close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гончарова Олеся Аркадьевна. Защита прав и свобод человека и гражданина в решениях конституционного суда РФ

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Защита прав и свобод
человека и гражданина в решениях Конституционного Суда РФ».
Год защиты: 2017
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Гончарова О.А.
Руководитель: к.ю.н. , доцент И.В. Орлов
В данной выпускной квалификационной работе проанализированы
причины
возникновения
и
становление
института
конституционного
судопроизводства, выявлена сущность и правовой статус Конституционного Суда
РФ, определено место и роль суда в защите прав и свобод человека и гражданина,
а также раскрывается содержание прав и свобод человека и гражданина
Российской Федерации, раскрываются отдельные проблемные вопросы влияния
на решения Конституционного Суда РФ в области защиты прав и свобод
человека правовых позиций и постановлений Европейского суда по правам
человека.
По результатам проведенного исследования сделаны выводы, имеющие
теоретическое и практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций
по
совершенствованию
российского
законодательства,
использования материалов работы в учебных целях.
так
и
в
плане
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………..6
Глава 1. Конституционный Суд РФ как субъект конституционного
судопроизводства………….……………………………………………………13
1.1. История конституционного судопроизводства в России..…………….. 13
1.2. Правовой статус Конституционного Суда РФ…………………………..26
Глава 2. Конституционный Суд РФ как гарант защиты прав и свобод
человека и гражданина..……………………………………………………...35
2.1.
Содержание прав и свобод человека и гражданина……………….…. 35
2.2.
Роль Конституционного Суда РФ в обеспечении прав и свобод
человека и гражданина как высшей ценности…………………….……44
Глава 3. Значение и роль Европейского суда по правам человека в
практике российского конституционного правосудия……………..……..53
3.1. Место и роль постановлений Европейского суда по правам человека в
деятельности Конституционного Суда РФ……………………………………53
3.2. Правовые позиции Европейского суда по правам человека, и их влияние
на решения Конституционного Суда РФ в области защиты прав и свобод
человека и гражданина…………………………………………………………..67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………79
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ..…………………………..82
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы обуславливается тем, что Конституционному
Суду Российской Федерации отводится ведущая роль в процессе защиты
основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и
гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции
Российской Федерации1 на всей территории Российской Федерации. Роль
Конституционного Суда России в деле обеспечения прав и свобод В.Д.
Зорькин определил следующим образом: «Конституционный Суд занимает
особое место в политической системе. Являясь органом государственной
власти, он в то же время выступает арбитром между государством, с одной
стороны, и гражданами, обществом - с другой. Разрешая спор о праве, суд
способствует поддержанию стабильности и развитию общества»2. С учетом
возложенной на государство обязанности по созданию работоспособного
механизма защиты прав и свобод человека, одним из элементов которого
является Конституционный Суд РФ, анализ полномочий российского органа
конституционного контроля в свете последних изменений в Федеральный
конституционный закон, регулирующий его статус, представляется особенно
актуальным. За период с 1995 года по 2016 год Конституционным Судом
Российской Федерации принято 474 постановления, за первое полугодие
2017 года - 17 постановлений, из них 293 (в том числе 7 за первое полугодие
2017 года) постановлений,
соответствующими
в соответствии с которыми признаются не
Конституции
Российской
Федерации
отдельные
положения федеральных законов и федеральному законодателю надлежит
исходя из требований Конституции Российской Федерации и основанных на
них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации
внести
соответствующие
изменения
в
нормативные
правовые
акты
Российской Федерации, и лишь 182 (в том числе 10 за первое полугодие
1
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом
поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
// Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
2
Зорькин В.Д. Право в условиях глобальных перемен. М., 2013. С. 154.
4
2017 года) постановления подтвердили конституционность оспариваемых
норм3.
Учитывая специфику решений Конституционного Суда РФ, а именно
их влияние на всю отечественную правовую систему, можно утверждать, что
полное, последовательное и своевременное их осуществление гарантирует
верховенство
закона
и
его
единообразное
применение
на
всей
государственной российской территории. Также отметим, что верховенство
закона можно рассматривать как ведущий формально-юридический признак
правового государства и как конституционный принцип, положенный в
основу демократического строительства.
Кроме того, как справедливо отмечает С.А Банщиков, «в свете
расширения компетенции Конституционного Суда России последний
приобрел еще одно направление деятельности, которое выступает в качестве
важной и непростой миссии в деле реализации принципов и норм
международного
права,
с
одной
стороны,
и
защиты
суверенитета
Российского государства - с другой»4. Применение Конституционным Судом
Российской
Федерации
механизма,
посредством
которого
будут
в
дальнейшем решаться вопросы о возможности исполнения решений
межгосударственных органов по защите прав и свобод человека, позволит
сделать определенные выводы, в том числе в аспектах соотношения
международного и внутригосударственного права. Одной из сфер, в которых
взаимодействие права международного и права внутригосударственного
(национального) приобретает особую важность, является, безусловно,
правовой статус человека, на что указывают исследователи в области
конституционного права5. Существующее в настоящее время правовое
регулирование в конституции практически любого демократического
правового государства обуславливается прежде всего международными
3
http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Statisticses/Pages/Decision.aspx
Банщиков С.А.Исполнение в Российской Федерации решений межгосударственных органов по защите
прав и свобод человека //Российская юстиция. - 2017. - № 3.
5
Карташкин В.А. Соотношение международного и внутригосударственного права и их взаимодействие //
Современное право. - 2015. - № 10. - С. 115.
4
5
стандартами. Основополагающим документом на международном уровне,
регулирующим права и свободы человека и гражданина является Конвенция
о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Практика
применения указанного международного договора традиционно вызывает
широкий интерес исследователей в области права прежде всего спецификой
регламентации
правового
положения
соотношении
международного
и
человека.
Помимо
вопроса
внутригосударственного
о
права
применительно к современным условиям российской политико-правовой
действительности особую актуальность и значимость приобрел также вопрос
о возможности исполнения решений межгосударственных органов по защите
прав человека.
Таким образом, определение роли Конституционного Суда РФ в
защите прав и свобод человека и гражданина - весьма сложная и острая
проблема, которая постоянно возникает в научных дискуссиях, в связи с чем
анализ
конституционно-правового
регулирования
деятельности
Конституционного Суда РФ по защите прав и свобод человека и гражданина
в
Российской
Федерации,
особенности
механизма
реализации
вышеуказанного права, позволит выявить проблемы, существующие в
действующем законодательстве и предложить способы их разрешения.
Степень
научной
разработанности
темы.
Проблемам
конституционно-правовой регламентации, а также определению правового
статуса Конституционного Суда РФ и деятельности по защите основных
прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации посвящено
большое количество монографических и диссертационных исследований, это
работы К.Ю. Аверьянова, С.А. Авакьяна, О.Я. Беляевской, В.Е. Быкова, В.Б.
Вершинина, Н.В. Витрука, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, И.Ю. Крылатовой,
С.Д. Князева, Б.А. Страшуна, Г.Г. Шинкарецкой. Изложенные в этих работах
научные воззрения послужили основой для работы.
Объектом
складывающиеся
исследования
в
сфере
являются
общественные
осуществления
отношения,
конституционного
6
судопроизводства по защите основных прав и свобод человека и гражданина
в Российской Федерации.
Предмет
исследования
составляют
нормы,
регулирующие
в
совокупности конституционно-правовой статус Конституционного Суда РФ
и порядок его деятельности в сфере защиты прав и свобод человека и
гражданина, гарантии его реализации, научные взгляды и представления,
имеющие отношения к данной проблематике, материалы судебной практики.
Целью научной работы заключается в том, чтобы на основе
всестороннего
анализа
действующего
законодательства
комплексно
исследовать проблемы осуществления конституционного судопроизводства
по защите основных прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации, и выработка предложений по совершенствованию действующего
законодательства и правоприменительной практики.
Указанная цель обусловила постановку и решение следующих задач:
-
проанализировать
историю
становления
конституционного
судопроизводства в России;
- определить сущность и содержание категорий «основные права и
свободы человека и гражданина», «институт
защиты основных
прав и
свобод человека и гражданина в Российской Федерации», «правовые позиции
и постановления Европейского суда по правам человека»», с учётом
положений юридической науки;
- разработка общетеоретического представления о конституционноправовом статусе Конституционного Суда Российской Федерации;
- проанализировать действующее законодательство на предмет
правового регулирования механизма реализации прав граждан на судебную
защиту;
- подобрать, проанализировать и обобщить источники информации в
соответствии с темой работы;
7
-
охарактеризовать
роль
правовых
позиций
и
постановлений
Европейского суда по права человека в решениях Конституционного Суда
РФ;
- выявить проблемы, существующие в действующем законодательстве
в сфере конституционного судопроизводства и предложить варианты их
решения.
Методология исследования. Для достижения поставленной цели и
решения задач использовался общенаучный диалектический метод познания,
так и частно-научные методы: исторический, сравнительно-правовой,
формально-логический, статистический, а также использовался комплексный
подход, заключающийся в единстве двух способов – анализа и синтеза и
другие методы.
Нормативную
Российской
основу
Федерации,
исследования
Федеральный
составили:
Конституция
конституционный
закон
от
21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в 1950г.,
Эмпирическая база исследования представлена данными, полученными в
процессе изучения и обобщения материалов опубликованной судебной
практики.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования заключается в том, что на новом, более систематизированном
уровне, рассматриваются проблемы конституционного судопроизводства в
сфере защиты основных прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации. Собранный, обобщенный и проанализированный материал
определяет
приоритетные
направления
его
использования:
сформулированные в исследовании положения и выводы могут найти
применение
в
дальнейшем
научном
исследовании
конституционного судопроизводства в сфере защиты основных
проблем
прав и
свобод человека и гражданина, а также могут использоваться в процессе
преподавания учебных дисциплин по конституционному праву.
8
По результатам проведенного исследования на защиту выносятся
следующие основные положения и выводы:
- история конституционного судопроизводства в России начинается с
80-х годов прошлого века и
условно становление конституционного
судопроизводства в России делится на три периода. Формирование и
развитие конституционного судопроизводства
связано с политической
ситуацией в стране того или иного периода, в зависимости от направлений
деятельности и объема полномочий, согласно принимаемых актов.
- целями деятельности Конституционного Суда Российской Федерации,
наряду с охраной основных прав и свобод человека и гражданина, являются и
защита основ конституционного строя, и обеспечение верховенства и
прямого действия Конституции РФ на всей территории России, реализация
которых, в свою очередь, также направлена на эффективное гарантирование
прав и свобод человека.
- права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации
строятся на основе конституционных принципов: неотчуждаемости прав и
свобод; непосредственного действия конституционных прав и свобод;
ограничения конституционных прав и свобод пределами свободы других
лиц; гарантированности обеспечения прав и свобод со стороны государства;
равенства; приоритета международных договоров Российской Федерации,
закрепляющих права и свободы человека; сочетания прав и обязанностей.
- решения Конституционного Суда РФ общеобязательны в единстве их
мотивировочной,
содержащей
правовые
позиции,
и
резолютивной,
формулирующей итоговый вывод, частей, знание правовых позиций КС РФ
имеет важное значение при осуществлении органами публичной власти
законотворческой,
правоприменительной
и
правоохранительной
деятельности, при защите гражданами своих прав в судах и иных органах,
что в конечном счете способствует реальному воплощению принципов и
норм Конституции РФ в общественных отношениях.
9
- анализируя правовую природу постановлений ЕСПЧ и их влияние на
правовую систему России, следует отметить, что Российская Федерация
обязана обеспечивать в рамках своей правовой системы верховенство
Конституции Российской Федерации, в связи с чем в случае возникновения
коллизий следует руководствоваться конституционными предписаниями и
тем самым не следовать буквально постановлению ЕСПЧ, когда его
реализация противоречит конституционным ценностям.
- Европейский Суд по правам человека создаёт нормативные
положения — правовые позиции (racio decidendi), которые являются
составной частью российской правовой системы, а потому должны
учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных
отношений
и
правоприменительными
органами
при
применении
соответствующих норм права. Нормотворческая составляющая решений
Европейского Суда по правам человека реализуется путём осуществления
российскими государственными органами общих мер, направленных на
исполнение решений Европейского Суда. К числу основных мер общего
характера относятся непосредственное применение правовых позиций
Европейского Суда при рассмотрении российскими судами конкретных дел и
имплементация данных правовых позиций в систему нормативно-правовых
актов России.
Структура
исследования
определена
поставленной
целью,
вытекающими из нее задачами, а также логикой исследования и включает
введение, три главы, состоящие из шести параграфов, заключения и списка
использованных источников.
10
ГЛАВА 1. Конституционный Суд РФ как субъект конституционного
судопроизводства
1.1. История конституционного судопроизводства в России
История
возникновения
и
становление
конституционного
судопроизводства в России ведет свое исчисление с 80-х годов прошлого
века. Так как именно в этот период появился специализированный
государственный орган, основным видом деятельности которого явилось
осуществление конституционного надзора. А именно - 1 декабря 1988 года
действовавшая
тогда
Конституция
СССР
1977
года
подверглась
основательной реформе6. Тогда же был учрежден и совершенно новый
институт - Комитет конституционного надзора СССР. Его функции хотя и
были близки к судебным, но оставались прежде всего контрольными, и
формально он судебным органом не считался.
Однако, в научной среде существует суждение, что история института
конституционного контроля в нашей стране берет свое исчисление от 31
января 1924 года с момента принятия Конституции СССР7. В качестве
обоснования приводится выдержка из
статьи 43, согласно которой
качестве
Суда
полномочий
Верховного
СССР,
в
в
частности,
предусматривалось вынесение заключений о законности постановлений
союзных республик с точки зрения Конституции, разрешение судебных
споров между союзными республиками и рассмотрение дел по обвинению
высших должностных лиц Союза в преступлениях по исполняемой
должности. При этом заключения Верховный Суд СССР должен был давать
по требованию Центрального Исполнительного Комитета СССР (ЦИК,
законодательного органа). Данная позиция имеет место быть, однако,
истоком конституционного судопроизводство России данный период вряд ли
следует считать, так как полностью отсутствует функция конституционного
6
См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - 1988. - № 49. - Ст. 727.
См.: Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к правосудию//
Сравнительное конституционное обозрение. - 2016. - №1
7
11
надзора, а именно – не поднадзорны союзные нормативные акты, не
предусмотрен надзор за актами государственной власти и др.
Таким образом, в полной мере органом, осуществляющим впервые в
России конституционный
надзор, являлся
Комитет конституционного
надзора. Согласно статье 124 Конституции СССР Комитет конституционного
надзора избирался Съездом народных депутатов СССР сроком на 10 лет из
числа специалистов в области политики и права в составе председателя,
заместителя председателя и 21 члена Комитета, включая представителей от
каждой союзной республики. Лица, избранные в Комитет, не могли
одновременно входить в состав органов, акты которых были поднадзорны
Комитету. При выполнении своих обязанностей члены Комитета считались
независимыми и должны были подчиняться только Конституции СССР.
Первоначально
Комитет
был
наделен
довольно
обширными
полномочиями, а именно:
1) по собственной инициативе или по поручению Съезда народных
депутатов
СССР
представлять
Съезду
заключения
о
соответствии
Конституции СССР проектов законов СССР, подлежащих рассмотрению
Съездом;
2) по собственной инициативе, по поручению Съезда народных
депутатов СССР, по предложениям Верховного Совета СССР, высших
органов
государственной
власти
союзных
республик
представлять
Верховному Совету СССР заключения о соответствии актов Верховного
Совета СССР и его палат, а также проектов актов этих органов Конституции
СССР и законам СССР, принятым Съездом народных депутатов СССР;
3) осуществлять наблюдение за соответствием Конституции СССР и
законам СССР конституций и законов союзных республик, постановлений и
распоряжений Совета Министров СССР и советов министров союзных
республик;
4) по собственной инициативе или по поручению Съезда народных
депутатов СССР, по предложениям Верховного Совета СССР, его палат,
12
Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Верховного Совета
СССР, постоянных комиссий палат Верховного Совета СССР и его
комитетов, Совета Министров СССР, высших органов государственной
власти союзных республик давать заключения о соответствии Конституции
СССР и законам СССР актов других государственных органов и
общественных организаций8.
При выявлении противоречия проверяемого акта или его отдельных
положений
с
Конституцией
СССР
или
законами
СССР
Комитет
конституционного надзора должен был направлять органу, издавшему акт,
свое заключение для устранения допущенного нарушения. Принятие
заключения приостанавливало исполнение такого акта либо его отдельных
положений. Комитет конституционного надзора был вправе обращаться к
Съезду народных депутатов СССР, входить в Верховный Совет СССР или
Совет Министров СССР с представлением об отмене противоречащих
Конституции СССР или закону СССР актов подотчетных им органов или
должностных лиц.
23 декабря 1989 года конституционная компетенция Комитета была
расширена и его состав увеличен с 23 до 27 членов9. Полномочия Комитета
были переформулированы:
1) по поручению Съезда народных депутатов СССР он должен был
представлять заключения о соответствии Конституции СССР проектов
законов СССР и иных актов, внесенных на рассмотрение Съезда;
2) по предложениям не менее одной пятой народных депутатов СССР,
Председателя Верховного Совета СССР, высших органов государственной
власти союзных республик рассматривать законы СССР и иные акты,
принятые Съездом, и представлять Съезду народных депутатов СССР
заключения об их соответствии Конституции СССР;
3) по поручению Съезда народных депутатов СССР, по предложениям
8
9
http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1978/red_1978/5478724/chapter/13/
См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. - 1989. - № 29. - Ст. 574
13
Верховного Совета СССР, Президиума Верховного Совета СССР, высших
органов государственной власти союзных республик представлять Съезду
народных депутатов СССР или Верховному Совету СССР заключения о
соответствии Конституции СССР конституций союзных республик, а законов
союзных республик - также и законам СССР;
4) по поручению Съезда народных депутатов СССР, по предложениям
не менее одной пятой членов Верховного Совета СССР, Председателя
Верховного Совета СССР, высших органов государственной власти союзных
республик
представлять
Верховному
Совету
СССР
заключения
о
соответствии актов Верховного Совета СССР и его палат, проектов актов,
внесенных на рассмотрение этих органов, Конституции СССР и законам
СССР, принятым Съездом народных депутатов СССР, а постановлений и
распоряжений Совета Министров СССР - также и законам СССР, принятым
Верховным Советом СССР; о соответствии международных договорных и
иных обязательств СССР и союзных республик Конституции СССР и
законам СССР;
5) по поручению Съезда народных депутатов СССР, по предложениям
Верховного Совета СССР, его палат, Президиума Верховного Совета СССР,
Председателя Верховного Совета СССР, постоянных комиссий палат и
комитетов Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, высших
органов государственной власти союзных республик, Комитета народного
контроля СССР, Верховного Суда СССР, Генерального прокурора СССР,
Главного
государственного
арбитра
СССР,
общесоюзных
органов
общественных организаций и Академии наук СССР давать заключения о
соответствии Конституции СССР и законам СССР нормативных правовых
актов других государственных органов и общественных организаций, в
отношении которых в соответствии с Конституцией СССР не осуществляется
прокурорский надзор. (Возможно, в данном случае понятие "общественные
организации" включало и КПСС, однако какого-либо разъяснения нам найти
так и не удалось. Примечательно, что наряду с государственными
14
институтами право вносить в Комитет предложения о представлении
заключений получили общесоюзные органы общественных организаций и
Академия наук СССР.)
Комитет конституционного надзора был вправе также по собственной
инициативе давать заключения о соответствии Конституции СССР и законам
СССР актов высших органов государственной власти и управления СССР,
других органов, образуемых или избираемых Съездом народных депутатов
СССР и Верховным Советом СССР.
При выявлении несоответствия акта или его отдельных положений
Конституции СССР или законам СССР Комитет конституционного надзора
направлял органу, издавшему акт, свое заключение для устранения
допущенного несоответствия. Принятие Комитетом такого заключения
приостанавливало действие не соответствующего Конституции СССР или
закону СССР акта или его отдельных положений, за исключением законов
СССР, принятых Съездом народных депутатов СССР, и конституций
союзных республик. Акт или его отдельные положения, которые, по
заключению Комитета, нарушали права и свободы граждан, теряли силу с
момента принятия такого заключения.
Орган, издавший акт, обязан был привести его в соответствие с
Конституцией СССР или законом СССР. В случае если этого не сделано,
Комитет должен был войти с представлением соответственно на Съезд
народных депутатов СССР, в Верховный Совет СССР или Совет Министров
СССР об отмене не соответствующих Конституции СССР или закону СССР
актов подотчетных им органов или должностных лиц. Заключение Комитета
могло быть отклонено лишь решением Съезда народных депутатов СССР,
принятым двумя третями голосов от общего числа народных депутатов
СССР.
Помимо положений действующей Конституции, правовой статус
Комитета конституционного надзора СССР был закреплен в Законе «О
15
конституционном надзоре в СССР»10, который возлагал осуществление
конституционного надзора на Комитет конституционного надзора СССР и
органы конституционного надзора союзных и автономных республик. Они
должны были действовать на основе социалистической законности,
коллегиальности и гласности, считались самостоятельными и должны были
подчиняться
только
Конституции
СССР,
конституциям
союзных
и
автономных республик. В список полномочий Комитета входит надзор над
соответствием Конституции СССР и законам СССР, принятым Съездом
народных депутатов СССР и Верховным Советом СССР, следующих актов:
- указов и постановлений Президиума Верховного Совета СССР;
- распоряжений Председателя Верховного Совета СССР;
- законов союзных республик;
- постановлений и распоряжений Совета Министров СССР;
- международных договорных и иных обязательств СССР и союзных
республик, представленных на ратификацию или утверждение;
- руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР;
- актов Генерального прокурора СССР и Главного государственного
арбитра СССР, имевших нормативный характер, а также нормативных
правовых
актов
других
государственных
органов
и
общественных
организаций, в отношении которых в соответствии с Конституцией СССР не
осуществлялся прокурорский надзор. Таким образом, надзорные функции
Комитета не распространялись на приговоры и иные решения судов, решения
органов расследования, прокуратуры, государственного арбитража по
гражданским, уголовным, административным, арбитражным делам. Кроме
того, комитет был наделен правом законодательной инициативы. Если он
обнаруживал, что соблюдению положений Конституции СССР препятствует
отсутствие соответствующего законодательного акта, а также в иных случаях
он был вправе выйти на Съезд народных депутатов СССР или войти в
Верховный Совет СССР со своим представлением о необходимости
10
http://www.pravo.levonevsky.org/baza/soviet/sssr1102.htm (дата обращения: 04.06.2017)
16
подготовки и принятия такого акта11. Решения комитета оформлялись
заключением, однако, принятие заключений не приостанавливало действия
законов СССР и иных актов Съезда народных депутатов СССР, конституций
союзных республик или их отдельных положений. Заключения же о
несоответствии Конституции СССР или закону СССР иного акта или его
отдельных положений, кроме актов Съезда, приостанавливало действие акта
полностью или в отдельной части до устранения указанного несоответствия.
Заключение, констатирующее, что каким-либо нормативным правовым актом
или его отдельными положениями нарушаются основные права и свободы
человека, закрепленные в Конституции СССР и в международных актах,
участником которых являлся СССР, влекло утрату силы акта или его
положений с момента принятия заключения.
Рассматривая полномочия Комитета по конституционному надзору,
можно констатировать, что изначально роль данного органа весьма мала, как
справедливо отметил С.А. Авакьян, «сложность подходов к роли данного
института
конституционного
права
напрямую
отразилась
на
его
наименовании («надзор») и полномочиях»12. Н это явилось несмненным
шагом к исключению полновластия Советов, так как с введением органа
конституционного контроля на союзном уровне их акты, по крайней мере
формально, подпадали под его надзор. С.А. Белов и О.А. Кудряшова
справедливо
отмечали,
что
«важнейшей
особенностью
этой
«позднесоветской» модели конституционной охраны были отсутствие права
граждан
и
полномочий
конституционности
судов непосредственно
правовых
актов
и
возбуждать
недопустимость
дела о
рассмотрения
вопросов о конституционности правоприменительных, в том числе судебных,
решений»13. Первое заседание Комитета состоялось 16 мая 1990 года, однако,
как отмечают исследователи, деятельность его подвергалась критике за
11
http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/zakony/1592892/
Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма;
ИНФРА-М, 2014. - Т. 2. - С. 734.
13
Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля в правовой системе
России // Журнал конституционного правосудия. - 2012. - № 6 (30). - С. 25 - 38, 27
12
17
невысокую активность и недостаточную решительность в содействии
демократическим реформам14.
Следующим этапом развития конституционного судопроизводства
можно отметить переход от исключительно контрольно-надзорного органа к
судебному институту, то есть развитие происходит по пути конституционной
юстиции. 15 декабря 1990 года в статью 119 Конституции было внесено
положение о Конституционном Суде РСФСР: «Конституционный Суд
РСФСР избирается Съездом народных депутатов РСФСР. Порядок избрания
и деятельности Конституционного Суда РСФСР определятся Законом
РСФСР о Конституционном Суде РСФСР, утверждаемым Съездом народных
депутатов РСФСР». Учреждение Конституционного Суда стало одним из
проявлений суверенитета Российской Федерации, провозглашенного в
Декларации о государственном суверенитете РСФСР, принятой первым
Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года15.
Закон от 15 декабря 1990 года «Об изменениях и дополнениях
Конституции РСФСР» среди прочего предписал «в целях приведения
отдельных статей Конституции РСФСР в соответствие с настоящим Законом
и установления единой терминологии» предоставить право законодательной
инициативы вместо Комитета конституционного надзора Конституционному
Суду РСФСР, а также наделил Председателя Верховного Совета РСФСР
полномочием представлять Съезду народных депутатов РСФСР предложение
о персональном составе Конституционного Суда. Верховному Совету
РСФСР поручалось разработать проект Закона о Конституционном Суде и
представить его на рассмотрение очередного Съезда народных депутатов
РСФСР.
6 мая 1991 года Закон о Конституционном суде РСФСР был принят с
некоторыми поправками российским Верховным Советом16. 12 июля 1991
года новая редакция этого Закона была утверждена Постановлением Съезда
14
Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к правосудию//
Сравнительное конституционное обозрение. - 2016. - №1.
15
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1990. - № 2. - Ст. 22.
16
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 19. - Ст. 121.
18
народных депутатов17. 25 февраля 1993 года Закон в обновленном виде был
принят18.
В Законе устанавливалось, что Конституционный Суд РСФСР является
высшим судебным органом защиты конституционного строя РСФСР,
осуществляющим
судебную
власть
в
форме
конституционного
судопроизводства. Он должен был осуществлять судебную власть путем
рассмотрения в заседаниях дел о конституционности международных
договоров
и
нормативных
актов
и
о
конституционности
правоприменительной практики, а также путем вынесения в установленных
законом случаях соответствующих заключений. В соответствии с принятым
Законом
Конституционный
Суд
РСФСР
был
наделен
следующими
полномочиями:
1)
рассматривать
дела
о
конституционности
международных
договоров, положения которых стали или могли стать нормами российского
права, и нормативных актов Съезда народных депутатов, Верховного Совета,
его
Президиума,
Президента,
Совета
Министров,
высших
органов
государственной власти республик в составе РСФСР по ходатайствам
указанных органов, а также любой палаты Верховного Совета, народного
депутата, общереспубликанских (РСФСР) органов, а при их отсутствии союзных
органов,
общественных
организаций,
Верховного
Суда
и
Генерального прокурора РСФСР;
2)
рассматривать
вопросы
правоприменительной
практики
по
обращениям физических или юридических лиц;
3) давать свои заключения в установленных данным законом случаях.
Конституционный Суд РСФСР, согласно Закону, был не вправе
рассматривать политические вопросы, но разрешал дела и давал заключения,
руководствуясь Конституцией РСФСР и правосознанием, воздерживаясь от
установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях,
17
18
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 22. - Ст. 779.
http://www.docs.cntd.ru/document/901607471 (дата обращения: 04.06.2017)
19
когда это входило в компетенцию других судов или иных органов. В целях
охраны суверенитета народов РСФСР, защиты конституционного строя
РСФСР, основных прав и свобод человека, признанных Конституцией
РСФСР прав и законных интересов граждан и юридических лиц,
поддержания верховенства и непосредственного действия Конституции
РСФСР на всей территории Российской Федерации Суд был призван
обеспечивать соответствие Основному Закону РСФСР международных
договоров РСФСР, законодательства РСФСР и республик, входящих в состав
РСФСР, а также практики применения законодательства РСФСР. Всей своей
деятельностью Суд должен был способствовать утверждению законности,
укреплению правопорядка, воспитанию в гражданах уважения к Основному
Закону Республики.
Формировался Конституционный суд РСФСР в составе 15 судей,
тайным голосованием, достигший ко дню выборов возраста не менее 35 и не
более 60 лет, обладающий обширными познаниями в области права, высокой
квалификацией и моральными качествами, необходимыми для исполнения
обязанностей судьи Конституционного Суда РСФСР, имеющий стаж работы
по юридической специальности не менее 10 лет. Закон содержал
традиционные
гарантии
статуса
судьи
-
несменяемость
и
неприкосновенность, а также условия для приостановления и прекращения
его должности. До достижения предельного возраста судья, включая
Председателя Суда и его заместителя, мог быть освобожден от должности
только по собственному заявлению. Секретарь же Суда подлежал избранию
Судом из своего состава на пятилетний срок. Закон установил, что срок
полномочий Конституционного Суда РСФСР не ограничен и что Суд
является постоянно действующим органом, работа которого не может
прерываться на каникулы. Решения Суда в соответствии с точным смыслом
Конституции РСФСР должны были выражать правовую позицию судей,
свободную от соображений практической целесообразности и политических
склонностей. Судьи Конституционного Суда РСФСР обязывались Законом
20
разрешать дела и давать заключения в условиях, исключающих постороннее
воздействие на свободу их волеизъявления. Они не должны были
запрашивать или получать указания от каких-либо государственных или
общественных органов, должностных
лиц. Какое бы
то ни было
вмешательство в деятельность Конституционного Суда РСФСР, согласно
Закону, не допускалось и влекло за собой ответственность в соответствии с
законом.
Достаточно характерным для действующего в тот период времени
политического режима было то, что правовой анализ норм, содержащихся в
международных актов, проводился в полном объёме, то есть рассматривалась
каждая правовая норма в отдельности, процедура принятия правомочность
подписания, в то время как конституционность нормативных актов высших
государственных органов РСФСР проверяться исключительно с точки зрения
их соответствия установленному в Российской Федерации разделению
властей
и
закрепленному
в
Конституции
РСФСР
разграничению
компетенции. Данная позиция находит свое отражение и в юридической
литературе, в частности, С.А. Белов и О.А. Кудряшова не без оснований
считают, что тем не менее не связанные с нормоконтролем полномочия Суда
носили, по существу, политический характер19.
30 - 31 октября 1991 года Пятый (внеочередной) Съезд народных
депутатов РСФСР избрал первых 13 членов Конституционного Суда. Еще
двух судей избрать не удалось из-за разногласий между народными
депутатами. Тем не менее в январе 1992 года началась деятельность Суда. На
первом своем заседании судьи тайным голосованием и в индивидуальном
порядке избрали из своего состава Председателя Конституционного Суда и
его заместителя. Председателем был избран В.Д. Зорькин, а его заместителем
- Н.В. Витрук. Секретарем Суда был избран судья Ю.Д. Рудкин. С января
1992 года по октябрь 1993 года Конституционный Суд принял ряд решений,
19
Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля в правовой системе
России // Журнал конституционного правосудия. - 2012. - № 6 (30). - С. 25 - 38, 27
21
имевших большой общественный резонанс (решение по вопросу о
конституционности
конституционности
прокуратуры
актов,
актов,
обжаловать
касавшихся
ограничивавших
в
судебном
деятельности
КПСС,
возможность
порядке
о
работников
налагаемые
на
них
дисциплинарные взыскания, о конституционности правоприменительной
практики, связанной с индексацией доходов и сбережений населения, о
конституционности актов, допускавших выселение граждан из занимаемых
ими помещений в административном порядке, о конституционности актов
Президиума
Верховного
Совета
РСФСР,
изданных
с
превышением
предоставленных ему полномочий, и др.). Всего в этот период было
рассмотрено 27 дел, в том числе 19 по ходатайствам о проверке
конституционности правовых актов и 8 по индивидуальным жалобам
граждан20.
В марте 1993 года Суд принял Заключение, давшее Съезду народных
депутатов основание отрешить Президента от должности. В этой обстановке
Конституционный Суд все более политизировался, и, как писал впоследствии
тогдашний заместитель Председателя Суда профессор Н.В. Витрук, «внутри
состава Конституционного Суда РФ наметился явный раскол»21. 21 сентября
1993 года Президент Б.Н. Ельцин издал Указ № 1400 о поэтапной
конституционной
реформе
в
Российской
Федерации.
Этим
Указом
прекращались действие Конституции (Основного Закона) РСФСР 1978 года,
а также деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета. В
ответ Съезд постановил отрешить Б.Н. Ельцина от должности и передать его
функции вице-президенту А.В. Руцкому. В тот период ходило немало слухов
о предстоящем якобы роспуске Конституционного Суда, однако Суд
распущен не был, лишь была приостановлена его деятельность. Указом
Президента от 24 декабря 1993 года данный Закон был признан
недействующим.
20
См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособ.
3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. - С. 71.
21
См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособ.
3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. - С. 73.
22
Новый этап в эволюции системы конституционного правосудия в России
начинается с принятием новой Конституции страны Российской Федерации,
которая по-новому определила статус Конституционного Суда. Этот статус
был уточнен и в первоначальной редакции Федерального конституционного
закона о Конституционном Суде Российской Федерации 1994 года.
Федеральный
конституционный
закон
«О
Конституционном
Суде
Российской Федерации» был принят Государственной Думой 24 июня 1994
года, одобрен Советом Федерации 12 июля и подписан Президентом 21 июля
того же года22. Закон вступил в силу со дня его официального опубликования
- с 23 июля 1994 года. В статье 1 ФКЗ о КС Конституционный Суд
определяется
самостоятельно
как
и
судебный
независимо
орган
конституционного
осуществляющий
контроля,
судебную
власть
посредством конституционного судопроизводства.
Как верно отметил Н.В. Витрук, «практика первых лет деятельности
Конституционного Суда в столь сложный период истории России
свидетельствовала о необходимости введения таких законодательных мер,
которые независимо от состава судей и их личных убеждений исключали
или, во всяком случае, максимально затрудняли бы использование
Конституционного Суда в качестве инструмента политической борьбы...»23.
К таким мерам Н.В. Витрук отнес исключение из текста проекта
Федерального конституционного закона нормы о праве Суда на собственную
инициативу рассмотрения дел, уточнение в этом тексте круга органов и лиц,
наделенных правом оспаривать конституционность нормативных актов.
Можно сюда добавить исключение из компетенции Суда проверки
конституционности
политических
партий,
а
также
обыкновений
правоприменительной практики.
Таким образом, можно констатировать, что история конституционного
судопроизводства в России начинается с 80-х годов прошлого века и
22
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»// Собрание
законодательства Российской Федерации . - 1994. - № 13. - Ст. 1447.
23
Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособ. 3-е
изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. -С. 84.
23
формирование и развитие данной отрасли целиком и полностью связано с
политической ситуацией в стране того или иного периода, в зависимости от
направлений деятельности и объема полномочий, согласно принимаемых
актов, условно можно выделить три периода становления конституционного
судопроизводства в России.
1.2 Правовой статус Конституционного Суда РФ
Конституционный Суд Российской Федерации является одним из
важнейших элементов конституционно-правового механизма охраны прав и
свобод человека. Основополагающим нормативным правовым актом,
регламентирующим правовой статус Конституционного Суда Российской
Федерации является Конституция Российской Федерации. Именно – в статье
118 Конституции Российской Федерации закреплено, что судебная власть
осуществляется
посредством
конституционного,
гражданского,
административного и уголовного судопроизводства24. В развитие данной
правовой нормы в статье 125 Конституции Российской Федерации
раскрывается
организация
и
основные
направления
деятельности
Конституционного суда Российской Федерации. Следует отметить, что
Конституционному Суду России принадлежит особая роль в реализации
конституционной цели правосудия, а именно - проверка конституционности
закона, примененного в конкретном деле, по жалобам граждан на нарушение
их конституционных прав и свобод. Исходя из системного толкования
положений статей 18, 118 и 125 Конституции Российской Федерации можно
констатировать, что в сфере обеспечения правосудием прав и свобод
ключевое место отводится именно Конституционному Суду. По сути, норма
части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации напрямую
корреспондирует норме части 1 статьи 118, определяя непосредственно в
24
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом
поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11ФКЗ)// Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
24
самом Основном законе судебный орган, который обеспечивает посредством
конституционного правосудия права и свободы, и процедуру такого
обеспечения.
В развитие положений Конституции Российской Федерации, и в целях
надлежащего урегулирования правового положения Конституционного Суда
Российской Федерации, был принят Федеральный конституционный закон от
21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации».
Согласно
статьи
3
Федерального
конституционного
закона
«О
Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд
России
осуществляет
свои
полномочия
в
целях
защиты
основ
конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина,
обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской
Федерации на всей территории Российской Федерации25.
Таким образом, защита основных прав и свобод человека и гражданина
нормативно закреплена в качестве одной из целей деятельности данного
судебного органа. Вместе с тем, в юридической литературе высказана и такая
точка зрения, что под правосудием понимается правоприменительная
деятельность судов по рассмотрению и разрешению в установленном
законом порядке уголовных, гражданских, административных дел с
вынесением обязательных для исполнения решений26. Если следовать
данному определению, то рассмотрение Конституционным Судом РФ,
конституционными
и
уставными
конституционности
нормативных
судами
актов
не
субъектов
является
РФ
дел
о
осуществлением
правосудия. Полагаем, что такое сужение понятия правосудия противоречит
взаимосвязанным нормам статей 118 и 125 Конституции Российской
Федерации, ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» и
статье 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Согласно
статьи 1 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации он является
25
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447
26
Баранов В.А., Приженникова А.Н. «Судебная власть», «правосудие» и «судопроизводство» как базовые
категории теории судебной власти // Современный юрист. - 2014. - № 1. - С. 2.
25
судебным
органом
независимо
конституционного
осуществляющим
контроля,
судебную
самостоятельно
власть
и
посредством
конституционного судопроизводства.
Статья 2 Конституции Российской Федерации предусматривает, что
«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются
обязанностью государства»27. По мнению большинства исследователей,
среди которых можно выделить, в частности, Г.А. Гаджиева28, данный
принцип является базовой установкой, которой Конституционный Суд РФ
руководствуется в своей деятельности.
Учитывая особую значимость конституционного судопроизводства в
Основном законе страны Конституции Российской Федерации закреплён
исчерпывающий перечень правомочий Конституционного Суда Российской
Федерации, к которым согласно части 2 статьи 125 Конституции Российской
Федерации относится разрешение дел о соответствии
Российской
Федерации
федеральных
законов,
Конституции
нормативных
актов
Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной
Думы, Правительства Российской Федерации; конституций республик,
уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской
Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов
государственной власти Российской Федерации и совместному ведению
органов
государственной
власти
Российской
Федерации
и
органов
государственной власти субъектов Российской Федерации; договоров между
органами государственной власти Российской Федерации и органами
государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между
органами государственной власти субъектов Российской Федерации; не
вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
27
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от
21.07.2014 № 11-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
28
Гаджиев Г.А. Цели, задачи и предназначение Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал
конституционного правосудия. - 2008. - № 1. - С. 10
26
В части исполнения вышеуказанных полномочий сделана оговорка о
том, что в данных вопросах Конституционный Суд не проявляет
самостоятельность, так как все поверки осуществляются по запросам
соответствующих государственных органов. Далее предусмотрено, что
Конституционный
Суд
Российской
Федерации
разрешает
споры
о
компетенции: между федеральными органами государственной власти;
между органами государственной власти Российской Федерации и органами
государственной власти субъектов Российской Федерации; между высшими
государственными органами субъектов Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на
нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов
проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего
применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным
законом.
Таким образом, в законе четко отражено, что конкретный судебный спор
между физическими лицами не подлежит разрешению в Конституционном
суде Российской Федерации, разрешению подлежат лишь применение в той
или иной ситуации нормативного правового акта, то есть определение сферы
его действия для конкретных правоотношений.
Достаточно емкое и важное правомочие Конституционного суда РФ
заключается в том, что он является единственным органом, наделенным
полномочием по толкованию Основного закона Российской Федерации. Как
уточняется в статье 106 Федерального конституционного закона от
21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации»:
«Толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным
Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным для
всех
представительных,
исполнительных
и
судебных
органов
государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий,
учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений»29.
С учетом развивающихся отношений на международном уровне
Федеральным конституционным законом от 14 декабря 2015 г. № 7-ФКЗ «О
29
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447
27
внесении
изменений
в
Федеральный
конституционный
закон
«О
Конституционном Суде Российской Федерации»30 внесено дополнение,
согласно
которому,
если
суд
сочтет,
что
исполнение
решения
межгосударственного органа по защите прав человека в целом или в части
невозможно, соответствующие меры, направленные на исполнение, не могут
приниматься или осуществляться. Президент и Правительство РФ вправе
обратиться в суд с запросом о толковании положений Конституции в связи с
проблемой исполнения соответствующего решения межгосударственного
органа.
Толкование
положений
Конституции,
устраняющее
неопределенность в их понимании с учетом выявившегося противоречия
между положениями международного договора России в истолковании
межгосударственного органа по защите прав человека и положениями
российской Конституции, констатирующее невозможность исполнения его
решения без нарушения Конституции, означает, что исполнение не должно
производиться. Таким образом, за российским органом конституционного
контроля в рамках развития его взаимоотношений с международными
институтами в сфере защиты прав и свобод человека (в частности, с
Европейским судом по правам человека) закреплено полномочие по
решению вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного
органа по защите прав и свобод человека. Данное право стало фактическим
развитием закрепленного еще в 2014 г. полномочия Конституционного Суда
РФ по проверке конституционности закона по запросам судов при
пересмотре в порядке, установленном процессуальным законодательством,
принятого ими постановления в связи с принятием межгосударственным
органом по защите прав и свобод человека решения, в котором
констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека
при применении закона либо отдельных его положений. Указанные
изменения в правовом регулировании привели к условному, но все же
30
Федеральный конституционный закон от 14 декабря 2015 г. № 7-ФКЗ «О внесении изменений в
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 21.12.2015. - № 51 (часть I). - ст. 7229
28
снятию такого юридического свойства решений Конституционного Суда РФ,
как их окончательность, хотя отказ от абсолютизации его актов наблюдался в
практике российского органа конституционного контроля довольно часто.
Вместе с тем, как отмечается в юридической литературе, сложившаяся
ситуация приводит к созданию своеобразной процедуры пересмотра актов
Конституционного
Суда
РФ
«по
вновь
открывшимся
или
новым
обстоятельствам» путем учета принятых международными институтами в
сфере защиты прав и свобод человека решений, но не к глобальному,
коренному изменению сложившегося правового регулирования31. Внесенные
в 2015 г. поправки, в свою очередь, направлены на устранение
существовавшей проблемы неисполнения решений межгосударственных
органов, в том числе и Европейского суда по правам человека. При этом при
определении возможности реализации принятого ими акта на территории
России Конституционный Суд РФ должен руководствоваться не только
действующим
правовым
регулированием,
но
также
и
сложившейся
практикой в соответствующей сфере общественных отношений, чтобы
обеспечить заинтересованные лица наиболее адекватными способами
реализации их нарушенного права.
Стоит отметить, что мнение о необходимости предоставления
Конституционному
Суду
подобных
полномочий
высказывалось
до
указанного времени не один раз, ведь в рамках взаимодействия Европейского
суда по правам человека с Россией
только органу конституционного
правосудия предоставлено право коррекции правового поля. Более того,
именно Конституционный Суд в своей судебной деятельности чаще других
органов использует «международный элемент» в своих решениях32.
В сфере развития международных отношений немаловажное значение
имеет полномочие Конституционного суда Российской Федерации по
разрешению дела о соответствии Конституции Российской Федерации не
31
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии: ожидавшиеся, ожидаемые,
неожиданные // Конституционное и муниципальное право. - 2014. - № 10. - С. 42 - 43
32
Зорькин В.Д. Взаимодействие национального и наднационального правосудия на современном этапе:
новые перспективы // Сравнительное конституционное обозрение. - 2012. - № 5. - С. 51
29
вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
Итоговым решением по данному делу может быть, что с момента
провозглашения
постановления
Конституционного
Суда
Российской
Федерации о признании не соответствующими Конституции Российской
Федерации не вступившего в силу международного договора Российской
Федерации либо отдельных его положений международный договор не
подлежит введению в действие и применению, то есть не может быть
ратифицирован, утвержден и не может вступить в силу для Российской
Федерации иным образом.
Вместе с тем, мнения относительно правовых последствий внесенных
изменений разделились, причем как на внутригосударственном, так и на
международном уровне. Так, Комиссия Совета Европы по конституционному
праву (именуемая иначе Венецианской комиссией) сочла полномочие
Конституционного Суда РФ объявлять недействительными международные
решения несовместимым с международными обязательствами страны. Ее
эксперты
положения,
полагают
необходимым
препятствующие
ликвидировать
исполнению
законодательные
международных
решений,
признанных не соответствующими Конституции РФ, а также прописать
обязанность российских властей находить альтернативные пути исполнения
международных решений33.
Специфическим полномочием является дача заключения по запросу
Совета Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения
обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или
совершении иного тяжкого преступления. Запрос о даче заключения о
соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента
Российской Федерации в государственной измене или совершении иного
тяжкого преступления направляется в Конституционный Суд Российской
Федерации не позднее месяца со дня принятия Государственной Думой
решения о выдвижении обвинения. К запросу прилагается текст решения
Государственной Думы о выдвижении обвинения, протокол или стенограмма
33
https://www.vedomosti.ru/politics/news/2016/03/12/633276-venetsianskaya (дата обращения: 04.06.2017)
30
обсуждения этого вопроса на заседании Государственной Думы и тексты
всех связанных с этим обсуждением документов, а также текст заключения
Верховного Суда Российской Федерации34. В данном случае к компетенции
Конституционного суда РФ относится лишь рассмотрение процедурных
моментов, рассмотрение состава правонарушения в полномочия входит.
Что касается организационной составляющей Конституционного суда
Российской Федерации для осуществления в полном объеме вышеуказанных
полномочий, на законодательном уровне закреплено, что по вопросам своей
внутренней деятельности Конституционный Суд принимает свой Регламент.
В статье 7 Федерального конституционного закона от 21.07.1994г. №1ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» предусмотрено, что
Конституционный Суд независим в организационном, финансовом и
материально-техническом отношениях от любых других органов. Его
финансирование производится за счет федерального бюджета и обеспечивает
возможность
независимого
осуществления
конституционного
судопроизводства в полном объеме. В федеральном бюджете ежегодно
предусматриваются отдельной статьей необходимые средства, которыми Суд
распоряжается самостоятельно. Смета его расходов не может быть
уменьшена
по
сравнению
с
предыдущим
финансовым
годом.
Он
самостоятельно и независимо осуществляет информационное и кадровое
обеспечение своей деятельности. Имущество, необходимое Суду для
осуществления его деятельности и находящееся в его оперативном
управлении, является федеральной собственностью.
Состав Конституционного Суда Российской Федерации закреплен в
Конституции Российской Федерации, что свидетельствует об особой
важности данной нормы для обеспечения конституционного правопорядка на
территории Российской Федерации. Так, в соответствии со статьей 125
Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской
Федерации состоит из 19 судей. Согласно статьям 8 - 19 ФКЗ о
Конституционном Суде РФ, определяющим статус судьи Конституционного
34
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447
31
Суда, судьей может быть назначен гражданин Российской Федерации,
достигший ко дню назначения возраста не менее 40 лет, с безупречной
репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по
юридической профессии не менее 15 лет, обладающий признанной высокой
квалификацией в области права. Таким образом, требования к минимальному
возрасту и профессиональному стажу кандидата в судьи представляются
оправданным с учетом сложности категории дел, подлежащей разрешению.
Закон установил, что срок полномочий судьи Конституционного Суда
неограничен, а законом установлен лишь предельный возраст для
пребывания в должности 70 лет. Независимость судьи Конституционного
Суда
обеспечивается
его
несменяемостью,
неприкосновенностью,
равенством прав судей, установленными в Законе о Конституционном Суде
порядком приостановления и прекращения полномочий судьи, правом на
отставку, обязательностью установленной процедуры конституционного
судопроизводства, запретом какого бы то ни было вмешательства в судебную
деятельность,
предоставлением
судье
материального
и
социального
обеспечения, гарантий безопасности, соответствующих его высокому
статусу.
Таким
образом,
конституционного
Федерации,
целями
контроля
-
деятельности
российского
Конституционного
Суда
органа
Российской
наряду с охраной основных прав и свобод человека и
гражданина целями являются и защита основ конституционного строя, и
обеспечение верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей
территории России, реализация которых, в свою очередь, также направлена
на эффективное гарантирование прав и свобод человека, закрепленных
Основным Законом России и иными нормативными правовыми актами,
действующими на территории государства.
32
Глава 2. Конституционный Суд РФ как гарант защиты прав и свобод
человека и гражданина
2.1. Содержание прав и свобод человека и гражданина
В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации
«человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность
государства»35. Однако, конституционное провозглашение прав и свобод
высшей ценностью в реальной жизни еще не означает их эффективного
осуществления,
поскольку
требуется
действенный,
реально
функционирующий механизм их реализации, обеспечения охраны и защиты с
позиций гарантий прав личности. Без создания такого механизма немыслимы
ни формирование гражданского общества, ни создание правового и
социального государства, ни достижение подлинной свободы российских
граждан. Следовательно, обеспечение прав и свобод человека - это
важнейшая задача, стоящая перед государством, а основная цель - создать
ему
достойные
условия
для
жизни,
гарантировать
свободу,
неприкосновенность личности.
Основополагающие права человека и гражданина, зафиксированные во
Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей
ООН (1948 г.), послужили основанием для разработки более 90 документов в
рамках
системы
Организации
Объединенных
Наций,
в
частности,
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах
(1966 г.); Международный пакт о гражданских и политических правах (1966
г.);
Международная
дискриминации
(1965
конвенция
г.);
о
ликвидации
Конвенция
о
всех
форм
ликвидации
всех
расовой
форм
дискриминации в отношении женщин (1979 г.); Конвенция против пыток и
35
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от
21.07.2014 № 11-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
33
других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов
обращения и наказания (1984 г.); Конвенция о правах ребенка (1989 г.) и др.
Указанные правовые акты составляют так называемые международные
стандарты прав человека, на основе которых созданы и успешно
функционируют
механизмы,
международные
представляющие
собой
контрольно-имплементационные
определенные
организационные
структуры (международные суды по правам человека, международные
организации, комитеты, комиссии, рабочие группы, специальные докладчики
и т.д.)36. Международные стандарты прав человека нашли отражение в
конституциях и законодательстве большинства государств, являющихся
членами Организации Объединенных Наций, в том числе и Российской
Федерации.
Так, в соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации
человек, его права и свободы являются высшей ценностью37. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность
государства. Таким образом, человек и его права являются высшей
ценностью общества. Правовое государство закрепляет соответствующие
права в законодательстве и обязано обеспечить их реализацию. В
юридической литературе одним из наиболее точных определений прав
человека является определение, данное Е.А. Лукашевой. По ее мнению,
права
человека
должны
пониматься
как
определенные
нормативно
структурированные свойства и особенности бытия личности, которые
выражают ее свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми
способами и условиями ее жизни, ее взаимоотношений с обществом,
государством, другими индивидами. Права человека неотчуждаемы. Никто
не может лишить человека его естественных прирожденных прав - на жизнь,
на
36
личную
неприкосновенность,
свободный
выбор
способов
своей
Лаптев П.А. Международные процедуры и контрольные механизмы в области защиты прав человека и
охраны частной жизни: Доклад на Международном круглом столе "Право граждан на информацию и защита
неприкосновенности частной жизни". URL: http://www.libertarium.ru/immunity_doc4
37
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от
21.07.2014 № 11-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - ст. 4398.
34
жизнедеятельности, свободу совести, мнений, убеждений, автономию в
сфере частной жизни и других прав38.
Если обратиться к юридической природе прав и свобод человека, их
реализации, а также механизмах их защиты, то в каждом из сравниваемых
понятий
имеется
определенная
специфика39.
Так,
права
человека,
неотделимы от индивида, имеют естественную природу, вненациональны и
экстерриториальны, существуют независимо от воли государства и являются
объектом международно-правовой охраны и регулирования. Данные права
характеризуют человека как представителя человеческого рода, являясь
общими правами и вместе с тем лишь основными правомочиями,
необходимыми для его нормального существования. Очевидно, что право
можно как реализовать, так и не реализовать, поскольку это не обязанность.
Права человека, закрепленные в законодательстве конкретного государства,
являются правами гражданина данного государства. Свободы - более узкое
понятие, характерное уже скорее для конституционного права конкретных
государств и идентичное объективным правоустановлениям и субъективному
праву
конкретного
индивида
действовать
в
ограниченных
законом
пределах40.
Права гражданина - совокупность естественных правомочий, которые
получили отражение в нормативных правовых актах государства, а также
приобретенных правомочий, сформированных в ходе развития общества и
государства. Права гражданина в обязательном порядке закрепляются в
законодательстве государства, декларируются и защищаются государством41.
Общепринятым критерием классификации прав и свобод выступают
различные сферы жизнедеятельности общества, реализующие потребности и
интересы личности. В соответствии с данным критерием различают
38
Права человека: Учебник / Отв. ред. Е.А. Лукашева. 2-е изд., перераб. М.: Норма; Инфра-М, 2011. С. 327
Алексеев И.А. К вопросу о становлении и развитии российского законодательства о юридической
ответственности органов публичной власти // Муниципальная служба: правовые вопросы. - 2016. - № 3. - С.
27 - 31
40
Алексеев С.С. Теория государства и права. URL: http://www.be5.biz/pravo/t005/31.htm
41
Алексеева И.С. Пенсионное страхование в РФ: актуальные проблемы и задачи // Социальное и пенсионное
право. - 2017. - № 1. - С. 11 - 15.
39
35
политические, социальные, гражданские, экологические, экономические,
информационные, культурные права.
Основываясь на конституционно-правовых нормах, можно выделить
следующую группу прав, а именно - в соответствии со статьей 23
Конституции
Российской
Федерации
каждый
имеет
право
на
неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту
своей чести и доброго имени42. Каждый имеет право на тайну переписки,
телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.
Ограничение этого права допускается только на основании судебного
решения. В соответствии со статьей 24 Конституции РФ сбор, хранение,
использование и распространение информации о частной жизни лица без его
согласия не допускаются. Вместе с тем, следует отметить, что право на
неприкосновенность частной жизни защищено нормами международного
права. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст. 12) и Международный
пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 17) установили запрет
подвергать людей произвольному вмешательству в их личную и семейную
жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность их жилища,
тайну корреспонденции или на их честь и репутацию. Каждый человек имеет
право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
Согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод
1950 г. (ст. 8) каждый имеет право на уважение его личной и семейной
жизни, его корреспонденции, вмешательство со стороны публичных властей
в осуществление этого права не допускается. В связи с установленными
конституционными гарантиями в юридической литературе встает вопрос о
возможности
и
предусматривающих
правомерности
возможность
государственным
органам,
деятельность
обеспечение
42
или
принятия
правовых
предоставлять
осуществляющим
безопасности
актов,
уполномоченным
оперативно-розыскную
Российской
Федерации,
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом
поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
// Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
36
информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах
связи и иную информацию.
В частности, 6 июля 2016 г. был подписан
Президентом РФ Федеральный закон № 374-ФЗ «О внесении изменений в
Федеральный
закон
противодействии
«О
терроризму»
и
отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части установления
дополнительных
мер
противодействия
терроризму
и
обеспечения
общественной безопасности»43. Как отмечается в юридической литературе,
«принятый правовой акт грубо нарушают закрепленные ст. ст. 23, 24
Конституции РФ право на неприкосновенность частной жизни, личную и
семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на тайну
переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных
сообщений. В основе этих субъективных прав лежит такое важнейшее благо,
как личная жизнь каждого человека - физическая и духовная сфера, которую
он контролирует самостоятельно и неприкосновенность которой должна
быть ограждена от любых незаконных посягательств со стороны государства
и третьих лиц. Предполагается, что тайна в данном случае вовсе не
прикрывает какую-то антиобщественную или противоправную деятельность.
Конституционное право на неприкосновенность частной (личной), семейной
жизни
означает
самостоятельно
юридически
заботиться
о
установленные
возможности
течении
жизни,
своей
человека
препятствовать
незаконному вторжению в данную сферу посторонних лиц, а также
государственных органов, которое может привести к разглашению сведений
интимного
характера».
дополнительных
мер
Таким
образом,
противодействия
за
ширмой
терроризму
«установления
и
обеспечения
общественной безопасности» законодатель юридически и фактически обязал
специальных субъектов вмешиваться в частную жизнь каждого человека и
гражданина, находящегося под юрисдикцией Российской Федерации»44.
Данное суждение имеет место, однако, согласиться с ним достаточно сложно,
43
Официальный сайт Президента Российской Федерации. URL: http://www.kremlin.ru/.
Костюков А.Н. Реализация прав человека и гражданина в конституционном праве России: год 2017й//Конституционное и муниципальное право. -2017. - № 2
44
37
виду того, что целью принятого федерального закона является защита прав и
свобод, в том числе основных на жизнь и здоровье, всех граждан Российской
Федерации.
Согласно статье 28 Конституции Российской Федерации каждому
гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право
исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или
не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять
религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. В
содержание данного права входит: 1) свобода иметь или принимать религию
или убеждения по своему выбору, в том числе не исповедовать никакой
религии; 2) свободу исповедовать свою религию или убеждения как
единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в
учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков;
3) свободу менять свою религию или убеждения45.
Однако, государственная политика в религиозной сфере совершенно
непоследовательна, учитывая, что в 2013 г., несмотря на серьезный
общественный диссонанс, была введена уголовная ответственность за
оскорбление чувств верующих, предусмотренная статьей 148 Уголовного
кодекса Российской Федерации46, а в 2016 г. законодательно ограничивается
возможность отправления религиозных обрядов и церемоний. Одним из
наиболее важных способов выражения общественного мнения является
возможность участия в митинге или ином публичном мероприятии. В России
право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги
и демонстрации, шествия и пикетирование закреплено в статье 31
Конституции Российской Федерации. Учитывая, что любые массовые
мероприятия несут в себе некоторую нестабильность, в связи с чем
45
Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий (постатейный) / М.П. Авдеенкова,
А.Н. Головистикова, Л.Ю. Грудцына и др.; рук. авт. кол. Ю.А. Дмитриев; науч. ред. Ю.И. Скуратов. 2-е изд.,
изм. и доп. М.: Статут, 2013. - С. 206.
46
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с изм. и доп. от 07.06.2017)// Собрание
законодательства РФ. -17.06.1996.- № 25. - ст. 2954.
38
государство вынуждено устанавливать определенные рамки их проведения
для поддержания общественного порядка. Но, как неоднократно отмечал в
своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, любое
ограничение
конституционного
права
должно
быть
обоснованным,
соразмерным конституционно защищаемым целям и в то же время
обеспечивать возможность реализации соответствующего права47. Однако,
закрепленные в Федеральном законе от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О
собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»48 и в
Определении Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. №484-О-П49
основания изменения места проведения публичного мероприятия позволяют
наложить вето практически на любое публичное мероприятие и признать
практически любое место непригодным для его проведения, что в свою
очередь,
является
признаком
разрешительного
порядка
организации
публичных мероприятий.
Как отмечает Евлоев И.М.: «В особенности вызывает недоумение
оговорка о возможности отнести к «запрещенным» места, где публичное
мероприятие может создать помехи доступу граждан к жилым помещениям
или объектам транспортной или социальной инфраструктуры. Но к объектам
социальной инфраструктуры относятся объекты социального обеспечения и
социальной
защиты
населения,
здравоохранения,
образования,
общественного питания, розничной торговли, бытового обслуживания,
культуры и досуга, физической культуры и спорта и иные социально
значимые объекты. Прибавим сюда дворовые территории, поскольку их
использование воспрепятствует доступу к жилым помещениям, и всю
дорожную сеть со станциями, парковками и прочими объектами. Добавляем
объекты, прямо перечисленные в ч. 2 ст. 8 Федерального закона № 54-ФЗ (в
47
См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 мая 2012 г. №12-П «По делу о проверке
конституционности положений части 2 статьи 20.2 КоАП РФ, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3
статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях «в
связи с жалобой гражданина С.А. Каткова» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2012. - № 4.
48
Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и
пикетированиях»// Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 25. - Ст. 2485.
49
Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. №484-О-П //Собрание законодательства РФ.
-2004. - № 25.- Ст. 2485
39
частности,
территории,
прилегающие
к
опасным
производственным
объектам, полосы отвода железных дорог, нефте-, газо- и продуктопроводов,
высоковольтных линий электропередачи, территории, прилегающие к
зданиям, занимаемым судами, и т.д.), и получаем конечный результат - на
территории населенных пунктов не остается территорий, где можно было бы
провести публичные мероприятия»50.
Таким образом, фактически конституционное право граждан на свободу
собраний реализовать очень сложно в силу установленных законодателем
юридически необоснованных запретов и ограничений.
В соответствии со статьей 29 Конституции Российской Федерации
каждому гарантируется свобода мысли и слова. С правом на свободу мысли и
слова корреспондируют такие конституционные права, как свобода поиска,
получения, передачи, производства и распространения информации любым
законным способом (части 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации),
свобода массовой информации (части 5 статьи 29 Конституции Российской
Федерации), свобода совести и вероисповедания (статьи 28 Конституции
Российской Федерации). В совокупности они составляют конституционноправовой институт, гарантирующий личности возможность свободно
выражать и распространять мысли и идеи, мнения и убеждения, в том числе
и не совпадающие с официальной позицией на существующий политический,
экономический, социальный порядок в стране, словами или любыми иными
законными способами, например посредством художественных приемов, без
какого-либо вмешательства со стороны третьих лиц и прежде всего
государства. Никого также нельзя принуждать к выражению своих мнений и
убеждений или отказу от них (часть 3 статьи 29 Конституции Российской
Федерации). В соответствии со статьей 7 Конституции РФ Российская
Федерация - социальное государство, политика которого направлена на
создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие
50
См.: Евлоев И.М. Конституционное право на свободу собраний и его законодательные ограничения //
Конституционное и муниципальное право. - 2013. - № 3. - С. 45 - 48.
40
человека. Под достойной жизнью человека следует понимать «состояние
комплексной реализации его биологических, социальных и духовных
потребностей, обеспечиваемой человеком как самостоятельно, так и при
помощи государства и определяемой такими критериями, как достойный
уровень, качество и образ жизни»51. Статья 8 Конституции Российской
Федерации, также закрепляющая одну из основ конституционного строя,
гласит, что в России гарантируются единство экономического пространства,
свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка
конкуренции, свобода экономической деятельности. В соответствии с ч. 1 ст.
34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих
способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной
законом экономической деятельности. Между тем, по данным Росстата,
численность
населения
с
денежными
доходами
ниже
величины
прожиточного минимума в России в первом квартале 2016 г. выросла до 22,7
миллиона человек. Общее число граждан с доходами ниже прожиточного
минимума составило 15,7% от общей численности населения, говорится в
материалах ведомства. Численность безработных колеблется чуть выше
отметки 4 млн человек, или около 5,2% от численности рабочей силы
(экономически активного населения трудоспособного возраста)52.
Анализируя правовое закрепление основных прав и свобод человека и
гражданина в Российской Федерации, некоторые ученые, в частности
Костюков А.Н., приходят к достаточно неутешительному выводу, что «в
России
проводится
государственная
политика,
законодательно
ограничивающая возможность реализации конституционных прав и свобод
человека и гражданина, правоприменительным органам предоставлена
большая свобода усмотрения при квалификации тех или иных действий
51
Барсукова В.Н. Право человека на достойную жизнь: общая характеристика// Современное право. - 2016.№ 1. - С. 8.
52
Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/.
41
(бездействия) как правонарушений, поскольку законодательство носит
размытый и в значительной степени оценочный характер»53.
Таким образом, в Российской Федерации предоставление прав и свобод
строится на основе конституционных принципов: неотчуждаемости прав и
свобод; непосредственного действия конституционных прав и свобод;
ограничения конституционных прав и свобод пределами свободы других
лиц; гарантированности обеспечения прав и свобод со стороны государства;
равенства; приоритета международных договоров Российской Федерации,
закрепляющих права и свободы человека; сочетания прав и обязанностей.
Прерогативой Российской Федерации является регулирование прав и свобод
человека и гражданина, а к совместному ведению Федерации и ее субъектов
относится
лишь
защита
прав
и
свобод
человека
и
гражданина.
Следовательно, на Российской Федерации лежит ответственность за единую
регламентацию прав и свобод на всей территории страны.
2.2. Роль Конституционного Суда РФ в обеспечении прав и
свобод человека и гражданина как высшей ценности
В соответствии с частью 1 статьи 3 Федерального конституционного
закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» одной из главных
задач Конституционного Суда РФ является защита конституционных прав и
свобод граждан54. Права и свободы человека и гражданина универсальны,
неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны, они имеют равную значимость,
ни одно из них не может игнорироваться, умаляться, отодвигаться на второй
план даже под предлогом соблюдения других прав и свобод человека. Это
принципиальное положение отражено в многочисленных резолюциях
Генеральной Ассамблеи ООН, где постоянно подчеркивается системный
53
Костюков А.Н. Реализация прав человека и гражданина в конституционном праве России: год 2017й//Конституционное и муниципальное право. -2017. - № 2.
54
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447
42
характер основных прав и свобод человека и гражданина. Суть всех этих
положений сводится к тому, что ни одно право и ни одна свобода не должны
противопоставляться другим правам и свободам или трактоваться в ущерб
им.
Согласно части 2 статьи 45 Конституции РФ каждый вправе защищать
свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. В части 1
статьи 45 Конституции РФ устанавливается, что государственная защита
прав
и
свобод
человека
и
гражданина
в
Российской
Федерации
гарантируется. Гражданин может защитить свои права и свободы от
неправомерных ограничений различными способами, в том числе: в порядке
обжалования в суд общей юрисдикции или арбитражный суд действий и
решений, нарушающих права и свободы граждан; в порядке индивидуальной
жалобы в Конституционный Суд РФ, если считает, что закон, примененный
или
подлежащий
применению
в
конкретном
деле,
нарушает
его
конституционные права и свободы, другими способами, в том числе путем
обращения в международные органы, как судебные, так и несудебные для
защиты своих основных прав и д.р.
Право на судебную защиту, закрепленное в статье 46 Конституции
Российской Федерации, является одним из основных неотчуждаемых прав и
свобод граждан, признаваемых и гарантируемых в России согласно
общепризнанным
принципам
и
нормам
международного
права.
Конституционный Суд Российской Федерации, характеризуя право на
судебную защиту, рассматривает его не только как одно из конституционных
прав человека, но и одновременно как гарантию и средство обеспечения всех
других прав и свобод. Помимо охраны основных прав и свобод человека и
гражданина целями деятельности российского органа конституционного
контроля являются и защита основ конституционного строя, и обеспечение
верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории
России, реализация которых, в свою очередь, также направлена на
эффективное гарантирование прав и свобод человека, закрепленных
43
Основным Законом России и иными нормативными правовыми актами,
действующими на территории государства. Эта задача реализуется данным
органом не только при рассмотрении жалоб граждан и их объединений на
нарушение законом их конституционных прав и свобод, но и при разрешении
всех иных дел, отнесенных Конституцией и действующим специальным
законом к его юрисдикции. С учетом возложенной на государство
обязанности был создан работоспособный механизма защиты прав и свобод
человека, одним из элементов которого является Конституционный Суд РФ.
Проверка конституционности закона по жалобе гражданина на
нарушение его конституционных прав и свобод является наиболее
действенным средством защиты основных прав и свобод личности,
поскольку
в
данном
случае
существует
прямая
заинтересованность
заявителей жалоб в быстром и эффективном реагировании данного органа на
факт нарушения норм Конституции Российской Федерации.
Если говорить об объеме данного полномочия, то можно согласиться с
Ю.Х. Яхиной, которая считает, что он сводится к оценке конституционности
закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле55.
Это подтверждает весомость и важность данного правомочия, так как в
процессе его реализации решается вопрос о возможности применения, а то и
существования закона либо его отдельного положения в законодательстве
Российской Федерации. Аналогичной точки зрения придерживается М.Ю.
Барщевский, который отмечает, что хоть «Конституционный Суд не является
законодательным органом, но видно сколь велико его воздействие на
развитие нашего законодательства, как влияют его решения на федеральном
уровне и на уровне субъектов»56.
Порядок
и
условия
обращения
граждан
с
жалобами
в
Конституционный Суд РФ установлены Федеральным конституционным
законом «О Конституционном Суде Российской Федерации». Согласно
55
Яхина Ю.Х. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации: Автореф. ... канд. юрид. наук.
СПб., 1997. -С. 18.
56
Барщевский М.Ю. Решения Конституционного Суда - маяки в море политических и экономических
страстей // Российская юстиция. -2003. - № 12. - С. 11.
44
пункта 3 части 1 статьи 3 Закона о КС РФ Конституционный Суд РФ по
жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет
конституционность закона, примененного в конкретном деле. Эта норма во
взаимосвязи с пунктом 2 статьи 97 данного закона устанавливает первым
условием
для
обращения
гражданина
в
КС
РФ
необходимость
предварительно обратиться в другой суд (общей юрисдикции, арбитражный
или конституционный (уставный) суд субъекта РФ), и оспариваемый закон
должен быть применен этим судом в конкретном деле, рассмотрение
которого завершено в суде.
По мнению судьи КС РФ профессора Г.А. Гаджиева, это направлена на
реализацию конституционного принципа субсидиарности, связанного «с
условиями допустимости рассмотрения жалоб, т.е. со своего рода фильтрами,
которые используются для того, чтобы пополнить «портфель» КС РФ
делами57. В Определении от 21 июня 2011 г. № 844-О-О Конституционный
Суд РФ разъяснил, что до вступления в законную силу судебного акта,
подтверждающего применение оспариваемого закона в отношении заявителя,
обращение
гражданина
не
может
быть
принято
к
рассмотрению
Конституционным Судом Российской Федерации58. Вместе с тем, поскольку
данная норма Закона о КС предусматривает применение оспариваемого
гражданином закона или его части в отношении его, возникает неясность в
том,
будет
ли
считаться
примененным
в
отношении
гражданина
нормативный акт, который им оспорен в суде общей юрисдикции по
правилам главы 24 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации. Действующим законодательством предусмотрена процедура
подачи заявления, а именно - обязанность заявителя приложить к обращению
документы, перечисленные в статье 38 Закона о КС РФ, соблюдение
установленного статье 97 Закона о КС РФ срока, а именно жалоба должна
быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде и
57
Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской
Федерации» / под ред. Г.А. Гаджиева. М., 2012.- С. 13.
58
Определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2011 г. № 844-О-О // СПС "КонсультантПлюс".
45
необходимость
уплаты
государственной
пошлины
за
рассмотрение
обращения.
Официальный результат рассмотрения обращения, итоговый вывод,
который
именуется
как
«итоговое
решение
по
делу»:
признать
соответствующими (не соответствующими) Конституции РФ нормативный
акт или договор либо отдельные их положения (ст. 87), не вступивший в силу
международный договор Российской Федерации либо отдельные его
положения (ст. 91), закон либо отдельные его положения (статьи 100 и 104);
полномочие издать акт или совершить действие правового характера,
послужившие
Конституцией
причиной
РФ
спора
о
относится
компетенции,
(не
в
относится)
соответствии
к
с
компетенции
соответствующего органа государственной власти (ст. 95); соблюден
(нарушен) установленный Конституцией РФ порядок выдвижения обвинения
Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого
преступления (ст. 110).
Основное
описательными,
место
в
мотивировочной
фактологическими
части
сведениями
решения
занимают,
наряду
как
с
это
определено в п. 9 ч. 1 ст. 75 Закона о КС РФ, доводы в пользу принятого
Судом решения, а при необходимости также доводы, опровергающие
утверждения сторон. Доводы же в данном случае есть не что иное, как
правовые аргументы, правовое обоснование (что не исключает также
исторического, фактологического и иного обоснования) принятого решения.
Обоснование, выработка решения КС РФ при реализации любого из его
конституционных полномочий невозможны без толкования Конституции.
Оценка в итоговых решениях конституционности оспоренного акта или его
отдельных
положений,
принадлежности
соответствующему
государственному органу компетенционного полномочия всегда опирается
на интерпретацию конституционно-правовых принципов и норм. Это
обусловлено самой сутью деятельности КС РФ, его конституционноконтрольной функцией. В то же время и Закон о КС РФ определяет, что в
46
решении должны быть указаны нормы Конституции РФ, которыми
руководствовался Суд при принятии решения (п. 8 ч. 1 ст. 75), а это
предполагает не просто ссылку на них, но их интерпретацию при изложении
доводов, правовых аргументов, правового обоснования решения. Закон также
требует, чтобы, принимая решение по делу, КС РФ оценивал как буквальный
смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным
и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а
также исходя из его места в системе правовых актов (ч. 2 ст. 74). Реализация
данного требования невозможна без одновременной конституционной
интерпретации
должного
конституционно-правового
содержания
проверяемого акта при оценке его буквального смысла и смысла,
придаваемого ему иными субъектами права.
Вполне очевидным является тот факт, что для обеспечения надлежащей
защиты прав и свобод человека и гражданина одного лишь факта вынесения
КС РФ того или иного итогового решения явно недостаточно. Необходимо,
чтобы данное решение было эффективно реализовано на практике. Вообще
проблема реализации решений в рамках конституционного правосудия
является сегодня весьма острой и актуальной. На это обращает внимание и
сам КС РФ в решении от 21.04.2009 «Об информации об исполнении
решений Конституционного Суда Российской Федерации»59. Как указано в
информации, в целях обеспечения режима конституционной законности,
совершенствования системы законодательства чрезвычайно важно строгое и
неукоснительное исполнение всеми органами государственной власти
решений КС РФ. Своевременное и в полном объеме исполнение решений КС
РФ служит обеспечению единого конституционно-правового поля в условиях
федеративного государства, чем в конечном счете определяется верховенство
и прямое действие Конституции РФ. Как отметил Суд, «в процессе
совершенствования законодательной и правоприменительной деятельности
создание условий, которые бы поспособствовали безусловной реализации
59
http://www.ksrf.ru/ru/Info/Maintenance/Informationks/Pages/ExecutionKS.aspx
47
принципа общеобязательности решений Конституционного Суда Российской
Федерации, стоит в ряду первоочередных задач»60. Однако, председатель КС
РФ В.Д. Зорькин отмечал, что
«накоплено
много
материалов по
неисполнению решений Конституционного Суда всеми уровнями власти, в
том числе и законодательной. Есть примеры, когда в течение двух лет
законодатель не реагировал на решения Суда. Наше решение по большому
счету не требует подтверждения каких-либо других органов, оно должно
быть исполнено»61.
Вместе с тем, для повышения эффективности реализации на практике
итоговых решений КС РФ учеными предлагаются различные меры. Так,
Ю.С. Поликутин считает, что «целесообразно закрепить в Законе о КС РФ
право Суда обращаться со своим «исполнительным листом», содержащим
поручение о принудительном исполнении решений КС РФ, к широкому
кругу органов законодательной, исполнительной и судебной (суды общей,
арбитражной, военной юрисдикций) ветвей власти. Исполнителями решений
КС РФ на основе его поручений могли бы стать органы (должностные лица)
смежной по отношению к нарушителю ветви власти (находящиеся в
отношениях «горизонтальной разделенности»). Выбор Судом гаранта
исполнения того или иного из его решений мог бы осуществляться с учетом
конституционных формул о «сдержках и противовесах» в развитие этих
формул. Так, Президент РФ на основе решений КС РФ мог бы осуществлять
«сдержки» законодательной власти; и наоборот, на Федеральное Собрание
как орган законодательной власти можно было бы возложить функцию
гаранта исполнения решений КС РФ Президентом РФ, Правительством РФ и
т.д.»62.
Такая цель конституционного правосудия, как защита социальных прав
человека
60
и
гражданина,
основывается
на
принципе
обеспечения
http://www.ksrf.ru/ru/Info/Maintenance/Informationks/Pages/ExecutionKS.aspx
Зорькин В. Судить по Конституции и совести // Журнал российского права. - 2003. - № 9. - С. 9.
62
Поликутин Ю.С. Проблемы неисполнения итоговых решений Конституционного Суда Российской
Федерации как фактор развития правового нигилизма в России // Гуманитарный научный журнал. 2009;
URL: http://hsjournal.org/2009/12/26/problemy-neispolneniya-itogovyh-reshe/
61
48
справедливости.
Конституционно-правовое
толкование
положений
о
социальном государстве, о юридическом равенстве и справедливости в
регулировании,
обеспечении
Конституционному
Суду
и
защите
выработать
социальных
правовые
прав
позволило
позиции,
имеющие
существенное значение для законодательного регулирования общественных
отношений в сфере социальной защиты и проведения единой социальной
политики63. Конституционный Суд своими решениями и содержащимися в
них правовыми позициями создает ориентиры для законодателя, способствуя
последовательному развитию социального законодательства в направлении
гармонизации интересов граждан и публичных интересов, с тем чтобы не
допускать произвольного, необоснованного отказа от предоставления мер
социальной защиты и в то же время учитывать экономические и финансовые
возможности государства 64. В юридической литературе понимание правовой
позиции
сводится
к
следующему
определению
«система
правовых
аргументов и выводов, лежащих в основе решения КС РФ». Вместе с тем ряд
исследователей выделяют следующие черты правовых позиций, а именно это
выводы
общего
характера
как
результат
толкования
судом
конституционных норм, положений законов и других нормативных актов;
интерпретации или подходы к интерпретации конституционно-правовых
принципов и норм; логико-правовые обоснования конечного вывода; система
выводов и аргументов суда; система взглядов суда на решаемую проблему65.
Учитывая,
что
мотивировочной,
решения
КС
содержащей
РФ
общеобязательны
правовые
позиции,
в
и
единстве
их
резолютивной,
формулирующей итоговый вывод, частей, знание правовых позиций КС РФ
имеет важное значение при осуществлении органами публичной власти
63
Зорькин В.Д. Права человека в контексте глобальной юриспруденции (Доклад на Всемирной конференции
по конституционному правосудию. Кейптаун, 23 - 24 января 2009 г.) // http:// www.ksrf.ru/ News/ Speech/
Pages/ ViewItem.aspx?ParamId=22
64
Доклад Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина "Защита социальных
прав и преодоление несправедливости: проблемы конституционного правосудия" на научной конференции
"Социальные права и практика Конституционного Суда Российской Федерации", юридический факультет
Санкт-Петербургского государственного университета. 5 - 7 июня 2007 г. // www.ksrf.ru/ News/ Speech/
Pages/ ViewItem.aspx?ParamId=18.
65
Карнишина Е.В. Правовые позиции и решения Конституционного Суда РФ как доктринальные источники
и основы конституционно-правового регулирования // Современное право. -2015. - № 7.
49
законотворческой,
правоприменительной
и
правоохранительной
деятельности, при защите гражданами, их объединениями, предприятиями,
учреждениями и организациями своих прав в судах и иных органах, что в
конечном счете способствует реальному воплощению принципов и норм
Конституции РФ в общественных отношениях.
50
Глава 3. Значение и роль Европейского суда по правам человека в
практике российского конституционного правосудия
3.1. Место и роль постановлений Европейского суда по правам человека
в деятельности Конституционного суда РФ
«Уважение
Европейской
конвенции
и
других
международных
обязательств - залог верховенства Конституции; а уважение российской
Конституции
-
залог
добросовестного
выполнения
Россией
ее
международных обязательств»66. В юридической литературе все чаще
возникают
дискуссии
о
соотношении
российской
Конституции
и
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.
(ЕКПЧ), о «правовых силах» Конституционного Суда Российской Федерации
(КС РФ) и Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), о месте
постановлений и решений ЕСПЧ в правовой системе Российской Федерации.
Исследователи признают, что исполнение решения межгосударственного
органа по защите прав и свобод человека - гарантия их соблюдения.
Противоречие между таким решением и регулированием прав и свобод в
конкретном
государстве
создает
сложную
ситуацию
относительно
соблюдения прав человека, о наличии которой говорит, в частности, Н.В.
Григорьева67.
Российская Федерация в 1950 признала юрисдикцию Европейского
суда по правам человека, ратифицировав Конвенцию о защите прав человека
и основных свобод 1950 года. Конвенции о защите прав человека и основных
свобод, возлагает на договаривающиеся стороны обязательство исполнять
окончательные постановления ЕСПЧ по любому делу, в котором они
выступают сторонами (п. 1), и тем самым с исчерпывающей ясностью
наделяющей все без исключения такие постановления свойством res judicata.
66
Кожеуров Я.С. Споры о соотношении Конституции России и Европейской конвенции о защите прав
человека: можно ли избежать цугцванга?//Актуальные проблемы российского права. - 2016. - № 2.
67
Григорьева Н.В. Особенности реализации прав граждан при обращении в международные судебные
органы // Государственная власть и местное самоуправление. - 2016. - № 5. - С. 17.
51
В совокупности с фундаментальным общеправовым принципом pacta sunt
servanda, закрепленным в ст. 26 Венской конвенции о праве международных
договоров 1969 г., участницей которой является и Российская Федерация,
это,
казалось
бы,
исключает
даже
малейшие
колебания
на
счет
обязательности решений Страсбургского суда. Обращаясь к Конституции
РФ, нельзя не признать, что в ее нормах подразумевается директивность
решений ЕСПЧ, что прямо вытекает из части 3 статьи 46 Конституции
Российской
Федерации,
соответствии
с
гарантирующей
международными
каждому
договорами
возможность
в
обращаться
в
межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если
исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой
защиты. Естественно принятые решения должны исполняться иначе
упомянутое конституционное право утратит юридическое значение и будет
иметь преимущественно декларативный характер.
ЕСПЧ
в
своей
прецедентной
практике
последовательно
придерживается мнения, что справедливое судебное разбирательство с
неизбежностью предполагает признание обязательной силы и необходимости
исполнения принятого судебного решения, без которых правосудие
утрачивало бы свое истинное предназначение. Конституционный Суд РФ
схожим образом идентифицирует исполнение судебных решений в качестве
«неотъемлемой части суда»68; Верховный Суд РФ рассматривает его как
составной элемент «судебного разбирательства»69. Все это наглядно
свидетельствует в пользу того, что в отсутствие у судебных актов
обязательной силы судебная защита превращается, по сути, в формальную нередко самодостаточную - бюрократическую процедуру.
Анализируя
значение
обязательности
постановлений
ЕСПЧ,
Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание на следующее.
68
Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_
LAW_195170/
69
Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции
Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»//
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148391/
52
Во-первых, поскольку Европейская конвенция является составной частью
правовой системы России, компетентные органы власти Российской
Федерации обязаны исполнять вынесенное на основании ее положений
постановление ЕСПЧ по жалобе против России в отношении участвующих в
деле лиц и в рамках конкретного предмета спора. Во-вторых, реализация
предусмотренных постановлением ЕСПЧ мер должна осуществляться в
соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции РФ на началах признания этого
постановления
национальными
имеющим
законами.
правоприменительный
В-третьих,
приоритет
исполнение
перед
окончательных
постановлений ЕСПЧ по делам против России в части, констатирующей
нарушение конвенционных прав того или иного лица и присуждающей ему в
случае необходимости справедливую компенсацию, не лишает такое лицо
возможности обратиться в компетентный российский суд с заявлением о
пересмотре судебного акта, послужившего поводом для направления жалобы
в ЕСПЧ. В-четвертых, воздействие ЕСПЧ на российскую правовую систему
не исчерпывается его прямой ролью в защите прав и свобод человека по
конкретным делам; интересы общеевропейского понимания и соблюдения
прав человека предопределяют объективную потребность и значимость его
деятельности по выявлению структурных недостатков, в том числе
связанных с состоянием национального законодательства, и предложению
путей к их устранению, что налагает на Российскую Федерацию обязанность
вдумчивого и конструктивного реагирования на предписываемые ЕСПЧ
меры общего характера70.
Основополагающим документом определившим место постановлений
ЕСПЧ в российской правовой системе является принятое Конституционным
Судом РФ постановление от 14.07.2015 № 21-П «По делу о проверке
конституционности
положений
статьи
1
Федерального
закона
«О
ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и
70
См., например: Постановления КС РФ от 26 февраля 2010 г. № 4-П, от 6 декабря 2013 г. № 27-П, от 14
июля 2015 г. № 21-П
53
Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О
международных договорах Российской Федерации», частей первой и
четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13,
пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350
Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и
пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса
Российской
Федерации
в
связи
с
запросом
группы
депутатов
Государственной Думы»71. Основной вывод Суда заключается в том, что
оспариваемые
законоположения
не
противоречат
Конституции
РФ,
поскольку на основании данных положений по их конституционноправовому смыслу в системе действующего правового регулирования:
- обеспечивается применение Конвенции в качестве составной части
правовой системы Российской Федерации и исполнение принимаемых на
основе Конвенции постановлений ЕСПЧ;
- суд общей юрисдикции, арбитражный суд при пересмотре дела в
связи с принятием ЕСПЧ постановления, в котором констатируется
нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении
закона либо отдельных его положений, придя к выводу, что вопрос о
возможности применения соответствующего закона может быть решен
только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается
с запросом в КС РФ о проверке конституционности этого закона; во всяком
случае суд общей юрисдикции, арбитражный суд, осуществляющий
производство по пересмотру вступившего в законную силу судебного акта по
заявлению лица, по жалобе которого ЕСПЧ было принято постановление,
констатирующее нарушение Конвенции положениями законодательства
Российской
71
Федерации,
примененными
в
деле
этого
лица,
обязан
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 21-П//Собрание законодательства РФ. –
27.07.2015 г. - № 30. - ст. 4658.
54
приостановить производство и обратиться в КС РФ с запросом о проверке их
соответствия Конституции РФ;
- государственные органы, на которые возложена обязанность по
обеспечению
договоров,
выполнения
участницей
невозможности
постановление
которых
исполнить
ЕСПЧ
Российской
она
Федерацией
является,
вынесенное
вследствие
того,
по
что
международных
придя
жалобе
в
к
выводу
против
части,
о
России
обязывающей
Российскую Федерацию к принятию мер индивидуального и общего
характера, оно основано на положениях Конвенции в истолковании,
приводящем к их расхождению с Конституцией РФ, правомочны обратиться
в КС РФ для решения вопроса о возможности исполнения постановления
ЕСПЧ и принятия мер индивидуального и общего характера, направленных
на обеспечение выполнения Конвенции; в случае если КС РФ решит, что
такое постановление ЕСПЧ не может быть исполнено, оно в этой части не
подлежит исполнению; Президент РФ, Правительство РФ, придя к выводу о
невозможности
исполнить
такое
постановление
ЕСПЧ,
правомочны
обратиться в КС РФ с запросом о толковании соответствующих положений
Конституции РФ. Вместе с тем, федеральный законодатель вправе
предусмотреть специальный правовой механизм разрешения вопроса о
возможности или невозможности с точки зрения принципов верховенства и
высшей юридической силы Конституции РФ исполнить вынесенное по
жалобе против России постановление ЕСПЧ.
Федеральным конституционным законом от 14 декабря 2015 г. № 7ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном Суде Российской Федерации» за российским органом
конституционного контроля в рамках развития его взаимоотношений с
международными институтами в сфере защиты прав и свобод человека, в
частности, с Европейским судом по правам человека закреплено полномочие
по
решению
вопроса
о
возможности
исполнения
решения
55
межгосударственного органа по защите прав и свобод человека72. Данное
право стало фактическим развитием закрепленного еще в 2014 г. полномочия
Конституционного Суда РФ по проверке конституционности закона по
запросам судов при пересмотре в порядке, установленном процессуальным
законодательством, принятого ими постановления в связи с принятием
межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в
котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод
человека при применении закона либо отдельных его положений.
Несомненно, как отмечают многие специалисты, например, О.Н.
Кряжкова,
«развитие
и
закрепление
вышеназванного
механизма
на
законодательном уровне привело к изменению как минимум двух категорий,
непосредственно
связанных
с
особенностями
правового
статуса
Конституционного Суда РФ. Во-первых, при рассмотрении споров такой
категории наличие ранее вынесенного решения Конституционного Суда РФ
по предмету обращения не является основанием для отказа в их принятии.
Во-вторых, указанные изменения в правовом регулировании привели к
условному, но все же снятию такого юридического свойства решений
Конституционного Суда РФ, как их окончательность, хотя отказ от
абсолютизации его актов наблюдался в последней практике российского
органа
конституционного
контроля
довольно
часто.
Вместе
с
тем
сложившаяся ситуация приводит к созданию своеобразной процедуры
пересмотра актов Конституционного Суда РФ «по вновь открывшимся или
новым
обстоятельствам»
путем
учета
принятых
международными
институтами в сфере защиты прав и свобод человека решений, но не к
глобальному,
коренному
изменению
сложившегося
правового
регулирования»73. Внесенные в 2015 г. поправки, в свою очередь, направлены
72
Федеральный конституционный закон от 14 декабря 2015 г. № 7-ФКЗ «О внесении изменений в
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 21.12.2015. - № 51 (часть I). - ст. 7229
73
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии: ожидавшиеся, ожидаемые,
неожиданные // Конституционное и муниципальное право. - 2014. - № 10. - С. 42 – 43.
56
на
устранение
существовавшей
проблемы
неисполнения
решений
межгосударственных органов, в том числе и ЕСПЧ.
При определении возможности реализации принятого ими акта на
территории России Конституционный Суд РФ должен руководствоваться не
только действующим правовым регулированием, но также и сложившейся
практикой в соответствующей сфере общественных отношений, чтобы
обеспечить заинтересованные лица наиболее адекватными способами
реализации их нарушенного права. Стоит отметить, что мнение о
необходимости
предоставления
Конституционному
Суду
подобных
полномочий высказывалось до указанного времени не один раз, ведь в
рамках взаимодействия ЕСПЧ с Россией (а помимо Конституционного Суда
здесь можно выделить Уполномоченного при ЕСПЧ) только органу
конституционного правосудия предоставлено право коррекции правового
поля. Более того, именно Конституционный Суд в своей судебной
деятельности чаще других органов использует «международный элемент» в
своих решениях74.
Вместе с тем мнения относительно правовых последствий внесенных
изменений разделились, причем как на внутригосударственном, так и на
международном уровне.
Так, Комиссия Совета Европы по конституционному праву (именуемая
иначе Венецианской комиссией) сочла ранее приведенное полномочие
Конституционного Суда РФ объявлять недействительными международные
решения несовместимым с международными обязательствами страны. Ее
эксперты
положения,
полагают
необходимым
препятствующие
ликвидировать
исполнению
законодательные
международных
решений,
признанных не соответствующими Конституции РФ, а также прописать
обязанность российских властей находить альтернативные пути исполнения
международных решений75.
74
Зорькин В.Д. Взаимодействие национального и наднационального правосудия на современном этапе:
новые перспективы // Сравнительное конституционное обозрение. - 2012. - № 5. - С. 51.
75
URL: https://www.vedomosti.ru/politics/news/2016/03/12/633276-venetsianskaya (дата обращения: 28.06.2017)
57
Вместе с тем, в рамках предоставленного ему полномочия в своем
пилотном Постановлении 19 апреля 2016 г. Конституционный Суд РФ
определил пределы реализации решения Европейского суда по правам
человека об избирательных правах осужденных. Так, в деле Сергея Анчугова
и Владимира Гладкова ЕСПЧ пришел к выводу о нарушении российскими
властями ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и
основных свобод, гарантирующей право на свободные выборы. По мнению
Страсбургского суда, закрепленное ч. 3 ст. 32 Конституции РФ ограничение
активного избирательного права носит абсолютный, автоматический и
недифференцированный характер. Оно касается всех лиц, отбывающих по
приговору суда наказание в виде лишения свободы, распространяется на весь
период отбывания такого наказания вне зависимости от тяжести и вида
совершенного
преступления, срока назначенного наказания
и иных
индивидуальных обстоятельств. Руководствуясь такими выводами, ЕСПЧ
предложил России обеспечить участие заключенных в выборах посредством
политического
процесса
или
путем
толкования
норм
Конституции
компетентными органами (в первую очередь Конституционным Судом РФ) в
соответствии с положениями Конвенции. Поводом для рассмотрения вопроса
о возможности исполнения указанного акта ЕСПЧ на территории России
стало обращение Министерства юстиции РФ, которое, опираясь на
заключение ЦИК РФ, указало, что вывод европейского юрисдикционного
органа по защите прав человека о недопустимости безоговорочного
ограничения активного избирательного права указанной категории граждан
вступает в противоречие с ч. 3 ст. 32 Конституции РФ. Согласие же с
позицией ЕСПЧ привело бы к нарушению закрепленных в ст. ст. 15 и 79
положений Конституции РФ о ее высшей юридической силе и приоритете
над любыми другими правовыми актами. Принимая во внимание то
обстоятельство, что Россия была и остается составной частью европейского
правового пространства, которое предполагает равноправный диалог и
готовность к компромиссу, а также учитывая, что Конституционный Суд РФ
58
всегда играл ведущую роль в интеграции позиций ЕСПЧ в российскую
правовую систему, российский орган конституционного контроля тем не
менее признал невозможным исполнение Постановления ЕСПЧ по делу
«Анчугов и Гладков против России». В связи с чем, Конституционный Суд
РФ посчитал возможным заключить, что, если постановление ЕСПЧ,
вынесенное по жалобе против России, основано на толковании положений
Конвенции, приводящем к их противоречию с Конституцией РФ, такое
постановление по смыслу ст. ст. 4 (ч. 2), 15 (ч. ч. 1 и 4), 16 (ч. 2) и 79
Конституции РФ не может быть исполнено. Это означает, что в случае, когда
органы государственной власти Российской Федерации, к компетенции
которых относится обеспечение применения Конвенции как международного
договора, приходят к выводу о том, что постановление ЕСПЧ противоречит
действующему
конституционному
регулированию,
а
вытекающие
из
необходимости его исполнения действия и решения могут привести к
нарушению
конкретных
положений
Конституции
РФ,
перед
ними
объективно встает вопрос о действительном значении соответствующих
конституционных положений в ракурсе международных обязательств
России. Юридическая природа данного вопроса со всей определенностью
требует, чтобы его разрешение осуществлялось в порядке конституционного
судопроизводства;
иное
не
согласовывалось
бы
со
статусом
Конституционного Суда РФ (Конституция РФ (ч. 2 ст. 118; ст. 125)),
поскольку единственной причиной неисполнения постановлений ЕСПЧ
может быть признано только его противоречие Конституции РФ, судить о
наличии (отсутствии) которого вправе лишь Конституционный Суд РФ.
Исходя из этого, Конституционный Суд РФ обязал компетентные
государственные
органы,
в
том
числе
суды,
при
возникновении
обоснованных сомнений в неконституционности постановлений ЕСПЧ
инициировать соответствующее конституционное судебное разбирательство,
основания и условия которого было поручено определить федеральному
законодателю.
Следующим
шагом
в
диалоге
конституционной
и
59
конвенционной юрисдикций стало принятие Конституционным Судом РФ
Постановления от 19 апреля 2016 г. № 12-П76, в котором по запросу
Министерства юстиции РФ он, основываясь на своих ранее высказанных
правовых
позициях,
констатировал
невозможность
исполнения
Постановления ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России» в части
мер общего характера, предполагающих внесение в законодательство о
выборах
изменений,
которые
позволяли
бы
отказаться
от
общего
ограничения активного избирательного права всех осужденных, отбывающих
наказание в местах лишения свободы по приговору суда, поскольку
неминуемым следствием его исполнения стало бы нарушение Конституции
России. Одновременно, демонстрируя свое стремление к максимально
лояльному - в рамках действующей российской Конституции - учету
правовых
позиций
взаимодействия
в
ЕСПЧ
в
вопросах
целях
судебной
поддержания
защиты
конструктивного
прав
и
свобод,
Конституционный Суд РФ признал, что исполнение Постановления по делу
«Анчугов и Гладков против России» возможно и реализуемо в части,
касающейся
дифференцированного,
соразмерного
и
индивидуализированного ограничения избирательных прав, что обязывает
законодательную власть и судебную практику не допускать назначения
наказания в виде лишения свободы (а тем самым и ограничения права голоса
на
выборах),
не
отвечающего
требованиям
пропорциональности
и
справедливости. В дополнение Конституционный Суд РФ указал также, что
федеральный
законодатель
не
лишен
возможности,
последовательно
реализуя принцип гуманизма в уголовном праве, оптимизировать систему
уголовных санкций, в том числе посредством перевода отдельных режимов
отбывания лишения свободы в альтернативные виды наказания, хотя и
связанные - в интерпретации ЕСПЧ - с принудительным ограничением
свободы осужденных, но не влекущие ограничения их избирательных прав.
Вместе с тем Конституционный Суд РФ полностью уклонился от оценки
76
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_197028/
60
допустимости такого варианта исполнения Постановления ЕСПЧ по делу
«Анчугов
и
Гладков
против
России»,
как
изменение
(пересмотр)
Конституции РФ. Отвергнув возможность исполнения Постановления ЕСПЧ
по делу «Анчугов и Гладков против России» путем толкования ч. 3 ст. 32
Конституции РФ в соотношении с конвенционными установками ЕСПЧ,
Конституционный Суд РФ уклонился не только от обсуждения, но и от
простого упоминания о возможном изменении (пересмотре) Конституции,
что, конечно, не может служить препятствием для инициирования
конституционных поправок компетентными субъектами публичной власти77.
Таким образом, Конституционный Суд РФ в рамках действующего
правового регулирования, а также сложившейся практики правоприменения
определил конкретные способы реализации установленных постановлением
ЕСПЧ по делу требований в целях гарантирования соблюдения прав и свобод
человека на территории России78.
Согласно статистическим данным за 1998 - 2015 годы ЕСПЧ
зарегистрировал 129 255 жалоб в отношении России. Но около 90% из них
были признаны неприемлемыми и исключены из списка подлежащих
разработке. Постановления вынесены по 1 604 жалобам, в ожидании
рассмотрения находится 9 934 обращения. Наибольшее число решений ЕСПЧ
в
отношении
Российской
Федерации
было
вынесено
в
связи
с
несоблюдением уголовно-процессуального законодательства, конкретных
прав человека и гражданских свобод.
Таким образом, КС РФ вправе разрешать вопрос о возможности
исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод
человека (например, ЕСПЧ), вынесенного по жалобе, поданной против
России, на основании международного договора. Исполнение таких решений
может быть признано невозможным, если оно противоречит Конституции
77
Князев С.Д. Стабильность Конституции и ее значение для современного российского конституционализма
// Конституционное и муниципальное право. - 2015. - № 1. - С. 4 - 12.
78
Григорьев К.Е. Деятельность Конституционного Суда РФ в свете последних поправок к Федеральному
конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации»//Российский судья. - 2016. № 7.
61
РФ. Решения не должны также противоречить толкованию Конституции РФ,
которое дано КС РФ. По мнению Герасименко Т.Ю., однозначной позиции к
данному
явлению
в
сегодняшней
действительности
сформировать
невозможно. Ответом и единственным экспертом в подобном коллизионном
правовом
вопросе
будет
только
время,
а
также
сложившаяся
правоприменительная практика, которая позволит провести анализ и сделать
некоторые выводы по этой проблематике79.
«Оценивая природу постановлений ЕСПЧ и их влияние на правовую
систему России, важно также отметить, что их юридический эффект не
ограничивается
только
решениями,
вынесенными
по
делам
против
Российской Федерации. Несмотря на то, что решения Страсбургского суда,
принятые по делам с участием других государств, формально не являются
обязательными для Российской Федерации, нельзя не учитывать, что в них
формируется прецедентная практика ЕСПЧ по вопросам толкования и
применения
различных
конвенционных
положений.
Как
следствие,
российские власти не должны проявлять индифферентного отношения к
такого рода прецедентам, являющимся по своим свойствам не чем иным, как
официальным судебным толкованием Европейской конвенции. Ведь в случае
их игнорирования правовая система России оказалась бы в положении,
изолирующем ее законодательство и правоприменение от полного и
всестороннего восприятия «динамического осмысления» конвенционных
стандартов защиты прав и свобод человека Страсбургским судом, что
значительно
осложняло
бы
согласование
практики
европейского
и
национального правосудия»80.
Роль и значение решений ЕСПЧ в правовой системе России, их
обязательность
и
вытекающая
из
нее
необходимость
исполнения
адресованных российским властям мер индивидуального и общего характера
никогда
79
не
отрицались
Конституционным
Судом
РФ,
твердо
Герасименко Т.Ю. О новом механизме имплементации решений Европейского суда по правам человека в
Российской Федерации//Современное право. - 2016. - № 12.
80
См.: Арановский К.В. Условия согласования практики международного и конституционного правосудия //
Журнал конституционного правосудия. - 2013. - № 3. - С. 1 - 10.
62
руководствующимся в процессе отправления конституционного правосудия
поступательным восприятием сущностного единства прав и свобод человека
и гражданина, закрепленных в Конституции РФ и Конвенции о защите прав
человека и основных свобод81. Однако важно понимать, что в соответствии с
Европейской
конвенцией
деятельность
ЕСПЧ
представляет
собой
субсидиарный механизм защиты прав и свобод человека, а основная
ответственность за их гарантирование возлагается на национальные
правовые системы. Не случайно ст. 1 Конвенции обращает внимание на то,
что именно государства-участники принимают на себя обязательство
обеспечения каждому, находящемуся под их юрисдикцией, прав и свобод,
установленных данной Конвенцией. Соответственно, - и это обстоятельство
неоднократно отмечалось самим Страсбургским судом - государства априори
обладают широкой «свободой усмотрения» (margin of appreciation) в выборе
средств
и
способов
решения
правовых
вопросов,
связанных
с
осуществлением и защитой прав и свобод, находящихся под охраной
Конвенции82. Осуществляя такой выбор, они по вполне понятным причинам
не могут абстрагироваться от присущих им особенностей исторического,
экономического, политического, культурного и иного развития, без
адекватного учета которых реализация положений Конвенции и основанных
на них постановлений ЕСПЧ рискует столкнуться с трудностями, чреватыми
деструктивными издержками как для национальных правовых систем, так и
для общеевропейской (конвенционной) системы защиты прав и свобод
человека и гражданина. ЕСПЧ в своей оценке значения конвенционных норм
опирается на универсальное правило принципа pacta sunt servanda, согласно
которому государства-участники должны добросовестно исполнять все
требования Европейской конвенции, а тем самым признавать и безусловную
обязательность принимаемых ЕСПЧ постановлений по делам против них.
При этом Суд полагает, что поскольку Венская конвенция о праве
81
См.: Постановление КС РФ от 26 февраля 2010 г. № 4-П//СПС «Консультант Плюс».
Старженецкий В.В. Международные суды и трансформация национальных правовых систем//
Международное правосудие. - 2013. - № 3. - С. 64 - 77.
82
63
международных договоров (ст. 27) запрещает государствам ссылаться на
свое национальное право как обстоятельство, освобождающее их от
исполнения действующих международных договоров, то и положения
национальных конституций не могут рассматриваться как имеющие - в
сравнении с Европейской конвенцией - преимущественное значение,
поскольку
верховенство
и
высшая
юридическая
сила
конституций
распространяется только на национальные правовые акты.
Основываясь на этом, ЕСПЧ упорно отстаивает точку зрения, согласно
которой нормы Конвенции охватывают собой все акты и меры, независимо
от их правовой природы, и не ограждают от проверки какую-либо часть
национальных
правовых
систем
государств-участников,
обязанных
демонстрировать соответствие требованиям Конвенции в отношении всей
своей юрисдикции, зачастую производной именно от Конституции83.
Однако, как следует из правовых позиций, сформулированных
Конституционным Судом, применительно к российским конституционным
реалиям ни Европейская конвенция сама по себе, ни тем более основанные на
истолковании содержащихся в ней положений постановления ЕСПЧ не
выведены из-под действия Конституции, а потому их имплементация в
российский
правопорядок
возможна
лишь
на
условиях
признания
суверенитета Российской Федерации (ч. 1 ст. 4), высшей юридической силы
Конституции РФ (ч. 1 ст. 15) и недопустимости участия России в
международных договорах, если такое участие влечет ограничение прав и
свобод человека и гражданина и противоречит основам конституционного
строя
России
(ст.
79).
Будучи
связанной
требованием
соблюдать
международный договор, каковым является Конвенция о защите прав
человека и основных свобод, Российская Федерация тем не менее обязана
обеспечивать в рамках своей правовой системы верховенство Конституции,
что вынуждает ее в случае возникновения коллизий между ними - притом что
83
Постановления ЕСПЧ от 2 марта 2010 г. по делу «Аль-Саадун (Al-Saadoon) и Муфди (Mufdhi) против
Соединенного Королевства»// http://base.garant.ru/12181298/
64
Конституция РФ и Европейская конвенция основаны на одних и тех же
базовых ценностях защиты прав и свобод человека и гражданина - отдавать
предпочтение конституционным предписаниям и тем самым не следовать
буквально постановлению ЕСПЧ, когда его реализация противоречит
конституционным ценностям84.
3.2. Правовые позиции Европейского суда по правам человека, и их
влияние на решения Конституционного суда РФ в области защиты прав
и свобод человека и гражданина
Юридическая природа решений ЕСПЧ всегда являлась вопросом,
достаточно дискуссионным в науке российского конституционного права.
Как следует из положений статьи 46 Конвенции, статьи 1 Федерального
закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите
прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», правовые позиции
Европейского
Суда
по
правам
человека85,
которые
содержатся
в
окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской
Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной
защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции
Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях,
которые приняты в отношении других государств - участников Конвенции.
При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства
рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам,
ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.
Наиболее обоснованной представляется позиция тех ученых, которые
считают решения ЕСПЧ источниками права. Например, Д.В. Зверев считает,
что «в российскую правовую систему инкорпорирован новый источник права
84
См.: Постановление КС РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П.// http://base.garant.ru/71133584/
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 21 «О применении судами общей
юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к
ней»// http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148391/
85
65
- прецеденты Европейского суда по правам человека»86. Правовые позиции
Европейского
Российской
Суда
учитываются
Федерации.
предусмотренных
определяться
с
раскрываемого
В
при
частности,
законодательством
учетом
содержания
Европейским
Судом
применении
содержание
Российской
и
свобод,
Федерации,
должно
аналогичных
при
законодательства
прав
прав
применении
и
свобод,
Конвенции
и
Протоколов к ней.
Вместе с тем, законодательство Российской Федерации может
предусматривать более высокий уровень защиты прав и свобод человека в
сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к
ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь статьей 53
Конвенции,
необходимо
применять
положения,
содержащиеся
в
законодательстве Российской Федерации. Во избежание нарушения прав и
свобод человека, в том числе необоснованного их ограничения, правовые
позиции Европейского Суда учитываются при применении не только
Конвенции и Протоколов к ней, но и иных международных договоров
Российской Федерации (подпункт "с" пункта 3 статьи 31 Венской конвенции
о праве международных договоров от 23 мая 1969 года.
Из положений статьи 1 Федерального закона о ратификации,
истолкованных с учетом статьи 46 Конвенции, следует, что при пересмотре
судебного акта, в связи с принятием которого заявитель обратился в
Европейский
Суд,
суду
необходимо
учитывать
правовые
позиции
Европейского Суда, изложенные в соответствующем постановлении, и
установленные Судом нарушения Конвенции или Протоколов к ней.
В соответствии с принципом субсидиарности, который является
основополагающим для европейской системы защиты прав человека, органы
государственной власти Российской Федерации самостоятельно определяют
способы реализации правовых позиций Европейского Суда по правам
86
Зверев Д.В. Новые источники гражданского процессуального права в свете Европейской конвенции о
защите прав человека и о-сновных свобод // Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса
в России. М., 2006. - С. 22.
66
человека. Констатируя факт нарушения Конвенции, Европейский Суд
предоставляет государству в лице его органов определённую свободу в
выборе средств для устранения выявленного нарушения. Существование
данного порядка связано с наличием суверенитета у каждого государства —
члена Совета Европы и невозможностью вмешательства в его деятельность.
При этом Российская Федерация (как и другие государства - участники
Конвенции) является ответственным субъектом за осуществление решений
Европейского Суда по правам человека. Под «ответственностью» в данном,
случае понимается не обязанность претерпеть неблагоприятные последствия,
а та ответственность, о которой говорится в преамбуле Конституции РФ, то
есть способность проявлять заботу о будущем, быть причиной тех
изменений, которые нужны, причём по собственному намерению87.
В
части
4
«общепризнанные
статьи
принципы
15
Конституции
и
нормы
РФ
установлено,
международного
что
права
и
международные договоры Российской Федерации являются составной
частью
её
правовой
предполагает
системы»;
возможность
данный
конституционный
непосредственного
применения
принцип
норм
международного права (в том числе правовых позиций Европейского Суда
по правам человека) и не требует для этого издания национального
нормативного акта, инкорпорирующего международно-правовые нормы в
российское законодательство88.
Таким образом, конкретизируя нормы Конвенции и Протоколов к ней,
Европейский Суд по правам человека создаёт нормативные положения —
правовые позиции (racio decidendi), которые являются составной частью
российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным
законодателем
при
регулировании
общественных
отношений
и
правоприменительными органами при применении соответствующих норм
права. Сам Европейский Суд также должен обращаться к своим правовым
87
Аверьянов К. Ю. Решения Европейского Суда по правам человека в системе источников (форм) права
России : диссертация ... кандидата юридических наук :.- Москва, 2013.- 164 с.
88
http://studbooks.net/987484/pravo/resheniya_evropeyskogo_suda_pravam_cheloveka_pravovoy_sisteme_rossiysk
oy_federatsii
67
позициям при рассмотрении и разрешении схожих дел. При этом
Страсбургский Суд, как любой правотворческий орган, вправе изменять
установленное им правовое регулирование - отменять ранее созданные
правовые позиции и формулировать новые, если для этого есть убедительные
основания,
к
примеру,
необходимость
обеспечения
того,
чтобы
конкретизация Конвенции отражала изменения в обществе и оставалась в
соответствии с реалиями сегодняшнего дня.
Вместе с тем, характерной особенность правовых
позиций ЕСПЧ
является то, что правовые позиции содержатся не во всех актах,
принимаемых Европейским Судом по правам человека, а лишь в решениях
относительно приемлемости жалобы и в постановлениях по существу дела.
Другие акты Европейского Суда не рассчитаны на многократное применение
и имеют индивидуально определённых адресатов. Большая часть правовых
позиций Суда излагается в постановлениях по существу дела, в решениях о
приемлемости (неприемлемости) жалобы содержатся не менее важные
правовые позиции, однако они касаются ограниченного круга вопросов,
носящих преимущественно процессуальный характер. Наличие в указанных
решениях Европейского Суда по правам человека правовых позиций
свидетельствует о нормотворческом характере данных судебных актов, ввиду
чего они могут рассматриваться в качестве источников права (судебных
прецедентов).
При этом решения Европейского Суда по правам человека, являясь
международно-правовыми актами, имеют свою специфику по сравнению с
другими источниками российского права. Действие решений Европейского
Суда в рамках российской правовой системы обеспечивается принятием
отечественными
органами
государственной
власти
мер
частного
(индивидуального) и общего характера, направленных на исполнение
решений Суда. Меры частного характера касаются исключительно ситуации
заявителя и включают в себя выплату справедливой компенсации, пересмотр
дела в национальном суде, отмену высылки из страны, отмену иных решений
68
или мер, вынесенных или применённых к заявителю в нарушение требований
Конвенции. Меры индивидуального характера направлены на исполнение
решений Европейского Суда по правам человека как актов казуального
решения
споров
государственных
предпринимаемых
о
соответствии
органов.
Что
государством
Конвенции
касается
для
действий
мер
российских
общего
предотвращения
характера,
дальнейших
нарушений Конвенции, то к ним относятся меры законодательного характера
(принятие новых нормативных правовых актов или внесение изменений в
существующие) и меры практического характера.
Наиболее эффективной мерой практического характера является
непосредственное применение правовых позиций Европейского Суда по
правам человека российскими правоприменительными органами. Однако на
сегодняшний день в Российской Федерации не устранены факторы,
препятствующие прямому действию решений Европейского Суда в рамках
российской правовой системы. К числу таких факторов относятся
нерешённость вопроса с официальным переводом и опубликованием
решений Европейского Суда и отсутствие у российских правоприменителей
осознания необходимости применения правовых позиций Европейского Суда
при разрешении конкретных дел. Если для решения вопроса с официальным
переводом и опубликованием решений Европейского Суда достаточно
принятия соответствующего федерального закона (на что неоднократно
указывали исследователи деятельности Страсбургского Суда), то для
изменения правосознания членов судейского сообщества необходимо
довольно длительное время и принятие специальных мер просветительского
и образовательного характера.
Признание
решений
Европейского
Суда
по
правам
человека
источниками российского права ставит перед юридической наукой серьёзные
вопросы, требующие разрешения для нормального функционирования
прецедентной практики Европейского Суда в рамках российской правовой
системы. Одним из важнейших вопросов, связанных с признанием решений
69
Европейского Суда по правам человека источниками права России, является
проблема обязательности для нашего государства решений Европейского
Суда, вынесенных в отношении других государств - членов Совета Европы.
В Постановлении от 05 февраля 2007 года № 2-П российский орган
конституционного правосудия недвусмысленно признал обязательность
правовых позиций Европейского Суда по правам человека вне зависимости
от государства-ответчика по конкретному делу, указав, что правовые
позиции,
формулируемые
Европейским
Судом,
должны
учитываться
федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и
правоприменительными органами при применении соответствующих норм
права89.
Формулировка «должны учитываться» в данном случае указывает на
обязательность правовых позиций Европейского Суда и не предполагает
возможности их игнорирования российскими государственными органами,
как пишут некоторые авторы. Определяющим в данном выражении является
слово «должны», указывающее на юридическую обязанность, а не право
соответствующих
органов
отражать
содержание
правовых
позиций
Европейского Суда при принятии законов или применении норм права. К
тому же выражение «должны учитываться» является общепризнанной и
устоявшейся
формулировкой
для
обозначения
отражения
практики
Европейского Суда в национальных юрисдикциях.
Ещё одним важным вопросом, вытекающим из факта признания
решений Европейского Суда по правам человека источниками российского
права, является проблема соотношения правовых позиций Европейского
Суда и норм Конституции РФ в их интерпретации Конституционным Судом
РФ. Особенную остроту данный вопрос приобрёл в связи с принятием
89
Постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 № 2-П «По делу о проверке конституционности
положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики
Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также
жалобами ряда граждан»//Собрание законодательства РФ. - 12.02.2007. - № 7. - ст. 932
70
Европейским Судом решения по делу «Константин Маркин против России».
Суть дела заключалась в том, что заявитель жаловался на отказ
национальных властей в предоставлении ему родительского отпуска по
уходу за ребенком из-за его мужского пола. 11 августа 2008 г. заявитель
обратился в Конституционный Суд Российской Федерации, ссылаясь на то,
что положения Федерального закона «О статусе военнослужащих» в части
трехлетнего отпуска по уходу за ребенком несовместимы с конституционным
принципом равенства. 15 января 2009 г. Конституционный Суд Российской
Федерации отказал в принятии его жалобы. В соответствующих частях
определения указывалось следующее: «2.1. ...Военная служба представляет
собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с
обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно,
осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу,
выполняют конституционно значимые функции, чем предопределяется их
специальный правовой статус, обусловленный необходимостью выполнения
ими долга и обязанности гражданина Российской Федерации по защите
Отечества… Федеральный законодатель, определяя специальный правовой
статус военнослужащих, вправе в рамках своей дискреции устанавливать для
них как ограничения в части реализации гражданских прав и свобод, так и
особые обязанности... ...Поступая на военную службу по контракту,
гражданин...
добровольно
приступает
к
осуществлению
такой
профессиональной деятельности, занятие которой предполагает, во-первых,
наличие определенных ограничений его прав и свобод, свойственных данной
разновидности
государственной
службы,
а
во-вторых,
исполнение
обязанностей по обеспечению обороны страны и безопасности государства.
Соответственно, военнослужащий обязуется подчиняться требованиям
закона, ограничивающим его права и свободы, а также возлагающим на него
особые публично-правовые обязанности…Военнослужащий мужского пола,
проходящий военную службу по контракту, имеет право на однократное
предоставление по его просьбе дополнительного отпуска сроком до трех
71
месяцев в случае смерти жены при родах, а также если он воспитывает
одного или нескольких детей в возрасте до 14 лет (детей-инвалидов в
возрасте до 16 лет) без матери (в случае ее смерти или гибели, лишения ее
родительских прав, длительного ее пребывания в лечебном учреждении и
других случаях отсутствия материнского попечения о детях). Цель данного
отпуска - предоставление военнослужащему-мужчине возможности в
течение разумного срока решить вопрос об организации ухода за ребенком и,
в зависимости от результатов, о дальнейшем прохождении военной службы.
В
том
случае,
когда
военнослужащий
принимает
решение
лично
осуществлять уход за ребенком, он имеет право на досрочное увольнение с
военной службы по семейным обстоятельствам...Право военнослужащегомужчины на отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех
лет действующим законодательством не предусмотрено. Соответственно, не
допускается совмещение военнослужащими мужского пола, проходящими
военную службу по контракту, исполнения служебных обязанностей и
отпуска по уходу за ребенком для воспитания малолетних детей, что, с одной
стороны, обусловлено спецификой правового статуса военнослужащих, а с
другой - согласуется с конституционно значимыми целями ограничения прав
и свобод человека и гражданина в связи с необходимостью создания условий
для
эффективной
профессиональной
деятельности
военнослужащих,
выполняющих долг по защите Отечества. Поскольку военная служба в силу
предъявляемых к ней специфических требований исключает возможность
массового неисполнения военнослужащими своих служебных обязанностей
без ущерба для охраняемых законом публичных интересов, отсутствие у
военнослужащих мужского пола, проходящих службу по контракту, права на
отпуск по уходу за ребенком не может рассматриваться как нарушение их
конституционных прав и свобод, в том числе гарантированного статьей 38
(часть 2) Конституции Российской Федерации права на заботу о детях и их
воспитание. Кроме того, данное ограничение согласуется с добровольным
характером заключения контракта о прохождении военной службы.
72
Предоставив право на отпуск по уходу за ребенком в порядке исключения
только военнослужащим женского пола, законодатель исходил, во-первых, из
весьма ограниченного участия женщин в осуществлении военной службы, а
во-вторых, из особой, связанной с материнством социальной роли женщины
в обществе, что согласуется с положением статьи 38 (часть 1) Конституции
Российской Федерации. Поэтому такое решение законодателя не может
расцениваться и как нарушение закрепленных статьей 19 (части 2 и 3)
Конституции Российской Федерации принципов равенства прав и свобод
человека и гражданина, а также равноправия мужчин и женщин. Таким
образом,
пункт
13
статьи
11
Федерального
закона
«О
статусе
военнослужащих», предусматривающий предоставление отпуска по уходу за
ребенком только военнослужащим женского пола... конституционные права
заявителя не нарушает...Конституционный Суд заключил, что оспариваемые
заявителем
положения
не
противоречат
Конституции
Российской
Федерации.»90
Опираясь на ранее рассмотренные дела, в частности дело «Жозеф
Грисмар против Министерства экономики, финансов и промышленности,
Министерства
публичных
функций,
государственной
реформы
и
демократизации» (Joseph Griesmar v. Ministre de l'Economie, des Finances et de
l'Industrie, Ministre de la Fonction publique, de la Reforme de l'Etat et de la
Democratisation), дело «Рока Альварес против «Сеса Старт Эспанья ETT»
(Roca Alvarez v. Sesa Start Espana ETT),
в тексте постаноления ЕСПЧ
сделаны следующие выводы, которые по сути своей являются правовыми
позициями ЕСПЧ: «положение гражданских служащих мужского и женского
полов является сопоставимым в отношении ухода за детьми. В частности, тот
факт, что гражданские служащие - женщины в большей степени затронуты
профессиональными неудобствами, связанными с уходом за детьми,
поскольку это функция, обычно исполняемая женщинами, не исключает
сопоставления их положения с ситуацией гражданского служащего 90
https://roseurosud.org/r/st-14/postanovlenie-espch-konstantin-markin-protiv-rossii
73
мужчины, который принял на себя исполнение функции ухода за своими
детьми и испытывает те же карьерные неудобства….положение работника и
работницы, отца и матери малолетнего ребенка, сопоставимы в отношении
их возможной потребности в уменьшении рабочего дня в целях ухода за их
ребенком. Испанское законодательство предусматривает различие по
признаку пола между работающими матерями и отцами. Что касается
оправданности такого различия в обращении, Суд Европейского союза
указал, во-первых, что данный отпуск был связан с биологическим фактом
вскармливания грудью, право на него возникало даже в случаях
искусственного вскармливания. Поэтому он мог рассматриваться как время,
посвященное исключительно ребенку, и мера, сочетающая семейную жизнь и
работу после декретного отпуска. Кормление и уход за ребенком могли
осуществляться как отцом, так и матерью. Следовательно, отпуск, повидимому, предоставлялся работникам в качестве родителей ребенка. Таким
образом,
он
не
мог
рассматриваться
как
обеспечивающий
защиту
биологического состояния женщины после беременности или защиту особых
отношений между матерью и ее ребенком»91.
В данном деле Европейский Суд, установив нарушение Россией
положений Конвенции, не согласился с данным ранее Конституционным
Судом РФ конституционно-правовым истолкованием норм национального
законодательства, которые, по мнению Страсбургского Суда, привели к
нарушению Конвенции. Таким образом, возникла реальная коллизия между
правовыми позициями Европейского Суда. Уникальность казуса заключается
в том, что никогда ранее постановления КС РФ не противопоставлялись
прецедентным актам ЕСПЧ. Проверяя
конституционность норм, на
основании которых К.А. Маркину, проходившему военную службу по
контракту, было отказано в предоставлении отпуска по уходу за ребенком,
КС РФ исходил из соображений обеспечения обороны страны и безопасности
91
Постановление ЕСПЧ от 22.03.2012 «Дело «Константин Маркин (Konstantin Markin) против Российской
Федерации" (жалоба N 30078/06)// Бюллетень Европейского Суда по правам человека. -2012. - № 6.
74
государства и признал, что оспариваемые заявителем положения не
противоречат Конституции РФ92. В результате рассмотрения жалобы К.А.
Маркина ЕСПЧ было признано нарушение права заявителя на частную и
семейную жизнь (ст. 8 Конвенции), а также дискриминация по признаку
пола. Национальное законодательство не препятствовало предоставлению
отпуска по уходу за ребенком женщинам, несущим военную службу на той
же должности. Обращает на себя внимание тот факт, что по данному делу
вынесено два акта ЕСПЧ93. Первое Постановление ЕСПЧ от 07.10.2010, как
предполагающее
приведение
норм
российского
законодательства,
предварительно подвергшегося проверке на соответствие Конституции РФ, в
состояние, согласованное с Конвенцией, представляло собой ущерб
национальному праву. ЕСПЧ сделал неправильный вывод о том, что решение
КС РФ допускает дискриминацию военнослужащих-мужчин по отношению к
военнослужащим-женщинам, а также разумно не обосновано. По верному
замечанию
В.В.
Лапаевой,
проблема,
касающаяся
национального
суверенитета, заключается не в конфликте между толкованием Конституции
РФ и Конвенции уполномоченными судами, а в необходимости использовать
судебный прецедент ЕСПЧ в качестве основы для преобразования
законодательства вопреки правовой позиции КС РФ94, а также в
превалировании интересов индивида над публичными интересами. В ответ
на это власти Российской Федерации указали на неправильную ссылку
заявителя на ст. 14 Конвенции во взаимосвязи со ст. 8 Конвенции как не
гарантирующих права на отпуск по уходу за ребенком или пособия в связи с
отпуском по уходу за ребенком и предприняли попытку обосновать угрозу
государственной безопасности. Реакцией стало принятие Большой палатой
92
Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на
нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона "О
государственных пособиях гражданам, имеющим детей", статей 10 и 11 Федерального закона "О статусе
военнослужащих", статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44
Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей: Определение КС
РФ от 15.01.2009 № 187-О-О // СПС "КонсультантПлюс"
93
Информация о Постановлении ЕСПЧ от 07.10.2010 по делу "Константин Маркин (Konstantin Markin)
против России" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. - 2011. - № 8
94
Лапаева В.В. Дело "Константин Маркин против России" в контексте проблемы национального
суверенитета // Сравнительное конституционное обозрение. -2012. - № 2. - С. 81 - 82
75
ЕСПЧ второго Постановления в отношении К.А. Маркина. В нем ЕСПЧ
воздержался от прямого нормоконтроля и оценки позиции КС РФ по
рассматриваемому
делу,
переместив
центр
тяжести
на
последствия
правоприменения в ситуации заявителя. В.Д. Зорькин подчеркивает
компромисс, найденный ЕСПЧ и выразившийся в возможности, по мнению
Большой палаты ЕСПЧ, предоставления трехгодичного отпуска по уходу за
ребенком всем военнослужащим, выполняющим свои обязанности на
должностях вспомогательного состава95.
95
Воронцова И.В. Постановления Европейского суда по правам человека, исполнение которых было
признано невозможным Конституционным Судом РФ//Современное право. - 2017. - № 4.
76
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Правовая система современного демократического и правового
государства немыслима без основного документа - Конституции, которая,
регламентируя важнейшие общественные отношения, задает ориентиры
развития национального права, признавая общепризнанные принципы и
нормы международного права его составной частью. Степень реализации
нормативных положений, предусмотренных Конституцией РФ, показывает
состояние и поддержание целостного конституционного правопорядка в
России.
Упрочнение
конституционализации
влечет
укрепление
конституционного правопорядка, повышает эффективность деятельности
органов публичной власти по его обеспечению.
Таким образом, конституционная стабильность есть важнейшее
условие установления и поддержания конституционного правопорядка,
эффективного его созидания и обеспечения. Конституционно-правовое и
международно-правовое регулирование обеспечения правопорядка должно
осуществляться согласованно и гармонично, а в случае расхождения приоритет обоснованно отдается положениям Конституции РФ. Такой
подход
демонстрирует
фундаментально-ценностное
значение
конституционных основ обеспечения правопорядка, что не умаляет роли
международно-правового регулирования, которое не должно идти вразрез с
конституционными
принципами
и
ценностями,
предопределяющими
целостное установление и обеспечение конституционного правопорядка в
России.
В России существует разветвленная и многоуровневая система защиты
прав человека, включающая в себя четыре судебные инстанции в рамках
гражданского
судопроизводства,
уголовного
судопроизводства
и
административного судопроизводства, а также производства по делам об
административных
правонарушениях,
которые
дополняются
77
конституционным судопроизводством, осуществляемым Конституционным
Судом Российской Федерации.
В
работе
рассмотрены
основные
положения
такой
сложной,
многогранной и весьма актуальной темы, как роль Конституционного Суда
Российской Федерации в защите прав и свобод человека и гражданина.
Конечно, в рамках выпускной квалификационной работы невозможно
охватить весь тот огромный массив информации, имеющий отношение к
данной теме, и поэтому были выбраны наиболее значимые, проблемные и
дискуссионные вопросы в настоящее время.
При выполнении работы были поставлены основные задачи - изучить
конституционно-правовой
статус
Конституционного
Суда
Российской
Федерации, проанализировать действующее законодательство на предмет
правового регулирования механизма реализации прав граждан на судебную
защиту, охарактеризовать роль правовых
позиций и постановлений
Европейского суда по права человека в решениях Конституционного Суда
РФ.
Подводя итог проведенному исследованию, можно сделать выводы о
состоянии конституционного судопроизводства в Российской Федерации в
сфере защиты прав и свобод человека и гражданина в настоящее время.
В Российской Федерации предоставление прав и свобод строится на
основе конституционных принципов: неотчуждаемости прав и свобод;
непосредственного действия конституционных прав и свобод; ограничения
конституционных
прав
и
свобод
пределами
свободы
других
лиц;
гарантированности обеспечения прав и свобод со стороны государства;
равенства; приоритета международных договоров Российской Федерации,
закрепляющих права и свободы человека; сочетания прав и обязанностей.
Прерогативой Российской Федерации является регулирование прав и свобод
человека и гражданина, а к совместному ведению Федерации и ее субъектов
относится
лишь
защита
прав
и
свобод
человека
и
гражданина.
78
Следовательно, на Российской Федерации лежит ответственность за единую
регламентацию прав и свобод на всей территории страны.
С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами
учитываются правовые позиции Европейского суда, изложенные в ставших
окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других
государств. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных
законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом
содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским судом
при применении Конвенции и Протоколов к ней. Решения ЕСПЧ повлияли на
либерализацию уголовного права96, реформу в сфере процессуального права принятие новых по форме и по содержанию УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, а
также принятие последующих изменений и дополнений к ним, реформу
пенитенциарной системы, возмещение вреда от действий государства97,
повышение открытости и транспарентности работы судов и государственных
органов98 и др.
Решения
Конституционного
Суда
Российской
Федерации
в
соответствии с федеральным конституционным законом обязательны не
только для лиц, являющихся сторонами в деле, но и оказывают влияние на
возможность применения оспариваемых норм. Так, в случае признания
оспариваемых
норм
неконституционности
либо
установления
их
определенного конституционно-правового смысла изменения коснутся всех
правоотношений, основанных на указанных нормах.
96
См.: Федеральные законы от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, от 7 декабря 2011 г. №420-ФЗ
См.: Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на
судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»
98
См., например: Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к
информации о деятельности судов в Российской Федерации»
97
79
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫИСТОЧНИКОВ
1. Нормативные правовые акты и иные официальные документы
1.
Конституция
Российской
Федерации
голосованием 12.12.1993г.)//
Собрание
(принята
всенародным
законодательства
РФ.
-
04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.
2.
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О
Конституционном Суде Российской Федерации» (с изм. от 28.12.2016
№11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - Ст.
1447.
3.
Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 №1-ФКЗ «О судах
общей юрисдикции в Российской Федерации» ( с изм. от 21.07.2014г.
№13-ФКЗ)// Собрание законодательства РФ. 14.02.2011. № 7. ст. 898.
4.
Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О
судебной системе»(с изм. от 05.02.2014г. №4-ФКЗ)// Собрание
законодательства РФ. - 06.01.1997. - № 1. - Ст. 1.
5.
Федеральный конституционный закон от 23.06.1999 № 1-ФКЗ «О
военных судах» (с изм. от 03.07.2016г. №7-ФКЗ)// Собрание
законодательства РФ. - 28.06.1999. - № 26. - Ст. 3170.
6.
Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об
арбитражных судах в Российской Федерации» ( с изм. от 15.02.2016
№2-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. - 01.05.1995г. - №18.
Ст.1589.
7.
Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О
Верховном Суде Российской Федерации»( с изм. 15.02.2016 №2ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. 10.02.2014г. №6. Ст.550
8.
Всеобщая
декларация
прав
человека
или
Билль
о
правах
(1948г.)//Российская газета. - 10.12.1998.
9.
Международный пакт о гражданских и политических правах (1966
г.)//Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 12. - 1994.
80
10.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод
(1950 г.)// Собрание законодательства РФ. - 08.01.2001. - № 2. - Ст.
163.
11.
Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г. ( с изм. и доп. от
21.07.2014г.) // СПС «Консультант Плюс».
2. Материалы практики:
12.
Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. № 542О //Собрание законодательства РФ. - 2007. - № 10. - Ст. 1260.
13.
Определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2014 г. № 1212-О
«По запросу Народного Собрания Республики Ингушетия о проверке
конституционности
Трудового
абзаца
кодекса
четвертого
Российской
части
первой
Федерации»
//
статьи
6
Вестник
Конституционного Суда РФ. -2014. - № 6.
14.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14
июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности
положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции
о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»,
пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных
договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи
11,
пункта
4
части
четвертой
статьи
392
Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи
13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части
1
статьи
350
Кодекса
административного
судопроизводства
Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с
запросом группы депутатов Государственной Думы» // Российская
газета. - 2015. - 27 июля.
81
15.
Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П «По
делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3
и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума
Ленинградского
окружного
военного
суда»//Собрание
законодательства Российской Федерации. - 2013. - № 50. - Ст. 6670.
16.
Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1
статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения
обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом
Законодательного Собрания Ростовской области» // Российская газета.
- 2012. - 3 августа. - № 177.
17.
Постановление Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П «По
делу о проверке конституционности части второй статьи 392
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в
связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю.
Федотовой» // Собрание законодательства РФ. - 2010. - № 11. - Ст.
1255.
18.
Постановление ЕСПЧ от 4 июля 2013 г. «Дело «Анчугов и Гладков
(Anchugov and Gladkov) против Российской Федерации» (жалоба №
11157/04, 15162/05) // Бюллетень Европейского суда по правам
человека. - 2014. - № 2.
3. Научная и учебная литература:
19.
Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учебное
пособие: В 2 т. 5-е изд. М.: Норма; ИНФРА-М, 2014.
20.
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб.
для вузов. 7-е изд. М.: Норма, 2008.
82
21.
Доктрины правового государства и верховенства права в современном
мире / Отв. ред. В.Д. Зорькин, П.Д. Баренбойм. М.: Изд-во ЛУМ;
Юстицинформ, 2013.
22.
Жилин Г.А. Право на судебную защиту в решениях Конституционного
Суда Российской Федерации // Комментарий судебной практики. М.,
2000. Вып. 6.
23.
Зорькин В.Д. Современный мир, право и Конституция. М.: Норма,
2010. 5. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под
ред. В.Д. Зорькина. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013.
24.
Зорькин В.Д. Право в условиях глобальных перемен. М., 2013.
25.
Камаровский Л.А. О международном суде. М., 1881.
26.
Конституционное право России: Учебник / Отв. ред. А.Н. Кокотов и
М.И. Кукушкин. М.: Юристъ, 2003.
27.
Конституционное право: Учебник для бакалавров / Отв. ред. В.И.
Фадеев. М.: Проспект, 2014.
28.
Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий
(постатейный) / М.П. Авдеенкова, А.Н. Головистикова, Л.Ю.
Грудцына и др.; рук. авт. кол. Ю.А. Дмитриев; науч. ред. Ю.И.
Скуратов. 2-е изд., изм. и доп. М.: Статут, 2013.
29.
Лебедев В.А. Законодательная и исполнительная власть субъектов
Российской Федерации в теории и практике государственного
строительства: Монография. М.: Проспект, 2015.
30.
Лебедев В.А. Конституционно-правовая охрана и защита прав и
свобод человека и гражданина в России (теория и практика
современности). М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.
31.
Лукашук И.И. Международное право. М., 2000.
32.
Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.:
Проспект, 2016.
33.
Международные акты о правах человека: Сборник документов / Сост.
В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. М.: Норма, 2002.
83
34.
Права человека: Учебник / Отв. ред. Е.А. Лукашева. 2-е изд., перераб.
М.: Норма; Инфра-М, 2011. 560 с.
35.
Савосина
Н.Г.
Теоретико-правовые
основы
гарантирования
конституционных прав и свобод человека и гражданина: Монография.
Чита, 2009.
36.
Сальвия М. Прецеденты Европейского суда по правам человека.
Руководящие
принципы
судебной
практики,
относящиеся
к
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Санкт-Петербург, 2004. 1015с.
3. Публикации в периодических изданиях
37.
Авакьян
С.А.
Современные
проблемы
конституционного
и
муниципального строительства в России // Конституционное и
муниципальное право. - 2010. - № 3.
38.
Абдрашитова В. Решения Европейского суда по правам человека в
национальной правоприменительной практике // Российская юстиция.
- 2007. - № 9.
39.
Алексеева И.С., Валяровский Ф.И. Теоретические аспекты реализации
прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской
Федерации//Муниципальная служба: правовые вопросы. – 2017. - № 1.
40.
Арановский К.В. Условия согласования практики международного и
конституционного
правосудия
//
Журнал
конституционного
правосудия. -2013. - № 3.
41.
Армашова А.В. Исполнение решений Европейского суда по правам
человека в России: современные проблемы теории и практики //
Образование и право. - 2010. - № 2.
42.
Барсукова В.Н. Право человека на достойную жизнь: общая
характеристика // Современное право. - 2016. - № 1.
43.
Безруков
А.В.
Конституционное
и
международно-правовое
регулирование обеспечения правопорядка в России: современное
состояние и соотношение//Юридический мир. – 2016. - № 2.
84
44.
Бланкенагель А., Левин И.Г. В принципе нельзя, но можно!..
Конституционный Суд России и дело об обязательности решений
Европейского
суда
по
правам
человека
//
Сравнительное
конституционное обозрение. - 2015. - № 5.
45.
Бушев А.Ю. Субсидиарная роль Европейского суда по правам
человека: пределы усмотрения и национальный суверенитет, критерий
явной очевидности // Права человека. - 2016. - № 4.
46.
Вайпан Г.В., Маслов А.С. От догматики к прагматике: постановление
Конституционного Суда Российской Федерации по "делу Маркина" в
контексте современных подходов к соотношению международного и
национального права // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. - № 2.
47.
Виноградова
адаптации
П.А.
Судебные
международных
правовые
договоров
позиции
в
по
вопросам
правоприменительной
практике//Российская юстиция. – 2015. - № 4.
48.
Виноградова П.А. Порядок разрешения коллизий конституционного и
конвенционного толкования // Российская юстиция. - 2015. - № 11.
49.
Григорьев К.Е. Деятельность Конституционного Суда РФ в свете
последних поправок к Федеральному конституционному закону «О
Конституционном Суде Российской Федерации»//Российский судья. –
2016. – № 7.
50.
Зорькин
В.Д.
Интеграция
европейского
конституционного
пространства: вызовы и ответы // Журнал российского права. - 2006. № 12. - С. 22 - 23.
51.
Зорькин В.Д. Конвенция о правах человека в российской правовой
системе: проблемы имплементации // Журнал конституционного
правосудия. - 2016. - № 1. - С. 1 - 9.
52.
Зорькин В.Д. Кризис международного права: современный контекст //
Российская газета. - 20 июня 2014 г. - № 6408 (136).
85
53.
Зорькин В.Д. Взаимодействие национального и наднационального
правосудия
на
современном
этапе:
новые
перспективы
//
Сравнительное конституционное обозрение. - 2012. - № 5. - С. 45 - 53.
54.
Евлоев И.М. Конституционное право на свободу собраний и его
законодательные ограничения // Конституционное и муниципальное
право. - 2013. - № 3. - С. 41 - 48.
55.
Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право как регулятор
современных международно-правовых отношений // Государство и
право. - 2013. - № 11.
56.
Калинченко П.А. К вопросу о коллизии между постановлениями
ЕСПЧ и Конституцией России в свете позиции Конституционного
Суда РФ // Актуальные проблемы российского права. - 2016. - № 2. С. 42 – 48.
57.
Карасев Р.Г. Верховенство Конституции Российской Федерации при
исполнении решений Европейского суда по правам человека: теория и
практика // Государство и право. - 2016. - № 4. - С. 122 – 125.
58.
Князев С.Д. Обязательность постановлений ЕСПЧ в правовой системе
России (на основе практики Конституционного Суда Российской
Федерации)//Журнал российского права. – 2016. - № 12.
59.
Кожеуров Я.С. Споры о соотношении Конституции России и
Европейской конвенции о защите прав человека: можно ли избежать
цугцванга? // Актуальные проблемы российского права. - 2016. - № 2. С. 49 - 54.
60.
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии:
ожидавшиеся, ожидаемые, неожиданные // Конституционное и
муниципальное право. - 2014. - № 10. - С. 41 - 51.
61.
Кузнецов Е.Н. Решения Европейского суда по правам человека и новая
практика
Конституционного
Суда
гражданский процесс. – 2016. - № 10.
России//Арбитражный
и
86
62.
Лаптев П.А. Международные процедуры и контрольные механизмы в
области защиты прав человека и охраны частной жизни: Доклад на
Международном круглом столе "Право граждан на информацию и
защита
неприкосновенности
частной
жизни".
URL:
http://www.libertarium.ru/immunity_doc4.
63.
Лебедев В.А. Концепция прав и свобод человека и гражданина как
элемент отечественного конституционализма//Конституционное и
муниципальное право. – 2015. - № 12.
64.
Лихачев М.А. Место решений Европейского суда по правам человека
в контексте постановлений Конституционного Суда РФ 2013 и 2015
гг. и последующих законодательных изменений // Российский
юридический журнал. - 2016. - № 2. - С. 46 - 57.
65.
Маврин С.П. Решения Европейского суда по правам человека в
правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2015. - № 6.
66.
Невинский В.В. Естественные права человека на весах современного
конституционализма//Конституционное и муниципальное право. 2016. - № 8.
67.
Осипов М.Ю. О некоторых проблемах разрешения коллизий между
Конституцией РФ и решениями Европейского суда по правам
человека // Актуальные проблемы российского права. - 2016. - № 2. С. 55 - 60.
68.
Старженецкий
В.В.
Международные
суды
и
трансформация
национальных правовых систем // Международное правосудие. - 2013.
- № 3.
69.
Татаринов
С.А.
регулирования
Некоторые
порядка
вопросы
совершенствования
осуществления
конституционного
судопроизводства в Конституционном Суде Российской Федерации //
Конституционное и муниципальное право. - 2015. - № 7. С. 38 - 42.
87
70.
Шевченко
С.Н.
О
проблеме
коллизий
национального
и
международного права // Российская юстиция. - 2015. - № 10. - С. 15 22.
71.
Шуберт Т.Э. Имплементация решений ЕСПЧ в национальное
законодательство // Журнал российского права. - 2015. - № 6.
5 Авторефераты и диссертации:
72.
Аверьянов К. Ю. Решения Европейского Суда по правам человека в
системе источников (форм) права России : диссертация ... кандидата
юридических наук :.- Москва, 2013.- 164 с.
73.
Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство:
теоретико-практическое
исследование
влияния
Европейской
конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское
гражданское судопроизводство: Автореф. дис. ... д-а юрид. наук.
Саратов, 2010.
74.
Беляевская О.Я. Конституционное право человека и гражданина на
судебную защиту: понятие, проблемы реализации: Дис. ... канд. юрид.
наук. Санкт-Петербург, 2007.
75.
Быков В.Е. Конституционное право граждан на судебную защиту и его
реализация в деятельности конституционных и уставных судов
субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
М., 2011.
76.
Валяровский Ф.И. Суверенитет в конституционном строе Российской
Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук по специальности 12.00.02 конституционное право; муниципальное право. М.: МГИМО (У) МИД
РФ, 2003. 169 с.
77.
Вершинин
В.Б.
Судебная
защита
как
комплексный
институт
российского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2011.
78.
Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской
Федерации: Дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2006.
88
79.
Канищев В.П. Конституционно-правовые гарантии деятельности
местного самоуправления в Российской Федерации: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Хабаровск, 2000.
80.
Кислицына Н.Ф. Развитие системы международного права на
современном этапе: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2010.
81.
Крылатова И.Ю. Конституционно-судебная защита экономических
прав граждан в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид.
наук. Екатеринбург, 2007.
82.
Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы
теории и практики: Дис. ... д-ра юрид. наук. Самара, 2000.
83.
Шинкарецкая Г.Г. Судебные средства разрешения международных
споров: тенденции развития: Дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2010.
6.Электронные ресурсы
84.
https://roseurosud.org/r/st-14/postanovlenie-espch-konstantin-markinprotiv-rossii
85.
http://studbooks.net/987484/pravo/resheniya_evropeyskogo_suda_pravam_
cheloveka_pravovoy_sisteme_rossiyskoy_federatsii
86.
URL:
https://www.vedomosti.ru/politics/news/2016/03/12/633276-
venetsianskaya
87.
http://www.ksrf.ru/ru/Info/Maintenance/Informationks/Pages/ExecutionKS.
aspx
88.
http://www.docs.cntd.ru/document/901607471
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа