close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Товмасян Марина Гургеновна. Судебная защита основных прав и свобод человека и гражданина в России: правовые проблемы и перспективы

код для вставки
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы обуславливается тем, что на современном этапе
развития российского общества защите прав и свобод человека и гражданина
уделяется большое внимание, в связи с чем,
рассмотрение сущности и
проблем судебной защиты как формы гарантии прав и свобод человека и
гражданина
приобретает
особую
остроту
и
необходимость.
Норма,
содержащаяся в статье 2 Конституции Российской Федерации, «человек, его
права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и
защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»
является исходной единицей при исследовании комплекса нормативных
проблем, связанных с реализацией конституционных гарантий прав человека
в
современном
российском
обществе.
Содержание
конституционной
обязанности государства соблюдать права и свободы человека и гражданина
проецируется во многих положениях, содержащихся в Конституции
Российской Федерации. Основные права и свободы, закрепленные в
Конституции, налагают на государство обязанность, выражающуюся в
законодательной, управленческой и судебной деятельности, направленной на
содействие в практическом осуществлении гражданином принадлежащих
ему прав и свобод.
Вместе с тем, задача российского правового государства состоит в том,
чтобы не только регламентировать правовой статус личности, но обеспечить
эффективную реализацию прав и свобод, а в необходимых случаях своевременную защиту нарушенных прав. Гарантируя каждому защиту прав
и свобод, Конституция Российской Федерации тем самым подтверждает на
высшем законодательном уровне приверженность России общепризнанным
международным правовым стандартам защиты прав человека и гражданина.
Реальная, а не фиктивная реализация прав и свобод человека и гражданина
возможна только в том случае, если государство предусматривает целую
систему
гарантий
их
реализации,
для
реализации
которого
в
4
законодательстве Российской Федерации предусматривается целый ряд
организационных, экономических, политических, юридических и иных
условий (средств и способов, именуемых гарантиями прав и свобод человека
и гражданина, которые являются одним из элементов правового статуса
личности). Несомненным фактом является то, что особое место в системе
гарантий прав и свобод личности занимают юридические (правовые)
гарантии, к которым относятся не только меры по защите и охране прав и
свобод, но и юридическая ответственность за нарушение прав, в том числе
международно-правовая. Среди средств государственной защиты судебная
защита занимает особое место, поскольку осуществляется самостоятельным
и независимым в системе государственной власти органом правосудия,
специально предназначенным для обеспечения своей деятельностью прав и
свобод человека и гражданина. Конституционный суд Российской Федерации
при характеристике права на судебную защиту рассматривает его как одно из
основных
неотчуждаемых прав человека и одновременно гарантию и
средство обеспечения всех других прав и свобод.
Таким образом, определение правового содержания судебной защиты
прав и свобод человека и гражданина - весьма сложная и острая проблема,
которая постоянно возникает в научных дискуссиях, в связи с чем анализ
конституционно-правового регулирования института судебной защиты прав
и свобод человека и гражданина в
Российской Федерации, особенности
механизма реализации вышеуказанного права, позволит выявить проблемы,
существующие в действующем законодательстве и предложить способы их
разрешения.
Степень
научной
разработанности
темы.
Проблемам
конституционно-правовой регламентации, а также определению правового
содержания права на судебную защиту основных прав и свобод человека и
гражданина в Российской Федерации посвящено большое количество
монографических
и
диссертационных
исследований,
это
работы
О.Я. Беляевской, В.Е. Быкова, В.Б. Вершинина, А.К. Гагиева, Г.А. Жилина,
5
В.А. Лебедева, Т.Ю. Нестеровой, А.А. Пескова, и др. Изложенные в этих
работах научные воззрения послужили основой для написания работы.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
складывающиеся в сфере реализации права на судебную защиту основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.
Предмет
исследования
составляют
нормы,
регулирующие
в
совокупности конституционно-правовую регламентацию института судебной
защиты основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации, гарантии его реализации, научные взгляды и представления,
имеющие отношение к данной проблематике, материалы судебной практики.
Цель научной работы заключается в том, чтобы на основе
всестороннего
анализа
действующего
законодательства
комплексно
исследовать проблемы института судебной защиты основных прав и свобод
человека и гражданина в Российской Федерации, и выработать предложения
по
совершенствованию
действующего
законодательства
и
правоприменительной практики.
Указанная цель обусловила постановку и решение следующих задач:
- проанализировать историю становления института защиты основных
прав и свобод человека и гражданина в России;
- определить сущность и содержание категорий «основные права и
свободы человека и гражданина», «институт судебной защиты основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации», «гарантии
судебной защиты основных
прав и свобод человека и гражданина в
Российской Федерации», «механизм реализации прав граждан на судебную
защиту», с учётом положений юридической науки;
- разработка общетеоретического представления о конституционноправовых основах права на судебную защиту прав и свобод в Российской
Федерации;
6
- проанализировать действующее законодательство на предмет
правового регулирования механизма реализации прав граждан на судебную
защиту;
- подобрать, проанализировать и обобщить источники информации в
соответствии с темой работы;
- охарактеризовать гарантии реализации права на судебную защиту в
Российской Федерации;
- изучить организацию судебной власти как института судебной
защиты прав и свобод граждан;
- выявить проблемы, существующие в действующем законодательстве
в сфере реализации прав граждан на защиту своих прав в судах и предложить
варианты их решения.
Методология исследования. Для достижения поставленной цели и
решения задач использовался как общенаучный диалектический метод
познания, так и частно-научные методы: исторический, сравнительноправовой, формально-логический, статистический, а также использовался
комплексный подход, заключающийся в единстве двух способов – анализа и
синтеза и другие методы.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования заключается в том, что на новом, более систематизированном
уровне, рассматриваются проблемы института судебной защиты основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Собранный,
обобщенный и проанализированный материал определяет приоритетные
направления его использования: сформулированные в диссертационном
исследовании положения и выводы могут найти применение в дальнейшем
научном исследовании проблем судебной защиты основных прав и свобод
человека и гражданина в Российской Федерации, а
использоваться
в
процессе
конституционному праву.
преподавания
учебных
также могут
дисциплин
по
7
Нормативную
основу
исследования
составили:
Конституция
Российской Федерации, Федеральный конституционный закон от 31 декабря
1996 г.
№ 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»,
Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О
судах
общей
юрисдикции
в
Российской
Федерации»,
Федеральный
конституционный закон от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде
Российской
Федерации»,
Федеральный
конституционный
закон
от
21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Гражданский
процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства
Российской Федерации и др..
Эмпирическая
база
исследования
представлена
данными,
полученными в процессе изучения и обобщения материалов опубликованной
судебной практики.
Положения, выносимые на защиту:
1. Основной принцип Конституции Российской Федерации – это
принцип высшей ценности прав и свобод человека означает, что права,
свободы определяют весь строй государственно-общественных отношений.
Развитие прав и свобод человека и гражданина на протяжении всей истории,
в том числе и мирового уровня,
происходило весьма непросто и
противоречиво. В юридической литературе условно выделяют четыре этапа
развития прав и свобод.
2. Судебная защита является одним из видов государственной защиты
прав и свобод человека и гражданина и представляет собой механизм
принудительного
гражданина,
обеспечения
установленный
гарантий
прав и
государством
свобод
через
человека
и
систему
специализированных государственных органов - судов. В силу того, что
судебная защита осуществляется самостоятельным и независимым в системе
государственной власти органом правосудия, специально предназначенным
8
для обеспечения своей деятельностью прав и свобод человека и гражданина,
она занимает особое место среди средств государственной защиты.
3. Судебная защищенность образует одну из существеннейших
составляющих механизма обеспечения права. Гарантированность судебной
защиты прав и свобод человека основывается на принадлежности функции
правосудия только суду, которая не может быть подменена функциями
никаких других органов государственной власти.
4. Состояние судебной защиты прав и свобод граждан в настоящее
время, ее эффективность не может удовлетворять потребности граждан и
государства. Это объясняется отчасти объективными причинами: не хватает
квалифицированных кадров, материально-техническое обеспечение судов не
соответствует современным требованиям.
5. Проблема существенных процессуальных ошибок или безусловных
оснований
к
отмене
судебного
решения
нуждается
в
дальнейшем
комплексном научно-практическом исследовании. Исследование различных
аспектов правоприменительной практики в сфере защиты прав личности
отвечает потребностям совершенствования деятельности судебной власти в
России. Практика судебной защиты основных прав человека и гражданина
свидетельствует, что, осуществляя непосредственное обращение к смыслу и
роли конституционных норм, суды в большей степени обеспечивают
надлежащий уровень защиты указанных прав. Вместе с тем, в последнее
время, исходя из проанализированной судебной практики, наблюдается
большой объем отмененных приговоров суда из-за совершенных в процессе
судопроизводства «технических ошибок».
Апробация
результатов
исследования.
Основные
положения
диссертационного исследования нашли свое отражение в публикации
научной статьи «Судебная защита прав граждан в Российской Федерации:
проблемы реализации», включенной в сборник материалов Всероссийской
научно-практической
конференции
«Публичная
власть
в
Российской
Федерации: правовые основы и перспективы развития», состоявшейся
9
21 апреля 2017 года, а так же участии в ее работе. Материалы диссертации
могут быть
использованы для дальнейшего исследования
вопросов
судебной защиты прав граждан в России, в учебном процессе для студентов
юридических факультетов ВУЗов.
Структура
исследования
определена
поставленной
целью,
вытекающими из нее задачами, а также логикой исследования и включает
введение, три главы, состоящие из семи параграфов, заключения и списка
использованных источников.
10
ГЛАВА 1. Общетеоретический аспект развития института судебной
защиты основных прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации
1.1.
Исторический аспект правового закрепления основных прав и
свобод человека и гражданина в законодательстве России
Обеспечение прав человека, их правовое развитие и закрепление
является одной из главных проблем в развитии человечества. Как отмечает
ученый-правовед В.С. Нерсесянц: «Права человека - это прежде всего
признание правоспособности и правосубъектности человека. И по объему
правоспособности и кругу субъектов права в разные эпохи можно судить о
том, кого же из людей и в какой мере данная система права признает в
качестве
человека,
имеющего
права»1.
Действительно,
анализируя
историческое развитие, права человека получали различное толкование,
поскольку их реальное содержание было тесно связано с формой правления,
политическим режимом, преобладающей в обществе идеологией и другими
факторами.
Изначально вопрос о неотъемлемых правах личности был обозначен в
трудах древнеримских юристов, для которых естественное правомочие лица
есть не что иное, как субъективное выражение всеобщего природного, то
есть естественного права (jus naturale). Как писал В.М. Хвостов, ius naturale это
«право,
отношений,
соответствующее
которое
находится
естественным
в
полной
законам
гармонии
человеческих
с
познаваемой
человеческим разумом природой вещей». Так как природа вещей всегда и
везде одна и та же, то естественное право является правом, общим для всех
людей и народов и неизменным для всех времен2.
1
Нерсесянц, В.С. Философия права: Учебник. - М., 2009. - С. 142.
Хвостов, В.М. Опыт характеристики понятий "aequitas" и "aequum jus" в римской классической
юриспруденции. - М., 1895. - С.270
2
11
В дальнейшем весомый вклад в развитие идей естественного права
личности внесли христианские богословы, ставшие теми мыслителями,
стараниями которых были заложены принципиальные основы современных
европейских (и не только) этики и права, признающих права и свободы
человека одной из фундаментальных ценностей. Выдающийся английский
философ и политический мыслитель XVII века Джон Локк стал, пожалуй,
тем первым представителем политико-правовой науки Нового времени, кто
отчетливо
теоретически
сформулировал
важнейшие
неотчуждаемые
(естественные права) права человека. Основываясь на научных трудах, были
разработаны и приняты нормативные правовые акты, которыми были
закреплены юридически гарантии государственной защиты элементарных
прав человека, прежде всего во время уголовного преследования, к которым
следует отнести Великую хартию вольностей (1215 г.), Петицию о праве
(1628 г.), Habeas corpus act (1679 г.), а также Билль о правах (1689 г.).
Постепенно правовая база этих актов принципиально расширилась, и они
приобретали все более демократическую и всесословную трактовку, став в
конечном итоге фундаментом так называемой неписаной конституции
Великобритании3. Несомненный вклад в развитие права были внесены
правовыми актами времен Великой французской революции, и в первую
очередь Декларация прав человека и гражданина, принятая 26 августа 1789
года. Юридическая техника данного документа находится на более высоком
уровне, чем у американского Билля, и в этом, без сомнения, сказались
многовековые традиции континентальной правовой мысли Западной Европы,
находившейся под сильным воздействием реципированного римского права.
В Декларации прав человека и гражданина 1789 г. были закреплены
следующие
принципиальные
естественно-правовые
идеи:
1.
Люди
рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные
отличия могут основываться лишь на соображениях общей пользы. 2. Цель
каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и
3
См.: Права человека: Учебник / Отв. ред. Е.А. Лукашева. - М., 2011. - С. 29 - 30
12
неотъемлемых прав человека. Таковыми являются свобода, собственность,
безопасность и сопротивление угнетению4. Несмотря на принятие достаточно
весомых зарубежных правовых актов, исторические условия развития
Российского государства не способствовали развитию правового института
прав и свобод человека. Впервые в российской истории несколько элементов
правового института прав человека и гражданина были юридически
закреплены в Манифесте об усовершенствовании государственного порядка
от 17 октября 1905 года, где было провозглашено намерение «даровать
населению
незыблемые
основы
гражданской
свободы
на
началах
действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова,
собраний и союзов»5.
Следующим важным шагом в развитии института прав человека в
России становится Декларация Временного правительства от 3 марта 1917
года, в которой был урегулирован более широкий круг основных личных и
политических прав, среди которых указывались свобода слова, печати,
союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на
военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями.
В
данной
Декларации
также
объявлялась
отмена
всех
сословных,
вероисповедных и национальных ограничений, вместе с проведением полной
и немедленной амнистии по всем делам, политическим и религиозным, в том
числе и по террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным
преступлениям и т.д. 6.
Историю конституционного закрепления основных прав и свобод в
России
следует
исчислять
с
момента
принятия
первой
советской
Конституции РСФСР 1918 г., которая была принята 10 июля 1918 г.. В
данном нормативном правовом акте было отражено провозглашение РСФСР
свободным социалистическим обществом всех трудящихся, декларирование
социалистической
4
5
6
природы
советского
федеративного
государства,
Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. - М., 1996. - Т. 2. - С. 85
Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю.П. Титов. - М., 2002. - С. 275.
Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. - М., 1996. - Т. 2. - С. 292
13
закрепление
принципа
диктатуры
пролетариата
и
беднейших
слоев
крестьянства, установление системы советов рабочих, солдатских и
крестьянских депутатов на всех уровнях во главе со Съездом Советов,
отстранение от электорального процесса представителей так называемых
эксплуататорских классов. Огромным достижением отечественной правовой
науки следует признать Конституцию СССР 1936 г., которая была принята 5
декабря 1936 г. на VIII Чрезвычайном Всесоюзном Съезде Советов. Следует
отметить, что Конституция 1936 г. стояла на одном уровне с самыми
демократическими конституционными правовыми актами своего времени, в
том числе и в сфере закрепления основных прав и свобод личности, а ее
юридическая техника соответствовала самым высоким мировым стандартам,
предъявляемым к документам такого рода. Действительно, в тексте
Основного Закона СССР 1936 г. мы встречаем весьма прогрессивные для
своего времени правовые положения, существенно расширявшие перечень
основных прав и свобод советских граждан, а именно: право на труд, право
на отдых, право на материальное обеспечение в старости либо в случае
потери
трудоспособности,
право
на
образование,
право
на
неприкосновенность личности и жилища, право на тайну переписки. Кроме
того, в Конституции 1936 г. нашли свое закрепление нормы о гендерном
равенстве мужчин и женщин, о полном равноправии всех граждан СССР,
независимо от их национальности и расы, о свободе совести и об отделении
церкви от государства. Также Основным Законом СССР устанавливались
гарантии свободы слова, свободы печати, свободы собраний и митингов,
свободы уличных шествий и демонстраций. Тем не менее многие положения
Конституции СССР 1936 г. фактически имели фиктивный характер, что
указывает
на
серьезный
дефект
институциональной
реализации
конституционно-правовых норм, поскольку правовое регулирование в те
годы нередко подменялось партийными директивами органов ВКП(б), а
советское общество сотрясали все новые и новые волны массовых
политических репрессий.
14
Конституция СССР 1977 г.7 явилась следующим важным шагом в
развитии института прав и свобод человека в нашей стране. Важнейшей
причиной, побудившей к разработке и принятию нового Основного Закона
СССР, стали масштабные изменения в общественной жизни страны, а также
желание
правящей
коммунистической
элиты
юридически
закрепить
концептуальную идеологему о победе так называемого развитого социализма
в Советском Союзе. Пытаясь наметить круг основных черт Конституции
СССР 1977 г., следует указать на полный отказ от принципа диктатуры
пролетариата,
закрепленного
провозглашение
СССР
еще
в
Конституции
общенародным
РСФСР
государством,
1918
г.,
установление
руководящей и направляющей роли КПСС в обществе (статья 6),
подтверждение социалистического характера экономики. Кроме того, в
данном нормативном правовом акте мы находим ряд новелл в сфере
закрепления основных прав граждан, к которым следует причислить право на
охрану здоровья, право на жилище, право на пользование достижениями
культуры,
право
участвовать
в
управлении
государственными
и
общественными делами, вносить предложения в государственные органы, а
также критиковать недостатки в их работе. Следует отметить, что в статье 58
Конституции
СССР
1977 г.
впервые
в
истории
советского
конституционализма де-юре предусматривалось право граждан на судебное
обжалование действий должностных лиц, совершенных с нарушением
закона, превышением полномочий либо ущемляющих права граждан, хотя
реальный механизм осуществления данного права не был законодательно
регламентирован, то есть не был установлен де-факто.
«В современной интерпретации права человека - это социальные
возможности пользоваться материальными и социальными благами. В
советском законодательстве впервые данное понятие было использовано в
Конституции 1977 года. Права человека - это такие права, которые
7
Конституция СССР 1977г. (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого
созыва 7 октября 1977 г.): [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://constitution.garant.ru/history/ussrrsfsr/1977/red_1977/5478732/. – Дата обращения: 10.03.2017.
15
принадлежат каждому члену гражданского общества, в отличие от
привилегий, распределявшихся в зависимости от занимаемого индивидом
места на социальной лестнице. Права человека являются атрибутом каждой
личности и всякого демократически организованного общества и входят в
систему общечеловеческих ценностей»8.
Несомненную роль в формировании российской правовой системы в
части правового урегулирования основных
прав и свобод отводится
общепринятым нормам международного права, а именно -
Уставу
Организации Объединенных Наций (1945 г.)9, Всеобщей декларации прав
человека или Биллю о правах (1948 г.) 10, Международному пакту о
гражданских и политических правах (1966 г.)11, Международному пакту об
экономических, социальных и политических правах (1966 г.), Конвенции о
ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.),
Декларации прав ребенка (1959 г.) - все перечисленные нормативные акты
без всякого преувеличения имеют всемирно-историческое значение. В
указанных Декларациях, Конвенциях и Пактах конкретизируются те
принципиальные положения о безусловной необходимости уважения прав
человека и основных его свобод, а также абсолютного запрета всех форм
дискриминации человеческой личности, которые в обобщенной форме были
закреплены во Всеобщей декларации прав человека. Кроме того, в
Международном
пакте
о
гражданских
и
политических
правах
устанавливается весьма важная норма о том, что каждый отдельный человек
имеет и определенные обязанности в отношении других людей или того
коллектива,
к
необходимость
которому
он
принадлежит,
корреспонденции
прав
и
то
есть
подчеркивается
обязанностей
индивида.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод
8
Баглай, М.В. Конституционное право Российской Федерации. - М., НОРМА, 2007 - С. 117.
Устав Организации Объединенных Наций (1945 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и
конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами", Вып. XII. - М., 1956, с. 14 – 47.
10
Всеобщая декларация прав человека или Билль о правах (1948 г.) // Российская газета. - 10.12.1998.
11
Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ.
- № 12. - 1994.
9
16
(1950 г.)12, которая в дальнейшем была расширена и изменена рядом
протоколов. Отметим, что Конвенцией предусматривается возможность
направления индивидуальных жалоб в Европейский суд по правам человека
(ЕСПЧ). Российская Федерация присоединилась к этому международноправовому
акту
и
дальнейшим
его
протоколам
после
процедуры
ратификации в 1998 году. Следует также напомнить, что в 1976 году вступил
в силу Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и
политических правах, который предусматривает возможность направления
индивидуальных жалоб в Комитет по правам человека ООН. Этот Протокол
также был ратифицирован Российской Федерацией и вступил в силу с 1
января 1992 года.
Основываясь на общепризнанных нормах международного права в
Конституции Российской Федерации 1993 года получила закрепление
принципиально новая концепция прав человека по сравнению с той, которая
воплощалась в союзных и российских конституциях советского периода, в
основу этой концепции был положен подход к личности как к субъекту
правового статуса13. Действующая Конституция Российской Федерации,
принятая на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г., является на
данном этапе развития российской государственности наиболее масштабным
достижением в эволюции правового института прав и свобод человека и
гражданина. В частях 2 и 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации
указано, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и
принадлежат каждому от рождения, а осуществление прав и свобод человека
и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц14.
В
статье
2
Конституции
Российской
Федерации
официально
закреплено признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, а в
12
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) // Собрание
законодательства РФ. - 08.01.2001. - № 2. - ст. 163.
13
Конституционное право: Учебник для бакалавров / Отв. ред. В.И. Фадеев. - М.: Проспект, 2014. С. 186,
188.
14
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) // Собрание
законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
17
части 2 статьи 55 Конституции РФ закреплена следующая правовая гарантия
соблюдения прав человека: «В Российской Федерации не должны издаваться
законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и
гражданина»15.
Таким
образом,
впервые
в
истории
отечественного
конституционализма личные, социально-экономические, политические и
культурные права и свободы человека (гражданина) были закреплены и
гарантированы с такой исчерпывающей полнотой и ясностью.
Историческое развитие правового формирования и закрепления
основных прав и свобод достаточно интересно сформулировано в концепции
поколений прав человека французским ученым К. Васаком. Однако
разделение прав человека на три поколения носит преимущественно
доктринальный характер, отражающий длительный путь их эволюции, ибо
все права и свободы неразрывно связаны между собой и представляют
определенное юридическое единство. Следует отметить, что понятие
«поколение прав человека» не только отражает период возникновения или,
вернее сказать, момент нормативного закрепления каких-либо прав и свобод
человека, но также определяет и тот конкретный вид или группу
общественных отношений, где непосредственно происходит воплощение
этих прав в реальный правопорядок. Кроме того, вполне правомерен вывод о
том, что каждый новый этап в развитии общемировых социальных процессов
выдвигал и новое поколение прав человека, которое было призвано
преодолеть неустойчивость ситуации и стабилизировать общественное
развитие16.
Так, к первому поколению относятся те индивидуальные гражданские
и политические права и свободы, которые основываются на так называемых
либеральных ценностях (свобода, равенство и справедливость) и создают
реальные
15
предпосылки
для
защиты
личности
от
противозаконного
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) // Собрание
законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
16
Права человека. Итоги века, тенденции, перспективы / Рук. авт. кол. и отв. ред. Е.А. Лукашева. - М., 2003.
- С. 36
18
вмешательства как со стороны государства, так и со стороны иных субъектов
политического общения. К правам человека первого поколения традиционно
относят следующие личные гражданские (политические) права: право на
жизнь, свободу и физическую безопасность личности; право на свободу
мысли, совести и вероисповедания; право на равенство перед законом и
судом; право на свободу от необоснованного ареста, задержания или
изгнания и тому подобные права, выражающие негативную свободу
индивидов.
Права и свободы человека, составляющие второе поколение, являются
следствием процесса многовековой борьбы широких слоев народных масс за
повышение уровня своего материального благосостояния, за приоритетность
социально-экономической составляющей в деятельности политических
институтов общества, за широкую вовлеченность населения в культурную
жизнь общества, за общее улучшение социального климата. К правам
человека второго поколения, которые нередко называют позитивными
правами, относят следующие социальные, экономические и культурные
права: право на труд и свободный выбор работы; право на социальное
обеспечение; право на отдых и досуг; право на защиту материнства и
детства; право на образование; право на участие в культурной сфере
общественной жизни. «Второе поколение прав человека, - согласно мнению
Л.И. Глухаревой, - воплотило ценности социально ориентированного
государства, привязало человека к государству, повысив патронажную роль
последнего, особенно в отношении тех, кому грозит опасность в океане
свободы либерального общества»17. Третье поколение прав и свобод
человека, начавшее активно формироваться в период после окончания
Второй мировой войны, включает в себя так называемые коллективные (или
солидарные) права, которые порой также называют правами народов,
поскольку они могут осуществиться только внутри какой-либо социальной
общности.
17
К
третьему
поколению
прав
и
свобод
Глухарева, Л.И. Современные проблемы теории прав человека. - М., 2004. - С. 98.
относят
такие
19
фундаментальные политические ценности, как право на мир, право на
здоровую окружающую среду, право на развитие, право на общее культурное
наследие человечества, право (наций) на самоопределение, право на
осуществление публичной власти. «В последнее время группа прав третьего
поколения несколько расширилась за счет включения в нее так называемых
новых прав, которые появились в результате трансформации традиционных
прав или как ответ на новые реалии общественной жизни. К ним стали
относить права на эвтаназию, на возможность создавать семью однополыми
людьми, на отказ от воинской службы, а также права различных категорий
лиц: больных СПИДом, сексуальных меньшинств, лиц с физическими или
психическими отклонениями и др. Перечень новых прав подвижен, он может
расширяться за счет глобализации, природных и техногенных катаклизмов,
научно-технического прогресса. Возможно, через некоторое время можно
будет уже рассматривать права жертв терроризма, техногенных аварий,
клонированных людей и др. Кроме того, развитие информационных
технологий дало основание говорить о появлении нового, четвертого,
поколения прав человека, которое включает в себя право каждого человека
на глобальные коммуникационные связи, создание внегосударственного
интернет-сообщества и тех правах, обязанностях и ответственностях,
которые
несет
за
собой
формирование
мирового
информационного
пространства»18.
В действующей Конституции Российской Федерации закреплен
основной принцип – это принцип высшей ценности прав и свобод человека
означает, что права, свободы определяют весь строй государственнообщественных отношений. Признание Конституцией Российской Федерации
этого принципа определяет и основную ценность самой Конституции. Она
внедряет в общественное сознание не только общечеловеческие ценности, но
и
18
новые
приоритеты
общества
и
государства,
которые
должны
Конституционное право Российской Федерации: Учебник для бакалавров / Г.Н. Комкова, Е.В.
Колесников, М.А. Липчанская. - М., 2013. - С. 122.
20
способствовать установлению правопорядка в обществе и уравновешиванию
социальных противоречий. Ценностная значимость присуща не только
Конституции в целом, но и ее конкретным нормам, «которые являются в
этом
случае
признанных
отражением
представлений
фактически
о
сложившихся
социальных
и
приоритетах
юридически
и
наиболее
оптимальных моделях обустройства общественной и государственной жизни,
о соотношении ценностей власти и свободы, равенства и справедливости,
рыночной экономики и социальной государственности и т.д.» 19. Здесь
конституционные ценности имеют прямое текстуальное конституционное
оформление, и нормы Основного Закона выполняют аксиологическую
функцию. Тем самым основная ценность Конституции состоит в том, чтобы
объединить граждан общими мировоззренческими устоями, опирающимися
на социальные ценности высшего порядка, направленными на процветание
личности, общества, государства. Буквальный терминологический анализ
конституционного текста позволяет заключить, что права и свободы человека
- единственная ценность в государстве, признаваемая высшей. Впервые на
конституционном уровне юридически признана категория «права человека».
Российским
конституционным
законодательством
закреплено
словосочетание «человек и гражданин» по отношению к личности. Различие
между человеком и гражданином как носителями прав и свобод ясно
выражено в тексте Конституции. Права и свободы человека принадлежат и
гражданину Российской Федерации, и лицу, не являющемуся таковым.
В Российской Федерации предоставление прав и свобод строится на
основе конституционных принципов: неотчуждаемости прав и свобод;
непосредственного действия конституционных прав и свобод; ограничения
конституционных
прав
и
свобод
пределами
свободы
других
лиц;
гарантированности обеспечения прав и свобод со стороны государства;
равенства; приоритета международных договоров Российской Федерации,
19
Бондарь, Н.С. Конституционные ценности - категория действующего права (в контексте практики
Конституционного Суда России) // Журнал конституционного правосудия. - 2009. - № 6. - С. 1.
21
закрепляющих права и свободы человека. Согласно Конституции Российской
Федерации каждый вправе в соответствии с международными договорами
Российской Федерации, являющимися составной частью ее правовой
системы, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод
человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства
правовой защиты. Ратифицировав Европейскую конвенцию о защите прав
человека и основных свобод, Российская Федерация признала ipso facto и без
специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам
человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и
Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Российской
Федерацией. Решается эта задача посредством рассмотрения дел по
индивидуальным жалобам, что закреплено в ст. 34 Конвенции20.
Таким образом, развитие прав и свобод человека и гражданина на
протяжении всей истории, в том числе и мирового уровня, происходило
весьма непросто и противоречиво21. В литературе условно принято выделять
несколько этапов развития прав и свобод. Основываясь, на исследованиях
В.В. Маклакова, И.А. Алебастрова, М.В. Баглая и др.
четыре
этапа.
Первый
этап
начался
с
22
можно выделить
момента
зарождения
конституционализма и продлился вплоть до начала XX в. В этот период в
конституционных актах
получили
закрепление
в основном
личные,
политические права и право частной собственности. Личные права
воспринимались как абсолютные, а политические как относительные. На
втором этапе в течение первой половины XX в. в конституциях получили
закрепление экономические, социальные, культурные и коллективные права.
20
Конвенция о защите прав человека и основных свобод: заключена в Риме 04.11.1950 (с измен. от
13.05.2004) (вместе с Протоколом № 1: подписан в г. Париже 20.03.1952; Протоколом № 4 об обеспечении
некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию, и первый протокол к ней:
подписан в г. Страсбурге 16.09.1963; Протоколом № 7: подписан в Страсбурге 22.11.1984): .): [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». – Дата обращения: 10.03.2017.
21
См.: Маклаков В.В. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. - М.: Волтерс Клувер, 2006.
- С. 169
22
См., например: Маклаков В.В. Указ. соч. С. 170; Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных
стран: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2007. - С. 128 – 139.
Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо,
Л.М. Энтина. - М.: Норма, 2006. - С. 102.
22
Вторая половина - конец XX в. знаменуют собой третий этап развития
конституционного каталога прав и свобод. Установление в большинстве
стран Европы фашизма и развязывание Второй мировой войны, технический
прогресс, борьба с бедностью, ухудшение экологии послужили причинами
включения в конституционные документы права на жизнь и достоинство,
экологических прав, расширения гарантий свободы и тайны коммуникаций,
признания права народов освободившихся стран на развитие, установление
возможности ограничения права частной собственности в интересах
общества и государства. Четвертый этап начался в конце XX в. и
продолжается до сих пор. Для него характерно, с одной стороны, то, что в
конституциях продолжают появляться новые права и их гарантии. Например,
расширяется перечень прав народов, например право на изучение и
использование родного языка23.
1.2. Конституционное регулирование права на судебную защиту
основных прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации
Конституционно права на судебную защиту основных прав и свобод
человека и гражданина закреплено в статье 46 Конституции Российской
Федерации, согласно которой в суд могут быть обжалованы любые решения
и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов
местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.
В случае исчерпания всех имеющихся внутригосударственных средств
правовой защиты у каждого есть право обратиться в наднациональные
органы по защите прав и свобод человека в соответствии с международными
договорами Российской Федерации24. Учитывая, что право на судебную
защиту непосредственно закреплено в Конституции Российской Федерации,
23
Алебастрова, И.А. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК
"Велби"; Изд-во "Проспект", 2007. - С. 128 – 139.
24
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) // Собрание
законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
23
эта норма имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется
на всей территории Российской Федерации. Кроме того, это право
сформулировано во Всеобщей декларации прав человека, Международном
пакте о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав
человека и основных свобод, а эти международно-правовые акты являются
частью российской правовой системы на основании статьи 15 Конституции
Российской Федерации. Судебная защита прав и свобод осуществляется
органами правосудия, специально предназначенными для этой деятельности
и обладающими самостоятельностью и независимостью в системе органов
государственной власти. Вступившее в законную силу судебное решение
является обязательным для всех без исключения органов государственной
власти и местного самоуправления, их должностных лиц, граждан и их
объединений.
Правовая и фактическая ценность права на судебную защиту
заключается прежде всего в его универсальности. Во-первых, это право в
равной степени распространяется на физических и юридических лиц,
во-вторых, оно может быть использовано субъектом правоотношений во всех
случаях, когда нарушаются его права и свободы либо создаются препятствия
для их реализации, в-третьих, оно не предусматривает каких-либо
ограничений по кругу лиц, которым предоставляется это право, в-четвертых,
не допускается каких-либо ограничений в правах и свободах, подлежащих
судебной защите. Согласно правовой позиции Конституционного Суда
Российской Федерации относительно характеристики права на судебную
защиту, сформулированной в постановлении от 27 июня 2013 г. № 15-П, о
том, что, будучи универсальным правовым средством государственной
защиты прав и свобод человека и гражданина, конституционное
право на
24
судебную защиту выполняет обеспечительно-восстановительную функцию в
отношении всех других конституционных прав и свобод25.
Таким образом, право на судебную защиту предоставляет гражданам
возможность
реализовать
все
другие
права,
предусмотренные
как
Конституцией России, так и иными законодательными актами, а также
позволяет в случае нарушения гражданских прав и свобод восстановить эти
права,
прибегнув
к
помощи
органов
правосудия,
основной
целью
деятельности которых является защита нарушенных или оспариваемых прав.
Следует отметить, что ни одна другая конституционная норма не обладает
таким свойством, как норма о праве на судебную защиту. И хотя в ряде
других конституционных положений (ст. ст. 7, 8, 12, 17, 19, 28, 29, 30, 39, 43 46, 48, 61, 68, 80, 133) также употребляется в различных сочетаниях термин
«гарантия», в них речь не идет о гарантировании, то есть обеспечении
реализации всех иных прав и свобод. Поэтому именно право на судебную
защиту, как оно закреплено в ст. 46 Конституции РФ, следует рассматривать
одновременно как конституционную гарантию защиты прав и свобод
личности.
Определение правовой природы конституционного права на судебную
защиту
имеет
прежде
все
большое
значение
с
точки
зрения
правоприменения, так как именно от понимания его содержания зависит
решение практических вопросов правотворчества и правоприменения. В
связи с чем, определением правовой сущности права на судебную защиты
занимались
многие
ученые-правоведы,
в
их
числе
Г.А.
Жилин,
И.Ю. Крылатова, А.А. Песков, В.Б. Вершинин и др. При анализе подходов к
рассмотрению конституционного права на судебную защиту, его содержания,
предложенных в науке конституционного права, можно отметить тот факт,
что чаще всего за основу берется гражданское и гражданско-процессуальное
понимание судебной защиты прав, свобод и законных интересов.
25
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2013г. №15-П // Официальный сайт
Конституционного Суда РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://legalacts.ru/doc/postanovleniekonstitutsionnogo-suda-rf-ot-27062013-n/ . – Дата обращения: 10.03.2017.
25
В
частности
Г.А.
Жилин
обращает
внимание
на
то,
что
конституционное право на судебную защиту есть право на защиту
действительно нарушенных или неправомерно оспариваемых прав и свобод с
помощью суда26.
О.Я.
Беляевская
трактует
конституционное
право
человека
и
гражданина на судебную защиту как основное, неотчуждаемое и не
подлежащее ограничению ни при каких обстоятельствах субъективное
конституционное
право-гарантию,
заключающееся
в
совокупности
возможностей защищать подвергшиеся посягательству охраняемые законом
объекты посредством эффективного и справедливого правосудия. Основные
правомочия, входящие в содержание исследуемого конституционного права право на свободный доступ к суду; право на рассмотрение (разрешение) дела
судом по существу и вынесение итогового решения; право на обжалование не
вступивших в законную силу судебных решений; право на надлежащее
исполнение судебного решения27.
Вместе с тем, следует отметить, что интерпретация конституционного
права на судебную защиту только как права на обращение в суд для
разрешения спорного правоотношения и права обжаловать неправомерные
действия
органов
власти,
обусловлена
тем,
что
закрепление
конституционного права на судебную защиту как права на защиту человеком
своих прав и свобод от любого посягательства посредством суда было
установлено относительно недавно, а все значительные труды по анализу
судебной защиты относятся к советскому периоду, когда предмет судебной
защиты имел несколько иное содержание.
Рассматривая
конституционное
право
на
судебную
защиту,
в
юридической среде существует мнение о том, что конституционное право на
судебную защиту прав и свобод реализуется не только при осуществлении
26
Жилин, Г.А. Право на судебную защиту: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gazetayurist.ru/article.php?i=451. – Дата обращения: 10.03.2017.
27
Беляевская, О.Я. Конституционное право человека и гражданина на судебную защиту: понятие, проблемы
реализации: Дис. ... канд. юрид. наук. - Санкт-Петербург, 2007. - С. 33.
26
правосудия, но и в иных формах судебной деятельности: судебном контроле
и судебном санкционировании, что находит свое отражение в решениях
Конституционного Суда Российской Федерации, который при исследовании
уголовно-правовой сферы высказывался о судебном контроле, используя
категорию конституционного права на судебную защиту, что позволяет
сделать вывод о том, что в практике Конституционного Суда Российской
Федерации также прослеживается тенденция к широкому пониманию
конституционного права на судебную защиту: как права, включающего, в
том числе право на надлежащее осуществление судебного контроля при
ограничении конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Так, в Определении Конституционного суда Российской Федерации от
16 декабря 2008 г. № 1076-О-П28, сделан вывод о том, что предоставление
лицу возможности участвовать в судебном заседании по санкционированию
проведенного обыска в жилище обусловливается, в частности, самим
характером
осуществляемого
судебного
контроля,
предполагающего
проверку соблюдения следователем требований закона не только в части
оснований для производства обыска, но и в части порядка его проведения.
Кроме того, суд подчеркнул, что указанный подход к установлению пределов
судебного контроля с участием заинтересованного лица за действиями
органов уголовного преследования согласуется с прецедентной практикой
применения Европейским судом по правам человека п. 1 ст. 6 Конвенции о
защите прав человека и основных свобод29, гарантирующего каждому право
на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом.
Таким образом, в этом деле суд при рассмотрении вопросов судебного
контроля за законностью и обоснованностью ограничения права на
неприкосновенность жилища использовал практику ЕСПЧ по ст. 6
28
Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. № 1076-О-П «По жалобам граждан
Арбузовой Елены Николаевны, Баланчуковой Александры Васильевны и других на нарушение их
конституционных прав частями третьей и пятой статьи 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2009. - № 3.
29
Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) // Собрание
законодательства РФ. - 1998. - № 14. - Ст. 1514.
27
Конвенции,
которая
посвящена
праву
на
справедливое
судебное
разбирательство, что указывает на единую суть судебной защиты,
воплощенную в разных формах судебной деятельности.
В Постановлении от 9 июня 2011 г. № 12-П30 также были сделаны
выводы о содержании конституционного права на судебную защиту. В
указанном решении суд назвал решения органов судебной власти, которые
принимаются в рамках судебного контроля за деятельностью органов
исполнительной власти, связанной с возможными ограничениями прав и
свобод человека, относящимися к сфере правосудия. Кроме того, было
отмечено, что в силу ч. 1 ст. 46 Конституции России суд как орган
правосудия призван обеспечить справедливую процедуру принятия решения,
в том числе относительно проведения оперативно-розыскных мероприятий.
Следовательно, «судебные решения, на основании которых допускается
ограничение прав, гарантируемых статьями 23 и 25 Конституции России,
должны приниматься - по смыслу части 1 статьи 47 во взаимосвязи с частями
1 и 2 статьи 46 и частями 1 и 2 статьи 118 - с соблюдением правил
установленной законом подсудности дел, а ее изменение возможно только в
судебной процедуре и только при наличии указанных в законе оснований
(обстоятельств), препятствующих рассмотрению дела в том суде и тем
судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».
Вместе с тем, следует отметить, что правовое регулирование защиты
прав и свобод человека и гражданина начинается с отнесения такой защиты к
конституционной
Российской
обязанности
Федерации),
что
государства
означает
(статья
ее
2
включение
Конституции
в
основы
конституционного строя России. Эта обязанность реализуется и в отношении
российских граждан, и в отношении лиц, не являющихся таковыми. То, что
Россия конституционно закрепляет несение обязанности защищать права и
30
Постановление Конституционного Суда РФ от 9 июня 2011 г. № 12-П «По делу о проверке
конституционности положений пункта 7 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в
Российской Федерации" и части первой статьи 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной
деятельности" в связи с жалобой гражданина И.В. Аносова» // Российская газета. - 22 июня 2011 г.
28
свободы человека и гражданина, повышает ее авторитет как правового
государства. Установленная в статье 18 Конституции Российской Федерации
конституционная обязанность защищать права и свободы человека и
гражданина обретает функциональную определенность через деятельность
публичных структур всех ветвей и уровней власти: права гражданина и
человека - действуют непосредственно и определяют смысл, содержание и
применение
законов,
деятельность
местного
самоуправления,
исполнительной и законодательной властей, обеспечиваются правосудием. В
реализации данной обязанности каждый из названных властных субъектов
самостоятелен в пределах компетенции, очерченной законом.
Применение субъектами мер защиты, преследующих, как правило,
правовосстановительные
цели,
фактическим
состоянием
вины
не
обусловлено. По верному утверждению А.С. Мордовца, меры защиты и меры
охраны не совпадают ни по содержанию, ни по субъектам реализации, ни по
форме31. По мнению А.М. Ларина, с которым сложно не согласиться, защита
представляет собой противодействие противоправным ограничениям и
нарушениям прав, свобод и интересов личности, предупреждения данных
нарушений и ограничений, а также возмещение вреда, если не получилось
предупредить или отразить нарушения и ограничения32.
Т.Ю. Нестеровой
сформулировано
следующее
определение
конституционного права на судебную защиту прав и свобод, раскрывающее
его содержание: «конституционное право на судебную защиту представляет
собой гарантированную Конституцией России и обеспеченную государством
универсальную возможность каждого восстановить свои нарушенные или
оспариваемые права и свободы путем обращения в суд в целях вынесения и
исполнения судебного решения, а также предотвратить необоснованное и
незаконное ограничение конституционных прав и свобод в законодательно
31
Мордовец, А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. - Саратов,
1996. - С. 223.
32
Ларин, А.М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // Общая теория прав
человека / под общ. ред. Е.А. Лукашевой. - М.: Норма, 2006. - С. 169.
29
закрепленной
процедуре
судебного
разбирательства,
которая
характеризуется отсутствием инициативы защищаемого субъекта»33.
Кроме того, в юридической науке преобладает мнение, согласно
которому
защита
прав
осуществляется
в
рамках
охранительных
правоотношений, обеспечивающих охранительную функцию права. Такие
правоотношения возникают в случаях нарушения субъективных прав и
обязанностей и обеспечивают их защиту, в то время как регулятивные
правоотношения, предусматривая общие и конкретные субъективные права и
обязанности, возникают на основе правомерного поведения субъектов 34.
Соответственно применительно к обязанности государства в сфере прав и
свобод
человека
и
гражданина
в
юридической
литературе,
да
и
законодательстве, термины «защита прав» и «охрана прав» чаще всего
рассматриваются как синонимичные, хотя вопрос о соотношении данных
понятий и остается дискуссионным35.
Как отмечает Н.И. Матузов, субъективные права и охраняемые законом
интересы охраняются постоянно, а защищаются только тогда, когда
нарушаются; таким образом, защита есть момент охраны, одна из ее форм 36.
По мнению Н.С. Малеина, категория «охрана прав» является более обширной
и включает в себя все юридические правила по поводу определенного блага,
в то время как категория «защита прав» относится к мерам, принимаемым
государством в случаях, когда право нарушено37. Тем не менее, указывая на
обязанность государства защищать права и свободы человека и гражданина
наряду с их признанием и соблюдением, Конституция РФ явно придает
понятию защиты прав и свобод значение и их охраны, используя в разных
частях текста соответствующие термины в синонимичном смысле. Так,
достоинство личности охраняется государством, но каждый имеет право на
33
Нестерова, Т.Ю. Право на судебную защиту в системе конституционных
правосудия // Государственная власть и местное самоуправление. - 2015. - № 11.
34
Алексеев, С.С. Общая теория права. - М., 1981. Т. 1. - С. 280.
35
См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. - М., 2008. - С. 358 - 366
36
Матузов, Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. - С. 131.
37
Малеин, Н.С. Охрана прав личности советским законодательством. - М., 1985. - С. 18, 19.
гарантий
30
защиту своей чести и доброго имени (ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ).
Следовательно,
каждый
имеет
право
на
государственную
защиту
достоинства личности, чести и доброго имени, впрочем, как и других прав и
свобод человека и гражданина, охраняемых государством от любых форм
неправомерного посягательства от кого бы то ни было.
А.К. Гагиев, полагает, что для уяснения правовой природы права на
судебную защиту необходимо учесть следующие составляющие:
1) право каждого обратиться к суду, в основе которого лежит
доступность правосудия, то есть наличие реальной возможности для
человека подать в суд иск, заявление или жалобу. Доступность правосудия
складывается
из
территориальной
доступности
конкретного
суда,
материальной возможности гражданина собрать необходимые документы,
уплатить государственную пошлину;
2) право на получение квалифицированной юридической помощи,
которая согласно части 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации в
случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно. Это право
является субсидиарным (дополнительным) по отношению к праву на
судебную защиту, поскольку для многих категорий граждан при отсутствии
такой помощи со стороны государства право на судебную защиту станет
иллюзорным;
3) право на законный суд, то есть
рассмотрение его дела
беспристрастным и независимым судом, созданным на основании закона, с
соблюдением правил подведомственности и подсудности на основе
принципа равенства всех перед законом и судом;
4) обязанность суда рассмотреть и принять решение по делу в
установленные законом сроки;
5) право обжаловать судебный акт в вышестоящих судебных
инстанциях с целью его отмены в случае возможной судебной ошибки;
31
6) право на исполнение судебного акта в разумный срок, так как
невозможность исполнения судебного решения также делает иллюзорным
само право на судебную защиту;
7) право на получение компенсации в случае нарушения права на
рассмотрение дела или права на исполнение судебного акта в разумный
срок38.
Исходя из того, что указанное право является конституционной
гарантией, государство обязано создать необходимые условия для того,
чтобы каждый человек, как это закреплено в части 1 статьи 46 Конституции
РФ, мог воспользоваться при необходимости в полном объеме правом на
судебную защиту, реальность данной конституционной гарантии будет
обеспечена только в том случае, если будет эффективно функционировать
судебная система.
38
Гагиев, А.К. Право на судебную защиту как конституционная гарантия //Российская юстиция. - 2013. - №
12.
32
Глава 2. Общая характеристика реализации конституционного права
на судебную защиту основных прав и свобод в Российской Федерации
2.1. Конституционно-правовые гарантии реализации права на
судебную защиту в Российской Федерации
Обязанность российского государства по защите прав и свобод
человека и гражданина, установленная в Конституции РФ, раскрывается
через систему гарантий их государственной защиты. В части 1 статьи 45
Конституции РФ закреплен перечень государственных органов, которые
обладают определенной компетенцией, направленной на защиту прав и
свобод граждан. Система таких органов предопределена особенностями
государственного устройства нашей страны, историческими традициями, а
также требованиями, которые вытекают из обязательных для России
международных договоров и соглашений. Особое значение имеет также тот
факт, что в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации
закреплено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
Применительно к праву на судебную защиту в указанной конституционной
норме употреблен термин «гарантируется», который имеет большое
смысловое и правовое содержание. Французское слово «гарантия» означает
ручательство, поруку в чем-либо; условие осуществления чего-либо39.
Конституционная система защиты прав и свобод человека и
гражданина в Российской Федерации - это целостная, конституционно
обусловленная, упорядоченная совокупность взаимодействующих звеньев
правового механизма, деятельность которого направлена на защиту прав и
свобод человека и гражданина от посягательств и нарушений, а также на
достижение
39
в
стране
состояния
их
реальной
защищенности 40.
Первый толковый (большой энциклопедический словарь). - СПб., 2006. - С. 392
Алиев В.М., Соловых Н.Н. Теоретические аспекты уголовно-правовой защиты личности, ее прав и
свобод//Российский следователь. - 2016. - № 16.
40
33
Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина
включает в себя ряд правозащитных элементов41:
Как полагает Н.М. Колосова, право каждого на судебную защиту прав
и свобод многоаспектно и может быть представлено как принцип, как право
и как гарантия42. Другие ученые считают, что гарантированность прав и
свобод, предполагающая создание государством необходимых условий для
их полноценной реализации, является принципом правового статуса
личности43. Это право представляет собой конституционную гарантию
защиты иных конституционных прав и свобод.
По мнению Т.Т. Озиева, конституционные гарантии - это совокупность
социальных, экономических, политических правовых приемов, механизмов и
методов,
позволяющих
реализовывать
и
обеспечивать
на
практике
закрепленные в конституции права и свободы человека и гражданина44.
Статья 46 Конституции Российской Федерации закрепляет право
каждого на судебную защиту прав и свобод. В суд могут быть обжалованы
любые решения и действия (или бездействие) органов государственной
власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и
должностных
лиц.
В
случае
исчерпания
всех
имеющихся
внутригосударственных средств правовой защиты у каждого есть право
обратиться в наднациональные органы по защите прав и свобод человека в
соответствии с международными договорами Российской Федерации.
Гарантирование прав и свобод человека и гражданина, реальное
использование средств их правовой защиты, а также доверие субъектов к
судебной системе создают основу для рациональной легитимности и
укрепления
демократического
политического
режима
в
государстве.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации
41
Мархгейм, М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная
конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования: Монография. - Ростов н/Д:
Ростиздат, 2005. - С. 24.
42
Колосова, Н.М. О конституционном праве каждого на международную судебную защиту в России //
Журнал российского права. - 2012. - № 4. - С. 73
43
Дзидзоев Р.М., Цалиев А.М. Конституционное право Российской Федерации. Владикавказ, 2011. С. 55
44
Озиев, Т.Т Конституционное право: Учеб. пособие. - М., 2009. - С. 58.
34
право на судебную защиту относится к основным правам и свободам
человека, не подлежит ограничению и предполагает наличие конкретных
правовых гарантий, позволяющих реализовать его в полном объеме и
обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия,
отвечающего общеправовым требованиям справедливости и равенства45.
Право на судебную защиту, равно как и право на справедливое
судебное разбирательство, невозможно реализовать, не воспользовавшись
правом на доступ к правосудию. Позиция Европейского суда по правам
человека, касающаяся права на доступ к правосудию, императивна: в силу
особой важности права на справедливое судебное разбирательство в
демократическом обществе право на доступ к правосудию должно быть
гарантировано применимым на практике и эффективным способом46.
Как полагает М.Г. Вилова, право на доступ к правосудию является
структурным элементом акта реализации права на справедливое судебное
разбирательство, поскольку без возбуждения производства по делу заявитель
лишен конституционной гарантии защиты основных прав и свобод. Только
при наличии правовой определенности судебных актов, находящейся во
взаимной связи с разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации и
правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации,
право на доступ к правосудию способно выступать конституционноправовой гарантией справедливого суда. Реализация названного права
предполагает одновременное использование заявителем и гарантирование
судом процессуальных прав в целях экономии применения средств судебной
45
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 марта 2015 г. № 6-П «По делу о
проверке конституционности пункта 1 части 4 статьи 2 Федерального конституционного закона «О
Верховном Суде Российской Федерации» и абзаца третьего подпункта 1 пункта 1 статьи 342 Налогового
кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Газпром нефть» //
Российская газета. - 2015. - № 77.
46
Постановление Европейского суда по правам человека от 14 января 2014 г. «Дело Джонс и другие (Jones
and Others) против Соединенного Королевства» (жалоба № 34356/06 и 40528/06) // Прецеденты
Европейского суда по правам человека. - 2014. - № 6 (06).
35
защиты. Ограничение права на доступ к правосудию в силу ч. 3 ст. 56
Конституции Российской Федерации недопустимо47.
В системе конституционно-правовых гарантий право на доступ к
правосудию представляет собой возможность получения реальной судебной
защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод с соблюдением
законодательно закрепленных критериев. Основным правовым последствием
реализации
права
на
доступ
к
правосудию
является
возбуждение
процессуально эффективного судебного разбирательства. Процессуальная
эффективность
предполагает
разбирательство
должно
отвечающего
отсутствие
оканчиваться
требованиям
правовой
волокиты,
принятием
а
судебное
судебного
определенности.
акта,
Среди
конституционных прав и свобод следует выделить те, которые являются
гарантиями, закрепленными более детально, например,
в Уголовно-
процессуальном кодексе Российской Федерации. В данном случае, нормы
содержащиеся в Конституции Российской Федерации, защищают права и
свободы при производстве по уголовному делу у подозреваемого,
обвиняемого, потерпевшего и т.д. Так, например, запрет на использование
пыток,
применение
насилия,
другого
жестокого
или
унижающего
человеческое достоинство обращения или наказания пресекает такие методы,
как принуждение к даче показаний, а в перспективе предохраняет само
общество от привлечения к уголовной ответственности невиновных людей
или вынесения наказания совсем не за то деяние, которое совершил
осужденный. Восстанавливая справедливость в отрасли уголовного права,
судья выносит обвинительный или оправдательный приговор. Обвинение не
может строиться на информации, собранной с нарушением закона.
Например, нельзя использовать личную переписку и иные сообщения, иначе
как на основе судебного решения. Все, что получено с нарушением права на
неприкосновенность жилища, также не может быть доказательством по
47
Вилова, М.Г. Право на доступ к правосудию в системе конституционно-правовых гарантий
справедливого суда // Российский судья. - 2016. - № 2.
36
уголовному делу, так как для проникновения в жилище против воли
проживающих в нем лиц в соответствии с Законом «Об оперативнорозыскной деятельности»48 и Конституцией необходимо разрешение судьи.
Право на уважение личной и семейной жизни, неприкосновенности жилища,
тайны корреспонденции, закрепленное в международных документах,
включает в себя право на личную жизнь. Требование уважения личной жизни
означает и защищенность ее от предания гласности. Во избежание любого
неправомерного или произвольного вмешательства государства в жизнь
индивидуума, что могло бы нанести ущерб любому демократическому
обществу, осуществление этого права будет ограничиваться только в
случаях, предусмотренных законом и совместимых с международнопризнанными стандартами в области прав человека. Выполнение этих
обязательств
требует
четкой,
детальной
и
достаточно
корректной
регламентации процедуры прослушивания телефонных переговоров в ходе
производства по уголовному делу. Ограничение права неприкосновенности
возможно лишь в соответствии с установленной законом процедурой и при
наличии достаточных к тому оснований, закрепленных в законе. Уголовнопроцессуальное принуждение утрачивает свой легитимный характер,
превращается в откровенный произвол, когда соответствующие меры не
сопровождаются соблюдением процессуальных прав личности.
Закрепление
в
Конституции
Российской
Федерации
положения,
определяющего независимость судебной власти, означает безусловное
признание за судом правомочий обеспечения защиты прав и свобод человека
и гражданина. Средства и способы защиты прав и свобод человека и
гражданина
достаточно
многообразны,
но
чаще
всего
во
всем
цивилизованном мире представление о них связывается с деятельностью
судебной системы. «Каждый человек имеет право на эффективное
восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях
48
Федеральный закон от 12.08.95 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об оперативно-розыскной
деятельности» // Собрание законодательства РФ. - 14.08.1995. - № 33. - ст. 3349.
37
нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или
законами» - это положение, содержащееся во Всеобщей декларации прав
человека, определяет содержание деятельности судов - неотъемлемой части
государства. В качестве особого вида государственной деятельности
судебная
власть
выступает
как
средство
разрешения
конфликтов,
возникающих в обществе, как сила, функционирующая от лица государства,
наделенная
принуждения.
им
правомочиями
Функции
применения
судебной
власти
мер
государственного
многоплановы.
Они
осуществляются путем решения конкретных задач. В число важнейших
социальных задач, возлагаемых на судебную власть как государственноправовой институт, входит обеспечение защиты прав и свобод человека и
гражданина. Названная социальная задача, преломляясь в функциональном
назначении судебной деятельности, предопределяет смысл и содержание
этой деятельности. Обеспечение защиты прав и свобод человека и
гражданина - цель деятельности суда, осуществляемая средствами и
способами особого рода, которые носят властный императивный характер.
Решения, вынесенные судом, являются общеобязательными и обладают
свойством преюдициальности. Потребность в суде как социальном институте
защиты, способном разрешить социальный конфликт, возникла в обществе из
потребности
восстановить
нарушенную
справедливость.
Граждане
обращаются в суд в надежде получить государственную защиту. С другой
стороны, суд, являясь государственным учреждением, представляет интересы
государства. Формирование гражданского общества требует скорейшего
завершения реорганизации судебной власти, поскольку нынешнее ее
состояние не отвечает потребностям действительно эффективной защиты
естественных (неотчуждаемых) прав и свобод человека. Появление в
российской юридической науке и действующем законодательстве категории
«судебная власть» в ее современном значении породило ряд вопросов,
требующих своего разрешения. К числу таковых следует отнести проблемы
38
соотношения понятий судебной власти и правосудия, взаимодействия
судебной власти и прокурорского надзора, проблему прецедентного права.
Потребность в суде как социальном институте защиты, способном
разрешить социальный конфликт, возникла в обществе из потребности
восстановить нарушенную справедливость. Дальнейшее совершенствование
и проведение реформы судебной власти послужит развитием и создаст
условия реализации естественных неотчуждаемых прав и свобод человека.
Естественные
права
являются
требованием
отражения
к
условиям
существования человека в обществе.
2.2.
Судебная власть как институт судебной защиты прав и свобод
граждан в Российской Федерации
Судебные органы занимают особое место в конституционно-правовом
механизме
обеспечения
правопорядка,
объективно,
независимо
и
компетентно разрешая правовые споры и обеспечивая судебную защиту
конституционных прав граждан, непосредственно влияют на степень
эффективности укрепления правопорядка и конституционной законности.
Как
справедливо
отмечает
Ю.В.
Кивич,
«в
рамках
установления
конституционного правопорядка в целом судебные органы обеспечивают:
защиту конституционного строя в России; осуществляют правосудие по
делам о преступлениях и административных правонарушениях, посягающих
на общественный порядок, безопасность личности, общества и государства;
обеспечивают судебную защиту граждан, общественных формирований»49.
В соответствии со статьей 10 Конституции Российской Федерации
государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а органы
законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.
49
Кивич, Ю.В. Проблемы административно-правовой охраны отношений в сфере общественной
безопасности и общественного порядка // Вестник Московского университета МВД России. - 2015. - № 6. С. 91 - 92.
39
Конституцией Российской Федерации судебная власть признается одной из
основ конституционного строя, являясь одним из равноправных и
самостоятельных элементов системы разделения властей. В статье 11
Конституции Российской Федерации в числе органов, осуществляющих
государственную власть, обозначены суды Российской Федерации, которые
обеспечивают реализацию судебной власти.
Как отмечает А.В. Безруков «при характеристике судебной власти
необходимо исходить из того, что судебная власть представляет собой
конституционно обособленную и самостоятельную ветвь государственной
власти, основным предназначением которой является разрешение правовых
споров посредством деятельности судебных органов по осуществлению
правосудия»50. В системе разделения властей судебная власть занимает
предельно обособленное положение, что связано с необходимостью
обеспечения независимого и справедливого правосудия. В отличие от
законодательной и исполнительной власти, которые тесно связаны с
политикой и поддаются политическому давлению (фракции в парламенте,
политическая ответственность правительства), судебная власть находится
вне политики и не может подвергаться никакому, в том числе и
политическому, давлению. Обособленное положение судебной власти в
системе разделения властей в определенной мере предопределяет качество и
эффективность
работы
судебной
системы
России.
Федеральный
конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской
Федерации»51 в статье 4 устанавливает, что суды общей юрисдикции
осуществляют правосудие, разрешая споры и рассматривая дела, отнесенные
к их компетенции, посредством гражданского, административного и
уголовного судопроизводства, каждый раз решают вопросы о пределах
действия того или иного принципа правосудия. При этом они должны
50
Безруков, А.В. Реформирование судебной власти в условиях разделения властей и обеспечения единства
судебной системы России // Конституционное и муниципальное право. - 2015. - № 2
51
Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 №1-ФКЗ (ред. от 21.07.2014) «О судах общей
юрисдикции в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 14.02.2011. - № 7. - ст. 898.
40
опираться на предписание части 1 статьи 15 Конституции Российской
Федерации о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу.
Основополагающим утверждением Конституции РФ является то, что
«человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность
государства». Эта гуманистическая ориентация Основного Закона нашла
адекватное
воплощение
в
установленных
Конституцией
принципах
организации судебной системы и осуществления правосудия.
Конституционные основы деятельности судебной власти в России
регламентированы рядом положений Конституции РФ, в частности, статьями
10 - 11, 46, 118 - 128, и достаточно большим количеством Федеральных
конституционных законов, принятых в развитие конституционно-правовых
норм, а именно - от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской
Федерации»52, от 23.06.1999 № 1-ФКЗ «О военных судах Российской
Федерации»53, от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»54, от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в
Российской Федерации»55, от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных
судах в Российской Федерации»56, от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном
Суде
Российской
Федерации»57. В соответствии со
статьей 118
Конституции Российской Федерации и статьей 4 ФКЗ «О судебной системе
Российской
Федерации»
в
России
действуют
федеральные
суды,
конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской
Федерации,
52
осуществляющие
судебную
власть
посредством
Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) «О судебной системе
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 06.01.1997. - № 1. - ст. 1.
53
Федеральный конституционный закон от 23.06.1999 № 1-ФКЗ (ред. от 03.07.2016) «О военных судах
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 28.06.1999. - № 26. - ст. 3170.
54
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) «О Конституционном
Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447.
55
Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ (ред. от 21.07.2017) «О судах общей
юрисдикции в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 14.02.2011. - № 7. - ст. 898.
56
Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) «Об арбитражных
судах в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 01.05.1995. - № 18. - ст. 1589.
57
Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ (ред. от 15.02.2016) «О Верховном Суде
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 10.02.2014. - № 6. - ст. 550.
41
конституционного,
гражданского,
административного
и
уголовного
судопроизводства. В рамках обеспечения конституционного правопорядка
органы судебной власти выполняют следующие общие и специальные
функции:
- осуществление правосудия как деятельности судов по рассмотрению
в
установленном
законом
порядке
конституционных,
гражданских,
уголовных и административных дел;
-
осуществление
судебного
контроля
за
законностью
и
обоснованностью применения мер процессуального принуждения органами,
осуществляющими предварительное расследование, дознание, оперативнорозыскную деятельность;
- толкование положений Конституции РФ Конституционным Судом
России и интерпретация правовых норм в форме постановлений Пленума
Верховного Суда России;
- принятие решения об избрании меры пресечения в виде заключения
под стражу, залога, домашнего ареста;
- обращение суда общей юрисдикции или арбитражного суда в
Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона,
подлежащего применению при рассмотрении дела;
-
принятие
(несоответствии)
решения
уполномоченным
Конституции
Российской
судом
о
соответствии
Федерации,
федеральным
законам, учредительным актам и законам субъекта РФ нормативного
правового акта, принятого высшим должностным лицом субъекта РФ;
-
принятие
(несоответствии)
решения
уполномоченным
Конституции
Российской
судом
о
соответствии
Федерации,
федеральным
законам, учредительным актам и законам субъекта РФ нормативного
правового акта, принятого законодательным органом власти субъекта РФ;
- принятие решения уполномоченным судом о подтверждении
уклонения главы субъекта РФ или законодательного органа власти региона
от приведения в соответствие с Конституцией Российской Федерации,
42
федеральными законами, учредительными актами и законами субъекта РФ
принятого им нормативного правового акта58.
Вместе с тем, суды общей юрисдикции и арбитражные суды
справедливо признаются в юридической литературе автономными частями
(подсистемами) судебной системы России59. До принятия в 2014 году
поправок к статья 126 Конституции РФ и Закона № 3-ФКЗ эта автономность
подчеркивалась тем, что обе подсистемы возглавлялись разными органами Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Для судов общей
юрисдикции
использовалась
трехзвенная
конструкция
-
районные
(городские) суды, суды субъектов Российской Федерации, Верховный суд
Российской Федерации в лице соответствующих коллегий. Для арбитражных
судов
-
четырехзвенная
конструкция:
арбитражные
суды субъектов
Российской Федерации, апелляционные арбитражные суды, арбитражные
суды округов, Высший Арбитражный суд Российской Федерации. При этом
на начальном этапе судебной реформы становление арбитражных судов
происходило достаточно быстрыми темпами, а наряду с этим несколько раз
(в 1995 и 2002 годах) коренным образом обновлялось и арбитражнопроцессуальное
законодательство,
причем
именно
в
направлении
совершенствования инстанционности60. По существу, до февраля 2014 года
внутри российской
судебной системы
оформились
два
автономных
компонента - федеральные суды общей юрисдикции и федеральные
арбитражные суды. Мировая юстиция и органы судебного конституционного
контроля как составные части судебной системы развивались собственным
эволюционным путем.
Стабильность
и
единство
судебной
системы
неслучайно
рассматриваются в юридической литературе как своеобразные индикаторы ее
58
Безруков, А.В. Конституционные основы деятельности судебных органов и прокуратуры в механизме
обеспечения правопорядка // Конституционное и муниципальное право. - 2016. - № 4.
59
Алехина, О.М. Арбитражные суды в механизме современного российского государства: теоретикоправовой аспект: Дис. канд. юрид. наук. - Тамбов, 2004. - С.14.
60
Яковлев, В.Ф. Опыт создания арбитражных судов // Вестник ВАС РФ. - 2012. - № 1. - С. 6 - 7.
43
работоспособности61. Гарантией устойчивости судебной системы выступает,
по
мнению
ряда
авторов,
утвержденная
Конституцией
Российской
Федерации процедура принятия федеральных конституционных законов,
требующая
согласия
квалифицированного
большинства
обеих
палат
Федерального Собрания РФ (ч. 2 ст. 108 Конституции РФ)62. Вместе с тем
судебная система относится к динамическим системам, характеризующимся
направленным движением и развитием. Условия для этого создает
законотворческая деятельность, внесение законодателем изменений в
установленный порядок правового регулирования.
Так, по мнению А.Е. Козлова, конституционные нормы и принципы,
регулирующие судебную систему, подразделяется на три группы:
1) принципы, определяющие взаимоотношения личности и судебной
власти;
2) нормы организации судебной системы (осуществление правосудия
только судом в соответствии с законом, единство судебной системы,
сочетание профессиональных и непрофессиональных начал в осуществлении
правосудия);
3) принципы функционирования судебной системы (независимость,
несменяемость и неприкосновенность судей, гласность судопроизводства,
состязательность и равноправие сторон в процессе)63.
Если
конституционные
положения,
регламентирующие
взаимоотношения личности и судебной власти, а также принципы
функционирования судебной системы трансформации не подлежат, то нормы
организации судебной системы могут изменяться.
Таким образом, для российских судов правовой основой являются
Конституция РФ, федеральные конституционные законы и федеральные
законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и
61
Лебедев, В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. - М.: РАП, 2008. - С.234
Комментарий к Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской
Федерации" / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: Норма, 2003.
63
Козлов, А.Е. Конституционное право. - М.: БЕК, 1997. - с.348-351.
62
44
международные договоры Российской Федерации, конституции (уставы) и
законы субъектов Российской Федерации. Кроме того, все федеральные суды
обязаны
соблюдать
установленные
федеральными
законами
правила
судопроизводства. Исходя из этого, объединение федеральных судов общей
юрисдикции и федеральных арбитражных судов по одним надзорным
органом -
Верховным судом РФ выглядит логически обоснованным.
Осуществляя судебный надзор за деятельностью судов, выступая в качестве
апелляционной и кассационной инстанций, давая разъяснения по вопросам
судебной практики, этот орган возглавил обе подсистемы и получил
возможность координировать судебную деятельность.
Итак, согласно действующим нормативным правовым актам можно
констатировать, что судебная система Российской Федерации - это
совокупность судов, осуществляющих правосудие на территории Российской
Федерации в соответствии со своей компетенцией и в установленном
законом порядке, при этом к федеральным судам относятся:
- Конституционный Суд Российской Федерации;
- Верховный Суд Российской Федерации;
- верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов
федерального значения, суды автономной области и автономных округов,
районные суды, военные и специализированные суды, составляющие
систему федеральных судов общей юрисдикции;
- арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды,
арбитражные суды субъектов Российской Федерации и специализированные
арбитражные суды, составляющие систему федеральных арбитражных судов.
К
судам
субъектов
Российской
Федерации
Закон
относит
конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации,
мировых судей, являющихся судьями общей юрисдикции субъектов
Российской Федерации.
Общий порядок деятельности всех составных частей судебной системы
и
их
внутренняя
организация
основывается,
как
правило, на
45
конституционных принципах осуществления правосудия, закреплённых в
Конституции
Российской
Федерации
и
определяющих
наиболее
существенные стороны данного вида государственной деятельности, а вместе
с тем все кодифицированные акты классифицируемые по отраслям права
определяют лишь порядок, процессуальную последовательность, основные
этапы производства по делу (судопроизводства), виды принимаемых
решений, кроме того, в них регламентированы права и обязанности
субъектов,
участвующих
по
делу
(гражданскому,
уголовному,
административному, конституционному). Можно выделить следующие
принципы, на которых основывается вся система правосудия Российской
Федерации:
1) осуществления правосудия только судом. Исключительное право на
осуществление правосудия только судом означает, что только он может
вынести как обвинительный, так и оправдательный приговор, принять
решение по рассматриваемому от имени государства делу;
2) законность (неукоснительное соблюдение судами Конституции
России и законов;
3)
независимость
самостоятельно,
судей.
независимо
от
Суды
осуществляют
чьей-либо
воли,
свою
власть
подчиняясь
только
Конституции РФ и закону. Гарантии независимости судей, присяжных и
арбитражных
заседателей
устанавливаются
Конституцией
Российской
Федерации и федеральным законом;
4)
несменяемость
судей.
Статья
121
Конституции
России
устанавливает, что полномочия судьи могут быть прекращены или
приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным
федеральным законом. Согласно ст. 15 Закона «О судебной системе», судья
не может быть назначен (избран) на другую должность или в другой суд без
его
согласия.
Полномочия
судьи
могут
быть
приостановлены
прекращены только по решению соответствующей коллегии судей;
5) коллегиальность;
или
46
6) состязательность и равноправие сторон. Статья 123 Конституции
России устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе
состязательности и равноправия сторон. Все стороны равны перед законом и
судом,
независимо
от
пола,
расы,
национальности,
происхождения,
имущественного и должностного положения, отношения к религии,
убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других
обстоятельств;
7) гласность судебного разбирательства. Часть 1 ст. 123 Конституции
РФ устанавливает, что разбирательство во всех судах открытое. Слушание
дела
в
закрытом
разбирательстве
допускается
лишь
в
случаях,
предусмотренных федеральным законом;
8) принцип государственного языка судопроизводства, согласно
которому судопроизводство и делопроизводство в судах России ведутся на
русском языке либо на государственном языке республики, на территории
которой находится суд. Лицам, участвующим в деле, но не владеющим
языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать
объяснения на родном языке либо на свободно избранном языке общения, а
также пользоваться услугами переводчика;
9) презумпция невиновности - основополагающее начало уголовного
судопроизводства, принцип, гарантирующий права и свободы человека и
гражданина. В соответствии со статьей 49 Конституции России каждый
обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его
виновность не будет доказана в установленном законом порядке. При этом
обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а все неустранимые
сомнения в виновности лица трактуются в его пользу;
10) ст. 50 Конституции РФ отражает принцип недопустимости
повторного осуждения за одно и то же преступление;
11) право пользования квалифицированной юридической помощью. В
соответствии с этим принципом каждый задержанный, заключенный под
стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться
47
помощью адвоката с момента задержания, заключения под стражу или
предъявления обвинения.
Вместе с тем, предоставляя право каждому на судебную защиту прав,
свобод и законных интересов, часть 1 статьи 46 Конституции Российской
Федерации не конкретизирует особенностей или различий этой защиты в
судах общей юрисдикции или арбитражных судах. Исходя из этого, роль
судов общей юрисдикции и арбитражных судов в судебной системе России
может быть определена следующим образом64. Во-первых, данное и иные
конституционные положения, закрепленные в статьях 118 и 120 Конституции
РФ, утверждают основное направление реализации судебной власти в виде
осуществления правосудия и защиты прав и законных интересов субъектов.
Во-вторых, различие в подведомственности дел судам устанавливается
в процессуальном законодательстве (уголовном, гражданском, арбитражном)
и законодательстве об административных правонарушениях. В силу
ч. 3 ст. 128 Конституции РФ порядок деятельности всех федеральных судов,
а также судопроизводство в судах общей юрисдикции и арбитражных судах
должны
устанавливаться
федеральными
конституционными
законами,
поэтому имеются все основания принимать процессуальные кодексы
федеральными конституционными законами. Развитие процессуального
права, системы его структуры, совершенствование механизма реализации
принципов судопроизводства, учет возможностей выработанной теорией и
современной судебной практикой технологизации правового регулирования
институтов
консолидации
управления
его
всей
правовых
системой
основ
и
судопроизводства
использования
требуют
новых
форм
государственного руководства всей судебной системой65.
В-третьих, осуществляя правосудие и реализуя иные полномочия,
предоставленные им как органам судебной власти, суды (и судьи как
64
Алисултанов, В.С.Роль судов общей юрисдикции и арбитражных судов в судебной системе России в
контексте оптимизации их деятельности // Современное право. - 2015. - № 7.
65
Кашепов, В.П. Преобразование системы принципов судопроизводства при осуществлении судебной
реформы// Журнал российского права. - 2017. - № 2.
48
должностные лица - носители судебной власти) руководствуются одними и
теми же принципами деятельности и пользуются равным объемом
материально-правовых
и
процессуальных
гарантий
и
гарантий
независимости. Кроме того, справедливым является мнение ученых,
предлагающих
под
правосудием
по
гражданским
делам
понимать
деятельность судов общей и арбитражной юрисдикции по рассмотрению и
разрешению отнесенных к их ведению гражданских дел, осуществляемую в
соответствии с порядком, установленным гражданским и арбитражным
процессуальным законодательством, и обеспечивающую защиту прав, свобод
и законных интересов участников гражданского оборота 66. Данный подход
обусловливает
необходимость
взаимодействия
между
судами
общей
юрисдикции и арбитражными судами.
Таким
образом,
необходимо
отметить,
что
судебная
система
Российской Федерации является весьма разветвленной, строится исходя из
федеративной
природы
государства,
направлена
на
реализацию
гуманистических и общедемократических начал, активно реагирует на
требования
современности,
международных
норм
и
принципов
международного права. Несомненно, основной механизм обеспечения прав и
свобод граждан - процессуальная деятельность судебных органов по
рассмотрению жалоб на их нарушения в рамках конституционного,
гражданского, административного и уголовного судопроизводства. При этом
нормативное регулирование деятельности судебных органов является
важным, но не единственным обстоятельством, влияющим на эффективность
защиты конституционных прав и свобод. Как справедливо отмечает
Н.М. Добрынин, «Конституция Российской Федерации реализуется в
условиях
сложнейшей
соприкосновении
многих
социально-экономической
культурных
и
реальности,
субкультурных
в
проявлений,
проецируя на эту реальность законы, нормативные правовые акты и
66
Жилин, Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: Монография. - М.: Проспект, 2010.
– С.56.
49
правоприменение. Эффективность реализации конституционных положений
и предписаний в значительной мере зависит от профессионализма
парламентариев,
качества
государственного
управления
в
процессе
правоприменения и наличия профессионалов в системе судебной власти» 67. В
сложившейся сегодня социально-экономической ситуации эффективность
защиты прав и свобод человека и гражданина в равной степени зависит от
эффективности каждой из ее составляющих, в том числе правоприменения,
нормативного регулирования деятельности судов и кадровой политики
государства в отношении судебной системы68.
2.3. Правовые механизмы реализации прав граждан на судебную
защиту в Российской Федерации
Право на судебную защиту занимает важнейшее место среди других
прав, обеспечивающих защиту нарушенного права и охраняемого законом
интереса (например, такого, как право на самозащиту), и представляет собой
сложное, многофункциональное и многовариантное явление. Государство в
указанном правоотношении выступает в качестве обязанного субъекта, и в
содержание его обязанности входит обеспечение реализации права на
судебную защиту. Сфера осуществления правосудия является наиболее
значимой в контексте прав, потому как именно данная функция государства
направлена на защиту нарушенных или оспариваемых прав. Вследствие
этого определение меры возможного поведения субъектов в период
судебного процесса напрямую связано с правовой возможностью защиты
субъективных материальных прав и их восстановления в последующем.
Неотъемлемой
67
характеристикой
нормативного
содержания
права
на
Добрынин, Н.М. Основы конституционного (государственного) права Российской Федерации: 100
вопросов и ответов. Практическое руководство. Современная версия новейшей истории государства. 3-е
изд., перераб. и доп. - Новосибирск, 2013. - С. 5.
68
Карасев, Р.Е. Современный этап реформирования российской судебной системы: влияние на
эффективность защиты прав и свобод человека и гражданина // Российский юридический журнал. – 2014. № 6.
50
судебную защиту будет являться возможность заинтересованного лица
обратиться за защитой нарушенного права. Это, в свою очередь,
предполагает конкретные гарантии, которые позволяют реализовать его в
полном объеме и обеспечивают эффективное восстановление в правах
посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости с
учетом принципа правовой определенности69.
Для того, чтобы не быть просто декларацией, право на судебную
защиту в обязательном порядке должно обладать юридическими средствами
своей реализации. При этом собственная ценность права на судебную защиту
программирует и средства реализации, то есть собственная ценность права на
судебную защиту задает параметры, предопределяет характер и содержание
правовых средств их реализации. Таким образом, право на судебную защиту
предопределяет наличие субъективных процессуальных прав, без которых, в
свою очередь, оно не может в полной мере реализоваться.
В юридической науке профессор А.Т. Боннер указывал, что право на
возбуждение процессуальной деятельности, право на судебную деятельность,
право на результат судебной деятельности и право на принудительное
осуществление нарушенного субъективного материального права являются
средствами конкретизации конституционного права на судебную защиту70.
Также существует мнение относительно того, что содержательную сторону
права на судебную защиту определяют две составляющие: право на
обращение в суд за защитой и право на получение судебной защиты71.
Это проявляется прежде всего в том, что процессуальный порядок
реализации права на судебную защиту представляет собой особый вид
69
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2010 г. № 453-О-О «Об отказе в
принятии к рассмотрению жалобы компании «Ланкренан Инвестментс Лимитед» на нарушение
конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6, пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84
Федерального закона «Об акционерных обществах» и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса
Российской Федерации» // Официальный сайт Конституционного Суда РФ: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.ksrf.ru/Pages/Default.aspx. – Дата обращения: 20.05.2017.
70
См.: Боннер А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности // Избранные труды
по гражданскому процессу. - СПб.: Изд. дом Санкт-Петерб. гос. ун-та; Изд-во юрид. фак-та Санкт-Петерб.
гос. ун-та, 2005. - С. 475.
71
См.: Абознова, О.В. Суд в механизме реализации права на судебную защиту в гражданском и
арбитражном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2006. - С. 7.
51
деятельности,
регулируемой
процессуальным
законодательством,
предоставляющим участникам процесса особые, процессуальные, права и
обязанности, которые создают для них максимально благоприятные условия,
обеспечивающие реальную возможность получения правовой защиты 72.
Государство, гарантируя право на судебную защиту, должно устанавливать в
процессуальном законодательстве систему процессуальных гарантий, т.е.
процессуальных средств и способов, создающих необходимые условия для
реализации права на судебную защиту в судопроизводстве.
Механизм осуществления эффективной защиты в судебных органах
состоит
из
двух
основных
закрепляющего
комплекс
процессуального,
регулирующего
разрешения
юридических
судопроизводства,
а
также
компонентов:
институционального,
материально-правовых
споров
систему
в
процедур
суде
исполнения
в
гарантий,
и
рассмотрения
и
определенной
принятых
судебных
форме
актов73.
Необходимо отметить, что суд при реализации своих функций жестко связан
процессуальной процедурой - самой надежной гарантией защиты прав,
свобод и законных интересов участников судопроизводства от нарушений и
произвола.
Конституция РФ устанавливает, что судебная власть в Российской
Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского,
административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118). Каждой из
этих
форм
(видов)
осуществления
судебной
власти
соответствует
определенный состав участников спорных правоотношений и характер их
спора, специфика которых требует не только распределения дел между
различными судами единой судебной системы, но и дифференциации
установленного законом порядка их рассмотрения и разрешения.
Так, порядок конституционного судопроизводства установлен на
федеральном уровне Федеральным конституционным законом от 21.07.1994
72
Пушкар, Е.Г. Право на обращение в суд за судебной защитой: Дис. д-ра юрид. наук. - Львов, 1983. - С. 24
Терехин В.А., Вершинин В.Б. Судебная защита как комплексный институт российского права: Моногр.
-Пенза: Изд-во ПГУ, 2013. - С. 140.
73
52
№
1-ФКЗ
«О
Конституционном
Суде
Российской
Федерации»,
а
региональные конституционные (уставные) суды рассматривают отнесенные
к
их
компетенции
вопросы
в
порядке,
установленном
законом
соответствующего субъекта Российской Федерации (статья 27 Федерального
конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе
Российской Федерации»). Субъектный состав конституционно-правовых
споров, переданных на разрешение суда, их характер на федеральном и
региональном уровне не совпадают, а потому и порядок судопроизводства в
конституционном (уставном) суде субъекта Российской Федерации не может
полностью совпадать с порядком судопроизводства в Конституционном Суде
РФ. Однако однородность защищаемого права в конституционно-правовых
отношениях и необходимость следования общепризнанным стандартам
правосудия объективно требуют унификации многих правил рассмотрения
дел вне зависимости от их подведомственности суду субъекта Российской
Федерации или Конституционному Суду РФ, что на практике проявляется в
стремлении регионального законодателя адаптировать для регулирования
соответствующих
процессуальных
отношений
нормы
федерального
конституционного закона.
Порядок гражданского судопроизводства для судов общей юрисдикции
установлен Гражданским, а для арбитражных судов - Арбитражным
процессуальным кодексом РФ. Такая дифференциация цивилистического
процесса до уровня самостоятельных отраслей процессуального права
(гражданского процесса и арбитражного процесса) не разрушила его
концептуального единства, обусловленного единой сущностью защищаемого
права. Однако она привела к значительным неоправданным различиям в
законодательном
регулировании
отдельных
судебных
процедур
при
рассмотрении и разрешении гражданских дел в зависимости от их
подведомственности суду общей юрисдикции или арбитражному суду. Для
устранения таких различий необходима унификация цивилистического
процессуального
законодательства,
чему
служит
Концепция
единого
53
Гражданского процессуального кодекса РФ, утвержденная
решением
Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному
законодательству Государственной Думы Федерального Собрания РФ от
08.12.2014 № 124(1)74.
Чрезмерная дифференциация законодательных норм, определяющих
порядок рассмотрения и разрешения административных дел, характерна и
для административного судопроизводства. Если судопроизводство по
уголовным делам осуществляется судами общей юрисдикции в порядке,
предусмотренном одним Уголовно-процессуальным
кодексом РФ, то
порядок рассмотрения судами общей юрисдикции административных дел
определяется нормами двух кодексов - Кодекса об административных
правонарушениях (КоАП) и Кодекса административного судопроизводства
(КАС) РФ, вступившего в действие с 15 сентября 2015 г. Судебная
процессуальная форма в Российской Федерации - это установленный
нормами
процессуального
общепризнанным
стандартам
права
и
отвечающий
правосудия
универсальным
последовательный
порядок
рассмотрения и разрешения дел судом, включающий в себя систему
гарантий, направленных на обеспечение прав и свобод человека и
гражданина посредством осуществления судебной власти75.
В
соответствии
с
действующим
законодательством,
процедура
рассмотрения и разрешения правового спора предусматривает гласность и
открытость процесса, участие представителей народа и конфликтующих
сторон при осуществлении правосудия, устность и непосредственность
исследования доказательств, состязательность, оперативность и другие
демократические принципы судопроизводства. Только в этом случае, т.е.
соблюдая судебную процедуру, можно обеспечить надлежащую реализацию
74
Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ // Документ опубликован не был:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «КонсультантПлюс».
75
Жилин, Г.А.Судопроизводство в механизме обеспечения правового статуса личности//Закон. - 2016. -№ - 1
54
закона, восстановление прав физических и юридических лиц76. Многовековой
опыт, пишет С.В. Боботов, показывает, что именно «с помощью судебных
процедур удается наиболее справедливо определить меру свободы и меру
ответственности гражданина в его сложных отношениях с другими людьми,
обществом и государством»77. В энциклопедической литературе под
процессуальными (процедурными) гарантиями понимается система правовых
средств, установленных законом для надежного отправления правосудия,
защиты прав и свобод человека в уголовном и гражданском процессах,
осуществления задач судопроизводства по уголовным и гражданским
делам78.
Судебные процедуры признаются эффективным механизмом защиты
прав и свобод, если они отвечают требованиям справедливости и
основываются
на
конституционных
принципах
состязательности
и
равноправия сторон. Состязательный характер судопроизводства - один из
аспектов принципа равенства всех перед законом и судом. Поэтому
необходимо, чтобы стороны имели равные возможности для отстаивания
своих доводов и возражений. От судьи требуется, чтобы он заслушивал
стороны и обращался с ними, помня об их равноправии. Там, где не
проводится четких границ между функциями сторон и суда, суд в силу
известных законов психологии становится одной из сторон, чаще всего
стороной обвиняющей. Такое смешение процессуальных функций неизбежно
ведет к серьезным нарушениям прав человека. Правосудие как деятельность
исключительно судов РФ не может иметь обвинительного уклона, а должно
основываться на принципах состязательности и равноправия сторон. В
юридической литературе в качестве одной из важнейших процессуальных
гарантий судебной защиты выделяется беспристрастность судей при
рассмотрении юридических споров. Как полагает Председатель Верховного
76
Артемова, Д.И. Судебная политика в сфере конституционного судопроизводства // Судебная политика:
теория и практика: Кол. моногр. / Под ред. А.В. Малько, В.А. Терехина. - Пенза: Изд-во ПГУ, 2013. - С. 170.
77
Боботов, С.В. Правосудие в системе разделения властей // Судебная система России. - М., 2000. - С. 17
78
См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. - М., 2004. С. 111.
55
Суда РФ В.М. Лебедев, беспристрастность в российском праве, закрепленная
в ч. 1 ст. 120 Конституции РФ и отраслевом законодательстве, - важнейшая
гарантия
обеспечения
объективного,
непредвзятого
и
всестороннего
рассмотрения дела и вынесения по нему справедливого и обоснованного
решения79. Причем беспристрастность судьи является его конституционной
обязанностью. Европейский суд по правам человека в одном из своих
постановлений выделил два критерия оценки беспристрастности судьи:
объективный
и
субъективный.
Объективная
беспристрастность
характеризуется внешним (видимым) признаком ее проявления, как то:
повторное участие в разбирательстве дела судьи, который ранее по нему
участвовал в том же или ином качестве; нарушение объективности порядка
распределения дел в суде; произвольное и необоснованное объединение
(разъединение) дел в суде; внепроцессуальные действия судей и др.
Субъективная беспристрастность понимается как свобода судьи от личных
предубеждений и пристрастий в отношении сторон. Это касается, например,
высказываний судьи, его поведения и отдельных действий80.
Еще одной гарантией эффективной реализации судебной защиты
выступает гласность судебного разбирательства. Гласность как принцип
судопроизводства закреплена в ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, ст. 11 АПК РФ,
ст. 241 УПК РФ, ст. 10 ГПК РФ. Право на гласный суд позволяет человеку
защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными
законом. В демократическом обществе судебное дело ведется в интересах
человека, общества и государства. Суд может пользоваться доверием и
авторитетом лишь тогда, когда разбирательство происходит открыто. В
качестве примера можно привести практику Европейского суда по правам
человека.
Так,
по
делу
«Белашев
против
Российской
Федерации»
Европейский суд пришел к выводу, что удаление публики из зала суда
79
Лебедев, В. Судейская беспристрастность и социальный контроль за судом // Российская юстиция. - 2001.
- № 7. - С. 7.
80
Рожкова М.А., Глазкова М.Е. Аспекты права на суд: новейшие тенденции // Российский ежегодник
Европейской конвенции по правам человека. - М.: Статут, 2015. Выпуск 1. – С. 348.
56
первой инстанции явилось нарушением права, предусмотренного статьей 6
Конвенции, на справедливое судебное разбирательство. Европейский суд
учел и то, что рассмотрение кассационной жалобы в Верховном Суде РФ
также не было открытым для публики81. По другому делу, рассмотренному
Европейским судом, - «Пичугин против России» - было установлено, что
российский суд необоснованно принял решение о проведении слушаний в
закрытом режиме, что также явилось нарушением ст. 6 Европейской
конвенции82.
Но не следует и преувеличивать значение подобной открытости. Как
правильно пишут В.А. Терехин и А.А. Герасимова, «информационная
составляющая органов судебной власти и открытость их деятельности
должны иметь разумные пределы», в противном случае чрезмерная
прозрачность судебных процессов приводит к негативным последствиям.
Участие средств массовой информации иногда отрицательно влияет на
атмосферу
процесса,
психологическое
состояние
участников
судопроизводства и не способствует установлению истины 83. Кроме того,
нельзя не согласиться и с мнением А.А. Смола, который пишет, что «должны
приниматься во внимание ожидаемый результат применительно к каждому
из аспектов открытости и соответствие предпринимаемых мер их целевому
предназначению»84. Учитывая это, следует сделать вывод о необходимости
совершенствования законодательства и практики реализации принципа
гласности.
Так,
требуется
сформировать
исчерпывающий
перечень
исключений из принципа гласности, касающихся как доступа в судебное
заседание, так и распространения информации о деятельности суда в сети
Интернет и СМИ. Интересна на этот счет позиция А.Н. Бумагина, который
81
Постановление Европейского суда по правам человека от 4 декабря 2008 г. по делу "Белашев против
Российской Федерации" (жалоба № 28617/03) // Российская хроника Европейского Суда. – 2009. - № 3.
82
Постановление ЕСПЧ от 23.10.2012 «Дело "Пичугин (Pichugin) против Российской Федерации» (жалоба
№ 38623/03) // Российская хроника Европейского Суда. - 2014. - № 4.
83
Терехин, В.А., Герасимова А.А. Функции судебной власти в механизме российского государства:
Монография. - М.: Юрлитинформ, 2015. - С. 216 - 217
84
Смола, А.А. Актуальные вопросы реализации принципа гласности судебного разбирательства в
арбитражных судах Российской Федерации // Вестник гражданского процесса. - 2012. - № 5. - С. 77
57
выделяет
следующие
критерии
ограничения
гласности
судебного
разбирательства: моральные основания, безопасность и общественный
порядок в обществе (например, безопасность государства, государственная
тайна, военная тайна), защита частной жизни тяжущихся сторон (например,
тайна семейной и личной жизни), ограничения в интересах справедливости и
правосудия (например, в целях обеспечения нормальной деятельности
суда)85.
Эффективность
судебной
защиты
также
напрямую
связана
с
соблюдением процессуальных сроков рассмотрения дела и вынесения
решения по нему, а также исполнения судебных актов, то есть с
оперативностью судебной защиты. Для укрепления гарантий в этой сфере
принят Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за
нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на
исполнение судебного акта в разумный срок»86.
Одной из гарантий обеспечения независимости и беспристрастности
суда при осуществлении судебной защиты является прямое и четкое
определение законом круга дел, которые подлежат рассмотрению тем или
иным судом. Согласно части 1 статьи 47 Конституции РФ «никто не может
быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к
подсудности которых оно отнесено законом». Осуществление правосудия
надлежащим, законным судом - важное процессуально-правовое средство
надлежащей реализации права на судебную защиту, особенно обеспечения
принципа равенства всех перед законом и судом. Рассматриваемое
конституционное положение иногда трактуется как право человека и
гражданина знать заранее, каким судом и в каком составе будет разрешаться
его дело, которое не может изменяться судом (судьей) произвольно. В тех же
85
Бумагин, А.Н. Принцип публичности (открытости, гласности) судебного разбирательства в
конституционном праве России и ряда зарубежных стран: сравнительный анализ // Конституционное и
муниципальное право. - 2014. - № 8. - С. 76.
86
Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ (ред. от 19.12.2016) «О компенсации за нарушение права на
судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Российская
газета. – 04.05.2010. - № 4.
58
случаях, когда право выбора суда предоставляется гражданину, оно может
быть осуществлено именно самим участником судопроизводства.
Таким образом, процессуальным гарантиям принадлежит важная роль в
механизме реализации права на судебную защиту. Защита прав и свобод
представляет собой противодействие их нарушению и незаконному
ограничению, обязанность государства защищать права и свободы человека и
гражданина реализуется через деятельность публичных структур. В целом в
настоящее время в нашем государстве ведется активная работа по
совершенствованию защиты прав и свобод человека и гражданина,
развиваются институты защиты, совершенствуется и актуализируется
законодательство.
Являясь процессуальной формой осуществления правосудия судом как
органом государственной (судебной) власти, в иерархии правовых средств,
обеспечивающих правовой статус личности в Российской Федерации,
судопроизводство занимает высшую ступень. Принимаемые в процедуре
судопроизводства
решения
придают
окончательную
определенность
спорным правоотношениям вне зависимости от статуса и уровня иных
органов и должностных лиц, принимающих участие в разрешении
соответствующего социального конфликта.
59
Глава 3. Особенности реализации права на судебную защиту основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
3.1. Проблемы реализации прав граждан на защиту своих прав и свобод
в судах: юридический аспект
Проблемы реализации права на судебную защиту возникают, как
правило, в связи с отсутствием процессуальных гарантий или со снижением
их уровня. Анализируя гарантии права на судебную защиту, в научных
кругах, как правило, выделяют три большие группы проблем: юридические,
организационные, финансово-экономические87. Как правило, возникновение
юридических проблем реализации права на судебную защиту обусловлено
низким качеством законодательной техники и, как следствие, низким
качеством процессуального закона, что обусловливает соответствующий
уровень процессуальных гарантий и в результате влияет на качество
судебной защиты. К сожалению, достаточно актуальна в настоящее время
именно проблема процессуальных ошибок, непременным следствием
которых является отмена принятого решения. Процессуальные ошибки,
зафиксированные в законе, сложны и разнообразны, как правило, они
охватывают собой дефекты в части организации судебного разбирательства
(рассмотрение дела судом в незаконном составе или в отсутствие кого-либо
из лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания), в
сфере судебного решения (акт правосудия не подписан судьей) или
протокола (он отсутствует в материалах дела), в области принципов
состязательности и диспозитивности (принятие решения о правах и
обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле) 88 и др. Большинство из
них тесно соприкасается с требованием соблюдения общепризнанного
мировым сообществом права на справедливое судебное разбирательство,
87
Борисова, Е.А. Проблемы реализации права на судебную защиту в гражданском и административном
судопроизводстве // Вестник гражданского процесса. - 2017. - № 1.
88
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. - М.,
2009. - С. 659.
60
включающего в себя институциональный, органический, процессуальный и
специальный элементы89. Причем данное право также предполагает
обеспеченную законом возможность получения мотивированного судебного
решения, тогда как его отсутствие не приведено в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ среди
исчерпывающего перечня существенных процессуальных ошибок. В то же
время бесспорно, что перед нами существенная процессуальная ошибка,
указывающая
на
апелляционной
ничтожность
инстанции
производства.
исходят
из
На
практике
правоприменительной
суды
фикции
присутствия окончательного вердикта90, который якобы не подписан судьей,
а потому его отменяют и в рамках полной апелляции принимают новое
решение91. Аналогичные процессуальные действия имеют место, если в деле
нет оглашенной резолютивной части судебного решения.
В качестве примера вышеуказанной процессуальной ошибки можно
привести решение Брянского областного суда, согласно которому ФИО1
признана
виновной
в
совершении
преступлений,
предусмотренных
ч.3 ст. 159, ч.3 ст. 160, ч.1 ст. 327 УК РФ. Представленный в материалах дела
приговор
содержит
мотивировочная
вводную
часть
и
резолютивную
приговора
отсутствует.
часть.
В
Описательноапелляционном
представлении заместитель прокурора Советского района г. Брянска
Е.Н. Макеева просит об отмене приговора ввиду его незаконности, поскольку
отсутствие
описательно-мотивировочной
части
приговора
является
существенным нарушением требований УПК РФ. В представлении также
ставится вопрос о необоснованном применении к осужденной ст.73 УК РФ. В
апелляционной жалобе адвокат С.Т. Бугаев в интересах осужденной считает
приговор незаконным и необоснованным. Приводя в жалобе анализ
89
Афанасьев, С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: теоретико-практическое исследование
влияния Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское
судопроизводство: Автореф. дис. докт. юрид. наук. - Саратов, 2010. - С. 31 - 33.
90
Ширвиндт, А.М. Значение фикции в римском праве. - М., 2013
91
Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 17 января 2014 г. по делу №
33-226/2014 // Официальный сайт Верховного Суда республики Башкортостан: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.ourcourt.ru/verhovnyj-sud-respubliki-bashkortostan/2014/01/17/148201.htm. – Дата
обращения: 15.06.2017.
61
представленных стороной обвинения доказательств, указывает, что они не
подтверждают вину осужденной в предъявленном ей обвинении. Просит
приговор отменить, а лицо оправдать.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалобы и
представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим
отмене в связи с существенными нарушениями требований уголовнопроцессуального закона при его постановлении.
В силу ст. 303 УПК РФ приговор должен состоять из вводной,
описательно-мотивировочной и резолютивной частей. Согласно ст. 307 УПК
РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна
содержать: 1) описание преступного деяния, признанного судом доказанным,
с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов,
целей и последствий преступления; 2) доказательства, на которых основаны
выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг
другие доказательства; 3) указание на обстоятельства, смягчающие и
отягчающие наказание, а в случае признания обвинения в какой-либо части
необоснованным
или
установления
неправильной
квалификации
преступления - основания и мотивы изменения обвинения; 4) мотивы
решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания,
освобождению от него или его отбывания, применению иных мер
воздействия; 5) обоснование принятых решений по другим вопросам,
указанным в статье 299 УПК РФ.
Из материалов дела следует, что постановленный в совещательной
комнате, в последствии провозглашенный и врученный сторонам приговор
состоит только из вводной и резолютивной частей. В соответствии с
п.2 ст. 389.15, ч.1 ст. 389.17 УПК РФ основаниями отмены судебного
решения в апелляционном порядке являются существенные нарушения
уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения
гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства,
62
несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или
могли повлиять на вынесение законного и обоснованного решения.
При таких обстоятельствах, приговор суда является незаконным и
подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение.
При этом доводы апелляционной жалобы, а также апелляционного
представления в части назначенного наказания заслуживают внимания и
подлежат проверке при новом судебном рассмотрении92.
Процессуальные ошибки при представлении доказательств в судебном
заседании и отражении их в протоколе, также могут повлечь отмену
приговора. Например, приговором суда Белов И.А., Басов С.Н. и Седов В.В.
признаны виновными в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого
имущества, совершенное с применением насилия, опасного для здоровья при
обстоятельствах,
изложенных
в
приговоре.
В
судебном
заседании
подсудимые Белов И.А., Басов С.Н. и Седов В.В. вину в совершении
преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ не признали, поясняли
суду,
что
признают
себя
виновными
в
умышленном
причинении
потерпевшим вреда здоровью средней тяжести.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб,
возражения, выслушав участников процесса, судебная коллегия находит
приговор в отношении Седова В.В., Белова И.А., Басова С.Н. подлежащим
отмене, а уголовное дело возвращению в суд первой инстанции, в связи с
нарушением
уголовно-процессуального
закона
на
основании
п.1 ч.1 ст. 389.15 УПК РФ. В соответствии с п.1 ч.1 ст.389.15 УПК РФ
основанием отмены или изменения приговора в апелляционном порядке
является
несоответствие
выводов
суда,
изложенных
в
приговоре,
фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой
инстанции. В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не
92
Апелляционное определение №22-137 от 12 февраля 2016 года Брянского областного суда //
Официальный сайт Брянского областного суда: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://oblsud-brj.sudrf.ru/modules.php?
name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=948949&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=131
61. – Дата обращения: 15.06.2017.
63
соответствующим
установленным
фактическим
судом
первой
обстоятельствам
инстанции,
если
уголовного
выводы
дела,
суда
не
подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании,
выводы
суда,
изложенные
в
приговоре,
содержат
существенные
противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о
виновности
или
невиновности
осужденного
или
оправданного,
на
правильность применения уголовного закона или на определение меры
наказания. В соответствии с ч.ч. 1 и 3 ст. 240 УПК РФ в судебном
разбирательстве
все
непосредственному
доказательства
исследованию,
по
за
уголовному
делу
исключением
подлежат
случаев,
предусмотренных разделом Х этого же Кодекса. Приговор может быть
основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном
заседании.
Признавая Седова В.В., Белова И.А., Басова С.Н. виновными в
совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 162 УК РФ, суд
положил в основу приговора, в том числе показания потерпевших С.С.В.,
Л.И.С., которые изложены фактически в дословной редакции их показаний
на предварительном следствии, в протоколе судебного заседания их
показания изложены иначе и имеют существенные отличия в части
подлежащих доказыванию обстоятельств совершенного преступления. В
приговоре суда и протоколе судебного заседания, в приведенных показаниях
потерпевшего С.С.В. имеются противоречия в части количества нанесенных
ударов Седовым В.В. потерпевшему С.С.В. в помещении магазина, в
конкретизации действий всех осужденных по избиению потерпевших на
улице и хищении их имущества, установления размера похищенного. В
частности, в приговоре указано, что в магазине Седов В.В. нанес С.С.В. два
удара кулаком в лицо. На улице после избиения его обыскивал Седов В.В. и
дважды бил его рукой в лицо, когда он пытался оказать ему сопротивление.
С.С.В. указывал марку и стоимость похищенного телефона, флеш-карты и
общий размер причиненного ему ущерба. В протоколе судебного заседания в
64
показаниях потерпевшего С.С.В. указано, что в магазине Седов В.В. ударил
его один раз, при этом, куда и чем был нанесен удар С.С.В. не пояснял,
фамилию лица, которое обыскивало его карманы не сообщал и указывал, что
при этом его ударили один раз в лицо. Также в протоколе отсутствуют
показания С.С.В. в части конкретизации похищенного у него имущества, его
стоимости и размера причиненного ему ущерба. В приговоре в показаниях
Л.И.С. указано, что в тот момент, когда в начале избиения он пытался
заступиться за С.С.В. его стали избивать Басов С.Н. и Белов И.А., а также
указывал стоимость кольца, которое пытался снять Басов С.Н. и размер
причиненного ему ущерба. Согласно протоколу в судебном заседании Л.И.С.
не говорил об избиении его Беловым И.А. в начале нападения и у него не
выяснялся вопрос об ущербе.
При этом показания, данные потерпевшими С.С.В. и Л.И.С.,
свидетелем С.Е.В. в ходе предварительного следствия, в судебном заседании
не оглашались и не исследовались, при этом судом не принималось мер к
устранению противоречий в их показаниях, что имело существенное
значение для проверки и оценки доказательств по делу. В соответствии с
требованиями ст. 281 УПК РФ оглашение показаний свидетелей ранее
данных при производстве предварительного расследования допускается с
согласия сторон, в случае неявки свидетеля в судебное заседание. Указанное
требование закона судом было нарушено. Приведенные в приговоре
показания свидетелей, согласно протоколу, были оглашены в судебном
заседании, однако, согласия на это у участников процесса получено не было.
Также судом было положено в основу обвинительного приговора, но не
исследовано
доказательство,
имеющее
существенное
значение
для
квалификации действий подсудимых - заключение судебно-медицинской
экспертизы о причиненных потерпевшему телесных повреждениях. Судебная
коллегия считает, что допущенные судом первой инстанции нарушения
65
уголовно-процессуального
закона
могли
повлиять
на
постановление
законного, обоснованного и справедливого приговора93.
К юридическим препятствиям на пути реализации права на судебную
защиту
можно
отнести
сложность
процессуального права. В частности,
в
применении
некоторых
норм
исключена существовавшая ранее
возможность выбора заинтересованного в судебной защите лица между
приказным и исковым производством. В настоящее время судья возвращает
исковое заявление, если заявленные требования подлежат рассмотрению в
порядке приказного производства (п. 1.1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ). Вместе с тем
судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа, если
из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о
праве (п. 3 ч. 3 ст. 125 ГПК РФ). Судебная практика свидетельствует о том,
что судебные ошибки имеют место как в первом, так и во втором случае 94,
что отражается на эффективности судебной защиты.
Возвращение искового заявления в случае, когда судья усмотрит, что
требования подлежат рассмотрению в порядке приказного производства,
позволяет судье самостоятельно решить вопрос о своей судебной нагрузке.
Обжалование лицом, заинтересованным в судебной защите своих прав,
определения о возвращении заявления либо обращение в суд с заявлением о
вынесении приказа с последующим отказом в его принятии по основанию
наличия спора о праве не может свидетельствовать в пользу полноты
реализации права на судебную защиту в том смысле, который выявлен
Конституционным Судом РФ. Выяснение судом вопроса о наличии спора о
праве теперь может привести к разным (в зависимости от ценового критерия)
процессуально-правовым последствиям. Так, например, если в суд заявлено
требование о взыскании денежной суммы, подлежащее рассмотрению в
93
Приговор Брянского областного суда от 23.08.2016г. по делу №2-8/2016// Официальный сайт Брянского
областного суда: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php?
name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=949091&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=135
19. – Дата обращения: 20.06.2017.
94
Апелляционное определение Бежецкого городского суда Тверской области от 18 июня 2016 г. № 116/2016: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https: rospravosudie.com/court-bezheckij-gorodskoj-sudtverskaya-oblast-s/act-533033154/. – Дата обращения: 20.06.2017.
66
приказном производстве, с ценой иска до 50 тыс. руб., дело подсудно
мировому судье и рассматривается им в приказном производстве; при
наличии спора о праве - в упрощенном производстве. Если при тех же
условиях цена иска выше 50 тыс. руб., но не более 100 тыс. руб., то дело
может рассматриваться мировым судьей в приказном производстве, а в
случае отказа в принятии заявления о вынесении судебного приказа районным судом в упрощенном производстве. Если цена иска по
заявленному требованию превышает 100 тыс. руб., то спор о праве будет
рассматриваться районным судом в общем порядке. Апелляционное
обжалование соответствующих судебных постановлений и апелляционное
производство по жалобам также будет различаться. Таким образом, разница в
размере требований определяет полноту реализации права на судебную
защиту, «набор» конкретных процессуальных гарантий этого права.
Возвращение
арбитражного процессуального законодательства
к
обязательному досудебному порядку урегулирования споров - еще одна
проблема юридического порядка. С 1 июня 2016 г. обязательный досудебный
порядок должен соблюдаться по всем категориям споров, возникающих из
гражданских правоотношений. Претензионный порядок урегулирования
экономических споров ранее активно применялся на практике на основании
Арбитражного процессуального кодекса 1992 года в соответствии с
Положением
о
претензионном
порядке
урегулирования
споров,
утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации
от 24.06.1992 № 3116-1 и зарекомендовал себя положительным образом.
Обязательный претензионный порядок урегулирования экономических
споров «положительно зарекомендовал себя», но в период так называемой
административно-командной экономической системы95. С переходом к
системе
рыночной
экономики,
ее
развитием
произошел
отказ
(АПК РФ 1995 г.) от обязательности претензионного порядка. Среди причин
были принятие ГК РФ (судебная защита гражданских прав не была
95
Клейн, Н.И. Встречный иск в суде и арбитраже.- М.: Юрид. лит., 1964.
67
сопряжена
с
обязательным
условием
о
претензионном
порядке
урегулирования споров), предупреждение возможных злоупотреблений,
приводящих
к
несвоевременной,
неэффективной
судебной
защите
гражданских прав. Реализации права на судебную защиту: имеющиеся
трудности
судебной
практики
по
вопросу
досудебного
порядка
урегулирования споров96 сохранятся, а также появятся новые вопросы,
которые будут решаться судами по-разному (например, о необходимости
соблюдения досудебного порядка урегулирования споров по искам о
признании сделок недействительными97, о предъявлении встречного иска, о
соблюдении порядка в приказном, упрощенном производствах).
Нарушение принципа состязательности судебного процесса является
самостоятельным основанием для отмены приговора. В качестве примера
можно привести выдержку из следующего решения суда: « Согласно
ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, судопроизводство, в том числе и уголовное,
осуществляется
сторон.
на
основе
состязательности
и
равноправия
Конституционный суд РФ в постановлении от 20 апреля 1999 года
№ 7-П указал, что состязательность в уголовном судопроизводстве во всяком
случае
предполагает,
что
возбуждение
уголовного
преследования,
формирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается
указанными в законе органами и должностными лицами, а также
потерпевшими. Данные требования закона судом первой инстанции по
уголовному делу в отношении Москалева В.В. выполнены не были.
Из протокола судебного заседания следует, что уголовное дело в
отношении Москалева В.В. по обвинению в совершении преступления,
предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ, рассматривается Суземским
районным судом Брянской области. Очередное судебное заседание судом
назначено на 11 часов 00 минут 24 декабря 2015 года.
96
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23 июля 2015 г. №
306-ЭС15-1364: [Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://pda.arbitr.ru/_upimg/15EC35A278E6386E7CC6F2215BC1FB9E.doc. - Дата обращения: 15.06.2017.
97
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 5 октября 2016 г. № 09АП-45137/2016-ГК
по делу № А40-159988/2016: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».
68
В суд первой инстанции поступило заявление от потерпевшего С.В.Н. и
его представителя С.Н.И. о переносе судебного заседания, назначенного на
другое число. В этот день потерпевшему назначено очередное медицинское
обследование, к заявлению приложены копии проездных документов.
Далее в суд первой инстанции поступило заявление от потерпевшего
М.А.Г. о переносе судебного заседания, назначенного на другое число, в
связи с отсутствием его представителя Т.Л.П. В судебном заседании суд
первой инстанции отклонил заявленные ходатайства потерпевших и их
представителя о переносе судебного заседания и продолжил судебное
заседание, свой вывод мотивировал тем, что заявлений от потерпевших и их
представителей об обязательном рассмотрении дела с их участием в суд не
поступало и их явка судом обязательной не признана. По мнению суда
первой
инстанции
указанные
обстоятельства
свидетельствуют
о
злоупотреблении потерпевшими М.А.Г. и С.В.Н. своим правом, что своей
неявкой в суд срывается судебное заседание и необоснованно затягивается
рассмотрение уголовного дела.
Однако суд, в нарушение требований ст. 249 УПК РФ, не выяснил
причин неявки в судебное заседание представителей потерпевших Т.Л.П. и
В.С.И. у потерпевшего М.А.Г., явившегося в судебное заседание, и не дал им
оценки относительно их уважительности. Также осталось без оценки суда
заявление о переносе судебного заседания потерпевшего С.В.Н. и его
представителя С.Н.И., которые согласно заявлению, находятся на очередном
медицинском обследовании в городе Москва.
Кроме того, судебная коллегия не соглашается с выводом суда об
отсутствии заявлений от потерпевших и их представителей об обязательном
рассмотрении
дела
с
их
участием,
поскольку
потерпевшие
и
их
представители подали заявления о переносе судебного заседания, что
свидетельствует о том, что потерпевшие и их представители просят
рассмотреть уголовное дело с их участием и дополнительного заявления об
их обязательном участии не требуется. В продолженном судебном заседании
69
были допрошены свидетели С.В.М., С.И.А., С.Н.Л., Е.А.А., Л.Е.В., Л.Ж.М., о
допросе которых также ходатайствовали потерпевшие и их представители.
Потерпевший М.А.Г. покинул зал судебного заседания. После были
исследованы письменные материалы дела и просмотрена видеозапись с
камеры наблюдения в кафе. В ходе судебных прений государственный
обвинитель заявил о переквалификации действий подсудимого Москалева
В.В. с п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ. В этот же день был
оглашен приговор.
Таким образом, потерпевшие и их представители были лишены
возможности
задать
вопросы
свидетелям,
а
также
участвовать
в
исследовании доказательств по уголовному делу.
Суд первой инстанции, изменяя квалификацию по инкриминируемому
подсудимому Москалеву В.В. преступлению, основывался только на позиции
государственного обвинителя. Потерпевшие и их представители не просили
рассмотреть дело в их отсутствие и не отказывались участвовать в судебных
прениях.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции не предоставил
потерпевшим и их представителям право выступления в судебных прениях, а
также не выяснил, желают ли последние воспользоваться таким правом, тем
самым они были лишены возможности сформулировать свои требования,
изложить
свою
позицию
по
поводу
сказанного
государственным
обвинителем и высказать возражения, чем нарушены основополагающие
принципы судопроизводства, как состязательность судебного процесса и
равенство сторон при судебном разбирательстве.
Совокупность
свидетельствует
о
том,
вышеперечисленных
что
суд
первой
нарушений
инстанции
закона
допустил
при
рассмотрении уголовного дела существенные нарушения прав потерпевших
и их представителей, значимых для правильного разрешения уголовного
дела, в силу чего приговор не может быть признан законным и
обоснованным. В соответствии с ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный
70
приговор суда первой инстанции подлежит отмене с передачей уголовного
дела на новое судебное рассмотрение, если в ходе рассмотрения дела в суде
первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального
закона, не устранимые в суде апелляционной инстанции.
При таких фундаментальных нарушениях принципов уголовного
судопроизводства, судебная коллегия не может подменять суд первой
инстанции в решении вопросов относительно существа уголовного дела, в
связи с чем приговор подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на
новое судебное разбирательство в суд первой инстанции в ином составе»98.
Нарушением принципа состязательности сторон является также
нарушение права подсудимого на оказание квалифицированной юридической
помощи, даже отсутствие адвоката в одном заседании при исследовании
доказательств повлекло отмену постановленного приговора. А именно - в
соответствии
с
положениями
статьей
15
УПК
РФ
уголовное
судопроизводство должно осуществляться на основе состязательности
сторон, в связи с чем, суд обязан создать необходимые условия для
реализации предоставленных им прав. В соответствии с требованиями
уголовно-процессуального законодательства участие защитника в уголовном
судопроизводстве
обязательно,
если
подозреваемый,
обвиняемый
не
отказался от защитника по своей инициативе путем подачи заявления в
письменном виде, а в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции Российской
Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной
юридической помощи.
Согласно материалам уголовного дела, в ходе предварительного
расследования
защиту
Ч.А.А.
осуществлял
по
соглашению
адвокат
Романенков С.Н., который в порядке ст. 217 УПК РФ был ознакомлен с
материалами уголовного дела и продолжил его защиту в суде. В судебном
98
Апелляционное определение Брянского областного суда от 17.02.2016г. по делу №22229/2016//Официальный сайт Брянского областного суда: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://oblsud_brj.sudrf.ru/modules.php?
name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=949002&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=133
46. – Дата обращения: 15.06.2017.
71
заседании 24 сентября 2015 года было удовлетворено ходатайство
государственного обвинителя о вызове в судебное заседание эксперта
Ш.А.Н. и отложено рассмотрение ходатайства защитника Романенкова С.Н. о
проведении повторной судебно-медицинской экспертизы трупа Д.О.С., в
связи с чем, судебное заседание было отложено на 14 часов 30 минут
28 сентября 2015 года. 28 сентября 2015 года адвокат Романенков С.Н.
обратился с ходатайством об отложении судебного заседания на другую дату
в виду его болезни. Судом данное ходатайство было удовлетворено и
судебное заседание было отложено на 11 часов 30 минут 06 октября 2015
года.
06 октября 2015 года адвокат Романенков С.Н. вновь обратился в суд с
ходатайством об отложении судебного заседания на другую дату, в виду
продолжения его болезни, с предоставлением больничного листа после
выздоровления ориентировочно 09.10.2015 года. Судом данное ходатайство
адвоката Романенкова С.Н. было оставлено без удовлетворения и судебное
заседание было продолжено, с назначением осужденному, несмотря на его
возражения, в качестве защитника адвоката Свиридова И.И. При этом, в
протоколе судебного заседания отсутствуют сведения, что принималось
решение об освобождении от участия в деле защитника Романенкова С.Н. и
что последний не мог принимать участие в деле в течение 05 суток, а также
не указано, что суд обсуждал вопрос о замене защитника по выбору, с учетом
мнения подсудимого и с его согласия, а также, что назначенный защитник
знакомился с материалами уголовного дела.
Право на получение квалифицированной юридической помощи
предполагает наличие у лица возможности получать эффективную защиту со
стороны адвоката, что невозможно без знания последним доказательств,
собранных по уголовному делу. Принявший участие в последующих
судебных заседаниях от 07 и 08 октября 2015 года, прежний защитник
подсудимого по соглашению, адвокат Романенков С.Н., несмотря на
неоднократно заявленные им ходатайства, в том числе и перед прениями
72
сторон, об ознакомлении с протоколом судебного заседания от 06 октября
2015 года, в нарушение закона обеспечения судом реализации данного права,
ознакомлен не был. В этом судебном заседании в его отсутствие был
допрошен эксперт Ш.А.Н., о необходимости допроса которого, он заявлял
ранее, в связи с чем, откладывалось рассмотрение его ходатайства о
назначении повторной судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшей.
Кроме того, председательствующий, оставляя без рассмотрения
ходатайство адвоката Романенкова С.Н. об ознакомлении его с протоколом
судебного заседания, заявил, что допрошенный в суде эксперт Ш.А.Н.
развеял все сомнения стороны обвинения и защиты, в связи с чем, было
отказано в его ходатайстве о проведении повторной судебно-медицинской
экспертизы.
Данное
обстоятельство
свидетельствует,
что
суд
до
принятия
окончательного решения по делу фактически, высказал свое мнение о
доказанности
причины
смерти
потерпевшей
и
обоснованности
предъявленного Ч.А.А. обвинения. Согласно материалам дела, копии
протоколов судебного заседании, в том числе и от 06 октября 2015 года,
были вручены защитнику осужденного - адвокату Романенкову С.Н. только
22.10.2015 года. На основании изложенного судебная коллегия находит, что
право на защиту Ч.А.А. должным образом не было обеспечено, в связи с чем,
имеются предусмотренные ст. 389 УПК РФ основания для отмены
постановленного приговора и для направления уголовного дела на новое
судебное рассмотрение.
Допущенные
процессуального
судом
закона
первой
инстанции
затрагивают
нарушения
уголовно-
основополагающие
принципы
уголовного судопроизводства – состязательности и обеспечения права
обвиняемого на защиту, в отсутствие которых производство по уголовному
делу не может быть признано действительным, а постановленный приговор –
отвечающим требованиям, предъявленным к акту правосудия, устранение
которых невозможно в суде апелляционной инстанции, что предполагает, в
73
соответствии с положениями ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ повторное рассмотрение
уголовного дела судом первой инстанции. При таких обстоятельствах
судебная коллегия считает необходимым приговор Советского районного
суда г. Брянска от 08 октября 2015 года в отношении Ч.А.А. отменить, а
уголовное дело по его обвинению передать на новое судебное рассмотрение
в тот же суд в ином составе99.
Однако норма о необходимости оказания юридической помощи на
профессиональной основе в административном судопроизводстве вызвало
неприятие
со
стороны
общественности
и
было
расценено
как
воспрепятствование осуществлению права на защиту в суде основных прав
человека и гражданина. В частности, огромный резонанс получило
требование Кодекса административного судопроизводства РФ100, согласно
которому (ч. 9 ст. 208) при рассмотрении административных дел об
оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики,
краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде
автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде
Российской Федерации граждане, участвующие в деле и не имеющие
высшего юридического образования, ведут дела через представителей,
отвечающих требованиям, предусмотренным статьей 55 КАС РФ.
В
научной
среде
по
этому
моменту
возникали
различные
высказывания. В том числе и, что данные нормы КАС РФ противоречат
положениям Конституции РФ, поскольку препятствуют гражданам, не
имеющим высшего юридического образования, как в непосредственной
судебной защите их прав по административным делам об оспаривании
нормативных правовых актов, так и в защите через выбранных ими
представителей, если последние также не имеют высшего юридического
99
Апелляционное определение от 27.01.2016 по делу №22-29/2016 // Официальный сайт Брянского
областного суда: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php?
name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=948925&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=129
43/ - Дата обращения: 15.06.2017.
100
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2016г. №21-ФЗ (ред. от
28.05.2017) // Собрание законодательства РФ. - 09.03.2015. - № 10. - Ст. 1391.
74
образования, несколько граждан обратились с соответствующими жалобами
в Конституционный Суд РФ. Конституционный Суд РФ по всем
рассмотренным жалобам вынес отказные определения, указав, что «введение
федеральным законодателем требования к гражданам, участвующим в делах
об оспаривании нормативных правовых актов в верховном суде республики,
краевом, областном суде, суде города федерального значения, суде
автономной области, суде автономного округа, в Верховном Суде
Российской Федерации, в случае отсутствия у них высшего юридического
образования вести дело через представителя, имеющего высшее юридическое
образование, - учитывая гарантированное им право на доступ к суду при
рассмотрении конкретных дел без соблюдения этого условия - не выходит за
пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться
как нарушающее конституционные права граждан»101. Ранее, при решении
вопроса о соответствии части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального
кодекса РФ о представительстве в арбитражном суде Конституции РФ,
Конституционный Суд РФ руководствовался иными представлениями о
конституционных правах граждан. Признавая положения указанной нормы
АПК РФ противоречащими Конституции РФ, Конституционный Суд РФ
отметил, что реализации права на судебную защиту наряду с другими
правовыми средствами служит институт судебного представительства,
обеспечивающий заинтересованному лицу получение квалифицированной
юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ), а в случаях
невозможности непосредственного (личного) участия в судопроизводстве доступ к правосудию. Диспозитивность применительно к производству в
арбитражном суде означает, что арбитражные процессуальные отношения
возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе
101
Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. № 1781-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение
конституционных прав гражданина Трутнева Евгения Валерьевича частью 1 статьи 55 и частью 9 статьи 208
Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» // Документ опубликован не был :
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс».
75
непосредственных участников спорных материальных правоотношений,
которые
имеют
возможность
с
помощью
суда
распоряжаться
процессуальными правами и спорным материальным правом. Данное
правило распространяется и на процессуальные отношения, возникающие в
связи с выбором лицами, участвующими в деле, представителей для
отстаивания своих интересов в арбитражном суде и допуском выбранных
ими представителей к участию в судебном заседании.
Ограничение принципа диспозитивности, обусловленное спецификой
публично-правового
экономической
спора
в
деятельности,
сфере
по
предпринимательской
смыслу
приведенных
и
иной
положений
Конституции РФ и АПК РФ, допустимо лишь в случаях, когда природа
спорного публичного правоотношения не предполагает
свободного
распоряжения
субъективным
возможности
материальным
правом.
Отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя в
арбитражном процессе возможно, лишь если ограничения, установленные
федеральным законодателем, продиктованы конституционно значимыми
целями (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Государство, допуская в действующей
системе правового регулирования возможность выступать в арбитражном
суде в качестве представителей организаций штатных сотрудников либо
адвокатов, а в качестве представителей граждан - иных, помимо адвокатов,
лиц, оказывающих юридическую помощь, тем самым, по существу, не
предъявляет особых требований к качеству предоставляемой юридической
помощи и, следовательно, не гарантирует ее надлежащий уровень, а потому
не вправе возлагать на организации обязанность выбирать в качестве
представителей в судебном разбирательстве только адвокатов или содержать
юристов в штате102.
102
Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. № 15-П «По делу о проверке
конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в
связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора
Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» //
Собрание законодательства РФ. - 02.08.2004. - № 31. - Ст. 3282.
76
В уголовном процессе в соответствии с ч. 1 ст. 45 Уголовнопроцессуального
кодекса
РФ
также
имеется
возможность
выбирать
представителя не только из числа адвокатов. Лишение этих участников
уголовного судопроизводства права обратиться помимо адвоката к другим
лицам,
способным,
юридическую
как
помощь,
они
полагают,
фактически
оказать
привело
бы
квалифицированную
к
понуждению
их
использовать только один способ защиты, что не согласуется с ч. 2 ст. 45
Конституции РФ; такое ограничение вопреки ч. 1 ст. 48 Конституции РФ
значительно сузило бы возможности потерпевшего и гражданского истца
свободно выбирать способ защиты своих интересов, а также право на доступ
к правосудию, что гарантировано ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.
Не делает исключений при выборе защитника или представителя и
КоАП РФ: согласно его ст. 25.5 в качестве защитника для оказания
юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по
делу
об
административном
правонарушении,
или
представителя
потерпевшего допускается адвокат или иное лицо, полномочия которого
удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом.
Ситуация с представительством в уголовном, административном процессе не
изменилась.
По-прежнему
представителями
по
уголовным
и
административным делам, согласно положениям УПК РФ, КоАП РФ, могут
быть физические лица, отвечающие требованиям закона. В соответствии с
нормами АПК РФ в Суд по интеллектуальным правам с заявлением об
оспаривании нормативных актов федеральных органов исполнительной
власти в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на
топологии интегральных микросхем, права на секреты производства
(ноу-хау), права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров,
работ,
услуг
и
предприятий,
права
использования
результатов
интеллектуальной деятельности в составе единой технологии могут
обратиться как заявитель, чьи права и законные интересы нарушены, так и
его представитель, действующий на основании надлежащим образом
77
оформленной доверенности. Актуален и вывод Конституционного Суда РФ о
том, что ограничение на выбор представителя не может быть оправдано
вытекающим из части 1 статьи 48 Конституции РФ правом законодателя
установить
критерии
квалифицированной
юридической
помощи
и
обусловленные ими требования к лицам, которые могут выступать в качестве
представителей в арбитражном процессе. При общем сходстве исходных
данных результат оспаривания положений КАС РФ о представительстве
принципиально иной, что не позволяет говорить о последовательности
Конституционного Суда РФ при формулировании правовой позиции о
соответствии
процессуальных
норм
о
представительстве
в
суде
конституционным положениям о праве на судебную защиту.
Применительно к рассматриваемой проблеме представляется важным
обратить внимание на практику Верховного Суда РФ, согласно которой
рассмотрение дела об оспаривании нормативного правового акта с участием
административного истца, не имеющего высшего юридического образования,
не является безусловным основанием, влекущим отмену обжалованного
судебного акта. КАС РФ, «включая его статью 45, регламентирующую права
и обязанности лиц, участвующих в деле, не содержит положений о том, что
по делам об оспаривании нормативных правовых актов граждане,
участвующие в деле и не имеющие высшего юридического образования, не
могут лично участвовать в процессе»103.
Таким образом, на современном этапе развития юриспруденции в
целях совершенствования правовой базы защиты прав и свобод граждан
первостепенное значение для российских законодателей приобретает задача
по созданию условий для минимизации двоякого толкования либо
осуществления неверных умозаключений по формам и методам защиты прав
и свобод граждан нашей страны. В целом можно констатировать, что
проблема
103
существенных
процессуальных
ошибок
или
безусловных
Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. № АПЛ16203 // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 5. -2017 (извлечение).
78
оснований
к
отмене
судебного
решения
нуждается
в
дальнейшем
комплексном научно-практическом исследовании. Именно суд вправе
обязать государство и его органы выполнить свои обязательства перед
человеком и возместить ему ущерб, поэтому, как отмечается в юридической
литературе, полномочия, предоставленные суду, превращают его в мощную
стабилизирующую силу, способную защищать права и свободы граждан,
оберегать
общество
от
разрушительных
социальных
конфликтов.
Исследование различных аспектов правоприменительной практики в сфере
защиты
прав
личности
отвечает
потребностям
совершенствования
деятельности судебной власти в России104.
Практика судебной защиты основных прав человека и гражданина
свидетельствует, что, осуществляя непосредственное обращение к смыслу и
роли конституционных норм, суды в большей степени обеспечивают
надлежащий уровень защиты указанных прав. Вместе с тем, в последнее
время, исходя из проанализированной судебной практики, наблюдается
большой объем отмененных приговоров суда из-за совершенных в процессе
судопроизводства «технических ошибок». В
связи с чем, в целях
надлежащего применения норм права и как следствие осуществление защиты
нарушенных прав граждан следует
проанализировать компетентность и
квалифицированность судейского состава, а также обратить внимание на
загруженность судей, хотя бы по делам уголовной специализации.
3.2. Перспективы совершенствования правового регулирования
института судебной защиты прав и свобод человека и гражданина
Важнейшей юридической гарантией соблюдения прав человека во
всяком демократическом государстве является механизм прямого действия
конституционных
актов,
следующий
с
совершенной
ясностью
и
недвусмысленностью и регламентирующий правовое регулирование прямого
104
Азарова, Е.Г. Судебная защита пенсионных прав: Науч. - практ. пособие. - М., 2009. - С. 27
79
действия
норм
конституции.
Конституция
Российской
Федерации
устанавливает, что регулирование и защита прав и свобод человека и
гражданина относятся к исключительному ведению Российской Федерации
(п. "в" ст. 71). К совместному ведению Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации относится «защита прав и свобод человека и
гражданина» (п. "б" ч. 1 ст. 72). Так, в Постановлении Конституционного
Суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19-П 105 указывается, что дополнительные
правовые предписания, устанавливаемые субъектами РФ, имеющие целью
защиту того или иного права, не являются регулированием прав и свобод
человека и гражданина в смысле статьи 71 Конституции РФ, поскольку носят
вторичный характер и производны от базовых. Субъект РФ вправе наряду с
основными гарантиями прав граждан, закрепленными федеральным законом,
установить
в
своем
законе
дополнительные
гарантии
этих
прав,
направленные на их конкретизацию, создание дополнительных механизмов
их реализации, с учетом региональных особенностей (условий) и с
соблюдением конституционных требований. В другом своем решении
Конституционный Суд сформулировал правовую позицию, согласно которой
субъекты РФ при осуществлении правового регулирования при установлении
государственных
дополнительных
гарантий
обязаны
исходить
из
конституционных принципов равенства и справедливости, необходимости
поддержания баланса частных и публичных интересов, руководствоваться
положениями
бюджетного
законодательства
РФ,
не
допуская
нерационального расходования бюджетных средств, принимая во внимание
социально-экономическое положение субъекта РФ и возможности его
бюджета106. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ,
выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г.
105
Лебедев, В.А. Законодательная и исполнительная власть субъектов Российской Федерации в теории и
практике государственного строительства: Монография. - М.: Проспект, 2015. - С. 153.
106
Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19-П «По делу о проверке
конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке
рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания
Ростовской области» // Российская газета. - 2012. - 3 августа. - № 177.
80
№ 19-П107, дополнительные гарантии, устанавливаемые субъектами РФ,
должны соответствовать конституционным требованиям о непротиворечии
законов
субъектов
РФ
федеральным
законам
и
о
недопустимости
ограничения прав и свобод человека и гражданина в форме иной, нежели
федеральный закон; во всяком случае, осуществляя такое регулирование,
законодатель субъекта РФ не должен вводить процедуры и условия, которые
искажают само существо тех или иных конституционных прав, и снижать
уровень их федеральных гарантий, закрепленных на основе Конституции РФ
федеральными
законами,
а
также
вводить
какие-либо
ограничения
конституционных прав и свобод, поскольку таковые - в определенных
Конституцией РФ целях и пределах - может устанавливать только
федеральный законодатель.
Таким образом, Российская Федерация взяла на себя ответственность
за единую регламентацию прав и свобод на всей территории страны,
субъекты РФ тем самым, по общему правилу, должны считаться с запретом
регулирования отношений с участием граждан на своем уровне.
В целом нужно отметить, что эффективность судебной защиты
конституционных прав и свобод в последние годы значительно выросла,
кроме того увеличивается количество обращений граждан в судебные органы
за защитой. При этом сам механизм судебной защиты урегулирован не
достаточно четко и эта проблема во многом связана с малой доступностью
юридической помощи широкому кругу граждан.
Основной организационной проблемой, которую можно выделить
исходя из позиций, существующих в научной среде, можно выделить
проблему устройства судов общей юрисдикции, которая возникла достаточно
давно. Например, в Концепции судебной реформы в РСФСР отмечалась
необходимость преобразования судебных округов и расположения их в
границах, не совпадающих с пределами административно-территориальных
107
Определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2014 г. № 1212-О «По запросу Народного Собрания
Республики Ингушетия о проверке конституционности абзаца четвертого части первой статьи 6 Трудового
кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2014. - № 6.
81
единиц, образования в федеральных окружных судах «кассационноапелляционных структур. Структурные изменения в судебной системе
произойдут поэтапно, на базе развития и видоизменения функций
существующих судов с постепенным обособлением ряда их подразделений в
самостоятельные звенья судебной системы со специальной подсудностью
или в дополнительные судебные инстанции»108.
5 февраля 2007 г. Конституционный Суд РФ, рассматривая вопросы о
конституционности ряда норм ГПК РФ о надзорном производстве, пришел к
выводу о необходимости «внесения системных изменений в действующее
законодательство о судоустройстве и гражданском судопроизводстве».
Упразднение Высшего Арбитражного Суда РФ, унификация процессуальных
норм о второй кассации еще больше обострили ситуацию с системой
федеральных судов, послужили отправной точкой в научной дискуссии по
данному вопросу109.
В октябре 2016 г. на заседании Совета судей РФ «руководитель
Верховного Суда в очередной раз опроверг информацию о возможных
изменениях в арбитражной системе РФ. В этот раз речь шла о приведении
четырехуровневой системы арбитражей в соответствие с трехуровневой
системой СОЮ. «Не нужно ломать то, что хорошо работает», прокомментировал глава ВС»110.
В ноябре 2016 г. Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев
сообщил о намерении внести для обсуждения на декабрьском Съезде судей
предложение о создании отдельных окружных судов для апелляции и
кассации: «Девять кассационных судов будут организационно выделены в
судах общей юрисдикции. По словам главы Верховного Суда, суды будут
108
Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 №1801-1 «О Концепции судебной реформы в
РСФСР»: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravo.ru/newstext.phtml?id=10340. – Дата
обращения: 15.06.2017.
109
См. В.М. Шерстюка, В.В. Яркова, О.В. Исаенковой, Е.А. Борисовой в рубрике "Дискуссионный клуб" //
Закон. - 2014. - № 3. - С. 88 - 112.
110
Итоги заседания Совета судей: вопрос о повышении зарплат сотрудникам аппаратов решают двумя
путями: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravo.ru/review/view/134773/. – Дата
обращения: 15.06.2017.
82
иметь межрегиональный характер, сегодня кассация действует в судах
регионов. Какие именно дела попадут в производство этих судов, Лебедев не
уточнил. Он также отметил, что в системе судов общей юрисдикции будет
предложено ввести пять апелляционных судов. Они будут проверять дела,
которые по первой инстанции рассматривали суды субъектов. Лебедев
подчеркнул, что это будут отдельные суды, здания для которых уже
имеются. Всего в новые округа понадобится 170 судей в апелляцию и 790 - в
кассационную
инстанцию.
Что
касается
бюджета,
то
новации
в
апелляционных судах оцениваются в 828 млн руб., кассация потребует
существенно больше - примерно 3 млрд руб. Сроки создания судов пока
неизвестны, так как они будут зависеть от решения Госдумы. Глава ВС РФ
отметил, что в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции
система арбитража меняться не будет. Там уже есть окружные кассационные
суды, которые, возможно, и будут использованы как модель для новых
кассационных
СОЮ»111.
Таким
образом,
предполагается
следующая
реорганизация, которая затронет в первую очередь последовательность
обжалования решений и определений районных судов. В апелляционном
порядке эти судебные постановления будут проверяться в областных и
равных по компетенции судах, в кассационном - в образуемых окружных
кассационных судах.
Положительно оценивая
саму
инициативу
по
реформированию
системы судов общей юрисдикции, нельзя согласиться с распределением
ролей
между
будущими
судами.
Анализ
практики
апелляционного
обжалования и апелляционной проверки не вступивших в законную силу
судебных постановлений позволяет утверждать, что областные и равные по
компетенции суды так и не смогли (в силу разных объективных и
субъективных причин) стать апелляционными судами, осуществляющими
повторное рассмотрение дела по существу. Однако, при создании окружных
111
Структурные изменения судебной системы как фактор нового качества правосудия: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravo.ru/news/view/135456/. – Дата обращения: 15.06.2017.
83
судов удаленность судов проверочных инстанций от граждан, ищущих
судебной защиты, вряд ли может рассматриваться в качестве конкретной
гарантии, о которой говорит Конституция РФ, позволяющей реализовать
право на судебную защиту в полном объеме. В связи с этим было бы
целесообразнее оставить областным и равным по компетенции судам
полномочия по кассационной проверке судебных постановлений (первая
кассация),
а
полномочия
по
апелляционной
проверке
передать
апелляционным окружным судам. Такое решение важно еще и тем, что
фактические обстоятельства дела устанавливаются только в судах первой и
апелляционной инстанции. В окружных апелляционных судах это будет
сделать проще и для лиц, участвующих в деле, и для суда, имеющего
исключительно
апелляционные
полномочия.
Предлагаемое
создание
окружных апелляционных судов для осуществления деятельности по
проверке решений областных и равных судов в первую очередь направлено
на разгрузку Верховного Суда РФ. Между тем снижение нагрузки
необходимо для областных и равных судов. По данным судебной статистики,
областными и равными по компетенции судами по первой инстанции в 2013
г. было рассмотрено 5,3 тыс. дел, в 2014 г. - 6,8 тыс. дел, в апелляционном
порядке по жалобам и представлениям на решения районных судов в 2013 г.
было рассмотрено 566,6 тыс. дел, в 2014 г. - 580,1 тыс. дел, в апелляционном
порядке по жалобам на свои решения и определения, вынесенные по
заявлениям о присуждении компенсации, - около 1,8 тыс. апелляционных
производств, в кассационном порядке в 2014 г. на рассмотрение поступило
118 тыс. кассационных жалоб и представлений по делам районных судов и
мировых судей, из которых в суд кассационной инстанции передано только
5,3 тыс., или 4,5% (по 113,5 тыс. обращениям, или 95,5%, в передаче жалобы
отказано). В президиумах областных и равных им судов в 2014 г. было
рассмотрено
5,2
тыс.
кассационных
производств
по
жалобам
и
представлениям на решения нижестоящих судов, из них требования
удовлетворены по 94,2%, оставлено без рассмотрения 39 производств и 10
84
дел снято с рассмотрения с передачей в Верховный Суд РФ в связи с
отсутствием надлежащего состава суда112. Исключение апелляционных
полномочий частично сможет решить эту проблему. Представляется, что
такой
организационно-функциональный
подход
позволит
наилучшим
образом обеспечить право на судебную защиту и решить одну из проблем
реализации данного права.
Другой организационной проблемой реализации права на судебную
защиту,
выделяемой
в
юридической
науке113,
является
проблема
специализации судов. В настоящее время применительно к судам можно
выделить как специализацию отдельных судей и их составов внутри суда
(коллегии по уголовным, гражданским, административным делам, судебные
составы по таким же или еще более дробным категориям дел) функциональную специализацию, так и специализацию отдельных судов и
целых
подсистем
судов
(экономические,
административные,
конституционные суды и т.д.) - институциональную специализацию. Таким
образом, если специализация внутри судов реализуется в создании
подразделений суда или определении судей и их составов, занимающихся
рассмотрением дел определенных категорий, то специализация в судебной
системе может осуществляться путем учреждения различных видов
юрисдикций. Функциональная специализация при рассмотрении дел тесно
связана со всеми другими вопросами организации судебной деятельности
конкретного суда. От эффективности специализации зависит тот объем
времени, который необходим на выполнение работы по осуществлению
правосудия, равномерность в распределении служебной нагрузки, качество
рассмотрения дел. Специализация судей, их профессионализм существенно
влияют на степень эффективности защиты нарушенных прав в суде.
112
Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в
2014 г: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/OBZOR_
sudebnoy_statistiki_2014_g.pdf. - Дата обращения: 15.06.2017.
113
Жуйков В.М. Судебно-правовая реформа и проблемы специализации судов // Правовая реформа в
России: восемь лет спустя / Под ред. В.П. Мозолина. - М., 2013. - С. 122 - 148.
85
Вопросы о внутренней и внешней, горизонтальной и вертикальной
судебной специализации постоянно обсуждаются юридическим сообществом
в
связи
с
возникающими
в
теории
и
на
практике
вопросами
подведомственности, подсудности гражданских, административных дел,
правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дел, единства
судебной
практики.
осуществляться
Представляется,
путем
специализированных
что
создания
составов,
специализация
внутри
коллегий.
Опыт
судов
такой
должна
отдельных
специализации
имеется114. Например, в г. Азове Ростовской области в 2010 году начал
работу специализированный судебный состав по делам несовершеннолетних.
Как отмечалось в СМИ, «это не новый орган судебной власти, речь идет об
усовершенствовании прежней системы. Дела в отношении подростков
Азовский городской суд рассматривал и раньше, но теперь судьи с так
называемой
детской
специализацией
будут
работать
обособленно.
«Выделение этого помещения позволит более углубленно изучать дела
несовершеннолетних, приглашать родителей и общественные организации»,
- считает председатель Азовского городского суда Евгений Олефиренко.
Азовский специализированный судебный состав стал четвертым - после
Таганрогского, Шахтинского и Егорлыкского»115.
Финансово-экономические проблемы реализации права на судебную
защиту разнообразны, взаимосвязаны с организационными проблемами.
Примером может служить информация из доклада Уполномоченного по
правам человека в Хабаровском крае за 2016 г. 116: «Серьезную проблему в
доступности права на судебную защиту вносит неразвитость транспортного
сообщения в крае, а также значительная удаленность населенных пунктов от
114
Лейбошиц, А.В. Специализированные суды, вопросы судоустройства и подсудности: опыт России и
зарубежных стран // Законодательство.- 2013. - № 8.
115
В Азове открылся специализированный состав по делам несовершеннолетних: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https: webazov.ru/novosti-azova/v-azove-otkrylsya-specializirovannyy-sudebnyy-sostav-podelam-nesovershennoletnih. – Дата обращения: 15.06.2017.
116
Доклад о соблюдении прав и свобод человека и гражданина на территории Хабаровского края и о
деятельности Уполномоченного по правам человека в Хабаровском крае в 2015 г.: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https: pravo.khv.ru/sites/files/pravo/docs/doklad/doklad2015.pdf. – Дата обращения: 15.06.2017.
86
районных судов и мировых участков. Транспортное сообщение в основном
осуществляется
с помощью
малой авиации. Значительные
периоды
неблагоприятных метеоусловий приводят к длительной задержке или частой
отмене авиарейсов. Находясь в таких населенных пунктах, когда расстояние
до органа правосудия составляет десятки, а то и сотни километров, совсем
по-другому воспринимаются рекомендации юристов о необходимости
скорейшего обращения в суд или обжалования вынесенного решения».
Проблемы такого рода наверняка имеются и в других регионах Российской
Федерации. Их выявление, последующее решение требуют совместных
усилий региональных и федеральных органов государственной власти,
направленных на создание конкретных гарантий, позволяющих реализовать
право на судебную защиту в полном объеме.
Еще
одной
проблемой
финансово-экономического
характера,
влияющей на реализацию права на судебную защиту, эффективность
судебной защиты, может быть названа проблема внедрения новейших
технологий117. Техническое оснащение судов общей юрисдикции отстает от
технического
оснащения
арбитражных
судов.
Например,
системами
видеопротоколирования оснащены областные и равные по компетенции
суды. Системами аудиопротоколирования оснащено 35% из 11 тыс. залов в
районных судах и гарнизонных военных судах118. Такое положение вещей
отражается на порядке рассмотрения и разрешения судами гражданских,
уголовных, административных дел. В арбитражном процессе в ходе каждого
судебного заседания и при совершении отдельных процессуальных действий
вне судебного заседания ведется протоколирование с использованием
средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме, что
предусмотрено частью 1 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации. При этом протоколирование судебного заседания с
117
Решетняк В.И., Смагина Е.С. Информационные технологии в гражданском судопроизводстве
(российский и зарубежный опыт): Учебное пособие. - М.: Городец, 2017.
118
Материалы заседания Круглого стола "Итоги внедрения системы ГАС "Правосудие" и перспективы
развития электронного правосудия в Российской Федерации" (22 декабря 2015 г.) [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https: council.gov.ru/activity/activities/roundtables/63498. – Дата обращения: 15.06.2017.
87
использованием средств аудиозаписи ведется непрерывно, а материальный
носитель аудиозаписи приобщается к протоколу. В случае если арбитражным
судом
проводится
видеозапись
судебного
заседания,
в
протоколе,
составленном в письменной форме, должны быть указаны сведения,
предусмотренные
законом.
Материальный
носитель
видеозаписи
приобщается к протоколу. Нормы аналогичного содержания имеются в КАС
РФ (ст. ст. 204, 205). В ГПК РФ такие нормы отсутствуют. Однако, опыт
арбитражного
процесса
свидетельствует,
что
введение
аудио-,
видеопротоколирования судебного заседания позволило укрепить гарантии
защиты прав участников процесса в суде первой инстанции, придать
процессу в суде первой инстанции динамизм, сделать протокол судебного
заседания полным и реально отражающим все происходящее в судебном
разбирательстве119. В качестве примера можно рассмотреть следующее
решение, при кассационной проверке законности решения арбитражного
суда выяснилось, что имеющийся в деле протокол судебного заседания суда
первой инстанции от 14 апреля 2015 г., в котором закончено рассмотрение
дела по существу и объявлена резолютивная часть решения суда, подписан
помощником судьи А.А. Вагановым. Вместе с тем в полном тексте решения
суда от 3 июня 2015 г. во вводной части указано, что дело рассмотрено при
ведении протокола судебного заседания секретарем К.М. Шавинян. Из
аудиозаписи судебного заседания (имеющейся в материалах дела и вторично
представленной по запросу суда кассационной инстанции Арбитражным
судом г. Москвы 18 декабря 2015 г.) из-за технических шумов невозможно
установить лицо, которое вело протокол судебного заседания и которое
составляло протокол судебного заседания. Согласно видеозаписи судебного
заседания (представленной Арбитражным судом г. Москвы по запросу суда
кассационной инстанции) ни помощника судьи А.А. Ваганова, ни секретаря
судебного заседания К.М. Шавинян не имеется на видеозаписи, однако на
119
Шерстюк В.М. Протокол судебного заседания в арбитражном суде первой инстанции // Современные
проблемы гражданского и арбитражного судопроизводства. - М., 2015.
88
видеозаписи имеется иное неустановленное лицо, которое осуществляло
помощь судье В.Г. Зубареву при ведении процесса в судебном заседании
суда первой инстанции 14 апреля 2015 г.
Неподписание протокола лицами, указанными в ч. 5 ст. 155 АПК РФ,
суд кассационной инстанции расценивает как отсутствие в деле протокола
судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены
обжалуемых судебных актов120. Говоря об унификации процессуальных
норм, предусматривающих использование в судах при рассмотрении и
разрешении
гражданских,
административных
дел,
соответствующего
технического оснащения, можно также обратить внимание на принятый
Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации», предусматривающий введение возможности
трансляции
судебных
гражданском,
заседаний
административном
в
Интернете
в
конституционном,
судопроизводстве,
а
также
в
судопроизводстве в арбитражных судах121. Финансовое обеспечение решения
рассмотренных
проблем
реализации
права
на
судебную
защиту
предусмотрено федеральной целевой программой «Развитие судебной
системы России на 2013 - 2020 годы», утвержденной Постановлением
Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 1406122.
Среди организационных проблем, влияющих на реализацию права
судебной защиты основных прав и свобод человека и гражданина, можно
выделить еще проблему своевременного и качественного проведения
судебных экспертиз. Распространенными судебными ошибками также
являются:
1)
невыполнение судами требований
ст.
150 ГПК РФ,
регулирующей вопросы подготовки дел к судебному разбирательству, в
связи с чем экспертизы назначались на стадии судебного разбирательства за
120
Определение Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 305-ЭС16-2833 :[Электронный ресурс]. – Режим
доступа: СПС «Консультант Плюс»
121
Федеральный закон от 29.07.2017 № 223-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 31.07.2017. - № 31 (Часть I). - Ст. 4772.
122
Распоряжение Правительства РФ от 20 сентября 2012 г. № 1735-р «Об утверждении Концепции
федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 годы»//Собрание
законодательства РФ. - 01.10.2012. - № 40. - Ст. 5474.
89
пределами двухмесячного срока, установленного законом для рассмотрения
гражданских дел;
2) назначение экспертиз для подтверждения обстоятельств, которые
стороны не оспаривали, либо обстоятельств, не имеющих значения для
правильного
рассмотрения,
разрешения
дела,
необоснованное,
без
достаточных к тому оснований, назначение повторных и дополнительных
экспертиз;
3) назначение экспертиз в экспертные учреждения, не осуществляющие
производство данного вида экспертиз, либо в экспертные учреждения, в
которых отсутствует эксперт соответствующей экспертной специальности
либо
соответствующая
материально-техническая
база,
эксперту,
не
обладающему специальными познаниями, квалификацией, разрешением
(лицензией) на производство специальных видов экспертиз (когда наличие
такого разрешения обязательно). «Со стороны экспертов и экспертных
учреждений
главными
причинами
чрезмерной
продолжительности
проведения судебных экспертиз являются: необоснованное возвращение
определений
без
исполнения,
несвоевременное
сообщение
суду
о
невозможности проведения экспертизы, длительные сроки проведения ряда
экспертиз в государственных экспертных учреждениях, некачественное
проведение экспертиз, отказ от проведения экспертизы без предварительной
оплаты»123.
В связи с чрезмерной продолжительностью проведения экспертиз
Европейский суд по правам человека констатировал нарушение п. 1 ст. 6
Конвенции о защите прав человека и основных свобод (например,
Постановления «Марченко против Российской Федерации», «Саламатина
против Российской Федерации», «Волович против Российской Федерации»,
«Глазков против Российской Федерации», «Кесьян против Российской
Федерации»). Для устранения обозначенных проблем реализации права на
123
Обзор судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение
экспертизы по гражданским делам// Официальный сайт Верховного Суда РФ: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https:vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=7866. –Дата обращения: 15.06.2017.
90
судебную
защиту
требуется
проведение
ряда
мероприятий
организационного, финансово-экономического характера.
Между тем проведенный анализ приводит к выводу, что состояние
судебной защиты прав и свобод граждан, ее эффективность в настоящее
время не может удовлетворять потребности граждан и государства. Это
объясняется
отчасти
объективными
причинами:
не
хватает
квалифицированных кадров, материально-техническое обеспечение судов не
соответствует современным требованиям. Многим судьям в городах и
районах приходится работать в условиях значительной перегрузки. Кадры
судей и работников аппаратов судов далеко не всегда соответствуют
предъявляемым требованиям. При таком положении трудно рассчитывать на
соблюдение многих правовых норм и принципов, направленных на создание
необходимых основ для надлежащего и полного отправления правосудия.
Действующая в стране система судов, судебные процедуры далеко не всегда
позволяют человеку в полной мере использовать предоставляемое ему
Конституцией право на обращение в суд для отстаивания своих прав. Многие
граждане не знакомы с этими правами и не осведомлены о порядке их
использования. Вместе с тем, создание условий для повышения уровня
оказания гражданам правовой помощи и судебной защиты путем расширения
сферы судебного обжалования и пределов судебного контроля - объективная
необходимость
современной
социальной
жизни
России.
Эта
задача
полностью соответствует положениям Конституции РФ, предусмотренным в
ст. ст. 18, 46, 52, об обеспечении прав граждан правосудием, о судебной
защите от посягательств на права человека со стороны должностных лиц
государственного аппарата, о праве на правосудие. Правильная организация
судебной защиты требует четкого нормативного определения критериев
нарушений
прав
и
свобод,
подлежащих
именно
судебной
защите,
установления хотя бы примерного перечня их признаков. Отсюда вытекает
потребность в определении типологии правонарушений, представляющих
предмет судебного рассмотрения и воздействия в этой сфере судебной
91
деятельности, а также причин их совершения. Классификация видов
нарушений прав и свобод граждан может быть проведена по различным
основаниям и, в частности, по сферам общественных отношений, где
возникают конфликтные ситуации, и по направлениям правоприменительной
деятельности. Нарушения прав и свобод граждан могут быть в различных
областях общественных отношений, когда закон прямо предусматривает
возможность судебного разрешения правового спора. Сфера применения
правового принуждения в деятельности правоохранительных органов также
требует определения пределов правового контроля со стороны институтов
судебной власти.
92
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Конституция России провозгласила права и свободы человека и
гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила
на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и
свободы человека и гражданина. Указанные правовые положения являются
логическим продолжением конституционных норм, согласно которым
государственная защита прав и свобод человека и гражданина в России
гарантируется124.
Проведенное исследование показало, что право на судебную защиту одно из основных прав человека и гражданина, поскольку является гарантией
всех иных прав и свобод человека и гражданина даже независимо от его
воли.
Что
в
свою
очередь
подтверждается
правовой
позицией
Конституционного Суда Российской Федерации, который рассматривает его
как одно из основных неотчуждаемых прав человека, подчеркивая его
значение одновременно и как гарантии, и как средства обеспечения всех
других прав и свобод.
Кроме того, можно сделать вывод, что судебная защита является одним
из видов государственной защиты прав и свобод человека и гражданина и
представляет собой механизм принудительного обеспечения гарантий прав и
свобод человека и гражданина, установленный государством через систему
специализированных государственных органов - судов. В силу того, что
судебная защита осуществляется самостоятельным и независимым в системе
государственной власти органом правосудия, специально предназначенным
для обеспечения своей деятельностью прав и свобод человека и гражданина,
она занимает особое место среди средств государственной защиты. Судебная
защита, будучи государственной, юридической защитой, является наиболее
эффективным из всех выработанных мировой практикой способом охраны
124
Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) / под ред. Ю.А.
Дмитриева. - М., 2009.
93
прав личности. В этой связи в государственно-правовом механизме
обеспечения прав и свобод человека главенствующая роль отводится
судебной защите.
Вместе
с
тем,
судебный
порядок
является
универсальным
и
эффективным способом защиты прав и свобод личности, а потому позволяет
с определенной долей уверенности рассматривать его как наиболее
совершенный из всех известных мировой человеческой цивилизации методов
и средств обеспечения прав личности. Именно судебная защита обеспечивает
реальное действие прав и свобод, их эффективность и доступность для всех.
Право на судебную защиту в обязательном порядке должно обладать
юридическими
средствами
своей
реализации,
задавать
параметры,
предопределять характер и содержание правовых средств их реализации.
Особое значение судебной формы защиты обусловлено тем, что суды при
рассмотрении дела должны исследовать по существу все фактические
обстоятельства, а не ограничиваться только установлением формальных
условий применения нормы.
Уровень судебной защиты - основной показатель правового характера
государства и демократичности общества. Расширение круга охраняемых
законом прав личности, углубление их содержания в условиях многообразия
современных экономических и социальных связей возлагает на суд особую
ответственность и поднимает его значение как фактора утверждения
экономической
и
социальной
стабильности,
как
основного
гаранта
реализации прав и свобод граждан. Права и свободы человека, не
подлежащие в силу каких-либо обстоятельств и причин фактической
судебной защите, лишены правового значения. Следовательно, судебная
защищенность образует одну из существеннейших составляющих механизма
обеспечения права. Гарантированность судебной защиты прав и свобод
человека основывается на принадлежности функции правосудия только суду,
которая не может быть подменена функциями никаких других органов
государственной власти.
94
Исключительную
компетенцию
судебной
власти
составляет
осуществление правосудия. С одной стороны, никакой иной орган не может
принимать на себя функцию отправления правосудия, а с другой - на суд не
может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не
согласующихся с его положением органа правосудия125.
При этом право на судебную защиту реализуется именно через
совокупность
различных
процессуальных
средств,
обеспечивающих
справедливое и эффективное восстановление нарушенных прав. И это
предполагает использование таких судебных процедур, которые позволяют
лицам, участвующим в судопроизводстве, отстаивать свои интересы на
основе принципа состязательности и равноправия сторон. Иное, как
справедливо отмечает В.С. Шевцов, не соответствует сущности судебной
защиты.
По сути, право каждого на судебную защиту, в том числе и право на
обжалование
в
суде
решений
и
действий
(бездействия)
органов
государственной власти и должностных лиц, включая сами судебные органы,
предполагает,
что
заинтересованным
лицам
предоставляется
право
добиваться исправления допущенных судами ошибок и что в этих целях
вводится
порядок
процессуальной
проверки
вышестоящими
судами
законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими
судебными инстанциями.
В системе российского законодательства особое внимание уделяется
комплексному исследованию теории правовых средств защиты основных
прав и свобод человека и гражданина, то есть восполнения утраченного
права.
В целях надлежащего функционирования механизма судебной защиты
основных прав и свобод человека гражданина, для решения обозначенной в
настоящем исследовании проблем реализации права на судебную защиту,
необходимо провести соответствующие мероприятия по повышению
125
Шевцов, В.С. Права человека и государство в Российской Федерации. - М., 2002. - С. 332
95
квалификации судей. В рекомендациях судьям, подготовленных судами по
результатам изучения судебной практики по гражданским и уголовным
делам,
указывается
на
необходимость
«постоянно
расширять
профессиональные знания, совершенствовать практический опыт». Эту
задачу можно решить путем систематического проведения научных
семинаров для судей, где в соответствии с учебным планом повторно изучить
теоретический,
нормативно-правовой
материал
по
вопросам
судопроизводства, провести обобщение и изучение, обсуждение судебной
практики, акцентировав внимание на допускаемых судьями ошибках,
выявлении и последующем устранении причин ошибочной деятельности.
Привлечение в систему российского судопроизводства современных
инноваций и новейших технологий, позволяющее совершенствовать эту
государственную деятельность синхронно с динамичным ростом достижений
научно-технического прогресса, сопровождается многогранной объемной
модификацией
потребовало
законодательства
формирования
и
нового
практики
его
комплексного
применения.
Это
законодательно-
правоприменительного подхода, определенного на концептуальном уровне, и
получило в правовой терминологии обозначение электронного правосудия.
На определенном этапе стало бесспорным, что «перед лицом вызовов
времени правовая наука и практика должны пересмотреть приоритеты своего
развития
и
модернизации
в
пользу
совершенствования
своего
технологического уровня»126.
В последние годы в практике судебного производства различных видов
закрепилось
использование
формы
электронного
извещения
лиц,
участвующих в судопроизводстве. Другая возможность, предоставляемая
судопроизводству технологическими инновациями, - видеоконференц-связь постепенно включается в российское право на основе изменения и
дополнения процессуальных кодексов.
126
Колдин,
В.Я.
Вызовы
времени
и
экспертно-криминалистические
технологии
правоприменения // Научные труды. РАЮН. Вып. 15. - М.: Издательство "Юрист", 2015. - С. 1263
96
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Нормативные правовые акты и иные официальные документы:
1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (ред. от 21. 07.
2014г.) // СЗ РФ. 04.08. 2014 г. № 31. Ст. 4398.
2. Всеобщая декларация прав человека или Билль о правах (1948г.) //
Российская газета. - 10.12.1998.
3. Международный пакт о гражданских и политических правах от
16.12.1966 // Международные акты о правах человека. Сборник
документов. М.: НОРМА, 2002. С.52-71.
4. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод
(1950 г.) // Собрание законодательства РФ. - 08.01.2001. - № 2. - Ст.
163.
5. Постановление Европейского суда по правам человека от 14 января
2014 г. «Дело Джонс и другие (Jones and Others) против Соединенного
Королевства» (жалоба № 34356/06 и 40528/06) // Прецеденты
Европейского суда по правам человека. - 2014. - № 6 (06).
6. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от
28.12.2016) «О Конституционном Суде Российской Федерации» //
Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - Ст. 1447.
7. Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ (ред. от
15.02.2016)
«Об
арбитражных
судах
в
Российской
Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 01.05.1995г. - №18.
Ст.1589.
8. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от
05.02.2014) «О судебной системе Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. - 06.01.1997. - № 1. - Ст. 1.
9. Федеральный конституционный закон от 23.06.1999 № 1-ФКЗ (ред. от
03.07.2016) «О военных судах Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. - 28.06.1999. - № 26. - Ст. 3170.
97
10. Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 №1-ФКЗ (ред. от
21.07.2014) «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» //
Собрание законодательства РФ. - 14.02.2011. - № 7. - Ст. 898.
11. Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ (ред. от
15.02.2016) «О Верховном Суде Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. 10.02.2014г. №6. Ст.550.
12. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации
от
08.03.2015
№
21-ФЗ (ред.
от
29.07.2017)
//
Собрание
законодательства РФ. - 09.03.2015. - № 10. - Ст. 1391.13. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об
оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства
РФ. - 14.08.1995. - № 33. - Ст. 3349.
14. Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ (ред. от 19.12.2016) «О
компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный
срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» //
Собрание законодательства РФ. - 03.05.2010. - № 18. - Ст. 2144.
15. Федеральный закон от 29.07.2017 № 223-ФЗ "О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. - 31.07.2017. - № 31 (Часть I). - Ст. 4772.
2. Материалы практики:
16. Постановление Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П «По
делу о проверке конституционности части второй статьи 392
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи
с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой» //
Собрание законодательства Российской Федерации. - 2010. - № 11. Ст. 1255.
17. Постановление Конституционного Суда РФ от 9 июня 2011 г. № 12-П
«По делу о проверке конституционности положений пункта 7 статьи 16
Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской
Федерации" и части первой статьи 9 Федерального закона «Об
98
оперативно-розыскной деятельности" в связи с жалобой гражданина
И.В. Аносова» // Российская газета. - 22 июня 2011 г.
18. Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19-П
"По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1
статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения
обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом
Законодательного Собрания Ростовской области» // Российская газета.2012. - 3 августа. - № 177.
19. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31
марта 2015 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 1
части 4 статьи 2 Федерального конституционного закона «О
Верховном Суде Российской Федерации» и абзаца третьего подпункта
1 пункта 1 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации в
связи с жалобой открытого акционерного общества «Газпром нефть» //
Российская газета. - 2015. - № 77.
20. Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. №
1076-О-П «По жалобам граждан Арбузовой Елены Николаевны,
Баланчуковой Александры Васильевны и других на нарушение их
конституционных прав частями третьей и пятой статьи 165 Уголовнопроцессуального
кодекса
Российской
Федерации»
//
Вестн.
Конституционного Суда РФ. - 2009. - № 3.
21. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8
апреля 2010 г. № 453-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению
жалобы компании «Ланкренан Инвестментс Лимитед» на нарушение
конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6,
пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84 Федерального закона «Об
акционерных обществах» и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса
Российской Федерации»: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
URL:
http://www.ksrf.ru/Pages/Default.aspx.
10.03.2017.
–
Дата
обращения:
99
22. Определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2014 г. № 1212-О
«По запросу Народного Собрания Республики Ингушетия о проверке
конституционности абзаца четвертого части первой статьи 6 Трудового
кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда
РФ. - 2014. - № 6.
23. Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. №
1781-О
«Об
отказе
в
принятии
к
рассмотрению
жалобы
уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на
нарушение конституционных прав гражданина Трутнева Евгения
Валерьевича частью 1 статьи 55 и частью 9 статьи 208 Кодекса
административного
судопроизводства
Российской
Федерации»:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». –
Дата обращения: 10.03.2017.
24.
Определение
Судебной
коллегии
по
экономическим
спорам
Верховного Суда РФ от 23 июля 2015 г. № 306-ЭС15-1364:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://pda.arbitr.ru/_upimg/15EC35A278E6386E7CC6F2215BC1FB9E.doc.
- Дата обращения: 15.06.2017.
25. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 5
октября 2016 г. № 09АП-45137/2016-ГК по делу № А40-159988/2016.):
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». –
Дата обращения: 10.03.2017.
26. Апелляционное определение Брянского областного суда от 27.01.2016
по делу №22-29/2016 //Официальный сайт Брянского областного суда:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа: https://oblsud--
brj.sudrf.ru/modules.php?
name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=948925&delo_id=4
&new=4&text_number=1&case_id=12943/ - Дата обращения: 15.06.2017.
27.
Апелляционное
определение
Брянского
областного
суда
от
17.02.2016г. по делу №22-229/2016//Официальный сайт Брянского
100
областного
суда:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
https://oblsud--sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number
доступа:
=949002
&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=13346. – Дата обращения:
15.06.2017.
28. Апелляционное определение Бежецкого городского суда Тверской
области от 18 июня 2016 г. № 11-6/2016 : [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https: rospravosudie.com/court-bezheckij-gorodskoj-sudtverskaya-oblast-s/act-533033154/. – Дата обращения: 20.06.2017.
29. Приговор Брянского областного суда от 23.08.2016г. по делу №28/2016// Официальный сайт Брянского областного суда: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://oblsud--brj.sudrf.ru/modules.php? name
=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=949091&delo_id=4&new
=4&text_number=1&case_id=13519. – Дата обращения: 20.06.2017.
30. Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей
юрисдикции и мировых судей в 2014 г: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.cdep.ru/userimages/sudebnaya_statistika/OBZ
OR_sudebnoy_statistiki_2014_g.pdf. - Дата обращения: 15.06.2017.
3. Научная и учебная литература:
31. Авакьян, С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учебное
пособие: В 2 т. 5-е изд. - М.: Норма; ИНФРА-М, 2014.
32. Алебастрова, И.А. Конституционное право зарубежных стран:
Учебник. 2-е изд., перераб. и доп.
- М.: ТК "Велби"; Изд-во
"Проспект", 2007.
33. Артемова, Д.И. Судебная политика в сфере конституционного
судопроизводства // Судебная политика: теория и практика: Кол.
моногр. / Под ред. А.В. Малько, В.А. Терехина. - Пенза: Изд-во ПГУ,
2013.
34. Баглай, М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб.
для вузов. 7-е изд. - М.: Норма, 2008;
101
35. Боннер, А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной
деятельности // Избранные труды по гражданскому процессу. - СПб.:
Изд. дом Санкт-Петерб. гос. ун-та; Изд-во юрид. фак-та Санкт-Петерб.
гос. ун-та, 2005.
36. Витрук, Н.В. Общая теория правового положения личности. - М., 2008
37. Глухарева, Л.И. Современные проблемы теории прав человека. - М.,
2004.
38. Грудцына, Л.Ю. К вопросу о защите и охране прав и свобод человека и
гражданина в РФ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС
«Консультант Плюс». – Дата доступа: 10.03.2017.
39. Дзидзоев Р.М., Цалиев А.М. Конституционное право Российской
Федерации. - Владикавказ, 2011.
40. Добрынин, Н.М. Основы конституционного (государственного) права
Российской Федерации: 100 вопросов и ответов. Практическое
руководство. Современная версия новейшей истории государства. 3-е
изд., перераб. и доп. - Новосибирск, 2013.
41. Доктрины правового государства и верховенства права в современном
мире / Отв. ред. В.Д. Зорькин, П.Д. Баренбойм. - М.: Изд-во ЛУМ;
Юстицинформ, 2013.
42. Жилин, Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы:
Монография. - М.: Проспект, 2010.
43. Зорькин, В.Д. Современный мир, право и Конституция. - М.: Норма,
2010.
44. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д.
Зорькина. - М.: Норма; ИНФРА-М, 2013.
45. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для
бакалавров / Г.Н. Комкова, Е.В. Колесников, М.А. Липчанская. - М.,
2013.
46. Конституционное право России: Учебник / Отв. ред. А.Н. Кокотов и
М.И. Кукушкин. - М.: Юристъ, 2003.
102
47. Конституционное право: Учебник для бакалавров / Отв. ред. В.И.
Фадеев. - М.: Проспект, 2014.
48. Ларин, А.М. Защита прав человека и гражданина в уголовном
судопроизводстве // Общая теория прав человека / под общ. ред. Е.А.
Лукашевой. - М.: Норма, 2006.
49. Лебедев, В.А. Законодательная и исполнительная власть субъектов
Российской Федерации в теории и практике государственного
строительства: Монография. - М.: Проспект, 2015.
50. Лебедев, В.А. Конституционно-правовая охрана и защита прав и
свобод человека и гражданина в России (теория и практика
современности). - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.
51. Марченко, М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. - М.:
Проспект, 2016.
52. Матузов Н.И., Ушанова Н.В. Возможность и действительность в
российской правовой системе. - Саратов, 2010.
53. Мархгейм, М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в
современной России: системная конституционная модель, проблемы ее
функционирования и совершенствования: Монография. - Ростов н/Д:
Ростиздат, 2005.
54. Международные акты о правах человека: Сборник документов / Сост.
В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. - М.: Норма, 2002.
55. Нарутто С.В., Несмеянова С.Э., Шугрина Е.С. Конституционный
судебный
процесс:
Учебник
для
магистрантов,
аспирантов,
преподавателей. - М.: Норма; ИНФРА-М, 2014.
56. Озиев, Т.Т Конституционное право: Учеб. пособие. - М., 2009.
57. Пономаренко, В.А. Электронное гражданское судопроизводство в
России: штрихи концепции: монография. М.: Проспект, 2015. 184с.
58. Рожкова М.А., Глазкова М.Е. Аспекты права на суд: новейшие
тенденции // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам
человека. - М.: Статут, 2015. Выпуск 1.
103
59.
Савосина,
Н.Г.
Теоретико-правовые
основы
гарантирования
конституционных прав и свобод человека и гражданина: Монография.Чита, 2009.
60. Терехин В.А., Вершинин В.Б. Судебная защита как комплексный
институт российского права: Моногр. - Пенза: Изд-во ПГУ, 2013.
61. Терехин В.А., Герасимова А.А. Функции судебной власти в механизме
российского государства: Монография. - М.: Юрлитинформ, 2015.
4. Публикации в периодических изданиях:
62. Алиев В.М., Соловых Н.Н. Теоретические аспекты уголовно-правовой
защиты личности, ее прав и свобод // Российский следователь. - 2016. № 16. – С.18-22.
63. Алисултанов, В.С. Роль судов общей юрисдикции и арбитражных
судов в судебной системе России в контексте оптимизации их
деятельности // Современное право. - 2015. - № 7. – С.80-83.
64. Безруков, А.В. Конституционные основы деятельности судебных
органов
и
прокуратуры
в
механизме
обеспечения
правопорядка // Конституционное и муниципальное право. -2016. - №4.
-С.13-17.
65.
Безруков, А.В. Реформирование
судебной
власти
в
условиях
разделения властей и обеспечения единства судебной системы
России// Конституционное и муниципальное право.-2015.- №2.-С.45-48.
66. Бондарь, Н.С. Конституционные ценности - категория действующего
права (в контексте практики Конституционного Суда России) //
Журнал конституционного правосудия. - 2009. - № 6. - С. 1-11.
67. Бумагин, А.Н. Принцип публичности (открытости, гласности)
судебного разбирательства в конституционном праве России и ряда
зарубежных стран: сравнительный анализ // Конституционное и
муниципальное право. - 2014. - № 8. –С.72-76.
68. Вершинин В.Б., Молева Г.В. Процессуальные гарантии осуществления
судебной защиты // Российская юстиция. - 2015. - № 9. – С.6-9.
104
69.
Вилова,
М.Г.
Право
на
доступ
к
правосудию
в
системе
конституционно-правовых гарантий справедливого суда // Российский
судья. - 2016. - № 2. – С.61-64.
70. Гагиев, А.К. Право на судебную защиту как конституционная
гарантия//Российская юстиция. - 2013. - № 12. – С.5-7.
71.
Жариков,
Ю.С.
Состязательность
сторон
в
уголовном
судопроизводстве как основа установления обстоятельств, подлежащих
доказыванию // Российский следователь. - 2014. - № 8. – С.11-15.
72. Жилин, Г.А.Судопроизводство в механизме обеспечения правового
статуса личности // Закон. - 2016. - № 1. – С.131-141.
73. Карасев, Р.Е. Современный этап реформирования российской
судебной системы: влияние на эффективность защиты прав и свобод
человека и гражданина // Российский юридический журнал. - 2014. - №
6. – С.57-64.
74. Кашепов, В.П. Преобразование системы принципов судопроизводства
при осуществлении судебной реформы // Журнал российского права. 2017. - № 2. – С.138-151.
75.
Кивич,
Ю.В.
Проблемы
административно-правовой
охраны
отношений в сфере общественной безопасности и общественного
порядка // Вестник Московского университета МВД России. - 2015. - №
6. - С. 91 - 98.
76. Колосова, Н.М. О конституционном праве каждого на международную
судебную защиту в России // Журнал российского права. - 2012. - № 4.
– С.72-77.
77. Курданов, В.О. Реализация защиты прав и свобод человека и
гражданина
в
современной
России // Конституционное
и
муниципальное право. - 2016. - № 2. – С.38-40.
78. Лебедев, В.А. Концепция прав и свобод человека и гражданина как
элемент отечественного конституционализма // Конституционное и
муниципальное право.- 2015. - № 12. – С.3-8.
105
79. Ляхов, Ю.А. Конституционный принцип состязательности уголовного
судопроизводства и права личности // Российская юстиция. - 2014. - №
3. – С.57-59.
80. Невинский, В.В. Естественные права человека на весах современного
конституционализма//Конституционное и муниципальное право. 2016. - № 8. – С.28-33.
81.
Нестерова,
Т.Ю.
Право
на
судебную
защиту
в
системе
конституционных гарантий правосудия//Государственная власть и
местное самоуправление. - 2015. - № 11. – С.32-35.
82. Никитина, А.В. Разрешение споров о компетенции российскими
судами: проблемы правового регулирования и перспективы его
совершенствования // Государственная
власть
и
местное
самоуправление. - 2016. - № 4. – С.46-50.
83.
Никитина,
А.В.
Разрешение
споров
о
компетенции
как
самостоятельное полномочие конституционных (уставных) судов
субъектов
Российской
Федерации
(сравнительный
анализ
регионального законодательства) // Вестник ХГАЭП. - 2015. - № 1. - С.
61 - 67.
84. Орлов, А.В. Обеспечение доступа к правосудию: некоторые новые
формы и организационно-правовые перспективы их применения //
Администратор суда. - 2016. - № 2. – С.7-10.
85. Селина, Е.В. Электронное и дистанционное правосудие: вызовы
времени и перспективы // Администратор суда. - 2016. - № 3. – С.12-15.
86. Селина, Е.В. Проблемы использования средств видеоконференц-связи
в уголовном судопроизводстве // Администратор суда. - 2015. - № 4. С. 33 - 35
87. Смола, А.А. Актуальные вопросы реализации принципа гласности
судебного
разбирательства
в
арбитражных
судах
Российской
Федерации // Вестник гражданского процесса. - 2012. - № 5. – С.47-77.
106
88. Юшкарев, И.Ю. Реализация права на доступ к правосудию в практике
работы арбитражного суда // Администратор суда. - 2015. - № 3. - С. 29
- 33
5. Авторефераты и диссертации:
89. Абознова, О.В. Суд в механизме реализации права на судебную
защиту в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. канд.
юрид. наук. - Екатеринбург, 2006.
90. Афанасьев, С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство:
теоретико-практическое исследование влияния Европейской конвенции
о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское
судопроизводство: Автореф. дис. докт. юрид. наук.- Саратов, 2010.
91. Беляевская, О.Я. Конституционное право человека и гражданина на
судебную защиту: понятие, проблемы реализации: Дис. канд. юрид.
наук. - Санкт-Петербург, 2007.
92. Быков, В.Е. Конституционное право граждан на судебную защиту и
его реализация в деятельности конституционных и уставных судов
субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. канд. юрид. наук.- М.,
2011.
93. Вершинин, В.Б. Судебная защита как комплексный институт
российского права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Саратов, 2011.
94. Костерина, Н.В. Судебный контроль на досудебных стадиях
уголовного судопроизводства: Автореф. дис. канд. юрид. наук.Волгоград, 2005.
95. Крылатова, И.Ю. Конституционно-судебная защита экономических
прав граждан в Российской Федерации: Автореф. дис. канд. юрид.
наук. - Екатеринбург, 2007.
96. Лазарева, В.А. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы
теории и практики: Дис. д-ра юрид. наук. - Самара, 2000.
107
97. Пескова, А.А. Конституционно-правовые гарантии права на судебную
защиту муниципальной собственности: Автореф. дис. канд. юрид. наук.
- М., 2011.
98. Сангаджиева, К.В. Судебная защита конституционных социальноэкономических прав граждан Российской Федерации: Дис. канд. юрид.
наук. - Саратов, 2002.
6. Электронные ресурсы:
99.
В
Азове
открылся
специализированный
состав
по
делам
несовершеннолетних: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://
webazov.ru/novosti-azova/v-azove-otkrylsya-specializirovannyy-sudebnyysostav-po-delam-nesovershennoletnih. – Дата обращения: 15.06.2017.
100.
Доклад о соблюдении прав и свобод человека и гражданина на
территории Хабаровского края и о деятельности Уполномоченного по
правам человека в Хабаровском крае в 2015 г.: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: https:pravo.khv.ru/sites/files/pravo/docs/doklad/doklad
2015.pdf. – Дата обращения: 15.06.2017.
101.
Материалы заседания Круглого стола "Итоги внедрения системы
ГАС "Правосудие" и перспективы развития электронного правосудия в
Российской Федерации" (22 декабря 2015 г.) [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://www.council.gov.ru/activity/activities/roundtables/
63498. – Дата обращения: 15.06.2017.
102.
Итоги заседания Совета судей: вопрос о повышении зарплат
сотрудникам аппаратов решают двумя путями: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.pravo.ru/review/view/134773/. – Дата
обращения: 15.06.2017.
103.
Структурные изменения судебной системы как фактор нового
качества правосудия: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.pravo.ru/news/view/135456/. – Дата обращения: 15.06.2017.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа