close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Голигузова Наталья Ивановна. Роль нравственных ценностей в социально-антропологическом измерении

код для вставки
Аннотация
Выпускная
квалификационная
работа
содержит
98
страниц
и
приложения. При работе над выбранной проблематикой использовано 96
источников.
Ключевые слова: ценность, нравственные ценности, духовность,
мировоззрение, социальное бытие, социокультурная сфера, свобода.
Краткая характеристика работы. В выпускной квалификационной
работе
на
тему
антропологическом
«Роль
нравственных
измерении»
ценностей
исследуется
в
природа
социальнонравственных
ценностей человека.
Цель исследования – определить специфику процесса формирования,
функционирования, замены и трансформации нравственных ценностей.
При написании использовались следующие исследовательские методы
и
подходы:
диалектический,
детерминистский,
компаративистский,
герменевтический, феноменологический. Научная новизна заключается в
осмыслении
таких
«мировоззрение»,
категорий
как:
«ценность»,
«социально-адекватное
«нравственность»,
поведение».
Результаты
проведенной научной работы могут быть использованы для дальнейших
исследований проблемы и выявление механизмов влияния на молодежную
среду нравственных категорий системы ценностей в социальном, культурноисторическом аспекте в контексте социально-антропологических, психологопедагогических направлений и подходов.
Материалы и выводы данного исследования могут быть использованы
при создании учебных и учебно-методических пособий, применяться
разработке
специальных
направленности.
курсов
по
дисциплинам
в
социологической
2
Оглавление
Введение……………………………………………………………..…………3 - 7
Глава I. Методологический анализ исследования проблемы «нравственных
ценностей»
1.1. Основные подходы исследования понятия «ценность»……………...8 - 33
1.2. Нравственные ценности и их место в мировоззренческих установках
человека………………………………………………………………………34- 65
Глава II. Духовно-нравственные ценности и специфика их проявления при
формировании личности
2.1. Проблема переоценки нравственных ценностей в процессе становления
современной личности……………………………………………………...66 - 77
2.2. Основные направления реализации нравственных ценностей в
современном мире…………………………………………………………..78 - 85
Заключение……………………………………………………………….....86 - 91
Библиография…………………………………………………………….....92 - 98
Приложение 1
Приложение 2
3
Введение
Актуальность исследования обусловлена высокой степенью значения
ценностного отношения человека к явлениям действительности, что делает
теорию ценности и оценки важной отраслью социально-антропологического
размышления и знания. В рамках аксиологического подхода наиболее ярко
проявляется
решение
проблемы
значения
ценностных
установок
в
жизнедеятельности человека. В современных условиях всеобщего духовного
кризиса, в общественном сознании страны, насущной необходимостью
становится
рассмотрение
вопроса
ценностей в
жизни современного
общества.
В духовном содержании человека важнейшую роль играют духовнонравственные ценности, выражающиеся в природе нравственного сознания и
социальной практике людей, в их воззрениях и поступках.
Нравственные ценности не могут существовать как без предмета
(объекта), так и без человека (субъекта). Это вполне очевидно, ибо интерес к
духовности, каждый раз в истории общественного развития порождается
новыми социальными отношениями, в которых оказывается человек как
личность и в которых протекает его жизнедеятельность. С каждой
исторической эпохой в развитии общества органически связан человек, с ней
непосредственно связаны его взгляды, мироощущение, дела и поступки. В
такой обстановке человек является как объектом, так и субъектом
общественных
отношений.
Поэтому
духовно-нравственные
ценности
существуют, поскольку существует как реальность субъектно-объектное
отношение.
Нравственные ценности проявляют и обнаруживают себя только в
процессе человеческой деятельности по освоению мира, через оценку.
В такой ситуации нравственные ценности активно воздействуют на
формирование и развитие личности в процессе её деятельности. Это
особенно наглядно выражается на региональном уровне, в частности в РФ, в
условиях специфических проявлений ценностных ориентаций личности в
4
период трансформации российского общества на современном этапе
социального развития.
Проблема человека как социального субъекта в ходе радикальных
преобразований в Российской Федерации существенно проявляется в его
духовном самоопределении, самоутверждении и духовно-нравственном
выражении. А это, в свою очередь, уже вопросы мировоззрения, активной
жизненной позиции и ценностных ориентаций личности, представляющих
собой
мировоззренческие,
политические
и
нравственные
убеждения,
определенные устойчивые привязанности и принципы поведения. Поэтому
осмысление духовного смысла жизнедеятельности человека, понимание сути
и роли его нравственных ориентаций ныне представляются крайне важными
в поисках выхода из определившейся сложной ситуации в стране и,
особенно, в данном полиэтничном регионе.
Степень разработанности проблемы.
Проблема понятия «ценности» в философском знании актуальна для
современной философии, так как нет единого общепринятого определения.
Данная проблематика прослеживается в работах мыслителей, как прошлого,
так и настоящего.
В античной философии рассмотрением проблемы ценностей и их
систематизации занимались Протагор, Сократ, Платон, Аристотель, Сенека,
Марк Аврелий, Цицерон, Эпиктет и
др. Творчество этих философов
способствовало осознанию ценностных установок характеризующих смысл
бытия человека.
В контексте христианской традиции особый интерес для осмысления
понятия «ценности» представляют идеи Августина Блаженного и Фомы
Аквинского в рамках, которых они рассматривают Божественные
ценности
земной
человеческой
жизни
в
системе
религиозного
мировоззрения.
Представители эпохи Возрождения и Нового времени: Ф. Бэкон, М.
Монтень, П. Бейль, Эразм Роттердамский, Дж. Беркли, Д. Юм, И. Бентам, А.
5
Смит,
Дж. Милль, И. Кант и др. позволили определить практическую
значимость в исследовании нравственных ценностей и понять сущность
духовного развития личности.
В философии XIX-XX вв. ценностные теории разрабатывали Дж.
Дьюи, У. Джемс, Ф. Шиллер, М. Шелер, Г. Гуссерль, Н. Гартман, М. Шлик,
Ф. Карнап, Б. Рассел, Дж. Ролз, Б. Скиннер, Р. Перри, У. Франкена и др.
В русской философии аксиология во многом носит религиозный
характер тому примером, являются воззрения В.С. Соловьева, С.Н.
Булгакова, Н.А. Бердяева, Л.И. Шестова, Л.П. Карсавина, С.Л. Франка, В.В.
Розанова и др.
В советский и постсоветский период
проблема
ценностей и
ценностных отношений исследуется Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым, О.Г.
Дробницким, А.А. Ивиным, М.С. Каганом, С.Ф. Анисимовым, В.М.
Межуевым, Г.З. Апресяном, И.А. Крывелевым, Н.П. Шердаковым и др.
Основы этических понятий «дух», «душа», «духовность» заложили
античные мыслители Платон и Аристотель. С философской традицией
средневековья (Тертуллиан, Августин Блаженный, Фома Аквинский и др.)
связано, духовное переосмысление категорий «дух», «душа», «духовность».
В настоящее время философское понятие «дух» употребляемое как
противоположное понятию «природа» особенно сложилось у Г.Гегеля
в
период развития романтики и идеализма.
В истории философии и психологии XX века значительную роль в
изучение проблемы человеческой духовности и сознания внесли З. Фрейд, К.
Г. Юнг, Н. Гартман, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк, М. Шелер, Э. Фромм и др.
Среди
современных
отечественных
авторов,
исследовавших
проблемы «духа», «души» и «духовности» можно назвать имена Э.В.
Ильенкова, П.В. Симонова, А.Н. Леонтьева, Г.С. Батищева, Н.А. Некрасову,
С.И. Некрасова, Т.В. Серегину, Г.Ф. Назарову и др.
Объектом исследования является нравственные ценности.
6
Предмет исследования – значение нравственных ценностей для
социально-антропологического измерения.
Цель исследования – определить специфику процесса формирования,
функционирования, замены и трансформации нравственных ценностей.
Для
достижения
и
реализации
поставленной
в
работе
цели
предполагается решить следующие задачи:
- выявить основные подходы исследования понятия «ценность»;
- рассмотреть нравственные ценности и определить их место в
мировоззренческих установках человека;
- исследовать проблему переоценки нравственных ценностей в
процессе становления современной личности.
- изучить основные направления реализации нравственных ценностей
в российском социуме в современных условиях.
Теоретико-методологические основы исследования.
Неоднозначность объекта и предмета исследования предполагает
вариативность их теоретико-методологических основ.
Диалектический метод. Исследование осуществляется на основе
анализа эволюции воззрений как зарубежных, так и отечественных авторов
на
проблему
социальных
ценностей,
обусловленную
классической
трактовкой диалектического сочетания противоположных начал.
Методологическим основанием работы является системный метод,
поскольку исследование строится на синтезе различных взглядов на место
ценностей в жизнедеятельности человека.
Компаративистский подход. В основе лежит общенаучный метод
сравнения, позволяющий проследить эволюцию «ценностей» в философскоэтической мысли, сопоставляя особенности западного и российского
подходов, а также показать изменения в понимании нравственных ценностей
человека в России советского и постсоветского периодов.
7
Герменевтический
метод
обусловлен
спецификой
работы
над
философскими, научными, художественными текстами, позволяющими
понять, осмыслить и проанализировать концептуальные представления о
динамике ценностных категорий, их роли и места в мировоззренческих
установках личности.
Феноменологический
метод
позволяет
выявить
сущностные
характеристики основных понятий категорий и феноменов, использованных
в нашей работе, а также значение и смысл духовной жизни человека,
ценностных установок, соотношение мотивов, идей, целей практических
действующих индивидов и тем самым понять смысловую связь их поведения.
Научно-практическая значимость работы.
Результаты научной работы могут быть применены для дальнейших
исследований проблемы нравственных категорий системы ценностей в
социальном, культурном, историческом аспекте в контексте философских,
антропологических, психолого-педагогических направлений и подходов.
Материалы и выводы данного исследования могут использоваться в
основе учебных и учебно-методических пособий, применяться в разработке
специальных курсов по дисциплинам философско-этической, социальноантропологической направленности: «Этика духовной жизни», «Социология
личности», «Эстетическое воспитание молодежи», «Социология культуры
молодежи»,
«Этический
кодекс
как
основа
профессиональных
коммуникаций», «Этика семьи», «Основы прикладной этики», «Этические
проблемы в глобализирующем мире», «Анализ данных в социологическом
исследовании» и др.
Структура
работы соответствует логике
исследования
данной
проблемы, состоит из введения, двух глав, объединяющих четыре параграфа,
заключения, библиографии и приложения.
8
Глава 1. Методологический анализ исследования проблемы
«нравственных ценностей»
1.1. Основные подходы исследования понятия «ценность»
В современной философии достаточно актуальной остается проблема
определения понятия «ценность». Немецкий философ Пауль Менцер,
подчеркивая
определяющее
значение
ценностей
для
человеческого
существования, понимал под ценностями то, что «чувства людей диктуют
признать стоящим над всем и к чему можно стремиться, созерцать,
относиться с уважением, признанием, почтением»1. Точка зрения П. Менцера
была лишь одной из множества определений понятия «ценности», которые
мы можем наблюдать в истории философии. Данная ситуация заставляет нас
обратиться к рассмотрению историко-философских подходов определения
ценности.
Ценностные отношения возникли одновременно с познавательными
отношениями, первичные представления о ценностях мы можем найти в
первобытном сознании. Все, с чем сталкивался человек в своей среде и в
своей
деятельности
(собирательной,
охотничьей,
земледельческой,
скотоводческой), приобретало для него положительное или отрицательное
значение, которое в той или иной степени осознавалось и осмысливалось в
форме представлений и оценок.
Впервые философская рефлексия понятия «ценности» зародилась в
античной
философии.
Произошло
это
тогда,
когда
древнегреческие
философы от проблем космологии, космогонии обратились к проблемам
философской антропологии. Первые осознанные представления о ценностях
мы можем наблюдать в античном гедонизме и эвдемонизме.
Новый этап развития представлений о ценностях связан с именем
Сократа, который соединил стремление к счастью с поиском истины, с
истинным познанием и самопознанием. «В противоположность физикам
1
Философский словарь. – М., 2003. – С. 498.
9
Сократ хотел ограничиться этическими исследованиями, ибо они одни, по
его мнению, имеют цену для человека, и лишь ими в состоянии овладеть
познавательная способность человека»2. В своей философской антропологии
Сократ вывел учение о положительных качествах человеческой личности на
более высокий уровень духовной ценности. Если у Гомера, высшими
ценными качествами человека считались сила, храбрость, воинская доблесть,
то Сократ считал их ценными лишь, когда они служили высшим
добродетелям: справедливости, добру, воздержанию в словах и поступках.
Размышление о ценностях получило дальнейшее развитие в философии
Платона и Аристотеля. Платон в диалогах «Апология Сократа», «Пир»,
«Лахет», «Хармид», «Эвтифрон», «Гиппий Меньший», «Горгий», и др., а
также в «Законах» развил некоторые ценностные идеи, этические и
эстетические. Они не сложились в ценностную систему, но повлияли на
теологическую
аксиологию
Августина
Блаженного,
а
также
на
феноменологию.
По
Платону
вещи
являются
эфемерными
отражениями
трансцендентных идей, их ценность определяется степенью приближенности
к идеальным прообразам, а, в конечном счете – к ценностному абсолюту
Блага как высшей идеи. Так было положено начало раздвоению ценностей на
«высшие» и «низшие», отчетливо выступившему потом в мировоззрении
стоиков и христианских теологов.
Для нас наибольший интерес представляют рассуждения Платона о
реальных земных ценностях, человеческих качествах, добродетелях. Платон
выдвинул одну из первых классификаций добродетелей. «Этих основных
добродетелей он насчитывает четыре: … в правильном устройстве разума
состоит мудрость; в том, что аффективная часть души поддерживает,
вопреки удовольствию и страданию, решение разума о том чего следует и не
следует бояться, состоит мужество; в согласованности всех частей души в
том, кто из них должен повелевать и кто – повиноваться, состоит
2
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М., 1996. – С. 96.
10
самообладание; в этом отношении как целом – в том, что каждая часть души
выполняет
свою
задачу
и
не
выходит
за
ее
пределы,
состоит
справедливость»3. Платон предпринял одну из первых попыток создать
иерархию ценностей, внести в них разумный порядок.
В античной философии представления о ценностях связано с именем
Аристотеля. Он, подобно Платону, не оставил особой теории ценностей. Но в
своих
политических,
этических
сочинениях
он
выдвинул
ряд
аксиологических идей. Философ считал, что ценность вещи, человека, его
поступков не определяется причастностью к какой-то трансцендентной идее,
она
определяется
соответствием
(или
несоответствием)
собственной
внутренней сущности, цели бытия, заключается в полном раскрытии всех
заложенных в человеке
потенций.
Это соответствие
достигается
в
деятельности, в поступках и их моральном качестве. Природа человека и
степень соответствия его деятельности благой цели определяют его ценность
и добродетельность. Аристотель различал данные в познании ценности
разума, характера, а также эстетические ценности.
По Аристотелю, Высшее Благо – конечная цель всех частных целей
граждан. Оно вершит всю иерархию частных ценностей, следовательно, не
может быть средством ни для чего, но только целью4. Результатом
достижения Высшего Блага человеком является блаженство, «его ценность
всецело определяется ценностью той деятельности, из которой оно
возникает; оно есть естественное завершение всякой деятельности, ее
непосредственный результат»5.
В основе аксиологии Аристотеля является его учение о добродетелях,
то есть учение о справедливости, хотя понятия «ценность» Аристотель не
употреблял в философском смысле, как категории.
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М., 1996. – С. 139.
Аристотель. Этика. – СПб.: Б.и. – С. 20-25.
5
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М., 1996. – С. 185.
3
4
11
Значительную роль в изучении и подготовке теории ценностей внесли
стоики (Сенека, Цицерон, Марк Аврелий, Эпиктет) 6. Цицерон, причислявший
себя
к
новоакадемической
возвышенностью
стоических
школе,
но
принципов»7,
в
этике
стал
«восхищавшийся
употреблять
слово
«ценность» как философский термин. Он различал «высшие» и «низшие»
блага. Его идея высших и низших благ – зародыш будущей иерархии
ценностей в современной аксиологии.
Развитие и формирование представлений о ценностях произошло в
христианской аксиологии. В Священном Писании провозглашена высшая
ценность – любовь к Богу и любовь к человеку. В Евангелии от Матфея
говорится, что Иисус Христос на вопрос о наибольшей заповеди в законе
ответил: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою
твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь.
Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих
двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22. 37-40). Любовь
к Богу будет неполной без любви к ближнему; любовь же к ближнему
должна основываться на любви к Богу.
В
дальнейшем
представления
о
ценном
и
антиценном
были
переработаны, получили вид теологических догм и истин, а также
вероучения, где особый вклад внесли Августин Блаженный и Фома
Аквинский.
Августин Блаженный, в своей «Исповеди»8 и «Граде Божием»9
различает высшие и низшие ценности. Высшие ценности – вечные,
неизменные, вневременные. У человека им соответствуют добродетели:
«добрая воля», «вечный закон» - все, что зависит не от желания и интересов
См.: Марк Аврелий Антоний. Размышления. – Л., 1985. – 245 с.; Сенека, Марк Аврелий.
Наедине с собой. – Симферополь: «Реноме», 2002. – 384 с..; Цицерон Марк Тулий. О
конечном. Избранные сочинения. – М., 1975. – 456 с.; Эпиктет. В чем наше благо? – М.,
1901. – 352 с.
7
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М., 1996. – С. 248.
8
См.: Августин Гиппонский, Блаженный. Исповедь. – М., 2012. – 528 с.
9
См.: Августин Блаженный. О Граде Божием. – Мн.: Харвест; М.: АСТ, 2000. – 1296 с.
6
12
людей, а дается Богом и происходит от любви к Нему. Любовь к Богу –
главная ценность в ряду высших ценностей.
Низшие, или временные, ценности – те, которых повседневно
вожделеют люди: здоровье, богатство, сила, слава, честь, телесная красота,
свобода. В ряду низших, по Августину, главная – любовь к человеку (земная,
человеческая).
В каждом ряду ценностей – высших и низших, главное и первое –
любовь, но разная. Однако оба вида любви подчиняются божественному
«порядку любви». Высшие ценности подчиняются божественному закону
Любви, и только ему как высшей Цели, а низшие обусловлены земными
людскими интересами. Задача христианина – по возможности отдаляться от
преходящих низших целей-ценностей и приближаться к небесным, вечным.
Фома Аквинский воспринял
аксиологические идеи Аристотеля и
развил их в русле христианского миропонимания в «Комментариях к
Никомаховой этике», «Сумме против язычников», «Сумме теологии» 10.
Он различает высшие и низшие ценности и обосновывает каждый ряд
ценностей, исходя из различных частей этики Аристотеля. Высшие ценности
он выводит из учения Аристотеля о Высшем Благе как абсолютной конечной
цели, низшие ценности связывает с его учением о добродетелях как
качествах людей, их характеров, поведения. Для него низшие моральные
ценности – лишь средства для достижения высшей ценности, цели –
Божественной Благодати. Низшие и высшие ценности не имеют иной связи,
кроме как через идею Бога и веру в Него.
В его иерархии ценностей различаются:
1. Умственные, интеллектуальные, умозрительные (ум, смекалка,
способности и т. п.).
2. Нравственные,
практические
добродетели
(справедливость,
скромность, воздержание, благоразумие, мужество).
10
См.: Фома Аквинский. Сумма против язычников. В двух книгах. – М., 2004. – 590 с.
13
3. Богословские ценности (вера, надежда, любовь, причем главная –
божественная Любовь).
В теологии Фомы Аквинского высшие божественные ценности
подчиняют себе ценности земной человеческой жизни, что естественно в
системе религиозного мировоззрения.
В современной христианской теологии есть примеры критики
подобного разделения. Американский теолог Хельмут Ричард Нибур с
позиции
строгого
монотеизма
равно
подвергает
критике
как
объективистские, так и субъективистские теории соотношения высших и
низших ценностей. Он считает, что насквозь релятивистскими будут любые
системы ценностей, если они строятся вокруг какого-либо ценностного
понятия,
выражающего
реальность
природного,
социального
или
психического бытия, например, если они исходят из ценности человека, его
чувств, желаний, интересов индивидуума или социума, или из абстрактной
идеи справедливости, пользы и т. д. Ибо ни одна из этих сущностей не
является независимой и необусловленной. Все явления можно поставить в
отношение
зависимости
друг
от
друга.
Но
все
они
оказываются
относительными. Существует только одна единственная, абсолютная,
высшая ценность – Бог. По мнению теолога, лишь аксиология монотеизма
способна вывести из тупика абсолютного релятивизма, выдвигая в качестве
центрального принципа системы ценностей идею Бога 11.
Изучение
развития
представлений
о
ценностях
в
западной
философской мысли связанно с эпохой Возрождения и Реформации.
Гуманисты и свободолюбивые философы с той или иной степенью
компромисса эмансипировали земные, человеческие ценности от подчинения
«высшим», божественным ценностям.
Бэкон, Монтень, Бейль, Мелье, Боккаччо, Рабле, Эразм Роттердамский
в противовес средневековой схоластике, которая утверждала безусловную
См.: Нибур Х. Р. Средоточие ценности // Культурология. XX век. Антология. – М., 1995.
– С.124-144.
11
14
второразрядность «низших» ценностей, то есть наиболее значимых для
повседневной
жизни
людей,
возвышали,
подчас
с
гротескными
преувеличениями, именно «плотское». Следствием этого было возрождение
некоторых идей античного гедонизма и эпикурейства.
Философия эпохи Просвещения продолжила эмансипацию понятия
ценности от Божественной сферы, в аксиологических идеях Иммануила
Канта, создавшего свою собственную оригинальную философию морали,
которая по определению Теодора Адорно «представляет собой, можно
сказать, философию морали par excellence, то есть философию морали как
таковую»12.
И. Кант не создал позитивной теории ценностей. Но подготовил
появление аксиологии как самостоятельного направления в философской
мысли, определяя формальную эстетическую и этическую деонтологию
«чистого»,
автономного
априорного
сознания.
Эту деонтологию
он
сознательно противопоставил всякой аксиологии, тем самым, отвергая в
своей этике, какую бы то ни было «гетерономную» обусловленность
категорического императива и других феноменов автономного морального
сознания какими-то внешними факторами, причинами, целями, в том числе
потребностями, интересами. Рассуждая о нравственности, И. Кант писал, что
«все, что человек сверх доброго образа жизни предполагает возможным
сделать, чтобы стать угодным Богу, есть лишь иллюзия религии и
лжеслужение Богу»13.
Аксиология имеет своим предметом ценностное отношение, которое
всегда субъект-объектно, обусловлено внешне, объективно (свойствами
предметов)
и
субъективно
(потребностями,
интересами,
установками
сознания человека), то есть, обусловлено «гетерономно».
И. Кант делил поступки на моральные и легальные. Моральные
поступки – те, которые побуждаются только уважением к абсолютному
12
13
Адорно Т.В. Проблемы философии морали. – М.: Республика, 2000. – С. 239.
Кант И. Собр. соч. Т. 6. – С. 184.
15
нравственному
закону.
Легальные
поступки
вызываются
внешними
эмпирическими (правовыми, политическими, религиозными) мотивами.
Противопоставление абстрактного «должного» и конкретного эмпирического
«сущего» в поведении – предпосылка разделения «мысленного» и «ценного»,
а также «высших» и «низших» ценностей в будущей аксиологии
неокантианства, феноменологии.
Представители идеалистической аксиологии ставят в заслугу И. Канту,
что он очистил теорию ценностей от материальных зависимостей. При этом
четко разграничил абсолютную ценность категорического императива и
эмпирические
относительные
ценности,
снял
противоречия
предшествовавших представлений о ценности (Блаженного Августина, Фомы
Аквинского и др.).
Этический формализм И. Канта оказал определяющее воздействие на
этику и эстетику в XIX веке. Непосредственными предшественниками
аксиологии были неокантианцы Фрейбургской школы. Неокантианцы Г.
Летце,
В.
Виндельбанд,
Г.
Риккерт выдвинули понятия
«иерархия
ценностей», «царство ценностей». Летце различал три «царства»: царство
законов и истин, царство фактов и царство ценностей 14. Этим царствам
соответствуют три раздела в философии: метафизика, натурфилософия и
психология, учение о ценностях. Таким образом, было положено начало
формированию
самостоятельного
раздела
в
философии,
изучающего
ценности.
Генрих
Риккерт
принципиально
отделял
ценности
от
фактов
действительности и от истин познания в качестве особого «бытия», или
«царства ценностей». Философ писал, что ценности «образуют совершенно
самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта» 15.
Главной задачей философии является исследование сферы ценностей,
имеющих непреходящее, вневременное значение. По мнению Г. Риккерта,
14
15
См.: Летце Г. Р. Микрокосм. – СПб., 1870.
Риккерт Г. Понятие философии // Логос. 1910. – С.34.
16
сущность ценностей состоит в их значимости, а не их фактичности, они
выступают как идеальная всеобщая норма, придающая реальности смысл.
Считается, что воззрения Фридриха Ницше на «философию жизни»
нашли свое отражение в понимании ценности в западной философии.
Философия Ф. Ницше способствовала возникновению аксиологии как науки
своей критикой традиционного абстрактного формализма в философии,
своей переоценкой ценностей жизни и культуры. Но Ф. Ницше не создал
философской теории ценностей в качестве строго организованной системы
понятий, в том виде, как она сложилась в XX веке.
В рамках феноменологии, понятие ценности происходило в условиях
неореализма и неопозитивизма. Именно в феноменологии зародилась
аксиология, как самостоятельная отрасль философского знания о ценностях.
Если феноменологический подход в понимании ценности господствовал в
континентальной европейской философии (прежде всего, немецкой), то
неореализм и неопозитивизм стал определяющим направлением для англоамериканской философии XX века.
Основатель неореализма Джордж Эдуард Мур в своей книге
«Принципы
этики»
определял
ценности
как
«последние
данности
самосознания», которые не могут быть выведены из эмпирической шкалы
«ценностных предпочтений» людей 16.
Немецкие философы, опираясь на феноменологию Эдмунда Гуссерля,
пытались заполнить абстрактную пустоту феноменологической «метаэтики»
«материальным» (эмпирическим) содержанием. Такую работу попытался
сделать Макс Шелер. Поддерживая идею о «данности ценностей», он
стремился связать «данность» феноменов ценности с «предпочтениями»
реальных субъектов. С этой целью М. Шелер вводит в понимание феномена
ценности чувственно-психологический момент, то есть в какой-то мере
возвращается от априоризма И. Канта к сенсуализму Шефтсбери, Юма и
16
Мур Дж. Принципы этики. – М.: Прогресс, 1984. – С. 33-40.
17
Смита. Происходит сдвиг в материальную сферу, сферу реального сознания,
преимущественно
психо-эмоциональную:
«вечные»,
«неизменные»,
априорные ценностные феномены – не формальная система понятий, они
«материально даны» сознанию. Макс Шелер перенес феноменологический
метод Э. Гуссерля в сферу этики, философии культуры и религии, изображая
нравственные ценности неизменными «сущностями» и противопоставляя
формальной этике И. Канта материальную этику ценностей. Помимо
утверждения априорной данности ценностных феноменов он подчеркивал их
абсолютность, вечность, неизменность, универсальность.
В творчестве другого немецкого философа Николая Гартмана
феноменологическая аксиология М. Шелера доводится до логического
завершения. Если М. Шелер пытался наполнить абстрактное понимание
ценности неким «материальным» содержанием посредством обращения к
явлениям психологии, то Н. Гартман делает то же самое путем прямой
онтологизации
«царства
объективизма,
когда
ценностей»,
ценности
то
есть
объявляются
перехода
некими
на
позиции
«сущностями»,
имеющими объективное бытие, подобное бытию платоновских идей.
Одним из главных вопросов философии Н. Гартман считал вопрос о
положении человека между действительностью и идеальным требованием,
между каузальной, реальной детерминированностью и телеологической,
ценностной детерминированностью.
Только через
человека
ценности
воздействуют телеологически детерминирующим образом на каузально
детерминированный мир, отсюда возникает власть человека над вещами,
позволяющая ему вмешиваться в естественный ход событий и изменять его
по своей воле. Гартман развивает материальную этику ценностей, в которой
пытается обнаружить смысл и содержание «добра» как ценности и пути
осуществления его в жизни.
В начале XX века Гуго Мюнстерберг в своей книге «Философия
ценностей» впервые в истории аксиологической мысли построил систему
ценностей, представленную в таблице и охватывающую 24 ценности. Он
18
считал, что природа в основе своей свободна от ценностей, а индивидуумы в
своих взаимоотношениях знают только условные ценности. Безусловные
ценности
мира
могут
принадлежать
лишь
к
сверхпричинной
и
сверхиндивидуальной сущности мира. Хотя ценности и даны в личном
переживании, мы их переживаем, отрешаясь от своего преходящего «я». С
ними связано сверхличностное хотение – стремление к правде, красоте,
нравственности и священному. «Две основополагающие группы – жизненные
и культурные ценности автор подразделяет, с одной стороны, на логические,
эстетические, этические и метафизические, а с другой – на ценности
внешнего мира, ближайшего окружения и внутреннего мира» 17.
Современный американский социальный психолог и философ Милтон
Рокич рассматривает ценности как разновидность убеждения и определяет их
как «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или
конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной
точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо
конечная цель существования»18. Человеческие ценности характеризуются
следующими основными признаками:
1) общее число ценностей, являющихся достоянием человека,
сравнительно невелико;
2) все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в
различной степени;
3) ценности организованы в системы;
4) истоки человеческих ценностей прослеживаются в культуре,
обществе и его институтах и личности;
5) влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных
феноменах, заслуживающих изучения.
Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. –
М., 2006. – С. 19.
18
Цит. по: Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентации. — М., 1992. –
С. 17.
17
19
Милтон Рокич различает два класса ценностей – терминальные и
инструментальные. Терминальные ценности, определяет как убеждения в
том, что какая-то конечная цель индивидуального существования (например,
счастливая семейная жизнь, мир во всем мире) с личной и общественной
точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные
ценности – как убеждения в том, что какой-то образ действий (например,
честность, рационализм) является с личной и общественной точек зрения
предпочтительным в любых ситуациях. По сути, разведение терминальных и
инструментальных ценностей воспроизводит уже достаточно традиционное
различение ценностей-целей и ценностей-средств.
В истории философии можно наблюдать широкий спектр подходов к
определению понятия ценности. Сегодня нельзя говорить о том, что
проблема определения понятия ценности решена в современной философии.
Современный польский философ Т. Стычень считает, что современное
состояние проблемы определения понятия ценности – это «состояние
тупика». Рассматривая данную проблему в истории философии, он выделяет
три типа определения: натуралистические или эмпирические теории, которые
попросту
считают
ценностями
полезные
свойства
вещей;
феноменологические теории считают, что ценности – чистые абстракции,
полагаемые интуицией; агностический эмотивизм вообще считает, что
невозможно никакое определение ценности, потому что ценности вообще не
относятся к области познания 19.
Чешский философ М. Варош в своей книге «Введение в аксиологию» 20
приводит существующие в европейской философии классификации типов
дефиниций понятия ценности. По типу мировоззрения он различает:
1. Абсолютистские определения: ценности – абсолютно данные
«феномены», вне времени – пространства, бытия – сознания, в чистом
См.: Стычень Т. Аксиология // Культурология. XX век. Антология. – М.: ЮРИСТ, 1995.
– С. 28-56
20
См.: Варош М. Введение в аксиологию. – М., 1973. - №2. – С.26-48.
19
20
психологическом поле. Главное направление – философия феноменологии.
Фактически это разновидность субъективизма.
2. Объективистские определения: ценности – объективно сущие
качества вещей, вне зависимости от рефлексий сознания или отражаемые в
последнем – все равно. Это объективный идеализм, диалектический
материализм.
3. Реляционистские определения: ценности – свойства субъектобъектного отношения (познавательного, нравственного, эстетического,
религиозного и т. д.).
По субъектам (носителям) определений ценностей:
1.
Субъектно-психологические
подходы:
ценностно-образующий
фактор – индивидуальное сознание; в субъект-объектном ценностном
отношении приоритет отдается человеку, его сознанию, интересам и т. п. В
основном это субъективистско-феноменологические теории.
2. Ценностно-образующий фактор – коллективное (общественное)
познание; ценностное отношение выражает отношение: коллективное
сознание – реальность. Это в основном теории позитивистской социологии
(М. Вебер, Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, отчасти марксисты).
3. Концепция историзма: в ходе эволюции история по своим законам
творит материальные и духовные ценности – системы ценностей как
конкретные результаты эволюции некой духовной или материальной
субстанции (Г. Гегель, социал-дарвинисты; космические, эволюционистские
теории – А. Бергсон, П. Тейяр де Шарден, Флетчер, Хаксли и др.).
Если первые два подхода являются чисто системными, то третий –
эволюционно-генетический,
причинный,
исторический.
Но
ни
«натуралистическая», ни духовно-идеалистическая эволюция, не исключают
системного подхода.
М. Варош рассматривает другие типы подходов к определению
ценности, которые, лишь конкретизируют каждый из приведенных подходов:
21
1. Трансцендентное истолкование ценностей: ценности – вневременные
«данности»: обобщенные цели, «смыслы существования», «блага» и т. п.
Главные представители этого понимания – немецкая феноменология и
некоторые направления в неопозитивизме. Фактически это направление
продолжает первое из трех вышеприведенных.
2. Утилитарианская концепция ценностей: ценность – объективное
качество вещи, вовлеченной в структуру субъект-объектных отношений,
возникающих в процессе деятельности. Ценностное отношение сближается с
познавательным, а практическая ценность – со степенью адекватного
познания свойств вещей. Ошибки в оценках – следствие неадекватного
представления об объективности (главным образом социальной). Это
представление было бы весьма функционально, если бы ценность не
сводилась преимущественно к полезности (для успеха в жизни, бизнесе,
политике и т. п.), то есть не понималась слишком узко, специально. Как
видим, утилитаристское понятие ценности примыкает к социологическому.
Но, в отличие от последнего, оно все-таки тяготеет к субъективизму, так как
«польза»
определяется
преимущественно
индивидуальным
интересом
(успехом).
3. Марксистский подход: попытка редукции философского понимания
ценности
к
экономическому
понятию
стоимости.
Фактически
это
приближается к утилитаристскому узкому пониманию ценности, о чем уже
шла речь.
Сам М. Варош предлагает некий комплексный антропологический
подход к определению ценности, в котором бы учитывались разные признаки
и снимались односторонности предыдущих определений 21.
Российские
философы,
обращаясь
к
проблеме
типологизации
ценностей, отмечают, что «в современной философии и науке принята
следующая типизация основных концепций ценностей: натуралистический
21
См.: Варош М. Введение в аксиологию. – М., 1973.- № 2. – С. 26-48.
22
психологизм, аксиологический трансцендентализм, культурно-исторический
релятивизм, персоналистический онтологизм, социологизм» 22.
Что касается непосредственного понимания ценности в отечественной
философии можно заметить, что вплоть до 60-х годов XX века такие понятия
аксиологии, как ценность, оценка, ценностное отношение, иерархия
ценностей и т. п. практически отсутствовали в языке нашей философии,
этики, эстетики и теории культуры. Ценностный подход в философском
анализе почти не применялся. Связано это было с господством в
официальной философии диалектического и исторического материализма.
Советская философия не могла удовлетворить потребностей в новом,
аксиологическом способе мышления, которые остро стали ощущаться в
эпоху хрущевской оттепели. Одной из первых книг, посвященных
пониманию ценностей, стала работа В.П. Тугаринова «О ценностях жизни и
культуры»23. Свои аксиологические взгляды В.П. Тугаринов представил в
новой монографии, написанной в русле господствовавшей марксисткой
методологии24. В 1964 году в Киеве выходит монография В.А. Василенко
«Ценность и оценка»25. Все это приводит к тому, что к началу 70-х годов XX
века аксиология стала рассматриваться в отечественной системе философии,
был определен предмет общей философской теории ценностей, в основе
которой лежит философия морали. Этика не может обойтись без понятий и
общей
теории
гносеологическим
нравственности.
ценностей,
ограничиться
подходами
Моральные
в
только
философском
ценности,
их
социологическим
анализе
специфика,
и
явлений
релятивность
моральных ценностей и оценок, взаимоотношение ценности и истинности,
ценности и нормы – вот далеко не полный перечень вопросов, которые
активно обсуждаются в современной российской философии.
Рычков А.К., Яшин Б.Л. Философия. – М.: Элит, 2005. – С. 442.
См.: Тугаринов В.П. О ценностях жизни и культуры. – Л., 1960. – 156 с.
24
См.: Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме. — Л., 1968. – 124 с.
25
См.: Василенко В.А. Ценность и оценка. – Киев, 1964. – 164 с.
22
23
23
Этико-аксиологическая проблематика
занимала важное место в
дореволюционной русской философии и философии Русского Зарубежья. Тех
или иных аспектов понимания ценности касались такие русские философы
как Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, Н.О. Лосский, Е.Н. Трубецкой,
С.Л. Франк и др.
Особое место в ряду этих мыслителей занимает Николай Онуфриевич
Лосский, учение которого «проникнуто этическим пафосом, поэтому не
будет преувеличением сказать, что его метафизика – это онтологизированная
этика»26.
Рассмотрение проблемы ценностей он начинает с определения понятия
первичной ценности. По его представлению: это – Бог как само Добро,
абсолютная полнота бытия, сама в себе имеющая смысл. В этом определении
нет разложения на элементы, есть только указание на первичное начало и
перечисление следствий, вытекающих из него для ума и воли, в какой-либо
мере приобщающихся к нему (оправданность, одобрение, признание права,
предпочтение и т.п.).
Это сочетание слов показывает, что ценность есть органическое
единство, включающее в себя, как элементы, бытие и значение, но, опираясь
на эти элементы, она представляет собой новый аспект мира, отличный от
своих элементов.
Значение и смысл есть идеальный аспект ценности. По мнению Н.О.
Лосского, «всякая ценность или сполна идеальна, или, по крайней мере,
заключает в себе идеальный аспект. Если само ценное бытие есть бытие
идеальное, то ценность сполна идеальна: так, например, субстанциальный
деятель
как
сверхвременный
и
сверхпространственный
источник
действований есть сполна идеальная ценность. Если ценное бытие есть бытие
реальное, то соответствующая ценность идеально-реальна: такова, например,
исполняемая певцом ария. Идея арии, идея храма, идея поступка и т.п. есть
История русской философии: Учебник для вузов / Редкол.: М.А. Маслин и др.. – М.:
Республика, 2001. – С. 470.
26
24
сполна идеальная ценность, могущая быть реализованною; исполняемая
ария, построенный храм, совершаемый поступок есть ценность идеальнореальная»27.
В своем значении производные ценности вообще имеют два
возможных направления – к осуществлению абсолютной полноты бытия и к
удалению от нее, поэтому они полярно противоположны, могут быть
положительными и отрицательными, первые суть добро, а вторые – зло в
широком смысле слова (то есть не в смысле только нравственного добра и
зла).
Рассуждая о положительной ценности, Н.О. Лосский говорит, что ее
можно обозначить словом добро, отрицательной ценности, соответствует –
зло.
Согласно развиваемой им онтологической теории ценностей, бытие не
есть
только
носитель
ценностей,
оно
само,
будучи
взято
в
его
значительности, есть ценность, оно само есть добро и зло. Полярность
ценностей необходимо связана также и с полярностью симптоматического
выражения их в чувстве, прежде всего в чувстве удовольствия и страдания.
Точно так же полярна и реакция воли на ценности, выражающаяся во
влечении или отвращении.
Рассуждения
Н.О.
Лосского
приводят
его
к
постулированию
необходимой связи ценностей с субъектом. Всякая ценность есть ценность
для какого-нибудь субъекта, однако, это не дает права говорить, что
ценности субъективны. Как познаваемость мира предполагает сознание, но
из этого вовсе не следует, будто познаваемая истина сполна обусловлена
сознанием, так и ценностный характер мира предполагает наличие субъектов,
но из этого вовсе не следует, будто ценности
обусловлены бытием
субъектов. Ценность есть нечто выходящее за пределы противоположности
Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей. – Париж:
YMCA PRESS, 1931. – С.86-87.
27
25
субъекта и объекта, так как обусловливается отношением субъекта к тому,
что выше всякого субъектного бытия, именно к Абсолютной полноте бытия.
Ценность всегда связана не только с субъектом, но и с жизнью
субъекта. Философ определяет ценность как «бытие в его самопереживаемом
или переживаемом другими существами значении для осуществления
абсолютной полноты жизни или удаления от нее. Словом «жизнь» здесь
обозначается
для
себя
сущая
целестремительная
активность
субстанциального деятеля. Отсюда ясно, что такое понимание ценности не
есть биологизм. Материально-телесная жизнь растительных и животных
организмов есть только один из видов жизни вообще. Абсолютная жизнь
Царства Божия требует возвышения над биологическою материальнотелесною жизнью и приобретения телесности духоносной» 28.
Абсолютная положительная ценность есть ценность, сама в себе,
оправданная, имеющая характер добра с любой точки зрения, в любом
отношении и для любого субъекта; не только сама по себе она всегда есть
добро, но и следствия, необходимо вытекающие из нее, никогда не содержат
в себе зла. Такое добро есть, Божественная абсолютная полнота бытия.
Относительная положительная ценность есть ценность, имеющая
характер добра лишь в каком-либо отношении или для каких-нибудь
определенных субъектов; в каком-либо другом отношении или для какихлибо других субъектов такая ценность сама по себе есть зло, или, по крайней
мере, необходимо связана со злом. Такие ценности, в которых добро
необходимо связано со злом, возможны только в психо-материальном
царстве бытия, где деятели относительно изолированы друг от друга своею
большею или меньшею эгоистическою замкнутостью в себе.
Cубъективность ценности есть значение ее только для определенного
субъекта; общезначимость ценности, то есть значение ее для всякого
субъекта, будем называть объективностью. Абсолютная ценность, как
Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей. – Париж:
YMCA PRESS, 1931. – С.98.
28
26
следует из определения ее, есть всегда вместе с тем общезначимая, то есть
объективная, самоценность.
То обстоятельство, что абсолютная ценность всегда есть ценность,
переживаемая каким-либо субъектом, нисколько не противоречит ее
абсолютности, то есть самооправданности. Понятие «абсолютный», когда
оно имеет значение предиката или определения, приложимо к таким
предметам, которые находятся в системе отношений.
Философские рассуждения Н.О. Лосского о ценностях еще раз
показали, что этико-аксиологическая проблематика является центральной для
русской философии.
В современной российской философии из всего спектра философского
анализа понятия «ценности» можно выделить некоторые подходы. О.Г.
Дробницкий под понятием «ценность» понимает:
1) положительную или отрицательную значимость какого-либо объекта
в отличие от его экзистенциальных и качественных характеристик
(предметные ценности);
2) нормативную,
предписательно-оценочную
сторону
явлений
общественного сознания (субъективные ценности, или ценности
сознания).
К предметным ценностям О.Г. Дробницкий относит естественное благо
и зло; социальное благо и зло; прогрессивное или реакционное значение
исторических событий; культурное наследие прошлого и др. К ценностям
сознания он относит общественные установки и оценки;
императивы и
запреты; цели и проекты, выраженные в форме нормативных представлений
о добре и зле, справедливости, нормы и принципы действования и т. п 29.
Другие современные философы под ценностями понимают «природные
и культурные объекты, процессы, отношения, обладающие положительной
значимостью для человека. … Вещи сами по себе в ценностном отношении
нейтральны. Ценностное отношение возникает только в том или ином
29
Дробницкий О. Г. Ценность // Философская энциклопедия. – Т. 5. – М., 1970. – С. 462.
27
социальном контексте. В самом объекте ценности изначально не заложены,
они возникают как результат отношения между человеком и объектом, в
котором определяется положительное значение объекта для человека и его
окружения. Поэтому возникновение и существование ценности неотделимо
от оценки. Для того чтобы возникла ценность, объекты подлежат оценке,
благодаря которой одни ценности утверждаются как высшие, другие отходят
на второй план»30.
Философская
рефлексия
ценности
приводит
к
выстраиванию
определенной иерархии ценностей. «В качестве ценностей могут выступать
разнообразные материальные и духовные (идеальные) объекты, а также
процессы и отношения. Материальные ценности – это орудия труда, жилища,
одежда. Транспорт, средства связи и др. и формы их производства.
Например, ценностью для человека могут быть и вещи повседневной жизни,
и другие люди, и мирная жизнь, и идея добра, и процесс получения знаний.
Духовные ценности (политические, правовые, моральные, эстетические,
философские, религиозные, познавательные и др. идеи, теории, взгляды,
настроения человека и общества) составляют содержание духовного мира
субъекта; в обществе – это содержание общественного сознания, духовной
культуры общества. Духовные ценности фиксируются в объективированной
(материальной, знаковой) форме – в книгах, художественных произведениях,
архитектурных сооружениях и т.п. Это придает им межличностный
(интерсубъективный, понятный разным людям), характер, делает возможным
их освоение любым человеком. В процессе такого освоения, собственно, и
осуществляется
формирование
личности,
обладающей
сложившимся
мировоззрением и системой убеждений, которые определяют ее поведение,
целевые установки, понимание смысла собственного существования. Особую
роль при этом играют нравственные, эстетические, религиозные ценности» 31.
30
31
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел, 2009. – С. 288.
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел, 2009. – С. 289-290.
28
А.К. Рычков и Б.Л. Яшин, рассматривая понятие ценности, пишут о
том, что «... все ценности можно разделить на положительные и
отрицательные. К положительным мы относим благо, добро, здоровье,
жизнь,
справедливость,
свободу,
гармонию,
прекрасное
и
т.п.
К
отрицательным ценностям – зло, болезнь, смерть, несправедливость,
несвободу, безобразное и т.п.»32.
Но еще дальше в толковании понятия «ценность» пошел А.А. Ивин:
«Мы будем употреблять термин «ценность» таким образом, что он будет
охватывать не толъко положительные и отрицательные ценности, но и
нейтральные»33. При такой предельно широкой трактовке этого термина, он
полностью теряет свою надобность и право на существование, поскольку в
мире кроме положительного, отрицательного и нейтрального ничего
«четвертого» для людей нет.
Современный отечественный исследователь Д.А. Леонтьев относит
понятие ценности
к числу междисциплинарных 34. При этом ценности
понимаются по-разному не только в разных дисциплинах (философии,
социологии, психологии, экономике и др.), но и внутри каждой из них.
Систематизировать эти различия можно, выделив шесть типов в построении
понятия ценности:
1. Ценность может выступать как объект или как атрибут объекта,
соответственно, объект может быть ценностью или иметь ценность.
2. Ценностью могут быть любые объекты, обладающие какой-либо
полезностью (экономический, или утилитаристский взгляд) или
объекты особого рода, обладающие особым статусом.
3. Ценности являются индивидуальными или надындивидуальными
образованиями (эти две трактовки не обязательно должны исключать
друг друга).
Рычков А.К., Яшин Б.Л. Философия. – М.: Элит, 2005. – С. 444.
Ивин А.А. Основания логики оценок. – М., 1970. – С. 13.
34
См.: Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. – М.: Смысл, 1992.С.17.
32
33
29
4. Признание надындивидуальной природы ценностей ставит вопрос о
том, онтологизируются ли они как трансцендентные сущности или
социологизируются как порождение социальных общностей.
5. Признание индивидуальной формы существования ценностей
ставит вопрос о том, являются ли они лишь структурами сознания
(представлений)
или
личности
и
мотивации.
Эта
дихотомия
проявляется, в терминологическом разведении ценностей и ценностных
ориентаций.
6. Социальная трактовка ценностей ставит вопрос об их понимании
как эталонов (конкретных норм и стандартов) или идеалов (векторов,
задающих направление, но не конкретные цели действий).
Д.А. Леонтьев подчеркивает, что рассмотрение понятия ценности в
пространстве этих шести типов приводит к неизбежности понимания
ценности в единстве трех форм ее существования, постоянно переходящих
друг в друга. Именно трансформация ценности из одной формы в другую
является способом ее бытия:
1. Общественные идеалы. Это исходная форма ценностей, поскольку
каждая ценность порождается каким-либо социальным сообществом,
от семьи до человечества в целом. Социальная ценность есть
концентрированное выражение коллективного опыта группы или
общности в форме идеала, то есть представления о совершенстве, о
желательном в тех или иных сферах социальной активности.
2. Предметно воплощенные ценности. Общественные идеалы даны
нам не абстрактно, а через их воплощение в произведениях
(артефактах) и деяниях конкретных людей, в которых ценность
находит свое наиболее зримое существование.
3.
Личностные
происходит
лишь
ценности.
Предметное
посредством
воплощение
деятельности
людей,
ценностей
которые
осуществляют эти ценности, будучи ими побуждаемы. Неизбежно
признание существования ценностей в структуре мотивации личности.
30
Особое внимание Д.А. Леонтьев уделяет понятию «личностные
ценности». Для него личностные ценности являются элементами структуры
личности и занимают в ней то же место, что и потребности – место
устойчивых источников побуждений, в конкретной ситуации порождающих
во взаимодействии и конкуренции с другими подобными источниками
мотивы текущей деятельности. Личностные ценности и потребности
функционально идентичны, выполняя в жизнедеятельности одну и ту же
функцию, однако различаются по ряду признаков, связанных с тем, что
человек как субъект потребностей взаимодействует с миром в одиночку, а
как субъект ценностей – как часть целого. В ходе возрастного развития и
социализации личности к потребностям
как исходно единственным
источникам побуждений прибавляются личностные ценности и между ними
устанавливается баланс, хотя в индивидуальных случаях он может заметно
нарушаться.
Соотношение
потребностей и личностных ценностей
в
регуляции жизнедеятельности является существенной индивидуальной
характеристикой личности.
Формирование личностных ценностей в индивидуальном развитии – не
автоматический
процесс,
осложненный
множественностью
групповой
принадлежности людей в современном урбанизированном обществе и
нередкой противоречивостью ценностных систем и ролевых ожиданий
различных социальных групп, к которым принадлежит индивид. Выбор
социальных ценностей огромен, однако лишь некоторые из них становятся
чем-то большим, чем внешние требования, входят в мотивационную
структуру личности, становясь личностными ценностями. Предпосылки
этого процесса: идентификация с группой, ориентированной на данную
ценность
и
практическое
участие
в
совместной
деятельности,
мотивированной этой ценностью. Автор убежден, что усвоение индивидом
ценностей идет расходящимися кругами, от малых групп (семья и др.) к
большим (нация, человечество), причем ранее усвоенные ценности могут
31
служить мощным барьером к усвоению противоречащих им ценностей
больших групп.
От своих рассуждений о личностных ценностях Д.А. Леонтьев
переходит к социальным ценностям, где ценностной основой социальных
отношений и социального поведения людей служит трансляция в обществе
ценностных
содержаний
через
посредство,
социальных
символов
и
артефактов. Их ценностное содержание чаще всего не осознается людьми,
однако подспудно улавливается ими и влияет на формирование отношения
индивидов к тем или иным социальным объектам, символам и артефактам.
Есть данные, говорящие о том, что степень сходства ценностей организации
и работника позволяют предсказывать лояльность работника организации.
Согласно другим данным, воспринимаемая степень сходства между
ценностями, приписываемыми политическому лидеру, и собственными
ценностными ориентациями значимо коррелирует с готовностью голосовать
за этого лидера. В ряде экспериментальных работ на материале музыки и
живописи, а также печатной и телевизионной рекламы, политических
образов, телевизионных каналов, пословиц и др. подтвердились гипотезы о
том, что реципиенты усматривают в них довольно конкретный набор
ценностей.
Можно
предположить,
что
социальные
объекты
и
категории
ассоциированы в сознании людей с определенным ценностным ореолом,
образованным набором иерархически упорядоченных ценностей. Этот набор
отличается индивидуальным своеобразием для каждого объекта и устойчиво
воспроизводится разными людьми. Субъективное отношение человека к
указанным социальным объектам и категориям существенным образом
определяется
соотношением
ценностей,
атрибутируемых
данному
социальному объекту, с ценностными ориентациями самих людей.
Д.А. Леонтьев пытается представить в своих философских построениях
неклассический ценностный подход. Развиваемый им неклассический
ценностный подход, главной чертой которого является положение о
32
циркуляции ценностных содержаний между общественным сознанием,
культурными артефактами, деяниями и индивидуальной мотивацией,
открывает новые перспективы для изучения динамики ценностей как в
социокультурном,
так
и
в
индивидуально-психологическом
аспекте
рассмотрения.
В современной философии не найти однозначного выверенного
определения философской категории ценности, как единого критерия
вычленения ценностей из среды прочих элементов сознания. В зависимости
от мировоззренческих установок предлагаются разные истолкования и
определения
ценности,
в
основной
традиции
–
преимущественно
субъективистские. В крайнем выражении, например, в феноменологии,
ценностями фактически признаются лишь «абсолютные» ценности, которые
противопоставляются всем прочим, «относительным» представлениям.
Некоторые современные философы вообще предлагают отказаться от
понятия «ценность», они считают, что «сам термин «ценность» отражает
современную изоляцию оценочных суждений, включая и нравственные, от
любых областей знания. В результате термин «ценности» не означает ничего,
кроме индивидуальных или коллективных предпочтений («субъективные
ценности»). Мы не согласны с таким прочтением термина и предпочитаем не
употреблять его в дальнейшем, хотя он настолько глубоко вошел в ткань
современной речи, что будет сложно его избегать» 35.
Исходя
из
рассмотрения
историко-философских
подходов
к
пониманию ценности, мы можем сделать вывод, что ценность есть
положительное значение объекта для человека с точки зрения того,
насколько он способен удовлетворить какую-либо потребность, возникшую в
его жизнедеятельности.
Понятие ценности выражает не только сам факт возникновения
ценностных отношений, но и определенное качество этих отношений, то есть
Мерфи Н., Эллис Дж. О нравственной природе вселенной: Богословие, космология и
этика. – М., 2004. – С.15-16.
35
33
положительное качество, которое
фиксируется в сознании в виде
представления, понятия, суждения, чувства об этом качестве – оценки.
Конечным критерием ценности, как и истинности, является практика, в
которой объективные свойства предметов связываются, соотносятся с
потребностями, интересами, целями людей. Поэтому «подлинно научное
определение философского понятия ценности может быть дано только в
границах той полной реальности, каковой является целостная человеческая
жизнедеятельность
как
совокупность
субъект-объектных
отношений:
практических, познавательных, ценностных, в которой объективное и
субъективное находятся в неразрывной связи друг с другом» 36.
Анисимов С.Ф. Введение в аксиологию: Учебное пособие для изучающих философию..
– М., 2001. – С. 64.
36
34
1.2. Нравственные ценности и их место в мировоззренческих установках
человека
Если проблема ценности является основной для аксиологии, то
решение проблемы значения морали в жизнедеятельности людей есть пример
ценностного подхода в этике. Ценностное сознание связано с выбором.
Перед необходимостью выбора человек сталкивается уже на первых порах
своей жизни. В ситуации выбора перед человеком стоит задача признать
ценностное преимущество одного из двух или из нескольких мотивов
(побуждений).
По мере формирования и совершенствования личности выбор теряет
свою драматическую напряженность, потому что вся жизненная энергия и
весь жизненный смысл утверждаются в предпочтении ценности. Для
человека, обладающего высшей духовной ценностью, выбор перестает быть
проблемой, поскольку такой человек уже навсегда определил свой
нравственный путь, обрел источник подлинно этического осмысления бытия,
жизненную устремленность и истину и тем самым предрешил все
последующие частные выборы. Истинная ценность внутренне освещает всю
жизнь человека, наполняя ее подлинной свободой и открывая в ней
творческие возможности.
Сегодня можно часто услышать мнение о том, что мораль не имеет
первенствующее значение в жизни человека и общества. В современных
условиях всеобщего духовного кризиса в общественном сознании, все более
распространяется
настроение
морального
нигилизма.
«В
обществе
формируется специфическое, деформированное нравственное сознание не
только у тех, кто совершил преступление, но и у все большего числа
законопослушных граждан. В неустойчивой, нестабильной социальной и
правовой
ситуации
стираются
различия
между
добром
и
злом,
35
преступлением и сознательным следованием закону, процветают крайний
индивидуализм, безразличие к делам общества»37.
Традиционные духовно-моральные ценности, которые в прошлом были
тесно связаны с религиозными верованиями, а потом – с идеалами
коммунистической морали, и содержали в себе такие общечеловеческие
понятия, как патриотизм, коллективизм, альтруизм, трудолюбие, целомудрие
и т. д., вытесняются индивидуальным и групповым эгоизмом, в лучшем
случае – неким «разумным эгоизмом», якобы способным удовлетворить
интересы всех. Теоретически это получило отражение в этике утилитаризма,
прагматизма, предпринимательства, всевозможных приводящих к успеху
технологий. При этом неизбежно переоценивается шкала моральных,
эстетических, политических, мировоззренческих значений.
Традиционная точка зрения заключается в том, что в системе
человеческих ценностей нравственность занимает совершенно особое место.
Моральное сознание детерминирует поведение людей и их взаимоотношения
–
межличностные,
групповые,
социальные.
Нравственный
критерий
применим в качестве оценочного основания ко всем областям человеческой
деятельности.
Становление
нравственных
ценностей
представляет
длительный, сложный и противоречивый процесс. Любая активная форма
человеческой деятельности нуждается в нравственных критериях оценки,
отсутствие таких критериев или несоответствие им может свести на нет
самые грандиозные успехи практической и научной деятельности, политики,
экономики, идеологии.
Формирование нравственных ценностей знаменует собой переход от
стихийных
форм
регулирования
поведения
и
взаимоотношений
к
упорядоченным, сознательно регулируемым. Нравственные представления
человека, формировавшиеся на протяжении многих веков, нашли отражение
в таких категориях, как добро, справедливость, совесть, счастье, любовь, в
Культура. Наука. Образование: монография / Г.Ф. Назарова, С.И. Некрасов, Н.А.
Некрасова, Т.В. Серегина. – М., 2011. – С. 23.
37
36
конечном итоге, это становится вопросом смысла жизни. По словам русского
философа Е.Н. Трубецкого «тут речь идет, очевидно, не о том, может ли
жизнь (какова бы ни была ее ценность) быть выражена в терминах
общезначимой мысли, а
о том – стоит ли жить, обладает ли жизнь
положительной ценностью, притом ценностью всеобщей и безусловной,
ценностью, обязательной для каждого»38. Для русского философа в
мировоззренческих установках человека главную роль играет «общезначимая
мысль о ценности»39, что еще раз подчеркивает важность ценностных
установок при мировоззренческом выборе человека.
Основополагающим
и
важнейшим
аспектом
мировоззренческого
выбора человека является его ориентация в области этических смыслов и
ценностей.
Бытие
открывается
человеку
как
двойная
очевидность,
удостоверяющая его в том, что есть мир и что его «я» существует в этом
мире. Мир и «я» соединены не только физической, но и метафизической
связью и воспринимаются самой личностью как нерасторжимое в пределах
биографического времени бытие «я-в-мире». В этой нераздельности и
неслитности бытия мира и бытия «я» заключается предпосылка ценностной
ориентации человека в мире.
Отношение к себе и к миру личность определяет в таких самых
изначальных и фундаментальных категориях, как категории «иметь» и
«быть». Обе категории воспринимаются личностью как жизненная задача.
«Иметь» и «быть» — это две важнейшие посылки, две основные категории,
два вида самоопределения в общей онтологии личностного. Различаясь и
связываясь друг с другом внешне и внутренне, друг друга взаимоисключая и
взаимодополняя,
эти
две
категории
составляют
основной
стержень
человеческого существования, двойную спираль тайны смысла личной и
Трубецкой Е.Н. Смысл жизни // Трубецкой Е.Н. Избранные произведения. – Ростов-наДону, 1998. – С.21.
39
Там же. – С. 22.
38
37
общечеловеческой жизни. Какие бы примеры ни представляла история, речь
идет о реализации этих двух принципов — «иметь» и «быть».
Задача «иметь» представляется как нечто очевидное, привлекательное,
желанное, более доступное и осуществимое, чем задача «быть», требующая
умозрения и действия, связанного с напряжением и отдачей творческих сил.
В отличие от эмпирически-горизонтального «иметь» задача «быть» носит
идеально-возвышенный характер. Категории «иметь» и «быть» соотносятся
между собой, как царство нужды и необходимости с царством достоинства и
свободы. Несмотря на свою недоступность и трудность, идеальновозвышенная задача «быть» никогда не забывается в повседневной
человеческой жизни. Мир и блага мира суть ближайшие и очевидные
ценности, которые желательны и которые поэтому важно или необходимо
«иметь». Но личность как самосознающее себя «я» есть ни с чем не
сравнимая, ни на что не сводимая и ни на что не сменяемая данность,
которая, несмотря абсолютно ни на что, должна следовать своему основному
призванию «быть».
Рассматривая состояние человека в современном индустриальном
обществе, Герберт Маркузе писал о том, что человеческая жизнь
превращается в существование, когда индивиду навязываются стандартные,
ложные потребности, которые Маркузе называет репрессивными. Тем самым
человек лишается этико-аксиологической основы противостоять обществу, в
котором главную роль играют задачи «иметь», а не «быть». Формируется
модель
одномерного
мышления
и
поведения.
Встает
проблема,
предполагающая ценностное суждение, суждение о том, «что человеческая
жизнь стоит того, чтобы ее прожить, или скорее может и должна стать
таковой»40.
Современная социальная ситуация показывает нам преимущественное
стремление человека к тому, чтобы «иметь» и является результатом
Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование идеологии
развитого индустриального общества. – М., 2002. – С. 256.
40
38
сознательной ориентации личности в реальной жизненной плоскости и
определяться привязанностью к потребительским ценностям. Подобную
ориентацию личности Эрих Фромм назвал рыночной ориентацией, когда
человек «утрачивает самоуважение и самооценку … перестает воспринимать
себя как независимое существо, забывает о понятии индивидуальности своей
личности»41.
Судьба
одних людей обусловлена
преимущественно
внешними
объектами их интересов, судьба других – их собственной внутренней
жизнью. Ориентация с преобладающим интересом к внешнему миру является
экстравертивной установкой и определяет собой экстравертивный характер
личности. Ориентация с преобладающим интересом к внутренней жизни
является интровертивной установкой и определяет собой интровертивный
характер личности. Как интровертивный, так и экстравертивный характер
можно встретить в реальной жизни и в описаниях художественной
литературы. Всем известны те замкнутые, самоуглубленные и часто с трудом
постигаемые натуры, которые составляют яркую противоположность
натурам открытым, обходительным и приветливым. Нередко в одной и той
же семье один ребенок обладает экстравертивным, другой – интровертивным
характером. Обладая уживчивым или, по крайней мере, доступным
характером, экстравертивная личность предпочитает не обременять себя
чрезмерным углублением в проблему человеческих отношений. На ее ясном
и безоблачном горизонте нет и тени забот, тревог или сомнений. Она
способна производить впечатление на окружающих и распространять на них
свое
влияние.
Интровертивная
личность
в
своей
внутренней
самоуглубленности и задумчивости, по-видимому, не проявляет особой
заинтересованности не только чем-либо обладать, но и иметь внешний успех
или, что-либо из того, что ценится обычно среди людей.
41
Фромм Э. Человек для себя. – Минск: Харвест, 2003. – С. 110.
39
Из приведенных различий, отмеченных в ориентациях на мир и на «я»,
можно предположить, что категории «иметь» и «быть» способны по-разному
реализовывать себя в экстравертивной и интровертивной установках.
В экстравертивном характере, с его относительно высоким уровнем
притязаний на межличностный статус, преобладающее значение приобретает
категория «иметь». Человек ориентируется на данные, которые ему
доставляет внешний мир: не только лица, но и вещи привлекают его интерес.
Соответственно интересам его поступки обусловлены влиянием лиц и вещей.
Приспособление к обстоятельствам – отличительная черта экстравертивно
ориентированной личности. Предпочтительное внимание уделяется ею
объектам внешнего мира и их обладанию.
Если в системе
ценностной ориентации доминирующую роль
выполняет сознание и в основе отношения к жизни лежит экстравертивная
установка,
мы
можем
иметь
типичный
пример
экстравертивного
мыслительного характера. В своих крайне выраженных формах этот характер
носит печать какого-то слепого, иррационального преклонения перед
«принципом» и заключает в себе присутствие чего-то ограниченного,
бездушного и бесчувственного. Человек этого типа придает не только самому
себе, но и всему, что его окружает, аксиологическую значимость,
вытекающую из им самим выработанной формулы, которой он измеряет
добро и зло и определяет должное и недолжное. Правильно все то, что
соответствует этой формуле, неправильно то, что ей противоречит. Для
человека экстравертивного мыслительного типа эта формула – мировой
закон. Все должно совершаться не ради пользы и любви к человеку, а ради
«принципа», во имя которого всех и все нужно втиснуть в определенную
схему. Чем вернее соблюдается принцип верности формуле, тем сильнее
умерщвляется всякая жизнь, не соответствующая формуле. Тяжелые
последствия экстравертивной логической формулы испытывают, в первую
очередь, ближайшие друзья и родственники ее ревностного блюстителя,
который сам чаще всего страдает оттого, что у него подавлены все формы
40
жизни, зависящие от эмоций. Однако последовательно и до конца этот
принцип
осуществляется
редко.
С
помощью
удобной
умственной
маскировки, представляющей собой наивный самообман, человек позволяет
себе некоторое отступление от принципа и допускает смягчение формулы. С
другой стороны, доминирующее положение сознательно проводимого
принципа, как уже было отмечено, ведет к подавлению эмоций, которые
уходят под порог сознания и затем обнаруживают себя в некоторых
ситуациях. Их последующее неожиданное проявление в будущем останется
для человека загадкой. Сознательный, иногда исключительный альтруизм
нередко перекрещивается с тайным, скрытым от самого человека эгоизмом:
на бескорыстных с виду поступках лежит печать своекорыстия. Безотчетно
действующий принцип «иметь» проявляет свою эгоистическую сущность:
даже при самых чистых этических намерениях он приводит человека к
такому результату, что открывается и становится ясной решающая роль иных
мотивов, совсем не этических. Оказание какой-либо услуги или внимания
может быть продиктовано желанием произвести эффект или стремлением
подчинить кого-либо своему влиянию и зависимости. Там, где все подчинено
сознательно
или
бессознательно
проводимому
принципу
«иметь»,
подлинного «быть» уже нет: личность не осуществляет, а лишь узурпирует
достоинство принципа «быть», внешняя форма которого проявляется в
тенденции, носящей, эгоистическую окрашенность, в тенденции быть
интересным и производить впечатление на окружающих.
Наиболее ярко стремление к реализации принципа «иметь», то есть
стремление к обладанию вещами и внешними преимуществами, выражается
в человеке, основную черту которого составляет ориентация на внешний,
чувственно воспринимаемый мир. «Превалирует не какая-то отдельно взятая
установка, а пустота, которую можно скорейшим образом заполнить
желаемым свойством, пользующимся наибольшим спросом в данный
41
момент»42. Это человек чувства, для которого ощущение жизни в ее
материальной конкретности означает полноту бытия. Он вовсе не должен
быть
человеком
грубой
чувственности.
Напротив,
он
может
дифференцировать свое ощущение до самой высокой степени эстетического
восприятия, никогда не изменяя своему принципу иметь объект и
наслаждаться его обладанием. В обществе это не отталкивающий человек, а
наоборот, обладающий живой способностью к общению и тонким
эстетическим
вкусом.
Он
хорошо
одевается,
соответственно
своим
обстоятельствам, у него утонченный вкус принимать гостей, ему свойственно
следовать комфорту, моде и преклоняться, перед своим собственным правом,
обладать всеми возможными благами жизни. Его идеал – чувственно
воспринимаемая действительность, и по отношению к ней он полон
почтения. Но чем больше доминирует в нем чувственность, тем неприятнее
становится этот тип. Он развивается или в грубого, стремящегося к
наслаждениям эгоиста, или в скрупулезного рафинированного эстета.
Не
следует думать,
что экстравертивная
установка
исключает
возможность самоуглубления личности и погружение ее в собственное
переживание. Всякая личность способна мыслить категориями самооценки.
Однако экстравертивно ориентированной личностью самооценка дается с
точки зрения окружающего ее внешнего мира, в восприятии «другого» или
«других». Экстравертивная личность мыслит себя как «я», но не в своей
собственной оценке, а как это «я» является «другому» или «другим».
Парадоксальным образом экстравертивная и эгоистически настроенная
личность не живет своей настоящей жизнью, она рассеивается по объектам
внешнего мира и забывает о своем самоформировании и становлении, о
задании «быть».
С религиозной точки зрения начало данному раздвоению на «иметь» и
«быть» положено было в момент грехопадения человека, когда ум
42
Фромм Э. Человек для себя. – Минск: Харвест, 2003. – С. 118.
42
человеческий рассеялся по предметам мира сего, смешавшись с помыслами
земными и вещественными. Чистое отношение к самому себе, свободное от
мнений среды, может быть только этическим и религиозным. Такое
отношение достижимо, скорее всего, в опыте интровертивной установки, в
котором оно становится единственно возможным творческим принципом
ценностного переживания «я».
Когда жизнь открывается человеку в возможностях «иметь» и «быть»,
одна личность выбирает обладание, другая – становление. Но обладание
апеллирует к достоинству: «иметь» не имеет смысла без «быть». Обладание
ставит неизбежный вопрос о последнем смысле и требует размышления над
вечной проблемой «быть». То, что интровертивной личности присуще «от
юности», в экстравертивной личности достигается в биографических рамках
индивидуального опыта. Преодоление тенденции к обладанию означает
переход личности от экстравертивной ориентации к интровертивной.
Отказываясь от притязаний и разочарований, связанных с обладанием миром
вещей,
интровертивная
личность
приобретает
способность
познания
априорных образов умопостигаемого мира. Это – моменты углубления в
себя. Интровертивная личность ориентирована на становление, которое есть
вечное творчество и непрерывный процесс. Она имеет свое основание в
Ином и только в Нем одном находит свое подлинное становление. Она
осознает свою бытийность как свободное от всего «я», обретающее в Ином
источник жизни и находящееся в состоянии веры, надежды и любви,
достойных религиозного поклонения и славословия. В каждый момент
личность причастна к становлению, открывающему для нее неисчерпаемую
полноту бытия.
Интровертивный
характер,
несмотря
на
самоуглубленность
и
погружение в собственное переживание, не допускает поверхностного и
пренебрежительного отношения к нравственным нормам и ценностям. Но
было бы большой ошибкой сводить его нравственное миросозерцание к
какой-то абстрактной и скучной моралистике, которая может быть присуща
43
мыслительному экстравертивному типу. Вся его нравственно-ценностная
ориентация направлена к самой возвышенной онтологии, к умному
постижению смысла жизни, истины (в философии) или Бога (в религии).
На
примере
двух ориентаций
«иметь» и
«быть» мы
видим
определяющее значение нравственных ценностей в мировоззренческом
становлении человека.
В
современном
философском
нравственных ценностей
знании
относят: нормы
и
«к
числу
правила,
важнейших
регулирующие
поведение человека и отношения между людьми; высшие идеалы и
принципы, выступающие как моральные ориентиры личности. … В ходе
эволюции культуры происходило развитие и изменение нравственности. В
силу этого она включает в себя компоненты:
а) общечеловеческие (например, представления о необходимости
стремления к добру, следования добродетели, отстаивания справедливости);
б) социально-групповые (характерные для отдельных социальных
групп или эпох). В первобытном обществе важнейшее значение имели
принципы кровного родства и кровной мести – «око за око». Позднее они
вытесняются, то есть «золотым правилом морали», гласящим: «не делай
другому того, чего не хочешь себе». … В истории культуры имеют место
различия и между моральными нормами, типичными для отдельных классов.
Так, нравственные ценности рабовладельца существенно отличаются от
этических
установлений,
приемлемых
для
раба,
а
«кодекс
чести»
средневекового рыцаря – от правил поведения крестьянина;
в) личностные (даже сторонники одного этического учения обладают
различающимися жизненными позициями, убеждениями и способностями
неукоснительно следовать им)» 43.
Что касается
определения
мировоззрения,
как и в случае
с
определением понятия «ценность», множество философских дефиниций. По
43
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел, 2009. – С. 290-291.
44
словам А.А. Ивина, мировоззрение – это «система взглядов на мир и место
человека, общества и человечества в нем»44.
Другой
отечественный
мировоззренческой
философ
системы,
под
говорит
которой
он
о
существовании
понимает
«систему
представлений субъекта о себе, человеческих общностях и окружающем
мире, помогающую ему оценивать возможные последствия при принятии
решений»45. В западной философии можно найти такое определение
мировоззрения: «мировоззрение скрывает в себе философию, идет, как и она,
к целому, универсальному, последнему, конечному и включает в себя не
только знание о космосе, но также и оценки, переживаемые субординации
ценностей,
формы
жизни»46.
Такое
определение
отсылает
нас
к
значение
в
определяющей роли аксиологии в понимании мировоззрения.
Нравственные
мировоззренческих
интеллект,
ценности
имеют
установках людей.
творческое
первенствующее
Именно
воображение,
духовность
(то
сознательная
есть
волевая
целеустремленность, вера в сверхчувственное идеальное бытие) отличает
людей от всех других живых существ на Земле, составляет родовую
человеческую сущность, где нравственность можно рассматривать как
главный
элемент,
как
средоточие
всей
человеческой
духовности.
Нравственность – абсолютно необходимое условие духовности, более того,
она – единственное абсолютное условие духовности. На ее роль не может
претендовать никакой другой структурный элемент духовности – ни научное
познание, ни эстетическое, политическое, правовое сознание и т. п.
Понятия
связанными
«мировоззрение»
между
собой.
и
«духовность»
Современный
оказываются
отечественный
тесно
философ,
В.Н.Финогентов рассматривая проблему мировоззрения, говорит о том, что
Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. – М.: Гардарики, 2004.
– С. 513.
45
Философия / Под ред. В.Д. Губина, Т.Ю. Сидориной, В.П. Филатова. – М., 1996. – С.
210.
46
Мировоззрение / Философский словарь. – М., 2003. – С. 276.
44
45
«мировоззрение – это сложный и многообразный духовный феномен, …
мировоззрение является фундаментальным уровнем духовного бытия
человека, а также решающе важным фактором социокультурной жизни. Эта
часть определения указывает, на принципиально важную, сущностную роль
мировоззрения в бытии человека и общества, а также подчеркивает
верховенство, главенство мировоззрения по отношению к другим уровням и
формам духовного бытия человека и иным социокультурным феноменам» 47.
Знание, высокая образованность, осведомленность в науках – важные
элементы человеческого сознания, их отсутствие или слабое развитие не
лишают индивида сопричастности с человеческим родом. Современные
научно-технические достижения отнюдь не сопровождаются нравственным
прогрессом. Точно так же отсутствие развитого эстетического чувства,
ощущения прекрасного в природе, человеке, искусстве не может служить
основанием для отчуждения индивида от рода человеческого. В настоящее
время многим не хватает элементарной правовой
и политической
грамотности, но это не исключает их из числа людей. Неразвитость
нравственного
сознания,
отсутствие
нравственных
принципов,
есть
единственное, что делает человека нечеловеком или недочеловеком,
лишенным родовой человеческой сущности. Во все времена у всех народов
таких индивидов называли изгоями, извергами рода человеческого, изгоняли
из общин, подвергали остракизму. В цивилизованных обществах таких
людей сажали в тюрьму и даже казнили.
Наличие нравственных ценностей есть, сущностное качество человека,
которое напрямую определяет его мировоззренческие установки. И. Кант,
утверждал полную автономию морального сознания. Но нельзя утверждать
обратного – полной независимости науки, искусства, политики и т. д. от
нравственности. Научная деятельность, вообразившая себя свободной от
моральной ответственности, при некоторых обстоятельствах и интересах
Финогентов В.Н. Религиозный ренессанс или философия гуманизма?
Мировоззренческий выбор современной культуры. – М., 2009. – С. 24, 29.
47
46
может принести вместо пользы вред, стать опасной для людей, сделаться
причиной
экологических
катастроф.
Современное
искусство,
не
оплодотворенное высокими нравственными идеями, может превратить
прекрасное в его противоположности – в безобразное, низкое, пошлое, что и
доказывают
произведения
современной
литературы,
изобразительного
искусства, кино.
Утверждение первенствующей роли морали в структуре духовности
человека нисколько не противоречит решению проблемы взаимоотношения
морали и религии, какое дается в философской или теологической
онтологии, где эта проблема рассматривается в более широком масштабе. В
теологии, религиозной философии христианства и других конфессий
божественные ценности представляются как высшие в сравнении с земными,
низшими ценностями человека. Положительные нравственные чувства,
понятия,
общечеловеческие
моральные
нормы
почитаются
как
богодухновенные и богооткровенные. Об этом уже говорилось выше, когда
речь шла о понимании ценности в мировоззрении Августина Блаженного и
Фомы Аквинского. В религиозном мировоззрении только вера выступает как
средоточие всякой ценности. Вера является «центром религиозной жизни
человека … Вера – это отношение или внутреннее состояние, такое, как
любовь, страх, восхищение или ненависть. … Следовательно, вера – это
внутреннее состояние человека, его образ жизни» 48.
Можно говорить о спорности утверждения многих современных
философов о том, что в культурном контексте понятие морали относительно.
Нам более близка следующая точка зрения, которая заключается в том, «что
у людей существует универсальная способность к постижению, хотя и
зыбкому,
48
трансцендентного
нравственного
порядка.
Крук Р.Г.Основы христианской этики. – М., 2005. – С. 110.
Трансцендентный
47
нравственный порядок подчинен трансцендентной цели и, таким образом,
Источнику этой цели» 49.
Иерархия ценностей предлагается в нерелигиозных философских
онтологиях.
В
эмпирические,
них земные
ценности
относительные,
представляются
преходящие
как
проявления,
частные,
отблески,
фрагменты, этапы эволюции природы, космоса, трансцендентных сущностей.
Религиозные и философские онтологии указывают на определяющее
влияние нравственных ценностей, на мировоззрение и поведение человека.
Нравственные ценности «являются своеобразным фундаментом личности,
выступая ядром мировоззрения»50.
Прекрасной
иллюстрацией
роли
нравственных
ценностей
в
мировоззренческих установках человека является одна из современных
этических концепций – «этика ненасилия».
Жизнь человека постоянно связана с насилием. Способ решения
государственных, межличностных, национальных проблем с позиции силы,
стал традиционным. Теодор Адорно пишет, что «сама жизнь искажена,
изуродована настолько, что ни один человек уже не способен самостоятельно
жить правильно, не в состоянии правильно реализовать свое собственное
предназначение. И даже более того: мир … устроен теперь так, что даже
простое требование честности, порядочности неизбежно вызывает у человека
чувство протеста. Полагаю, что осознание этой ситуации насилия – а не ее
замазывание – уже создает условия для того, чтобы, наконец, правильно
поставить вопрос о том, как сегодня вообще возможно жить» 51. Привычно
звучат слова: «прав тот, кто сильнее», «у сильного всегда бессильный
виноват», «победителя не судят». Сильная воля, сильная власть, сильная рука
– сила всегда имеет в нашем сознании позитивную окраску: сильный –
Мерфи Н., Эллис Дж. О нравственной природе вселенной: Богословие, космология и
этика. – М., 2004. – С.16.
50
Культура. Наука. Образование: монография / Г.Ф. Назарова, С.И. Некрасов, Н.А.
Некрасова, Т.В. Серегина. – М., 2011. – С. 25.
51
Адорно Т.В. Проблемы философии морали. – М.: Республика, 2000. – С. 191.
49
48
значит достойный уважения. Сила – это хорошее качество, это добро, это
благо. Иное дело насилие. Насиловать, принуждать, неволить – действие
стеснительное, обидное, незаконное, своевольное» (Даль В.И. «Толковый
словарь живого великорусского языка»)52, то есть действие, понуждающее
поступать кого-то вопреки своей воле, желанию, потребности. Но ведь
насилие – это только применение силы. А сила обнаруживает себя
исключительно
в
процессе
приложения.
«ненасильственным» применением
силы
Провести
и
границу
собственно
между
насилием
не
представляется возможным.
Существование насилия как средства приобретения и сохранения прав
и
привилегий,
экономического
и
политического
господства
–
это
общеизвестный факт. В зависимости от того, как квалифицируется насилие,
задачи этических и философских концепций сводятся либо к апологии
последнего (в случае признания за ним права на существование и
положительной его оценки), либо к его критике.
В христианской традиции нет однозначной трактовки насилия. С одной
стороны насилие понимается как «безжалостное использование власти,
грабеж и запугивание беззащитных. Насильственные действия осуждаются
как иррациональные и неправедные»53, то есть, мы видим осуждение
насилия. С другой стороны, христианство признает, что «применение
насилия может быть разумным и справедливым – таково, например,
контролируемое
и
беспристрастное
исполнение
законов,
подавление
незаконного насилия (например, мятежей) и принуждение в отношении
душевнобольных. Общество обязано обеспечивать порядок, не дожидаясь
всеобщего согласия. Человеческие страсти следует обуздывать страхом, пока
они еще не могут быть сдержаны любовью. Нельзя уравнивать легальное
52
53
См.: http://www.slova.ru/article/18502.html
Насилие // Теологический энциклопедический словарь. – М., 2003. – С.721.
49
насилие,
осуществляемое
обществом
через
органы
правосудия
и
правопорядка, и антиобщественное насилие анархистов и террористов»54.
Обратимся к апологии насилия – здесь нет недостатка в материале:
философия XIX века дает нам такие примеры, как Фридрих Ницше, Евгений
Дюринг, Карл Маркс. Ф. Ницше воспевал войну, считая, что она «совершила
больше великого, чем любовь к ближнему»55. Хотя формально марксизм
отвергал теории, отводящие насилию решающую роль в истории, на деле
именно практическое воплощение идей марксизма превратило насилие из
теории в практику, сделало средством уничтожения человека. «Насилие
является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно
новым.
Само
насилие
есть
экономическая
потенция» 56.
Диктатура
пролетариата – это насилие, возведенное в принцип, в ранг закона
революции.
Этика ненасилия возникает именно тогда, когда само насилие уже
правит миром, творит беззаконие. Из истории этики нам известно, что всякое
новое течение возникает в противовес существующей и господствующей
тенденции
(вспомним
раннехристианскую
этику
или
этику
эпохи
Возрождения). При этом возникающее этическое течение всегда ищет и
находит опору в традиции, в идеалах предшествующих эпох. Таким идеалом
для этики ненасилия стал принцип человеколюбия – универсальный,
основополагающий моральный закон.
Этика ненасилия – это обоснование таких принципов и методов
решения проблем и конфликтов, которые исключают применение насилия
над личностью (морального и физического). Этика ненасилия – это образ
жизни, в соответствии с которым человек строит свои отношения с людьми,
относится ко всему живому, к природе.
Насилие // Теологический энциклопедический словарь. – М., 2003. – С.721.
Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого. – М., 1990. – С. 40.
56
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. – Т. 23. – С. 761.
54
55
50
Принято считать, что идеал ненасилия сформулирован Иисусом
Христом в его Нагорной проповеди: «А Я говорю вам: любите врагов ваших,
благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и
молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего
небесного» (Мф. 5, 44-45). Заповеди непротивления злу насилием с большим
трудом входили в сознание человека и поначалу казались просто
невыполнимыми: они противоречили общепринятым нормам морали,
принципам, природным инстинктам, традициям. В Нагорной проповеди
непротивление
злу
рассматривалось
как
проявление
морального
совершенства, индивидуального нравственного превосходства над чужим
грехом. Неумножение зла расценивалось как проявление добра.
Значительная
роль
в
разработке
принципов
этики
ненасилия
принадлежит Льву Николаевичу Толстому, создателю «своеобразного
непротивленческого анархизма, религиозного отщепенства от государства» 57.
Он писал, что признание необходимости противления злу насилием есть не
что иное, как оправдание людьми своих привычных излюбленных пороков:
мести, корысти, зависти, властолюбия, трусости, злости. «Большинство
людей христианского мира чувствуют... бедственность своего положения и
употребляют для избавления себя то средство, которое по своему
миросозерцанию считает действительным. Средство это - насилие одних
людей над
другими.
существующий
Одни люди,
государственный
считающие
порядок,
для
себя выгодным
насилием
государственной
деятельности стараются удержать этот порядок, другие тем же насилием
революционной
деятельности
стараются
разрушить
существующее
устройство и установить на место его другое, лучшее» 58. По мнению Л.Н.
Толстого, главное заблуждение авторов политических учений, приведшее к
бедственному положению, в том, что они считают возможным посредством
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Русская религиозная философия: курс лекций. – Орел,
2009. – С. 54.
58
Евангелие Толстого. Избранные религиозно-философские произведения Л.Н. Толстого.
– М.: Новости, 1992. - С. 267.
57
51
насилия соединить людей так, чтобы они все, не противясь, подчинились
одному и тому же устройству жизни. «Всякое насилие состоит в том, что
одни люди под угрозой страданий или смерти заставляют других людей
делать то, чего не хотят насилуемые»59.
Насилие не есть средство разрешения конфликтов и противоречий: оно
ничего не создает, а только разрушает. Тот, кто отвечает злом на зло,
умножает страдания, усиливает бедствия, но не избавляет от них ни себя, ни
других. Л.Н. Толстой подводит нас к выводу: насилие бессильно, бесплодно,
разрушительно, антигуманно. Нам трудно безоговорочно принять эту
позицию. Но не труднее ли жить в мире, где ежечасно умножается зло? Идеи
Льва Толстого находят все больше приверженцев и продолжателей.
Мартин
Лютер
Кинг,
известный
христианский
идеолог
ненасильственных социальных перемен, ведущий правозащитник. Он
разделял трезвый евангельский взгляд на природу зла и на библейскую
обоснованность ненасилия. Для нас наиболее интересна его работа «Любите
врагов ваших», в которой содержится не только обоснование принципов
универсальной любви к человечеству, но и рекомендации по реализации этих
принципов. М.Л. Кинг не только моралист, но и психолог: он отдает себе
отчет
в
том,
насколько
трудно
принять
принципы
ненасилия
и
человеколюбия, до какой степени глубоки психологические проблемы
несовместимости привычных для людей принципов и проповедуемых им
идей.
Заповедь «любите врагов ваших» всегда была, пожалуй, самой
трудной... Некоторые люди искренне верили, что в реальной жизни она
невыполнима. Легко любить тех, кто любит тебя, но как любить тех, кто
тайно или явно старается возобладать над тобой... Заповедь «любите врагов
ваших» – это не благочестивое пожелание мечтателя-утописта, а абсолютное
условие нашего выживания. Любовь даже к врагам – вот ключ к решению
Евангелие Толстого. Избранные религиозно-философские произведения Л.Н. Толстого.
– М.: Новости, 1992. - С. 267.
59
52
всех существующих в нашем мире проблем... Давайте будем реалистами и
спросим: как нам любить наших врагов? Во-первых, мы должны развить в
себе умение прощать. Лишенный силы прощения лишен и силы любви.
Еще
раз
мы
сталкиваемся
с
парадоксом
или
с
кажущейся
несообразностью: прощать должен пострадавший, причем прощать охотно и
добровольно и не в ответ на покаяние, а до всякого покаяния. Механизм
«обижен – прости» должен срабатывать почти автоматически. Чтобы
облегчить нам труд прощения, М.Л. Кинг разъясняет его целительную силу:
«Когда мы прощаем, мы забываем в том смысле, что зло более уже не
является
психологической
преградой
на
пути
установления
новых
взаимоотношений... Прощение означает примирение, воссоединение вновь...
Мы должны понять, что зло, творимое ближним нашим - врагом, причина
наших страданий, никогда не отражает всей сущности этого человека.
Элементы добра можно найти в характере наизлейших наших врагов» 60.
Не менее известное, чем М.Л. Кинг, имя – Махатма Мохандус Ганди,
чья доктрина, в основе которой лежала идея сатьяграхи и ахимсы, то есть
ненасильственного неповиновения и сопротивления, стала официальной
идеологией Индийского национального конгресса («гандизм»). Страстный
борец за независимость Индии он мечтал обрести свободу мирными
средствами. Современный исследователь Б. Дуглас Ганди пишет «постоянно
стремился разбудить в противнике человечность с помощью сострадательной
любви, но так, чтобы эта человечность проявлялась не каким-то частным
образом, а в полную силу»61. Эти взгляды нашли отражение в его работе
«Моя вера в ненасилие».
«Я обнаружил, – пишет М.М. Ганди, – что жизнь существует среди
разрушения и, следовательно, должен существовать закон более высокий,
чем закон разрушения. Только при таком законе общество будет построено,
Кинг М.Л. Любите врагов ваших // Вопросы философии. – 1992. – № 3. – С. 66-67.
Цит. по: Мерфи Н., Эллис Дж. О нравственной природе вселенной: Богословие,
космология и этика. – М., 2004. – С.172.
60
61
53
верно, и разумно и жизнь будет стоить того, чтобы ее прожить... Где бы ни
возникала ссора, где бы вам ни противостоял оппонент, покоряйте его
любовью... этот закон любви действует так, как никогда не действовал закон
разрушения»62.
По мнению М.М. Ганди, необходима достаточно напряженная
подготовка, чтобы ненасилие стало составной частью менталитета. Только
встав на путь самоограничения и дисциплины, можно достичь желаемого
результата. «Пока нет искренней поддержки со стороны разума, одно лишь
внешнее соблюдение будет только маской, вредной как для самого человека,
так и для других. Совершенство состояния достигается, только когда разум,
тело и речь находятся в согласии... Ненасилие – оружие сильных. Страх и
любовь – противоречащие понятия. Любовь безрассудно отдает, не
задумываясь о том, что получит взамен. Любовь борется со всем миром как с
собой и в конечном итоге властвует над всеми другими чувствами... Закон
любви действует, как действует закон гравитации, независимо оттого,
принимаем мы это или нет. Так же как ученый творит чудеса, по-разному
применяя закон природы, так и человек, применяющий закон любви с
аккуратностью ученого, может творить еще большие чудеса» 63.
XX век, который никак не назовешь веком гуманизма и милосердия,
породил идеи, находящиеся в прямом противоречии с господствующей
практикой решения всех проблем и конфликтов с позиции силы. К жизни
оказалось вызванным тихое, но стойкое сопротивление – несогласие,
неповиновение, невоздаяние злом за зло. Человек, поставленный в
безвыходное
положение,
ненасильственное
средство
униженный
борьбы
и
и
бесправный,
освобождения
находит
(прежде
всего
внутреннее). Он как бы принимает на себя ответственность за зло, творимое
другими, берет на себя чужой грех и искупает его своей неотдачей зла. Он
ставит заслон злу, своим добром, своей любовью закрывая мир от
62
63
Ганди М. Моя вера в ненасилие // Вопросы философии. – 1992. – № 3. – С. 65.
Ганди М. Моя вера в ненасилие // Вопросы философии. – 1992. – № 3. – С. 66.
54
разрушительного влияния ненависти. «Даже в наихудших из нас есть частица
добра, и в лучших из нас есть частица зла» 64, – писал М.Л. Кинг. Данная
максима открывается нам при ненасильственной тактике преодоления
противоречий и конфликтов. Тот, кто следует этой тактике, стремится
открыть
причину
противоречия,
противостояния,
противоборства
и
воздействовать на нее, снять ее остроту, а сам конфликт разрешить с
наименьшими потерями для конфликтующих сторон. Сила подавляет, душит,
загоняет вглубь еще более обостряет противоречия. Ненасилие развязывает
узел неразрешимых проблем.
Этика ненасилия прекрасно иллюстрирует тот факт, что нравственные
ценности
занимают
первенствующее
значение
в
мировоззренческих
установках людей. Нравственные ценности — это общий фундамент для
взаимодействия всех людей в планетарном масштабе.
На них развивается вся человеческая цивилизация от истоков до
нашего времени. В рамках нравственной системы ценностей было
сформировано представление о высоком достоинстве человека. Благодаря
нравственному отношению к человеку было осуждено и уничтожено рабство,
выработалась процедура объективного суда, сформировались высокие
социально-политические
стандарты
жизни,
определилась
этика
межличностных отношений, получили развитие наука и культура. Более
того, сама концепция прав человека возникла в рамках гуманистического
взгляда на достоинство человека, его свободу и нравственную жизнь.
Сегодня на наших глазах происходит деморализация жизни, разрыв
взаимосвязи прав человека и нравственности. Это наблюдается в появлении
нового поколения прав, противоречащих нравственности, а также в
оправдании
безнравственных поступков
с
помощью
прав
человека.
Традиционная мораль больше не имеет значения, имеет значение свобода
человеческого выбора. Не считаясь с нравственностью, мы перестаем
считаться со свободой. Нравственность представляет собой свободу, уже
64
Кинг М.Л. Любите врагов ваших // Вопросы философии. – 1992. – № 3. – С. 67.
55
реализованную в результате ответственного выбора, ограничивающего себя
ради блага и пользы личности или всего общества. Она обеспечивает
жизнеспособность и развитие общества, его единство. Разрушение же
нравственных норм и пропаганда нравственного релятивизма может
подорвать мировосприятие человека, что приведет к потере духовной и
культурной идентичности и, как следствие, — самостоятельного места в
истории. В нашем материальном царстве бытия существует закон обратного
соотношения между ценностью какого-либо вида жизни и его внешними
преимуществом и стабильностью. Чем более возвышен и ценен какой-либо
аспект бытия, тем более он хрупок, беззащитен и уязвим перед проявлением
бытия низшего по своему достоинству и ценности. Рассматривая живую
картину мира, можно отметить печальную тенденцию к вымиранию наиболее
ценных
и
редких
биологических
видов
и
возрастание
ненужных,
бесполезных и даже вредных для человека видов, которые оказываются
более приспособленными к условиям жизни нашей индустриальной эпохи.
Если обратиться к области этики, то можно заметить, что все
благородные, берущие свое начало в глубинах человеческой экзистенции
часто оказываются поверженными и побежденными нечестием и злобой
рожденными в социальной среде. Честность, добро и, правда являются
безоружными и бессильными против зависти, клеветы, вероломства и
насилия. Однако это столь очевидное попрание добра в метафизическом
смысле не означает его поражение, наоборот, означает его нравственную
победу над злом. В той степени, в какой человек оказывается благороден, он
обречен; но в той степени, в какой он обречен, он торжествует нравственную
победу над теми, кто стал причиной его обреченности в этом мире.
В результате всех аномалий, произведенных в мире грехом, во всей
силе
стал
проявляться
иррациональный
закон
онтологической
несовместимости жизни нравственного человека с жизнью погруженного в
стихию зла и пороков мира, который посланным к нему вестникам света и
правды бросает надменный и суровый вызов. Нужно быть вполне
56
сформированной личностью, чтобы в противостоянии соблазнам и силе
порочной и грубой среды ни в чем не уступить из своего достоинства и не
потерять ни одну из тех ценностей, которые превосходят ценности
преходящего мира. Не побежденный высшими понятиями добра и еще
духовно не преображенный мир ставит человека перед нравственной
альтернативой: или быть во всем справедливым, честным и добродетельным,
но при этом не иметь в жизни успеха, или идти нечестным и неблаговидным
путем и тогда преуспевать в достижении счастья, известности, внешнего
почета и всего того, что ценится в жизни. Картина преуспевающего и
торжествующего в своем вероломстве бесчестного и коварного человека есть
явление нравственно омерзительное. Униженная добродетель праведника
должна рано или поздно получить достойное вознаграждение. Ценность и
обреченность должны быть по отношению друг к другу не в прямом, а в
обратном соотношении.
Закон прямого соотношения между достоинством бытия и его
обреченностью имеет власть лишь в пределах омраченного и отравленного
грехом человеческого существования. С момента появления христианства в
мире наступило торжество нового нравственного порядка. Царство благодати
и истины, по мере своего вступления в общий строй бытия, отнимает у этого
закона его силу, власть и устанавливает точное соответствие между
достоинством человека и заслуженным им благом. Весь дальнейший
прогресс в сфере нравственности имеет, лишь экстенсивный характер и
состоит в универсальном усвоении этой индивидуальной победы
в
распространении ее следствий на все человечество и на весь мир.
Религиозная традиция, в раскрытии конкретного содержания в понятии
достоинства личности, исходит из признания тройственной ориентации
человека в мире. Человек ориентирован, во-первых, на свое собственное
существование, во-вторых, на нравственные отношения к ближним и, втретьих, на религиозное поклонение Богу. В основе этих трех аспектов
ориентации личности лежат три важнейших нравственных принципа,
57
которыми соответственно являются
Выстраиваясь
в
четкий
честь,
аксиологический
честность и благочестие.
ряд,
эти
три
важнейшие
нравственные категории характеризуют собой ту степень универсальности и
цельности личности, которой определяется ее нравственное достоинство.
Честь, как основной принцип отношения человека к собственному
существованию, включает целомудрие и благородство; честность, как
основной принцип отношения человека к ближнему, включает правдивость и
искренность; благочестие, как основной принцип религиозного отношения
человека к Богу, включает благоговение и праведность. Таким образом, в
сознании и поведении личности нравственное достоинство исключает чтолибо постыдное в отношении к собственному существованию, что-либо
обидное в отношении к человеку и что-либо нечестивое в отношении
религиозного поклонения Богу.
Понятие «честь» содержит в себе не только аксиологический, но и
онтологический смысл: «честь» означает «что есть» данный предмет или его
атрибут в общей онтологической структуре бытия. Достоинство и честь, как
аксиологические характеристики личности, применимы и оправданны лишь
там, где личность занимает подобающее ей иерархическое место. Чем в
большей степени положение личности соответствует ее онтологическому
месту в природном и социальном мирах, тем в большей степени становится
оправданной
честь,
принадлежащая
Соблюдение
чести
означает,
нравственным
законом
и,
ее
иерархическому
во-первых,
во-вторых,
достоинству.
жизнь
в
соответствии
с
служение
в
соответствии
с
иерархическим положением.
Понятие честности как правдивости и искренности содержит в себе
одновременно и чисто аксиологический, и общий этический смысл:
отношения между людьми должны быть честными, то есть построенными на
той подлинной и единственно приемлемой основе, на которой они только и
должны
существовать,
чтобы
соответствовать
истинной
природе
межличностных отношений. Без соблюдения законов хотя бы самой
58
элементарной честности нравственные отношения между людьми не могут
успешно осуществляться и развиваться. Каждый человек из собственного
опыта знает, насколько этически формальными и холодными становятся его
отношения с окружающими людьми, которые прежде могли его уважать и
ценить за его честность, пока не обнаружили в нем присутствие хотя бы тени
непорядочности или неискренности. Аксиологический и этический аспекты
здесь глубоко взаимосвязаны: межличностные отношения могут быть
честными лишь тогда, когда каждый человек, оберегая достоинство
собственной чести, с уважением относится к достоинству и чести других.
Понятие благочестия в рассматриваемом аксиологическом и этическом
ряде «честь — честность — благочестие» является самым возвышенным и
универсальным, где главное достоинство этого понятия состоит в том, что
оно содержит несомненный религиозный смысл, который придает высокие
аксиологические коэффициенты понятиям чести и честности и окрашивает
все сферы духовной жизни личности. Универсальный смысл благочестия
состоит в том, что оно всегда означает личное благо человека, будь то сфера
его природной и духовной жизни или сфера его этических отношений с
окружающей
средой.
Но
всегда
это
истинное
благо,
являющееся
сокровенным достоянием личности и достигаемое ею через соблюдение
объективных принципов чести и честности, получает аксиологическое
выражение и значимость лишь тогда, когда предпочитается и осуществляется
под знаком ориентации и стремления к высшему, вечному и абсолютному
благу.
С точки зрения вечного блага, достоинство человека, живущего по
принципам чести, честности и религиозного благочестия, получает свое
высшее оправдание и смысл, поскольку наиболее полно, глубоко и
универсально соответствует природной норме человеческого существования,
этической норме межличностных отношений и идеальной норме благодатно
преображенного личностного бытия.
59
Сегодня семейные ценности находятся в состоянии упадка. Известный
религиозный и политический мыслитель XX века И.А. Ильин писал:
«Человеческая семья, в отличие от «семьи» у животных, есть целый остров
духовной жизни. И если она этому не соответствует, то она обречена на
разложение и распад. История показала и подтвердила это с достаточной
наглядностью: великие крушения и исчезновения народов возникают из
духовно-религиозных кризисов, которые выражаются, прежде всего, в разложении семьи»65. На наших глазах традиционная семья упраздняется как
отживший общественный институт. Идеалы семьи, брака, супружеской
верности,
чадородия
осмеиваются
и
оплевываются.
В
публичном
пространстве культивируются идеи половой распущенности, разврата,
допустимости супружеской измены, абортов, гомосексуальных связей,
однополых браков. Последние уравниваются с традиционным браком. Все
чаще поднимается вопрос: если человек свободен, то почему нужно
ограничивать законом возраст вступления в сексуальные отношения?
Разрушение семьи – это мина замедленного действия, способная
подорвать нравственный базис целых поколений. Создается впечатление, что
мы живем в каком-то перевернутом мире. В мире, где шкала ценностей
опрокинута, где добро названо злом и зло добром, жизнь смертью и смерть
жизнью. Ценности, основанные на традиционном нравственном идеале,
подвергаются систематическому поруганию, а новые моральные нормы, не
укорененные в традиции и противоречащие самому человеческому естеству,
внедряются в массы. У миллионов нерожденных младенцев отнимают жизнь,
а старикам и неизлечимо больным предлагают «право на достойную смерть».
Мы наблюдаем сегодня недопустимую попытку нивелировать различие
между добром и злом, когда, к примеру, аборт, считается «неотъемлемым
правом женщины, обеспечивающим ей самостоятельность и равенство с
мужчинами, свободу от несправедливых общественных условий» 66.
65
66
См.: http://pravoslavie.ssau.ru/?page=44
Хейз Р. Этика Нового Завета. – М., 2005. – С. 597.
60
В жизни человека вера, нравственность и культура неотделимы друг от
друга. Нарушение этого органического единства приводит к губительным
результатам. Нравственная составляющая всегда должна лежать в основе
человеческого бытия. Для чего живет человек, на каких ценностях строится
его жизнь – главнейший вопрос для представителей как секулярного, так и
религиозного мировоззрений. В конечном итоге, от ответа на него зависит
будущее человечества: будут ли наши народы множиться или же
сокращаться и постепенно исчезнут, будут ли в обществе царствовать грех и
вседозволенность, или же человек будет ориентироваться на абсолютные
нравственные нормы, которые на языке религии называются Божиими
заповедями.
Нравственный
выбор
современного
человека
всегда
имеет
эсхатологическую перспективу, потому что от того, пойдет он по пути жизни
или смерти, зависит ход человеческой истории и ее финал. Наша задача
заключается в том, чтобы показать современному человеку и современному
обществу, что традиционные нравственные ценности — это не отвлеченные
идеи и не архаичные суеверия, но воистину принципы жизни, отказ от
которых может привести к краху и культуры, и общества, и личных
человеческих судеб. И чем раньше человечество поймет, что нравственность
– это способ выживания личности, семьи, коллектива, общества, всей
человеческой цивилизации, тем менее трагична будет дальнейшая его
история.
В будущем если мы хотим иметь духовно сильное, нравственно
здоровое и экономически стабильное общество, очень важно еще в молодом
поколении формировать такую систему нравственных ценностей, которая
была бы ориентирована на представления об абсолютном добре и зле.
Молодые годы всякого нормально развивающегося индивидуума — это
самое трудное и ответственное время становления человеческой личности.
Это время поисков жизненного идеала, это время обретения нравственных
опор
существования,
это
острое
неприятие
несправедливости
и
61
несовершенства окружающего мира. Дети, подростки и молодые люди
являются той частью современного общества, которая является наиболее
духовно незащищенной и испытывает самые драматичные моральные
перегрузки. Они как никто нуждаются в духовной поддержке, потому что
нравственно дезориентированы с самого раннего детства. «В современном
обществе важно формирование у молодого поколения нравственного
общественного идеала. Он адекватен тем задачам, которые стоят перед
людьми в данном обществе, в данных обстоятельствах. В идеале должен
быть дан как бы завершенный, абсолютный образ добра»67. И от того, какая
система ценностей будет заложена в них сегодня, зависит развитие нашего
общества в будущем.
Необходимо знакомить детей и молодежь с национальной базисной
культурой своего народа, к которой относится и религиозная культура. В
течение многих веков наши нравственные ценности формировались на
основе христианских традиций. Это находило отражение и в подвигах
русской святости, и в обычаях благочестия, бережно передававшихся из
поколения в поколение, и в патриотических подвигах героев Отечества, и в
памятниках письменности, архитектуры, иконописи и церковного пения, а
также в родной речи, пронизанных библейским видением и пониманием
мира и человека. Именно из этой национальной базисной культуры
произрастает
система
ценностей,
национальных
ценностей,
которые
формируют как личность, так и общество, отражают мировоззренческую
особенность нашей цивилизации.
Прирожденное нравственное чувство, воспитываемое в совместной
жизнедеятельности
стабилизаторами
своеобразной
моральное
духовной
иммунной
сознание,
жизни
системой,
личностей
выступают
и
главными
социумов,
предохраняющей
духовность
Культура. Наука. Образование: монография / Г.Ф. Назарова, С.И. Некрасов, Н.А.
Некрасова, Т.В. Серегина. – М., 2011. – С. 26.
67
служат
от
62
энтропийного распада, от падения на лежащий ниже уровень бездуховной,
чисто животной психики. С функционально-ценностной точки зрения мораль
действительно первоценность и общая основа для всей человеческой
духовности – высшей и последней известной нам стадии эволюционного
процесса. Жизнь каждой отдельной человеческой личности протекает
одновременно в трех основных сферах бытия: в сфере природного
существования, в сфере социально-культурных отношений и в сфере
внутренней религиозной жизни. В каждой из этих сфер проявляются и
действуют
естественные
силы
созидания
личности,
которым
противодействуют естественные силы инерции и распада. В сфере
природного существования человеку присуще естественное стремление к
чистоте и воздержанию; в сфере социально-культурных отношений человеку
присуще естественное стремление к добру, честности и справедливости; в
сфере религиозной жизни человеку присуще естественное стремление к Богу
как источнику жизни и абсолютного вечного блага. Этим естественным
стремлениям человека противостоят: в сфере природного существования –
естественная чувственность, выражающаяся в отсутствии воздержания как
аскетического начала; в сфере социально-культурной жизни – естественный
эгоизм, выражающийся в отсутствии любви как основного нравственного
начала; в сфере религиозной жизни – естественный атеизм, выражающийся в
отсутствии
благочестия
как
религиозного
начала.
Естественная
чувственность, естественный эгоизм и естественный атеизм, заключающие в
себе проявление основных порочных состояний личности, подлежат
необходимому преодолению через возрастание личности в добродетели.
Предаваясь чувственности или проявляя свой эгоизм, человек попирает
в себе самом нравственное достоинство и привносит ущербность, как в
мировой строй вселенского космического бытия, так и в нравственный
миропорядок всеобщего человеческого единства, то своим атеизмом человек
попирает высший и ни с чем не сравнимый дар высшего призвания и
обрекает себя на пребывание в ценностной пустоте и метафизическом
63
одиночестве. В этом отношении атеизм является существенно особым
аспектом проявления порочности личности. Человеку здесь уже не «стыдно»
за свою распущенность и не «совестно» за свой эгоизм – ему «страшно» за
свое одиночество.
«Человек одновременно одинок и находится в тесной связи с другими
представителями человеческого рода. Он одинок, потому что он – уникален,
нет больше ничего и никого тождественного ему, и он осознает себя
отдельной особью. Человек одинок, когда ему необходимо сделать личные
оценки, самостоятельно принять решение, опираясь только на свой разум. Но
все же одиночество неблагоприятно для человека. Человек не может
перенести обособленности от ближних. Его счастье возможно лишь в случае
существования чувства солидарности с ближними, связи с прошлыми и
будущими поколениями»68.
Одиночество, как следствие естественного атеизма, совсем не похоже
на простое одиночество, переживаемое человеком в состоянии уединения.
Это не только ценностная пустота, но и постоянно ощущаемая в глубине
личности необъяснимая тоска, томительно переживаемая человеком как
мрачный и зловещий предвестник «конца». Ни эпическая покорность, ни
логическая непримиримость не способны в атеизме дать гарантии личности
от поглощения ее бездной «ничто». Человек приписывает бессмысленность
своему личному существованию, которой обесцениваются результаты всех
его достижений и обладаний. Обладание теряет свою притягательную силу и
смысл и притупляется по мере осознания человеком своей обреченности:
эмпирически человеку предстоит потерять самого себя. Его «я» неумолимо и,
вопреки самому себе, лишается своей когда-то исключительной ценности.
Личность погружается в мрак ценностной пустоты и абсолютного
одиночества, от которого ее не могут избавить ни окружающий природный
мир, ни внешняя социальная среда. Хотя «мир» способен поражать человека
68
Фромм Э. Человек для себя. – Минск: Харвест, 2003. – С. 64.
64
своей имманентной, присущей ему значительностью и сокрытой в нем
тайной, он предстает в своей бездушности и индифферентности и остается,
совершенно безразличен, и чужд внутренним переживаниям личности.
Внешняя социальная среда остается на недосягаемом расстоянии от
личности и не способна заполнить образовавшуюся вокруг нее ценностную
пустоту. Чем сильнее драматизм переживаемой личностью ситуации, тем
более она оказывается внутренне одинокой. Самое страшное из всего того,
что способен пережить человек в опыте своей жизни и смерти, он встречает,
наедине с самим собой. Ориентация на внешний окружающий мир
оказывается несостоятельной: она не гарантирует личность от внутреннего
одиночества и не заполняет собой внутренней пустоты. Человек не может
жить и осознавать себя ни в ценностной гарантии, ни в ценностной пустоте,
но только в вере.
Ценностный
самоотчет,
вера
и
мировоззрение
переживаются
личностью в единстве и подлинности бытия ее «я». Чистый самоотчет, то
есть ценностное обращение только к себе самому в абсолютном одиночестве
«я»,
не
возможен.
В
самоотчете-исповеди
личность
открывает
неудовлетворенность собой и переживает эту неудовлетворенность как свою
незавершенность и неуспокоенность. Чем меньше она осознает за собой
заслуг, чем больше чувствует свое несовершенство и недостоинство, чем
глубже переживает свое падение, тем сильнее становится ее нужда в
религиозном оправдании, тем полнее переживается ею потребность в
искуплении и прощении. Мольба о прощении остается в своей открытости в
недосягаемой
перспективе
своего
исполнения,
будучи
событием
трансцендентного плана, имманентно и ценностно переживается личностью в
опыте веры. Вся ценностная ориентация личности находит свое оправдание и
смысл в вере как ценности: вера является самым существенным условием
нравственного возрастания личности. Находясь в обладании веры, личность
способна преодолевать присущие человеческой природе естественные
чувственность и эгоизм и, через возрастание в добродетели и достоинстве,
65
актуально осуществлять реализацию смысла своего бытия в соответствии с
идеальным нравственным предназначением.
Нравственные
ценности
формируют
человеческую
личность
и
выполняют важную мировоззренческую функцию для человека, когда
«личность определяется в вопросах о природе добра и зла, добродетели и
порока, долга и совести», а «источником их формирования может считаться
Бог, выдающиеся личности, законы общественного развития и др.» 69.
69
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел, 2009. – С. 292.
66
Глава II. Духовно-нравственные ценности и специфика их проявления
при формировании личности
2.1. Проблема переоценки нравственных ценностей в процессе
становления современной личности
В первой главе, рассматривая нравственные ценности и их роль в
жизни человека, мы показали, что они формируют человеческую личность,
определяют мировоззрение человека, его духовный мир. Только наличие
определенных нравственных ценностей позволяет говорить о духовности
человека. Каково же понимание духовности в философской и религиозной
традиции?
Духовность – один из наиболее интересных феноменов человеческой
жизни. Феномен духовности охватывается такими понятиями как «дух» и
«душа». Начало философскому рассмотрению проблем духовности в
европейской традиции было положено в античной философии.
Платон,
рассматривая природу человеческой души, говорит о ее связи с душой
мирового целого, из которого она и происходит. «Для Платона мировая душа
была совершенной гармонией и совершенным числом» 70. Истинная сущность
души, по Платону, проявляется в ее духовной природе, в ее разуме. Разум
является божественной и бессмертной частью души. Настоящая духовная
жизнь представляет собой уподобление Божеству через добродетель и
знание.
Ученик Платона – Аристотель, говорит о душе человека и ее высшей
деятельности, раскрывающейся в разуме. «На соединении разума с низшими
душевными силами основаны деятельности духа, в которых человек
возвышается над животными»71.
Развитие представлений о духе, душе и духовности связано с
неоплатонизмом и, прежде всего, с творчеством Плотина: «учение Плотина о
70
71
Трубецкой С.Н. Курс истории древней философии. – М., 1997. – С. 372.
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М., 1996. – С.183.
67
душе … происходит от Платона и остается по своей сути подлинно
платоническим»72.
Новый этап в понимании духа, души и духовности наступает с
появлением христианства. Оно по-новому осмыслило значение данных
категорий. Некоторые философы отмечают, что «христианство быстро
усвоило платоновскую доктрину человечесой души»73. В христианской
традиции под духовностью понимают состояние глубокого единения с
Богом. Христианская духовность христоцентрична. Примером духовной
жизни для христиан является земная жизнь Иисуса Христа. В Новом Завете
четко различается дух и душа. Апостол Павел особенно подчеркивает
различие между ними, противопоставляя человека духовного недуховному,
или душевному (1 Кор. 2. 13-15). Духовный человек знает Бога, душевный –
познал лишь человеческую мудрость и не способен уразуметь то, что от Духа
Божьего. В христианской традиции дух – это самое сокровенное, что есть в
человеке.
Понятие о духе, душе и духовности лежало в плоскости начального
осмысления в античной философской и христианской богословской
традиции. В европейской традиции представление о духовности идет в
следующем направлении: «в античности человек слит с природой и пронизан
духовными связями с миром; средневековый человек устремляется к
божественной духовности, сам при этом, выпадая из ее поля, ибо отдает
обладание ею всецело всевышнему; начиная, с эпохи Возрождения вплоть до
XX века происходит, процесс соединения духовности с рациональностью,
так как разум человека, стремясь стать полновластным хозяином мира,
подчиняет дух человека своим утилитарным целям и таким путем приходит к
абсурдности своего существования»74.
Армстронг А.Х. Истоки христианского богословия. Введение в античную философию. –
СПб., 2003. – С. 209.
73
Уайтхед А. Избранные работы по философии. – М., 1990. – С. 405.
74
Культура. Наука. Образование: монография / Г.Ф. Назарова, С.И. Некрасов, Н.А.
Некрасова, Т.В. Серегина. – М., 2011. – С. 43.
72
68
Наше понимание духа, души и духовности сводится к следующему. «В
классическом понимании дух проявляется в трех формах бытия: как дух
отдельного человека (персональный дух), как общий дух (объективный дух)
и как объективированный дух (совокупность завершенных творений духа)»75.
Персональный дух становится самим собой благодаря врастанию индивида в
область объективного духа, в духовную сферу, культуру. Это врастание и
есть по-сути процесс становления человеческой личности. Сам процесс
становления выражается в объективированном духе – в произведениях науки
и искусства, – которые являются проявлением нас как личностей.
Душа, в отличие от духа, есть «совокупность тесно связанных с
организмом переживаний, в особенности чувств и влечений» 76.
Духовность же рассматривается нами через призму личностного бытия
человека и раскрывает нам ценностно-смысловую структуру личности. В
тоже время как отмечает современный философ: «на сегодняшний день в
понимании духовности складывается три основных подхода. Одни философы
рассматривают духовность как сознательность, понимая под ней характер
развитости социальных качеств и меру адаптации человека к социуму (Т.В.
Холостова, Г.Э. Бурбулис,
В.Е. Кемеров, П.В. Симонов, Л.К. Сафмулин,
И.В. Силуянова, В.Л. Лекторский и др.) … Более обоснованно выглядит
другой подход в исследовании духовности (М.С. Каган, В.Г. Федотова, Е.В.
Аралова, З.Г. Антошкина, З.В. Фомина и др.). Сторонники этого подхода
заняты поиском сущности самой духовности. … М.С. Каган дает следующее
определение духовности: «Духовность обозначает целостную активность
человеческой психики в единстве её интеллектуальных, эмоциональных,
проективных и т.п. механизмов, в единстве сознательных, подсознательных и
надсознательных
процессов,
в
единстве
ее
психологического
и
идеологического уровней». В исследованиях З.Г. Антошкиной духовность
понимается как синтетическое образование, объединяющее в себе отношение
75
76
Философский словарь. – М., 2003. – С. 146.
Философский словарь. – М., 2003. – С. 147.
69
к миру, сопереживание, обращение к вечному, а также социальную
направленность
человека
в
сторону
гуманизма.
Третий
подход
в
исследовании духовности (С.Б. Крымский, М.К. Мамардашвили, А.А.
Нуйкин,
В.И.
Ксенофонтов,
Р.Л.
Лифшиц)
основан
на
поисках
первосущности духовности, где ею становится дух человека в особом
духовном состоянии, когда он конструирует свой мир, переживает его и
устремлен к Абсолюту. Духовность, с точки зрения М.К. Мамардашвили –
это
возникновение
переживания
другого,
совершенного
бытия,
возвышающего человека над самим собой. Р.Л. Лившиц характеризует ее как
определенную смысловую жизненную позицию, в которой человек открыт
миру и самоопределяет себя в ценностном поле. По мнению А.А. Нуйкина,
сущность духа человека заключается в том, что объекты материального мира
заменяются их образами или мыслеформами, которые начинают жить своей
особой самостоятельной жизнью, взаимодействуя друг с другом. А главное,
эти образы и мыслеформы являются кирпичиками дальнейшего духовного
конструирования, то есть продолжают существовать как собственные
идеальные и экзистенциальные детерминанты, определяющие отношение к
миру и себе и сопереживая им»77.
Понятие духовности, многогранно. Это понятие употребляется при
характеристике внутреннего субъективного мира человека. Мир человека
характеризуется разумом, рациональностью. Но духовность невозможно
свести к рациональному освоению мира человека. Мир человека нельзя
ограничить и чувственно-волевой стороной. Хотя вне этого духовность как
качество человека невозможно. В культурно-антропологическом контексте
акцент делается на ценности, мотивирующие поведение человека, его
внутреннюю
жизнь,
на
основе
которых,
прежде
всего,
решаются
смысложизненные проблемы в системе «вечных вопросов человеческого
бытия». Кто я? Зачем пришел в этот мир? Какое место занимаю в нем? На
основании, каких ценностей строю жизнь? Все эти вопросы имеют
77
Некрасова Н.А. Лики духовности. Монография. – Владимир, 2001. – С. 102-103.
70
общечеловеческую основу, но в каждую эпоху человек открывает и решает
их заново, по-своему. На пути их решения осуществляется духовное
восхождение личности, обретение духовности. Главным является не просто
обретение знаний, а их смысл и цель. Как писал Н.А. Бердяев: «пусть я не
знаю смысла жизни, но искание смысла уже даёт смысл жизни, и я посвящу
жизнь этому исканию смысла», исходя из этого, сам этот поиск он определял
как «поворот к духу и обращение к духовности»78.
Духовность – это показатель существования определенной иерархии
ценностей, целей, смыслов. Это обретение «истины, добра и красоты» и
других высших ценностей. Это способность человека соотносить свои
действия и ценности с нравственными и эстетическими категориями.
Духовность как бы определяет качество и направленность человеческого
бытия. Но проблема духовности – это не только определение высшего уровня
освоения человеком своего мира и отношение к нему, это выход за рамки
узкоэмпирического бытия, это «преодоление себя вчерашнего» в процессе
обновления и совершенствования. Это «восхождение» личности к своим
идеалам, ценностям и реализация их в своем жизненном пути. Это проблема
жизнетворчества. «Каждый человек стремится быть чем-то большим,
перешагнуть границы, определяемые биологическим и материальным
устройством человека, имеющим свой конец. Именно в преодолении таких
барьеров и ограничений выражается смысл человека не только как
животного, подчиненного биологической, общественной и исторической
детерминации, но и как человеческого существа, способного к моральной
самодетерминации и к духовному развитию»79.
Духовность всегда связана с гуманистическими идеалами. В ней
опытом жизни решается кантовский вопрос: чем для меня является другой
человек – целью или средством? Стержнем духовности является вера,
Бердяев Н.А. Самопознание. – М., 1994. – С. 77-78.
Красицкий Я. Бог, человек и зло. Исследование философии Владимира Соловьева. – М.,
2009. – С. 394.
78
79
71
надежда, любовь, мудрость жизни. Сегодня же потребительские идеалы, зло,
насилие берут верх в жизни человека. Эксплуатация инстинктов секса,
агрессии, силы в средствах массовой информации, искусстве перешла все
границы. Наблюдается деструкция человеческого образа, особенно образа
женщины, которая всегда выступала хранительницей дома, семьи. Деньги,
вещи, власть становятся ведущими ценностями. Истинное богатство
личности померкло, затерялось в информационном потоке. Среди молодежи
зачастую действует групповая мораль, без опоры на духовность. Все это
ведет к кризису человечности в человеке, конфликту между индивидуальным
и социальным, состоянию «моральной тревоги»80.
Духовность в философском понимании включает в себя три начала:
познавательное,
нравственное
и
эстетическое.
Смысл
жизни
–
в
осуществлении Добра. Творить добро в подлинном его значении может
только знающий Истину. Эстетическое расположение духа – условие всякого
творчества, осуществляемого по законам Красоты.
Здесь
рождаются
духовные
потребности,
здесь
развертывается
производство идей, а также их потребление.
Первым структурным элементом в духовной жизни выступают
потребности. Духовные потребности – это нужда людей и общества создать и
осваивать духовные ценности, потребность в духовном совершенствовании,
в образовании,
воспитании,
удовлетворении чувства
прекрасного,
в
сущностном познании окружающего мира и в вере. Философы определяют
духовные
потребности
как
определенное
психологическое
состояние
человека, побуждающее его к созданию и освоению духовных ценностей. В
отличие от материальных потребностей, духовные потребности не даны
генетически, не даны от рождения, они формируются и развиваются в
процессе социализации личности. Особенность духовных потребностей в
том, что они носят принципиально неограниченный характер: предела роста
80
Бергсон А. Два источника морали и религии. – М., 1994. – С. 14.
72
для них не существует, единственным ограничителем роста духовных
потребностей является объем накопленных человеком духовных ценностей и
желание человека участвовать в их приумножении. С точки зрения проблемы
духовного наибольшее значение приобретает творение самого себя в акте
самопознания. «Творить самого себя – значит, в каждом своем поступке
стремиться к максимуму выражения своей сущности» 81.
Ради
удовлетворения
этих потребностей
совершается
духовная
деятельность и формируется уникальная отрасль духовного производства.
Духовное производство вырастает из материального производства. В
первобытном
обществе
духовная
деятельность
была
вплетена
в
практическую деятельность. Но с разделением труда образуется слой людей,
для
которых
духовная
деятельность
становится
главной.
Духовное
производство (так же как и материальное) предполагает создание продукции,
ее распространение и потребление. Но все эти моменты в духовном
производстве имеют свою специфику. Создание обычно осуществляется
профессионалами-художниками, музыкантами, учеными, идеологами. Их
труд носит творческий характер, требует особого таланта, дара, вдохновения.
Существует
право
собственности
на
духовное
производство,
но
собственность на духовное производство отличается от собственности на
материальное производство. И хотя владелец духовного производства
(например, писатель) передает свою вещь (книгу), вещь остается его
собственностью. Теряется лишь материальная оболочка. Но содержание,
освоенное им, остается в его собственности. Идеями могут владеть и
пользоваться многие. Частная собственность на духовный продукт не
согласуется с природной. Предметы материального производства могут
изготавливаться серийно. Предметы же духовного производства уникальны.
Они могут распространяться путем тиражирования. А тиражирование – это
уже материальное производство.
81
Губин В.Д. Культура и творческая деятельность. – М., 1987. – С. 67.
73
Владение благами не совпадает с потреблением. Материальными
благами можно владеть, но не потреблять их, причем здесь необходима
умеренность, ибо чрезмерность в чем бы то ни было недопустима, по словам
философа82. Духовные ценности нельзя накапливать «про запас». Владеть
ими – значит потреблять. Владение и потребление в духовном производстве
совпадают. Материальные блага в процессе потребления уничтожаются.
Потребление духовного производства не уничтожает их. Более того,
духовный продукт тем дольше сохраняет свою ценность, чем больше его
потребляют. Шедевры искусства, научные истины, общечеловеческие
принципы нравственности сохраняются вечно.
Среди
духовного
производства
следует
выделить
духовную
деятельность, направленную на совершенствование всех остальных сфер
общественной жизни. Эту деятельность часто называют «производством
новых технологий». Но это не только производство чего-то нового, но и
совершенствование старого, сохранение в нем всего ценного.
В духовном производстве особое место занимает производство
общественного мнения. Этот процесс может приобретать идеологический
характер, поскольку сам распространитель (учитель, лектор, журналист и
т.д.) симпатизирует взглядам той или иной политической партии, тем или
иным
философским
взглядам,
религиозному
или
атеистическому
мировосприятию.
В структуру духовной жизни общества входит общественное сознание
как совокупный продукт духовного производства. Под общественным
сознанием понимается духовная сторона жизни общества, связанная с
субъективными представлениями людей об их общественном бытии. Этому
феномену посвящены третий и четвертый параграфы темы.
К структурным компонентам духовной жизни относится культура.
Культура – это единство духовной и духовно-практической деятельности,
идеи, замысла и его воплощения. Этим культура отличается от сознания. В
82
Монтень М. Опыты. Избранные главы. – М., 1991. – С. 170.
74
культуре существуют лишь опредмеченные (воплощенные) идеи. Самая
гениальная мысль в голове субъекта, если она не опредмечена, умрет вместе
с ним, не оставив никакого следа в культуре. В культуре проявляется
стремление человека к счастью, поэтому можно сказать, что культура
является самосознанием определенной эпохи в жизни человечества.
«Стремление подчинить искусство и литературу целям полезным, сделать из
них орудие для достижения практических результатов вытекает именно из …
идеи счастья, как верховного принципа человека»83.
Культура – явление сложное и многоплановое, приобретающее в
современном
мире
все
большее
значение,
оно
означает
способ
самовыражения и самореализации личности в определенной социальной
среде. Культура – «не некое особое украшение нашей личности, а
непосредственно ее сущность»84.
Духовность — в самом общем смысле — совокупность проявлений
духа в мире и человеке. В социологии, культурологии, публицистике
«духовностью»
часто
называют
объединяющие
начала
общества,
выражаемые в виде моральных ценностей и традиций, сконцентрированные,
как правило, в религиозных учениях и практиках, а также в художественных
образах искусства. В рамках такого подхода, проекция духовности в
индивидуальное сознание называется совестью, при этом, утверждая, что
укрепление духовности осуществляется в процессе проповеди (увещания),
просвещения, идейно-воспитательной или патриотической работы.
Духовное – высший продукт жизни, которая приходит к своему
самосознанию и сознательному возрастанию в человеке. Высшая форма
духовного отношения человека к миру – любовь. «Любовь … является
необходимым компонентом в сохранении человеческого общества. Нельзя
представить без нее человеческое сообщество. Тот, кто утверждает
Розанов В.В. Цель человеческой жизни // Розанов В.В. Метафизика христианства. – М.,
2001. – С. 493.
84
Пупар П. Церковь и культура. – М., 1993. – С. 11.
83
75
необходимость человеческого общества, утверждает тем самым любовь» 85.
Она выражает собой принцип возрастания жизни, пришедшей к своему
самосознанию через человека. Любовь – существо самой жизни и
представляет собой духовный архетип человечества, который раскрывается
через развертывание сущности человека. Именно любовь связует воедино
истину, добро и красоту, являя в этом высшем синтезе духовный архетип
человечества.
Исходя из этого, мы можем сделать вывод, что духовность в
современной философской мысли «представляет собой особое качество
личности, основанное на ее способности создавать свой внутренний
ценностный
мир,
осмысливая,
бескорыстно
оценивая
и
чувственно
переживая полученную информацию на основе общезначимых норм
нравственности, и направлять свою деятельность на достижение истины,
добра, красоты и любви в процессе самосовершенствования» 86.
Каким же образом понятие «духовности» связано с понятиями
«равнодушие» и «абсурд»?
Во
все
века
люди
высоко
ценили
духовно-нравственную
воспитанность. Социально-экономические преобразования, происходящие в
современном обществе, заставляют нас размышлять о будущем, где
воспитание
личности,
являясь
постоянным
необходимым
элементом
общества и фактором социального развития.
Воспитание – это, с одной стороны, обретение молодежью опыта
старшего поколения и вообще всей накопленной культуры, с другой –
целенаправленная передача выработанного человечеством культурного
богатства и целеустремленное формирование личности. С переменой
менталитета общества и личности, изменением ценностных ориентаций не
только у подрастающего, но и у старшего поколения, появились новые
ориентиры у человека. Наряду с открывшимися новыми возможностями
85
86
Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов. – Ростов н/Д, 1998. – С. 366.
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел, 2009. – С. 284.
76
(такими, как свобода совести, открытость общества, демократизм, гласность
и др.) стали нарастать негативные явления, присущие секулярному обществу
потребления. «Произошло … низвержение этики, основанной на принципах
иудео-христианской религии, … люди ищут радости в алкоголе, наркотиках,
порнографии, сексе»87.
В силу несформированности мировоззренческих позиций, наиболее
восприимчивыми к негативным воздействиям, оказались дети, подростки,
молодежь, поддавшиеся влиянию «рынка» низкопробных образцов массовой
культуры, криминальных структур, деструктивных сект. Не имея опоры
внутренней, молодежь утратила поддержку внешнюю (семьи, школы,
молодежных
общественных
организаций,
здоровых
неформальных
объединений), поскольку российское общество продолжительное время
пребывало в состоянии растерянности: старые, социалистические идеи
полностью отрицались, западные образцы, в силу особенностей российского
менталитета, не срабатывали, новая система ценностей не была обретена. Все
это привело к тому, что новыми ценностными характеристиками для
подрастающего поколения, впрочем, как и для большинства социума, стали
равнодушие и абсурд.
Все это наглядно демонстрирует насколько необходима определенная
система ценностей для каждого человека, для общества и государства. Она
является той основой, опираясь на которую можно строить нормальные
межличностные отношения, отношения внутри государства и с миром в
целом. Глобальные процессы «начинающейся деструкции», характерные для
так называемых цивилизованных стран (распад гуманитарного знания,
дегуманизация общества, деперсонализация личности и пр.) связаны именно
с кризисом ценностей, когда аксиологическую характеристику приобретает
равнодушие,
а
абсурдность
происходящего
становится
нормой
для
современного человека. Все это порождает в обществе «социальный
87
Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. – М., 2003. – С. 259, 274.
77
романтизм»,
который
становится
основанием
для
«протеста
против
дегуманизирующих последствий реализованной рациональной системы» 88.
Утрата духовных, исторических и нравственных ценностей прошлого
своего
народа
приводит
молодое
поколение
к
бездуховности,
а
следовательно к равнодушию и абсурду. Поиск новых путей духовнонравственного
развития
общества
обострил
интерес
к
проблемам
философского понимания таких понятий как «равнодушие» и «абсурд».
Философская рефлексия абсурдности и равнодушия позволяет внести
коррективы в процесс обучения и воспитания подрастающего поколения.
Воспитание и образование личности есть необходимый постоянный
элемент общества и фактор социального развития. Обращение к истокам
традиционной
духовности
и
нравственности
является
необходимым
условием выхода из современной ситуации абсурда происходящего в мире.
Духовность определяется как устремленность личности к избранным
целям,
и
как
ценностная
характеристика
сознания.
Нравственность
представляет собой совокупность общих принципов поведения людей по
отношению друг к другу и обществу. В сочетании они составляют основу
личности,
где
духовность
–
вектор
ее
движения
(самовоспитания,
самообразования, саморазвития), она является основой нравственности.
Духовность имплицитно несет в себе оценочный компонент и не может быть
понята вне ее аксиологических характеристик, она непосредственно связана с
аффективно-эмоциональной сферой. Как способность человека к духовной
жизни, как сущностная черта, духовность имеет атрибутивный характер (она
присуща всем без исключения человеческим индивидам), однако эта
способность заложена в человеке потенциально, может реализовываться в
реальных человеческих поступках, в творениях культуры, в духовном
переживании.
88
Мольтман Ю. Человек. – М.: Издательство ББИ, 2013. – С. 37.
78
2.2. Основные направления реализации нравственных ценностей
в современном мире
В современной цивилизации расцвела бездуховность, появились
изощренные технологии массового уничтожения людей, большинство людей
оказались в плену потребительских идеалов.
Вспоминаются годы Великой Отечественной войны, когда массовый
патриотизм и не безразличие к общей цели – победе над врагом: были
консолидирующей силой. Равнодушных людей не было, потому что
обстановка заставила определиться каждого гражданина страны. В годы
возрождения из руин и пепла, эта же консолидирующая сила опять закрыла
дорогу безразличию к окружающему миру и не дала отдельным проявлениям
перерасти в глобальные масштабы. После распада СССР, так называемый
«дикий капитализм» – уничтожил духовность и мораль минувших
поколений,
не
воспитав
в
постсоветском
обществе
–
ни
чувства
взаимовыручки, ни чувства сострадания, ни чувства ответственности за свое
дело, ни чувства элементарного добрососедства. Скорее современная
ситуация в обществе приводит человека «к инстинктивной ненависти к
реальности»89.
Алкоголизм, наркомания захлестнула весь мир, не только из-за
огромных прибылей наркоторговцев или производителей спиртного, но и изза нашего равнодушия. Мы взираем на своих детей, мысленно и вслух
благодаря Бога за то, что именно они не подвержены этому смертельному
недугу, но нам нет дела до соседского мальчишки или девчонки,
погибающего от этой заразы.
Разврат, проституция, пьянство, умственная деградация – все это
следствие нашего безразличия к происходящему вокруг нас, когда все вокруг
89
Ясперс К. Ницше и христианство. – М., 1994. – С. 20.
79
говорит нам: «ты раздавлен, ты погиб, тебе нет спасения, у тебя нет
надежды»90.
В социальной философии, как и вообще в философской мысли,
проблемы духовности, духовно-нравственных и других ценностей имеют
актуальное значение не только в теории, но и в этносоциальной практике.
В
современном
демократических
мире
ценностей
недооценка
порождает
правовой
порой
культуры
негативные
и
процессы,
выражающиеся в забвении традиционных духовно-нравственных ценностей
некоторой частью молодёжи, в росте преступности, в проявлениях
ксенофобии и русофобии. Здесь следует подчеркнуть, что свободный, но
социально невоспитанный «дух индивидуализма», эгоизм и бездуховность
среди молодёжи вырываются на поверхность российской действительности,
отбрасывая на своём пути вековую мудрость поколений, девальвируя такие
высокие духовно-нравственные ценности как честь, совесть, долг, уважение
к человеческому достоинству и другие. Это, по словам Л.П. Буевой,
порождает опасность антропологического кризиса в обществе и создаёт
отчетливо выраженную угрозу для социальной духовной безопасности нашей
страны.
Данное обстоятельство требует от всего российского общества и
каждого россиянина «выработать» чёткое представление о человеке как
духовно-нравственной личности, о смысле его жизнедеятельности и
социальной
ответственности.
Время
требует
поиска
высоких
гуманистических и нравственных ценностных оснований в реализации целей
формирования, развития и воспитания такой личности. Соответствующими
базовыми основаниями являются, на наш взгляд, духовно-нравственные
ценности, определяющие регулятивную функцию оцениваемых явлений
отношениями между добром и злом.
Шестов Л.И. Достоевский и Нитше (Философия трагедии) // Шестов Л.И. Философия
трагедии. – М., 2001. – С. 264.
90
80
Формирование ценностного сознания человека на уровне общества и
личности
представляет
собой
некоторую
совокупность
установок
и
ориентаций на общественные ценности - идеалы, нормы, обычаи, традиции и
т.д. Содержание ценностного сознания человека определяется многими
факторами, среди которых главную роль играют духовно-нравственные
ценности. Поэтому важнейшей задачей сегодня в нашем обществе является
выработка социально одобряемых мировоззренческих, политических и
нравственных
убеждений
и
действий,
чувства
патриотизма
и
интернационализма, толерантности у широких слоев населения. Это и есть
то, что называется системой ценностных ориентаций человека как личности.
Характер ценностных ориентаций во многом зависит, в какой мере человек
может распорядиться своими способностями, насколько правильно сможет
подчинить свой разум, потребности интересам общества и согласовать свои
действия со сложившейся реальной действительностью в стране.
Каждому
обществу
свойственна
система
нравственных
норм
и ценностей, являющаяся неотъемлемой составляющей духовной жизни
данного
социума,
детерминирующая
и их взаимоотношения —межличностные,
Нравственные
ценности
заключают
поведение
групповые,
в себе
индивидов
социальные.
общественное
мнение,
выражающее сложившиеся в данной нации или государстве представления
о высших ценностях бытия: добре и зле, справедливом и несправедливом,
любви, счастье, чувстве долга, чести и совести — образующих личностную
парадигму морального облика человека, общества в целом. Соответственно
нравственные ценности представляются базовыми понятиями морали как
одной из форм общественной воли, сознания.
Сегодня российский социум представляется сложным и изменчивым,
переживающим утрату целостности и неизменности нормативной системы
нравственных
ценностей,
глобальное
преобразование
социальных
стереотипов и появление новых, связанных с такими явлениями жизни, как
рынок, предпринимательство, вариативность политических, экономических,
81
моральных решений в бытии индивидуумов. Основные инновационные
этосы общества проявляются в развитии различных социальных групп
(например, бизнесменов, среднего класса, бедных, маргиналов), между
которыми нарастает обособление (вплоть до противостояния), обладающих
значительными различиями в нормах поведения, идеях, особенностях образа
жизни, проецирующихся в существовании отличительных по качественным
и количественным показателям нравственных ценностей, морали. В целом
к современной
российской
действительности
применимо
понятие
о трансформационных процессах общества, используемое для описания
радикальных структурных перемен в обществе, а также (в более узком
смысле) для обозначения процесса общественно — исторических перемен.
Оно выражает переход к качественно новому состоянию организации
общества, осуществляющийся как результат нарастания удельного веса
неравномерных и нелинейных отношений со своим окружением. В границах
системной трансформации общества осуществляется, как правило, перемена
духовно - культурных ориентиров общественного развития
Объективные реалии свидетельствуют о том, что в настоящее время
практически
противоречие
во всех
сферах
в понимании
человеческое
современного
нравственных
и культурное
общества
ценностей,
измерение
наблюдается
определяющих
явлений
социальной
действительности. Трансформация нравственных ценностей вмещает как
традиционные представления о нормах и ценностях, так и аксиологические
инновации, характеризующие происходящий процесс переоценки ценностей
в нашей
стране.
Многомерность
нравственных ценностей,
и противоречивость
их сущностного
наполнения
интерпретаций
прослеживается
не только в социальных группах, упомянутых выше - данное явление
характерно для молодого и родительского поколений, мужчин и женщин,
образующих
специфическое
социокультурное
состояние
общества,
выражающееся в появлении конфликтующих нормативно — ценностных
личностных парадигмах взаимоотношений с субъектами социума. Данный
82
процесс обусловливает деформацию духовной жизни общества, поскольку
оборачивается отсутствием единой нормативно — ценностной системы
и реальных общих нравственных координат человеческого поведения, играет
роль катализатора в деструктивных процессах.
Реализация нравственных ценностей важна так как:
Во - первых, комплекс нравственных ценностей индивида, этноса,
социума представляется одним из важных показателей, характеризующим
взаимодействие
субъектов
общества,
восприятие
ими
данной
действительности бытия. Наблюдаемый деструктивный процесс в духовной
жизни
общества
определяет
необходимость
уточнения
содержания
нравственных категорий и понятий в условиях изменяющейся социальной
среды. Анализ трансформации нравственных ценностей в количественном
и качественном измерениях позволяет определить реальное внутреннее
их наполнение, проецировать вектор координат в процессе перехода от одной
системы ценностей к другой.
Во -вторых,
нравственных
количественная
ценностей
и качественная
современного
общества
характеристики
необходимы
для
предвидения того, как реалии нынешнего времени повлияют на развитие
духовной жизни будущих поколений, страны в целом. Снижение уровня
общей,
в том
числе
и нравственной
культуры
и социальная
апатия,
проникновение в общественное сознание инновационных нравственных
ценностей,
характеризующихся
смещением
гуманизации
в пользу
меркантилизации, рационализации видения высших ценностей бытия,
оказывают
влияние
на процесс
формирования
личности
в условиях
современной действительности.
В - третьих, объективная потребность общественного осмысления
социальных
факторов
жизненных
ценностей
экзистенциального
в современном
вакуума,
обществе,
нравственных критериев социального поведения.
переосмысления
совершенствование
83
В - четвертых, сегодня важно сохранить и укрепить общую ориентацию
российских граждан на совокупность базовых нравственных ценностей,
которые способны выступить единым духовным консолидирующим началом.
Приведение в соответствие должного и сущего нравственных ценностей
современного
российского
социально —
философского
всестороннего
познания
общества
анализа
возможно
на основе
научного
жизни
общества,
духовной
противоречий
и закономерностей
функционирования нравственных ценностей, использование полученного
знания и опыта в практической деятельности.
Актуальность исследования. В настоящее время, как никогда, назрела
потребность в духовном обновлении людей, в переоценке многих привычных
ценностных установок и ориентаций перед комплексом глобальных проблем,
порожденных
разрушением
природной
среды,
возникновением
идеологических (политических, национальных, расовых, конфессиональных)
конфронтаций, общим нравственным оскудением людей. Очевидно, что на
современном этапе развития российского общества сместилась шкала
ценностей. Наряду с открывшимися новыми возможностями в России стали
нарастать негативные явления, связанные с наличием ценностного вакуума,
эмоционального бескультурья и нравственной деградации.
Главными причинами современного нравственного кризиса можно
обозначить: отлучение молодежи от социальной жизни; труднодоступность
культуры для подростков; отдаление молодежи от старшего поколения;
одномыслие, долгое время, навязываемое государством, и как результат формирование массовой культуры, которая ведет к снижению у молодежи
уровня моральных притязаний и изменение системы ценностей; социальноматериальное расслоение и дефицит элементарных жизненных благ,
формирующий у молодежи зависть и, как следствие, агрессию.
В настоящее время значительная группа ученых (С.Ф. Анисимов, И.И.
Антонович, С.Н. Артановский, В.А. Блюмкин, В. Брожик, В.О. Василенко,
В.В. Водзинская, О.Г. Дробницкий, И.С. Нарский В.П. Тугаринов и др.)
84
обратилась к разработке частных и общих вопросов теории ценностей
(аксиологии), которые сегодня чрезвычайно актуальны.
Проблемы
аксиологизации
современного
профессионального
образования исследованы в работах В.П. Бездухова, В.А. Беляевой, Л.А.
Блохиной, М.В. Богуславского, Е.В. Бондаревской, В.В. Буткевич, Э.А.
Гришина, В.В. Зотова, В.А. Караковского, А.В. Кирьяковой, Б.Т. Лихачева,
Н.Д. Никандрова, В.Н. Равкина, и др.
Рассмотрением
занимаются
такие
проблемы
ученые
как
формирования
В.М.
Келле,
системы
М.Я.
ценностей
Ковальзон,
Б.О.
Николаичева, Г.В. Плеханова, А.В. Разина, А.А. Силина, А.И. Титаренко,
В.Н. Щердакова, Б.Г. Юдина и др.
Мировоззренческие, культурно-ценностные, нравственно-эстетические
и эмоционально-ценностные знания выделяются такими учеными как К.А.
Альбуханова-Славская, В.И. Андреев, Д.И. Белухин, А.С. Гаязов, Э.Н.
Успенский, В.В. Краевский, П.И. Пидкасистый, В.Г. Рындак, И.Ф. Харламов,
В.Д. Шадриков, И.С. Якиманская и др.
Основополагающее значение для нашего исследования имеют работы
известных ученых-исследователей, в которых анализируются проблема
развития нравственности. Прежде всего, это работы А.Ф. Анисимова, Л.М.
Архангельского, И. Бентама, О.С. Богдановой, Н.И. Болдырева, А.А.
Гусейнова, О.Г. Дробницкого, В.П. Коблякова, С.В. Курылева, Б.Т. Лихачева,
В.А. Сластенина, А. Смита, А.И. Титаренко, И.Ф. Харламова и др.
С нашей точки зрения, базовые моральные ценности как основа
нравственного развития формируется, прежде всего, в ходе образовательного
процесса и личностно-деятельностной практики студентов, в процессе
которой происходит усвоение природных и общественных явлений,
проявляется оценочная функция суждений с точки зрения формирующейся
нравственной позиции.
Значимость избранного направления исследования подтверждается
рядом противоречий, а именно между:
85
-
актуальной
потребностью
общества
в
воспитании
высоконравственных граждан и необходимостью обновления теоретической
и практической базы для решения данной проблемы в педагогической науке
в контексте современных социальных реалий;
- осознанием преподавателями вузов необходимости нравственного
развития
студентов
и
недостаточной
разработанностью
механизмов
реализации данного процесса;
- необходимостью формирования базовых моральных ценностей у
студентов
и
недостаточным
воспитательного процесса вуза.
использованием
возможностей
учебно-
86
Заключение
Определение места нравственных ценностей в контексте философскоэтической рефлексии человека, приводит нас к необходимости раскрытия
сущности феномена морали, который имеет как смысло-личностное, так и
общественное значение. Мораль является первоценностью, первоосновой
личностной
формируют
и
общественной
человеческую
духовности.
личность
и
Нравственные
ценности
выполняют
важную
мировоззренческую функцию для человека, главной задачей
которой
является «воспитание и совершенствование своей личности, своего «я»» 91.
Обращение к проблеме духовности привело нас к необходимости
философского
осмысления
понятий
«дух»,
«душа»,
«духовность».
Проследив, тесную связь между этими понятиями, мы выявили
значение духовности для личностного бытия человека. Личность обладает
определенными душевными качествами и является носителем духа, что
делает ее этическим феноменом. «Она представляет собой содержание, центр
и единство актов, интенционально направленных на другие личности»92.
Доказано, что категории «равнодушие» и «абсурд» являются одними из
основных экзистенциальных элементов личности современного человека.
Антропологический поворот в философии, произошедший в XX веке
актуализирует поиск общечеловеческих духовных ценностей способных
гармонизировать отношения внутри человеческого сообщества, придать им
целесообразность личностному бытию конкретного человека.
Духовно-нравственные ценности в условиях системного кризиса
общества и одной из крупных ценностных революций в мире имеют
исключительно важное значение в жизни и переоценке ценностей, в
формировании личности. Сегодня подвергаются сомнению многие принципы
и
ценности,
ещё
в
середине
XX
века
воодушевляющие
людей
Кьеркегор С. Гармоническое развитие в человеческой личности эстетических и
этических начал // Кьеркегор С. Наслаждение и долг. – Ростов н/Д, 1998. – С. 207.
92
Философский словарь. – М., 2003. – С. 245.
91
87
безграничностью перспектив социального прогресса. Однако под влиянием
научно-технической
революции
и
глобализацией
многих
проблем,
человечество оказалось на грани выживания. Это ставит в повестку дня
вопрос о роли и значении новой системы ценностей, чтобы вывести из такого
состояния общество и породить надежду у людей в перспективе на лучшее.
Ценности
в
соответствии
с
требованиями
современной
эпохи
определяют материальные и духовные основы развития и функционирования
сущностных сил человека и их форму социального отражения, в которой
проецируется и фокусируется система доминантных идей, смыслов, мотивов,
интересов, выражаются механизмы их реализации в духовной и социальной
деятельности личности.
Нравственные
ценности
сегодня
подвергаются
своеобразной
переоценке. Здесь этот процесс совпал с радикальными изменениями в
общественно-политической жизни, с заменой социалистической плановой
системы хозяйствования рыночной экономикой.
Это обстоятельство определило
своеобразие
и противоречивый
характер его протекания, что выразилось, с одной стороны, в многообразных
коллизиях в области общественных отношений, а с другой - в активном
поиске оптимальных путей общественного развития и, в частности, в
интенсификации философско-методологических исследований.
Одновременно
произошли
радикальные
изменения
в
системе
образования, воспитания, просвещения, культуре. Кроме того, было
нарушено функционирование ряда социальных институтов в стране,
связанных с обучением, воспитанием и социализацией личности.
Практически-политический,
по
существу
сциентистский
подход,
ориентирующий социально-гуманитарное знание на преобразование мира,
сменяется у нас историко-культурологическим, призванным, как говорил в
свое время К.Маркс, в лучшем случае лишь объяснить мир. Сегодня
общественная наука вновь обращается к объяснению мира. Очевидно,
наступил такой момент в развитии нашего общества, когда потребовалось
88
как-то
остановиться
и
попытаться
осмыслить
то,
что
произошло:
осуществилось или не осуществилось. Вновь настало время теории, которая
бы опиралась не на какую-то одну методологию, а на плюрализм мнений, без
акцента на идеологические схемы.
Проведенное
нами
исследование
позволило
очертить
контуры
нравственных ценностей и их роли в переоценке ценностей и формировании
личности.
Осмысление
и
использование
нравственных
ценностей
должно
основываться, прежде всего, на понимании сущности духовного, его места и
роли в жизнедеятельности общества и личности. Такое представление и
управление формированием духовного мира человека через систему
реализации духовно-нравственных ценностных ориентаций имеет большое
значение в социализации и воспитании личности в семье, в социуме.
Концептуальное решение рассматриваемой проблемы основывается на
проблематике социальных изменений, социальных переходов и переходных
состояний общества. Исследование нравственных ценностей на основе
концепции переходных состояний общества позволило решить нам вопрос об
их
онтологической
природе,
представить
социально-психологический
механизм их протекания как взаимопереход традиций и новаций, объяснить
изменения, происходящие в духовной сфере, возникновением переходных
состояний в области ценностных представлений, касающихся самых разных
сторон человеческой деятельности.
Нравственные ценности, по мнению исследователя, должны включать в
себя, аксиологический,
онтологический,
социально-психологический и
социологический аспекты анализа, объединенные единым социальнофилософским подходом. Эта идея реализуется в содержательной основе
работы в рамках двух глав (состоящих из четырех параграфов), каждая из
которых раскрывает один из названных аспектов.
Осуществление
данной
задачи
предполагало
обращение
к
общеметодологическим вопросам нравственных ценностей, на разработку их
89
социологических аспектов, анализ сущности и социально-психологического
механизма их переоценок. Была предпринята также попытка выявить
некоторые
черты
современной
переоценки
ценностей
на
примере
социологического исследования, охарактеризовать изменения в стиле их
мышления, проследить связь переоценок в их развитии.
Происходящие изменения в российском социуме имеют глубокие
корни и долговременные основания, новая система ценностей будет
утверждаться по мере того, как новые ценности будут обретать характер
традиций, а старые традиции будут трансформированы и приспособлены к
новым условиям.
Нравственные ценности нельзя отрывать от реальных условий нашей
действительности. Они также подвержены определённой трансформации, как
и социальные процессы. В условиях сегодняшнего дня важно помочь
подрастающему поколению в восприятии этих ценностей, выработать в его
сознании иммунитет, невосприимчивость ко всему пошлому, негативному,
бездуховному. Воспитывать молодёжь в лучших традициях нашего народа.
Переоценку
нравственных
ценностей
в
современном
социуме
необходимо осуществлять на базе выработанных веками лучших достижений
в духовной жизни, социальной практике народов и этнополитических
процессов.
Поливариативность
и полярность
интерпретаций
нравственных
ценностей в современном российском обществе несут четкие признаки
процесса трансформации, характеризующегося изменением нормативно —
ценностных ориентацией, духовно — культурной направленности личностей,
социальных общностей. Процесс трансформации нравственных ценностей
детерминируется
изменением
социально —
экономической структуры,
моральным сознанием личностей, общества в целом.
Учитывая важность трансформационного процесса нравственных
ценностей в перспективе развития общества, необходим всесторонний анализ
и исследование данного явления представителями различных отраслей
90
знания: философами, социологами, политологами, экономистами. В виду
неоднозначности
проявления
основных
тенденций
переосмысления
нравственных ценностей личностями сложно прогнозировать будущую
реальность духовной жизни российского общества, функционирования в ней
нравственных ценностей, их иерархию, смысловой контекст.
В ходе проведенного исследования
автор пришел к следующим
выводам:
вследствие
-
различных
интерпретаций
ценностей
в историко -
философском генезисе вопрос о нравственных категориях, их трансформации
является дискуссионным.
- методологические подходы различных взглядов и систем выражены
вариативностью дефиниций нравственных ценностей.
- многообразие взаимодополняющих методов и принципов, подходов
исследования составляют основу рассмотрения нравственных ценностей
социума и личности.
- социокультурный подход позволяет изучить специфику развития
нравственных ценностей в философско - этическом наследии;
-
диалектико -
материалистический
анализ
дает
возможность
исследовать структуру ценностей через призму исторических условий
существования общества;
-
цивилизационный -
нравственных
ценностей
лежит
в основе
исследования
их взаимосвязи
с
переоценки
культурно-
историческим, социальным, политическим и экономическим развитием
цивилизаций;
- деятельностный подход реализуется при изучении духовных
и нравственных
ценностей
социума,
определении
противоречий
возникающих в процессе эволюции нравственных ценностей;
- социально - философский анализ позволяет рассмотреть роль
и значение нравственных ценностей в жизни индивидуумов и общества
91
в целом при определении вектора развития духовной жизни будущих
поколений.
- в историческом развитии нравственных ценностей, их трансформации
при смене социально — экономического устройства общества духовные
воззрения играют значительную роль в семантическом наполнении высших
ценностей бытия.
Таким
образом,
нравственные
ценности
являются
константами
социума, регулирующие поведение человека в социокультурной сферы
общества.
92
Библиография
1.
Абсурд и вокруг: Сборник статей / Отв. ред. О. Буренина. – М.: Языки
славянской культуры, 2014. – 448 с.
2.
Августин Блаженный. О Граде Божием. – Мн.: Харвест; М.:
Издательство «АСТ», 2000. – 1296 с.
3.
Августин
Гиппонский,
Блаженный.
Исповедь.
–
М.:
Изд-во
Сретенского монастыря, 2017. – 528 с.
4.
Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов. – Ростов н/Д: Изд-
во «Феникс», 2017. – 448 с.
5.
Адорно Т.В. Проблемы философии морали. – М.: Республика, 2000. –
239 с.
6.
Анисимов С.Ф. Введение в аксиологию. Учебное пособие для
изучающих философию. – М.: Современные тетради, 2011. – 128 с.
7.
Аристотель. Этика. – СПб., 2011.
8.
Армстронг А.Х. Истоки христианского богословия. Введение в
античную философию. – СПб.: Издательство Олега Абышко, 2013. – 256 с.
9.
Батай Ж. Литература и зло // Батай Ж. Теория религии. Литература и
зло. – Мн.: Современный литератор, 2010. – С. 121-346.
10.
Беккет С. Осколки: эссе, рецензии, критические статьи. – М.: Текст,
2009. – 192 с.
11.
Бергсон А. Два источника морали и религии. – М.: «Канон», 1994. – 384
с.
12.
Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). – М.:
Международные отношения, 1994. – 336 с.
13.
Бубер М. Проблема человека // Бубер М. Два образа веры. – М.: ООО
«Издательство АСТ», 1999. – С. 202-300.
14.
Булгаков С.Н. Некоторые черты религиозного мировоззрения Л. И.
Шестова // Сочинения. В 2 т. Т. 1. – М.: Наука, 1993. – С. 517-537.
93
15.
Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.
– 444 с.
16.
Варош М. Введение в аксиологию // Общественные науки за рубежом.
Серия III: Философия и социология. – М.: ИНИОН, 1973. – № 2. – С. 26-48.
17.
Василенко В.А. Ценность и оценка. – Киев: Наукова думка, 1964. – 164
с.
18.
Васильев Л.С. История Востока. В 2 т. Т. 2. – М.: Высшая школа, 1993.
– 495 с.
19.
Ганди М. Моя вера в ненасилие // Вопросы философии. – 1992. – № 3.
– С. 65-71.
20.
Губин В.Д. Культура и творческая деятельность. – М.: Изд-во Ун-та
дружбы народов, 1987. – 85 с.
21.
Даль
В.И.
Толковый
словарь
живого
великорусского
языка:
http://www.slova.ru/article/18502.html
22.
Демидов А.Б. Феномены человеческого бытия. – Минск: ЗАО
Издательский центр «Экономпресс», 1999. – 180 с.
23.
Дробницкий О. Г. Ценность // Философская энциклопедия. – Т. 5. –
М.: Издательство «Советская энциклопедия», 1970. – С. 462.
24.
Евангелие
Толстого.
Избранные
религиозно-философские
произведения Л.Н. Толстого. – М.: Новости, 1992. – 267 с.
25.
Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в
российском обществе. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. – 335
с.
26.
Ивин А.А. Основания логики оценок. – М.: Изд-во Московского
университета, 1970. – 230 с.
27.
Ионеско Э. Носорог. Между жизнью и сновидением. – СПб.:
Симпозиум, 1999. – 608 с.
28.
История русской философии: Учебник для вузов / Редкол.: М.А.
Маслин и др. – М.: Республика, 2001. – 639 с.
94
29.
Камю А. Из эссе «Миф о Сизифе» // Избранное: Сборник. – М.: Радуга,
1989. – С. 352-354.
30.
Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство.
Политиздат. – М. 1990. – 415 с.
31.
Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде // Сумерки богов / Сост. и
общ. ред. А.А. Яковлева. – М.: Политиздат, 1990. – С. 222-318.
32.
Камю А. Чума: Роман-притча; Посторонний: Повесть. – М.: ООО
«Издательство АСТ»; Харьков: «Фолио», 2003. – 333 с.
33.
Кант И.
О
вопросе,
предложенном
на
премию Королевской
Берлинской Академии наук в 1791 году: какие действительные успехи
сделала метафизика в Германии со времен Лейбница и Вольфа? // Кант И.
Сочинения в шести томах. Том 6. – М.: Изд-во «Мысль», 1966 – С. 177-310.
34.
Карсавин Л.П. Saligia. Noctes Petropolitanae. – М.: ООО «Издательство
АСТ», 2004. – 237 с.
35.
Кинг М.Л. Любите врагов ваших // Вопросы философии. – 1992. – № 3.
– С. 66-71.
36.
Клюев Е.В. Теория литературы абсурда. – М.: УРАО, 2000. – 104 с.
37.
Коплстон Ф. История философии. XX век. – М.: ЗАО Центрполиграф,
2002. – 269 с.
38.
Краевский В. В. Равнодушие как социальная патология // Духовно-
нравственное
воспитание
учащейся
молодежи
в
современных
социокультурных условиях. – Курск: Изд-во КИНПО (ПК и ПП) СОО, 2010.
– С. 27-32.
39.
Красиков В.И. Человеческое присутствие. – М.: Б.и., 2003. – 288 с.
40.
Красицкий Я. Бог, человек и зло. Исследование философии Владимира
Соловьева. – М.: Прогресс-Традиция, 2009. – 448 с.
41.
Крук Р.Г. Основы христианской этики. – М.: Триада, 2005. – 320 с.
42.
Культура. Наука. Образование: монография / Г.Ф. Назарова, С.И.
Некрасов, Н.А. Некрасова, Т.В. Серегина. – М.: Издательский
«Академия Естествознания», 2011. – 248 с.
Дом
95
43.
Кьеркегор С. Гармоническое развитие в человеческой личности
эстетических и этических начал // Кьеркегор С.
Наслаждение и долг. –
Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 1998. – С. 201-378.
44.
Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: ТЕРРА-Книжный клуб: Республика,
1998. – 383 с.
45.
Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. — М.:
Смысл, 1992. – 17 с.
46.
Летце Г. Р. Микрокосм. – СПб., 1870.
47.
Лосский Н.О. Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа
ценностей. – Париж: YMCA PRESS, 1931. – 135 с.
48.
Мареева Е.В. Проблема души в классической и неклассической
философии. – М.: Академический проект, 2003. – 400 с.
49.
Марк Аврелий Антонин. Размышления. – Л.: Наука, 1985. – 245 с.
50.
Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный человек: Исследование
идеологии развитого индустриального общества. – М., 2002. – 526 с.
51.
Мерфи Н., Эллис Дж. О нравственной природе вселенной: Богословие,
космология и этика. – М., 2004. – 288 с.
52.
Мольтман Ю. Человек. – М.: Издательство ББИ, 2013. – 129 с.
53.
Монтень М. Опыты. Избранные главы. – М.: Правда, 1991. – 656 с.
54.
Мур Дж. Принципы этики. – М.: Прогресс, 1984. – 327 с.
55.
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Русская религиозная философия: курс
лекций. – Орел: Издательство ОГУ, 2009. – 208 с.
56.
Некрасов С.И., Некрасова Н.А. Философия: курс лекций. – Орел:
Издательство ОГУ, 2009. – 336 с.
57.
Некрасова
Н.А.
Лики
духовности.
Монография.
–
Владимир:
Издательство Государственного педагогического университета, 2001. – 232 с.
58.
Новый
Завет
Господа
нашего
Иисуса
Христа.
–
Брюссель:
Издательство «Жизнь с Богом», 1989. – 790 с.
59.
Нибур Х. Р. Средоточие ценности // Культурология. XX век.
Антология. – М.: Юрист, 1995. – С.124-144.
96
60.
Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого. – М.:
Интербук, 1990. – 301 с.
61.
Пупар П. Церковь и культура. Заметки о пастырстве разума. – М.:
«Христианская Россия», 1993. – 256 с.
62.
Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших
дней. Т. 4. От романтизма до наших дней. – СПб.: ТОО ТК «Петрополис»,
1997. – 880 с.
63.
Риккерт Г. О понятии философии // Логос. 1910. Кн. 1. – С. 3-12.
64.
Розанов В.В. Цель человеческой жизни // Розанов В.В. Метафизика
христианства. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Харьков: «Фолио», 2001. – С.
469-528.
65.
Рычков А.К., Яшин Б.Л. Философия. – М.: Издательство ЭЛИТ, 2005. –
480 с.
66.
Сартр Ж.-П. Тошнота: Роман; Стена: Новеллы. – Харьков: Фолио; М.:
ООО «Издательство АСТ», 2000. – 399 с.
67.
Сенека, Марк Аврелий. Наедине с собой. – Симферополь: «Реноме»,
2002. – 384 с.
68.
Стычень Т. Аксиология // Культурология. XX век. Антология. – М.:
Юрист, 1995. – С. 28-56.
69.
Теологический
энциклопедический
словарь.
–
М.:
Ассоциация
«Духовное возрождение», 2003. – 1488 с.
70.
Тертуллиан. Апология. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.:
«Северо-Запад Пресс», 2004. – 423 с.
71.
Трубецкой
Е.Н.
Смысл
жизни
//
Трубецкой
Е.Н.
Избранные
произведения. – Ростов-на-Дону, 1998. – 336 с.
72.
Трубецкой С.Н. Курс истории древней философии. – М.: Гуманит. Изд.
центр ВЛАДОС; Русский Двор, 1997. – 576 с.
73.
с.
Тугаринов В.П. О ценностях жизни и культуры. – Л.: ЛГУ, 1960. – 156
97
74.
Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме. – Л.: ЛГУ, 1968. – 124
с.
75.
Уайтхед А. Избранные работы по философии. – М.: Прогресс, 1990. –
718 с.
76.
Финогентов В.Н. Религиозный ренессанс или философия гуманизма?
Мировоззренческий выбор современной культуры. – М.: Книжный дом
«ЛИБРОКОМ», 2009. – 304 с.
77.
Философия. Энциклопедический словарь / Под ред. А.А. Ивина. – М.:
Гардарики, 2004. – 1072 с.
78.
Философия / Под ред. В.Д. Губина, Т.Ю. Сидориной, В.П. Филатова. –
М.: Русское слово, 1996. – 432 с.
79.
Философский словарь: Основан Г. Шмидтом. – 22-е, новое, перераб.
изд. под ред. Г. Шишкоффа / Пер. с нем. / Общ. ред. В.А. Малинина. – М.:
Республика, 2003. – 575 с.
80.
Фома Аквинский. Сумма против язычников. В двух книгах. – М.:
Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2004. – 590 c.
81.
Франк С.Л. Свет во тьме. – М.: Изд-во «Факториал», 1998. – 256 с.
82.
Фрейд З. В духе времени о войне и смерти // Фрейд З. Вопросы
общества. Происхождение религии. – М.: ООО «Фирма СТД», 2008. – С.3360.
83.
Фромм Э. Человек для себя. – Мн.: «Харвест», 2003. – 352 с.
84.
Хейз Р. Этика Нового Завета. – М.: Библейско-богословский институт
св. апостола Андрея, 2005. – 712 с.
85.
Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М.: Канон, 1996. –
336 с.
86.
Цицерон Марк Туллий. Избранные сочинения. – М.: Художественная
литература, 1975. – 456 с.
87.
Шамарин
А.В.
Знаковая
природа
абсурда
в
творчестве
Введенского: дис. … канд. филол. наук: 10.01.01. – М., 2009. – 174 с.
А.И
98
88.
Шестов Л.И. Достоевский и Ницше (Философия трагедии) // Шестов
Л.И. Философия трагедии. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Харьков:
«Фолио», 2001. – 316 с.
89.
Шестов Л. Киркегард – религиозный философ // Кьеркегор С.
Наслаждение и долг. – Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 1998. – 411 с.
90.
Шестов Л.И. На весах Иова. – М.: ООО «Издательство АСТ»; Харьков:
«Фолио», 2001. – 464 с.
91.
Шкепу М.А. Эстетика безобразного Карла Розенкранца. – М., 2010. –
421с.
92.
Эпиктет. В чем наше благо? – М.: АСТ, 2011. – 352 с.
93.
Яковлев А.А. Предисловие // Сумерки богов. – М.: Политиздат, 1990. –
С. 5-16.
94.
Ясперс К. Ницше и христианство. – М.: Издательство «Медиум», 1994.
– 116 с.
95. Разин. Ориентация и благо человека// Вестник Московского
университета. Сер.7. Философия. – 2016.- № 1. – С. 77-85.
96. //Энциклопедический социологический словарь/ Под.ред.М.: Изд. ИСПИ
РАН, 19с. – С. 871-872.
Приложение 1
Программа исследования
Проведение социологического исследования
на тему: «Нравственные ценностные ориентации молодежи».
Объект исследования: студенты философского факультета ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет имени И.С.Тургенева»
Предмет
общества.
исследования:
нравственные
ценности
современного
Цель работы: выяснить, какие нравственные ценности являются
приоритетными для современной молодежи.
Задачи исследования:
1. применение умений, знаний и приобретенных навыков использования
теоретических,
методологических
подходов
к
проведению
социологических исследований в условиях работы в научноисследовательской лаборатории;
2. приобретение опыта организационной работы в лаборатории;
3. применение умений и приобретение профессиональных навыков в
самостоятельной
работе
по
проведению
социологического
исследования и анализа для выявления критерий ценностей и путей их
разрешения.
4. приобретения опыта коллективной и групповой работы в лаборатории;
5. расширение опыта подготовки самостоятельного проведения опроса и
обработки данных респондентов;
6. приобретение профессиональных навыков подготовки первичных
данных к социологическому анализу с помощью пакетов программ по
статистической обработке данных, которые используются в научноисследовательской лаборатории.
Методы исследования:
- анализ научной литературы;
- опрос на основе анкетирования;
Гипотеза: Предложено выявить студентам критерии ценностей и их
влияние
на молодежную среду в современном социуме. В ходе
анкетирования необходимо подтвердить гипотезу о том, какие качества
ценностей будут определены нашими респондентами как приоритетные и
наиболее востребованными для достижения своих целей и потребностей в
современном обществе.
Экспериментальной базой служат студенты философского факультета
ФГБОУ
ВО
«Орловский
государственный
университет
имени
И.С.Тургенева».
В исследовании приняли участие 45 человек.
Интерпретация основных понятий:
Виды ценностей: материальные, духовные и др.
Задачи исследования – инструмент конкретизации цели, средства для ее
достижения.
Причина исследования
современными студентами.
–
выявление
ценностных
предпочтений
Социальная проблема - противоречивая ситуация, обусловленная самой
реальностью и требующая детального анализа для последующей выработки
конкретного решения по сформированным ценностям.
Структурная операционализация
составляющие его компоненты.
Генетическая операционализация
развития объекта изучения.
–
-
разложение
выявление
объекта
на
основных этапов
Функциональная операционализация – выявление функционального
потенциала объекта.
Методический раздел
1. Нравственные ценности ориентации в студенческой среде Орловского
государственного университета.
Целью исследования является выявление критерий
студентами Орловского государственного университета.
ценностей
Эмпирической базой исследования послужили результаты опроса,
проведенного среди студентов университета. В опросе принятии участие 45
человек: из них 25 девушек и 20 юношей. По курсам: 1 курс – 8 человек, 2
курс – 12 человек, 3 курс – 11 человек, 4 курс- 14 человек.
Методом исследования является метод анкетного опроса, который был
проведен очно. При анализе статистических данных был применён метод
ручной обработки с использованием кодирования данных и последующим
составлением таблиц и диаграмм. Основной инструмент исследования стала
анкета, составленная с соблюдением принципа валидности, включающая
вопросы закрытого, полузакрытого и ранжированного типов.
2. Анкета оценки категорий ценности в студенческой группе
За время практики студентам разных групп была предложена анкета с
вопросами оценки нравственных ценностей.
Анкета состояла из 14 вопросов.
В анкетировании приняли участие 45 студентов, из них 36 ответили
анонимно, 9 – зарегистрировались, 25 из них - девушки, 20 – юношей.
Ответы респондентов были введены в компьютер, анализ данных был
проведен по программе MS EXCEL.
Место и время проведения исследования, название инструментария
1.
Социологическое исследование: «Нравственные ценности ориентации
молодежи» проводилось на базе Орловского государственного
университета. В исследовании участвовали 45 студентов, 1- 4 курс.
2.
Анкета оценки категорий ценностей в студенческой
проводилось с участием студентов из нескольких групп.
группе
Метод обработки эмпирических данных
В данном социологическом исследовании использовался ручной метод
ввода и обработка данных по программе MS EXCEL.
БЛАНК АНКЕТНОГО ОПРОСА
АНКЕТА
Уважаемый старшекурсник!
ОГУ имени Тургенева проводит социологическое исследование общественного мнения на тему:
«Нравственные ценностные ориентации молодежи»
Просим Вас ответить на указанные вопросы.
Исследование проводится АНОНИМНО. Информация, полученная в ходе исследования, будет использоваться в научных
целях.
Уважаемый респондент, мы проводим социальный опрос на тему «Нравственные
ценностные ориентации молодежи» (на примере студентов философского факультета
«ОГУ имени И.С.Тургенева»), будем Вам признательны, если Вы ответите на вопросы
нашей анкеты. Опрос проводится анонимно.
1. Ваш пол:
а) м
б) ж
2. Ваш возраст:
а) 18-19
б) 20-21
в) 22-23
3. Есть ли у вас цель в жизни?
а) да;
б) нет;
в) не задумывался над этим.
4. Выберите наиболее ценное для Вас в жизни (не более 3-х ответов):
а) карьера;
б) семья и семейные ценности;
в) деньги;
г) друзей;
д) образование
е) здоровье.
5. Какие жизненные цели Вы считаете для себя наиболее важными (не более 3-х ответов):
а) открыть свой бизнес;
б) иметь хорошую семью;
в) жить в достатке;
г) иметь хороших друзей;
д) получить хорошее образование;
е) быть здоровым.
6. Что вызывает опасение и неуверенность в Вашей дальнейшей жизни (не более 2-х
ответов):
а) невозможность получить образование;
б) остаться без средств существования;
в) преступность;
г) проблемы с устройством на работу;
д) не встретить любимого человека;
е) Ваш вариант ответа___________________________________________
7. Чем Вы предпочитаете заниматься в свободное время:
а) смотреть телевизор;
б) читать книги;
в) играть в компьютерные игры;
г) отдыхать;
д) ходить по магазинам;
е) посещать музеи, выставки, театры;
ж) Ваш вариант ответа__________________________________________
8. Какие чувства Вы испытываете чаще всего:
а) эмоциональный подъем и чувство бодрости;
б) обычный жизненный тонус, ровные чувства;
в) состояние неуравновешенности, чувство тревоги;
г) состояние безразличия;
д) когда как;
е) затрудняюсь ответить.
9. Чем ценна для вас образование (не более 2-х ответов):
а) образование позволяет приобрести профессию;
б) стать образованным;
в) стать обеспеченным;
г) подготовится к самостоятельной жизни;
д) утвердиться среди близких.
10. Какие качества Вы больше всего цените в людях (не более 3-х ответов):
а) ум;
б) доброта;
в) юмор;
г) уверенность в себе;
д) целеустремленность;
е) отзывчивость;
ж) инициативность;
з) красота;
и) Ваш вариант ответа___________________________________________
11. Приходилось ли Вам кого-то сознательно обманывать для достижения собственных
целей:
а) да;
б) нет.
12. Ваше мнение о материальных ценностях:
а) материальных успехов люди должны добиваться сами, а те, кто этого не хочет, пусть
живут бедно - это справедливо;
б) надо проявлять гуманность, те, кто материально преуспел должны помогать и заботится
о тех, кто не преуспел.
в) для меня материальные ценности не имеют большого значения.
13. Ваша будущая профессия должна:
а) приносить большой материальный достаток;
б) быть престижной;
в) приносить пользу людям;
г) Ваш вариант ответа___________________________________________
14. Совпадают ли Ваши жизненные цели с вашей будущей профессией?
а) да;
б) да, частично; в) нет.
Приложение 2
Индивидуальное задание
2.2 Анализ апробирования полученных результатов
В опросе приняли участие 45 человек.
Рисунок 1
В опросе принимали участие студенты философского факультета 1-4 курса ФГБОУ
ВО «Орловский государственный университет имени И.С.Тургенева»
Курс
Количество человек
1 курс
8
2 курс
12
3 курс
11
4 курс
14
Рисунок 2
Обработанные данные свидетельствуют о том, что большинство опрошенных
задумываются о своем будущем и о перспективе на главную цель в жизни (75%). Это
свидетельствует о том, что они нацелены на осуществление и реализацию своих планов.
Из 13% опрошенных ответили, что пока не имеют цели в жизни, 12% респондентов еще
не задумывались над этим вопросом.
Рисунок 3
Данные исследования свидетельствуют о том, что наиболее важной ценностью для
студентов является здоровье 37% опрошенных. На втором месте семья и семейные
ценности 20%, третье место разделили образование и друзья по 12%. Затем карьера – 9%,
материальное положение – 10%.
Рисунок 4
Главной жизненной целью большинство опрошенных считают иметь хорошее
здоровье, это отметило 35% опрошенных. На втором месте - достаток, так ответило 26%
респондентов. На третьем – семья (24%). 8% считают для себя важным иметь верных
друзей, 5% - хотят получить хорошее образование, 2% - хотят открыть свой бизнес.
Рисунок 5
Из показания (таблицы 5) многих студентов на сегодняшний день беспокоит
проблема трудоустройства около (35%). Из них 27% - волнуются оказаться без средств
существования. Около 7% выражают опасения в связи с ростом преступности. И только
5% беспокоятся из-за невозможности получить образование.
Рисунок 6
В данном вопросе меня удивило, что 26% опрошенных в свободное время
предпочитают смотреть телевизор, из них, 17% предпочитают в свободное время уделять
чтению книг, что является на сегодняшний день хорошим показателем молодежи,
особенно порадовало, посещение театров, выставок и музеев, так ответили 14%
опрошенных. 13% респондентов, из них мужчины, предпочитают играть в компьютерные
игры. Самыми непопулярными ответами оказались: ходить по магазинам и отдыхать.
Отдельная часть респондентов предложили свои варианты ответов: заниматься спортом,
танцами, проводить свободное время с друзьями т. д.
Рисунок 7
35% опрошенных отметили, что их настроение зависит от конкретной жизненной
ситуации, 29% обычно испытывают эмоциональный подъём и чувство бодрости.
Тревожным является факт, что 7% испытывают состояние безразличия или апатии, а 4%
состояние неуравновешенности и тревоги.
Рисунок 8
42% респондентов считают, что учеба позволит приобрести профессию и в
будущем даст возможность карьерного роста, большинство студентов, а именно (22%) из
опрошенных получают образование, для того чтобы утвердиться среди близких, такие
ответы как «стать образованным» и «подготовится к самостоятельной жизни» набрали
практически одинаковое количество голосов. Лишь 7% респондентов учатся ради того,
чтобы стать материально состоятельным человеком.
Рисунок 9
При рассмотрении данного вопроса большинство студентов выделили среди
качеств, наиболее ценными такие как: отзывчивость, целеустремлённость, уверенность в
себе, доброта, ум. Из них в меньшей степени - инициативность и красота.
Рисунок 10
Опрос показал, что большинство респондентов эгоцентричны и преследуют только
свои цели (92%)
Рисунок 11
Результат ответов на этот вопрос очень порадовал: студенты стремятся к работе,
ради того, чтобы получать удовольствие. 38% опрошенных хотят работать ради того,
чтобы иметь большую заработную плату, 4% респондентов предпочитают не выделяться
среди других. 6% респондентов предложили свои ответы, среди которых выделили иметь компетентное начальство, дружный коллектив, не сложную работу.
Рисунок 12
По результатам опроса 72% респондентов считают, что надо проявлять гуманность,
те, кто материально преуспел, должны заботиться о тех, кто не преуспел. Для 17% важнее
духовные ценности, материальные не имеют большого значения. 1/10 опрошенных
студентов предполагают, что каждый должен заботиться сам о себе, богатые не должны
помогать бедным.
Рисунок 13
Почти половина респондентов (42%) считают, что будущая работа должна
приносить доход. (39%), считают, что человек своей деятельностью должен оказывать
помощь людям и только 13% решили, что профессия должна быть престижной. 6%
опрошенных предложили свои варианты ответов, например: работа должна приносить
удовольствие, должна нравиться моим родителям и др.
Рисунок 14
По результатам можно наблюдать, что 41% опрошенных получив образование, не
планируют работать по специальности. Из 34% опрошенных жизненные цели частично
совпадают с будущей профессией. И только 25% респондентов не сомневаются в выборе
своего будущего.
Выводы
В последние два десятилетия, происходящие в стране процессы
изменили многое не только в экономике и политике, но и в обыденной жизни
каждого человека, в отношениях между людьми, в понимании того, что
сегодня есть жизненный успех, какие цели надо перед собой ставить и
какими средствами для достижения этих целей можно пользоваться. У
многих россиян складывается мнение о полной и безвозвратной утере нашим
обществом и его гражданами нравственных норм, о том, что эрозия морали
достигла той критической точки, за которой грядет духовное перерождение, а
точнее – вырождение России. При этом наиболее уязвимой к негативной
моральной среде относится молодежь.
В настоящее время со страниц газет и журналов, с экрана медиапространства можно слышать критику молодежи в аморальном поведении, в
отказе от традиционных ценностей, в меркантилизме, в антигуманизме.
Насколько справедлива эта критика?
Исходя из проведенного исследования состоявшего на базе «ОГУ
имени И.С.Тургенева» и проанализировав полученные данные опроса, можно
сделать следующие выводы:
· большая часть студентов выбрали ответ («есть ли у Вас цель в жизни?»)
составляет 75% опрошенных, то есть студенты нацелены на потребность
интереса о своем будущем;
· наибольшую ценность представляют здоровье и семья;
· деньги
не
являются
приоритетной
ценностью
студентов,
хотя четверть опрошенных главной жизненной ценностью считают
жить в достатке. Здесь мы видим некоторое противоречие в ответах наших
респондентов;
· большинство студентов опасаются проблем с трудоустройством в будущем;
· в людях респонденты больше всего ценят отзывчивость, доброту и ум, но
при этом не ценят инициативность.
Следует отметить, что предложенная гипотеза оказалась верной, по
основным показателям ответы респондентов совпали с моими
предположениями.
Современная молодежь ценит в людях отзывчивость,
доброту, ум, а также главными ценностями для себя считают здоровье, семью
и образование. Однако для современной молодежи свойственны не только
духовно — нравственные, но и
жизненные цели.
сугубо прагматичные материальные
За время работы в научно-исследовательской лаборатории нами были
реализованы следующие задачи:
- выявлены основные подходы исследования понятия «ценность»;
- рассмотрены нравственные ценности
мировоззренческих установках человека;
и
определено
их
место
в
- исследована проблема переоценки нравственных ценностей в процессе
становления современной личности;
- изучены основные направления реализации нравственных ценностей в
российском социуме в современных условиях.
Прорезюмированны основные положения, характеризующие моральноэтическую основу ценностей:
- социальный престиж;
- развитие духовно-нравственных отношений;
- расширение статусно-ролевого набора;
- повышение степени уровня самостоятельности.
Изучены и использованы знания, умения в самостоятельной работе по
исследованию и выявлению нравственных категорий ценностей в
молодежной среде, приобретены навыки теоретических и методологических
подходов к социологическому исследованию в условиях работы научноисследовательской лаборатории и путей их разрешения.
Проведение исследования показало возможность изучить и применить
программу
MS
EXCEL,
подготовить
первичные
данные
для
социологического анализа, выявить механизмы влияния на молодежную
среду нравственных ценностей с помощью данной программы.
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа