close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Жеронкина Виктория Леонидовна. Место Конституционного Суда РФ в системе органов государственной власти

код для вставки
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Место Конституционного
Суда РФ в системе органов государственной власти».
Год защиты: 2018.
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция.
Направленность (профиль): Государственно-правовая деятельность.
Студент: В.Л. Жеронкина.
Научный
руководитель:
к.ю.н.,
доцент,
заведующий
кафедрой
муниципального и экологического права С.В. Васюков.
Объем ВКР: 101 страница.
Количество использованных источников: 95.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, Конституционный
Суд Российской Федерации.
Краткая характеристика ВКР. Выпускная квалификационная работа имеет
своей целью выявление особенностей взаимодействия Конституционного Суда
Российской Федерации и органов государственной власти. В результате
исследования
автором
теоретические
и
достигнуты
правовые
следующие
основы
результаты:
Конституционного
Суда
исследованы
Российской
Федерации; проанализированы формы взаимодействия Конституционного Суда
Российской Федерации с законодательными, исполнительными органами власти и
Президентом РФ; определены перспективы взаимодействия Конституционного
Суда Российской Федерации и органов государственной власти.
Методологическую
основу
исследования
составили
общенаучные
и
частнонаучные методы теоретического анализа.
По
результатам
проведенного
теоретического и практического характера.
исследования
сделаны
выводы
5
СОДЕРЖАНИЕ
Введение……………………………………………………………………… 5
1
Правовое
положение
Конституционного
Суда
Российской
Федерации.......................................................................................................
1.1
История
развития
Конституционного
Суда
10
Российской
Федерации…….……………………………………………………………… 10
1.2
Правовые
основы
Конституционного
Суда
Российской
Федерации…..……........................................................................................
23
2 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с
органами государственной власти …………………………………………. 42
2.1 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с
законодательными органами власти ………………...................................... 42
2.2. Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с
исполнительными органами власти………………………………...………. 57
2.3 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации и
Президента Российской Федерации ………………………………………... 68
Заключение…………………………………………………………………… 85
Список литературы…………………………………………………………... 90
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Наивысшим по силе и значимости
нормативно-правовых актов в России является Основной закон страны –
Конституция Российской Федерации. Именно она определяет главные права и
обязанности всех участников жизни в государстве. Поэтому так важно
осуществление конституционного контроля в России, особенно его четкое
законодательное закрепление. Любое правовое государство, к которому относится
и Россия, для обеспечения своего нормального существования, а также гарантии
прав и свобод граждан должно иметь орган конституционного контроля. Для этих
целей в нашей стране создан Конституционный Суд Российской Федерации.
В наши дни многие законодательные акты не соответствуют Конституции
Российской Федерации, так как принимаются разными органами власти и
специалистами с неодинаковой степенью квалификации. Разрешает эти проблемы
Конституционный Суд Российской Федерации – единственный орган, который
может на законных основаниях давать толкование Конституции РФ.
Актуальна данная тема еще тем, что за последние несколько лет
Конституционный Суд РФ претерпел изменения во внутренней работе суда и рост
судебной нагрузки. Это связано с двумя событиями: переезд суда в г. СанктПетербург и внесение существенных поправок в Закон о Конституционном Суде,
вступивших в силу в 2011 году. На современном этапе в российской правой
системе судебный конституционный контроль, а именно Конституционный Суд
РФ, как орган, выполняющий его, является важным элементом системы
разделения властей. Вынося свои правовые решения, Конституционный Суд
реализует особый вид юрисдикционной деятельности, основой которой является
охрана прав и свобод граждан, защита важнейших социальных ценностей, а также
разрешение возможных противоречий между ними.
Актуальность нашего исследования также продиктована тем, что место
Конституционного
Суда
как
составляющей
судебной
системы
России
определяется также в качестве важнейшего элемента политической системы, что
7
приводит к сложностям реализации всех его функций в рамках закона и граней
пересечения юрисдикций с судами, находящимися на ином уровне.
Место Конституционного Суда Российской Федерации в системе органов
государственной власти определяется также в качестве важнейшего элемента
политической системы России. Необходимо четко определить правовой статус
Конституционного Суда Российской Федерации, важность издаваемых им
правовых позиций.
Таким образом, неразрешенность ряда проблем, как на теоретическом, так и
на прикладном уровне, потребность в выработке рекомендаций и предложений по
совершенствованию законодательства в конституционном судопроизводстве
обусловили выбор темы данного исследования.
Степень
разработанности
темы
юридической науке
исследованию
Конституционного
Суда
исследования.
проблем
Российской
В
российской
организации и деятельности
Федерации,
конституционного
судопроизводства в современной России посвящены труды таких ученых, как
Н.С. Бондарь, А.Л. Бурков, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, В.Д. Зорькин, А.И.
Ковлер, Е.И. Козлова, Л.В. Лазарев, Р.И. Петрова, В.Е. Чиркин, М.В. Шугоров,
Б.С. Эбзеев, и другие.
К
вопросам
взаимодействия
Конституционного
Суда
Российской
Федерации с иными органами публичной власти в России в разное время
обращались: З.А. Ашхотов, Е.Ю. Бархатова, Е.В. Белкин, С.А. Кажлаев, А.В.
Мазуров, С.И. Муцалов, С.А. Татаринов и др.
Однако,
часть
вопросов
в
сфере
совершенствования
правовой
регламентации взаимодействия Конституционного Суда Российской Федерации с
Федеральным Собранием Российской Федерации и, особенно, с Президентом
Российской Федерации, требуют своей дополнительной научной разработки.
Объектом
исследования
выступают
общественные
отношения,
возникающие в процессе взаимодействия Конституционного Суда Российской
Федерации и других органов государственной власти.
Предметом
исследования
является
совокупность
правовых
норм
8
действующего
законодательства,
регулирующая
общественные
отношения,
возникающие в процессе взаимодействия Конституционного Суда Российской
Федерации и других органов государственной власти.
Цель
исследования
–
определить
особенности
взаимодействия
Конституционного Суда Российской Федерации с государственными органами
власти.
Достижению указанной цели способствуют следующие поставленные
автором задачи:

рассмотреть историю развития Конституционного Суда Российской
Федерации;

определить правовые основы Конституционного Суда Российской
Федерации;

проанализировать формы взаимодействия Конституционного Суда
Российской Федерации с органами законодательной власти;

исследовать
процесс
взаимодействия
Конституционного
Суда
Российской Федерации с органами исполнительной власти России;

выявить особенности и проблемы взаимодействия Конституционного
Суда Российской Федерации с Президентом Российской Федерации.
Методологическая база исследования включает в себя общенаучные и
специальные методы. Среди общенаучных методов нашли свое применение
синтез, анализ, дедукция, индукция, абстрагирование, обобщение, аналогия.
Наряду с общенаучными методами применялись и специальные: логический,
системно-структурный, сравнительно-правовой.
Эмпирической базой исследования послужили акты судебной практики,
прежде всего правовые позиции Конституционного Суда РФ, затрагивающие
различные вопросы общественных отношений, складывающихся в процессе
деятельности органов государственной власти и взаимодействия Суда с ними.
Нормативную
базу
настоящего
исследования
составляют
нормы
Конституции Российской Федерации 1993 г., Федерального конституционного
закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
9
Федерации» (ред. от 29.07.2018), Федерального конституционного закона от
31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ред. от
29.07.2018), иные законодательные и подзаконные нормативные правовые акты.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что положения,
разработанные автором настоящего исследования, обобщают, развивают и
дополняют научные представления о взаимодействии Конституционного Суда РФ
с другими органами государственной власти. Критический анализ различных
подходов, изложенных в научной юридической литературе, позволил выявить
автору существенные недостатки в правовом регулировании данных отношений и
сформулировать
выводы
по
рассматриваемой
проблеме.
Автором
также
предложены меры по совершенствованию законодательства в данной области.
Практическая значимость данного исследования выражается в том, что
полученные автором работы результаты и сформулированные выводы и
предложения могут быть использованы не только в законотворческой и иной
нормотворческой деятельности, правоприменительной практике государственных
органов
с
целью
совершенствования
конституционного
законодательства
Российской Федерации, но и в учебной деятельности при преподавании
дисциплины «Конституционное право».
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Конституционный Суд РФ занимает особое положение в системе
разделения властей, так как обладает рядом специфических свойств, которые не
свойственны другим органам. Только Конституционный Суд дает толкование
Конституции, разрешает споры о компетенции между государственными
органами власти, проверяет конституционность нормативно-правовых актов,
рассматривает жалобы граждан о нарушении конституционных прав и свобод, а
также действий органов власти и должностных лиц.
2. Был сделан вывод, что в своем усовершенствовании требуется правовая
регламентации формулировки «вопросы ведения Конституционного Суда», в
связи, с чем необходимо либо внести соответствующие правки в ст. 104
Конституции РФ, раскрыв в ее содержании, что же именно входит в «вопросы
10
ведения» Конституционного Суда, либо же внести аналогичное дополнение в
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации». Также, Конституционный Суд может самостоятельно урегулировать
данный вопрос в рамках принятия собственной правовой позиции. Отдельного
внимания занимает и вопрос о реализации Конституционным Судом РФ своего
права на представления посланий в российский парламент, также требующий
своего дальнейшего законодательного урегулирования.
3. Взаимодействие Конституционного Суда РФ и исполнительных органов
государственной власти заключается в возможности участия полномочных
представителей
Правительства
РФ
в
процессах
конституционного
судопроизводства, а также в праве судей Конституционного Суда присутствовать
на заседаниях Правительства РФ. Остальные формы взаимодействия носят,
преимущественно,
«косвенный»
характер,
заключающийся
в
разработке
Правительством РФ постановлений, определяющих материальное и социальное
гарантирование
членов
Конституционного
Суда
РФ.
Особой
формой
взаимодействия также является деятельность Министерства юстиции РФ,
направленная на мониторинг правоприменения решений Конституционного Суда
РФ, с целью выяснения информации об их исполнении в России.
4. Необходимо изменить характер взаимоотношений Президента РФ и
Конституционного Суда РФ, предоставив последнему право по проверке
конституционности не только нормативных правовых актов Президента, но и его
действий и решений. Кроме того, следует реформировать институт отрешения
Президента РФ от должности, придав Конституционному Суду РФ большую роль
в соответствующей процедуре.
Отрешение
Президента
должно являться
воплощением института именно его конституционно-правовой ответственности,
где Конституционному Суду РФ будет принадлежать определяющая роль в
определении факта нарушения в действиях и решениях Президента РФ норм
Конституции Российской Федерации.
Структура работы. Настоящая впускная квалификационная работа состоит
из введения, двух глав, пяти параграфов и списка литературы.
11
1 ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1.1 История развития Конституционного Суда Российской Федерации
История становления и развития органа конституционного контроля важна,
особенно в свете современных воззрений на выполняемые им функции,
полномочия, а также юридическую значимость принимаемых им актов. Сегодня
деятельность Конституционного Суда России играет важную роль в правовой
системе государства, так как именно ему принадлежит исключительная
возможность решения ряда проблем по совершенствованию законодательства
Российской Федерации.
В современном мире настолько стремительно происходят изменения во всех
сферах жизни, также затрагивая и конституционное судопроизводство. Каждое
государство с учетом истории дополняет свой институт новыми свойствами,
получая при этом уже более новый «гибридный»
институт. Поэтому сейчас
сложнее определить и разделить модели конституционных судов в разных
странах на конкретные группы, так как четкие грани размываются и лишь
отдаленно напоминают своего образчика.
В
теории
классически
выделяют
три
модели
организации
и
функционирования конституционных судов. Первая модель - классическая
(европейская), она распространена в Германии, Австрии, Италии и других. Здесь
конституционный суд представляет собой специальный, отдельно создаваемый,
орган, осуществляющий абстрактный и конкретный нормоконтроль.
Вторая модель – американская, в которой конституционность законов и
других нормативных актов имеют право устанавливать суды общей юрисдикции в
процессе
разбирательства
по
конкретному
делу.
Они
могут
признать
определенный закон неконституционным. Если в дальнейшем это дело будет
рассматривать Верховный Суд, то решение последнего о соответствии спорного
закона Конституции становится обязательным для всех судов государства.
12
Третья
модель
–
смешанная,
характеризующаяся
более
сложной
организацией конституционного контроля. Здесь его осуществляют не только
специальный отдельный орган, но и обычные высшие суды. Данная модель
существует в Греции1.
Учреждая конституционный контроль на своей территории, Россия пошла
по классическому пути, ориентируясь в большей степени традиции, сложившиеся
в Федеративной Республике Германия. Эта модель на сегодняшний день признана
оптимальной, поскольку позволяет гармонично сочетать в себе исторический
опыт и уникальные современные наработки.
В юридической научной и публицистической литературе институт
конституционного контроля чаще всего связывают со временем перестройки.
Другие авторы считают, что конституционный контроль истоками уходит в более
ранние события – установление советской власти, либо даже вступление в силу
Положения о Верховном Суде СССР.
Однако существует мнение, что идея конституционного контроля, пусть и
ограниченно, была воплощена 23 апреля 1906 года в Высочайше утвержденных
Основных государственных законах.
Сложность проблемы состоит в том, что единое понимание того, что
именно включается в содержание конституционного контроля, до сих пор
отсутствует:
несмотря
на
многочисленные
дискуссии,
ни
понятие
конституционного контроля, ни его содержание, ни субъективная составляющая
так и не доведены до унифицированного состояния.
На основе вышеописанных подходов ко времени появления зачатков
правового оформления конституционного контроля определим следующие
исторические этапы в его развитии.
Первый этап связан с утверждением Свода Основных Государственных
законов Российской Империи в 1906 году. Почему же именно эту дату можно
считать начальной?
1
Тулупова, Е.О. Конституционная юстиция Германии как пример для модернизации / Е.О. Тулупова //
Проблемы модернизации современного российского государства. – 2017. - № 1. – С. 384-388.
13
Во-первых, содержание данного документа вполне укладывается в понятие
конституционного акта: он состоит из таких разделов, как «Основные
государственные
законы»;
«Учреждение
о
Императорской
Фамилии»
и
Приложений к Основным Государственным Законам (где решены вопросы
государственной символики). При этом в число Основных государственных
законов, согласно наименованию входящих в него глав, входят законы «О
существе Верховной Самодержавной власти», « О порядке наследия Престола»;
«О вере»; «О правах и обязанностях российских подданных»; «О законах»; «О
Государственном Совете и Государственной Думе и образе их действий» и др.
Если не требовать, чтобы конституционный акт ограничивал все ветви власти
главы государства и имел соответствующее наименование, Свод вполне можно
рассматривать как конституцию2.
Во-вторых,
этот
акт
объявлен
«основным»,
т.е.
подчеркнута
его
юридическая сила. Кроме того, согласно ст. 107: «Государственному Совету и
Государственной Думе… предоставляется возбуждать предположения об отмене
или изменении действующих и издания новых законов, за исключением
Основных Государственных Законов, почин пересмотра которых принадлежит
единственно Государю Императору». Таким образом, и Свод, и Основные
государственные законы выделены из общей массы законов страны и по
содержанию и по форме имеют характер конституционного акта.
В-третьих,
существование
основ
конституционного
надзора
можно
признать, если понимать его как деятельность не только специализированных
органов и не требовать от законодателя использования строгой терминологии.
Следует отметить, что в тексте Свода слова «контроль» или «надзор»
применительно к вопросу о соответствии не упоминаются, так что основанием
для такого утверждения может служить только надлежащее толкование статьи.
Имея в виду все три указанных предпосылки, можно под определенным
углом зрения взглянуть на ст. 90 Свода, в которой предусмотрено, что «Общее
2
Миникес, И.В. История конституционного контроля в России: смена парадигмы / И.В. Минникес //
Основные тенденции и детерминанты реформирования конституционного и административного права на
современной этапе. – 2017. - №1. – С. 69.
14
хранение законов полагается в Правительствующем Сенате». Толкуя данную
статью, Г. Ф. Шершеневич писал, что Сенат проверяет конституционность
Высочайше утвержденных актов, «по крайней мере с формальной стороны их
издания». Ф. В. Тарановский трактовал закон более широко. Со ссылкой на ст. 92
он доказывал, что при несоответствии обыкновенных законов Основным Сенат
вправе отказать в их обнародовании. Он называл это «правом испытания
правомерности законов»: как указывал автор, хотя в статье напрямую говорится
только о наблюдении за надлежащим порядком издания законов, но «само собою
разумеется, что такое наблюдение простирается и на самое содержание
обыкновенных законов». Действительно, в ст. 92 Свода предусмотрено, что
«Законодательные постановления не подлежат обнародованию, если порядок их
издания не соответствует положениям сих Основных Законов». Но в данном
случае «хранение» законов, как и их обнародование – это, скорее, техническая
деятельность, нежели правовая, поэтому контроль, выстроенный на основании
данной статьи, если и существует, то весьма номинальный, поскольку полностью
лишен своей идеологической содержательной составляющей3.
На первом этапе внедрения конституционного контроля в законодательство
и практику России идейной установкой было признание права контроля за
высшим
неспециализированным
судом,
которым
был
Сенат.
Контроль
ограничивался формальным соответствием акта требуемым процедурам и
реквизитам.
Второй этап формирования института конституционного контроля связан с
принятием Конституции РСФСР 1918 г. На данном этапе судебный орган не имел
возможности конституционного контроля. Нарком юстиции П. И. Стучка в статье
«Старый новый суд» отверг идею суда как «единого толкователя законов» и
выразил готовность «бороться против учреждения суда типа американского,
уполномоченного судить даже о конституционности законодательных актов».
3
Миникес, И.В. История конституционного контроля в России: смена парадигмы / И.В. Минникес //
Основные тенденции и детерминанты реформирования конституционного и административного права на
современной этапе. – 2017. - №1. – С. 70 .
15
Исследователи данного исторического этапа считают, что конституционный
контроль «по смыслу Конституции» был возложен на Всероссийский съезд
Советов и Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов, а
впоследствии в какой-то мере и на Президиум ВЦИК. Это подтверждается
текстом Конституции РСФСР (п. «а» ст. 49), где говорится, что «…ведению
Всероссийского
Съезда
Исполнительного
общегосударственного
дополнение
Советов
Комитета
как-то:
Российской
Советской Республики…».
Всероссийского
Советов
значения,
Конституции
и
подлежат
а)
Центрального
все
Утверждение,
Социалистической
вопросы
изменение
и
Федеративной
Также правовые основания конституционного
контроля видят в содержании ст. 31, 32 Конституции. Эти статьи называют ВЦИК
высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом. Его
главной
функцией
является
объединение
и
согласование
работы
по
законодательству и управлению и наблюдает за проведением в жизнь Советской
Конституции, постановлений Всероссийских Съездов Советов и центральных
органов Советской власти. Исходя из историко-правовых сведений, на практике
конституционный контроль осуществлялся, причем не только ВЦИК и его
Президиумом, но и СНК и иными органами4.
Исследуемый период можно обозначить как «переходный» этап в развитии,
как государства, так и права. Для него характерны противоречивость и
неоднозначность текстов и содержания нормативных предписаний, многообразие
источников права и так далее.
Парадигмой данного этапа является это отказ от идеи контроля,
осуществляемого судом, отсутствие прямых законодательных формулировок.
Контроль децентрализован, встроен в деятельность всего центрального аппарата
управления.
Третий этап начинается с очередной смены парадигмы. Основная идея
данного этапа – юридическое закрепление особого «общего надзора», на который
4
Ведерников, А.Н. Исторический очерк становления конституционного судопроизводства в современной
России / А.Н. Ведерников // Вестник Томского государственного университета. – 2009. - № 322. – С. 115.
16
управомочен Верховный суд СССР. Согласно пп. «б», «в» ст. 2 «Положения о
Верховном Суде Союза ССР», утвержденном 23 ноября 1923, к компетенции
данного суда в «области общего надзора по наблюдению за законностью»
относится:
дача
заключений
по
требованию
Президиума
Центрального
Исполнительного Комитета Союза ССР о законности с точки зрения Конституции
Союза ССР тех или иных постановлений центральных исполнительных комитетов
и советов народных комиссаров Союзных Республик, а также Совета Народных
Комиссаров
Союза
Исполнительного
ССР;
Комитета
представление
Союза
ССР
в
о
Президиум
Центрального
приостановлении
и
отмене
постановлений, действий и распоряжений центральных органов и отдельных
Народных Комиссариатов Союза ССР, кроме постановлений Центрального
Исполнительного Комитета Союза ССР и его Президиума, по мотивам
несогласованности таковых с Конституцией как по предложению центральных
органов Союзных Республик, так и по инициативе самого Верховного Суда Союза
ССР. Оба эти вида деятельности указаны и в Наказе Верховному Суду от 14 июля
1924
года.
неоднозначной
Формулировки,
оценке
роли
использованные
Верховного
законодателем,
Суда
в
привели
к
контрольно-надзорной
деятельности.
С одной стороны, прямое указание на данную функцию, заложенную в
компетенцию суда (хотя и без использования соответствующей терминологии),
позволяло говорить о внедрении судебных органов в практику конституционного
надзора. На этом основании общий надзор в соответствии с п. «б» и п. «в» ранее
приведенного акта является самостоятельной деятельностью суда. При этом
количество материалов, поступивших в Верховный суд для проверки с точки
зрения соответствия конституционным нормам, было весьма значительно,
несмотря на то, что предметом проверки были только нормативные акты. С
другой, отсутствие у суда властных полномочий по данному направлению
(поскольку любое решение было опосредовано Президиумом) порождало
17
отношение к Верховному суду в этой сфере как к «вспомогательному»,
состоящему «при власти», но не имеющем ее5.
Очень
часто
применительно
к
суду
использовались
эпитеты
«консультационный» орган при Президиуме ЦИК в вопросах конституционного
надзора, «орган предварительного рассмотрения вопросов конституционного
надзора», «второстепенная подготовительная комиссия. Угол зрения на проблему
содержания «общего надзора» в направлении конституционности актов властей
был несколько изменен в связи с принятием нового Положения о Верховном Суде
СССР от 24 июля 1929 года. В соответствии с данным актом заключения суд
должен давать только о законности актов (а не как ранее – «постановлений,
действий и распоряжений») и «с точки зрения Конституции Союза ССР и
общесоюзного законодательства».
Таким образом, появление органа, на который были напрямую возложены
задачи
конституционного
контроля,
не
привело
к
централизации
этой
деятельности. При этом понимание конституционного контроля было расширено
за счет включения в критерии соответствия не только конституционных норм, но
и законодательства Союза в целом и, наоборот, ограничено проверкой
исключительно нормативных актов.
Четвертый этап юридически был оформлен постановлением ЦИК и СНК 20
июля 1933 г. «Об учреждении Прокуратуры Союза ССР». В соответствии с
данным актом Верховный суд лишился права конституционного контроля.
Отныне соответствующая деятельность возлагалась на органы власти и
прокуратуру. Данный этап длился более полувека, причем его качественные
характеристики
на
начальной
стадии
и
спустя
несколько
десятилетий
существенно изменились. Если начало этапа связано с вытеснением судебных
органов из контрольно-надзорного поля, то политическое и идеологическое
противостояние «советского» и «капиталистического» укладов неизбежно
отразилось на оценке роли конституционного контроля в государстве. Неприятие
5
Андрианова, Н.С. История создания Конституционного Суда Российской Федерации и его практика. В
кн.: Нравственно-правовые критерии формирования судебной власти в государстве, Москва: Российский
университет дружбы народов, 2017. С 11.
18
самого факта существования органа, который вправе подвергнуть сомнению акты
органов народного представительства, резкая критика любых вариантов контроля,
отделенных от органов власти – это господствовавшая в советской науке 50–60-хх
гг. парадигма. Но выделять этот период как самостоятельный нет смысла – его
основы были заложены именно в 30-е гг.
Что характерно для конституционного контроля на данном этапе?
Во-первых, существенно пострадал объем понятия конституционного
контроля: согласно п. «г» ст. 14 Конституции СССР 1936 года, «ведению Союза
Советских Социалистических Республик в лице его высших органов власти и
органов государственного управления подлежат: контроль за исполнением
Конституции СССР и обеспечение соответствия Конституций союзных республик
с Конституцией СССР», т.е. единственное направление – это отношения Союз –
союзная республика и только в рамках их основных законов. Правда, в
дальнейшем Регламент Верховного Совета вернулся к расширенной трактовке,
включив в свою деятельность проверку законов республики на предмет
соответствия союзному закону. Однако любые акты союза по смыслу закона не
могли проверяться на соответствие Конституции.
Во-вторых, сама практика деятельности Президиума Верховного Совета
СССР в этом направлении была ориентирована скорее на активность самих
республик-нарушителей: им предлагалось «в рабочем порядке», не доводя до
издания Президиумом специальных актов, устранять статьи, идущие вразрез с
союзным законодательством. Поэтому с января 1938 года по февраль 1969 года
было издано всего четыре указа по вопросам несоответствия отдельных статей
конституций и шесть указов о несоответствии отдельных актов союзных
республик общесоюзному законодательству. Таким образом, на данном этапе
конституционный контроль как таковой практически исчез6.
6
Андрианова, Н.С. История создания Конституционного Суда Российской Федерации и его практика. В
кн.: Нравственно-правовые критерии формирования судебной власти в государстве, Москва: Российский
университет дружбы народов, 2017. С 13.
19
Пятый этап связан с процессом перестройки государства, права и общества
в целом. При этом «отправной точкой» выступает то 1 декабря 1988 года (дата
внесения изменений и дополнений в ст. 125 Конституции СССР, где
предусмотрено создание Комитета конституционного надзора СССР), то 21–23
декабря 1989 года, когда второй Съезд народных депутатов обсудил и принял
Закон СССР «О конституционном надзоре в СССР» и новую редакцию статьи 125
Конституции, то 1 января 1990 года, когда данный Закон был введен в действие.
Независимо от конкретной даты, основная характеристика данного периода – это
учреждение специального органа, основная задача которого состоит в надзоре за
соответствием Конституции актов различной юридической силы.
В Конституциях Союза Советских Социалистических Республик контроль
за соблюдением Конституции государства был отнесен к ведению высших
органов государственной власти и управления СССР (ст. 14 Конституции СССР
1936 года; ст. 73 Конституции СССР 1977 года). Конституция СССР 1977 года (п.
4 ст. 121) наделила функциями конституционного контроля и Президиум
Верховного Совета СССР - постоянно действующий орган высшего органа
государственной власти. В 1988 - 1989 гг. на общесоюзном и республиканском
уровнях предпочтение было отдано специализированному конституционному
надзору в качестве организационно-правовой охраны Конституции, обеспечения
ее верховенства и соответствия ей нормативных актов7.
На основании Закона об изменениях и дополнениях ст. 125 Конституции
СССР от 23 декабря 1989 года в СССР был учрежден Комитет конституционного
надзора СССР.
23 декабря 1989 года был принят Закон СССР «О конституционном надзоре
в СССР». Комитет конституционного надзора СССР (далее ККН СССР) в
соответствии с Законом должен был рассматривать вопросы о соответствии
Конституции СССР:
7
Коннов, И.А. Конституционный Суд в системе государственных органов современной России / И.А.
Коннов // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2012. - № 12. – С. 292.
20
- проектов законов СССР и иных актов, внесенных на рассмотрение Съезда
народных депутатов СССР;
- законов СССР и иных актов, принятых Съездом народных депутатов
СССР;
-
конституций
союзных
республик.
ККН
СССР
предписывалось
осуществлять надзор за соответствием Конституции СССР и законам СССР,
принятым Съездом народных депутатов СССР, законов СССР и иных актов,
принятых Верховным Советом СССР, постановлений Совета Союза и Совета
Национальностей, а также проектов актов, внесенных на рассмотрение этих
органов.
В полномочия ККН СССР так же входил надзор за соответствием
Конституции СССР и законам СССР, принятым Съездом народных депутатов
СССР и Верховным Советом СССР8:
- указов и постановлений Президиума Верховного Совета СССР;
- распоряжений Председателя Верховного Совета СССР; - законов союзных
республик;
- постановлений и распоряжений Совета Министров СССР;
- международных договорных и иных обязательств СССР и союзных
республик, представленных на ратификацию или утверждение;
- руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР;
- актов Генерального прокурора СССР и Главного государственного
арбитра СССР, имеющих нормативный характер, а также нормативных правовых
актов других государственных органов и общественных организаций, в
отношении которых в соответствии с Конституцией СССР не осуществляется
прокурорский надзор.
Надзорные функции ККН СССР не распространялись на приговоры и иные
решения судов, решения органов расследования, прокуратуры, государственного
арбитража по гражданским, уголовным, административным, арбитражным делам.
8
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа:
www.ksrf.ru/ - Дата доступа: 25.11.2018 г.
21
Комитет конституционного надзора должен был стать принципиально новым
институтом конституционного контроля, призванным формировать в системе
органов государственной власти механизм сдержек и противовесов. Но
возможность его полнокровного функционирования была блокирована
Постановлением Съезда народных депутатов СССР от 23 декабря 1989 года
«О порядке введения в действие Закона СССР «О конституционном надзоре в
СССР». Согласно ему положения Закона, «касающегося надзора за соответствием
конституций и законов союзных республик Конституции СССР и законам СССР,
вступают в силу одновременно с изменениями и дополнениями раздела
Конституции СССР о национально-государственном устройстве, который так и не
был изменен. В соответствии с конституционными положениями функции
конституционного контроля фактически имел право осуществлять Президент
СССР.
Комитет конституционного надзора СССР прекратил свою деятельность в
связи с распадом СССР и заключением 8 декабря 1991 года Соглашения о
создании Содружества Независимых Государств. В Российской Федерации (далее
РФ)
создание
Конституционного
специализированного органа
Суда
как
самостоятельного
и
судебного конституционного контроля было
предусмотрено Законом РФ от 12 декабря 1990 года, внесшим соответствующее
дополнение в Конституцию РСФСР, а уже 12 июля 1991 года был принят Закон
РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР». 30 октября 1991 года пятый
(внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР сформирован первый
правомочный состав Конституционного Суда в количестве 13 (из 15, как это
предусматривалось
ст.
165
Конституции
РСФСР,
ч.
1
ст.3
Закона
о
Конституционном Суде РСФСР) судей.
День первого рабочего совещания конституционных судей – 30 октября
1991 года принято считать датой создания Конституционного Суда России.
При принятии решения об учреждении Конституционного Суда народными
депутатами России обсуждались достоинства и недостатки как американской, так
и европейской модели судебного конституционного контроля. В качестве
22
основных черт европейской модели судебного конституционного контроля
выделялось следующее9:
- в европейской модели конституционное правосудие реализуется как
особая деятельность специальных судебных органов в сфере конституционного
контроля; в федеративных государствах подобные органы могут создаваться как
на общефедеральном уровне, так и в субъектах Федерации;
- судебный конституционный контроль - не одна из побочных функций
наряду с другими, как у судов общей юрисдикции в «американской» модели, а
единственная;
- конституционные суды, учитывая их функциональное предназначение,
образуются способом, отличным от формирования судов общей юрисдикции.
Нередко он предполагает участие государственных органов, относящихся к
различным ветвям власти.
В состав конституционных судов избираются (назначаются), как правило,
профессора
права,
государственные
чиновники
высокого
ранга,
другие
конституционных
судов
высококвалифицированные юристы;
-
особенности
правового
положения
обусловливают процессуальный порядок их деятельности, отличный от всех иных
судебных процедур, который именуется конституционным судопроизводством;
- конституции и законы европейских стран предусматривают, что решения
органа конституционной юрисдикции носят общеобязательный характер, т.е.
обязательны не только для сторон по делу, как это свойственно «американской»
модели, а для всех субъектов права10.
Признание какого-либо правового акта не соответствующим Конституции
непосредственно влечет за собой утрату им юридической силы. Европейская
модель судебного конституционного контроля в отличие от американской в своей
деятельности дистанцирована от обычного правосудия.
9
Скуратов, Ю.И. Конституционная реформа в Российской Федерации (варианты развития
конституционного процесса) / Ю.И. Скуратов // Вестник Саратовской государственной юридической академии. –
2018. - № 3. – С. 56.
10
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа:
www.ksrf.ru/ - Дата доступа: 25.11.2018 г.
23
Особые
организационные
условия
осуществления
конституционных
полномочий дают возможность более квалифицированно осуществлять судебное
разбирательство. В конечном итоге предпочтение и было отдано европейской
модели судебного конституционного контроля.
Основными
отличиями
Конституционного
Суда
РФ
от
Комитета
конституционного надзора СССР являлось то, что:
-
Конституционный
Суд
стал
составной
частью
судебной,
а
не
парламентской системы;
- решения Конституционного Суда вступали в силу немедленно после их
провозглашения и не могли быть пересмотрены, в том числе и самим
Конституционным Судом, тогда как решения ККН СССР могли быть отклонены
Съездом народных депутатов СССР;
- признание Конституционным Судом нормативного правового акта не
соответствующим Конституции влекло утрату им силы, а решения ККН СССР
лишь приостанавливали действие признанных неконституционными актов, за
исключением тех из них, которые были признаны нарушающими основные права
и свободы человека;
- Конституционный Суд не вправе инициировать рассмотрение дел (за
исключением дел о нарушении Конституции высшими должностными лицами
государства), ККН СССР был вправе рассматривать большинство вопросов,
отнесенных к его компетенции, и по собственной инициативе;
- производство в Конституционном Суде велось в соответствии с
принципами и правилами судебного разбирательства, тогда как процедура
разрешения вопросов ККН СССР была весьма далекой от судебной.
12 декабря 1993 года была принята новая Конституция Российской
Федерации (на всенародном референдуме), ст. 125 которой, заложила совершенно
новые правовые позиции деятельности Конституционного Суда. Произошли два
изменения в деятельности Конституционного Суда: Суд утратил право
рассматривать дела по собственной инициативе и оценивать конституционность
действий должностных лиц, а также политических партий. Он имеет право
24
проверять только нормативные акты по запросам или жалобам. Второе изменение
– увеличение численности судей с 15 до 19.
И уже почти год спустя, 24 июня 1994 года Государственной Думой был
принят новый закон о Конституционном Суде – федеральный конституционный
закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», который официально
был опубликован 23 июля этого же года.
В феврале 1995 года уже полностью укомплектованный Суд возобновил
осуществление
конституционного
судопроизводства
в
России,
проверяя
конституционность норм в различных отраслях права.
Итак, рассмотрев исторические аспекты развития Конституционного Суда
РФ можно сделать следующие выводы:
- деятельность Конституционного Суда РФ вобрала в себя зарубежный
опыт, в частности европейскую модель судебного конституционного контроля;
- существенное значение на Конституционный Суд оказал показательный
опыт Комитета конституционного надзора;
- Конституционный Суд кардинально изменил российскую правовую
систему – законодательство, правотворчество, правоприменение, правосознание и
правовую культуру: неуклонно следуя толкованию Конституции и законов РФ.
1.2. Правовые основы Конституционного Суда Российской Федерации
Конституционный Суд РФ занимает особое положение в судебной системе
России. В отличие от другого высшего федерального суда - Верховного Суда РФ,
состав, порядок формирования и юридическая сила решений КС РФ закреплены
непосредственно в Конституции РФ (ст. 102, 125). Поэтому любые изменения его
статуса оказывают значительное влияние на государственно-правовую систему, а
также прямо или косвенно – на права и свободы граждан и их объединений.
В настоящее время правовые основы деятельности Конституционного Суда
РФ составляют следующие документы11:
11
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа:
www.ksrf.ru/ - Дата доступа: 25.11.2018 г.
25
1. Конституция РФ. Глава 7 «Судебная система». Условно положения
Конституции, посвященные органу конституционного контроля можно разделить
на две группы:
1)
статьи,
которые
посвящены
конкретно
правовому
статусу
Конституционного Суда Российской Федерации (ст. 125, ч.1 ст. 12812);
2) статьи, которые комплексно регулируют деятельность судов различной
юрисдикции, остальных органов государственной власти, затрагивают и
некоторые аспекты деятельности Конституционного Суда РФ (Например, гл. 4
«Президент РФ», гл. 5 «Федеральное Собрание»13).
В первой группе, а именно в ст. 125 определены состав Конституционного
Суда РФ, его компетенция и полномочия, перечень органов и лиц, обладающих
правом обращения в Суд, юридическая сила и правовые последствия его решений,
а также закреплен перечень актов, подлежащих проверке на конституционность.
То есть указанная статья содержит в себе основные нормы, регулирующие
правовой статус, состав и порядок функционирования Конституционного Суда
РФ.
Положения Конституции, закрепляющие регулирование взаимодействия
Конституционного Суда РФ и других органов государственной власти более
подробно будут рассмотрены во второй главе настоящего исследования.
2. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О
Конституционном
Суде
Российской
Федерации»
(с
изменениями
и
дополнениями). Более подробная правовая регламентация полномочий Суда, его
прав и обязанностей, особенностей организации деятельности и т.п. содержится в
специальном Федеральном конституционном законе от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О
Конституционном Суде Российской Федерации»14, который базируется на ряде
статей Основного закона.
12
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
13
Там же.
14
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
26
3. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О
судебной системе Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями);
4. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 года № 1-ФКЗ
«Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (с
изменениями и дополнениями).
5. Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О
референдуме Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).
6 Федеральный закон от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре
Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).
7. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных
договорах Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).
8. Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных
гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан
Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).
9. Федеральный закон от 1 июня 2005 года № 53-ФЗ «О государственном
языке Российской Федерации».
10. Указ Президента РФ от 23 декабря 2007 г. № 1740 «О месте постоянного
пребывания Конституционного Суда Российской Федерации».
11. Указ Президента РФ от 23 декабря 2007 г. № 1741 «Вопросы
Конституционного Суда
Российской
Федерации».
В связи с
переездом
Конституционного Суда в г. Санкт-Петербург Президентом РФ были изданы
Указы: Указ Президента РФ от 23 декабря 2007 г. № 1740 «О месте постоянного
пребывания Конституционного Суда Российской Федерации»15, Указ Президента
РФ от 23 декабря 2007 г. № 1741 «Вопросы Конституционного Суда Российской
Федерации»16. Они закрепили место постоянного пребывания Суда, а также
правовые гарантии и помощь судьям при переезде в г. Санкт-Петербург.
12. Постановление Правительства РФ от 27 апреля 2005 г. № 257 «О
порядке и размерах возмещения судебных расходах, понесенных гражданами и
15
О месте постоянного пребывания Конституционного Суда Российской Федерации [Указ Президента РФ
от 23.12.2007 № 1740] // СЗ РФ. – 2007. - № 53. – Ст. 6547.
16
Вопросы Конституционного Суда Российской Федерации [Указ Президента РФ от 23.12.2007 № 1741] //
Собрание законодательства РФ. – 2007. - № 53. – Ст. 6548.
27
(или) объединениями граждан, а также их представителями в связи с участием в
конституционном судопроизводстве».
13. Кодекс судейской этики. Кодекс судейской этики – это принципы и
правила профессионального поведения всех судей в Российской Федерации, даже
тех, которые пребывают в отставке. Он представляет собой акт судейского
сообщества, который устанавливает обязательные правила поведения всех судей
не только при осуществлении правосудия, но и во внесудебной деятельности.
Важность соблюдения Кодекса судейской этики состоит в том, что статус
судьи Конституционного Суда РФ определяется наделение его судейскими
полномочиями принимать окончательные решения по тем вопросам, которые
затрагивают права и свободы граждан, обратившихся за судебной защитой17.
14. Регламент Конституционного Суда Российской Федерации. Регламент
Конституционного Суда РФ устанавливает порядок определения очередности
рассмотрения дел в заседаниях, правила процедуры и этикета в заседаниях,
особенности делопроизводства в Суде, требования к работникам аппарата Суда, а
также другие вопросы внутренней деятельности Конституционного Суда РФ18.
Указанные выше нормативно-правовые акты регламентируют правовой
статус Конституционного Суда РФ, определяют его цели и задачи, полномочия и
функции, порядок образования и деятельности.
Обязательными атрибутами любой организованной структуры, любого
государственного органа является наличие четко определенных целей и задач,
которые позволяют определить функции этих структурных образований, органов,
а также установить компетенции и конкретные полномочия каждого из них. Уже
в дальнейшем эффективность функционирования государственного органа
определяется полнотой достижения поставленных перед ним целей и задач.
Указанные элементы взаимосвязаны и взаимозависимы друг от друга, тем самым
образуя единую систему.
17
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа:
www.ksrf.ru/. - Дата доступа: 25.11.2018 г.
18
Регламент Конституционного Суда Российской Федерации [Принят решением Конституционного Суда
РФ от 01.03.1995 № 2-1/6; по сост. на 24.01.2011] / СПС Гарант [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://base.garant.ru/1752095/. – Дата доступа: 25.11.2018 г. (Утратил силу)
28
Для
характеристики
особенностей
конституционного
правосудия
необходимо уяснить соотношение целей и задач, функций и полномочий
Конституционного
Суда
РФ,
которые
закреплены
в
специальном
законодательстве19.
Статья 3 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» к целям
Конституционного Суда РФ относит защиту основ конституционного строя,
основных прав и свобод человека и гражданина, а также обеспечения
верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории
Российской Федерации.
Опираясь на цели и задачи суда возникают функции конституционного
правосудия – основные направления деятельности суда, предусматривающие
достижение целей и выполнение задач конституционного правосудия. Функции и
полномочия Конституционного Суда соотносятся таким образом, что функции
реализуются через полномочия, которые установлены Конституцией и законами,
то есть речь идет о так называемых юрисдикционных (компетенционных)
функциях.
По значимости и распространению их делят на основные (толкование
Конституции, конституционный контроль, защита прав и свобод человека и
гражданина, разрешение споров о компетенции) и дополнительные (содействие
законотворчеству,
реализация
конституционной
ответственности,
дача
экспертных заключений по конституционным вопросам) функции.
При принятии решения по конкретному делу Конституционный Суд,
защищая
нарушенные
конституционный
спор,
конституционные
выполняет
и
права,
превентивную
либо
решая
функцию,
то
иной
есть
предупреждает будущие правонарушения.
Можно сказать, что правовые позиции Конституционного Суда Российской
Федерации, которые содержатся в его решениях, являются основой будущего
законодательного регулирования и, как утверждает Н.В. Витрук, с которым
19
Бутурлина, Е.С. Соотношение целей и задач, функций и полномочий Конституционного Суда
Российской Федерации / Е.С. Бутурлина // Научное обеспечение агропромышленного комплекса. – 2017. - № 1. –
С. 621-622
29
следует согласиться, «выступают в качестве его критериев, параметров,
своеобразных моделей»20. Таким образом, в своих постановлениях о толковании
Конституции РФ Конституционный Суд Российской Федерации также создает
нормы, при этом, не являясь законодательным органом. К сожалению, данный
орган государственной власти практически не использует право законодательной
инициативы, которым он наделен.
Полномочия Конституционного Суда РФ четко определены Конституции
РФ и одноименном федеральном конституционном законе, к ним относятся
следующие:
1) разрешение дел о соответствии нормам Конституции РФ действующего
федерального законодательства, законодательства субъектов РФ, договоров
между различными субъектами органов власти, международных договоров РФ,
которые еще не вступили в законную силу;
2) разрешение споров о компетенции между органами различных уровней;
3) проверка конституционности закона, который должен быть применен к
конкретному делу, по жалобам в сфере нарушения конституционных прав и
свобод граждан и по запросам судов;
4) осуществление легального толкования Конституции РФ;
5) дача заключения о соблюдении порядка выдвижения обвинения
Президента РФ, который обвиняется в совершении государственной измены или
ином тяжком преступлении;
6) выступление с законодательной инициативой в рамках своего ведения;
7)
осуществление
проверки
соответствия
Конституции
Российской
Федерации;
8) проверка договоров принятия в состав Российской Федерации нового
субъекта на соответствие Конституции РФ.
9) осуществление иных полномочий на основании норм Конституции РФ,
федерального законодательства и т.д.
20
Витрук, Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: учебное
пособие / Н.В. Витрук; Российская академия правосудия. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 591 с.
30
Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права, и не
устанавливает фактические обстоятельства по делу, так как это относится к
компетенции других судов или иных органов21.
Через перечисленные выше полномочия Конституционный Суд РФ
реализуются основные юрисдикционные функции органа конституционного
правосудия, а именно: собственно конституционный контроль, то есть проверка
на соответствие Основному закону различных нормативно-правовых актов,
защита прав и свобод человека, толкование Конституции РФ, разрешение споров
о компетенции. На основные функции опираются дополнительные: содействие
законотворчеству, осуществление экспертных заключений и учредительнорегистрационных актов по вопросам конституционного значения.
Правовой природе Конституционного Суда России неоднократно уделялось
много внимания в научной литературе, так как она очень многоаспекта и
многогранна. Но не вызывает сомнения, что именно судебный конституционный
контроль оказывает важное влияние на правовую систему государства,
обеспечивая баланс власти.
Исходя из анализа правовой базы, можно сделать вывод, что главной и
основной
функцией
Конституционного
Суда
РФ
является
судебный
конституционный контроль, который в свою очередь обеспечивает равновесие
между всеми ветвями власти в целях гарантии действия Конституции России и
соблюдения прав и свобод человека.
Конституционный
контроль
представляет
собой
проверку
Конституционным Судом РФ соответствия законов и иных нормативно-правовых
актов Конституции РФ по обращениям уполномоченных на то лиц, либо по
инициативе самого контролирующего органа.
Наряду с указанной выше основной функцией в юридической научной
литературе выделяют и другие функции федерального органа судебной власти:
политическая, охранительная, ориентирующая, интегративная, нормативно-
21
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 24.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
31
регулирующая, динамическая, функция устранения пробелов в праве
и
официальной конституционной доктрины22.
Интегративная функция – функция по обеспечению единства правового
пространства
в
российском
правоприменительной
государстве
практики.
и
Необходимо
единства
отметить,
судебной
что
и
именно
Конституционный суд РФ при осуществлении своей деятельности оказывает
основное воздействие на данную сферу. Реализуя свои полномочия в целях
защиты конституционного строя, обеспечения верховенства и прямого действия
основных норм на всей территории России и основных прав и свобод человека и
гражданина, федеральный орган конституционного контроля, как ни один из
органов государственной власти, «обеспечивает единое правовое пространство».
С научной точки зрения, единство судебной практики - это однообразное в
смысле
соответствия
базовым
нормам
правоприменение
законов
всеми
государственными органами и судами. Единственным органом, уполномоченным
законом на оценку конституционности такого правоприменения в стране,
является Конституционный суд России. Так как единая в организационном
смысле судебная власть и в правоприменении должна характеризоваться
целостностью и единством, то единообразное понимание в применении
положений российской Конституции внутри судебной системы, выраженное в
единстве
правоприменительной
практики,
достигается
распространением
федеральным органом конституционного контроля своих правовых позиций,
сформулированных в его решениях.
В научной литературе одним из самых дискуссионных является вопрос о
том, осуществляет ли Конституционный суд РФ, как орган государственной
власти
и
орган
судебного
конституционного
контроля,
политическую
деятельность, либо он стоит вне политики. На наш взгляд, данный спор не
относится к разряду чисто теоретических, а имеет значительное практическое
значение, которое ярче всего проявляется в периоды острых политических
22
Сайбулаева, С.А. Функции Конституционного Суда Российской Федерации: некоторые вопросы теории
и практики / С.А. Сайбулаева // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2018. - № 2. – С. 66.
32
кризисов и конституционных конфликтов, время от времени возникающих в том
или ином государстве.
В частности, в период политического кризиса в России (сентябрь - октябрь
1993
года),
когда
наблюдалось
противостояние
законодательной
и
исполнительной ветвей власти, Конституционный суд РФ как орган, призванный
рассматривать споры между ветвями власти, попытался погасить данный
конфликт, но из-за отсутствия соответствующих полномочий и специальных
согласительных
процедур
потерпел
неудачу.
Более
того,
политические
пристрастия отдельных судей федерального органа конституционного контроля
также сказались негативно.
Анализ позволяет сделать вывод, что в условиях кризисных ситуаций и
конституционных конфликтов, в условиях ненормального функционирования
системы разделения властей, судебный конституционный контроль должен
выступать в роли стабилизирующего и сдерживающего фактора именно
политических отношений. Несмотря на то, что очень сложно быть вне политики,
рассматривая споры между ветвями власти, вторжение в политическую сферу
органов конституционного контроля ограничено рамками их компетенции. Более
того, законодатель стремится максимально ограничить возможности влияния
органов судебного конституционного контроля на политические отношения.
В Законе РСФСР «О Конституционном суде РСФСР» 1991 г. содержалась
несколько неудачная формулировка, подвергавшаяся резкой критике как со
стороны российских, так и зарубежных авторов: «Конституционный суд не
рассматривает политические вопросы». Федеральный конституционный закон
1994 г. содержит более корректную формулировку: «Конституционный суд
решает исключительно вопросы права» (ст. 3).
Несомненно, данный суд создается в том числе и для того, чтобы
минимизировать
политическое
противостояние,
когда
оно
угрожает
конституционному строю, разрешать споры и конфликты, неизбежные в
обществе,
ибо
по
существу
своей
компетенции
федеральный
орган
33
конституционного контроля является единственным органом государственной
власти и высшим судебным органом по защите Конституции России.
Проблемы взаимовлияния права и политики в деятельности судебного
конституционного
контроля
находятся
в
состоянии
диалектической
взаимозависимости и основная проблема – определение меры политического
фактора
при осуществлении судебного конституционного
контроля: как
обеспечить верховенство права и не игнорировать при этом политическую
целесообразность, где кончается политика и начинается право и закон. Анализ
практики Конституционного суда РФ не дает простых и готовых решений. Во
всяком случае, на наш взгляд, методологическое содержание положения ст. 3
базового закона 1994 г. о том, что данный суд «решает исключительно вопросы
права» требует дополнительного прояснения законодателя.
Регулятивная функция, при реализации которой целью института судебного
конституционного контроля является упорядочение общественных отношений и
введение
их в конституционные
осуществлении
судебного
рамки.
Данная
конституционного
цель достигается
контроля
путем
при
пресечения
нарушений конституционной законности, совершаемых различными субъектами
права,
и
в
результате
созданием
правовых
норм,
где
речь
идет
о
«правотворчестве» Конституционного суда России как органа государственной
власти - «без подмены законодателя».
Несомненно, подобное правотворчество, по сравнению с правотворчеством
законодательных и исполнительных органов, имеет определенную специфику.
Так, Конституционный суд дает толкование российской Конституции (позитивное
правотворчество) и, осуществляя судебный конституционный контроль, лишает
юридической
силы
либо
приостанавливает
своим
решением
действие
неконституционных актов (негативное правотворчество). Помимо этого, данный
суд как орган государственной власти является субъектом права законодательной
инициативы - вносит на рассмотрение Федерального собрания законопроекты и
законодательные предложения по вопросам своего ведения.
34
Охранительная функция, при реализации которой основное предназначение
федерального органа конституционного контроля как органа государственной
власти заключается в обеспечении охраны Конституции России. Являясь
«хранителем» Конституции, данный суд обеспечивает ее устойчивость и
постоянство, поскольку «строгое следование Конституции - это основа успешного
развития государства и гражданского согласия в обществе». При этом
обеспечивается
как юридическое
верховенство Конституции в иерархии
нормативных актов, так и охрана сложившихся в обществе отношений и связей,
которые составляют основы фактического конституционного правопорядка.
Достигается
это
как
за
счет
пресечения
конституционных
нарушений,
восстановления нарушенных прав государственных органов, должностных лиц и
граждан, так и за счет проведения превентивных мероприятий, имеющих целью
предупредить возможные нарушения законности.
Учитывая, что самая распространенная категория дел, рассмотренная
Конституционным судом, - проверка конституционности нормативных правовых
актов, а среди таких дел - проверка конституционности закона, примененного или
подлежащего применению в конкретном деле, по жалобам граждан на нарушение
конституционных прав и свобод - охранительная функция приобретает особую
актуальность в аспекте защиты прав и свобод граждан. Таким образом, именно
Конституционный суд РФ, являясь одним из высших органов власти,
осуществляет наряду с судебным
конституционным
контролем и иные
немаловажные функции с целью пресечения нарушений правил организации и
деятельности, установленных Основными нормами, а признание и защита прав и
свобод человека и гражданина является его обязанностью. Данный суд как орган
государственной власти, осуществляя присущие ему многочисленные функции,
является необходимым элементом демократической системы, инструментом
обеспечения
рационального
функционирования
самоограничения
власти
государства, соблюдения им прав и свобод граждан.
Таким
образом,
Конституционный
Суд
Российской
Федерации
осуществляет весьма широкий перечень функций и имеет ряд важных
35
полномочий, которые способствуют реализации целей и задач, стоящих перед
ним и направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина. По сути,
существование КС РФ также выступает в качестве гарантии их существования и
обеспечения.
По всем рассматриваемым вопросам Конституционный Суд РФ выносит
итоговые решения, которые закрепляются в правовых позициях. В последнее
время большинство правоведов помимо нормативно-правовых актов, правовые
позиции КС относят также к источникам права.
Так,
В.Д.
Зорькин
предлагает
считать
акты
КС
РФ
судебными
прецедентами, на которые суд будет постоянно полагаться при рассмотрении
будущих дел. Он утверждает, что Конституционный Суд РФ, осуществляя
толкование Конституции Российской Федерации в соответствии со своей
компетенцией, выполняет правотворческие функции, а самостоятельный характер
правотворческих решений Конституционного Суда РФ позволяет определять их в
качестве источника российского прав. Н. В. Витрук решения Конституционного
Суда РФ рассматривает как закрепление «нового законодательного регулирования
и создание моделей новых норм права»23.
В соответствии с положениями ФКЗ о Конституционном Суде РФ,
толкование
нормативно-правовых
актов,
связанное
с
определением
их
соответствия Конституции Российской Федерации, носит обязательный характер
для законодательных и других правотворческих органов, имеет высшую
юридическую силу по отношению к актам применения права, а также
способствует единообразию судебной практики. Эти обстоятельства позволяют
предполагать, что прецедентные решения Конституционного Суда приобретает
нормативный обязательный характер и должны быть включены в состав
источников права.
В своем исследовании Э.Э. Баринов соглашается и цитирует точку зрения
Б.С. Эбзеева на то, что решения Конституционного Суда РФ выступают в
23
Витрук, Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: учебное
пособие / Н.В. Витрук; Российская академия правосудия. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 91 с.
36
качестве судебных прецедентов: «данные судебные акты имеют материальноправовую силу законодательных установлений. Акты толкования, прецеденты,
формируемые Конституционным Судом Российской Федерации, приобретают
значение
нормативно-правового
регулятора.
Прецедентные
решения
Конституционного Суда являются обязательными не только для судебных
органов, но и для всех субъектов конституционно-правовых отношений и
являются высшими правовыми актами по своей юридической силе на всей
территории Российской Федерации»24.
Опираясь на мнения исследователей-конституционалистов, можно говорить
о том, что в отечественном праве существует особый род источника права –
решения Конституционного Суда РФ со своими отличительными признаками:
особенные последствия принятия, юридическая сила и сфера действия таких
решения.
В конституциях любого государства закреплены определенные ценности,
признаваемые таковыми для прогрессивного развития общества. Но как в
мировой, так и в российской теории конституционного права пока не выработаны
общие подходы к классификации, иерархии этих ценностей.
С.Э.
Несмеянова
дала
следующее
определение
конституционным
ценностям: «под конституционными ценностями можно понимать прямо
предусмотренные конституцией государства, признаваемые или вытекающие из
ее сути наиболее значимые характеристики разных явлений, способствующие
развитию личности, общества и государства»25.
В Российской Федерации большинство конституционных ценностей
закреплено прямо в тексте Конституции РФ. Поэтому, говоря именно о
конституционных
обязательности
ценностях,
и
необходимо
верховенства,
которые
соотносить
имеют
их
прямое
с
принципами
отношение
к
конституционным нормам.
24
Баринов, Э.Э. Правотворческие функции Конституционного Суда Российской Федерации в механизме
обеспечения принципа единообразия судебной практики / Э.Э. Баринов, С.В. Напалков // Наука и образование:
хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2018. - № 1. – С. 52.
25
Несмеянова, С.Э. К вопросу об иерархии конституционных ценностей / С.Э. Несмеянова // Legal
Concept. – 2017. - № 4. – С. 73.
37
Признавая
наличие
конституционных,
целой
необходимо
системы
внимательно
ценностей,
в
отнестись
к
том
числе
вопросу
их
соотношения, внутренней иерархии, взаимодействия, определения приоритета
одних ценностей над другими. Особенно важным это становится тогда, когда в
рамках
одних
правоотношений
есть
необходимость
применения
разных
конституционных ценностей. Участники подобных правоотношений, каждый в
своих интересах, заинтересованы использовать наиболее подходящие на их взгляд
ценности. При этом речь не идет о злоупотреблении правом, а именно о
возможности правового применения ценностей.
Для нашей работы важным является то, что особую роль в вопросах
определения баланса конституционных ценностей применительно к конкретным
правоотношениям
играет
орган
конституционной
юстиции.
Именно
Конституционный суд РФ при реализации своих полномочий обеспечивает
баланс различных ценностей, их осмысление и значение в прогрессивном
развитии государства и общества, теории и практики конституционализма.
Конституционный Суд РФ занимает особое положение в судебной системе
России. В отличие от других высших федеральных судов (Верховного Суда РФ и
Высшего Арбитражного Суда РФ) состав, порядок формирования и юридическая
сила решений КС РФ закреплены непосредственно в Конституции РФ (ст. 102,
125)26. Поэтому любые изменения его статуса оказывают значительное влияние на
государственно-правовую систему, а также прямо или косвенно – на права и
свободы граждан и их объединений.
В 2009 и 2010 годах произошли существенные изменения Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», которые повлияли на
структуру, компетенцию и порядок формирования КС РФ, статус судей,
Председателя КС РФ и его заместителей.
До 2010 года в Конституционном Суде России действовали две формы
рассмотрения дел: в пленарном заседании и в заседании двух равноправных
26
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
38
палат, состоящих их 10 и 9 судей. Главной организационной формой
конституционного судопроизводства признавался пленум, так как некоторые
вопросы решались исключительно на пленарных заседаниях. Зато в палатах
рассматривалась более многочисленная категория дел – жалобы граждан, а также
проверялись на конституционность федеральные и региональные законы, указы
Президента РФ, решались споры о компетенции и другие вопросы. Каждая из
палат могла рассмотреть дело по любой отрасли законодательства. На период
рассмотрения каждого дела определялся новый председательствующий заседания
из состава судей. Закон обязывал не реже одного раза в три года обновлять состав
палат КС РФ для того, чтобы исключить персональное влияние в его
деятельности27.
Теперь палаты упразднены, а все вопросы рассматриваются на заседаниях
Конституционного Суда РФ. Судья
Конституционного Суда Российской
Федерации в отставке Н.В. Витрук высказывал предположение о сохранении
палат в качестве самостоятельных организационных структур и их использовании
на стадии рассмотрения заявителей. Н.В. Витрук прогнозирует, что данная
реорганизация будет способствовать удлинению сроков рассмотрения дел с шести
до девяти и более месяцев.
Профессор
С.
Авакьян
прогнозирует
замедление
конституционного
судопроизводства как минимум вдвое и невозможность для каждого судьи
тщательно изучать дела, больше полагаясь на судью-докладчика28.
Новая редакция Закона № 1-ФКЗ предусмотрела иной порядок назначения
на должность Председателя Конституционного Суда РФ и его заместителей,
которых стало два, так как вместо должности судьи-секретаря была введена
должность второго заместителя Председателя Конституционного Суда: они
назначаются на свои должности Советом Федерации по представлению
Президента Российской Федерации сроком на шесть лет. По истечении этого
срока они вновь могут быть назначены на занимаемые должности. Предельный
27
Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации : учеб. Б14 для вузов / М. В. Баглай. — 6-е
изд., изм. и доп. — М. : Норма, 2007. - 784 с.
28
Авакьян С. А. Конституционный лексикон: Государственно-правовой терминологический словарь / С.
А. Авакьян — М.: Юстицинформ, 2015. — 640 с.
39
возраст пребывания в должности судьи Конституционного Суда РФ — семьдесят
лет.
Роль Председателя в структуре самого Суда значительно повысилась. Он
руководит подготовкой всех заседаний, созывает и председательствует на всех
заседаниях, подписывает протоколы заседаний, а также регулярно информирует
судей о своей деятельности.
Деятельность Конституционного Суда РФ обеспечивает Аппарат, в состав
которого входят: Секретариат, Управление государственной службы и кадров,
Финансовое
управление,
Управление
делами
и
Председательство
Конституционного Суда в Москве29.
Для обеспечения деятельности руководства Конституционного Суда и судей
также
созданы
Секретариат
Председателя,
Секретариаты
Заместителей
Председателя Конституционного Суда и Аппараты судей.
Большой блок изменений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном Суде Российской Федерации» был принят в ноябре 2010 года.
В
основном
они
затронули
вопросы
совершенствования
процедуры
конституционного судопроизводства. В частности, Конституционный Суд РФ
получил возможность при определенных условиях разрешать дела без проведения
слушаний. Это позволило суду, сократив сроки рассмотрения ряда категорий дел,
повысить оперативность и эффективность защиты прав и свобод граждан.
В 2014 и 2015 годах была расширена компетенция Конституционного Суда
в части проверки конституционности вопросов, выносимых на общероссийский
референдум, а также определены его функции в случае возникновения коллизий
между отечественным конституционным правопорядком и международными
правовыми актами в их интерпретации межгосударственными органами по
защите прав и свобод человека. Изменения также затронули правовое
регулирование ряда процедурных вопросов деятельности Конституционного Суда
29
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Режим доступа:
www.ksrf.ru/ - Дата доступа: 25.11.2018 г.
40
РФ, в том числе в части реализации права граждан и их объединений на
обращение в Суд30.
Федеральный конституционный закон от 28.12.2016 года № 11-ФКЗ «О
внесении
изменений
в
Федеральный
конституционный
закон
«О
Конституционном Суде Российской Федерации»31 ввел новый вид постановления,
принимаемого
КС
РФ
по
итогам
рассмотрения
дела
о
проверке
конституционности нормативного акта органа государственной власти или
договора между органами государственной власти, – постановление о признании
нормативного
акта
или
договора
либо
отдельных
их
положений
соответствующими Конституции РФ в истолковании, данном КС РФ.
В
случае
принятия
такого
постановления
при
применении
соответствующего нормативного акта или договора исключается любое иное их
истолкование,
а
на
последствия
принятия
такого
постановления
распространяются положения закона «О Конституционном Суде РФ» и иных
федеральных законов, установленные для случаев признания нормативного акта
или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции
Российской Федерации. Это же регулирование установливается в отношении
итоговых решений по жалобам на нарушение законом конституционных прав и
свобод граждан.
Указанный выше Федеральный конституционный закон закрепляет принцип
недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в
истолковании, расходящемся с истолкованием, данным Конституционным Судом
РФ в постановлении32.
Внесенные изменения направлены на обеспечение обязательного учета
правоприменительными органами позиций Конституционного Суда, что в рамках
действующей правовой системы является необходимым элементом поддержания
30
Карпова, Е.В. Конституционный Суд РФ: актуальные проблемы правового регулирования / Е.В. Карпова
// Актуальные проблемы современной науки, техники и образования. – 2016. - № 1. - С.133-135.
31
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации» [Федеральный конституционный закон № 11-ФКЗ, принят Гос. Думой от 16.12.2016] // СЗ РФ. – 2017.
- № 1. - Ст. 2.
32
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации» [Федеральный конституционный закон № 11-ФКЗ, принят Гос. Думой от 16.12.2016] // СЗ РФ. – 2017.
- № 1. - Ст. 2.
41
режима законности и правопорядка, в целях установления дополнительных
гарантий исполнения решений Суда.
Конституционный суд РФ можно назвать высшим органом с той точки
зрения, что он занимает высшее положение в механизме конституционного
контроля в России, не является подотчетным каким - либо инстанциям. Его
решения обладают обязательным характером для иных высших государственных
структуре, является связанным при реализации судопроизводства только
Конституцией РФ в качестве вершины отечественной правовой системы и
Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской
Федерации».
Системы выводов и аргументов, выявленные в ходе рассмотрения
различных дел по определенным проблемам и имеющие общий характер, т.е.
приемлемые и необходимые для решения подобных проблем при рассмотрении
других дел образуют правовые позиции Конституционного Суда Российской
Федерации. Правовые позиции обязательны для исполнения на территории
России для всех законодательных, исполнительных и судебных органов, органов
местного самоуправления, предприятий, должностных лиц, граждан и их
объединений. Следовательно, правовые позиции суда имеют юридическую силу
его решений.
Выводы по первой главе:
Исторический анализ деятельности Конституционного Суда РФ показал,
что предпосылки создания органа конституционного контроля в России назревали
еще в начале XX века: на протяжении многих десятилетий эти функции
выполняли разнообразные органы государственной власти.
С момента начала осуществления деятельности Конституционного Суда РФ
в нашей стране стало формироваться и развиваться российское конституционное
судопроизводство.
Важно еще раз подчеркнуть, что правовую основу деятельности и статуса
Конституционного Суда РФ составляют Конституция РФ и одноименный
Федеральный конституционный закон, что значительно оказывает влияние на
42
государственно-правовую систему, а также прямо или косвенно – на права и
свободы граждан и их объединений.
Важными изменениями, произошедшими за последнее десятилетие в
законодательстве о Конституционном Суде РФ стали:
- переезд аппарата Конституционного Суда РФ в г. Санкт-Петербург, теперь
этот город является местом постоянного пребывания суда;
- изменение структуры суда, то есть отмена двухпалатной системы,
устранение должности судьи-секретаря;
- новый порядок назначения на должности судей и Председателя
Конституционного Суда РФ;
- Конституционный Суд РФ теперь может разрешать дела без проведения
слушаний;
- новый вид постановления, принимаемого Конституционным Судом РФ по
итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта
органа государственной власти или договора между органами государственной
власти – постановление о признании нормативного акта или договора либо
отдельных их положений соответствующими Конституции РФ в истолковании,
данном КС РФ;
- новый принцип недопустимости применения нормативного акта или
отдельных его положений в истолковании, расходящемся с истолкованием,
данным Конституционным Судом РФ в постановлении.
На сегодняшний день Конституционным Судом Российской Федерации
сформулировано значительное количество правовых позиций по самым разным
проблемам, которые не только обогащают теорию конституционализма, но и
служат неоценимым вкладом в развитие правовой системы страны в целом.
43
2 ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ВЛАСТИ
2.1 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с
законодательными органами власти
Как
уже
было
нами
отмечено
ранее,
основы
правового
статуса
Конституционного Суда Российской Федерации освещены в ст. 125, ч. 1 ст. 128
Конституции Российской Федерации33, а также в специальном Федеральном
конституционном законе от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде
Российской Федерации»34.
Следует заметить, что указанные нормативные правовые акты, регулируя
права и обязанности высшего органа конституционной юстиции, затрагивают не
только аспекты его внутренней деятельности, но и взаимодействия с иными
органами публичной власти в Российской Федерации, что, по нашему мнению,
можно охарактеризовать как одно из самостоятельных направлений деятельности
Конституционного Суда РФ.
Такое взаимодействие с иными органами государственной власти имеет
большое
значение
в
реализации
Конституционным
Судом
РФ
своей
правозащитной функции, что также отмечается в работах специалистов в области
конституционного правосудия.
К примеру, как отмечает З.А. Ашхотов, одним из условий достижения цели
конституционного правосудия, если даже не важнейшим условием, является
активное взаимодействие Конституционного Суда РФ с иными государственными
органами, осуществляющими публичную власть в Российской Федерации, а
33
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
34
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
44
прежде всего, с законодательным органом Федеральным Собранием Российской
Федерации35.
Несомненно, вопрос о взаимодействии Конституционного Суда РФ с
высшим законодательным органом нашего государства представляется весьма
актуальным, прежде всего в определении форм такого взаимодействия. Позволим
себе
предположить,
что
основными
формами
совместной
деятельности
Конституционного Суда РФ и Федерального Собрания РФ являются:

право
законодательной
инициативы
Конституционного
Суда
Российской Федерации;

представление
Судом
посланий
и
поручений
высшему
законодательному органу России;

реализация
российским
парламентом
своих
законодательных
полномочий в аспекте исполнения предписаний Конституционного Суда.
Проанализируем названные формы взаимодействия более подробно.
Говоря о праве законодательной инициативы Конституционного Суда РФ,
прежде всего, стоит отметить, что данное право непосредственно закреплено в ст.
104 Конституции РФ, с поправкой «...по вопросам его ведения»36.
В юридической литературе можно встретить мнение о том, что
Конституционный Суд РФ, несмотря на данное ему право законодательной
инициативы, фактически ни разу им не пользовался37. С одной стороны,
действительно, за все время существования Суда, мы не можем вспомнить ни
одного прецедента использования им указанного правомочия. В то же время, если
копнуть немного глубже, формулировка «ни разу не пользовался» окажется также
неверной. Как указывает специалист в области исследования конституционного
права С.М. Омаров, единственным разом, когда Суд фактически реализовал свое
право законодательной инициативы, являлся факт разработки им проекта
35
Ашхотов, З.А. Конституционный Суд Российской Федерации как субъект права законотворческой
инициативы / З.А. Ашхотов // Журнал российского права. – 2011. - № 8. – С. 40.
36
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
37
См.: Мазуров, А.В. Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде
Российской Федерации» (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / А.В. Мазуров. - М.: Частное право, 2009. – С. 78.
45
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации», т.е. закона о самом себе38. Следует отметить, что в итоге именно
данный законопроект и был принят.
Конечно, разработка проекта федерального закона и законодательная
инициатива как отдельные явления не всегда являются тождественными между
собой. Однако, конкретно в данном случае, разработанный Судом законопроект
был направлен в высший законодательный орган Российской федерации, где он
был в дальнейшем принят. В итоге, согласимся с мнением, что указанный выше
прецедент являлся единственным случаем, когда Конституционный Суд РФ
использовал свое право законодательной инициативы, выступив с проектом
закона, регулирующего его деятельность.
Однако, опять же, вернемся к содержанию ст. 104 Конституции РФ, а
именно к уже указанной нами формулировке «по вопросам ведения». Возникает
соответствующий вопрос, почему разработчики Конституции РФ «урезали»
правотворческие права Конституционного Суда, лишив его права выдвигать на
обсуждение
законопроекты по всем
вопросам
общественной жизни? К
сожалению, Конституция РФ не содержит в своем тексте ответа на поставленный
вопрос. Более того, ответа не находится и в Регламенте Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации39, положения которого прямо
регулируют законотворческий процесс в России.
Представители юридической науки также не сошлись относительно единого
мнения по данному вопросу. Так, одни считают, что «на практике Конституция
толкуется максимально широко, при этом признается, что суды вправе вносить
законопроекты по всем вопросам, имеющим отношение к их деятельности»40.
Иные представители указывают, что в этом «усечении» «отчетливо
просматривается опасность излишне широкой интерпретации понятия «вопросы
38
Омаров, С.М. Право законодательной инициативы Конституционного Суда Российской Федерации /
С.М. Омаров // Российская юстиция. - 2011. - № 12. - С. 50.
39
О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации [Постановление
ГД ФС РФ от 22.01.1998 № 2134-II ГД; по сост. на 20.09.2018] // СЗ РФ. – 1998. - № 7. - Ст. 801; 2018. - № 39. - Ст.
5929.
40
Бархатова, Е.Ю. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный). 2-е изд., перераб. и
доп. / Е.Ю. Бархатова. – М.: Проспект, 2015. – С. 166.
46
ведения» высших судов, которые не должны в силу принципа разделения властей
превращаться в законодателей»41.
По нашему мнению, последняя представленная точка зрения является
наиболее правильной. Более того, она была высказана самим Председателем
Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькиным. Действительно, расширительная
трактовка
категории
возможностям
«вопросы
ведения»
Конституционного
Суда
может
как
привести
субъекта
к
широким
законодательной
инициативы, что, буквально, «размоет» все существующие рамки в институте
разделения властей.
В то же время, вопрос об определении «ширины» понятия «вопросы
ведения» является до сих пор дискуссионным. Конечно, в указанную категорию
входят вопросы структуры Конституционного Суда РФ, организации его
деятельности и т.п. Однако, сюда же можно отнести и процедурные вопросы,
касающиеся
процесса
отправления
конституционного
правосудия.
Таким
образом, можем предположить, что в «вопросы ведения» Конституционного Суда
РФ в рамках его правотворчества входят не только материальные аспекты его
организации
деятельности,
но
и
вопросы
процедурного
характера
-
процессуального права
На основании изложенного мнения, нам кажется необходимым на
законодательном
уровне
закрепить
положение,
раскрывающее
трактовку
категории «вопросы ведения», с целью избегания возможных противоречий в
осуществлении Конституционным Судом РФ (также как и Верховным Судом РФ)
своей деятельности. Полагаем, что подобное положение может быть закреплено
следующими способами:

внесение изменений в текст ст. 104 Конституции РФ, с целью
закрепления в ней особого примечания;
41
Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд.,
пересмотренное. - М.: Норма, Инфра-М, 2011. – С. 802.
47

«О
внесение дополнений в текст Федерального конституционного закона
конституционном
Суде
Российской
Федерации»
и
Федерального
конституционного Закона «О Верховном Суде Российской Федерации»42;

разработка непосредственно самим Конституционным Судом РФ
своей позиции в рамках толкования положения ст. 104 Конституции РФ.
Считаем, что из трех предложенных нами вариантов наиболее приемлемым
является внесение дополнений в Федеральные конституционные законы «О
Конституционном Суде Российской Федерации» и «О Верховном Суде
Российской Федерации», поскольку в данном случае раскрытие категории
«вопросы
ведения»
получат
свое
нормативное
закрепление
в
актах,
регулирующих конкретно деятельность высших судебных инстанций.
Еще одним требующим исследования является вопрос, почему же
Конституционный Суд РФ все-таки не пользуется своим правом законодательной
инициативы. В специальной юридической литературе можно встретить большое
количество обоснования данной проблемы.
К примеру, интересным кажется обоснование, предложенное М.Ф.
Косолаповым, который считает, что Суд не пользуется таким правом, потому что
в последующем такой закон «может быть оспорен по основанию его
неконституционности в этом же органе власти»43.
Несомненно, данная точка зрения имеет свое право на жизнь, поскольку,
действительно, ситуация, при которой Конституционный Суд РФ будет
рассматривать на предмет соответствия Конституции РФ свой же закон, кажется
немного абсурдной. В то же время, довольно сложно представить, что
Конституционный Суд РФ может создать такой закон, который бы не отвечал
требованиям и положениям Конституции РФ. Полагаем, в данном вопросе
Конституционный Суд был бы намного профессиональнее непосредственного
42
О Верховном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 3-ФКЗ, принят Гос.
Думой 05.02.2014; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 2014. - № 6. - Ст. 550; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
43
Косолапов, М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России / М.Ф. Косолапов; под ред. Б. С.
Эбзеева. – Саратов: Саратовская государственная академия права, 2005. - С. 77.
48
российского законодателя. В итоге, предложенная выше позиция определенно
заслуживает своего внимания, хотя и не без ряда спорных вопросов.
Некоторые специалисты в области права, например, И.А. СкворцовСавельев, указывают, что подобное правомочие Конституционного Суда РФ не
реализуется им в связи с «осознанием действующим составом судей места
Конституционного Суда РФ в действующей системе органов государственной
власти»44.
По нашему мнению, представленная позиция не совсем соотносится с
реалиями действительности, в частности указание на признак «действующего
состава судей». За весь период существования рассматриваемого судебного
органа, его состав неоднократно менялся, более того, менялись и его
председатели.
Также, следует согласиться с преобладающим в юридической литературе
мнением о том, что Конституционный Суд РФ не использует право своей
законодательной инициативы, потому что принятые им акты уже имеют свойства
нормативного правового акта. Ведь решения Конституционного Суда, о
признании правового акта неконституционным, влекут за собой обязательную его
отмену, а также отмену или внесение изменений в иные документы, принятые на
основании оспоренного акта. В данном случае, сфера действия решений
Конституционного Суда РФ даже шире, чем сфера действия законодательных
актов.
На
основании
изложенного,
большинством
ученых-правоведов
используется такое определения Конституционного Суда, как «негативный
законодатель»45,
что
наиболее
точно
характеризует
правовую
природу
принимаемых им решений.
44
Скворцов-Савельев, И.А. Суды Российской Федерации как субъекты права законодательной инициативы
федерального уровня: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / Скворцов-Савельев Игорь Афиногенович. –
СПб., 2010. – С. 17.
45
См.: Выдрин, И.В. Конституционный Суд Российской Федерации и конституционализация юридической
науки / И.В. Выдрин // Конституционное и муниципальное право. - 2015. - № 7. - С. 7 – 11; Мильчакова, О.В.
Место Конституционного суда Словении в системе органов государственной власти / О.В. Мильчакова //
Конституционное и муниципальное право. - 2014. - № 6. - С. 73 – 77; Кокотов, А.Н. О правотворческом
содержании решений Конституционного Суда Российской Федерации / А.Н. Кокотов // Российская юстиция. 2014. - № 4. - С. 21 - 24.
49
Более того, Конституционный Суд РФ сам подчеркивал нормативных
характер собственных решений, например, в Постановлении от 16.06.198 № 19П46, тем самым самостоятельно легитимировав свое право на создание
законодательных положений.
На основании всего изложенного выше в рамках настоящей части нашего
исследования, можно сделать вывод, что сегодня нет каких-либо предпосылок для
использования Конституционным Судом права законодательной инициативы,
поскольку Суд в рамках своей деятельности уже оказывает непосредственное
влияние на текущее законодательство. В литературе даже сложилось мнение, что
решения
и
правовые
конституционное
позиции
судебное
Конституционного
право,
Суда
являющееся
РФ
формируют
составной
частью
конституционного права в виде его подотрасли47.
В то же время, учитывая функцию Конституционного Суда РФ по охране
Конституции РФ, нельзя не отметить, что в рамках своей деятельности Судом
рассматривается и анализируется большое количество нормативных правовых
актов, в которых могут быть выявлены пробелы. Более того, признавая отдельные
законы неконституционным, Суд сам может послужить виновником появления
правовых пробелов в иных законодательных актах. В итоге, в настоящее время
требуется разработка определенного механизма восполнения законодательных
пробелов, выявленных Конституционным Судом РФ. По мнению З.А. Ашхотова,
можно предположить два возможных способа реализации указанной задачи48.
Первый способ заключается в использовании все-таки Конституционным
Судом
правом
законодательной
инициативы,
с
целью
внесения
в
Государственную Думу РФ соответствующих проектов законов, направленных на
ликвидацию правовых пробелов. Однако нами уже было выяснено, что Суд
реализует свои законодательные полномочия в ином виде, представляя собой
«негативного законодателя». Кроме того, нельзя забывать про уже упомянутую
46
См. в частности: По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции
Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 № 19-П] // СЗ РФ. – 1998. - №
25. – Ст. 3004.
47
Кажлаев, С.А. О нормотворчестве Конституционного Суда Российской Федерации / С.А. Кажлаев //
Журнал российского права. – 2004. - № 9. – С. 28.
48
Ашхотов, З.А. Указ. соч.– С. 45.
50
формулировку «по вопросам ведения», ограничивающую право законодательной
инициативы
Суда.
Также,
по
словам
известного
в
России
ученого-
конституционалиста В.Е. Чиркина, предоставление Суду права вносить в
Государственную Думу законопроектов по любым вопросам крайне негативно
скажется на существующей модели российского парламентаризма, где, по
указанию автора, «ведущая роль в подготовке законопроектов отводится
Правительству РФ»49.
Более того, как указывает С.М. Омаров, в случае предоставления
Конституционному Суду «полного» права законодательной инициативы, его
сущность как органа, охраняющего Конституцию РФ, может быть подорвана 50. В
итоге наделение Суда полноправным объемом законодательной инициативы, по
мнению автора, как и по нашему собственному, является недопустимым.
Второй способ воздействия Конституционного Суда на российского
законодателя
с
целью
восполнения
правовых
пробелов
заключается
в
направлении посланий Федеральному Собранию РФ о состоянии текущего
законодательства. В данном случае, мы сталкиваемся со второй из названных в
начале настоящего параграфа формой взаимодействия Суда с законодательным
органом
власти,
вследствие
чего
считаем
необходимым
перейти
к
ее
непосредственному рассмотрению.
Прежде всего, хочется указать на отличия института поручений и посланий
Конституционного Суда РФ от права его законодательной инициативы. В
рассматриваемой форме взаимодействия, Конституционный Суд не реализует
свои полномочия путем подготовки и представления какого-либо законопроекта.
В
данной
ситуации
Конституционный
Суд
непосредственно
влияет
на
законодателя с целью исполнения последним решения Суда51. Как отмечает
исследователь в сфере конституционного судопроизводства О.В. Брежнев, Судом
нередко в мотивировочной части своего решения, а иногда даже и в
49
Чиркин, В.Е. Законодательная власть / В.Е. Чиркин. - М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. - С. 267.
См.: Омаров, С.М. Право законодательной инициативы Конституционного Суда Российской Федерации
/ С.М. Омаров // Российская юстиция. - 2011. - № 12. - С. 51.
51
Малюшин, А.А. Взаимодействие Конституционного Суда РФ и законодательного органа власти в РФ /
А.А. Малшюшин // Российский судья. – 2007. - № 7. – С. 15.
50
51
резолютивной,
используется
лексическая
конструкция
«федеральному
законодателю надлежит урегулировать...» (формулировка может быть иной)
определенной общественное отношение52. Именно данный прием используется
Конституционным Судом РФ с целью оказания воздействия на законодателя с
целью восполнения выявленных правовых пробелов.
В качестве примера можно привести Постановление Конституционного
Суда РФ от 06.07.1998 № 21-П, в котором содержится указание: «Федеральному
собранию надлежит внести в уголовно-процессуальное законодательство
изменения в соответствии с требованиями статьи 50 (ч. 3) Конституции
Российской Федерации...»53.
Иногда Конституционный Суд РФ указывает даже срок, в который
федеральному законодателю необходимо внести соответствующие изменения. К
примеру, Постановлении от 24.02.1998 № 7-П Конституционный Суд прямо
указал: «Федеральному собранию в течение шестимесячного срока надлежит
внести изменения в Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О тарифах страховых
взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального
страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения
Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на
1998 год»54.
В целом, институт поручений Конституционного Суда РФ также нашел свое
обоснование в тексте его же решений. К примеру, в Постановлении от 14.05.2012
№ 11-П Суд особо отметил, что: некоторые дефекты конституционно-правового
характера не могут являться основанием для признания акта несоответствующим
Конституции, что дает возможность обратиться к законодателю с поручением
52
Брежнев, О.В. О некоторых аспектах взаимодействия Конституционного Суда Российской Федерации и
Федерального Собрания / О.В. Брежнев // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2013. - № 2
(53). – С. 102.
53
По делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 Уголовно - процессуального кодекса
РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Шаглия [Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.1998 №
21-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 28. – Ст. 3394.
54
По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5
февраля 1997 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального
страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в
Фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год» в связи с жалобами ряда граждан и запросами судов
[Постановление Конституционного Суда РФ от 24.02.1998 № 7-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 10. – Ст. 1242.
52
устранить такие недостатки55. Более того, в этом же Постановлении Суд указал,
что
«законодатель
не
вправе
оставлять
без
внимания
решения
Конституционного Суда Российской Федерации, в которых содержатся
обращенные к нему поручения»56.
С сожалением следует сказать, что законодатель не всегда надлежащим
образом исполняет такие поручения Конституционного Суда, если вообще их
исполняет. В первую очередь, это связано с отсутствием достаточной правовой
регламентации института поручений Суда. Так, ни Конституция РФ, ни
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации» не содержат в себе положений, касающихся порядка реализации
посланий и поручений. Только ч. 3 ст. 100 Основного Закона57 и п. 1 ч. 2 ст. 21
названного Федерального конституционного закона58 упоминают возможность
принятия Конституционном Судом таких посланий.
С целью анализа данной проблемы и выработки предложений по ее
разрешению, следует определиться, что же представляет собой «послание
Конституционного
Суда».
В
отсутствие
правовой
базы,
можно
лишь
предположить, что «послание» является особым видом правовых актов,
принимаемых Конституционным Судом, основанным на анализе действующего
законодательства и содержащим в себе предписания, обязательные для
исполнения федеральным законодателем. Можно утверждать, что «послание»
выполняет роль механизма, способствующего соблюдению законодательным
органом конституционной законности.
В целом, стоит отметить, что вопрос определения категории «послание
Конституционного Суда» не нашел своего отражения в юридической литературе.
Однако более подробному исследованию подверглись вопросы сущности дано
55
По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и
Ю.А. Шикунова [Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 № 11-П] // СЗ РФ. – 2012. - № 21. - Ст.
2697.
56
Там же.
57
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
58
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
53
явления, в частности функций, им выполняемых. Так, уже упомянутый нами О.В.
Брежнев в рамках своего исследования выделил основных функции, реализуемые
посланием Конституционного Суда РФ:
1. Судебно-аналитическая. Данная функция проявляется в том, что
«послание» по факту является своеобразным обобщением всей судебной
практики, выработанной Конституционным Судом за определенный промежуток
времени, и предлагает законодателю обратить внимание на выделенные
конституционным судебным органом правовые позиции, являющиеся наиболее
противоречивыми и требующими своего дальнейшего рассмотрения в рамках
законодательного процесса.
2. Превентивно-прогностическая. Указанная функция имеет своей целью
устранение причин и иных факторов, способствующих проявлению нарушений
Конституции РФ, причем не только в законотворческой сфере, но и в
правоприменительной.
3. Обеспечительно-исполнительная, заключающаяся в том, что «послание»
Конституционного Суда представляет собой уже разработанные рекомендации по
проведению определенного комплекса мер, направленного на исполнение
решений Суда.
4. Информационная. Названная функция реализуется посредством указания
Конституционным Судом в своих «посланиях» информации, затрагивающей
различные сферы деятельности Суда.
5. Законотворческая. Несомненно, Конституционный Суд путем своих
«посланий» оказывает влияние на Федеральное Собрание, способствуя разработке
и последующему принятию последним новых законов, вносящих изменения в
«проблемные» законодательные акты59.
Интересным является тот факт, что, несмотря на отсутствие в Федеральном
конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации»
указаний на порядок и процедуру принятия посланий, соответствующие
59
Брежнев, О.В. Институт послания Конституционного Суда законодательному органу власти: проблемы
теории и практики / О.В. Брежнев // Российская юстиция. - 2014. - № 9. - С. 43.
54
положения содержались первом Регламенте Конституционного Суда РФ,
принятом в 1995 г.60. Конечно, с одной стороны, данное явление можно назвать
позитивным в историческом аспекте развития деятельности Конституционного
Суда. С другой стороны, закрепление подобных «процедурных» моментов,
направленных на непосредственное осуществление взаимодействия с иными
государственными
оправданным,
органами
поскольку
власти,
Регламент
в
сам
Регламенте
по
себе
не
должен
представляется
регулировать
организационные и процедурные вопросы, затрагивающие деятельность только
Суда, без иных участников правоотношений.
Как отмечали в дальнейшем различные исследователи, институт посланий
Конституционного Суда являлся фактически невостребованным и носил
«спящий» характер61. Даже сам председатель Конституционного Суда РФ В.Д.
Зорькин в свои многочисленных выступлениях отмечал, что послания Суда
являются по своей сути «резервным орудием», в котором пока что нет
надобности, поскольку каждое решение Конституционного Суда в определенной
мере является своеобразным «мини-посланием»62.
В январе 2011 г. Конституционным Судом был принят новый Регламент,
который в рамках института посланий, оставил в себе лишь две нормы. Так, в ч. 1
§ 7 Регламента отмечалось, что решение о направлении послания принимается в
заседании Суда, а ч. 2 этого же параграфа указывала, что текст послания
разрабатывается комиссией судей, а соответствующие необходимые материалы
подбираются и предоставляются специально созданной «рабочей группой»63.
Позволим себе предположить, что «спящий», «резервный» характер
посланий Конституционного Суда РФ, имеющий место в настоящее время, не
отвечает духу функций Конституционного Суда, чья деятельность направлена на
60
Регламент Конституционного Суда Российской Федерации [Принят решением Конституционного Суда
РФ от 01.03.1995 № 2-1/6; по сост. на 24.01.2011] / СПС Гарант [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://base.garant.ru/1752095/. – Дата доступа: 25.11.2018 г. (Утратил силу)
61
Митюков, М.А. Методология исследования проблемы послания Конституционного Суда Российской
Федерации / М.А. Митюков // Конституционное и муниципальное право. - 2010. - № 12. - С. 32.
62
См.: Брежнев, О.В. Институт послания Конституционного Суда законодательному органу власти:
проблемы теории и практики / О.В. Брежнев // Российская юстиция. - 2014. - № 9. - С. 44.
63
Регламент Конституционного Суда РФ [Принят Конституционным Судом РФ 24.01.2011; по сост. на
25.10.2018] // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2016. - № 4. (Последняя редакция официально опубликована
не была).
55
реализацию
обеспечения
действия
нормативных правовых актов
Конституции
РФ
и
соответствия
ей
на всей территории России. Полагаем, что
послания Конституционного Суда РФ могут являться одним из наиболее
востребованных орудий в плане регуляции и направления деятельности
законодательных органов власти. В то же время, в настоящий момент институт
посланий Конституционного Суда остался без своего надлежащего правового
урегулирования. Открытыми остаются такие вопросы, как обязательность
разработки таких посланий, периодичность их разработки, подлежат ли они
опубликованию и т.п.
Все указанные вопросы, а также множество иных, должны быть разрешены
на законодательном уровне. Считаем необходимым внести дополнения в
Федеральный конституционный закон «О Конституционным Суде Российской
Федерации»,
где
следует
предусмотреть
отдельные
нормы,
касающиеся
реализации института посланий. В частности, мы считаем адекватным закрепить
периодичность направления таких посланий, а именно – один раз в год, по
аналогии с институтом отчетности Правительства РФ перед Государственной
Думой РФ. Кроме того, в Регламенте Государственной Думы необходимо
предусмотреть норму о том, что последствием обращения Конституционного
Суда со своим посланием должно являться его обсуждение на пленарном
заседании, где депутаты, в течение одного месяца, внесут коррективы в план
своей законотворческой деятельности на основании представленного Судом
доклада.
Последней из названных в начале форм взаимодействия Конституционного
Суда и федерального законодательного органа является исполнение последним
решений Конституционного Суда. Названный тип взаимодействия урегулирован в
ст. 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации»64, которая в редакции Федерального конституционного
64
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
56
закона от 05.04.2013 № 1-ФКЗ гласит65, что субъекты законодательной
инициативы вправе вносить в Государственную Думу РФ законопроекты во
исполнение решений Конституционного Суда РФ. Однако, с учетом особой роли
Правительства Российской Федерации в рамках данного полномочия, более
подробный анализ названного законодательного положения будет произведен
позднее в рамках настоящего исследования.
Отметим лишь, что в юридической литературе справедливо указывается,
что применение и исполнение решений Конституционного Суда является одной
из форм конституционного контроля, позволяющего Суду одним своим решением
привести в соответствие Конституции РФ «целые пласты законодательных
норм»66.
В итоге, нами были рассмотрены три основных способа взаимодействия
Конституционного Суда РФ и Федерального Собрания РФ. Однако, в рамках
настоящей части исследования, мы не можем пройти мимо вопроса о влиянии
правовых позиций Конституционного Суда РФ на деятельность высшего
законодательного органа России. В частности, как отмечается в специальной
литературе,
Конституции
институт
РФ,
законодательством»,
толкования
а
также
Конституционным
иные
необходимым
его
к
акты
Судом
являются
обязательному
положений
«абстрактным
учету
в
работе
законодательного органа67.
Конечно, необходимо отметить, что толкование Конституционным Судом
положений
Основного
законодательной
власти
Закона
имеет
в
рамках
взаимоотношения
«прикладное»
значение.
К
с
органами
примеру,
в
Постановлении от 12.04.1995 № 2-П Судом была истолкована ст. 105
Конституции РФ. В рамках толкования, Конституционный Суд устранил
65
О внесении изменения в статью 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации» [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 05.04.2013] // СЗ РФ.
– 2013. - № 14. - Ст. 1637.
66
См.: Асташкина, Е.Н., Курохтина, Е.С. Конституционный Суд РФ: отдельные вопросы организации
деятельности / Е.Н. Асташкина, Е.С. Курохтина // Вестник Саратовской государственной юридической академии .
– 2017. - № 6 (119). – С. 120.
67
Остапович, И.Ю. К вопросу о взаимодействии Конституционного Суда РФ с высшим органом
законодательной власти России / И.Ю. Остапович // Актуальные проблемы российского права. – 2015. - № 8 (57). –
С. 196.
57
неопределенность между терминами «общее число членов Государственной
Думы» и «общее число членов Совета Федерации». Суд отметил, что такое
«общее количество» основывается на положениях ст. 95 Конституции РФ, и не
может
быть
приравнено
к
количеству,
например,
избранных
членов
законодательного органа, либо к количеству участвующих в голосовании членов.
В резолютивной части указанного Постановления Конституционный Суд прямо
указал, что решения, принятые законодательным органом с иным порядком
подсчета голосов, являются недействительными и не подлежат дальнейшему
применению68.
В итоге, Конституционный Суд не указал на необходимость внесения
изменения в нормативные акты Российской Федерации, не обнаружил какоголибо пробела в праве, а лишь указал федеральному законодателю, как правильно
нужно проводить собственные процедуры. Именно такая «рекомендательная»
деятельность, направленная в отношении законодателя, и объясняет прикладной
характер взаимодействия Суда и Федерального Собрания в рамках толкования
Конституционным Судом положений Конституции РФ.
В итоге, как мы можем увидеть, Конституционный Суд РФ занимает особое
положение в рамках взаимодействия с Федеральным Собранием РФ. Согласимся
со мнением Н.С. Бондарь о том, что конституционное судопроизводство по своей
сути является «конституционно-правовым нормоустановлением, влияющим на
процесс и содержание нормотворческой деятельности на всей территории
Российской Федерации»69.
В заключение стоит отметить, что взаимодействие Конституционного Суда
РФ с законодательными органами власти является одним из основных видов
взаимодействия, поскольку в данном случае достигаются общие задачи по
обеспечению законности принимаемых нормативных правовых актов, что
определяет конституционно-правовой статус как Конституционного Суда РФ, так
68
По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и
135 (часть 2) Конституции Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 12.04.1995 № 2П] // СЗ РФ. – 1995. - № 16. - Ст. 1451.
69
Бондарь, Н.С. Буква и дух российской Конституции: 20-летний опыт гармонизации в свете
конституционного правосудия / Н.С. Бондарь // Журнал российского права. - 2013. - № 11. - С. 16.
58
и Федерального Собрания РФ. В то же время, подобное взаимодействие не
затрагивает и не нарушает принцип разделения властей, что подчеркивает особую
роль Суда как независимого «конституционного арбитра».
2.2 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с
исполнительными органами власти
Говоря о взаимодействии Конституционного Суда РФ с органами,
осуществляющими публичную власть в Российской Федерации, нельзя обойти
стороной вопрос о взаимоотношениях Суда с Правительством РФ.
Прежде всего, стоит указать, что несмотря на важность данного
«сотрудничества», такое взаимодействие в юридической литературе справедливо
называется «косвенным», поскольку оно преимущественно выражается в
предоставлении Правительством РФ материальных и социальных гарантий
членам Конституционного Суда70. Ниже, мы попытаемся рассмотреть основные
формы взаимодействия, чтобы подтвердить данный «косвенный» характер.
Однако,
прежде
всего,
отметим
некоторые
«активные»
формы
взаимодействия Конституционного Суда РФ и Правительства РФ. Прежде всего,
одной из форм совместного участия представителей обоих рассматриваемых
органов является участие представителей Конституционного Суда РФ в
заседаниях Правительства РФ, что прямо предусмотрено ст. 27 ФКЗ «О
Правительстве Российской Федерации»71.
Однако самой важной формой взаимодействия Правительства РФ и
Конституционного Суда РФ, является участие представителей Правительства РФ
в
процессе
конституционного
судопроизводства
в
рамках
оспаривания
конституционности актов законодательства, непосредственно регулирующих
основы деятельности органов исполнительной власти в России. Для реализации
данной функции, при Правительстве РФ был учрежден особый институт
70
См.: Татаринов, С.А. О формах взаимодействия межу Конституционным Судом Российской Федерации
и органами государственной власти Российской Федерации / С.А. Татаринов // Вестник Томского
государственного университета. – 2016. - № 413. – С. 201.
71
О Правительстве Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 2-ФКЗ, принят Гос.
Думой 17.12.1997; по сост. на 28.12.2016] // СЗ РФ. – 1997. - № 51. - Ст. 5712; 2017. - № 1 (Часть I). - Ст. 3.
59
«полномочного представителя Правительства РФ в Конституционном Суде РФ и
Верховном Суде РФ» (далее по тексту – полномочный представитель), чья
деятельность регламентируется специальным Постановлением Правительства РФ
от 15.04.2014 № 333.
Как
указано
непосредственно
в
тексте
указанного
Постановления,
полномочный представитель «осуществляет координацию деятельности по
представлению интересов Правительства РФ в Конституционном Суде РФ и
Верховном Суде РФ»72. Конечно, в рамках настоящего исследования нас
интересуют
именно
формы
взаимодействия
с
Конституционном
Судом.
Рассмотрим их подробнее.
К примеру, в рамках осуществления своей деятельности, полномочный
представитель вправе:

представлять интересы Правительства РФ в рамках конституционного
судопроизводства, связанного с вопросом соответствия Конституции РФ актов,
регламентирующих деятельности Правительства РФ и иных федеральных органов
исполнительной власти;

представлять интересы Правительства РФ в рамках конституционного
судопроизводства в иных случаях, при непосредственном приглашении со
стороны самого Конституционного Суда РФ;

представлять Правительству РФ проекты обращения Правительства в
Конституционный Суд РФ;

Представлять
Руководителю
Аппарата
Правительства
РФ
(Заместителю Председателя Правительства РФ) информацию о принятых
постановлениях Конституционного Суда РФ;

вносить в Правительство РФ предложения о необходимости принятия
мер по обеспечению исполнения решений, принятых Конституционным Судом
РФ;
72
Об утверждении Положения о полномочном представителе Правительства Российской Федерации в
Конституционном Суде Российской Федерации и Верховном Суде Российской Федерации и внесении изменений в
некоторые акты Правительства Российской Федерации [Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 33; по
сост. на 15.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 18 (часть IV). - Ст. 2176.
60

координировать деятельность иных членов Правительства РФ,
участвующих в рамках конституционного судопроизводства73.
Более того, в рамках своей деятельности полномочный представитель
вправе самостоятельно запрашивать необходимую для рассмотрения дела в
Конституционном Суде РФ информацию от иных федеральных органов
исполнительной власти, а также государственных организаций и учреждений,
находящихся
в непосредственной подведомственности Правительству РФ
(учебные организации,
научные
предприятия и т.п.).
Такое
требование
полномочного представителя является строго императивным, вследствие чего,
федеральные органы исполнительной власти и государственные организации,
получившие
соответствующий
запрос
полномочного
представителя,
незамедлительно представляют ему необходимую информацию и документы.
В случае рассмотрения в рамках конституционного спора вопроса о
полномочиях
отдельного
федерального
органа
исполнительной
власти,
полномочный представитель вправе потребовать от такого органа проект ответа
на соответствующее требование Конституционного Суда РФ. Подобный ответ
федерального органа направляется полномочному представителю в течение
двухнедельного
срока
со
дня
получения
таким
органом
требования
Конституционного Суда. После получения полномочным представителем проекта
ответа, он рассматривает его в течение 5 дней с момента поступления.
В случае выявления нарушений, неточностей в представленном ответе,
полномочный представитель направляет проект ответа обратно в федеральный
орган исполнительной власти для его дальнейшей доработки, после которой ответ
направляется уже непосредственно в Конституционный Суд РФ.
Однако в теории может возникнуть ситуация, когда федеральный орган
исполнительной власти может не согласиться с позицией полномочного
представителя по замечаниям к проекту ответа. В таком случае, возникшие
73
Об утверждении Положения о полномочном представителе Правительства Российской Федерации в
Конституционном Суде Российской Федерации и Верховном Суде Российской Федерации и внесении изменений в
некоторые акты Правительства Российской Федерации [Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 33; по
сост. на 15.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 18 (часть IV). - Ст. 2176.
61
разногласия
рассматриваются
Заместителем
Руководителя
Аппарата
Правительства, который вырабатывает окончательное решение по возникшему
вопросу.
После окончания судебного процесса в Конституционном Суде РФ и
опубликования его решения, полномочный представитель в двухдневный срок
направляет
информацию
о
принятом
решении
Руководителю
Аппарата
Правительства РФ и его заместителю74.
Как мы можем увидеть, полномочный представитель выполняет в большей
степени не столько «представительскую» функцию, сколько «координирующую»,
направленную на согласование позиций федеральных органов исполнительной
власти в рамках их участия в конституционном судопроизводстве.
Возвращаясь к
вопросу,
рассмотренного в
предыдущем
параграфе
исследования, еще раз укажем, что одной из важный форм взаимодействия
Конституционного Суда РФ с органами государственной власти является процесс
исполнения решения Суда. Мы отмечали, что Правительство РФ играет
первостепенную роль в данном процессе. Считаем необходимым пояснить
данный момент.
Так, в соответствии со ст. 80 Федерального конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской Федерации», Правительство РФ в течение
шести месяцев со дня опубликования соответствующего решения Суда,
разрабатывает законопроект, основанный на положениях такого решения, и
направляет его на рассмотрение в Государственную Думу РФ75.
Однако, уже отмеченным нами ранее Законом от 05.04.2013 № 1-ФКЗ,
рассматриваемое положение Закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации» было дополнено указанием, что иные субъекты законодательной
инициативы, в т.ч. Президент РФ, Совет Федерации РФ и его члены, члены
Государственной
74
Думы
РФ,
представительные
(законодательные)
органы
Об утверждении Положения о полномочном представителе Правительства Российской Федерации в
Конституционном Суде Российской Федерации и Верховном Суде Российской Федерации и внесении изменений в
некоторые акты Правительства Российской Федерации [Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 33; по
сост. на 15.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 18 (часть IV). - Ст. 2176.
75
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
62
государственной власти субъектов РФ, а также Верховный Суд РФ по вопросам
его ведения, вправе самостоятельно разработать такой законопроект и направить
его на рассмотрение в Государственную Думу РФ76.
Согласимся с А.Н. Кокотовым, что такой подход является полностью
оправданным, поскольку право (не обязанность) этих субъектов готовить и
вносить в законодательные органы соответствующие законопроекты можно
увязать с возможностью невыполнения Правительством РФ обязанности по
внесению в установленный срок своих законопроектов77.
В том случае, если Правительство РФ даст положительное заключение
относительно законопроекта, внесенного иным органом, обладающим правом
законодательной инициативы, Правительство может отложить процесс внесения
собственного законопроекта78.
Однако на этом все «активные» формы взаимодействия Правительства РФ с
Конституционным
Судом
РФ
заканчиваются.
Основной
же
массив
взаимодействия Правительства с Судом заключается в нормативно-правовом
регулировании первым вопросов, связанных с назначением судьям материальных
и социальных гарантий, возмещением расходов участникам конституционного
судопроизводства и т.п.
В частности, Постановлением Правительства РФ от 27.04.1995 № 425 «Об
утверждении Положения о порядке назначения и выплаты ежемесячного
пожизненного
содержания
судьям
Конституционного
Суда
Российской
Федерации, пребывающим в отставке, и ежемесячном денежном содержании и
порядке его выплаты членам семьи умершего (погибшего) судьи, находившихся
на его иждивении» установлено, что «судье Конституционного Суда Российской
Федерации, пребывающему в отставке и имеющему право на ежемесячное
пожизненное содержание, по его выбору назначается либо ежемесячное
76
О внесении изменения в статью 80 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации» [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 05.04.2013] // СЗ РФ.
– 2013. - № 14. - Ст. 1637.
77
Кокотов, А.Н. Исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации / А.Н. Кокотов //
Журнал российского права. - 2013. - № 5. - С. 94.
78
Там же.
63
пожизненное содержание, либо пенсия»79. Также установлено, что «выплата
ежемесячного
пожизненного
содержания
судье
Конституционного
Суда
Российской Федерации, пребывающему в отставке, производится за счет средств
федерального
бюджета,
Конституционного
Суда
предусматриваемых
Российской
на
Федерации»80.
функционирование
Помимо
указанных
положений, рассматриваемое Постановление Правительства также регулирует
порядок назначения, исчисления и выплаты ежемесячного денежного содержания
отставным судьям Конституционного Суда РФ.
Не совсем относящимся непосредственно к Конституционному Суду РФ, но
связанным с конституционным судопроизводством, является Постановление
Правительства РФ от 27.04.2005 № 257, предусматривающее порядок возмещения
судебных
расходов
участникам
такого
производства
(за
исключением
счет
ассигнований
государственных органов).
Так,
Правительством
РФ
установлено,
что
за
федерального бюджета на обеспечение деятельности Конституционного Суда РФ
участникам конституционного судопроизводства возмещаются:

транспортные расходы, связанные с проездом к месту явки и обратно
(к месту жительства, к месту службы и т.п.);

расходы по найму жилого помещения и выплата суточных за все дни
явки по вызову в Конституционный Суд Российской Федерации, в том числе
включая все время в пути, периоды вынужденной остановки, а также выходные и
праздничные дни;

компенсация за фактическую потерю времени в связи с явкой в
Конституционный Суд Российской Федерации;
79
Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты ежемесячного пожизненного содержания
судьям Конституционного Суда Российской Федерации, пребывающим в отставке, и ежемесячном денежном
содержании и порядке его выплаты членам семьи умершего (погибшего) судьи, находившихся на его иждивении
[Постановление Правительства РФ от 27.04.1995 № 425; по сост. на 04.08.2015] // СЗ РФ. – 1995. - № 18. - Ст. 1685;
2015. - № 33. - Ст. 4824.
80
Там же.
64

возмещение расходов на оплату услуг представителя (только
заявителю, в пользу которого состоялось решение Конституционного Суда
Российской Федерации);

почтовые расходы, понесенные заявителем в связи с рассмотрением
дела в Конституционном Суде Российской Федерации;

государственная пошлина в полном объеме, уплаченная заявителем, в
случае, если решение Конституционного Суда Российской Федерации состоялось
в его пользу81.
Говоря о взаимодействии Конституционного Суда РФ с федеральными
органами
исполнительной
власти,
отметим,
что
такое
взаимодействие
осуществляется не только с Правительством РФ, но и отдельно с Министерством
юстиции РФ.
Во-первых,
как
непосредственно
указано
в
ст.
77
Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
Конституционный Суд РФ направляет принятые им решения как Правительству
РФ, так и министру юстиции РФ82.
Во-вторых,
Министерство
юстиции
РФ
на
ежеквартальной
основе
представляет Конституционному Суду РФ специальные материалы, содержащие
информацию о ходе и результатах исполнения решений Суда. Именно данная
форма взаимодействия Конституционного Суда РФ и Министерства юстиции РФ,
как отмечается в специальной литературе, является одной из основных, наравне с
взаимодействием с Правительством РФ83.
Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 20.05.2011 № 657 ««
мониторинге правоприменения в Российской Федерации» на Министерство
юстиции Российской Федерации возложены полномочия по осуществлению
81
О порядке и размерах возмещения судебных расходов, понесенных гражданами и (или) объединениями
граждан, а также их представителями в связи с участием в конституционном судопроизводстве [Постановление
Правительства РФ от 27.04.2005 № 257; по сост. на 12.11.2018] // СЗ РФ. – 2005. - № 18. - Ст. 1684; 2018. - № 47. Ст. 7271.
82
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
83
Гадельшина, Л.И., Гарифуллина, А.Р. Правовые основы взаимодействия Конституционного Суда
Российской Федерации с органами государственной власти Российской Федерации / Л.И. Гадельшина, А.Р.
Гарифуллина // Российский судья. – 2017. - № 5. – С. 51.
65
мониторинга исполнения правовых позиций Конституционного Суда РФ е
Европейского Суда по правам человека, в соответствии с которыми необходимо
вносить изменения и дополнения в действующие нормативные правовые акты84.
Отметим, что в функции по мониторингу, прежде всего, входят сбор,
обобщение,
анализ
Конституционного
и
Суда
оценка
РФ,
информации
направленные
об
на
исполнении
обеспечение
решений
изменения
законодательных актов, принятия новых законов или признания законов
утратившими силу.
Отдельная роль в рамках мониторинга правоприменения отводится и
Правительству Российской Федерации. В частности, Правительство РФ

утверждает ежегодно план такого мониторинга;

представляет Президенту РФ на ежегодной основе доклад о
результатах правового мониторинга;

рассматривает
предложения
об
изменении
или
признании
утратившими силу нормативных правовых актов в плане своей законопроектной
деятельности85.
Задействован в процессе мониторинга и сам Конституционный Суд РФ,
которому, на основании Положения о мониторинге правоприменения в
Российской Федерации, «рекомендуется направлять в Министерство юстиции РФ
предложения к проектам плана мониторинга»86.
Приведем пример результатов такого мониторинга. Так, в соответствии с
последним на сегодняшний день проведенным Министерством юстиции РФ
мониторингом правоприменения «с 1 января 1992 г. по 20 августа 2018 г.
Конституционным Судом Российской Федерации принято 236 постановлений, в
соответствии с которыми нормативные акты признаются не соответствующими
Конституции
Российской Федерации
полностью
или частично
либо
из
постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании
84
О мониторинге правоприменения в Российской Федерации (вместе с Положением о мониторинге
правоприменения в Российской Федерации) [Указ Президента РФ от 20.05.2011 № 657; по сост. на 25.07.2014] //
СЗ РФ. – 2011. - № 21. - Ст. 2930; 2014. - № 30 (часть II). - Ст. 4286.
85
Там же.
86
Там же.
66
нормативного
акта
либо
отдельных
его
положений
соответствующими
Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом
Российской Федерации истолковании вытекает необходимость устранения
пробела или противоречий в правовом регулировании, и федеральному
законодателю
надлежит исходя
из
требований
Конституции Российской
Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда
Российской Федерации внести соответствующие изменения в нормативные
правовые акты Российской Федерации, в том числе в 2017 году - 16
постановлений, за истекший период 2018 года - 16 постановлений.
По состоянию на 20 августа 2018 г. требуют выполнения 35 постановлений
Конституционного Суда Российской Федерации. Из них по 17 постановлениям
соответствующие
законопроекты
внесены
Правительством
Российской
Федерации в Государственную Думу Федерального Собрания Российской
Федерации
либо поддержаны проекты федеральных законов, разработанные
иными субъектами права законодательной инициативы»87.
В рамках настоящей части исследования нельзя также не упомянуть и о
большой роли актов Конституционного Суда РФ в процессе влияния на органы
государственной власти, в том числе и исполнительные, в части организации их
деятельности и реализации норм законодательства, что послужило также основой
для исследования ряда авторов88.
Приведем несколько примеров. Так, Постановлением от 11.12.1998 № 28-П
Конституционный Суд РФ окончательно признал право Президента РФ
представлять одну и ту же кандидатуру второй или третий раз подряд в
Государственную Думу РФ в процессе утверждения Председателя Правительства
РФ89.
87
Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2017 год / СПС
КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
88
См. например: Захаров, В.В. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник
конституционного права: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 / Захаров Владимир Валерьевич. – Пенза, 2004. – С.
120, 126.
89
По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации
[Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.1998 № 28-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 52. - Ст. 6447.
67
Постановлением от 27.01.1999 Конституционный Суд подтвердил право
Президента РФ на издание указов, касающихся вопросов системы федеральных
органов исполнительной власти. В частности, Суд указал, что «изменения и
дополнения в структуру федеральных органов исполнительной власти в целях ее
реорганизации также могут вноситься указами Президента»90. Полагаем, именно
на основании данного Постановления в последующем Президентом РФ были
приняты Указы от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов
исполнительной власти»91, от 15.05.2018 № 215 «О структуре федеральных
органов исполнительной власти»92, и ряд других.
Важную роль решения Конституционного Суда РФ сыграли и в разрешении
вопросов,
касающихся
порядка
образования
и
деятельности
органов
исполнительной власти. В частности, еще в период становления Российской
Федерации как нового государства на карте мира, Конституционным Судом,
тогда еще РСФСР, в Постановлении от 12.01.1992 № 1-ПУ было отмечено, что
«государственный орган может принимать только такие решения и осуществлять
только такие полномочия, которые входят в его компетенцию в соответствии с
Конституцией Российской Федерации»93.
Позднее,
Конституционный
Суд
также
признал
право
органов
государственной власти, в том числе и исполнительных, на делегирование
собственных полномочий (Постановление от 03.02.1992 № 4-П)94, а также запрет
органов законодательной ветви власти на создание в своей структуре или в своем
90
По делу о толковании статей 71 (пункт «г»), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской
Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 27.01.1999 № 2-П] // СЗ РФ. – 1999. - № 6. - Ст. 866.
91
О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти [Указ Президента РФ от 09.03.2004
№ 314; по сост. на 28.09.2017] // СЗ РФ. – 2004. - № 11. – Ст. 945; 2017. - № 40. - Ст. 5820.
92
О структуре федеральных органов исполнительной власти [Указ Президента РФ от 15.05.2018 № 215; по
сост. на 14.09.2018] // СЗ РФ. – 2018. - № 21. - Ст. 2981; 2018. - № 38. - Ст. 5834.
93
По делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 289 «Об
образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» [Постановление Конституционного Суда
РСФСР от 14.01.1992 № 1-П-У] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 6. - Ст. 247.
94
По делу о проверке конституционности Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 3
февраля 1992 г. № 2275-1 «О Всероссийском агентстве по авторским правам» [Постановление Конституционного
суда РФ от 28.04.1992 № 4-П] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - №21. - Ст. 1141.
68
подчинении
органов,
обладающих
функции
исполнительного
характера
(Постановление от 20.05.1992 № 6-П)95.
Нельзя не отметить и роль Конституционного Суда в правовом
регулировании отдельных институтов, связанных с деятельностью органов
исполнительной власти. Приведем пример на основе института исполнительного
производства, основную роль в котором играет Федеральная служба судебных
приставов России96.
Во-первых, Конституционный Суд РФ указывал (хоть и косвенно) на
конституционность признания в качестве исполнительных документов не только
актов судов, но и актов органов исполнительной власти, а также иных органов97.
Во-вторых, большое значение имеют правовые позиции Конституционного
Суда
РФ,
высказанные
в
отношении
размера
и
правил
наложения
исполнительского сбора98.
В-третьих,
важными
для
практики
являются
правовые
позиции
Конституционного Суда РФ в отношении имущества граждан, на которое нельзя
обратить взыскание99.
95
По делу о проверке конституционности Закона Российской Федерации от 22 ноября 1991 года «О
внесении изменений и дополнений в статью 3 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической
деятельности на товарных рынках» [Постановление Конституционного Суда РФ от 20.05.1992 № 6-П] // СЗ РФ. –
1992. - № 27. - Ст. 1571.
96
См.: Коновалова, Л.Г. Влияние правовых позиций Конституционного Суда РФ на развитие
законодательства об исполнительном производстве / Л.Г. Коновалова // Исполнительное право. - 2013. - № 4. - С. 9
- 14.
97
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Огневой Натальи Ивановны на нарушение ее
конституционных прав подпунктом 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве»
[Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2000 № 190-О] // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2000. № 6.
98
По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и
пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного
суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного
общества «Разрез «Изыхский» [Постановление Конституционного Суда РФ от 30.07.2001 № 13-П] // СЗ РФ. – 2001.
- № 32. - Ст. 3412.
99
См.: Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о
проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации [Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 № 456-О] // Вестник
Конституционного Суда РФ. – 2004. - № 3; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Митиной Елены
Ивановны, Негодовой Светланы Ивановны и Негодовой Татьяны Александровны на нарушение их
конституционных прав положениями части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации, абзаца четвертого статьи 411 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 116
Семейного кодекса Российской Федерации [Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2008 № 956-О-О] /
СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа:
25.11.2018 г.
69
В заключении, хочется сделать вывод, что среди активных форм
взаимодействия Конституционного Суда РФ можно выделить лишь участие
полномочного представителя Правительства РФ в рамках конституционного
судопроизводства, а также участие судей Конституционного Суда РФ в
заседаниях Правительства РФ. Остальные формы взаимодействия высшего органа
конституционной юстиции с исполнительной властью носят, преимущественно,
«косвенный» характер, заключающийся в разработке Правительством РФ
постановлений, определяющих материальное и социальное гарантирование
членов
Конституционного
Суда
РФ
и
участников
конституционного
судопроизводства, а также в проведении аналитических мероприятий, в частности
мониторинга исполнения решений Конституционного Суда РФ на территории
Российской Федерации, проводимого Министерством Юстиции РФ. Обратным же
процессом, когда Конституционный Суд РФ «регулирует» сферу деятельности
исполнительной власти, является принятие им своих актов, в которых Судом
разрешаются
вопросы
и
истолковываются
положения
Конституции
РФ,
непосредственно связанные с урегулированием организации федеральных
органов исполнительной власти, порядком их деятельности, создания и т.п.
2.3 Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации и
Президента Российской Федерации
Институт
Президента
Российской
Федерации,
являясь
гарантом
Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ), принимает
активное участие во взаимодействии с Конституционным Судом РФ, поскольку
они выполняют схожие функции – реализацию положений Конституции РФ на
территории всей нашей страны.
Важно обратить внимание, что в истории развития институтов Президента
РФ и Конституционного Суда РФ, данные субъекты находились как на стадии
70
сотрудничества,
так
и
прямого
противостояния100.
Рассмотрим
формы
взаимодействия Президента и Суда подробнее.
Во-первых,
Президент
РФ,
наравне
с
иными
высшими
органами
законодательной и исполнительной власти (о чем не было сказано ранее), а также
с законодательными (представительными) органами власти субъектов РФ, вправе
обращаться в Конституционный Суд РФ с вопросом о толковании положений
Конституции РФ. В то же время, среди всей истории развития института
Президента
РФ,
мы
не
можем
вспомнить
случаев,
когда
Президент
воспользовался бы такой возможностью. Как правило, Президент РФ старается
самостоятельно разрешать все возникшие споры.
Ярким примером служит период середины 1990-х гг., когда Президент РФ
использовал свое право «вето», возвращая законы без их рассмотрения в
российский
парламент,
реализуя
таким
образом
свою
точку зрения
о
конституционности данных актов101. Лишь позднее, Конституционный Суд РФ
высказал свою позицию, в соответствии с которой, сопроводительные письма
Президента РФ к отклоненным законам должны содержать предельно четкую и
ясную мотивировку, почему Президент принял такое решение (Постановление от
22.04.1996 № 10-П)102. В результате, Президент РФ стал более четко мотивировать
свой отказ подписывать тот или иной документ.
При взаимодействии Конституционного Суда РФ и Президента РФ, роль
последнего также сводится к участию в конституционном судопроизводстве. По
аналогии
с
«полномочным
представителем
Правительства
РФ»,
Указом
Президента РФ от 31.12.1996 № 1791 была введена должность «Полномочного
представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде
Российской Федерации», который, на основании своих полномочий, выполняет
следующие функции:
100
См.: Куриленко, А.В. Взаимодействие Президента России и Конституционного Суда РФ по охране
Конституции Российской Федерации / А.В. Куриленко // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и
нотариата. – 2011. - № 4 (23). – С. 46.
101
См.: Плеханова, Л.Н. Президент Российской Федерации в системе органов правовой охраны
Конституции Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02 / Плеханова Людмила Николевна.
– Томск, 2004. – С. 18.
102
По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции Российской Федерации
[Постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.1996 № 10-П] // СЗ РФ. – 1996. - № 18. - Ст. 2253.
71
 «представляет
сторону
Президента
Российской
Федерации
в
конституционном судопроизводстве;
 представляет Президенту Российской Федерации проекты обращений,
предполагаемых
к
внесению
Президентом
Российской
Федерации
в
Конституционный Суд Российской Федерации;
 уточняет и изменяет по согласованию с Президентом Российской
Федерации основания, по которым Президент Российской Федерации направил
обращение в Конституционный Суд Российской Федерации;
 отзывает по поручению Президента Российской Федерации обращение
Президента Российской Федерации до начала рассмотрения дела на заседании
Конституционного Суда Российской Федерации;
 вносит на заседании Конституционного Суда Российской Федерации
необходимые уточнения и изменения в позицию Президента Российской
Федерации, изложенную в его обращении в Конституционный Суд Российской
Федерации;
 участвует в заседаниях Конституционного Суда Российской Федерации в
иных случаях на основании приглашения или согласия Конституционного Суда
Российской Федерации;
 координирует
Президента
деятельность
Российской
лиц,
Федерации
для
назначенных
участия
представителями
в
рассмотрении
Конституционным Судом Российской Федерации конкретных дел;
 вносит в необходимых случаях Президенту Российской Федерации
предложения о мерах по обеспечению исполнения решений Конституционного
Суда Российской Федерации, в том числе о необходимости внесения изменений в
законодательство Российской Федерации»103.
Взаимодействие Президента РФ и Конституционного Суда РФ проявляется
также в тесном «соприкосновении» присущих им полномочий. Прежде всего,
речь идет о разрешении разногласий между органами государственной власти, в
103
Об обеспечении деятельности полномочного представителя Президента Российской Федерации в
Конституционном Суде Российской Федерации [Указ Президента РФ от 31.12.1996 № 1791; по сост. на 25.07.2014]
// СЗ РФ. – 1997. - № 1. - Ст. 118.
72
том числе и субъектов РФ, по вопросам их компетенции. Важной особенностью в
данном случае является тот факт, что Президент РФ вправе рассматривать
подобные разногласия, которые находятся «за рамками» юридического поля, т.е.
различные политические вопросы, которые не подлежат рассмотрению в
Конституционном Суде РФ.
Однако на этом сферы непосредственно «сотрудничество» Президента РФ и
Конституционного Суда РФ исчерпываются. Остальные виды «соприкосновения»
их правомочий связаны или с подчинением одного другому, или же с прямым
противоборством.
Так, говоря о «вражде» Президента РФ с Конституционным Судом РФ,
прежде всего стоит указать, что в октябре 1993 г., после событий, связанных с
вооруженным «штурмом» Дома Советов в Москве, Президент РФ издал Указ от
07.10.1993 № 1612 «О Конституционном Суде Российской Федерации», которым
Президент РФ фактически распустил Суд, приказав «не созывать его заседания до
принятия новой Конституции Российской Федерации»104. Окончательно вопрос
был полностью разрешен лишь после, соответственно, принятия Конституции РФ
в
1993
г.
и
принятия
Федерального
конституционного
закона
«О
Конституционном Суде Российской Федерации» в 1994 г. Полагаем, что с этих
событий началась историческая преемственность установления особой власти
Президента РФ как над Конституционным Судом, так и над всей ветвью судебной
власти.
Подтверждением наших слов является принятое 31.10.1995 Постановление
Пленума Верховного Суда РФ № 8 «О некоторых вопросах применения судами
Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», где
высший судебный орган общей юрисдикции указал, что «нормативные указы
Президента РФ подлежат применению судами при рассмотрении дел, если они не
противоречат Конституции РФ и федеральным законам»105. Таким образом, роль
104
О Конституционном Суде Российской Федерации [Указ Президента РФ от 07.10.1993 № 1612; по сост.
на 27.06.1994] // СаПП РФ. – 1993. - № 41. - Ст. 3921; СЗ РФ. – 1994. - № 11. - Ст. 1189.
105
О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении
правосудия [Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8; по сост. на 03.03.2015] // Бюллетень
Верховного Суда РФ. – 1996. - № 1.
73
Президента
РФ
и
издаваемых
им
актов
значительно
возросла
в
его
взаимоотношениях с органами судебной системы.
Стоит также сказать, что на сегодняшний день Конституционный Суд РФ не
вправе оценивать конституционность действий Президента РФ, хотя ранее,
Законом РСФСР от 06.05.1991 «О Конституционном Суде РСФСР», в п. 1 ч. 1 ст.
74 прямо предусматривалась такая возможность106. Более того, ч. 2 этой же статьи
позволяла
Конституционному
Суду
РСФСР
начать
производству
по
рассмотрению законности действий по собственной инициативе. К слову говоря,
отметим, что Судом такая возможность была использована единожды, в 1993 г.,
когда Конституционный Суд начал проверку действий Президента РФ,
фактически встав на строну Верховного Совета Российской Федерации
(вследствие чего, видимо, Суд и был распущен).
Полагаем, что в настоящий момент перечень основных полномочий
Конституционного Суда РФ должен быть расширен, именно за счет полномочия о
проверки действий высших должностных лиц на предмет соответствия
Конституции РФ. Указанное полномочие ни в коей мере не противоречит
юридической природе Суда, не ставит под сомнение сущность рассматриваемого
судебного органа как органа конституционного контроля 107.
В то же время, дополнение перечня полномочий Конституционного Суда
возможно только на основании принятия федерального конституционного закона,
предусматривающего внесение соответствующих дополнений в текст основного
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации».
Примером
подобного
закона
может
служить
Федеральный
конституционный закон от 14.12.2015 № 7-ФКЗ «О внесении изменений в
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации», добавивший в ст. 3 Закона «О Конституционном Суде РФ» п. 3.2,
предусматривающий право Конституционного Суда
106
разрешать вопрос
о
О Конституционном Суде РСФСР [Закон РСФСР, принят ВС РСФСР от 06.05.1991] // Ведомости СНД
РСФСР и ВС РСФСР. – 1991. - № 19. - Ст. 621. (Утратил силу).
107
См.: Муцалов, С.И. Особые полномочия Конституционного Суда Российской Федерации / С.И.
Муцалов // Инновационная наука. – 2016. - № 11-3. – С. 112.
74
возможности исполнения решений межгосударственных органов по защите прав
и свобод человека108.
В конечном итоге, мы полагаем, что ранее существовавшая практика
деятельности Конституционного Суда
практика была крайне позитивной,
вследствие чего, мы считаем необходимым вернуть в современный Федеральный
конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»
положение, предусматривающее возможность Суда давать заключения о
соответствии Конституции РФ действий и решений высших должностных лиц, в
том числе и Президента РФ. Указанное положение необходимо предусмотреть в
п. 1.1 ст. 3 Закона «О Конституционном Суде РФ». Однако, поскольку введение
данного правомочия затрагивает не только правовой статус Конституционного
Суда РФ, но и должностных лиц, чьи действия будут подвергнуты оценке
конституционности, в том числе Президента РФ, соответствующее дополнение
необходимо предусмотреть и в ст. 125 Конституции РФ, путем принятия
отдельного Закона РФ о поправке к Конституции РФ.
Говоря
о
«сверхполномочиях»
Президента
РФ
в
отношении
Конституционного Суда РФ, также следует указать, что именно Президент РФ
вносит
кандидатуры
на
должности
судей
Конституционного
Суда
на
рассмотрение в Совет Федерации РФ (п. «е» ст. 83 Конституции РФ109).
С целью недопущения влияния Президента РФ на процесс назначения судей
Конституционного
Суда
РФ,
в
том
числе
и
в
интересах
личной
заинтересованности, считаем необходимым изменить процесс назначения судей
Конституционного Суда, добавив в него участие Государственной Думы РФ. По
нашему мнению, первоначальный список кандидатур должен утверждаться
именно на заседаниях Государственной Думы, и лишь потом передаваться
Президенту РФ на утверждение, и затем Совету Федерации. Данные возможные
изменения мы считаем обоснованными потому, что Конституционный Суд РФ
108
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской
Федерации» [Федеральный конституционный закон № 7-ФКЗ, принят Гос. Думой от 14.12.2015] // СЗ РФ. – 2015. № 51 (часть I). - Ст. 7229.
109
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
75
играет одну из важнейших ролей в процессе защиты прав и свобод человека и
гражданина, вследствие чего именно население Российской Федерации через
своих представителей должно участвовать в выборе судей. Предложенное
нововведение должно получить свое закрепление в ст. 9 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», а
также
в
ч.
1
ст.
103
Конституции
РФ,
посвященной
полномочиям
Государственной Думы, путем внесения в нее нового пункта «и».
Последней основной формой «взаимоотношений» Президента РФ и
Конституционного Суда РФ является участие последнего в процедуре отрешения
Президента от должности.
Названное полномочие Конституционного Суда находит свое официальное
закрепление в ч. 1 ст. 93, ч. 7 ст. 125 Конституции РФ110, п. 5 ст. 3 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»111,
а также в Регламентах Государственной Думы РФ112 и Совета Федерации РФ113. В
указанных документах прямо указано, что Конституционный Суд РФ в рамках
своих полномочий дает заключение о соблюдении установленного порядка
выдвижения обвинения против Президента РФ.
Рассмотрим порядок отрешения Президента РФ от должности подробнее, с
целью выяснения фактической роли в нем Конституционного Суда РФ.
Итак, на основании ст. 93 Конституции РФ, Президент РФ может быть
отрешен от должности Советом Федерации РФ на основании выдвинутого
Государственной
совершении
Думой
иного
РФ
тяжкого
обвинения
в
преступления,
государственной
факт
измене
совершения
или
которого
подтвержден Верховным Судом РФ, а порядок соблюдения всей процедуры
оценен со стороны Конституционного Суда РФ.
110
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
111
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
112
О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации [Постановление
ГД ФС РФ от 22.01.1998 № 2134-II ГД; по сост. на 20.09.2018] // СЗ РФ. – 1998. - № 7. - Ст. 801; 2018. - № 39. - Ст.
5929.
113
О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации [Постановление СФ
ФС РФ от 30.01.2002 № 33-СФ; по сост. на 17.01.2018] // СЗ РФ. – 2002. - № 7. - Ст. 635; 2018. - № 4. - Ст. 584.
76
Как мы видим, порядок отрешения от должности является достаточно
сложным. Пожалуй, согласимся с А.В. Мазуровым, который считает, что «данный
порядок практически нереализуем, поскольку в нем участвуют четыре органа
государственной власти, образованные на коллегиальной основе, что значительно
затягивает срок принятия окончательного решения»114. Кроме того, автор
справедливо указывает, что «судьи Верховного Суда и Конституционного Суда
назначаются
по
представлению
Президента
РФ.
Вряд
ли
они
будут
заинтересованы в отрешении такого Президента от должности»115.
Однако данная оценка института отрешения, несмотря на кажущуюся
справедливость, все же носит субъективный характер. Существуют и иные
проблемы, объективные, не позволяющие реализовать данную процедуру в
надлежащем виде.
В первую очередь, достаточно спорными являются установленные в
законодательстве сроки проведения процедуры отрешения Президента РФ от
должности. Так, в ст. 109 Федерального конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской Федерации» установлено, что Совет
Федерации РФ направляет свой запрос о даче заключения в Конституционный
Суд РФ в срок не позднее одного месяца со дня принятия решения о выдвижении
обвинения Государственной Думой РФ. Заключение Конституционного Суда РФ,
в свою очередь, лается в течение десяти дней после регистрации такого запроса116.
Заметим, что в ч. 3 ст. 93 Конституции РФ установлен трехмесячный срок с
момента выдвижения обвинения Государственной Думой для принятия Советом
Федерации решения об отрешении Президента от должности. Таким образом,
срок, предусмотренный ст. 109 Закона «О Конституционном Суде РФ, является,
по своей сути, «промежуточным», направленным на упорядочение деятельности
субъектов института отрешения Президента, придаче их действиям большей
дисциплинированности.
114
Мазуров, А.В. Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде
Российской Федерации» (постатейный) / А.В. Мазуров. - М.: Частное право, 2009. – С. 357.
115
Там же.
116
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ,
принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
77
В
то
же
время,
введение
таких
дополнительных
сроков,
дает
Конституционному Суду полное право вынести отрицательное заключение по
факту их несоблюдения в процессе процедуры отрешения Президента. Более того,
может сложиться абсурдная, но, тем не менее, возможная ситуация, когда
Конституционный Суд признает установленный порядок выдвижения обвинения
незаконным вследствие собственного пропуска десятидневного срока для дачи
заключения. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде
Российской Федерации» не содержит в своем тексте оговорки о том, что Суд дает
заключение о соблюдении «порядка выдвижения обвинения». Ст. 109 указанного
Закона, как и ст. 93 Конституции РФ оперируют формулировкой «установленный
порядок выдвижения обвинения», т.е. общий порядок, в который входят и
действия самого Суда. Таким образом, в случае пропуска Конституционным
Судом десятидневного срока, он вправе вынести отрицательное заключение, что с
юридической точки зрения будет вполне корректным, хотя и непонятным и
смешным с точки зрения обывательской.
Спорные моменты есть и в Регламенте Государственной Думы. Так, ч. 10
ст. 180 регламента закрепляет, что постановление Думы о выдвижении обвинения
в адрес Президента РФ направляется в Совет Федерации, Верховный Суд РФ и
Конституционный
Суд
РФ117.
Однако,
как
мы
выяснили
ранее,
в
Конституционный Суд РФ такое постановление вправе направить только Совет
Федерации. Однако, поскольку Регламент Государственной Думы также
регулирует порядок процедуры отрешения Президента, его положения также
должны быть оценены Конституционным Судом на предмет своего исполнения. В
итоге, может сложиться не менее абсурдная ситуация, когда Конституционный
Суд РФ может дать отрицательное заключение в связи с тем, что Государственная
Дума не направила ему свое постановление о выдвижении обвинения, хотя по
закону она этого делать не должна. Таким образом, налицо пробел в правовом
регулировании
117
института
отрешения.
Конечно,
положения
федерального
О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации [Постановление
ГД ФС РФ от 22.01.1998 № 2134-II ГД; по сост. на 20.09.2018] // СЗ РФ. – 1998. - № 7. - Ст. 801; 2018. - № 39. - Ст.
5929.
78
законодательства имеют приоритет над актами палат Федерального Собрания,
однако, тем не менее, данное правило не устраняет факта наличия противоречий в
механизме правового регулирования института отрешения Президента. В итоге,
мы считаем необходимым убрать упоминание Конституционного Суда РФ из ч.
10 ст. 180 Регламента Государственной Думы, предусматривающей порядок
направления постановления о выдвижении обвинения портив Президента иным
субъектам.
Не остается без спорных вопросов и деятельность Верховного Суда РФ в
рамках своего участия в процедуре отрешения Президента. Так, поскольку
заключение о наличии в действиях Президента признаков преступления
основывается непосредственно на поиске в его действиях состава преступления,
предусмотренного уголовным законодательством, соответствующая деятельность
должна быть урегулирована Уголовно-процессуальным кодексом РФ. В то же
время, УПК РФ не содержит в своей структуре самостоятельной главы или даже
статьи, посвященной данному вопросу118. Более того, нет даже отдельного закона,
регулирующего такую деятельность Верховного Суда РФ. В итоге, без наличия
соответствующей правовой базы, Верховный Суд попросту не сможет дать свое
заключение по поводу наличии в действиях Президента РФ признаков состава
преступления. Считаем, что в УПК РФ необходимо добавить самостоятельную
главу 52.1 посвященную особенностям процедуры дачи Верховным Судом
заключения о наличии в действиях Президента РФ признаков состава
преступления,
предусмотрев
ее
в
Разделе
XVII
Кодекса
«Особенности
производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц»,
Проблем, пожалуй, нет только в положениях Регламента Совета Федерации
РФ119. Однако и его положения, посвященные процедуре отрешения Президента,
должны быть исследованы Конституционным Судом РФ на предмет своего
надлежащего исполнения.
118
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой
18.12.2001; по сост. на 30.10.2018] // СЗ РФ. – 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
119
О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации [Постановление СФ
ФС РФ от 30.01.2002 № 33-СФ; по сост. на 17.01.2018] // СЗ РФ. – 2002. - № 7. - Ст. 635; 2018. - № 4. - Ст. 584.
79
В итоге, процедура отрешения Президента РФ от должности, которая,
казалось бы, должна быть не особо сложной и затянутой, с целью максимально
оперативного воздействия, заставляет Конституционный Суд проверять порядок
ее проведения в соответствии с нормами Конституции РФ, Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
Регламента Государственной Думы РФ, Регламента Совета Федерации РФ и, в
потенциальном будущем, Уголовно-процессуального кодекса РФ. Таким образом,
Суд должен оценить надлежащий порядок исполнения четырех (пяти с УПК РФ)
нормативных правовых актов, регулирующих одну процедуру. На основании
сказанного можно лишь сделать вывод о том, что правовая конструкция
института отрешения Президента от должности является крайне неудачной и, по
своей сути, трудновыполнимой в аспекте ее практической реализации.
Однако, даже если представить, что все предложенные нами выше поправки
в нормативные правовые акты будут введены, процесс отрешения Президента от
должности все равно будет осложнен. Данная сложность будет заключаться,
прежде всего, в возможности Президента РФ, на основании ч. 2 ст. 92
Конституции РФ, подать в добровольную отставку. В такой ситуации, Президент
приобретет особый статус «Президента РФ, прекратившего исполнение своих
полномочий». А в соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 12.02.2001 №
12-ФЗ «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему свои
полномочия, и членам его семьи» бывший Президент «не может быть привлечен к
уголовной ответственности за деяния, совершенные им в период исполнения
полномочий Президента Российской Федерации»120. В итоге, складывается
ситуация, когда Президент РФ может совершить уголовное преступление и
остаться при этом совершенно безнаказанным, причем полностью на законных
основаниях.
В итоге, проведение процедуры отрешения Президента РФ является не
только труднореализуемой, но и маловероятной, в связи с чем возникает
120
О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и
членам его семьи [Федеральный закон № 12-ФЗ, принят Гос. Думой 12.02.2001; по сост. на 21.07.2014] // СЗ РФ. –
2001. - № 7. - Ст. 617; 2014. - № 30 (Часть I). - Ст. 4217.
80
необходимость в полном видоизменении конструкции института отрешения
Президента от должности, и роли в ней Конституционного Суда РФ.
По нашему мнению, в Российской Федерации необходимо предусмотреть
институт конституционной ответственности Президента РФ в его «классическом»
понимании, когда основанием для начала процедуры отрешение должно являться
именно нарушение Президентом положений Основного Закона страны.
Мы уже отмечали, что в настоящее время в Российской Федерации у
Конституционного
Суда
отсутствуют
полномочия
по
проверке
конституционности действий Президента РФ. Более того, за все время
существования Конституционного Суда, как его называют в литературе «второй
модели»121, т.е. функционирующим после принятия Конституции РФ и
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации»,
ни
один
акт
Президента
РФ
также
не
был
признан
неконституционным.
В данном случае мы приходи к выводу о явной «гипертрофированности»
президентских полномочий, не позволяющих иным субъектам права оказывать на
него какое-либо воздействие. Как отмечал еще в 2000 г. доктор экономических
наук, профессор Е.В. Белкин «над всеми ветвями власти возвысился Президент,
который как бы не власть, а ее единственный гарант. Но властных полномочий у
гаранта больше, чем даже у российского императора»122. По мнению Е.В.
Белкина, Президент РФ обладал примерно 80% объема всех властных
полномочий на федеральном уровне, в то время как между органами трех ветвей
власти были поделены оставшиеся 20%. Конечно, в настоящее время сложно
оценить процентное соотношение примерных властных полномочий у Президента
РФ, однако глупо отрицать что таких полномочий у него явно больше, чем у
любого высшего органа власти в стране, что дает основания говорить о
«суперпрезидентском» характере республики в Российской Федерации.
121
Зыкова, Н.С. Отрешение от должности Президента РФ и участие в этой процедуре Конституционного
Суда РФ / Н.С. Зыкова // Конституционное и муниципальное право. – 2006. - № 11. – С. 27.
122
Белкин, Е.В. Откровения Кремлевского Штирлица / Е.В. Белкин. – Независимая газета [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.ng.ru/polemics/2000-10-21/8_shtirlits.html. - Дата доступа: 25.11.2018 г.
81
В данном случае будет справедливым даже согласится с Е.И. Колюшиным,
который отмечает, что «трактовка Конституции РФ позволяет постоянно
расширять
полномочия
Президента
РФ,
открывая
новые
«скрытые»,
«предполагаемые» полномочия, оправдываемые как изначально присущие
гаранту Конституции»123.
Разумным и наиболее оптимальным решением сложившейся проблемы
кажется
введение
института
полноценного
конституционно-правовой
ответственности Президента РФ, представленного в форме отрешения его от
должности за решения и действия, противоречащие Конституции РФ. Данный
институт должен быть подкреплен непосредственным и, пожалуй, решающим
участием Конституционного Суда, как органа, следящего за исполнением
Конституции РФ и воплощением ее предписаний в нормативных актах и
действиях высших органов публично власти в России.
На основании вышесказанного, полномочия Конституционного Суда РФ
также
должны
конституционного
быть
изменены.
судебного
Прежде
органа
должен
всего,
быть
акцент
смещен
деятельности
с
оценки
процессуальных моментов соблюдения процедуры отрешения иными органами,
на оценку именно действий Президента РФ, с целью выявления в принятых им
актах или совершенных действиях нарушений предписаний Основного Закона.
Кроме того, с целью предотвращения возможных, уже упомянутых событий
октября 1993 г., для недопущения политической подоплеки, Конституционный
Суд РФ должен быть лишен права самостоятельно инициировать процедуру
отрешения Президента.
В целом, все процессуальные моменты предполагаемого порядка процедуры
отрешения сохранятся в текущем виде, за исключением пары моментов. Так,
Государственная Дума РФ также будет инициировать процедуру отрешения
Президента от должности; далее – Совет Федерации будет направлять свой запрос
в Конституционный Суд РФ. Однако данный запрос будет касаться не порядка
123
Колюшин, Е.И. Конституционное право России. Курс Лекций / Е.И. Колюшин. - М.: Норма; ИНФРАМ, 2015. - С. 230.
82
соблюдения установленного порядка выдвижения обвинения, а наличия или
отсутствия оснований для отрешения Президента РФ в виде несоответствия его
актов и действий Конституции РФ. Приняв соответствующее положительное
заключение, Конституционный Суд направляет его обратно в Совет Федерации,
который уже и принимает решение об отрешении Президента от должности.
Заметим, что Конституционный Суд также не будет являться органом,
непосредственном принимающим решение об отрешении Президента; он лишь
будет давать соответствующее заключение. Данное обстоятельство будет
подчеркивать
соблюдение
функционирования
принципа
механизма
«сдержек
разделения
и
властей
противовесов»,
в
части
не
сделав
Конституционный Суд органом, имеющим право отрешить Президента от
должности, что явно бы возвысило судебную ветвь власти над всеми остальными.
Принятие соответствующего решения, как и инициация такой процедуры, должны
полностью реализоваться Федеральным Собранием РФ. Поскольку у Президента
РФ есть конституционное право роспуска парламента (хоть и нижней его палаты
– Государственной Думы), у парламента должно быть «ответное» право.
Также, как видно из вышеприведенной позиции, в предполагаемом
механизме отрешения Президента отсутствует Верховный Суд РФ как один из его
участников.
По
нашему
мнению,
в
условиях
реализации
института
конституционно-правовой ответственности, участие Верховного Суда является
ненужным, поскольку речь идет не о поиске в действиях Президента состава
уголовного преступления или иного правонарушения, а о поиске несоответствий в
его действиях и решениях Конституции РФ, что является прерогативой
исключительно Конституционного Суда РФ.
В заключение настоящей части исследования укажем, что области
взаимодействия Президента РФ с Конституционном Судом РФ достаточно
широки, причем российское законодательство прямо предусматривает «способы»
воздействия рассматриваемых субъектов друг на друга (назначение судей на
должность Президентом РФ; участие Конституционного Суда РФ в процедуре
отрешения Президента от должности). Однако современное законодательство в
83
сфере взаимодействия Президента и Конституционного Суда характеризуется
своей неопределенностью и неоднозначностью. «Сверхполномочия» Президента
РФ практически выводят его из под юрисдикции Конституционного Суда, а
регламентация порядка отрешения Президента от должности отличается
наличием в ней как правовых пробелов, так и иных, труднореализуемых на
практике моментов. В итоге, на современном этапе строительства российского
законодательства,
просто
необходимо
усовершенствовать
правовую
базу
взаимодействия Президента РФ и Конституционного Суда РФ, с целью более
эффективной реализации механизма «сдержек и противовесов».
Выводы по второй главе:
Взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации с иными
высшими органами публичной власти в России имеет важное значение в
деятельности указанного судебного органа.
Прежде
всего,
нами
были
выделены
формы
взаимодействия
Конституционного Суда РФ с Федеральным Собранием РФ, среди которых мы
выделили:
право
законодательной
инициативы
Конституционного
Суда;
представление Конституционным Судом посланий и поручений российскому
парламенту; реализация Федеральным Собранием своих законодательных
полномочий в аспекте исполнения предписаний Конституционного Суда.
Среди названных форм взаимодействия наиболее «проблемными» являются
первые две. Так, право законодательной инициативы Конституционного Суда РФ
осложняется конституционной формулировкой «по вопросам его ведения».
Считаем, что указанная формулировка должна быть расшифрована либо на
конституционном уровне (ст. 104 Конституции РФ), либо путем внесения
дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде
Российской Федерации». Кроме того, по данному вопросу Конституционный Суд
РФ может разработать собственную правовую позицию в рамках своего решения.
Касательно представления посланий Конституционного Суда, следует
сказать, что данная деятельность также не получила надлежащей правовой базы.
Мы считаем необходимым внести дополнения в Федеральный конституционный
84
закон «О Конституционным Суде Российской Федерации», где следует
предусмотреть отдельные нормы, касающиеся реализации института посланий. В
частности, необходимо закрепить, как минимум, периодичность направления
таких посланий. Кроме того, в Регламенте Государственной Думы необходимо
предусмотреть норму о том, что последствием представления Конституционным
Судом своего послания должно являться его обсуждение на пленарном заседании.
Говоря о взаимодействии Конституционного Суда РФ и исполнительных
органов государственной власти, отметим, что такое взаимодействие имеет
косвенный
характер,
заключающийся
в
преимущественно,
в
разработке
Правительством РФ постановлений, определяющих материальное и социальное
гарантирование
членов
Конституционного
Суда
РФ
и
участников
конституционного судопроизводства. Среди «активных» форм взаимодействия
можно лишь назвать участие полномочного представительства РФ в заседаниях
Конституционного Суда, а также разработку Правительством РФ законопроектов
во исполнение решений Суда.
Также нами отдельно было отмечено взаимодействие Конституционного
Суда и Министерства юстиции РФ, при котором последнее занимается
мониторингом правоприменения в России, направленным на анализ состояния
исполнения решения Суда.
Наиболее же важным и, в то же время, неоднозначным, является
взаимодействие Конституционного Суда и Президента РФ. Среди форм такого
взаимодействия
можно
выделить
участие
Полномочного
представителя
Президента РФ в конституционном судопроизводстве, выдвижение Президентом
РФ кандидатур на должность судей Конституционного Суда, процедуру
отрешения Президента РФ от должности.
Однако взаимодействие с Президентом является наиболее спорным с точки
зрения своей законодательной регламентации и практической реализации.
Прежде всего, это сказывается в особом статусе Президента РФ, обладающим
необычайно большим объемом полномочий.
85
В рамках проведенного исследования мы пришли выводу, что в процесс
назначения судей Конституционного Суда необходимо вовлечь Государственную
Думу РФ, которая являлась бы первоначальным звеном в данной процедуре,
формируя список кандидатов и представляя его Президенту РФ. Данное
нововведение, по нашему мнению, подчеркнуло бы роль Конституционного Суда
как органа, защищающего непосредственно права и свободы человека и
гражданина, т.к. его судьи назначались бы при участии представителей народы –
депутатов.
Институт отрешения Президента от должности, в свою очередь, своего
полного пересмотра, в силу наличия правовых пробелов и сложности
практической
реализации.
Результатом
проведенного
исследования
стало
предложение нами новой модели конституционно-правовой ответственности
Президента РФ, в которой Конституционному Суду отдавалась бы важная роль по
установления в решениях и действиях Президента факта нарушения Конституции
РФ.
Таким образом, мы можем сделать общий вывод, что взаимодействие
Конституционного Суда РФ с иными высшими органами государственной власти
имеет важное значение, поскольку при таком взаимодействии Суд в определенной
степени «возвышается» над остальными органами, направляя их деятельность в
нужное, отвечающее критериям законности и справедливости, русло. В то же
время Конституционный Суд РФ также является зависимым от иных органов
государственной власти, оказывающих прямое воздействие на объем получаемых
его судьями гарантий, их состав и пр.
Таким образом, на
примере
Конституционного Суда РФ мы смогли проследить реализацию принципа
«сдержек и противовесов», где Суд и иные органы государственной власти имеют
полномочия по контролю и направлению ведения деятельности друг друга, что
так важно в демократическом правовом государстве, которым и является
Российская Федерация.
86
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Уже
более
25 лет Конституционный Суд
Российской Федерации
осуществляет свою деятельность в России в качестве судебного органа
конституционного контроля. За этот период был накоплен огромный массив
правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных
в его решениях, по самым разным вопросам в самых разных сферах деятельности.
За
годы
Федерации
своего
стал
существования
самым
Конституционный
эффективным
правовым
Суд
Российской
средством
защиты
конституционных прав и свобод, обеспечения основ конституционного строя,
соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права. Мы
представляем, что также и дальнейшая деятельность органа конституционного
юстиции
будет
способствовать
обеспечению
верховенства
Конституции
Российской Федерации
Важную роль в деятельности Конституционного Суда РФ выполняет также
его взаимодействие с иными органами государственной власти. В первую
очередь, основное взаимодействие Конституционного Суда происходит с
высшими органами публичной власти Российской Федерации, среди которых
можно выделить Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство
Российской Федерации и Президента Российской Федерации.
В рамках исследования взаимодействия Конституционного Суда РФ с
российским парламентом, нами были выделены следующие формы такого
взаимодействия:

право законодательной инициативы Конституционного Суда;

представление Конституционным Судом посланий и поручений
российскому парламенту;

реализация
Федеральным
Собранием
своих
законодательных
полномочий в аспекте исполнения предписаний Конституционного Суда.
Однако, каждая из названных форм такого взаимодействия имеет свои
особенности, заключающиеся, прежде всего, в проблемах их реализации. К
87
примеру, право законодательной инициативы Конституционного Суда РФ,
предоставленное ему Конституцией РФ, ограничено формулировкой «по
вопросам ведения». В то же время ни один законодательный акт в настоящее
время не расшифровывает, что же именно является «вопросами ведения» Суда.
Мы считаем необходимым ликвидировать данный правовой пробел одним из
следующих способов:

внесение поправок в ст. 104 Конституции РФ;

внесение дополнений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном Суде Российской Федерации»;

разработка Конституционным Судом РФ собственной правовую
позицию в рамках толкования ст. 104 Конституции РФ.
Не получил своего должного правового урегулирования и институт
посланий Конституционного Суда РФ. В результате проведенного анализа, мы
считаем, что в Федеральный конституционный закон «О Конституционным Суде
Российской Федерации» следует внести дополнения, в которых необходимо
предусмотреть отдельные нормы, касающиеся реализации института посланий. В
частности, необходимо закрепить периодичность направления таких посланий
(например, один раз в год). Кроме того, в Регламенте Государственной Думы
необходимо предусмотреть норму о том, что последствием представления
Конституционным Судом своего послания должно являться его обсуждение на
пленарном
заседании,
с
целью
корректировки
плана
дальнейшей
законотворческой деятельности нижней палаты парламента.
Последней
формой
взаимодействия
Конституционного
Суда
РФ
с
Федеральным Собранием РФ является исполнение последним предписаний Суда
в рамках своих законодательных полномочий. В этой же форме взаимодействия
принимает активное участие и Правительство РФ, на которое возложена
обязанность по подготовке законопроекта, учитывающего правовые позиции
Суда.
Говоря об отдельном взаимодействии Конституционного Суда РФ и
исполнительных
органов
государственной
власти,
отметим,
что
такое
88
взаимодействие имеет, преимущественно «косвенный» характер, заключающийся
в разработке Правительством РФ постановлений, определяющих материальное и
социальное гарантирование членов Конституционного Суда РФ и участников
конституционного судопроизводства. Среди форм «активного» взаимодействия
Конституционного Суда РФ и исполнительных органов государственной власти
можно выделить лишь участие представителей Правительства РФ в рамках
конституционного судопроизводства, а также право судей Конституционного
Суда присутствовать на заседаниях Правительства.
Отдельной, более интересной формой взаимодействия, также носящего
«косвенный» характер, является деятельность Министерства юстиции РФ,
направленная на анализ процесса исполнения решения Конституционного Суда
РФ на территории России. Такая деятельность, в соответствии с нормативными
правовыми актами, получила название «мониторинг правоприменения».
Наиболее же важным и, в то же время, наиболее проблемным, является
взаимодействие Конституционного Суда и Президента РФ. Среди основных форм
такого взаимодействия можно выделить участие Полномочного представителя
Президента РФ в конституционном судопроизводстве, выдвижение Президентом
РФ кандидатур на должность судей Конституционного Суда и процедуру
отрешения Президента РФ от должности.
Однако взаимодействие с Президентом является наиболее спорным с точки
зрения своей законодательной регламентации и практической реализации.
Прежде всего, это сказывается в особом статусе Президента РФ, обладающим
необычайно
большим
объемом
полномочий,
в
результате
чего,
орган
конституционного контроля практически не имеет возможностей оказывать на
него какое-либо «давление», что крайне негативно сказывается на реализации
механизма «сдержек и противовесов».
В рамках проведенного исследования мы пришли выводу, что в процесс
назначения судей Конституционного Суда необходимо вовлечь Государственную
Думу РФ, которая являлась бы первоначальным звеном в данной процедуре. По
нашему мнению, именно Государственная Дума РФ должна формировать
89
первоначальный список кандидатов на должности судей Конституционного Суда
РФ, который в дальнейшем будет передаваться на утверждение Президенту РФ, а
затем – в Совет Федерации. Такой порядок, по нашей задумке, подчеркнет, что
судьи Конституционного Суда, являющегося одним из основных органов по
защите Конституции РФ и охране прав и свобод человека и гражданина, будут
избираться народом России через своих представителей, которыми являются
депутаты Государственной Думы.
Также был сделан вывод, что существовавшая ранее в России практика
проверки Конституционным Судом РФ действий и решений Президента РФ на
предмет их соответствия Конституции РФ, была крайне позитивной. Считаем
необходимым вернуть Конституционному Суду РФ данное полномочие, внеся
соответствующие дополнения в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Не менее проблемным является и институт отрешения Президента от
должности, который, как мы считаем, нуждается в полной своей реорганизации.
Прежде всего, текущие проблемы связаны с явными правовыми пробелами в
нормативных актах, регулирующих данный процесс, а также в излишнем
количестве органов государственной власти, принимающих участие в такой
деятельности. Мы видим необходимым трансформировать текущий институт
отрешения Президента РФ в полноценный институт конституционно-правовой
ответственности Президента, при котором факт обвинения подтверждался бы не
Верховным Судом РФ, в рамках выявления в действиях Президента признаков
состава преступления, а Конституционным Судом РФ, который подтверждал или
опровергал бы наличие в действиях и решениях Президента РФ фактов
нарушения положений Конституции РФ. В то же время, исходя из необходимости
поддержания баланса между ветвями государственной власти, Конституционный
Суд не будет обладать правом самостоятельной инициации возбуждения процесса
отрешения Президента. Такое право, как и в настоящий момент, должно
принадлежать парламенту Российской Федерации.
90
В итоге укажем, что институт Конституционного Суда РФ прошел через
множество реформ, чтобы придти к тому виду, в котором мы можем наблюдать
его сейчас. В то же время, органу конституционной юстиции явно не хватает ряда
полномочий, вследствие чего он оказывается «подавленным», прежде всего со
стороны Президента. Принятие предложенных нами мер, по нашему замыслу,
позволит раскрыть весь потенциал Конституционного Суда, подчеркнув его
функцию по охране Конституции РФ и контролю за ее исполнением всеми иными
органами публичной власти в Российской Федерации.
91
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты:
1.
Конституция
Российской
Федерации
[Принята
всенародным
голосованием 12.12.1993; по сост. на 21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст.
4398.
2.
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федеральный
конституционный закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 24.07.1994; по сост. на
29.07.2018] // СЗ РФ. – 1994. - № 13. - Ст. 1447; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
3.
О
судебной
системе
Российской
Федерации
[Федеральный
конституционный закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 23.10.1996; по сост. на
29.07.2018] // СЗ РФ. – 1997. - № 1. – Ст. 1; 2018. - № 31. – Ст. 4811.
4.
О
Правительстве
Российской
Федерации
[Федеральный
конституционный закон № 2-ФКЗ, принят Гос. Думой 17.12.1997; по сост. на
28.12.2016] // СЗ РФ. – 1997. - № 51. - Ст. 5712; 2017. - № 1 (Часть I). - Ст. 3.
5.
О
референдуме
Российской
Федерации
[Федеральный
конституционный закон № 5-ФКЗ, принят Гос. Думой 11.06.2004; по сост. на
18.06.2017] // СЗ РФ. – 2004. - № 27. – Ст. 2710; 2017. - № 25. – Ст. 3589.
6.
О внесении изменения в статью 80 Федерального конституционного
закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» [Федеральный
конституционный закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 05.04.2013] // СЗ РФ. –
2013. - № 14. - Ст. 1637.
7.
О
Верховном
Суде
Российской
Федерации
[Федеральный
конституционный закон № 3-ФКЗ, принят Гос. Думой 05.02.2014; по сост. на
29.07.2018] // СЗ РФ. – 2014. - № 6. - Ст. 550; 2018. - № 31. - Ст. 4811.
8.
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном Суде Российской Федерации» [Федеральный конституционный
закон № 7-ФКЗ, принят Гос. Думой от 14.12.2015] // СЗ РФ. – 2015. - № 51 (часть
I). - Ст. 7229.
9.
О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О
92
Конституционном Суде Российской Федерации» [Федеральный конституционный
закон № 11-ФКЗ, принят Гос. Думой от 16.12.2016] // СЗ РФ. – 2017. - № 1. - Ст. 2.
10.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Федер.
закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой 18.12.2001; по сост. на 30.10.2018] // СЗ РФ. –
2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
11.
О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему
исполнение своих полномочий, и членам его семьи [Федеральный закон № 12-ФЗ,
принят Гос. Думой 12.02.2001; по сост. на 21.07.2014] // СЗ РФ. – 2001. - № 7. - Ст.
617; 2014. - № 30 (Часть I). - Ст. 4217.
12.
О Конституционном Суде Российской Федерации [Указ Президента
РФ от 07.10.1993 № 1612; по сост. на 27.06.1994] // СаПП РФ. – 1993. - № 41. - Ст.
3921; СЗ РФ. – 1994. - № 11. - Ст. 1189.
13.
Об
обеспечении
деятельности
полномочного
представителя
Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской
Федерации [Указ Президента РФ от 31.12.1996 № 1791; по сост. на 25.07.2014] //
СЗ РФ. – 1997. - № 1. - Ст. 118.
14.
О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти
[Указ Президента РФ от 09.03.2004 № 314; по сост. на 28.09.2017] // СЗ РФ. –
2004. - № 11. – Ст. 945; 2017. - № 40. - Ст. 5820.
15.
О месте постоянного пребывания Конституционного Суда Российской
Федерации [Указ Президента РФ от 23.12.2007 № 1740] // СЗ РФ. – 2007. - № 53. –
Ст. 6547.
16.
Вопросы Конституционного Суда Российской Федерации [Указ
Президента РФ от 23.12.2007 № 1741] // Собрание законодательства РФ. – 2007. № 53. – Ст. 6548.
17.
О мониторинге правоприменения в Российской Федерации (вместе с
Положением о мониторинге правоприменения в Российской Федерации) [Указ
Президента РФ от 20.05.2011 № 657; по сост. на 25.07.2014] // СЗ РФ. – 2011. - №
21. - Ст. 2930; 2014. - № 30 (часть II). - Ст. 4286.
18.
О структуре федеральных органов исполнительной власти [Указ
93
Президента РФ от 15.05.2018 № 215; по сост. на 14.09.2018] // СЗ РФ. – 2018. - №
21. - Ст. 2981; 2018. - № 38. - Ст. 5834.
19.
Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты
ежемесячного
пожизненного
содержания
судьям
Конституционного
Суда
Российской Федерации, пребывающим в отставке, и ежемесячном денежном
содержании и порядке его выплаты членам семьи умершего (погибшего) судьи,
находившихся на его иждивении [Постановление Правительства РФ от 27.04.1995
№ 425; по сост. на 04.08.2015] // СЗ РФ. – 1995. - № 18. - Ст. 1685; 2015. - № 33. Ст. 4824.
20.
О порядке и размерах возмещения судебных расходов, понесенных
гражданами и (или) объединениями граждан, а также их представителями в связи
с участием в конституционном судопроизводстве [Постановление Правительства
РФ от 27.04.2005 № 257; по сост. на 12.11.2018] // СЗ РФ. – 2005. - № 18. - Ст.
1684; 2018. - № 47. - Ст. 7271.
21.
Об
утверждении
Положения
о
полномочном
представителе
Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской
Федерации и Верховном Суде Российской Федерации и внесении изменений в
некоторые
акты
Правительства
Российской
Федерации
[Постановление
Правительства РФ от 15.04.2014 № 33; по сост. на 15.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. № 18 (часть IV). - Ст. 2176.
22.
О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания
Российской Федерации [Постановление ГД ФС РФ от 22.01.1998 № 2134-II ГД; по
сост. на 20.09.2018] // СЗ РФ. – 1998. - № 7. - Ст. 801; 2018. - № 39. - Ст. 5929.
23.
О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской
Федерации [Постановление СФ ФС РФ от 30.01.2002 № 33-СФ; по сост. на
17.01.2018] // СЗ РФ. – 2002. - № 7. - Ст. 635; 2018. - № 4. - Ст. 584.
24.
Регламент Конституционного Суда РФ [Принят Конституционным
Судом РФ 24.01.2011; по сост. на 25.10.2018] // Вестник Конституционного Суда
РФ. – 2016. - № 4. (Последняя редакция официально опубликована не была).
25.
О Конституционном Суде РСФСР [Закон РСФСР, принят ВС РСФСР
94
от 06.05.1991] // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. – 1991. - № 19. - Ст. 621.
(Утратил силу).
Материалы судебной практики:
26.
По делу о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от
19 декабря 1991 г. № 289 «Об образовании Министерства безопасности и
внутренних дел РСФСР» [Постановление Конституционного Суда РСФСР от
14.01.1992 № 1-П-У] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 6. - Ст. 247.
27.
По делу о проверке конституционности Постановления Президиума
Верховного Совета РСФСР от 3 февраля 1992 г. № 2275-1 «О Всероссийском
агентстве по авторским правам» [Постановление Конституционного суда РФ от
28.04.1992 № 4-П] // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 21. - Ст. 1141.
28.
По делу о проверке конституционности Закона Российской Федерации
от 22 ноября 1991 года «О внесении изменений и дополнений в статью 3 Закона
РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на
товарных рынках» [Постановление Конституционного Суда РФ от 20.05.1992 №
6-П] // СЗ РФ. – 1992. - № 27. - Ст. 1571.
29.
По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107
(часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской
Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 12.04.1995 № 2-П] //
СЗ РФ. – 1995. - № 16. - Ст. 1451.
30.
По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции
Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.1996
№ 10-П] // СЗ РФ. – 1996. - № 18. - Ст. 2253.
31.
По делу о проверке конституционности отдельных положений статей
1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года «О тарифах страховых взносов
в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования
Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской
Федерации и в Фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год» в
связи
с
жалобами
ряда
граждан
и
запросами
судов
[Постановление
95
Конституционного Суда РФ от 24.02.1998 № 7-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 10. – Ст.
1242.
32.
По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127
Конституции Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ
от 16.06.1998 № 19-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 25. – Ст. 3004.
33.
По делу о проверке конституционности части пятой статьи 325
Уголовно - процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.
Шаглия [Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.1998 № 21-П] // СЗ
РФ. – 1998. - № 28. – Ст. 3394.
34.
По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции
Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.1998
№ 28-П] // СЗ РФ. – 1998. - № 52. - Ст. 6447.
35.
По делу о толковании статей 71 (пункт «г»), 76 (часть 1) и 112 (часть
1) Конституции Российской Федерации [Постановление Конституционного Суда
РФ от 27.01.1999 № 2-П] // СЗ РФ. – 1999. - № 6. - Ст. 866.
36.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Огневой
Натальи Ивановны на нарушение ее конституционных прав подпунктом 6 пункта
1
статьи
7
Федерального
закона
«Об
исполнительном
производстве»
[Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2000 № 190-О] // Вестник
Конституционного Суда РФ. – 2000. - № 6.
37.
По делу о проверке конституционности положений подпункта 7
пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона
«Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда
Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой
открытого
акционерного
общества
«Разрез
«Изыхский»
[Постановление
Конституционного Суда РФ от 30.07.2001 № 13-П] // СЗ РФ. – 2001. - № 32. - Ст.
3412.
38.
Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского
районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и
второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской
96
Федерации [Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 № 456-О] //
Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. - № 3.
39.
По делу о проверке конституционности положения абзаца второго
части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова
[Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 № 11-П] // СЗ РФ. –
2012. - № 21. - Ст. 2697.
40.
О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской
Федерации при осуществлении правосудия [Постановление Пленума Верховного
Суда РФ от 31.10.1995 № 8; по сост. на 03.03.2015] // Бюллетень Верховного Суда
РФ. – 1996. - № 1.
Специальная литература:
41.
Авакьян, С. А. Конституционный лексикон: Государственно-правовой
терминологический словарь / С. А. Авакьян — М.: Юстицинформ, 2015. — 640 с.
42.
Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: учеб.
Б14 для вузов / М. В. Баглай. — 6-е изд., изм. и доп. — М.: Норма, 2007. - 784 с.
43.
Бархатова, Е.Ю. Комментарий к Конституции Российской Федерации
(постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / Е.Ю. Бархатова. – М.: Проспект, 2015. –
272 с.
44.
Витрук,
Н.В.
Конституционное
правосудие.
Судебно-
конституционное право и процесс: учебное пособие / Н.В. Витрук; Российская
академия правосудия. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 591 с.
45.
Зайковский, В.Н. Конституционное право Российской Федерации:
курс лекций для студентов, обучающихся по направлению подготовки 38.03.04
«Государственное и муниципальное управление». В 2-х частях. Часть II /В.Н.
Зайковский. – 2-е изд., испр. и доп. – Тверь: Тверской филиал РАНХиГС, 2017. –
337 с.
46.
Захаров,
В.В.
Решения
Конституционного
Суда
Российской
Федерации как источник конституционного права: дисс. ... канд. юрид. наук:
97
12.00.02 / Захаров Владимир Валерьевич. – Пенза, 2004. – 233 с.
47.
Колюшин, Е.И. Конституционное право России. Курс Лекций / Е.И.
Колюшин. - М.: Норма; ИНФРА-М, 2015. – 416 с.
48.
Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) /
под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд., пересмотренное. - М.: Норма, Инфра-М, 2011. –
1008 с.
49.
Косолапов, М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России /
М.Ф. Косолапов; под ред. Б. С. Эбзеева. – Саратов: Саратовская государственная
академия права, 2005. – 225 с.
50.
Мазуров, А.В. Комментарий к Федеральному конституционному
закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» (постатейный). 2-е
изд., перераб. и доп. / А.В. Мазуров. - М.: Частное право, 2009. – 576 с.
51.
Плеханова, Л.Н. Президент Российской Федерации в системе органов
правовой охраны Конституции Российской Федерации: автореф. дис. ... канд.
юрид. наук: 12.00.02 / Плеханова Людмила Николевна. – Томск, 2004. – 26 с. /
Научная библиотека Томского государственного университета [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://sun.tsu.ru/mminfo/0190-55760/019055760.pdf. Дата доступа: 25.11.2018 г.
52.
Скворцов-Савельев, И.А. Суды Российской Федерации как субъекты
права законодательной инициативы федерального уровня: автореф. дис. ... канд.
юрид. наук: 12.00.01 / Скворцов-Савельев Игорь Афиногенович. – СПб., 2010. –
25 с. / Федеральный правовой портал «Юридическая Россия» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1425896. - Дата
доступа: 25.11.2018 г.
53.
Чиркин, В.Е. Законодательная власть / В.Е. Чиркин. - М.: Норма:
ИНФРА-М, 2012. – 336 с.
Публикации периодической печати и научных сборников:
54.
Андрианова,
Н.С.
История
создания
Конституционного
Суда
Российской Федерации и его практика. В кн.: Нравственно-правовые критерии
98
формирования судебной власти в государстве, Москва: Российский университет
дружбы народов, 2017. С 10-13.
55.
Артемьев,
Г.В.
Правовые
позиции
в
системе
решений
Конституционного Суда Российской Федерации / Г.В. Артемьев, И.А. Кузнецова
// Аллея науки. – 2018. - № 2. – С. 97-100.
56.
Асташкина, Е.Н., Курохтина, Е.С. Конституционный Суд РФ:
отдельные вопросы организации деятельности / Е.Н. Асташкина, Е.С. Курохтина
// Вестник Саратовской государственной юридической академии . – 2017. - № 6
(119). – С. 116 - 121.
57.
Ашхотов, З.А. Конституционный Суд Российской Федерации как
субъект права законотворческой инициативы / З.А. Ашхотов // Журнал
российского права. – 2011. - № 8. – С. 40 - 48.
58.
Баринов, Э.Э. Правотворческие функции Конституционного Суда
Российской Федерации в механизме обеспечения принципа единообразия
судебной практики / Э.Э. Баринов, С.В. Напалков // Наука и образование:
хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2018. - № 1.
– С. 50-53.
59.
Бондарь, Н.С. Буква и дух российской Конституции: 20-летний опыт
гармонизации в свете конституционного правосудия / Н.С. Бондарь // Журнал
российского права. - 2013. - № 11. - С. 5 - 17.
60.
Брежнев,
О.В.
Институт
послания
Конституционного
Суда
законодательному органу власти: проблемы теории и практики / О.В. Брежнев //
Российская юстиция. - 2014. - № 9. - С. 42 - 45.
61.
Брежнев,
О.В.
О
некоторых
аспектах
взаимодействия
Конституционного Суда Российской Федерации и Федерального Собрания / О.В.
Брежнев // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2013. - № 2
(53). – С. 101 - 105.
62.
Бутурлина, Е.С. Соотношение целей и задач, функций и полномочий
Конституционного Суда Российской Федерации / Е.С. Бутурлина // Научное
обеспечение агропромышленного комплекса. – 2017. - № 1. – С. 621-622
99
63.
Ведерников, А.Н. Исторический очерк становления конституционного
судопроизводства в современной России / А.Н. Ведерников // Вестник Томского
государственного университета. – 2009. - № 322. – С. 115-117.
64.
Вилялкина, А.И. Конституционный Суд РФ / А.И. Вилялкина //
Экономика, социология и право.- 2017. - № 8. – С. 33-36.
65.
Выдрин, И.В. Конституционный Суд Российской Федерации и
конституционализация юридической науки / И.В. Выдрин // Конституционное и
муниципальное право. - 2015. - № 7. - С. 7 – 11.
66.
Гадельшина,
Л.И.,
Гарифуллина,
А.Р.
Правовые
основы
взаимодействия Конституционного Суда Российской Федерации с органами
государственной власти Российской Федерации / Л.И. Гадельшина, А.Р.
Гарифуллина // Российский судья. – 2017. - № 5. – С. 47 – 52.
67.
Зыкова, Н.С. Отрешение от должности Президента РФ и участие в
этой процедуре Конституционного Суда РФ / Н.С. Зыкова // Конституционное и
муниципальное право. – 2006. - № 11. – С. 25 - 28.
68.
Кажлаев,
С.А.
О
нормотворчестве
Конституционного
Суда
Российской Федерации / С.А. Кажлаев // Журнал российского права. – 2004. - №
9. – С. 26 - 33.
69.
Карпова, Е.В. Конституционный Суд РФ: актуальные проблемы
правового регулирования / Е.В. Карпова // Актуальные проблемы современной
науки, техники и образования. – 2016. - № 1. - С.133-135.
70.
Князев, С.Д. Конституционный Суд в правовой системе Российской
Федерации (к 20-летию Конституции России) / С.Д. Князев // Азиатскотихоокеанский регион: экономика, политика, право. – 2013. - № 2. – С. 78-85.
71.
Кокотов,
А.Н.
Исполнение
решений
Конституционного
Суда
Российской Федерации / А.Н. Кокотов // Журнал российского права. - 2013. - № 5.
- С. 90 - 101.
72.
Кокотов,
А.Н.
О
правотворческом
содержании
решений
Конституционного Суда Российской Федерации / А.Н. Кокотов // Российская
юстиция. - 2014. - № 4. - С. 21 - 24.
100
73.
органов
Коннов, И.А. Конституционный Суд в системе государственных
современной
России
/
И.А.
Коннов
//
Актуальные
проблемы
гуманитарных и естественных наук. – 2012. - № 12. – С. 287-292.
74.
Коновалова, Л.Г. Влияние правовых позиций Конституционного Суда
РФ на развитие законодательства об исполнительном производстве / Л.Г.
Коновалова // Исполнительное право. - 2013. - № 4. - С. 9 - 14.
75.
Куриленко,
А.В.
Взаимодействие
Президента
России
и
Конституционного Суда РФ по охране Конституции Российской Федерации / А.В.
Куриленко // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. –
2011. - № 4 (23). – С. 46 - 50.
76.
Малюшин, А.А. Взаимодействие Конституционного Суда РФ и
законодательного органа власти в РФ / А.А. Малшюшин // Российский судья. –
2007. - № 7. – 14 – 16.
77.
Мильчакова, О.В. Место Конституционного суда Словении в системе
органов государственной власти / О.В. Мильчакова // Конституционное и
муниципальное право. - 2014. - № 6. - С. 73 – 77.
78.
Миникес, И.В. История конституционного контроля в России: смена
парадигмы
/
И.В.
Минникес
//
Основные
тенденции
и
детерминанты
реформирования конституционного и административного права на современной
этапе. – 2017. - №1. – С. 68-76.
79.
Митюков, М.А. Методология исследования проблемы послания
Конституционного
Суда
Российской
Федерации
/
М.А.
Митюков
//
Конституционное и муниципальное право. - 2010. - № 12. - С. 27 - 33.
80.
Муцалов,
С.И.
Особые
полномочия
Конституционного
Суда
Российской Федерации / С.И. Муцалов // Инновационная наука. – 2016. - № 11-3.
– С. 111 - 113.
81.
Несмеянова, С.Э. Конституционный Суд России: итоги работы и
перспективы / С.Э. Несмеянова // Российский юридический журнал. – 2012. - № 3.
– С. 103-108.
82.
Омаров, С.М. Право законодательной инициативы Конституционного
101
Суда Российской Федерации / С.М. Омаров // Российская юстиция. - 2011. - № 12.
- С. 49 - 53.
83.
Остапович, И.Ю. К вопросу о взаимодействии Конституционного
Суда РФ с высшим органом законодательной власти России / И.Ю. Остапович //
Актуальные проблемы российского права. – 2015. - № 8 (57). – С. 194 - 202.
84.
Писарев, А.С. Становление российской модели конституционного
судебного контроля / А.С. Писарев // Интеллектуальный потенциал XXI века:
ступени познания. – 2016. - № 34. – С. 125-132.
85.
Ревнов, Б.А. Влияние правовых позиций Конституционного Суда
Российской Федерации на развитие института мировых судей в Российской
Федерации / Б.А. Ревнов // Юридическая мысль. – 2017. - № 3. – С. 60-67.
86.
Сайбулаева, С.А. Функции Конституционного Суда Российской
Федерации: некоторые вопросы теории и практики / С.А. Сайбулаева // Вестник
Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2018. - № 2. – С. 66-74.
87.
Скуратов, Ю.И. Конституционная реформа в Российской Федерации
(варианты развития конституционного процесса) / Ю.И. Скуратов // Вестник
Саратовской государственной юридической академии. – 2018. - № 3. – С. 53-59.
88.
Татаринов, С.А. О формах взаимодействия межу Конституционным
Судом Российской Федерации и органами государственной власти Российской
Федерации / С.А. Татаринов // Вестник Томского государственного университета.
– 2016. - № 413. – С. 198 - 204.
89.
Тулупова, Е.О. Конституционная юстиция Германии как пример для
модернизации / Е.О. Тулупова // Проблемы модернизации современного
российского государства. – 2017. - № 1. – С. 384-388.
90.
Яковлева, Т.А. Акты Конституционного Суда РФ в системе
источников российского права / Т.А. Яковлева // Современные тенденции
развития науки и технологий. – 2017. - № 3-8. – С. 146-148.
Электронные ресурсы:
91.
Белкин, Е.В. Откровения Кремлевского Штирлица / Е.В. Белкин. –
102
Независимая
газета
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.ng.ru/polemics/2000-10-21/8_shtirlits.html. - Дата доступа: 25.11.2018 г.
92.
Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской
Федерации за 2017 год / СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
93.
Конституционный Суд Российской Федерации [Электронный ресурс].
– Электрон.дан. – Режим доступа: www.ksrf.ru/. - Дата доступа: 25.11.2018 г.
94.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Митиной
Елены Ивановны, Негодовой Светланы Ивановны и Негодовой Татьяны
Александровны на нарушение их конституционных прав положениями части
первой
статьи
446
Гражданского
процессуального
кодекса
Российской
Федерации, абзаца четвертого статьи 411 Гражданского кодекса Российской
Федерации и пункта 1 статьи 116 Семейного кодекса Российской Федерации
[Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2008 № 956-О-О] / СПС
КонсультантПлюс
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
95.
Регламент Конституционного Суда Российской Федерации [Принят
решением Конституционного Суда РФ от 01.03.1995 № 2-1/6; по сост. на
24.01.2011]
/
СПС
Гарант
[Электронный
ресурс].
–
Режим
http://base.garant.ru/1752095/. – Дата доступа: 25.11.2018 г. (Утратил силу)
доступа:
103
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа