения.
Цель: обосновать основные направления и организационно-методические
условия психолого-педагогического сопровождения соматически ослабленных
детей, находящихся на длительном лечении в стационаре больниц.
Объект исследования: процесс организации социально-педагогической
работы с детьми в больничном стационаре.
Предмет исследования: основные направления и организационно- методические принципы психолого-педагогического сопровождения детей, проходящих длительное лечение в стационаре больниц.
Методы исследования: теоретический анализ (сравнительно- сопоставительный, логический); методы изучения, систематизации и обобщения практического опыта, анализ документов, включенное наблюдение, беседа, метод экспертной оценки, проектирование психолого-педагогического сопровождения
детей, проходящих длительное лечение в стационаре НКМЦ медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой.
Полученные результаты: определена сущность психолого- педагогического сопровождения пациентов детской больницы; описаны региональные
особенностей организации сопровождения детей в больничных условиях на
примере Детского стационара БУЗ ОО «Научно-клинический многопрофильный центр медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой»; теоретически обоснованы комплекс мер, направленных на развитие системы психолого-педагогического сопровождения детей при стационарном лечении, и организационно-методические условия психолого-педагогического сопровождения
соматически ослабленных детей в больнице.
Практическая значимость: уточнено содержание социально- педагогической работы в лечебном учреждении, разработана программа психолого- педагогического сопровождения пациентов младшего школьного возраста для реализации ее в Детском стационаре Научно-клинического многопрофильного
центра медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой.
Материалы исследования могут быть использованы для обновления содержания учебного курса «Управление социально-педагогической работой с
детьми с особыми образовательными потребностями» в системе подготовки магистров направления 44.04.02 Психолого-педагогическое образование.
4
Содержание
Введение ..............................................................................................................
6
Глава 1. Теоретические основы психолого-педагогического
сопровождения детей, находящихся на длительном лечении
в стационаре больниц
1.1. Психолого-социальные особенности личности и микросоциума .......... 14
детей, проходящих длительное лечение в больничном стационаре
1.2. Сущность психолого-педагогического сопровождения пациентов
детской больницы ...............................................................................................
31
Глава II. Практика психолого-педагогического сопровождения детей
в условиях стационарного лечения
2.1. Современный зарубежный опыт организации жизни ребенка в больнице 46
2.2. Перспективы организации психолого-педагогического сопровождения
пациентов Детского стационара Научно-клинического многопрофильного
центра медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой ............
55
Заключение ..........................................................................................................
73
Список литературы .............................................................................................
75
Приложение 1. Программа психолого-педагогического сопровождения
соматически ослабленных детей младшего школьного возраста в условиях
Детского стационара с применением метода арт-терапии ............................
80
5
Введение
В современной России социальные проблемы населения обострены во
многих аспектах, особенно уязвимы дети, оказавшиеся в трудной жизненной
ситуации по состоянию своего здоровья и проходящие лечение в таких типовых
учреждениях здравоохранения, как: детские городские и областные больницы,
специализированные детские больницы (инфекционные, психиатрические, туберкулезные, ортопедохирургические, восстановительного лечения), учреждения по охране материнства и детства (дома ребенка), детские специализированные санаторные учреждения круглогодичного действия, детские отделения стационаров. Значительное количество таких учреждений в России обеспечивают
медицинское обслуживание несовершеннолетних, сохраняя им жизнь и здоровье. В то же время системная социально-педагогическая работа с госпитализированными детьми и их родителями практически отсутствует.
В этих учреждениях лечебным процессом и укреплением физического
здоровья пациентов занимаются врачи и медицинские работники, которые, как
правило, не готовы учитывать фактор психологической и социальной дезадаптации маленьких пациентов к условиям стационара. В силу чего, адаптация к
учреждению, к самому лечебному процессу, к заболеванию у ребенка происходит стихийно, спонтанно.
Тогда как поступление в больницу - сильнейший стресс для ребенка. Он
не только отрывается от привычной обстановки и близких людей, но и становится объектом болезненных манипуляций и процедур, его ограничивают в
движениях и общении. При этом соматически больной ребенок имеет меньше
резервов для приспособления, чем здоровый.
Осложняет поступление в больницу и негативная позиция родителей, которые неохотно, но вынужденно госпитализируют ребенка. Отрицательные
эмоции родителей в связи с болезнью и предшествующим отрывом ребенка от
семьи усиливают его тревогу и страх. Если для пациента раннего возраста основным источником чувств страха, тревоги и даже депрессии являются физические факторы, то у детей школьного возраста на первый план выступают соци6
альные проблемы - отрыв от друзей, невозможность продолжения школьных
занятий и т. д. При госпитализации ребенок подвергается новым запретам, ограничивающим его поведение. Негативная реакция ребенка на госпитализирование может стать причиной ухудшения его соматического состояния.
Выделяют «краткосрочные (острые) и отсроченные проявления больничного стресса ребенка, которые тесно связаны с возрастными особенностями.
Младенцы и дети раннего возраста демонстрируют признаки регрессивного
поведения: они хнычут, может появиться энурез, потеря недавно приобретенных навыков, потеря речи, трудности засыпания или ночные пробуждения. У
детей дошкольного возраста могут появиться трудности засыпания и ночные
кошмары, снижение речевой активности, повышение сепарационной тревоги
при расставании с близкими, а также разнообразные страхи (например, страх
темноты). Дети младшего школьного возраста могут страдать ночными кошмарами, демонстрировать фиксированность на травматическом событии, навязчивые повторения движений и действий, различные психосоматические реакции, перевозбуждение, неадекватные эмоциональные проявления, страхи, избегающее поведение, агрессию. В более взрослом возрасте может появиться
стремление к большей независимости или, наоборот, несоответствующие возрасту увеличения, зависимости. У подростков часто возникают чувство вины и
навязчивые воспоминания» [18].
Среди отсроченных во времени (проявляющихся уже во взрослой жизни)
проявлений больничного стресса встречаются хронические болевые расстройства, тревожные расстройства, различные фобии, ипохондрическое развитие
личности, панические атаки, снижение уровня социальной адаптации.
Причины возникновения медицинского стресса у детей и подростков заключены в особенностях эмоционального восприятия в этом возрасте, адаптации к ситуации, в конкретности и наглядности мышления детей, дефиците смысловой регуляции, зависимости ребенка от взрослых, стремлении ребенка защититься и избежать «опасных» ситуаций, в которых он испытывал дискомфорт.
7
Значительная роль в профилактике и предотвращении развития медицинского стресса у детей отводится организации вокруг ребенка «оптимальной
среды и окружения, которые были бы способны компенсировать множество
дефицитов и проблем, неизбежно возникающих в процессе длительного и тяжелого лечения, предполагающего госпитализацию» [18].
Эту среду призваны организовывать и поддерживать психологи, воспитатели, социальные педагоги, входящие в штат больничного учреждения. Работа
этих специалистов отчасти регламентируется Национальным стандартом Российской Федерации «Услуги детям в учреждениях отдыха и оздоровления»
ГОСТ Р 52887-2007, введенным в действие с 1 января 2009 г. «В частности, статья 5.4 содержит описание состава и форм социально- психологических услуг
детям. Но этот нормативный документ не обеспечен технологиями для его воплощения» [9.C.136]. В реальности наблюдается острый дефицит социальнопедагогических технологий, оптимизирующих процесс приспособления к болезни, к процессу лечения, к больничным условиям.
Состояние научной разработанности проблемы. В настоящее время накоплен значительный опыт исследований, позволяющих методологически и методически грамотно начать развивать социально-педагогическую систему сопровождения детей в условиях больницы. Большой вклад в оформление медицинской психологии и психосоматической медицины внесли В.А.Ананьев [4],
Г.С. Абрамова[1], Н.Д. Лакосина[23], Ф. Александер[3], С.А. Кулаков [21] и др.
Психология больного ребенка является объектом исследований В.И. Дунай,
Ю.И. Чепика [12], Д.Н. Исаева [14], Е.В. Мурашовой[33], В.В. Николаевой
[36]. Проблемы психологической и социально-культурной адаптации детей в
педиатрических стационарах отражены в работах И.Б. Агеевой-Подобед [2],
В.А. Коробчанского, С.А. Красниковой, В.К. Шмулич, О.В. Шмулич, В.В. Старусевой [19].
А.В. Мордык, Е.В. Панина, А.В. Кондря, А.А. Турица, Ю.В. Руднева [32]
изучают психологические нарушения у детей, находящихся на длительном
стационарном лечении, а А.С. Григорьев [10], М.П. Аралова [6], Ю.В. Малова,
Н.Ю. Федунина [28] - проблемы совершенствования организации стационар8
ной помощи детям. Опытом работы медицинского психолога в детском многопрофильном стационаре делятся в своих публикациях И.А. Аринцина[5], А.Е.
Хаин, Н.В. Клипинина, Н.С. Никольская, А.Б. Орлов, МА. Евдокимова, Е.А.
Стефаненко, А.Р. Кудрявицкий [59], Л.Д. Лебедева [24], Г.Я. Цейтлин,
Л.В.Сидоренко, Н.Н. Володин, А.Г. Румянцев [61].
С.Б. Лазуренко, Н.Н. Павлова [22], С.А. Маврин, Л.М. Мануйлова, А.В.
Мордык, М.А.Плеханова [26], А.В. Обердерфер [37] пишут об организации
психолого-педагогической и психолого-социальной помощи больным детям;
А.Л. Санников, А. Г. Лукашов, М.Г. Дьячкова [47], И.А. Жукова, А.М. Нелидкин [13] - о медико-социальной работе с несовершеннолетними.
Организации «помогающего пространства» и образовательной среды в
детских лечебных учреждениях посвящены публикации С.В. Шарикова [62],
Н.В. Клипининой, А.Е. Хаина, А.Р. Кудрявицкого, Н.С. Никольской, М.А. Евдокимовой и Е.А. Стефаненко [18]. Специфику психологической, социальной
и социально-педагогической деятельности с семьей, оказавшейся в сложной
жизненной ситуации в связи с заболеванием ребенка, описывают М.А. Беляева
[7], О.Л. Лебедь, М.А. Гусева, Г.Я. Цейтлин [25], К.О. Каплунов [16], Н.В. Мазурова, С.П. Яцык, Л.С. Намазова-Баранова, С.Б. Лазуренко, С.М. Шарков [27],
Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис [64] и др.
Однако следует отметить, что крайне мало исследований, посвященных
изучению социально-педагогической деятельности в учреждениях системы
здравоохранения (С.С. Трощенко [53], А.В. Мальцева[29], Е.Н. Грищенкова[11]
и С.С. Трусова [54; 55; 56; 57]), несколько больше публикаций, касающихся
психологического сопровождения детей, находящихся на длительном лечении в
стационаре больницы (М.А. Коршун[20], И.К. Шац [63], К.Е. Веселкова[9],
С.М. Безух [43], С.С. Лебедева[24] и др.).
Анализ трудов вышеперечисленных авторов позволяет сделать вывод о
том, что сегодня, при всем многообразии научных изысканий, явно не хватает
работ, посвященных сопровождению социального развития детей, имеющих
ограничения в состоянии здоровья, исключенных из непрерывного образова-
9
тельного процесса, редко взаимодействующих с природной и социальной средой в силу длительного лечения в больнице.
Таким образом, остается неразрешенным противоречие между потребностями больничных стационаров в выполнении заказа государства на скорейшее
выздоровление несовершеннолетних пациентов и сложностями его осуществления в силу недостатка эффективных социально-педагогических программ сопровождения больного ребенка для оптимизации процесса восстановления его
здоровья или поддержания качества жизни.
Проблема исследования заключается в поиске возможных путей разрешения названных противоречий, что и определило выбор темы «Психологопедагогическое сопровождение детей в условиях стационарного лечения».
Актуальность темы, ее недостаточная освещенность в научных публикациях, выявленное противоречие позволяют сформулировать проблему исследования: каковы основные направления и условия оптимизации психологопедагогического сопровождения соматически ослабленных детей, находящихся
на лечении в больничном стационаре?
Цель исследования: обосновать основные направления и организационно-методические условия психолого-педагогического сопровождения соматически ослабленных детей, находящихся на длительном лечении в стационаре
больниц.
Объект исследования: процесс организации социально-педагогической
работы с детьми в больничном стационаре.
Предмет исследования: основные направления и условия психологопедагогического сопровождения детей, проходящих длительное лечение в стационаре больниц.
Гипотеза исследования основана на том, что:
1)
основными направлениями психолого-педагогического сопровож-
дения детей, находящихся на длительном лечении в стационаре, выступают:
подготовка ребенка к госпитализации и медицинским процедурам; снижение
дистресса, тревоги и страха, связанных с госпитализацией и болезнью через
информирование, формирование навыков совладания, проведение игр, помо10
гающих ребенку справиться с болезненными процедурами; развлечение и отвлечение (организация праздников, интересных встреч и мероприятий); содействие росту и развитию ребенка, поддержание непрерывности жизни; социально-педагогическая поддержка родственников ребенка (родителей, сиблингов,
прародителей); организация больничной среды как арт-пространства для социально-средовой реабилитации детей, проходящих лечение в больнице.
2) Педагогическими условиями психолого-педагогического сопровождения соматически ослабленных детей и их родителей в лечебном стационаре являются: наличие социально-педагогической стратегии такого учреждения, ориентированной на превентивно-профилактический подход к работе с детьми;
дифференцированный подход к отбору средств, видов деятельности в зависимости от характера заболевания и меры ограниченности возможностей ребенка;
активизация жизненного потенциала и субъектной позиции личности ребенка и
его родителей при реализации социально-педагогических программ, построенных на сочетании конкретности (отражение единичных черт воспитательного
процесса при данных обстоятельствах) и непрерывности (связи с опытом воспитания конкретного ребенка в семье, школе или дошкольном учреждении, в
другом стационаре, изменениями в состоянии его здоровья в данный момент).
В соответствии с поставленной целью и выдвинутой гипотезой определены следующие задачи исследования:
1)
На основе теоретического анализа современных научных публика-
ций охарактеризовать психолого-социальные особенности личности и микросоциума детей, проходящих длительное лечение в больничном стационаре, а
также определить сущность и принципы психолого-педагогического сопровождения пациентов детской больницы.
2)
Описать систему социально-педагогической организации жизни ре-
бенка в больнице, доказавшую свою эффективность в современной зарубежной
медицинской практике.
3)
Провести констатирующий эксперимент на базе БУЗ Орловской об-
ласти «Научно-клинический многопрофильный центр медицинской помощи
11
матерям и детям имени З.И. Круглой» и выявить региональные особенности организации сопровождения детей в условиях стационарного учреждения.
4)
Определить пути развития системы психолого-педагогического со-
провождения детей в условиях стационарного лечения и разработать программу психолого-педагогического сопровождения пациентов младшего школьного
возраста Детского стационара Научно-клинического многопрофильного центра
медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой.
Теоретико-методологической базой исследования явились труды о:
- психологии больного ребенка (В.И. Дунай, Ю.И. Чепик [12], Д.Н. Исаев [14], Е.В. Мурашова [33], В.В. Николаева [36], А.В. Мордык, Е.В. Панина,
А.В. Кондря, А.А. Турица, Ю.В. Руднева [32]);
- проблемах совершенствования организации стационарной помощи детям (А.С. Григорьев [10], М.П. Аралова [6], Ю.В. Малова, Н.Ю. Федунина [28],
С.В. Шарикова [62], Н.В. Клипининой, А.Е. Хаина, А.Р. Кудрявицкого, Н.С.
Никольской, М.А. Евдокимовой и Е.А. Стефаненко [18]);
- социально-педагогическом и психологическом сопровождении детей в
учреждениях системы здравоохранения (С.С. Трощенко [53], А.В. Мальцева
[29], Е.Н. Грищенкова [11] , С.С. Трусова [54; 55; 56; 57], М.А. Коршун [20],
И.К. Шац [63], К.Е. Веселкова [9], С.М. Безух [43], С.С. Лебедева [24] и др.).
Экспериментальная база исследования: опытно-экспериментальная работа осуществлялась автором в течение 5 лет (2012–2017 гг.) на базе Детского
стационара БУЗОО «Научно-клинический многопрофильный центр медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой». Эмпирический материал
получен в результате бесед с медицинскими сестрами, воспитателями и клиническими психологами различных отделений (15 человек), оценки экспертамисотрудниками этого учреждения (4 человека).
В процессе выполнения исследования был использован комплекс методов: методы теоретического анализа (сравнительно-сопоставительный, логический), методы изучения, систематизации и обобщения практического опыта,
анализ документов, включенное наблюдение, беседа, метод экспертной оценки,
а также проектирование психолого-педагогического сопровождения детей, про12
ходящих длительное лечение в стационаре НКМЦ медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой.
Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключаются в:

определении сущности и цели психолого-педагогического сопровожде-
ния пациентов детской больницы;

описании региональных особенностей организации сопровождения детей
в больничных условиях на примере Детского стационара БУЗ ОО «Научноклинический многопрофильный центр медицинской помощи матерям и детям
имени З.И. Круглой»;

обосновании комплекса мер, направленных на развитие системы психо-
лого-педагогического сопровождения детей в условиях стационарного лечения;

уточнении организационно-методических условий психолого- педагоги-
ческого сопровождения соматически ослабленных детей, находящихся на длительном лечении в стационаре больниц.
Практическая значимость исследования состоит в описании содержания социально-педагогической работы в лечебном учреждении, разработке программы
психолого-педагогического
сопровождения
пациентов
младшего
школьного возраста для реализации ее в Детском стационаре Научноклинического многопрофильного центра медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой. Материалы исследования могут быть использованы
для обновления содержания учебного курса «Управление социально- педагогической работой с детьми с особыми образовательными потребностями» в системе подготовки магистров направления 44.04.02 Психолого-педагогическое
образование.
Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты исследования рассматривались и получили одобрение на открытой научной секции «Обеспечение благополучия личности и общества средствами социальной
работы: отечественный и зарубежный опыт» в рамках «Недели науки -2017»
(ОГУ).
Структура квалификационной работы включает введение, две главы, заключение, список литературы и приложения.
13
Глава 1. Теоретические основы психолого-педагогического
сопровождения детей, находящихся на длительном лечении
в стационаре больниц
1.1. Психолого-социальные особенности личности и микросоциума
детей, проходящих длительное лечение в больничном стационаре
В современной научной литературе описывается ряд индивидуальнопсихологических отличий часто болеющих детей от их здоровых сверстников.
Специфика отношения хронически больного ребенка к своему состоянию характеризуется широким диапазоном эмоций с преобладанием чувства «потери
себя». Возрастающая зависимость от посторонней помощи, наблюдения за изменениями, происходящими с собственным телом, приводят к трансформации
психоэмоциональной сферы. Большинству детей свойственно чувство вины за
произошедшее.
По мнению Н.Д. Лакосиной, для больных детей дошкольного возраста
характерны выраженная «тревожность, боязливость, неуверенность в себе, быстрая утомляемость, зависимость от мнения окружающих (прежде всего, от
мнения мамы). Они могут подолгу играть с одной и той же игрушкой, обходясь
без общества других детей, однако им необходимо присутствие рядом матери,
за которой они «ходят хвостиком»» [24. С. 121]. При адекватной и даже несколько завышенной самооценке болеющим детям свойственно негативное
эмоциональное самоотношение, иногда доходящее до аутоагрессии. «При этом
психологическим контекстом такого самоотношения является сравнение с матерью: «Она такая хорошая, а я, такой плохой, ее недостоин». 62% часто болеющих детей характерно приписывание себе отрицательных эмоций, таких как
горе (печаль), страх, гнев (злость) и чувство вины» [24. С. 203].
У детей проявляются обычно три типа реакций на болезнь и своё состояние:
- регрессия (уход в себя, аутизация, инфантилизм);
- усиленный страх и пролонгированная тревога, фатализм в отношении к
настоящему и будущему;
14
- повышенная готовность уйти от чувства неполноценности, вплоть до
суицидальных настроений (социальный уход).
Ученые доказали зависимость скорости приспособления ребенка к больничной среде от его возраста. Наиболее ранимыми являются первые два года,
когда средняя длительность адаптации составляет 9-10 дней. На 3-4-м году этот
показатель уменьшается до 4-5 дней и продолжает постепенно снижаться к 15ти годам. Однако существуют исследования, согласно которым у половины детей 10-15 лет полная адаптация не наступает до конца госпитализации, хотя
может открыто и не проявляться «реакция протеста» (что еще не означает полную адаптацию).
Поступление в стационар - период новой жизни для ребенка дошкольного
возраста: изменение привычного ритма жизни, окружающей обстановки, невозможность реализации потребности в игровой деятельности, отсутствие
близких людей, наличие физического дискомфорта (боли, необычных ощущений), необходимость подвергаться диагностическим и лечебным процедурам,
неопределенность относительно ближайшего будущего. Все это вызывает состояние эмоциональной нестабильности, которое принято определять как психологический стресс. Дети испытывают эмоциональное потрясение. Естественные чувства ребенка, впервые поступившего в больницу, – страх, напряженность, ожидание неприятностей и боли. Ребенок теряет чувство собственной
безопасности, которое является одним из основополагающих мотивов жизни.
Отрыв ребенка-дошкольника от матери при попадании в больницу, незнакомая среда, чувство заброшенности могут причинять как преходящие, так и
стойкие травмы. В таких случаях говорят о вредностях госпитализации - госпитализме. При приеме в больницу ребенок может плакать, кричать, он отказывается отпустить мать или зло протестует абсолютно против всего и всех.
Острое потрясение в таких случаях, как правило, проходит три стадии:
1) протест - может продолжаться от нескольких часов до нескольких
недель. Ребенок громко плачет, беспокоен, ищет мать. Он не желает ни с кем
иным иметь дело;
15
2) отчаяние - ребенок монотонно, постоянно или временами, периодически плачет, зовет мать. Может возникнуть и депрессивное состояние.
Обычно в этой стадии ребенок держится тихо, не плачет;
3) отделение, отрыв от матери, успокоение. Ребенок не отворачивается от медсестры, играет с ней, более того, даже может подружиться с ней.
Случается, что он равнодушно встречает мать, не плачет.
Синдром госпитализма определяется как «совокупность психических и
соматических расстройств, обусловленных пребыванием индивида в стационаре в отрыве от близких людей и дома» [17.C.35]. Дети любой возрастной категории нуждаются в близости и поддержке родных. «Лишение возможности находиться в стационаре вместе с близким человеком прибавляет страданий
больному ребёнку, в т.ч. за счет значительного ухудшения бытовых условий
пребывания в клинике. Такой запрет можно расценить как акт жестокого обращения с ребёнком, что также противоречит принятым современным нормам в
области биоэтики и юриспруденции» [17.C.34].
Немотивированный страх и чувство тревоги наиболее ярко проявляются
в виде отрицания болезни (когда ребенок начинает утверждать, что у него ничего не болит, все нормально и ему ничего не надо делать). Оно может быть
полным, когда ребенок категорически противится нахождению в больнице
(может даже сбежать), и не полным, когда ребенок занижает симптомы заболевания, утверждая, что ему лучше и его надо выписать домой.
Если ребенок не доверяет окружающим, в его поведении могут быть следующие особенности:
· разговаривает со взрослым только, когда находится с ним наедине или
после некоторых усилий его «разговорить»;
· лжет из боязни;
· плачет, когда ему делают замечания;
· любит, чтобы к нему проявляли симпатию, но не просит о ней;
· не подходит к взрослому по собственной инициативе, слишком застенчив, чтобы просить о чем-либо (например, о помощи);
· говорит невыразительно, бормочет, особенно когда с ним здороваются,
16
· старается уклониться от активного участия в играх;
· не проявляет дружелюбия и доброжелательности к другим людям;
· изолируется от других детей, к нему невозможно приблизиться.
О психических и невротических нарушениях у ребенка можно судить по
характерным признакам: могут появиться расстройства пищеварения, снижение
аппетита, рвота, похудание, почесывание, ковыряние в носу, грызение ногтей.
Появление этих симптомов должно насторожить медицинский персонал, так
как это свидетельствует о психологическом неблагополучии в детском отделении. Обычно за тревожностью стоят две возможные причины: недостаток эмоциональной поддержки или информации (недостоверность информации).
Н.В. Мазурова и С.П. Яцык выявили, что «дошкольников и младших
школьников тяготил сам факт пребывания в больнице, они боялись процедур,
осмотров. Эмоциональное состояние детей отражалось и на отношении к персоналу отделения. Страх перед врачами, нежелание выполнять их просьбы,
протестное поведение, бунт, были внешними проявлениями фрустрации и тревоги ребенка» [28].
«К симптомам госпитализма у детей относятся: замедление психического
и физического развития, пониженный уровень адаптации к окружению, снижение иммунного статуса ребенка, что может понизить сопротивляемость к инфекциям и тем самым ухудшить прогнозы проводимой терапии. Последствия
госпитализма в педиатрической практике являются долговременными и зачастую могут быть необратимыми» [17.C.35].
Иногда после пребывания в больнице могут наблюдаться: расстройства
сна, ночные страхи, ночное недержание мочи или кала, страх смерти, тики,
ипохондрические страхи, задержка развития или иные нарушения, например
возникшее после операции упрямство или заикание. Естественно, могут возникнуть и более серьезные неврозы и расстройства поведения.
Лучшим лекарством против госпитализма является присутствие матери с
ребенком в больнице. Право родителя на совместное пребывание с ребенком в
стационаре закреплено в Федеральном Законе «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации». Так в статье 52 пункте 3 указано: «Одному
17
из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка» [59].
Но в реальности госпитализировать мать вместе с ребенком зачастую объективно не представляется возможным. Компенсацией этого может стать создание хорошей атмосферы, приближенной к домашней, игры, занятия с детьми,
доброжелательное отношение персонала, внимание, хороший уход.
Дети школьного возраста (подростки) внезапность наступления серьезного заболевания воспринимают как «трагическое лишение всего», так как оно
приводит к длительной госпитализации с отрывом от учебы, друзей, к разлуке с
домом. «Должно пройти немало времени, чтобы шок, отчаяние и агрессия сменились осмыслением и принятием. Взятие анализов, процедура наркоза или
проведение других медицинских манипуляций могут вызвать у ребенка неприятные или болезненные ощущения. При лечении может также измениться
внешность ребенка. Во время болезни он испытывает соматические симптомы,
например слабость, а также недостаток самоконтроля. Эти проблемы являются
последствием серьезного заболевания» [45. С. 82].
А.В. Мордык, Е.В. Панина, А.В. Кондря, А.А. Турица, Ю.В. Руднева
провели простое проективное исследование 53 детей школьного возраста (12,8
± 0,4 года), находившихся на стационарном лечении в КУ Омской области
«Специализированная детская туберкулёзная клиническая больница», и установили, что у подростков, находящихся на госпитализации, разная степень выраженности психологических нарушений [33.С. 119]. В частности, методом анализа рисунков несуществующего животного были выявлены следующие психологические нарушения у 25 пациентов:

«недовольство своим положением в социуме, недостаточность признания
со стороны окружающих (32%);

неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нерешитель-
ность, незаинтересованность своим положением в обществе (24%);

эгоцентризм (72%);
18

лёгкость возникновения страхов и опасений, недоверия (40%); пережива-
ние страха (64%);

вербальная агрессия, в большинстве случаев защитная (36%);

поверхностность суждений, легкомыслие в выводах, импульсивность в
принятии решений (40%);

конформность установок; стандартность, банальность в принятии реше-
ний (64%);

защита от окружающих: агрессивная (56%), со страхом и тревогой (48%),
с опасением и подозрительностью (64%);

защита против вышестоящих лиц (врачей, медсестер, старших по возрас-
ту пациентов, учителей) (44%);

защита против насмешек, непризнания, отсутствия авторитета у младших,
боязнь осуждения (52%);

астеничность, экономия энергии (60%);

значимость мнения окружающих о себе, заинтересованность в информа-
ции о себе (36%)» [33. С. 120].
А в результате методики «Рисунок семьи» (выполняли 33 ребёнка) «у большинства (78,8%) семейная ситуация характеризовалась как конфликтная. Эта
проблема касалась преимущественно отношений с матерью или сиблингами
(братьями и сестрами). Рисунки 25 (75,8%) ребят демонстрировали наличие
чувства неполноценности в семейной ситуации» [33. С. 117]. Это выражалось
в недостатке эмоционального контакта, нехватке общения в семье. «Признаки
враждебности в семейной ситуации были обнаружены в 33,3% рисунков. В таких семьях нередко применялись физические наказания, крики, угрозы по отношению к ребёнку. Благоприятная семейная ситуация отражена лишь на трёх
рисунках (9,1%)» [33. С. 117].
В целом по выборке А.В. Мордык, Е.В. Панина, А.В. Кондря, А.А. Турица, Ю.В. Руднева делают вывод: «многие испытуемые не чувствовали себя членами своих семей (при рисовании своей семьи очень часто пропускали себя),
испытывали недостаток эмоционального контакта и поддержки. Самая вероят19
ная причина такого результата – длительное пребывание ребёнка вне семьи».
[33. С. 117].
Таким образом, «дети, оторванные от своих семей из-за болезни, отличаются более высоким уровнем тревожности, у них присутствует чувство неполноценности, отверженности, они страдают от дефицита общения, избегают
рефлексии и принятия решений. Возрастающая зависимость от посторонней
помощи, наблюдения за изменениями, происходящими с собственным телом
ввиду болезни, неизбежно приводят к трансформации психоэмоциональной
сферы больного ребенка» [33. С. 117].
Высокий уровень личностной тревожности наблюдается в процессе лечения: пациенты боятся процедур, задают много вопросов врачам, часто находятся в состоянии напряжения, беспокойства, нередко паникуют. Те из них, которых в семье часто наказывали, били, ощущают чувство страха и воспринимают
госпитализацию как наказание за какую-то провинность. Такие крайне плохо
переносят инъекции в ягодичную область, так как это у них ассоциируется с
горькими впечатлениями, связанными с побоями, с наказанием (таким пациентам целесообразно назначать инъекции в руку).
Сопутствующим психотравмирующим обстоятельством для детей, находящихся в реанимации, является то, что они наблюдают других пациентов, узнают об их смерти. Сложность психолого-педагогического сопровождения
процесса лечения некоторых пациентов обусловлена тем, что основные психотерапевтические методы не применимы в ситуации, когда ребенок полностью
обездвижен, у него ампутированы конечности, он находится под воздействием
обезболивающих лекарств, в период после аутопересадки кожи или в случае,
когда ребенку поставлена трахеостома.
К психологическим проблемам терминально больного ребенка, прежде
всего следует отнести «проблему приближающегося ухода, которую ребенок
неизбежно чувствует как на физическом, так и на психологическом уровне, даже в том случае, когда об этом не говорят. Разрушение образа собственного
«Я», связанное с телесными изменениями и общим истощением, вызванными
прогрессированием неизлечимой болезни, выступает на первый план, весь ком20
плекс мыслей и чувств вращается вокруг этого. Неизлечимо больной ребенок
постепенно приходит к осознанию того, что умирает. Это осознание происходит в несколько стадий. Прежде всего, он узнает, что серьезно болен. К тому
времени, когда ребенок достигает второй стадии, он уже знает, какие лекарства
следует принимать, в какое время, каким образом, в каком количестве и каковы
могут быть побочные эффекты. Переход на третью стадию отмечается пониманием необходимости проведения специальных процедур и дополнительного лечения, направленного на устранение возможных побочных эффектов от принимаемых медикаментов. Следующая, четвертая стадия, начинается тогда, когда
лечение, различные процедуры, симптомы выстраиваются в определенный
цикл рецидивов и ремиссий. Ребенок видит, что медикаменты не всегда действуют так, как должны, если вообще действуют. И, наконец, на пятой стадии,
когда лекарства перестают действовать, смерть становится очевидной» [13. С.
71].
Показателями того, что ребенок осознает свое положение, являются, в частности, «концентрация на вопросах, связанных с болезнью и смертью, мотивы
смерти в игре, требования выполнить свои просьбы без промедления, установление дистанции с окружающими, агрессивность, уход в себя. Часто ребенок
чувствует злость, раздражение, страх, испытывает агрессию из-за того, что он
болен и слабеет с каждым днем. Отдельно следует обращать внимание на проблему страхов у неизлечимо больных детей. Очевидные или скрытые страхи
связаны с боязнью будущего (боязнь узнать о нем), необходимо чутко улавливать и постоянно контролировать динамику детских страхов и тревоги, поскольку страх является психосоматическим фактором и приводит к ослаблению
защитных сил организма» [13. С. 72].
В.И. Дунай и Ю.И. Чепик описывают следующие симптомы тревоги: нарастающая тревога по поводу ухудшения самочувствия; истерическая одышка;
приступы паники; бессонница; истерические, конверсионные симптомы («все
болит»); параноидальные симптомы, связанные с мистическим восприятием
болезни.
21
«Возможные причины тревоги: а) проблемы взаимоотношений с врачом,
медсестрой, боязнь визита психолога, который «будет готовить к смерти»; б)
проблемы, вызванные нарушениями привычных взаимоотношений в семье;
в) тревога из-за несовпадения ожиданий ребенка относительно лечения с реальным состоянием и самочувствием» [13. С. 72].
Виды страхов: «страх боли, страх тяжелого лечения; страх ухудшения состояния; страх хосписа, страх жизни в состоянии инвалида, страх потери своей
личности, страх потери возможностей (ходить, играть, бегать), страх беспомощности и зависимости от окружающих, страх смерти, страх за тех, кто остается жить» [13. С. 72].
Терминально больной ребенок испытывает огромные страдания, как из-за
самого заболевания, так и из-за некоторых манипуляций, зачастую довольно
болезненных. У этих детей наблюдается широкий диапазон эмоций с преобладанием чувства «потери себя», приступами тоски и депрессией. «Симптомы
депрессии: тоска, суточные колебания интенсивности тоски; чувство «камня на
сердце»; заторможенность, «вязкость» мышления и моторики; потеря интереса
к тому, что раньше было значимым; нарушение сна; деструктивные мысли, связанные с чувством вины; «тихий плач», без объяснения причины.
Причины депрессии: разрушение образа «Я»; беспомощность; пролонгированная тревога; новые проявления боли и других неприятных симптомов;
изоляция, отсутствие близости и понимания с близкими людьми» [13. С. 73].
Воздействие длительного лечения, курсов лучевой и химиотерапии сказывается, прежде всего, на соматическом, телесном уровне. Эти изменения, в свою
очередь, вызывают нарушения в нервной системе и психике больного. «Тело
больного ребенка страдает, многие процедуры и прием препаратов вызывают
различные побочные эффекты, ранят ребенка телесно и психологически. Дети
остаются подолгу малоподвижными, восприятие мира часто ограничивается
молчаливым созерцанием окружающего» [13. С. 73].
Чувство одиночества – одно из главных чувств терминально больного ребенка, несмотря на то, что ребенок может быть окружен вниманием со стороны
близких и персонала сопровождения.
22
«Неизлечимо больные дети испытывают огромные физические и душевные страдания. Проблема приближающейся смерти нередко отягощается проблемами лжи. Больные дети, особенно подростки, ощущают ложь скорее, чем
кто-либо другой, так как в период умирания невероятно обостряются все чувства. Ребенку важно знать, что Я - Личность, и только потом, что я - болен раком»
[13. С. 74].
Проблемы финальной части жизни больного ребенка отражены в «Правах
ребенка, имеющего неизлечимую болезнь», это – права на: «любовь, правдивую
информацию, выбор; право быть личностью; на понимание; на личное достоинство; выражение чувств и желаний; на хороший физический уход; активное
общение с людьми; свободное использование времени жизни» [13. С. 74].
Заболевание ребенка - это недуг и для среды, в которой он живет. В связи
с этим в современных медико-социальных исследованиях справедливо утверждается, что болезнь как страдание человека имеет социальное и индивидуальное содержание. «Индивидуальное содержание болезни включает возможности
переносить страдания, устанавливать отношения с другими людьми по поводу
переживаемого или пережитого страдания. Качество этих отношений будет определяться соотношением внутренней картины здоровья и внутренней картины
болезни, которые существуют как в жизни индивида, так и в межличностных
отношениях как представление о телесности и символической функции тела,
объединяющее людей одной культуры или конкретной ситуации совместной
деятельности» [21. С. 10].
Социальное содержание болезни связано с «необходимостью для других
людей заботиться о больном человеке, как бы распределяя между собой и больным человеком степень ответственности за характер и течение его болезни, за
жизнь человека, переживающего страдание. Лечение болезни как избавление от
страдания может быть предметом взаимодействия разных людей, как самого
больного, так и тех людей, в профессиональные обязанности которых входит
облегчение страданий» [21. С. 10]. Это могут быть врачи, социальные работники и социальные педагоги; научные сотрудники, занятые решением медицинских проблем, или сотрудники промышленных предприятий, выпускающих
23
медтехнику, предметы гигиены и ухода за больными. В силу этого, социальная
забота, социальное внимание к болезни может стать содержанием их собственных переживаний, так как в лице представителей этих профессий прямо или
опосредованно (через продукты их деятельности) человек получает социальное
внимание, благодаря которому с него снимается та степень ответственности за
течение болезни, которую он не может нести сам.
Больной человек через видимое проявление своего страдания получает
возможность воздействия на очень большие группы людей, что может привести
к манипулированию другими с целью снять с себя долю ответственности за
преодоление своего страдания. «У больного может быть оправдательный мотив
манипулирования, состоящий в возведении собственного страдания в ранг добродетели, требующей особого внимания со стороны других людей. Некоторые
больные реализуют концепцию сверхценности своего страдания по отношению
ко всем другим мотивам существования, то есть подменяют все цели жизни на
цели потребления социального внимания» [24. С. 112].
Психологи говорят о таких возможных вариантах смысла болезни в контексте семейных взаимоотношений:
1. «болезнь является способом заполнения эмоционального дефицита в общении родителей и ребенка;
2. в структуре семейного взаимодействия болезнь становится способом поддержания симбиотических взаимоотношений ребенка и матери;
3. для матери это способ уйти от контакта с неприятным для нее ребенком, а
для ребенка - это единственный возможный способ общения, хотя он чувствует
себя покинутым, все-таки стремится любить и быть любимым матерью;
4. болезнь не обладает «условной желательностью» ни для ребенка, ни для
матери;
5. ребенок находит способы компенсации опосредованного болезнью отношения матери к нему, то есть у ребенка отсутствует значимость болезни для него, фиксация на матери, что и является благоприятным для динамики течения
заболевания в процессе лечения» [45. С. 154].
24
Г. А. Арина и Н. А. Коваленко рассматривают особенности материнского отношения к болеющему ребенку и выявляют некоторые психологические
механизмы формирования в нем специфических деформаций. По их мнению,
«почти всем матерям болеющих детей присуще «отвергающее с элементами
инфантилизации и социальной инвалидизации» родительское отношение: матери эмоционально отвергают ребенка, низко ценят его личностные качества, видят его более младшим по сравнению с реальным возрастом, иногда приписывают ему дурные наклонности. На поведенческом уровне такое отношение проявляется либо в постоянном одергивании ребенка, либо в чрезмерной опеке и
постоянном контроле любого действия ребенка. Авторы делают вывод о наличии особого стереотипа отношения матерей к своему ребенку, в котором неосознаваемое эмоциональное отвержение ребенка сочетается с тенденцией к
авторитарному контролю всей психической и телесной жизни ребенка» [Цит.
по 21. С. 17].
Исследование, предпринятое А. А. Михеевой, еще более уточняет представление о специфике материнского отношения к болеющему ребенку. «В
большинстве случаев, когда ребенок болеет 4-5 раз в году, он явно отвергается
матерью, не соответствует ее ожиданиям; мать не принимает болезни ребенка,
хочет видеть его здоровым и предъявляет довольно высокие социальные требования. В случаях же, когда ребенок более шести и более раз в году, отвержение
ребенка матерью не осознается, хотя и присутствует; на первый план выступает
симбиотическая связь, а болезнь служит способом ее поддержания. Это вызывает отношение к ребенку как к «маленькому неудачнику». Социальные требования к нему сводятся до минимума по причине уверенности в том, что он в силу своего физического состояния не может обойтись без участия и опеки матери» [21 c. 18].
Рассматривая психологическую структуру полных семей, воспитывающих болеющего ребенка, Г. А. Арина и Н. А. Коваленко говорят о том, что она
имеет следующий вид: «активная, доминантная мама с «привязанным» к ней
ребенком и отставленный в сторону отец. «Вытеснение» отца связывается авторами с тем, что традиционно мать несет тотальную ответственность за все, что
25
происходит с больным ребенком; эта ответственность постепенно распространяется на все жизненное пространство семьи. Таким образом, болезнь заостряет
изначальную дефицитарность психологического участия отца в воспитании ребенка. Интересно, что образ отца у ребенка в большинстве случаев идеализирован, наделен особыми положительными качествами и вызывает преимущественно положительные эмоции. Отношение же к матери противоречиво: часто
болеющие дети не чувствуют эмоциональной близости с ней, воспринимают ее
неуравновешенной, незрелой, чувствуют некоторую ее отгороженность, закрытость. При этом общее отношение к матери остается высоко позитивным, признается значимость ее поддержки и заботы, неумение обходиться без ее помощи даже при осуществлении простых актов самообслуживания» [21 c. 18].
Многие психологи отмечают, что определенные личностные черты матери (тревожность, невротичность) способны вызвать серьезные нарушения в ходе психического развития ребенка. По их мнению, для матерей часто болеющих
детей характерна высокая личностная тревожность, отражающая внутриличностный конфликт и напряженность матери, а болезнь ребенка является возможностью отреагирования собственных проблем. «Большинство матерей болеющих детей склонны в ситуации фрустрации давать экстрапунитивные реакции
(своя ответственность за совершенный поступок отрицается или преуменьшается). Известно, что данного типа реакции являются компенсацией собственной
уязвимой позиции» [21. С. 18]. Матерям болеющих детей присущи «низкое самопринятие и негативное самоотношение. В их эмоциональной жизни преобладают отрицательные эмоции (страх, обида, злость, неудовольствие и беспокойство). Чувство вины (неосознаваемое или осознаваемое) связано для большинства таких матерей с болезнью ребенка, однако ответственность за выздоровление возлагается на других (врачей). В результате между ребенком и матерью
складываются неадекватные взаимоотношения, которые проявляются в том, что
при отвергающем, инфантилизирующем отношении матери ребенок становится
зависим от нее, нуждается в ее внимании и поддержке» [21, c. 19].
Детская больница нередко становится тем местом, где впервые выявляются как соматические заболевания, так и особенности психического развития
26
и функционирования ребенка, а также характер его отношений с близкими
людьми. Социальный педагог, психолог, так же как и педиатр, «при работе с
ребенком вступают в тесное взаимодействие с его родителями, другими членами семьи и, при решении тех или иных медицинских и психологических проблем, имеют возможность работать с семьей, обращаться к необходимости изменения семейных установок, семейной ситуации» [22; 65].
Специалисты при работе с больными детьми в стационаре должны опираться на представление о том, что «заболевание может быть связано как с собственно физиологическими нарушениями, так и с особенностями формирования личности на различных возрастных этапах, спецификой социальноэмоционального опыта ребенка, характеристиками его первичного социального
окружения» [36].
В связи с этим, в стационаре должна обязательно проводиться психологопедагогическая диагностика в случаях целого ряда заболеваний (желудочнокишечного тракта, легких, сердечно-сосудистой системы, аллергических, неврологических и др.), которая позволит выявить психологические и социальные
факторы, способствующие возникновению соматических нарушений, наряду с
выявляемыми врачами медицинскими причинами патологии [3; 4; 5]. Междисциплинарное взаимодействие психолога, социального педагога и врачей сделает возможной разработку и осуществление комплексного социально-медикопсихологического подхода к лечению заболевания и, в целом, повысит эффективность лечения ребенка.
Вместе с тем, особого внимания в больнице требует поведение родителей,
которое зависит от их отношения к детям, от их жизненного опыта, приобретенного в ходе той же болезни у других близких родственников. «Наиболее
частой реакцией является беспокойство, озабоченность, страх родителей за ребенка. Проблемой это становится лишь в том случае, если эти страхи преувеличены, если родители придают заболеванию излишне большое значение, ложно
освещая факты. Большое значение в переживаниях страхов у родителей имеет
и страх смерти ребенка. Так, например, родители детей-астматиков очень боятся удушья ребенка во время приступа» [45. С. 56].
27
В поведении некоторых родителей иногда наблюдается и другая крайность: «попросту не обращают внимания на заболевание ребенка или вообще
отрицают его болезнь. Легкомыслие, а часто и безответственность могут проявляться и в абсолютном невнимании к советам врача. Что может привести к
серьезным и опасным последствиям» [21.С. 14].
Специалисты утверждают: «Нужно избегать излишних перемен среды,
смены персонала в детских лечебных учреждениях, стремиться к формированию личных контактов с ребенком и его связи с новой средой, к стабилизации
этих связей. Особая осмотрительность необходима при направлении в больницу детей до пятилетнего возраста. Стационарное лечение детей до трехлетнего возраста рекомендуется только в безусловно показанных случаях. И в этих
случаях ребенка следует соответственно подготовить к поступлению в больницу. Рекомендуется предварительно побеседовать с ребенком, познакомить его с
больничной средой, врачам и медсестрам - подружиться с ним. Естественно,
лучше всего, если рядом мать» [21.С. 15].
Целесообразно, чтобы мать проводила ребенка в больницу и на некоторое время еще осталась с ним там. Ни в коем случае нельзя оставлять ребенка в
больнице, прибегая к обману или насилию. Любые уловки, ложь вредны. «После того как мать ушла, медсестра обязательно должна поиграть с ребенком,
заняться им, быть может, рассказать ему сказку, постараться расположить его к
себе. Нельзя прибегать к насилию, например при купании или раздевании упирающегося ребенка. В период пребывания в больнице, если родители не могут
посещать больного ребенка, они должны непременно присылать письма, подарки, любыми средствами укреплять связь с детьми, давая ребенку почувствовать, что по-прежнему любят его» [21.С. 15].
Госпитализация ребенка, проведение многочисленных анализов и лечение могут вызвать массу трудностей в семье. Родители должны находиться рядом с ребенком, поэтому вынуждены брать отпуск на работе. В это время им
нужна постоянная поддержка близких и друзей, правдивая и исчерпывающая
информация от врачей и медицинского персонала. Часто в первое время семья
отдаляется от окружающих, у нее не остается свободного времени. Несмотря на
28
все заботы и проблемы, отношения между супругами во время болезни ребенка
улучшаются, они становятся более близкими друг другу, в этот период редко
случаются разводы. Напряжение возникает обычно в тех семьях, где стресс изза болезни ребенка воспринимается родителями по-разному.
«Во время поддерживающего лечения родители, как правило, возвращаются к своей работе. Но у многих остаются чувство усталости, проблемы со
сном и беспокойство по поводу здоровья ребенка и возможных рецидивов болезни. У матерей, которым недостает поддержки, может начаться депрессия.
Братья и сестры больного ребенка могут переживать из-за того, что им уделяется меньше внимания в семье» [21.С. 16].
Мы полностью солидарны с мнением В.И. Дунай и Ю.И. Чепика, которые
утверждают, что психологу и социальному педагогу целесообразно продолжать
работу с больным ребенком и его семьей до того момента, пока его родители не
вернутся к нормальному образу жизни, и не будут решены или сглажены такие
проблемы, как:

«трудности в социальном приспособлении после выписки из стационара,

социальная дезадаптация, разводы, сложные жилищные условия,

низкий уровень материальной обеспеченности, связанный с финансовыми
затратами на лечение и восстановление ребенка (работает только один из родителей, второй находится с больным ребенком в больнице или дома);

проблемы взаимоотношений с другими детьми в семье – сиблингами,

личностная невостребованность и отсутствие самореализации в обществе,

неуверенность и незащищенность перед будущим,

изоляция, отсутствие социальных связей с общественностью,

финансовые и социально-психологические трудности в адаптации в слу-
чае утраты ребенка» [13].
Итак, несомненно, большое значение для детей, имеющих хронические
заболевания и находящихся на длительном лечении в стационаре больниц, играет отношение семьи к ребенку и болезни в целом. Однако, дети, оказываясь в
больничной обстановке, еще больше подвержены влиянию врачей и медперсонала. Это влияние связано не только с терапевтическим вмешательством, но и с
29
эмоциональным общением и созданием благоприятной больничной атмосферы
для ребенка. Как правило, ребенок, находящийся в состоянии болезни либо испытывающий боль, не понимает ряда своих ощущений, не способен оценить
свои жалобы и симптомы. Поэтому превалирует именно состояние страха, тревоги, неопределенности и дискомфорта на фоне болевых ощущений. Медперсонал обязан сделать все возможное для формирования позитивных отношений
с ребенком. «Создав хорошую связь с ребенком, можно сделать очень многое в
борьбе против вредностей госпитализации» [15. С. 200].
В психогигиене больного сама атмосфера медучреждения или больницы
должна благоприятствовать быстрому выздоровлению. Реальность такова, что
серые стены, запах лекарств, белые халаты и в целом казенная обстановка являются результатом недостаточной обеспеченности медицины, вызывая определенное эмоциональное угнетение. Поэтому для больных детей очень важны
любимые игрушки, вещи и книги, домашнее постельное бельё, любимый плед,
привносящие атмосферу домашнего тепла и уюта, позволяют создать собственное психологическое пространство. Огромное значение для поддержания
душевного здоровья пациента имеет возможность общения с родственниками и
друзьями. Современные мобильные телефоны и Интернет, несомненно, в этом
помогают.
Серьезные психологические проблемы возникают при необходимости
оперативного лечения ребенка. Важно ребенка подготовить к операции, чтобы
не подвергать его психической травме. Для этого рекомендуется следующее:
наладить хороший контакт врача, медсестры и больного ребенка, убедить ребенка в том, что операция нужна для того, чтобы поправить здоровье, и тогда
он сможет быстрее расти. Необходима подготовка ребенка к контакту с детьми,
находящимися в одной больничной палате, сосредоточить внимание на играх и
игрушках, отвлечь от мыслей об операции, выработать активное отношение к
предстоящей опасности, которую можно преодолеть, не препятствовать эмоциональным проявлениям: плачу, крику - это облегчает состояние. Все это может и должен делать педагог или психолог детской больницы.
30
Итак, мы рассмотрели основные психолого-социальные особенности
личности и микросоциума детей, проходящих длительное лечение в больничном стационаре, актуализирующих организацию их психолого-педагогического
сопровождения.
1.2.
Сущность психолого-педагогического сопровождения
пациентов детской больницы
Для того чтобы точно определить, что такое психолого-педагогическое
сопровождение больных детей, находящихся на стационарном лечении, необходимо провести анализ современных теоретических исследований проблемы
социально-психологического и психолого-педагогического сопровождения детей здоровых и для начала обратиться к этимологии слова «сопровождение». В
Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова «сопровождение» определено
так: «следовать вместе с кем-нибудь, находясь рядом, ведя куда-нибудь или идя
за кем-нибудь». Другими словами, сопровождать, значит идти вместе с кемлибо в качестве спутника или провожатого. То есть, этимология слова указывает на то, что сопровождающий – «человек, помогающий путнику в дороге и защищающий его от превратностей пути, помогающий справиться с ними. При
этом, сопровождающий лишь временно находится рядом с путником» [49.С. 7].
В науке и практике работы с детьми в последнее время идея сопровождения приобрела особую популярность. Модель сопровождения широко вошла не
только в психологическую, но и в педиатрическую, валеологическую, социально-педагогическую и другие службы. Несмотря на это, в современной практической психологии и социальной педагогике еще не сложился единый методологический подход к определению сущности сопровождения. Оно трактуется и
как вся система профессиональной деятельности специалиста социальной сферы, общий метод работы, и одно из направлений и технология профессиональной деятельности [49.С. 6].
Ряд авторов понимает сопровождение как поддержку психически здоровых людей, у которых на определенном этапе развития возникают личностные
трудности. Другие ученые рассматривают сопровождение как системную инте31
гративную технологию социально-психологической помощи семье и личности
или как один из видов социального патронажа - социально-психологический
патронаж.
В частности, Ю. Слюсарев понятие сопровождение употребляет для обозначения недирективной формы оказания здоровым людям психологической
помощи, направленной «не просто на укрепление или достройку, а на развитие
и саморазвитие самосознания личности», помощи, запускающей механизмы
саморазвития и активизирующей собственные ресурсы человека [Цит. по
49.С.7].
Итак, психолого-педагогическое сопровождение – это:
1)
один из видов социального патронажа как целостной и комплексной системы социально-педагогической поддержки и психологической помощи,
осуществляемой в рамках деятельности социально-психологических
служб;
2)
интегративная технология, цель которой - создание условий для восстановления потенциала развития и саморазвития семьи и личности и в результате - эффективного выполнения отдельным человеком своих основных функций;
3)
процесс особого рода бытийных отношений между сопровождающим и
теми, кто нуждается в помощи (в нашем случае, больной ребенок и его семья).
М.Р. Битянова видит цель психологического сопровождения в том, «чтобы
организовать сотрудничество с ребенком, направленное на развитие его самопознания, активизацию поиска путей самоуправления внутренним миром и системой отношений» [Цит. по 49.С.8]. Психологическое сопровождение ребенка
по его жизненному пути, по М.Р. Битяновой, - это «движение вместе с ним, рядом с ним, иногда - чуть впереди, если надо показать возможные пути». Окружающие его взрослые, которые в силу своей социальной, профессиональной
или личностной позиции могут оказать ребенку разнообразную поддержку,
рассматриваются М.Р. Битяновой как «субъекты сопровождения, участвующие
в этом процессе вместе с психологом на принципах сотрудничества, личной и
32
профессиональной ответственности. В решении проблем конкретного ребенка
все заинтересованные взрослые совместно разрабатывают единый подход, единую стратегию психологического сопровождения» [Цит. по 49.С.8].
Сущностной характеристикой психологического сопровождения является
создание условий для перехода личности и (или) семьи к самопомощи. Условно
можно сказать, что в процессе сопровождения специалист создает условия и
оказывает необходимую и достаточную (но ни в коем случае не избыточную)
поддержку для перехода от позиции «я не могу» к позиции «я могу сам справляться со своими жизненными трудностями».
Т.В. Артемьева и М.А. Беляева, исследуя специфику сопровождения ребенка-инвалида как «получение квалифицированной помощи специалистов, направленной на индивидуальное развитие, для его успешной адаптации, реабилитации в социуме; на социально-психологическое содействие семьям, имеющим детей с ограниченными возможностями здоровья» [7; 8].
Специалисты говорят о видах сопровождения:
 социально-педагогическом сопровождении, нацеленном на «создание благоприятных условий развития личности, при которых субъект развития сможет
принять оптимальное решение в различных ситуациях жизненного выбора»;
 педагогическом сопровождении, включающем в себя «педагогическое
просвещение родителей в области обучения и воспитания детей, формирование
педагогической культуры и компетентности родителей, организацию семейного
досуга» [49.С.5];
 психологическом сопровождении, включающем «социально- психологическую поддержку и коррекцию... Коррекция отношений осуществляется в том
случае, когда в семье наблюдаются факты насилия над ребенком (оскорбление,
унижение, пренебрежение его интересами и потребностями, жестокое обращение) (Н.Н. Васягина)» [49.С.5];

социально-психологическом сопровождении, включающем «систематиче-
ское отслеживание и создание социально-психологических условий для эффективного психического развития ребенка в социуме; систематическую психологическую помощь в виде консультирования, психокоррекции; систематическую
33
психологическую помощь родителям и родственникам; организацию жизнедеятельности ребенка в социуме с учетом его психических и физических возможностей» [49.С.5].
Мы же в своем квалификационном исследовании под психолого- педагогическим сопровождением будем понимать особую форму осуществления
пролонгированной социально-педагогической и психологической помощи.
В отличие от коррекции оно предполагает не «исправление недостатков и переделку», а поиск скрытых ресурсов развития ребенка и его семьи, опору
на его собственные возможности и создание на этой основе психологопедагогических условий для восстановления связей с миром людей.
В ситуации хронического или длительного заболевания внутрибольничная среда становится ближайшим окружением пациента. «При организации
внутрибольничной жизни в детской клинике важно организовать времяпровождение ребёнка, создавая при этом условия для возникновения у него положительных эмоций. Когда ребёнок болен и к тому же вынужден находиться в стационаре, взрослые стараются отвлечь его от болезненных медицинских процедур, эмоционально поддержать ребёнка и выразить ему свою любовь» [6]. Организация психолого-педагогического сопровождения ребёнка в больнице выступает способом решить эти задачи, а также значимым фактором его социальной ситуации развития, пространством для реализации различных возрастных и
индивидуальных потребностей.
На наш взгляд, стратегическая цель психолого-педагогического сопровождения ребёнка в больничном стационаре - создание такой жизненной
среды, в которой он мог бы развиваться; не только удовлетворять, но и формировать широкий круг своих потребностей; получать поддержку от близкого и
отдалённого социального окружения; «преодолевать» болезнь; «черпать ресурсы и силы для лечения и продолжения «нормальной» жизни и, конечно же,
просто жить каждую минуту, каждый день сегодняшней жизни!!!» [6].
На наш взгляд, особого внимания специалистов в процессе социальнопедагогического сопровождения в условиях медицинского учреждения требуют
дети, оставшиеся без попечения родителей или оказавшиеся в трудной жизнен34
ной ситуации или поступившими в стационар по так называемым социальным
показаниям. «В настоящее время в России предоставляется 1 тысяча коек для
оказания медицинской помощи» таким детям» [30.C.77]. В детских больницах
создаются социально-медицинские службы, в штатное расписание вводят должности социальных педагогов, специалистов по социальной работе, психологов
для осуществления работы с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации или поступившими в стационар по так называемым социальным показаниям. В некоторых детских больницах организуются специализированные отделения для беспризорных и безнадзорных детей, которые выполняют функции
социальных приютов, центров временного содержания, куда дети поступают
истощенными, с рядом различных заболеваний.
Для реализации законодательства РФ, регулирующего профилактику безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, органы управления здравоохранением (являясь субъектами этой профилактики) в пределах своей компетенции организуют:
1) круглосуточный прием и содержание заблудившихся, подкинутых и
других детей в возрасте до четырех лет, оставшихся без попечения родителей
или законных представителей, до установления их личности и/или определения
несовершеннолетних органами опеки и попечительства в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей или законных представителей;
2) медицинское и лабораторное обследование несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей или законных представителей, и подготовку
рекомендаций по их устройству с учетом состояния здоровья;
3) выхаживание, лечение и воспитание детей в возрасте до четырех лет,
оставшихся без попечения родителей или законных представителей, либо
имеющих родителей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации; а также содействие органам опеки и попечительства в устройстве таких несовершеннолетних;
35
4) выявление фактов ненадлежащего обращения с детьми, информирование органов опеки и попечительства о выявленных случаях жестокого обращения с детьми;
5) содействие органам опеки и попечительства в устройстве безнадзорных и беспризорных несовершеннолетних, в том числе обеспечение медицинского обследования несовершеннолетнего перед помещением его в учреждение
для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
6) круглосуточный прием безнадзорных и беспризорных детей по медицинским показаниям;
7) передачу несовершеннолетнего по итогам медицинского обследования
в специализированное учреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в
социальной реабилитации или, в случае необходимости, организацию лечения.
В функциональные обязанности социального педагога детского медицинского учреждения входят:
− осуществление комплекса мероприятий по воспитанию, развитию и социальной защите ребенка в больничном учреждении;
− осуществление процесса социально-педагогического сопровождения
детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, детей из неблагополучных семей и семей с детьми-инвалидами, а также детей, пострадавших от
насилия или переживших другую экстремальную ситуацию;
− осуществление устройства новорожденных детей, оказавшихся без опеки родителей, в подведомственные учреждения, обеспечение временного содержания несовершеннолетних в домах ребенка в возрасте до 3 лет; оказание
опекунам помощи в организации медицинского наблюдения за подопечными;
выполнение иных функций по опеке и попечительству согласно действующему
законодательству;
− изучение психолого-медико-педагогических особенностей личности ребенка, оставшегося без попечения родителей, его микросреды, условий жизни,
возрастных и нервно-психических закономерностей развития;
36
− выявление интересов и потребностей, трудностей и проблем, отклонений в поведении детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, и своевременное оказание им необходимой помощи и поддержки;
− осуществление посреднической деятельности между ребенком и учреждением, социальной средой, специалистами различных служб, ведомств и административных органов;
− «определение задач, форм, методов социально-педагогической поддержки, способов решения личных и социальных проблем, принятие мер по социальной защите и социальной помощи, реализации прав и свобод личности
(усыновление, право на пенсию, лишение родительских прав и т.д.);
− осуществление защиты прав детей вышеуказанных категорий в соответствии с законодательными актами;
− сотрудничество с комиссией по делам несовершеннолетних»[30.C.79];
− взаимодействие с родителями (лицами их заменяющими), специалистами больницы и социальными, семейными, молодежными службами, с благотворительными и другими организациями в оказании помощи детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации;
− содействие созданию обстановки психологического комфорта и безопасности личности пациентов в отделениях стационара, установлению гуманных, нравственно здоровых отношений в социальной среде;
− консультативная помощь детям групп социального риска, организация
повседневной индивидуальной работы с детьми, малыми группами, коллективно;
− организация различных видов социально ценной деятельности детей и
взрослых, мероприятий, направленных на развитие социальных инициатив (например, волонтеров), реализацию социальных проектов и программ, участвует
в их разработке и утверждении;
− «осуществление исследовательской работы (наблюдение, диагностика,
изучение и анализ ситуации, осуществление различных методов вмешательства);
− ведение учетно-отчетной документации;
37
− информирование медико-педагогического состава учреждения о социальных болезнях общества и государственной социальной политике» [30.C.79].
Социальный педагог организовывает жизнь ребенка в больнице так, чтобы он был в хорошем эмоциональном тонусе, так как это оказывает положительное влияние на течение болезни и успех лечебного процесса. Социальный
педагог помогает ребенку осмыслить происходящее, снять напряжение, тревогу; используя конкретные методы и техники, дает ребенку представление об
окружающей действительности; о сути происходящего с ним; представление
об его чувствах, эмоциях, накладывает словесную форму на все его эмоциональные реакции (так как из-за бедности словарного запаса и недостатка жизненного опыта, ребенок не всегда умеет сформулировать свои чувства, и, в связи с этим, не может понять, что с ним происходит). В своей работе педагог
должен обращать большое внимание на то, что ребенку приятно, по возможности сглаживать негативные ощущения, воспоминания. Например, отвлечь его
от вызывающих боль медицинских манипуляций можно рассказом о чем-либо
приятном, близком.
Большую помощь в работе может оказать владение социальным педагогом приемами психокоррекции страхов, к которым относятся: анатомирование
страха; эмоциональное переключение; «деятельностная» терапия; подражание и
заражение; повышение общего уровня эмоциональных переживаний ребенка;
ритмизация внешних впечатлений; привыкание.
Анатомирование страха – это предоставление ребенку информации о пугающем объекте. Устранение «пробелов» в восприятии ребенка часто успокаивает его, так как отсутствие сведений часто заполняется приписыванием объекту страха опасных, страшных качеств, порой гипертрофированных.
Если уговоры «не бояться» не помогают, то отношение социального педагога к объекту страха может быть воспринято ребенком через его личное отношение к этому педагогу по механизму эмоционального переключения. Незначительность пугающего объекта социальный педагог может подчеркнуть короткой фразой, выразительным жестом. При этом важен не смысл, а интонация,
38
с которой произносятся эти слова, заражая ребенка уверенностью и спокойствием.
Состояние бездействия, ожидания угнетающе действует на психику. Если
ребенку нечем заняться, то он изобретает иногда не совсем полезные занятия,
игры, либо вновь и вновь возвращается к своим переживаниям, становящимся
таким образом, навязчивыми, поэтому применяется «деятельностная» терапия. Учитывая, что ребенок подражает взрослым не только в поведении, но и
заражается его оценками, о приеме подражания и заражения следует рассказать родителям, так как их спокойствие благотворно повлияет на эмоциональный статус ребенка.
Если ребенок постоянно угнетен, испытывает отрицательные эмоции, то
основная задача - научить ребенка испытывать положительные эмоции: повысить общий уровень эмоциональных переживаний ребенка. Это может быть
достигнуто разнообразными игровыми методами. Проведя одну игру и повысив
одновременно эмоциональный тонус, нужно договориться с ребенком об игре
на следующий день. Ожидание будет поддерживать положительный эффект от
игры или усиливать его. Это ожидание будет выше обычного состояния ребенка по эмоциональному тону.
Ритмизация внешних впечатлений – обращение к внешним ритмам (музыке, режиму дня и т.д.) дает хороший результат – успокаивает раздражительных и возбужденных детей, отвлекает от переживаний.
Привыкание (десенситизация) - это уменьшение чувствительности по отношению к пугающему объекту вследствие привыкания к нему. Иногда необходимо выждать, проявляя сочувствие и доброжелательность, когда ребенок
узнает, что представляет объект его страха, а также вынесет свое мнение после
наблюдения за отношением остальных к этому объекту.
При применении приемов коррекции страхов и эмоциональной сферы необходимо учитывать, что эффективность коррекции и выбор приемов определяются индивидуальными особенностями ребенка. Социальный педагог должен
постоянно помнить о необходимости установления с ребенком адекватного
контакта. Межличностное общение, чаще всего диалоговое, – непременный
39
компонент профессиональной деятельности. Главное – дать понять ребенку,
что о нем заботятся и думают о его благе.
Социальный педагог не только психологически поддерживает больного
ребенка, но и активно работает с его семьей, оказывая необходимую социальную помощь. Пребывание в больнице переносит ребенка и его семью в мир
сложной социальной системы, обладающей собственными правилами, традицией и культурой. Члены семьи начинают понимать, что им не хватает умений,
необходимых для выполнения ожидаемых от них обязанностей. Иногда из-за
недостатка информации, чувства определенности относительно перспектив они
ощущают беспомощность.
Как только ребенок оказывается в роли «пациента», его семья тоже начинает выполнять, роль «семьи пациента». Ожидается, что она в этой роли будет
способна к сотрудничеству, будет соблюдать расписание посещений и другие
ограничения, не станет вмешиваться в назначенные процедуры и т.д. Членам
семьи (родственникам) не отводится строго определенной роли в лечебном
процессе, но выделяются три типа «работы родственников» в стационаре:
1)
«психологическая» работа с ребенком, которая включает в себя
следующие задачи:
- одобрение, вселение надежды;
- физическое присутствие, благодаря которому ребенку создается физический
комфорт;
- социальное присутствие, обеспечивающее социальную поддержку, сохранение связи с «домом»;
- поддержка, совместные размышления и сопереживание;
- помощь в четкой формулировке характера болей и неприятных ощущений;
2)
в случае если члены семьи не знают, как и чем они могли бы по-
мочь, социальный педагог должен деликатно объяснить им, в чем нуждается
ребенок, и подсказать, как лучше помочь ему адаптироваться к состоянию болезни и пребыванию в стационаре. Направляя деятельность членов семьи на
социальную поддержку ребенка, педагог увеличивает социальные ресурсы, позволяющие маленькому пациенту справиться с переживанием болезни;
40
3)
если члены семьи отсутствуют, то социальный педагог все это дела-
ет сам, воспринимая это частью профессионального долга.
Можно выделить такие направления социально-педагогической работы с
социально обездоленным ребенком в условиях детской больницы: организация
жизни детей с учетом их насущных потребностей, которые не были удовлетворены до поступления в стационар. Ребенок, лишенный родительского попечения, хочет покоя, защищенности, нормальной пищи. Как правило, у него не
удовлетворена потребность в домашнем тепле, в доме, где ждут, заботятся,
всемерно поддерживают и оберегают. Отсюда важнейшая задача – дать заброшенному ребенку новую среду обитания, новые впечатления, отличные от всего того, что он испытывал ранее. Проявляя заботу о личном пространстве ребенка, важно иметь в виду, что социально дезадаптированные дети особенно
устают от непрерывного пребывания на людях. Уединяясь, ребенок сбрасывает
психологическую перегрузку.
Поэтому следует создавать уютные уголки, где ребенок может побыть
один; спокойную, щадящую психику ребенка атмосферу, гуманный стиль общения с детьми. Необходимо преобладание ровной, доброжелательной атмосферы, исключающей суету и излишнее возбуждение. Ребенку, которого привели с улицы или изъяли из семьи, нужно успокоиться, снять напряжение,
страх, почувствовать себя защищенным, оценить новые условия жизни, выбрать линию поведения. Атмосфера покоя и доброжелательности в отделении
стационара создается гуманной системой влияний, с помощью которых сотрудники приобщают детей к нормам человеческого общежития, нравственного поведения.
Кроме того важно помочь ребенку осознать свою ценность, значимость
для окружающих. Вся система отношения к ребенку должна подчеркивать его
индивидуальность, он персонально должен чувствовать внимание окружающих
к значимым событиям своей жизни.
Наконец, следует выделить основные принципы психолого- педагогического сопровождения детей в условиях стационарного лечения.
41
1. Принцип командного сотрудничества всех участвующих в жизненной
ситуации ребёнка субъектов. Команда в нашем случае – все близко участвующие и наиболее заинтересованные в ситуации субъекты. Это и представитель
семьи ребёнка (мать, если именно она сопровождает ребёнка), его лечащий
врач, психолог, социальный педагог, ещё какое-либо лицо как непосредственный участник ситуации: воспитатель отделения, волонтёр и т.д. «Командный
подход неспецифичен, но абсолютно необходим как условие эффективного лечения жизнедеятельности ребёнка. Его суть - интеграция множества аспектов,
доступных и видимых участникам ситуации с их разных позиций, в общую работу; активное сотрудничество и учёт знаний, идей и мнений всех участников
команды в поисках подходящих решений для каждой конкретной ситуации
жизни больного ребёнка; общая заинтересованность в хорошем результате».
[6].
2. Принцип субъектности ребёнка и его семьи: усиление возможностей
ребёнка и его семьи в использовании собственных резервов в кризисной жизненной ситуации; помощь в поддержании и развитии активности, воли и эмоциональных ресурсов для организации своей жизни в новых условиях. Т.е. специалисты создают условия для самопроявления и принятия собственных решений ребёнком и его семьей, а не просто организуют для них их жизненное пространство и время.
3. Принцип презумпции «нормальности» больного ребёнка, опоры на
«здоровую», понимающую, ответственную часть его личности. Этот принцип
выражается, прежде всего, в сохранении, по возможности, «нормальной»,
обычной жизни юного пациента, избегании социальной изоляции; в построении
новых жизненных перспектив.
4. Принцип возрастного подхода. При работе с детьми следует учитывать
возраст ребенка: грудной, дошкольный, школьный, ранний и зрелый подростковый, юношеский. Естественно, в каждом возрасте свой подход. Важно учитывать возрастные особенности ребёнка в качестве его ресурса, опираться на
них при организации его внутрибольничной жизни. Нужно учитывать базовые
возрастные потребности ребёнка, его ведущие типы деятельности, доступные и
42
оптимальные для него формы общения, его когнитивные и перцептивные возрастные возможности. «В младенчестве и раннем детстве – это непосредственно-эмоциональное общение и предметная деятельность, в дошкольном возрасте
прибавляется ролевая игра. Начиная с 3 лет - мотивация достижения, с 7 лет –
мотивация компетентности, а с 12-13 лет – мотивация самоутверждения» [6].
5. Принцип индивидуального подхода с учётом уникальной ситуации
больного ребёнка и его семьи. Жизненная ситуация каждого болеющего ребёнка
– уникальна и неповторима. Необходима ориентация индивидуальную траекторию развития болеющего ребёнка.
6. Принцип учёта стадии заболевания. Возможными стадиями заболевания и лечения являются: этап восприятия диагноза, этап лечения, этап ремиссии, в некоторых случаях этап рецидива, и далее: или финальная стадия и
смерть ребёнка, или этап выздоровления. Отметим следующие направления
психолого-социального сопровождения детей и их семей на всех этапах лечения, на которые можно опираться при организации жизни ребёнка в больнице.
На этапе восприятия диагноза: поиск реалистичной точки зрения на ситуацию заболевания и необходимость внести существенные изменения в будни.
С первых моментов открытия диагноза в контексте внутрибольничной жизни
происходит обучение родителей ребенка открытой коммуникации в жизненном
кризисе.
В начальный период пребывания ребенка в лечебном учреждении самое
важное - снять напряжение, улучшить психическое состояние ребенка, укрепить его нервную систему, помочь адаптироваться к новым условиям жизни,
подготовить к дальнейшим изменениям.
На этапе лечения работа в отделении направлена на помощь в мобилизации эмоциональных ресурсов и социальных резервов, на построение открытых доверительных отношений как в семье ребёнка, так и в его более широком
социальном окружении, в том числе в команде, работающей над организацией
жизни ребёнка.
На этапе ремиссии продолжается поиск возможных эмоциональных ресурсов, делается акцент на проявлении и укреплении личной ответственности
43
пациента. Важно долгосрочное планирование и поддержка в этом, организация
помощи в решении практических проблем, поиск путей их решения.
В случае рецидива все переживают сильнейший эмоциональный шок. Соответственно, важно сконцентрировать все силы на жизнь и соответствующую
временную перспективу. Родителям здесь требуется помощь в решении практических проблем.
Если наступает финальная стадия и неизбежна смерть ребенка, то работа
ориентируется на формирование сиюминутных целей и ценностей у пациента и
его семьи, организацию открытой коммуникации всех участников ситуации.
Диалоги финальной части – важная часть жизни на этом этапе.
Наличие у ребенка злокачественных, тяжелых, смертельных заболеваний
ставит чрезвычайно трудные вопросы перед персоналом больницы: как сообщить родителям о неизбежном смертельном исходе у ребенка; как вести себя с
больными, которые еще вследствие своего возраста не могут осознать, что такое смерть, и не подозревают, что они доживают свои последние дни.
Сегодня специалисты сходятся во мнении, что родителям нужно сообщать только правду, они должны быть информированы откровенно, тогда врач,
социальный педагог и персонал приобретут себе единомышленника и помощника в работе с тяжело больным ребенком. У больного ребенка нужно всеми
способами поддерживать надежду на выздоровление. В момент смерти ребенка
самой важной является работа с родителями, так как реакция родителей может
быть самой непредсказуемой. Чаще всего у родителей бывает чувство вины, от
которого они не могут избавиться длительное время. Поэтому психологопедагогическая работа с ними должна проводиться с учетом этого факта.
При благоприятном течении заболевания наступает этап выздоровления.
Здесь также важны открытые коммуникации всех участников ситуации с целью
интеграции периода болезни в картину мира всех членов семьи. Ребёнок стоит
перед новым выходом в широкую социальную жизнь, поэтому важно помочь
ему в поиске самостоятельных решений, укрепить его уверенность по поводу
его способностей.
44
7. Принцип включенности в широкую социальную среду. «При организации жизни ребёнка в больнице участвующие в команде специалисты фасилитируют общение, взаимодействие юного пациента и его семьи с более широким
социальным окружением. Это могут быть спонсоры, неформальные детские и
общественные объединения, волонтёры, всевозможные творческие коллективы
и другие заинтересованные лица и группы. Например, может быть оказана помощь ребёнку при его возвращении в школьный класс посредством подготовки
одноклассников к его возобновлению учёбы» [6].
8. Принцип поддержания щадящей для ребёнка, энергсберегающей среды,
т.к. лишь щадящий режим позволяет ребёнку жить, болея. В первую очередь
этот принцип касается отделений детской больницы, в которых лечатся дети с
тяжёлыми хроническими заболеваниями, включающими необходимость длительного и изнуряющего лечения.
Результатом психолого-педагогического сопровождения ребенка в больнице становится новое личностное качество - адаптивность, т.е. способность
самостоятельно достигать относительного равновесия в отношениях с собой и
окружающими, как в благоприятных, так и в экстремальных жизненных ситуациях.
При работе в лечебном учреждении, особенно при работе с детьми, социальному педагогу необходимо знать основы гомилектики - психологии общения с больными, их родственниками, психологии взаимоотношений в лечебном
коллективе - между больным и врачом, больным и медсестрой. Важная задача
социального педагога - знать все те психические процессы, которые происходят
у больных, их переживания, связанное с ними поведение и необходимые при
этом мероприятия.
Таким образом, анализ литературы (М. А. Коршун, В. П. Мусина, Н. В.
Мазурова, С. П. Яцык, Л.С. Намазова-Баранова, С.Б. Лазуренко, С. М. Шарков,
С. М. Безух, С. С. Лебедева, И. К. Шац и др.) позволил нам выделить ряд преимуществ модели сопровождения:
– соответствие гуманистическим требованиям современности;
45
– универсальность применения в различных сферах и разные формы воплощения;
– нацеленность на нейтрализацию неблагополучия путем создания условий для проявления и развития позитивного в ребенке;
– эффективность использования кадровых и материальных ресурсов;
– равноправное участие и активность всех субъектов сопровождения, их
взаимодополняемость.
Более того, успешно организованное психолого-педагогическое сопровождение открывает перспективы личностного роста, помогает больному ребенку
войти в ту «зону развития», которая ему была пока еще недоступна. Реализация
системы психолого-педагогического сопровождения может обеспечить защищенность ребенка, улучшить моральный климат в больнице, повысить эффективность работы в отношении каждого конкретного маленького пациента и всего учреждения в целом.
Глава II. Практика психолого-педагогического сопровождения детей
в условиях стационарного лечения
2.1. Современный зарубежный опыт
организации жизни ребенка в больнице
Базовые требования современной педиатрии таковы: оказание не только
соматического лечения, но и минимизация стрессоров, связанных с лечением и
госпитализацией; максимально эффективное лечение при минимальных сопутствующих физических, когнитивных и психологических последствиях; учитывающее возраст, социально-экономическое положение и культурные особенности. Лечение не должно препятствовать проживанию своего возраста, нарушать
экзистенциальную динамику. Важно помочь ребенку не терять веру в себя и
родителей, не отставать от сверстников и не терять друзей, оставаться самим
собой, сохраняя позитивный образ тела, себя, своего места в семье и обществе.
Реализация этой цели предполагает компетентность лечащей команды как
в медицинском отношении, так и в самых разных сферах поддержки ребенка и
46
семьи, помогая им преодолеть или, по крайней мере, снизить психическую, финансовую, социальную дестабилизацию, создать благоприятную среду жизни.
В связи с этим сегодня в США и Канаде существует такая лицензированная профессия как специалист по организации жизни ребенка в больнице (социальные педагоги в России могут стать их аналогом). Ключевой для этой профессии можно считать идею, что «ребенок, переживающий болезнь, не перестает оставаться ребенком, и ему необходимо помогать справляться со стрессами
госпитализации, болезни, а также создавать условия для роста и развития» [29].
История появления этой профессии такова. В 1922 г. в США, в штате
Мичиган, в Mott Children’s Hospital были созданы первые игровые программы
для детей. В 1929 г. подобные нововведения появились и в одной из больниц
Нью-Йорка, а в 1936 г. - в детской больнице Монреаля (Канада). К 1949 г. в
Северной Америке действовали уже 9 таких программ.
«В 1955 г. Эмме Планк предложили разработать целостную программу,
отвечающую социальным, эмоциональным и образовательным нуждами детей в
больнице для Cleveland City Hospital. А в 1962 г. по материалам этой работы
она опубликовала книгу «Работа с детьми в больнице» («Working with Children
in Hospitals»)» [29].
«В 1965 г. инициативная группа специалистов, занимавшихся организацией жизни ребенка в больнице, собралась в Бостоне. Было решено создать
междисциплинарную организацию. Так в 1966 г. появилась Ассоциация благополучия детей и их семей в больнице (Association for the Well Being of Hospitalized Children and Their Families), которая чуть позже была переименована в Ассоциацию заботы о детях в больнице (Association for the Care of Children in
Hospitals (ACCH, 1967)), а в 1979 г. – в Ассоциацию защиты здоровья ребенка
(Association for the Care of Children’s Health). Туда входили врачи, медицинские
сестры, специалисты по организации жизни ребенка в больнице, представители
других профессий в области охраны здоровья, и родители» [29].
Достаточно быстро выяснилось, что программы, реализуемые СОЖ, не
только полезны, но и выгодны для снижения времени и сил, затрачиваемых на
формирование мотивации на лечение, снижение депрессивных реакций и кон47
фликтов детей с родителями и родителей с медперсоналом, более быстрое восстановление между курсами лечения, повышение удовлетворенности лечением
и статуса больницы. К 2005 г. насчитывалось уже около 470 программ ОЖ. Более того, в некоторых штатах постановления о работе службы закреплены законодательно. Наличие такого рода служб считается необходимым условием качества системы услуг детского здравоохранения. На 15-20 пациентов полагается один специалист в области организации жизни, работающий полный рабочий день.
«В 1970-е гг. активно разрабатывались теоретические основания, ключевые положения профессиональной практики и требования к образовательным
программам (включающим интернатуру в больнице). 1974 г. был создан комитет по организации жизни ребенка в рамках Ассоциации защиты здоровья ребенка, а в 1978 г. сформирована группа по разработке профессиональных стандартов и аккредитации» [29].
В 1982 г. был создан Совет ОЖ (Child Life Council). Активно велись эмпирические исследования. В 1986 г. была введена система профессиональной
сертификации путем аккредитации (аттестации). В 1987 г. была сформирована
канадская ассоциация специалистов по организации жизни (Canadian Association of Child Life Directors, переименована в Canadian Association of Child Life
Leaders в 1996). С 1998 г. сертификация стала осуществляться в форме экзамена. Сегодня специалисты в области ОЖ работают как в традиционных больничных условиях, так и в хосписах, лагерях, программах ранней помощи и частной практики.
Функции специалиста по организации жизни ребенка в больнице таковы:
I.
Подготовка ребенка к госпитализации и медицинским процедурам.
Еще в 1965 г. Вернон с коллегами опубликовали книгу «Психологические реакции детей на госпитализацию и болезнь» (Psychological Responses of Children
to Hospitalization and Illness), в которой изложил программу подготовки ребенка
к госпитализации. В 1972 г. М.Петрилло и С.Сангер в работе «Эмоциональная
поддержка детей в больнице» (Emotional Care of Hospitalized Children) предло-
48
жили детальное руководство по подготовке детей разных возрастов к хирургическим и диагностическим процедурам.
Таким образом, сегодня в различных странах мира накоплен богатейший
опыт внедрения немедицинских служб в детской больнице, опыт включения
социальных педагогов (специалистов по организации жизни ребенка в больнице) в лечащую команду, разработки конкретных методов и принципов социально-педагогической и психологической работы для снижения тревоги и стресса,
оптимизации развития ребенка. С нашей точки зрения, учет этого опыта может
помочь разработать действенную систему социально-педагогического и психологического сопровождения жизни ребенка в лечебных стационарах Российской Федерации.
Базовые требования современной педиатрии таковы: оказание не только
соматического лечения, но и минимизация стрессоров, связанных с лечением и
госпитализацией; максимально эффективное лечение при минимальных сопутствующих физических, когнитивных и психологических последствиях; учитывающее возраст, социально-экономическое положение и культурные особенности. Лечение не должно препятствовать проживанию своего возраста, нарушать
экзистенциальную динамику. Важно помочь ребенку не терять веру в себя и
родителей, не отставать от сверстников и не терять друзей, оставаться самим
собой, сохраняя позитивный образ тела, себя, своего места в семье и обществе.
Реализация этой цели предполагает компетентность лечащей команды как
в медицинском отношении, так и в самых разных сферах поддержки ребенка и
семьи, помогая им преодолеть или, по крайней мере, снизить психическую, финансовую, социальную дестабилизацию, создать благоприятную среду жизни.
В связи с этим сегодня в США и Канаде существует такая лицензированная профессия как специалист по организации жизни ребенка в больнице (социальные педагоги в России могут стать их аналогом). Ключевой для этой профессии можно считать идею, что «ребенок, переживающий болезнь, не перестает оставаться ребенком, и ему необходимо помогать справляться со стрессами
госпитализации, болезни, а также создавать условия для роста и развития» [29].
49
История появления этой профессии такова. В 1922 г. в США, в штате
Мичиган, в Mott Children’s Hospital были созданы первые игровые программы
для детей. В 1929 г. подобные нововведения появились и в одной из больниц
Нью-Йорка, а в 1936 г. - в детской больнице Монреаля (Канада). К 1949 г. в
Северной Америке действовали уже 9 таких программ.
«В 1955 г. Эмме Планк предложили разработать целостную программу,
отвечающую социальным, эмоциональным и образовательным нуждами детей в
больнице для Cleveland City Hospital. А в 1962 г. по материалам этой работы
она опубликовала книгу «Работа с детьми в больнице» («Working with Children
in Hospitals»)» [29].
«В 1965 г. инициативная группа специалистов, занимавшихся организацией жизни ребенка в больнице, собралась в Бостоне. Было решено создать
междисциплинарную организацию. Так в 1966 г. появилась Ассоциация благополучия детей и их семей в больнице (Association for the Well Being of Hospitalized Children and Their Families), которая чуть позже была переименована в Ассоциацию заботы о детях в больнице (Association for the Care of Children in
Hospitals (ACCH, 1967)), а в 1979 г. – в Ассоциацию защиты здоровья ребенка
(Association for the Care of Children’s Health). Туда входили врачи, медицинские
сестры, специалисты по организации жизни ребенка в больнице, представители
других профессий в области охраны здоровья, и родители» [29].
Достаточно быстро выяснилось, что программы, реализуемые СОЖ, не
только полезны, но и выгодны для снижения времени и сил, затрачиваемых на
формирование мотивации на лечение, снижение депрессивных реакций и конфликтов детей с родителями и родителей с медперсоналом, более быстрое восстановление между курсами лечения, повышение удовлетворенности лечением
и статуса больницы. К 2005 г. насчитывалось уже около 470 программ ОЖ. Более того, в некоторых штатах постановления о работе службы закреплены законодательно. Наличие такого рода служб считается необходимым условием качества системы услуг детского здравоохранения. На 15-20 пациентов полагается один специалист в области организации жизни, работающий полный рабочий день.
50
«В 1970-е гг. активно разрабатывались теоретические основания, ключевые положения профессиональной практики и требования к образовательным
программам (включающим интернатуру в больнице). 1974 г. был создан комитет по организации жизни ребенка в рамках Ассоциации защиты здоровья ребенка, а в 1978 г. сформирована группа по разработке профессиональных стандартов и аккредитации» [29].
В 1982 г. был создан Совет ОЖ (Child Life Council). Активно велись эмпирические исследования. В 1986 г. была введена система профессиональной
сертификации путем аккредитации (аттестации). В 1987 г. была сформирована
канадская ассоциация специалистов по организации жизни (Canadian Association of Child Life Directors, переименована в Canadian Association of Child Life
Leaders в 1996). С 1998 г. сертификация стала осуществляться в форме экзамена. Сегодня специалисты в области ОЖ работают как в традиционных больничных условиях, так и в хосписах, лагерях, программах ранней помощи и частной практики.
Функции специалиста по организации жизни ребенка в больнице таковы:
II.
Подготовка ребенка к госпитализации и медицинским процедурам.
Еще в 1965 г. Вернон с коллегами опубликовали книгу «Психологические реакции детей на госпитализацию и болезнь» (Psychological Responses of Children
to Hospitalization and Illness), в которой изложил программу подготовки ребенка
к госпитализации. В 1972 г. М.Петрилло и С.Сангер в работе «Эмоциональная
поддержка детей в больнице» (Emotional Care of Hospitalized Children) предложили детальное руководство по подготовке детей разных возрастов к хирургическим и диагностическим процедурам.
Таким образом, сегодня в различных странах мира накоплен богатейший
опыт внедрения немедицинских служб в детской больнице, опыт включения
социальных педагогов (специалистов по организации жизни ребенка в больнице) в лечащую команду, разработки конкретных методов и принципов социально-педагогической и психологической работы для снижения тревоги и стресса,
оптимизации развития ребенка. С нашей точки зрения, учет этого опыта может
помочь разработать действенную систему социально-педагогического и психо51
логического сопровождения жизни ребенка в лечебных стационарах Российской Федерации.
Базовые требования современной педиатрии таковы: оказание не только
соматического лечения, но и минимизация стрессоров, связанных с лечением и
госпитализацией; максимально эффективное лечение при минимальных сопутствующих физических, когнитивных и психологических последствиях; учитывающее возраст, социально-экономическое положение и культурные особенности. Лечение не должно препятствовать проживанию своего возраста, нарушать
экзистенциальную динамику. Важно помочь ребенку не терять веру в себя и
родителей, не отставать от сверстников и не терять друзей, оставаться самим
собой, сохраняя позитивный образ тела, себя, своего места в семье и обществе.
Реализация этой цели предполагает компетентность лечащей команды как
в медицинском отношении, так и в самых разных сферах поддержки ребенка и
семьи, помогая им преодолеть или, по крайней мере, снизить психическую, финансовую, социальную дестабилизацию, создать благоприятную среду жизни.
В связи с этим сегодня в США и Канаде существует такая лицензированная профессия как специалист по организации жизни ребенка в больнице (социальные педагоги в России могут стать их аналогом). Ключевой для этой профессии можно считать идею, что «ребенок, переживающий болезнь, не перестает оставаться ребенком, и ему необходимо помогать справляться со стрессами
госпитализации, болезни, а также создавать условия для роста и развития» [29].
История появления этой профессии такова. В 1922 г. в США, в штате
Мичиган, в Mott Children’s Hospital были созданы первые игровые программы
для детей. В 1929 г. подобные нововведения появились и в одной из больниц
Нью-Йорка, а в 1936 г. - в детской больнице Монреаля (Канада). К 1949 г. в
Северной Америке действовали уже 9 таких программ.
«В 1955 г. Эмме Планк предложили разработать целостную программу,
отвечающую социальным, эмоциональным и образовательным нуждами детей в
больнице для Cleveland City Hospital. А в 1962 г. по материалам этой работы
она опубликовала книгу «Работа с детьми в больнице» («Working with Children
in Hospitals»)» [29].
52
«В 1965 г. инициативная группа специалистов, занимавшихся организацией жизни ребенка в больнице, собралась в Бостоне. Было решено создать
междисциплинарную организацию. Так в 1966 г. появилась Ассоциация благополучия детей и их семей в больнице (Association for the Well Being of Hospitalized Children and Their Families), которая чуть позже была переименована в Ассоциацию заботы о детях в больнице (Association for the Care of Children in
Hospitals (ACCH, 1967)), а в 1979 г. – в Ассоциацию защиты здоровья ребенка
(Association for the Care of Children’s Health). Туда входили врачи, медицинские
сестры, специалисты по организации жизни ребенка в больнице, представители
других профессий в области охраны здоровья, и родители» [29].
Достаточно быстро выяснилось, что программы, реализуемые СОЖ, не
только полезны, но и выгодны для снижения времени и сил, затрачиваемых на
формирование мотивации на лечение, снижение депрессивных реакций и конфликтов детей с родителями и родителей с медперсоналом, более быстрое восстановление между курсами лечения, повышение удовлетворенности лечением
и статуса больницы. К 2005 г. насчитывалось уже около 470 программ ОЖ. Более того, в некоторых штатах постановления о работе службы закреплены законодательно. Наличие такого рода служб считается необходимым условием качества системы услуг детского здравоохранения. На 15-20 пациентов полагается один специалист в области организации жизни, работающий полный рабочий день.
«В 1970-е гг. активно разрабатывались теоретические основания, ключевые положения профессиональной практики и требования к образовательным
программам (включающим интернатуру в больнице). 1974 г. был создан комитет по организации жизни ребенка в рамках Ассоциации защиты здоровья ребенка, а в 1978 г. сформирована группа по разработке профессиональных стандартов и аккредитации» [29].
В 1982 г. был создан Совет ОЖ (Child Life Council). Активно велись эмпирические исследования. В 1986 г. была введена система профессиональной
сертификации путем аккредитации (аттестации). В 1987 г. была сформирована
канадская ассоциация специалистов по организации жизни (Canadian Associa53
tion of Child Life Directors, переименована в Canadian Association of Child Life
Leaders в 1996). С 1998 г. сертификация стала осуществляться в форме экзамена. Сегодня специалисты в области ОЖ работают как в традиционных больничных условиях, так и в хосписах, лагерях, программах ранней помощи и частной практики.
Функции специалиста по организации жизни ребенка в больнице таковы:
III.
Подготовка ребенка к госпитализации и медицинским процедурам.
Еще в 1965 г. Вернон с коллегами опубликовали книгу «Психологические реакции детей на госпитализацию и болезнь» (Psychological Responses of Children
to Hospitalization and Illness), в которой изложил программу подготовки ребенка
к госпитализации. В 1972 г. М.Петрилло и С.Сангер в работе «Эмоциональная
поддержка детей в больнице» (Emotional Care of Hospitalized Children) предложили детальное руководство по подготовке детей разных возрастов к хирургическим и диагностическим процедурам.
Таким образом, сегодня в различных странах мира накоплен богатейший
опыт внедрения немедицинских служб в детской больнице, опыт включения
социальных педагогов (специалистов по организации жизни ребенка в больнице) в лечащую команду, разработки конкретных методов и принципов социально-педагогической и психологической работы для снижения тревоги и стресса,
оптимизации развития ребенка. С нашей точки зрения, учет этого опыта может
помочь разработать действенную систему социально-педагогического и психологического сопровождения жизни ребенка в лечебных стационарах Российской Федерации.
54
2.2. Перспективы организации психолого-педагогического сопровождения
пациентов Детского стационара Научно-клинического многопрофильного
центра медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой
Прежде чем определить перспективы внедрения немедицинских служб в
работу больничных стационаров, сначала определим особенности организации
сопровождения детей в условиях стационарных учреждений Орловской области. Для этого проведем анализ практического опыта Детского стационара БУЗ
ОО «Научно-клинический многопрофильный центр медицинской помощи матерям и детям имени З.И. Круглой», далее – НКМЦ, который и выступил базой
нашего эмпирического исследования.
Используя комплекс исследовательских методов - анализ документов,
включенное наблюдение, беседу и метод экспертной оценки - мы, прежде всего
выявили, что НКМЦ структурно включает: перинатальный центр (ул.Жадова,
4), инфекционный корпус (ул.Лескова, 31), консультативную поликлинику (ул.
7 Ноября, 47), Центр здоровья для детей (ул. 7 Ноября, 47). На базе НКМЦ
функционирует центр выездной экстренной консультативной специализированной медицинской помощи, который ежегодно осуществляет до 400 выездов
в различные лечебно-профилактические учреждения области. Более 13 тысяч
детей осмотрены и обследованы в прошедшем году в мобильном консультативно-диагностическом центре для детей, основной задачей которого является оказание медицинской помощи детям из отдаленных районов области. Почти ежедневно по районам области колесят два огромных КАМАЗа с прицепами, в которых умещается уникальный медицинский центр с кабинетами функциональной, ультразвуковой и лабораторной диагностики. Там же ведется прием педиатра, оториноларинголога, гинеколога, стоматолога.
В Детском стационаре (ул.Октябрьская д.4) расположены следующие отделения: Приёмное отделение с койками скорой медицинской помощи круглосуточного пребывания, Травматологический пункт, Уроандрологическое отделение для детей, Психоневрологическое отделение для детей, Педиатрическое
соматическое отделение, Инфекционное отделение для новорожденных детей,
55
Кардиологическое отделение для детей, Хирургическое отделение № 1 для детей (травматологическое), Хирургическое отделение № 2 для детей (хирургическое), Хирургическое отделение № 3 для детей (оториноларингологическое),
Хирургическое отделение № 4 для детей (нейрохирургическое), Отделение анестезиологии-реанимации с палатами интенсивной терапии, Экспресс- лаборатория, Отделение диализа и экстракорпорального очищения крови, Операционное отделение, Центр лабораторной диагностики, Отделение лечебной физкультуры, Центр лучевой диагностики, Кабинет компьютерной и магниторезонансной томографии, Центр выездной экстренной консультативной медицинской помощи, Отделение детской онкологии, гематологии и аллерго- иммунологии, Централизованная стерилизационная, Трансфузиологическое отделение, Кабинет по медицинскому обслуживанию персонала, Телемедицинский
консультационный центр, Мобильный консультативно-диагностический центр
для детей.
В Детском стационаре в 2016 году получили лечение и прошли обследование более 22 000 детей.
56
Таблица 1. Коечный фонд стационаров для детей БУЗ ОО «ДОКБ имени З.И.Круглой» и его
использование
Профиль коек
1
Всего
в том числе:
аллергологические для детей
гинекологические для детей
гастроэнтерологические для детей
гематологические для детей
инфекционные для детей
кардиологические для детей
неврологические для детей
из них психоневрологические для детей
нефрологические для детей
онкологические для детей
оториноларингологические для детей
офтальмологические для детей
ожоговые
паллиативные для детей
педиатрические соматические
из них патологии новорожденных и недоношенных
детей
пульмонологические для детей
реабилитационные соматические для детей
реанимационные
из них: реанимационные для новорожденных
ревматологические для детей
токсикологические
травматологические для детей
ортопедические для детей
урологические для детей
из них:
уроандрологические для детей
абдоминальной хирургии
хирургические для детей
нейрохирургические для детей
хирургические гнойные для детей
эндокринологические для детей
Кроме того, «движение» больных новорожденных
Число коек,
фактически
развернуты
х на конец
отчетного
года
В 2016 году
поступи
ло паци- из них:
ентов –
сельских
всего,
жителей
чел
2
629
3
22016
4
10486
16
2
22
6
89
11
37
37
17
14
27
4
5
2
44
453
28
745
81
4198
458
1227
1227
500
340
1347
45
102
1
1547
185
11
408
24
1521
259
587
587
203
209
619
28
49
37
2
8
51
30
8
1
28
14
23
1422
15
53
461
12
24
235
80
1143
363
1088
109
41
456
222
550
23
1088
550
27
10
9
10
X
1363
336
432
334
983
756
127
215
172
373
555
57
В 2016 году
Профиль коек
1
Всего
гинекологические для детей
гастроэнтерологические для детей
гематологические для взрослых
гематологические для детей
инфекционные для детей
кардиологические для детей
неврологические для детей
из них психоневрологические для детей
нефрологические для детей
онкологические для детей
оториноларингологические для детей
офтальмологические для детей
ожоговые
паллиативные для детей
педиатрические соматические
из них патологии новорожденных и
недоношенных детей
пульмонологические для детей
реабилитационные соматические для
детей
реанимационные
из них: реанимационные для новорожденных
ревматологические для детей
Токсикологические
травматологические для детей
ортопедические для детей
урологические для детей
из них уроандрологические для детей
хирургические для детей
нейрохирургические для детей
хирургические гнойные для детей
эндокринологические для детей
Кроме того, «движение» больных новорожденных
выписано пациентов, чел
всего
6
21956
38
755
81
4218
464
1217
умерло,
чел
всего
7
60
1
Проведено
пациентами
койко-дней
всего
8
181240
289
6241
676
24399
4510
12691
1217
402
358
1341
49
108
1
1482
12691
6367
4857
9240
218
1035
296
20063
1369
19320
30
163
55
59
38
4160
2356
162
8776
4237
7235
7235
6621
2294
3500
3820
19
11160
225
83
1116
389
1216
1216
1237
326
485
339
918
605
7663
Методами анализа документов и беседы с персоналом учреждения мы
выяснили, что в 2014 году тогда еще в БУЗ ОО «Детская областная клиническая больница им. З.И. Круглой» была открыта психологическая служба, где
начали работу клинические психологи совместно с деятельностью психологов
58
общероссийского «Телефона доверия». С 1 марта 2017 г. эта служба была переименована в Центр психического здоровья детей и функционирует на базе
Клинико-диагностического центра (г.Орёл, ул. 7-е Ноября, д.47), а работа «Телефона доверия» прекратила свое существование с 30 июня 2017 г.
Сегодня в Центре психического здоровья детей работают 2 психолога и 2
клинических психолога, по совместительству врач-нейропсихолог, приезжающий из Москвы 2-3 раза в месяц на 1-2 дня для диагностики и лечения детей.
Все свои функциональные обязанности стараются выполнять в соответствии с
европейскими стандартами. Заявки на консультацию детей они получают по
телефону или в отделениях неврологии и урологии, где ведется специальный
«Журнал консультаций психолога».
Активная работа психологов в соматических больницах – это проявление
современного подхода к оказанию медицинской помощи, где большое внимание уделяется не только соматическому, но и эмоциональному состоянию пациента. Это значит, что традиции региональной медицины меняются, она становится более открытой, ориентированной не только на физическое, но и на
душевное здоровье пациентов.
Основные причины обращений к психологам в связи с проблемами детей
и членов семьи пациента – это перепады настроения и страхи, трудности во
взаимоотношениях детей с родителями (родственниками) и наоборот; госпитализм, астения, подготовка к новым этапам лечения. А также нарушения лечебного режима и рекомендаций врача; различные ограничения и изменение пищевого поведения, обусловленные лечением; боль.
Методами экспертной оценки сотрудников и анализа документов Центра
психического здоровья детей мы получили следующие данные об основных
факторах, провоцирующих проблемы дезадаптации детей-пациентов к условиям пребывания в стационаре:

в 34% случаев - болезненные медицинские манипуляции;

физическое недомогание из-за самой болезни - у 22 %,

неизвестность предстоящих процедур вызывает стресс у 16 % детей;

невозможность заниматься любимым делом и быть дома — 15 %.
59

неизвестность срока пребывания в больнице - у 12 %,

незнакомое окружение - у 6 %.
Субъектами взаимодействия в процессе медико-психологического сопро-
вождения лечебного процесса являются не только дети-пациенты, но и их родители, медицинский персонал, трудовой коллектив отделений больницы. На
практике:70% - неврологические консультации, 15% - «педиатрия», 15% - все
остальные отделения. Высокая стрессогенность работы медицинского персонала, постоянное столкновение с эмоциональными реакциями и переживаниями
больных и их близких обусловливает необходимость при оказании помощи детям одновременной психологической работы с персоналом, так как ни один медицинский работник не застрахован от эмоционального выгорания (особенно
если он работает с детьми с тяжелыми заболеваниями): должна быть поддержка, консультация, обмен опытом, необходимо профессиональное обсуждение
случаев (супервизия).
Клинические психологи-сотрудники Центра психического здоровья детей
рассказали нам о следующих специфических особенностях их работы в условиях стационара:
1. Назначение консультации психолога почти всегда исходит от лечащего врача, а не от самого ребенка или его родителей. Такие условия встречи психолога с пациентом связаны с недостаточной информированностью и мотивацией детей и родителей. Это создает определенные сложности в работе. Так,
консультация может восприниматься как регулирующая, контролирующая или
даже карающая мера, вызывать негативные переживания, что затрудняет создание доверительного контакта между психологом и ребенком.
2. Взаимодействуя с ребенком и родителями, психолог исходит из профессионального этического кодекса, однако в лечебном процессе часто встречаются случаи, когда врачи и медицинский персонал свободно оперируют конфиденциальной информацией, полученной психологом.
3. Работа клинического психолога ограничена временем госпитализации
ребенка, подстроена под правила внутреннего распорядка детской больницы и
расписание лечебных процедур. Время госпитализации может быть разным (от
60
нескольких дней до нескольких месяцев), что влияет на форму, содержание, количество и длительность встреч. Положительные результаты не всегда очевидны.
Включенное наблюдение и беседа с сотрудниками Детской больницы
позволили выявить, что в каждом отделении работают воспитатели,
обязанности которых таковы:
1.
Работать честно и добросовестно, в соответствии с должностными
инструкциями.
2.
Соблюдать дисциплину труда, использовать все рабочее время для работы
с детьми.
3.
Планировать и организовывать жизнедеятельность детей, осуществлять
их воспитание.
4.
Проводить повседневную работу, обеспечивающую создание условий для
соблюдения лечебно-охранительного режима.
5.
Использовать разнообразные приемы, методы и средства воспитания.
6.
Совместно с медицинскими работниками обеспечивать сохранение и
укрепление здоровья детей.
7.
Организовывать и обеспечивать выполнение детьми режима дня.
8.
Организовывать досуг детей с учетом их возраста, индивидуальных
особенностей и состояния здоровья.
9.
Организовывать с учетом возраста детей работу по самообслуживанию.
10.
Следить за соблюдением детьми техники безопасности.
11.
Проводить работу по профилактике неправильного поведения и вредных
привычек.
12.
Взаимодействовать с родителями и лицами, их заменяющими.
13.
Обеспечивать благоприятный эмоционально-психологический климат в
детском коллективе.
14.
Участвовать в работе педсоветов.
15.
Систематически повышать свою квалификацию, вести работу по самооб-
разованию.
16.
Осуществлять (по мере возможности) дополнительное образование детей,
61
способствовать развитию детского творчества (рисование, лепка, аппликации,
работа с бумагой, работа с природными материалами и т. д. )
Ежедневный план-схема работы воспитателя:
1.
Проверка внешнего вида детей и палат.
2.
Организация детей на завтрак и проведение завтрака.
3.
Организация детей на врачебный обход и выполнение лечебных процедур.
4.
Организация детей на учебные занятия.
5.
Организация игровой деятельности детей с учетом их возраста, интере-
сов и индивидуальных особенностей (чтение книг, настольные игры, пазлы,
рисование, аппликации, просмотр детских фильмов и т. д.)
6.
Беседа с детьми по возрастам на этические, нравственные, лечебно-
профилактические темы (санитарно-просветительская работа).
7.
Индивидуальная беседа с «трудными» детьми.
8.
Беседа с вновь поступившими детьми о правилах поведения в отделе-нии
и правилами хранения продуктов.
9.
Прогулка на свежем воздухе, игры.
10.
Подготовка детей к обеду, проведение обеда (мытье рук, контроль осанки
и культуры поведения, контроль кормления детей, находящихся на постельном
режиме).
11.
Подготовка детей к «тихому часу», контроль его соблюдения.
12.
Организация и проведение полдника.
13.
Прогулка на улице (по возможности).
14.
Организация вечернего досуга детей.
15.
Беседа с родителями на педагогические темы.
16.
Организация детей на вечерние процедуры и подготовка ко сну.
17.
Организация и проведение праздничных утренников, выставок детского
творчества, дней рождения детей.
18.
Работа по оформлению и оснащению игровой комнаты.
Свободное от лечебных процедур время ребят школьного возраста за-
полняется воспитательными и учебными мероприятиями, которые соответст-
62
вуют школьной программе для того, чтобы учащиеся не испытывали дискомфорт при возвращении в обычную среднюю общеобразовательную школу.
Более подробно хочется остановиться на описании работы Отделения
онкологии, гематологии и аллергоиммунологии. В настоящее время в структуре отделения на 38 коек: детская онкология – 15 коек, гематология – 6, аллергология-иммунология – 16, паллиативная помощь – 1 койка. Отделение оборудовано в соответствии со стандартами оказания детской онкологической помощи отдельными асептическими боксами с изолированной вентиляционной системой. Организован процедурный кабинет для разведения химиопрепаратов и
манипуляционная для проведения пункций костного мозга, трепанобиопсий,
люмбальных пункций и других диагностических и лечебных манипуляций,
оборудованная наркозным аппаратом для проведения манипуляций под общим
наркозом. Помощь оказывается в круглосуточном и дневном стационаре по
специальностям детская онкология, гематология, аллергология и иммунология.
В коллективе работают 2 гематолога, 1 детский онколог, 1 аллергологиммунолог, 1 педиатр, имеющий степень кандидата медицинских наук, 2 воспитателя.
Неоценимую помощь отделению оказывают волонтерские организации,
благотворительные фонды («Подари жизнь», «Богоявленская семья», «Фонд
Константина Хабенского»), учебные учреждения города (академия ФСО РФ) и
отдельные орловские меценаты (Куницына Татьяна Олеговна, Потомская Наталья Рафаэлевна). Благодаря им, есть возможность оказания адресной материальной помощи семьям малоимущих пациентов и проведения высокотехнологичных и дорогостоящих исследований в ведущих центрах страны.
Дети, больные раковыми и иммунными заболеваниями в силу особенностей лечения и неизбежных осложнений химиотерапии имеют определенные
ограничения для повседневной жизни. В связи с повышенной склонностью к
инфекционным заболеваниям на фоне подавления иммунной системы, они вынуждены длительно (порой месяцами и даже годами) находиться в закрытых от
проникновения микробов асептических боксах. На период лечения им нельзя
посещать обычную школу, находиться в тесных коллективах, необходимо но63
сить специальные защитные маски придерживаться определенных диетических
и гигиенических ограничений. Здоровые сверстники и их родители зачастую не
понимают и боятся таких детей.
Неравнодушными к данной проблеме стали работники сферы образования Орловской области, школьники-волонтеры и их родители. С декабря 2015 г
клиника стала тесно сотрудничать с МОУ «Лицей №22» г. Орла. Учащиеся лицея взяли шефство над отделением детской онкологии, гематологии и аллерго–
иммунологии и активно принимают участие в жизни маленьких пациентов –
организуют развлекательные мероприятия, концерты, конкурсы, совместные
новогодние праздники с подарками от Деда Мороза. Все это морально поддерживает больных детей. Важно, что это общение не противопоставляет больных
детей здоровым и не стимулирует чувство жалости у последних, а, наоборот,
делает отношения между сверстниками равноправными, объединяет, учит пониманию и взаимопомощи.
Вообще, главная миссия НКМЦ - child friendly hospital - клиника, благожелательная к ребёнку. Реализация этой миссии невозможна без благотворительной помощи. В рамках ежегодной благотворительной акции «Рождественский подарок» артисты театра «Свободное пространство» привозят пациентам
отделения онкологии, гематологии и аллергоиммунологии выездные спектакли.
Для театра «Свободное пространство» такие встречи с ребятами стали уже доброй традицией. Актеры дают благотворительные утренники и спектакли, сохраняя и поддерживая огромную детскую веру – веру в чудо!
Расширяет арт-пространство клиники дружба с Орловской детской школой изобразительных искусств и ремёсел, преподаватели которой периодически
проводят мастер-классы, погружая пациентов отделения в прекрасное, знакомя
с техниками декоративно-прикладного творчества и рисования. Дни искусства
организует и Объединённый литературный музей, и фонд «Культурное движение». На протяжении всей Святочной недели для пациентов НКМЦ проводились мастер-классы по лепке вареников, созданию вкуснейших десертов и мини-бургеров, по росписи имбирных пряников. Выступают фокусники и музыканты.
64
Благотворители и спонсоры помогают покупать необходимое оборудование для работы НКМЦ. Последним примером может стать открытие отделения
реабилитации, в которое кампания «Главпродукт» вложила более двух с половиной млн. рублей, купив более 50 единиц медицинской техники: мягкие модули, многофункциональные мячи, шведские стенки с профилактором Евминова,
тренажёры Гросса и «Мотомед», динамические вертикализаторы, ортезы, утяжелители, костюмы Гравистат, канадские опорные трости, тренажёры для детей
разных возрастов. Список оборудования внушителен. Все эти средства для реабилитации будут служить одной цели - возвращению детей к максимально полноценной жизни.
Четыре года назад была запущена в жизнь благотворительная акция по
озеленению клиники. Участвовать в ней мог любой неравнодушный житель города или области. В течение полугода детская больница принимала комнатные
цветы, саженцы и семена. Растения привозили и по одному, и целыми машинами. Все экземпляры попадали в умелые руки ландшафтного дизайнера больницы. Сегодня бывшие скучные лестничные пролёты превратились в живые уголки. А перед клиникой развернулся цветущий сад, который оживает с первыми
весенними лучами. Цветы в клинике – это не только красиво, но и полезно.
Хлорофитум, например, выделяет большое количество кислорода, герань предотвращает развитие ангины и бронхита, а цитрусовые убивают микробы.
Сделать пространство больницы более уютным и красивым также помогают благотворители. Первый творческий подарок клинике в конце 2015 года
сделал заслуженный художник Российской Федерации Никас Сафронов. Этим
презентом для многопрофильного центра стала картина художника «Воспоминания о детстве». Спустя полгода на международном симпозиуме «Арттерапия: синтез науки, медицины и искусства», который прошёл в г.Москве,
президент Российской академии художеств, народный художник России, посол
доброй воли ЮНЕСКО Зураб Церетели передал в дар клинике свои графические работы для оформления нового параклинического корпуса.
Следующими арт-подарками стали работы членов отделения Союза художников и воспитанников художественной школы. От натюрмортов до пейза65
жей, от ярких моментов сельской жизни до провинциальных городских зарисовок - всё это, по замыслу художников, позволит пациентам забыть о больничной атмосфере и отвлечь от мыслей о болезни.
В преддверии нового 2017 года объединенный литературный музей и отделение Союза художников сделали творческий подарок. Более трёх десятков
картин украсили стены клиники. Пространство клиники помогают сделать ярче и волонтёры. В прошлом году новое отделение офтальмологии подготовила
команда художников. Благодаря их стараниям на стенах «поселились» герои из
мультфильмов: Angry Birds, Губка Боб, команда Смурфиков, госпожа Фрекен
Бок, доктор Джон Зойдберг и другие персонажи. Седьмой этаж параклинического корпуса НКМЦ также украсила команда художников-волонтёров. Выпускники и студенты Орловского художественного училища имени Г.Г. Мясоедова отделения «Дизайн среды» оформили пространство Центра реабилитации,
паллиативной помощи и социальной педиатрии.
В середине 2014 года на территории клиники появилась игровая площадка, которой не было у клиники уже более двадцати лет. А реализовали мечту
Орловский клуб волонтеров и компания «Централ Партнёршип». Всего за пару
дней старый пустырь во внутреннем дворе больницы превратился в добротную
игровую зону. Главными посетителями детского комплекса стали пациенты. Те,
кому можно покидать пределы больничных палат. Это ребята из педиатрического, неврологического, урологического и травматологического отделений.
Раньше их прогулки ограничивались аллеями «Дворянского гнезда», после открытия игровой зоны досуг ребят стал более разнообразным. В июне 2016 в игровой комнате травматологического отделения появился стол для футбольных
матчей. Такой подарок ребятам сделали благотворители - орловские бизнесмены.
Прихожане Богоявленского собора - волонтеры ОО «Богоявленская семья» стали частыми гостями в детской больнице. Они посещают отделение для
новорождённых детей и передают малышам, от которых отказались родители,
необходимые предметы гигиены: подгузники, влажные салфетки, ватные палочки, детский крем, их православные волонтёры закупают с помощью спонсо66
ров и прихожан. Другими направлениями деятельности волонтёров становятся
пополнение коробок храбрости «Коробки храбрости», этот проект начал свою
жизнь в 2014 году. Источник бесстрашия для маленьких пациентов находится
рядом с процедурной в отделении онкологии, гематологии и аллергоиммунологии. В «Коробках храбрости» хранятся небольшие игрушки: пазлы, небольшие
куклы, маленькие машинки, раскраски и прочие радости, которые помогают
скрасить досуг ребят, оказавшихся в больничных палатах. Благодаря подаркам
из коробки маленькие пациенты могут компенсировать и утешить боль от укола
или процедуры.
Волонтеры ОО «Богоявленская семья» оказывают социальную помощь и
таким пациентам клиники, как дети-сироты, которым очень не хватает внимания и заботы. С ними волонтеры часто проводят встречи и совместные игры.
Для привлечения дополнительного внимания горожан движения «Богоявленская семья» (Орёл), «Добрые сердца» (Мценск) и Молодежный отдел Ливенской епархии совместно с компанией «Чистый город» в августе 2016 года провели акцию «Сдай макулатуру - помоги детям-отказникам!». Деньги, полученные в результате, пошли на помощь детям.
26 ноября 2016 года прошла благотворительная акция «Безумное чаепитие», организатором которой выступила детская больница при поддержке благотворительного фонда «Подари жизнь». Его ежегодно устраивают в разных
уголках России и мира в день рождения фонда. Во время чаепития гости ближе
познакомились с онкологическим отделением НКМЦ. За последний год фонд
сделал для лаборатории центра два важных подарка. Ими стали гематологическая цитоцентрифуга и автоматический анализатор лекарственного мониторинга. Последний позволяет провести точный безопасный индивидуальный подбор
дозы препарата для конкретного пациента, что особенно важно для лечения детей с онкологическими заболеваниями. Ещё одно направление помощи фонда обучение по программам «Дальние регионы» и «Лечим вместе». Образовательные проекты специалистов клиники также требуют затрат. Зарубежное обучение, стажировки, обучение эксклюзивным методикам, оплата доступа к между-
67
народным электронным библиотекам - сегодня врач должен постоянно учиться,
чтобы ещё более эффективно помогать своим пациентам.
Сегодня клиника работает над проектом развития трансплантации костного мозга, а также расширяет возможности реабилитационной службы. В рамках развития реабилитационных возможностей для наших пациентов необходимо восстановление бассейна, открытие сенсорных комнат, флоат-камеры
(камеры сенсорной депривации), иммерсионной ванны (имитация невесомости). Клинике постоянно требуются дорогостоящие расходные материалы для
пациентов отделений онкологии и гематологии, неонатологии, ожоговых больных, для электрохирургии и эндоскопии. Для безопасности пациентов необходимо развитие системы связи "палата-пост", а также организация дополнительного видеонаблюдения. Для комфорта тех, кто попал в больничные стены, помогут обустройство игровых комнат, игровых площадок на территории клиники, организация wi-fi.
Таким образом, мы в процессе эмпирического исследования выявили,
что в учреждении основное внимание воспитателей отделений и психологов
отводится реализации функций «организация больничной среды» и «развлечение и отвлечение» (организации праздников, интересных встреч и мероприятий). Вместе с тем, в Детском стационаре нет специализированной социальнопедагогической службы и ни одного социального педагога или специалиста по
социальной работе, которые реализовывали бы систему мероприятий по защите
прав, здоровья и жизни детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной
ситуации в больничных условиях.
В силу этого, с нашей точки зрения, целесообразно в НКМЦ открыть
Центр (отделение или кабинет) социально-педагогической помощи с целью организации и проведения социально-психолого-педагогического сопровождения
детей, находящихся на лечении в ДБ, и их семей; обеспечения междисциплинарного и межсекторального взаимодействия сотрудников ДБ при подготовке и
осуществлении индивидуальных программ медико-социальной помощи и реабилитации.
68
Возможными направлениями деятельности такого Центра мы видим
следующие:
1)
Выявление больных детей и подростков, находящихся в трудной жизнен-
ной ситуации, угрожающей их развитию и здоровью.
2)
Подготовка ребенка к госпитализации и медицинским процедурам.
3)
Предварительная, предгоспитальная ориентация и информация.
4)
Встреча ребенка в больнице.
5)
Снижение дистресса, тревоги и страха, связанных с госпитализацией и
болезнью через моделирование, информирование, формирование навыков совладания, проведение игр, помогающих ребенку справиться с болезненными
процедурами.
6)
Развлечение и отвлечение (организация праздников, интересных встреч и
мероприятий).
7)
Содействие росту и развитию ребенка, поддержание непрерывности
жизни
8)
Поддержка родственников ребенка (родителей, сиблингов, прародите-
лей)
9)
Организационная, учебно-методическая и просветительская работа с
ближайшим социальным окружением детей (работа с соседями, со школьными
учителями, медицинским персоналом поликлиник и больницы). В частности,
необходимо организовать систематическое повышение знаний медицинского
персонала в области деонтологии и детской медицинской психологии.
10)
Организация больничной среды как арт-пространства для соци-
ально-средовой реабилитации детей, проходящих лечение в больнице (изменение дизайна палат; «больничная клоунада» - с помощью волонтеров из орловского цирка проведение игр с клоунами и фокусниками и т.д.).
При проведении арт-терапевтических занятий с детьми обязательно нужно соблюдать следующие организационно-методические принципы:
1. Завершенность действия. Часто дети не могут уложиться во время, отводимое расписанием на занятие. Однако, для развития эмоционально-волевой
сферы важна завершенность процесса. Ибо, незаконченное действие отвлекает
69
внимание детей, дестабилизирует их состояние. Поэтому педагоги всегда дают
ребенку закончить рисунок и любой другой процесс.
2. Чуткость реакции. Педагоги должны всегда чутко реагировать на актуальное состояние ребенка. Если ребенок в данный момент находится в «нерабочем состоянии», ему предлагается задание, занятие, «выравнивающее» состояние и необременяющее его: рисование, прослушивание аудиозаписей и пр.
3. Подбор музыки «от ребенка». Создание индивидуальных программ.
Эффективной арт-терапевической технологией является сказкотерапия и, в
частности, медитативные сказки (см. Приложение 2)
В Центре может быть реализована следующая, разработанная нами Программа психолого-педагогического сопровождения соматически ослабленных
детей младшего школьного возраста в условиях Детского стационара НКМЦ с
применением метода арт-терапии (представлена в Приложении 1).
Предполагаемые результаты работы Центра:
 дети научатся понимать сущность своих проблем, различать состояние
нормы и отклонений от нее, рассчитывать свои ресурсы при планировании своей жизни и принятии решений в стереотипных и нестандартных ситуациях, овладеют тактикой оказания помощи и самопомощи, умениями использования
медицинских средств (лекарств, аппаратов, массажа, дыхания и т.д.) при ухудшении состояния;
 дети будут демонстрировать меньшее сопротивление, неадекватные механизмы психологической защиты в нестандартных ситуациях, что привет к
снижению их конфликтности в отношениях с персоналом детской больницы и
другими пациентами;

станут более самостоятельными в быту и жизнедеятельности стационара,
в определении линии собственного поведения; понизится уровень тревожности,
улучшится самочувствие детей и их родителей;
 снизится средний койко-день пребывания больного и тяжесть течения заболевания, улучшатся показатели общего состояния, физической активности,
реадаптации в дошкольном учреждении и школе.
70
Помимо улучшения психоэмоционального состояния детей, оптимизации
их лечения, снижения рисков обострения болезни, психолого-педагогическое
сопровождение дает ребенку и его родителям инструменты, позволяющие адекватно строить взаимоотношения с окружающими, сохраняя чувство собственного достоинства, воспринимать себя как личность, имеющую право на уважение со стороны других людей. Всё это повысит уровень социального благополучия ребенка и его семьи.
Вместе с тем, с нашей точки зрения, необходимо внедрять в региональную практику модель дневного пребывания детей в стационаре, поскольку организация лечебно-диагностического процесса, полнота проводимых мероприятий в условиях дневного пребывания существенным образом не отличаются от
обычного стационарного лечения. В период восстановления после купирования
острых признаков заболевания и получения отчетливого клинического эффекта
дневное пребывание ребенка в стационаре при получении необходимого объема лечебных, консультативных, лабораторно-диагностических услуг в сочетании с домашним режимом в вечернее и ночное время, несомненно, повысит
эффективность реабилитационных мероприятий, а также высвободит ресурсы
Детского стационара. Таким образом, для определенного контингента больных
детей, страдающих длительными хроническими заболеваниями, без угрозы витальных осложнений, модель дневного пребывания в стационаре может быть
признана оптимальной.
71
Заключение
Итак, в итоге нашего исследования следует еще раз сказать, что дети,
оказавшиеся в трудной жизненной ситуации по состоянию своего здоровья и
проходящие лечение в стационарных учреждениях здравоохранения, испытывают сильнейший психологический стресс. Они не только оторваны от привычной обстановки и близких людей, ограничены в движениях и общении, но и
становятся объектом болезненных манипуляций и процедур. Появляются
страх, напряженность, ожидание неприятностей и боли. Ребенок теряет чувство
собственной безопасности, которое является одним из основополагающих мотивов жизни. Всё это может замедлить психическое и физическое развитие ребенка, снизить уровень его адаптации к окружению, иммунный статус ребенка,
уменьшить сопротивляемость организма к инфекциям и тем самым ухудшить
прогноз проводимой терапии.
Для предотвращения больничного стресса у детей необходимо в каждом
медицинском стационаре организовать службу психолого-педагогического сопровождения - осуществления пролонгированной социально-педагогической и
психологической помощи, которая предполагает не «исправление недостатков
и переделку», а поиск скрытых ресурсов развития ребенка или семьи, опору на
его собственные возможности и создание на этой основе психолого- педагогических условий для восстановления связей с миром людей.
Цель психолого-педагогического сопровождения ребёнка в больничном
стационаре - создать такую жизненную среду, в которой он мог бы развиваться;
не только удовлетворять, но и формировать широкий круг своих потребностей;
получать поддержку от близкого и отдалённого социального окружения в «преодолении» болезни; «черпать ресурсы и силы для лечения и продолжения
«нормальной» жизни. Результатом психолого-педагогического сопровождения
ребенка в больнице должно стать новое его личностное качество - адаптивность, т.е. способность самостоятельно достигать относительного равновесия в
отношениях с собой и окружающими, как в благоприятных, так и в экстремальных жизненных ситуациях.
72
Анализ практики работы Детского стационара БУЗ ОО «Научно- клинический многопрофильный центр медицинской помощи матерям и детям имени
З.И. Круглой» показал, что в учреждении в свободное от лечебных процедур
время основное внимание воспитателей и психологов отводится реализации
функций «организация больничной среды» и «развлечение и отвлечение» (организации праздников, интересных встреч и мероприятий). Вместе с тем, в больнице нет специализированной социально-педагогической службы и ни одного
социального педагога или специалиста по социальной работе, которые реализовывали бы систему мероприятий по защите прав, здоровья и жизни детей и
подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации в условиях стационара.
В силу этого, мы сочли необходимым предложить в Детском стационаре
открыть Центр (отделение, кабинет) социально-педагогической помощи с целью организации и проведения социально-психолого-педагогического сопровождения детей, находящихся на лечении, и их родителей; обеспечения междисциплинарного и межсекторального взаимодействия сотрудников больницы
при подготовке и осуществлении индивидуальных программ медико- социальной помощи и реабилитации.
Деятельность этого центра будет эффективной при условии:
- наличия социально-педагогической стратегии работы в условиях больничного учреждения, ориентированной на превентивно-профилактический
подход к работе с детьми, имеющими проблемы в здоровье;
- дифференцированного подхода к отбору средств, видов деятельности в
зависимости от характера заболевания и меры ограниченности возможностей
ребенка;
- активизации жизненного потенциала и субъектной позиции личности
ребенка и его родителей при реализации социально-педагогических программ,
построенных на сочетании конкретности (отражения отдельных, единичных
черт воспитательного процесса при данных обстоятельствах) и непрерывности
(связи с опытом воспитания конкретного ребенка в семье, школе или дошкольном учреждении, в другом стационаре, изменениями в состоянии его здоровья в
73
данный момент); развития у детей интереса к миру, людям, самому себе, формирование позитивного самоосознания и самооценки; приобщения к ценностям здоровья, постепенному осознанию себя и своих возможностей.
Кроме того, мы предлагаем внедрять в региональную практику модель
дневного стационара для детей в период их восстановления после купирования
острых признаков заболевания и получения отчетливого клинического эффекта.
Проведенное исследование не исчерпывает всех аспектов проблемы. На
наш взгляд, нуждаются в дальнейшем изучении особенности организации социально-педагогической работы в условиях больничного стационара с детьми
разного возраста, построение дифференцированных в зависимости от возраста
и заболевания пациентов программ, направленных на обеспечение социального
благополучия ребенка и его семьи.
74
Список литературы
1.
Абрамова, Г. С. Психология в медицине: Учебное пособие / Г. С. Абрамова, Ю. А. Юдчиц.- М.: ЛПА «Кафедра - М», 1998. - 272с.
2.
Агеева-Подобед, И. Б. Психологическая и социально-культурная адаптация детей к условиям стационарного лечения//Педиатрический вестник Южного Урала – 2014. - № 1–2. – С.100-103.
3.
с.
Александер, Ф. Психосоматическая медицина. – М.: ГЕРРУС, 2002. – 296
4.
Ананьев, В.А. Практикум по психологии здоровья. Методическое пособие по первичной специфической и неспецифической профилактике. – СПб.:
Речь, 2007. – 320 с.
5.
Аринцина, И.А. Опыт работы медицинского психолога в детском многопрофильном стационаре / Юбилейный сборник научных трудов (к 10-летию
кафедры клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена). – СПб.: НП Стратегия будущего, 2010. – С. 213-220
6.
Аралова М.П.Системный подход к организации жизни ребёнка в больнице
(на примере детей с онкопатологией). [Электронный ресурс]
http://voeto.ru/nuda/sistemnij-podhod-k-organizacii-jizni-rebenka-vbolenice/main.html
7.
Беляева, М.А. Социальная работа и социокультурная деятельность с
семьей ребенка-инвалида: учеб. пособие/М. А. Беляева. - Екатеринбург: Уральский гос. пед. ун-т, 2009. - 247 с.
8.
Вачков И. В. Психология для малышей / И.В. Вачков. – М.: Издательство
«Ось», 1998. – 108 с.Васягина, Н.Н. Обучение как форма психологопедагогического сопровождения родителей// Педагогическое образование в
России. – 2011. №3. –С. 126-132.
9.
Веселкова, К.Е.Сопровождение социально-психологической адаптации
подростков с тяжелыми физическими травмами// Теория и практика общественного развития – 2011. - № 7. – С.136 – 141.
10. Григорьев, А.С. Медико-экономические проблемы организации стационарной помощи детям в условиях реформы здравоохранения. Автореф...к.и.н. –
СПб, 1996. – 18 с. – С.15.
11. Грищенкова Е.Н. Деятельность социального педагога в медицинских учреждениях, осуществляющих стационарное лечение //Молодой учёный – 2011,
№ 7 (30) . Том II . – С.90 -94.
12. Дунай В.И., Чепик Ю.И. Психология больного ребенка: курс лекций / Дунай. В.И., Чепик Ю.И. — Минск: БГУ, 2006.—93с.
13. Жукова И.А., Нелидкин А.М., Кислова Н.И. Медико-социальная работа с
несовершеннолетними в детской поликлинике//
Социально-экономические
аспекты современного общества. Межвузовский сборник научных трудов. –
2016. - С.40-48
75
14. Исаев, Д. Н. Психосоматическая медицина детского возраста /Д. И. Исаев. – СПб.: Специальная литература, 1996. – 454 с.
15. Кайл, Р. Детская психология: Тайны психики ребёнка / Р. Кайл. – СПб.:
Прайм – ЕВРОЗНАК, 2002. – 416с.
16. Каплунов, К.О. Оптимизация отношений врача и родственников ребенкапациента в клинике детских инфекций. Дисс... к.м.н. - Волгоград – 2014. – 146
с. - С.33-35.
17. Кисилева, М.В. Арт-терапия в работе с детьми/ М.В. Киселева. – СПб.:
Речь, 2014. – 156 с.
18. Клипинина Н.В., Хаин А.Е., Кудрявицкий А.Р., Никольская Н.С., Евдокимова М.А., Стефаненко Е.А. Психологические принципы организации «помогающего пространства» в детских лечебных учреждениях//Организация «помогающего пространства» в детских лечебных учреждениях. – Москва: Фонд
«Подари жизнь», 2013. – 24 с.
19. Коробчанский, В.А., Красникова, С.А., Шмулич, В.К., Старусева, В.В.,
Шмулич, О.В. Проблемы психологической адаптации детей раннего возраста в
педиатрических стационарах// Здоровье ребенка – 2010. - №6 (27).
20. Коршун, М.А. Психологическое сопровождение детей, находящихся на
длительном лечении в стационаре больницы. Магистерская диссертация. Науч.
руководитель Н.В. Гапанович-Кайдалов. – Гомель: УО «Гомельский государственный университет им. Франциска Скорины», 2012. – 68 с.
21.
Кулаков С.А. Основы психосоматики. – СПб., 2003.
22. Лазуренко, С. Б., Павлова, Н. Н. Организация психолого-педагогической
помощи новорожденному ребенку с перинатальным поражением ЦНС в стационаре второго этапа выхаживания//Специальное образование. - 2012. - № 3. –
С.49-57.
23. Лакосина, Н. Д. Медицинская психология / Н. Д. Лакосина, Г. К. Ушаков.
- М.: Медицина, 1984. - 324с.
24. Лебедева Л. Д. Способ экспресс-коррекции эмоционального состояния:
Патент на изобретение РФ № 2420233 // Изобретения. Полезные модели. Официальный Бюллетень Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. М., 2011. № 16.
25. Лебедь, О. Л., Гусева, М. А., Цейтлин, Г. Я. Особенности социально- педагогической работы с семьями, оказавшимися в сложной жизненной ситуации
в связи с онкологическим заболеванием у ребенка// Социальная педагогика –
2013. - №5. – С.27–33.
26. Маврин С.А., Мануйлова Л.М., Мордык А.В., Плеханова М.А. Роль социально-педагогической поддержки в решении проблем детского туберкулёза //
Сибирское медицинское обозрение. – 2011. – № 6 (72). – С. 3-8.
27. Мазурова, Н.В., Яцык, С.П. , Намазова-Баранова, Л.С., Лазуренко, С.Б.,
Шарков С.М. Психологическое сопровождение семьи на этапе лечения ребенка
76
в медицинском стационаре (на примере отделения уроандрологии)//Педиатрическая фармакология – 2013- Том 10, №3. – С.45-49.
28. Малова, Ю.В., Федунина Н.Ю. Система организации жизни ребенка в
больнице. Зарубежный опыт и отечественные перспективы.// Консультативная
психология и психотерапия. - 2008. № 1. [Электронный ресурс]
http://psyjournals.ru/mpj/2008/n1/Malova_Fedunina.shtml
29. Мальцева, А.В.Содержание деятельности социального педагога в детском
медицинском учреждении// Педагогика- 2008. - № 4 (57). – С. 78
30. Материалы Всероссийского совещания руководителей органов управления образованием «Обучение детей, находящихся на длительном лечении в
стационарах медицинских учреждений: проблемы и перспективы». - М., 2015.
31. Михальченко, Д.В., Фирсова, И.В., Седова, Н.Н. Социологический портрет медицинской услуги: монография. – Волгоград: ВолГМУ, 2011. – 140 с.
32. Мордык, А.В. , Панина, Е.В. , Кондря, А.В. , Турица, А.А. , Руднева, Ю.В.
Психологические нарушения у детей, находящихся на длительном лечении в
потивотуберкулезном стационаре как проявление социальной депривации
//Курский научно-практический вестник "Человек и его здоровье". - 2015. - №
4. – С.116-121.
33. Мурашова, Е.В. Ваш непонятный ребенок: Психологические проблемы
ваших детей / Е.В. Мурашова. – М.: Дрофа, 2002. – 412 с .
34. Мусина, В.П. Социальное сопровождение детей из неблагополучных семей на примере подросткового центра//Ученые записки, СПбГИПСР. Выпуск2.
Том 22, 2014. – С. 89
35. Мухамедрахимов, Р.Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. – СПб.: Издательство СПбГУ, 1999. – 288 с.
36. Николаева, В.В. Хронически больной ребенок в семье // Особенности
личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях / Е.Т.
Соколова, В.В. Николаева. - М.: Аргус, 1995. - 352 с.
37. Обердерфер, А. В. Особенности оказания психолого-социальной поддержки детям с онкогематологическими заболеваниями и их семьям на госпитальном этапе / А. В. Обердерфер, И. И. Спичак, Е. В. Жуковская // Актуальные
проблемы педиатрии: сб. материалов XVI Съезда педиатров России. - Москва,
2009. - С. 288 (484).
38. Осипова А.А. Общая психокоррекция / А.А. Осипова М.: Гном, 2000. –
325 с.
39. Панфилова М.А Игротерапия общения / М.А. Панфилова М.: Гном, 2012.
– 153 с.
40. Письмо Министерства образования и науки РФ от 31.08.2015 г. № ВК2101/07 «О порядке организации получения образования обучающимися, нуждающимися в длительном лечении» (вместе с «Разъяснениями по вопросу о порядке организации получения образования обучающимися, нуждающимися в
77
длительном лечении») http://magobr.ru/Upload/files/Pismo_MF_31.08.2015_ВК210107.pdf
41. Приказ Министерства образования и науки РФ от 12.11.2015 г. № 1323
«О межведомственной рабочей группе по практическому решению проблем
обучения детей, находящихся на длительном лечении в медицинских организациях». http://uchimznaem.ru/gruppa/
42. Проект региональной инновационной площадки «Проектирование и внедрение образовательной среды для детей, находящихся на длительном лечении
в медицинских организациях (проект «УчимЗнаем»)». - М., 2014.
43. Психологическое и социальное сопровождение больных детей и детейинвалидов: Учебное пособие / Под ред. С. М. Безух и С. С. Лебедевой. — СПб.:
Речь, 2007, — 112 с.
44. Психология семьи и больной ребенок. Учебное пособие: Хрестоматия. –
СПб.: Речь, 2007. – 400с.
45. Психолого-педагогическое сопровождение детей-инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья. Методические рекомендации. – Сыктывкар, ГОУДПО «КРИРО», 2013. – 90 с.
46. Сакович Н.А. Технология игры в песок / Н.А. Сакович, СПб.: Речь, 2008.
– 170 с.
47. Санников, А. Л., Лукашов, А. Г. М.Г. Дьячкова Социальная работа в
здравоохранении (методическое пособие) / Под ред. проф. А. М. Вязьмина. –
Изд. 2-е испр. и доп. – Москва, 2004. – 41 с.
48. Система социального психолого-педагогического сопровождения семьи,
находящейся в трудной жизненной ситуации (Из опыта работы ЧОЦСЗ «Семья»)/ Методическое пособие. - Челябинск, 2015. - 136 с.
49. Сопровождать. Словарь С.И.Ожегова он-лайн
http://www.ozhegov.org/words/33752.shtml
[Электронный ресурс]
50. Социальное обслуживание населения. Социальные услуги семье: национальный стандарт Российской Федерации. ГОСТ Р 52885-2007.
51. Социально-медицинская работа / А.М. Вязьмин, А.Л. Санников, Ж.Л. Варакина и др. – Архангельск: АГУ, 2008. – 474 с.
52. Социально-педагогическое сопровождение детей разных категорий
(учебно-методическое пособие) – Кострома, Костромской государственный
университет им. Н.А. Некрасова, 2011. – 111 с.
53. Трощенко, С.С. Направления и методы социально-педагогической деятельности в учреждениях здравоохранения с больными детьми//Вестник Мордовского университета. – 2009.№2. – С.238-244.
54. Трусова, С.С. Организация воспитательной работы с соматически ослабленными детьми в лечебно-образовательном учреждении. Автор... к.п.н. 13.00.02 — теория и методика обучения и воспитания (социальное воспитание в
общеобразовательной и высшей школе) - Кострома – 2006 – 24 с.
78
55. Трусова, С.С. Особенности воспитания соматически ослабленных детей //
Социально-педагогическая деятельность: пути и условия ее совершенствования: Сб. науч. тр. аспирантов и молодых ученых / Сост. В.М. Басова; Науч. ред.
Н.Ф. Басов. — Кострома: ГОУВПО КГУ им. Н.А. Некрасова, 2005. — 0,3 п.л.
56. Трусова, С.С. Особенности социально-педагогической деятельности с соматически ослабленными детьми в условиях лечебно-профилактического учреждения // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова: серия гуманитарные науки (Педагогика. Психология. Социальная работа. Акмеология. Ювенология. Социокинетика.). — Кострома, 2006. — №2. — Т. 12. — 0,1 п.л.
57. Трусова, С.С. Педагогические условия воспитания детей с ослабленным
здоровьем //Теория и практика обучения и воспитания в образовательных учреждениях. — Кострома, 2005. — 0,1 п.л.
58. Федеральный Закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской
Федерации» [Электронный ресурс]
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/
59. Хаин, А.Е., Клипинина, Н.В., Никольская, Н.С. , Орлов, А.Б., Евдокимова,
М.А., Стефаненко, Е.А., Кудрявицкий, А.Р.Опыт создания и работы психологической службы в детской гематологии/онкологии//Консультативная психология
и психотерапия - 2014. - № 1. – С.106-126.
60. Хухлаева О. В. Практические материалы для работы с детьми 3-9 лет.
Психологические игры, упражнения, сказки. — М.: Генезис, 2006. — 176 с.
61. Цейтлин, Г. Я., Сидоренко, Л. В. , Володин, Н. Н., Румянцев, А. Г. Организация медицинской и психолого-социальной реабилитации детей и подростков с онкологическими и гематологическими заболеваниями//Российский журнал детской гематологии и онкологии – 2014. -№3. – С.59-65.
62. Шариков, С.В.Создание образовательной среды для детей, находящихся
на длительном лечении в стационарах медицинских учреждений//Российский
журнал детской гематологии и онкологии – 2015.Т.2. -№4. – С.65-73.
63. Шац, И.К. Психологическое сопровождение тяжелобольного ребенка. –
СПб.: Речь, 2010. – 192 с.
64. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. –
СПб., 1999.
79
Приложение 1
Программа психолого-педагогического сопровождения соматически ослабленных детей
младшего школьного возраста в условиях Детского стационара
с применением метода арт-терапии
Автор - Курочкина Елена Анатольевна.
Цель программы – помощь в социальной адаптации соматически ослабленных детей
младшего школьного возраста в период их нахождения в больничном стационаре посредством их участия в арт-терапевтической деятельности.
Программа ориентирована на решение следующих задач:
1) отреагирование ребенком своих актуальных чувств, эмоций и переживаний в творческих упражнениях, а также выражение ребенком укоренившихся эмоций, которые он не
мог своевременно выразить (страхи, обиды, злость и др.);
2) самопознание ребенка (расширение представлений о себе, установление адекватной
самооценки, повышение контроля своих действий);
3) социальное познание (познание других людей, разнообразия характеров и стилей
поведения человека, механизмов эффективных взаимоотношений с людьми в условиях болезни);
4) развитие воображения (арт-терапевтические упражнения стимулируют воображение, фантазию ребенка, что формирует привычку творчески подходить к решению возникающих проблем и конструктивно выходить из сложных ситуаций).
Программа включает в себя следующие виды социально-педагогической работы:
1) диагностическую работу для своевременного выявления детей с эмоциональными
и поведенческими нарушениями;
2) коррекционно-развивающую работу (сопровождение детей в условиях больницы);
3) консультативную работу, обеспечивающую непрерывность психологопедагогического сопровождения детей и их семей в вопросах воспитания, коррекции, развития и социализации соматически ослабленных детей и детей-инвалидов;
4) информационно-просветительскую работу, направленную на разъяснение вопросов, связанных с психологическими особенностями личности детей, их родителей в трудной
жизненной ситуации.
Методические рекомендации
Арт-терапевтическая программа представляет собой цикл из 10 занятий, каждое из
которых логически связано друг с другом, составляя последовательную систему психологической коррекции. Занятия проводятся в малой группе из 4-6 человек, что позволяет уделять
достаточно внимания каждому участнику и групповым процессам в целом (тому, как взаимодействуют и общаются дети друг с другом). Каждое занятие длится 20 - 30 минут, частота
занятий – 2 раза в неделю, в течение 5 недель.
Кроме того, перед началом групповых занятий по программе, для каждого родителя и
ребенка проводится первичная консультация, на которой родитель и ребенок познакомятся с
педагогом, ведущим программу, расскажут о своей проблеме и совместно сформулируют цели вхождения в программу для ребенка. Также на первичной консультации родитель и ребенок получат подробную информацию о групповых занятиях, ее форме и содержании.
Преимуществом программы выступает ее краткосрочность, что позволяет внедрять ее
в нескольких отделениях учреждения одновременно. Результаты участия ребенка в программе можно отслеживать в итоге каждого занятия.
Условия реализации
Программа психолого-педагогического сопровождения реализуется в условиях отделений детской больницы.
Требования к помещению: просторное, теплое помещение с местом для индивидуального и группового творчества, место для динамических упражнений.
Требования к социальному педагогу: отсутствие вирусных инфекций, высокий уровень
профессиональной подготовки по специальности, взаимодействие с медицинскими работниками и воспитателями отделения.
80
Требования к занятию: занятие должно быть непродолжительным (20 – 30 минут),
разнообразным, построено в соответствии с целями и задачами программы.
Оптимальное количество участников – 4 – 6 детей.
Программа рассчитана на работу с родителями детей, которые находятся на лечении.
Родители присутствуют на занятиях вместе с детьми, выполняют упражнения и игры, помогают справиться с заданиями. Возможны индивидуальные консультации родителей, а также
проведение мини-лекций на темы психолого-педагогического сопровождения детей и родителей в больничных условиях. Реализация программы осуществляется в условиях стационара, под присмотром медицинского персонала отделения.
Методы и средства оценки результативности программы
Для решения поставленных задач должны использоваться разнообразные методы: беседа, арт-терапевтические техники, социально-психологические игры и упражнения, релаксационные упражнения.
Каждое занятие состоит из 3 частей: организационный момент; групповая арттерапевтическая деятельность; рефлексия.
Оценка эффективности программы психолого-педагогического сопровождения детей, находящихся на длительном лечении, осуществляется с помощью: контрольной диагностики эмоциональных состояний детей; беседы с детьми и их родителями; анкетирования
родителей об эмоциональном состоянии детей; наблюдения за поведением детей. Результаты
и их динамику также можно отследить с помощью применения таких диагностических методик, как: тест тревожности Ч.Д. Спилбергера - Ю.Л. Ханина; тест Розенцвейга. Методика рисуночной фрустрации в модификации Н.В.Тарабриной; методика определения самооценки
Т.В. Дембо, С.Я. Рубинштейн; методика эмоционально-цветовой аналогии А.Н. Лутошкина;
рисуночная методика «Кактус» М.А. Панфиловой.
Основными прогнозируемыми результатами реализации программы являются снижение уровня тревожности у детей, развитие творческого потенциала как средства самовыражения ребенка, а также формирование положительных представлений о будущем у детей,
сегодня находящихся на стационарном лечении в больнице.
Таблица 1. Тематический план занятий
№
Тема, цель занятия
Содержание
1)
«Это Я»
Цель: формирование
представлений о себе
2)
«Давайте общаться»
Цель: выражение ребенком своих актуальных чувств, эмоций и переживаний
3)
«Мой мир»
Цель: расширение
1. Обсуждение ожиданий участников.
2. Установление правил занятий.
3. Упражнение «Автобиография» [2].
4. Изготовление куклы «Это
Я»[2].
5. Рассказ истории от лица куклы «Это Я».
6. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Приветствие»
[2].
2. Упражнение «Что мне в себе
нравится» [2].
3.Рисунок гуашью с помощью
пальцев на любую свободную
тему или выбранную всей
группой.
4. Упражнение «Мой портрет в
лучах солнца» [3].
5. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Приветствие»
[2].
Колво часов
1 час
Формы
работы
Материальное
обеспечение
Групповая
Ткань, толстая нить,
пластика,
клей
1 час
Групповая
Карандаши,
листы картона формата
А4; краски
гуашь, листы
бумаги формата А3;
салфетки для
рук или полотенца.
1 час
Групповая
Кисти, листы
картона фор81
представлений ребенка о себе
4)
«Посмотри на меня»
Цель: расширение
представлений ребенка о себе
5)
«Твоя карта»
Цель: Установление
адекватной самооценки ребенка
6)
«Ты, да я, да мы с
тобой»
Цель: развитие коммуникативных навыков
«Я создаю сам»
Цель: повышение
чувства собственной
значимости
7)
8)
«Мои способности»
Цель: расширение
представлений ребенка о себе
мата А3,
клей, цветной
кварцевый
песок.
1 час
Групповая
Листы картона формата
А4, цветная
шерсть, фоторамки.
1 час
Групповая
1 час
Групповая
Фотографии,
листы картона А4,Краски,
гуашь, карандаши, клей,
кисти.
Краски, кисти, листы бумаги формата
А4.
1 час
Групповая
Краски, кисти, соленое
тесто.
1 час
Групповая
Краски для
мармарирования, кисти,
листы картона формата
А3.
Гофрированная бумага,
клей
1.Приветствие
1 час
Группо2. Проигрывание сказки «Цветы
вая
способностей» [1].
3.Изготовление «Цветов способностей».
4. Упражнение «Я могу» [2].
5. Обсуждение занятия
10 «Кукла-оберег»
1.Упражнение «Кукла» [4].
1 час
Группо- Ткань, вата,
Цель: повышение
2.Изготовление народной
вая
нитки, колоуверенности в себе,
«Куклы оберега»
кольчик.
своих действиях
3. Упражнение «Я могу сделать» [2].
4. Обсуждение занятия
Список литературы
Вачков И. В. Психология для малышей / И.В. Вачков. – М.: Издательство «Ось», 1998. – 108 с.
Кисилева М.В. Арт-терапия в работе с детьми/ М.В. Киселева. – СПб.: Речь, 2014. – 156 с.
Осипова А.А. Общая психокоррекция / А.А. Осипова М.: Гном, 2000. –325 с.
Панфилова М.А Игротерапия общения / М.А. Панфилова М.: Гном, 2012. – 153 с.
Сакович Н.А. Технология игры в песок / Н.А. Сакович, СПб.: Речь, 2008. – 170 с.
9)
1)
2)
3)
4)
5)
«Мои чувства»
Цель: развитие способности осознавать
и выражать свои чувства.
2. Упражнение «Здравствуй,
песок!» [5].
3.Рисунок песком «Мой мир»
4. Игра «Песочные строители»
[5].
5. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Необычное
приветствие»
2. Упражнение «Кто я» [2].
3. Изготовление «Картины из
шерсти».
4. Обсуждение занятия
5.Домашнее задание: принести
на следующее занятие небольшое количество фотографий.
1.Упражнение «Фото образ»
[2].
2. Упражнение «Сказка по кругу» [2].
3.Выполнение «Фото коллаж»
4. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Необычное
приветствие» [2].
2. Игра «Снежинки» [4].
3.Рисование в парах
4. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Проснись и
пой» [2].
2.Упражнение «Испорченный
телефон» [2].
3. Тестопластика
4. Обсуждение занятия
1.Упражнение «Приветствие»
2. Упражнение «Мое настроение» [2].
3. «Рисунок на воде»
4. Обсуждение занятия
82
Приложение 2.
Медитативные сказки [1]
Исследования показывают, что сказочная метафора воздействует непосредственно на
бессознательное человека. Причем, воздействие метафор оказывается глубинным и удивительно устойчивым. Язык метафор, образов активизирует, «пробуждает» сознание ребенка,
открывает новые возможности его взаимодействий с окружающим миром, делает более глубоким контакт специалиста и ребенка, специалиста и родителя. Это, в свою очередь, является
залогом духовного развития в контексте «Тройственного Союза» Ребенок-Родитель-Педагог.
Дети с проблемами развития характеризуются нестабильностью эмоционального состояния. Это зачастую осложняет процесс реабилитации.
Использование медитативной практики может позитивно сказываться на их психоэмоциональном развитии. Медитация - есть полное погружение в какой-либо процесс. В
коррекционно-развивающем процессе с детьми эффективно используются медитации, сопровождаемые специальным сказочным текстом.
Назначение медитативных сказок - стабилизация психических процессов, успокоение, расслабление, энергетическая «подзарядка». Но главное - сообщение бессознательному
ребенка позитивных «идеальных» моделей взаимоотношений с окружающим миром и другими людьми.
Организация занятия медитацией довольно проста. Прежде всего, желательно запастись хорошей спокойной музыкой, направленной на расслабление (можно использовать альбомы «Звуки Природы», «Зодиакальная музыка» и т.д.). Медитативные сказки лучше читать
под музыку медленно, делая небольшие паузы между абзацами. Комната для занятий должна
быть достаточно теплой, но не душной. Если в помещении холодно, мышцы тела непроизвольно будут находиться в тонусе, и не позволят ребенку полностью расслабиться. Важно,
чтобы в процессе медитации не было посторонних, резких, звуков.
Желательно, чтобы педагог, читая сказку, находился в спокойном, эмоционально стабильном состоянии. В противном случае, беспокойство может передаться ребенку. Освещение приглушается, ребенок ложиться на спину или удобно усаживается в кресле.
Процедура погружения в медитацию такова. 30-40 секунд звучит спокойная музыка.
Ребенок делает глубокий вдох и выдох. Педагог говорит: «Сейчас мы с вами отправляемся в
путешествие в прекрасную сказочную страну... И я расскажу вам одну из ее историй...»
Сказки для медитаций могут быть различных видов.
1. Медитативные сказки, направленные на осознание себя в настоящем, «здесь и сейчас». Они ориентированы также и на развитие различных видов чувствительности: зрительной, слуховой, обонятельной, вкусовой, тактильно-кинестетической.
Принцип построения текста сказки прост: «Мы переносимся с вами в удивительную
сказочную страну, в самое ее сердце - на Волшебную Поляну. Мы лежим на волшебной поляне и видим над собой высокое, чистое, голубое небо (зрительный образ)... Слушаем как
поют птицы и переговариваются деревья, журчит ручей (слуховой образ)... Чувствуем рядом
аромат спелой земляники и свежевыпеченного хлеба, его только что испекла Добрая Волшебница, живущая неподалеку (обонятельный образ)... Если мы протянем руку, то сорвем и
положим в рот (кинестетический образ) крупную ароматную ягоду и ощутим сладость спелой земляники (вкусовой образ)... Шелковая молодая трава нежно щекочет наши руки, ноги,
лицо (тактильный образ)...»
Подобные сказки, рассказанные под музыку, развивают воображение и произвольное
внимание. Но главное, при систематических занятиях, учат прислушиваться и дифференцировать свои ощущения.
2.
Медитативные сказки, отражающие образы «идеальных» взаимоотношений
между родителями и детьми. Это образы, которые могут стать впоследствии духовнонравственными ориентирами.
Литература
1.
Дунай В.И., Чепик Ю.И. Психология больного ребенка: курс лекций / Дунай. В.И., Чепик
Ю.И. — Минск: БГУ, 2006.—С.61-63.
83
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа