close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Васильева Наталья Николаевна. Способы перевода на русский язык глаголов с приставками типа hinaus-/heraus-

код для вставки
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ
И.С.ТУРГЕНЕВ А»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 45.04.02 Лингвистика
направленность (профиль) Теория перевода и межкультурная/межъязыковая
коммуникация
Студента
Васильевой Натальи Николаевны
шифр 150870з
Институт иностранных языков
Тема выпускной квалификационной работы
СПОСОБЫ ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК ГЛАГОЛОВ С
ПРИСТАВКАМИ ТИПА HINAUS-/HERAUS-
Васильева Н.Н
Студент
Клочков A.B.
Руководитель
Зав. кафедрой
Я Je* c o if"
Орел - 2017
Власова Т.С.
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Институт иностранных языков
Кафедра немецкого языка
Направление подготовки (специальность) 45.04.02 Лингвистика
Направленность (профиль) Теория перевода и межкультурная/межъязыковая
коммуникация
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
A t си ^ Власова Т.С.
VI
22 ноября 2016 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
Студента
Васильевой Натальи Николаевны шифр 150870з
1.Тема ВКР: Способы перевода на русский язык глаголов с приставками типа
hinaus-/herausУтверждена приказом по университету от 22 ноября 2016 г. № 2-1797
2.
Срок сдачи студентом законченной работы: 8 ноября 2017 г.
3. Исходные данные к работе: тексты художественной литературы на
немецком и русском языках, научные труды по лингвистике, теории
перевода.
4. Содержание ВКР:
4.1. Природа лексической безэкивалентности;
4.2. Бэзэквивалентные лексические единицы как фактор системных
расхождений между ИЯ и ПЯ;
4.3. Преодоление трудностей, создаваемых глаголами с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus- в процессе перевода.
5. Перечень графического материала: отсутствует
6. Консультанты по ВКР (с указанием относящихся к ним разделов)
Раздел
Консультант
Подпись, дата
Задание
Задание
-
-
выдал
принял
-
-
Дата выдачи задания:
Руководитель ВКР
22 ноября 2016 г.
Клочков A.B.
Задание принял к исполнению
Васильева Н.Н.
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов
ВКР
Подбор и анализ теоретических
источников и научных изданий
Написание введения
Написание главы I
Написание главы II
Написание главы III
Написание заключения
Оформление ВКР
Сдача ВКР
Студент
т-
Руководитель ВКР
Срок выполнения
этапов работы
февраль-март 2017 г.
апрель 2017 г.
май 2017 г.
май-июнь 2017 г.
август 2017 г.
сентябрь 2017 г.
октябрь 2017 г.
ноябрь 2017 г.
Примечание
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Выполнено
Васильева Н.Н.
Клочков A.B.
2
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ......................................................................................................................... 4
ГЛАВА
1.
К
ВОПРОСУ
О
ПРИРОДЕ
ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ
ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ..................................................................................................11
1.1. Понятие эквивалентности в теории перевода............................................... 11
1.2. Коммуникативно-функциональная эквивалентность................................... 12
ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ.............................................................................. 16
ГЛАВА
2.
БЕЗЭКВИВАЛЕНТНЫЕ
ЛЕКСИЧЕСКИЕ
ЕДИНИЦЫ
КАК
ФАКТОР СИСТЕМНЫХ РАСХОЖДЕНИЙ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО
ЯЗЫ КОВ............................................................................................................................ 18
2.1.
Языковые
системы
ИЯ
и
ПЯ
как
фактор
переводческих
трудностей......................................................................................................................18
2.2. Общая характеристика системных расхождений немецкого и русского
языков............................................................................................................................. 22
2.2.1. Безэквивалентные единицы языка. Структурные экзотизмы.............23
2.3. Различия в немецкой и русской словообразовательных системах как
существенный фактор трудностей в процессе перевода......................................26
ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ.................................................................................33
ГЛАВА 3. ПРЕОДОЛЕНИЕ ТРУДНОСТЕЙ, СОЗДАВАЕМЫХ ГЛАГОЛАМИ
С НАРЕЧИЯМИ-ПРИСТАВКАМИ ТИПА HINAUS-/HERAUS- В ПРОЦЕССЕ
ПЕРЕВОДА....................................................................................................................... 35
3.1. Специфика функционирования глаголов с наречиями-приставками типа
HINAUS-/HERAUS- в немецком языке и их характеристика........................... 35
3.1.1.
Наречия-приставки
типа
HINAUS-/HERAUS-
как
глагольный
компонент..................................................................................................................... 35
3.1.2. Семантические группы опорных глаголов в соединениях с наречиямиприставками типа HINAUS-/HERAUS................................................................. 55
3
3.2. Влияние структурно-семантических особенностей глаголов со наречиямиприставками типа HINAUS-/HERAUS на процесс их перевода на русский
язы к.................................................................................................................................. 65
3.2.1. Экспериментальное исследование влияния структурно-семантических
особенностей глаголов с наречиями-приставками типа HINAUS-/HERAUS
на их перевод на русский язы к............................................................................... 72
3.3. Способы преодоления системных различий при переводе глаголов с
наречиями-приставками
типа
HINAUS-/HERAUS
как
структурных
экзотизмов......................................................................................................................80
3.3.1. Переводческие трансформации как инструмент преодоления системных
расхождений............................................................................................................... 82
3.3.2.
Переводческие
приемы
при
преодолении
словообразовательной
безэквивалентности....................................................................................................84
3.4. Типы переводческих соответствий для глаголов с наречиями-приставками
типа HINAUS-/HERAUS, не вызывающих специфических трудностей........ 88
3.5. Типы переводческих соответствий для глаголов с наречиями-приставками
типа HINAUS-/HERAUS, вызывающих специфические трудности................94
3.6. Рекомендации по переводу на русский язык высказываний, содержащих
глаголы с наречиями-приставками типа HINAUS-/HERAUS
....................... 103
ВЫВОД ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ.................................................................................. 118
ЗАКЛЮЧЕНИЕ..............................................................................................................123
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ................................................. 128
ПРИЛОЖЕНИЕ..............................................................................................................148
4
ВВЕДЕНИЕ
Выпускная квалификационная работа посвящена исследованию способов
перевода на русский язык немецких глаголов с наречиями-приставками типа
himus-/heraus- в художественном тексте.
Структура данных лексических единиц, их семантические особенности
были
объектами
лингвистов.
исследования
Определением
многих
языкового
отечественных
статуса
глаголов
и
с
зарубежных
наречиями-
приставками занимались отечественные лингвисты К.С. Брыковский (1955),
К.А. Левковская (1955), А.Д. Райхштейн (1958), В.П. Недялков (1961), З.Е.
Роганова (1969), Ю.Н. Афонькин (1972), А.С. Юханов (1974), В.Н. Ерхов
(1977), И.А. Сизова (1978), М.Д. Степанова (1979), Б.А. Дюбо (1981), И.-Э.С.
Рахманкулова (1986), Н.Г. Ризен (1992). Характерологические особенности
данных лексических единиц затрагивались в работах немецких ученых, таких
как Г. Пауль (1957), Г. Глинц (1962), Э. Матер (1966, 1968), И. Кюнхольд
(1969), М. Шредер (1973), В. Шмидт (1966, 1972), В. Флейшер (1978, 1983), У.
Энгель (1988).
Важно отметить, что такому аспекту, как перевод глаголов с наречиямиприставками типа himus-/heraus-, в частности перевод с немецкого языка на
русский,
в
специальной литературе
уделяется
сравнительно
небольшое
внимание. В учебной литературе по переводу указывается лишь, что данные
единицы
передаются
на
русский
язык
с помощью
деепричастия
или
деепричастных оборотов
[Гильченок Н.Л., 2005: 220]. В трудах по переводу
последних десятилетий
наметилась тенденция рассмотрения глаголов
с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- как «структурных экзотизмов»
(Латышев Л.К., 1988, 2000), то есть данные глаголы отнесены к разряду
безэквивалентных лексических единиц, для которых не всегда можно найти в
русском языке соответствие полно и адекватно передающее их содержание.
5
Учитывая важность достижения переводческой эквивалентности, и
придерживаясь того мнения, что любой язык может выразить любую часть
реальной действительности средствами своего языка, необходимо в комплексе
исследовать системные особенности функционирования глаголов с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus- и выявить типичные способы их перевода.
Таким образом, актуальность данного исследования
специфичностью
высказываний,
содержащих
глаголы
определяется
с
наречиями-
приставками типа hinaus-/heraus-; недостаточной разработанностью вопроса о
природе влияния данных глагольных единиц как словообразовательных
безэквивалентов на поиск соответствий при переводе на русский язык, а также
неполным указанием набора средств переводного языка, нейтрализующих
данную переводческую трудность.
Объектом
исследования
выступает
явление
лексической
безэквивалентности в рамках глагольного словообразования.
Предметом данного исследования являются средства разрешения
трудностей, создаваемых глаголами с наречиями-приставками типа hinaus/heraus-в процессе перевода.
Актуальность и недостаточная разработанность вопроса определили
основную цель исследования, которая заключается в том, чтобы раскрыть
влияние структурно-семантической природы глаголов с наречием-приставкой
типа hinaus-/heraus- на процесс перевода.
Исходя
из
цели
исследования,
в
процессе
работы
над
данным
исследованием ставились следующие задачи:
1.
Выявить и описать трудности, которые создают при переводе на русский
язык исследуемые лексические единицы;
2.
Обобщить инвентарь формальных и содержательных средств переводного
языка /ПЯ/, позволяющих преодолеть переводческую трудность и избежать
переводческих ошибок.
6
Научная новизна исследования заключается в системном подходе к
описанию структуры и семантики глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus-. Также научная новизна заключается в рассмотрении данных
лексических единиц с точки зрения особенностей перевода с немецкого языка
на русский как словообразовательных безэквивалентов.
Теоретическая значимость работы проявляется в том, что для
достижения поставленной цели применялся теоретический материал смежных с
переводоведением разделов (сравнительная типология немецкого и русского
языков, история немецкого языка, теоретическая и практическая грамматика
немецкого языка, лексикология и стилистика немецкого и русского языков), что
позволило более логично и адекватно проследить сущность исследуемых
лексических единиц. В связи с этим теоретическое значение заключается в том,
что результаты исследования глаголов с наречиями-приставками типа hinaus/heraus-в художественном тексте, а также выявление регулярных способов
перевода
данных
глаголов
вносят
определенный
вклад
в
развитие
лексикологии, лексикографии и теории перевода. Кроме того, теоретическая
значимость данной выпускной квалификационной работы состоит в том, что
она способствует обобщению и расширению знаний о природе лексической
безэквивалентности, в частности словообразовательной безэквивалентности,
возникающей в результате системных расхождений между немецким и русским
языками.
Практическое значение работы заключается в том, что полученные
результаты помогут начинающим переводчикам и изучающим немецкий язык
преодолевать трудности подбора соответствий при переводе на русский язык
глаголов с наречиями-приставками. Это даст возможность более глубокого
изучения
не
только
иностранного
языка,
но
и
родного.
Результаты
исследования могут также найти применение в курсах частной теории
перевода, лексикологии и сопоставительного языкознания.
7
Практическая
ценность исследования заключается
в
подробном
описании способов перевода глаголов с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus-, позволяющих преодолеть возникающую при переводе на русский язык
лексическую безэквивалентность.
Результаты
материалом
для
выпускной
квалификационно
лекционных
сопоставительному языкознанию,
курсов
и
работы
являются
практических
частной теории
также
занятий
и практике
по
перевода.
Практическая часть работы может быть использована при составлении учебных
пособий.
Материалы и методы исследования. Для достижения поставленной
цели и решения, связанных с нею задач, была проведена сплошная выборка
высказываний текстов немецкой художественной литературы, содержащих
глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, а также их перевод на
русский язык. Контексты с повторяющимися глаголами были исключены.
Источником фактического материала для исследования послужили
художественные произведения немецких и немецкоязычных авторов и их
переводы на русский язык. К ним относятся Э.М. Ремарк, И. Бехер, Ст. Цвейг,
Г. Фаллада, Ф. Дюрренматт, М. Фриш, В. Борхерт, Э. Штриттматтер, П.
Зюскинд, Э. Еленек. Общий объём литературы, привлечённой для сбора
языкового
материала,
составил
около
10
000
страниц.
Материалом
исследования являлись также данные, полученные в ходе экспериментального
исследования и данные словарей (Duden, Большой немецко-русский словарь,
Немецко-русский словарь разговорной лексики, Словарь словообразовательных
элементов немецкого языка), которые использовались для установления общего
объёма зафиксированных в языке глаголов и для уточнения значения
некоторых глаголов, исследуемого типа.
Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- представлены
более чем 5 тысячами узуальных и окказиональных единиц.
8
Методы научного анализа обусловлены конкретными задачами данного
лингвистического исследования. Поэтому в данной работе использовались
различные исследовательские методы, а именно:
- метод сопоставительного изучения
лексики ИЯ и ПЯ, а также текстов
оригиналов и их переводов,
-
метод количественного подсчета при анализе частотности употребления
глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- в художественных
текстах,
- опрос информантов при определении влияния структурно-семантических
особенностей данных лексических единиц на перевод.
Структура и объём выпускной квалификационной работы обусловлены
поставленными задачами и основной целью. Работа состоит из введения, трёх
глав, заключения, списка использованной научной литературы, а также
источников материалов для сопоставительного переводческого анализа и
приложения.
Во введении даются общая характеристика проведённого исследования,
обосновываются его новизна и актуальность, определяются его объект и
предмет, цели и задачи, раскрываются теоретическая значимость работы и
возможность практического применения полученных результатов, указываются
методы
и
материалы
исследования,
излагаются
основные
положения,
выносимые на защиту.
первой
В
главе
рассматривается
понятие
переводческой
эквивалентности на современном этапе, а именно, интерпретируются понятия
коммуникативно-функциональной
и
функционально-содержательной
эквивалентности, отмечаются проблемы поиска соответствий при переводе с
немецкого языка на русский, порожденные расхождениями систем исходного
(ИЯ)
и
переводного
(ПЯ)
языков,
вводятся
такие
понятия
«безэквивалентная лексическая единица» и «структурные экзотизмы».
как
9
Во второй главе приводится общая характеристика понятий системы,
структуры, нормы и узуса с точки зрения перевода, описываются основные
расхождения, наблюдаемые в системах немецкого и русского языков. В данной
главе представлена классификация безэквивалентных языковых единиц разных
уровней, рассматриваются отличительные особенности словообразовательных
систем немецкого и русского языков, выявляются словообразовательные
лакуны в словопроизводстве немецких и русских глаголов, влияющие на
процесс перевода.
В
третьей
особенности
главе
анализируются
структурные
и
семантические
функционирования глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus- в художественных текстах, а также выявляется влияние данных
лексических единиц на перевод с немецкого языка на русский, определяются
группы глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, имеющие и не
имеющие соответствий в русском языке. Кроме того, в данной главе
рассматриваются возможные
способы
преодоления
словообразовательной
безэквивалентности, создаваемой глаголами с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus-, а также типы переводческих соответствий для глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, не вызывающих и вызывающих
трудности при переводе на русский язык.
В третьей главе разрабатываются также практические методические
рекомендации
решения
при
для
начинающих переводчиков
переводе
на
русский
язык
по
поиску
высказываний,
оптимального
содержащих
исследуемые лексические единицы.
По каждой главе сделаны выводы.
В
заключении
подводятся
итоги
проведённого
исследования,
намечаются перспективы дальнейшего изучения затронутых проблем.
В конце работы приводится список научной литературы, включающий
149 работ отечественных и зарубежных лингвистов, использованной для
написания выпускной квалификационной работы, лексикографические издания,
10
список произведений немецкой художественной литературы и их переводов,
послуживших источником для практического материала, а также приложение,
содержащее наиболее употребительные лексические единицы, исследуемого
типа, вызывающие переводческие трудности и их перевод на русский язык.
Общий объём исследования составляет 152 страницы машинописного
текста.
Апробация
исследования.
Основные
положения
выпускной
квалификационной работы нашли отражение в научных публикациях и
докладах на научно-методических заседаниях и конференциях в Орловском
государственном университете им. И.С. Тургенева.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Трудности,
возникающие
при
переводе
высказываний,
содержащих
словообразовательные безэквиваленты модели «сложное направительное
наречие + глагол», вызываются системными расхождениями пары языков
«немецкий - русский».
2.
Лексическая безэквивалентность глаголов указанного типа обусловлена
расхождениями в организации и функционировании контактирующих
языков в области словообразования, набора способов, средств и правил,
влияющих на интерпретацию отражённой действительности на лексическом
уровне.
3.
Специфичность словообразовательной модели «сложное направительное
наречие + глагол» позволяет выделить группы единиц, затрудняющих
процесс перевода.
4.
Трудности, создаваемые группой глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus-, влияющих на перевод с немецкого языка на русский,
преодолеваются
применением
содержательных
трансформаций,
включающих в себя набор различных лексико-грамматических средств
языка перевода.
11
ГЛАВА
1.
К
ВОПРОСУ
О
ПРИРОДЕ
ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ
ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ
1.1. Понятие эквивалентности в теории перевода
Понятие эквивалентности исходного (ИТ) и переводного текстов (ПТ)
относится к ключевым понятиям науки о переводе, до сих пор являющееся
главной проблемой его теории и практики. Центральной задачей теории
перевода является описание природы переводческой эквивалентности и
условий её достижения.
Под
переводческой
эквивалентностью
традиционно
понимаются
своеобразные отношения между текстом оригинала (или его элементами) и
текстом перевода (или его элементами) [Швейцер 1988: 95; Латышев 1988: 38;
Урбанек 1997: 53].
Природа отношений между ИТ и ПТ интерпретируется теоретиками
перевода
по-разному,
что
подтверждается
существованием
около
60
определений для понятий «переводческая эквивалентность» и «эквивалент»
[Урбанек 1997: 53], предлагаемых разными переводческими школами. Так,
например, представитель английской школы перевода Ю. Найда [1978: 122]
различает формальную и динамическую эквивалентность, у Дж. Кэтфорда
переводческая эквивалентность разделяется на текстовую эквивалентность и
формальную [Кэтфорд 1978: 98]; Г. Егер, немецкий лингвист, вводит понятия
коммуникативной и функциональной эквивалентности [Егер 1978: 137]. Среди
переводоведов отечественной школы перевода, занимающихся проблемами
эквивалентности, следует назвать А.Д. Швейцера, который рассматривает
синтаксическую, семантическую и прагматическую эквивалентности [Швейцер
1988], В.Н. Комиссарова, представившего 5 уровней (типов) эквивалентности в
зависимости от степени смысловой общности между ПТ и ИТ: уровень цели
коммуникации, уровень ситуации, способа описания ситуации, синтаксический
уровень и уровень словесных знаков [Комиссаров 1990, 1999], Л.К. Латышева,
12
который
представил
эквивалентность
двух
видов:
функциональную
и
функционально-содержательную [Латышев 1988].
1.2. Коммуникативно-функциональная эквивалентность
Анализируя основные концепции переводческой эквивалентности, Л.К.
Латышев
отмечает,
что
концепция
динамической
(функциональной)
эквивалентности является основой положений современной теории перевода о
переводческой эквивалентности [Латышев 1981: 26]. Данное утверждение
базируется
на
том,
(функциональной)
что
особенность
эквивалентности
концепции
заключается
в
динамической
определении
эквивалентности перевода с точки зрения цели одноязычной и двуязычной
коммуникации, с точки зрения коммуникативного эффекта или реакции
получателя.
Коммуникативный эффект связан с понятием функции текста или
коммуникативным заданием, исходящим от отправителя этого текста. Понятие
функции текста следует отграничивать
Содержание
-
это
«материал»,
с
от понятия
помощью
содержание текста.
которого
осуществляется
воздействие на адресата. Оно используется по отношению к тексту и
определяется как «совокупность воздействующих на нас и фиксируемых нами
элементов текста» [Латышев 1981: 29]. Функция текста (или коммуникативное
задание) включает в себя содержание текста и ситуативный контекст, который
Л.К. Латышев понимает как комплекс предметной ситуации и ситуации
общения [там же].
Принимая понятия «функция текста» и «содержание» за ключевые, Л.К.
Латышев различает два типа переводческой эквивалентности: функциональную
и функционально-содержательную [там же, стр. 27].
При функциональной эквивалентности содержание текста перевода
может
совпадать
с
содержанием
текста
оригинала,
а
может
играть
незначительную роль. В данном случае воспроизводится функция текста (фраз)
13
с учетом стилистической окраски, которая является частью содержания.
Данный тип эквивалентности встречается во фразах, обычно стандартных
речевых
высказываниях,
которые
нацелены
на
стандартную
реакцию
получателя. К ним Л.К.Латышев относит команды, служебные пометки,
формулы приветствия, прощания, поздравления и др. [там же, стр. 34],
например:
Augen rechts! - Равнение направо!
Marsch! - Марш!
Grüß Gott! - Добрый день!
Bis dann! - Пока!
Haben Sie ein Zimmer frei? - У вас есть свободные номера?
Du hast ja eine Laufmasche! - У тебя чулок «поехал»!
Was bin ich aber hungrig! - Ну и голоден же я!
Guten Tag! Was darf es sein? - Здравствуйте, что вы желаете?
Von mir aus! - Не возрожаю!
Wie geht es? - Как дела?
Функционально-содержательная
эквивалентность представляет собой
тип эквивалентности, при котором функция текста реализуется через его
содержание, имеющее в этом случае самостоятельную коммуникативную
ценность [там же, стр. 34]. При этом изменения в содержании ведут к
изменениям в функции текста или фразы. Автор подчеркивает, что, если
исходную функцию можно воспроизвести с помощью иного содержания, то для
этого необходимо иметь достаточные основания, так как важна не только
коммуникативная ценность
содержание.
функции,
Поэтому изменения в
но
и
способ
ее
выражения, т.е.
содержании ИТ, замены
элементов
содержания, производимые в процессе преобразования его в ПТ, носят
вынужденный характер. Преобразования предпринимаются, например, в том
случае, когда по различным условиям невозможно передать в переводе и
функцию и содержание. Поэтому переводчику частично или полностью
14
приходится жертвовать содержанием. Последнее, как замечает Л.К.Латышев,
встречается реже [ср.: там же, стр. 34].
Л.Н.Латышев отмечает, что замены на чисто функциональной основе
регулярно используются в переводе. Но гораздо более распространенным
типом
переводческой
эквивалентности
является
функционально­
содержательная эквивалентность. Переводчик в этом случае воспроизводит в
переводе не только функцию ИТ, но и его содержание, поэтому понятие
содержания приобретает для теории и практики перевода фундаментальное
значение [там же, стр. 36-39]. Для теории и практики перевода, как утверждает
автор, важно также разграничить понятия «значение» и «содержание». Первое
понятие Л.К.Латышев относит к единицам языка. Значение существует уже
тогда, когда единицы языка еще не употреблены в коммуникации, когда они
еще не превратились в единицы речи (текста). Понятие «содержание» автор
связывает с единицами речи (текста) [там же, стр. 39].
Важно отметить, что единицы соответствия при переводе могут быть
разноуровневыми и самой разнообразной структуры: морфемы ИТ могут иметь
в качестве эквивалентов в ПТ самостоятельные слова, самостоятельные
единицы ИТ могут соответствовать целому словосочетанию на ПТ [там же, стр.
40-41]. Таким образом, структура эквивалентности может иметь довольно
сложный характер.
Но при установлении эквивалентности на разных уровнях некоторые
единицы ИТ остаются, по разным причинам, без соответствия (эквивалента) в
ПТ. Более того, при «наложении» друг на друга языковых систем ИЯ и ПЯ
может оказаться, что в системе ПЯ не окажется эквивалента для той или иной
единицы языковой системы ИЯ, будь-то лексическая, грамматическая или
синтаксическая система. И в зависимости от функции той или иной единицы
переводчик постоянно вынужден манипулировать содержанием исходного
текста:
видоизменять его, перераспределять между единицами языка и
отрезками текста, жертвовать некоторыми элементами и вводить новые,
15
заменять одни элементы другими и т.д. [Латышев 1988: 64]. Это связано с тем,
что между системами и структурами ИЯ и ПЯ существуют некоторые
расхождения, которые ведут к появлению безэквивалентных единиц. Как
считает Л.К. Латышев, понятие «безэквивалентность» является относительным.
«Безэквивалентность» означает, что в лексической системе (словаре) ИЯ для
того или иного предмета или явления существует наименование в форме слова
или словосочетания, а в ПЯ такого наименования нет. В связи с этим
эквивалент ПЯ для отсутствующей лексической единицы создается в процессе
перевода [Латышев 1981: 121].
Чаще других лексических единиц в разряд безэквивалентных попадают
термины и реалии [там же]. Однако Л.К. Латышев выделяет еще одну группу
безэквивалентных лексических единиц - это так называемые «структурные
экзотизмы»
[Латышев
2000:
159].
Отсутствие
соответствия
в ПЯ для
структурных экзотизмов объясняется тем, что ПЯ просто не располагает
словообразовательными «средствами, которые были бы аналогичны средствам
ИЯ
и
позволяли
бы
создать достаточно
компактное
обозначение
для
упомянутых предметов или явлений. Так, например, немецкое словосложение в
определенных
случаях
позволяет
обозначить
одним
сложным
словом
достаточно тонкие детали окружающей нас действительности, в то время как в
русском языке для этого требуется развернутая характеристика». [Латышев
2000: 159], например:
Abstiegskandidat, m - спорт., разг., команда-кандидат на переход в более низкую
лигу
Ansteckblume, n - (искусственный) цветок (накалываемый на одежду как
украшение)
Gleichschaltung, f - насильственное приобщение к господствующей идеологии
Hinhaltepolitik, f - политика затяжек и проволочек
hinüberdämmern -
1. im Dämmerzustand langsam einschlafen, 2. (geh.) im
Dämmerzustand langsam sterben
16
Таким
образом,
достижение
эквивалентности
при
переводе
сопровождается поиском в языке перевода эквивалента или переводческого
соответствия для единицы ИЯ, соответствующего его функции и значению.
ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ
Переводческая эквивалентность является одной из центральных проблем
теории и практики перевода. Под эквивалентностью понимают своеобразное
соотношение между текстом оригинала (или его элементами) и текстом
перевода (или его элементами).
Современная теория перевода рассматривает понятие эквивалентности,
исходя
из
разных
аспектов,
делая
акцент
на
его
вариативности
и
разноплановости, выделяя, таким образом, разные типы и виды эквивалентных
отношений
между
исходным
и
переводным
текстами.
Вид
или
тип
эквивалентности определяется конкретными свойствами оригинала, которые
необходимо
сохранить при переводе.
Другими
словами, речь идет об
инварианте перевода. В зависимости от инварианта перевода различают
эквивалентность:
семантическую
(денотативную,
референциальную,
компонентную),
формальную,
коннотативную,
коммуникативную,
прагматическую, ситуативную, синтаксическую и другие.
На
теоретических
положениях
концепции
динамической
(функциональной) эквивалентности строится теория эквивалентности Л.К.
Латышева, который предлагает различать функциональную, связанную с
понятием функции текста (коммуникативным заданием), и функционально­
содержательную эквивалентность. Данные типы эквивалентности строятся на
разделении понятий функции текста и содержания текста. Под содержанием
текста
понимается
«материал»,
с
помощью
которого
осуществляется
воздействие на адресата. Оно используется по отношению к тексту (в отличие
от понятия «значение). Функция текста включает в себя содержание текста и
ситуативный контекст (ситуацию общения и предметную ситуацию).
17
Элементы содержания ИТ не всегда обладают одной и той же
коммуникативной значимостью, которую необходимо сохранить в ПТ. Это
связано с функцией текста или коммуникативным заданием его отправителя,
поэтому в процессе перевода переводчик вынужден прибегать к изменениям
содержания ИТ. Одной из причин содержательных преобразований может
служить
разная
структура
сопоставляемых
языковых
систем,
которая
неизбежно влечет за собой «модификацию» содержания ИТ, при которой
происходит
его
перераспределение
между
другими
элементами,
его
видоизменение, опущение, ввод новых элементов и т.п.
Расхождения в структурах языковых систем ИЯ и ПЯ затрудняют поиск
переводческих соответствий, но не исключают саму возможность попытки их
нахождения. В этом случае ПЯ выбирает из имеющегося языкового арсенала
наиболее подходящие средства выражения исходного содержания.
Факт
наличия структурных различий двух языков является причиной возникновения
единиц ИЯ, не имеющих регулярных соответствий в ПЯ. Эту группу единиц
называют
безэквивалентными,
которые
встречаются
на
лексическом,
фразеологическом, грамматическом, словообразовательном, синтаксическом
уровнях языка.
18
ГЛАВА 2. БЕЗЭКВИВАЛЕНТНЫЕ ЛЕКСИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ КАК
ФАКТОР СИСТЕМНЫХ РАСХОЖДЕНИЙ НЕМЕЦКОГО И РУССКОГО
ЯЗЫКОВ
2.1. Языковые системы ИЯ и ПЯ как фактор переводческих трудностей
Существование в исходном языке безэквивалентных единиц, для которых
в языке перевода нет лексического соответствия, объясняется специфическими
особенностями систем исходного и переводного языков (ИЯ и ПЯ). Сравнение
языковых систем ведёт к выявлению степени их взаимной категориальной
симметрии/асимметрии
[Мархвиньский
1997:
45]
(понятие
категория
употребляется здесь в широком смысле как любая группа языковых элементов,
выделяемая на основе какого-либо общего свойства).
Как справедливо отметил Л.С. Бархударов, «знание системы языка
означает знание средств выражения мыслей на данном языке, [...] причём
каждый язык представляет собой неповторимую, не совпадающую ни с каким
другим языком систему, по своему отражающую и закрепляющую в себе наше
восприятие окружающего мира» [цит. по: Апполова 1973: 15].
Язык состоит из элементов, связанных различного рода отношениями.
Всё это определённым образом организовано, упорядочено и образует систему.
Под системой языка (от греч. systema - целое, составленное из частей,
соединение) понимают множество языковых элементов, находящихся в
отношениях и связях друг с другом, которое образует определенное единство и
целостность [18: 452].
Исходя из отношений единичного и целого, система языка различает
несколько языковых уровней, или подсистем, а именно: фонемный уровень,
морфемный, лексический, синтаксический (уровень предложения). Отнесение
единиц языка к разным уровням происходит в связи с правилами их уровневой
сочетаемости, способностью вступать в парадигматические и синтагматические
связи с единицами того же уровня. Единицы одного уровня могут вступать в
определённые отношения и с единицами других уровней, только эти отношения
19
будут являться иерархическими. Так, фонемы сочетаются только с фонемами,
морфемы имеют парадигматические и синтагматические отношения только с
морфемами, слова - со словами. Одновременно фонемы образуют звуковые
оболочки морфем, морфемы входят в слова, слова -
в предложения.
Лингвистическое понятие уровней языковой иерархии используется также в
переводоведении, где различают перевод на уровне фонем, перевод на уровне
морфем, перевод на уровне слов, словосочетаний, предложений и перевод на
уровне текста [Бархударов 1969: 4].
Л.К.Латышев
под
системой
языка
понимает
«совокупность
взаимозависимых единиц языка разного уровня (фонем, морфем, лексем) и
моделей, по которым они «работают», сочетаются [Латышев 2000: 52]. В
данном случае он опирается на высказывание В.А.Ицкович [ср.: Ицкович 1968:
11]. Согласно их выводам особенностью языковой системы является то, что
«продуктами системы могут быть не только реально существующие языковые
единицы и их сочетания, но и гипотетические образования, которые могли бы
быть произведены системой, но, тем не менее, не произведены, хотя и
встречаются в виде индивидуальных (окказиональных) новообразований [там
же: стр. 32].
Ту же мысль подкрепляют слова Э. Косериу о том, что «система языка
есть система возможностей, координат, которые указывают открытые и
закрытые пути в речи» [Косериу 1963:
174-175]. Так, с точки зрения
словообразовательной системы языка одинаково возможны существующие и не
существующие в русском языке отглагольные наименования:
мечтатель,
мечтальник, мечтальщик. Л.В Щерба писал, что слова писальщик, читальщик,
ковыряльщик никогда не входили и не входят в словарь, но могут быть всегда
образованы и правильно поняты [Щерба 1974: 54].
Таким образом, термин «система языка» может употребляться в узком
смысле,
как
устойчивыми
совокупность
отношениями,
однородных
например,
элементов
языка,
связанных
«фонологическая
система»,
20
«словообразовательная система», «система времён». В общем смысле, понятие
«система» подразумевает организованную совокупность частных систем или
подсистем языка.
Следует заметить, что в жестко структурированных системах, например,
в фонологии, существенное изменение одного элемента влечет за собой
изменения в других точках системы или приводит к нарушению равновесия
системы в целом, асимметрии формы и содержания [БЭС 2000: 452].
Асимметрия в языке проявляется в первую очередь в различении центра
(ядра) и периферии [там же: 47], которые являются универсалиями языка,
существующими в различных аспектах. Так, например, ядро могут составлять
основные фонемы, наиболее активные в данный период развития языка модели
словоизменения, словообразования, сочетания слов. А периферия - это все
возможные отклонения от этих моделей [там же].
Система языка регулируется языковой и речевой нормами.
Языковая норма рассматривается как совокупность наиболее устойчивых
традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в
процессе общественной коммуникации [там же: 337]. К норме относятся все
возможные унифицированные языковые средств, правила их употребления,
которые считаются признаком литературного языка [там же].
Языковая норма является своеобразным фильтром [Латышев 2000: 53],
который пропускает или задерживает то, что производит система: пропускает
то, что реально существует, функционирует в языке и признается обществом
правильным, и «отфильтровывает» те образования системы, которые реально
не существуют в языке, в речи не употребляются, а если и употребляются, то
признаются неправильными.
Под речевой нормой или узусом понимают общепринятое употребление
языковой
единицы
(слова,
фразеологизма
и
т.д.)
в
отличие
от
его
окказионального (временного и индивидуального) употребления [БЭС 2000:
532]. Узус - это еще один фактор, регулирующий порождение речи (текста), и
21
следующий за языковой нормой. Если языковая норма отсеивает неправильное,
некорректное, то речевая норма пользуется критерием «более предпочтительно
- менее предпочтительно». В этом случае речевая норма связана с обычаями и
традициями речевого общения людей, для которого в любом языке характерно
наличие вариантов индивидуального выражения. Так, например, чтобы узнать
точное время в русском языке можно спросить: Который час? Сколько
времени? У Вас часы есть? Эти фразы правильны с точки зрения нормы языка,
но имеют разную степень узуальности, употребительности [Латышев 2000: 52].
Как было отмечено ранее, система языка включает не только единицы
языка, но также определённые правила сочетаемости этих единиц и построения
моделей, специфичных только для этого языка, наряду с моделями, которые
имеют
всеобщий характер.
Совокупность данных моделей организует
структуру языка, отношения между уровнями и частями единиц. Таким
образом, структура языка - это то, что «остается устойчивым, относительно
неизменным при различных преобразованиях системы» [цит по: 4: 227].
Взаимодействие
между
системой,
нормой
и
узусом
происходит
следующим образом: система порождает речь (текст), норма «очищает» речь от
неправильного, узус «очищает» речь от неуместного, не соответствующего
речевой традиции. При этом то, что нормативно (соответствует языковой норме),
не обязательно узуально (соответствует узусу). То, что узуально, чаще всего и
нормативно.
Однако
иногда в узусе
может закрепиться
и
такое,
что
противоречит языковой норме, например, неправильное «Сколько время?»
(Правильно: «Сколько времени?») [Латышев 2000: 57].
Все вышесказанное указывает на то, что в процессе передачи содержания
текста на ИЯ переводчику необходимо учитывать требования, диктуемые
системой, его языковой и речевой нормами не только иностранного, но и
родного языка. Э. Косериу замечает, что «нельзя говорить на языке только зная
его систему: нужно знать нормы применения этой системы, согласно ситуациям
и контекстам» [цит.по: Гак
1969: 16]. Все отклонения от нормы происходят
22
далеко не
произвольно или не мотивированно. Незнание правил и норм
системы иностранного языка приводит к нарушению привычного восприятия
информации и искажению исходного содержания текста. Поэтому в следующем
разделе мы обратимся к конкретному рассмотрению возможных препятствий,
порождаемых ассиметрией немецкого и русского языков.
2.2. Общая характеристика системных расхождений немецкого и русского
языков
Немецкий и русский языки, как известно, относятся к разным ветвям
индоевропейской
семьи
языков,
и
как
показывает
генеалогическая
классификация языков, они являются близкородственными языками, поэтому в
этих языковых системах наблюдаются некоторые системные сходства. Так, оба
языка относятся к классу флективных, так как в них широко распространены
аффиксы, как словообразовательные, так и словоизменительные. Простейшей
знаковой единицей языка в немецком и русском языках является морфема. На
уровне
словоформы
выделяются
лексическая
морфема
(корень)
и
грамматический или словообразовательный аффикс. В обоих языках одной из
основных характеристик предложения является его двусоставность. Общими
для сопоставляемых языков являются такие категории, как категория падежа,
категория лица, категория числа, категория определенности/неопределенности,
категория степени качественности, категория глагольного времени, категория
залога и др.
Для нашего исследования наибольший интерес представляют различия,
расхождения между этими языками, которые составляют то уникальное,
специфическое, что отличает один язык от другого, и позволяет говорить об их
своеобразии.
Расхождения между немецким и русским языками наблюдаются на всех
уровнях их языковых систем: фонологическом, лексическом, морфологическом,
словообразовательном, синтаксическом.
23
2.2.1. Безэквивалентные единицы языка. Структурные экзотизмы
Как показывает переводческая практика и сопоставительный анализ в
частности, некоторые единицы языковой системы ИЯ по разным причинам не
имеют регулярных соответствий в системе ПЯ. Такие единицы называются
безэквивалентными [Комиссаров 2001: 169; Латышев 2000: 157] и встречаются
также
в
других
грамматическом,
системах
языка,
а
словообразовательном,
именно
на
фразеологическом,
синтаксическом
уровнях.
К
безэквивалентным единицам относят:
1. Национальные реалии. Это лексические единицы, обозначающие такие
явления или понятия ИЯ, которые отсутствуют в ПЯ (Reichstag, окрошка,
маршрутка, самовар, квас).
2. Временно безэквивалентные термины или неологизмы. К данной группе
относятся лексические единицы ИЯ, для которых еще не существует в ПЯ
специального обозначения для уже существующего в ИЯ понятия в силу
«неравномерности распространения достижений в области науки, техники и в
социальной сфере» [Латышев 2000: 158]. Эта лакуна со временем заполняется с
помощью одного из продуктивных способов создания эквивалентов (display,
computer).
3. Случайные безэквиваленты обозначают явления, предметы и понятия,
которые существуют как в ИЯ, так и в ПЯ, но ПЯ не имеет наименования для
этого понятия. (Vormittag - Nachmittag - Spätnachmittag; Winter - Spätwinter;
Sprechblase, сутки). Причины отсутствия обозначения для такого типа понятий
в ПЯ не известны.
4. Безэквивалентные фразеологические единицы, в особенности те, которые
отражают национальную специфику или колорит страны ИЯ: Kleider machen
Leute, Ein reines Gewissen ist ein gutes Ruhekissen [Роганова 1961: 112-113].
5. Безэквивалентные грамматические единицы - это морфологические формы
(герундий в английском), части речи (деепричастие в русском языке, служебная
часть речи артикль в немецком).
24
6. Безэквивалентные
синтаксические
структуры.
Так,
например,
заимствованная из латинского языка конструкция accusativus cum infinitivo
отсутствует в русском языке.
Или объектный падеж с инфинитивной
конструкцией английского языка, типа I saw Nick take your book, I can’t bear
people to be unhappy or upset.
7. Структурные экзотизмы [Латышев 2000: 159] представляют собой группу
лексических единиц ИЯ, для передачи значений которых ПЯ не может
использовать те же компактные языковые средства [там же], с помощью
которых они были образованы в ИЯ, в связи с тем, что ПЯ не располагает
такими
средствами.
словообразовательных
Особенно
систем.
это
прослеживается
Например,
немецкое
при
сравнении
словообразование,
тяготеющее к словосложению, «позволяет обозначать одним сложным словом
достаточно тонкие детали окружающей нас действительности» [там же]. В
данном случае речь идет о явлении языковой компрессии или тенденции к
сжатию
[Балли
1955:
314].
Причем
словосложение
и
суффиксально­
префиксальное словообразование в немецком языке характерно как для
существительных (das Babyausstattung,
der Klavierspieler,
der Mitwisser),
прилагательных (hoffnungsfreudig, unwiederbringbar, stammtischgeschädigt), так и
для глаголов (zwangsfeiern, hineinstolpern, wegreden).
Безэквивалентные
лексические
единицы
немецкого
языка
имеют
сходство со случайными безэквивалентами. Это проявляется в том, что явления
и предметы, обозначаемые ими, присутствуют в практическом опыте носителей
ПЯ, как и в случае со случайными экзотизмами. Отличие же структурных
экзотизмов от случайных безэквивалентов заключается в том, что их отсутствие
поддается объяснению. Как показывает исследование Л.К. Латышева [там же],
в этом случае ПЯ просто не располагает средствами, которые были бы
аналогичными средствам ИЯ и позволяли бы создать достаточно компактное
обозначение для упомянутых предметов и явлений. В русском языке для этого
требуется развернутая характеристика. Например:
25
Babbyausstattung - комплект белья для новорожденного; приданое для грудного
ребенка;
Wegemarkierung - обозначение маршрутов для туристических походов;
wegzaubern - колдовством (волшебством) заставлять исчезнуть (кого-л., что-л.)
heraufhelfen - помочь подняться наверх;
Таким образом, лексические единицы ИЯ с невозможной для ПЯ
словообразовательной структурой при сравнении ИЯ и ПЯ выглядят с точки
зрения ПЯ необычно, экзотически, поэтому их называют структурными
экзотизмами [там же]. В связи с этим, для понимания неоднородной природы
межъязыковой
эквивалентности
и
наличие
в
языке
оригинала
безэквивалентных лексических единиц и грамматических категорий важное
значение имеет определение системно-структурных различий немецкого и
русского языков и их влияния на процесс перевода. Рассмотрению подлежит
словообразовательная система немецкого языка, имеющая много сходных черт
со словообразовательной системой русского языка, но характеризующаяся
наличием
отличительных
особенностей,
иногда
затрудняющих
поиск
переводческого соответствия в связи с отсутствием в языке перевода (в данном
случае
в
русском)
лексической
единицы,
образованной
по
той
же
словообразовательной модели, что и единица исходного (немецкого) языка. Это
объясняется несовпадением словообразовательных ресурсов сопоставляемых
языков.
Данная
системная
особенность
немецкого
языка
ведет
к
возникновению явления словообразовательной безэквивалентности.
2.3. Различия в немецкой и русской словообразовательных системах как
существенный фактор трудностей в процессе перевода
Словообразование немецкого и русского языков располагает богатым
набором средств и возможностей, традиций и способов, моделей и приемов,
конституирующих данный процесс. Система словообразования немецкого и
русского языков включает в себя образование производных и сложных слов на
26
базе имеющихся однокорневых слов по существующим в этих языках моделям
с помощью аффиксации (использования словообразовательных суффиксов и
префиксов), словосложения (соединения двух или нескольких основ в одно
целое), конверсии (перехода слов из одной части речи в другую) и других
способов, что указывает на наличие в исследуемых языках одинаковых
словообразовательных методов.
Однако следует отметить, что объём и степень продуктивности разных
способов словообразования в сравниваемых языках не одинаков. В части их
словообразовательных техник проявляется специфичность данных языковых
систем. Соотношение словообразовательных способов русского и немецкого
языков можно представить следующим образом:
Способы
Немецкий язык
Русский язык
словообразования
Безаффиксный
продуктивный
малопродуктивный
(конверсия)
Аффиксальный:
-
суффиксальный
продуктивный
продуктивный
-
префиксальный
продуктивный
продуктивный
-
префиксально­
непродуктивный
продуктивный
продуктивный
непродуктивный
Более продуктивный
Менее продуктивный
суффиксальный
-
полупрефиксальный
Словосложение
Расхождения
в
продуктивности
словообразовательных
моделей
объясняется различиями в строе взаимодействующих языков, а именно
большей выраженностью аналитичности немецкого и флективности русского словосложение значительно продуктивнее в первом, а суффиксация более
действенна во втором [Жених 2001: 84].
27
Так, например, продуктивный префиксально-суффиксальный способ
образования слов в русском языке, не продуктивен в немецком, но представлен
в последнем отымённо-причастными прилагательными, мотивированными или
не мотивированными семантически глаголами [Зеленецкий, Монахов 1983:
181]. К этой группе слов относятся прилагательные, образованные фактически
от имён существительных с помощью приставки be- (реже ge-, er-, ver-) и
суффикса -t. Данные образования имеют семантическую связь с глаголами,
которые теоретически допустимы, но не употребляются практически: bebrillt
(bebrillen), behost (behosen), bestiefelt (bestiefeln), begrast (begrasen), beblättert
(beblättern),
bewimpelt
(bewimpeln)
[БНРС
2003:
134-167].
Данные
прилагательные наглядно иллюстрируют своеобразие этого типа слов, которое
заключается в экономном использовании языковых средств для передачи
значительного объёма информации, в их семантической ёмкости [Зеленецкий,
Монахов 1983: 182].
При
переводе
высказываний,
содержащих
лексические
единицы,
образованные по данной словообразовательной модели, переводчики нередко
прибегают к использованию переводческих приемов. Часто это бывает замена
слова ИЯ словосочетанием ПЯ с изменением статуса морфологических частей
лексической единицы ИЯ и перераспределением [Латышев 2000: 181] его
семантических компонентов между частями словосочетания в ПЯ:
Die bestiefeiten Reiter... [E. Strittmatter. Ole Bienkopp. S.321]
Всадники, обутые в сапоги, ... [Э. Штриттматтер. Оле Бинкоп. С. 336]
Aber als er ein bißchen blinzelte, sah er nur zwei etwas ärmlich behoste Beine.
[B.Brecht. Galileo Galilei. S.129]
Однако, чуть приоткрыв глаза, он увидел лишь две ноги в поношенных
штанах. [Б. Брехт. Жизнь Галилея. С.180]
28
Die zertanzten Schuhe. (Titel eines Märchens der Brüder Grimm) [Латышев 2000:
59]
Стоптанные туфельки. (Название одной из сказок братьев Гримм) [Латышев
2000: 59]
Трудности возникают также при переводе словообразовательной модели,
представленной
сложными
прилагательных,
наречий
словами
и
глаголов.
классов
Так,
имен
при
существительных,
переводе
сложных
существительных немецкого языка со значением nomen agentis происходит
преобразование синтаксической структуры исходного предложения. Сложное
существительное, образованное по данной модели, может встречаться в текстах
разных стилей и переводится обычно причастным оборотом, придаточным
предложением и даже самостоятельным предложением [Роганова 1961:132]:
Jetzt tritt ein einzelner vor die Loge des Präfekten, nimmt den Zweispitz ab. Der
Stiertöter. [L. Feuchtwabger. Erfolg. S.307]
Вот появляется человек, останавливается перед ложей префекта, снимает
треугольную шляпу. Тот, кому надлежит убить быка. [Л. Фейхтвангер.
Успех. С.324]
„ . Klavierspieler vortreten.“ [E.M. Remarque. Im Westen nichts Neues. S.49]
- Кто играет на рояле, - шаг вперед. [Э.М. Ремарк. На Западном фронте без
перемен. С. 38]
Ihr angestammter Wurstwarenhändler, ein berühmter Seiberschlachter.
[E. Elinek.
Klavierspielerin. S.96]
Колбасный торговец , знаменитый тем, что всегда забивает скотину сам .
[Э.Елинек. Пианистка. С.44]
„Papa ist schon unterwegs, Trudchen“, sagt das Kind zu dem Mädchen am Herd. „In
einer Viertelstunde können wir essen - Was gibt es, Trudchen?“
29
„Topfriecher!“ lacht das Mädchen und hebt einen Deckel. [H. Fallada. W olf unter
Wölfen. S. 125]
- Папа едет, Трудхен, - говорит она девушке у плиты. - Через четверть часа
можно п о д а в а т ь . Что на обед, Трудхен? - Пришла по кастрюлям нюхать!
Смеется девушка и снимает крышку. [Г. Фаллада. Волк среди волков. С.133]
Er muss zu den Wegsuchern und Spurmachern gehören. [E. Strittmatter. Ole
Bienkopp. S.206]
Он должен быть среди тех, кто отыскивает дорогу и прокладывает след. [Э.
Штриттматтер. Оле Бинкоп. С. 218]
Man wollte einen erfahrenen Wissenschaftler, aber keinen Berufsanfänger. [Bildung
und Wissenschaft, 2/1997, S.20]
- здесь ждали опытного ученого, а не молодого человека, делающего первые
шаги на профессиональном поприще. [Образование и наука, 1997/2, стр.20]
Denn wir sind Neinsager. [B. Brecht. Das Leben von Galileo. S.177]
Ибо мы - те, кто говорит «нет». [Б. Брехт. Жизнь Галилео. C. 293]
Кроме этого, характерологическим признаком немецких слов данной
модели являются многосложные слова, к которым относятся также словасдвиги или сращения [Зеленецкий, Монахов 1983: 183], затрудняющие процесс
перевода:
Kantorek war unser Klassenlehrer, (...), mit einem Spitzmausgesicht. [E.M.
Remarque. Im Westen nichts Neues. S.24]
Канторек, (...), с острым, как мышиная мордочка, личиком, был у нас
классным руководителем. [Э.М. Ремарк. На Западном фронте без перемен. с.
13]
30
Er verlangt ein Über-sich-selbst-Hinaus. [J. Becher. Abschied. S.388]
Он стремится выйти за пределы своих возможностей. [И.Бехер. Прощание.
С.579]
Das kleine Möchtegern-Orchester wird von der Geigenlehrerin persönlich geleitet,
der erste Geiger verkörpert darin die absolute Macht. [E. Elinek. Klavierspielerin.
S.87]
Этот маленький оркестрик несбывшихся намерений находится под личным
управлением учительницы-скрипачки, и первая скрипка в нем олицетворяет
абсолютную власть. [Э.Елинек. Пианистка. С.40]
Не меньший интерес для переводчиков-практиков представляет собой
словообразовательная
«локально
модель
детерминированное
сложных
глаголов
действие»,
«с
общей
семантикой
мотивированных
глагольно­
адвербиальными словосочетаниями» [Зеленецкий, Монахов 1983: 180].
К данной группе относятся глаголы немецкого языка с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus, например: hineingehen, hinunterkommen:
Das Kind wird jetzt nicht mehr aus der häuslichen Umhüllung herausgelassen, bis es
sich gebessert hat und dem Mann abschwört. [E. Elinek. Klavierspielerin. S.37]
Ребенка с этой минуты больше не выпускают из домашнего кокона, пока дитя
не исправится и не отвадит ухажера. [Э.Елинек. Пианистка. С.16]
In dicken Scheiben schneiden sie ihr das Leben ab, und die Nachbarinnen schnippeln
schon an einer Ehrabschneidung herum. [E. Elinek. Klavierspielerin. S.38]
Они режут ЕЕ жизнь на полоски, а соседки полощут их в грязной воде
пересудов. [Э.Елинек. Пианистка. С.17]
Unten, beim Wehr, spitzeln junge Männer herum, dorthin zieht es sie. [E. Elinek.
Klavierspielerin. S.38]
31
Внизу, у плотины, носится молодежь. ЕЕ тянет туда. [Э.Елинек. Пианистка.
С.17]
Der Stimmer kommt aus Wien angereist, mit der Bahn, und keucht den Berg hinan,
wo einige Irre behaupten, einen Flügel hingestellt zu haben, auf tausend Meter
Seehöhe! [E. Elinek. Klavierspielerin. S. 39]
Настройщик приезжает из Вены, приезжает поездом и, тяжело дыша, тащится
в гору, где, как утверждают эти сумасшедшие, якобы стоит рояль, там, в тысяче
метров над уровнем моря! [Э.Елинек. Пианистка. С.17]
Nehmen wir ein Stück die Straßenbahn, sie transportiert in die Vorstädte hinaus.
[E. Elinek. Klavierspielerin. S.49]
Проедем несколько остановок на трамвае, он идет на окраину города.
[Э.Елинек. Пианистка. С.17]
Соединение наречия и глагола представляет собой сложное смысловое
единство, в котором первый компонент (наречие) выполняет функцию
отделяемого компонента, способного по действующим в языке нормам, как
видно из предыдущих примеров, образовать с ним в некоторых типах
предложений рамочную конструкцию.
Именно это свойство
наречий типа hinaus-/heraus- (отделяться от
глагола) даёт почву для научных дискуссий по поводу их статуса в составе
глагола. Для переводчика эта словообразовательная модель «направительное
наречие
+ глагол»
словообразовательной
(вне зависимости
модели
сложных
от того,
слов
относим
или
ли
мы
ее к
полупрефиксальных)
интересна в том смысле, что она отсутствует в русском языке, а значит, может
создавать трудности в силу семантико-структурных особенностей данных
лексических единиц. Возможное возникновениие трудностей при поиске
соответствий
для
вышеуказанных
лексических
единиц
подтверждает
32
приведённая ниже сравнительная таблица словообразовательных способов
немецких и русских глаголов:
Способ словообразования
Немецкий язык
Русский язык
Суффиксальный
+
+
Префиксальный
+
+
Суффиксально­
+
+
Полупрефиксальный
+
-
Словосложение
+
-
глаголов
префиксальный
Как следует из приведённой выше таблицы, словообразовательная модель
“сложный глагол с первым компонентом наречием” [Степанова 1953: 193]
является характерологической особенностью немецкого языка и относится к
безэкивалентным, возникшим в связи с наличием расхождений в системах
русского и немецкого языков. Таким образом, на данном этапе следует
определить природу глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-,
указать на причину возникновения словообразовательной безэквивалентности
у этих единиц, выделить те из них, которые являются словообразовательными
безэквивалентами, влияющими на процесс перевода с немецкого языка на
русский, и определить способы перевода на русский язык данных лексических
единиц. Об этом речь пойдёт в следующей главе.
33
ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ
Лингвоэтнический барьер является следствием несовпадения языковых
систем и их норм.
Система любого языка представляет собой определённым образом
организованное и упорядоченное целое, включающее в себя языковые
элементы разного уровня, а также способы и модели их сочетаемости в языке и
речи.
В
узком
смысле
понятие
«система»
может
употребляться
для
обозначения некой совокупности однородных элементов языка, связанных
устойчивыми
отношениями.
Поэтому
говорят
о
«фонологической»,
«лексической», «словообразовательной» и других языковых системах или
подсистемах.
Составляющими языковых систем являются два вида «фильтров»,
регулирующих функционирование языковых систем в языке и речи. Это языковая и речевая нормы. Знание норм родного и иностранного языка
необходимо для преодоления возникающих трудностей при переводе и
предотвращения различного вида ошибок: нормативно-языковых, узуальных,
семантических, стилистических.
В немецком и русском языках наблюдаются расхождения на всех уровнях
их
языковых
систем:
фонологическом,
морфологическом,
словообразовательном, лексическом, синтаксическом.
Система словообразования отдельного языка является самостоятельным
языковым уровнем, который располагает набором собственных элементарных
единиц
(производящих
специфическими
основ,
способами
словообразовательных
морфем),
соединения этих единиц в
(производные). Пополнение словарного фонда языка -
а также
более крупные
основная задача
словообразования. Хотя словообразование считается универсальным свойством
языков, удельный вес различных способов словопроизводства в языках
34
неодинаков. Так для языков флективного типа, таких как русский и немецкий
языки,
характерны
морфолого-синтаксические
способы;
лексико­
семантические пути выполняют второстепенную роль.
В
русском
языке
ведущее
место
в
словообразовании
занимает
аффиксация, а в немецком языке продуктивным считается словосложение.
К безэквивалентным в немецком языке относится группа лексических
единиц так называемых структурных экзотизмов [Латышев 2000: 15]. Данная
группа
затрагивает
словообразовательный
уровень
немецкого
языка.
Особенностью структурных экзотизмов (существительных, прилагательных,
глаголов) является отсутствие в ПЯ тех же самых компактных языковых
средств, с помощью которых они были образованы в ИЯ (в данном случае
немецком).
Класс глаголов в современном немецком и русском языках относится к
наиболее
продуктивным
и
постоянно
пополняемым.
В
русском
языке
расширение этого класса слов происходит за счёт таких словообразовательных
способов, как суффиксация и префиксация.
В немецком языке кроме
аффиксального способа образования новых глаголов существует образование
глаголов
путём
словосложения.
В
русском
языке
данный
способ
словообразования глаголов отсутствует. Поэтому безэквивалентной в немецком
языке считается словообразовательная модель “сложный глагол с первым
компонентом
наречием”
типа
hineintasten,
herumstehen,
hereinwünschen.
Причиной появления данных безэквивалентов явилось тяготение немецкого
словообразования
к
компактным
языковую компрессию содержания.
средствам
выражения,
отображающим
35
ГЛАВА
3.
ГЛАГОЛАМИ
ПРЕОДОЛЕНИЕ
С
ТРУДНОСТЕЙ,
НАРЕЧИЯМИ-ПРИСТАВКАМИ
СОЗДАВАЕМЫХ
ТИПА
HINAUS­
/HERAUS- В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА
3.1. Специфика функционирования глаголов с наречиями-приставками
типа hinaus-/heraus- в немецком языке и их характеристика
3.1.1. Наречие как глагольный компонент
Наречия heraus-, hinein-, hinunter-, herüber- и другие представляют собой
соединение двух самостоятельных компонентов, поэтому могут быть названы
сложными. Первый компонент - это направительные наречия her-/hin-, вторая
часть - наречия места ab, an, auf, aus, bei, ein, über, um, unter, vor, потерявшие
своё самостоятельное употребление в качестве наречий и функционирующие в
современном немецком языке в роли предлогов.
Некоторые исследователи относят сложные направительные наречия к
разряду местоимённых [Левковская, Пророкова, Сергиенко 1979: 15]. И это не
случайно, так как наречия her-/hin- образованы от местоименной основы hi-,
которая сохранилась в таких наречиях немецкого языка, как hier, hinnen, heute
[Paul 1992: 401].
Исследования
показывают,
что
самостоятельно
наречия
her/hin
существовали еще в древневерхненемецкий период и имели форму hera/hina:
Tho erstarp ther kuning Herod, joh hina fuarta inan tod,
Mit todu er daga fulta ther io in abuh w olta.. .[Чемоданов 1978: 36]
Thiz zeichan deta druhtin Krist mennisgon zi erist,
Sid er hera in worolt quam joh mannes lichamon nam. [Там же, стр.38]
Слияние направительного наречия с наречием места произошло уже на
ранних этапах письменной истории немецкого языка. К этому времени
36
относится образование наречий herauf, heraus, herbei, herüber, hinan, hinauf,
hinaus. Наречия herab, herein, herum, herunter, hinab, hinweg, hindurch, hinein,
hinüber,
hinzu
засвидетельствованы
ранненововерхненемецкий
период
в
состав
средненемецкий
сложных
наречий
период.
В
пополнился
наречиями heran, hervor (более ранняя форма - herfür), hinunter:
Da das die andern bauren sahen, da luffen sie hinzuo vnd ward ein grosses
gerühel,... [Там же, S.143].
Aber Vlenspiegel, der het der sach acht genummen vnd thet sich zeitlich daruon, vnd
lieff zuo der kirchen hinauß vnd gieng vß dem dorff, vnd kam nit wider [Там же,
S.143].
Сложные
наречия
с
her-/hin-
выполняли
функцию
наречий
с
пространственным (иногда и с временным) значением. Причём комбинация
элементов внутри самого наречия могла быть разной: наречия her-/hin- могли
быть как первыми, так и вторыми компонентами в составе сложного наречия
(hinein/einher; heraus/ausher).
С ранненоверхненемецким периодом связано появление формы сложных
наречий без начального h- (erab, eraus). Если наречие места в составе сложного
наречия начиналось с гласной, то все наречие усекалось до формы без гласных
е или i (raus, rein), которые существуют до сих пор в разговорной речи.
В
этот
же
период,
когда
происходит
формирование
устойчивой
структуры предложения, а также рамочных конструкций, данные наречия стали
выполнять функцию отделяемых глагольных префиксов с пространственным
значением.
Наречия типа hinaus/heraus в современном немецком языке чаще
встречаются в функции первого отделяемого компонента при глаголах
движения и перемещения в пространстве.
Спор о статусе направительных наречий и их роли в составе глагола
продолжается уже несколько десятилетий.
37
Есть мнение, что наречие типа hinaus-/heraus- как первый отделяемый
компонент, входящий в состав глагола, является полупрефиксом, который в
отличие от приставок, сохраняет, как правило, своё самостоятельное значение
при соединении с глаголами. Так, в «Грамматике немецкого языка» Шендельс
Е.И. приводит примеры глаголов с приставками и полупрефиксами:
«Всегда отделяются приставки auf-, an-, aus-, ab-, bei-, durch-, ein-, nach-,
vor-, zu- (aufstehen, ankommen, auszeichnen, abstimmen, beitreten, einfallen,
nachsehen, vorführen, zugeben), а также полупрефиксы: dar, da, her, hin, empor,
herunter, herab, herbei, voran, voraus, fort, weg, los, vorüber, hin, zusammen, weiter
(darstellen ,
hergeben,
hinfallen,
emporsteigen,
herunterfallen,
herabsehen,
herbeieilen, vorangehen, vorausgehen, vorübergehen, zusammenfahren, losmachen,
wegsehen, fortfahren, heimgehen, dastehen, weitergehen.» [Шендельс 1979: 111].
В немецкой лингвистической литературе вопрос о соединениях сложных
наречий
с глаголами разработан
слабо.
Немецкие лингвисты
в
своих
исследованиях лишь кратко описывают структуру этих глаголов, не обращаясь
к содержательной характеристике данных лексических единиц.
В
словаре
компоненты
«Deutsches
Wörterbuch»
в составе глаголов
Г.
Пауль
называет
наречные
отделяемыми глагольными префиксами
(trennbare Verbpräfixe) [Paul 1992].
Немецкий германист В. Флейшер относит способ словообразования
глаголов
с
первым
обстоятельственными
компонентом
наречием
неизменяемыми
частями
к
«словосложению
речи»
(„Komposita
с
mit
adverbialen Partikeln“ обстоятельственные частицы) [Fleischer 1983: 140].
У. Энгель, напротив, не считает сочетания глагола с наречием как
композит, а видит в них структурированные словосочетания глагола с
директивным распространителем: „Nicht zu den Komposita dürfen Verbindungen
aus Adverbien mit Verben gerechnet werden, wie sie in folgenden Beispielen
vorliegen: fortfahren, hingehen, hinausgehen. Hier liegen strukturierte Wortgruppen
38
vor, und die jeweils ersten Bestandteile sind relativ frei austauschbar. Man vergleiche
die folgende Reihe:
fort
zum Bahnhof
fahren
in ein fernes Land
Die ersten Bestandteile sind hier offensichtlich Direktivergänzungen, die nur
auf Grund orthographischer Konventionen mit dem Verb zusammengeschrieben
werden.“ [Engel 1988: 442]
Некоторые отечественные исследователи (Левковская К.А., Брыковский
К.С., Юханов А.С.) считают, что данные наречия могут выступать только как
слова. Они не могут являться составной частью сложного слова, так как
обладают и структурными и семантическими признаками отдельных слов.
Следовательно,
сочетания
«сложное
направительное
наречие
+
глагол»
являются словосочетаниями, причём свободными, если наречие выступает в
своем исходном пространственном значении, или фразеологизмами, если
значение наречия переосмыслено.
Степанова
М.Д.
придерживается
точки
зрения
большинства
исследователей, склонных считать конструкции «сложное направительное
наречие + глагол» сложными словами. По её мнению данные сложные глаголы
относятся «согласно семантико-синтаксической классификации сложных слов к
детерминативному типу, с точки зрения структурной классификации они
являются сдвигами» [Степанова, Чернышева 1986: 121].
О разъединимых соединениях (unfeste Zusammensetzungen, trennbare
Komposita) говорят Г. Пауль, Й. Эрбен, В. Флейшер, В. Хенцен, Л. Зютерлин,
В. Юнг, Москальская О.И. («неполное словосложение»), Недялков В.П.
(«сложносоставные глаголы») и многие другие.
Разногласия исследователей о статусе наречий типа hinaus/heraus в
составе
глагола
связаны
в
первую
очередь
с
их
отличительными
39
особенностями. Эти единицы содержат элементы her-/hin (h-Adverbien) [Der
Große Duden
1984: 291], и обладают, как уже было отмечено ранее,
местоимёнными свойствами, вследствие чего их обычно относят к классу
местоимённых наречий. При этом они не исчерпывают собой всего класса, а
являются
лишь
его
составной
частью,
относясь
к
направительным
местоимённым наречиям. Не все направительные местоимённые наречия могут
образовывать с глаголом тесное смысловое единство, входить в состав глагола.
Поэтому такие наречия как dorthin, dorther, woher, hierher и другие не входили в
поле нашего исследования. Кроме этого, в немецком языке существует много
единиц-наречий выступающих в сходной функции (zurück-, weg-, empor-, da-),
иногда
синонимичных
указанным
языковым
единицам.
Они
также
не
рассматриваются нами в силу формальных причин (отсутствие компонента her­
/hin-).
Следует отметить, что сложные наречия с первым компонентом her-/hinв значительной мере утратили наречные свойства и вместе с ними наречный
статус в современном немецком языке. Как и старые локальные наречия (auf,
aus), которые не употребляются в настоящее время в качестве наречий, а
функционируют как полупрефиксы или предлоги, сложные наречия стали
выполнять функцию «частотных компонентов» в составе сложных глаголов
[Словарь словообразовательных элементов 1979], исчезнув из свободного
употребления. В предложении они, как правило, выступают как компонент
члена предложения - предиката или обстоятельства места.
Определяя наречия типа hinaus/heraus как полупрефиксы, исследователи
отмечают ту их функциональную характеристику, которая присутствует в
простых глагольных полупрефиксах. А именно, в отличие от классических
глагольных приставок be-, er-, zer-, ver- и других, которые являются
неотделяемыми и безударными, сложные наречия, также, как и старые наречия
места
ab-, an-, auf-, vor-, отделяются в предложении от опорного глагола
40
[термин взят из: Хомутская
2001: 168] и согласно норме языка в простом
глагольном сказуемом образуют рамочную конструкцию:
Die Gärtnerei Buchner lag gegenüber, die Höhle glotzte aus ihr hervor. [J. Becher,
Abschied. S. 229]
Напротив раскинулось садоводство Бухнера, оттуда таращилась на меня
пещера. [И. Бехер, Прощание., стр. 448]
Man geht und denkt an nichts - plötzlich liegt man in einer Bodenmulde und über
einen spritzen die Splitter hinweg. [Remarque E.M., Im Westen nichts Neues. S. 54]
Ты идешь и ни о чем не думаешь, как вдруг ты уже лежишь в ямке, и где-то
позади тебя дождём рассыпаются осколки. [Ремарк Э.М., На Западном фронте
без перемен., стр.41]
В некоторых случаях для придания речи динамичности, интенсивности
происходит
стяжение
компонентов лексической
единицы,
когда
глагол
движения употребляется один раз, а направительных наречий, уточняющих и
локализующих данное движение, может быть несколько:
Langsam ging er hinaus, an dem traurigen Wachtmeister vorüber, die dunkle Treppe
hinab. [Fallada H., S.55]
Вольфганг Пагель медленно прошел мимо печального вахмистра, спустился по
лестнице. [Фаллада Г., стр.41]
Durch Tränen hindurch sang ich über die Berge hinweg, zu Hartinger hinüber,
während ich meine Hand, die ich ihm nicht geben konnte, wie leblos erstarrt vor mich
hinhielt und es in mir flüsterte: „Ein Schiff! Ein ganzes Schiff“ [Becher J., S.120]
Я пел, глотая слезы и обратив лицо к горам. За ними стоял Г артингер, и рука,
которую я не мог протянуть ему, повисла, как неживая, в воздухе, а какой-то
голос нашептывал мне: «Корабль! Целый корабль!» [Бехер И., стр.358]
41
Die Tür war von Säulen flankiert, und von den Ecken des Architravs blickte ein
Löwe die Bahnhofstraße hinauf, einer sie hinunter. [Schlink B., S.8-9]
По бокам от двери стояли колонны, и с углов эпистиля на Банхофштрассе
взирали два льва: один - налево, другой - направо. [Шлинк Б., стр.2]
Важно
отметить
существование
различных
мнений
относительно
местоимённых свойств языковых единиц исследуемого типа. Так, например Х.
Бринкманн считает, что компоненты hin-/her- , входящие в их состав, могут
замещать
существительное:
Ich
reiche
meinen
Scheck
hinein
(in
den
Auszahlungsschalter) [Brinkmann 1962: 386].
Ю.Н. Афонькин считает, что в некоторых случаях данные наречия
способны к замещению предложной группы, но только тогда, когда второй
компонент наречия оморфен предлогу [Афонькин 1973: 15]:
Die Erde ist euch kein leerer Begriff: ihr habt euer Blut hineingeschwitzt. [A.
Seghers] Elleis Haus gegenüber lag eine Konditorei. Er ging hinein und setzte sich.
[A. Seghers].
Следует отметить еще одну особенность наречий типа hinaus/heraus: они
являются одним из средств выражения такого явления как грамматический
плеоназм
[Балли
1955:
169], «который проявляется в повторении или
синонимическом дублировании [...] грамматических форм» [ЛЭС 1990: 379]. В
системе немецкого языка широко представлен «обязательный грамматический
плеоназм» [там же]. Так, пространственное значение глагольных префиксов
дублируется предлогами группы существительного, входящего в это же
выражение или контекст: in das Zimmer hineingehen [там же]. Направительные
наречия,
частично
самостоятельные
потерявшие
слова,
своё
нуждаются
в
первоначальное
смысловой
значение
опоре,
поэтому
как
в
предложениях появляются предложные группы, служащие дополнительными
пространственными ориентирами. Они также могут представлять предложную
группу, если в предложении присутствует момент избыточности [Ерхов 1983:
11]:
42
1. Er ging in die Bibliothek hinein.
2. Er ging in die Bibliothek.
3. Er ging hinein.
Предложение 3 указывает на то, что кто-то вошел куда-то, но без более
широкого контекста не понятна предметная ситуация, поэтому оно является не
вполне самостоятельным, недостаточным для понимания смысла; действие,
выраженное
глаголом
с
наречием
hinein,
нуждается
в
смысловой
конкретизации, а именно в уточнении пространственных ориентиров. Если
смысловая опора дана в предыдущем предложении, нет необходимости
повторять ту же самую предложную группу в следующем, поэтому вместо 1
предложения может быть употреблено предложение 3 [там же].
Предложение 2 констатирует факт совершенного действия, но в плане
содержания остается не выясненным, была ли достигнута цель (библиотека)
или
нет.
Данное
содержание
компенсируется,
по
всей
видимости,
последующим контекстом.
В предложении 1 присутствует предложная группа, которая выполняет
функцию пространственного ориентира (in die Bibliothek) и запланированной
цели
одновременно.
Наречие
несёт
содержательную
нагрузку,
то
есть
указывает на то, что кто-то оказался там, где и планировал.
Исследуя семантико-прагматические особенности глаголов указанного
типа,
некоторые
немецкого
языка
исследователи
и
именуют
выражающими
направленность
определенных
пространственных
[Ризен
считают
их
их
глаголами
действия,
дейктическими
с
которая
отношений
единицами
наречиями-приставками,
входит
реальной
в
структуру
действительности
1992: 1]. На наш взгляд, данный термин - «глаголы с наречиями-
приставками» - является наиболее точным из всех выше названных и будет
использоваться нами в дальнейшем.
Таким образом, в современном немецком языке большинство наречийприставок с первым компонентом her-/hin-, образуют антонимические пары и
43
употребляются как отделяемые глагольные компоненты с пространственным
(реже с временным) значением:
herab-
hinab-
heran-
hinan-
herauf-
hinauf-
heraus-
hinaus-
herbeiherein-
hinein-
herüber-
hinüber-
herum-/umherherunter-
hinunter-
hervorhinweghinzu-
Наречия-приставки типа hinaus-|heraus-, присоединяясь к опорному
глаголу, имеют следующие значения:
Herab- - значение движения сверху вниз по направлению к говорящему;:
Von der Decke hing das holzgeschnitzte Modell eines Segelschiffes herab.
[Remarque E.M., 1960, S.53]
Под потолком висела деревянная модель парусника. [Ремарк Э.М., 1969,
стр.41]
Aber am besten gefällt ihm doch der Augenblick, wenn er ihr eine Unsumme,
Scheine über Scheine, auf den Tisch legt, besser noch: auf die im Bett Liegende
herabregnen lässt, dass sie ganz im Gelde verschwindet,.. .[Fallada H., 1958, S.180]
Но больше всего ему нравится та минута, когда он выложит перед Петером на
стол неимоверную сумму, банкнот за банкнотом, или еще лучше: высыпет
44
дождем в кровать на лежащую, чтобы она вся утонула в деньгах, чтобы лежала
там, в их гнусной конуре, покрытая деньгами. [Фаллада Г., 1971, стр.132]
Heran- - значение направленности движения к какой-либо цели,
приближения к говорящему:
Sie trat näher heran. [Fallada H., 1958, S.41]
Она подходила ближе. [Фаллада Г., 1970, стр.57]
In diesem Augenblick summte noch ein Wagen heran. [Remarque E.M., 1960, S.29]
В эту минуту с легким гудением подъехала еще одна машина. [Ремарк Э.М.,
1969, стр.14]
Herauf- - значение движения снизу вверх по направлению к говорящему:
Brenzlig süß rochen die obersten Scheite, moosig duftete es aus der Tiefe des Stapеls
herauf, . [Süßkind P., 19 S. 16]
Верхние поленья пахли горячо и сладко, из глубины поленницы поднимался
легкий аромат м о х а ,. [Зюскинд П., 19 стр.24]
Da knallte es unter Gelächter herauf. [Becher J., S.13]
Вдруг внизу, сквозь хохот, затрещали выстрелы. [Бехер И., стр.186]
Heraus- - значение направленности движения изнутри наружу; значение
извлечения чего-либо, кого-либо наружу:
Köster griff zum Schaltbrett und zerrte den Schlüssel heraus. [Remarque E.M.,
S.290]
Кестер резко выдернул ключ зажигания. [Ремарк Э.М., стр.290]
Sie dachte vielleicht, es sei etwas Ähnliches, wie wenn jemаnd beim Skat verliert
oder bei der Lotterie mit einer Niete herauskommt. [Fallada H., S.55]
Она, может быть, думала, что здесь примерно то же, как если человек
проигрывает в скат или вытягивает пустышку в лотерее. [Фаллада Г., стр.68-69]
45
Herbei- - значение приближения к говорящему:
Die
Kugel
im
Rade
würde
schnurren,
wie
er
setzte,
das
Geld
würde
herbeiströmen .[F a lla d a H., S.51 ]
Шарик, повинуясь его ставкам, будет жужжать по кругу, деньги потекут.
[Фаллада Г., стр.65]
Alois trabte mit einem riesigen Napfkuchen herbei, . [Remarque E.M., S.61]
Алоис принес огромный к е к с ,. [Ремарк Э.М., стр.51]
Herein- - значение движения внутрь по направлению к говорящему:
Da in diesem Augenblick die Osterglocken von Nördlingen und Allerheim her in den
Wald hereinläuteten und ich deutlich einen mächtigen Chor zu vernehmen glaubte
,Auferstehen, ja auferstehen“, trat ich ein wenig zurück, wie um den toten Platz zu
machen, wenn si sich aus ihren Gräbern erheben sollten. [Becher Johannes R., S.171172]
Как раз в этот миг в Нердлингене и Аллергейме ударили в колокола, и мне
явственно послышалось, как грянул мощный хор: «Воскресни, о, во ск р есн и .»
Я подался назад, как бы уступая место мертвецам, если бы они вздумали встать
из своих могил. [Бехер И., стр.400]
Kaum hatte Xaver sie auf die Knie genommen, begann sie herrlich zu tönen. Er zog
sie und drückte sie, so wunderbare Klänge entlockte er ihr, dass ich nur still dasitzen
konnte, bewundernd und andächtig. Er neigte sich hin und her, ein Wiegen und
Schaukeln war in ihm, er sah die Ziehharmonika, dann blickte er wieder versonnen,
wie durch die ganze Welt hindurch - sah mich ernst an, nickte glückselig lächelnd
mir zu, nun sah er zum Fenster hinaus in den blauen Frühlingsabend, und einen
ganzen Strauß bunter Klänge brachte er mit von draußen herein. [Becher Johannes
R., S.34]
Стоило Ксаверу взять ее (гармонь) в руки, и она чудесно оживала. Он
растягивал и вновь сжимал ее, он извлекал из нее такие прекрасные звуки, что я
46
замирал в благоговейном восхищении. Ксавер покачивался из стороны в
сторону, как будто кто-то невидимый баюкал и качал его, он то глядел на
гармонь, то задумчиво устремлял взор куда-то вдаль, точно охватывал им весь
мир, то взглядывал на меня и, блаженно улыбаясь, кивал мне, потом
поворачивал голову к окну, за которым синел весенний вечер, и, зачерпнув
оттуда горсть разноцветных звуков, рассыпал их по комнате. [Бехер И.,
стр.289]
Herüber- - значение приближения через что-либо, поверх чего-либо к
говорящему:
Ich regelte alles mit der Sekretärin und gab dem Hausknecht Auftrag, mein Gepäck
herüber zu schaffen und mir ein paar Flaschen zu trinken zu besorgen. [Remarque
E.M., S.2363]
Я уладил формальности с секретаршей и поручил швейцару перенести мои
вещи и раздобыть для меня пару бутылок. [Ремарк Э.М., стр.343-344]
„Bentzien, jawohl, B e n tz ie n .“, sagte der Leutnant nachdenklich und sah weiter dem
Fuderabladen zu. Das krachtrockene Stroh raschelte bis zu ihm herüber. [Fallada
H., S.222]
У Бенцина, да, у Б е н ц и н а .- повторил задумчиво лейтенант, продолжая
наблюдать, как разгружают воз. Издали доносилось шуршание сухой соломы.
[Фаллада Г., стр.164]
Herum- - значение движения вокруг, расположения вокруг чего-либо;
значение
изменения
направления
движения;
значение
ненаправленного
движения:
[..],einen Augenblick erstarrten wir, es sah aus, als flöge er darüber hinaus, dann
brüllte der Motor, und der Wagen sprang herum. [Remarque E.M., S.125]
Мы замерли. Казалось, что «Карл» вылетит за поворот, но мотор взревел, и
автомобиль продолжал мчаться по кривой. [Ремарк Э.М., стр.119]
47
Sie, freilich, die jetzt noch sehr aufgeregt und verheult im Park herumlief, fühlte sich
gar nicht s o , . [Fallada H., W olf unter Wölfen. S. 335]
Правда, Аманда, все еще бегавшая по парку, растроенная и зареванная, вовсе
этой победы не чувствовала. [Фаллада, Вокл среди волков. Стр.248]
Herunter- - значение движения сверху вниз по направлению к
говорящему; значение отделения, удаления чего-либо с поверхности:
Patrice Hollmann öffnete die Tür und kam rasch die Treppe herunter. [Remarque
E.M., S.82]
Патриция Хольман открыла дверь и быстро сбежала по ступенькам. [Ремарк
Э.М., стр.73]
Es musste auch etwas darin sein, in der Pistolentasche nämlich, und nicht nur
Zuckerbonbons, so schwer hing sie herunter. [Fallada H., S.70]
А в кобуре, видать, кое-что есть, и уж, верно, не леденцы, - так тяжело она
висит. [Фаллада Г., стр.78]
Hervor- - значение направленности действия изнутри наружу:
Sie zog ihre Puderdose hervor und klappte sie auf. [Remarque E.M., S.34]
Она достала пудреницу и открыла ее. [Ремарк Э.М., стр.20]
„ .a b e r ich glaube immer, du willst es auch, weil du spürst, wir beide gehören
zusammen“, sagte sie plötzlich. Sie stieß es hervor, nun standen in ihren Augen
Tränen. [Fallada H., S.57]
Я всегда верила, что и ты этого хочешь, потому что чувствуешь, что мы
принадлежим друг другу, - сказала она вдруг. Она выдавила из себя эти слова,
и теперь в ее глазах стояли слезы. [Фаллада Г., стр.79]
Herzu- - значение приближения при основах глаголов движения:
Er drehte sich um, ging an den Tisch, nahm sich eine neue Zigarette. Er
kommandierte: “Feuer, Förster!”
48
Kniebusch, tausendfältig erleichtert, sklavisch dankbar, stürzte herzu. [Fallada H.,
S.219]
Он отвернулся, подошел к столу, взял новую сигарету. Скомандовал: «Огня,
лесничий!»
Лесничий с бесконечным облегчением, рабски благородный, кинулся вперед.
[Фаллада Г., стр.162]
. e r daherschritt, seine Gemahlin, eine kleine Rundliche, wie an einer Leine neben
sich herzuziehen. [Becher J., S. 22]
Он как бы тащил на веревочке свою маленькую кругленькую супругу. [Бехер
И., стр.192]
Hinab- - значение направленности движения вниз:
Langsam ging er hinaus, an dem traurigen Wachtmeister vorüber, die dunkle Treppe
hinab. [Fallada H., W olf unter Wölfen, S.55]
Вольфганг Пагель медленно прошел мимо печального вахмистра, спустился по
лестнице. [Фаллада Г., стр.68]
Es war ein seltsames Gefühl gewesen, neben ihm die Treppe hinabzusteigen, in
einem ekligen Mietshause, neben einem Mann, zu dem man nun gehörte. [Fallada H.,
S.25]
Необыкновенное это было чувство спускаться бок о бок с ним по лестнице
гнусных меблирашек -
бок о бок с человеком, которому она отныне
принадлежала. [Фаллада Г., стр.44]
Hinauf- - значение движения вверх по направлению от говорящего:
Von neuem geht die Tür. Ein Diener in Livree kommt herein, der Diener. Er braucht
nicht wie die dicke Frau irgendeinen Vorwand, er geht guer durch die Küche, steigt
die beiden Stufen hinauf und tritt zu Wolfgang an den Tisch. [Fallada H., W olf unter
Wölfen. S. 137-138]
49
Снова открывается дверь, и входит лакей в ливрее, доподлинный лакей. Он не
нуждается, как та толстуха, в каком-то предлоге, он наискосок пересекает
кухню, поднимается на две ступеньки и подходит к сидящему за столом
Вольфгангу. [Фаллада Г., стр. 101]
.
und nun war da die Straße, eine fast leere sonnige Straße - Petra sah sie hinauf
und hinunter - wo war Wolf? [Fallada H., S. 128]
. И вот перед нею улица, почти пустая, залитая ярким солнцем улица.
Петра посмотрела в одну сторону, в другую - где же Вольф? [Фаллада Г.,
стр.93]
Hinaus- - значение движения наружу по направлению от говорящего;
значение удаления, движения вдаль:
„Das Sterngucken beginnt!“ riefen alle durcheinander und eilten mit mir auf den H of
hinaus. [Becher J., S.153]
Кто хочет видеть звёздное небо? Начинается! Начинается! - кричали ребята и
вместе со мной торопливо бежали во двор. [Бехер И., стр.385]
Er schlendert hinaus. [E.M. Remarque, Im Westen nichts Neues. S. 42]
Неторопливо выходит он на улицу. [Ремарк Э.М. На Западном фронте без
перемен., стр.30]
Hindurch- - значение движения сквозь что-либо, через что-либо;
значение преодоления препятствия:
Der graue Himmel zerriß. Orangerote Streifen quollen hindurch. [Remarque E.M.,
S.238]
Серое небо прояснилось. В разрывы облаков хлынули оранжево-красные
полосы. [Ремарк Э.М., стр.236]
50
Köster blendete die Scheinwerfer ab. Sie schwammen in Watte, Schatten huschten
hindurch, Bäume, undeutliche Schemen in einem milchigen Meer, es gab keine
Straße m e h r ,. [E.M.Remarque. Drei Kameraden. S. 208]
Кестер переключил фары на ближний свет. Машина плыла в вате, проносились
тени, деревья, смутные призраки в молочном море, не было больше ш о с с е ,.
[Ремарк Э.М. Три товарища. Пер. И. Шрайбера. стр. 231]
Hinein- - значение движения внутрь по направлению от говорящего, б.ч.
при основах глаголов движения; значение присоединения к чему-либо,
помещения чего-либо внутрь; значение примыкания к чему-либо, осваивания
чего-либо при основах глаголов движения:
Der Kellner Hans brachte einen schneeweißen Küchenkittel. Alfons entfaltete ihn und
half ihr hinein. [Remarque E.M., S.254]
Кельнер Ганс принес белоснежный кухонный халат. Альфонс развернул его и
помог Пат облачиться. [Ремарк Э.М., там же, стр.253]
Draußen ist es ganz dunkel geworden. Ein erster Windstoß fährt brausend in die
Baumkronen, ein paar gelbe Blätter wirbeln ins Fenster hinein. [Fallada H., S.192]
На улице совсем стемнело. Первый порыв ветра со свистом проносится в
ветвях деревьев, несколько желтых листиков, крутясь, влетают в окно.
[Фаллада Г., стр.141]
Hinüber- - значение движения через какое-либо пространство по
направлению от говорящего:
Jetzt bleibt sie vor einem Schränkchen stehen, wählt bedachtsam eine lange,
schwarze Brasil, brennt sie lange und sorgfältig an und geht dann hinüber in ihres
Mannes Zimmer. [Fallada H., S.37]
Она останавливается перед шкафчиком, выбирает со знанием дела длинную
черную бразильскую сигару, медленно и старательно её раскуривает, затем
проходит в комнату мужа. [Фаллада Г., стр.54]
51
Ich blickte zu Lenz hinüber. [Remarque E.M., S.31]
Я посмотрел в сторону Ленца. [Ремарк Э.М., стр.16]
Hinunter- - значение движения сверху вниз по направлению от
говорящего:
Ich wanderte den Korridor hinunter. [Remarque E.M., S.38)]
Я пошел по коридору. [Ремарк Э.М., стр.24]
Dann macht er wortlos, aber wutrot kehrt und klettert, so schnell er kann, die Leiter
hinunter. [Fallada H., S.149]
Сообразив же, он без слов, красный от ярости, делает крутой поворот и
скатывается поскорей по лестнице. [Фаллада Г., стр.141]
Hinweg- - значение движения в сторону по направлению от говорящего:
Käfer und Schmetterlinge, die ich aufgespießt und verbrannt hatte, und die
Zinnsoldaten, die ich beim Kriegspielen töten ließ, nickten dem Vater zu, der über die
beiden Mütter, die vor ihm knieten, hinwegschritt. [Becher J., S.56]
Жучки и бабочки, которых я накалывал на булавки или сжигал, и оловянные
солдатики, которых я убивал, когда играл в войну, закивали отцу, отец
перешагнул через обеих мам, стоявших перед ним на к о л е н я х . [Бехер И.,
стр.306-307]
Er blickte gerade über alles hinweg, gleichgültig. [Becher J., S.17]
Дедушка равнодушно смотрел прямо перед собой. [Бехер И., стр.189]
Hinzu- - значение приближения:
Christine musste weinen und versichern, dass solch ein Gewitter mit Hagelschlag nie
wieder vorkomme - ich war der „gnädige Herr“, der hinzutrat, die „gnädige Frau“,
die so arg wütend war, b e ru h ig te . [Becher J., S.29]
Христине полагалось плакать и обещать, что такой грозы с градом никогда
больше не случится, - теперь я был уже «барином»; я вышел, успокоил
«барыню», которая страшно сер д и л ась,. [Бехер И., стр.284]
52
Es war die übliche Art, wenn man neu herankam. Ein junger Chauffeur trat hinzu.
[Remarque E.M., S.147]
Таков был обычай, когда кто-нибудь появлялся впервые. К нам подошёл
молодой шофёр. [Ремарк Э.М., стр.159]
Анализ словарных статей «Словаря словообразовательных элементов»,
посвящённых наречиям-приставкам, показал, что наречия herauf-, herbei-,
herüber-, herzu-, hinab-, hinüber- придают опорным глаголам только значение
направленности. Наречия-приставки herab-, heran-, heraus-, herein-, herum-,
herunter-, hervor-, hinauf-, hinaus-, hindurch-, hinein-, hinunter-, hinweg-, hinzuкроме
семы
„направление“
добавляют
опорным
глаголам
различные
cемантические оттенки, такие как, например, значение уменьшения, снижения
чего-либо (herab), значение обмана или неудачи (herein), значение затягивания,
отсрочивания
какого-либо
дела
(hinaus)
и
другие,
что
подтверждают
исследования некоторых лингвистов в отношении сложных глаголов, в которых
указывается тот факт, что первый компонент, присоединяясь к производящей
основе, либо уточняет действие, выраженное исходным глаголом, либо
полностью изменяет семантику слов [Хомутская 2001: 168].
Следует заметить, что наречия-приставки hernieder- и hinan- относятся в
современном немецком языке к непродуктивным и нами не рассматривались.
Общее количество глаголов с наречием-приставкой типа heraus-/hinausможно разделить на две группы: глаголы, которые вошли в систему языка и
имеют постоянные словарные эквиваленты, и глаголы, которые являются
контекстуальными соответствиями [Гильченок 2005: 8], но образованные по
словообразовательной модели системных лексических единиц, т.е. по модели
«сложное направительное наречие + глагол».
Матер Э., исследуя способы глагольного словообразования в немецком
языке, приводит примеры глаголов, которые были зафиксированы им в
соединениях
с
наречиям-приставками
типа
heraus-/hinaus-
(более
1500
53
лексических единиц) [Mater 1968], причём данные единицы являются как
узуальными, так и окказиональными. Мы сравнили данные в исследовании
Матера с фактическим материалом универсального толкового словаря Duden
издания 1989 и 2003 годов. В приведённой ниже сравнительной таблице
отражено примерное количество узуальных и окказиональных глаголов
немецкого языка, употребляющихся с наречиями-приставками типа heraus­
/hinaus-,
отражённое
в
исследовании
Э.
Матера,
а также
количество
исследуемых лексических единиц, зафиксированных словарём Duden в 1989 и
2003 годах:
Направительн
Матер, 1969
Duden, 1989
Duden, 2003
herab-
90
15
25
heran-
73
30
43
herauf-
52
24
26
heraus-
188
102
142
herbei-
24
20
20
herein-
108
42
57
herüber-
29
27
40
herum-
155
94
183
herunter-
69
72
93
hervor-
50
27
41
herzu-
1
5
3
hinab-
72
5
0
hinan-
15
4
1
hinauf-
67
37
51
hinaus-
116
78
84
hindurch-
116
6
12
hinein-
154
121
127
hinüber-
35
40
45
ое наречие
54
hinunter-
44
44
47
hinweg-
39
23
20
hinzu-
33
23
23
всего
1530
825
1082
Из таблицы следует, что в словаре «Duden»
1989 года издания
зафиксировано 825 глаголов с наречиями-приставками типа heraus-/hinaus-, а в
словаре 2003 года выпуска их уже 1082 глагола. Среди них 409 глаголов,
наречие-приставка которых начинается с компонента hin-, и 573 глагола,
употребляющихся с наречным компонентом, содержащим her- [Duden 2003].
При сравнении данных таблицы выяснилось, что с 1989 по 2003 год количество
глаголов с наречиями-приставками типа heraus-/hinaus-, зафиксированных
словарем, увеличилось на 15% и составило 157 единиц. Продуктивность
наречий-приставок представлена в следующей таблице:
herum-
183
heraus-
142
hinein-
127
herunter-
93
hinaus-
84
herein-
57
hinauf-
51
hinunter-
47
hinüber-
45
heran-
43
hervor-
41
herüber-
40
herauf-
26
herab-
25
hinzu-
23
55
hinweg-
20
herbei-
20
hindurch-
12
herzu-
3
Приведенные в таблице данные указывают на то, что наиболее часто
встречаются сложные глаголы с наречиями-приставками herum-, heraus-, hinein­
,
herunter-,
hinaus-
и
другие.
Следует
отметить,
что
продуктивность
словообразовательной модели «сложное направительное наречие + глагол»
подтверждается следующим фактом: окказиональные лексические единицы,
образованные по данной модели, составляют в исследовании Э. Матера [Mater
1968] около 30% от общего количества зафиксированных им глаголов с
наречием-приставкой.
окказиональные
На
этом
(индивидуальные,
основании
можно
случайные)
единицы
утверждать,
не
имеют
что
еще
словарных (регулярных) соответствий, что, несомненно, будет влиять на их
перевод и поиск соответствий в русском языке.
3.1.2.
Семантические группы опорных глаголов в соединениях с
наречиями-приставками типа hinaus-/herausИсследование, проведённое Матером Э., раскрыло ту особенность
наречий-приставок типа hinaus-/heraus-, что они могут присоединяться к
глаголам с различной семантикой, т.е. могут именовать различные по своей
семантике
действия,
например:
направленное
движение,
направленное
зрительное восприятие действия, статичное ориентированное местонахождение
в пространстве и т.д. [ср.: Ризен, 1992:
11], другими словами, данные
лексические единицы указывают на распространение глагольного действия в
пространстве. Р.П. Недялков в своем исследовании [Недялков 1961] выделяет
36 небольших смысловых групп, которые объединены в 12 более крупных
подгрупп только для глаголов с наречиями-приставками hinaus-/heraus-.
56
Анализ фактического материала позволил нам выделить семантические
группы опорных глаголов, из них наиболее часто встречающиеся в сочетаниях
с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-:
1. Глаголы движения (gehen, laufen, fliegen, fahren, steigen):
Ich ging die Treppe hinunter zu Cafe International. [Remarque E.M., S.39]
Я спустился по лестнице и направился в кафе „Интернациональ“ [Ремарк
Э.М., стр.26]
Patrice Hollmann öffnete die Tür und kam rasch die Treppen herunter. [Remarque
E.M., S.82]
Патриция Хольман открыла дверь и быстро сбежала по ступенькам. [Ремарк
Э.М., стр.73]
2. Глаголы ненаправленного перемещения, описывающие характер действия
(stolpern, hinken, schaukeln, taumeln, wackeln):
Wir stolpern im Dunkeln hinein, wie hingespuckt klebt jeder gleich hinter einem
Hugel. [Remarque E.M., S.61]
Спотыкаясь в темноте, мы бежим туда, в одно мгновение каждый прилипает к
одному из холмиков, как метко припечатанный плевок. [Ремарк Э.М., стр. 47]
Sie schwankte herein, der Fleischberg, blitzende Steine an den Händen, das Gesicht
mit roter Farbe angestrichen. [Kellermann B., S.536]
В раскачку вошла Барбара, эта гора мяса, - на руках сверкающие драгоценные
камни, лицо густо размалевано румянами. [Келлерманн Б., стр. 388]
3. Глаголы состояния или местоположения (liegen, sitzen, stehen, hocken,
hängen):
In den Gastzimmern der Badeorte, auf den Böden der Mietswohnungen vergaß sie
seine Bilder, die Kohlezeichnungen lagen herum, verkammen. [Fallada H., S.40]
57
Она забывала его полотна в номерах гостиниц по курортам, на чердаках
временных
квартир,
рисунки
лежали разбросанные, стирались.
углем
[Фаллада Г., стр.29]
Dann saß ich am Tisch herum und zählte die Salzmandeln. [Remarque E.M., S.184]
Потом я праздно сидел за столиком и пересчитывал солёный миндаль. [Ремарк
3.М ., стр.180]
4.
Глаголы целенаправленного чувственного восприятия (sehen, blicken,
schauen, hören, gucken):
Ich blickte zu Lenz hinüber. [Remarque E.M., S.79]
Я посмотрел на Ленца. [Ремарк Э.М., стр.69]
Der Mann am Steuer sah lässig herüber. [Remarque E.M., S.26]
Мужчина за рулем небрежно глянул на нас. [Ремарк Э.М., стр.11]
5.
Глаголы,
обозначающие
звуки
(lärmen,
sausen,
klingeln,
trompeten,
schnarchen):
Ich wollte der Sache mit Xaver nachgehen, denn er schnarchte wie zum Spott mir
von ferne in die Ohren hinein. [Becher J., S.19]
Мне не терпелось узнать, что там с Ксавером; его храп, словно в насмешку,
звучал у меня в ушах. [Бехер И., стр.277]
Der Vater hatte die Hände auf der Brust gefaltet und blickte zur Decke empor,
während die Mutter unbekümmert in ihren Koffern herumraschelte. [Becher, S.402]
Отец молитвенно сложил руки, прижал их к груди и воззрился в потолок, а
мама между тем как ни в чем не бывало рылась в чемоданах. [Бехер, стр. 590]
58
6. Глаголы говорения или передачи речи (rufen, sprechen, brüllen, bitten,
stottern):
Auch nahm ich mir vor, ihm vom letzten Wunsch der Großmutter zu berichten und
ihn zu bitten, mir genau zu erklären, was es mit dem Anderswerden, wovon man so
viel herumsprach, auf sich hatte. [Becher J., S.230]
Я тут же решил, что расскажу Гартингеру о последней воле бабушки и
попрошу обстоятельно разъяснить, что это за «новая жизнь» и почему вокруг
нее столько разговоров. [Бехер И., стр.449]
Ich werde jetzt alles aus dir herausfragen. [Becher J., S.272]
Я все у тебя выпытаю. [Бехер И., стр.412]
7. Модальные глаголы, глаголы желания и волеизъявления (müssen, lassen,
können, dürfen, wünschen, wollen):
Ich kann nicht hinaus. [Remarque E.M., S.172]
Мне нельзя выходить отсюда. [Ремарк Э.М., стр.147]
Denn er darf nicht hinauf zur Thumann - was würde er da alles zu hören
bekommen, es könnte Wolfgang schaden. [Fallada H., S.162]
Потому что нельзя, чтобы он поднялся к Туманше, чего он только не
наслушается там, это может повредить Вольфгангу. [Фаллада Г., стр.162]
„Oh, komm doch! Bitte, komm doch!“ Aber sie weiß nicht, wen sie flüsternd, ganz
allein in ihrer Hungerhölle, herbeiwünscht - den Diener oder den Geliebten.
[Fallada H., S.176]
Приди же, приди! - Но она не знает сама, кого полушепотом призывает, одна в
своем голодном аду, - старика лакея или возлюбленного. [Фаллада Г., стр.128]
59
Hoch wollte ich hinaus. [Becher J., S.195]
Высокую ставил я себе цель. [Бехер И., стр.344]
Часть глаголов, обозначающих действие, могут присоединять наречияприставки типа heraus-/hinaus-, при этом глаголы, не имеющие семантического
компонента “направление”, приобретают его, становясь компонентом сложного
слова: hinausarbeiten, hervorzaubern, hineinkorrigieren, hinzubauen и др.:
Hier und dort wagen sich Frühlingsblumen hervor, sie werden von Mutter und
Tochter abgepflückt und eingesackt. [Jelinek E., S .36]
То тут, то там робко выглядывают весенние цветы, мать и дочь рвут их и
укладывают в пакет. [Елинек Э., стр.16]
Für die anderen, die Älteren ist er eine Unterbrechung, sie können über ihn
hinausdenken.[Remarque E.M., S.31]
Для других, тех, кто постарше, война - это временный перерыв, они могут её
мысленно перескочить. [Ремарк Э.М., стр.19]
Der Stimmer kommt aus Wien angereist, mit der Bahn, und keucht den Berg hinan,
wo einige Irre behaupten, einen Flügel hingestellt zu haben, auf tausend Meter
Seehohe! [Jelinek E., S.39]
Настройщик приезжает из Вены, приезжает поездом и, тяжело дыша, тащится
в гору, где, как утверждают эти сумасшедшие, якобы стоит рояль, там, в тысяче
метров над уровнем моря! [Елинек Э., стр.117]
Некоторые глаголы, встречающиеся в сложном соединении с наречиямиприставками, не употребляются самостоятельно: herein-/hinauskomplimentieren,
heranpreschen, herumlungern и другие:
Er wird jetzt mit mir darüber lachen, wie er die Weiber mit höflichen Redensarten
hinauskomplimentiert habe. [Becher J., S.104]
[...] сейчас посмеется вместе со мной над изысканной вежливостью, с какой
выпроводил их. [Бехер И., стр.345]
60
„Hätte ich doch nur eine Ahnung gehabt, Pat - statt herumzulungern und
herum zusitzen,. [Remarque E.M., S. 170]
Ах, если б я мог догадаться, Пат, - вместо того, чтобы шататься да
рассиживаться по кабакам, я б ы . [Ремарк Э.М., стр. 158, пер. Архипова]
Mende war zwölf, als ihr Leben zerbrach. [ . ] Arabische Reiter preschten heran,
brannten die Lehmhütten n ie d e r,. [Focus Nr. 38, 2002, S. 220]
Менде было 12, когда разрушилась её жизнь. [ . ] Налетели арабские всадники,
дотла сожгли все х и ж и н ы . [Пер.: Aвтор]
В
современном
немецком
языке
сема
направленности
движения
сохраняется не у всех наречий-приставок исследуемого типа. У таких наречий
как herein/hinein, herunter/hinunter, herab/herauf и других (направленность
действия к или от говорящего + местоположение объекта в пространстве)
значение направленности присутствует. Но в некоторых единицах значение,
например, наречия her- вытесняется значением присоединённого наречия места
(например, herum) и совсем исчезает, при этом действие может совершаться
независимо от направления к или от говорящего/наблюдателя:
Sie saß auf dem Boden vor dem Spiegel und probierte an einem Hut herum, einer
kleinen schwarzen Kappe. [Remarque E.M., S.298]
Она сидела на полу перед зеркалом и примеряла шляпку - маленький чёрный
ток. [Ремарк Э.М., стр.298]
„Mag sein - aber warum hast du mich dann alleine herumstottern lassen?“
[Remarque E.M., S.31]
Может, оно и так. Но почему ты не выручил меня, когда я стоял перед ней,
точно какой-то заика? [Ремарк Э.М., стр.31]
Wir standen noch eine Weile in der leeren Werkstatt herum. [Remarque E.M.,
S.388]
61
Мы постояли еще немного в пустой мастерской. [Ремарк Э.М., стр.388]
Наречный
компонент
herum-
потерял
своё
пространственно­
направительное значение вследствие малопродуктивности компонентов miß- и
fehl-, использующихся для образования глагольных единиц с отрицательной
оценкой действия, процесса, состояния [Ш вед 1989: 42]. В соединениях со
стилистически нейтральными глаголами такими, как sitzen, stehen, streiten,
liegen, наречие-приставка herum- реализует также отрицательную оценку
действия:
A uf den Dächern sitzen sie herum und beobachten mich mit ihren Fernrohren, die
verfluchten B ezirk särzte. [Becher J., S.347]
Проклятые квартальные врачи, они расселись по крышам и следят за мной в
подзорную трубу. [Бехер И., стр.544]
Вследствие потери своего первоначального значения наречием herum- в
современном немецком языке используется наречие umher- с пространственно­
направительным значением:
Mit Mühe gelang es mir, einen Tisch, der gerade frei wurde, zu ergattern.
Unbehaglich blickte ich umher. [Remarque E.M., S.42]
С трудом
мне удалось захватить только
что
освободившийся
столик.
Испытывая чувство неловкости, я осмотрелся. [Ремарк Э.М., стр.36]
Ich stellte mich vor den Spiegel, schnitt Grimassen, versuchte die Augen nach
einwärts zu richten, damit sich die Blicke über die Nase weg kreuzten, hopste im
Zimmer umher und schritt würdevoll und musste mir oft den Mund zuhalten, um
nicht bei den unpassenden Gelegenheiten eine Tierstimme nachzuahmen oder etwas
Unsinniges hinauszuschreien. [Becher J., S.84-85]
Я останавливался перед зеркалом, корчил гримасы, пробовал скосить глаза на
нос, дико прыгал по комнате или выступал медленно и важно и не раз зажимал
себе рот, чтобы ни с того ни с сего не закукарекать, не заблеять или не
выпалить какую-нибудь нелепость. [Бехер И., стр.329]
62
Следует отметить, что для многих сложных глаголов, исследуемой
словообразовательной
модели
характерно
нарушение
компонента, что ведёт к переосмыслению
выбора
содержания.
первого
Так, например,
соединение наречий-приставок с опорными глаголами речи, письма, состояния,
с
глаголами
лексико-семантической
группы
«играть
на
музыкальном
инструменте» не является нормой по действующим в языке правилам, поэтому
в наречных компонентах происходит семантический сдвиг, в результате
которого пространственное наречие частично или полностью утрачивает своё
конкретное значение и становится выразителем более абстрактных значений,
таких
как
степень
интенсивности
действия,
например,
herumdösen,
herumbummeln, или характер протекания действия во времени, обозначая его
начало или конец, доведения до какого-либо предела, состояния herunterdienen,
herunterschwimmen,
или
средством
субъективной
оценки,
например,
heruntertrommeln, herunterlesen, herunterschreiben [Заречнева 1989: 15], что
создаёт трудности при переводе этих глаголов на русский язык, например:
So hatte ich genug geschwommen, hatte meine Strecke heruntergeschwommen.
[Becher J., S. 203]
Так-то я плавал. Наплавался вволю. Проплыл всю дистанцию из конца в
конец. [Бехер И., стр.426]
Wo Ihr Herr Vater und ich alles unternehmen, um Ihnen aus der Affäre
herauszuhelfen .[B e c h e r J., S.262]
А мы-то - ваш почтенный отец и я - принимаем все меры, чтобы помочь вам
выпутаться из этого дела. [Бехер И., стр.475]
Wir stritten uns eine Weile herum. [Remarque E.M., S.48]
Мы начали было спорить с ним. [Ремарк Э.М., стр.36]
Присоединяясь к опорному глаголу, с которым оно семантически не
совместимо,
наречие-приставка
типа
hinaus-/heraus-
влияет
на
63
внутриструктурные отношения всего сложного слова. Сложное наречие и
опорный глагол меняются функциями: наречие-приставка берёт на себя
основную смысловую нагрузку, т.е. становится „базой“, а опорный глагол
выступает в качестве характеристик этого действия, т.е. становится признаком
этого действия [Хомутская 2001:
168]. Это важное замечание, на которое
следует обращать внимание при переводе, а точнее говоря, при поиске
соответствия в русском языке, для таких глаголов, как, например: heranhinken
(подойти, хромая), sich herantasten (добираться ощупью), herausfühlen (чутьем
догадывать), hineinschmuggeln (ввозить контрабандой) и др.
При образовании глаголов с наречием-приставкой типа hinaus-/heraus- в
качестве опорных глаголов часто встречаются модальные глаголы и глаголы
желания
(см.:
семантическая
группа
7),
особой
словообразовательной
активностью отличаются können, müssen, wollen, lassen:
Es ist ein trübseliger Rundgang durch das Dorf. Alle Männer, die der Förster
sprechen müsste, sind, obwohl es schon auf sechs Uhr geht und Futterzeit wird, noch
auf dem Felde. Oder sie hasten schwitzend an dem Förster vorbei, kaum dass sie mit
der Hand winken. Sie haben keine Zeit, denn vor dem drohenden Gewitter muss
herein, was nur irgend herein kann. [Fallada H., S.207]
Невеселый получается обход. Мужчины, с которыми лесничему надо говорить,
все еще в поле, хотя уже идет к шести и пора задавать корм скоту. Они,
обливаясь потом, торопливо пробегают мимо лесничего, едва помахав ему
рукой. Им некогда, пока не разразилась буря, нужно свезти с полей все что
удастся. [Фаллада Г., стр.152-153]
Zuerst wollen sie alle hinein, dann wollen sie so schnell wie möglich hinaus.
[Jelinek E., S. 71]
Сначала они все рвутся вовнутрь, а потом так же быстро — наружу. [Елинек
Э., стр.32]
64
Das Kind wird jetzt nicht mehr aus der häuslichen Umhüllung herausgelassen, bis es
sich gebessert hat und dem Mann abschwört. [Jelinek E., S. 37]
Ребенка с этой минуты больше не выпускают из домашнего кокона, пока дитя
не исправится и не отвадит ухажера. [Елинек Э., стр.61]
В подобного рода словообразовательных моделях происходит „стяжение
глагольной конструкции“ [Хомутская 2001: 171], где находит своё отражение
стремление к экономии или „конденсации смысла“ [там же]. Хомутская
предполагает,
что
стремление
к
языковой
экономии
сопровождается
фразеологизацией семантики сложного слова. Значение слова она считает
фразеологизированным, если оно не равно простому соединению морфем,
образующих его, и если целое не может быть получено из частей по
действующим в языке правилам [там же].
Важным для нашего исследования является то обстоятельство, что при
переводе глаголов с
наречиями-приставками типа heraus-/hinaus- следует
учитывать и ту их особенность, о которой говорит в своей исследовательской
работе Н.Г. Ризен, а именно то, что они могут употребляться в прямом и
переносном значении, например, herausstellen (выставлять)/herausstellen (перен.
-
выдвигать
кого-л.),
herumgehen
(ходить
вокруг ч.-л.,
обходить
что-
л.)/herumgehen (перен. - избегать кого-л., чего-л.), hervorsprudeln (бить /о воде,
ключе/yhervorsprudeln (перен. - сыпаться, литься /о словах, остротах): «Анализ
языкового материала иллюстрирует высокую частоту употребления указанных
глаголов в живой речи и в воссозданных речевых ситуациях в прямом и
переносном значении» [Ризен 1992: 1].
Широкий диапазон употребления глаголов с наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-
в
разных
стилях
речи
с
различной
нормативно­
стилистической окраской [Латышев 2000: 55], например, возвышенной herunterbemühen
(просить
спуститься),
hinwegräumen
(убирать
прочь,
устранять), heraufdämmern (забрезжить); разговорной - herauspauken (вырвать,
вызволить (из затруднительного положения), hereinplatzen -
(ввалиться,
65
(неожиданно) заявиться, ворваться, нагрянуть), sich hineinhängen (вмешиваться,
совать свой нос (во что-л.)); фамильярной - herunterhauen (быстро и небрежно
написать), hereinrasseln (попадать впросак, попасться на удочку), herumtigern
(бегать, метаться (как тигр в клетке)) Н.Г Ризен в своей работе объясняет также
высокой словообразовательной продуктивностью и объёмностью лексического
значения исследуемых единиц [Ризен 1992: 1].
Таким образом, словообразовательная модель „сложное направительное
наречие + глагол“ имеет ряд особенностей, которые необходимо знать
переводчику, и обращать внимание на тот факт, что исследуемые лексические
единицы могут компактно соединять в себе несколько сем, закреплённых за
компонентами этого
сложного
слова -наречием-приставкой
и
опорным
глаголом, а именно:
1.
сема действия и/или
способа этого действия передаётся опорным
глаголом;
2.
сема „направленности от или к говорящему/наблюдателю“ представлена
первой частью сложного наречного компонента (her-/hin-);
3.
сема пространственной локализованности объектов входит во второй
компонент наречия-приставки.
О влиянии описанных выше структурно-семантических особенностей
глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- на их перевод на
русский язык речь пойдёт в следующем разделе.
3.2.
Влияние
структурно-семантических
особенностей
глаголов
с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- на процесс их перевода на
русский язык
Безэквивалентная словообразовательная модель в системе немецкого
языка «сложное направительное наречие + глагол» представляет интерес для
переводчика. Глаголы с наречием-приставкой типа hinaus-/heraus- - явление
частое
для
языка
немецкой
художественной
литературы.
По
нашим
66
статистическим
расчётам
на
текста
около
художественного
встречающихся
глагольных
100
двух
произвольно
процентов
лексических
единиц
выбранных
от
общего
составляют
страницах
количества
глаголы
с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- . Приведём несколько примеров:
1. „Noch am gleichen Morgen ging Bärlach - nachdem er noch einmal mit Biel
telephoniert hatte - zu der Familie Schönler an der Bantigerstraße, wo Schmied
gewohnt hatte. Bärlach schritt zu Fuß die Altstadt hinunter und über die
Nydeckbrücke, wie eres immer gewohnt war, denn Bern war seiner Ansicht nach eine
viel zu kleine Stadt für „Trams und dergleichen“.
Die Haspeltreppen stieg er etwas mühsam hinauf, denn er war über sechzig
und spürte das in solchen Momenten; doch befand er sich bald vor dem Hause
Schönler und läutete.
Es war Frau Schönler selbst, die öffnete, eine kleine, dicke, nicht unvornehme
Dame, die Bärlach sofort einließ, da sie ihn kannte.
„Schmied mußte diese Nacht dienstlich verreisen“, sagte Bärlach, „ganz
plötzlich mußte er gehen, und er hat mich gebeten, ihm etwas nachzuschicken. Ich
bitte Sie, mich in sein Zimmer zu führen, Frau Schönler.“
Die Dame nickte, und sie gingen durch den Korridor an einem großen Bilde in
schwerem Goldrahmen vorbei. Bärlach schaute hin, es war die Toteninsel.
„Wo ist Herr Schmied denn?“ fragte die dicke Frau, indem sie das Zimmer
öffnete.
„Im Ausland“, sagte Bärlach und schaute nach der Decke hinauf.“
[F.Dürrenmatt, S.12]
2. „Feck stellte in der Schulpause Hartinger ein Bein, dass der hinschlug, ich
boxte daraufhin mit Feck herum; das war auch vor Anbruch des neuen Jahres so,
dazu hätte man die Lampions nicht anzünden müssen.
67
Nach Schulschluss stürmten wir in die Glyptothek und spielten dort
„Fangermandl“ wie immer und banden den Mädchen, die die Kinderwagen vor sich
herschoben, die Schürzen auf.
Auch daswar nicht sittsam und hübsch artig.
[...]
Es war nichts mehr aus Hartinger herauszubringen. Ecke Luisenstraße und
Theresienstraße gingen wir auseinander.“ [J. Becher, S.23]
3.
„Einen Augenblick stand Wolfgang noch wartend. Das Gefühl der Befreiun
aus quälender Spannung verging. Hätte ich noch eine Spielmarke, dachte er. Nun, es
ist egal. Einmal wird der Tag kommen.
Die Kugel schnurrte schon wieder. Langsam ging er hinaus, an dem traurigen
Wachtmeister vorüber, die dunkle Treppe hinab. Lange stand er in dem
Hauseingang, bis ihn ein Schlepper hinausließ.
Was konnte er von allen diesen Dingen seinem kleinen, guten Peter erzählen?
Fast nichts. Er ließ sich auf den Satz zusammendrängen: Erst habe ich gewonnen,
dann habe ich Pech gehabt. Es war also nichts Besonderes zu berichten, in letzter Zeit
hatte er dies öfter sagen müssen. Natürlich konnte sie sich darunter kaum etwas
vorstellen. Sie dachte vielleicht, es sei etwas Ähnliches, wie wenn jemand beim Skat
verliert oder bei der Lotterie mit einer Niete herauskommt.“ [H.Fallada, S.55]
Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-
не случайно
являются частым явлением языка художественной литературы, так как с их
помощью можно компактно и более точно описать часть пространства или
реальной действительности.
В этом
наречий-приставок, которые
осуществляют референцию
субъекту
и
объекту
высказывания
и
действия,
местом
проявляется дейктическая
локализуют
действия,
одновременно
отношения
фиксируют
функция
между
к
местом
коммуникативную
взаимообусловленность говорящего, адресата, наблюдателя, субъекта действия
[Ризен 1992: 9].
68
В
текстах научно-публицистического стиля, наоборот, глаголы с
наречием-приставкой типа hinaus-/heraus- -
явление довольно редкое по
сравнению с текстами художественной литературы. На 200 страницах журнала
«Focus» нами зафиксировано всего лишь 23 исследуемых единицы (около
0,1%), из них, например:
Harte Zeiten für Hochqualifizierte: Die Krise am Arbeitsmarkt hat auch sie voll
erfasst und reicht mittlerweile weit über die zunächst betroffene Computer-, Finanzund Medienbranche hinaus. [Focus, S.12]
Тяжёлые времена для высококвалифицированных специалистов: кризис на
рынке труда захватил и их и постепенно распространяется далее, захватив
сначала компьютерные, финансовые отрасли и СМИ . [Пер.: Aвтор ]
Für die Berechnung der Beiträge zur Krankenversicherung sollen in Zukunft auch
Zins-, Miet- und Kapitaleinnahmen herangezogen werden. [Ebenda, S.62]
Для подсчёта доли отчислений или платежей для медицинского страхования в
будущем необходимо учитывать помимо прочего доходы
с процентов,
аренды и капитала. [Пер.: Автор]
Сопоставление текстов художественной литературы ИЯ и их переводов
на ПЯ показало, что в русском языке для глаголов с наречием-приставкой типа
hinaus-/heraus- отсутствует аналогичное соответствие в виде сложного глагола,
образованного по словообразовательной модели «сложное направительное
наречие + глагол». В «Словаре словообразовательных элементов немецкого
языка» для глаголов с наречным компонентом узуального типа приводятся
типичные глагольные соответствия, встречающиеся в русском языке. Часто
таким регулярным соответствием является префиксальный глагол:
69
Наречный компонент в немецком
Приставка в русском языке
языке
с(°)herab-
спадать
herabfallen
heran-
под-, при-
heranholen
принести
heraus-
вы-
herausbringen
выносить
herein­
в-
hereinbringen
вносить
hervor-
вы-
hervorlocken
выманивать
hinab-
с-
hinabfahren
съезжать
hinauf-
в(о)з-
hinauffliegen
взлетать, взлететь
hindurch-
про-
hindurchgehen
проходить
hinein-
в-
hineinbringen
вносить
hinüber-
пере-
hinüberführen
переводить (на ту сторону)
hinunter-
с-
hinunterbringen
сносить вниз
Например:
Als er so unterhalb von mir durch die Felsspalte aufstieg, wobei sein Kopf mit der
Glatze hin und her wackelte, musste ich mich zurückhalten - mir war's, als hielte die
70
sanfte, dunkle Stimme mich zurück -, nicht eines der vielen Felsstücke, die auf dem
Gipfel herumlagen, auf ihn herabzuwälzen. [Becher J., S.129]
Пока он взбирался вверх по расщелине и подо мной из стороны в сторону
моталась его лысая голова, я должен был сделать над собой усилие, - мне
казалось, это грудной, певучий голос удержал меня, - чтобы не столкнуть на
него один из многочисленных каменных обломков. [Бехер И., стр.365]
Er trat dicht an mich heran, ich spürte seinen Atem mich warm überfluten, als er mir
ins Ohr flü ste rte . [Becher J., S.100]
Он подошёл ко мне вплотную, так что я ощутил на себе его тёплое дыхание, и
зашептал мне на у х о . [Бехер И., стр.342]
Als ich einige Zeit darauf, mit keuchender Mühe, die mächtige Familienchronik vom
Schrank herunterhob, um die Stelle über den geräderten und verbrannten Urahnen
nochmals nachzulesen, war diese erste Seite fein säuberlich aus dem Ahnenbuche
herausgetrennt. [Becher J., S.108]
Когда, спустя несколько дней, я, кряхтя, снял со шкафа громоздкую
„Семейную хронику“, собираясь вновь перечитать то место, где говорилось о
моём колесованном и сожжённом предке, то оказалось, что первая страница
чистенько и аккуратненько вырезана из книги предков. [Бехер И., стр.348]
Schauerliche Teufelsfratzen hatten sie sich aufgemalt, die Dreckfinke, und sie
stanken, was sie nur konnten, aber jedes Mal tauchten sie aus dem Wasser wieder
hervor: engelrein. [Becher J., S.301]
Они размалёвывали свои физиономии под страшные сатанинские рожи и
распространяли неимоверное зловоние, но стоило им окунуться в воду, и они
выходили оттуда чистенькие, как ангелочки. [Бехер И., стр.507]
71
Da Direktor Förtsch nicht von meiner Seite wich, als ich den Brief las, warer Zeuge,
wie ich mich in eine dunkle Ecke des Ganges stellte und drauflosheulte. Langsam
glitt ich, an den Wänden mich haltend, auf den Boden hinab. [Becher J., S.165]
Ферч, не отходивший от меня ни на шаг, пока я читал письмо, видел, как,
забравшись в тёмный уголок коридора, я дал волю слезам. Медленно, цепляясь
за стены, соскользнул я на пол. [Бехер И., стр.395]
Nun kletterte der Wagen die Weinberge hinauf. [Dürrenmatt F., S.28]
Теперь машина взбиралась по склонам виноградников. [Дюрренматт Ф.,
стр.21]
„Charon ist ein Name aus der griechischen Sage, nicht wahr?“
„Charon f uhr die Toten in die Unterwelt hinüber, Tschanz.“ [Dürrenmatt F., S.27]
-
Харон - это персонаж из греческой мифологии, не так ли?
-
Харон перевозил умерших в царство теней, Чанц. [Дюрренматт Ф., стр.20]
Mir schien, dass der Vater in seinem Benehmen den beiden Frauen gegenüber etwas
von dem Hausmeister an sich hatte, mit dem der Lehrer nicht im Zimmer, sondern
auf dem Gang sprach und ich wäre dem Vater gerne zu Hilfe gekommen, um diese
piepsenden, aufgetakelten Weibsbilder die Treppe hinunterzufeuern. [Becher J.,
S.103]
Он так держал себя с этими дамами, что чем-то напомнил мне дворника, с
которым Г оль разговаривал не в учительской, а в коридоре, и я с удовольствием
помог бы отцу спустить этих щебечущих расфранченных дур с лестницы.
[Бехер И., стр.345]
Однако, многообразие значений глагольных приставок русского языка не
всегда в полной мере могут передать значение глаголов с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus-, и в этом случае возникает вопрос: Что
делать? И как перевести? Следует заметить, что переводчики по-разному
справляются с подобного рода трудностями в области словообразовательной
72
безэквивалентности; большинство стремятся к адекватной замене единицы ИТ,
используя разнообразные средства ПЯ. Иногда встречались случаи, когда
значение глагола с наречием-приставкой типа hinaus-/heraus- в ПТ попросту
опускалось. Возможно, переводчик посчитал эту информацию избыточной для
ПТ. Для художественной литературы эти случаи редки, например:
Ich betrachtete Hiasl, während er sang, wie er mit dem Mund auf und zu schnappte,
ich nahm dabei eine Haltung ein wie damals, als ich Hartinger die Geldstücke
auffangen ließ, und spürte den feindlichen Blick, der, aus mir zuckend, zu Hiasl
hinüberdrang. [Becher J., S. 121-122]
Я смотрел, как Гиасль поёт, как он открывает и закрывает рот. Я стоял перед
ним, как стоял перед Гартингером, когда велел ему ловить ртом монеты, и
чувствовал, что в глазах у меня вспыхивает враждебный огонёк. [Бехер И.,
стр.359]
Данный
пример
иллюстрирует
опущение
части
содержания
высказывания, выраженного словами «aus mir zu Hiasl hinüberdrang», причем
данная потеря содержания не компенсируется в дальнейшем.
3.2.1.
Экспериментальное
исследование
влияния
структурно­
семантических особенностей глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus- на их перевод на русский язык
Для выявления
структурно-семантических особенностей глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-
и их влияния на процесс их
перевода на русский язык нами был проведён эксперимент среди студентов 3-5
курсов переводческого отделения и преподавателей кафедры немецкого языка
ОГУ. В эксперименте принимали участие 50 человек.
Целью данного эксперимента было определение групп глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, которые вызывают трудности при
73
переводе на русский язык, выявить причины возникновения трудностей,
вызванных исследуемыми лексическими единицами.
Испытуемым предлагались два вида тестов по 15 высказываний из
текстов художественной литературы и журнальных статей, содержащих
глаголы
с
наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-
узуального
и
окказионального характера, употребляющихся в разных контекстах в прямом
или переносном значении.
В первом тесте для перевода на русский язык были предложены
высказывания,
в
которых
наречия-приставки
типа
hinaus-/heraus-
употребляются с глаголами, содержащими сему «направление», то есть глаголы
целенаправленного движения, зрительного восприятия. Кроме этого, в эту
группу были добавлены высказывания с глаголами указанного типа, которые в
силу переосмысления своих компонентов не употребляются в качестве
пространственных дейктиков [Ризен 1991:45], но имеют в языке постоянные
словарные соответствия, например, sich herausstellen (оказаться, выясниться).
Как не создающие особых трудностей при переводе, к первой группе были
отнесены глаголы с наречием-приставкой herum-, которое в большинстве
случаев указывает лишь на интенсивность произведённого действия:
1. Das Mädchen war erwacht. Den K opf in die Hand gestützt, lag es und sah nach
dem Fenster hinüber. [Fallada H., S.13]
2. Es war ein seltsames Gefühl gewesen, neben ihm die Treppe hinabzusteigen, ...
[Fallada H., S.25]
3. Ein paar Minuten später klopfte es bei mir und Hasse kam herein. [Remarque
E.M., S.67]
4. Jetzt bleibt sie vor einem Schränkchen stehen, [...] und geht dann hinüber in
ihres Mannes Zimmer. [Fallada H., S.37]
5. Frau Pagel stößt die Fenster des Zimmers weit auf: Licht und Luft dringen aus
Gärten herein. [FalladaH., S.37]
6. Sie trat näher heran. [Fallada, S.41]
74
7. Dann hielt ich es nicht mehr aus, stürzte aus der Wohnung, rannte die Treppe
hinunter und aus dem Haus. [Schlink E., S.16]
8. Bald hatten alle um Riedl herumgehockt in der windigen Halle voll Trümmer
und verbogener Röhren. [Seghers A., S.26]
9. Der gesamte Herr Bundeskanzler ist jetzt auch eingepflanzt und steht im
Mordzimmer herum, das ein paar Quadratkilometer groß ist. [Jelinek E, S.19]
10.Ich weiß sehr wohl, ein feiner Mann starrt einer Dame, die die Treppe
hinaufläuft, nicht nach,... [Fallada H., S.10]
11.Den ganzen Tag fuhren die flachen Operationswagen herein und heraus.
[Remarque E.M., S.22]
12.
„Das Sterngucken beginnt!“ riefen alle durcheinander und eilten mit mir auf den
H of hinaus. [Becher J., S.153]
13.Und aus dem Wasser schritte die erste Frau herauf. [Remarque E.M., S.218]
14.Die Krise am Arbeitsmarkt hat auch sie voll erfasst und reicht mittlerweile weit
über die zunächst betroffene Computer-, Finanz- und Medienbranche hinaus.
[Focus, S.12]
15.Im Nachhinein stellt sich dann immer heraus, dass die vermeintlich Letzten doch
die Ersten sind. [Focus, S.41]
Тест № 2 представлен группой высказываний, в которых наречие приставка употребляется в соединениях с полнозначными глаголами, либо не
имеющими изначально семы «движение в каком-либо направлении», либо
сочетающие эту сему с компонентами содержания, описывающими образ этого
движения или действия. В эту группу включены выражения с глаголами,
обозначающими различные виды звуков, глаголы, передающие разные способы
перемещения
в
пространстве.
Данные
высказывания
отобраны
для
эксперимента не случайно, так как в содержащихся в них глаголах с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus- происходит смысловой
сдвиг в связи
нарушением речевой нормы, регулирующей сочетаемость языковых единиц. В
ниже приведённых высказываниях наблюдается перераспределение содержания
75
между их словообразовательными компонентами, которые изменили свои
функции - базы или основы и признака:
1. Der Rolladen schnurrte herunter. [Becher J., S.241]
2. Lehrer Stechele konnte diese ihre Stimme hervorzaubern, wenn er die
„Träumerei“ von Schumann spielte. [Becher J., S.125]
3. Wir stolpern im Dunkeln hinein, ... . [Remarque E.M., S.61]
4. So tastete ich mich in das neue Leben hinein, . . [Becher J., S. 175]
5. Sie schaukelte hinaus. [Remarque E.M., S.388]
6. In diesem Augenblick summte noch ein Wagen heran. [Remarque E.M., S.29]
7. Nun schlendern wir zur Wiese hinter den Baracken hinüber. [Remarque E.M.,
S.21]
8. Schon zischen wie Kesselventile die folgenden Granaten heran .
[Remarque
E.M., S.61]
9. Wo Ihr Herr Vater und ich alles unternehmen, um Ihnen aus der Affäre
herauszuhelfen . [Becher J., S.262]
10.„Dann also alles Gute!“ sagte sie, schüttelte mir unvermutet die Hand und sauste
die Treppe hinauf. [Fallada H., S.10]
11.
Für die anderen, die Älteren ist er eine Unterbrechung, sie können über ih
hinausdenken. [Remarque E.M., S.31]
12. Schweigend hinkt er, [ . ] , über das glatte Parkett hinaus, . [Zweig St., S.47]
1 3 .( .) , die Sektionen trommeln breite Massen herbei, . [Zweig St., S.31]
14.Sie schnellte herum, als ich hereinkam. [Remarque E.M., S.355]
15.Wer mittelfristig Steuern und Abgaben sparen will, sollte deshalb auch darauf
achten, welche Politiker sich an Kürzungen der Ausgaben herantrauen. [Focus,
S.59]
Результаты проведённого эксперимента позволяют остановиться на
наиболее важных моментах, касающихся исследуемых лексических единиц. В
первую
очередь
продуктивность
следует
сказать
о
словообразовательной
том,
что,
модели
несмотря
«сложное
на
высокую
направительное
76
наречие
+
глагол»
пространственной
в
немецком
картины
в
языке,
её
частотность
художественном
тексте
при
и
описании
кажущуюся
прозрачность и мотивированность их значения, исследуемые лексические
единицы относятся к тем элементам языковой системы немецкого языка,
которые создают трудности перевода для русскоязычной аудитории. Этот
вывод подтвердил наш эксперимент.
С тестом № 1 испытуемые справились без особых затруднений, так как
высказывания этого теста содержали наиболее употребительные глаголы с
наречиям-приставками
типа
hinaus-/heraus-,
которые
имеют
постоянные
эквиваленты в русском языке. Интересен тот факт, что в некоторых случаях
испытуемыми не были учтены смысловые нюансы наречных компонентов,
важные для пространственной ориентации в контексте, поэтому тест показал
разрозненные
результаты
при
выборе
соответствия,
эквивалентного
лексической единице ИТ. Так, при переводе высказывания № 1 получены
следующие варианты (в скобках указано количество совпадений при переводе):
Das Mädchen war erwacht. Den K opf in die Hand gestützt, lag es und sah nach dem
Fenster hinüber. [Fallada H., S. 13]
1. Девочка проснулась. Положив руку под голову, она лежала, глядя на окно.
(8)
2. Девочка проснулась. Подложив руку под голову, она лежала, повернувшись
к окну. (3)
3. Девочка проснулась. Подперев голову рукой, она лежала и смотрела в окно.
(20)
4. Девочка проснулась. Она лежала, подперев голову рукой, и смотрела через
окно. (4)
5. Девочка проснулась. Положив голову на руки, она лежала и смотрела из
окна. (1)
6. Девочка проснулась. Она лежала, подперев голову руками, и смотрела в
сторону окна. (10)
77
Варианты перевода 3, 4, 5 содержат неточности в передаче исходного
содержания. Затруднение вызвало наречие-приставка hinüber-.
По результатам теста № 1 большая часть испытуемых затруднялась
перевести высказывания, содержащие глагол с наречием-приставкой herum(высказывания 8, 9). Не найдя подходящего эквивалента, испытуемые либо
совсем игнорировали перевод высказывания (18), содержащего глагол с
наречием-приставкой
herum-,
т.е.
перевод
опускался,
либо
находили
наипростейший выход из ситуации, а именно в качестве перевода был
использован нейтральный для этой ситуации глагол “стоять” (высказывание №
9); при переводе высказывания № 8 трудность вызвал опорный глагол.
Испытуемые
выбирали
соответствия
среди
глаголов
русского
языка
столпиться (5), собраться (5), сидеть без дела (1), сидеть на корточках (3),
рассесться (2), обступить (1).
Не вызвало затруднений при переводе высказывание № 6 (25), в качестве
соответствия был выбран приставочный глагол “подойти”.
Незнание исходных значений сложных наречий повлияло на перевод
высказываний № 2, 4, 10. В высказываниях № 2 и 10 не правильно было
выбрано направление движения: № 2 - вверх (3), № 10 - вниз (2). Единого
мнения на перевод высказывания № 4 не было. Среди вариантов перевода
отмечены: идти (3), пройти (5), направляться (3), идти мимо (1), пройти через
(3), подниматься, пойти на верх (3) и др.
Опрос испытуемых после выполнения перевода показал, что тест № 2
содержал наибольшее количество трудностей при переводе высказываний,
содержащих глаголы с наречиями-приставками. Это объясняется тем, что для
этого теста были подобраны высказывания с глаголами узуального и
окказионального характера, для которых в русском языке нет компактного
соответствия в виде глагола с наречием-приставкой. В этих случаях возникала
необходимость
использования
других
средств
выражения
исходного
содержания. Так, высказывание № 1 имеет следующие варианты перевода:
78
С шумом опустили жалюзи. (3)
Жалюзи со скрипом опустились. (4)
Жалюзи со скрипом опустились вниз. (1)
40% испытуемых перевели это высказывание как “Жалюзи опустились”,
что, на наш взгляд, является ошибочным вариантом, так как не учитывалось
значение
опорного
глагола,
т.е.
не
все
глагольные
семы
оказались
переведёнными, а именно сема образа действия (как они опустились).
В варианте перевода № 3 наоборот содержалась избыточная для ПТ
информация (наречие «вниз»), перевод оказался буквальным.
Затруднение вызвало высказывание № 2. Наряду с опущением перевода
(2) и неточными вариантами перевода глагола hervorzaubern типа “заколдовать”
(13) или “очаровать” (4) есть и интересные, более эквивалентные, например:
Учитель Штехеле мог как волшебник извлекать этот её голос, когда он играл
«Грёзы» Шумана. (1)
Глагол herbeitrommeln в высказывании № 13 также создал определённые
трудности в подборе соответствия в русском языке.
перевели
его
с
помощью
„привлекать/завлекать/заманивать“
(4).
глаголов
Другие
Часть испытуемых
„призывать“
искали
иные
(2),
варианты,
например:
Секции сильно шумели. (1)
Секции издают сильный шум. (1)
Приближались огромные массы людей, играющих на барабанах. (1)
Наиболее удачным является вариант:
Секции, гремя барабанами, зазывали широкие массы. (1)
Высказывания № 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 12, 14 были переведены на русский
язык с помощью изменения формы выражения исходного содержания,
например:
(№ 4) Так я на ощупь пробирался в новую жизнь. (8)
(№ 5) Пошатываясь, она вышла. (10)
79
(№ 6) В этот момент ещё один автомобиль промчался, сигналя, мимо нас. (6)
(№ 8) Шипя, подлетали очередные гранаты. (10)
(№ 12) Молча, он покинул комнату, прихрамывая по гладкому паркету. (12)
Сравнительный анализ вариантов перевода высказываний в тесте №
2 показал малое количество совпадений при переводе одних и тех же
высказываний. Кроме того, в тесте № 1 содержится только 3% опущений при
переводе, в отличие от теста №2, в котором зафиксировано 12% опущений от
общего количества вариантов перевода.
Результаты
проведённого
эксперимента
показали,
что
глаголы
с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- создают трудности при переводе с
немецкого языка на русский. На основании проведённого эксперимента следует
выделить группы глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-,
вызвавшими особые трудности при переводе. К ним относятся:
1. Г лаголы с наречием-приставкой hinüber2. Глаголы с наречием-приставкой herum3. Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, в которых наречиеприставка соединяется с нетипичным для данной модели опорным глаголом.
Таким образом, возникновение трудностей при переводе исследуемых
лексических
единиц
связано
с тем,
что
словообразовательная
модель,
используемая при описании предметной ситуации, «сложное направительное
наречие + глагол» несвойственна для русского языка, т.е. как уже было
отмечено ранее, является характерологической особенностью немецкого языка.
Кроме того, многообразие значений наречий-приставок типа типа hinaus­
/heraus- и их потенциальные возможности сочетаться с глаголами разной
семантики
провоцируют
ложные
(либо
буквальные,
либо
неточные)
переводческие решения. Поэтому необходимо выявить и описать наиболее
регулярные способы перевода глаголов с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus-, на основе сравнения текстов немецкой художественной литературы и
их переводов на русский язык.
80
3.3. Способы преодоления системных различий при переводе глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- как структурных экзотизмов
Для
глаголами
определения
с
способов
преодоления
наречиями-приставками
типа
трудностей,
hinaus-/heraus-
создаваемых
нами
были
предприняты следующие действия, совершённые несколькими этапами. В
начале
нашего
высказывания,
исследования,
содержащие
т.е.
на
глаголы
с
первом
этапе,
были
наречиями-приставками,
отобраны
методом
сплошной выборки из текстов немецкой художественной литературы.
В качестве материала для отбора высказываний
лексическими
единицами
использовались
такие
с исследуемыми
произведения
немецкой
художественной литературы, как „Abschied“ И. Бехера, „Drei Kameraden“, „Im
Westen nichts Neues“ Э.М. Ремарка, „Und sagte kein einziges Wort“ Г. Бёлля,
„Parfüm“ П. Зюскинда, „Ole Bienkopp“ Э. Штриттматтера, „Der Richter und sein
Henker“ Ф. Дюрренматта, „Homo faber“ М. Фриша, „W olf unter Wölfen“ Г.
Фаллады, „Die Klavierspielerin“ Э.Елинек, „Der Vorleser“ Б. Шлинка, а также
некоторые произведения Борхерта и Брехта. Следует отметить, что выбор
произведений был связан с наличием для данных произведений текстов
перевода на русском языке.
При
выборе
данных
произведений
и
их
переводных
вариантов
учитывался также художественный стиль авторов и их индивидуальный подход
при выборе выразительных средств.
На втором этапе высказывания с исследуемыми лексическими единицами
были разбиты по группам: в первую группу вошли высказывания, содержащие
глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, имеющими регулярные
словарные соответствия в русском языке, а во вторую группу отобраны
высказывания
с
глаголами,
не
имеющими
словарных
эквивалентов,
являющиеся авторскими новообразованиями.
После
лингвопереводческого
анализа
рассматриваемых
глаголов,
включающего сопоставление и описание текстов оригиналов и их переводов на
81
русский язык, были выявлены некоторые закономерности при переводе
глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- как узуального, так и
окказионального
характера.
На
основе
данного
анализа
сделаны
соответствующие вывода о функционировании и переводе на русский язык,
исследуемых лексических единиц.
По
результатам
проведённого
лингвопереводческого
анализа
все
высказывания, содержащие глаголы с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus- узуального и окказионального характера, можно поделить на две
группы: выражения, в которых данные глаголы создают трудности при
переводе
с немецкого языка на русский, и высказывания, в которых
исследуемые глаголы не являются переводческой трудностью. К первой группе
нами отнесены те глаголы с наречиями-приставками, значение которых
мотивировано и легко выводимо из значений составляющих его частей глагола и направительного наречия. Причём опорный глагол несёт в себе сему
целенаправленного движения, перемещения или местоположения объектов в
пространстве; направительное наречие конкретизирует это действие, указывая
на пространственные ориентиры, местоположение объекта и/или субъекта
действия по отношению к другим объектам и направленность действия (к
говорящему/наблюдателю или от него).
Вторую группу
составляют высказывания,
содержащие глаголы
с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, первый компонент которых наречие-приставка
выполняет
-
функцию
функционирует
в
пространственного
своём
исходном
дейктика
при
значении,
различного
т.е.
рода
действиях или процессах, передаваемые опорным глаголом. Заметим, что в
данном случае опорный глагол выражает не целенаправленное движение или
действие, а большей частью содержит сему способа действия. Эта группа
выражений с исследуемыми глаголами вызывает наибольшие затруднения при
переводе, так как «алогичное» [Девкин 2001: 17], компактное [Латышев 2000:
159] соединение нескольких сем в двух компонентах немецкого глагола
82
приводит к созданию лексической единицы, не имеющей компактного
соответствия
в
русской
лексической
системе,
и
требует
применения
переводческих приёмов для более полной и точной передачи содержания
указанной единицы в ИТ.
3.3.1.
Переводческие трансформации как инструмент преодоления
системных расхождений
Отсутствие той или иной единицы в лексической или грамматической
системе одного из языков не является препятствием для переводимости - ведь
перевод осуществляется не на уровне отдельных языковых единиц, а на уровне
смысла
высказывания
эквивалентность
и
перевода
смысла
текста.
достигается
путём
В
большинстве
нахождения
случаев
правильного
переводческого решения и мотивированного использования «элементарных
переводческих операций - простейших переводческих приёмов» [Латышев
1981: 91], т.е. переводческих трансформаций.
Под трансформацией (в неспециальном значении) понимают некое
преобразование,
превращение,
оригинального объекта.
видоизменение
первоначального,
Эти изменения положительные, развивающие и
преобразующие состояние оригинала [Гарбовский 2004: 360].
Использование
терминов
преобразование
или
трансформация
для
описания межъязыковых процессов, а именно процесса перевода, принято
считать условно. О языковых преобразованиях, т.е. трансформациях в строгом
смысле слова можно говорить, лишь рассматривая изменения, происходящие в
языках, в историческом плане, т.е. в диахронии, и то только в том случае, когда
какая-либо
языковая
форма
(фонетическая,
морфологическая),
преобразовавшись (трансформировавшись) в другую, перестала существовать
[там же].
В переводе происходят иные процессы. Объект - исходный текст продолжает существовать, не претерпевая никаких изменений. В результате
83
перевода
возникает
новый
объект,
в
большей
или
меньшей
степени
напоминающий первый и существующий параллельно с ним. Следует заметить,
что в теории перевода термины преобразование, трансформация иногда
используются не в значении процессов, а в значении определённого типа
отношений [там же: 361].
Л.С. Бархударов, определяя значение термина “процесс перевода”, писал,
что его следует понимать “как определённого вида языковое, точнее,
межъязыковое преобразование или трансформацию текста на одном языке в
текст на другом языке” [Бархударов 1975: 6].
Отмечая
определённую
метафоричность термина трансформация в
теории перевода, А.Д. Швейцер отметил, что «на самом деле речь идёт об
отношении между исходным и конечным языковыми выражениями, о замене в
процессе перевода одной формы выражения другой, о замене, которую мы
образно
называем
превращением
или трансформацией.
Таким
образом,
описываемые операции (переводческие трансформации) являются по существу
межъязыковыми операциями «перевыражения» смысла» [Швейцер 1988: 118].
У Комиссарова В.Н. переводческие (межъязыковые) трансформации - это
“преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц
оригинала к единицам перевода, когда словарное соответствие отсутствует или
не может быть использовано по условиям контекста” [Комиссаров 1990: 147].
Под
трансформацией
мы,
вслед
за
Л.К.
Латышевым,
понимаем
целенаправленные отступления от объективного языкового параллелизма,
производимые
ради
достижения
коммуникативно-функциональной
эквивалентности ИТ и ПТ [Латышев 1988: 40; 2000: 27].
Из вышесказанного следует, что термин трансформация закрепляется за
тремя различными понятиями, обозначая: 1) отношение между языковыми или
речевыми единицами сопоставляемых языков; 2) языковые (межъязыковые)
операции; 3) процесс перевода в целом.
84
Как отмечает Л.К. Латышев, трансформационный перевод заключается в
преобразовании внутренней формы слова или словосочетания или же её полной
замене для адекватной передачи содержания всего высказывания. Существует
огромное количество классификаций переводческих приёмов, одна из них - это
классификация межъязыковых трансформаций по тому уровню языковой
системы,
на
преобразования
котором
необходимо
могут
касаться
произвести
преобразование.
фонологического,
Так,
морфологического,
лексического, синтаксического уровней.
Диапазон
переводческих
трансформаций
широк,
но
переводчику
необходимо знать основные, наиболее часто применяемые типы переводческих
трансформаций и уметь ими пользоваться. Несомненно, что в процессе
перевода могут возникать и творческие решения, особенно при переводе
единиц ИЯ, не имеющих постоянных переводческих эквивалентов в ПЯ. Но
«эти творческие решения практически всегда в большей или меньшей мере
являются сочетаниями или вариациями стандартных решений» [Латышев 2000:
253].
3.3.2. Переводческие приёмы при преодолении словообразовательной
безэквивалентности
Так
как
объектом
настоящего
исследования
являются
единицы
лексической системы немецкого языка, относящиеся к словообразовательным
безэквивалентам, то необходимо рассмотреть те виды трансформаций, которые
предлагаются в современном переводоведении для преодоления возникающих
в связи с этим трудностей при подборе соответствия в ПТ. Попытка определить
явление языковой безэквивалентности, существующее между немецким и
русским языками, и способы её преодоления предпринята в работах Л.К.
Латышева [Латышев
1981; 2000] и Е.Л. Жениха [Жених 2000]. Для
словообразовательных
безэквивалентов
авторы
выделяют
регулярно применяемые группы переводческих трансформаций:
следующие
85
1. Структурно-уровневые трансформации, которые изменяют языковой статус
воспроизводимых единиц содержания:
■ Категориально-морфологические трансформации, при которых происходит
замена частей речи ИТ. Единица ИТ передаётся в ПТ с помощью единицы
другого лексико-грамматического класса:
Und wir, die Dichter, sind: Schatzgräber, Künder einer neuen Menschenlehre,
Menschen-Entdecker, Welt-Eroberer... [Becher J., S. 427]
И мы, поэты, искатели кладов, глашатаи нового учения о ч ел о в ек е .
мы открываем новое в человеке, завоевываем миры. [Бехер И., стр.589]
Erika braust unvermindert kußrasend über die Mutter einmal hin einmal her.
[Jelinek E., S. 237]
Эрика с неослабевающим пылом продолжает целовать ее то там, то тут.
[Елинек Э., стр. 109]
■ Синтаксические трансформации, суть которых заключается в изменении
синтаксической схемы построения исходного высказывания:
Die Deutschen sind Bürokraten, auch im Unrechttun. [Remarque E.M., S. 243]
Немцы остаются бюрократами, даже если они творят заведомо неправое
дело. [Ремарк Э.М., стр. 448]
Sein männlichkeitsgestützter Standort ist ein Stockwerk tiefer gelegen. [Jelinek E.,
S. 264]
Место, где он утверждает свою мужественность, расположено этажом ниже.
[Елинек Э., стр. 121]
2. Содержательные трансформации. К классу содержательных относятся такие
переводческие приёмы, использование которых влечёт за собой некоторую
степень изменения передаваемого содержания:
■ Перераспределение содержания. Эта трансформация представляет собой
такое изменение содержания, при котором исходное содержание получает
86
иную
группировку,
иначе
распределяется
по
морфемам,
словам,
словосочетаниям:
„Nicht viel los, wie?“ fragte Ravic.
„Nichts. Nur noch dieser Langweiler d a . “ [Remarque E.M., S. 243]
- Сегодня у вас как будто тихо? - спросил Равик.
- Да. Только вот этот болван и остался, надоел до смерти. [Ремарк Э.М., стр.
448]
Der Stimmer kommt aus Wien angereist, mit der Bahn, und keucht den Berg hinan,
wo einige Irre behaupten, einen Flügel hingestellt zu haben, auf tausend Meter
Seehöhe! [Jelinek E., S. 39]
Настройщик приезжает из Вены, приезжает поездом и, тяжело дыша, тащится
в гору, где, как утверждают эти сумасшедшие, якобы стоит рояль, там, в тысяче
метров над уровнем моря! [Елинек Э., стр. 17]
■ Экспликация и конкретизация содержания. При экспликации относительно
словообразовательных безэквивалентов немецкого языка осуществляется
попытка восстановить
средствами
ПЯ
семантические
компоненты
и
внутриструктурные связи, скрыто присутствующие в исходной единице:
Der schmale Schlund des blauangestrichenen Schicksalskastens hatte ihn(den Brief)
verschlungen. [Becher J., S.319]
Узкий зев голубого ящика, таившего человеческие судьбы, поглотил письмо.
[Бехер И., стр.505]
Das kleine Möchtegern-Orchester wird von der Geigenlehrerin persönlich geleitet,
der erste Geiger verkörpert darin die absolute Macht. [Jelinek E., S. 87]
Этот маленький оркестрик несбывшихся намерений находится под личным
управлением учительницы-скрипачки, и первая скрипка в нем олицетворяет
абсолютную власть. [Елинек Э., стр. 40]
87
Под конкретизацией понимается замена единицы ИЯ с более широким
значением
единицей
ПЯ
с
более
узким
значением,
включающим
дополнительный семантический признак:
...den wenigen Mutigen
stand
die überwältigende
Masse
egoistischer und
mörderischer Generäle gegenüber, die sich mit Durchhalteparolen, die ihnen selbst
nicht gefährlich werden konnten, vor ihrer Schande retteten. [Remarque
E.M.,
S.266]
...горелке
храбрецов
противостояло
подавляющее
большинство
себялюбивых и кровожадных генералов, пытавшихся спастись от позора
повторением
нацистского лозунга.
«Сражаться до последней капли
крови», - лозунга, который им самим ничем не грозил. [Ремарк Э.М., стр.472]
Das Loch atmet in sich hinein, fragt nach dem Zeitpunkt der Explosion [Jelinek E.,
S. 183].
Отверстие открывается и закрывается в ожидании момента извержения.
[Елинек Э., стр. 84].
■ Генерализация
содержания.
Генерализация
содержания
подразумевает
замену более узкого понятия понятием более широким:
Vom Gespräch konnte ich nichts mehr hören, Silvers hatte die Zwischentür
geschlossen. [Remarque E.M., S.133]
Что они говорили, я не мог разобрать, так как Силверс плотно закрыл за мной
дверь. [Ремарк Э.М., стр.339]
■ Функционально-адекватные замены содержания. Этот вид трансформаций
представляет
собой
радикальное
изменение
исходного
содержания
функционально ему равноценным:
«Diese Puppe, die aussieht, als könne sie nur die Augen aufklappen und hilflos in die
Welt lächeln, ist Präsidentin von zwei großen Gesellschaften. Und dort ist sie keine
Frühstücksdirektorin. Sie weiß Bescheid». [Remarque E.M., S.173]
Эта кукла, которая кажется такой беспомощной и глупой, будто может только
хлопать часами и улыбаться, на самом деле является президентом двух
88
компаний. И там она не хлопает глазами, а делом занимается. [Ремарк
Э.М.,
стр.377]
Denn
es
wird
noch
heftig
weitergeküßt,
bis,
nach
einem
endlosen
Kußtrommelwirbel, die Tochter erschöpft halb auf der Mutter liegenbleibt [Jelinek
E., S.238].
Эрика продолжает страстно целовать ее, пока, после бесконечного шквального
огня поцелуев, дочь не замирает в изнеможении, полулежа на матери [Елинек
Э., стр.109].
В следующем разделе мы остановимся подробнее на соответствиях ПЯ
для групп глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, выявленных
нами
после
литературы
сравнения
и
их
текстов
переводов
оригиналов
на
немецкой
русский
язык
художественной
и
проведенного
экспериментального исследования.
3.4.
Типы переводческих соответствий для глаголов с наречиями-
приставками
типа
hinaus-/heraus-,
не
вызывающих
специфических
трудностей
В группу высказываний, содержащих глаголы с наречиями-приставками
типа hinaus-/heraus-, не вызывающих переводческие трудности, входят такие
лексические единицы исследуемого типа, значение которых мотивировано
значением компонентов, входящих в состав сложного глагола. К этой группе
относятся глаголы узуального и окказионального характера, в которых наречие приставка присоединяется к опорному глаголу целенаправленного действия,
движения или восприятия. Для узуальных глаголов с наречием-приставкой в
русском языке существует словарное соответствие, для окказиональных единиц
подыскивается
переводческое
соответствие,
исходя
компонентов (глагола-опоры и направительного наречия).
из
значения
его
89
При переводе на русский язык значение глагола с наречием-приставкой
типа hinaus-/heraus- в ИТ может быть выражено в ПТ с помощью простой
подстановки лексической единицы, выраженной в языке перевода следующим
способом:
• приставочным глаголом;
1. Wir holten ihn heran. [Remarque E.M., S.46]
Мы позвали е г о , . [Ремарк Э.М., стр.33]
2. Ich blickte zu Lenz hinüber. [Remarque E.M., S.79]
Я посмотрел на Ленца. [Ремарк Э.М., стр.69]
3. Es war möglich, dass die Wirtin, Frau Thumann, gleich mit dem
Morgenkaffee hereinkam. [Fallada H., S. 13]
Возможно, что в комнату сейчас войдет хозяйка, фрау Туман, с утренним
кофе. [Фаллада Г., стр.10]
4. Die Kugel im Rade würde schnurren, wie er setzte, das Geld würde
herbeiströmen -: Alles, alles werde ich gewinnen! [Fallada H., S.51]
Шарик, повинуясь его ставкам, будет жужжать по кругу, деньги потекут:
„Я выиграю всё, всё!“ [Фаллада Г., стр.37]
5. Die Kugel schnurrte schon wieder. Langsam ging er hinaus, an dem
traurigen Wachtmeister vorüber, die dunkle Treppe hinab. [Fallada H.,
S.55]
Шарик уже опять жужжал. Вольфганг Пагель медленно прошёл мимо
печального вахмистра, спустился по лестнице. [Фаллада Г., стр.40]
Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- в приведённых
высказываниях переведены с помощью регулярных соответствий, отражённых
в двуязычных словарях. Так, для глагола heranholen в высказывании 1 находим
90
в словаре соответствия «принести, привести». В приведённом высказывании
данный глагол переведен контекстуальным соответствием «позвать». Для
глагола
hinüberblicken
высказывания
2
соответствием
является
глагол
«взглянуть на кого-либо»; глагол hereinkommen в высказывании 3 передаётся с
помощью
словарного
соответствия
«входить».
Глагол
herbeiströmen
в
высказывании 4 имеет несколько словарных соответсвий: 1) притекать (о чемлибо) и 2) стекаться (о людях). В данном контексте этот глагол используется в
первом значении. В высказывании 5 глагол hinabgehen переведён глаголом
«спускаться»,
так
как
в
двуязычном
словаре
указаны
следующие
словосочетания: 1) идти вниз, 2) спускаться (вниз) по ступеням.
• бесприставочным глаголом:
1. Von der Decke hing das holzgeschnitzte Modell eines Segelschiffes herab.
[Remarque E.M., S.53]
Под потолком висела деревянная модель парусника. [Ремарк Э.М., стр.41]
2. „Beruhigen Sie sich, Doktor Lutz“, antwortete Bärlach, „unsere Dorfpolizei
ist ihrer Aufgabe sicher ebenso sehr gewachsen wie die Polizei von Chicago,
und wir werden schon noch herausfinden, wer den Schmied getötet hat“
[Dürrenmatt Fr., S.15]
Успокойтесь, доктор Лутц, - сказал Берлах, - наша сельская полиция не
менее искусна, чем полиция в Чикаго, и убийцу Шмида мы непременно
найдем. [Дюрренматт Ф., стр.11]
3. Die Stimmen drangen herüber, dann ergoß sich alles ins Haus, und es wurde
still. [Dürrenmatt Fr., S.31]
Слышались голоса, потом все прибывшие скрылись в доме, и наступила
тишина. [Дюрренматт Ф., стр.22]
91
4. Tschanz ließ sich nicht beirren: „Wir haben nichts anderes als die Wahrheit
zu suchen“, rief er verzweifelt in die heranziehenden Wolkenberge h in e in ,.
[Dürrenmatt F., S.80]
Мы обязаны доискаться правды, - воскликнул он с отчаянием в
надвигающиеся тучи. [Дюрренматт Ф., стр.56]
5. Der Retter aber sah ein bißchen wild aus, [ . ] , aber mit einem schönen
gelben Ledergurt um den Bauch und einer ebenso schönen gelbledernen
Pistolentasche. Es mußte auch etwas darin sein, in der Pistolentasche
nämlich, und nicht nur Zuckerbonbons, so schwer hing sie herunter. [Fallada
H., S.70]
Вид у спасителя довольно чудной: [ . ] . Зато хороши, добротны жёлтой
кожи ремень и жёлтая же кобура. А в кобуре, видать, кое-что есть, и уж,
верно, не леденцы, - так тяжело она висит. [Фаллада Г., стр.49]
В двуязычном словаре глагол из высказывания 6 herabhängen имеет
следующие соответствия: «опускаться вниз, спускаться; свисать». Глагол
herunterhängen в высказывании 10 является синонимом предыдущего глагола и
переводится также с помощью глагола « свисать». Для глагола в высказывании
7 herausfinden в словаре находим два значения: 1) обнаруживать (увидеть), 2)
понимать (что-либо), догадываться (о чем-либо). Перевод данного глагола с
помощью глагола «найти» оправдан контекстом и узусом. Для глаголов
herüberdringen (высказывание 8) и hineinrufen (высказывание 9) отсутствуют
словарные соответствия. Но их перевод не составляет трудности, так как в этих
случаях достаточно перевести опорные глаголы в соответствии с контекстом:
dringen (проникать) и rufen (звать, кричать). В приведённых высказываниях
(6-10)
перевод
глаголов
наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-
с
помощью безприставочных глаголов допускается по действующим в языке
нормам воизбежание плеоназма и речевых ошибок.
• приставочным или бесприставочным глаголом и наречием:
92
1. Bärlach trat an den Straßenrand und sah nach Twann hinunter. [Dürrenmatt
Fr., S.17]
Берлах
подошел
к краю
дороги
и
посмотрел вниз на Тванн.
[Дюрренматт Ф., стр.13]
2. Eines Morgens erwachte ich, eilte ans Fenster, um mich am Baum auf die
Straße hinunterzulassen, da langte ich ins Leere, und die gepflasterte Straße
drohte herauf. [Becher J., S.183]
Как-то утром я проснулся и бросился к окну, собираясь спуститься на
землю по дереву, но передо мной оказалась пустота, а снизу мне грозили
камни мостовой. [Бехер И., стр.410]
3. Doch Tschanz sah nichts und kümmerte sich um nichts. Er stieg
unaufhaltsam und gleichmäßig hinauf, ohne sich umzukehren und ohne
innezuhalten. [Dürrenmatt F., S.96]
Но Чанс ничего не видел и ничем не интересовался. Он поднимался
вверх ровным, размеренным шагом, не останавливаясь и не оглядываясь.
[Ремарк Э.М., стр.28]
4. Doch nun wurden auch wir munter und schoben uns heran. [Remarque
E.M., S.20]
Теперь и мы стряхнули с себя сон и протиснулись поближе. [Ремарк
Э.М., стр.9]
5. Sie gingen die Keßlergasse hinauf, .[D ü rren m att F., S.95]
Они пошли вверх по Кесслергассе,.. .[Дюрренматт Ф., стр.66]
В
высказываниях
11 -15
для
глаголов
с
наречиями-приставками
отсутствуют словарные соответствия в русском языке. Данные глаголы
переводятся
с помощью
подстановки лексических
единиц,
содержащих
93
значения
направительного
наречия
и
опорного
глагола
исходного
высказывания: hinuntersehen - смотреть вниз, heraufdrohen - угрожать снизу
(вверх по направлению к говорящему), hinaussteigen - подниматься вверх (по
направлению от говорящего/наблюдателя), sich heranschieben - пробираться,
протискиваться
(с
трудом)
(куда-либо,
через
что-либо)
направлению к говорящему/наблюдателю), hinaufgehen -
ближе
(по
идти вверх (по
направлению от говорящего/наблюдателя). При этом наречие в ПТ выполняет
роль
обстоятельства
места,
соответствует
пространственному
значению
направительного наречия в ИТ и таким образом характеризует основное
действие, выраженное глаголом.
• глаголом и предложной группой (существительным или местоимением
с предлогом):
1. Er kommt nachher noch einmal heran. [Remarque E.M., S.60]
Потом он снова подходит к нам. [Ремарк Э.М., етр.46]
2. Kropp geht mit ihm hinein, . [Remarque E.M., S.29]
Кропп идёт за ним в палатку, - ... [Ремарк Э.М., стр.19]
3. Quarkus schrie auch und tobte auch. Er schmiß jede von den dreien
eigenhändig hinaus... [Fallada H., S.203]
Кваркус тоже кричал и тоже бесновался. Он поочередно каждую из трех
вышвырнул собственноручно за дверь. [Фаллада Г., стр.150]
4. Natürlich haben die schweizerischen Industriellen ein Recht, privat mit denen
zu verhandeln, die sich für solche Verhandlungen interessieren, und sei es auch
jene Macht. Das bestreite ich nicht, und die Polizei mischt sich auch nicht
hinein. [Dürrenmatt Fr., S.52]
Разумеется, швейцарские
промышленники имеют право вести частные
переговоры с теми, кто в них заинтересован, и даже с той самой державой. Я
94
не отрицаю этого, полиция в такие дела не вмешивается. [Дюрренматт Ф.,
стр. 37]
5. Der Zug hatte sich in Bewegung gesetzt, da reichte mir das Jüdlein noch ein
Buch heraus. [Becher J., S.385]
Уже когда поезд тронулся, Левенштейн протянул мне из окна книгу.
[Бехер И., стр.576]
В высказываниях
16-20
наречия-приставки как пространственные
дейктики выполняют анафорическую функцию [ЛЭС 2000: 32], указывая на
пространственные
эксплицитно.
ориентиры, выраженные в более широком
контексте
При этом предложные группы в ПТ выступают в роли
обстоятельства места. Так, глагол herankommen переведен как “подходит к
нам”, hineingehen - “идет в палатку ”, hinausschmeißen - «вышвырнуть за
дверь», sich hineinmischen - “вмешивается в дела”, herausreichen - протянул из
окна.
Таким образом, при переводе глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus- первой группы происходит перенос значения в переводной текст
с помощью приставочных или бесприставочных глаголов, чьё значение
дополняется
значениями
соответствующих
направительных
наречий,
выраженных в русском языке наречием или предложной группой. Выбор между
наречием или предложной группой происходит в ПТ при учете широкого
контекста, роли наречия (обстоятельство места или анафорическая функция), а
также нормативно-стилистических оттенков значений опорного глагола.
3.5. Типы переводческих соответствий для глаголов с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus-, вызывающих специфические трудности
Лингвопереводческий анализ высказываний, содержащих глаголы с
наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-,
показал,
что
в
группу
исследуемых лексических единиц, вызывающих переводческие трудности,
95
относятся глаголы, имеющие специфические семантические связи внутри
сложного слова. Данная особенность в семантических отношениях между
опорным
глаголом
способности
и
направительным
наречного
компонента
наречием
является
присоединяться
следствием
к
глаголам
ненаправленного действия и влиять на их значение. В результате чего
происходит изменение функций между компонентами сложного глагола:
направительное наречие берёт на себя основную смысловую нагрузку, а
значение опорного глагола становится его характеристикой или признаком.
Следует еще раз отметить, что, исходя из результатов исследования,
словообразовательная модель „сложное направительное наречие + глагол“
является
продуктивной
в
немецком
языке
и
типичной
для
текстов
художественной литературы, в которых можно встретить большое количество
индивидуальных (авторских) лексических единиц, образованных по данной
модели. Наличие таких окказиональных лексических единиц говорит об
отсутствии
для
них
в языке
перевода регулярных
соответствий,
что,
несомненно, осложняет процесс перевода. Как показал лингвопереводческий
анализ высказываний, содержащих глаголы с наречиями-приставками второй
группы, при переводе данных глаголов на русский язык применяются
переводческие трансформации, а именно содержательные трансформации, в
частности приём перераспределения содержания, о котором было упомянуто
ранее.
Суть
этой
перегруппировкой
трансформации,
семантических
которую
компонентов
А.Д.
Швейцер
[Швейцер
именует
1973:
97],
заключается в том, что содержание в переводе получает иную группировку, т.е.
по-иному распределяется по морфемам, лексемам, синтагмам [Латышев 1988:
114].
Таким образом, при переводе выражений с лексическими единицами
второй группы, глаголу с наречием-приставкой типа hinaus-/heraus- в ИТ могут
соответствовать в ПТ следующие словосочетания:
• глагол и наречие/существительное:
96
1. Nun schlendern wir zur Wiese hinter den Baracken hinüber. [Remarque E.M.,
S.21]
Теперь мы не спеша бредём на луг за бараками. [Ремарк Э.М., стр.11]
2. Da raffe ich mich zusammen und stolpere zum Vorplatz hinauf. [Remarque
E.M., S.127]
Тогда я беру себя в руки и кое-как поднимаюсь в переднюю. [Ремарк Э.М.,
стр.107]
3. Dann sind wir eben schon mittendrin, es braust über uns hinweg, und es hat
nichts mehr zu machen. [Becher J., S.25]
Тогда, значит, мы живем в новом столетии, оно стремительно проносится
над нами, и ничего уже не п о д ел аеш ь. [Бехер И., стр.282-282]
4. „Ehrenwort?“ rief mich das Nebeldickicht an. „Ehrenwort!“ echote ich in den
Nebel hinein. [Becher J., S.268]
Честное слово? - спросила густо-серая мгла тумана.
Честное слово! - эхом откликнулся я.
5. Er segelt auf die Kuhweide herab, und die Vogelherde folgt ihm. [Strittmatter
E., S.189]
... и плавно опускается на луг, а стая - следом, ... [Штриттматтер Э., стр.
201]
В
высказывания
1-5
значение
глагола
с
наречием-приставкой
перераспределилось в ПТ также между двумя частями: наречием и глаголом.
Однако значение опорного глагола в ИТ перешло в обстоятельство образа
действия, выраженного наречием или существительным, а несамостоятельного
97
языкового элемента - направительного наречия - перешло в полнозначный
глагол действия.
Так,
в
высказывании
1 значение
немецкого
глагола
hinüberschlendern перераспределилось на две части - наречие «не спеша» и
глагол «брести», при этом передаются только лексемы глагола schlendern
(бродить, плестись, шататься, ходить без дела), значение направительного
наречия hinüber опущуно в переводе. В высказывании 3 глагол hinwegbrausen
(“sich brausend, geräuschvoll hinwegbewegen” [Duden 2003]) перераспределился
на две части - наречие « стремительно», соответствующее опорному глаголу, и
глагол «проноситься», в который перешел несамостоятельный языковой
элемент направительное наречие hinweg.
В следующем примере значение глагола stolpern (высказывание 2),
соответствует
в
ПТ
«кое-как»,
наречию
а
глагол
«подниматься»
-
направительному наречию hinauf. Глагол hineinechoen (высказывание 4)
перераспределился в русском языке на существительное «эхом» и глагол
« откликнуться».
Существительное
связано
смысловыми
отношениями
с
опорным глаголом echoen, а глагол « откликнуться» - с направительным
наречием hinein.
Глагол segeln высказывания 5 имеет следующие значения, отмеченные в
двуязычном словаре [БНРС 2003]:
«плавать, плыть, идти под парусом;
парить в воздухе». Направительное наречие herab- обозначает движение с
верху
вниз
по
направлению
к
говорящему/наблюдателю.
В
переводе
высказывания 5 просматривается переход значения опорного глагола segeln в
наречие
плавно,
а
направительное
наречие
herab-
соответствует
самостоятельной языковой единице - полнозначному глаголу опускаться.
• два глагола:
1. . ,
wir kamen uns jedesmal wie Eroberer vor, wenn wir uns „schwer
bewaffnet“, in diese unheimliche und gefährliche Gegend hineinwagten.
[Becher J., S.91]
98
.,
и мы чувствовали себя героями, когда, „вооруженные до зубов“,
решались вступить в эти угрюмые и страшные места. [Бехер И., стр.335]
2. . , weil er sich bei etwas Granatfeuer mit seinem Kessel nicht nahe genug
herantraute, ... [Remarque E.M., S. 20]
. , так как при самом пустяковом огне он не решался подъехать со своим
котлом поближе ... [Ремарк Э.М., стр. 10]
3. Wo Ihr Herr Vater und ich alles unternehmen, um Ihnen aus der Affäre
herauszuhelfen ... [Becher J., S.262]
А мы-то - ваш почтенный отец и я - принимаем все меры, чтобы помочь вам
выпутаться из этого дела. [Бехер И., стр. 475]
4. Sie haben keine Zeit, denn vor dem drohenden Gewitter muss herein, was nur
irgend herein kann. [Fallada H., S. 207]
Им некогда, пока не разразилась гроза, нужно свезти с полей все что
удастся. [Фаллада Г., стр. 153]
5. „Was denn noch?“ fragt er, dreht sich um, geht aber nicht wieder zurück. (Er
will durchaus hinauf!). [Fallada H., S.170]
- Чего вам еще? - спрашивает он, оборачивается, но не идет назад. (Он явно
хочет зайти на квартиру!). [Фаллада Г., стр.183]
Высказывания данной группы представлены глаголами с наречиямиприставками, в которых опорный глагол обозначает абстрактные мыслительные
процессы: wagen -
отваживаться, осмеливаться (на что-либо); сметь
(сделать что-либо); рисковать (чем-либо),
рисковать, решаться, helfen -
помогать,
sich trauen -
осмеливаться,
способствовать (в чем-либо).
Направительное наречие является признаком другого действия, дополняющего
действие, выраженное опорным глаголом: hinein-
- вступать, heran- -
99
подъехать, heraus-
- выпутаться.
К
этой
группе
мы
также
отнесли
высказывания, в которых компонентами сложного глагола являются модальные
глаголы в сочетании с направительным наречием: hereinmüssen, hinaufwollen.
При переводе данных лексических единиц (модальный глагол + сложное
направительное наречие) происходит перераспределение значения в ПТ между
двумя глаголами, один из которых несёт значение модального глагола в ИТ -
нужно, хотеть, а направительное наречие переходит в другой полнозначный
глагол - свозить, зайти.
Таким образом, в тексте перевода данных высказываний значение
основного смыслового глагола в ИТ передано соответствующим полнозначным
глаголом в ПТ, направительное наречие перешло также в полнозначный глагол.
• глагол, деепричастие или деепричастный оборот:
6. Mit diesen Worten stampfte von Schwendi hinaus. [Dürrenmatt Fr., S.55]
С этими словами фон Швенди, тяжело ступая, вышел из комнаты.
[Дюрренматт Ф., стр.51]
7. „Geht, geht!“ antwortete ich, Feck ausweichend. „Der meine auch“, polterte
Freyschlag hinter uns die Treppe herunter, „seit der Kaiser so viel redet,
findet bei uns beinahe eine Rede statt, es fehlt nur, dass sie mit den Worten
„An meine Truppen“ beginnt.“ [Becher J., S.294]
-Идём уж, идём! - ответил я, уклоняясь от ответа.
-И мой старик не лучше, - сказал Фрейшлаг, шумно сбегая вслед за нами с
лестницы. - С тех пор как кайзер столько разговаривает, отец чуть ли не
каждый день произносит речь и только что не начинает с обращения «К моим
доблестным войскам». [Бехер И., стр.501]
8. Schweigend hinkt er, [ ... ], über das glatte Parkett hinaus, ... [Zweig St.,
S.173]
100
По окончании бури он, прихрамывая, молча проходит по гладкому паркету
в п ер ед н ю ю . [Цвейг С., стр. 481]
9. Die Lokomotive stampfte heran, schwarz, klein und verloren vor der
zitternden, großen Weite. [Remarque E.M., S.245]
Маленький чёрный паровоз, затерявшийся в бескрайнем дрожащем мареве,
пыхтя, подошёл к вокзалу. [Ремарк Э.М., стр.243]
10.Es war bis zu mir herüber zu hören, als die Männer mit dem Sarg die Treppe
heruntertrampelten. [Becher J., S.141]
Даже у меня на верху слышно было, как топали факельщики, спускаясь с
гробом по лестнице. [Бехер И., стр.375]
В высказываниях 11 -15 опорный глагол, входящий в состав глагола с
наречием-приставкой, обозначает действие, сопровождающееся шумовым,
звуковым или другим признаком: stampfen - тяжело ступать, топать, глухо
стучать (о моторе), poltern - катиться (двигаться, падать) с шумом (с грохотом),
громыхать, шуметь, стучать (о людях), hinken - хромать, trampeln - топать,
стучать (ногами). При переводе значение глагола с направительным наречием
перераспределяется на два глагола: hinausstampfen - тяжело ступать и выйти,
hinunterpoltern - говорить и шумно сбегать, hinaushinken - проходить и
прихрамывать, heranstampfen - пыхтеть и подходить, heruntertrampeln топать и спускаться. Причём основное действие в ПТ выраженно глаголом, а
характеризующее его действие стоит в форме деепричастия и выполняет
функцию обстоятельства образа действия.
• глагол + существительное с предлогом или прилагательным:
11.Achthundert Jahre lang hatte man ... Tag für Tag die Kadaver zu Dutzenden
herbeigekarrt. [Süßkind P., S.7]
. , восемьсот лет подряд сюда на тачках дюжинами свозили трупы .
[Зюскинд П., стр.8]
101
1 2 . . , die Sektionen trommeln breite Massen herbei, . [Zweig St., S.31]
.с е к ц и и барабанным боем собирают народ, ... [Цвейг Ст., стр.372]
13. Am
Tage
vorher,
als
wir
durch
den
gläsernen,
blauen
Abend
hindurchklirrten, hatten wir nur auf die Straße geachtet. [Remarque E.M.,
S.408]
Накануне, когда мы с грохотом и громом мчались сквозь стеклянный
синий вечер, мы следили только за дорогой. [Ремарк Э.М., стр.408]
14.Brenzlig süß rochen die obersten Scheite, moosig duftete es aus der Tiefe des
Stapеls herauf, . [Süßkind P., S.16]
Верхние поленья пахли горячо и сладко, из глубины поленницы
поднимался лёгкий аромат м о х а ,. [Зюскинд П., стр.24]
15.Die
Mutti schiebt von unten, denn sie steht mit beiden Beinen fest im
Erdboden verwurzelt. Und bald steht Erika schon nicht mehr auf dem
angestammten Mutterboden, sondern auf dem Rücken eines anderen, den sie
bereits hinausintrigiert hat. [Jelinek E., S.28]
Мамочка подталкивает Эрику снизу, потому что сама она обеими ногами
вросла в землю. И вскоре Эрика больше не касается родной материнской
почвы, а стоит на спине конкурента, от которого удалось избавиться с
помощью интриг. [Елинек Э., стр. 12]
Особенностью высказываний 16-20 является то, что значение глагола с
направительным наречием представлено именной группой (существительным с
предлогом или прилагательным) и полнозначным глаголом. При этом значение,
выраженное в ПТ именной группой, соответствует значению опорного глагола
в ИТ, направительное наречие в ИТ сохраняет свое значение в ПТ в
102
самостоятельной языковой единице - в глаголе. Так, глагол herbeikarren
представлен в ПТ, как свозить на тачках , herbeitrommeln - собирать
барабанным боем, hindurchklirren - мчаться с грохотом и громом, heraufduften
- легкий аромат поднимается, hinausintrigieren - избавиться с помощью
интриг.
Лингвопереводческий анализ высказываний второй группы указал на
особенность глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- , которая
заключается в том, что данные глаголы компактно соединяют в себе два
глагольных действия: одно из которых главное, а другое добавочное при
основном [термин из: Русский язык 7 кл., под ред. Баранова М.Т. и др., М.,
2003]. Следует отметить, что в глаголах с наречиями-приставками данной
группы четко просматривается тенденция к экономии языковых средств:
сложное направительное наречие, являясь “обстоятельственной группой слов с
пространственным
значением”
[Бурмистрова
1972:
66],
репрезентует
в
немецком языке не только пространственные ориентиры, но и добавочное
действие, не выраженное эксплицитно
[там же: стр. 69]. Это ведет к
максимальной экономии языковых средств, не отражающейся на понимании
содержания высказывания.
Как не раз уже было отмечено, в русском языке словообразовательная
модель “сложное направительное наречие + глагол” отсутствует, но в нём
достаточно других языковых средств для выражения исходного содержания
высказываний с исследуемыми лексическими единицами. Так, добавочное
действие может быть выражено в русском языке наречием, предложной
группой или самостоятельной частью речи -
деепричастием, которые в
предложении являются обстоятельствами образа действия.
Важно отметить, что несмотря на то, что художественный перевод всегда
зависит от стиля самого переводчика как писателя, который выбирает свои
оригинальные средства для выражения содержания ИТ, с точки зрения
переводческой
компетенции
необходимо
придерживаться
переводческих
103
правил,
которые
регулируют
применение
имеющихся
в
арсенале
ПЯ
художественных средств. Поэтому, представив возможности русского языка в
отношении средств перевода глаголов с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus-, и с целью
избегания переводческих
ошибок, мы хотели бы
остановиться на некоторых рекомендациях для начинающих переводчиков,
касающихся перевода выражений с глаголами исследуемого типа. Об этом речь
пойдёт в следующем заключительном разделе настоящей работы.
3.6.
Рекомендации
по
переводу
на
русский
язык
высказываний,
содержащих глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/herausКак было отмечено в предыдущих разделах, глаголы с наречиямиприставками типа hinaus-/heraus- являются характерологической особенностью
лексической и одновременно словообразовательной систем немецкого языка.
Продуктивность данных единиц, а именно способность направительных
наречий-приставок
соединяться
с
глаголами
различной
семантики
и
нормативно-стилистических характеристик, требует от переводчика более
пристального внимания при передаче их содержания на русский язык. Для
начинающих
переводчиков
было
бы
полезным
обратить
внимание
на
некоторые рекомендации, касающиеся перевода на русский язык глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-. Эти рекомендации будут касаться
наиболее важных моментов, в которых проявляются системные различия
анализируемых лексических единиц.
В первую очередь следует отметить, что наречие типа hinaus-/heraus-,
являясь
пространственным
дейктиком,
передает
различные
отношения
участников речевой и предметной ситуации. Чтобы правильно отразить
отношения между говорящим, наблюдателем или участником
высказываний
ИТ необходимо учитывать не только контекст этого высказывания, но и более
широкий, выходящий за его пределы.
104
Как
было
отмечено
ранее, указательные
местоимения hin
и her
употребляются как самостоятельно в различных комбинациях с глаголами, так
и
с
адвербиальными
конструкциями
для
выражения
пространственных
отношений между участниками ситуации.
Традиционно семантика этих дейктических элементов описывалась как
‘по направлению к говорящему’ для her и ‘по направлению от говорящего’ для
hin. Например: komm her! ‘иди сюда!’; Bier her! ‘пиво давай <сюда>!’; с другой
стороны, geh hin! ‘иди туда!’; nach oben hin ‘вверх (при том, что говорящий
находится внизу)’.
Дело в том, что в русском языке нет таких системно организованных (т.е.
почти грамматических) средств для выражения этих смыслов. Так, глаголы
hereinführen и hineinführen оба переводятся на русский язык с помощью
глаголов вводить / ввозить, так что идея ‘вводить/ввозить сюда, т.е. по
направлению к говорящему’ vs. ‘вводить/ввозить туда, т.е. по направлению от
говорящего’ в русском языке часто вообще не выражается [Добровольский,
Падучева 2008: 1].
Однако
более
внимательный анализ
показал, что комментарии к
немецким her и hin, апеллирующие к традиционному правилу, искажают
реальную картину. Так, человек, желающий войти в некоторое помещение (в
стандартной ситуации) спросит, постучав, D arf ich herein? (т.е. Можно мне
войти?, сокращенная форма от D arf ich hereinkommen? ‘Можно мне сюда
войти?’), а не D arf ich hinein? (букв. ~ ‘Можно мне туда войти?’), т.е. явно
нарушит традиционное правило: предполагаемое перемещение в пространстве
должно совершаться не по направлению к говорящему, а от его исходного
местонахождения; а именно, по направлению к адресату [там же].
Можно думать, что мы имеем здесь дело с достаточно общим явлением,
которое
можно
описать
так.
Вопрос
D arf
ich
hinein?
уместен
в
коммуникативной ситуации, когда говорящий и адресат находятся в одном и
том же месте. А вопрос D arf ich herein? задается в ситуации - когда говорящий
105
и адресат находятся в разных местах. Тем самым говорящий оказывается перед
выбором - на кого ему ориентироваться, на себя или на адресата. Разные языки
закрепили разные ориентации; немецкий выбрал ориентацию на адресата:
1. «Gott im Himmel», rief der Kammerdiener entsetzt, «aus dem Fenster der
gnädigen Exzellenz guckte ja das kleine abscheuliche Ungetüm heraus. - Was
ist das?» [Hoffman E.T.A. Klein Zaches genannt Zinnober]
- Боже праведный, - вскричал камердинер в ужасе. - Да ведь это мерзкое
чудище выглянуло из окна их превосходительства. - Что б это значило?
[Гофман Э.Т.А. Крошка Цахес]
2. Er hatte sich geirrt, denn aus dem Gebüsch heraustretend, gewahrte er ganz in
der Ferne, wie noch ein anderer stattlicher Reiter sich zu dem Kleinen gesellte
und wie nun beide in das Tor von Kerepes hineinritten. [Hoffman E.T.A.
Klein Zaches genannt Zinnober]
Но он ошибся. Выйдя на опушку, он увидел, как вдалеке к малышу
присоединился другой всадник, статный с виду, и оба уже въезжали в
ворота Керепеса. [Гофман Э.Т.А. Крошка Цахес]
3. Er schaute hinauf und erblickte staunend Prosper Alpanus, der auf einem
wunderbaren Insekt, das einer in den herrlichsten Farben prunkenden Libelle
nicht unähnlich, daherschwebte. [Hoffman E.T.A. Klein Zaches genannt
Zinnober]
Он поднял глаза и с изумлением увидел Проспера Альпануса, летевшего к
нему на каком-то диковинном насекомом, не лишенном сходства с
великолепной, сверкающей всеми красками стрекозой. [Гофман Э.Т.А.
Крошка Цахес]
В примере 1 говорящий явно находится снаружи, поэтому с его точки
зрения возможно только heraus. Hinaus было бы неверно. Работает то самое
стандартное правило, которое записано в словарях и учебниках. Наиболее
106
точно его можно записать следующим образом: heraus означает ‘наружу (при
обозначении перемещения из более замкнутого в более открытое пространство
по направлению к говорящему)’. Hinaus означает ‘наружу (при обозначении
перемещения из более замкнутого
направлению
от
говорящего)’.
в более
Здесь,
в
открытое пространство по
отличие
от
русского
языка,
противопоставляется не внутрь и наружу, а от и к : hinaus / heraus - оба
наружу (внутрь было бы hinein / herein.) Разница в том, что одно наружу от, а
другое - наружу к .
В примере 2 субъектом дейксиса является субъект главного предложения
(т.е. er), который, стоя в лесу, наблюдает, как всадники въезжают в ворота. С
точки зрения наблюдателя это перемещение из более открытого пространство в
более замкнутое по направлению
от него, наблюдателя.
Дейктический
компонент hinein в составе глагольной формы hineinritten показывает (в силу
общих
законов
интерпретации
вторичных
дейктических
элементов
в
гипотаксическом контексте [там же: 7]), что в качестве наблюдателя выбран
именно данный персонаж (а не, например, кто-либо, находящиеся внутри
Керепеса). К тому же этот персонаж является просто субъектом наблюдения (он
увидел, как).
В примере 3 он (юноша) - субъект восприятия и субъект дейксиса. Он
находится внизу, а Проспер Альпанус на стрекозе - наверху. Следовательно,
адвербиал herauf (~ ‘сюда наверх’) здесь был бы неуместен. С точки зрения
юноши, он смотрит ‘туда наверх’, т.е. hinauf.
Таким образом, обращение к коммуникативной ситуации позволяет более
точно описать значение и особенности употребления ряда конкретных
дейктических элементов и, тем самым, глубже проникнуть в суть семантики
дейксиса [там же: 9].
Следует обратить внимание на то, что направительное наречие, входящее
в состав сложного глагола, манифестирует пространственный ориентир или
другое пространство, являясь при этом с одной стороны средством связности
107
текста и с другой стороны средством языковой экономии. При переводе на
русский язык, как правило, в соответствующих высказываниях ПТ эти
ориентиры (выраженные эксплицитно или имплицитно) указываются:
1. Damit zog ich ab in mein Zimmer. Zehn Minuten später klingelte das Telefon. Ich
hörte meinen Namen und ging hinaus. [Remarque E.M., S.67]
С этими словами я ретировался в свою комнату. Минут через десять раздался
телефонный звонок. Услыхав свое имя, я вышел. [Ремарк Э.М., стр.60, пер.
Архипова]
С этими словами я отступил к себе в комнату. Через десять минут зазвонил
телефон. Я услышал, что называют мое имя, и вышел. [Ремарк Э.М., стр. 66,
пер. Шрайбера/Яковенко]
С этим я ретировался к себе в комнату. Через десять минут раздался
телефонный звонок. Услышав свое имя, я вышел в коридор. [Ремарк Э.М., стр.
68, пер. Шрайбера]
2. Die nächste Tür war angelehnt. Dort hatte man gehorcht. Eine Wolke Parfüm kam
heraus. [Remarque E.M., S.32]
Следующая дверь была слегка приоткрыта. Там подслушивали. Сквозь щель
пробивался густой запах косметики. [Ремарк Э.М., стр.26, пер. Архипова]
Следующая дверь была приоткрыта. Там подслушивали. Оттуда струился
густой запах косметики. [Ремарк Э.М., стр. 29, пер. Шрайбера/Яковенко]
Следующая дверь была слегка приоткрыта. Там подслушивали. Сквозь
просвет шёл запах духов. [Ремарк Э.М., стр. 24, пер. Шрайбера]
3. Lenz hatte die Füße auf der Fensterbank und starrte hinaus. [Remarque E.M.,
S.57]
Ленц смотрел в окно, взгромоздив ноги на подоконник. [Ремарк Э.М., стр.51,
пер. Архипова]
108
Ленц забрался с ногами на подоконник и смотрел в окно. [Ремарк Э.М., стр.56,
пер. Шрайбера/Яковенко]
Ленц, положив ноги на подоконник, глядел в окно. [Ремарк Э.М., стр.56, пер.
Шрайбера]
4. Das Mädchen war jetzt ganz herangekommen. [Ремарк Э.М., стр.22, пер.
Архипова]
Девушка подошла к нам. [Ремарк Э.М., стр.19, пер. Архипова]
Девушка подошла к нам. [Ремарк Э.М., стр.21, пер. Шрайбера/Яковенко]
Теперь девушка стояла вплотную к нам, .
[Ремарк Э.М., стр.15, пер.
Шрайбера]
При переводе высказывания 1 направительное наречие heraus- указывает
на смену пространства субъекта: выход из одного (комната) в другое (коридор).
На наш взгляд наиболее правильным вариантом перевода следует считать
перевод И. Шрайбера, конкретно указавшего на то, куда вышел субъект
действия. В данном случае это важно.
В высказывании 2 приоткрытая дверь является местом выхода из некоего
пространства в пространство субъекта. Значение наречия heraus- передано в
связи с этим различными вариантами: “сквозь просвет ”, “оттуда ”, “сквозь
просвет”.
В высказывании 3 наречие hinaus- указывает на имплицитно выраженное
место соприкосновения двух пространств (помещения и улицы) - окно, в
переводах оно присутствует эксплицитно.
В высказывании 4 наречие heran- приближает один объект (девушка) к
другому, выраженному имплицитно (мы). В переводе пространственный
ориентир, относительно которого перемещался объект «девушка», представлен
группой местоимения с предлогом.
Следующее замечание относится к глаголам с наречием herum-, которые
как показал проведенный нами эксперимент неопытных переводчиков ставят в
109
тупик тем, что часто
употребляются в современном немецком языке не в
значении «движения вокруг ч-л., к-л.» - в этом значении чаще употребляется
наречие-синоним umher-, - а все больше имеет тенденцию придавать опорному
глаголу значение «длительного, часто нецеленаправленного занятия». В
некоторых случаях вычислить значение глагола с наречием herum-/umher- не
составляет трудностей, для некоторых из них есть словарное соответствие, как,
например, в высказываниях типа:
5. Ein kleiner, untersetzter Mann strich um den Cadillac herum. [Remarque E.M.,
S.62]
Невысокий коренастый человек бродил вокруг кадиллака. [Ремарк Э.М., стр.
60, пер Шрайбера/Яковенко]
Какой-то невысокий, коренастый мужчина ходил вокруг „кадиллака“. [Ремарк
Э.М., стр. 60, пер. Шрайбера]
Вокруг кадиллака бродил какой-то коренастый коротыш. [Ремарк Э.М., стр.
54, пер. Архипова]
6. Ich wusch mich, ich wanderte im Zimmer umher, ich las die Z e itu n g ,.
[Remarque E.M., S. 31]
Я умылся, походил по комнате, полистал г а з е т у ,. [Ремарк Э.М., стр. 22, пер.
Шрайбера]
Умылся, побродил по комнате, просмотрел г а з е т ы ,. [Ремарк Э.М., стр. 25,
пер. Архипова]
Я умылся, побродил по комнате, прочёл г а з е т ы ,. [Ремарк Э.М., стр. 27, пер.
Шрайбера/Яковенко]
7. Unbehaglich blickte ich umher. [Remarque E.M., S.42]
Испытывая чувство неловкости, я осмотрелся. [Ремарк Э.М., стр. 37, пер.
Шрайбера]
Я неприязнённо огляделся. [Ремарк Э.М., стр. 36, пер. Архипова]
110
Я
огляделся,
чувствуя
себя
неловко.
[Ремарк
Э.М.,
стр.
40,
пер.
Шрайбера/Яковенко]
8. [ . ] - und schließlich hatte er die Bude hier gekauft. Erst war Lenz, der sich einige
Jahre in Südamerika herumgetrieben hatte, dazugekommen; - dann ich.
[Remarque E.M., S.18]
[ . ] , наконец, купил эту лавочку. Сперва к нему присоединился Ленц, который
несколько лет околачивался в Южной Америке, а вслед за ним и я. [Ремарк
Э.М., стр. 7, пер. Шрайбера]
[ . ] , наконец, купил эту лавочку. Сперва к нему присоединился Ленц, который
до этого несколько лет шатался по Южной Америке, а потом и я. [Ремарк
Э.М., стр. 14-15, пер. Шрайбера/Яковенко]
[ . ] , - пока не купил наконец эту сараюшку. Сперва к нему прибился Ленц,
мотавшийся до того несколько лет по Южной Америке, а там и я. [Ремарк
Э.М., стр. 14, пер. Архипова]
Так, в примерах 5-8 наречие herum-/umher- употребляется с глаголами
движения и зрительного восприятия (streichen, wandern, blicken, treiben). Глагол
herumstreichen обозначает „бродяжничать, бродить, шататься, скитаться“,
umherwandern - „ходить, бегать взад и вперед“, umherblicken - „оглядываться,
озираться, осматриваться (по сторонам, вокруг)“, sich, herumtreiben “шляться, шататься, слоняться” (БНРС под ред. К. Лейна и др., 2003).
Отметим, что движение вокруг чего-либо или кого-либо выражается обычно
эксплицитно с помощью предлога um (Akk.), как, например, в высказывании 5.
Но иногда наречие herum-, соединяясь с глаголами, обозначающими
действия нецеленаправленного перемещения в пространстве. К этим случаям
необходимо быть более внимательными, иначе смысл высказывания будет
искажён, например:
9. Dann saß ich am Tisch herum und zählte die Salzmandeln. [Remarque E.M., S.
184]
111
Потом я праздно сидел за столиком и пересчитывал солёный миндаль. [Ремарк
Э.М., стр. 180, пер. Шрайбера]
Потом я праздно сидел за столиком и пересчитывал солёный миндаль. [Ремарк
Э.М., стр. 168, пер. Шрайбера/Яковенко]
Потом сидел за столом, пересчитывая солёный миндаль. [Ремарк Э.М., стр. 151,
пер. Архипова]
10.Wir standen noch eine Weile in der leeren Werkstatt herum. [Remarque E.M.,
S.388]
Мы постояли ещё немного в пустой мастерской. [Ремарк Э.М., стр. 388, пер.
Шрайбера]
Мы постояли ещё немного в пустой мастерской. [Ремарк Э.М., стр. 357, пер.
Шрайбера/Яковенко]
Мы постояли ещё немного в пустой мастерской. [Ремарк Э.М., стр. 321, пер.
Архипова]
11.Der Motorensturm war uns allen ins Blut geschlagen wie eine ungeheure Musik.
Lenz zappelte herum, ich kaute eine Zigarette zu Brei, und Patrice Hollmann
witterte in die Luft, wie ein Fohlen am Frühen Morgen. [Remarque E.M., S. 111]
Ураганный рёв моторов бил по нашим напряженным нервам, словно дикая
бравурная музыка. Ленц переминался
с ноги на ногу, я жевал сигарету,
превратив ее в кашицу, а Патриция, как жеребенок на заре, втягивала в себя
воздух. [Ремарк Э.М., стр. 117, пер. Шрайбера]
Ураганный рёв моторов бил по нашим напряженным нервам, словно дикая
бравурная музыка. Ленц переминался с ноги на ногу, я жевал сигарету,
превратив ее в кашицу, а Патриция, как жеребенок на заре, втягивала в себя
воздух. [Ремарк Э.М., стр. 111, пер. Шрайбера/Яковенко]
Ураганный рёв моторов взвинтил нас всех не хуже самой шальной музыки.
Ленц переминался с ноги на ногу, я давно превратил свою сигарету в жвачку,
112
а Патриция Хольман раздувала ноздри, как жеребенок на ранней зорьке.
[Ремарк Э.М., стр. 101, пер. Архипова]
12.Wir stritten uns eine Weile herum. [Remarque E.M., S. 48]
Мы начали было спорить с ним. [Ремарк Э.М., стр. 36, пер. Шрайбера]
Некоторое время мы спорили с ним. [Ремарк Э.М., стр. 38, пер.
Шрайбера/Яковенко]
Мы немного поспорили. [Ремарк Э.М., стр. 35, пер. Архипова]
Глагол herumsitzen согласно Большому немецко-русскому словарю
[БНРС 2003] обозначает «сидеть сложа руки, бездельничать», herumstehen -
“торчать без дела, бездельничать или стоять в беспорядке (о мебели )”,
herumstreiten, также как и глагол sich herumzanken, переводится как “постоянно
ссориться”. Глагол herumzappeln отсутствует в БНРС, его значение приходится
вычислять по значению опорного глагола «zappeln» - «барахтаться, биться,
трепетать; дергаться, (беспокойно) вертеться, крутиться; сучить ножками
(о младенце)». Принимая во внимание всю словарную статью, следует
«извлечь» семантическое значение заглавного слова
[Латышев 2000: 117],
затем подобрать соответствие для глагола herumzappeln, учитывая переносное
значение направительного наречия herum-, общий контекст высказывания и
узуальность выражения исходного содержания в ПТ. В данном случае вариант
перевода «переминаться с ноги на ногу» можно считать адекватным.
В
результате
проведённого
эксперимента
со
студентами
и
преподавателями кафедры немецкого языка ОГУ выявлено, что трудностью
особенно для начинающих переводчиков являются глаголы с направительным
наречием
hinüber-.
Данное
направительное
наречие
относится
к
среднепродуктивным (45 опорных глаголов, ср.: herum— 183). В двуязычном
словаре (БНРС, 2003) оно переводится как «через, на той стороне, на ту
сторону» и отмечен в сочетаниях в основном с глаголами движения: fahren,
fliegen, führen, gehen, greifen, rudern, tragen, wachsen, wechseln, ziehen, например:
113
Nach einer halben Stunde ging er wieder hinüber, um sich mit seiner Frau zu
vertragen. [ . ] Leise, fast lautlos ging er hinaus, ein Schatten im Schatten, als wäre er
schon erloschen. [Remarque E.M., S.58]
1. Через полчаса он решил пойти мириться с женой. [ . ]
Тихо, почти
неслышно вышел он от меня. Тень от тени, будто о вправду уже угас.
[Ремарк Э.М., стр. 58, пер. Шрайбера]
2. Через полчаса он ушел к себе, чтобы помириться с женой. [ . ] Он вышел
тихо, почти беззвучно - тень в тени, - словно погас. [Ремарк Э.М., стр. 58,
пер. Шрайбера/Яковенко]
3. Через полчаса он ушел - налаживать отношения с женой. [ . ] Хассе
удалился тихо, почти беззвучно, тень тенью - словно растворился. [Ремарк
Э.М., стр. 53, пер. Архипова]
В художественном тексте замечено частое употребление направительного
наречия hinüber- с глаголами говорения, зрительного восприятия и другого
семантического содержания, например:
1. „Salute!“ sagte jemand hinter mir. [ . ] „Wo sind Sie denn nur so geisterhaft
hergekommen? Ich habe die ganze Zeit die Tür beobachtet“ Sie zeigte nach rechts
hinüber. „Dort drüben ist noch ein E in g a n g .“ [Remarque E.M., S.43]
- Салют! - сказал кто-то за моей спиной. [ . ] - Как же это вы возникли здесь,
как привидение? Я ни на секунду не спускал глаз с дверей. Она указала
направо: - Там есть другой в х о д . [Ремарк Э.М., стр.38, пер. Шрайбера]
- Салют! - раздался голос у меня за спиной. [ . ] - Откуда это вы появились,
словно призрак? Ведь я все время следил за дверью. Она кивнула куда-то
направо: - Там есть еще один в х о д .. [Ремарк Э.М., стр. 41, пер.
Шрайбера/Яковенко]
- Салют! - послышалось у меня за спиной. [ . ] - Как это вы здесь появились?
Словно призрак! Ведь я все время следил за дверью. Она указала куда-то
вправо: - Тут есть еще один в х о д .. [Ремарк Э.М., стр. 38, пер. Архипова]
114
2. Ferdinand Grau saß massig, aufgeschwemmt und ziehmlich betrunken am Tisch.
Als er mich sah, zog er mich mit seiner breiten Pratze zu sich heran. [ . ] Ich
blickte zu Lenz hinüber. [Remarque E.M., S.68]
Г рузный, расплывшийся и довольно сильно подвыпивший Фердинанд Г рау
сидел за столом. Он сгреб меня своей здоровенной лапой и прижал к себе. [ . ]
Я посмотрел на Ленца. [Ремарк Э.М., стр.69, пер. Шрайбера]
Фердинанд Грау громоздился у стола - массивный, разбухший и уже довольно
пьяный. Увидев меня, он огромной лапищей притянул меня к себе. [ . ] Я
посмотрел на Ленца. [Ремарк Э.М., стр. 67-68, пер. Шрайбера/Яковенко]
Фердинанд Грау сидел за столом обвалившейся глыбой, он был заметно пьян.
Увидев меня, он простер свою огромную лапищу и притянул меня к себе. [ . ] Я
посмотрел на Ленца. [Ремарк Э.М., стр. 61, пер. Архипова]
3. Das Mädchen saß schweigend neben mir; Helligkeit und Schatten glitten durch
das Fenster über ihr Gesicht. Ich sah manchmal zu ihr hinüber. [Remarque E.M.,
S.78]
Девушка сидела молча рядом со мной; свет и тени, проникавшие сквозь стекло,
скользили по ее лицу. Иногда я посматривал на нее; [Ремарк Э.М., стр.79, пер.
Шрайбера]
Девушка сидела молча рядом со мной; свет и тени, проникавшие сквозь стекло,
скользили по ее лицу. Иногда я посматривал на нее;... [Ремарк Э.М., стр. 101,
пер. Шрайбера/Яковенко]
Девушка сидела молча рядом со мной, по ее лицу пробегали отраженные
стеклами блики. Изредка я взглядывал на нее,... [Ремарк Э.М., стр. 91, пер.
Архипова]
115
4. “Karl wird dir schon Beine machen, Theo!” rief Lenz zu ihm hinüber. [Remarque
E.M., S.110]
- «Карл» задаст тебе перцу, Тео! - крикнул ему Ленц. [Ремарк Э.М., стр.106,
пер. Шрайбера]
- «Карл» задаст тебе перцу, Тео! - крикнул ему Ленц. [Ремарк Э.М., стр. 101,
пер. Шрайбера/Яковенко]
- «Карл» еще утрет тебе нос, Тео! - крикнул ему Ленц. [Ремарк Э.М., стр. 91,
пер. Архипова]
Анализ переводов высказываний, содержащих глаголы с направительным
наречием hinüber-,
показал, что значение направительного наречия не
передаётся в ПТ, переводится только значение опорного глагола.
Следует отметить, что при переводе художественных текстов основной
трудностью для переводчика является передача индивидуального стиля [Ярцева
1990: 186] писателя. Индивидуальный стиль содержит много компонентов и
основывается на мировоззрении самого писателя, его восприятии окружающего
мира и отражении его в художественных произведениях.
При переводе художественного текста эта задача - самая сложная. Ведь
индивидуальность автора проявляется и в том, как автор интерпретирует
типичные черты литературного направления, какие средства для этого выбира­
ет; и в том, в какой мере он придерживается литературной нормы языка; и в
том,
какие
сугубо
авторские
черты
характерны
для
его
творчества.
Индивидуально-авторские образные метафоры, сравнения и олицетворения
формируют индивидуальный образ мира писателя и именно в них отражаются
особенности его образного мышления [Алексеева 2006: 206]
Использование
окказионализмов
является
составляющей
индивидуального авторского стиля. Авторский стиль преломляется через
экспрессивное словообразование [там же: 310].
116
Экспрессивное словообразование определенного
эффекта:
это
положительного
средство для
эффекта
или
создания
иронической,
сатирической окраски текста [193].
Словообразовательная модель «направительное наречие + глагол» может
создавать экспрессивные лексические единицы. Наибольшую переводческую
сложность представляют глаголы исследуемого типа, которые содержат семы,
описывающие
основное
глагольное
действие,
его
направление
и
конкретизирующие характер этого действия.
Обычно
такие
единицы
выполняют
экспрессивно-эмоциональную
функцию в ИТ, поэтому переводчик должен соблюдать по возможности
нормативно-стилистические значения слова и избегать нейтрального или
неточного перевода, например:
In dem halbdunklen Raum taumelte ein Gespenst umher. [Remarque E.M, S. 15]
1. В полумраке, пошатываясь, сновало привидение. [Ремарк Э.М., стр. 3, пер.
Шрайбера]
2. В полутёмном помещении, спотыкаясь, бродило привидение. [Ремарк Э.М.,
стр. 11, пер. Шрайбера/Яковенко]
3. Там в полутьме маячила какая-то призрачная фигура. [Ремарк Э.М., стр.11,
пер. Архипова]
В этом примере неточным, на наш взгляд, является вариант перевода 3,
так как значение глагола «маячить» (шевелиться на воздухе, мотаться,
показываться, появляться неясно, мельтешить) не соответствует по содержанию
глаголу umhertaumeln (wie benommen hin und her schwanken;
taumelnd
irgendwohin gehen, fallen, fliegen o.ä.) ИТ. В словаре БНРС глагол taumeln
обозначает «шататься, нетвердо ступать, плохо держаться на ногах». На
наш взгляд наиболее адекватным является перевод 2.
Следует обращать внимание на то, что большинство глаголов с
наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-
встречаются
в
текстах
117
художественной литературы с различной нормативно-экспрессивной окраской,
а также часто используются в переносном значении, как в следующем примере:
Der Mann wollte kostenlos ein neues Verdeck, für das die Versicherung nicht haftbar
war, in die Reparatur hineinzuschmuggeln. [Remarque E.M, S. 42]
1. Этот тип желал бесплатно заполучить новый верх, на который страховка
не распространялась. Во что бы то ни стало, он хотел контрабандой
протащить его стоимость в смету. [Ремарк Э.М., стр. 36, пер. Шрайбера]
2. Этот субъект хотел бесплатно получить новый верх, за который
страховое общество не платило, он собирался включить его в ремонт
контрабандой. [Ремарк Э.М., стр. 39, пер. Шрайбера/Яковенко]
3. Этот тип хотел задарма получить новый кузов, включив его потихоньку
в общую смету страховки. [Ремарк Э.М., стр. 35, пер. Архипова]
Глагол schmuggeln имеет два словарных значения. В универсальном
толковом словаре Duden (1989) указано: 1. Waren gesetzwidrig, unter Umgehung
des Zolls ein- oder ausführen; 2. Heimlich, unerlaubt irgendwohin bringen, schaffen.
1. ввозить (провозить)
В словаре БНРС также отмечены два значения:
контрабандой; 2. Перен., разг. подсовывать; (незаметно) протаскивать. В
данном примере для перевода опорного глагола больше подходит второе
значение, данное в словаре. Поэтому, на наш взгляд, вариант перевода 3
наиболее соответствует ситуации, описанной в ИТ с помощью глагола
hineinschmuggeln.
Таким образом, глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-как
словообразовательные
средством
выражения
художественного
связанные
безэквиваленты,
со
системы
пространства,
сложной
являясь
немецкого
провоцируют
компактным
языка
языковым
при
описании
переводческие
структурно-семантической
организацией
ошибки,
данных
единиц. Поэтому для переводчика, особенно начинающего, необходимо знать
особенности
исследуемых
глаголов,
уметь
пользоваться
словарными
соответствиями для данных лексических единиц, а также для преодоления
118
словообразовательной
безэквивалентности
применять
типичные
способы
перевода для глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, не
имеющих словарных соответствий, описанные в нашей работе.
ВЫВОДЫ ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ
Специфической особенностью глагольного словообразования немецкого
языка является образование глаголов с помощью направительных наречий с
компонентами her-/hin-, появившихся в языке еще в ранненововерхненемецкий
период.
Полифункциональность направительных наречий типа hinaus-/heraus- в
языке (анафорическая или местоимённая функция, функция распространения
предложных групп, словообразовательная функция) не даёт возможность
однозначно
определить
статус этих
единиц,
поэтому в зарубежной
и
отечественной литературе встречаются различные их обозначения, например,
h-Adverbien, сложные наречия, сложные местоименные наречия, глагольные
дейктики, глагольные полупрефиксы.
Установлено, что в составе сложного глагола наречие-приставка типа
hinaus-/heraus- придаёт действию направленность в пространство и определяет
локализованность объектов относительно говорящего или наблюдателя: от (hin­
) или к (her-) говорящему/наблюдателю.
Специфическая
соединяться
с
черта
глаголами
наречий-приставок
различных
типа
семантических
hinaus-/heraus-
групп
(с
семой
«направленность»/ без семы «направленность» действия) влияет на процесс
перевода с немецкого языка на русский, а именно создаёт трудности при поиске
соответствия в связи с отсутствием подобной словообразовательной модели в
русском языке, что приводит к буквализмам и неточной передаче исходного
содержания, а именно исходных компонентов смысла.
119
Исследование глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/herausвключало в себя несколько этапов: 1) отбор выражений, содержащих глаголы с
наречиями-приставками методом сплошной выборки из текстов немецкой
художественной литературы; 2) выявление глаголов с наречиями-приставками
типа hinaus-/heraus-, имеющими переводческое соответствие, и выявление
безэквивалентных лексических единиц указанного типа; 3) сопоставительный
анализ немецко-русских переводов высказываний
с целью
определения
типичных переводческих решений для глаголов, указанных в пункте 2, групп;
4) систематизация случаев использования переводческих приемов для глаголов
с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-; 5) определение устойчивых и
регулярных переводческих эквивалентов
для исследуемых глаголов; 6)
группировка выражений с исследуемыми глаголами по способам перевода; 7)
выявление безэквивалентных глаголов с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus-; 8) семантизация безэквивалентных немецких глаголов с наречиямиприставками, основываясь на русские переводные эквиваленты; 9) обобщение
особенностей перевода данных глаголов на русский язык; 10) выводы по
переводу
рассматриваемых
глаголов
с
наречиями-приставками
в
художественном тексте.
В ходе лингвопереводческого анализа, использовавшего методы отбора,
описания, систематизации и количественного подсчета, выяснилось, что
глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- с переводческой точки
зрения образуют две группы: не создающие переводческих трудностей и
вызывающие трудности при переводе.
Не
создающими
переводческих
трудностей
считаются
глаголы
с
наречиями-приставками узуального и окказионального характера, имеющие
постоянные эквиваленты в русском языке, или значение которых легко
выводимо из его составных частей.
К создающим трудности при переводе относятся такие глаголы с
наречиями-приставками узуального и окказионального характера, для которых
120
в русском языке нет компактного эквивалента, образованного по той же
словообразовательной модели, и способного точно и полно передать значение
глагольной единицы ИТ указанного типа. Эта группа глаголов с наречиямиприставками
типа
hinaus-/heraus-
относится
к
мотивированным
или
словообразовательным безэквивалентам.
Возникновение
трудностей
приставками типа hinaus-/heraus-
при
переводе
глаголов
с
наречиями-
связано с тем, что данные единицы могут
содержать в себе несколько сем (движение, действие, способ этого действия
или
движения,
местоположение,
направление
от
или
к
говорящему/наблюдателю), что является характерологической особенностью
немецкого сложного глагола. Кроме того, направительное наречие в немецком
языке, выполняя функцию глагольного префикса, может соединяться с
глаголами разного семантического содержания, что создаёт дополнительные
сложности при переводе на русский язык.
Анализ текстов художественной литературы и их переводов позволяет
установить следующие переводческие соответствия для глаголов с наречиямиприставками первой группы: глагол с приставкой, бесприставочный глагол,
глагол и наречие, соответствующие компонентам сложного глагола в ИТ,
глагол и предложная группа. При этом глагол в ПТ соответствует глаголу в ИТ,
а предложная группа выполняет роль пространственного ориентира, на
который указывает направительное наречие в ИТ. При переводе на русский
язык глаголов данной группы используется переводческий приём: простая
подстановка.
В результате лингвопереводческого исследования установлено, что при
переводе
глаголов
с
наречиями-приставками
второй
группы
возникает
необходимость использования содержательных трансформаций, а именно,
использовать приём перераспределения содержания, при котором значение
глагольной единицы в ИТ распределяется на несколько частей в ПТ,
«материализуясь» в компонентах других свойств и структуры. Так, значение
121
опорного глагола, входящего в сложный, в русском языке может быть передано
различными обстоятельствами образа действия, выраженными наречием,
деепричастием,
существительным
Направительное
наречие,
как
с
предлогом
правило,
переходит
или
в
определением.
русском
языке
в
самостоятельную часть речь, а именно, в полнозначный глагол действия или
движения. Следует отметить, что вторая группа глаголов репрезентует собой
средство выражения языковой экономии в немецком языке.
При переводе на русский язык глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus-, являющимися специфической особенностью художественных
текстов, следует учитывать контекст, в котором эксплицитно или имплицитно
может содержаться указание на важные для описания художественного
пространства (предметной или речевой ситуации) ориентиры, которые в ПТ,
как правило,
выражены
предложными группами
существительного
или
местоимения.
Исследование показало, что особенность наречий-приставок типа hinaus­
/heraus- сочетаться с глаголами не только разной семантики, но и различной
нормативно-стилистической окраски в прямом и переносном значении, также
относится к важным моментам, которые необходимо учитывать при переводе
данных единиц на русский язык.
Говоря о переводческих ошибках вообще (а не только о нормативно­
языковых
и
узуальных
исключительную
специалистов
ошибках
важность
разнообразной
в
переводе),
для
будущих
и
вдумчивой
необходимо
отметить
переводчиков
и
работы
материалами,
над
молодых
содержащими разного рода переводческие ошибки (нахождение ошибок
посредством сравнения оригинала и перевода, классификация и определение их
«веса», исправление ошибок). Дело в том, что на практике качество перевода
определяется путём констатации наличия или отсутствия в переводе конкретных
недостатков
(ошибок).
существенных
Качественным
недостатков
(не
признаётся
содержащий
перевод,
ошибок).
не имеющий
Иными
словами,
122
практически представление переводчика о том, что есть хороший перевод, в
значительной мере формируется через представление о том, что есть плохо в
переводе и чего в нем не должно быть.
123
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследование способов перевода и поиска переводческих соответствий в
русском языке для глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/herausявляется актуальным и важным, поскольку в настоящее время большое
внимание уделяется определению системных расхождений и приемам их
нивелирования при переводе.
Проблеме
уделялось
в
функционирования
лингвистической
глаголов
литературе
с
наречиями-приставками
достаточно
много
внимания.
Исследования лингвистов были посвящены определению статуса наречного
компонента в составе
сложного глагола,
семантической
классификации
опорных глаголов, а также семантико-структурных особенностей данных
лексических единиц как дейктических языковых элементов.
В настоящее время глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/herausпредставляют интерес для переводчиков особенно художественных текстов, в
которых они встречаются с большой частотностью. Исследуемые лексические
единицы относятся ведущими переводоведами к структурным экзотизмам, не
имеющим переводческого соответствия в русском языке, образованного по той
же словообразовательной модели: «сложное направительное наречие + глагол».
Проблема перевода глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/herausпрактически не затрагивалась. По результатам проведённого исследования,
однако,
данная
категория
лексических
единиц
вызывает
трудности
у
русскоязычной аудитории при переводе текстов художественной литературы.
В данной работе глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/herausрассматривались
в
рамках
теории
функционально-содержательной
эквивалентности. С помощью сопоставительного анализа немецко-русских
текстов
художественной
литературы
выявлено,
что
при
переводе
высказываний, содержащих глаголы с наречиями-приставками типа hinaus­
/heraus-, переводчики используют для передачи значений данных глаголов как
соответствия,
предложенные
в
лексикографических
источниках,
так
и
124
соответствия,
полученные
в
ходе
применения
переводческих
приемов.
Использование переводческих трансформаций при переводе на русский язык
глаголов
с
наречиями-приставками
типа
hinaus-/heraus-
продиктовано
отсутствием в ПЯ словарного соответствия для большинства глаголов,
образованных в ИЯ по словообразовательной модели «сложное направительное
наречие + глагол».
Полученные результаты исследования позволяют сделать вывод, что в
данной диссертационной работе удалось в полном объёме представить и
описать специфику изучаемого явления и его влияние на процесс перевода,
характерное для пары языков немецкий - русский. Основные результаты
исследования состоят в том, что:
1. исследуемое явление относится к создающим трудности при переводе и
провоцирует
возникновение
лингвоэтнического
барьера,
который
является следствием несовпадения языковых систем и их норм.
2. Система любого языка представляет собой определённым образом
организованное и упорядоченное целое, включающее в себя языковые
элементы разного уровня, а также способы и модели их сочетаемости в
языке и речи. В узком смысле понятие «система» может употребляться
для обозначения некой совокупности однородных элементов языка,
связанных
устойчивыми
отношениями.
Поэтому
говорят
о
«фонологической», «лексической», «словообразовательной» и других
системах.
Составляющими
языковых
систем
являются
два
вида
«фильтров», регулирующих функционирование языковых систем в языке
и речи. Это - языковая и речевая нормы. Знание норм родного и
иностранного
языка
необходимо
для
преодоления
возникающих
трудностей при переводе. В немецком и русском языках наблюдаются
расхождения на всех уровнях их языковых систем: фонологическом,
словообразовательном, лексическом, морфологическом, синтаксическом.
125
3. Система словообразования отдельного языка является самостоятельным
языковым
уровнем,
элементарных
который
единиц
располагает
(производящих
набором
основ,
собственных
словообразовательных
морфем), а также специфическими способами соединения этих единиц в
более крупные (производные). В русском языке ведущее место в
словообразовании
занимает
аффиксация,
а
в
немецком
языке
продуктивным считается словосложение.
4. Исследуемые глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/herausотносятся к разряду словообразовательных безэквивалентов, так как в
переводном языке для них отсутствует соответствие, образованное по той
же словообразовательной модели.
5. Направительные наречия типа hinaus-/heraus- в языке художественной
литературы выполняют функцию глагольных дейктиков. В составе
глагола
опорным
направительное
глаголом,
говорящего
или
наречие
придаёт
направленность
в
от
наблюдателя:
действию,
выраженному
пространство
относительно
(hin-)
или
к
(her-)
говорящему/наблюдателю.
6. Специфической чертой направительных наречий типа hinaus-/herausявляется
их
способность
семантических
групп
«направленность»
(с
действия)
соединяться
с
глаголами
различных
семой
«направленность»/без
и
самым
тем
создавать
семы
сложное
семантическое единство в композите.
7. Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- с переводческой
точки зрения образуют две группы: не создающие переводческих
трудностей и создающие трудности при переводе. Не создающими
переводческих
трудностей
считаются
глаголы
с
направительным
наречием узуального и окказионального характера, имеющие постоянные
словарные соответствия в русском языке, или значение которых легко
выводимо из его составных компонентов. К создающим трудности при
126
переводе относятся такие глаголы с наречиями-приставками узуального и
окказионального
характера,
для
которых
в
русском
языке
нет
компактного соответствия, способного точно и полно передать значение
глагольной единицы ИТ указанного типа. Возникновение трудностей при
переводе глаголов с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- данной
группы связано с нарушением речевой нормы, при котором происходит
изменение функций между компонентами сложного слова - опорным
глаголом,
выполняющим
функцию
базового
компонента,
и
направительным наречием, являющимся выразителем признака действия,
выраженного опорным глаголом.
8. Анализ текстов художественной литературы и их оригиналов установил,
что для перевода выражений, содержащих
глаголы с
наречиями-
приставками первой группы, использовалась простая подстановка. Для
этой группы исследуемых глаголов применялось словарное соответствие,
выраженное
глаголом
с
приставкой,
бесприставочным
глаголом,
глаголом и наречием, соответствующими компонентам сложного глагола
в ИТ, глаголом и предложной группой, при этом глагол в ПТ
соответствует глаголу в ИТ, а предложная группа выполняет функцию
пространственного
ориентира,
на
который
в
ИТ
указывает
направительное наречие типа hinaus-/heraus-.
9. При
переводе
глаголов
с
наречиями-приставками
второй
группы
возникает необходимость достижения эквивалентности перевода через
использование
содержательных
перераспределения
единицы
в
ИТ
трансформаций,
содержания,
распределяется
при
котором
по
а
именно
значение
нескольким
приёма
глагольной
частям
в
ПТ,
«материализуясь» в компонентах других свойств и структуры. Так,
значение опорного глагола, в русском языке может быть передано
обстоятельствами
деепричастием,
образа
действия,
существительным
с
выраженными
предлогом
или
наречием,
определением.
127
Направительное наречие, как правило, переходит в русском языке в
полнозначный глагол действия или движения.
10.
При переводе на русский язык глаголов с наречиями-приставками типа
hinaus-/heraus- следует учитывать контекст, в котором эксплицитно или
имплицитно может содержаться указание на важные для описания
предметной или речевой ситуации ориентиры, которые в ПТ, как
правило, выражены предложными группами существительного или
местоимения. Особенность направительных наречий типа hinaus-/herausсочетаться с глаголами не только разной семантики, но и содержащими
различную
нормативно-стилистическую
окраску,
является
важным
фактором, создающим трудности при переводе их на русский язык.
Выявленные в результате сопоставительного анализа художественных
текстов типичные способы перевода и переводческие соответствия глаголов с
наречиями-приставками типа hinaus-/heraus- подтверждают предположение о
специфике функционирования данных лексических единиц в художественном
тексте и об их влиянии на процесс перевода.
128
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Литература по теории перевода и вопросам лингвистики
1. Александров, Ю.Н. Семантические свойства немецких простых глаголов
как компонентов системы глаголов с отделяемыми приставками [Текст] /
Ю.Н. Александров // Вопросы германской филологии / Сборник статей. Новосибирск, 1982. - С. 21-28.
2. Алексеева, И.С. Письменный перевод [Текст] / И.С. Алексеева - СПб.:
2006 .- 368с.
3. Апресян, Л.Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира
[Текст] / Л.Д. Апресян // Семиотика и информатика. - 1986. - Вып. 28. С. 5-34.
4. Аполлова, М.А. О системном подходе к языку [Текст] / М.А. Аполлова //
Тетради переводчика. - М.: Высшая школа, 1973. - Вып. 10. - С. 11-19.
5. Аракин, В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков:
Учеб. Пособие для студентов пед. ин-тов по спец. «Иностр. яз.» [Текст] /
В.Д. Аракин. - М.: Просвещение, 1989. - 2-е изд. - 254 с.
6. Арутюнова, Н.Д. Лингвистические проблемы референции [Текст] / Н.Д.
Арутюнова // Новое в зарубежной лингвистике. - М.: Прогресс, 1982. Вып. 13. - С. 5-40.
7. Афонькин, Ю.И. Направительные наречия hinein и herein в современном
немецком языке: дисс... канд. филол. наук. - Л., 1972. - 160 с.
8. Ацаркина,
Т.А.
Семантика
глагола
и
его
словообразовательные
возможности (на материале глаголов движения в польском
языке в
сопоставлении с чешским и русским) [Текст] / Т.А. Ацаркина //
Проблемы изучения отношений эквивалентности в славянских языках. М.: Диалог-МГУ, 1997. - С. 215-222.
9. Бабушкина, И.А. Эксперимент в переводоведении и его применение для
оценки качества переводов поэтических произведений [Текст] / И.А.
Бабушкина // Иноязычная филология и дидактика в неязыковом вузе /
129
Межвуз. сб. научн. трудов. - Мичуринск: Изд-во Мичуринского гос.
университета, 2002. - Вып II. - С. 13-21.
10.Бабушкина,
И.А.
Измерение
семантико-структурной
аналогичности
оригинала и перевода (на материале переводов текстов различных жанров
с немецкого языка на русский): дисс. ... канд. филологич. наук. - М.,
2004. - 171 с.
11.Балли,
Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка [Текст] /
Шарль Балли. - М.: Иностранная литература, 1955. - 416 с.
12.Бархударов, Л.С. Уровни языковой иерархии и перевод [Текст] / Л.С.
Бархударов // Тетради переводчика. - М.: Высшая школа, 1969. - Вып. 6.
- С. 3-12.
13.Бархударов, Л.С.
Язык и перевод [Текст] / Л.С. Бархударов. - М.:
Международные отношения, 1975. - 239 с.
14.Беднягина, Э.К. Поле направленного движения в современном немецком
языке: д и с с .. канд. филол. наук. - М., 1971. -190 с.
15.Брандес,
М.П. Стиль и перевод: (на материале немецкого языка) [Текст] /
М.П. Брандес. - М.: Высшая школа, 1988. - 126 с.
16.Брандес, М.П.
Стилистика текста. Теоретический курс [Текст] / М.П.
Брандес. - М.: Высшая школа, 2004. - 224с.
17.Бурмистрова, Л.А. К вопросу о некоторых проявлениях тенденции к
экономии и избыточности языковых средств в разговорной речи и их
значение для аспектуальной характеристики действия [Текст] / Л.А.
Бурмистрова // Вопросы грамматики и стилистики немецкого языка. Калинин: Изд-во КГПИ, 1972. - С. 66-81.
18.Василевская, Е.А.
Словосложение в русском языке [Текст] / Е.А.
Василевская. - М.: Учпедгиз, 1962. - 132 с.
19.
Васильева,
В.Ф.
О
межъязыковой
эквивалентности
номин
единицы (на материале современного русского и чешского языков)
[Текст]
/
В.Ф.
Васильева
//
Проблемы
изучения
отношений
130
эквивалентности в славянских языках. - М.: Диалог-МГУ, 1997. - С. 104­
130.
20.Вашунин, В.С. Субстантивные сложные слова в современном немецком
языке [Текст] / В.С. Вашунин. - М.: Высшая школа, 1990.- 159с.
21.
Виноградов, В.В. Русский язык [Текст] / В.В. Виноградов. - М.: Вы
школа, 1972. - 614с.
22. Виноградов, В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы
[Текст] / В.С. Виноградов. - М.: Издательство Московского университета,
1978. - 172с.
23.Виноградов, В.С. Перевод: Общие и лексические вопросы: Учебное
пособие [Текст] / В.С. Виноградов. - М.: Университет, 2006. - 236с.
24.Виньярски, М. К вопросу о переводе русских приставочных глаголов на
испанский язык
[Текст] / М. Виньярски // Тетради переводчика. - М.:
Международные отношения, 1968. - Вып. 5. - С. 8-29.
25.Влахов,
С. Непереводимое в переводе [Текст] / С. Влахов, С. Флорин -
М.: Высшая школа, 1986. - 416 с.
26.
Волков, Ю. Сопоставление как способ анализа стиля художественно
произведения [Текст] / Ю. Волков // Тетради переводчика. -
М.:
Международные отношения. - Вып. 7. - С. 71 -77.
27.Вощинина,
Е.И.
упражнения).
Словообразование
немецкого
языка.
(Правила
[Текст] / Е.И. Вощинина, Ш.Р. Молоткова. -
и
М-Л.:
Просвещение, 1965. - 128 с.
28.Габинская, О.А. Типология причин словотворчества. [Текст] / О.А.
Габинская. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 1981. - 151 с.
29.Гарбовский, Н.К. Теория перевода: Учебник. [Текст] / Н.К. Гарбовский. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 2004. - 544 с.
30.Гак,
В.Г. Межъязыковая ассиметрия и прогнозирование переводчески
трансформаций [Текст] / В.Г. Гак // Теория перевода и научные основы
131
подготовки переводчиков / Матер. всесоюзн. научн. конф. -
М.:
МГПИИЯ им. М. Тореза, 1975. - С. 24-26.
31.Гак, В.Г. Языковые преобразования. [Текст] / В.Г. Гак. - М.: Школа
„Языки русской культуры“, 1998. - 768 с.
32.Гильченок, Н.Л. Практикум по переводу с немецкого на русский. [Текст] /
Н.Л. Гильченок. - СПб: КАРО, 2005. - 368 с.
33.Горбачевич, К.С.
Нормы современного русского литературного языка.
Пособие для учителей. [Текст] / К.С. Горбачевич. - М.: Просвещение,
1981. - 208 с.
34.Движкова, К.П. Функционирование глаголов с полупрефиксами ein-, aus­
, auf- и компонентами-наречиями hinein-/herein-, hinauf-/ herauf- в
современном немецком языке: дисс... канд. филол. наук. - М., 1968. - 180
с.
35.Девкин,
Девкин
В.Д. Взаимозамена противоположных функций [Текст] / В.Д.
//
Вопросы
функциональной
лексикологии.
Межвузовский
сборник научных трудов. - М.: 1987. - С. 8-11.
36.
Девкин, В.Д. Парадоксы в немецком языке [Текст] / В.Д. Девкин // ИЯ
-№ 2, 1988. - С. 15-21.
37.Добровольский, О.Д. Дейксис в отсутствие говорящего: о семантике
немецких дейктических элементов hin и her [Электронный ресурс] / О.Д.
Добровольский, Е.В. Падучева. - Электрон. дан. - М.: Диалог, 2008. Режим
доступа:
http://www.dialog-
21.ru/dialog2008/materials.asp?type=reports
38.Егер,
Г. Коммуникативная и функциональная эквивалентность [Тек
Г. Егер // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. - М.:
Международные отношения, 1978. - С. 137-156.
39.Ерхов, В.Н. Сложные существительные - соединение в современном
немецком языке и их отношение с синтаксисом: автореф.
наук. - Л., 1972. - 20 с.
канд. филол.
132
40.Жених, Е.Л. Особенности немецкой безэквивалентной лексики и ее
влияние на перевод (с немецкого языка на русский): автореф.
канд.
филол. наук. - М., 2001. - 20 с.
41.Залевски, Х. Направления в теории перевода и их влияние на понятие
эквивалентности и на оценку переводов [Текст] / Х. Залевски //
Fremdsprachen - Nr.2 - 1986. - С. 85-91.
42.Заречнева, В.А. Семантические сдвиги в словообразовании сложных
глаголов (на материале немецкой разговорной лексики) [Текст] / В.А.
Заречнева // Коммуникативно-функциональная характеристика языковых
единиц. Межвузовский сборник научных трудов. - Омск: Омск. пед. ин-т,
1989. - С. 13-18.
43.3вегинцев, В.А., История языкознания
19-20
веков в очерках и
извлечениях [Текст] / В.А. Звегинцев. - М.: Учпедгиз, 1964. - Ч. 1.- 406 с.
44.Зеленецкий А.Л. Сравнительная типология немецкого и русского языков:
Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. „Иностр. яз.“ [Текст] /
А.Л. Зеленецкий, П.Ф. Монахов. - М.: Просвещение, 1983. - 240 с.
45.Зиндер, Л.Р. Пособие по теоретической грамматике и лексикологии
немецкого языка [Текст] / Л.Р. Зиндер, Т.В. Строева. - Л.: Учпедгиз, 1962.
- 148 с.
46.Ицкович,
В.А.
Языковая
норма
[Текст]
/ В.А.
Ицкович.
-
М.:
Просвещение, 1968. - 94 с.
47.Каде,
О. Проблемы перевода в свете теории коммуникации [Текст] / О.
Каде // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. - М.:
Международные отношения, 1978. - С. 69-90.
48.
Каде, О. К вопросу о предмете лингвистической теории перевода [Текст] /
О. Каде // Тетради переводчика. - М.: Международные отношения, 1979.
- Вып. 16. - С. 3-11.
133
49.Кэтфорд, Дж. К.
Лингвистическая теория перевода [Текст] / Дж.К.
Кэтфорд // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. - М.:
Международные отношения, 1978. - С. 91-114.
50.Кожина, М.Н. Стилистика русского языка. Учеб. Пособие для студентов
фак. рус. яз. и литературы пед. ин-тов. [Текст] / М.Н. Кожина. - М.:
Просвещение, 1977. - 233 с.
51.Комиссаров, В.Н. К вопросу о сопоставительном изучении переводов
[Текст] / В.Н. Комиссаров // Тетради переводчика, - М.: Международные
отношения, 1970. - Вып. 7. - С. 46-50.
52.
Комиссаров, В.Н. Лингвистика перевода [Текст] / В.Н. Комиссаро
Международные отношения, 1980. - 166 с.
53.Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. Курс лекций [Текст] /
В.Н. Комиссаров. - М.: ЭТС, 1999. - 192 с.
54.Косериу,
Э. Синхрония, диахрония и история
[Текст] / Э. Косериу //
Новое в лингвистике. - М.: 1963. - Вып. 3. - С. 174-175.
55.Крушельницкая,
К.Г.
Очерки
по
сопоставительной
грамматике
немецкого и русского языков. [Текст] / К.Г. Крушельницкая. - М.:
Литература на иностранных языках, 1961. - 265 с.
56.
Крушельницкая, К.Г. Советы переводчику. Учеб. пособие по
для вузов [Текст] / К.Г. Крушельницкая, М.Н. Попов. - М.: Астрель. АСТ,
2002. - 320 с.
57.Кубрякова, Е.С. Что такое словообразование [Текст] / Е.С. Кубрякова. М.: Наука, 1965. - 78 с.
58.Курбакова, С.В. Коммуникативная природа дейксиса: автореф... канд.
филол. наук. - М., 1997. - 19 с.
59.Латышев, Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы её
достижения [Текст] / Л.К. Латышев. - М.: Международные отношения,
1981. - 248 с.
134
60.Латышев, Л. К. О переводческих трансформациях [Текст] / Л.К. Латышев.
// Методика и лингвистика. - М.: Наука, 1981. - С. 127-138.
61.
Латышев, Л.К. Проблемы эквивалентности в переводе: дисс. док
филологич. наук. - М., 1983. - 431 с.
62.Латышев, Л.К. Перевод:
проблемы теории, практики и методики
преподавания [Текст] / Л.К. Латышев. - М.: Просвещение, 1988. - 160 с.
63.Латышев, Л.К.
Технология перевода. Учеб. Пособие по подготовке
переводчиков (с нем. яз.) [Текст] / Л.К. Латышев. - М.: НВИ-Тезаурус,
2000. - 280 с.
64.Латышев, Л.К. Перевод: Теория, практика и методика преподавания
[Текст] / Л.К. Латышев, А.Л. Семенов. - М.: Академия, 2003. - 192 с.
65.
Левинсон, Н.Л. Соединение локального наречия и глагола в немец
языке как словосочетание и как сложное слово: диссер .
канд. филол.
наук. - Л., 1971. - 185 с.
66. Левицкая, Т.Р. Глаголы адвербиального значения и их перевод на русский
язык [Текст] / Т.Р. Левицкая, А.М. Фитерман // Тетради переводчика. М.: Международные отношения, 1964. - Вып. 2. - С. 20-40.
67.Левицкая,
Т.Р.
Чем
вызываются лексические
трансформации
при
переводе [Текст] / Т.Р. Левицкая, А.М. Фитерман // Тетради переводчика.
- М.: Международные отношения, 1975. - Вып. 12. - С. 50-69.
68.Левковская, К.А. Местоимения и местоименные слова. Пособие по
грамматике немецкого языка [Текст] / К.А. Левковская, В.М. Пророкова,
Л.В. Сергиенко - М.: Высшая школа, 1979. - 172 с.
69.
Левый, И. Искусство перевода [Текст] / И. Левый. - М.: Прогресс,
397 с.
70.Мархвиньский, А. Эквивалентность и переводимость [Текст] / А.
Мархвиньский // Проблемы изучения отношений эквивалентности в
славянских языках. - М.: Диалог- МГУ, 1997. - С. 45-52.
135
71.Мейль, К. Немецкие глаголы. Справочное руководство: (на материале
немецкого языка) [Текст] / К. Мейль, М. Арндт. - СПб: Лань, 1997. - 320
с.
72.Мешков, О. Об одном типе переводческих соответствий [Текст] / О.
Мешков // Тетради переводчика. - М.: Международные отношения, 1972.
- Вып. 9. - С. 45-50.
73.Миньяр-Белоручев, Р.К. Общая теория перевода и устный перевод
[Текст] / Р.К. Миньяр-Белоручев. - М.: Воениздат, 1980. - 236 с.
74.Москальская,
О.И.
Норма и варьирование в современном немецком
литературном языке [Текст] / О.И. Москальская // ИЯШ, 1967. - № 6. С. 38-45.
75.Найда,
Найда
Ю.А. К науке переводить. Принципы соответствий [Текст] / Ю.А
//
Вопросы
перевода
в
зарубежной
лингвистике.
-
М.:
Международные отношения, 1978. - С. 114-137.
76.Недялков, В.П. Смысловые ряды немецких глаголов с компонентами aus-,
heraus-, hinaus-: дисс... канд. филол. наук. - Л., 1961. - 195 с.
77.Нефедова, Л.А. О некоторых парадоксах номинаций (на материале
немецкого и русского языков) [Текст] / Л.А. Нефедова // Вопросы
немецкой лексикологии. М., 2001.- 173с.
78.Нефедова, Л.А. О некоторых особых способах словообразования в
современном немецком языке [Текст] / Л.А. Нефедова // Вестник
Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная
коммуникация. - М.: Издательство Московского университета, 2003. Вып. 3. - С. 89-97.
79.Общее языкознание: Хрестоматия [Текст] / сост. Б.И. Косовский, Н.А.
Павленко; под ред. А.Е. Супруна. - Минск, 1987. - 458 с.
80.Падучева,
Е.В.
Референциальные
аспекты
семантики
предложения
[Текст] / Е.В. Падучева // Известия АН СССР / Серия литературы и языка.
Т.42. - 1984. - № 4. - С. 42-53.
136
81.Папина, А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории [Текст] / А.Ф.
Папина. - М.: АСТ, 2002. - 195 с.
82.Петрухина, Е.В.
Основные
принципы
сопоставления модификаций
глагольных действий в славянских языках [Текст] / Е.В. Петрухина //
Проблемы изучения отношений эквивалентности в славянских языках. М.: Диалог-МГУ, 1997. - С. 158-180.
83.Пичуева,
Н.В. Влияние отделяемых компонентов типа hin-, hinauf-,
hinunter-, empor- и т.п., содержащих в своем значении указание на
направленность действия, на характер глагольного действия [Текст] /
Н.В. Пичуева // Вопросы грамматики и стилистики немецкого языка /
Сборник
статей.
-
Калинин:
Калининский
государственный
пед.
институт, 1972. - С. 35-43.
84.Попович, А. Проблемы художественного перевода. Перевод со слов
[Текст] / А. Попович. - М.: Высшая школа, 1980. - 199 с.
85.Порозинская,
В.
Способы
передачи
глаголов,
указывающих
на
содержание речевого акта, с русского языка на английский [Текст] / В.
Порозинская // Семантика перевода. - М.: МГИИЯ, 1989. - Вып. 331. - С.
99-107.
86.Провоторов, В.И. Очерки по жанровой стилистике текста (на материале
немецкого языка) [Текст] / В.И. Провоторов. Уч. пос. - М.: 2003.- 140с.
87.Райхштейн, А.Д.
О механизмах экспрессивно-оценочной номинации в
современном немецком языке // Межвузовский сборник научных трудов
Словообразование и проблемы номинации в германских
языках.
Горький: 1985.- 121с.
88.Рахманкулова, И.-Э.С.
Способы представления значений немецких
дейктических элементов типа hinaus-/heraus- в русском языке [Текст] /
И.-Э.С. Рахманкулова, С.П. Черных // Сопоставительные исследования
семантического взаимодействия единиц разных уровней в системе
немецкого и русского языков / Сб. научн. трудов. - Тула: 1986. - С. 75-85.
137
89.Ревзин, И. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык
[Текст] / И. Ревзин, Я.И. Рецкер / Вопросы теории и методики учебного
перевода / Сборник статей под ред. К.А.Ганшиной и И.В.Карпова. - М.,
1950. - С. 24-35.
90.Ризен,
Н.Г.
Семантико-прагматические
особенности
дейктических
отношений, выражаемых немецкими глаголами с наречиями-приставками
типа hinaus-/heraus-: автореф. дисс... канд. филол. наук / Н.Г. Ризен. - М.,
1992. - 17 с.
91.Роганова, З.Е. Пособие по переводу с немецкого на русский язык [Текст] /
З.Е. Роганова. - М.: Издательство литературы на иностранных языках,
1961. - 303 с.
92.Роганова, З.Е. Лексическая обусловленность выбора грамматической
формы при переводе [Текст] / З.Е. Роганова // Тетради переводчика. - М.:
Высшая школа, 1969. - № 6. - С. 12-19.
93.Рожанский, Ф.И. Направление движения (типологическое исследование)
[Текст] / Ф.И. Рожанский // Логический анализ языка. Языки пространств.
- М.: Языки русской культуры, 2000. - С. 56-66.
94.Русский
язык. Учебник для 7-ого класса / под ред. Баранова М.Т. и др. -
М.: Русский язык, 2003. - 236 с.
95.Сазонова, Е.М. Пособие по переводу с русского языка на немецкий
[Текст] / Е.М. Сазонова. - М.: Высшая школа, 1980. - 255 с.
96.Сдобников,
В.В.,
Теория
перевода:
Учебник
для
студентов
лингвистических вузов и факультетов иностранных языков [Текст] / В.В.
Сдобников, О.В. Петрова.
-
Нижний Новгород:
НГЛУ им.
Н.А.
Добролюбова, 2001. - 306 с.
97.
Современный
русский
Совообразование) [Текст] /
Русский язык, 1962. - 350 с.
язык.
Часть
1
(Лексикология.
под ред. Е.М. Галкиной-Федорук. - М.:
Фон
138
98.Скрипкина, Г.В. Образно-выразительные стилистические средства в
макро-
и
макроконтексте.
Учебно-методическое
пособие
/
Г.В.
Скрипкина. Орел: 2001. - 111с.
99.Степанова, М.Д.
Словообразование современного немецкого языка
[Текст] / М.Д. Степанова. - М.: Литература на иностранных языках, 1953.
- 375 с.
100.
Степанова, М.Д. Теоретические основы словосложения в немец
языке [Текст] / М.Д. Степанова, В. Флейшер. - М.: Высшая школа, 1984. 264 с.
101. Степанова, М.Д. Теоретические основы словообразования в немецком
языке: Учеб. пособие для филологических факультетов университетов и
институтов иностранных языков / М.Д. Степанова, В. Фляйшер. - М.:
1984. - 264с.
102. Стернин, И.А. К понятию дейксиса [Текст] / И.А. Стернин // Историко­
типологические и синхронно-типологические исследования. - М., 1972.
103. Стрелковский, Г.М. Пособие по переводу с немецкого языка на
русский и с русского языка на немецкий. Для институтов и факультетов
ин. языков [Текст] / Г.М. Стрелковский. - М.: Высшая школа, 1973. - 184
с.
104. Сятковский,
С.
Теоретические
основы
изучения
отношений
структурной и узуально-стилистической межъязыковой эквивалентности
[Текст]
/
С.
Сятковский
//
Проблемы
изучения
отношений
эквивалентности в славянских языках. - М.: Диалог-МГУ, 1997. - С. 8-28.
105. Урбанек, Д. Понятие переводческой эквивалентности и переводческая
типология лексики [Текст] / Д. Урбанек // Проблемы изучения отношений
эквивалентности в славянских языках. - М.: Диалог-МГУ, 1997. - С. 53­
65.
106. Уфимцева, А.А. Слово в лексико-семантической системе языка [Текст]
/ А.А. Уфимцева. - М.: Наука, 1968. - 272 с.
139
107. Уфимцева,
А.А.
Семантика
слова.
Аспекты
современных
семантических исследований [Текст] / А.А. Уфимцева. - М.: Наука, 1980.
- 270 с.
108. Федоров, А.В. Немецко-русские языковые параллели [Текст] / А.В.
Федоров, Н.Н. Кузнецова, Е.Н. Морозова, И.А. Цыганова. - М.: Высшая
школа, 1961. - 224 с.
109. Хомутская,
производных
Н.И.
и
немецкого языка
Аффиксно-центрическая
сложных
колоквиальных
модель
глаголов
образования
современного
[Текст] / Н.И. Хомутская // Вопросы немецкой
лексикологии. - М.: Прометей, 2001. - С. 168-172.
110. Чемоданов, Н.С. Хрестоматия по истории немецкого языка: Учебное
пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. [Текст] / Н.С. Чемоданов. - М.:
Высшая школа, 1978. - 288 с.
111. Черняховская, Л.А. Перевод и смысловая структура [Текст] / Л.А.
Черняховская. - М.: Международные отношения, 1976. - 216 с.
112. Швед, В.И. Грамматика словообразования немецкого глагола как
средство активного овладения словообразовательными закономерностями
современного немецкого языка [Текст] / В.И. Швед // ИЯШ, 1989. - № 6.
- С. 39-47.
113. Швейцер, А.Д. Перевод и лингвистика [Текст] / А.Д. Швейцер. - М.:
Воениздат, 1973. - 279 с.
114. Швейцер, А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты [Текст] /
А.Д. Швейцер. - М.: Наука, 1988. - 215 с.
115. Швейцер, А.Д. Эквивалентность и адекватность перевода [Текст] / А.Д.
Швейцер // Тетради переводчика. - М.: Международные отношения,
1989. - Вып. 23. - С. 31-39.
116. Широкова, А.В. Сравнительная типология разноструктурных языков
(фонетика, морфология) [Текст] / А.В. Широкова. - М.: Добросвет, 2000.
- 200 с.
140
117. Щерба, Л.В. Языковая система и речевая деятельность [Текст] / Л.В.
Щерба. - Л.: Наука, 1974. - 428 с.
118. Юханов, А.С. О синтаксических отношениях глагольно-наречных
единиц типа aufgehen, hinaufgehen [Текст] / А.С. Юханов // Русский язык
в школе. - 1976. - № 3. - С. 21-30.
119. Якобсон, Р. О лингвистических аспектах перевода / Р. Якобсон //
Вопросы
теории
перевода
в
зарубежной
лингвистике.
-
М.:
Международные отношения, 1978. - С. 16-24.
120. Якобсон, Р. Избранные работы [Текст] / Р. Якобсон. - М.: Прогресс,
1985. - 454 с.
121. Яковлева, Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели
пространства, времени и восприятия) [Текст] /
Е.С. Яковлева. - М.:
Гнозис, 1994. - 344 с.
122. Ярмоленко, А.В. Роль речи в отражении пространства [Текст] / А.В.
Ярмоленко // Проблемы восприятия пространства и пространственных
представлений. - М.: Изд-во МГУ, 1961. - С. 6-27.
123. Admoni W. Der deutsche Sprachbau [Текст] / W. Admoni. - M-L, 1966. 290 с.
124. Brinkmann H. Die deutsche Sprache. Gestalt und Leistung [Текст] / H.
Brinkmann. - Düsseldorf, 1971. - 358 с.
125. Duden. Die Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. Band 4. Mannheim: Dudenverlag , 1984. - S.
126. Engel U. Deutsche Grammatik [Текст] /. - Heidelberg: 1988. - S.
127. Erben J. Einführung in die deutsche Wortbildungslehre [Текст] /. - Berlin:
Erich Schmidt Verlag, 1983. - 170 S.
128. Erben J. Deutsche Grammatik. Ein Abriß [Текст] / . - München: 1980. 316 S.
129. Fleischer W. Regeln der Wortbildung und der Wortverwendung [Текст] / //
Deutsch als Fremdsprache 15, 1978. - S. 38-50.
141
130. Fleischer W. Tendenzen der deutschen Wortbildung [Текст] / // Deutsch als
Fremdsprache 9, 1972. - S. 23-36.
131. Fleischer W. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache [Текст] /. Leipzig, Bibliographisches Institut, 1983. - 363 S.
132. Gataullin Ravil G. Probleme der Übersetzung stilistisch markierter und
okkasioneller
Wortbildungskonstruktionen
[Текст]
/
//
Das
Wort.
Germanistisches Jahrbuch '00-01 GUS, DAAD. - SS.49-71.
133. Grundfragen
der
Übersetzungswissenschaft:
Materialien
der
Wissenschaftlichen Konferenz. - Leipzig, 1968. - 230 S.
134. Harweg R.
Deixis und variable Referenz [Текст] / // Zeitschrift für
Phonetik, Sprachwissenschaft und Kommunikation. Bd.31. - Berlin, 1978. S. 50-62.
135. Harweg R. Formen des Zeigens und ihr Verhältnis zur Deixis [Текст] / //
Zeitschrift für Dialektologie und Linguistik. Bd.34. - Wiesbaden, 1986. - S.
41-50.
136. Jung W.
Grammatik der deutschen Sprache [Текст] /. - Leipzig: VEB
Bibliographisches Institut, 1968. - 518 S.
137. Kade O. Zufall und Gesetzmässigkeit in der Übersetzung [Текст] / //
Beihefte zur Zeitschrift Fremdsprachen. - Leipzig: Verlag Enzyklopädie, 1968.
138. Mater E.
Deutsche Verben 4. Art der Zusammensetzung [Текст]
/. -
Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1968. - 83 S.
139. Moskalskaja O.I. Deutsche Sprachgeschichte [Текст] /. - M.: Hochschule,
1977. - 277 S.
140. Porzig W. Das Wunder der Sprache [Текст] / . - Bern, 1971.
141. Reiß K ., Vermeer H.J. Grundlegung einer allgemeinen Translationstheorie
[Текст] / . - Tübingen: Niemeyer, 1991. - 248 S.
142. Riesel E., Schendels E.
Hochschule, 1975. - 316 S.
Deutsche Stilistik [Текст] / .- M.: Verlag
142
143. Schakirova N.Ju.
Der Vergleich usbekischer und deutscher sprachlicher
Erscheinungen als Grundlage für eine Verbesserung des Deutschunterrichts
[Текст] / // Das Wort, Germanistisches Jahrbuch. - M.: 1985. - SS. 94-98.
144. Schendels E. Deutsche Grammatik. Morphologie. Syntax. Text [Текст] / E.
Schendels. -M .: Высшая школа, 1979. - 397 S.
145. Schmidt W. Grundfragen der deutschen Grammatik [Текст] / . - Berlin:
Volk und Wissen Volkseigener Verlag, 1966. - 322 S.
146. Schmidt W. Deutsche Sprachkunde [Текст] / . - Berlin: Volk und Wissen
Volkseigener Verlag. - 344 S.
147. Stepanova M.D. Die Zusammensetzung und die „innere Valenz“ des Wortes
[Текст] / M.D. Stepanova // Deutsch als Fremdsprache 4. - M.: 1967.
148. Stepanova
M.D.,
Cernyseva
I.I.
Lexikologie
der
deutschen
Gegenwartssprache [Текст] / . - M.: Изд. Центр Академия, 2003. - 256 с.
149. Übersetzungswissenschaft und Fremdsprachenunterricht // Neue Beiträge zu
einem alten Thema. Hrg. Von Frank G. Königs. Goethe-Institut München.
Ref.42. Arbeitsstelle für wissenschaftliche Didaktik. - München: Goethe­
Institut-Verlag, 1989. - S.
2. Источники материалов для сопоставительного переводческого
анализа
150. Бехер И. Стихотворения. Прощание. Трижды содрогнувшаяся земля.
Пер.с нем. Библиотека всемирной литературы Серия третья. Том 137. М.: Художественная литература, 1970. - 670 с.
151. Борхерт В. Избранное. (Пер. с нем.). - М.: Худ. литература, 1977. - 302
с.
152. Дюрренмат Ф. Судья и его палач. Романы, повести: Пер. с нем. В.Д.
Седельника. - Харьков: Фолио; М.: АСТ, 2000. - 432 с.
143
153. Елинек Э. Пианистка [Электронный ресурс] / Эльфрида Елинек Пер. с
нем. А.Белобратов, Электрон. дан. - 2004. - 131 с.
- Режим доступа:
http//lib.aldebaran. ru.
154. Г офман Э.Т.А. Крошка Цахес
155. Зюскинд
П.
Парфюмер.
История
одного
убийцы.
-
М.:
Художественная литература, 1992. - 420 с.
156. Келлерман Б. Город Анатоль. / Перевод с нем. Вершининой З.А. - М.:
Правда, 1979. - 540 с.
157. Ремарк Э.-М. На западном фронте без перемен. Том 1.: Пер. с нем. Ю.
Афонькина. - М.: АО «ВИТА-ЦЕНТР», 1981. - 192 с.
158. Ремарк
Э.-М. Три товарища. Пер. с нем. Архипова Ю. - М.:
Художественная литература, 1989. - 368 с.
159. Ремарк Э.-М. Три товарища. Пер. с нем. Шрайбера И. - М.: АСТ, 2000.
- 448 с.
160. Ремарк Э.-М. Три товарища. Пер. с нем. Шрайбера И. / Яковенко Л.. М.: АО «ВИТА-ЦЕНТР», 1992. - 416 с.
161. Фаллада Г. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. 2. Книга первая. Волк
среди волков. Роман. Ч. 1 / Пер. с нем. Н. Вольпин и др. - М.:
Художественная литература, 1990. - 382 с.
162. Фаллада Г. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. 2. Книга вторая. Волк
среди волков. Роман. Ч. 2 / Пер. с нем. Н. Вольпин и др. - М.:
Художественная литература, 1991. - 462 с.
163. Фриш
М.
Хомо Фабер. Роман. - М.: Художественная литература,
2000. - 510 с.
164. Цвейг Ст. Мария Стюарт. Жозеф Фуше. Романизированные биографии.
Перевод с нем. Р. Гальпериной. - М.: Художественная литература, 1991. 590 с.
165. Шлинк Б. Чтец. / Пер. с нем. А. Тарасов. - Берлин, Courtesy of Demon's
Eye Verlags GmbH, 1999. - 87 с.
144
166. Штриттматтер
Э. Оле Бинкоп. Избранное. - М.: Художественная
литература, 1971. - 382 с.
167. Becher Johannes R. Abschied. - Leipzig: Reclam, 1974. - 424 S.
168. Borchert W. Prosa. Draußen vor der Tür. Lyrik. - M.: Verlag Progress,
1970. - 255 S.
169. Böll H. Und sagte kein einziges Wort. - M.: Progress, 1963. - 295 S.
170. Dürrenmatt Fr. Der Richter und sein Hänker. - М.: Tsitadel, 2000. - 240 S.
171. Fallada
H. W olf unter Wölfen. Erster Teil. - Berlin/Weimar: Aufbau­
Verlag, 1975. - 516 S.
172. Frisch M. Homo faber. Ein Bericht. - Frankfurt/Main: Suhrkamp Verlag,
1987. - 202 S.
173. Hoffman E.T.A. Klein Zaches genannt Zinnober
174. Jelinek E. Die Klavierspielerin. - Hamburg: 2006. - 285 S.
175. Kellermann B. Die Stadt Anatol. - Berlin: Verlag Volk und Welt, 1971. 580 S.
176. Remarque E.M. Drei Kameraden. - M.: Fremdsprachige Literatur, 1960. 455 S.
177. Remarque E.M. Im Westen nichts Neues. - Berlin: Ulstein, 1990. - 204 S.
178. Schlink B. Der Vorleser. - Zürich: Diogenes Verlag AG Zürich, 1995. - 207
S.
179. Strittmatter E. Ole Bienkopp. - M.: Progress, 1980. - 422 S.
180. Süßkind P. Das Parfüm. Die Geschichte eines Mörders. - Zürich: Diogenes
Verlag, 1994. - 320 S.
181. Zweig
St. Joseph Fouche. Bildnis eines politischen Menschen. -
Frankfurt/Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1988. - 285 S.
182. Словари
183. Большой немецко-русский словарь: в 2-х т. / под ред. Москальской
О.И. - М.: Руский язык, 1980. - 1416 с.
145
184. Большой немецко-русский словарь. -
10-е изд., стереотип. - М.:
Русский язык, 2003. - 1040 с.
185. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. - 736 с.
186. Девкин В.Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. - М.:
Русский язык, 1994. - 768 с.
187. Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой.
- М.: Советская энциклопедия, 1990. - 683 с.
188. Словарь лингвистических терминов / под редакцией О.С. Ахмановой. М.: 1969. - 608с.
189. Словарь словообразовательных элементов немецкого языка / под рук.
М.Д. Степановой. - М.: Русский язык, 1979. - 536 с.
190. Duden. Deutsches Universalwörterbuch. - Mannheim/Wien/Zürich: Duden
Verlag, 1989. - 1043 S.
191. Duden. Deutsches Universalwörterbuch. - Mannheim/Leipzig/Wien/Zürich:
Dudenverlag, 2003. - 1892 S.
192. Paul H. Deutsches Wörterbuch. - Tübingen: Max Niemeyer, 1992. - 1130
S.
3. Электронные ресурсы
193. http://www. ksu.ru
194. http://stilistika.by.ru
146
ПРИЛОЖЕНИЕ
Глаголы с наречиями-приставками типа hinaus-/heraus-, вызывающие
переводческие трудности
herabregnen
- падать дождем на кого-л., что-л.
herabsegeln
- плавно спускаться
herabrauschen
- спускаться с шумом, шелестом
herabwinken
- звать знаками вниз; подавать знаки
сверху
heranblubbern
- приближаться с бормотанием
heranhinken
- приковылять, подойти хромая
herankarren
- привозить, свозить на тележке (тачке)
heranklingeln
- подзывать (кого-л.) звонком
heranschmeicheln
- подзывать кого-л, ласково (льстиво)
приговаривая
heranschwanken
- подходить, приближаться, шатаясь
heranspazieren
- приближаться, подходить прогулочным
шагом
heransummen
- приближаться с шумом, лёгким
гудением (о машине)
herantasten, sich
- добираться на ощупь
herantaumeln
- приближаться, подходить, шатаясь,
плохо держась на ногах
herantoben
- приближаться, подходить с шумом,
неистовством
herantrauen
- осмелиться, рискнуть, решиться
подойти
heranwackeln
- подходить, приближаться,
пошатываясь, качаясь
147
heranwagen, sich (an A)
- рискнуть подойти (приблизиться,
приступить) (к кому-л., чему-л.)
heranwatscheln
- подходить, приближаться,
переваливаясь с боку на бок, вразвалку
heranwinken
- подозвать жестом (жестами)
heraufarbeiten, sich
- 1. с трудом взбираться вверх 2. перен.
выдвинуться собственными силами,
выбиться, выйти в люди;
heraufbeschwören
- книжн. вызывать (к жизни), порождать,
накликать
heraufbitten (zu D)
-
просить (кого-л.) подняться наверх (к
кому-л.)
heraufhelfen
-
heraufstampfen
- подниматься, тяжело ступая
heraushalten, sich (aus D)
- держаться в стороне (нейтрально), не
помогать подняться наверх (к кому-л.)
вмешиваться
heraushelfen
-
1. помогать выйти 2. помогать
выпутаться из какого-л. дела,
выручать кого-л.
herausixen
-
вычислить после долгих
размышлений
herausklingeln
-
вызывать звонком
herausklopfen
-
вызывать стуком
herauskönnen
- разг. смочь выйти
herausköpfen: den Ball -­
-
herauslügen, sich
- разг. вывернуться с помощью лжи;
выбивать мяч головой (футбол)
приводить лживые оправдания
herausmüssen
- разг. быть вынужденным выйти
heraussprengen
- выезжать галопом
148
herauswagen, sich
-
рискнуть выйти
herauswollen
- разг. хотеть выйти
herbeiwünschen
- книжн. желать прихода, прибытия,
наступления (чего-л.)
hereinbemühen, sich
- потрудиться войти
hereinbitten
- просить войти
hereinblauen
- проникать синевой (о небе)
hereinreißen
- разг. втягивать (кого-л.) в грязное
(сомнительное) дело
hereinhuschen
- проскользнуть куда-л., впорхнуть
herumdeuten
- показывать пальцем туда и сюда
herumdoktern
- 1. фам. лечиться различными
домашними средствами 2. an etw. D
herumdoktern (неумело) пытаться чинить
что-л., возиться с чем-л.
herumkauen
- что-л. жевать продолжительное время
herumpfeifen
- насвистывать без перерыва
herumplaudern
- болтать без умолку
herumputzen
- постоянно чистить (что-л.), убираться
herumrenommieren
- постоянно хвастаться
herumrumoren
- постоянно возиться, шуметь (на кухне)
herumstolzieren
- гордо вышагивать туда и сюда
herumstören
- постоянно мешать
herumtrampeln
- (в определенном месте) бегать тудасюда, топая ногами
herunterbemühen
- высок. просить спуститься
herunterhelfen
- помогать спуститься; помогать выйти
(из автомобиля)
herunterleiern
- фам. монотонно (про)читать (речь,
149
стихи)
heruntermüssen
- иметь необходимость спуститься
herunterpoltern
- катиться, двигаться, спускаться с
шумом, с грохотом
herunterschnurren
- 1. опускаться с легким гудением,
жужжанием (например, о жалюзях) 2.
Быстро и монотонно проговорить
(выученный) текст
herunterschwimmen
- проплыть дистанцию до конца
herunterstäuben
- сыпаться вниз
heruntertappen
- спускаться, тяжело ступая, ощупью
hervorzaubern
- доставать (вынимать) что-л. как
фокусник (как по волшебству); создавать
(из ничего) как по мановению
волшебной палочки
hinaufdürfen
- иметь разрешение подняться
hinauffrohlocken
- подниматься (по лестнице) с
ликованием, торжественно
hinaufhumpeln
- подниматься (по лестнице),
прихрамывая
hinaufrasen
- быстро подниматься (по лестнице),
мчаться вверх
hinausstampfen
- выйти, тяжело ступая, топая ногами
hinauswagen, sich
- отваживаться выйти
hinauswollen
- разг. хотеть выйти
hinauszögern
- медлить, колебаться, не решаться
выйти
hineinechoen
- доноситься эхом (до чего-л.)
hineinheiraten
- войти (в семью) путем брака
150
hineinschmuggeln
- 1. ввозить (провозить) контрабандой 2.
перен. подсовывать; (незаметно)
протаскивать
hineinschweigen
- сосредоточенно молчать
hineinstolpern
- входить, спотыкаясь
hineintasten
- входить на ощупь, ощупывая руками
(стены)
hineinzwingen
- принуждать, заставлять войти
hinüberschielen
- косить глазами туда, в ту сторону
hinübersehen
- смотреть туда, в ту сторону
hinüberwerfen
- бросить что-л. туда, в ту сторону
hinunterhelfen
- помочь спуститься (сойти) (кому-л.)
hinunterkollern
- катиться кубарем вниз
hinunterpoltern
- спускаться с шумом, грохотом
hinunterschlendern
- медленно спускаться
hinwegbrausen
- мчаться с шумом прочь
hinweghelfen (über A)
- помочь преодолеть (что-л. трудное,
неприятное)
hinwegkreisen
- кружась, удаляться
hinwegsausen
- уноситься с шумом, свистом
hinwegschwindeln, sich (über das
- жить мошеннически, обманным путем
Leben)
hinwegsprechen
- говорить в сторону
hinwegtaumeln
- уходить прочь, шатаясь, плохо держась
на ногах
umherkramen
- повсюду рыться (в вещах)
umherschwirren
- носиться повсюду с жужжанием,
свистом
umhertaumeln
- ходить, шатаясь, взад и вперед
151
umherwippen
- махать руками (ногами) в разные
стороны
Орловский ГУ
АНТИПЛАГИАТ
ТВОРИТЕ СОБСТВЕННЫМ УМОМ
СПРАВКА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Васильева Наталья Николаевна
Факультет, кафедра,
номер группы
Институт иностранных языков, кафедра немецкого языка
Тип работы
Магистерская диссертация
Название работы
Васильева СПОСОБЫ ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК ГЛАГОЛОВ С
НАРЕЧИЯМИ-ПРИСТАВКАМИ ТИПА HINAUS- HERAUS-
Название файла
магистерская Васильева.с1ос
Процент заимствования
41,57%
Процент цитирования
1,27%
Процент оригинальности
57,16%
Дата проверки
13:16:51 06 ноября 2017г.
Модули поиска
Модуль поиска ЭБС "БиблиоРоссика"; Модуль поиска ЭБС "BOOK.ru"; Коллекция РГБ;
Цитирование; Модуль поиска ЭБС "Университетская библиотека онлайн"; Коллекция
eLIBRARY.RU; Модуль поиска ЭБС "Айбукс"; Модуль поиска Интернет; Модуль поиска
ЭБС "Лань"; Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им. И.С.Тургенева"; Кольцо вузов
Работу проверил
Филиппова Людмила Борисовна
ФИО проверяю щ его
Дата подписи
^
f f
j L l s / r f гПодпись проверяющего
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте Q R-код, который
содерж ит ссы лку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруж енное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа