close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Чукин Александр Васильевич. Организация психолого-педагогической работы по профилактике профессионального сгорания у специалистов социальных учреждений

код для вставки
Содержание
ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. 2
Глава
1.
Теоретические
аспекты
проблемы
внутриличностного
конфликта у специалиста социальных служб................................................. 7
1.1.
Сущность
и
характеристика
психологического
механизма
внутриличностного конфликта с точки зрения отечественных и зарубежных
исследователей ........................................................................................................ 7
1.2. Синдром эмоционального выгорания как деструктивный фактор
возникновения внутриличностного конфликта личности специалиста сферы
социальных служб................................................................................................. 22
Глава 2. Особенности механизма разрешения внутриличностного
конфликта у специалистов сферы социальных служб................................ 43
2.1. Эмпирическое исследование синдрома эмоционального выгорания как
фактора внутриличностного конфликта у социальных работников................ 43
2.2. Программа снижения уровня эмоционального выгорания у социальных
работников как фактора внутриличностного конфликта.................................. 67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................... 91
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ................................................................................. 96
ПРИЛОЖЕНИЕ................................................................................................. 105
ВВЕДЕНИЕ
Интенсивное изучение различных форм стресса и его негативного
влияния на жизнедеятельность и здоровье человека является одним из
доминирующих направлений прикладных психологических исследований
на протяжении последних трех десятилетий. Такое внимание к разработке
психологической проблематики стресса объясняется ее непосредственной
связью в актуальными запросами современной социальной практики.
Статистика
нарушений
роста
стрессовых
трудоспособности
профессиональных
активной
части
заболеваний,
населения,
потерь
квалифицированной рабочей силы вследствие невозможности адаптации
к новым формам труда и повышению интенсивности информационных
нагрузок, различные формы «личностного неблагополучия» - вот краткий
перечень проблем, которые отчетливо воспринимаются обществом как
серьезная угроза качеству жизни и психическому здоровью современного
человека.
Актуальность проблемы исследования состоит в том, что одной из
проблем современного специалиста является проблема профессиональных
стрессов, психологических трудностей, которые возникают в процессе
профессиональной деятельности.
Сложность
специалистов
и
противоречивость
специфики
деятельности
по социальной работе отмечена во многих современных
исследованиях. Процесс преодоления профессионального выгорания важен
для специалистов по социальной работе, так как они часто находятся в
стрессовой ситуации по характеру своей профессиональной деятельности.
С одной стороны, выступая помощниками, специалистам приходится
общаться не только с клиентами, но и со специалистами других служб и
своими коллегами. С другой стороны, как и любой личности, присущи
переоценка ценностей, возникновение и решение личных проблем. А также
постоянно меняющиеся факторы, влияющие на возникновение синдрома
профессионального выгорания.
2
Поэтому
важно
разработать
профилактическую
программу,
отвечающую запросам современной ситуации.
В отечественной научной литературе появился целый ряд работ,
посвященных исследованию трудностей в профессиональной деятельности
и личностно-профессиональном развитии специалиста, а также вопросам
«эмоционального выгорания», профессионального кризиса, деструкций.
«Профессиональное
выгорание»
изучалось
такими
учеными,
как
Н.Е.Водопьянова, В.В.Бойко, Г.С.Абрамова, Е.Л.Ильин, Т.В.Форманюк,
Ю.А.Юдчиц,
Е.Aronson,
H.J.Freundenberger,
E.Hartman,
С.Maslach,
В.Pelman, A.Pines, W.Schaufeli, A.Shirom и др. Были выявлены и описаны
механизмы, симптомы, разработаны методы профилактики и коррекции
синдрома профессионального выгорания. Но так как условия трудовой
деятельности постоянно изменяются и усложняются, то необходимо
постоянно
отслеживать
появление
симптомов
профессионального
выгорания и самостоятельно делать профилактические упражнения. А если
диагностика говорит о том, что профилактика уже бесполезна, то
проводить коррекционные упражнения.
Исходя из актуальности проблемы исследования, практической
значимости была определена тема исследования, сформулированы ее цель,
задачи, обоснованны объект и предмет исследования.
Цель исследования –
профессионального
психосоциальной
сгорания
выявить типичные симптомы синдрома
и
определить
профилактики
формы
профессионального
и
методы
выгорания
у
специалистов по социальной работе.
Объект
исследования:
организация
психолого-педагогической
работы со специалистами по социальной работе и социальными
работниками в условиях СЗН.
Предмет
исследования:
особенности
проявления
синдрома
профессионального выгорания у специалистов по социальной работе и
социальных работников.
3
Гипотезы исследования:
Синдром профессионального выгорания развивается в процессе
длительной профессиональной деятельности специалиста по социальной
работе (по истечении 3-х лет непрерывной практики).
Профессиональное выгорание специалистов по социальной работе
вызывает
как
выполнении
осознаваемые,
так
профессиональной
и
неосознаваемые
деятельности,
трудности
имеющие
в
различные
объективные и субъективные причины, условия возникновения, динамику
протекания и результаты.
Задачи исследования:
1. Проанализировать
психологическую,
медицинскую,
социологическую литературу по проблеме профессионального
выгорания у специалистов в сфере межличностных отношений
системы «Человек – Человек».
2. рассмотреть
теоретические
внутриличностного
подходы
конфликта
в
к
проблеме
трудах
изучения
зарубежных
и
отечественных авторов как фактора, детерминирующего синдром
профессионального выгорания.
3. Провести анализ локальных исследований в период 2015-2016 гг.
уровня и характера выраженности синдрома профессионального
выгорания у социальных работников.
4. Провести опытно-экспериментальное исследование
проблемы
профессионального выгорания у специалистов по социальной работе
и социальных работников центров социальной защиты населения
Заводского района г. Орла и Орловского района.
5. Описать основные формы и методы психолого-педагогической
профилактики
синдрома
профессионального
выгорания
и
разработать программу организации помощи по профилактике
синдрома профессионального выгорания у социальных работников и
специалистов по социальной работе.
4
Эмпирическая база исследования. Исследование проводилось в
течение 2-х лет с 2015г по 2016г. В нем приняли участие специалисты
и социальные работники центров социальной защиты населения
Заводского района, Северного района г. Орла и Орловского района.
Всего было обследовано 98 человек в возрасте от 21 до 60 лет.
Методы и методики исследования:
Логический анализ и интерпретация научных данных;
Сравнительный анализ;
Анкетирование
Контент-анализ документации;
Опросник
«Профессиональное
выгорание»,
разработанный
Н.Е.Водопьяновой;
Опросник «Профессионального выгорания» разработанный
В.В.Бойко.
Практическая значимость исследования.
Выявили
новые
симптомы
проявления
синдрома
профессионального выгорания, обобщили различные формы и методы
психосоциальной
описание
профилактики
методов
синдрома,
профилактики
дано
содержательное
профессионального
выгорания,
разработана психосоциальная программа профилактики синдрома
профессионального выгорания у специалистов социальной службы,
состоящая из 2-х блоков и 5 разделов; мобильность данной программы
в том, что ее могут использовать не только специалисты по социальной
работе и социальные работники, но и специалисты, занятые в системе
«Человек – Человек».
5
Глава
1.
Теоретические
аспекты
проблемы
внутриличностного
конфликта у специалиста социальных служб
1.1.
Сущность
и
характеристика
психологического
механизма
внутриличностного конфликта с точки зрения отечественных и
зарубежных исследователей
Задолго до научного объяснения внутриличностного конфликта
большой вклад в его описание и понимание внесла философская и
художественная литература. Ф.М. Достоевский неоднократно сопереживал
страданиям своих героев, разрывающихся в самоанализе между различными
сторонами своих чувств и сознания, и не раз «примерял» на себя тяжкую
ситуацию выбора, который стоял перед ними. Да и самому автору постоянно
приходилось разгадывать эту «загадку» вечного противоборства двух
сущностей одного и того же человека, дуализма мотивов добра и зла.
Понятно, что, поставив себе цель изобразить «все глубины души
человеческой», «найти в человеке человека», автор не мог не заметить и не
описать проявления внутриличностного конфликта, который, как оказалось,
свойственен любой личности – от «униженных и оскорбленных» до Алеши
Карамазова. Великий писатель дает нам ярчайшие картины высшего
выражения внутриличностного конфликта вплоть до раздвоения личности;
конфликта, пожирающего саму личность и обрекающего ее на невыносимые
страдания. [9]
Научное изучение внутриличностного конфликта началось в конце XIX
в. и было связано в первую очередь с именем основателя психоанализа –
австрийского
ученого
биопсихологический
и
З.Фрейда
биосоциальный
(1856–1939),
характер
раскрывшего
внутриличностного
конфликта. Он показал, что человеческое существование связано с
постоянным
напряжением
биологическими
влечениями,
и
преодолением
желаниями
противоречия
человека
(прежде
между
всего
сексуальными) и социально-культурными нормами, между бессознательным
6
и сознанием. В этом противоречии и постоянном противоборстве названных
сторон и состоит, по Фрейду, сущность внутриличностного конфликта. [112]
Большой вклад в изучение проблемы внутриличностного конфликта
внес немецкий психолог К. Левин (1890–1947) [73], который определил его
как
ситуацию,
в
которой
на
индивида
одновременно
действуют
противоположно-направленные силы равной величины. В этой связи он
выделил три типа конфликтной ситуации:
1. Человек находится между двумя положительными силами примерно
равной величины. Это случай буриданова осла, находящегося между двумя
равными стогами сена и умирающего от голода. Схематично эту
конфликтную ситуацию можно представить на следующем рисунке: где Л –
личность, C1+ – сила 1, C 2+ – сила 2.
2. Человек находится между двумя приблизительно равными отрицательными силами. Характерный пример – ситуация наказания. Так, с
одной стороны, ребенок должен выполнять непривлекательное школьное
задание, а с другой – ему грозит наказание, если он его не сделает. Эту
ситуацию можно представить таким образом:
3. На человека одновременно действуют две разнонаправленные силы
примерно равной величины и в одном и том же месте. Например, ребенок
хочет погладить собаку, но он ее боится, или хочет съесть торт, а ему
запретили. Эту конфликтную ситуацию можно представить так:
7
Дальнейшее развитие теория внутриличностного конфликта получила в
трудах представителей гуманистической психологии. Один из лидеров этого
направления
–
американский
психолог
К.
Роджерс
(1902–1987).
Фундаментальным компонентом структуры личности, считает он, является
«Я-концепция» – представление личности о самой себе, образ собственного
«Я», формирующийся в процессе взаимодействия личности с окружающей
средой. На основе «Я-концепции» происходит саморегуляция поведения
человека. Но «Я-концепция» часто не совпадает с представлением об идеальном «Я». Между ними может происходить рассогласование. Этот диссонанс
между «Я-концепцией», с одной стороны, и идеальным «Я» – с другой, и
выступает как внутриличностный конфликт, который может привести к
тяжелому психическому заболеванию. [100]
Широкую
известность
получила
концепция
внутриличностного
конфликта одного из ведущих представителей гуманистической психологии
американского психолога А. Маслоу (1908–1968). Согласно Маслоу,
мотивационную
структуру
личности
образует
ряд
иерархически
организованных потребностей:
1) физиологические потребности;
2) потребность в безопасности;
3) потребность в любви;
4) потребность в уважении;
5) потребность в самоактуализации.
Самая высшая – потребность в самоактуализации, т.е. в реализации
потенций, способностей и талантов человека. Она выражается в том, что
человек стремится быть тем, кем он может стать. Но это ему не всегда
удается. Самоактуализация как способность может присутствовать у
большинства людей, но лишь у меньшинства она является свершившейся,
реализованной. Этот разрыв между стремлением к самоактуализации и
реальным результатом и лежит в основе внутриличностного конфликта. [80]
8
Еще одна весьма популярная сегодня теория
внутриличностного
конфликта разработана австрийским психологом и психиатром В. Франклом
(р. 1905), создавшим новое направление в психотерапии – логотерапию (от
гр. logos – мысль, разум и гр. therapeia – лечение). По его определению,
логотерапия «занимается смыслом человеческого существования и поиском
этого смысла» [5? 111]. Согласно концепции Франкла, главной движущей
силой жизни каждого человека является поиск им смысла жизни и борьба за
него. Но осуществить смысл жизни удается лишь немногим. Отсутствие же
его порождает у человека состояние, которое он называет экзистенциальным
вакуумом, или чувством бесцельности и пустоты. Именно экзистенциальный
вакуум и порождает в широких масштабах внутриличностные конфликты,
выражающиеся с наибольшей силой в «ноогенных неврозах» (от гр. noos –
смысл).
По мнению автора теории, внутриличностный конфликт в виде
ноогенного невроза возникает из-за духовных проблем и связан с
расстройством «духовного ядра личности», в котором локализованы смыслы
и ценности человеческого существования, играющие определяющую роль в
поведении личности [12]. Таким образом, ноогенный невроз – это
расстройство внутренней структуры личности, вызванное экзистенциальным
вакуумом, отсутствием у человека смысла жизни.
Именно экзистенциальный вакуум, чувство бесцельности и пустоты
существования порождает на каждом шагу экзистенциальную фрустрацию
личности, чаще всего проявляющуюся в скуке и апатии. При этом важно
отметить, что скука ставит перед психиатром гораздо больше проблем, чем
нужда. Здесь дело заключается в том, что от нужды избавиться гораздо легче,
чем от скуки и апатии. Скука – свидетельство отсутствия смысла жизни,
смыслообразующих ценностей, а это уже серьезно, потому что смысл жизни
обрести гораздо труднее и важнее, чем богатство. Кроме того, нужда толкает
человека к действию и способствует избавлению от неврозов, а скука,
связанная с экзистенциальным вакуумом, напротив, обрекает его на
9
бездеятельность и тем самым способствует развитию психологического
расстройства.[19]
Большой вклад в разработку данной проблемы внесла Карен Хорни
(1885–1952).
Изучая
влияние
окружающей
социальной
среды
на
формирование личности, она показала, что на возникновение и развитие
внутриличностного
конфликта
и
даже
невротической
личности
в
значительной мере влияют рыночные отношения. По ее наблюдениям, рынок
и всеобщая конкуренция на первый план в структуре личности выдвигают
проблему соперничества. [109]
В
условиях
всеобщей
борьбы
всех
против
всех
постоянное
соперничество и конкуренция перерастают во враждебность личности не
только по отношению к другим, но и к себе, в постоянное недовольство
собой. Вся культура и социокультурная среда при господстве рыночных
отношений характеризуются соперничеством и индивидуализмом, которые
не только являются движущей силой экономики, но пронизывают всю нашу
личную жизнь.
В этих условиях личность находится в постоянном конфликте сама с
собой. С одной стороны, ее успехом восхищаются почти независимо от того,
какими средствами он достигнут, с другой, – общество рассматривает
скромность и альтруизм как социальные и религиозные добродетели и
вознаграждает за эти качества хвалой и признанием. Особая трудность, с
которой сталкивается индивид в системе рыночных отношений, состоит в
том, что для соперничества он должен иметь в своем распоряжении
изрядную долю агрессивности и вместе с тем от него требуется бескорыстие
и даже самопожертвование. Такова реальная объективная социальная основа
внутриличностного
конфликта
в
условиях
господства
рыночного
либерализма. [22]
В своих работах Хорни выделила ряд противоречий в рыночной
культуре, которые лежат в основе типичных внутриличностных конфликтов,
приводящих даже к неврозам:
10
1. Противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и
братской любовью и человечностью – с другой. С одной стороны, все
делается для достижения успеха, а это означает, что мы должны быть не
только напористыми, но и агрессивными, способными столкнуть других с
дороги. С другой стороны, мы глубоко впитали христианские идеалы,
утверждающие, что эгоистично хотеть чего-либо для себя, а должно быть
смиренными, подставлять другую щеку, быть уступчивыми.
2. Противоречие между стимуляцией наших потребностей и фактическими препятствиями на пути их удовлетворения. По экономическим
причинам в рыночной культуре потребности постоянно стимулируются
рекламой, демонстрацией образцов потребительства, идеалом быть на одном
уровне
с
кем-то.
Однако
для
огромного
большинства
реальное
осуществление этих потребностей жестко ограничено. Психологическое
следствие для человека состоит здесь в постоянном разрыве между
желаниями и их осуществлением.
3. Противоречие между утверждаемой свободой человека и всеми его
фактическими ограничениями. Общество говорит его члену, что он свободен,
независим, может строить свою жизнь в соответствии со своей свободной
волей; «великая игра жизни» открыта для него, и он может получить то, что
хочет, если, конечно, энергичен. В действительности же для большинства
людей все эти возможности ограничены. Шутливое выражение о том, что
родителей не выбирают, можно распространить на жизнь в целом – на выбор
работы, друга, отдыха. В итоге человек колеблется между ощущением безграничной власти в определении собственной судьбы и ощущением
полнейшей беспомощности [27].
«Эти противоречия, заложенные в нашей культуре, – делает вывод К.
Хорни, – представляют собой в точности те конфликты, которые невротик
отчаянно пытается примирить: склонность к агрессивности и тенденцию
уступать: чрезмерные притязания и страх никогда ничего не получить:
11
стремление к самовозвеличиванию и ощущению личной беспомощности»
[18].
Среди отечественных ученых, внесших значительный вклад в
разработку рассматриваемой проблемы, следует назвать А.Р. Лурию, В.Н.
Мясишева, B.C. Мерлина и других. Но прежде всего мы хотели бы обратить
внимание на деятельностный подход А.Н.Леонтьева (1903–1979), который
своей теорией о роли предметной деятельности в становлении личности
многое сделал и для понимания внутриличностного конфликта.[72]
Согласно его теории, содержание и сущность внутриличностного
конфликта обусловлены характером структуры самой личности. Эта
структура в свою очередь детерминирована объективно противоречивыми
отношениями, в которые вступает человек, осуществляя разнообразные виды
своей деятельности. Одна из важнейших характеристик внутренней
структуры личности состоит в том, что любой человек, даже имеющий
ведущий мотив поведения и основную цель в жизни, не может жить только
одной какой-либо целью или мотивом. Мотивационная сфера человека, по
мнению А.Н. Леонтьева, даже в наивысшем ее развитии никогда не
напоминает застывшую пирамиду.
В различные периоды жизни, в различных сферах человеческого бытия
и в разных ситуациях у личности возникает множество других, кроме
ведущего, мотивов, образующих мотивационную сферу или, как сегодня
принято говорить, мотивационное поле.
«Структура личности,– писал он,– представляет собой относительно
устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных,
мотивационных линий» [14]. Речь идет о том, что неполно описывается как
«направленность личности», неполно потому, что даже при наличии у
человека отчетливой ведущей линии жизни она не может оставаться
единственной. Служение избранной цели, идеалу вовсе не исключает и не
поглощает других жизненных отношений человека, которые, в свою очередь,
формируют смыслообразующие мотивы. Образно говоря, мотивационная
12
сфера
личности
всегда
является
многовершинной.
Противоречивое
взаимодействие этих «вершин» мотивационной сферы, различных мотивов
личности
и
образует
внутриличностный
конфликт.
Таким
образом,
внутриличностный конфликт, имманентно присущий внутренней структуре
личности, – нормальное явление. Структура любой личности характеризуется
внутренними противоречиями и борьбой между различными мотивами.
Обычно эта борьба проходит в заурядных формах и не нарушает
гармоничности личности. «Ведь гармоническая личность вовсе не есть
личность, не знающая никакой внутренней борьбы» [26]. Но иногда эта
борьба становится главным, что определяет поведение человека и весь его
облик. Именно такова структура трагической личности.
В целом, можно на основе вышеизложенного можно заключить, что
внутриличностный конфликт – это состояние структуры личности, когда в
ней одновременно существуют противоречивые и взаимоисключающие
мотивы, ценностные ориентации и цели, с которыми она в данный момент не
в состоянии справиться, т.е. выработать приоритеты поведения, основанные
на них [8].
Можно сказать и по-другому: внутриличностный конфликт – это
состояние
внутренней
структуры
личности,
характеризующееся
противоборством ее элементов.
Таким
образом,
можно
выделить
следующие
характеристики
появляется
в
внутриличностного конфликта:
1)
внутриличностный
конфликт
результате
взаимодействия элементов внутренней структуры личности;
2) сторонами внутриличностного конфликта выступают одновременно
существующие в структуре личности разноплановые и противоречивые
интересы, цели, мотивы и желания;
3) внутриличностный конфликт возникает только тогда, когда силы,
действующие на личность, являются равновеликими. В противном случае
13
человек из двух зол просто выбирает меньшее, из двух благ – большее, а
наказанию предпочитает награду;
4)
любой
внутренний
конфликт
сопровождается
негативными
эмоциями;
5) основу любого внутриличностного конфликта составляет ситуация,
характеризующаяся:
• противоречивыми позициями сторон;
• противоположными мотивами, целями и интересами сторон;
• противоположными средствами достижения целей в данных условиях
(например, преследуется цель – победить в битве, но вместе с тем
необходимо христианские заповеди соблюсти, в том числе – «не убий»);
• отсутствием возможности удовлетворения какой-либо потребности и
вместе с тем невозможностью ее устранения.
Следует также добавить, что, как показал 3. Фрейд, внутриличностный
конфликт может быть не только осознанным, но и неосознанным, что не
делает его менее значимым.[38]
Подобно тому, как существуют многочисленные основания классификации конфликтов вообще, имеются различные основания и для
выделения видов внутриличностных конфликтов.
М.А.Робер,
Ф.Тильман
различают
три
типа
внутриличностных
(психологических) конфликтов [21]:
1. Конфликт потребностей. Его основание заключается в том, что наши
потребности могут противостоять друг другу и побуждать нас к различным
действиям. Иногда мы хотим одновременно противоречивых вещей и поэтому не можем действовать. Например, ребенок хочет съесть конфету. Но мать
просит его отдать лакомство ей. В таком случае ребенок хотел бы съесть
конфету, а также отдать ее матери. Он испытывает конфликт потребностей и
начинает плакать.
2. Конфликт между потребностью и социальной нормой. Очень
сильная потребность может столкнуться внутри нас с принудительным
14
императивом. Независимо от того, уступим мы или нет этой потребности,
ситуация становится конфликтной. Многочисленные примеры подобного
рода
внутриличностных
конфликтов
описаны
3. Фрейдом.
В
его
терминологии противоречие, вызывающее данный тип конфликта, – это
противоречие между Оно (Ид) и Сверх-Я (Супер-эго). Оно (Ид) –
сосредоточение слепых инстинктов (либо сексуальных, либо агрессивных),
стремящихся
к
немедленному
удовлетворению.
Сверх-Я
(Супер-эго)
включает моральные нормы, запреты и поощрения, усвоенные личностью.
3. Конфликт социальных норм. Сущность этого конфликта заключается
в
том,
что
человек
испытывает
равнозначное
давление
двух
противоположных социальных норм. В прошлом веке дуэль, запрещенная
церковью, была единственным признанным в обществе средством смыть
оскорбление и восстановить свою честь. Конфликтная ситуация для
верующего дворянина заключалась в противоречии между классовым и
религиозным долгом.
Более
полная
классификация
внутриличностных
конфликтов
содержится в работе А.Я. Анцупова и А.И. Шипилова, которые предложили
взять за основу классификации ценностно-мотивационную сферу личности.
В зависимости от того, какие стороны внутреннего мира личности вступают
в конфликт, они выделяют следующие основные его виды [4]:
1. Мотивационный конфликт. Это конфликты между бессознательными
стремлениями, между стремлениями к обладанию и безопасности, между
двумя положительными тенденциями.
2. Нравственный конфликт, который часто называют моральным или
нормативным конфликтом. Это конфликт между желанием и долгом, между
моральными принципами и личными привязанностями.
3. Конфликт нереализованного желания, или комплекса неполноценности. Это конфликт между желаниями личности и действительностью,
которая блокирует их удовлетворение. Иногда его трактуют как конфликт
между «хочу быть таким, как они» и невозможностью это желание
15
реализовать. Он может возникнуть в результате физической невозможности
человека осуществить это стремление. Например, из-за неудовлетворенности
своей внешностью или физическими данными.
4. Ролевой конфликт. Он выражается в переживаниях, связанных с
невозможностью одновременно реализовать несколько ролей (межролевой
внутриличностный конфликт), а также с различным пониманием требований,
предъявляемых самой личностью к выполнению одной роли (внутриролевой
конфликт). Примером межролевого внутриличностного конфликта может
быть ситуация, когда человека в качестве сотрудника организации просят
поработать сверхурочно, но в качестве отца он хочет больше время уделить
своему ребенку. Примером внутриролевого конфликта может служить
ситуация, когда верующему человеку для защиты отечества нужно взять в
руки оружие и идти на войну убивать.
5. Адаптационный конфликт. Этот конфликт имеет два смысла. В
широком смысле он понимается как возникающий на основе нарушения
равновесия между субъектом и окружающей средой, в узком смысле – как
возникающий при нарушении процесса социальной или профессиональной
адаптации. Это конфликт между требованиями, которые предъявляет к
личности
действительность,
и
возможностями
самого
человека
(профессиональными, физическими, психическими).
6. Конфликт неадекватной самооценки возникает из-за расхождения
между претензиями личности и оценкой своих возможностей. Результатом
этого является повышенная тревожность, эмоциональное напряжение и
срывы.
7. Невротический конфликт – результат сохраняющегося в течение
длительного
времени
обычного
внутриличностного
конфликта,
характеризуется высшим напряжением и противоборством внутренних сил и
мотивов личности.
Значительный вклад в разработку вопроса о влияния рыночных
отношений на внутриличностный конфликт внес известный американский
16
психолог и философ Эрих Фромм (1900– 1980). Философ выделил конфликт
между
сущностью
и
существованием
личности
Основная
болезнь
современного общества – всеобщая конкуренция и отчуждение, которые
пронизывают все сферы и уровни «развитою капитализма»: общество в
целом, отношения между социальными слоями и группами, общностями и
отдельными индивидами. Они проникают даже в семью, где происходит
борьба за власть, престиж и статус. Наконец, отчуждение поражает саму
внутреннюю структуру личности. Происходит самоотчуждение человека от
своей сущности. Возникает конфликт между сущностью и существованием
личности.[113]
Наиболее резко этот процесс самоотчуждения и разрушения личности
обострился в наше время, когда рыночная ориентация начинает быстро
прогрессировать и развивается новый рынок – «рынок личностей». Сегодня
на него выходят все: чиновники, коммерсанты, администраторы, врачи,
ученые, юристы, артисты и т.д. И все они вступают между собой в
отношения в качестве товаров. При этом принцип оценки является
одинаковым как для рынка товаров, так и для рынка личностей, – в обоих
случаях потребительная ценность не является главной. Основное – это
меновая ценность товара. Другими словами, цена товара, в том числе и
личности, зависит не от его качественной определенности, сущности, а от
спроса на него. Поэтому человек на «рынке личностей» вынужден
действовать по принципу маркетинга – главное состоит в умении «подать
себя» и подороже продать, главное чтобы на тебя был спрос, не важно кто ты
на самом деле, по своей сущности – врач, ученый, маклер и т.д.
Поэтому личность в системе всеобщего господства рыночных
отношений и отчуждения раздваивается. Она ощущает себя на этом
сплошном рынке одновременно и продавцом и товаром. Человек озабочен,
прежде всего, тем, чтобы не утратить способность продаваться и только
после этого будет собственная жизнь и собственное счастье.
17
Человек рынка ощущает, что его самоуважение зависит от условий
рынка, которые он, однако не может контролировать. Он чувствует, что его
ценность зависит не от его человеческих качеств, а от успеха на
конкурентном рынке с постоянно меняющейся конъюнктурой. Поэтому он
вынужден непрерывно бороться за успех, и любое препятствие на этом пути
представляет серьезную угрозу для его внутреннего состояния и порождает
внутриличностный конфликт. При этом удача бывает реже, чем неудача, а в
случае
неудачи
у
человека
возникает
чувство
беспомощности,
несостоятельности и неполноценности. Рынок, таким образом, попирает
всякое чувство собственного достоинства и гордости.[28]
Все это, по словам Э. Фромма, приводит также к потере своей
собственной независимости и утрате самоидентичности личности. Если
вообще
у
зрелых,
здоровых
и
творческих
личностей
чувство
самоидентичности возникает в результате понимания того, что человек - сам
источник своих сил и своей судьбы и это самочувствие кратко можно
выразить словами: «Я есть то, что я делаю», то в условиях рынка человек
рассматривает свои возможности и способности как товар, отчужденный от
него. Личность и ее способности и силы не составляют более единого целого.
Теперь состояние человека выражается словами: «Я таков, каким вы хотите
меня видеть». Вот этот разрыв между тем, кем человек ощущает себя, его
способностями и возможностями, с одной стороны, и тем, что от него
требуется на рынке, – с другой, и лежит в основе постоянного
внутриличностного конфликта [112].
Эта внутренняя конфликтность личности общества «рыночного
характера» постоянно поддерживается и стимулируется социальной средой,
принятыми ценностями и стандартами, когда главным считается не «быть», а
«иметь». Здесь главное состоит не в том, кем человек является по своей
деятельной сущности, а в том, каким капиталом он обладает. Но в этой
ситуации, если человек теряет капитал, терпит фиаско на рынке, то он теряет
все, его жизнь превращается в драму, а часто и в трагедию. Поэтому не
18
только неудачники, но и состоятельные люди живут в условиях страха и
тревоги перед будущим, в условиях постоянного внутриличностного
конфликта.
Названные
типы
конфликтов
не
исчерпывают
полностью
их
классификацию. В зависимости от других оснований можно дать и иную
типологию внутриличностных конфликтов. Об этом свидетельствует сама
история развития конфликтологических концепций, в которых выделяются
различные типы внутриличностных конфликтов. Отметим основные из них:
1. Конфликт между моралью и нравственностью, между должным и
сущим, между моральным идеалом и действительностью (И. Кант,
Ф.М. Достоевский). [29]
2. Конфликт между человеческими влечениями, биологическими
потребностями и социальными нормами, который носит биологический и
биосоциальный характер (3. Фрейд).
3. Конфликт, обусловленный необходимостью выбора между силами
равной величины, действующими на личность (К. Левин).
4. Конфликт между «Я-концепдией» и идеальным «Я» (К. Роджерс).
5. Конфликт между стремлением к самоактуализации и реальным
результатом (А. Маслоу).
6. Конфликт между стремлением к смыслу жизни и экзистенциальным
вакуумом, т.е. «ноогенный» конфликт, или «экзистенциальная фрустрация»
(В. Франкл).
7. Конфликт между элементами внутренней структуры личности,
между ее мотивами (А. Леонтьев).
Таким образом, можно прийти к выводу, что внутриличностный
конфликт стал самостоятельным объектом изучения многих исследователей
из разных научных сфер. Проблемам внутриличностных конфликтов
посвятили свои работы известные философы, конфликтологии, социологи и,
конечно, психологи. Накопленный теоретический материал позволяет
19
проанализировать понятие внутриличностного конфликта, особенности его
возникновения, развития, рассмотреть его различные классификации.
20
1.2.
Синдром эмоционального выгорания как деструктивный фактор
возникновения внутриличностного конфликта личности
специалиста сферы социальных служб
Традиционно и в общественном сознании, и в научной литературе
акцент делается, прежде всего, на позитивных аспектах работы с людьми
(врачей, педагогов, социальных работников и т. д.). Вместе с тем совершенно
очевидно, что именно работа с людьми в силу предъявляемых ею высоких
требований,
особой
ответственности
и
эмоциональных
нагрузок
потенциально содержит в себе опасность тяжелых переживаний и
вероятность возникновения профессионального стресса.
Впервые
на
эту
проблему
обратили
внимание
американские
специалисты в связи с созданием и массовым распространением социальных
служб, работники которых, имеющие профессиональное образование или
получившие специальную подготовку в области психологии или социологии,
по долгу службы вступали в постоянные контакты с посетителями,
приходившими к ним со своими разнообразными и, как правило, довольно
тяжелыми проблемами. Часто их единственной обязанностью в подобных
случаях
было
оказание
психологической
поддержки
–
выслушать,
поддержать, если возможно, что-то посоветовать. Несмотря на специальную
подготовку и подбор персонала, руководство служб через некоторое время
их работы нередко сталкивалось с фактами неудовлетворительной работы
сотрудников, прежде всего с жалобами посетителей на их невнимание,
равнодушие и даже грубость. Проведенные исследования привели к
обнаружению
своеобразного
профессионального
стресса
–
«стресса
общения», который в сочетании с другими профессиональными стрессами,
приводит к возникновению так называемого феномена «эмоционального
выгорания» [37].
Термин – «эмоциональное сгорание» был введен американским
психиатром Х.Дж. Фрейденбергером в 1974 г. для характеристики
психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и
21
тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной
атмосфере при оказании профессиональной помощи [48].
Понятие
выгорания («burnout») обычно используется для обозначения переживаемого
человеком
состояния
истощения,
физического,
вызываемого
эмоционального
длительной
и
включенностью
психического
в
ситуации,
содержащие высокие эмоциональные требования, которые в свою очередь
наиболее часто являются следствием сочетания чрезмерно высоких
эмоциональных затрат с хроническими ситуационными стрессами [38].
Первая статья К. Маслач на эту тему, опубликованная в журнале
«Human Behavior» в 1976 г., по ее собственному признанию, вызвала
огромный и неожиданный отклик, прежде всего среди непрофессионалов.
К. Кондо определяет синдром «эмоционального сгорания» как
дезадаптированность к рабочему месту из-за чрезмерной рабочей нагрузки и
неадекватных
межличностных
отношении.
Этому
определению
соответствует и данное им толкование понятия «сгорание», которому
подвержены, прежде всего, те, кто альтруистически и интенсивно работает с
людьми.
Такая
эмоционально
напряженная
работа
сопровождается
чрезмерной тратой психической энергии, приводит к психосоматической
усталости (изнурение) и эмоциональному истощению (исчерпывание) в
результате
появляются
беспокойство
(тревога),
раздражение,
гнев,
пониженная самооценка на фоне учащенного сердцебиения, одышка,
желудочно-кишечные расстройства, головные боли, пониженное давление,
нарушение сна; как правило, возникают и семейные проблемы. Воздействие
стрессогенных факторов, вызывающих явление «эмоционального сгорания»«
охватывает значительный круг профессий, расширяя число подверженных
этому заболеванию[43].
Первоначальные исследования этого явления носили в основном
описательный и эпизодический характер. Но в 1981 г. Маслач, одна из
ведущих
специалистов
по
изучению
«эмоционального
сгорания»,
детализировала этот феномен как особое состояние, включающее чувство
22
эмоционального
истощения,
изнеможения;
симптомы
дегуманизации,
деперсонализации; негативное самовосприятие, а в профессиональном плане
– утрату профессионального мастерства [48].
В 1983 г. Е.Махер в своем обзоре обобщает перечень симптомов
«эмоционального
сгорания»:
усталость,
утомление,
истощение;
психосоматические недомогания, бессонница, негативное отношение к
клиентам; негативное отношение к самой работе; скудность репертуара
рабочих действий; злоупотребления химическими агентами: табаком, кофе,
алкоголем, наркотиками; отсутствие аппетита или, наоборот, переедание,
негативная «Я-концепция»; агрессивные чувства (раздражительность, напряженность,
тревожность,
беспокойство,
взволнованность
до
перевозбуждения, гнев); упадническое настроение и связанные с ним эмоции
(цинизм, пессимизм, чувство безнадежности, апатия, депрессия, ощущение
бессмысленности); переживание чувства вины[37]. В 1982 г. С.Маслач
выделила в качестве важных характеристик личности, подверженной
синдрому,
следующие:
эмоционального
«Я»
индивидуальный
противостоять
предел
истощению,
возможностей
противодействовать
«сгоранию» на основе самосохранения; внутренний психологический опыт,
включающий чувства, установки, мотивы, ожидания; негативный индивидуальный опыт; дистресс, дискомфорт, дисфункции или их последствия.
Основными
признаками
синдрома
сгорания
являются:
ощущение
эмоционального истощения; наличие негативных чувств по отношению к
клиентам; негативная самооценка.
Эти
признаки
синдрома
отмечают
большинство
клиницистов,
изучавших и наблюдавших его проявления [48].
После того как учеными была определена сущность основные признаки
синдрома эмоционального сгорания, и этот феномен стал общепризнанным,
закономерно встал вопрос о выявлении и классификации факторов,
тормозящих развитие этой болезни или способствующих ей.
23
При
изучении
личностного
фактора
некоторые
исследователи
(П.Торнтон) принимали во внимание следующие показатели: возраст, пол,
семейное положение, стаж, образовательный уровень, стаж данной работы,
социальное происхождение. Однако оказалось, что они не связаны с уровнем
«эмоционального сгорания» [38]. Другие исследователи (А.Пайнс) уделяли
особое внимание связи мотивации и «сгорания»; изучали, в частности, такие
мотивы трудовой деятельности, как удовлетворенность зарплатой, чувство
собственной значимости на рабочем месте, профессиональное продвижение,
самостоятельность и уровень контроля со стороны руководства и др. [28].
Прямой связи синдрома «сгорания» с уровнем зарплаты не было обнаружено.
Вместе с тем, неудовлетворенность профессиональным ростом и установкой
на поддержку (благожелательность) оказались более связанными с развитием
синдрома «сгорания». Выявилась и большая подверженность «сгоранию» и
социальных работников, испытывающих недостаток самостоятельности
(«сверхконтролируемые»).
Существует мнение, что люди с определенными чертами личности
(беспокойные, чувствительные, эмпатичные, склонные к интроверсии,
имеющие
гуманистическую
жизненную
установку,
склонные
отождествляться с другими) больше подвержены этому синдрому [48].
Х.Фрейденбергер характеризует подверженных синдром «сгорания»,
как
сочувствующих,
гуманных,
мягких,
увлекающихся,
идеалистов,
ориентированных на помощь другим, и одновременно неустойчивых,
интравертных, одержимых навязчивой идеей (фанатичных), пламенных и
легко солидаризирующихся людей [37]. Е.Махер же относит к этой
категории людей с низким уровнем эмпатии и склонных к авторитаризму
[48].
Существуют различные мнения относительно влияния личностных
характеристик, но неоспорим тот факт, что личностные качества социальных
работников играют важную роль в противостоянии синдрому «выгорания».
24
Определенные черты личности, по мнению многих исследователей,
конечно, сказываются на проявлении синдрома «сгорания». Однако скорее на
формах его проявления, нежели на частоте и т.п. Синдром «сгорания»
проявляется у социальных работников различного личностного склада, но
проявления его скорее будут связаны с преморбидом. Например, психастеник
впадет в уныние, гипертим же станет еще агрессивнее в обращении с
клиентами [49].
Сами симптомы синдрома «сгорания» также вряд ли отличаются
строгой специфичностью и могут варьировать от легких поведенческих
реакций (раздражительность, утомляемость к концу рабочего дня и т.п.) до
психосоматических, невротических и,
вероятно, даже
психотических
расстройств.
Психологи утверждают, что к эмоциональному сгоранию быстрее всего
приводит позиция профессионала, которые верят и следуют четырем мифам:
Мне нельзя ошибаться.
Я должен быть сдержанным.
Я не имею права быть предвзятым.
Я обязан быть во всем примером для подражания [4].
Имеется ряд состояний человека, которые резко уменьшают его
мотивационный потенциал. Так, при монотонности жизни, психическом
пресыщении, утомлении исчезает желание выполнять работу; к которой
вначале имелся положительный мотив. Но особенно сильно и длительно
влияет на снижение мотивационного потенциала состояние депрессии,
возникающее у здоровых людей. Ощущение тревоги и депрессии является
также симптомом эмоционального «выгорания. Депрессия (от лат. depressio –
подавление)
–
это
аффективное
состояние,
характеризующееся
отрицательным эмоциональным фоном (подавленностью, тоской, отчаянием)
из-за неприятных, тяжелых событий в жизни человека или его близких.
Возникает
чувство
беспомощности
перед
лицом
жизненных
трудностей, неуверенности в своих возможностях, сочетающиеся с чувством
25
бесперспективности.
Сила
потребностей,
влечений
резко
снижается,
приводит к пассивному поведению, безынициативности [33].
В то же время при утомлении, тревоге у здоровых людей могут
возникать навязчивые состояния (непроизвольно, внезапно появляющиеся в
сознании тягостные мысли, представления или побуждения к действию), при
которых мотивационный потенциал резко увеличивается. Большое влияние
на снижение мотивационного потенциала оказывает «профессиональное
выгорание» [15].
В настоящее время выделяют около 100 симптомов, так или иначе
связанных с «выгоранием». Среди них есть такие, которые связаны с
мотивацией
на
работу
(потеря
энтузиазма,
интереса
к
тем,
кого
обслуживают). Б. Пелман и Е. Хартман, обобщив многие определения
«выгорания», выделили три главных компонента: эмоциональное и/или
физическое
истощение,
деперсонализация,
сниженная
рабочая
продуктивность [28].
Эмоциональное истощение проявляется в ощущениях эмоционального
перенапряжения и в чувстве опустошенности, исчерпанности своих
эмоциональных ресурсов.
Деперсонализация
связана
с
возникновением
равнодушного
негативного и даже циничного отношения к людям, обслуживаемым по роду
работы. Контакты с ними становятся обезличенными и формальными;
возникающие негативные установки могут поначалу иметь скрытый характер
и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со
временем прорывается наружу и приводит к конфликтам.
Деперсонализация – это изменение самосознания, для которого
характерно ощущение потери своего Я и мучительное переживание
отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения, к работе, к близким.
Деперсонализация возможна при психических заболеваниях и пограничных
состояниях, а в легкой форме наблюдается и у здоровых людей при
эмоциональных перегрузках [33].
26
Сниженная рабочая продуктивность (редуцирование личностных
достижений) проявляется в снижении оценки своей компетентности (в
негативное восприятии себя как профессионала), недовольстве собой,
уменьшении ценности своей деятельности, негативном отношении к себе как
к личности, появляется безразличие к работе [19].
Исследователь
К. Кондо
особое
значение
придает
разрешению
стрессовых ситуаций. Он считает наиболее уязвимыми тех, кто реагирует на
стрессы агрессивно, несдержанно, поддаваясь соперничеству. Стрессогенный
фактор вызывает у таких людей, как правило, чувство подавленности,
уныния из-за неосуществления того, чего хотелось достичь. Кондо относит к
типу «сгорающих» также и «трудоголиков» [48].
Экстремальные ситуации часто сопровождаются стрессом, когда у
социального работника возникает острый внутренний конфликт между
жесткими требованиями, которые налагает на него ответственность, и
объективная
невозможность
выполнить
их.
Стресс
как
состояние
психической напряженности, вызванное трудностями, опасностями, в целом
мобилизует человека на их преодоление.
Однако
если
стресс
превышает
критический
уровень,
то
он
превращается в дистресс, снижающий результаты труда, подрывающий
здоровье человека. Различают стрессы профессиональные, личностные,
стрессы ответственности и т.д. [19].
К профессиональным стрессам можно отнести вхождение в новую
профессиональную среду; ситуацию нововведений и конфликтов в этой
сфере; ситуации изменения требований к профессии, внутренних кризисов;
ситуации, связанные с профессиональным ростом, с карьерой и др. Так,
ситуация нововведений конфликтов в профессиональной сфере может
способствовать появлению у человека таких стрессовых проявлений, как
(беспомощность,
подверженность
конфликтам,
эмоциональная
напряженность, снижение работоспособности, уровня самокритичности).
27
Однако
в
условиях
нашей
социокультурной
системы
стрессы
формируют вредоносные эффекты, создающие барьеры в профессиональной
деятельности социального работника. И, естественно, блокируют его
коммуникативную активность в системе переподготовки и повышения
квалификации,
что
создает
субъективно-объективный
стресс
–
эмоциональное напряжение, которое в результате повышает риск развития
эмоционального «выгорания [19].
Синдром эмоционального «выгорания» некоторые авторы (Махер,
Кондо) рассматривают как разновидность стресса, где клиенты социальных
служб выступают в качестве стрессогенных факторов. Однако другие
исследователи рассматривают «эмоциональное выгорание» как результат
влияния различных стрессогенных факторов (Маслач, Абрумова, Бойко).
Эффекты, возникающие под влиянием стресса сходны с эффектами
«выгорания». Абрумова выделяет такие реакции на стресс, которые сходны с
эффектами «выгорания» [1].
Их можно подразделить на пять типов:
1. Реакция эмоционального дисбаланса характеризуется отчетливым
превалированием отрицательной гаммы эмоций. Общий фон настроения
снижен. Человек ощущает чувство дискомфорта той или иной степени
выраженности. Помимо широкого диапазона отрицательных эмоций, реакция
эмоционального дисбаланса характеризуется сокращением круга.
2. Пессимистическая ситуационная реакция выражена в первую
очередь изменением мироощущения, установлением мрачной окраски
мировоззрения,
суждений
и
оценок,
видоизменением
и
переструктурированием системы ценностей.
3. Ситуационная реакция демобилизации отличается наиболее резкими
изменениями в сфере контактов: отказом от привычных контактов или, по
меньшей мере, значительным их ограничением, что вызывает устойчивые,
длительные и мучительные переживания одиночества, беспомощности,
безнадежности.
28
4. Ситуационная реакция оппозиции характеризуется повышающейся
степенью агрессивности, возрастающей резкостью отрицательных оценок
окружающих и их деятельности.
5. Ситуационная реакция дезорганизации содержит в основе своей
тревожный компонент. Вследствие этого здесь наблюдаются в наиболее
выраженном виде соматовегетативные проявления (гипертонические и
сосудисто-вегетативные кризы, нарушения сна) [1].
Но, несмотря на схожесть эффектов выгорания и профессиональных
стрессов, не следует отождествлять их. Синдром эмоционального скорее
является не разновидностью стресса, а следствием влияния комплекса
стрессовых факторов.
Несколько в другом свете рассматривается синдром эмоционального
выгорания в трудах экзистенционалистов, где появление его проявляется у
специалистов, занятых в так называемых вспомогательных профессиях.
В своей работе К. Роджерс подробно останавливается на том, каким
должен быть характер отношений со стороны помогающего человека, чтобы
они достигали своих целей. Описывая соответствующие исследования, он
выделяет такие свойства отношений, как «принятие-демократичность» (в
отношениях родителей и детей), активное личное участие – отношение
«человек – человек» (в отношениях врачей и больных психиатрической
клиники), чувство понимания со стороны терапевта, доверие к нему,
ощущение
самостоятельности
в
решениях
(со
стороны
пациентов
психоаналитиков) и т. д. Анализ К. Роджерса построен на описании
результатов или эффектов помогающих отношений с точки зрения
изменений, происходящих у детей, больных, клиентов психоаналитиков
и т.д. Предложенное К. Роджерсом понимание помогающих отношений, как
отмечает сам автор, позволяет отнести в эту категорию отношения между
детьми и родителями, врачом и пациентом, учителем и учеником,
консультантом и клиентом, в самых различных сферах взаимодействия. Сама
природа помогающих отношений – в «способствовании», в помощи в
29
решении проблем; естественно, что возникает своеобразная фокусировка на
проблемах. Кроме того, такого типа отношения часто отличаются
недостаточной позитивной обратной связью [35].
Синдром «выгорания» берет свое начало в хроническом повседневном
напряжении, эмоциональном переутомлении, переживаемом человеком.
Одним из таких состояний является эмоционально-мотивационное
утомление, при котором появляются субъективные переживания усталости,
мотивационная и эмоциональная неустойчивость. Это может привести к
хроническому
комплекс
переутомлению.
соответствующих
Трудовое
утомление
физиологических
понимается
сдвигов
в
как
организме,
вызванных процессом труда, понижающих работоспособность и создают
конфликт
между
внешними
требованиями
работы
и
снизившимися
возможностями человека, для преодоления которого организм мобилизует
внутренние ресурсы и переходит на более высокий уровень энергетического
функционирования.
снижением
Утомление
интереса
неустойчивостью,
сопровождается
работе,
неуверенностью
мотивационной
и
другими
раздражительностью,
и
эмоциональной
явлениями.
Возможно
появление неврозов и соматических нарушений психогенного характера,
могут возникнуть изменения личности – эпизодическая конфликтность,
вялость, повышенная эмоциональная лабильность. На стадии выраженного
переутомления все это приобретает устойчивые черты – интравертность,
замкнутость, агрессивность, тревожность, депрессивность, сужение круга
значимых
мотивов.
Различают
субъектные,
институциональные,
коммуникативные, ролевые и «должностные» факторы агрессии. Наиболее
распространённое изменение личности профессионала – это хроническое
переутомление [44].
По сути, утомление – это естественное состояние, неизбежно
возникающее в определённый момент выполнения деятельности; оно несёт
функцию
защиты.
Но
при
длительном
утомлении,
без
периодов
восстановления развивается хроническое утомление и переутомление, при
30
котором ухудшение психофизиологического состояния не компенсируется
отдыхом [32].
Постоянное
устойчивым
воздействие
изменениям
разрушающих
личности.
Но
факторов
негативные
приводят
к
переживания
закрепляются соответствующие формы реагирования, и эпизодические
проявления отрицательных эмоций трансформируются в устойчивые черты:
интровертированность, замкнутость, агрессивность, высокую личностную
тревожность, депрессивность, агрессивность, сужение круга значимых
мотивов. Одним из показателей синдрома эмоционального выгорания в
профессиональной
деятельности
является
состояния
психической
напряженности, вызванные конфликтами, трудностями в решении сложных
социальных проблем, приводящими к ощущениям дискомфорта, тревоги,
фрустрации, пессимистические настроения [25].
Существуют различные научные подходы к определению сущности и
видов психической напряженности. Некоторые ученые различают два вида
таких состояний: напряжение, вызывающее положительный, мобилизующий
эффект
и
устойчивости
напряженность,
психических
которая
и
характеризуется
двигательных
функций
понижением
вплоть
до
дезинтеграции личности. Другие проводят различие между эмоциональным
напряжением как нормальным состоянием и эмоциональной напряженностью как предпаталогическим состоянием.
Выделяются
следующие
виды
психической
напряженности:
перцептивная (возникающая, например, в случае больших затруднений при
восприятии
необходимой
информации);
интеллектуальная
(при
не-
возможности найти адекватный способ решения или выход из Оптической
ситуации); эмоциональная (при возникновении эмоций, дезорганизующих
деятельность); волевая (при неспешности человека проявить сознательное
усилие и овладеть ситуацией); мотивационная (связанная с борьбой мотивов,
например, выполнить долг или уклониться от опасности и риска) [25].
31
В
социальной
работе
деятельность
человека
характеризуется
увеличением роли когнитивной деятельности, возрастанием значения
функции внимания, активного наблюдения, и контроля, переработки
поступающей информации и принятия решения в условиях острого дефицита
времени. Таким образом, их труд почти всегда связан с умственноэмоциональном напряжением, которое может вызвать развитие нервного
перенапряжения [11].
Значительная интенсификация деятельности приводит к тому, что
работающий индивидуум не успевает адекватно и быстро реагировать на всю
биологически
значимую
информацию.
Накапливается
всё
более
неотреагированных воздействий, нереализованных эмоций, неразрешённых
задач различного характера, что в итоге приводит к возникновению
«выгорания».
Формированию
следующие
нервного
личностные
перенапряжения
особенности
могут
способствовать
социального
работника:
мотивационные конфликты и конфликты интимно-личностного характера,
усиление значения субъективного фактора в оценке тех или иных жизненных
ситуаций, непонимание между близкими людьми, агрессивность, нейротизм,
хроническая тревожность и внутреннее напряжение [32].
К
факторам
социально-производственной
природы
нервного
перенапряжения относятся: социальные перемены, значимые жизненные
трудности (развод, смерть близких и т.д.), длительное эмоциональное
напряжение,
значительное
преобладание
интеллектуального
труда,
постоянное ощущение недостатка времени и хроническая усталость,
сопровождающаяся раздражительностью, нетерпением, торопливостью в
процессе работы, хроническое нарушение режима труда и отдыха, снижение
интереса к работе, падение личного престижа, отсутствие элементов
творчества в работе и чрезмерная трудовая нагрузка, экстремальные
ситуации [44].
32
Эмоциональные нагрузки, в свою очередь, связаны с самой природой
«помогающих» отношений, требующих эмоционального контакта, соучастия,
понимания, эмоционального воздействия на партнера по общению, терпения,
выдержанности и т. д. Эмоциональное истощение обнаруживает себя, прежде
всего в чувствах беспомощности, безнадежности, в особо тяжелых
проявлениях возникают эмоциональные срывы и мысли о суициде. Может
возникать чувство «приглушенности», «притупленности» эмоций, когда человек не в силах отозваться, эмоционально откликнуться на ситуации,
которые, казалось бы, должны трогать. Это ощущение исчерпанности
эмоциональных ресурсов вызывает чувство, что человек уже ничего не
может дать другим – ни эмоционально, ни психологически [49].
Другая группа проблем, способствующих «выгоранию» или усиливающих его развитие, связана с рабочей ситуацией. Характерными для
«выгорающих»
ситуаций
являются
перегрузки
–
слишком
много
подопечных, слишком много требований, слишком много информации. По
данным
западных
исследователей,
при
увеличении
перегрузок
«помогающие» начинают неосознанно стремиться к уменьшению контакта –
меньше личностно вовлекаются во взаимодействие, чаще прибегают к
формальным правилам и ритуалам, используют более безличные методы
работы.
Еще один важный в данном контексте аспект рабочей ситуации – это
возможность влияния на процесс работы и принятия касающихся работника
решений. Если у человека присутствует чувство, что он ничего не может
изменить в своей работе, что от него ничего не зависит, что его мнение не
имеет
значения
и
т.
д.,
вероятность
развития
профессионального
«выгорания» увеличивается.
Ролевая неопределенность – в смысле неясной формулировки прав и
обязанностей, возможностей человека, ролевая конфликтность – как
противоречие разных ролей, также способствуют профессиональному
стрессу и профессиональному выгоранию [44].
33
Исследователи попытались также сформулировать представление о
том, какие особенности людей способствуют развитию профессионального
«выгорания».
По
мнению
американских
исследователей,
развитие
«выгорания» более вероятно у людей с меньшей степенью зрелости и
самодостаточности, более импульсивных и нетерпеливых, не имеющих
семьи, но нуждающихся в тех, кто мог бы их поддерживать или одобрять,
имеющих цели и притязания, которые не вполне согласуются с реальностью.
К этому также добавляется указание на то, что с возрастом вероятность
развития
выгорания
начинающие
уменьшается,
работники,
люди
то
есть
более
ему
молодого
более
подвержены
возраста.
Однако
большинство исследователей считают, что возраст, пол, стаж работы и
другие социально-демографические характеристики не связаны прямо с
профессиональным выгоранием. Большее значение имеет индивидуальный
тип реагирования на стрессогенные ситуации [19].
Как говорит К. Маслач, если все знание относительно того, что ведет к
выгоранию, и того, что может ему препятствовать, свести к одному слову, то
это
будет
слово
«баланс».
Нарушение
этого
баланса
–
как
в
профессиональной, так и в личной жизни – ведет к разрушению.
Испытывая хроническое эмоциональное напряжение и стараясь какимто образом справиться с ним, уменьшить его, человек часто – вольно или
невольно – физически и психологически дистанцируется от своих партнеров
по общению.
Физическое дистанцирование проявляется в том, что там, где это
возможно, работники начинают сокращать рабочее время и увеличивать
рабочие перерывы.
Западные
исследователи
отмечают
прямую
связь
между
профессиональным выгоранием и увольнениями с работы. Нередки случаи,
когда работник стремится перейти на административную работу в той же
области, так как она допускает меньшее вовлечение в проблемы людей.
34
В психологическом отношении характерным для синдрома выгорания,
как уже указывалось, является развитие чувства недовольства собой или
разочарования.
Замечая за собой отчуждение или всплески внутреннего раздражения
по отношению к своим подопечным, «помогающий» сотрудник переживает
это как собственную несостоятельность, некомпетентность или человеческие
недостатки, часто винит в происходящем с ним самого себя. В повседневной
рутине выгорание подкрадывается незаметно, в окружающей ситуации как
будто ничего не изменилось, ситуационные причины идентифицировать
трудно, и, следовательно, человек невольно начинает искать причины
происходящего в самом себе. Кроме того, как правило, эти проблемы не
обсуждаются в своем коллективе, кажется, что окружающие ничего
подобного не переживают, и это также способствует приписыванию причин
своего изменившегося состояния себе самому. В отечественной практике
несомненное влияние оказывают также социальные требования соответствия
определенным профессиональным образцам, которые являются особенно
жесткими в случае «человеческих» профессий, что усиливает переживание
собственной несостоятельности [34].
Переживания человека могут реально сказываться на качестве его
деятельности, как бы подтверждая для него правильность его негативных
суждений в свой адрес. Тенденция к самообвинению может стать столь
сильной, что приводит к возникновению саморазрушительных процессов.
Нарушение самоуважения часто является центральной характеристикой
депрессии. Человек может считать, что он терпит неудачи на работе, что он
вообще потерпел неудачу в жизни, что его принципы и идеалы не
осуществились, и он переживает жизненное разочарование.
В этой связи нам бы хотелось, прежде всего, обратить внимание на
встречающиеся в литературе по проблемам синдрома выгорания отдельные
утверждения о большей подверженности выгоранию лиц с наиболее
активным, добросовестным отношением к работе, «лучших работников». К
35
сожалению, эти суждения не подкреплены какими- то данными и, как
правило, даже не интерпретируются; очевидно, считается само собой
разумеющимся, что эти люди больше вкладывают в деятельность, а потому
больше страдают. Характерно в этой связи название одной из книг наиболее
известной исследовательницы «выгорания» К.Маслач «Выгорание. Плата за
сочувствие».
Форманюк трактует это иначе. Активное трудовое поведение является
одной из форм самореализации, точнее говоря, поиском самореализации в
сфере профессиональной деятельности. Это особенно характерно для
«помогающих профессий» с их высокими идеалами служения людям, с
высокими (и часто завышенными) требованиями, которые предъявляются по
отношению к представителям данных профессий и результатам их
деятельности со стороны общества и часто принимаются ими, задавая
высокие критерии «субъектного вклада индивидов в профессиональное
занятие» [49].
Соответственно растут и их собственные ожидания относительно тех
«личностных наград», которые дает профессиональная деятельность,
поскольку «чувство принадлежности, достойная профессия, приобщенность
к
системе
ценностей
так
же
существенны
для
психологического
благополучия, как безопасность, любовь и самоуважение.
Потенциально помогающие профессии дают хорошую возможность
самоактуализации
за
счет
сильного
эмоционального
вовлечения
в
деятельность, что является важным элементом самоактуализации по А.
Маслоу, утверждавшего, что «самоактуализирующиеся люди, без единого
исключения, вовлечены в дело. Выходящее за их пределы, во что-то вне них
самих», что образует область их «метамотивации» – посвящения себя чемуто «вне себя». Фрустрация метапотребностей приводит к «метапатологии»,
проявляющейся, в том числе в безнадежности, нежелании чего-либо
добиваться, отчаянии, бессмысленности или бесцельности жизни. Появление
этих чувств не удовлетворяет потребности индивида в переживании
36
обретения смысла жизни, наполнении своей жизни смыслом, разрушает его
веру в то, что жизнь имеет смысл, что то, что он делает, важно и нужно.
Таким образом, оспаривая название книги К. Маслач, Форманюк
считает, что «выгорание» – это плата не за сочувствие людям, а за свои
нереализованные
ожидания.
В
качестве
причин
наиболее
сильных
негативных переживаний, связанных с работой, учителя разных возрастов и
групп, как правило, называли «отсутствие результата» («ощущений, что
работаешь впустую», «чувствую отчаяние, когда что-то не удалось, не
получилось, когда вижу равнодушие и непонимание, неудачи ребят в учебе»
и т. д.). Ощущение утраты смысла деятельности, обесценивание и
бессмысленность
своих
усилий
являются
сильнейшим
фактором
переживаний учителей [49]. Специалисты в области выгорания сходятся на
том, что развитие «выгорания» не ограничивается профессиональной сферой
и его последствия начинают ощутимо проявляться в личной жизни человека,
его взаимодействии с другими людьми, в других ситуациях его бытия.
Болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла
окрашивает
всю
жизненную
ситуацию.
Бойко
В.В.
рассматривает
«выгорание» как выработанный личностью механизм психологической
защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на
избранные психотравмирующие воздействия, приобретенный стереотип
эмоционального, чаще всего профессионального поведения. «Выгорание
отчасти
функциональный
стереотип,
поскольку
позволяет
человеку
дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время,
могут возникать его дисфункциональные следствия, когда «выгорание»
отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности
[29]. Бойко В.В. описывает различные симптомы «выгорания» [5].
Симптом «эмоционального дефицита». К профессионалу приходит
ощущение, что эмоционально он уже не может помогать субъектам своей
деятельности. Не в состоянии войти в их положение, соучаствовать и
сопереживать, отзываться на ситуации, которые должны трогать, побуждать,
37
усиливать интеллектуальную, волевую и нравственную отдачу. О том, что
это ничто иное, как эмоциональное выгорание, говорит его еще недавний
опыт: некоторое время тому назад таких ощущений не было, и личность
переживает их появление. Постепенно симптом усиливается и приобретает
более осложненную форму, все реже проявляются положительные эмоции и
все чаще отрицательные. Резкость, грубость, раздражительность, обиды,
капризы – дополняют симптом «эмоционального дефицита» и симптом
«эмоциональной отстраненности». Личность почти полностью исключает
эмоции из сферы профессиональной деятельности. Ее почти ничто не
волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика – ни позитивные
обстоятельства, ни отрицательные. Причем это не исходный дефект
эмоциональной сферы, не признак ригидности, а приобретенная за годы
обслуживания людей эмоциональная защита. Человек постепенно научается
работать как робот, как бездушный автомат. В других сферах он живет
полнокровными эмоциями.
Реагирование без чувств и эмоций наиболее яркий симптом выгорания.
Он свидетельствует о профессиональной деформации личности и наносит
ущерб субъекту общения. Партнер обычно переживает проявленное к нему
безразличие и может быть глубоко травмирован.
Симптом
Проявляется
«личностной
в
широком
отстраненности,
диапазоне
или
деперсонализации».
умонастроений
и
поступков
профессионала в процессе общения.
Прежде всего, отмечается полная или частичная утрата интереса к
человеку – субъекту профессионального действия. Он воспринимается как
неодушевленный предмет, как объект для манипуляций – с ним приходится
что-то делать. Объект тяготит своими проблемами, потребностями,
неприятно его присутствие, сам факт его существования. Метастазы
«выгорания» проникают в установки, принципы и систему ценностей
личности. Возникает деперсонализированный защитный эмоциональноволевой антигуманистический настрой. Личность утверждает, что работа с
38
людьми не интересна, не доставляет удовлетворения, не представляет
социальной ценности. В наиболее тяжелых формах «выгорания» личность
рьяно защищает свою антигуманистическую философию «ненавижу»,
«презираю», «взять бы автомат и всех». В таких случаях «выгорание»
смыкается
с
психопатологическими
проявлениями
личности,
с
неврозоподобными или психопатическими состояниями. Таким личностям
противопоказана сия профессиональная деятельность.
Симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений». Как
следует из названия, симптом проявляется на уровне физического и
психического самочувствия. Обычно он образуется по условно-рефлекторной
связи негативного свойства. Многое из того, что касается субъектов
профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических
или психических состояниях. Порой даже мысль о таких субъектах или
контакт с ними вызывает плохое настроение, бессонницу, чувство страха,
неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострения
хронических заболеваний. Переход реакций с уровня эмоций на уровень
психосоматики свидетельствует о том, что эмоциональная защита –
«выгорание» – самостоятельно уже не справляются с нагрузками, и энергия
эмоций перераспределяется между другими подсистемами индивида. Таким
способом организм спасает себя от разрушительной мощи эмоциональной
энергии [5].
Профессия социального работника-консультанта интересна и дает
немало полезного ему самому. Какая другая профессия позволяет так
глубоко и близко познать столько разных людей? Нередко она доставляет
чувство удовлетворенности собой, особенно когда тебя ценят клиенты, когда
ты уверен, что смог помочь. Однако, несмотря на полезность профессии,
зачастую она стоит занимающимся ею людям довольно дорого. Воздействие
не всегда заметно со стороны, но его настоящую цену чувствует сам
консультант. А. Сторр выделяет несколько важных аспектов этой «платы»:
– угроза утратить идентичность и «раствориться» в клиентах;
39
– отрицательные последствия могут сказаться в личной жизни (семья,
друзья);
– угроза психических нарушений из-за постоянных столкновений с
темными сторонами жизни и психической патологией [16].
Специалисты по социальной работе нередко забывают, что их
преимущество в познании клиентов относительно, поскольку они видят
клиентов в специфических условиях и, как правило, непродолжительное
время. Они не имеют возможности наблюдать за деятельностью клиентов в
реальной жизни и только с их слов знают об их тревогах, страхах, неудачах, и
в меньшей степени – о достижениях.
Излишняя вовлеченность в профессиональную деятельность нередко
заставляет страдать семью социального работника. Во-первых, требования
этики не позволяют социальному работнику делиться с семьей проблемами
своих клиентов, соблюдая принцип конфиденциальности, поэтому члены
семьи лишь приблизительно представляют, чем занимается консультант.
Такова общая проблема семей, члены которых из профессиональных
соображений должны думать, что и как говорить близким о своей работе. Вовторых, консультирование требует больших эмоциональных затрат, и иногда
это значительно уменьшает эмоциональную отдачу в семье. Когда на работе
весь день приходится выслушивать других людей и углубляться в их заботы,
вечером бывает трудно проникнуться заботами жены или мужа и детей [16].
И это не единственные проблемы, которые выдвигает профессия специалиста
по социальной работе.
Анализ
теоретических
подходов
к
изучению
феномена
«эмоционального выгорания», позволяет сделать следующие выводы.
Выгорание должно рассматриваться как особое состояние человека,
являющееся следствием профессиональных стрессов. «Синдром выгорания»
– сложный психофизиологический феномен, который определяется как
эмоциональное, умственное и физическое истощение из-за продолжительной
эмоциональной нагрузки, выражается в депрессивном состоянии, чувстве
40
усталости и опустошенности, недостатке энергии и энтузиазма, утрате
способностей
видеть
положительные
результаты
своего
труда,
отрицательной установке в отношении работы и жизни вообще.
Исследователи сходятся во мнении о том, что главный источник
выгорания – это взаимодействие с людьми. Те, кто работают в медицинских,
образовательных, психологических, социальных службах, прежде всего,
выполняют работу, требующую особых эмоциональных затрат.
Описанные исследователями основные проявления профессионального
«выгорания» сводятся к следующему: в физическом отношении человек
постоянно чувствует усталость, отсутствие сил, сниженный энергетический
тонус, у него падает работоспособность и появляются различные симптомы
физических недомоганий, головные боли, бессонница, потеря аппетита или
склонность
к
перееданию,
злоупотреблению
успокаивающими
или
возбуждающими средствами и т. д.
В сущности, происхождение «выгорания», видимо, невозможно
однозначно связать с теми или иными личностными или ситуационными
факторами, скорее оно является результатом сложного взаимодействия
личностных
особенностей
человека,
ситуации
его
межличностных
отношений и его профессиональной и рабочей ситуации, в которой он
находится.
По мнению исследователей, нарушения могут затрагивать разные
грани трудового процесса – профессиональную деятельность, личность
профессионала,
профессиональное
общение.
Эти
нарушения
обычно
заключаются в том, что у человека развивается «эмоциональное «выгорание»
– симптомокомплекс, который включает в себя набор отрицательных
показателей, под влиянием которых разрушается личность специалиста, он
не может использовать имеющиеся у него личностные возможности и
средства в связи с состоянием психической усталости или утрачивает свои
трудовые умения и навыки. В результате происходят нарушения и
деформации профессиональной деятельности, снижается результативность
41
труда в целом. В связи с этим профилактике и обеспечению психогигиены
социального
способствовать
работника
созданию
необходимо
системы
социальным службам.
42
уделять
особое
психологической
внимание
помощи
и
самим
Глава 2. Особенности механизма разрешения внутриличностного
конфликта у специалистов сферы социальных служб
2.1.
Эмпирическое
исследование
синдрома
эмоционального
выгорания как фактора внутриличностного конфликта у социальных
работников
В нашем исследовании приняли участие специалисты и социальные
работники в количестве 89 человек женского пола, в возрасте от 21 до 60
лет, с различным стажем работы. Из них 10 человек специалисты по
социальной работе, работающие в центре социального обслуживания
населения Орловского района и 15 специалистов по социальной работе и
64 социальных работника – центра социального обслуживания населения
Заводского района г. Орла.
Опрос участников исследования проводился группами. Специалистов
опрашивали на местах, а социальных работников собирали в доме
дневного пребывания.
Опрашиваемые
получили
инструкции
и
бланки
ответов
(см.
приложение). После проведения опроса, данные, были обработаны и
сведены в таблицы. Далее проведен анализ результатов. На основе
полученных данных мы попытались выявить взаимосвязь различных
факторов на развитие синдрома эмоционального выгорания.
Для проведения данного исследования были выбраны следующие
методики:
1. Метод анкетирования, направленный на исследование влияния
различных факторов, появление и развитие синдрома эмоционального
выгорания, и его симптоматику. Анкета состоит из 13 вопросов,
охватывающих различные факторы и симптомы проявления синдрома, и
социальные характеристики опрашиваемых. (Анкета представлена в
приложении 1.1.)
43
2. Методика В.В. Бойко “Исследование эмоционального выгорания”
(приложение 1.2.).
Данная методика предназначена для измерения уровня проявления
эмоционального выгорания. Методика состоит из опросного листа,
включающего в себя 84 суждения. Интерпретация результатов проводится
по трем фазам, включающим в себя по 4 симптома. В соответствии с
ключом осуществляются следующие подсчеты:
1) Определяется сумма баллов раздельно для каждого симптома.
a. 9 и менее баллов симптом не сложился;
b. 10-15 баллов – складывающийся симптом;
c. 16 и более баллов – симптом сложился.
2) Подсчитывается сумма показателей симптомов для каждой из трех
фаз.
a. 36 и менее баллов – фаза не сформировалась;
b. 37-60 баллов – фаза в стадии формирования;
c. 61 и более баллов – фаза сформировалась.
Находится
итоговый
показатель
синдрома
эмоционального
выгорания – сумма показателей всех симптомов. Описание данной
методики представлено в приложении.
Результаты, полученные с помощью анкетирования, мы свели в
таблицу,
выделив такие составляющие синдрома, как стаж работы,
образование, в какой сфере (межличностных отношений, психологическая,
физическая).
Сначала мы рассмотрим взаимосвязь образования и
синдрома профессионального выгорания. Социальные работники со
средним
профессиональным
(техническим)
образованием
более
подвержены появлению синдрома эмоционального выгорания(34,5%),
нежели социальные работники, имеющие высшее образование(19,3%). Это
показано в таблице № 1 «Соотношение образования и проявления
синдрома профессионального выгорания у специалистов по социальной
работе и социальных работников.
44
Таблица 1.
Соотношение образования и проявления синдрома профессионального
выгорания у специалистов по социальной работе и социальных работников
Образование
Высшее
Неполное высшее
Среднее
Курсы подготовки
профессиональное
и
(техническое)
квалификации
переподготовки
19,3% опрошенных
21,7% опрошенных
34,5% опрошенных
24,5% опрошенных
от общего числа
от общего числа
от общего числа
от общего числа
участников
участников
участников
участников
(89
человек)
(89
человек)
(89
человек)
(89
человек)
Как видно из этой таблицы наиболее предрасположенные к синдрому
профессионального выгорания те специалисты, у которых наименьшая
ступень
в
образовании.
профессиональным
У
социальных
образованием
работников
наибольший
со
средним
процент
(34,5%)
профессионального выгорания. Меньший уровень профессионального
выгорания у социальных работников и специалистов по социальной работе
тех, кто прошел курсы подготовки и переподготовки квалификации
(24,5%). Социальные работники и специалисты по социальной работе у
кого неполное высшее образование подвержены меньше (21,7%), чем
социальные работники с средним профессиональным (техническим)
образованием. А специалисты по социальной работе и социальные
работники, имеющие высшее образование меньше всего подвержены
синдрому профессионального выгорания (19,3%).
45
Таблица 2.
Соотнесение сфер возникновения трудностей и синдрома
профессионального выгорания у специалистов и социальных работников
Сфера
Трудовой коллектив
5,8%
15,7%
межличностных
Члены семьи и родственники
43,5%
(из
отношений
Друзья
13,5%
человек)
Дети
37,2%
Физическая
Учащенное сердцебиение
13,5%
45,5%
сфера
Отдышка
5,5%
(из
Желудочно-кишечные расстройства
2,3%
человек)
Головные боли
14,7%
Понижение давления
27,4%
Нарушение сна
29,1%
Отсутствие аппетита
7,5%
Психологическая
Навязчивые мысли
8,5%
38,8%
сфера
Депрессивное состояние
7,3%
(из
Эмоциональный упадок
15,5%
человек)
Утомление
9,3%
Стресс
6,5%
Противоречивость чувств
8,4%
Затруднения в принятии решений
6,8%
Изнурение
13,5%
Излишнее беспокойство
8,7%
Раздражение
7,5%
Гнев
4,5%
Чувство вины
3,5%
89
89
89
Из таблицы № 2 видно, что большее количество участников
исследования (45.5%) сталкиваются с трудностями в физической сфере. В
сфере межличностных отношений социальные работники и специалисты
46
по социальной работе сталкиваются с трудностями в семье (43,5%), с
детьми (37,2%) и друзьями (13,5%), т.е. с самым близким окружением.
В физической сфере чаще всего возникают проблемы с нарушением
сна (29,1%),
понижение давления (27,4%), головные боли (14,7%) и
учащенное сердцебиение (13,5%).
В
психологической
сфере
–
эмоциональный
упадок
(15,5%),
изнурение (13,5%) и утомление(9,3%).
Это
говорит
о
том,
что
необходимо
разработать
комплекс
упражнений, который уменьшал влияние именно этих факторов.
В таблице № 3 «Сформированность синдрома профессионального
выгорания
у
специалистов
по
социальной
работе»
представлены
результаты исследования степени профессионального выгорания
у
специалистов по социальной работе центра социальной защиты населения
Орловского района. Количество опрошенных составило 10 человек.
Таблица 3.
Сформированность синдрома профессионального выгорания у
специалистов по социальной работе
Фазы
Фазы в стадии
сформировались
формирования (2
(1группа)
группа)
Фазы не
сформировались
(3 группа)
Одна
Две
Три
Одн
Две
Три
Одна
Две
Три
фаза
фаз
фазы
а
фазы
фазы
фаза
фазы
фазы
9,3%
13,2
3,5%
4,7
11,8
%
%
ы
8,2%
фаза
9,1
32,7
%
%
7,5%
%
50% от общего числа
30% от общего числа
20%
участников
участников
числа участников
47
от
общего
Как видно из этой таблицы, все участники разделяются на три группы,
по
такому
критерию,
как
сформированность
фаз
синдрома
профессионального выгорания.
Таким образом, мы видим, что самой многочисленной
оказалась
группа специалистов по социальной работе с синдромом выгорания,
сформировавшимся хотя бы в одной из фаз (50%). А самой малочисленной
– группа с не сформировавшимся синдромом (20%).
Наиболее наглядно мы можем это увидеть на диаграмме № 1.
«Выраженность синдрома профессионального выгорания у специалистов
по социальной работе».
Диаграмма 1.
Выраженность синдрома профессионального выгорания у специалистов по
социальной работе
35%
30%
25%
20%
15%
10%
5%
0%
Фаза
"Напряжения
фаза сформировалась
Фаза
"Резистенции"
Фаза
"Истощения"
фаза в стадии формирования
фаза не сформировалась
Полученные данные результаты опроса, мы разместили в таблице №
4
«Взаимосвязь
симптомов
и
фаз
выгорания».
48
синдрома
профессионального
Таблица 4
Взаимосвязь симптомов и фаз синдрома профессионального выгорания
Фазы
Фаза
«Напряжения»
Симптомы
1
2
3
гр.
гр.
гр.
16,5%
9%
0%
Неудовлетворенность собой
3,2%
4,5%
0%
Загнанность в клетку
20,3%
12,5%
0%
Тревога и депрессия
14,5%
11,5%
8%
Расширение сферы
24,5%
15,5%
4,5%
19,3%
2,7%
0%
5%
10,5%
1,3%
8,5%
5%
3,2%
Личностная отстраненность
7,5%
13,5%
5,4%
Психосоматические и
20,5%
1,5%
0%
Эмоциональный дефицит
23,1%
2,5%
0%
Эмоциональная
12,5%
10,5%
3%
Переживание
психотравмирующих
обстоятельств
Фаза
«Резистенции»
экономии эмоций
Неадекватное
эмоциональное
реагирование
Редукция
профессиональных
обязанностей
Эмоциональнонравственные ориентации
Фаза
«Истощения»
психовегетативные
нарушения
отстраненность
49
Из таблицы видно, что в фазе “напряжение”, впервой и во второй
группах
доминирует
симптом
“переживания
психотравмирующих
обстоятельств” (соответственно 16,5% специалистов и 9%), это означает,
специалисты по социальной работе и социальные работники этих групп в
настоящее время испытывают воздействие психотравмирующих факторов,
нарастает напряжение, которое выливается в отчаяние и негодование.
Неразрешимость ситуации приводит к развитию явлений “выгорания”. Для
сравнения,
в
третьей
группе,
нет
ни
одного
человека
со
сформировавшимся данным симптомом.
Ощущение “неудовлетворенности собой” сформировалось у очень
небольшого количества специалистов по социальной работе 1-й и 2-й
групп (3,2% и 4,5%), это говорит о том, что в основном социальные
работники
не
испытывают
недовольства
собой
в
профессии
и
конкретными обстоятельствами на рабочем месте. Но у 45% специалистов
из всех трех групп этот симптом начинает складываться, и можно говорить
о том, что начинает действовать механизм “эмоционального переноса”, то
есть вся сила эмоций направляется не во вне, а на себя. Это проявляется в
интенсивной интериоризации обязанностей, повышенной совестливости и
чувстве ответственности, что, несомненно, нагнетает напряжение, а на
последующих этапах “выгорания” может провоцировать психологическую
защиту.
Симптом “загнанности в клетку” в-первых двух группах сложился у
20,3% специалистов и еще у 12,5% находится в стадии формирования. Это
значит, что данные люди ощущают или начинают ощущать состояние
интеллектуально-эмоционального затора, тупика. К этому могут приводить
организационные недостатки, повседневная рутина и т.д. В третьей группе
этот симптом не наблюдается.
Последний симптом в данной фазе, симптом “тревоги и депрессии”
сложился у значительного количества специалистов (14,5%) из первой
группы, это свидетельствует о том, что данные люди испытывают
50
напряжение в форме переживания ситуативной и личностной тревоги,
разочарование в профессии. Сложившийся симптом нервной тревожности
означает
начало
сопротивления
стрессовым
ситуациям
и
начало
формирования эмоциональной защиты. Во второй группе данный симптом
выражен чуть меньше (11,5%). В третьей группе симптом складывается у
очень небольшого количества людей (8%). В целом фаза “напряжения”
сформировалась у 54,5% специалистов по социальной работе, находится в
стадии формирования у 37,5%, и не сформировалась у 8%.
В фазе “резистенция” доминирующим является симптом “расширения
сферы экономии эмоций”. Этот симптом сложился у 24,5% и приходится
на первую группу, 15,5% на вторую и только 4,5% на третью группу. Это
говорит о
том, что данная форма
защиты
осуществляется
вне
профессиональной области – в общении с родными, друзьями. На работе
эти люди держатся соответственно нормативам, а дома замыкаются или,
хуже того постоянно уединяются.
Симптом
“неадекватного
эмоционального
реагирования”.
Этот
симптом сложился в первой группе социальных работников 19,3% и 2,7%
во
второй.
В
третьей
группе
данный
симптом
не
сложился.
Сформированность данного симптома говорит о том, что профессионал
перестает
улавливать
разницу
отличающимися
явлениями:
неадекватным
избирательным
между
экономным
двумя
принципиально
проявлением
эмоциональным
эмоций
и
реагированием.
Неадекватная “экономия” эмоций ограничивает эмоциональную отдачу за
счет выборочного реагирования в ходе рабочих контактов. При этом
человеку кажется, что он поступает допустимым образом. Субъект
общения фиксирует при этом иное – эмоциональную черствость,
равнодушие и неуважение к личности.
Следующим по степени выраженности является симптом “редукции
профессиональных обязанностей”. Этот симптом сложился у специалистов
по социальной работе из первой и второй групп (5% и 10,5%). В третьей
51
группе данный симптом проявился у респондентов на 1,3%. Это значит,
что у данных специалистов проявляются попытки облегчить или сократить
обязанности, которые требуют эмоциональных затрат. Одним из примеров
такого упрощения является недостаток элементарного внимания к
клиентам и коллегам.
Наименее
выраженным
в
данной
фазе
оказался
симптом
“эмоционально-нравственной ориентации”. Он сложился у 8,5% относятся
к первой группе, 5% - ко второй и 3,2% к третьей группе. Для таких
специалистов
по
социальной
работе
настроения
и
субъективные
предпочтения влияют на выполнение профессиональных обязанностей.
Специалист пытается решать проблемы клиентов по собственному выбору,
определяет достойных и недостойных, “хороших” и “плохих”. В целом
фаза” резистенции” сформировалась у 55,3% опрошенных, находится в
стадии формирования у 33,7%, и не сформировалась у 4,5%.
В фазе “истощение” доминирующим является симптом “личностной
отстраненности”. Он сложился у специалистов 7,5% и относится к первой
группе, 13,5% - ко второй и 5,4% - к третьей. Данный симптом проявляется
в процессе общения в виде частичной утраты интереса к субъекту
профессиональной деятельности (“Ко всему, что происходит на работе, я
утратил интерес, живое чувство”).
Симптом “психосоматических и психовегетативных нарушений”.
Симптом сложился у 20,5% относится к первой группе и 1,5% ко второй.
Таким образом, данный симптом совсем не сложился в третьей группе
респондентов.
Симптом
“'эмоционального
дефицита”,
сложился
у
23,1%
опрошенных относящихся к первой группе и 2,5% ко второй. В третьей
группе симптом не сложился. Он проявляется в ощущении своей
неспособности помочь субъектам своей деятельности в эмоциональном
плане, не в состоянии войти в их положение. При этом личность
переживает появление этих ощущений. Если положительные эмоции
52
проявляются
все
реже,
а
отрицательные
чаще,
значит,
симптом
усиливается. Грубость, раздражительность, обиды – все это проявления
симптома “эмоционального дефицита”.
Наименее
выраженным
отстраненности”.
Симптом
оказался
проявился
симптом
следующим
“эмоциональной
образом:
12,5%
относятся к первой группе, 10,5% ко второй и 3% к третьей группе.
Специалисты, с данным симптомом, почти полностью исключают эмоции
из профессиональной деятельности. Их почти не волнуют, не вызывают
эмоционального отклика – ни позитивные обстоятельства, ни негативные.
В целом фаза “истощения” сформировалась у 63,6% респондентов, в
стадии формирования у 28% и не сформировалась у 8,4% специалистов по
социальной работе.
Таким образом, мы видим, что в наибольшее количество специалистов
по социальной работе центра социальной защиты населения Орловской
области находятся в фазе «напряжения» и в фазе «резистенции» 11,8%
испытуемых не подвержены синдрому эмоционального выгорания.
Анализируя
полученные
данные
в
исследовании
синдрома
профессионального выгорания специалистов по социальной работе и
социальных работников центра социального обслуживания населения
Заводского района г. Орла, мы получили следующие результаты.
В таблице № 5 «Выраженность синдрома эмоционального выгорания
у специалистов по социальной работе и социальных работников»
представлены
выгорания
результаты
исследования
степени
профессионального
у специалистов по социальной работе центра социальной
защиты населения Заводского района г. Орла. Количество опрошенных
составило 79 человек.
53
Таблица 5.
Выраженность синдрома эмоционального выгорания у специалистов по
социальной работе и социальных работников
Фазы
Фазы в стадии
сформировались
формирования (2
(1группа)
группа)
Фазы не
сформировались
(3 группа)
Одна
Две
Три
Одна
Две
Три
Одна
Две
Три
фаза
фаз
фаз
фаза
фазы
фазы
фаза
фазы
фазы
ы
ы
13,2
15,8
17,9
7,3%
16,5
10,6%
5,4%
3,8
9,5%
%
%
%
46,3%
от
общего
числа участников
%
%
34,4% от общего числа
18,7%
от общего
участников
числа участников
Таким образом, мы видим, что самой многочисленной
группа
социальных
работников
с
синдромом
оказалась
выгорания,
сформировавшимся хотя бы в одной из фаз (46,3%). А самой
малочисленной (18,7%) – группа с не сформировавшимся синдромом.
Наиболее наглядно мы можем это увидеть на диаграмме № 2
«Сформированность
синдрома
профессионального
выгорания
у
специалистов по социальной работе и социальных работников»
Диаграмма 2.
Сформированность синдрома профессионального выгорания у
специалистов по социальной работе и социальных работников
54
20%
15%
10%
5%
0%
Фаза "Напряжения"
Фаза "Резистенции"
фаза сформировалась
Фаза "Истощения"
фаза в стадии формирования
фаза не сформировалась
Анализируя результаты, мы выявили определенную выраженность
симптомов,
в
зависимости
от
профессионального выгорания.
фаз
формирования
синдрома
Это представлено в таблице № 6
«Взаимосвязь симптомов и фаз синдрома профессионального выгорания у
специалистов по социальной работе и социальных работников».
Таблица 6
Взаимосвязь симптомов и фаз синдрома профессионального выгорания у
специалистов по социальной работе и социальных работников
Фазы
Фаза
«Напряжения»
Симптомы
1
2
3
гр.
гр.
гр.
37,5%
15%
0%
Неудовлетворенность собой
5%
2,5%
1,3%
Загнанность в клетку
25%
25%
0%
Тревога и депрессия
22,5%
20,5%
5%
Расширение сферы
47,5%
17,5%
2,5%
30%
2,5%
0%
5%
7,5%
5%
Переживание
психотравмирующих
обстоятельств
Фаза
«Резистенции»
экономии эмоций
Неадекватное
эмоциональное
реагирование
Редукция
профессиональных
55
обязанностей
Эмоционально-
7,5%
5%
5%
Личностная отстраненность
7,5%
12,5%
5%
Психосоматические и
22,5%
2,5%
0%
Эмоциональный дефицит
20%
2,5%
0%
Эмоциональная
17,5%
10%
2,5%
нравственные ориентации
Фаза
«Истощения»
психовегетативные
нарушения
отстраненность
Анализируя
показатели
таблиц
можно
сказать,
что
в
фазе
“напряжение”, впервой и во второй группах доминирует симптом
“переживания психотравмирующих обстоятельств” (соответственно 37,5%
специалистов и 15%).
Ощущение “неудовлетворенности собой” сформировалось у очень
небольшого количества специалистов по социальной работе 1-й и 2-й
групп (5% и 2,5%).
Симптом “загнанности в клетку” в-первых двух группах сложился у
25% социальных работников и еще у 25% находится в стадии
формирования. В третьей группе этот симптом не наблюдается.
Последний симптом в данной фазе, симптом “тревоги и депрессии”
сложился у значительного количества респондентов (22,5%) из первой
группы. Во второй группе данный симптом выражен гораздо меньше
(20,5%). В третьей группе симптом не сложился и складывается у очень
небольшого количества людей (5%).
В целом фаза “напряжения”
сформировалась у 27,5 % специалистов по социальной работе, находится
в стадии формирования у 30%, и не сформировалась у 42,5%.
В фазе “резистенция” доминирующим является симптом “расширения
сферы экономии эмоций”. Этот симптом сложился у 47,5% социальных
56
работников, у 17,5% – складывается. Из них 32,5% приходится на первую
группу, 12,5% на вторую и только 2,5% на третью группу.
Симптом
“неадекватного
эмоционального
реагирования”.
Этот
симптом сложился у 32,5% социальных работников. Из них на первую
группу приходится 30% и 2,5% на вторую. В третьей группе данный
симптом не сложился.
Симптом “редукции профессиональных обязанностей”. Этот симптом
сложился у 25% специалистов по социальной работе из первой и второй
групп (22,5% и 2,5%) и складывается у 17,5% респондентов, из них: 5%
относится к первой группе, 7,5% ко второй группе и 5% к третьей группе.
Наименее
выраженным
“эмоционально-нравственной
в
данной
ориентации”.
фазе
Он
оказался
сложился
симптом
у
17,5%
опрошенных, причем это оказались специалисты только из первой группы.
Складывается этот симптом у 22,5% специалистов, из них: 7,5% относятся
к первой группе, 5% - ко второй и 5% к третьей группе. В целом фаза”
резистенции” сформировалась у 35% специалистов, находится в стадии
формирования у 37,5%, и не сформировалась у 27,5%.
В фазе “истощение” доминирующим является симптом “личностной
отстраненности”. Он сложился у 27,5% специалистов только из первой
группы. Но складывается этот симптом почти у такого же количества
респондентов – 25%. Из них: 7,5% относится к первой группе, 12,5% - ко
второй и 5% - к третьей.
Симптом “психосоматических и психовегетативных нарушений”.
Симптом сложился у 25% респондентов. Из них: 22,5% относится к первой
группе и 2,5% ко второй. Складывается он у 30% специалистов, которые
относятся тоже, только к первой и второй группам (12,5% и 17,5%). Таким
образом,
данный симптом совсем не сложился в третьей группе
социальных работников.
Симптом
“'эмоционального
дефицита”,
сложился
у
22,5%
опрошенных. Из них: 20% относится к первой группе и 2,5% ко второй. В
57
третьей группе симптом не сложился. Складывается данный симптом 20%
специалистов, из них: 10% относится ко второй группе и 2,5% к третьей.
Симптом “эмоциональной отстраненности”. Он сложился у 17,5%
специалистов, все они относятся к первой группе. Но складывается этот
симптом у 30% респондентов, из них: 17,5% относятся к первой группе,
10% ко второй и 2,5% к третьей группе. В целом фаза “истощения”
сформировалась у 27,5% респондентов, в стадии формирования у 22,5% и
не сформировалась у 50% специалистов по социальной работе.
Таким образом, мы видим, что в наибольшее количество специалистов
по социальной работе и социальных работников центра социальной защиты
населения Заводского района г. Орла находятся на второй фазе
профессионального выгорания(47,5%), в фазе «резистенции»; в фазе
«истощения» 50% испытуемых не подвержены синдрому эмоционального
выгорания.
Рассматривая взаимосвязь развития синдрома профессионального
выгорания и стажа работы, мы увидели определенную динамику. Это видно
из таблицы № 7 «взаимосвязь стажа работы и формирования синдрома
эмоционального выгорания».
Таблица 7.
Взаимосвязь стажа работы и формирования синдрома эмоционального выгорания
Фаза
Фаза
«Напряжения»
«Резистенции»
Фаза «Истощения»
Стаж
0-5лет
11,5%
11,1%
10,5%
работы
5-10лет
11%
13,5%
10,1%
10-15лет
14,2%
19,8%
15,8%
15-20лет
10,8%
10,8%
10,1%
<20лет
12%
14,9%
11,8%
На графике 1 «Динамика развития синдрома профессионального
выгорания у специалистов по социальной работе и социальных работников»
58
представлена динамика развития синдрома эмоционального выгорания по
отдельным фазам у опрошенных с различным стажем работы.
График 1.
Динамика развития синдрома профессионального выгорания у специалистов по
социальной работе и социальных работников
Анализируя показатели фаз на графиках, можно заметить, что в фазе
“напряжения” наиболее высокие показатели, имеют специалисты по
социальной работе и социальные работники со стажем работы: от 0 до 5
лет; от 10 до 15 лет и более 20 лет. В группах от 5 до 10 лет и от 15 до 20
показатели имеют более низкий уровень. В фазе “резистенции”, на графике
мы видим постепенное возрастание уровня сопротивления от первой к
третьей группе (от 0 до 15 лет), затем спад в группе опрошенных со
стажем работы от 15 до 20 лет и у участников исследования со стажем
работы более 20 лет этот уровень снова повышается. Фаза “истощения”
наиболее ярко выражена у специалистов по социальной работе и
социальных работников со стажем работы от 10 до 15 лет; затем – со
стажем работы свыше 20 лет. И менее выражена у опрошенных со стажем
работы от 5 до 10 лет и от 15 до 20.
На графике №7 «Развитие синдрома профессионального выгорания у
специалистов и социальных работников» показаны средние значения
развития синдрома эмоционального выгорания участников исследования с
различным стажем работы.
График 2.
59
Развитие синдрома профессионального выгорания у специалистов и
социальных работников
Таким образом, наиболее высокие показатели имеют социальные
работники и специалисты по социальной работе со стажем работы от 10 до
15 лет. Можно предположить, что это связано с особенностями возраста, а
именно с частично совпадающим с этим возрастом кризисом середины
жизни. Примерно в этом возрасте наступает момент, когда человек в
первый раз оглядывается назад, оценивает прошлое, он задумывается о
том, чего достиг, оценивает свои профессиональные достижения, в виде
повышения заработной платы, статуса, должности и т.д. Если этого не
происходит,
осознанно
эмоциональный
или
нет,
дискомфорт,
человек
начинает
психическое
испытывать
напряжение,
неудовлетворенность трудом, переутомление. И, возможно, это может
быть одним из факторов формирования синдрома профессионального
выгорания. Все испытуемые –
это женщины, а у женщин стадии
жизненного цикла в большей мере структурированы не хронологическим
возрастом, а стадиями семейного цикла – брак, появление детей,
оставление выросшими детьми родительской семьи (35,59). Возраст 29-39
лет - это тот возраст, когда первый ребенок, уже возможно, подросток, а
если есть другие дети, то еще не совсем самостоятельные. Специальные
исследования показывают, что на рабочую усталость женщины не так
60
влияют
какие-то
специфические
особенности,
связанные
с
ее
профессиональным трудом, как семейное положение и количество детей
(1,45). Этот факт также может быть одним из возможных факторов
возникновения синдрома профессионального выгорания. Еще одной
причиной может быть так называемый “профессиональный криз” (28,32),
это спад профессиональной деятельности специалиста после 10-15 лет
работы.
Сравнивая полученные результаты специалистов по социальной
работе и социальных работников различных центров, то мы явно видим
схожую ситуацию появления синдрома эмоционального выгорания.
Данный синдром не только стал еще
более распространенным, но и
увеличил
Доминирующими
свой
спектр
профессионального
психотравмирующих
симптомом.
выгорания
обстоятельств»,
являются:
«неадекватное
симптомами
«переживание
эмоциональное
реагирование», «расширение сферы экономии эмоций». А результаты
анкет показали, такие последствия, как головные боли, учащенное
сердцебиение, нарушение сна, сбой давления и утомление стали
постоянными
состояниями
специалистов по
социальной
работе и
социальных работников. Данный факт может говорить о том, что, при
проведении определенной своевременной профилактической работы
большее количество специалистов по социальной работе может справиться
с негативными проявлениями синдрома профессионального выгорания.
На основании результатов нашего исследования, можно сделать вывод,
выдвинутая гипотеза о том, что профессиональное выгорание специалистов
по социальной работе вызывает как осознаваемые, так и неосознаваемые
трудности
в
выполнении
профессиональной
деятельности,
имеющие
различные объективные и субъективные причины, условия возникновения,
динамику протекания и результаты подтверждается.
61
Вторая
часть
исследования
была
посвящена
разработки
программы профилактики синдрома профессионального сгорания
на основе полученных диагностических результатов.
Основной формой являлась балинт-группа.
11 ноября 2016 года прошло первое занятие балинт группы, в состав
которой вошли 5 соцработников получившие в результате анкетирования по
методу Бойко (эмоциональное сгорание) максимальное количество баллов.
Занятие проводилось согласно плана.
В начале занятия ознакомили группу с теоретическими аспектами
синдрома эмоционального сгорания. Отметил, что занятие практическое, в
ходе занятия мы должны ответить на вопрос «Что с нами происходит?»,
определить основные проблемы, которые приводят к эмоциональному
сгоранию, и начать поиск путей избавления от этих проблем.
Для начала работы группы все участники были ознакомлены с
правилами работы в группе.
1.«Здесь и теперь»
Самое важное – настоящее: мысли, чувства, переживаемые в данный момент
вами и группой в целом. Прошлое и будущее остались за пределами группы.
2.Искренность и открытость
Раскрытие своего «Я» другому есть признак сильной и здоровой личности.
Чем более откровенными будут рассказы о том, что действительно волнует и
интересует, тем более успешной будет работа группы в целом.
3. Принцип Я
Все высказывания должны строиться с учётом личных местоимений
единственного
использовать
числа:
«
рассуждения
я
чувствую»,
типа:
«мы
«мне
кажется».
считаем»,
Запрещается
«наше
мнение»,
перекладывающие чувства и мысли конкретного человека на аморфное «мы».
4. Активность.
В группе отсутствует возможность пассивно « отсидеться».Все участники
имеют безусловное право высказываться по завершении упражнения.
62
5.Конфиденциальность
Все полученные психологические знания и конкретные приёмы, игры могут и
должны использоваться вне группы в вашей профессиональной деятельности.
Однако всё, о чём говорится группе относительно конкретных участников,
должно оставаться внутри группы.
Далее осуществлено знакомство участников группы с использованием
методики интервью. Члены группы представились и рассказали о проблемах,
связанных с работой, которые постоянно беспокоят, тревожат, напрягают.
Между тренером и участниками велся доверительный диалог. Анализ
эмоционального
состояния
участников
занятий
позволил
усилить
потребность и желание овладеть навыками аутогенной тренировки и
позитивной самотерапии.
В результате интервью стало возможным выделить основные причины,
с которыми сталкиваются члены группы в повседневной работе и которые
приводят к эмоциональному сгоранию:
1.
отсутствие навыков и умение эмпатического слушания клиента.
(Ш.Л.Н. сказала, что «есть подопечная, к которой я хожу, каждый день
и постоянно выслушиваю одни и те же истории ее жизни и жалобы на ее
здоровье)
2.
отсутствие
навыков самоорганизации своего рабочего и
свободного времени;
(У
всех
членов группы есть практика предоставления своих
профессиональных услуг вне рабочее время. Все не обоснованно расширяют
круг своих обязанностей, не могут сказать себе «Стоп» по окончании
рабочего дня, на восстановление в кругу семьи уходит до 2-х часов личного
времени. Следствие - нарушение сна, напряженные семейные отношения и
т.д.)
3.
не умение настроиться на работу;
(О.Л.В. отмечает в интервью, что «Нет радости в работе, они умирают,
постоянная рутина замыкает, ощущаю общую деградацию)
63
4.
негативный настрой клиента, страх не оправдать его желания;
(С.Л.В.
сказала,
что
«Обзывают
поломойкой,
пенсионеры
не
утратившие способность к самообслуживанию заставляют делать работу с
которой они могут справиться самостоятельно».)
После обсуждения данного случая С.Л.В. было предложено изобразить
и озвучить ее приход к клиенту. Данный игровой момент обсуждался
участниками тренинга. Обратили внимание на позу «прикланения» и
извиняющийся
тон,
который
был
продемонстрирован
социальной
работницей.
5.
утомляемость от цикличности высказывания клиента;
6.
не умение перекладывать ответственность на клиента;
7.
отсутствие навыков восстановления контактов;
(соц
работник
К.Л.П.
выразила, что
«Вынуждена
обманывать
пенсионеров, говорить, что у нее отсутствует телефон, чтобы избежать
контактов с клиентом вне рабочее время»).
(Соц работник Ш.Л.Н. на это заметила, что «Подопечная просит
звонить утром и вечером, мне это сложно, но я не могу сказать нет.)
8.
воспоминания, связанные с негативными переживаниями в
предыдущей работе (смерть клиентов, конфликты – есть у всех участников
группы);
9.
утрата собственного «Я» (особенно выражено у С.Л.В. – «Я что-
то среднее», «Я-старуха».
О.Л.В. заметила так же, что «Чувствую
деградацию»).
10.
накапливания негативных образов и впечатлений;
(О.Л.В." За время работы появился ужас видеть смерть пожилых
людей, многие из подобных моментов постоянно всплывают в памяти»).
11.
отсутствие внутреннего психологического ресурса (есть у всех
членов группы);
12.
отсутствие навыков по уверенной позиции работы с клиентом;
(наблюдается у всех членов группы);
64
13.
«груз сердца» (наблюдается у О.Л.В., который связан с
тревожным воспоминанием. Она хотела бы от этого избавится).
14. не воспитанный клиент.
14.1 неуверенное
поведение
соцработника
при
исполнении
должностных обязанностей, неумение канализировать диалог с клиентом;
14.2 продолжение общения с клиентом во вне рабочее время и как
следствие возникновения семейных проблем у соцработников.
В ходе работы группы оформились рекомендации по способам
преодоления причин вызывающих эмоциональное сгорание:
1.
освоение техник ведения беседы, уход от стереотипов в общении;
2.
смена видов деятельности с умственной на физический и
наоборот с физического на умственный;
3.
коллективное обсуждение в среде коллег;
4.
отношение к проблеме с чувством юмора;
5.
создание
альтернативного
круга
общения
с
позитивным
настроем, как источник позитивного ресурса;
6.
навыки саморегуляции и восстановления себя;
7.
телесно ориентированной терапии;
8.
психотерапевтические упражнения в течение дня;
9.
методика менеджмента времени;
10.
избежание уплощенного отношения к клиенту.
С целью повышения эмоциональной устойчивости и настроя на
дальнейшую позитивную работу членам группы была предложена притча
«История напутствия» (позитивная психотерапия).
С целью овладения практическими навыками аутогенной тренировки
членами группы проведен аутотренинг на голосе.
Его задача – обучение навыкам расслабления и умения применять их в
повседневной жизни.
Группе было предложено домашнее задание на психологическом
уровне в виде установок для периодического чтения «Именно сегодня».
65
Работа с группой была закончена обменом впечатлений от занятия и
высказывания пожеланий на следующее занятие, которые коротко можно
сформулировать:
1.
продолжить групповой стиль общения и совместное обсуждение
производственных проблем;
2.
продолжить развитие
умения
самоанализа и
преодоление
психологических барьеров;
3.
укреплять навыки по снятию эмоционального напряжения;
В результате завершения занятий в ходе обратной связи соцработники
отметили изменение своего самочувствия в лучшую сторону.
66
2.2. Программа
снижения
уровня
эмоционального
выгорания у
социальных работников как фактора внутриличностного конфликта
Для профилактики и устранения симптомов эмоционального сгорания
у специалистов нами была предложена программа самопомощи «Помоги
себе сам, основанная на специальных упражнениях, которые легли в основу
самопомощи. Программа включает в себя 4 уровня профилактики и
устранения синдрома эмоционального выгорания:
1.
Органический
(телесный).
Снятие
физического
напряжения,
усталости, головной боли, бессонницы, ослабления иммунитета.
2. Эмоциональный. Снятие эмоционального напряжения, беспокойства,
взволнованности, чувства тревоги, подавленного и апатичного состояний.
3.
Рациональный
(смысловой).
Приобретение
смысла
своей
профессиональной деятельности, снятие негативного отношения работника к
собственным
возможностям,
формирование/реконструкция
позитивного
отношения к себе как к специалисту, повышение самопринятия.
4.
Поведенческий.
Устранение
стереотипов
профессиональных
действий, налаживание трудовой дисциплины.
Программа самопомощи «Помоги себе сам» может проводиться не
только в режиме индивидуальной аутогенной тренировки, но и в групповой.
Она изложена в лаконичной манере, овладеть специалисту не столь сложно, а
главное ее выполнение не требует много времени.
Первый уровень Органический (телесный)
Цель: релаксация, снятие напряжения, усталости.
«Дыхание на счет 7-11»
Дышите очень медленно и глубоко, причем так, чтобы весь цикл
дыхания занимал около 20 секунд. Возможно вначале ВЫ почувствуете
затруднение. Но не надо напрягаться. Считайте до 7 при вдохе и до 11 при
выдохе.
67
«Снятие напряжения при помощи воображения»
Направьте внимание на напряженную мышцу. Вообразите, что она
превращается во что-то мягкое. Некоторые люди представляют, как их
напряженные мышцы превращаются в глину, хлопок, вату.
«Самомассаж»
Даже в течение напряженного дня всегда можно выкроить время и
расслабиться. Вы можете слегка помассировать определенные точки тела.
Надавливайте не сильно, можно закрыть глаза. Вот некоторые из этих точек:
· межбровная область: потрите это место медленными круговыми
движениями;
· задняя часть шеи: мягко сожмите несколько одной рукой;
· челюсть: потрите с обеих сторон место, где заканчиваются задние
зубы;
· плечи: помассируйте верхнюю часть плеч всеми пятью пальцами;
· ступни ног: если Вы ходите по магазинам, отдохните немного и
потрите ноющие ступни перед тем, как бежать дальше.
«Расслабление тела»
Состоит из трех ступеней: настройка, подготовка, освобождение.
Если Ваше тело напряжено:
· Определите напряженную группу мышц, не предпринимая попыток
расслабить их.
· Постарайтесь почувствовать, как много энергии Вы затрачиваете на
мышечное напряжение.
Представьте
себе,
что
Ваши
мышцы
становятся
мягкими
и
податливыми как будто бы превращаются в глину или теплый воск.
Первой ступень (1 – Настройка).
Вы
выявляете
наиболее
болезненное
место
Вашего
тела.
Сосредоточьтесь на том месте, которое болит и направьте свой «внутренний
свет» на этот участок тела. Когда Вы сконцентрируете внимание, боль
ослабнет.
68
Второй ступень (2 – Подготовка).
Напряженные мышцы тяжело работают. Подумайте о постоянном
потоке энергии, который уходит на то, чтобы часами поддерживать Ваше
тело во взведенном состоянии. Мышцы мобилизуются, но эта мобилизация
ни во что не выливается. Ступень вторая поможет понять, что быть
несчастным – это тяжелая работа.
Третья ступень (3 – Освобождение).
Вы можете представить себе, как Ваши мышцы превращаются в мягкие
субстанции типа геля, облаков, пены и т.д.
«Релаксация»
Займите удобное положение, выпрямите спину. Закройте глаза.
Сосредоточьтесь на своем дыхании. Воздух сначала заполняет брюшную
полость, а затем Вашу грудную клетку и легкие. Сделайте полный вдох,
затем
несколько
легких
спокойных
вдохов.
Теперь
спокойно,
без
специальных усилий сделайте новый вдох. Обратите внимание, какие части
Вашего тела соприкасаются со стулом, полом, кроватью или землей. В тех
частях тела, где поверхность поддерживает вас, постарайтесь ощутить эту
поддержку немного сильнее. Вообразите, что стул/пол/кровать/земля
приподнимаются, чтобы поддержать вас. Расслабьте те мышцы, с помощью
которых вы сами поддерживаете себя. Это упражнение позволит расслабить
мышечные зажимы, отвлечь внимание от беспокоящих мыслей. Его хорошо
использовать в условиях отдыха, даже кратковременного.
«Поплавок в океане».
Вообразите, что вы маленькие поплавок в огромном океане… У вас нет
цели, компаса, карты, руля, весел…Вы движетесь туда, куда несет вас ветер и
океанские волны… Большая волна может на некоторое время накрыть вас, но
вы вновь выныриваете на поверхность … Попытайтесь ощутить эти толчки
выныривания… Ощутите движения волны… Тепло солнца… Капли дождя…
Подушку моря под вами, поддерживающую вас… Посмотрите, какие еще
69
ощущения возникают у вас, когда вы представляете себя маленьким
поплавком в большом океане.
Второй уровень Эмоциональный.
Цель: снятие ощущений подавленности, бессилия, усталости от
контактов с другими людьми.
«Передышка». Обычно, когда мы бываем расстроены, мы начинаем
сдерживать дыхание. Высвобождение дыхания – один из способов –
«выбросить из головы».
Отложите в сторону все проблемы. В течение трех минут дышите
медленно, спокойно и глубоко. Можете даже закрыть глаза, если Вам так
больше нравится. Посчитайте до пяти, пока делаете вдох и до семи, когда
выдыхаете. Представьте, что когда Вы наслаждаетесь этим глубоким
неторопливым
дыханием,
все
Ваши
неприятности
и
беспокойство
улетучиваются.
«Простые утверждения»
Повторение хороших, простых утверждений позволяет справиться с
эмоциональными переживаниями. Например:
· Сейчас я чувствую себя лучше.
· Я могу полностью расслабиться, а потом быстро собраться.
· Я справляюсь с напряжением в любой момент, когда я пожелаю.
Постарайтесь придумать свои собственные формулировки. Делайте их
краткими и позитивными, избегайте негативных слов. Очень важно
повторение. Повторяйте их несколько раз вслух или записывайте на бумаге.
«Убежище»
Представьте себе, что у Вас есть удобное надежное убежище, в
котором Вы можете укрыться, когда пожелаете. Вообразите себе картину в
горах или лесную долину, о которой никто кроме Вас не знает, сад на Гаити
и т.д. Мысленно опишите это безопасное удобное место. Ложась спать,
представьте себе, что вы отправляетесь туда. Повторяйте это несколько раз в
течение дня.
70
«Как было бы, если бы…».
Если вы чувствуете себя подавленным, вообразите, как бы вы
чувствовали себя и как бы выглядело все вокруг, если бы вы были
жизнерадостными. Если вы чувствуете себя обессиленным, вообразите,
каким бы вы были, ели бы были полны сил. Если вы чувствуете себя
усталым, найдите в себе ту часть, которая никогда не устает. Вообразите себя
активным и энергичным. Что вы делаете? Что вы чувствуете?
«Передача энергии»
Вообразите перед собой какой-то источник энергии. Он согревает вас,
дает вам энергию. Постарайтесь ощутить, как энергия воздействует на
переднюю часть Вашего тела. Вдохните ее. Представьте такой же источник
энергии за своей стеной. Почувствуйте, как волны энергии скользят вниз и
вверх по Вашей стене. Пометите источник энергии справа. Ощутите
воздействие энергии на правой половине тела. Поместите источник энергии
слева. Ощутите воздействие энергии на левую половину тела. Вообразите
источник энергии над собой. Ощутите, как энергия воздействует на голову.
Теперь источник энергии находится у вас под ногами. Почувствуйте, как
наполнятся энергией ступни ваших ног, а потом энергия поднимается выше и
распространяется по всему Вашему телу. Представьте, что вы посылаете
энергию какому-то человеку, теперь другому. Отметьте для себя, каких
именно людей вы выбрали. Теперь пошлите энергию своей семье, своим
друзьям и знакомым.
«Храм тишины»
Вообразите себя гуляющим по окраине многолюдного и шумного
города… Постарайтесь ощутить, как ваши ноги ступают по мостовой…
Обратите внимание на других прохожих, выражение их лиц, фигуры…
Заметьте, что некоторые выглядят встревоженными, другие спокойные и
радостные, обратите внимание на транспорт, его скорость, шум, гудят
автомобили, визжат тормоза… Может быть, вы слышите и другие слухи?
Обратите внимание на витрины магазинов, булочную, цветочный магазин…
71
Может быть, вы увидели в толпе знакомое лицо? Вы подойдете и
поприветствуете этого человека или пройдете мимо? Остановитесь и
подумайте, что вы чувствуете на этой шумной деловой улице. Теперь
поверните за угол и прогуляйтесь по более спокойной улице. Пройдя
немного, вы заметите большое здание, отличающееся по архитектуре от всех
других. Большая вывеска гласит «Храм тишины». Вы понимаете, что этот
храм – место, где не слышны никакие звуки, где никогда не было
произнесено ни единого слова. Вы подходите и трогаете тяжелые резные
деревянные двери. Вы открываете их, входите, и сразу же оказываетесь,
окружены полной и глубокой тишиной. Когда вы захотите покинуть здание,
толкните деревянные двери и выйдите на улицу. Как вы себя теперь
чувствуете? Запомните дорогу, которая ведет к храму тишину, чтобы вы
могли, когда захотите вновь вернуться туда.
«Оживление приятных воспоминаний»
Вспомните то время в своей жизни, когда вы были уверены, что по
настоящему любимы. Выберите какой-нибудь эпизод этого периода и заново
переживите его во всех деталях. Или: вспомните те моменты, когда вы
испытывали какие-то острые переживания. Были влюблены…Вас озарило
вдохновение… Вы были захвачены чтением, работой или какой-то другой
важной деятельностью… Слушали музыку или делали что-0то другое.
Выберите один из таких высших пиков Вашей жизни и постарайтесь
пережить его заново. Теперь попробуйте ответить самому себе: каковы
самые существенные особенности этого переживания? Что мешает вам
испытывать такие чувства сейчас?
Третий уровень Рациональный (смысловой).
Цель: формирование/реконструкция позитивного отношения к себе как
к специалисту, повышение самопринятия, поиск новых смыслов своей
деятельности.
«Сделайте шаг»
72
Часто источником беспокойств и огорчений являются реальные
события, порождающие нашу неуверенность. Здесь поможет вопрос,
обращенный к самому себе:
Что следует предпринять в первую очередь, чтобы выйти из
создавшейся ситуации?
В случае затруднений с чего начать, предлагаем список позитивных
действий:
· Запишите все свои мысли, касающиеся данной проблемы.
· Запишите все альтернативы, постепенно сведя их до двух-трех.
· Начните с наиболее срочной проблемы.
· Займитесь решением самой приятной и легкой части проблемы.
«Волшебное слово»
Прерывает автоматический поток мыслей при помощи упекающего
слова и фразы.
Выберите простые слова типа: мир, отдых, покой. Вместо слов можно
считать: 1001, 1002 и т.д. или использовать фразы: глубокое и еще более
глубокое расслабление. Пусть мысли проносятся в Вашей голове, не давайте
им завладеть Вами. Закройте глаза и сосредоточьтесь. Повторите слово,
фразу или считайте про себя в течение шестидесяти секунд. Дышите
медленно и глубоко.
«Отвлечение внимания»
Отвлечение внимания – это способ позитивного отвлечения, который
блокирует стрессовые мысли и чувства.
В течение нескольких минут сконцентрируйте свое внимание на какомнибудь нейтральном предмете. Ниже приведены 4 возможности:
· Запишите 10 наименований предметов или вещей, о которых вы
мечтаете. Это могут быть не обязательно важные вещи, просто те, которые
доставляют Вам удовольствие, например, домашний праздник.
73
·
Медленно
сосчитайте
предметы
эмоционально
нейтрально
окрашенные: листья на цветке, пятнышки на квадрате черепицы, буквы на
отпечатанной странице и т.д.
· Потренируйте свою память, вспоминая 20 осуществленных Вами
вчера действий.
· В течение двух минут займитесь перечислением качеств, которые вам
в себе нравятся, и приведите примеры каждого из них.
Ключ
к
использованию
этого
способа
состоит
в
умении
сконцентрировать внимание на нейтральных или позитивных чертах.
«Вечерний обзор»
Закройте глаза, сядьте прямо. Сделайте несколько глубоких вдохов и
выдохов, сосредоточьтесь на дыхании. Затем попробуйте вспомнить весь
свой день в обратном порядке. Вспомните все события и все свои действия в
течение дня до момента утреннего пробуждения, попытайтесь вспомнить
свои сны. Делайте это без эмоций и рассуждений. Вспоминайте события дня,
но не оживляйте их, не фантазируйте, вспомните, что вы говорили и думали.
Не позволяйте себе начинать игру «Если бы я…» Если вам трудно сохранять
беспристрастность, представьте, что эта жизнь другого человека, которого вы
любите таким, каков он есть.
«Похвальное слово самому себе»
В течение десяти минут с закрытыми глазами вспоминайте свою жизнь.
Начните
с
самых ранних
воспоминаний. Вспомните Ваше
каждое
достижение, каждую заслугу, каждое совершенное дело, которым вы можете
гордиться. Откажитесь от любых скромных и снижающих ваши достоинства
замечания (например: «В институте я было первая в своей группе. Правда, в
ней было всего десять человек». Отбросьте второе предложение и составьте
только первое!). Обратите особое внимание ан те события, которые без
Вашего участия приняли бы совсем другой оборот (например, случай, когда
вы выступили и защитили Вашего товарищи по работе). И не забудете
поступки, которые кому-то могут показаться легкими, но для вас более
74
трудны (например, случай, когда вы выступили против хулигана, хотя у вас и
дрожали колени). Запишите вкратце каждый из эпизодов Вашей жизни,
которым вы можете гордиться, затем через которое время перечитайте эти
записи глазами Объективно Наблюдателя, проверяя, в самом ли деле
писавший, испытывал гордость за свои достижения, и не вкрались ли в его
воспоминания «скромные» или обесценивающие пояснения.
«Я …»
Специалист описывает действие, поведение, отношение, которые
желательны. При этом следует избегать слов и выражений «не буду»,
«никогда», «перестану», «никаких». Например, вместо «Я перестану ругать
себя» – «Я буду себя прощать и одобрять». Это упражнение снимает
негативное отношение к себе в профессии, восстановит уверенность в своих
силах и возможностях.
Четвертый уровень Поведенческий.
На
поведенческом уровне
снижению
напряжения
способствует
изменение привычных форм поведения, обращение к любимым занятиям.
Это позволяет отвлечься от неприятных мыслей, а иногда и найти решение
проблемы.
Ожидаемый результат:
Устранение эмоциональной напряженности, успокоение.
Ослабление проявлений утомления, восстановление.
Повышение психофизиологической реактивности, активизация.
Таким образом, для специалистов социальных служб характерно
наличие высокого уровня эмоционального напряжения, но благодаря
высокой
способности
использованию
к
различных
сопереживанию,
способов
сочувствию,
сопротивления,
как
а
также
методов
психологической защиты, им удается избежать появления эмоционального
истощения. В различных направлениях психотерапии для оптимизации
процесса
взаимоотношений
специалиста
и
клиента
в
последние
десятилетия получили распространение различные виды тренинговых
75
методов
подготовки
интерперсональный
и
вариант
совершенствования
тренинга,
специалистов:
терапевтический
тренинг,
балинтовские группы, котерапевтическая и супервизорская модели.
Тренинговые занятия способствуют выработке необходимых для
успешной
работы
врачей-психотерапевтов
личностных
качеств
и
предотвращения их профессиональной деформации, в частности в виде
«синдрома эмоционального сгорания».
Существует ряд способов преградить путь «синдрому сгорания»
(Кочюнас Р., 1999; Яковлева С.В., 1998; Мардахаев JI.B., 2001; Лотова
И.П., 1999; Моховиков В.А., 1999):
—
внесение разнообразия в свою работу, создание новых
проектов и их реализация без ожидания санкционирования со стороны
официальных инстанций, стремление к тому, чего хочется, без надежды
«выиграть», стать победителем во всех случаях и умение проигрывать без
ненужного самоуничижения и агрессивности; способность к самооценке
без упования только на уважение окружающих; открытость новому опыту;
—
поддержание своего здоровья, соблюдение режима сна и
питания, овладение техникой медитации; удовлетворяющая социальная
жизнь; наличие нескольких близких людей и друзей (желательно других
профессий), во взаимоотношениях с которыми существует гармония;
—
умение не спешить и давать себе достаточно времени для
достижения позитивных результатов в работе и жизни; обдуманные
обязательства
(например,
не
следует
брать
на
себя
большую
ответственность за клиента, чем делает он сам);
—
участие в семинарах, конференциях, где предоставляется
возможность встретиться с новыми людьми и обменяться опытом;
периодическая
совместная
работа
отличающимися
профессионально
и
с
коллегами,
личностно;
участие
значительно
в
работе
профессиональной группы, дающее возможность обсудить возникшие
личные проблемы, связанные с консультативной работой; постоянное
76
профессиональное самосовершенствование и соблюдение этических и иных
профессиональных норм;
—
развитие и культивирование других интересов, не связанных с
консультированием; чтение не только профессиональной, но и другой
литературы без ориентации на какую-то пользу; хобби, приносящее
удовольствие и радость.
Итак, чтобы избежать «синдрома сгорания», специалист должен
изредка, но обязательно оценивать свою жизнь вообще - живет ли он так,
как ему хочется. Только должным образом заботясь о качестве своей
жизни, можно остаться эффективным специалистом.
Пока специалист не проработает свои собственные конфликты,
потребности, установки — помогающие встречи и посещения клиентов
служат скорее и больше его целям, нежели целям клиентов. Здесь
специалисту необходима определенная чувствительность: даже у него есть
«слепые пятна». Если специалист проработает собственные проблемы, у
него меньше вероятности формирования неосознаваемых проекций на
клиента, затрудняющих создание собственно помогающих отношений.
Поэтому очень важно, чтобы специалист осознавал в каком именно
направлении его личность может влиять на клиента, то есть адекватно
оценивал характер своих контрпереносных реакций — того, что он
привносит в свое видение проблем клиента из своего собственного опыта.
Не осознающий эти реакции специалист обычно неэффективен, а подчас
является для клиента угрозой.
С.В. Яковлева (1998), Д. Якобс с сотрудниками (1998) и ряд других
исследователей отмечают, что контрперенос (стереотипные представления,
влияние опыта специалиста) может проявлять себя следующим образом:
1.
Сверхзащищающее поведение специалиста по отношению к
клиенту. Это поведение может отражать глубокие страхи специалиста — он
стремится удержать клиента от тех зон, которые являются болезненными
для него самого. Он может излишне мягко обращаться с клиентом, как с
77
инфантильным и ранимым, защищая клиента от переживания тревоги и
боли, и бросает его в этой борьбе.
2.
Доброе, мягкое обращение с клиентом. Так обнаруживает себя
страх проявления злости. В этом случае отношения постепенно могут
перейти в дружеский разговор, а не в работу.
3.
Отвержение клиента. Этот вид контрпереноса может быть
основан на восприятии клиента как нуждающегося или зависимого.
Вследствие этого специалист может оставаться холодным и отстраненным.
4.
Потребность в постоянном подтверждении и одобрении. Как и
клиент, который хочет быть любимым и ценимым, специалист хочет
получить подтверждение эффективности своей деятельности. Однако
ожидание постоянного и быстрого результата не всегда оправдывается.
Более того, необходимо приготовиться к встрече с неопределенностью и
временными ухудшениями. Лучше избегать самообмана и потери себя в
клиенте, не слишком беспокоиться о клиенте, не раствориться в его
неврозе. Нужно научиться «разрешить клиенту уйти».
5.
Видение специалистом себя в своих клиентах. Когда говорят об
этом виде контрпереноса, это не означает, что специалисту не нужно
ощущать близость к чувствам и борьбе клиента, а означает потерю
объективности. Специалист теряется в мире клиента, перестает отличать
свои чувства от его чувств, или может видеть в своих клиентах те черты,
которые не любит в себе. Иногда особенно «трудные» клиенты могут
функционировать как зеркало для специалиста.
6.
Развитие сексуальных или романтических чувств между
клиентом и специалистом — это одна из наиболее распространенных
манифестаций
уязвимую
контрпереноса.
позицию
клиента
Специалист
сознательно
может
эксплуатировать
или
бессознательно.
Соблазняющее поведение клиента может легко привести к соблазняющему
поведению специалиста, особенно если специалист не осознает свою
собственную мотивацию. Однако сексуальные чувства - это не повод для
78
отказа в помощи клиенту. Чувства привлекательности могут быть
распознаны и признаны прямо без того, чтобы это становилось фокусом
помогающих отношений.
7.
Контрперенос
может
принимать
форму
компульсивного
советования. Тенденцию советовать могут легко вызвать клиенты, которые
ищут немедленных ответов, чтобы облегчить свои страдания. Позиция
советчика дает специалисту превосходство, и действительно начинает
казаться, что он знает ответы на все вопросы своих клиентов. Задача специалиста - помочь открыть клиенту его собственное решение. Клиент хочет
избежать принятия решения, так как не верит себе. Если мы даем совет, мы
усиливаем его зависимость от нас, он будет все время нуждаться в нас при
каждом новом повороте событий. Взяв на себя эту функцию, специалист
признается, что он тоже считает клиента слабым человеком, не способным
принимать собственных адекватных решений, и который может жить
только с помощью чужого разума. Именно это основное послание, которое
воспринимает клиент, и подрывает его личность.
8.
Желание
развивать
социальные
отношения
с
клиентом.
Нередко, когда работа идет полным ходом, клиент может случайно
показать, что он хочет более тесных отношений за пределами кабинета,
узнать специалиста как «обычного человека». Часто даже опытные
консультанты испытывают внутреннюю борьбу, как связать социальные
отношения с терапией. Консультанту надо поставить перед собой вопрос,
чьи нужды будут удовлетворяться в таких дуалистических отношениях.
В целом непродуктивные отношения для консультанта предполагают
целый ряд общих причин-предпосылок:
—
профессиональная
невротизация,
деформации
и
«эмоциональное сгорание» консультанта;
—
имеющие
в
качестве
основания
общую
личностную
непроработанность и незрелость специалиста;
— проявляющиеся в силовых (статусно-ролевых) играх с клиентом,
79
поддерживающим эту ситуацию, собственным желанием саботировать
процесс работы.
Обозначим некоторые общие подходы к решению профессиональных
проблем.
А.
быть
Прояснение мотивации специалистом. Чтобы осознавать и
способным
направлять
динамику
консультативного
процесса,
специалисту необходимо понимать мотивацию как клиента, так и свою
собственную. Для прояснения своей мотивации целесообразно задать себе
следующие вопросы:
«Почему я хочу помогать?»
«Какую награду я жду?»
«Как я могу различить удовлетворение своих потребностей и
клиента?»
«Какие проблемы у меня есть? Что я делаю для их разрешения?»
«Как меня воспринимают другие?»
«Какое впечатление я оказываю на них?»
«Насколько я чувствителен к реакциям других людей?»
В настоящее время подавляющее большинство специалистов в нашей
стране работают, не обращаясь с жалобами к врачам-психотерапевтам. С
одной стороны, они, очевидно, полагают, что могут работать, не затрагивая
своих проблем, а поиск профессиональной помощи является проявлением
профессиональной и личностной слабости. Такое поведение можно во
многом расценить как проявление неэффективной психологической
защиты. С другой стороны, «помощь» от такого же непрофессионала, как
ты сам, может привести к результатам прямо противоположным —
усилению профессиональной невротизации, формированию зависимости от
собственного супервизора и т.д. Существует и другая форма работы с
практикующим консультантом — супервизия. Если консультирование держит в фокусе личность и ее конфликты, сложности, то супервизия
сосредоточена
непосредственно
на
80
профессиональной
деятельности
консультанта. Но и здесь невозможно избежать внимания к личности
специалиста, так как она органично вплетена в саму ткань помогающего
процесса (Яковлева С.В., 1998; Якобс Д. и др., 1998).
Обычно отмечается, что наиболее действенная терапевтическая вещь
- быть полностью поглощенным общением с клиентом, настолько,
насколько это возможно во время сессии, а также позволить клиенту
принять ответственность и выбор моделей поведения вне сессии на себя. В
конечном итоге личность специалиста является основным объектом
супервизии.
Этические
аспекты
отношений
супервизора
и
супервизируемого во многом схожи с отношениями клиент/специалист,
особенно это касается дуалистических отношений, в которых супервизор
выступает как катализатор самоисследования, а не лектор. Он помогает
супервизируемому понять, что ответ лежит в нем самом. В фокусе
супервизии находятся следующие вопросы: «Что происходит с клиентом?»,
«Как вы реагируете на клиента?», «Что происходит между вами?», «Каким
образом ваше поведение влияет на него?». Но супервизия направлена не
только
на
это.
В
целом
исследуются
интерперсональные
и
интраперсональные переменные, влияющие на консультативный процесс, перенос клиента и контрпереносные реакции специалиста, а также
возможные причины неудач, способы их профилактики и коррекции.
Б. Сохранение Эго специалиста. Один из самых хранимых секретов
многих специалистов помогающих профессий — это страх, что мы ничего
реально не делаем, что клиент и сам как-то улучшится, если предоставить
его самому себе. Поэтому, как ни парадоксально, специалист, сталкиваясь с
критицизмом или сопротивлением клиента, чувствует себя защищенным.
Иногда изменения постепенны, и клиент не видит того, что выполнено, а
видит только то, что еще остается преодолеть. Иногда клиент отказывается
верить в изменения из-за нежелания брать на себя ответственность за них,
иногда - из-за нежелания прекращать отношения, которым нет замены в
мире его повседневных контактов. Бывает и обратное — клиент верит, что
81
излечен и не нуждается в нашей работе, хотя мы видим, что изменения
минимальны,
особенно
когда
чувствуем,
что
подошли
к
чему-то
значительному. Иногда другой человек (близкий или знакомый) может
считать, что клиент стал чувствовать себя хуже, хотя специалист видит, что
клиенту становится лучше. Решение о выходе из помогающего контакта
выносится совместно специалистом и клиентом с большим или меньшим
соотнесением со мнением других людей. Оно осуществляется клиентом на
разных этапах консультативного или психотерапевтического контакта,
исходя из разных критериев (Солер К., 1995 и др.).
Каким образом мы все-таки будем определять насколько успешно или
неуспешно осуществляется помогающее взаимодействие, в частности
консультативный контакт? Неуспех можно определить как невозможность
действовать — мы можем быть «заморожены» страхом в момент, когда от
нас требуются какие-то усилия или решения. Другой вариант — начали
действовать, но не закончили начатого из-за изменения решения. Неудача
возникает, если специалист «не ведает, что творит». Она не обязательно
отрицает хорошие намерения специалиста, но приводит к ряду негативных
следствий:
•
обострению страданий клиента или симптомов — разрушению
межличностных отношений и снижению способности действовать;
•
чрезмерной
зависимости
клиента
от
специалиста
или
разочарованию в процессе терапии;
•
преждевременному
окончанию
психотерапии,
отсутствию
наблюдаемого прогресса, суицидальным попыткам клиента, постоянным
пропускам занятий;
•
выражению
клиентом
неудовлетворенности
процессом
общения со специалистом;
•
самосомнениям специалиста в эффективности и сомнениям со
стороны коллег.
Что приводит нас к неудаче? Большинство провалов объясняются
82
изъянами
в
характере
клинициста
или
его
нарциссизмом
—
самолюбованием. Современные исследователи пришли к выводу, что
специалисты часто должны признавать существование и прочность
большой
психопатологии
в
них
самих.
Необходимо
признать
контртрансфер и контрсопротивление как всеобщее, а не единичное
явление, которое появляется у некоторых девиантных клиентов по
отношению к специалистам (Якобс Д. и др., 1997; Моховиков В.А., 1999).
В.
Нереалистические ожидания. Что приводит нас к тому, что мы
становимся
психологами,
социальными
работниками,
педагогами,
медиками и т.д.? Важную роль играют такие мотивы, как альтруизм,
идеализм как мотивы играют роль, а также личностная мотивация,
включающая фактор контроля в отношениях, кроме того, имеет значение
нарциссический поиск совершенства как условия достижения состояния
благополучия.
Многие
становятся
специалистами
(осознанно
или
бессознательно):
—
чтобы вновь пережить наше несовершенное детство, другие в
разной степени сложные и драматические периоды и события нашей
жизни;
—
укрепить чужую семью, напоминающую свою собственную;
исправить свои собственные ошибки, научив клиентов тому, что мы
поняли;
—
получить опыт контроля над другими и их жизнью — то, чего
специалист никогда не чувствовал ребенком, проработать вину, отдавая
обратно миру то, что уже взято - стать бессмертными, воплощая нашу
мудрость и влияние в душах тех людей, которым мы помогли.
Специалист часто ищет подтверждения, что не потерял свою власть,
но чего бы он ни добился в своей практике, в случае неудачи он остается
уязвимым. В случае неуспеха специалист часто дистанцируется от него. В
этой ситуации некомпетентный специалист старается скрыть, что он
проигрывает, и ведет себя так, чтобы продемонстрировать свои претензии
83
на выигрыш:
•
Не важно, как плоха ситуация — улыбайтесь и действуйте, как
будто все под контролем.
•
Обвиняйте
факторы,
клиента,
освещение
(патология
находящиеся
в
вне
комнате,
вашего
плохой
контроля
совет
или
невнимательность супервизора).
•
Если вас спрашивают: «Не плохо ли обстоят дела?»-
сформулируйте ответ, подразумевающий, что вопрос нелеп.
•
Переформулируйте
неадекватная
реакция
защиты
станет
в
более
«временным
позитивной
уходом»,
форме-
способом
«расслабиться».
•
Предскажите рецидив патологической реакции перед попыткой
психотерапевтического вмешательства.
•
Если клиент отказывается от кооперации, настаивайте на том,
что он не готов к изменениям.
Незадачливый специалист может прибегнуть и к другим уловкам.
Многие клиенты избегают ответственности — это не столько их вина,
сколько беда. Тогда специалист может экстернализировать обвинения,
направляя их на клиента:
•
•
Вы не стараетесь (или недостаточно...).
Есть что-то, что вы не говорите мне.
Есть и ряд находчивых ответных ударов (ответов) клиента:
•
Терапия не идет, так как вы боитесь последствий изменений.
•
Хотя вы выглядите кооперативно, реально вы саботируете
терапию.
•
У нас было недостаточно времени.
•
Это часть трансфера (Это ваши защиты).
•
Почему вам кажется, что терапия не работает? Иначе у вас не
было бы мужества конфронтировать со мной по этому поводу.
А. Эллис выделил ряд иррациональных мыслей у консультанта,
84
связанных с нарушением процесса консультирования:
•
Я должен быть успешен со всеми своими клиентами.
•
Если не складывается так, как предпочел бы клиент, это моя
•
Я всегда должен быть аккуратен в своих диагнозах и
вина.
интерпретациях.
•
Так как я консультант, у меня не должно быть эмоциональных
проблем.
•
Все мои клиенты должны любить меня и чувствовать
благодарность за мои усилия.
•
Мои
клиенты
должны
быть
также
ответственны,
мо-
тивированны, усердны в работе по преодолению конфликта.
•
Мои клиенты должны слушать меня, сотрудничать со мной и
принимать все мои предложения.
•
Прогресс в терапии должен идти гладко и легко.
•
Я должен осознавать все мои иррациональные убеждения и
«слепые» пятна и держать их под контролем.
Важно повышать психологическую культуру работников и проводить
психологические тренинги и консультации с ними.
Особое
значение
в
связи
с
этим
приобретают
проблемы
разграничения личностных и профессиональных отношений социального
работника. Известные исследователи, А. Пинкус и А. Минахан (1993)
отмечают,
что
позиции
и
цели
влияния
социального
работника
оказываются решающими в выборе типа отношений с различными
системами, с которыми ему приходится сталкиваться. Эти отношения
являются средой и средством осуществления им своего влияния. Хотя
социальные
работники
формируют
различные
типы
отношений
с
различными системами, существуют общие признаки профессиональных
отношений в отличие от межличностных отношений. Эти авторы
выделяют три существенных признака:
85
Формирование
1.
ловлено
отношений
профессиональными
социального
целями.
В
работника
повседневной
обусжизни
формирование отношений может быть самоцелью — отношения ради
отношений.
В
деятельности
социального
работника
отношения
формируются ради достижения определенных целей запланированных
перемен.
В профессиональных отношениях социальный работник на
2.
первое место ставит не собственные интересы, а потребности, интересы и
ожидания других людей.
Социальный
3.
работник
строит
отношения
на
базе
объективности и осознания своей ответственности, что позволяет ему
отвлечься от собственных забот и эмоциональных состояний для того,
чтобы вжиться в заботы и потребности других.
Разумеется, в своей деятельности социальный работник испытывает
как
чувство
удовлетворения,
так
и
фрустрации,
но
обычно
он
сосредоточивается на проблемах вне своего внутреннего мира, вне своих
тревог и забот. Социальный работник, вовлеченный в конфликт на работе,
представляет исключение, так как обычно он лично заинтересован в
успехе
системы,
разрешении
проблемы,
поэтому
его
личные
и
профессиональные интересы совпадают. Именно поэтому особую роль в
истощении
ресурсов
социального
работника
играют
именно
взаимоотношения с коллегами.
К истощению сил обычно приводят три основных фактора. Первый
фактор — это многочисленные негативные жизненные обстоятельства и
поводы для переживаний. Второй фактор - это недостаток сочувствия,
поддержки, когда рядом нет человека, которому можно довериться и с
которым можно поделиться переживаниями. Третий фактор - чувство
беспомощности перед торжествующей несправедливостью. Истощение
наступает и тогда, когда человек прилагает много стараний, а его не
ценят. Чувство беспомощности, бесполезности своего труда развивается,
86
если человек не встречает благодарности за свою работу. Результат таких
переживаний — психические, соматические заболевания и т.д., отмечают
специалисты кафедры технологии социальной работы МГСУ («Технологии социальной...», 2000, с. 114).
Успехи социальной работы, бесспорно, связаны не только с
совершенствованием организационных или психосоциальных отношений.
Они во многом зависят от умения каждого специалиста социальной сферы
управлять внутренними регуляторными и защитными механизмами формирования психики, от развития самопонимания специалиста, повышения
его психологической компетентности — общечеловеческой мудрости и
профессиональной компетентности.
Поиск готовых образцов, схем «мудрого поведения», как правило,
безнадежен и тормозит самостоятельное развитие личности. Речь идет о
необходимости творческого использования известных принципов мудрого
отношения к жизни, например:
•
Умение отличать главное от второстепенного. Речь идет о
необходимости выбора наиболее значимых мотивов и побуждений и
отказа
от
несущественных.
Сознательный
и
правильный
(соответствующий нашим внутренним переживаниям и устремлениям)
выбор освобождает нас от многих не стоящих внимания проблем и
приносит несомненную пользу в разрешении различного рода кризисных
ситуаций. Помните высказывание «Боже, дай мне мудрость отличить
главное от второстепенного»?
•
Внутреннее спокойствие, уравновешенность, соблюдение меры
воздействия на события. Этот принцип не исключает энергичности и
активности человека, здесь главное — сохранение сложившейся системы
личностных ценностей, иерархии мотивов, ясности ума и четкости
поведения, то есть создание оптимальной психической раскованности,
способствующей лучшей самоорганизации личности; усиление или
сдерживание мотивации в зависимости от складывающейся ситуации,
87
событий, имеющих свою объективную причину, внутреннюю логику
развертывания.
Не
случайно
в
восточной
философии,
противопоставляющей себя суетности и «гиперактивности» европейской
ментальности, бытует высказывание «Сиди спокойно на пороге своего
дома, и рано или поздно мимо тебя пронесут труп твоего врага».
Эмоциональная зрелость, устойчивость и стремление к выходу
•
за рамки проблемной ситуации. Эмоции выступают своеобразным и
обязательным фоном для развертывания мотивационных и волевых
процессов, в основе которых лежат принципы высокой нравственности.
Постоянное стремление к разрешению своих противоречивых отношений
с
миром,
к
поиску
жизнедеятельности
новых,
помогает
более
содержательных
личности
повышать
мотивов
жизненную
устойчивость в экстремальных ситуациях. Призыв «посмотреть на
ситуацию с другой стороны», вероятно, никогда не потеряет своей
актуальности. Изменение контекста понимания происходящего, выход в
сферу
жизненных
смыслов
помогает
предотвратить
и
разрешить
множество конфликтных ситуаций. Иногда достаточно спросить «неужели
для тебя как человека так важно пытаться оскорблять меня?» или
«неужели ваша жизнь стоит того, чтобы тратить ее на споры из-за
невымытых тарелок и забытых при разводе зубных щеток?»
•
Умение подходить к проблемам с разных точек зрения, гибкость
и готовность к любым неожиданным событиям. Это качество бывает
особенно
полезным
в
ситуациях,
когда
человеку
необходимо
сопоставлять, оценивать, соединять, разводить различные мотивы своего
поведения; оно обеспечивает своевременное и адекватное реагирование на
внешние изменения (но, разумеется, при этом не должно нарушаться
основное ядро личностной мотивации) и восприятие действительности
такой, какова она есть, а не такой, каковой человеку хотелось бы ее
видеть. Этот принцип тесно связан с предыдущим. Следование ему
способствует сохранению психической устойчивости даже в случаях,
88
лишенных, с точки зрения индивида, жизненной логики и внутреннего
смысла. Каждый человек живет, как ему кажется, в мире известном и
предсказуемом. Особенно тяжело в этом отношении психологам, другим
специалистам - «душеведам». Но если приглядеться, если позволить себе
попытаться «догнать реальность», то можно увидеть ограниченность этой
иллюзии. Может быть, однако и так, что мир, реальность сама «догонит»
вас,
властно
вмешается
в
вашу
судьбу,
разбив
вашу
иллюзию
устойчивости, защищенности и постоянства. Все, что мы в этой ситуации
можем сделать, — это попытаться если не полюбить, то хотя бы принять
изменчивость
окружающего
нас
мира.
Увидеть
его
реальную
многослойность и противоречивость, осознать его как текст, книгу,
которая имеет бесконечное множество интерпретаций. Выбирая интерпретацию, мы выстраиваем себе дом, в котором живем. Важно, однако,
чтобы этот дом не стал тюрьмой нашего «Я», чтобы стены поддерживали,
а не сдерживали, помогали и защищали, а не прятали, подавляли.
•
Наблюдательность и дальновидность. Многие ненужные,
бесполезные реакции, мысли и действия отпадут, если человек сможет
научиться беспристрастно наблюдать за собой. Когда человек приучает
себя к оценке своих желаний, побуждений, мотивов как бы со стороны,
ему гораздо легче управлять ими и регулировать их. Дальновидность
предохраняет человека от ситуативного подхода к решению актуальных
задач, побуждает отвергать непродуктивные с точки зрения будущего
линии
мотивации,
перекрывать
формирование
и
развитие
конфликтогенных мотивов. Помимо любви к причинным объяснениям
происходящего, важно научиться конструировать наиболее вероятные
варианты будущего, желательные и нежелательные для вас сценарии
жизни.
•
Стремление понять других и умение извлекать положительный
опыт из всего происходящего. Выработка способности понять мотивацию
других, встать на иную, пусть даже противоположную, точку зрения не
89
только облегчает обхцение, но и помогает предвидеть поведение людей в
той или иной ситуации. Умение извлекать опыт из происходящего
позволяет критически оценивать ныне действующие мотивы, а также те,
которые только начинают входить в общую систему мотивации,
определяющую перспективу жизнедеятельности человека. Именно здесь
бывает важно учесть причины прежних неудач и ошибок и своевременно
отказаться от сомнительных и неконструктивных побуждений. Понимание
обратно пропорционально агрессивности. Агрессивность есть мера
непонимания.
В
заключении,
важно
отметить,
что
одно
из
проявлений
профессионализма консультанта состоит в том, чтобы он был способен в
процессе консультирования остановиться и обдумать, что происходит. Это
период рефлексии, пересмотра, перегруппировки вопросов к себе и
планирования нового направления. Специалист думает, в чем его
поведение было провокационным. Все это - вопросы его сензитивности
(чувствительности, способности улавливать тончайшие переживания),
диагностических
навыков,
гибкости.
В
результате
внутреннего
путешествия задающий себе вопросы профессионал становится более
мудрым, умелым, осознающим ошибки свои и других. Если говорить
упрощенно, в процессе работы с самим собой и с клиентом негибкие,
«застывшие формы» обнаруживаются и приводятся в движение. Процесс
завершен, когда то, что было «застрявшим», «двигается».
90
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате проведенного исследования мы сформулировали ряд
теоретических выводов и практических рекомендаций.
Синдром «выгорания» – сложный психофизиологический феномен,
который определяется как эмоциональное, умственное и физическое
истощение из-за продолжительной эмоциональной нагрузки, выражается в
депрессивном состоянии, чувстве усталости и опустошенности, недостатке
энергии
и
энтузиазма,
утрате
способностей
видеть
положительные
результаты своего труда, отрицательной установке в отношении работы и
жизни вообще. Синдром эмоционального «выгорания» выступает в качестве
одного
из
основных
факторов
возникновения
внутриличностных
конфликтов.
Проанализировав психологическую, медицинскую, социологическую
литературу по проблеме синдрома профессионального выгорания, можем
сделать выводы, что данная проблематика становится все актуальнее и
актуальнее в настоящее время и рассматривается многими учеными. На
основе проанализированной нами литературе мы дали определение
понятию «синдром профессионального выгорания». В нашей работе мы
изучали и исследовали феномен синдрома эмоционального выгорания, а
так же факторы, влияющие на формирование и развитие данного явления.
Мы раскрыли причины формирования синдрома, рассмотрели динамику
его развития.
Мы достигли выполнения поставленной цели, осуществляя поэтапно,
в соответствии с задачами исследования.
1.
Разрешая
первую
задачу,
мы
проанализировали
психологическую, медицинскую, социологическую литературу по
проблеме профессионального выгорания у специалистов в сфере
межличностных отношений системы «Человек – Человек». Результаты
этой работы отражены в первой главе, где мы рассмотрели подробно
понятие синдрома профессионального выгорания, его характеристику,
91
механизм проявления; причины, влияющие на возникновение данного
синдрома и симптомы, которые сопровождают профессиональное
выгорание.
2.
Решая вторую задачу, мы провели сравнительный анализ
локальных исследований за разные годы синдрома профессионального
сгорания у социальных работников и специалистов по социальной
работе. Результат сравнительной работы показал, что социальная
работа постоянно сопровождается профессиональным выгоранием и с
каждым годом увеличивается число специалистов с наличием данного
синдрома.
3.
При решении третьей задачи было проведено опытно –
экспериментальное
выгорания
исследование
специалистов
по
проблемы
социальной
профессионального
работе
и
социальных
работников на базе центров социальной защиты населения Орловского
района и Заводского района г.Орла. Это исследование подтвердило, что
социальная работа одна из профессий подверженных проявлению
синдрома профессионального выгорания (65,6% респондентов с
данным синдромом). Большинство специалистов по социальной работе
и
социальных
профессионального
«истощения»
50%
работников
находятся
выгорания,
в
испытуемых
фазе
не
на
второй
«резистенции»;
подвержены
фазе
в
фазе
синдрому
эмоционального выгорания, что говорит о том, что если проводить
профилактическую работу, то можно избежать или смягчить влияние и
появление синдрома профессионального выгорания.
4.
Во второй главе мы рассмотрели разнообразные формы и методы
преодоления синдрома профессионального выгорания. Бороться с этим
синдромом можно как индивидуально, так и в группе. Нами
представлены упражнения направленные на снижение субъективной
значимости проблемы, на развитие умения говорить «нет», на
уменьшение зависимости от окружающего мнения, на формирование
92
психической устойчивости и другие методы, и способы преодоления
синдрома профессионального выгорания.
5.
На основе всей нашей работы в течение 3-х лет, мы разработали
программу организации психосоциальной помощи по профилактике
синдрома профессионального выгорания у социальных работников и
специалистов
по
социальной
работе.
В
нее
вошел
комплекс
упражнений, направленный на улучшение физического состояние
(психофизическая гимнастика), упражнения гимнастики лица, чтобы
специалисты могли изменить свое настроение, улучшить состояние
организма в целом; а систематическая тренировка мышц поможет им
усилить кровообращение, улучшить обмен веществ, регулировать
дыхание, улучшит психическое состояние. Так же мы включили в нашу
программу занятия аутогенной тренировкой, так как с ее помощью
можно
расслабиться,
побороть
бессонницу.
А
для
борьбы
с
разнообразными стрессами и саморегуляции психического состояния
мы включили в программу упражнения нейролингвистического
программирования. Упражнения дыхательной гимнастики помогут
быстро сконцентрироваться на чем-либо, быстро успокоиться во время
тревоги, улучшить функционирование различных внутренних систем.
Все эти упражнения подобраны в зависимости от выявленных нами
симптомов.
Существуют различные мнения относительно факторов возникновения
выгорания и самих симптомов эмоционального «выгорания». На наш взгляд,
главный источник «выгорания» – это взаимодействие с людьми. В связи с
этим, эмоциональному «выгоранию» подвержены в основном работники
социальных служб.
Анализируя
факторы,
влияющие
на
развитие
эмоционального
«выгорания», можно разделить их на две группы: 1) объективные факторы
(организационные и ролевые) – порождаемые, условием самой работы или
93
неправильной ее организацией; 2) субъективные факторы – особенности
личности.
В ходе исследования мы пришли к выводу, что, с одной стороны,
длительное психотравмирующее воздействие объективных факторов может
приводить к изменениям, деформациям профессионала, а, с другой стороны,
субъективные факторы особенно негативно проявляют себя, именно при
дополнительном воздействии объективных факторов.
На развитие «эмоционального выгорания» и деформацию личности
специалиста
социальной
сферы
влияет
группа
личностных,
организационных, ролевых факторов, которые действуют в такой сложной
взаимосвязи и взаимозависимости, что в каждом отдельном случае
предсказать стопроцентное возникновение эмоционального «выгорания»
практически невозможно. Организационные факторы повышают риск
развития «выгорания»
работы,
которая
не
(неблагоприятные условия труда, организация
удовлетворяет
специалиста;
слишком
высокое
разнообразие выполняемых специалистом работ; низкая возможность
повышения квалификации). Осознание своей работы как престижной
снижает риск возникновения «выгорания». Напряженные отношения с
руководителем и неблагоприятные отношения в коллективе повышает риск
развития «выгорания». Удовлетворенность размером заработной платы не
влияет на возникновение «выгорания».
Кроме того, на развитие синдрома эмоционального «выгорания»
влияют особенности личности специалиста по социальной работе:
- мотив избегания неудачи более свойственен социальным работникам
с высокими показателями «эмоционального выгорания» и, наоборот, наличие
мотива стремления к успеху снижает риск «выгорания».
- социальным работникам, подверженным синдрому эмоционального
выгорания, характеризуются такими чертами личности как эмоциональная
неустойчивость, высокий уровень тревожности и агрессивности. В то же
время
они
отличаются
чувством
94
чрезмерной
ответственности,
обязательности.
Они
более
беспокойны,
озабочены,
ранимы,
впечатлительны, чувствительны к замечаниям и порицаниям, ипохондричны,
чем работники, у которых отсутствует синдром выгорания.
В целом, можно отметить, что профилактике и обеспечению
психогигиены работника социальной сферы необходимо уделять особое
внимание и способствовать созданию системы психологической помощи
самим работникам с целью предотвращения и профилактики возникновения
внутриличностных конфликтов.
В связи с этим, важнейшей задачей органов управления, в ведении
которых находятся социальные службы и учебные центры, осуществляющие
подготовку и переподготовку социальных работников, является сохранение
психического здоровья работников, профилактика возникновения у них
профессиональной деформации и сгорания.
Принято считать, что человек способен влиять на самого себя,
используя три пути, которые в той или иной степени используются в ПСР:
изменение тонуса скелетных мышц и дыхания; активное включение
представлений и чувственных образов; использование программирующей и
регулирующей роли слова.
В настоящее время существует значительное количество методических
разновидностей ПСР, которые успешно применяются на практике. Наиболее
известными являются аутогенная тренировка (AT), биологическая обратная
связь (БОС), медитация, психомышечная релаксация, идеомоторная и
визуомоторная тренировка.
95
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.
Абульханова-Славская
К. А. О путях построения типологии
личности // Психол. журнал. - 1983. - № 1. — С. 14-29.
2.
Абульханова-Славская К.А. Жизненные перспективы личности //
Психология личности и образ жизни. — М.: Наука, 1987. - С. 137-145.
3.
Алешина Ю.Б. Индивидуальное и семейное психологическое
консультирование. - М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье
России», 2014. - 174 с.
4.
Алешина
Ю.Б.,
Петровская
Л.А.
Психология
общения:
психологическая компетентность пропагандиста. - М.: Знание, 2014. - 210
с.
5.
Анцыферова Л.И. Психология повседневности: жизненный мир
личности и «техники» ее бытия // Психологический журнал. - 1993. - № 2. С. 3-16.
6.
Араканцева Т.А., Дубовская Е.М. Полоролевые представления
современных подростков // Мир психологии. — 1999. - № 3. - С. 87-92.
7.
Аронсон Е. Общественное животное. - М.: Аспект- пресс, 1998. –
520 с.
8.
Агватер И. Я вас слушаю. - М.: Экономика, 2016. - 110 с.
9.
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство,
1979. — 424 с.
10.
Беличева С.А. Основы превентивной психологии. — М., 1993. - 210
с.
11.
Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в
игры. - М.: Прогресс, 2016. - 400 с.
12.
Бодалев А.А. О предмете акмеологии // Психологический журнал. -
1993. - Т. 14. - М 5. - С. 12-13.
13.
Большаков В.Ю. Психотренинг. Социодинамика, игры, упражнения.
- СПб.: Служба доверия, 1994. - 316 с.
14.
Бондаренко
А.Ф.
Социальная
96
психотерапия
личности
(психосемантический подход). - Киев: КГУ, 1991. - 160 с.
15.
Борисова Е.М., Логинова Г.П. Индивидуальность и профессия. - М.:
Знание, 2015. - 80 с.
16.
Борисова
формировании
Е.М.
О
личности
роли
//
профессиональной
Психология
деятельности
формирования
и
в
развития
личности. - М.: Наука, 1981. - С. 159-177.
17.
Борисова Е.М. Профессиональное самоопределение: личностный
аспект: Дисс. ... д-ра психолог, наук. — М.: ИП РАН, 1995. - С. 14.
18.
Боуэн М. Духовность и личностно-центрированныи подход // Вопр.
психол. — 1992. — № 3-4. — С. 24—33.
19.
Былкина Н.Д. Развитие зарубежных психосоматических теорий //
Психол. журн. - 1997. — № 2. — С. 149-160.
20.
Василюк Ф.Е. Психология переживаний. - М.: МГУ, 2015 - 200 с.
21.
Василюк
Ф.Е.
Семиотика
психотерапевтической
ситуации
и
психотехника понимания // Московск. психотерапевтич. журн. — 1996. —
№ 4. — С. 48—68.
22.
Васко А., Гарсия-Маркес Л., Драйден У. Психотерапевт, познай
самого себя: диссонанс между метатеоретическими и личностными
ценностями психотерапевтом различных теоретических ориентаций //
Московск. психотерапевт. журн. — 1996. — № 3. — С. 164—199.
23.
Вассерман Л. И., Беребин М. А. Факторы риска психической
дезадаптации у педагогов массовых школ. Пособие для врачей и
психологов. - СПб., 2016.
24.
Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Ю.М.
Жукова, Л.А. Петровской, О.В. Соловьевой. - М.: Наука, 2016. - 255 с.
25.
Верток Н.М. Проявление жизненных стереотипов у больных
истерией в профессиональной деятельности // Вестник МГУ. Серия 14. 1987. - № 17. - С. 12-21.
26.
групп
Вильдавская Л.З., Черепанова Е.М., Организация и сопровождение
самопомощи
семей
беженцев
97
и
переселенцев
//
Вестник
психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. — 1995. —
№ 4. — С. 10-24.
27.
Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей. - М.: НФ «Класс», 1997. -
172 с.
28.
Воробьева Л.И., Снегирева Т.В. Психологический опыт личности //
Вопр. психол. — 1990. - № 1. — С. 5—13.
29.
Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. - Т. 4. - М.:
Педагогика, 1984. — 433 с.
30.
Гаврилица О.А. Ролевой конфликт работающей женщины.: Автореф.
дисс. ... канд. психол. наук. - М.: МГУ, 1998. - 24 с.
31.
Гаврилова Т.П. Понятие эмпатии в зарубежной психологии // Вопр.
психол. — 1975. — № 2. — С. 147—158.
32.
Гримак Л.П. Гипноз и преступность. - М.: Республика, 2017. — 304
с.
33.
Горянина В.А., Масалков И.К. Преображение жизненных ситуаций.
— М.: Совершенство, 2015. — 400 с.
34.
Гройсман A.JI. Медицинская психология. - М.: Магистр, 2017. - 360
с.
35.
Гроф С. За пределами мозга. - М., 2015. - 320 с.
36.
Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине. -
СПб.: Б.С.К., 2017. - 117 с.
37.
Гуманистический подход к охране здоровья / Отв. ред. Н. Берковитц.
- М.: Аспект-Пресс, 2016. - 254 с.
38.
Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья: Автореф. дисс. на
соиск. уч. степ. докт. психол. наук. — СПб.: СПбГУ, 1998. - 42 с.
39.
Гусев С.С., Пушканский Б.Я. Обыденное мировоззрение: структура
и способы организации. - СПб.: Наука, - 240 с.
40.
Данилова Е.Е. Беседа как один из методов работы школьного
психолога. - Киров: Энном, М.: МГУ, 1991. - С. 74-83.
41.
Джанерьян С.Т. Потеря работы: жизненное событие и ситуация //
98
Психологический вестник РГУ. — Выпуск 1. Часть 2. - Ростов-на-Дону:
Изд-во РГУ, 1996. - С. 272-282.
42.
Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения.
- М.: Просвещение, 1987. - 287 с.
43.
Емельянов Ю.Н. Активные методы социально-психологической
подготовки специалистов // Вопросы психологии. - 1985. - № 6. - С. 88-95.
44.
Емельянов Ю.Н. Обучение паритетному диалогу. — Л.:ЛГУ, 1991. -
130 с.
45.
Жизненный путь личности. Киев: Наукова думка, 2015. - 279 с.
46.
Жуков В.И. Потенциал человека: индекс социального развития //
Семья в России. - 1996. - № 1.
47.
Жуков В.И. Высшая школа России: история и современность. - М.:
Изд-во МГСУ «Союз», 2015. - 625 с.
48.
Жуков Ю.М., Петровская Л.А., Растянников Р.В. Диагностика и
развитие компетентности в общении: Практическое пособие. - Киров:
Энном, М.: МГУ, 2014. - 96 с.
49.
Завалишина Д.Н. Творческий аспект практического мышления //
Психол. журн. - 1991. - № 2. - С. 16-25.
50.
Зайнышев И.Г. и др. Теория и методика социальной работы:
Учебное пособие: В 2ч. Ч. 2. - М.: Союз, 2014. - 199 с.
51. Зарубежный и отечественный опыт социальной работы. / Под ред.
А.Н. Дашковой, Е.И. Холостовой, В.В. Колкова. - М.: Социальнотехнологический институт, 2015. — 264 с.
52.
Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания
и религиозной веры // Вопр. психол. 1998. - № 3. - С. 104-114.
53.
Золотарева Т.П. Роль диагностики в социальной работе // Ученые
записки МГСУ: Научно-теоретический журнал. — 2000. — № 3. — С. 38—
42.
54.
Золотарева Т.Ф., Минигалиева М.Р. Социально-психологическая
помощь в центрах социального обслуживания. - М.: МГСУ, 2015. - 167 с.
99
55.
Кабаченко
Т.С.
Нарушения
психологической
безопасности
в
контексте активности профессионала: Автореф. дисс. ... докт. психол. наук.
- М.: МГУ, 2000. - 52 с.
56.
Каган В.Е. Внутренняя картина здоровья - термин или концепция? //
Вопросы психологии. — 1993. — № 1. С. 86-88.
57.
Карвасарский Б.Д. Психотерапия. - М.: Медицина, 2015 - 302 с.
58.
Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов.
Введение в психометрическое проектирование. Киев: ПАН Лтд., 2014. 284 с.
59.
Кларин М.В. Инновационные модели обучения в зарубежных
педагогических поисках. — М., 2015. — 222 с.
60.
Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. —
Ростов-на-Дону: РГУ, 2016. — 509 с.
61.
Климов Е.А. Развивающийся человек в мире профессий. — М.:
МГУ, Обнинск: ОГПЦ «Детство», 2013. — 56 с.
62.
Ковалев Г.А. Три парадигмы в психологии - три стратегии
психологического воздействия // Вопросы психологии. — 1987. — № 3. —
С. 41—49.
63.
Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. - М.:
Педагогика, 1984. - 335 с.
64.
Кондаков
И.М.,
Сухарев
А.В.
Методологические
основания
зарубежных теорий профессионального развития // Вопр. психол. — 1989.
— № 5. — С. 158—164.
65.
Кондратенко В.Т., Донской Д.И. Общая психотерапия. - Минск:
Навука i тэхнша, 2013. - 478 с.
66.
Копьев
А.Ф.
Психологическое
консультирование:
опыт
диалогической интерпретации // Вопр. психол. — 1990. - № 3. - С. 17-25.
67.
Кузьмина Н.В., Деркач А.А. Акмеология: пути достижения вершин
профессионализма. - М.: РАУ, 1993. - 140 с.
68.
Минделл Э. Психотерапия как духовная практика. М.: НФ «Класс»,
100
2015. - 160 с.
69.
Минигалиева М.Р. Проблема понимания психологом клиента. -
Калуга: КГПУ, 2016. - 234 с.
70.
Ларионова И. С. Здоровье человека и здоровье социума (социально-
философский аспект) // Социальная политика и социология. - №1. -2004. С. 27-34.
71.
Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика
смысловой деятельности. - М., 2002.
72.
Лидерс А. Г. Принципы консультирования детей, подростков и их
родителей в профессиональной деятельности социального работника и
практического психолога // Территориальные службы: теория и практика
функционирования. — М., 2015. — 240 с.
73.
Линде Н.Д. Психотерапия в социальной работе. - М., 1992. - 320 с.
74.
Личностный потенциал работника: проблемы формирования и
развития. - М.: Наука, 2015. - 225 с.
75.
Лосева В.К., Луньков А.И. Рассмотрим проблему. — М.: РАО,
Ассоциация «Профессиональное образование», - 48 с. - С. 8-31.
76.
Лотова И.П. Профессиональная карьера государственных служащих.
- М.: МГСУ, 2014. - 132 с.
77.
Лотова
И.П.
психологические
условия
эффективности
профессиональной деятельности работников социальных служб. — М.:
Союз, 2015. - 127 с.
78.
Мардахаев
Л.В.
Профессиональная
деформация
социального
работника. - М.: Союз, 2013. - 40 с.
79.
Маркова А.К. Психология профессионализма. - М.: Педагогика,
1996. - 230 с.
80.
Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики. - СПб.:
Евразия, 2015. - 430 с.
81.
Медведева Г. Л. Роль психологической компетентности социального
работника в организации социального обслуживания пожилых людей //
101
Мир психологии. - 1999. № 2. - С. 164-168.
82.
Мей Р. Искусство психологического консультирования. - М.: Класс,
2014. - 144 с.
83.
Мелибруда
Е.
Я—Ты—Мы.
Психологические
возможности
улучшения общения / Пер. с польск. - М.: Прогресс, 1986. — 256 с.
84.
Методика и практика социальной работы / Под ред. М.П. Гурьяновой
// Обучение социальной работе в России. М.: АСПиСР, РАО, «Социальное
здоровье Россини», 1998. 127 с. - Ч. 4.
85.
Методические
рекомендации
по
государственной
аттестации
выпускников по специальности «Социальная работа»/ Лаврененко И.М.,
Колков В.В., Холостова Е.И., Шмушкович Л.А. - М.: Социальнотехнологический институт, 2015. — 50 с.
86.
Методы активизации процесса обучения / Сост. С.В. Бобрашов и др.
— Ставрополь: СКСИ, 2015. — 127 с.
87.
Моросанова В. И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен,
структура и функции в произвольной активности человека. - М, 2016.
88.
Митина Л. М. Профессиональная деятельность и здоровье педагога:
Учеб. пособие для студентов высш. пед. учеб. заведений. - М., 2015.
89.
Никитина
Л.Е.
Исходные
теоретические
и
методологические
основания социальной педагогики // Проблемы теории и методологии
социальной работы / Под ред. Е.И. Холостовой и др. - М.: Социальнотехнологический институт МГУС, 2014. — 179 с. — С. 110—128.
90.
Обучение практике социальной работы / Под ред. М. Доэла и С.
Шадлоу. — М.: Аспект-пресс, 2014. — 223 с.
91.
Обучение социальной работе: Преемственность и инновации / Под
ред. Ш. Рамон и Р. Сарри; Пер. с англ. Ю.Б. Шапиро. - М.: Аспект Пресс,
1996. - 157 с.
92.
Огинская М.М., Розин М.В. Мифы психотерапии и их функции //
Вопр. психол. — 1991. — № 4. — С. 10—19.
93.
Петровская
Л.А.
Теоретические
102
и
методические
проблемы
социально-психологического тренинга. - М.: МГУ, 1982. - 168 с.
94.
Пинкус А., Минахан А. Практика социальной работы. — М.: Союз,
2013. — 160 с.
95.
Подвойский В.П. Методология, теория и педагогические технологии
преодоления профессиональной деформации руководителей социальнокультурных учреждений: Автореф. дисс. ... докт. педагог, наук. — М.:
МГУК, 1998. — 52 с.
96.
Принцип активизации в социальной работе / Под ред. Ф. Парслоу. —
М.: АО «Аспект-Прес», 2016. — 223 с.
97.
Психосоматика: Взаимосвязь психики и здоровья. Хрестоматия /
Сост. К.В. Сельченок. — Мн.: Харвест, 2014. 640 с.
98.
Рабочая книга школьного психолога / Под ред. И.В. Дубровиной. —
М.: Просвещение, 1991. — 303 с.
99.
Рогов Е.И. Личность в педагогической деятельности. - Ростов-на-
Дону: РГПУ, 2014. - 240 с.
100. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.:
Прогресс, Универс, 2014. - 480 с.
101. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. - М.: АН СССР, 1957. - 327 с.
102. Рудестам К. Групповая психотерапия. - М.: Прогресс, Универс, 2013.
- 368 с.
103. Рябикина З.И. Личность. Личностное развитие. Профессиональный
рост. - Краснодар, 1995. - 168 с.
104. Ташлыков В.А. Психология лечебного процесса. — Л.: Медицина,
1984. — 192 с.
105. Теория и методика социальной работы / Под ред. В.И. Жукова., И.Г.
Зайнынева, Е.И. Холостовой. - М.: Союз, 2014. С. 20-21.
106. — Титма М.Х. Выбор профессии как социальная проблема. М., 2015.
- 200 с.
107. Урванцев Л.П. Психология в соматической клинике: Учебное
пособие. - Ярославль: Ярославский гос. ун-т, 2014. - 160 с.
103
108. Фирсов М.В. Социальная работа в России: теория, история,
общественная практика. — М.: Изд-во МГСУ «Союз», 2013. - 448 с.
109. Фирсов М.В., Минигалиева
М.Р., Суслова
Т.Ф. Психология
социальной работы. — М.: Владос, 2015.
110. Флоренская
Т.А.
Диалог
как
метод
психологического
консультирования // Психол. журн. - 1994. - № 5. С. 44-56.
111. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник / Пер. с англ. и нем.;
Под общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева. - М.: Прогресс, 2014. - 368 с.
112. Фромм Э. Психоанализ и этика. — М.: Республика, 2013. - 415 с.
113. Фуко М. Рождение клиники. - М.: Смысл, 2017. 310 с.
114. Хараш А.У. Межличностный контакт как исходное понятие
психологии // Вопр. психол. - 1977. - № 4. С. 78-89.
115. Шмелева Н.Б. Социальная работа: личность и профессия (аспект
развития). - Ульяновск: Ульяновский государственный университет, 1999.
- 209 с.
116. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. — СПб.:
2016. - 189 с.
117. Эренберг О., Эренберг М. Как получить хорошую психотерапию —
М.: ИЦ СиД, 2016. - 33 с.
118. Якобс Д., Дэвис П., Мейер Д. Супервизорство. — СПб.: Б.С.К., 2017.
- 235 с.
119. Ялом И.Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические
новеллы. — М.: НФ «Класс», 2015. - 288 с.
104
ПРИЛОЖЕНИЕ
Приложение 1.
Приложение 1.1.
АНКЕТА
Цель - изучение оценки эмоционального и психофизиологического состояния в
профессиональной деятельности специалистов по социальной работе и социальных работников.
Инструкция: Вашему вниманию предлагается ряд вопросов, посвященных кругу
особенностей проявления синдрома эмоционального выгорания. Полученные результаты позволят
определить формы помощи по профилактике и устранению негативных симптомов. Пожалуйста,
ответьте на следующие вопросы. Благодарим Вас за искренние ответы.
1.
Ф.И.О.____________________________________________________________________
___.
2.
Пол__________________.
3.
Возраст____________________________________.
4.
Образование:
a)
Высшее образование;
b)
Высшее неполное;
c)
Среднее профессиональное;
d)
Прошли курсы повышения квалификации;
e)
Курсы подготовки и переподготовки.
5.
Какую должность Вы занимаете? ________________________________________.
6.
Ваш стаж работы:
а) общий__________;
б) в данной должности____________________.
7. Перечислите основные виды и формы работы, которые Вам приходиться выполнять
ежедневно на
работе.____________________________________________________________________________
__________.
8. К какому типу относится Ваша семья?
а) полная;
б) не полная.
9. Есть ли у Вас дети? Если есть, то укажите сколько и в каком
возрасте:_____________________________.
10. Легко ли Вам удается «освободиться», или «оставить» проблемы на работе, не перенося
их в семью?
а) да;
б) нет.
11. Укажите какие затруднения и препятствия чаще всего Вам приходиться преодолевать в
Вашей работе. И соотнесите каждый предложенный ниже вариант с десяти бальной системой:
1) в сфере межличностных отношений:
a)
В трудовом коллективе (с коллегами);______________
b)
С членами семьи и родственниками;______________
c)
С друзьями;____________
d)
С детьми;__________
e)
Другое (укажите с кем именно)___________________
2) в психологической сфере:
a)
навязчивые мысли;__________________
b)
депрессивное состояние;_____________
105
c)
d)
e)
f)
g)
h)
i)
j)
k)
l)
эмоциональный упадок;_________________
утомление;_______________
стрессы;_______________
противоречивость чувств;_________________
затруднения в принятии решений;___________________
изнурение;_______________
излишнее беспокойство;______________
раздражение;_________________
гнев;________________
чувство вины________
3) в физической сфере:
a)
учащение сердцебиения;_____________
b)
отдышка;____________
c)
желудочно-кишечные расстройства;_____________
d)
головные боли;___________
e)
понижение давления;_______________
f)
нарушение сна;______________
g)
отсутствие аппетита._________________
12. Что Вам помогает обычно преодолеть трудности в профессиональной
деятельности?
__________________________________________________________________________________
_____________.
13. Что Вы могли бы предложить руководству сделать для улучшения эмоционального
состояния в профессиональной деятельности?
____________________________________________________________________________
_______________________
Спасибо за Ваше участие и ответы на вопросы данной анкеты!
Приложение 1.2.
ТЕКСТ ОПРОСНИКА В.В. Бойко
1. Организационные недостатки на работе постоянно заставляют нервничать,
переживать, напрягаться.
2. Сегодня я доволен своей профессией не меньше, чем в начале карьеры.
3. Я ошибся в выборе профессии или профиля деятельности (занимаю не свое
место).
4. Меня беспокоит то, что я стал хуже работать (менее продуктивно, качественно,
медленнее).
5. Теплота взаимодействия с партнерами очень зависит от моего настроения хорошего или плохого.
6. От меня как профессионала мало зависит благополучие партнеров.
7. Когда я прихожу с работы домой, то некоторое время (часа 2-3) мне хочется
побыть наедине, чтобы со мной никто не общался.
8. Когда я чувствую усталость или напряжение, то стараюсь поскорее решить
проблемы партнера (свернуть взаимодействие).
9. Мне кажется, что эмоционально я не могу дать партнерам того, что требует
профессиональный долг.
10. Моя работа притупляет эмоции.
106
11. Я откровенно устал от человеческих проблем, с которыми приходится иметь
дело на работе.
12. Бывает, я плохо засыпаю (сплю) из-за переживаний, связанных с работой.
13. Взаимодействие с партнерами требует от меня большого напряжения.
14. Работа с людьми приносит все меньше удовлетворения.
15. Я бы сменил место работы, если бы представилась возможность.
16. Меня часто расстраивает то, что я не могу должным образом оказать партнеру
профессиональную поддержку, услугу, помощь.
17. Мне всегда удается предотвратить влияние плохого настроения на деловые
контакты.
18. Меня очень огорчает, если что-то не ладится в отношениях с деловым
партнером.
19. Я настолько устаю на работе, что дома стараюсь общаться как можно меньше.
20. Из-за нехватки времени, усталости или напряжения часто уделяю внимание
партнеру меньше, чем положено.
21. Иногда самые обычные ситуации общения на работе вызывают раздражение.
22. Я спокойно воспринимаю обоснованные претензии партнеров.
23. Общение с партнерами побудило меня сторониться людей.
24. При воспоминании о некоторых коллегах по работе или партнерах у меня
портится настроение.
25. Конфликты или разногласия с коллегами отнимают много сил и эмоций.
26. Мне все труднее устанавливать или поддерживать контакты с деловыми
партнерами.
27. Обстановка на работе мне кажется очень трудной, сложной.
28. У меня часто возникают тревожные ожидания, связанные с работой: что-то
должно случиться, как бы не допустить ошибки, смогу ли сделать все, как надо, не
сократят ли и т. п.
29. Если партнер мне неприятен, я стараюсь ограничить время общения с ним или
меньше уделять ему внимания.
30. В общении на работе я придерживаюсь принципа: «не делай людям добра, не
получишь зла».
31. Я охотно рассказываю домашним о своей работе.
32. Бывают дни, когда мое эмоциональное состояние плохо сказывается на
результатах работы (меньше делаю, снижается качество, случаются конфликты).
33. Порой я чувствую, что надо проявить к партнеру эмоциональную отзывчивость,
но не могу.
34. Я очень переживаю за свою работу.
35. Партнерам по работе отдаешь внимания и заботы больше, чем получаешь от
них признательности.
36. При мысли о работе мне обычно становится не по себе: начинает колоть в
области сердца, повышается давление, появляется головная боль.
37. У меня хорошие (вполне удовлетворительные) отношения с непосредственным
руководителем.
38. Я часто радуюсь, видя, что моя работа приносит пользу людям.
39. Последнее время (или как всегда) меня преследуют неудачи в работе.
40. Некоторые стороны (факты) моей работы вызывают глубокое разочарование,
повергают в уныние.
41. Бывают дни, когда контакты с партнерами складываются хуже, чем обычно.
42. Я разделяю деловых партнеров (субъектов деятельности) хуже, чем обычно.
43. Усталость от работы приводит к тому, что я стараюсь сократить общение с
друзьями и знакомыми.
107
44. Я обычно проявляю интерес к личности партнера помимо того, что касается
дела.
45. Обычно я прихожу на работу отдохнувшим, со свежими силами, в хорошем
настроении.
46. Я иногда ловлю себя на том, что работаю с партнерами автоматически, без
души.
47. По работе встречаются настолько неприятные люди, что невольно желаешь им
чего-нибудь плохого.
48. После общения с неприятными партнерами у меня бывает ухудшение
физического или психического самочувствия.
49. На работе я испытываю постоянные физические или психологические
перегрузки.
50. Успехи в работе вдохновляют меня.
51. Ситуация на работе, в которой я оказался, кажется безысходной (почти
безысходной).
52. Я потерял покой из-за работы.
53. На протяжении последнего года была жалоба (были жалобы) в мой адрес со
стороны партнера (ов).
54. Мне удается беречь нервы благодаря тому, что многое из происходящего с
партнерами я не принимаю близко к сердцу.
55. Я часто с работы приношу домой отрицательные эмоции.
56. Я часто работаю через силу.
57. Прежде я был более отзывчивым и внимательным к партнерам, чем теперь.
58. В работе с людьми руководствуюсь принципом: не трать нервы, береги
здоровье.
59. Иногда иду на работу с тяжелым чувством: как все надоело, никого бы не
видеть и не слышать.
60. После напряженного рабочего дня я чувствую недомогание.
61. Контингент партнеров, с которым я работаю, очень трудный.
62. Иногда мне кажется, что результаты моей работы не стоят тех усилий, которые
я затрачиваю.
63. Если бы мне повезло с работой, я был бы более счастлив.
64. Я в отчаянии из-за того, что на работе у меня серьезные проблемы.
65. Иногда я поступаю со своими партнерами так, как не хотел бы, чтобы
поступали со мной.
66. Я осуждаю партнеров, которые рассчитывают на особое снисхождение,
внимание.
67. Чаще всего после рабочего дня у меня нет сил заниматься домашними делами.
68. Обычно я тороплю время: скорей бы рабочий день кончился.
69. Состояния, просьбы, потребности партнеров обычно меня искренне волнуют.
70. Работая с людьми, я обычно как бы ставлю экран, защищающий от чужих
страданий и отрицательных эмоций.
71. Работа с людьми (партнерами) очень разочаровала меня.
72. Чтобы восстановить силы, я часто принимаю лекарства.
73. Как правило, мой рабочий день проходит спокойно и легко.
74. Мои требования к выполняемой работе выше, чем то, чего я достигаю в силу
обстоятельств.
75. Моя карьера сложилась удачно.
76. Я очень нервничаю из-за всего, что связано с работой.
77. Некоторых из своих постоянных партнеров я не хотел бы видеть и слышать.
78. Я одобряю коллег, которые полностью посвящают себя людям (партнерам),
забывая о собственных интересах.
108
79. Моя усталость на работе обычно мало сказывается (никак не сказывается) в
общении с домашними и друзьями.
80. Если предоставляется случай, я уделяю партнеру меньше внимания, но так,
чтобы он этого не заметил.
81. Меня часто подводят нервы в общении с людьми на работе.
82. Ко всему (почти ко всему), что происходит на работе я утратил интерес, живое
чувство.
83. Работа с людьми плохо повлияла на меня как профессионала - обозлила,
сделала нервным, притупила эмоции.
84. Работа с людьми явно подрывает мое здоровье.
ОБРАБОТКА ДАННЫХ
Каждый вариант ответа предварительно оценен компетентными судьями тем или
иным числом баллов - указывается в «ключе» рядом с номером суждения в скобках. Это
сделано потому, что признаки, включенные в симптом, имеют разное значение в
определении его тяжести. Максимальную оценку – 10 баллов получил от судей признак,
наиболее показательный для симптома.
В соответствии с «ключом» осуществляются следующие подсчеты:
1) определяется сумма баллов раздельно для каждого из 12 симптомов
«выгорания».
2) подсчитывается сумма показателей симптомов для каждой из 3-х фаз
формирования «выгорания».
109
Приложение 2.
Программа социотерапевтических занятий
по профилактике синдрома эмоционального выгорания
Адресат: социальные работник службы социальной помощи
пенсионерам и инвалидам.
Пояснительная записка.
Миссия социального работника благородна, но условия ее выполнения
далеки от идеальных: решая «чужие» проблемы, считая это своим
профессиональным долгом, с одной стороны, и своим предназначением, с
другой, социальный работник помогает наиболее социально уязвимым
людям и обществу освободиться от негативных явлений: непродуктивных
жизненных
позиций,
несовершенства
общественных
отношений,
поведенческих
стереотипов,
негативных
установок,
социальной
напряженности и агрессии, страхов и т.д.
Обучая людей самостоятельно решать свои проблемы, социальный
работник поднимает общественное и индивидуальное сознание на новый
уровень; он использует свои профессиональные и личностные ресурсы,
чтобы влиять на рост самосознания конкретной личности или общности.
Прежде всего, социальный работник выступает между клиентом и социумом.
Он содействует с одной стороны, эффективной адаптации клиента в этом
социуме, с другой – процессу преодоления отчуждения социума от забот
реальных людей.
Осуществление этих функций возможно при определенных условиях:
понимании проблем клиента, знание социальных ресурсов, которыми
располагает общество; обеспечение взаимопонимания и сотрудничества
разных специалистов в целях поддержки клиента.
Профессия социального работника предъявляет высокие требования к
коммуникативным умениям личности специалиста. Это, прежде всего,
общение с клиентом на индивидуально-личностном уровне. Социальный
работник должен уметь выслушать и понять, объяснить и доказать, спросить
и ответить, убедить и переубедить, разрешить конфликт, снять напряжение,
создать условия психологического комфорта.
Социальные работники - та социальная группа, которая с одной
стороны призвана решать или смягчать реальные проблемы современной
общественной жизни, с другой – группа, испытывающая на себе все эти
реальные проблемы.
Социальный работник, таким образом, оказывается в кругу как своих
собственных проблем, так и проблем клиентов, неся при этом двойную
социально-психологическую нагрузку; оказывается более подверженным не
только стрессу, но и различным заболеваниям. Такое положение вещей
110
обусловлено значительными эмоциональными и физическими нагрузками.
Профессиональная деятельность социальных работников предполагает
эмоциональную насыщенность и большое количество факторов,
вызывающих стресс.
В подобных ситуациях у социальных работников может возникать т. н.
«синдром эмоционального выгорания», основными симптомами которого
являются
усталость,
бессонница,
психосоматические
проблемы,
отрицательное отношение к выполняемой деятельности, пессимизм.
К факторам, влияющим на возникновение СЭВ относятся:
• Непризнание заслуг социального работника;
• Неадекватная оценка труда;
• Понижение социального статуса профессии, ее значимости;
• Отсутствие социальной поддержки
• Отсутствие ситуаций совместного решения профессиональных
задач;
• Конфликты с клиентами и их родственниками;
• Переутомление при постоянной дополнительной нагрузке;
• Неумение регулировать свое эмоциональное состояние.
Таким
образом,
необходимость
внедрения
современных
психологических технологий, направленных на повышение социальной и
профессиональной адаптации социальных работников, становится
очевидной.
Необходимо
снизить
рабочее
напряжение,
повысить
профессиональную мотивацию.
Одной из форм реализации указанных задач может являться программа
занятий, ориентированных на повышение личностного и профессионального
потенциала социальных работников.
Цели и задачи программы:
Цель:
повышение
социально
сотрудников социальной службы.
психологической
адаптации
Задачи:
•
•
•
•
Профилактика и коррекция синдрома эмоционального выгорания
Гармонизация эмоционального состояния
Содействие личностному росту
Развитие и совершенствование навыков профессиональной
коммуникации, повышение профкомпетентности.
Организация группы.
Социотерапевтическая группа отличается большим разбросом
функций, отсутствием регламентированной тренинговой программы, особой
ролью ведущего, который может быть и лидером группы, и обычным ее
111
участником. Группа ставит перед собой задачи: минимизация негативного
самовосприятия, повышение стрессоустойчивости и социальной и
профессиональной адаптированности. Группа способна предоставить как
проблемно ориентированную поддержку (решение конкретных проблем), так
и проблемно неориентированную поддержку (чувство поддержки,
принятия).Группа формируется на основе одного основополагающего
принципа, например, группа социальных работников с высоким риском
развития СЭВ. Психологический статус членов группы должен совпадать:
готовность к самоизменению, проблемы социального, психологического
характера должны быть аналогичны.
Группа в каждом конкретном случае формируется по результатам
психологического обследования и рекомендациям психологов по составу
группы. Методы психологической диагностики подбираются психологом в
соответствии с целью и задачами организации группы. Участие в группе
свободно и добровольно. Профессиональная подготовка ведущего должна
включать владение методами работы с группой, знание особенностей
реагирования на стрессовую ситуацию (реакций совладания со стрессом),
владение методами экстренной психологической помощи. Как личность
ведущий должен иметь позитивное отношение к проблемам социальных
работников, знать особенности их профессиональной коммуникации и
факторы, вызывающие психологические проблемы у участников группы.
Психокоррекционный
процесс
строится
на
основе
дифференцированного подхода к психологическому статусу участников
группы. Психокорркционная работа представлена двумя уровнями:
индивидуальной и групповой работой, с приоритетом последней.
Индивидуальная работа включает психологическое консультирование. Эта
работа служит цели установления непосредственного контакта, выяснения
структуры проблем и характера ожидаемой участником группы помощи.
Групповая форма работы подразумевает не только коррекционное
воздействие со стороны ведущего, но и психологический обмен,
возникающий между участниками группы в процессе занятий. Групповые
занятия подчинены решению заявленных выше задач.
Каждое занятие включает следующие этапы работы:
• Разминка:
Подготовка к коррекционной работе. Используются вводные
психогимнастические упражнения, тестовые задания, настраивающие
участников на работу. Используются упражнения для снятия
эмоционального напряжения, упражнения, повышающие групповую
сплоченность, доверие. Начинается разминка с приветствия.
• Основная часть:
Включает задания и упражнения ориентированные на психокоррекцию
негативных состояний, формирование позитивных жизненных
установок, расширение репертуара ролевого взаимодействия.
112
В основную часть входят также диалоги, проблемные обсуждения,
обсуждение реальных жизненных ситуаций.
• Релаксационная пауза:
Используются приемы снятия эмоционального напряжения, приемы
обучающие навыкам саморегуляции. Методы аутотренинга,
психогимнастики, пластические этюды.
• Подведение итогов:
Этап
подразумевает
обобщение
знаний,
эмоциональное
отреагирование, а также возможно использование домашних заданий,
предусматривающих закрепление полученных навыков и установок.
113
Приложение 3.
Психологический семинар – практикум
для социальных работников и специалистов по СР
на тему: «Основы бесконфликтного общения».
Термины конфликт и конфликтность в обыденном сознании воспринимаются как
синонимы и в явном негативном ключе. Однако конфликт совершенно закономерное
явление в межличностных отношениях людей (деловых и личных). Конфликт есть
наличие противоречия, а конфликтность неадекватный способ его разрешения.
Какие вообще существуют возможные способы разрешения конфликтных ситуаций.
Известны 5 основных межличностных стилей разрешения конфликтов или стратегий
поведения в конфликтных ситуациях:
1. Уклонение. Человек, придерживающийся этой стратегии, стремится уйти от
конфликта. Эта стратегия уместна, когда предмет разногласий не представляет для
человека большой ценности, если ситуация может разрешиться сама собой. Это
стратегия «себе дороже», когда человек расценивает свои ресурсы не достаточными
для разрешения конфликта. В практике социального работника такая стратегия
оправдана, когда имеют дело с явно выраженной демонстративной конфликтной
личностью.
2. Приспособление. Этот стиль основывается на тезисах: «Давайте жить дружно», « Не
стоит раскачивать лодку». «Сглаживатель» старается не выпустить наружу признаки
конфликта.
Временно может наступить конфликт, но отрицательные эмоции
накапливаются и рано или поздно они могут привести к взрыву или болезни
сглаживателя конфликта. Это неблагоприятный стиль в практике социального
работника, он может привести к быстрому эмоциональному выгоранию.
3. Соперничество. Тот, кто придерживается этой стратегии, пытается заставить принять
свою точку зрения во чтобы то ни стало; его не интересует мнение других. Такой
стиль связан с агрессивным поведением и может приводить к эскалации ( разрастанию
конфликта). Совершенно не пригоден для социального работника. Повышенная
конфликтность –признак профессиональной непригодности социального работника.
4. Компромисс. Стороны идут на взаимные уступки, взаимные жертвы ради согласия.
Такой стиль помогает относительно быстро разрешать конфликт, повышать
доброжелательность в отношениях между людьми. Правда, через некоторое время
может проявиться неудовлетворённость «половинчатыми» решениями. Так же
наиболее приемлемая стратегия в разрешении конфликтов.
5. Решение проблемы (сотрудничество). Этот стиль основывается на убеждённости
участников конфликта в том, что расхождение во взглядах –это неизбежный результат
того, что у людей есть свои представления о том, что правильно, а что нет. Тот, кто
опирается на сотрудничество не старается добиться своей цели за счёт других, а ищет
решения проблемы.
Социальные работники нередко имеют дело с конфликтными клиентами, которые
ввиду
возрастных
особенностей
(заострения
негативных
черт
характера:
подозрительность, скупость) выступают инициаторами создания конфликтных ситуаций.
Здесь социальному работнику важно иметь представление об индивидуальных
особенностях клиента и предупреждать наступления конфликтогенных ситуаций. Так же
необходимо иметь представление о распространённых типах конфликтных личностей.
Демонстративный - чаще всего это холерики и сангвиники, которым присуща
бурная деятельность в самых разнообразных направлениях, для них конфликт, как для
114
рыбы вода, это жизнь, среда существования. Они любят всё время быть на виду, имеют
завышенную самооценку.
Ригидный (косный) – люди этого типа не умеют перестраиваться, принимать во
внимание мнения и точки зрения окружающих людей. Они честолюбивы, проявляют
болезненную обидчивость, подозрительность.
Педант- личность сверхточного типа, которая всегда пунктуальна, придирчива,
занудна. Хотя и исполнительна, отталкивает людей от себя.
Бесконфликтный – личность сознательно уходящая. Убегающая от конфликта,
перекладываюшая ответственность в принятии решений на других. Между тем конфликт
нарастает, как снежный ком, и обрушивается на такую личность.
С другой стороны, сам социальный работник, т.ж. может обладать некоторыми
конфликтными чертами. В этом случае специалист должен постоянно отслеживать
(рефлексировать) и корректировать своё поведение. Даже в самых сложных случаях
избежать конфликтных ситуаций позволяют внутренние резервы наличие определённых
качеств личности:
1.Эмпатия: умение видеть мир другими глазами, понимать и принимать других людей,
воспринимать поступки людей с их позиций.
2. Доброжелательность: способность не только чувствовать, но и показывать людям своё
доброжелательное отношение, уважение и симпатию, умение принимать их даже тогда,
когда не одобряешь их поступки.
3. Аутентичность: умение быть естественным в отношениях, не скрываться за масками,
способность быть самим собой в отношениях с людьми.
4.Конкретность: отказ от общих рассуждений, готовность отвечать однозначно на
вопросы.
5. Принятие чувств: отсутствие страха при непосредственном соприкосновении со
своими чувствами или чувствами других людей, готовность принимать эмоциональную
экспрессию со стороны других, но при этом – отсутствие стремления навязывать
стремления навязать окружающим свои чувства.
6.Самопознание: исследовательское отношение к собственной жизни и поведению,
стремление воспользоваться для этого помощью окружающих, готовность принимать от
них любую информацию о том, как они воспринимают тебя, но при этом умение быть
автором своей самооценки, отношение к конфронтациям с другими людьми и новому
опыту как к ценному материалу, важному для более глубокого самопознания.
В качестве контрприёмов провокации конфликтов можно применять следующие:
- говорите спокойно;
- пропускайте враждебные замечания мимо ушей;
- дайте понять, что вы поняли суть претензий;
- продемонстрируйте готовность к сотрудничеству, предложите обсудить ситуацию;
- не спешите выстраивать глухую оборону и переходить в контрнаступление;
- если возможно прибегай те к юмору;
Психологический практикум.
Рассмотрим некоторые конфликтные ситуации:
1.Ситуация №1. Соц. работник Татьяна купила на рынке для подопечной Елизаветы
Ивановны творог. Однако стоимость покупки не удовлетворила Елизавету Ивановну, она
заявила, что, по мнению соседок, таких дорогих цен на рынке нет.
115
2. Ситуация №2. Андрей Петрович – ветеран войны, в прошлом заслуженный работник
своей отрасли, занимавший руководящие должности. Обладает ещё достаточно
крепким здоровьем и жизненной энергией. В один из рабочих визитов социального
работника, предъявил претензии к качеству выполняемой работ, заявил, что не
нуждается в перечне предлагаемых в договоре услуг, а хотел бы внести собственные
предложения.
3. Ситуация №3 Елена Филипповна слывёт ворчливым нравом, любит критиковать
изъяны современной жизни, недостойное поведение молодёжи. Постоянно отпускает
жёсткие замечания по поводу стиля одежды социального работника, молодой девушки
Галины. Однажды, отреагировав на очередную модную вещь социального работника,
заявила, что так раньше одевались только гулящие девки. Галина достаточно резко
парировала - как и во что одеваться является её личным делом, если с кем и захочется
посоветоваться, то явно не с Еленой Филипповной.
116
Приложение 4.
Упражнение «Ассоциативные рисунки».
Членам группы дается задание: «Нарисуйте … (определенного члена группы) в
виде того предмета, с которым он у Вас ассоциируется), это может быть предмет мебели,
животное, явление природы, растение и т.д.). Дайте объяснение, почему возникают
данные ассоциации (это связано с характером, внешним видом, поведением …).
Упражнение «Дерево».
Членам группы дается задание: «Вы должны представить нам дерево. Вам в
течение 5 минут необходимо решить, из каких компонентов будет дерево состоять, кто
какой компонент будет изображать, и предоставить готовый вариант».
После первой стадии проводится обсуждение выполненного, задаются вопросы:
- почему изображали именно эту часть дерева;
- довольны ли Вы, что изображал ствол (лист, ветку, плод);
- хотелось ли быть чем-то другим, почему;
- опишите свои ощущения.
Техника психосинтеза: упражнение «Кто Я?».
Человек должен находиться в удобной позе, в расслабленном состоянии.
Желательно наличие манометра.
1 этап. Себе задается вопрос: «Кто я?». Самое первое, что приходит в голову,
записывается на листок бумаги. Производится выдох. Опять принимается расслабленная
поза. Все повторяется сначала и проделывается так 20 раз.
2 этап. Каждое высказывание оценивается по его принятию в отношении себя.
Напротив каждого из высказываний ставится
+ или -.
Затем делается качественная оценка степени самоотношения: сравнивается
количество выставленных + и -.
3 этап. Необходимо выбрать самую неприятную субличность (ассоциацию) и
перед группой провести её рекламу, чтобы всем это состояние понравилось.
«Невоспитанный клиент».
Каждому члену группы раздаются карточки с описание какой-либо конкретной
конфликтной ситуации. Затем один участник тренинга зачитывает свою ситуацию, и все
по очереди предлагают по 1 фразе (с использованием техник общения), которая бы
помогла разрешению данного конфликта. После этого выбирается наиболее удачный
вариант решения проблемы, который закрепляется для реализации его в деятельности.
«Символика».
При ассоциировании участника тренинга себя с каким-либо животным, растением
и т.д. делается качественный анализ данной ассоциации. Ему задаются вопросы,
позволяющие раскрыть суть сравнения себя с этим предметом (и соответственно, дающие
возможность понять отношение этого участника к себе или внешнему миру). Например:
- поговорите с нами от имени этого животного (растения, предмета …);
- устраивает ли вас такая ситуация;
- почему выбрали именно это животное (растение, предмет).
117
Упражнение «Маяк».
Займите удобное положение, закройте глаза, войдите в расслабленное,
восприимчивое состояние сознания.
Представьте маленький скалистый остров вдали от континента. На вершине
острова – высокий, крепко поставленный маяк. Вообразите себя этим маяком, стоящим на
скалистом острове. Ваши стены такие толстые и прочные, что даже сильные ветры,
постоянно дующие на острове, не могут покачнуть Вас. Из окон вашего верхнего этажа
Вы днем и ночью, в хорошую и плохую погоду посылаете мощный пучок света,
служащий ориентиром для судов. Помните о той энергетической системе, которая
поддерживает постоянство Вашего светового луча, скользящего по океану,
предупреждающего мореплавателей о мелях и являющегося символом безопасности для
людей на берегу.
Теперь постарайтесь ощутить внутренний источник света в себе, - СВЕТА,
КОТОРЫЙ НИКОГДА НЕ ГАСНЕТ.
Упражнение «Диалог со временем».
Займите удобное положение, закройте глаза, войдите в расслабленное,
восприимчивое состояние сознания. Проведите разговор со временем вслух (или откройте
глаза и проделайте в письменной форме).
Скажите времени, что Вы чувствуете по отношению к нему, что Вам нравится, чем
Вы обижены, и что Вы хотите от него.
Теперь ответьте от имени времени. Снова от своего лица продолжите разговор,
пока не почувствуете, что полностью разобрались в своих отношениях со временем.
Проанализируйте: создалось ли у Вас ощущение, что Вы воспринимаете время, как
своего врага? Чувствовали ли Вы его как вещь или товар, из которого надо извлечь как
можно больше пользы? Жаловались ли Вы на то, что у Вас есть проблема, как «убить
время»?
Рабочий материал к теме семинара «Здоровье и работоспособность»
Подвержены ли Вы стрессу?
В каждой из приведенных ниже 6 групп ответов подчеркните те, которые
соответствуют Вашему характеру.
1. а). В работе, в отношениях с представителями противоположного пола, в
спортивных или азартных играх Вы не боитесь соперничества и проявляете
агрессивность.
б). Если в игре Вы теряете несколько очков и если представитель
(представительница) противоположного пола не реагирует должным образом
на самые первые Ваши знаки внимания, то Вы сдаетесь и «выходите из игры».
в). Вы избегаете какой бы то ни было конфронтации.
2. а). Вы честолюбивы и хотите многого достичь.
б). Вы сидите и ждете «у моря погоды».
в). Вы ищите предлог увильнуть от работы.
3. а). Вы любите работать быстро, и часто Вам не терпится поскорее закончить
дело.
б). Вы надеетесь, что кто-то будет Вас «подстегивать».
в). Когда Вы вечером приходите домой, то думаете о том,
что сегодня было
на работе.
4. а). Вы разговариваете слишком быстро и слишком громко. В беседе Вы
высказываетесь чересчур категорично и перебиваете других.
б). Когда Вам отвечают «нет», Вы реагируете совершенно спокойно.
118
в). Вам с трудом удается выражать Ваши чувства и тревоги.
5. а). Вам часто становится скучно.
б). Вам нравится ничего не делать.
в). Вы действуете в соответствии с желаниями других людей, а не со своими
собственными.
6. а). Вы быстро ходите, едите и пьете.
б). Если Вы забыли что-то сделать, Вас это не беспокоит.
в). Вы сдерживаете свои чувства.
Результаты. а). 6 очков; б). 4 очка; в). 2 очка.
Подсчитайте очки, и у Вас получится:
24 – 36. Вы в высшей степени подвержены стрессу, у Вас даже могут появиться
симптомы болезней, вызванных стрессом, таких как сердечная недостаточность, язвенная
болезнь, болезни кишечника. С Вами должно быть очень трудно ужиться. Самое главное
для Вас сейчас – научиться успокаиваться, это нужно самим Вам, и Вашей жене (мужу), и
детям.
18 – 24. Вы человек спокойный и не подверженный стрессу. Если Вы набрали
ненамного больше 18 очков, то Вам можно посоветовать быть терпимее к окружающим.
Это позволит Вам добиться большего.
12 – 18. Ваша бездеятельность тоже может стать причиной стресса. Вы, наверное,
очень раздражаете ею ближних. Побольше уверенности в себе! Вам стоит составить
перечень своих положительных качеств и совершенствовать каждое из них.
Обнаруживаете ли Вы у себя признаки стресса?
Подчеркните вопросы, на которые Вы ответили бы утвердительно.
1. Часто ли вам хочется плакать?
2. Грызете ли Вы ногти, притопываете ли ногой, крутите ли волосы?
3. Вы нерешительны?
4. Ощущаете ли Вы, что Вам не с кем поговорить?
5. Часто ли Вы раздражаетесь и замыкаетесь в себе?
6. Едите ли Вы, когда не испытываете голода?
7. Возникает ли у Вас ощущение, что не можете справиться с чем-либо?
8. Возникает ли у Вас чувство, что Вы вот-вот взорветесь, часто ли вы впадаете в
бешенство?
9. Пьете ли Вы, или курите, чтобы успокоиться?
10. Страдаете ли Вы бессонницей?
11. Вы постоянно пребываете в мрачном настроении и с подозрением относитесь
к намерениям окружающих?
12. Вы водите машину на больших скоростях и часто рискуете?
13. Вы утратили энтузиазм и надежду на лучшее?
14. Вы утратили интерес к половой жизни?
Результат.
Если Вы ответили утвердительно на 5 и более вопросов, то Ваши нервы находятся на
пределе, и Вам нужно предпринять какие-то шаги с тем, чтобы исправить это положение.
Возможно, Вам даже следовало бы обратиться к врачу.
119
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа