close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Енина Виктория Викторовна. История развития Лаптевоморского региона в голоцене по данным спорово-пыльцевого анализа колонок донных осадков шельфа и континентального склона моря Лаптевых

код для вставки
Министерство образования и науки РФ
Орловский государственный университет имени И.С.Тургенева
На правах рукописи
подпись аспиранта
Енина Виктория Викторовна
Научный доклад на тему:
История развития Лаптевоморского региона в голоцене по данным
спорово-пыльцевого анализа колонок донных осадков шельфа и
континентального склона моря Лаптевых
Направление подготовки: 05.06.01 Науки о Земле
направленность (профиль) Физическая география и биогеография,
география почв и геохимия ландшафтов
Научный руководитель ____доцент, к.г.н., Руденко О.В.____________
Орел-2018
1
Актуальность исследования. Палинологические данные являются
ценной
информацией,
которая
может
быть
использована
при
палеоэкологических реконструкциях и стратиграфическом расчленении
позднекайнозойских осадков арктических регионов. Однако применение этого
метода для исследования донных осадков арктических морей возможно только
с учетом региональных особенностей воздушной и речной транспортировки
пыльцы и спор, а также гидродинамических условий морского бассейна.
Каждый арктический водоем характеризуется совокупностью условий, в
которых происходит захоронение спор и пыльцы в донных осадках: наличием
и интенсивностью ледового разноса, направлением господствующих ветров и
течения рек, как основных агентов разноса пыльцевого дождя, рельефом
морского дна и суши, с которой происходит снос материала, наличием
высотной поясности, влияющей на состав палиноспектров. Для правильного
толкования результатов спорово-пыльцевого анализа важно понимать
закономерности формирования павлиноспектров в донных осадках морей и
учитывать степень их адекватности составу растительности побережья.
Основная задача данной работы - анализ особенностей субрецентных
палиноспектров, извлеченных из поверхностного ненарушенного слоя
морских осадков различных участков внешнего шельфа и континентального
склона моря Лаптевых, а также в палеодолинах рек Лены, Анабара, Оленёка и
Хатанги, отобранные в рейсе НИС «Поларштерн» в восточной части
континентального склона грунтовой колонкой PS51-118-3 (77º 53.54 с.ш.; 132º
11.92 в.д.; глубина моря 122 м) и оценка доли в составе субрецентных морских
палиноспектров пыльцы и спор из разрушающихся эрозионными и
абразионными процессами льдистых многолетнемерзлых толщ, широко
распространенных
на
северо-востоке
Сибири,
Полученные
данные
обеспечивают актуалистическую основу региональных палеореконструкций,
установление последовательных фаз трансформации растительного покрова
побережья моря Лаптевых и дельты реки Лены, обоснование выводов об
2
изменениях
обстановок
осадконакопления
и
климата
региона
в
постгляциальный период развития.
Степень изученности темы. Донные осадки моря Лаптевых до сих пор
остаются недостаточно изученными микропалеонтологическими методами, в
частности, палинологическим (спорово-пыльцевым), по праву считающимся
основным методом, на данных которого базируется стратиграфия новейших
отложений. В данном районе известны лишь несколько фрагментарных
пыльцевых записей из района внутреннего шельфа, на основе которых
сделаны реконструкции для среднего-позднего голоцена [5;6]. До наших
исследований работы на континентальном склоне не проводились вообще.
Данные,
полученные
возможность
методом
реконструировать
геологического
прошлого
Земли
спорово-пыльцевого
природные
(изменения
анализа,
обстановки
дают
ближайшего
растительного
покрова,
параметров климата, положение береговой линии моря и т.д.), коррелировать
природные события разных регионов.
Уникальность метода состоит в
универсальности его применения, т.к. пыльца и споры содержатся во всех
генетических типах осадков. Данные спорово-пыльцевого анализа также
можно использовать в целях прогноза будущих природных изменений.
Объектом исследования стали донные осадки моря Лаптевых,
извлеченные в рейсе НИС «Поларштерн» в восточной части континентального
склона грунтовой колонкой PS51-118-3 (77º 53.54 с.ш.; 132º 11.92 в.д.; глубина
моря 122 м). Осадки изучены на предмет заключенных в них микроостатков
спор и пыльцы с главной целью обоснования стратиграфии отложений
Лаптевоморского
шельфа
методом
спорово-пыльцевого
анализа
и
палеогеографических реконструкций. Возрастная модель базируется на 12
AMS14C датировках, полученных в Лейбниц-лаборатории ГЕОМАР (г. Киль,
Германия) [6]. Согласно результатам радиоуглеродного датирования, осадки
колонки накапливались в течение последних 10.8 тыс. календарных лет.
3
В верхних 80 см колонки изучен каждый сантиметр разреза; в нижних
764 см шаг пробоотбора увеличен до 5 см, что позволило получить запись
событий с разрешением в 10-50 лет.
Предметом
палинологических
исследования
данных
из
является
района
возможность
использования
континентального
склона
для
реконструкции изменений растительности материкового обрамления моря
Лаптевых, обусловленных климатическими изменениями в Арктике в
послеледниковье на основе численных расчетов доминантных биомов и
пыльцевых индексов тепло- и влагообеспеченности.
Цель
работы
-
обоснование
возможности
применения
маринопалинологических данных для реконструкции вариаций климата и
растительности на материковой суше путем сравнения наших данных с
результатами изучения береговых торфяников и озер [1;2;3;7]. Кроме того,
впервые к данным по морским палиноспектрам был применен метод
численных биомных реконструкций [9]. Детальное датирование осадков
колонки позволило провести региональные корреляции биомных кривых и
реконструированных событий и сравнить полученные результаты с кривой
глобальных климатических изменений (NGRIP δ18O record) [10].
Для достижения поставленной цели последовательно решались
следующие задачи:
- изучены физико-географические особенности района исследования;
- изучены характерные черты природного процесса на глобальном (в
масштабах планеты), региональном (в масштабах Арктики) и локальном (в
Лаптевоморском регионе) уровнях;
- проведена пробоподготовка образцов на спорово-пыльцевой анализ
(использована методика мацерации В.П. Гричука и сепарационный метод
Фаегри-Иверсена);
- методом биомизации рассчитаны «удельные веса» основных биомов
побережья по данным спорово-пыльцевых спектров;
4
- рассчитаны пыльцевые индексы тепло-и влагообеспеченности для
периода формирования толщи осадков;
- обоснована стратиграфия голоценовых осадков;
- реконструированы история растительности побережья моря Лаптевых
в постгляциальный период;
- реконструированы основные климатические события в регионе.
Методологические основы исследования. Основной метод исследования маринопалинологический, который включает в себя анализ видового состава
и изменений концентрации как терригенных, так и водных палиноморф.
Метод анализа водных палиноморф, представленных двумя экологическими
группами (морской и пресноводной), в последние годы приобретает все
большее значение в практике палеоокеанологических реконструкций,
поскольку позволяет реконструировать гидрологические условия морского
бассейна, вариации речного стока, биопродуктивность вод и другие
важнейшие экологические параметры морской среды.
Навеска в 3 г сухого осадка обработана по стандартной методике
экстракции спор и пыльцы (Grichuk, 1940; Berglund and Ralska-Jasiveczowa,
1986). На начальном этапе обработки в осадок добавлена 1 таблетка спормаркеров
для
последующего
расчета
концентрации
микрофоссилий
(Stockmarr, 1971).
Терригенные и водные палиноморфы определялись под микроскопом
Motic-B1-220A с увеличением ×400. Определения таксонов проведены с
помощью опубликованных атласов и ключей (Pyl’tsevoi…, 1950; Kupriyanova,
1965; Kupriyanova, Aleshina, 1978; Reille, 1992; 1995, 1998; Sokolovskaya, 1955;
Savelieva et al., 2013; Kunz-Pirrung, 1999; 2001; Komárek, Jankovská, 2001). В
каждом репрезентативном образце подсчитано не менее 200-300 пыльцевых
зерен, споры суммированы дополнительно. Водные палиноморфы и
переотложенные пыльца и споры подсчитывались отдельно.
Процентные соотношения пыльцевых таксонов подсчитаны от общей
суммы пыльцы, принятой за 100%. Проценты спор подсчитаны от суммы
5
пыльцы и спор. Проценты переотложенных пыльцы и спор рассчитаны от
суммы пыльцы и переотложенных микрофоссилий, принятой за 100%,
проценты водных палиноморф - от суммы пыльцы и водных палиноморф,
принятой за 100%. Для расчета концентрации, процентных соотношений и
построения диаграмм использован пакет программ Tilia/TiliaGraph/TGView
(Grimm, 1991, 2004). Выделение палинозон проведено на основе учета
значительных
изменений
в
составе
спорово-пыльцевых
спектров,
концентрации палиноморф, доминантных и индикаторных пыльцевых
таксонов и подтверждено кластерным анализом с использованием программы
CONISS (Grimm, 1987).
Биомные реконструкции и расчеты пыльцевых индексов тепло- и
влагообеспеченности выполнены под руководством проф. П.Е. Тарасова на
кафедре палеонтологии Свободного университета г. Берлина,
Численные биомные реконструкции. Биомы (формации) являются
наивысшей категорией при классификации растительности и представляют
собой совокупности сообществ с господством одной жизненной формы
(тундра, тайга, степь, широколиственные листопадные леса, пустыни и т.д.).
Составляющими
биомов
служат
единицы
более
мелкого
ранга
–
функциональные типы растительности (ФТР). Для обработки данных
использована методика Prentice et al., 1996), составлена биом/таксонная
матрица (Табл. 1) и с помощью специального программного обеспечения
рассчитаны доли («удельный вес») биомов. Доминирующими признаны
биомы с наибольшим «удельным весом».
6
Таблица 1
Пыльцевые таксоны, идентифицированные в осадках континентального склона
моря Лаптевых и использованные в биомных реконструкциях (биом/таксонная матрица
составлена согласно Tarasov et al., 1998).
Биом
Функциональный тип
растительности (ФТР)
арктоальпийские
кустарники + травы +вересковые +
осоки
Тундра
Холодный
листопадный лес
Тайга
Смешанный
широколиственный
лес
Степь
Пустыня
хвойные кустарнички +
бореальные
листопадные
+
эвритермные хвойные + вересковые
бореальные вечнозеленые
хвойные + хвойные умеренных
широт +эвритермные хвойные +
вересковые
хвойные умеренных широт+
бореальные
вечнозеленые
+
эвритермные
хвойные
+
листопадные
мелкои
широколиственные + вересковые
степные травы + луговые
травы
пустынные травянистые
Включенные пыльцевые таксоны
Betula nana-type, B. sect. Fruticosae, Salix,
Alnaster, Cyperaceae, Ericales, Poaceae, Polygonum
bistorta-type, P. cf. viviparum, Rumex, Rosaceae,
Saxifragaceae
Alnus, Betula sect. Albae, Larix, Juniperus,
Pinus sylvestris (s/g Diploxylon), P. s/g Haploxylon,
Urticaceae, Ericales
Abies, Larix, Picea, Pinus sylvestris (P. s/g
Diploxylon), P. s/g Haploxylon, Juniperus, Ericales
Abies, Alnus, Betula sect. Albae, Corylus,
Carpinus, Ulmus, Urticaceae, Ericales
Artemisia,
Apiaceae,
Asteraceae,
Brassicaceae, Caryophyllaceae, Chenopodiaceae,
Fabaceae, Papaveraceae, Poaceae, Polygonum
bistorta, P. cf. viviparum, Pyrolaceae, Rumex,
Rosaceae, Ranunculaceae
Ephedra,
Artemisia,
Chenopodiaceae,
Asteraceae
Пыльцевые индексы тепло- и влагообеспеченности. Для расчета
пыльцевых индексов использован подход, подробно описанный в статье D.
Demske с соавторами (2005). Зарегистрированные в СПС пыльцевые таксоны
отнесены к определенной группе растений, отличающиеся экологическими
условиями
местообитаний.
Итоговые
значения
пыльцевых
индексов
рассчитаны по формулам (Табл. 2) на основе трансформации суммарной доли
каждой группы в квадратный корень значения для нивелировки диспропорций
между завышенной долей некоторых таксонов (например, дальнезаносной
пыльцы сосны) и, наоборот, заниженной долей пыльцы некоторых растений,
плохо сохраняющейся в осадках (например, лиственницы и некоторых трав)
(Табл. 2).
7
Tаблица 2
Суммы пыльцевых таксонов, использованные для расчета пыльцевых индексов,
отражающих направленность климатических изменений
Суммарный
индекс
Σ1
Ксерофитные
растительные
сообщества
Степь
Σ2
Σ3
Светлохвойная тайга
Пустыня
Суммарный
индекс
Σ4
Σ5
Включенные пыльцевые таксоны
Artemisia, Asteraceae, Chenopodiaceae,
Ephedra, Poaceae, Ranunculaceae undiff.,
Rosaceae undiff., Brassicaceae, Caryophyllaceae,
Fabaceae, Papaveraceae, Polygonaceae
Juniperus, Larix, Pinus sylvestris-type
Artemisia, Asteraceae, Chenopodiaceae,
Ephedra
Pollen taxa included
Мезофитные
растительные сообщества
Темнохвойная тайга
Субальпийские
бореальные
редколесья
кустарники
Пыльцевые индексы
теплообеспеченности - PIm
влагообеспеченности - PIhs
и
Picea obovata, P. abies, Pinus s/g
Haploxylon, Abies
Alnaster, Betula sect. Nanae/Fruticosae,
Ericales, Salix
и
Формулы расчета пыльцевых
индексов
Im = √ R, где R = Σ4 + Σ5 + Σ6 / Σ1 + Σ2 +
Σ3
Ihs = √ R, где R = Σ2 + Σ4/ Σ5
Попутно в препаратах изучены так называемые непыльцевые (водные)
палиноморфы
(non-pollen
микрофитопланктон,
palynomorphs,
включающий
NPP)
–
органикостенный
преимущественно
две
группы
–
пресноводные зеленые водоросли, являющиеся индикатором речного стока на
шельф,
и
цисты
динофлагеллат
–
индикаторы
морских
условий
осадконакопления.
Научная
новизна
исследования.
Полученные
в
результате
проделанной работы данные позволяют проследить изменения природной
среды Лаптевоморского региона за последние 10,8 т. л. н. с разрешением
примерно в 10-100 лет и оценить степень достоверности отражения
природных событий на суше в палиноспектрах открытого моря путем их
временной и пространственной корреляции с пыльцевыми записями из
озерных осадков и разрезов торфяников побережья моря Лаптевых (например,
[1;2;3;7] и ссылки в них), а также пыльцевыми кривыми, полученными для
осадков внутреннего шельфа [5;6].
8
В составе пыльцы и водных палиноморф определены таксоныиндикаторы
притока
теплых
североатлантических
вод
в
район
континентального склона моря Лаптевых.
Изменения концентрации пресноводных водорослей, пыльцы и спор
являются
существенным
индикатором
вариаций
речного
стока
[6].
Полученные данные свидетельствуют о трех периодах значительного
увеличения количества привносимой органической взвеси с речным стоком в
начале голоцена. Первый отмечен 10,6 т. л. н.; второй и третий, наиболее
значительные, - 10,5 и 10,3 т. л. н., соответственно. Впоследствии периоды
увеличения концентрации органической взвеси, выносимой на шельф речным
стоком, стали более растянутыми во времени, с максимумами 9,8, 9,6 и 8,7 т.
л. н. В дальнейшем, в связи с отступанием береговой линии вглубь континента
и затоплением шельфа и снижением скоростей осадконакопления привнос
органической взвеси значительно сократился. Полученные данные хорошо
сопоставляются
с
реконструкциями,
выполненными
на
основе
микроальгологических исследований осадков палеодолины Яны [8].
Изменения
состава
палиноспектров отражают
крупномасштабные
климатические события: потепление начала раннего голоцена (после ~11 тыс.
лет назад), раннеголоценовый оптимум ~9.5 тыс. лет назад, и похолодание
после 8.3 тыс. лет назад. Вариации концентрации терригенных и водных
палиноморф свидетельствуют о резком увеличении привноса органической
взвеси с речным стоком 10.6, 10.5 and 10.3 тыс. лет назад, соответственно.
Позже, вероятно, привнос органики стал гораздо менее масштабным и более
растянутым во времени, с максимумами 9.8, 9.6 and 8.7-8.5 тыс. лет назад.
Теоретическая и практическая значимость работы. На основе
интерпретации палинологических диаграмм, полученным по результатам
изучения
донных
осадков
моря
Лаптевых,
поднятых
впервые
в
высокоширотных экспедициях Transdrift, и сопоставлении полученных
данных с опубликованными материалами по региону, установлены основные
события послеледниковой истории развития лаптевоморского региона,
9
последовательные фазы трансформации растительного покрова побережья
моря Лаптевых и дельты реки Лены, обоснованы выводы об изменениях
обстановок осадконакопления и климата региона в постгляциальный период
развития. Обоснована ведущая роль речного стока в формировании
палиноспектров шельфа и континентального склона моря Лаптевых, что
позволяет использовать вариации концентрации пыльцы в донных осадках в
качестве биомаркера изменений речного стока в геологическом прошлом.
Реконструированные региональные события сопоставлены с изотопной
кривой глобальных климатических изменений (NorthGRIPδ18O).
К ключевым положениям, в которых раскрывается научная новизна,
относятся следующие:
1. В палинологических записях из высокоширотных районов арктического
шельфа содержатся региональные сигналы изменения климатической
обстановки, что позволяет их
использовать в реконструкциях
палеосреды.
2. Наряду с диатомовыми водорослями пыльца и изменения ее
концентрации в морских осадках может служить биомаркером
изменений речного стока
3. Трансформация растительного покрова побережья моря Лаптевых в
послеледниковье носила климатообусловленный характер.
Теоретическая
значимость
результатов
проведенных
аспирантом
исследований заключается в том, что
1)
полученные в результате проделанной работы данные позволили
оценить степень достоверности отражения природных событий на суше в
палиноспектрах открытого моря путем их временной и пространственной
корреляции с пыльцевыми записями из озерных осадков и разрезов
торфяников побережья моря Лаптевых, а также пыльцевыми кривыми,
полученными
для
осадков
внутреннего
шельфа.
Доказано,
что
маринопалинологические данные позволяют уловить региональный сигнал
изменения природной обстановки, следовательно, палинологический анализ
10
может с успехом применяться для целей реконструкции природных событий
на прилегающей суше;
проведенные
2)
исследования
позволили
получить
первые
микропалеонтологические данные с континентального шельфа моря Лаптевых
и обосновать ведущую роль речного стока в процессе выноса пыльцы на
шельф моря Лаптевых;
надежное радиоуглеродное датирование осадков колонок и
3)
послойный пробоотбор обеспечили высокое разрешение палинологических
записей (примерно 10-100 лет) и позволили выявить главные послеледниковые
изменения палеогидрологической ситуации на внутреннем шельфе и
континентальном склоне моря Лаптевых для последующей региональной
корреляции событий.
Практическая
значимость
результатов
проведенных
аспирантом
исследований заключается в том, что:
- впервые к морским осадкам применен метод лучших современных
аналогов (best modern analogue method) и по маринопалинологическим данным
методом биомизации рассчитаны «удельные веса» основных биомов
побережья;
- рассчитаны пыльцевые индексы тепло- и влагообеспеченности для
периода
формирования
толщи
осадков,
что
позволило
сопоставить
полученные кривые с изотопной кривой глобальных климатических
изменений (NorthGRIPδ18O).
- обоснована бистратиграфия голоценовых осадков континентального
склона моря Лаптевых;
- реконструированы история растительности побережья моря Лаптевых
в постгляциальный период;
- реконструированы основные климатические события в регионе.
11
Структура диссертации определена целью и задачами, поставленными
автором и состоит из введения, 4 глав, заключения и списков источников и
литературы. Работа содержит 4 таблицы и 15 рисунков. Библиографический
список насчитывает 53 названия, в т.ч. 28 на иностранном языке.
Заключение. Проведенные исследования в рамках настоящей работы
позволяют сделать следующие основные выводы:
Изучение особенностей развития природы Лаптевоморского региона за
последние примерно 10 тыс. лет показывает, что наиболее значимыми
природными событиями в этот период стали:
1. быстрое
затопление
первоначально
осушенной
территории
и
соответствующая ему лавинная седиментация в депоцентрах, которыми
служили эстуарии рек Яны, Лены и других, впадающих в море Лаптевых;
2. существенное влияние на гидрологические и седиментационные условия
оказывали вариации стока таких рек как Яна и Лена, и в меньшей степени
Оленека и Хатанги;
3. образование маргинальных фильтров в эстуариях рек, впадающих в море
Лаптевых;
4. выраженное
влияние
соленых
и
теплых
атлантических
вод
на
континентальном склоне моря Лаптевых с самого начала трансгрессии.
Для
реконструкции
изменения
растительного
покрова
Лаптевоморского региона применены современные количественные методы
статистической обработки данных спорово-пыльцевого анализа донных
осадков:
 метод биомизациии, позволяющий установить доминантные биомы
береговой зоны и выявить их вариации за время накопления донных
осадков [9];
 расчет пыльцевых индексов тепло- и влагообеспеченности, позволяющий
установить корреляционную связь между изменениями климатической
обстановки и откликом растительности на эти изменения [4];
12
Полученные в результате исследования данные были сопоставлены с
NorthGRIPδ18O изотопной кривой глобальных климатических изменений и на
этой основе были выявлены следующие трансформации растительности и
климата в Лаптевоморском регионе:
1. смягчение климата в начале голоцена характеризовалось доминированием
на побережье арктической тундры и распространением кустарничков по
долинам рек;
2. в
период
раннеголоценового
оптимума
происходило
дальнейшее
потепление и доминирование кустарничковой тундры;
3. в связи с потеплением кустарничковая тундра широко распространялась по
побережью, а так же граница тайги была передвинута к северу;
4. происходила деградация кустарничковой тундры по побережью в период с
5,5 тыс. кал.лет назад по настоящее время.
Апробация
работы.
Основные
положения
диссертационного
исследования были изложены и обсуждены в рамках 3 международных
конференций (ААНИИ, г.Санкт-Петербург в рамках стипендиальных
программ Лаборатории полярных и морских исследований им. О. Шмидта
«Climate change in the Arctic»). Основные результаты опубликованы в 14
научных публикациях совместно с научным руководителем – к.г.н., доцентом
Руденко О.В.
Содержание работы отражено в следующих основных публикациях:
1. Rudenko, O.V., Yenina, V. and Taldenkova, E.E. (2014). Pollen and non-pollen
palynomorphs in surface and bottom sediments of the Laptev Sea continental
slope. In: The Quaternary of the Urals: global trends and Pan-European
Quaternary records. Intern. Conf. INQUA-SEQS 2014 (Ekaterinburg, Russia,
September 10–16, 2014). Ekaterinburg: 133-135.2015
2. Руденко О.В., Енина В.В. Терригенные и водные палиноморфы в
поверхностных и донных осадках моря Лаптевых как инструмент
палеореконструкций //Тезисы докл. межд. юбилейной научно-практ. конф.
«Арктическое морское природопользование в XXI веке – современный
13
баланс научных традиций и инноваций (к 80-летию ММБИ КНЦ РАН)», г.
Мурманск, 1-3 апреля 2015 г. Апатиты: КНЦ РАН, 2015. С. 207-208 (тезисы).
3. Руденко О.В., Енина В.В., Овсепян Я.С. Вариации состава субфоссильных
палиноспектров в донных осадках шельфа и континентального склона моря
Лаптевых //Мат-лы XХI Междунар. научн. конф. (Школы) по морской
геологии. Москва, 16-20 ноября 2015 г. М.: ГЕОС, 2015. Т.1. С. 218-221
(статья).
4. Руденко О.В., Енина В.В., Овсепян Я.С., Талденкова Е.Е., Баух Х.А.
Палинокомплексы в донных осадках континентального склона моря
Лаптевых: применение в реконструкциях палеосреды голоцена //Мат-лы IX
Всеросс. совещ. по изучению четвертичного периода: «Фундаментальные
проблемы квартера, итоги изучения и основные направления дальнейших
исследований», г. Иркутск, 15-20 сент. 2015 г. Иркутск: изд-во Ин-та
географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, С. 398-400 (статья)
5. Rudenko, O., Taldenkova, E., Bauch, H.A., Yenina, V. (2015). Holocene landsea interactions in the Laptev Sea: evidence from palynomorphs assemblages
from continental slope //XIX INQUA Congress, 27 July - 2 August, 2015,
Nagoya, JAPAN, (тезисы) 2016
6. Rudenko, O., Bauch, H.A., Yenina, V. (2016). Late Holocene land-sea
interactions and coastal environments in the Laptev Sea region as revealed from
pollen and non-pollen palynomorphs (NPP) spectra in marine sediment cores
//Proceed. of 4th Intern. Conf. Past Gateways, Trondheim, Norway, 23-27 May,
2016. Geol. Survey of Norway (NGU), 2016. P. 79-80 (тезисы доклада).
7. Руденко О.В., Баух Х.А., Енина, В.В. (2016). Палиноморфы в донных осадках
голоцена моря Лаптевых как индикаторы изменения палеосреды //Мат-лы IV
Всеросс. научной конф. (с международным участием) «Динамика
современных экосистем в голоцене», 17-20 октября 2016 г., г. Пущино.
Пущино, 2016. С.196-199 (статья в сборнике).
8. Руденко О.В., Енина В.В., Баух Х.А., Овсепян Я.С. (2016). Реконструкция
природных событий среднего-позднего голоцена на внутреннем шельфе
14
моря Лаптевых по палинологическим данным из палеодолины реки Лены
//Пути эволюционной географии (Материалы Всероссийской научной
конференции, посвященной памяти А.А. Величко (Москва, 23-25 ноября
2016 г.). М.: Институт географии РАН, 2016. С.549-553 (статья в сборнике).
9. Руденко О.В., Баух Х.Ф., Талденкова Е.Е., Овсепян Я.С., Енина В.В. (2016).
Процессы взаимодействия суши и моря на внутреннем шельфе моря
Лаптевых в позднем голоцене по материалам изучения ископаемых
палиноспектров из AMS14C-датированных колонок донных осадков //Матлы XIII Всеросс. научной конференции с международным участием
«Комплексные исследования природы Шпицбергена и прилегающего
шельфа», 2-4 ноября 2016 г., г. Мурманск. Ростов-на-Дону, 2016. С. 326-332
(статья в сборнике). 2017
10.Руденко О.В., Васильчук А.К., Енина В.В. (2017). Сравнительная
характеристика состава субрецентных палиноспектров в донных осадках
моря Лаптевых и ледовых комплексах Сибирской Арктики. Арктика и
Антарктика, №3, 2017. С.1-16. DOI: 10.7256/2453-8922.2017.3.24524
11.Руденко О.В., Баух Х.А., Талденкова Е.Е., Овсепян Я.С., Енина В.В.,
Степанова А.Ю. Изменения природных обстановок на внутреннем шельфе
моря Лаптевых в среднем-позднем голоцене по данным комплексного
анализа донных осадков из палеодолины реки Лены. Актуальные проблемы
современной палинологии: Материалы XIV Всеросс. палинологической
конф. М.: Географический факультет МГУ, 2017. С.291-294.
12.Rudenko, O., Bauch, H.A., Taldenkova, E., Ovsepyan, Ya., Yenina, V. and
Stepanova, A. (2017). Mid- and late Holocene environmental variability in Arctic
Siberia: evidence from sediment core records from the Laptev Sea inner shelf
adjacent to the Lena River Delta. Abstract Book of the 5th Open Science Meeting
“Global Challenges for our Common Future: a paleoscience perspective”.
Zaragosa, Spain, May 9-13. P. 329. 2018
13.Руденко О.В., Талденкова Е.Е., Чистякова Н.О., Енина В.В. (2018).
Палеогеографические условия осадконакопления в Центральной впадине
15
Баренцева моря в позднем плейстоцене-голоцене по данным комплексного
анализа
кернов
донных
осадков.
Микропалеонтологического
Мат-лы
XVII
совещания
Всероссийского
«Современная
микропалеонтология – проблемы и перспективы», Казань, 24-29 сентября
2018 г., в печати.
14. Olga Rudenko, Leonid Polyak, Ekaterina Taldenkova, Henning A. Bauch,
Natalya Chistyakova and Viktorya Yenina (2018). Holocene stratigraphy and
depositional environments of the southeastern Barents Sea based on
palynological and microfaunistic data. 6th Past Gateways International
Conference, April 16-19, Durham, Great Britain, в печати.
Список литературы.
Опубликованная:
1. Andreev, A., Klimanov, V., Sulerzhitsky, L., 2001. Vegetation and climate
dynamics on the Yana River lowland, Russia, during the last 6400 years.
Quaternary Science Reviews 20: 259-266.
2. Andreev, A., Schirrmeister, L., Siegert, Ch., Bobrov, A., Demske, D., Seiffert,
M., Hubberten, H.-W., 2002. Paleoenvironmental changes in northeastern Siberia
during the upper quaternary: evidence from pollen records of the Bykovsky
Peninsula. Polarforschung 70: 13-25.
3. Andreev, A., Tarasov, P., Schwamborn, G., Ilyashuk, B. et al., 2004. Holocene
paleoenvironmental records from Nikolay Lake, Lena River Delta, Arctic Russia.
Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology 209: 197 – 217.
4. M.L. Holmes & Y.S. Creager Holocene history of the Laptev Sea Continental
Shelf. “Marine Geology and Oceanography of the Arctic Seas”, 1974, p. 211-229
5. Rudenko, O., Tarasov, P., Bauch, H.A. and Taldenkova, E., 2014. A Holocene
pollen record from the eastern Laptev Sea upper continental slope: implications
for palaenvironmental research. Quaternary International 348: 82-92.
6. Rudenko, O.V., Yenina, V. and Taldenkova, E.E., 2014. Pollen and non-pollen
palynomorphs in surface and bottom sediments of the Laptev Sea continental
slope. In: The Quaternary of the Urals: global trends and Pan-European
16
Quaternary records. Intern. Conf. INQUA-SEQS 2014 (Ekaterinburg, Russia,
September 10–16, 2014). Ekaterinburg: 133-135.
7. Taldenkova, E., Bauch, H.A., Stepanova, A., Ovsepyan, Ya, Pogodina, I.,
Klyuvitkina, T. and Nikolaev, S., 2012. Benthic and planktic community changes
at the North Siberian margin in response to Atlantic water mass variability since
last deglacial times. Marine Micropaleontology 96-97: 13-28.
8. Tarasov, P.E., Webb, T., Andreev, A.A., Afanaseva, N.B., Berezina, N.A.,
Bezusko, L.G., Blyakharchuk, T.A., Bolikhovskaya, N.S., Cheddadi, R.,
Chernavskaya, M.M., Chernova, G.M., Dorofeyuk, N.I., Dirksen, V.G., Elina,
G.A., Filimonova, L.V., Glebov, F.Z., Guiot, J., Gunova, V.S., Harrison, S.P.,
Jolly, D., Khomutova, V.I., Kvavadze, E.V., Osipova, I.R., Panova,
N.K.,Prentice, I.C., Saarse, L., Sevastyanov, D.V., Volkova, V.S., Zernitskaya,
V.P. Present-day and mid-Holocene biomes reconstructed from pollen and plant
macrofossil data from the former Soviet Union and Mongolia. J. Biogeogr. 25,
1998. Рр. 1029– 1054
9. Tarasov, P.E., Webb, T., Andreev, A.A., Afanaseva, N.B., et al., 1998. Presentday and mid-Holocene biomes reconstructed from pollen and plant macrofossil
data from the former Soviet Union and Mongolia. J. Biogeogr. 25: 1029-1054.
10.Геоэкологическое
состояние
арктического
побережья
России
и
безопасность природопользования /под ред. Ред. Н.И. Алексеевского. – М.:
ГЕОС, 2007. – 585 с. + 40 с. цв. вкл.
11.О.В. Руденко О.В., В.В. Енина В.В., Я.С. Овсепян Я.С., Е.Е. Талденкова
Е.Е., Х.А. Баух Х.А.
(2015), Палинокомплексы в донных осадках
континентального склона моря Лаптевых: применение в реконструкциях
палеосреды голоцена //Фундаментальные проблемы квартера, итоги
изучения и основные направления дальнейших исследований.. Мат-лы IX
всеросс. сов. по изучению четвертичного периода. 15-20 сентября 2015 г.,
г. Иркутск, в печати
17
12.О.В. Руденко, В.В. Енина, Я.С. Овсепян, Е.Е. Талденкова, Х.А. Баух (2015),
Палинокомплексы в донных осадках континентального склона моря
Лаптевых: применение в реконструкциях палеосреды голоцена.
Электронный ресурс Интернет:
13.http://www.aari.ru/resources/a0011_12/manual_smp/infoseas/laptevs.html
14.http://www.otto-schmidt-laboratory.de/36#13
18
19
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа