close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Головкова Анна Александровна. Модели социальных конфликтов: пути их разрешения

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Объем ВКР составляет 80 страниц.
Работа включает 11 рисунков, 2 таблиц, 4 приложения, 33 источника
литературы.
Ключевые слова: кофликт, кофликтология, диалектика конфликта и
согласия, теория кофликта, эволюция конфликтологических представлений,
социальная технология, психология конфликта.
Работа выполнена на тему «Модели социальных конфликтов: пути их
разрешения».
Работа имеет исследовательский характер и направлена на теоретическое
и практическое изучение социологического конфликта и на поиск путей его
разрешения. Объектом исследования выступает социальный конфликт как
феномен, а предметом – разнообразие моделей социальных конфликтов.
Исследование базируется на таких методах социологического исследования как
опрос и анализ статистических данных.
В дипломную работу входит введение, три главы, три вывода по
написанным главам, итоговое заключение.
В
ходе
теоретического
изучения
особенностей
этнополитических
конфликтов было выявлено, что в их возникновении и развитии решающее
значение играет психологическая составляющая данного конфликта в форме
наших стереотипов, предрассудков и установок. Именно эти психологические
феномены лежат в основе восприятия оппонента. А так как установки личности
лежат в основе готовности к определенному поведению, то в своем небольшом
исследовании мы решили проверить, предрасположена ли современная
молодежь к этническим конфликтам.
В ходе исследования были выделены следующие основные положения:
 Социальные конфликты не возникают мгновенно, случайно;
 Каждый человек должен обладать умением эффективно налаживать
разногласия;
 Для разрешения социального конфликта важно уметь гибко пользоваться
ими, поступать и мыслить по новому.
Внешним признаком разрешения конфликта служит завершение
инцидента. Конфликта не надо бояться, не всегда конфликт определяется одной
проблемой.
Преимущественным является разрешение конфликта через
сотрудничество, но также надо уметь применять и другие методы, исходя из
ситуации.
СОДЕРЖАНИЕ
Введение
3
Глава 1 Теоретические основы исследований социальных конфликтов
5
1.1
Социологическая
традиция
исследования
общественных
5
конфликтов и причин их возникновения (влияние и вклад К.
Маркса)
1.2 Причины и модели социальных конфликтов
32
1.3 Конфликты последнего десятилетия: характеристика и формы
38
проявления
Выводы по первой главе
Глава 2 Анализ структуры и причин современных социальных
44
64
конфликтов
3.1 Анализ причин социальных конфликтов
64
3.2 Предложение способов урегулирования
72
Выводы по второй главе
76
Глава 3 Эмпирическое исследование
47
2.1 Обоснование проблемы исследования
47
2.2 Общая характеристика предприятия
2.3 Апробация результатов исследования
Выводы по третей главе
Заключение
75
Список использованной литературы
77
ПРИЛОЖЕНИЯ
80
Введение
Можно условно разделить историю российской социологии на три
этапа: дореволюционный, советский, постсоветский. Эти этапы существенно
разняться, например, дореволюционная российская социология характеризуется
множеством школ и направлений. Российская социология возникла на 30-40 лет
позднее европейской социологической мысли. Но несмотря на это, мы можем
констатировать оригинальность и самобытность многих российских концепций,
творческую переработку идей западноевропейской социологии. Остановимся
кратко на особенностях некоторых российских дореволюционных теорий.
Социальные процессы характеризуются стремлением к сохранению
национальных культурных особенностей и различий при одновременных
тенденциях к глобализации. Осмысливая современные социальные процессы,
можно сделать вывод, что западноевропейские социологические модели
общества,
характеризующиеся
рациональностью,
однолинейностью,
прогрессизмом, на все общества, приобретает особую актуальность и звучание.
Актуальность темы исследования заключается в том, что в последнее
время все больше возникают противоречии между глобализирующимся миром
и групповыми особенностями, в том числе - национальные особенности
образования, науки, культуры, экономики. Сказалось это и на увеличении числа
и росте социальных конфликтов.
Исследование данного круга проблем оказалось весьма актуальным перед
лицом новых противоречий общественного развития, выпукло проявивших
себя в ХХ в.: проблем нарастающего отчуждения человека от человека,
человека от общества, человека от собственного труда; проблем глобального
экологического
кризиса;
проблем
возрастания
значения
творческой
деятельности в сфере общественного производства; проблем вытеснения
человека из сферы материального производства и т.п. В работах К. Маркса и Ф.
Энгельса постановка этих проблем была лишь намечена. Поэтому именно
данные проблемы оказались фокусом притяжения для основных течений
творческого марксизма, да и демократической социалистической мысли
вообще. Кратко упомяну лишь о вкладе некоторых ведущих марксистских
мыслителей ХХ в., обращавшихся к исследованиям в этих направлениях, и, к
сожалению, мало известном новому поколению ученых, в большинстве своем
не знающему марксизма, особенно ХХ в.
Объектом исследования выступает социальный конфликт как феномен, а
предметом – разнообразие моделей социальных конфликтов.
Целью работы является анализ моделей социальных конфликтов и мер о
их устранению.
Согласно цели работы, нами был поставлен ряд исследовательских задач:
 Проанализировать теоретические основы исследований социальных
конфликтов;
 Рассмотреть
социологическая
традиция
исследования
общественных конфликтов и причин их возникновения;
 Провести анализ структуры и причин современных конфликтов;
 Провести анализ причин конфликта;
 Предложить способы урегулирования.
В работе мы придерживаемся субъективного метода в социологии,
основой которого является нравственный идеал исследователя. Объективный
метод, которым пользуются естественные науки, неприменим для наук об
обществе.
Методология социального исследования также лежит в плоскости
научных интересов М.М. Ковалевского. Однако, в отличие от П.Л. Лаврова, он
является
сторонником
сравнительно-исторического
метода,
который
характеризуется объективностью и беспристрастностью.
Структура работы: работа состоит из введения, трёх глав, заключения и
списка использованной литературы.
Глава 1 Теоретические основы исследований социальных конфликтов
1.1 Социологическая традиция исследования общественных конфликтов и
причин их возникновения (влияние и вклад К. Маркса)
Карл Маркс в своих работах дает объяснение мировой истории,
закономерности развития человека в социально-экономической и политической
сферах деятельности. Необходимо отметить, что важную роль в этих вопросах
играют
работы
-
Экономическо-философские
рукописи»,
«Немецкая
идеология», «Критика Готской программы» и конечно главный труд его жизни
— четырёхтомный «Капитал». Карл Маркс и Фридрих Энгельс, который
являлся талантливым ученым и так же соратником Маркса, сделали переворот в
представление о законах, предопределяющих как развитие государств и
обществ, так и формирование отдельных личностей.
Они доказывают, что культурные, географические и языковые различия
не являются причинами
общественных противоречий. Но буржуазная
идеология и политэкономия утверждает это и сейчас, так же, как и раньше.
Ведь в чьих руках находится крупная собственность и средства производства и
как справедливо распоряжаются эти руки с трудовым богатством, напрямую
зависит развитие государства и жизнь его граждан.
Другой важнейший закон, доказанный Марксом и Энгельсом, состоит в
том, что основной движущей силой истории является конфликт между
производительными силами и производственными отношениями. Между теми,
кто
создаёт
своим
трудом
общественное
богатство,
и
социально-
экономическими условиями, в которых они живут и трудятся. Условиями,
диктующими характер труда и его оценку. Эти условия определяются
системой, складывающейся в результате развития производительных сил и
формирования
характера
производственных
отношений.
Социально-
экономическая система — основа государства. Когда производительные силы и
экономические отношения входят в непримиримый конфликт, она разрушается.
И вместе с ней разрушается политическая власть, само государственное
устройство.
Из этих законов, открытых Марксом и Энгельсом, неизбежно вытекало
отрицание капитализма, который на ранней стадии сыграл прогрессивную роль
в развитии человечества, но со временем стал играть роль всё более
разрушительную,
противоречащую
подлинному
развитию
общества
и
отдельного человека.
Как
написано
в «Капитале» Маркса, капиталистическая
частная
собственность «покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной
рабочей силы» и стремится к «централизации капиталов». В Результате этого
становится «вплетение всех народов в сеть всемирного рынка, а вместе с тем
интернациональный характер капиталистического режима. Вместе с постоянно
уменьшающимся
числом
магнатов
капитала,
которые
узурпируют
и
монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса
нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации». Так Маркс ещё в 60-х
годах
XIX
века
фактически
предсказал
дальнейшее
движение
к
капиталистической глобализации, которая стала реальностью в сегодняшнем
мире, принося сверхприбыли узкому кругу «хозяев жизни» за счёт нищеты и
бедствий миллионов людей.
Капитализм Фундаментальные открытия Маркса и Энгельса доказали,
что
капитализм,
глобализация,
тупиковой
исторически
стадией
обречён.
которого
Множа
является
нищету
и
сегодняшняя
бедствия,
он
одновременно множит и число тех, в ком растёт протест против этой
эксплуататорской, несправедливой системы. Протест, ведущий, в конечном
счёте, к её крушению. Именно об этом говорил Владимир Ильич Ленин,
который, обобщая выводы своего выдающегося предшественника, в 1913 году
написал в работе «Три источника и три составных части марксизма»:
«Капитализм победил во всём мире, но эта победа есть лишь преддверие
победы труда над капиталом».
Абсолютно
закономерно,
что
именно
те,
кто
научно
доказал
историческую обречённость капитализма, оказались авторами «Манифеста
Коммунистической партии». В этой важнейшей совместной работе Маркса и
Энгельса,
увидевшей
свет
в
1848
году,
впервые
в
истории
были
сформулированы основы коммунистической идеологии и ключевые принципы
общества, ставящего во главу угла социальную справедливость и законные
права трудящихся.
Маркс показал, что капитализм стал прогрессивной ступенью в
человеческой истории и в итоге превратился в главную болезнь человечества —
как социальную, так и духовную.
Высшим социальным и духовным проявлением человека является труд,
по мнению Маркса. Но в условиях капиталистической эксплуатации,
приравнивающей трудящегося к машине для производства продукта, человек
отчуждается от собственной деятельности, и великий смысл труда для него
утрачивается. Это калечит человека как личность.
Смотря на сегодняшнюю Россию, трудно подобрать слова, которые
звучали бы актуально. Россия оказалась в тисках алчной олигархии, при этом
она сама ничего не создает, а лишь эксплуатирует народ и наживается за счет
его труда и богатеет за счет ресурсов России.
Маркс
полностью
опроверг
«теории»
апологетов
капитализма,
утверждавших, что он якобы вытекает из самой человеческой природы,
соответствует ей в наибольшей степени, опираясь на мощную научную основу.
В трудах Маркса убедительно доказано, что жажда наживы и неуёмного
потребления, обожествление денег и подчинение человеческой деятельности
идее
приумножения
потребностям
капитала
человека.
Они
противоречат
искусственно
глубинным,
здоровым
навязываются
обществу
капиталистической системой, лишая людей их истинного предназначения.
С изменением социально-экономической системы, с возникновением
государства, основанного на идеях равенства и социальной справедливости,
неизбежно исчезают и противоестественные искажения человеческой природы,
которые несёт капитализм. Для людей, освобождённых от необходимости
участвовать в капиталистической гонке, открывается возможность труда как
творчества, возможность всестороннего развития личности. Становится
реальностью то, для чего человек и приходит в этот мир. То, что является
высшим из возможных благ — социальных и духовных.
«На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми
противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие
каждого является условием свободного развития всех», — провозгласили
Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии». И в этих словах
отражён не только социально-экономический, но и нравственный идеал нового
общества, возможность и необходимость построения которого открыло миру
учение Маркса.
Конечно жизнь и деятельность Маркса — была личным подвигом,
совершая который он без капли сомнения обрекал себя на многочисленные
лишения ради блага человечества. Маркс был преследуемый властями
европейских государств, являющийся гордостью у себя на родине в Германии,
и откуда был выдворен, гордостью всей Европы и всего мира. И умер в
Лондоне, не имея никакого гражданства. А при жизни этот величайший гений
едва сводил концы с концами. И если бы не материальная поддержка его
ближайшего друга и соратника Энгельса, он мог бы буквально умереть от
голода.
После ухода из жизни Карла Маркса, Энгельсом было написано, что
Марксу мы обязаны всем тем, чем мы стали. И всё, что современное движение
достигло, это полностью благодаря его теоретической и практической
деятельности и без него мы до сих пор блуждали ещё в потёмках. В данных
словах есть признание уникальной исторической роли мыслителя, эта роль
перевернула мир, и он уже не мог быть прежним и не мог скрывать свои
главные пороки и противоречия.
И после смерти Маркса у него было и остаётся немало недоброжелателей,
стремящихся исказить и обесценить его выдающееся учение. В мире, где
правит нажива, это неизбежно в отношении того, кто разоблачил сущность
капитализма с такой научной и нравственной убедительностью. Ленин написал
об этом так: «Вся казённая и либеральная наука защищает наёмное рабство, а
марксизм
объявил
беспощадную
войну
этому
рабству.
Ожидать
беспристрастной науки в обществе наёмного рабства — такая же глупенькая
наивность, как ожидать беспристрастия фабрикантов в вопросе о том, не
следует ли увеличить плату рабочим, уменьшив прибыль капитала».
Но нигде марксизм не был искажён и оклеветан так, как в постсоветской
России, которую вынудили пойти путём самого дикого, самого жестокого
капитализма. Те, кто защищает систему, установившуюся в нашей стране после
предательского разрушения СССР, стремятся оболгать не только научные
выводы Маркса.
Россия сегодня переживает глубокий социально-экономический кризис,
который доказывает всю историческую правоту Маркса. Подтверждает, что
отказ от социализма и разрушение СССР были не закономерностью, а
противоестественным
зигзагом
истории,
вызванным
откровенным
предательством тех, кто отступил от принципов марксизма-ленинизма. Тех, кто
допустил, чтобы наша страна была отброшена назад, в прошлое дикого
капитализма.
Массовое обнищание, кризис промышленности и социальной сферы,
охватившие Россию и всё отчётливее проявляющиеся по всему миру, говорят о
неизбежности нового левого поворота, возвращения к идеалам и принципам,
провозглашённым Марксом и Лениным.
Те, кто защищают капитализма сегодня, уже ничего не могут поделать с
тем, что Маркс был гонимым и во многом непонятым еще при жизни. Он был
востребован как никакой другой мыслитель в современном мире. И его
коммунистическую идеологию признают даже политики и учёные далекие от
этого.
Например,
Лауреат
Нобелевской
премии,
всемирно
известный
американский экономист, родившийся в России - Василий Леонтьев считал, что
выводы
Маркса
-
это
сбывшиеся
прогнозы,
которым
современная
экономическая наука со всем её сложным аппаратом противопоставить ничего
не может. И «Капитал» по количеству изданных экземпляров в мире уступает
только Библии. Всё это было происходит из-за нарастания разочарование в
капиталистической системе и протест против неё.
Убедительным свидетельством постоянно растущего интереса к учению
Карла
Маркса
станет
организованная
КПРФ
международная
научно-
практическая конференция, приуроченная к его 200-летию. Она пройдёт в
Москве 11-12 мая и соберёт политиков, учёных, общественных деятелей из
десятков стран мира.
В тревожное время, когда нарастающий глобальный кризис подталкивает
мировых хищников к последнему средству предотвратить крушение этой
системы — к развязыванию новой войны. Под прицелом транснационального
капитала и обслуживающей его политической «элиты» Запада в первую
очередь оказалась Россия. «Мировые жандармы» на глазах превращаются в
мировых бандитов. Они не остановятся и перед тем, чтобы раздуть военный
пожар по всему миру. И попытаться спалить в этом пожаре перспективы
обновлённого социализма. Их действия свидетельствуют о том, что капитализм
зашёл в безнадёжный тупик. По сути, уже началась его агония.
Вооружённые марксистско-ленинской теорией, неизбежно доказывающей
свою правоту, мы ясно осознаём: за теми опасностями, с которыми мы
сталкиваемся сегодня, за теми историческими вызовами, которые время бросает
нам, проступают очертания обновлённого социализма — единственной
альтернативы кризису и хаосу, которая позволит России и миру устоять и
встать на путь возрождения и успешного развития.
Происходящее на нынешнем тревожном витке масштабного кризиса —
это преддверие победы труда над капиталом, победы справедливости и
равенства над эксплуатацией и капиталистическим грабежом. То преддверие, о
котором говорили изменившие мир великие мыслители и непоколебимые
борцы за торжество справедливости Маркс и Ленин.
Двести лет со дня рождения Карла Маркса являются хорошим поводом
для того, чтобы оценить значимость (в данном случае я буду говорить только о
научной значимости) того идейного течения, начало которому было положено
работами этого мыслителя в середине и во второй трети XIX в. И это не просто
повод: последние годы тренд искусственного замалчивания или небрежного
третирования Маркса и марксизма явно пошел на убыль. Если в 2000 г.
заявление Би-Би-Си о том, что Маркс по их опросу интеллектуал тысячелетия,
стало сенсацией, то после мирового кризиса 2008–2009 гг. повышенный
интерес к «Капиталу» и в целом марксистскому наследию воспринимается уже
как закономерность. Причины этого вполне рациональны: столкновение
заявленного неолиберального «конца истории» с исторической практикой
недвусмысленно указывает на то, что на торжестве неолиберальных порядков
история отнюдь не закончилась, а глобальные проблемы отнюдь не сводятся к
«столкновению цивилизаций». Все более и более отчетливо в повестку дня
входят вопросы, принадлежащие к пространству именно марксистского
«большого
нарратива»:
активное
развитие
новых
технологий
требует
изменений в общественных отношениях; рост неравенства становится
вопиющим
и
истэблишментом
углубляющегося
воспринимается
стран
«ядра»;
отчуждения
как
реальная
периферия
превращается
угроза status quo даже
«восстает»,
в
а
признание
фундаментальный
вывод.
Казалось бы, благополучно «похороненная» едва ли столетие назад проблема
социального прогресса воскресает в новом качестве – консервативная волна,
рост национализма и протофашизма ставят ее с новой точки зрения: угроза
регресса
становится
все
более
реальной…
Практика
настойчиво
утверждает: марксизм необходим.
Критика и самокритика: почему капитализм XIX века возрождается
в XXI веке?
Марксизм предстает перед нами как развивающаяся теория, то есть
такая теория, которая в полной мере подвержена критике и самокритике. Для
самого К. Маркса его теория ни в коем случае не выступала как набор
застывших догм – он неоднократно по разным поводам отмечал, что
его теоретические выводы сохраняют значение только применительно к тем
историческим фактам, на основе которых они сделаны. Соответственно,
историческая эволюция самого объекта исследования неизбежно приводит и к
переменам в теоретических представлениях. Поэтому столь большой ущерб как
репутации марксистского течения, так и его способности продуктивно отвечать
на вызовы времени принесла официальная догматизация марксизма в СССР
(при этом очень важно не забывать о другой стороне медали: об огромном
вкладе творческого советского марксизма в развитие этой теории в ХХ
столетии).
Значит ли это, что любая ревизия марксистской теории заранее
оправдана? Нет – критическое восприятие классического марксистского
наследия, как и его последующего развития, может быть оправдано лишь в той
мере, в какой оно опирается на более точное понимание реальности. В этом
смысле наименее уязвимыми для критики являются те элементы теоретических
взглядов Маркса, которые опираются не на локальные исторические факты, а
основаны на обобщении всего предшествующего опыта развития как
общественной практики, так и исследующей ее науки. То есть речь идет,
прежде всего, о фундаментальных основаниях марксистского метода – о
диалектике и о материалистическом понимании истории. Тем не менее,
попытки ниспровергнуть или просто отодвинуть в сторону эти основания
осуществляются ничуть не реже, чем критика экономических или исторических
воззрений Маркса.
Относительно последних достаточно легко найти такие пункты, где
взгляды Маркса (и догматической ветви его последователей) могут быть
подвергнуты сомнению. Это касается, во-первых, некоторых выводов,
сделанных в «Капитале» – в силу того, что облик капиталистического способа
производства претерпел весьма существенную эволюцию по сравнению с
серединой XIX в. А ведь именно на фактах этого периода строились выводы
«Капитала».
И этим
фактам,
осмелюсь
утверждать,
они
вовсе
не
противоречили; более того, они и сейчас не противоречат тем практикам,
которые воспроизводят отношения раннего этапа индустриального капитализма
(а этих отношений в современном мире, как ни парадоксально, становится все
больше по мере индустриализации и капитализации стран периферии).
Воспользуюсь примером, на который особенно часто любят указывать
критики марксизма. Так, абсолютное и относительное обнищание пролетариата
было действительной
закономерностью для
того
периода.
Ведь
тогда
происходила, во-первых, массовая пролетаризация до того самостоятельных
мелких ремесленников и земледельцев, что увеличивало предложение
неквалифицированной рабочей силы, и, во-вторых, происходила массовая
замена ручных орудий труда машинами и распространение капиталистической
фабричной системы, что на начальном этапе понижало цену найма рабочей
силы.
Стоит заметить, что там и тогда, где и когда мы можем вновь наблюдать
историческую реальность этих (или схожих с ними по воздействию на рынок
рабочей силы) факторов, абсолютное и относительное обнищание пролетариата
может снова время от времени напоминать о себе (и напоминает!) как
неопровержимая реальность. Невозможно отрицать, например, длительный
период падения реальной заработной платы в США в 70–90-е гг. ХХ в. (анализ
причин этого падения смотри в [9, с. 93-120]), при одновременном ускоренном
накоплении богатства на другом имущественном полюсе, или еще более
длительный период падения реальной зарплаты в Мексике.
Другая группа теоретических выводов Маркса – его взгляды на
закономерности развития древних обществ – нуждается в теоретическом
уточнении по иной причине. Сама по себе реальность прошедшей истории не
изменилась и не могла измениться, но существенно изменился наш уровень
знаний об этой реальности. Стоило бы, напротив, изумляться тому, как много
сумел понять Маркс о развитии древних обществ, опираясь на крайне скудный
и не всегда достоверный запас фактических знаний об этом времени (даже
применительно к Европе), доступный исследователям в середине XIX в.
Различные
интерпретации
Марксовой
концепции
азиатского
способа
производства до сих являются предметом дискуссий среди специалистов по
древним обществам, а нередко и отправным пунктом для разработки
собственных концепций.
Видение будущего: движение к безлюдным технологиям и ноосфере,
обоснованное в эпоху пара.
Научная состоятельность любой теории, исследующей общественные
явления, определяется в первую очередь не способностью добывать вечные и
неизменные истины – в общественных науках такого рода теоретические
выводы
маловероятны
в
силу
самой
изменчивости
изучаемого
предмета. Теория утверждает свою состоятельность способностью находить
закономерности развития и на этой основе прогнозировать предстоящие
перемены в ткани общественного бытия. С этой точки зрения в марксизме
можно увидеть, как несомненные достижения, так и проблемные поля,
являющиеся объектом для многочисленных критических стрел.
К наиболее сильным прогностическим достижениям К. Маркса относятся
те, значение которых стало вполне осознаваться лишь с конца ХХ в., когда
предсказанные им тенденции проявили себя с достаточной ясностью. Сюда
относится резкий взлет значения творческого по своему содержанию труда и, в
частности,
превращение
технологического
применения
науки
в
непосредственную производительную силу, а также совершающееся на этой
основе прогрессирующее вытеснение человека из непосредственного процесса
производства.
К.
Маркс
уже
в
середине XIX в.
разглядел
такую
тенденцию,
как «превращение процесса производства из простого процесса труда в
научный процесс, ставящий себе на службу силы природы и заставляющий их
действовать на службе у человеческих потребностей» [1, с. 208], превращение
его в «экспериментальную науку, материально творческую и предметно
воплощающуюся науку» [1, с. 221]. Развитие знания, воплощенного в
технических элементах основного капитала, выступало для него показателем
того, в какой мере «условия самого общественного жизненного процесса
подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с
ним» [1, с. 215].
Он констатировал и направление изменения трудовой деятельности
человека: «Труд
выступает
уже
не
столько
как
включенный
в
процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот,
относится
к
самому
процессу
производства
как
его контролер
и
регулировщик» [5, с. 213]. Такое изменение характера труда ведет к вытеснению
человека из процесса непосредственного производства: «Вместо того, чтобы
быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с
ним» [5, с. 213].
В современных условиях находит подтверждение и прогноз К. Маркса о
широком развитии научно-творческой деятельности, основанной на широкой и
универсальной
кооперации
исследовательской
деятельности
и
обмена
знаниями, что К. Маркс определяет, как всеобщий труд [4, с. 110]. Разумеется,
предусмотреть весь комплекс проблем, возникающих в связи с развитием
современной «экономики знаний», К. Маркс не мог, но его характеристика
роли
и
наиболее
существенных
элементов
научной
деятельности
в
общественном производстве является отправной точкой для понимания этих
проблем.
Подчеркну: этот вывод сделан на основе обобщения закономерностей
прогресса производительных сил и производственных отношений более 150
лет назад, в эпоху пара. Этот вывод впервые в массовом масштабе
нашел подтверждение
в
период
бурного
развертывания
научно-
технической революции в 1950–1970-е гг., когда об этом активно писали и
ученые-марксисты [2], и
последующее
те,
торможение
кто
был
темпов
далек
от
этих
технологического
взглядов.
прогресса
Но
в
большинстве областей материального производства вследствие подчинения
экономики интересам саморазвития финансового капитала (подробнее
смотри [16, с. 122-141]) привело к тому, что только сейчас ученые вновь
заговорили о той же роботизации, которую эксперты полвека назад считали
делом ближайшего десятилетия-двух.
Подчеркну: это не гениальные догадки футуролога. Обоснование этих
тенденций опирается у К. Маркса на исследование капиталистического способа
производства. Именно из его закономерностей он выводит те последствия,
разглядеть которые непосредственно в фактах трудовой жизни XIX в. было
практически невозможно: «…капитал гонит труд за пределы обусловленных
природой потребностей рабочего и тем самым создает материальные элементы
для развития богатой индивидуальности, которая одинаково всестороння и в
своем производстве и в своем потреблении и труд которой выступает поэтому
уже не как труд, а как полное развитие самой деятельности, где обусловленная
природой необходимость исчезает в своей непосредственной форме, ибо на
место
обусловленной
природой
потребности
становится
потребность,
созданная исторически» [7, с. 282–283].
Маркс не знал и не мог знать, какой облик примут технологии в конце ХХ
– начале XXI вв. У него нельзя встретить никаких умствований по этому
поводу. Однако он знал, какова закономерность использования капиталом
научно-технических достижений, и на этой основе мог предсказать общую
тенденцию, касающуюся технологического применения научных знаний и роли
человека в непосредственном производственном процессе. Между прочим,
полная достоверность этого прогноза является лучшим подтверждением всех
основных
теоретических
представлений
о
производстве
прибавочной
стоимости, развитых в «Капитале». Ведь именно на основе этих представлений
и был разработан К. Марксом данный прогноз.
Не меньшее значение имеют выводы К. Маркса о судьбе природы в
условиях капиталистического применения природных ресурсов. Нет, Маркс не
предсказал глобального экологического кризиса, но он создал теоретические
предпосылки для его объяснения, которые вошли в современный научный
оборот. Анализируя последствия капиталистического способа производства как
в промышленности, так и в земледелии, К. Маркс приходит к выводу:
«Капиталистическое производство, следовательно, развивает технику и
комбинацию общественного процесса производства лишь таким путем, что оно
подрывает в то же самое время источники всякого богатства: землю и
рабочего» [13, с. 15]. В письме Ф. Энгельсу К. Маркс делает более широкое
историческое
обобщение,
касающееся
не
одного
лишь
капитализма: «...культура, – если она развивается стихийно, а не направляется
сознательно… оставляет после себя пустыню…» [11, с. 45]. Эти положения
представляют собой развитие взглядов раннего Маркса, который формулировал
в 1844 г. очень абстрактные, но содержащие в себе серьезный научный
потенциал идеи, касающиеся необходимости преодоления хищнического
отношения к природе в условиях капитализма: «...коммунизм, как завершенный
натурализм,
равен
натурализму;
он
гуманизму,
а
как
завершенный
есть действительное разрешение
гуманизм,
противоречия
равен
между
человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора
между
существованием
и
сущностью,
между
опредмечиванием
и
самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и
родом» [8, с. 116].
«По ту сторону» капитализма: теория нового общества и практики
«реального социализма».
Но
не
оборачивались
ли
теоретические
концепции
К.
Маркса
прогностическими ошибками? Его идейные противники готовы указать на
целый ряд таких ошибок. И главная из них, как они утверждают,
несостоявшаяся коммунистическая революция, которая должна была привести
к замене капитализма новым общественным строем. Ну, а те попытки, которые
все же предпринимались, успехом не окончились...
С последним утверждением можно и поспорить (история отнюдь не
завершена и социалистические тренды – реальность многих стран мира), но это
потребует выхода за рамки данной статьи. Вопрос о том, завершилась ли
Октябрьская революция 1917 г. в России неудачей, имеет не столь уж
очевидный ответ. Тем не менее факт остается фактом – капитализм не
ниспровергнут, а пролетариат не рвется исполнять возложенную на него в
«Манифесте Коммунистической партии» «историческую миссию».
Следует
сказать
прямо
–
действительная
острота
противоречий
современного К. Марксу капитализма, яростное противоборство пролетариата и
буржуазии заслонили в его глазах его же собственные выводы о необходимых
предпосылках нового общественного строя, приведя его к представлению о
близости революции. Однако, если принять во внимание собственные
теоретические выводы К. Маркса о тех условиях, при которых может
совершиться «скачок из царства необходимости в царство свободы», то нет
никаких оснований считать этот прогноз К. Маркса провалившимся.
Выведенные им условия революционного перехода к новому обществу,
лежащему «по ту сторону» не только капитализма, но и всей «предыстории»
(мира отчуждения) еще в полной мере не сложились, они представляют собой
ясно видимую, но далеко еще не преобладающую тенденцию. Так что проверка
этого прогноза К. Маркса еще впереди.
О каких же условиях идет речь? К. Маркс писал, что переход от
капитализма к новой общественной системе станет возможен тогда, когда
«…прекратится такой труд, при котором человек сам делает то, что он может
заставить вещи делать для себя, для человека» [13, с. 171], когда развитие
человека будет происходить «как беспрестанное устранение предела для этого
развития» [12, с. 110] и явится «абсолютным выявлением творческих дарований
человека» [12, с. 221]. И лишь тогда осуществится принцип, согласно которому
в этом обществе «свободное развитие каждого является условием свободного
развития всех» [15, с. 494–495].
При этом К. Маркс достаточно хорошо понимал, что движение в
социалистическом направлении без необходимых материальных предпосылок
бессмысленно. Ведь в противном случае, «…при крайней нужде должна была
бы снова начаться борьба за необходимые предметы и, значит, должна была бы
воскреснуть
вся
старая
мерзость».
Существенно,
что
именно
это
фундаментальное предсказание Маркса получило и получает наиболее полное
развитие в настоящее время и в мире, и в нашей стране, где все более активно
заявляет себя течение, которое уже в Китае называют «постсоветской школой
критического марксизма», посвящая ее анализу специальные работы [18, с.
145–150; 30, с. 14–16]. В рамках этого течения продолжается линия творческикритического советского марксизма (упомяну работы Э.В. Ильенкова, В.И.
Вазюлина, Н.С. Злобина, Г.С. Батищева и многих других) и исследования
проблемы свободы и снятия отчуждения в работах западных авторов (об этом
ниже).
И именно это течение, которое сложилось и развивается при активном
участии автора этих строк, дает достаточно аргументированные ответы на
вопрос о том, почему не победили (не победили?) и социалистические
революции, почему столь противоречивыми оказались практики «реального
социализма». Теоретический ответ известен: противоречия капиталистической
системы, всего «царства необходимости» к началу ХХ в. были столь остры
(вспомним хотя бы о колониализме и двух мировых войнах), что мир оказался
на грани серии революций раньше, чем сложились достаточные предпосылки
для их победы, для развития нового общества.
Причем наиболее острыми эти противоречия оказались там, где, с одной
стороны, уже существовали наиболее развитые на тот момент формы
капитализма, вступившего в эпоху электричества и массового применения
квалифицированного
труда,
господства
крупных
корпораций
и
государственного регулирования, а с другой, сохранялись чудовищно
реакционные позднефеодальные формы общественной организации. Именно
такой страной была Российская Империя 100 лет назад. Эти противоречия были
предельно остры и в других странах, что и привело к серии социалистическиориентированных революционных событий: Мексика и Китай, Венгрия и
Германия, Куба и Вьетнам…
Но производительные силы всех этих стран были недостаточны для
движения по пути выращивания «царства свободы». Результат – различные
формы мутации эмансипационных трендов, их победы и вырождение в свою
противоположность.
Муки
рождения
«царства
свободы»
на
базе
индустриального по преимуществу мира были чем-то схожи с муками
рождения капитализма в доиндустриальную эпоху (эту параллель любят
использовать А.В. Бузгалин и Л.А. Булавка-Бузгалина [20]). Вспомним
Ренессанс: великие достижения науки и искусства в атмосфере церковного
мракобесия и инквизиции, непрерывных гражданских и крестьянских войн,
смут и… в конечном итоге – поражение. Как справедливо заметил мой соавтор
по целому ряду работ А.В. Бузгалин, если бы Фукуяма жил в XVII в., то, глядя
на раздробленную, рефеодализированную и частично оккупированную Италию,
он
бы
сказал:
история
закончена;
преступные
и
безответственные
эксперименты с насаждением рынка, равенства сословий и демократии
закономерно провалились; в мире торжествуют натуральное хозяйство,
абсолютизм и власть аристократии (а в России так вообще крепостничество). И
так отныне будет всегда…
Судьбы пролетариата в эпоху креативной революции.
Но как быть с тезисом об «исторической миссии пролетариата»? Не
кроется ли здесь явная и едва ли не роковая ошибка Маркса? Но нет, и здесь
нет ошибки. В середине XIX в., да и на рубеже его последней трети, у Маркса
не было фактических оснований для вывода о том, что не пролетариат
(напомним, по Марксу, пролетариат – это класс наемных работников, занятых в
первую очередь в сфере функционирования наиболее на тот момент развитых –
индустриальных – производительных сил), а какой-то иной класс будет
социальной силой грядущей революции.
Напротив, именно пролетариат выступал тогда (да и позднее) главной
движущей силой антикапиталистического движения. И именно борьба
пролетариата за свои интересы в определяющей степени революционизировала
капитализм, заставляя его меняться, создавать более благоприятные условия и
для жизни, развития трудящегося большинства, и для прогресса общественных
производительных сил в целом. Именно благодаря многие десятилетия
продолжавшейся революционной и «реформистской» борьбе профсоюзов,
социал-демократических и коммунистических партий и других организаций
наемных работников в мире реальностью стали восьмичасовой рабочий день и
отпуска, наличие стандартов минимальной оплаты труда, бесплатные (хотя бы
в
некоторой
части)
образование
и
здравоохранение,
прогрессивный
подоходный налог, перераспределяющий часть прибавочной стоимости в
пользу работников, а также уже и еще нетрудоспособных, и другие социальные
трансферты…
Однако именно эти реальные исторические факты, служившие К. Марксу
опорой для его выводов, послужили основой для их определенной
исторической ограниченности. Дело в том, что его исследование исторических
процессов революционного перехода от одного способа производства к
другому подводило к заключению, что такой переход в социальном отношении
никогда не представлял собой прямое превращение основных классов одного
способа производства в основные классы другого.
Этот вывод, хотя и не в обобщенной форме, а применительно к частному
случаю – к переходу от феодализма к капитализму – был сделан самим К.
Марксом. «Итак, к чему сводится первоначальное накопление капитала, т.е. его
исторический генезис? – писал К. Маркс. – Поскольку оно не представляет
собой непосредственного превращения рабов и крепостных в наемных рабочих
и, следовательно, простой смены формы, оно означает лишь экспроприацию
непосредственных производителей, т.е. уничтожение частной собственности,
покоящейся на собственном труде» [21]. Таким образом, переход к
капитализму проходит две ступени: сначала крепостной сменяется частным
собственником, собственность которого покоится на собственном труде, а
затем собственность этого последнего экспроприируется, и он превращается в
пролетария. Применительно к переходу от античного способа производства к
феодализму аналогичный вывод был сделан Ф. Энгельсом: «Между римским
колоном и новым крепостным стоял свободный франкский крестьянин» [23].
Соответственно,
и
движущими
силами
социально-экономической
революции не выступал ни один из основных классов уходящего общества, а
выступали социальные классы и слои, являвшиеся продуктом разложения этих
основных классов под влиянием зарождавшихся условий нового способа
производства. Аналогичный вывод следовало бы сделать и для капитализма.
Этот вывод – применительно к переходу «по ту сторону» капитализма – делает
современный марксизм. Пожалуй, первым сформулировал такое обоснование
критики концепции «исторической миссии пролетариата» близкий к марксизму
американский социолог Чарльз Райт Миллз. Однако, как уже было сказано, во
времена жизни К. Маркса налицо не было той социально-экономической
реальности, которая демонстрировала бы появление при капитализме таких
новых общественных классов и социальных групп, являвшихся признаками
разложения основных классов капиталистического общества под влиянием
появления в его недрах элементов нового способа производства.
Лишь сейчас мы можем с некоторой осторожностью делать выводы
относительно появления новых слоев наемных работников, существенно
отличающихся по своему социальному статусу как от фабрично-заводского
пролетариата, так и от наемных работников сферы услуг. Это слой лиц, в
деятельности которых существенное значение приобретают творческие
функции и которые, продолжая подчиняться капиталу как наемные работники,
в то же время обладают определенной независимостью от капитала в процессе
своего труда, ибо отпадает их положение как придатков капиталистической
системы машин (что обуславливало «реальное подчинение труда капиталу» для
промышленных рабочих).
Развивающееся вот уже более столетия после Маркса и носящее его имя
направление, продолжая идеи Маркса о будущем господстве всеобщего
творческого труда, обосновывает вывод о том, что будущее принадлежит
работникам массовых творческих профессий, создающих общественные по
своему содержанию (хотя и имеющие в условиях современной экономики во
многих случаях форму интеллектуальной частной собственности) блага –
работникам тех сфер, где формируются человеческие качества и культура,
работникам креатосферы (а это учителя и врачи, инженеры и ученые,
художники и экологи, социальные новаторы и дизайнеры…) [14, с. 43–53].
Противоречие их положения как, с одной стороны, независимых
творческих личностей, от которых зависит успешность технологических
инноваций, жизненно необходимых капиталу в конкурентной борьбе за долю
прибыли, а с другой, как наемных слуг капитала, еще не выявилось во всей
полноте.
Пока
капитал
способен
предоставлять
им
относительно
привилегированное положение. Пока эти лица стремятся эмансипироваться от
власти капитала в большей мере на путях превращения в самостоятельных
капиталистов, нежели на путях антикапиталистической борьбы (хотя часть из
них уже начала в нее активно вовлекаться). Но ведь и французские буржуа,
демонстрировавшие кипучую революционную энергию в конце XVIII в., веком
ранее мечтали больше не о революции, а о получении дворянского патента или
о женитьбе на дворянке...
Из мира отчуждения в «царство свободы»: марксизм о противоречиях
нелинейных трансформаций XXI века.
Вернемся к вопросам фундаментальных, стратегических предвидений
Маркса и в первую очередь к проблеме рождения качественно нового
общества, идущего на смену капитализму, всей общественной экономической
формации вследствие развития качественно новых производительных сил. В
этой связи стоит обратить самое пристальное внимание на то обстоятельство,
которое очень редко принимается во внимание не только критиками марксизма,
но подчас и его сторонниками. Выход за пределы капиталистического общества
для К. Маркса представлял собой не просто антикапиталистическую
революцию, не просто замену одного способа производства другим, более
прогрессивным. Им был поставлен вопрос о том, что это переход не только от
капитализма к коммунизму и даже не только конец всей экономической
формации общества и смена ее коммунистической формацией. Для К. Маркса
это представляло собой переворот гораздо большего исторического масштаба –
переход от «царства необходимости» к «царству свободы», от предыстории
человеческого общества к его подлинной истории [9, с. 8], преодоление
социального отчуждения и господства материальной нужды и переход к
развитию человека, лежащему «по ту сторону» этого отчуждения и собственно
материального производства.
Позволю себе специально напомнить читателю, подробно процитировав,
одно из фундаментальных положений III тома «Капитала», о котором часто
«забывают» даже профессионалы-марксисты и крайне редко упоминают другие
ученые. «Царство свободы начинается в действительности лишь там, где
прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью,
следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно
материального производства. Как первобытный человек, чтобы удовлетворять
свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен
бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен
во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С
развитием человека расширяется это царство естественной необходимости,
потому что расширяются его потребности; но в то же время расширяются и
производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в
этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек,
ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен
веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он
господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой
сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и
адекватных ей. Но тем не менее это все же остается царством необходимости.
По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является
самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь
на этом царстве необходимости, как на своем базисе» [11, с. 386-387].
В
СССР
догматическая
версия
марксизма,
поддерживавшаяся
официальной идеологической практикой, с подозрением относилась к
проблематике преодоления отчуждения, предпочитая трактовать эту тему как
преходящее увлечение молодого Маркса (официальные идеологи не без
оснований опасались, что вопросы об отчуждении могут быть подняты не
только по отношению к капитализму). Несмотря на это, представители
творческой линии в советском марксизме не обошли проблематику отчуждения
своим вниманием. Разумеется, и западный марксизм, развивавшийся вне
официального идеологического диктата, также не остался равнодушен к этой
проблеме.
Мы не будем в этом тексте подробно останавливаться на данном вопросе,
так как в этом же номере журнала публикуются две статьи моих коллег,
специально посвященные проблемам отчуждения и его снятия. Подчеркну
лишь, что отношение к вопросам перехода «по ту сторону» материального
производства, глобального перехода от «предыстории» человечества к его
«подлинной истории» стало одной из демаркационных линий, принципиально
отделяющих ортодоксально-догматический марксизм от его критических,
творческих, недогматических течений, определило как слабость первого, так и
творческий потенциал второго. Стоит заметить, что критика марксизма, в
большинстве
случаев
предпочитавшая
избирать
мишенью
именно
догматические взгляды, по той же самой причине оказывается неубедительной
в отношении марксизма творческого и критического.
Марксизм после Маркса: несколько ремарок об основных направлениях
развития.
Исследование данного круга проблем оказалось весьма актуальным перед
лицом новых противоречий общественного развития, выпукло проявивших
себя в ХХ в.: проблем нарастающего отчуждения человека от человека,
человека от общества, человека от собственного труда; проблем глобального
экологического
кризиса;
проблем
возрастания
значения
творческой
деятельности в сфере общественного производства; проблем вытеснения
человека из сферы материального производства и т.п. В работах К. Маркса и Ф.
Энгельса постановка этих проблем была лишь намечена. Поэтому именно
данные проблемы оказались фокусом притяжения для основных течений
творческого марксизма, да и демократической социалистической мысли
вообще. Кратко упомяну лишь о вкладе некоторых ведущих марксистских
мыслителей ХХ в., обращавшихся к исследованиям в этих направлениях, и, к
сожалению, мало известном новому поколению ученых, в большинстве своем
не знающему марксизма, особенно ХХ в.
Исследовательская проблематика Антонио Грамши в качестве одного из
центральных вопросов сосредоточена на теме гегемонии. Именно через
категорию гегемонии он стремится показать, как развитие социальнополитического отчуждения, так и возможности его преодоления. В тесной
связи с этой темой находятся его разработки, касающиеся роли интеллигенции
и значения культуры, поставленные в контекст антигегемонистских тенденций,
а также Марксова идея свободной добровольной ассоциации. Все эти темы
выходят за пределы традиционного для догматической версии марксизма
внимания в основном к противоречию наемного труда и капитала. Однако это
только подход к проблеме скачка от предыстории человеческого общества к
новому качеству общественного бытия.
Главные разработки Дьёрдя Лукача – о роли классового сознания в
истории и об онтологии общественного бытия – прямо выходят на вопросы
отчуждения во всех его исторических проявлениях, не ограничивающихся
только условиями капиталистического способа производства. Тем самым выход
за пределы капитализма рассматривается у него в значительной мере именно
под углом зрения преодоления условий, характерных для всей предыстории
человеческого
общества.
Данное
направление
исследований
получило
дальнейшее развитие в работах как советских (М. Лифшиц, Э. Ильенков и
др.), так и западных ученых (И. Мессарош, Б. Оллман и др.). Затрагивали
данную проблематику и ученые, группировавшиеся вокруг журнала «Праксис»,
обращая
внимание
на
ограниченность
проблематики
исследований
в
традиционных рамках догматического марксизма. В недогматических течениях
советского марксизма не была обойдена вниманием и проблематика творческой
деятельности человека, что позволило заложить социально-философские
основы для марксистского подхода к изучению «экономики знаний».
Что касается широко известных исследований Франкфуртской школы, то
они довольно редко обращались непосредственно к проблематике масштабных
исторических скачков. Однако следует отметить гуманистический характер их
воззрений, что определяло их более широкий, нежели чисто классовый подход
к проблеме освобождения человека. В то же время проявившаяся у ряда
представителей этой школы тенденция к третированию диалектического метода
и обращение к исследованию общественных отношений главным образом под
углом зрения «коммуникативных» аспектов бытия, ослабили их нацеленность
на проблематику реальных условий социального освобождения.
Так, Юрген Хабермас, который как раз уделяет значительное внимание
проблеме социального освобождения человека, переводит всю совокупность
субъект-субъектных,
межличностных
отношений
на
жаргон
«коммуникативного действия». Это не проясняет, а скорее затуманивает
существо данных отношений.
Иные позиции характерны для Жан-Поля Сартра и значительного числа
его последователей, принадлежащих к ученым, стремящимся интегрировать
марксизм и экзистенциализм. Главным пунктом своего исследования они
сделали проблемы гуманизма и свободы, причем свободы, понимаемой в духе
Марксовых «Тезисов о Фейербахе» – свободы деятельного совместного
преобразования мира. Их взгляд является существенно более широким, чем
концентрация на проблемах только капиталистической системы. Близкие
позиции характерны и для других исследователей в сфере социальной
философии и психологии, придерживающихся левых гуманистические взглядов
(наиболее известные – Г. Маркузе и Э. Фромм).
В целом для творческого марксизма ХХ в. характерно постепенное
переключение внимания на осмысление роли человека и его освобождения. Тем
самым произошло перенесение исследовательских интересов с политических и
экономических противоречий капитализма, ведущих к его кризису, на вопросы
иного масштаба (пусть этот переход и не у всех получил ясное теоретическое
обоснование). Как отмечал мой коллега А.В. Бузгалин в нашей совместной
работе
«Глобальный
капитал»,
«проблематика социальной
эмансипации
Человека и Природы стала центральной для левых теоретиков с этого периода,
породив широчайший спектр взаимопересечений гуманизма, экологического
движения и социализма (курсив мой. – А.К.). Поставив в центр внимания всю
совокупность параметров, угнетающих и порабощающих человека, марксизм
смог адекватно ответить на вызовы основных глобальных проблем, этим
угнетением рожденных. Так в круг внимания исследователей левого спектра
оказались включены проблемы эмансипации женщин (левый феминизм),
расового неравенства, взаимодействия “центра” и “периферии”, миграции и мн.
др.». Особенно значимым стало (и чем дальше, тем больше становится)
обращение к экологическим проблемам, породив широкий спектр работ в
пространстве экосоциализма.
Еще одним пунктом развития классического марксистского наследия в
ХХ в. стало соединение разработанного К. Марксом формационного подхода с
мир-системным анализом. Недостаточность линейно-стадиального взгляда на
закономерности исторического развития была осознана еще самим К. Марксом,
поставившим
проблему
различной
эволюции
однотипных
социально-
экономических отношений в зависимости от тех исторических условий, в
которых они находятся. В исследованиях представителей мир-системного
подхода линейно-стадиальный взгляд на историческое развитие, в основе
которого лежит идея последовательной смены способов производства, был
дополнен изучением взаимодействия общественных организмов, находящихся
на разных стадиях развития. Это взаимодействие объединяет их в мир-систему
со своим «центром» и «периферией», отношения между которыми являются
существенным фактором, влияющим на своеобразие условий формирования и
смены в этих обществах способов производства. Совокупность этих
исследований создала научные основы для лучшего понимания природы
современных противоречий по линии Север – Юг.
Однако теоретики мир-системного подхода использовали этот подход и
классические представления К. Маркса о развитии через смену способов
производства как два разных подхода (а некоторые из них, например, Андре
Гундер Франк, даже противопоставляли один другому), не выработав
принципиальных теоретических основ для их синтеза. Такие теоретические
основы для синтеза линейно-стадиального подхода классического марксизма и
мир-системного анализа стали разрабатываться в отечественном марксизме,
прежде всего, в работах Ю.И. Семенова, предложившего глобальностадиальную концепцию исторического развития.
Таким образом, революционно-критический потенциал марксистского
наследия оказался актуален и востребован в свете проблем и противоречий
сегодняшнего дня. Он не был утрачен в современных творческих течениях
марксизма, а получил в них развитие и продолжение.
Творческому развитию марксизма способствовала и та критика, которой
он подвергался и подвергается со стороны своих противников, хотя она
достаточно редко основывалась на хорошем знании критикуемого предмета.
Многие идеи К. Маркса вошли в арсенал современных общественных наук,
пусть частенько и «контрабандой», безо всякого упоминания имени их автора.
Нередко критика марксизма рядится в тогу его полупризнания, но лишь с тем,
чтобы отвергнуть его революционно-критический дух. Таким критикам
марксизма я бы ответил словами самого К. Маркса из «Манифеста
Коммунистической партии»: «Ваше пристрастное представление, заставляющее
вас превращать свои производственные отношения и отношения собственности
из отношений исторических, преходящих в процессе развития производства, в
вечные законы природы и разума, вы разделяете со всеми господствовавшими
прежде и погибшими классами».
1.2 Причины и модели социальных конфликтов
Принято
считать,
что
все
общественные
конфликты
являются
завуалированными политическими. Но в этом отношении, по мнению
исследователей, есть разновекторные движения. Нередко городской протест
инициативно ищет политического измерения, то есть пытается найти каких-то
политиков, которые его поддержат. Тогда возникает некий сообщающийся
сосуд единого потока, в котором сегодня происходит какое-то конфликтное
общественное событие, как застройка парка, а завтра происходит политический
митинг. Иногда, когда тема важная, за конфликт идет борьба – сами
общественные группы не стремятся к политизации процесса, но её хотят
политические группы. Третий, менее распространенный вариант касается
избыточной политизации, когда для общества сама тема не столь важна, но она
оказывается вброшена в политическое поле и начинает искусственно
раздуваться
и разыгрываться. Наконец, бывает и
так, что повестка
общественного конфликта не представляет интереса для политических сил, а
общественные группы не имеют интересов в политике – это тот самый случай,
когда возможна выработка каких-то правил игры напрямую между жителями и
участвующими в конфликте силами без привлечения властей или политических
сил в качестве арбитра.
Все большую активность приобретает проблема социальных конфликтов
и социального неравенства в современном обществе. Это вызвано тем, что
остро нарастает противоречия в международных отношениях, в социальной
жизни и в жизни различных регионов. Проблема исследования социального
неравенства и социальных конфликтов в современном обществе приобретает
все большую актуальность и остроту в связи с нарастанием противоречий на
различных уровнях: в социальной жизни, в международных отношениях, в
отдельных регионах. Чтобы разобраться в причинах роста конфликтогенности в
мире нужно рассмотреть причины конфликтов. В 50-60-х годах прошлого
столетия появляется новое направление – конфликтология, ее главным
направлением выступает систематический анализ социального конфликта.
Изучением конфликтов занимаются разные группы, так как конфликты бывают
во всех сферах деятельности общества.
К пониманию конфликта можно выделить два основных подхода:
понятие конфликт может использоваться в широком смысле - как столкновение
сторон, сил; так и более узком смысле - как столкновение противоположных
целей, позиций, мнений оппонентов или субъектов взаимодействия. Все
подходы к изучению сущности конфликтов укладываются в две научные
парадигмы их исследования. Первая связана с теориями Э. Дюркгейма, Т.
Парсонса, Н. Смелзера, в которых разрабатывается идея стабильности
общества, а конфликт рассматривается как аномалия. Вторая опирается на
концепции К. Маркса, М. Вебера, Р. Дарендорфа, где конфликт трактуется как
неотъемлемая часть общества, его естественное состояние. К сторонникам
второй парадигмы примыкают К. Боулдинг, Л. Козер, Р. Коллинз, Дж. Рекс,
которые рассматривают конфликт как позитивно-функциональный процесс
преобразования общества. Несмотря на противоположность данных парадигм,
обе имеют право на существование. Общество развивается — неравномерно,
переходя от состояния стабильности к состоянию конфликтности и обратно.
Попытку разработать интегративную теорию предпринял Л. Крисберг, который
рассматривает
конструктивному,
трансформацию
переходящему
конфликта
в
от
долгосрочные
разрушительного
мирные
к
отношения.
Исследователь подчеркивает важность конструктивного подхода к конфликтам,
суть которого заключается в применении ненасильственных методов их
урегулирования.
Выявить общие основы всех конфликтов практически невозможно,
поскольку конфликты каждого вида и уровня имеют свои собственные
причины. При исследовании конкретного конфликта необходимо учитывать
влияние
самых
разных
факторов:
политических,
идеологических, национальных, религиозных, личностных и др.
экономических,
Чтобы эффективно управлять конфликтами в обществе, необходимо знать
причины конфликта, которые, как правило, скрыты, не лежат на поверхности
исследуемого явления. Однако выявить общие основы всех конфликтов
практически невозможно, поскольку конфликты каждого вида и уровня имеют
свои собственные причины. При исследовании конкретного конфликта
необходимо учитывать влияние самых разных факторов: политических,
экономических, идеологических, национальных, религиозных, личностных и
др.
Общие причины социальных конфликтов можно анализировать с позиций
теорий социального неравенства, в рамках которых социальная иерархия
описывается с опорой на исследования неравенства в конкретных обществах.
Выделяя основные критерии социальной стратификации (доход, власть,
образование и профессиональный престиж), авторы этих теорий расходятся в
обозначении
оснований
социального
неравенства.
Представители
функционалистской теории социальной стратификации К. Дэвис, Э. Дюркгейм,
У Мур, Т. Парсонс объясняют существование социального неравенства
разделением
труда,
значимость
которого
определяется
выполняемыми
индивидом функциями. В рамках марксистской теории стратификации
(экономический детерминизм) утверждается, что социальное неравенство
обусловлено классовыми противоречиями и эксплуатацией, а конфликты в
обществе
проявляются
в
виде
борьбы
антагонистических
классов.
Представители этой концепции считают, что правильное устройство экономики
(упразднение частной собственности) приведет к устранению конфликтов. Не
соглашаясь с К. Марксом в плане экономической детерминации конфликтов, М.
Вебер выделяет три критерия социального неравенства: имущественный,
статусный престиж, власть. В центре его внимания находится конфликт
статусных групп, которые имеют различные экономические, политические и
статусные интересы. Такой конфликт является естественным состоянием
общества.
Опираясь
на
идеи
М.
Вебера,
Л.
Уорнер
построил
свою
стратификационную концепцию на основе статуса индивида (доход, престиж,
профессия и образование), выделив в современном американском обществе три
основных класса: высший, средний и низший.
Таким образом, теория стратификации, которая объясняет существование
неравенства в обществе в основном объективными причинами (показателями),
способствует выяснению причин возникновения социальных конфликтов.
Большинство авторов сходятся во мнении, что социальное неравенство
является естественным, нормальным состоянием общественного развития,
поэтому социальные конфликты также естественны и вечны, а значит,
необходимо научиться управлять ими. Действительно, с одной стороны,
социальное неравенство является движущей
Социальное неравенство является естественным, нормальным состоянием
общественного развития, поэтому социальные конфликты также естественны и
вечны, а значит, необходимо научиться управлять ими.
Следует отметить, что в эпоху глобализации возникли новые типы
стратификации, напрямую связанные с обострением конфликтности в
современных
обществах.
Так,
У.
Бек
указывает,
что
глобализация
сформировала «общество риска», в котором критерием неравенства являются
различные риски, а значит, индивиды объединяются в группы в соответствии с
возникающими угрозами. Новые социальные движения на основе этих групп
порождают социальные конфликты. Некоторые социальные движения и группы
(например, группы против строительства ядерных объектов, группы против
нанесения ущерба окружающей среде) применяют террористические методы
для борьбы с угрозами и рисками. М. Кастельс рассматривает в своей теории
феномен «социальной эксклюзии» - потерю статуса индивидом путем
исключения его из социальных По мнению Г. Терборна, со второй половигрупп6. Эксклюзия касается в современном XX веке, витальное неравенство
усилило обществе уже не одного индивида, а целых лось в странах Африки и
других регионах социальных групп. Н. Луман указывал, что в связи с
распространением
там
заболеваний.
Экзистенциальное
неравенство
уменьшается, начиная с того же времени, поскольку активизируется
деятельность различных меньшинств за свои права. Однако ресурсное
неравенство, особенно экономическое, всегда растет. Поэтому классовая
борьба, делает вывод ученый, будет наихудшим сценарием развития общества
будет тот, в котором одни граждане будут включены в функциональные
системы, а другие - исключены из них.
В условиях мирового сообщества процесс глобализации порождает
общие основания социального неравенства. В теориях, рассматривающих
глобальное социальное неравенство, используются две базовые категории:
«сеть» и «класс». Соответственно, данные теории можно разделить на две
группы (два направления). М. Кастельс, Дж. Рифкин, Дж. Урри и другие авторы
описывают социальное неравенство с помощью понятия «сеть», то есть
представляя общество в виде горизонтальных и вертикальных «каналов»,
«потоков». Они полагают, что самыми важными факторами успешного
существования в обществе являются так называемые узлы, где сосредоточены
наибольшие возможности, различные ресурсы. Субъекты, не имеющие доступа
к сети, оказываются в самом ущемленном положении. И. Валлерстайн, В.
Робинсон, Л. Скляр, Г. Терборн, Дж. Харрис, рассматривая субъектов
глобального социального неравенства, взаимодействия которых охватывают
весь мир экономических отношений, используют понятие «класс».
Последователь
марксизма
Г.
Терборн
выделяет
три
измерения
неравенства: витальное, экзистенциальное и ресурсное. По его мнению,
витальное (биологическое) неравенство характеризуется разными показателями
продолжительности жизни, состояния здоровья и т.п. В свою очередь,
экзистенциальное
неравенство
проявляется
в
результате
воздействия
культурных факторов и социализации индивида, а ресурсное неравенство
выражается в распределении материальных ресурсов в социальной системе. Все
виды неравенства имеются в современном глобальном пространстве.
Ресурсное неравенство, особенно экономическое, всегда растет.
Поэтому классовая борьба, делает вывод Г. Терборн, будет нарастать как
в отдельных странах, так и в мире в целом.
Таким
образом,
существует
тесная
взаимосвязь
между
ростом
неравенства и ростом конфликтности в обществе. Авторы различных теорий
социального неравенства сходятся во мнении, что процесс неравенства
углубляется не только в национальных государствах, но и в глобальном
мировом пространстве, а социальные конфликты пронизывают различные
уровни социума и все глобальное пространство. Последнее положение
подтверждают конфликты, происходящие сегодня в разных регионах нашей
планеты: война в Сирии, распространение терроризма в Европе и США,
агрессивное поведение мигрантов из Азии и Африки в странах Европы, война
на Донбассе и другие события.
Следовательно, причины возрастания уровня конфликтности в отдельных
государствах или в глобальном мировом пространстве коренятся, как в
отдельных обществах, так и в мире в целом, на различных уровнях.
Традиционно
неравенство
более
всего
выражено
в
распределении
материальных ресурсов, что обуславливает и другие виды неравенства:
информационное, экзистенциональное, витальное, неравенство риска и т.д.
1.2 Конфликты последнего десятилетия:
характеристика и формы проявления
М.М. Ковалевский создал основную и самую полную метафизическую и
прикладную, эвристическую модель русской социологии, а также теорию
сравнительно-исторического
метода
познания
однотипных
социально-
юридических взаимодействий (исторических, социологических, юридических
аналогий в связи в стадии истории) как гипотетико-дедуктивного метода
(рациональная индукция целостных фактов Г. Галилея) моделирования
эволюции,
истории,
процессов
аккультурации,
рецепции,
реторсии
и
перспектив развития общества и государства, осуществляя предсказание,
ретросказание и сказание о современности истории и всемирной истории.
Введение. Объект социологии не общество, не модели прогресса, но
отношения воспроизводства рас и этносов в расширенной форме в их
месторазвитии, в пространстве-времени в системной дифференциации и
телеологии перфекции. Предмет: общество в месторазвитиях, культуры и
цивилизации и отношения образования, здоровья и коммуникации рас и
этносов,
реализуя
солидарность
и
человеколюбие,
антагонизмы),
равенство,
свободу.
справедливость
Философское
(в
ней
обоснование
исследования общества - реализм, а не конструктивизм. Теоретические
основания исследования: этнокультурно-расовый подход с позиций культурноисторических типов, космопсихо-логосов, суперэтносов. Методологические
принципы:
синтез
рефлексий:
феноменологической,
атрибутивной,
функциональной, структурной, субстратной. Методика: моделирование форм
жизни качественно-количественным образом как естественных природносоциальных процессов. Метод исследования: моделирование естественной
формы жизни (ее аксиоматика) и ее воспроизводственная модель в
месторазвитии, в пространстве-времени в - историко-сравнительной рефлексии
относительно всемирной и русской истории.
I. Метод социологии.
1. М. М. Ковалевский исходит из метода в социологии О. Конта (обратная
дедукция и сравнительно-исторический метод), Дж.Ст.Милля (содержательные
ограничения на дедукцию и индукцию, и перенос индуктивных суждений на
классы объектов), Г.Спенсера (статистика в эволюции, исключающая средние
величины, эволюционное мышление).
1. Логическая структура социологического умозаключения. Обратная
дедукция. Обратная дедукция - вид индуктивных умозаключений. Например,
есть суждение А - плотность населения является основным фактором
экономического - роста, и суждения Г- во всех странах с высокой плотностью
населения, как правило, наблюдается экономический рост при прочих равных
условиях, из этих суждений следует суждение В, если мы увеличим плотность
населения за Уралом, то это вызовет экономический рост на Урале и в России в
целом. Суждение Б подтверждает суждение А. Необходимо находить
разнообразные следствия, подтверждающие А, т.е. сравнения плотности
населения и экономического роста и других факторов роста по регионам
планеты, находя и исключения, образование, квалификацию, ресурсы и т.п.
Необходимо находить наиболее сильные следствия или ранжировать факторы
роста, указывая для конкретных территорий первичные и вторичные факторы.
Например, квалификация рабочей силы - тоже фактор роста (С). Если из
плотности населения (А) вытекает экономический рост на Урале (Б), если из
плотности населения (А) вытекает рост квалификации (С), но из роста
квалификации (С) на Урале не вытекает рост плотности населения (Б), то
следствие Б является более сильным, чем С.
2. Социология дает общие принципы для конкретных наук, является
семантикой для всех социальных и гуманитарных наук, прежде всего для права
и Конституционного права, политической экономии, сравнительного права,
сравнительной истории права, истории, религии, психологии, демографии,
политологии, этики, эстетики, этнографии, этнологии, лингвистики и т. п. Для
Конституционного права (как части социологии) социология дает модели
основной структуры Конституции, формы солидарности, экономического
роста, прогресса.
II. Модель социологии. М. М. Ковалевский создал основную и самую
полную метафизическую и прикладную, эвристическую модель русской
социологии. Социология как наука имеет основанием воспроизводственный
процесс русского народа в пространстве-времени России, организацию
общества, а предметом - эволюцию, историю и социальные процессы в целевой
функции прогресса и роста солидарности, отрицая факторы антагонизма,
выражая модели прогресса и справедливости в конституционном праве (право,
как часть социологии), создающем пространство для активности русского
народа и этносов в него входящих. Содержание социологии: теории эволюции в
связи с обществом, всемирной истории, русской истории в сравнении с
историей Запада и Востока, основных социальных процессов, справедливости,
солидарности и антагонизма, факторов развития (основной вопрос социологии,
включая
соответствие
институтов
природе
этноса),
синтезируемых
в
активности этносов и русском народе, экономического роста на основе роста
численности и плотности русского народонаселения в экономических районах
России,
сравнительная
теория
права,
сравнительная
история
права,
сравнительная теория конституционного права, как выражающих модели
воспроизводства, солидарности, справедливости и прогресса, теория развития
государственности на основ представительных начал и активности этносов,
теория развития конституционных идей, выражая тип и интенсивность борьбы
сословий, определяя темп истории, теория сравнительно- исторического метода
познания однотипных социально-юридических взаимодействия (исторические,
социологические, юридические аналогии в связи в стадии истории) как
гипотетико-дедуктивного метода (рациональная индукция целостных фактов Г.
Галилея) моделирования эволюции, истории, процессов аккультурации,
рецепции,
реторсии
и
перспектив
развития
общества
и
государства,
осуществляя предсказание, ретросказание и сказание о современности истории
и всемирной истории.
III. Сравнительно-исторический метод как общий метод социологии М.
М. Ковалевского.
1. Гносеология метода. Эссенциальное (не функциональное) мышление в
субстратной рефлексии (факторы развития и плотность населения) в структуре
основной структуры Конституции относительно факторов развития, моделей
экономического роста, прогресса-регресса (солидарность и справедливость).
2. Онтология метода. Сущность такого рода сравнительно-исторического
метода познания в общей социологии: выявление схемы преемственности форм
общежития и социального взаимодействия (кооперации и взаимодействия
факторов развития) во времени- пространстве государства и народа, в статике,
динамике
в
юридических
формах
права
и
Конституционного
права,
антропологии (формирование либерального человека), повседневно-обыденном
знании как семантики сравнений.
3. Логика мышления - обратная дедукция и неполная индукция, историкосравнительные аналогии, критика крайнего эмпиризма, дедуктивизма, психологизма, юридизма, абстракций типа в отношении однотипных явлений
различных эпох и регионов. Сосредоточение на различии, а не на сходстве.
4. Формально-содержательный аппарат сравнения: аналогии эволюции,
истории,
социальных
отношений,
юридический
явлений
в
принципе
методологического коллективизма, относительно системы справедливостисолидарности, факторов развития, моделей экономического роста, численности
и
плотности
народонаселения
и
этносов,
Конституционного
права,
содержащего формы прогресса (справедливость - солидарность) и схему
эволюции и исторического развития народа в его отношении к иным народам и
в отношениях аккультурации, рецепции, реторсии и внутренней борьбы групп и
внешней борьбы народов в мире (геополитика). Метод предполагает сравнение
во времени стадий развития; пространственные сравнения динамики и статики
народов; сравнение родственных народов; сравнение не родственных народов в
однотипных стадиях развития; сравнение форм аккультурации, рецепции,
реторсии согласно социальной реальности и правовой реальности, целей
законодателей; Запада, Востока, России; сравнение этносов России друг с
другом и Западом, Востоком.
5. ОТС метода. Закон системного основания - модель эволюции и
истории
и
права
России,
закон
системного
явления
-
особенный
производительный русский человек, реализующий идеал солидарности, закон
системного функционирования - институты, которые соответствуют природе
этноса в естественной воспроизводственной модели в Евразии и модель
экономического роста, основанная на таксономии Евразии и росте плотности
населения в таксономиях Евразии, закон системного развития - факторы
развития в эволюции и истории, приведенные в гармонию в основной структуре
Конституции, закон системной основы - форма солидарности и справедливости
как форма прогресса, идентичность и идентификация в русский народ,
телеология перфекции и роста численности этносов Евразии, естественные
циклы формы жизни, стандартные переменные особенного исторического
действия русского народа. Основная структура Конституции, формируемая
социологией,
по
М.
М.
Ковалевскому,
такова.
Эволюционные
психигенетические основы, модель справедливости и солидарности, меры
антагонизма (естественное этнокультурное право) или социальные основы,
мораль, религиозный идеал совместимости религий, общественный идеал и
способ принятия Конституции народом; модель прав человека, определяемая
этническим суверенитетом; структура формы стоимости и собственности,
адекватная модели расширенного воспроизводства, факторы развития, модели
экономического роста таксономий России, модель роста плотности населения
по таксономиям России; модель истории, системы Традиции, суверенитета,
образования, демографического роста, исключение формы полицейского и
военного государства как полицейского порядка, гармония институтов
государства и общества соответствующих этнической природе русского народа,
право народа на протест; воспроизводственная модель в пространстве-времени;
отношение идентификации в расу и этнос, нацию в модели русского народа как
культурно-исторического типа, структура государства, договорная модель
государства и реальное разделение властей, процедура принятия решений в
явной и не явной форме; целевая функция расширенного воспроизводства и
перфекции расы и этноса, науки, форма прогресса и регресса, невозвращение
вспять; циклы коррекции Конституции в конкретных обстоятельствах и циклы
социальной мобильности; антиномия ненасильственного действия и приоритет
национального права над международным, принципы правительственной
политики [4; 5].
6. Язык сравнений. Сравнение осуществляется в синтетическом языке,
содержащем языки
естествознания, метафизики, сравнительного
права,
сравнительной истории права, права, истории, Конституционного права,
моделей повседневно-обыденного знания и социологии, языке мифологии и
фольклора, взаимодействующих как димензиальные образы факторов развития
(субстрат), имея целью решение задач солидарности.
7. Этика, эстетика, антропология метода предполагает категории
солидарности, справедливости как равенства, определение теоретических
суждений суждениями повседневности и обыденности и фольклора (миф и
сказка, традиция), либерального (доброго) человека при испорченности
институтов и реализации прав человека для их улучшения в реформах.
8. Современные модели социологии М. Вебера, Т. Парсонса, Р. Мертона,
Дж. Г. Мида, мультикультурализма, функционализм, структурный анализ
социальных фактов, методологический индивидуализм, этнометодологии,
конструктивизм Л. Бергера и Т. Лукмана и т.п. суть глубокие, но
специализированные и частные социологии. Социологии сравнительного типа
Дж. Форрестера, Ф. Фукуяма, С. П. Хантингтона, П. Дж. Бьюкенена, Дж.
Стиглица, социология миросистем Э. Валлерстайна в связи с проблемами
модернизации и глобализации, локализации также носят специализированный и
абстрактный характер. Они не содержат синтеза наук, синтеза языков наук,
сравнительного опыта культуры. О. Конт, Г. Спенсер и М. М. Ковалевский же
обосновали модели социологии, которые и являются науками только потому,
что
основываются
на
историко-сравнительном
опыте
практики,
а
в
интерпретации М. М. Ковалевского, включая в себя Конституционное право [1;
2; 3; 6].
Выводы по первой главе
Cравнительно-исторический
метод,
включающий
в
социологию
Конституционное право, только и делает науку, которая носит имя социологии,
общей социологией. Он создает общую семантику в семантической теории
истины в социологии, моделирования и интерпретации в эволюции, истории,
моделях системы социальных процессов, а в них фактов относительно форм
жизни рас и этносов, формы справедливости - солидарности, формы факторов
развития народов в их геополитике, в моделях экономического роста, моделях
прогресса- регресса, трансгресса в аккультурации и рецепции, реторсии, в
пространстве- времени месторазвитий, языках естествознания, метафизики,
истории,
сравнительного
права,
сравнительной
истории
права,
Конституционного права, частных социологиях и общей сравнительной
социологии формирующей суждения относительно будущего, прошлого и
настоящего в семантической теории истины.
Толерантность формируется у человека под влиянием социокультурной
среды, в частности домашней среды. Основы толерантного отношения к
представителями других этнических групп закладываются родителями в
детском возрасте. Именно поэтому необходимо прививать детям уважительное
отношение к другим, интерес к различным культурам, образу жизни и
мировоззрению,
способам
индивидуальности.
самовыражения
и
проявления
человеческой
В
современном
мире
глобальные
коммуникации,
финансовые
и
миграционные потоки разрушают ранее существовавшие барьеры, объединяя
разные культуры и образы жизни. Этнополитический конфликт – это форма
межгруппового конфликта, в котором группы с противоположными интересами
различаются по этническому признаку. Под этнополитическим конфликтом
понимается
конфликт
с
определенным
уровнем
организационного
политического действия, общественных движений, массовых беспорядков,
сепаратистских
выступлений
и
даже
гражданских
войн,
в
которых
противостояние происходит по различиям в этнической общности. В ходе
теоретического изучения особенностей этнополитических конфликтов было
выявлено, что в их возникновении и развитии решающее значение играет
психологическая
составляющая
данного
конфликта
в
форме
наших
стереотипов, предрассудков и установок. Именно эти психологические
феномены лежат в основе восприятия оппонента. А так как установки личности
лежат в основе готовности к определенному поведению, то в своем небольшом
исследовании мы решили проверить, предрасположена ли современная
молодежь к этническим конфликтам.
Статистически достоверные отличия значений старшей возрастной
группы от студенческих значения можно объяснить доступностью и свободой
коммуникации с представителями других этнических групп в современном
мире, в современных условиях. Старшая возрастная группа проходила свое
становление в период изоляции СССР, тяжело было представить общение с
афроамериканцем или индусом на том же уровне, что и с представителями
распространенных в СССР этнических групп. Наличие предубеждений по
отношению
к
тем
или
иным
этносам
обуславливаются
недостатком
достоверной информации и необходимостью иметь представление о различных
этнических группах. Распространение сети Интернет, различных программ
обмена учениками между государствами, доступность образования за рубежом,
мероприятия
международного
уровня,
спортивного
или
творческого
направления, форумы и фестивали – все это помогает современной молодежи
наладить коммуникацию с представителями других этносов. Этим можно
объяснить низкий уровень предвзятого отношения к представителям других
этнических групп у студенческой молодежи.
Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что у современных
студентов предвзятость по отношению к другому этносу выражена в меньшей
степени, чем у респондентов старшей возрастной группы, но при этом и в той и
другой группе респондентов одинаково выражен средний уровень этнической
толерантности. Это позволяет нам считать, что гипотеза нашего исследования
частично
подтверждена.
К
конфликтам
приводит
часто
Отсутствие
необходимой толерантности в межличностных отношениях. Из-за этого важно,
чтоб уровень толерантности был в достаточной степени для количестве важных
фактором для профилактики и разрешения этнонациональных конфликтов. При
этом нет сомнений, что тема эта возрастает вместе с ростом процессов
деформации базовых традиционных социальных институтов, под влиянием
глобализационных процессов [3].
Глава 2 Анализ структуры и причин современных
социальных конфликтов
2.1 Анализ причин социальных конфликтов
Анализ
проблематики
конфликтов
социальной
работы
является
актуальным. Специалист по социальной работе по оказанию помощи клиенту,
часто выступает в качестве участника или посредника. Клиент, который
обратился в социальную службу за помощью, наряду с материальной,
физической,
духовной
проблемой
также
стакивается
с
трудности
конфликтогенного характера. Поэтому наряду с решением проблем социальный
работник также разрешает конфликт [30].
Очень часто конфликт возникает не как неизбежность, но и как
необходимость сохранения системы, структуры. Концепция социального
конфликта
играет весомую роль
в анализе социальных
действий и
взаимодействия. Функции социального конфликта имеют как разрушительный,
так и конструктивный компонент.
Протекающие на сегодняшний день процессы в мире, и в России в
частности, порождают новые реалии общественной жизни. Социальное
неравенство, политика «индивидуализма», рыночные отношения - вот далеко
не полный список тех условий, с которыми приходится сталкиваться людям в
современной действительности. Быстро сменяющие друг друга социальноэкономические условия вынуждают людей постоянно адаптироваться к ним,
находясь в постоянном напряжении. Изменения во всех сферах человеческой
жизни создают новое представление о мире, об информационном, или сетевом
обществе, эпохе глобализации. Такое состояние мира З. Бауман называет
«текучей современностью» [11]. Всё это, в свою очередь, провоцирует рост
проявления агрессивного поведения среди людей, в том числе и молодёжи,
недовольных
собственным
положением,
что
зачастую
приводит
к
возникновению высшей стадии общественного противоречия - социального
конфликта. А. Г. Здравомыслов в своей работе «Социология конфликта: Россия
на путях преодоления кризиса» даёт следующее определение социального
конфликта: «Социальный конфликт -это важнейшая сторона взаимодействия
людей в обществе, своего рода клеточка социального бытия. Это форма
отношений между потенциальными или актуальными субъектами социального
действия, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями и
нормами, интересами и потребностями»1. Социальный конфликт также
выступает одним из основных факторов социальной эволюции по ряду причин.
Во-первых, социальные конфликты служат способом выявления и разрешения
социальных противоречий, позволяют выявить противоборствующие стороны,
противоположность интересов субъектов и тем самым начать процесс
разрешения социальных проблем и общественного противоречия. Во-вторых,
появление социального конфликта в обществе - это признак назревших
общественных противоречий и необходимости соответствующих реформ.
Наконец, в-третьих, разрешение социального конфликта является источником
развития (прогрессивного или регрессивного) самих противоборствующих
субъектов и того общественного целого, в котором возник социальный
конфликт. Эти причины в совокупности актуализируют потребность в анализе
роли, которую занимает молодёжь в процессе конфликта.
Особое место как субъект конфликтных отношений на всём протяжении
исторического процесса занимает такая социальная группа, как молодёжь.
Научный интерес к данной группе обусловлен тем, что молодёжь обладает
наиболее высоким уровнем конфликтного потенциала. Доля процентной
вовлечённости молодёжи в социальные конфликты традиционно намного
превосходила
и
превосходит
доли
иных
социальных
групп.
Этому
свидетельствуют такие исторические примеры, как революционные движения в
начале XX века в России, майские события 1968 года во Франции, протестные
движения в современной Украине. Актуализировавшаяся в последнее время
проблема радикального экстремизма и его крайнего проявления - терроризма,
требует комплексного и всестороннего рассмотрения молодёжи как субъекта
конфликтных отношений.
Методология и методы исследования. Основным методом исследования в
данной статье является диалектика. Используется авторская методология Н. Д.
Субботиной:
концепция
естественных
и
развития
социальных
общества
предпосылок
на
и
основе
соотношения
концепция
соотношения
естественного и социального в обществе и человеке. В статье используются
также методы анализа и синтеза.
Результаты
исследования
и
их
обсуждение.
На
разных
этапах
человеческой истории понятие «молодёжь» трактовалось в зависимости от
конкретных условий. В общеупотребительном смысле «молодёжь» может
рассматриваться как общность, которой присущи определённые возрастные
характеристики и связанные с ними социально-культурные особенности. И. С.
Кон в своей книге «Психология ранней юности» заменяет понятие «молодость»
на «юность» и обозначает ею фазу перехода от состояния зависимого детства к
ответственной взрослой жизни, что включает в себя помимо физиологического
созревания достижение социальной зрелости [3, с. 6]. По мнению В. Т.
Лисовского,
социализации,
молодёжь
которое
-
это
поколение
усваивает
людей,
образовательные,
проходящее
стадию
профессиональные,
культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных
исторических эпох и условий возрастные рамки молодёжи могут колебаться от
16 до 30 лет [4, с. 48]. Существует ещё довольно широкий ряд определений
понятия «молодёжь», однако общее у всех этих трактовок то, что в них
отмечается некая «переходность», промежуточное положение между детством
и взрослой жизнью, что, в свою очередь, естественным образом оказывает
влияние и формирует специфические отличительные черты молодёжи как
потенциального субъекта конфликтных отношений.
Маргинальность молодёжи, обусловленная неполной интеграцией в
существующую социальную систему, создаёт большой риск для вовлечения
этой возрастной группы в социальный конфликт. По мнению Р. Дарендорфа,
причиной социального конфликта является различная степень доступности
жизненно важных ресурсов и разница в наличии жизненных возможностей у
различных социальных групп [12]. Таким образом, согласно Р. Дарендорфу,
можно утверждать, что молодёжь зачастую, занимая маргинальное положение в
социуме, имеет наиболее низкие возможности для реализации собственных
нужд и потребностей, что может вызывать конфликтное поведение.
В условиях социальной аномии, когда старые схемы и механизмы
функционирования в обществе подрастающего поколения уже разрушены, а
новые ещё не усвоены или не возникли, молодой человек находится в
состоянии неопределённости и постоянного выбора, что вызывает внутреннее
напряжение. Социальный конфликт, как специфический способ взаимодействия
молодёжи в обществе и как культурно-исторический феномен, является
естественным показателем институализации молодёжи как социальной группы.
Возникновение
социальных
конфликтов,
субъектами
которых
является
молодёжь, свидетельствует о том, что происходит процесс интеграции молодых
людей в обществе. Такие конфликты могут быть индикатором того, что
происходит переоценка либо формирование новых ценностей, создаются
моральные, этические внутренние регуляторы. В процессе интеграции в
социальную систему молодые люди сталкиваются с рядом трудностей и
препятствий. Между молодёжью и обществом возникает и обостряется
противоречие по поводу запросов и ожиданий, ценностей и интересов, прав и
обязанностей.
Однако процесс социализации молодёжи зачастую имеет амбивалентный
характер. С одной стороны, молодой человек стремится идентифицировать себя
с какой-либо новой группой, с другой - он хочет сохранить и утвердить
собственную уникальность. В подобной ситуации для молодого человека
конфликтное поведение выполняет функцию познания и утверждения себя,
собственного
«я».
Противопоставление
чему-то
другому
(этническому,
расовому, культурному и т. п.) служит механизмом выделения каких-либо
собственных черт, желаний и потребностей. Социальный конфликт в таком
случае выступает функцией своеобразного диалога между молодёжной
субкультурой и культурой общества в целом, между различными поколениями
людей. Конфликты в молодёжной среде могут иметь контрпродуктивный
характер. Футбольные фанаты, молодёжные группы шовинистского толка,
различные радикальные группировки являются примерами субъектов таких
конфликтов.
Учёные отмечают, что одной из отличительных черт современной
молодёжи является наличие националистических убеждений [9, с. 83].
Основная цель и причина возникновения таких молодёжных групп лежит, в
первую очередь, в желании противопоставления себя чему-то конкретному, а
только потом отстаивание собственных ценностей и идеалов. Другими словами,
возникновение таких групп уже изначально имеет акцентуацию на конфликт и
на внешнее проявление агрессии.
Социальный
конфликт,
прежде
всего,
является
разновидностью
социального взаимодействия, одной из обязательных отличительных черт
которого является наличие взаимооппозиционных действий со стороны
участников конфликта. Для того чтобы определить специфику молодёжи как
субъекта социальных конфликтов и проанализировать роль, которую она в них
играет, необходимо знать объект, на который направлено конфликтное
действие. Зачастую проблема состоит в том, что такой объект может быть
неочевидным.
Конфликтное
поведение
молодёжи
может
иметь
демонстративный, диффузный характер и лишь прямые акции агрессии либо
протеста имеют чёткую и определённую объектную нацеленность. Наличие
чёткого объекта, на который направлено конфликтное действие, упрощает
выяснение и понимание причин, повлекших возникновение данного поведения.
Понимание того факта, что в основе молодёжи как общности лежит не
только возрастной критерий, но и особенное место, которое она занимает в
системе общественных отношений, и то, какие социальные функции она
выполняет, приводит к выводу, что все её свойства и отличительные черты
связаны с особой социальной ролью, которую она играет в обществе.
Молодёжь призвана выполнять новаторскую функцию в обществе, привнося
что-то новое и служа катализатором новых социальных изменений, однако
одновременно она должна наследовать весь опыт, накопленный социумом и
государством. Каждое новое поколение представляет собой социальный
потенциал
общества,
который
обладает
уникальными
возможностями
преобразования. Однако вопрос того, куда эти потенциальные возможности
будут направлены - на созидание или разрушение - зависит от тех условий в
обществе, которые будут либо способствовать её адаптации, либо нет.
Американский социолог Л. Фойер утверждал, что «история всех до сих пор
существовавших обществ есть история борьбы между поколениями» [15]. По
мнению
О.
Конта,
конфликт
поколений
является
важным
условием
общественного развития. Ограниченность человеческой жизни приводит к
постоянному обновлению действующих сил в обществе. Конт отмечает, что
старшее поколение старается сохранить то, что было достигнуто в их юности,
тогда как молодёжь стремится ко всему новому. Данный вид конфликта можно
рассматривать как противопоставление изменчивости и устойчивости. Н. Д.
Субботина видит в изменении соотношения изменчивости и устойчивости
отличие социальной эволюции от естественной: «Естественная эволюция
требует от человека выполнения функции сохранения, а социальная - функции
изменения» [8, с. 98]. Таким образом, можно сказать, что поведение старшего
поколения более соответствует требованиям естественной эволюции, а
молодого - социальной. Однако, как отмечает Н. Д. Субботина, постоянное
обновление, ускорение общественного развития может в конце концов
привести к сингулярности, то есть к такой опасности, сущности и последствий
которой мы не знаем, поэтому не знаем, как ей противостоять [8, с. 405].
2.2 Предложение способов урегулирования
Чтобы
конфликт
поколений
имел
продуктивный
характер
и
положительно влиял на общественный прогресс, должна присутствовать
преемственность поколений. Цивилизация прогрессирует только тогда, когда
весь добытый культурный, интеллектуальный и материальный опыт не исчезает
вместе с теми, кто его добыл [1]. Несмотря на то, что конфликт, в том числе и
тот, где субъектом выступает молодёжь, как явление вызывает негативные
ассоциации, мы разделяем вывод Л. Козера, который вслед за Р. Дарендорфом
подчёркивал, что конфликт не всегда дисфункционален для отношений внутри
системы и чаще всего необходим для укрепления в ней связей [14]. Немецкий и
английский
социолог
и
философ
К.
Мангейм
также
указывал
на
социокультурное значение смены поколений в развитии общества [5]. Однако
не все придерживаются такой точки зрения. К. Лоренц крайне критически
высказывался о роли молодёжи в межгенерационных конфликтах. Он считал,
что конфликт поколений является выражением массового невроза, которым
характеризуется современное общество и причинами конфликтов между
поколениями является гедонизм молодёжи и её нежелание предпринимать
какие-либо усилия для реализации собственных амбиций [13]. Хотя конфликт
поколений и выступает как одно из важных условий общественного прогресса,
зачастую стремление молодёжи улучшить окружающий мир, и общество в
частности, имеет весьма размытую грань со стремлением это общество
разрушить. Не все те идеи, которые, по мнению молодёжи, несут благо, на
самом деле положительно влияют на общество. Одним из таких примеров
можно считать набравшие популярность идеи анархизма в начале XX века в
России. По мнению В. А. Светлова, социальная система и человеческий вид в
целом выживают и сохраняются в социокультурном смысле только тогда, когда
между традициями и новаторством сохраняется гармония, они должны
поддерживать и дополнять друг друга. С эволюционной точки зрения,
благодаря традициям, наследуются элементы, способствующие выживанию,
реформы же должны адаптировать весь накопленный опыт в соответствии с
быстроменяющимися внешними условиями [7, с. 144]. Таким образом,
противоречивость
функций
и
социальных
ролей
в
обществе
можно
рассматривать как одну из причин, влияющих на уровень конфликтности
молодёжи.
Одной из основных черт и глубинных причин установки и акцентуации
молодёжи
на
внешний
социальный
конфликт
является
несовпадение
ценностных миров. Именно на ценностно-смысловом уровне проходит главное
различие между молодым человеком и всем внешним социальным миром.
Основная граница, разделяющая поколения, проходит не на возрастном уровне,
а заключена в фундаментальных различиях аксиологических представлений в
вопросе социального идеала и носит социокультурный характер. Диалектику
развития индивидуального роста, которую можно применить и к молодёжи,
хорошо описал Э. Фромм в своей работе «Бегство от свободы»: «С одной
стороны, это процесс развития человека, овладения природой, возрастания роли
разума, укрепление человеческой солидарности. Но с другой - усиление
индивидуализации
означает
и
усиление
изоляции,
неуверенности;
а,
следовательно, становится всё более сомнительным место человека в мире и
смысл его жизни. Вместе с этим растёт и чувство бессилия и ничтожности
отдельного человека» [10, с. 41]. Все эти противоречия формируют у части
молодёжи специфическую отличительную черту - экстремальность, которая
проявляется сверхобострённым восприятием действительности, зачастую
неадекватным.
Максималистское,
крайне
категоричное
отношение
к
общепринятым ценностям, нигилистические установки вызывают состояние
социальной лабильности. Такая молодёжь не имеет чётких социальных
идеалов, жизненных ориентиров и легко поддаётся внушению и агитации.
Молодое поколение более беззащитно перед процессом глобализации и теми
вызовами, что она порождает. Это обусловлено тем, как отмечает С. Г. Гутова,
что дети и старшее поколение в отличие от молодёжи имеют свои защитные
барьеры, которые частично позволяют им избегать прямого разрушительного
воздействия последствий глобализации [2, с. 61].
Следует
обратить
внимание
на
такую
причину
повышенной
конфликтности молодого поколения, как её особенности на естественном
уровне: физиологическом и психологическом. У молодых людей, особенно
мужского пола, существует повышенное стремление к объединению в группы,
к подчинению лидеру группы, который может ставить цели как положительные
для внешнего общества, так и деструктивные. К тому же молодые люди, более
здоровые и энергичные, испытывают потребность реализовать свою энергию. И
когда
такие
естественные
предпосылки
поведения
объединяются
с
социальными (стремлением определённых личностей или социальных структур
использовать молодёжь в своих интересах), тогда и растёт количество
экстремистских и террористических организаций, большинство в которых
составляют молодые люди. Это говорит о том, что молодым можно внушить
любую мысль, и они легко готовы жертвовать жизнью ради внушённого идеала.
Внушённый идеал, на наш взгляд - это идеал, который сформирован не с
помощью логического убеждения, а посредством суггестии. По мнению К.
Мангейма, у молодёжи нет интересов, ни экономических, ни ценностных,
имеющихся у большинства взрослых людей.
Он говорил: «Быть молодым означает стоять на краю общества, быть во
многих отношениях аутсайдером» [6, с. 442]. Философское осмысление
значения межгенерационного конфликта, места и роли молодёжи в нём на
ценностном уровне позволяет сделать вывод о том, что конфликт является не
аномалией, а необходимым элементом общественного бытия и зачастую
выступает фактором возникновения новых и укрепления старых связей в
обществе.
Выводы по второй главе
Конструктивное
управление
социальными
конфликтами
является
решающим средством сокращения насилия в конфликтах. Конструктивно
управляемые
конфликты
становятся
менее
интенсивными,
становится
возможным направить творческую силу конфликта на службу постепенному
развитию
социальных
структур,
он
дает
конструктивные функции социального конфликта.
возможность
использовать
Таким образом, конфликт рассматривается как неотъемлемая часть
социальной структуры, которая имеет право на существование, подлежащая
анализу и регулированию в отношении любой организованной структуры.
Конфликт
выполняет
стабилизирующую
функцию
и
служит
для
восстановления единства, он становится неотьемлемой частью отношений.
Под
социальной
проблемой
в
современной
научной
литературе
понимается противоречивая ситуация, обусловленная самой реальностью и
требующая детального анализа для последующей выработки управленческого
решения [22].
Реальная социальная проблема должна представлять собой задачу,
требующую разрешения, нести в себе элемент новизны. Непосредственно от
выявленной проблемы зависит вид исследования. Для разработки проблемы
необходимо: четко сформулировать исследовательскую проблему, что позволит
сформулировать цель социологического исследования; детализировать и
конкретизировать ее, расчленить общую проблему на ряд частных проблемных
ситуаций, что позволит сформулировать задачи исследования; выявить уровень
разработанности проблемной ситуации в научной литературе, что позволит
определить тип, сформулировать гипотезу исследования.
Давая
оценку
вышеизложенному
нужно
обратить
внимание
на
отведенную роль молодежи. Молодежь в социальных конфликтах обладает
психолого-физическими особенностями в силу своего возрастного уровня
развития. Функции в социуме, которые выполняет молодежь, оставляет на ней
специфический отпечаток. Для изучения конфликтах ситуаций необходим
комплексный анализ проблем молодежи. Роль в Для более глубокого анализа
проблемы вовлечённости молодёжи в социальные конфликты требуется
комплексный анализ, который бы учитывал все стороны данного явления.
Точные
данные может
дать
только
при
помощи
научного
подхода
междисциплинарного характера. Роль социальной философии в этом контексте
должна быть системообразующей. Понять сущность конфликтного поведения у
молодёжи в философском значении - значит воспринять, увидеть в этом
человеческий смысл, ценностный аспект и уже на основании этого правильно
истолковать её суть.
Глава 3 Эмпирическое исследование
3.1 Обоснование проблемы исследования
История человеческой цивилизации полна разных конфликтов. Ученые
трудились на протяжении веков над пониманием характера конфликта и
предлагали более эффективные средства для их преодоления.
Во многом от навыков конструктивного регулирования сознательных
противоречий и проблем зависит отрицательные и положительные функции
конфликта, их роль в жизни деятельности людей.
Проблематика конфликтов и их анализ специалисты по социальной
работе считают актуальным. Они часта выступают в качестве участника или
посредника, для урегулирования конфликтов. Обращаясь за помощью в
социальную службу стакивается с трудности конфликтогенного характера.
Поэтому наряду с решением проблем социальный работник также разрешает
конфликт [30].
Концепция социального конфликта играет весомую роль в анализе
социальных действий и взаимодействия. Функции социального конфликта
имеют как разрушительный, так и конструктивный компонент.
Сокращением насилия в конфликтах способствует конструктивное
управление социальными конфликтами. является. Конструктивно управляемые
конфликты становятся менее интенсивными, становится возможным направить
творческую силу конфликта на службу постепенному развитию социальных
структур, он дает возможность использовать конструктивные функции
социального конфликта.
Поэтому конфликт
можно рассмотреть,
как неотъемлемая
часть
социальной структуры, которая существует для подлежащая анализа и
регулирования в отношениях любой организованной структуры. Конфликт
выполняет стабилизирующую функцию и служит для восстановления единства,
он становится неотьемлемой частью отношений.
Анализ конфликтов начинается с самого элементарного уровня, с истоков
возникновения конфликтных отношений. Обычно он начинается со структуры
потребностей, набор которых специфичен для каждой личности и социальной
группы. Эти потребности делятся на пять типов:
 физические потребности;
 потребности в безопасности;
 социальные потребности;
 потребности
в
достижении
престижа,
уважения,
знаний,
определенного уровня компетенции;
 высшие потребности в самовыражении, самоутверждении.
Поведение человека упрощенно представляется рядом элементарных
действий, каждое из действий начинается с дисбаланса с появлением
потребности
в
цели
и
заканчивается
восстановлением
равновесия
и
достижением цели. Любое вмешательство, создающее барьер в уже начавшемся
действии человека, называется блокадой.
Если же от индивида (социальной группы) появления блокады, то
непременно, требуется переоценка ситуации, принятие решения в условиях
неопределенности, постановка новых целей и принятие нового плана действий.
В последнее десятилетие проблема конфликтов стала популярна и
актуальна в России, и конфликт определяется многими социальными
психологами,
как
система
взаимоотношений
и
процесс
развития
взаимодействия.
Причина конфликта, это пункт, вокруг которого разворачивается
конфликтная ситуация.
Выделяют следующие типы причин:
 Наличие противоположных ориентации;
 Идеологические причины;
 Причины конфликтов, заключающиеся в различных формах
социального неравенства;
 Причины конфликтов, лежащие в отношениях между элементами
социальной структуры.
Любая из этих причин может послужить толчком, первой ступень к
конфликту при наличии определенных внешних условий.
Этапами социальных конфликтов являются:
 предконфликтная ситуация;
 непосредственно конфликт;
 стадия разрешения конфликта.
Конфликты принимают форму от простой обычной ссоры до крутного
столкновения.
Существуют четыре основных параметра конфликтов:
 причины конфликта;
 острота конфликта;
 длительность конфликта;
 последствия конфликта.
Под
социальной
проблемой
в
современной
научной
литературе
понимается противоречивая ситуация, обусловленная самой реальностью и
требующая детального анализа для последующей выработки управленческого
решения [22].
Реальная социальная проблема должна представлять собой задачу,
требующую разрешения, нести в себе элемент новизны. Непосредственно от
выявленной проблемы зависит вид исследования. Для разработки проблемы
необходимо: четко сформулировать исследовательскую проблему, что позволит
сформулировать цель социологического исследования; детализировать и
конкретизировать ее, расчленить общую проблему на ряд частных проблемных
ситуаций, что позволит сформулировать задачи исследования; выявить уровень
разработанности проблемной ситуации в научной литературе, что позволит
определить тип, сформулировать гипотезу исследования.
Выявление социальной проблемы позволяет сформулировать предмет и
объект
исследования.
Любая
социальная
проблемная
ситуация
всегда
предполагает социальную общность, группу людей, реализацию определенных
социальных процессов.
Объект социологического исследования описывается структурно и
количественно.
В
качестве
объектов
изучения
выступают
различные
социальные феномены, процессы. Конкретное описание объекта влияет на
формулировку цели, задач, гипотезы. В процессе обоснования объекта
исследования последний подвергается системному анализу, выявлению,
разложению его на составные части.
В настоящее время выделяют несколько операций системного анализа:
 факторная
операционализация:
выявление
основных
факторов,
воздействующих на объект;
 структурная
операционализация:
разложение
объекта
на
составляющие его компоненты;
 генетическая
операционализация:
развития объекта изучения;
выявление
основных
этапов
 функциональная операционализация: выявление функционального
потенциала объекта.
Цель задает общее направление реализации исследования, представляет
собой проект деятельности, направленной на достижение определенного
результата, формулировку итогового вывода на основании проведения
изучения.
В рамках социологических исследований выделяют: теоретические,
практические, прикладные цели.
Теоретическая цель исследования предполагает глубокую проработку
теоретических компонентов программы. Достижение поставленной цели
предполагает достижение нового уровня теоретических знаний.
Прикладные цели исследования не предполагают глубокий, развернутый
теоретический анализ, ориентированы на использование уже разработанных,
типовых
стратегий
разрешения
социальных
проблем.
Вне зависимости от характера цели она должна иметь краткую и четкую
формулировку [22].
Задачи исследования представляют собой инструмент конкретизации
цели, средства для ее достижения. Характер задач зависит от типа и цели
исследования: если цель носит теоретический характер, соответственно, и
задачи будут теоретическими.
Таким
образом,
обоснование
социологического
исследования
представляет собой поэтапную разработку программы изучения, включающую
выявление реальной социальной проблемы, объекта и предмета, формулировку
цели и задач исследования.
3.2 Общая характеристика предприятия
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Орловский государственный университет имени И.С.
Тургенева» основан в 1931 году [26].
Учредителем ОГУ имени И.С. Тургенева является Российская Федерация.
Функции и полномочия учредителя университета осуществляет РФ.
Место нахождения Учредителя: 125993, г. Москва, 3, ул. Тверская, 11.
Место нахождения образовательной организации:
ОГУ имени И.С. Тургенева — 302026, г. Орел, ул. Комсомольская, 95
Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева – это
первый
опорный
университет
России;
единственный
в
регионе
многопрофильный центр, ведущий непрерывную подготовку специалистов всех
уровней
в
области
педагогического,
инженерного,
медицинского,
естественнонаучного и гуманитарного образования.
Научно-исследовательская
работа осуществляется
по
различным
направлениям: интеграционная система непрерывной, теоретико-практической,
продуктивной подготовки, переподготовки и повышения квалификации
специалистов в области социальной работы и психолого-педагогического
образования».
Практику
прошла
в
научно-исследовательской
лаборатории
социологических исследований ФГБОУ ВО "Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева".
Научно-исследовательская лаборатория «Социально-антропологическое
измерение городского пространства» ФГБОУ ВО «Орловский государственный
университет
имени
И.С.
Тургенева»
имеет
следующее
оборудование:
персональные компьютеры с установленными ПО, системой прямой и обратной
проекции.
За время прохождения практики:
 участвовала в установочной конференции;
 принимала участие в создании исследуемых объектов;
 подготовила исследовательскую базу.
За время прохождения преддипломной практики в лаборатории я пришла
к выводу, что конфликтные взаимоотношения сопряжены с долговременными
отношениями между людьми, каждый человек относится к такому роду
исследования по-разному, исходя из своих этических соображений.
В мире на сегодняшних день существует множество экспериментальных
процедур для исследования социальных конфликтов как в естественных, так и в
лабораторных условиях и они стали существенным вкладом в изучении
конфликтов.
3.3 Апробация результатов исследования
Целью
исследования
является
выявление
уровня
конфликтности
студентами Орловского государственного университета.
Эмпирической базой исследования послужили результаты опроса,
проведенного среди студентов университета. В опросе приняли участие 50
студентов: из них 30 девушек и 20 юношей. По курсам: 1 курс – 20 студентов, 2
курс – 10 студентов, 3 курс – 10 студентов, 4 курс – 10 студентов.
Методом исследования является метод анкетного опроса, который был
проведен очно. При анализе статистических данных был применён метод
ручной обработки с использованием позиционного кодирования данных и
последующим составлением диаграмм. Основной инструмент исследования
стала анкета, составленная с соблюдением принципа валидности, включающая
вопросы закрытого, полузакрытого и ранжированного типов.
Результаты исследования:
61% студентов определив сущность понятия конфликт выбрали ответ –
столкновение интересов;
2% считают, что конфликт — это норма жизни.
Студенты считают, что число конфликтов между преподавателями и
студентами незначительны, всего лишь 2-4%.
Довольно важным моментом для реализации цели исследования
представляется выявление причин и методов разрешения конфликтов.
Основными причинами конфликтов, названных респондентами являются
(таблица 1). На вопрос: «Кто должен регулировать конфликты», 80% ответили сами участники.
Вопрос
профессионально-учебная деятельность
Ответ, %
33
желание утвердиться за счет других
организационные» факторы
враждебность и злость
неуравновешенность и вспыльчивость
самовлюбленность и эгоизм
28
22
28
22
18
Таблица 1 – Основные причины конфликтов в студенческой среде
Студенты отрицательнно относятся к конфликтным ситуациям, они
избегают и предпочитают разрешать их мирным путем.
30% респондентов считают, что конфликт для них крайняя мера решения
проблем, это стресс;
28% - считают, что это способ отстоять свою точку зрения.
Респонденты, также ответили на вопрос о том, насколько часто вступают
в конфликт (таблица 2).
Вопрос
Ежедневно вступают в конфликт
Раз в неделю
Редко
Очень редко
Никогда
Ответ, %
12
26
25
17
4
Таблица 2 – Насколько часто вступаете в конфликт?
На рисунке 1 представила диаграмму частоты вступления в конфликт.
ответ, %
30
25
20
15
10
5
0
Ежедневно
вступают в
конфликт
Раз в неделю
Редко
Очень редко
Никогда
Рисунок 1 – Частота вступления в конфликт, %
Анализируя ощущения и чувства непосредственно после состоявшегося
конфликта, респонденты ответили, что испытывают: гнев, нервное истощение,
головную боль, сожаление и др.
Большая часть студентов Орловского государственного университета
используют мирные стратегии поведения в конфликте:
54% - ищут компромиссное решение;
29% - готовы уступить;
12% - избегают конфликта;
5% - применяют силу.
Распространенными
университете
являются
объективными
причинами
профессионально-учебная
конфликтов
в
деятельность
и
организационные причины.
Субъективным фактором является плохое настроение, что связано с
высокими нагрузками студентов в Орловском Государственном университете.
Среди
респондентов
наблюдаются
деструктивные
последствия
конфликта, которые связаны с негативным самочувствием участников: нервное
истощение, гнев, сожаление, головная боль.
Распространенное поведение участников конфликта все же радует, так
как их большая часть готова идти на компромисс, склоняется к мирному
разрешению конфликта, или же вообще уклониться от него.
Внутренние
механизмы
регулирования
конфликта,
и
есть,
-
приоритетные стили. И то что студенты Орловского государственного
университета готовы и главное способны самостоятельно конструировать
траекторию в ситуации для избегания конфликта. Что свидетельствует о том,
что первоначальная гипотеза уже доказана. Студенты способны проявлять
средний уровень конфликтности. Из преобладающих типов конфликта более
распространенный
-
межличностный
конфликт
на
бытовой
основе.
Доминантными стратегиями поведения студентов в конфликте являются
компромисс и уступка, без привлечения третьих лиц.
Так же респондентам была предложена анкета оценки конфликтной
ситуации в коллективе.
Анкета состояла из 10 вопросов.
В анкетировании участвовали 18 студентов, из них 15 ответили
анонимно, 3 – зарегистрировались, 14 из них – девушки, 4 – юноши.
На компьютере в программе MS EXCEL был проведен анализ данных по
ответам респондентов.
Анализируя полученные ответы от респондентов, можно сделать
следующие выводы по каждому вопросу в отдельности.
Как часто бывают конфликты в Вашей
группе
редко
иногда
6%
6%
6%
6%
часто
28%
раз в месяц
Не часто
5%
почти не бывают
5%
5%
раз в месяц
11%
22%
1 раз в неделю
каждые день
один раз в месяц
Рисунок 2 - Как часто бывают конфликты в Вашей группе?
Ответы на данный вопрос показывают, что в группе конфликтные
ситуации не часты:
11% из них ответили – часто;
50% считают, что редко/иногда бывают конфликтные ситуации.
Принимали ли Вы участие в каком-либо
конфликте?
6%
да
6%
нет
5%
5%
были случаи
5%
иногда
56%
да, защитная реакция
17%
Бывает
редко
Рисунок 3 - Принимали ли вы участие в каком-либо конфликте?
Около 56% опрошенных принимали участие в возникших конфликтах,
17% вообще не конфликтны.
Название диаграммы
с неадекватными
6%
6%
5%
28%
5%
5%
С несправедливыми.Потому что
не могу быть равнодушной к
несправедли...
С которыми не сходим точками
зрения
с тупыми
11%
17%
17%
с разными, из за разногласия
интересов
Не с какими
С одногруппниками,потому что
недопонимание и разные
интересы
Рисунок 4 – С какими людьми Вы конфликтуете? Почему?
Анализируя данные рисунка 4, можно сделать выводы, что молодые
больше конфликтуют по денежным вопросам, по взглядам на реальность, не
могут быть равнодушными к существующей несправедливости (около 60%).
Что чаще всего для Вас является
причиной конфликта?
непонимание
6%
6%
6%
не понимание
6%
23%
собственные интересы
Высокая самооценка оппонента
глупость людей
6%
17%
12%
Несправедливость
тупость оппонента
18%
ущемление моих интересов
Не знаю
Рисунок 5 - Что чаще всего для вас является причиной конфликта?
Причиной конфликта в основном служат непонимание, собственные
интересы, высокая самооценка оппонента, глупость (около 66%), не редки
также ответы: тупость, ущемление интересов, несправедливые претензии
(34%).
Стараетесь ли Вы любой ценой
доказать свою правоту?
да
6%6%
5%
11%
нет
50%
22%
иногда
Не всегда
скорее да,чем нет
Бывает
Рисунок 6 – Стараетесь ли Вы любой ценой доказать свою правоту?
Респонденты в 50% случаях предпочитают довести до конца решение
конфликтной ситуации, найти правильные пути их решения, в 33% случаях они
не стараются доказывать свою правоту или же иногда прибегают к решению
возникшей конфликтной ситуации.
Пытаетесь ли Вы понять точку зрения Вашего
оппонента?
5%
6%
да
11%
стараюсь
не всегда
редко
78%
Рисунок 7 – Пытаетесь ли Вы понять точку зрения Вашего оппонента?
Готовы ли Вы идти на взаимные уступки
6%
6%
да
5%
5%
не всегда
иногда
Готов
78%
Рисунок 8 – Готовы ли Вы идти на взаимные уступки?
нет
Ответ респондентов на вопрос: «Готовы ли Вы идти на взаимные
уступки» приятно радует (рисунок 8), т.к. 78% опрошенных готовы идти на
компромисс и на уступки, а лишь всего около 6% из них ответили
кате
гори
ческ
Можно ли разрешить конфликт, не ущемляя права и
чувство достоинства всех людей, задействованных в
конфликте?
и
«нет
6% 6%
5%
».
11%
да
можно
Надо всегда стремиться к этомy
нельзя
61%
Р
11%
наверное
и
возможно
с
у
н
о
к 9 - Можно ли разрешить конфликт, не ущемляя права и чувство
достоинства всех людей, задействованных в конфликте?
После опроса данного вопроса видно, что 61% опрошенных дали
положительный ответ, 22% считают, что можно и надо вложить все усилия
чтобы конфликт был решен бес ущемлений права и чувства достоинства
оппонента (рисунок 9).
В нашем современном обществе молодёжь не всегда готова идти на
уступки и как-то постараться войти в положения и понять противоположную
сторону в спорной ситуации, что приходит к неизбежным конфликтам, которые
трудно решить без помощи привлеченных людей, в том числе социологов. Но
та данность, что оппоненты спора испытывают дискомфорт при возникновение
конфликта, говорит нам о том, что конфликт – это некий фактор выбивающий
человека из «зоны комфорта». И чтобы оставаться в привычном душевном
равновесии, конфликта пытаются избежать мирным путем.
Были ли Вы свидетелями такого успешного
разрешения конфликта?
15%
1
2
85%
Рисунок 10 - Были ли вы свидетелями такого успешного разрешения
конфликта?
Рисунок 10 нам показывает, что в большинстве случаясь респонденты
пытаются понять точку зрения оппонента (78%), 11% опрошенных ответили,
что стараются понять и всего лишь 11% ответили – не всегда, редко.
Что мешает вам или другим людям разрешать
конфликты с пользой для обеих сторон?
Не знаю
личная выгода
6%
6%
5%
6%
22%
Нежелание другой стороны
разрешать конфликт
не готовность уступить
5%
17%
11%
11%
11%
Непонимание,нетерпимость по
отношению к другим
Не хотят понимать друг друга
у каждого свои характер
Рисунок 11 - Что мешает вам или другим людям разрешать конфликты с
пользой для обеих сторон?
Последний вопрос касался того, что мешает людям разрешить конфликты
с пользой для обеих сторон (рисунок 11):
22% - не определились с ответом;
17% - считают, что личная выгода мешает им;
Остальная часть опрошенных (61%) считает, что мешает нежелание
другой
стороны,
не
готовность
идти
на
уступки,
непонимание,
противоположность характеров, упорство и др.
Выводы по третей главе
Как и во многих сферах жизни человека, так и в молодежных, очень
часто возникают такие ситуации, которые ведут к конфликту, и поэтому
надо уметь грамотно и умело работать с молодежью, для уменьшения
межстуденческих конфликтов. Но проблема конфликтов среди студентов
довольно актуальна, но недостаточно изучена.
Очень часто в студенческих группах встречается конфликт между
личностью и группой. Такой конфликт возникает в результате последствий
того, что один из членов группы нарушает сложившиеся нормы поведения или
общения, которые устоялись в группе. К примеру, новый студент был приведен
в исследуемую группу, он обладал сравнительно высоким уровнем этической
культуры. Поведение нового студента было значительно самоуверенно и
высокомерно, его неэтичное поведение проявлялось в личных оскорблениях и
насмешках в адрес других студентов, что вызвало негативную реакцию
студентов всей группы. В итоге развился конфликт между личностью и
группой.
Хотя студенческая группа относится к малым группам в социальной
системе и она ограниченна временными рамками (существует только во время
учебного процесса), к сожалению, конфликты в период обучения неизбежны.
Кроме субъективных причин конфликта в данной группе отмечаются и
объективные причины: несовпадение значимых материальных и духовных
интересов студентов.
Этими причинам являются:
 столкновение противоположных идеологий и религий;
 противоположные ценностные ориентации студентов;
 социально-психологическая несовместимость;
 социально-экономическое неравенство среди студентов;
 не разделяемые морально-этические обоснования ценностей и нормправил, которые доминирующих в студенческой группе [21, с. 125].
Из вышеизложенного, можно сделать вывод, что конфликты в
студенческой среде являются перманентным явлением. Для минимизировать
получение негативных эмоций и напряжения от своих же сокурсников, их надо
научить находить адекватные способы выхода из конфликтных ситуаций.
В студенческой среде конфликты весьма актуальны, и их последствиями
обычно бывают:
 ухудшение морального и физического здоровья студентов;
 спад студенческой успеваемости;
 неуверенность студента в себе;
 появление тревожности.
Конфликтами и причинами их возникновения занимаются психологи,
социологи и других ученые. Но, недостаточная изученность студенческих
конфликтов требует дальнейших исследований в данном направлении.
В ходе исследования были выделены следующие основные положения:
 Социальные конфликты не возникают мгновенно, случайно;
 Каждый человек должен обладать умением эффективно налаживать
разногласия;
 Для разрешения социального конфликта важно уметь гибко
пользоваться ими, поступать и мыслить по –новому.
Внешним
признаком
разрешения
конфликта
служит
завершение
инцидента. Конфликта не надо бояться, не всегда конфликт определяется одной
проблемой.
Преимущественным
является
разрешение
конфликта
через
сотрудничество, но также надо уметь применять и другие методы, исходя из
ситуации.
Заключение
Глобальные коммуникации, финансовые и миграционные потоки в
современном мире разрушают ранее существовавшие барьеры, объединяя
образы жизни и разные культуры. Этнополитический конфликт является
формой межгрупповых конфликтов, где группы с противоположными
интересами различаются по этническому признаку. Что же понимают под
этнополитическим конфликтом? Это конфликт с определенным уровнем
организационного политического действия, общественных движений, массовых
беспорядков, сепаратистских выступлений и даже гражданских войн, в которых
противостояние происходит по различиям в этнической общности. В ходе
теоретического изучения особенностей этнополитических конфликтов было
выявлено, что в их возникновении и развитии решающее значение играет
психологическая
составляющая
данного
конфликта
в
форме
наших
стереотипов, предрассудков и установок. Именно эти психологические
феномены лежат в основе восприятия оппонента. А так как установки личности
лежат в основе готовности к определенному поведению, то в своем небольшом
исследовании мы решили проверить, предрасположена ли современная
молодежь к этническим конфликтам.
Проблема
конфликтов
среди
студентов
довольно
актуальна,
но
недостаточно изучена.
Очень часто в студенческих группах встречается конфликт между
личностью и группой. Такой конфликт является последствием того, что кто-то
из членов группы нарушает сложившиеся нормы поведения или общения,
которые приняты в группе.
В ходе исследования были выделены следующие основные положения:
 Социальные конфликты не возникают мгновенно, случайно;
 Каждый человек должен обладать умением эффективно налаживать
разногласия;
 Для разрешения социального конфликта важно уметь гибко
пользоваться ими, поступать и мыслить по –новому.
Внешним
признаком
разрешения
конфликта
служит
завершение
инцидента. Конфликта не надо бояться, не всегда конфликт определяется одной
проблемой.
Преимущественным
является
разрешение
конфликта
через
сотрудничество, но также надо уметь применять и другие методы, исходя из
ситуации.
Список использованной литературы
1. Абызов, А.Г. Методы социологических и прикладных исследований
[Электронный ресурс]: учеб. пособие / А.Г. Абызов, Е.Г. Мельников. —
Электрон. дан. — Санкт-Петербург : ИЭО СПбУТУиЭ, 2011. — 173 с. —
Режим доступа: https://e.lanbook.com/book/63964.
2. В России увеличивается число трудовых конфликтов. [Электронный
ресурс].http://newsland.com/news/detail/id/1166010/ (дата
обращения:
20.11.2018).
3. Гагаев А.А. , Гагаев П. А. Социализация и социальный контроль в Евразии.
Наука и искусство. - Саранск: МГУ им. Н. П. Огарева, 2017. - 340 с.
4. Галактионов А.А.Русская социология Х1-ХХ веков.-СПб.: Лань, 2012.-416с.
5. Грызунова В. Д. Урегулирование конфликтов в трудовом коллективе //
Современные научные исследования и инновации. – Январь 2017. – № 1
[Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues//2013/01/19611 (дата
обращения: 20.11.2018).
6. Желтов В. В., Желтов М.В. История западной социологии: этапы, идеи,
школы. - М.: Академический проект; Гаудеамус, 2010. - 863 с.
7. Зборовский Г.Е. Теоретическая социология: Quo Vadis? / Г.Е. Зборовский //
Социологические исследования. – 2013. – № 9. – С. 14.
8. Зборовский Г.Е. Теоретическая социология: Quo Vadis? / Г.Е. Зборовский //
Социологические исследования. – 2013. – № 9. – С. 16.
9. Ивахненко Е.Н. Аутопойезис «эпистемических вещей» как новый горизонт
построения социальной теории / Е.Н. Ивахненко, Л.И. Аттаева // Вопросы
социальной теории. – 2013-2014. – Т. VII. – Вып. 1-2. – С. 96-106.
10.Кареев Н.И. Основы русской социологии / Н.И. Кареев. – СПб.: Лимбах,
1996. – С. 58.
11.Кнорр Цетина К. Объектная социальность: общественные отношения в
постсоциальных обществах знания / К. Кнорр Цетина // Журнал социологии
и социальной антропологии. – 2012. – Том V. – № 1. – С. 101-124.
12.Ковалевский М. М. Общее конституционное право. - СПб. 1908.
13.Ковалевский М. М. Соч. в 2-х т., т. 1: Социология. - СПб.: Изд. «Алетейя»,
1997. - 288 с.
14.Медушевский А.Н. История русской социологии.- М.:Высш.шк., 1993.-318с.
15.Миненков Г.Я. Введение в историю российской социологии / Г.Я.
Миненков. – Минск.: ЗАО «Экономпресс», 2017. – С. 28.
16.Молокостова А.М., Каргина Е.В. К проблеме организационного конфликта.
Известия Саратовского университета. Новая сер. Акмеология образования.
Психология развития, 2012, 1(3), 109–115.
17.Мчедлов
М.П.
Толерантность
–
URL:
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/toler/11.php (дата обращения
20.11.2018).
18.Назаренко С.В., Социология: учебное пособие. 2-е изд. – СПб. : Питер,
2016.– 496 с.
19.Обоснование
социологического
исследования,
https://spravochnick.ru/sociologiya/sociologicheskie_issledovaniya/obosnovanie_
sociologicheskogo_issledovaniya
20.Павлова, И.В. Qualitative research: методология и стратегии качественного
исследования в социологии управления (учебно-методическое пособие) /
И.В. Павлова - Орел: ОГУ имени И.С. Тургенева, 2017.-118с
21.Петров С.И. Агрессивное поведение спортсмена как способ реагирования на
конфликтную ситуацию. Ученые записки университета им. П.Ф.Лесгафта,
2015, 5(123), 245–248.
22.Платонова С.И. Парадигмальный характер социального знания: дис. … д-ра
филос. наук: 09.0011: защищена 25.02.15: утв. 01.07.15 / Платонова Светлана
Ипатовна. – М., 2014. – С. 101-102.
23.Постановление Совета Народных Комиссаров № 829 от 3.08.1931г.
24.Психодиагностика толерантности личности / Солдатова Г.У., Шайгерова
Л.А., Прокофьева Т.Ю., Кравцова О.А.; под. ред Солдатовой Г.У. - М.:
Смысл, - 2005, - с. 172. 3. Шалаев В.П.Осторожно мутация: человек и
общество перед вызовами глобализации, западофикации и потребления:
противоречия нарастают // Socio Time / Социальное время.-2015.-N3.-С.4857
25.Современная социальная конфликтология и ее проблемы, https://www.ronl.ru
26.Студенческая
социологическая
исследовательская
лаборатория,
http://www.osu.r
27.Тихонов А.В. Отечественная социология: проблемы выхода из состояния
преднауки и перспективы развития / А.В. Тихонов // Социологические
исследования. – 2011. – № 6. – С. 11.
28.Утопический социализм в России: Хрестоматия / А.И. Володин, В.М.
Шахматов; под общ. ред. А.И. Володина. – М.: Политиздат, 2015. – С. 419.
29.Kriesberg L. Challenges in Peacemaking: External Interventions // Peacemaking:
From Practice to Theory / Ed. by S.A. Nan, Z. Mampilly, A. Bartoli. Oxford,
2012. Vol. 2. P. 700–722.
30.Kriesberg L. Constructive conflicts // The Oxford International Encyclopedia of
Peace / Ed. by N. Young. Oxford, 2010. Vol. 1. P. 476–480.
31.Kriesberg L. Constructive Negotiations in Contentious Contexts // Negotiating in
Times of Conflict / G. Sher and A. Kurz. Israel, 2015. P. 79.
32.Kriesberg L. The State of Art in Conflict Transformation // Berghof Handbook for
Conflict Transformation / Ed. by M. Fisher, H.J. Giessmann, B. Schmelzle.
Berlin, 2011. P. 74.
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение А
Источники возникновения конфликтов
Приложение Б
Виды социальных конфликтов
Приложение В
Приложение Д
Анализ данных (MS EXCEL)
1. Как часто бывают конфликты в Вашей группе?
Вопрос
ответы, чел
%
редко
5
27.8
иногда
4
22.2
часто
2
11.1
раз в месяц
не часто
почти не бывают
1
1
5.6
5.6
1
1
1
5.6
5.6
5.6
1
5.6
1
5.6
18
100.0
да
10
55.6
нет
3
16.7
были случаи
1
5.6
иногда
1
5.6
да, защитная реакция
1
5.6
Бывает
1
5.6
редко
1
5.6
18
100.0
5
27.8
с неадекватными
С несправедливыми.Потому что не могу быть равнодушной к
несправедли...
3
16.7
3
16.7
С которыми не сходи точками зрения
2
11.1
с тупыми
1
5.6
с разными, из за разногласия интересов
1
5.6
раз в месяц
1 раз в неделю
каждые день
один раз в месяц
2. Принимали ли вы участие в каком-либо конфликте?
3. С какими людьми вы конфликтуете? Почему?
с знакомыми, сотрудниками, клиентами. в основном денежные
политичес
Не с какими
С одногруппниками,потому что недопонимание и разные
интересы
1
5.6
1
5.6
с ровесниками
1
5.6
18
100.0
непонимание
4
22.2
не понимание
3
16.7
собственные интересы
3
16.7
Высокая самооценка оппонента
2
11.1
глупость людей
1
5.6
Несправедливость
1
5.6
тупость оппонента
1
5.6
ущемление моих интересов
1
5.6
Не знаю
1
5.6
Притензии в мою сторону
1
5.6
18
100.0
да
9
50.0
нет
4
22.2
иногда
2
11.1
Не всегда
1
5.6
скорее да,чем нет
1
5.6
Бывает
1
5.6
18
100.0
14
77.8
стараюсь
2
11.1
не всегда
1
5.6
редко
1
5.6
18
100.0
14
77.8
не всегда
1
5.6
иногда
1
5.6
4. Что чаще всего для вас является причиной конфликта?
5. Стараетесь ли вы любой ценой доказать свою правоту?
6. Пытаетесь ли вы понять точку зрения вашего оппонента?
да
7. Готовы ли вы идти на взаимные уступки?
да
Готов
1
5.6
нет
1
5.6
18
100.0
11
61.1
можно
2
11.1
Надо всегда стремиться к этомy
2
11.1
нельзя
1
5.6
наверное
1
5.6
возможно
1
5.6
18
100.0
8. Можно ли разрешить конфликт, не ущемляя права и чувство
достоинства всех людей, задействованных в конфликте?
да
9.Были ли вы свидетелями такого успешного разрешения конфликта?
14
77.8
да
4
28.6
нет
18
100.0
10. Что мешает вам или другим людям разрешать конфликты с пользой для обеих сторон?
Не знаю
4
22.2
личная выгода
3
16.7
Нежелание другой стороны разрешать конфликт
2
11.1
не готовность уступить
2
11.1
Непонимание,нетерпимость по отношению к другим
2
11.1
Не хотят понимать друг друга
1
5.6
у каждого свои характер
1
5.6
не понимание друг друга
1
5.6
Упорство одного из сторон
1
5.6
не умение
1
5.6
18
100.0
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа