close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Тенетилова Юлия Андреевна. История и коммуникативные принципы в политическом дискурсе

код для вставки
Введение
Ирония представляет собой сложный феномен, заслуживающий
особого внимания лингвистов. Ирония присутствует в человеческой
речи напротяжении многих веков. Первые примеры этого явления
были обнаружены в древних памятниках литературы, сохранившихся
до наших дней - в поэмах Гомера и в Библии. Само слово «ирония»
вызывает неизменный интерес у лингвистов, философов и психологов
на протяжении 2500 лет.
На сегодняшний день не существует единого подхода к определению
этого термина (Gibbs, Colston, 2001; Sperber, Wilson, 2006) Традиционное
понимание иронии как антифразы давно было отвергнуто
современной лингвистикой.
Многие исследования, посвященные изучению иронии сосредоточены на
семантических аспектах этого явления (GroebenandScheele 1984;
Halvorseen 1976; Lapp 1992; Weinreich 1966) или посвещены изучению
механизмов порождения и интерпретации иронических высказываний
(Gibbs, O'Brien 1991; Gibbs, O'BrienandDoolittle 1995; Giora 1995,
1997,1999,SperberandWilson 1981; WilsonandSperber 1992)
Центральным вопросом данного исследования является соотношение
иронии
и
теории
вежливости
(BrownandLewinson
1978,
1987)
в
высказываниях политиков, учавствовавших в телевизионных дебатах. При
таком подходе анализ сосредоточен на вопросах «позитивного» и
«негативного» лица политиков, угрозы потери лица, представляющей собой
лицеповреждающие акты, а также на актах защиты лица. Иронические
высказывания будут подвергнуты анализу с целью выяснения их интенций,
перлокутивного эффекта, а также ответных действий, предпринятых
"жертвой" иронии
Политический дискурс по своей природе манипулятивен. Политическая
речь обладает такими характеристиками как агрессивность, оценочность и
эффективность, и направлена не на описание, а на убеждение, внушение
адресатам определенных идей.
Основной задачей участников политических дебатов является воздействие на
эмоциональное состояние, поведение оппонента и манипуляция мнением
предполагаемой
аудитории.
Там,
где
целью
ставится
провокация
оппонента, трудно говорить о соблюдении принципа Вежливости, который
можно определить как необходимость учитывать интересы партнера.
Выбор языковых средств в политической дискуссии зачастую определяют
конфликтные стратегии, используемые политиками для достижения таких
целей общения, как привлечение
сторонников, подрыв репутации
оппонента, доказательство справедливости своей точки зрения. При этом
важнейшим
условием
эффективности
внушения
является
сокрытие
истинных целей адресанта. Кроме того, политик, стремясь к сохранению
собственной репутации, вынужден заботиться о соблюдении формальной
вежливости.
Ирония предстает в этом контексте как эффективное средство
выражения отрицательной оценки, которое часто используется для
негативного представления противника.
Имплицитность иронического смысла позволяет политикам
избежать прямого нарушения норм вежливости. Лингвистическая
вежливость
вызывает интерес обоснованный интерес ученых. Причиной этого является
то, что любая теория, которая предоставляет понимание этого феномена, в
то же время проникает в основы социальной жизни людей.
Изучение иронии, как средства эксплуатации или формального
соблюдения принципа вежливости в политическом дискурсе особенно
важно с точки зрения выявления механизмов манипуляции
общественным сознанием.
Оценивая эффективность иронических высказываний в политическом
диалоге можно утверждать, что она намного превышает
эффективность прямых способов реализации стратегии
дискредитации. Ироническое
высказывание позволяет формально соблюсти нормы общения,
сохранить позитивный образ политика, аппелируя не к логике, а к
социальным
ценностям, разделяемым большей частью аудитории, воздействуя
на эмоциональное состояние оппонента и аудитории.
Роль иронии в соблюдении или нарушении лингвистической
вежливости нуждается в дальнейшем уточнении.
Настоящая диссертация представляет собой исследование взаимодействия
иронии и лингвистической вежливости в политическом дискурсе.
Актуальность исследования обусловлена недостаточной
изученностью темы взаимодействия иронии и принципа вежливости в
рамкахполитического дискурса.
В последние годы было предложено множество теорий,
дающихопределение понятию иронии, описывающих механизмы ее
порождения и декодирования с разных точек зрения на этот феномен.
Однако материал исследуемый в этих работах, демонстрирует иронические
высказывания вне контекста или искусственные примеры, без анализа
дискурса как единого целого. Использование подобного материала не
позволяет охватить всего разнообразия видов иронии и особенностей ее
функционирования.
Исследования, анализирующие иронию в дискурсе, используют в
основном материал письменных текстов. В представленном
исследовании, напротив, ирония рассматривается в живом общении.
Ирония, служащая целям политической речи, является эффективным
инструментом осуществления манипуляции общественным
сознанием.
Представляя собой завуалированное нарушение коммуникативных норм
и скрытое воздействие не только на оппонента, но и на широкий круг
адресатов, ирония в политической речи нуждается в
интерпретации, дальнейшем изучении механизмов ее
возникновения, и контроле.
Материалом исследования послужили тексты российских
предвыборных телевизионныхдебатов.
Объект исследования составили иронические высказывания в
современном политическомдискурсе.
Предметом исследования является функционирование иронических
высказываний в политической речи,механизмы возникновения
иронического смысла и взаимодействие иронии и принципа вежливости.
Темой диссертационного исследования является ирония и
принцип вежливости в политическом дискурсе. Цель
диссертационного
исследования-выявить особенности взаимодействия иронии и принципа
вежливости в политической речи.
В исследовании ставятся следующие задачи:
1. осветить основные подходы к определению понятияиронии;
2. pассмотреть различные механизмы создания иронии вречи;
3. выявить особенности использования иронии в политическомдискурсе;
3. изучить взаимодействие иронии с теорией «сохранения лица» П.
Брауни С.Левинсона;
Методологической основой исследования послужили работы по
исследованию природы иронии (Д. Мюкке [1969], Р. Танака [1973], И.
Залецки [1984], С. И. Походня [1989] и др.), исследования в области
стилистики (И.Р. Гальперин [1958, 1981], Ю. М. Скребнев [1975, 1994], И.
В. Арнольд [1990] , Никитин и др.), основные концепции теории речевых
актов (Дж. Остин [1962], Дж. Сёрль [1970], Н. Д. Арутюнова [1998] и др.),
положения Принципа Вежливости (Дж. Лич [1983]), теория «сохранения
лица» П. Браун, С. Левинсона [1978, 1987].работы, посвященные изучению
иронии с точки зрения прагматики, Р.Браун[1980], Грайса [1978]; Cёрля
[1979]; Гробена и Шиле [1984]; Лэппа [1992],теории вежливости Кларка и
Геррига[1978], Д.Спербера и Д.Уилсона[1986], Аттардо [2000]
Методом анализа послужил коммуникативно-прагматический
анализ, были использованы элементы стилистического анализа.
Применение коммуникативно-прагматического анализа позволяет
рассматривать
каждое
ироническое
высказывание
в
конкретной
коммуникативной ситуации.
Ирония
Проблема понимания иронии в прагматической лингвистике
получила различные решения, в зависимости от задействованной
теории. В
исследованияхГрайса (1975, 312) ирония описывается как нарушение
первоймаксимы принципа кооперации, максимы Качества. Через
эксплуатацию этой максимы говорящий реализует интенциональное
значение высказывания.
С точки зрения Спербера и Уилсона (1981, 310), ирония заключает в себе
упоминание, дополненное авторской оценкой последнего. Лич
рассматривает иронию в качестве второстепенного принципа,
дополняющего принцип
Кооперации и принцип вежливости.
Другим популярным подходом к пониманию феномена иронии является
теория притворства Кларка и Геррига (1984), представляющая автора
иронического высказывания как «притворяющегося неразумным
человеком, обращающимся к непосвященной аудитории» (Кларк и Герриг
1984).
По мнению Браун и Левинсона(1984, 221), коммуникативный акт
является косвенным, если он осуществляется таким образом, что
исключает выведение единственного четкого коммуникативного
намерения. Таким образом, ирония определяется как косвенная
стратегия вежливости, выполняющая функцию сохранения лица.
Механизм функционирования иронии в высказывании может быть
приблизительно определен следующим образом: ироническое
высказывание, воспринимаемое буквально, является несоответствующим
данной ситуации.
Обнаруживая несоответствие, адресат предпринимает
попытку реинтрерпретировать высказывание таким образом,
чтобы оно
соответствовало ситуации, при этом наиболее естественной становится
интерпретация высказывания как противоположного буквальному
смыслу. (Bollobas, 1981, 327, Brown&Levinson, 1987,226, Searle 1991,
536)
Интенциональность высказывания является отличительной чертой
вербальной иронии. Говорящий намеренно делает ироничное
заявление, с целью сообщить утверждение, противоречащее тому, что
он говорит.
Традиционный взгляд на вербальную иронию, который берет истоки в
риторике и получает дальнейшее развитие в философии языка, заключается
в том, что ироническое высказывание обозначает противоположное
буквальному значению. Буквальное значение иронического
высказывания обычно является упоминанием чьих-либо еще слов или
мнения, и нацелено на высмеивание. (Cruse, 2006,90)
Многие исследователи (Левинсон, 1983,226, Лич 1983, 142; Кларк и Герриг
1984, 121, Уилсон и Спербер, 1992, 1998, Хатчеон 1995 12-13; Гиора
2005,35) высказывают идео о том, что имплицитное значение отрицает
буквальное, ,таким образом, возникает ироническое невысказанное
значение. С другой стороны, невысказанное не всегда является простой
инверсией, противоположностью сказанного.
С точки зренияКольстонаи
Гиббса (2007, 22-24) такие феномены,как
сатира и сарказм также могут считаться типами иронии. Термин
«сарказм» широко используется для обозначения вербальной иронии.
Обратной точки зрения придерживаются Дьюс (Dews, 2011, 1574),
указывающий на то, что сарказм в сочетании с такими средствами,
как гипербола, литота, риторический вопрос
являетсялингвистической
конструкцией, служащей для создания иронии. Это означает, что
определенные типы языковых средств являются стратегиями
выражения иронии.
Контекст является одним из основных прагматических факторов,
определяющих интенциональное значение иронического
высказывание (Hartung, 2011, 167-8)
Известным примером служит высказывание «ты- хороший друг»,
которое можно интерпретировать как ироническое, либо как
«буквальное», взависимости от ситуативного контекста, в котором
возникло высказывание. (ThibodeauandBoroditsky,2012)
Таким образом, ирония представляет собой контраст между
двумя элементами: выражением в его прямом смысле и
интенциональным значением.
Осмысление иронии.
Центральным вопросом, связанным с изучением иронии является вопрос
осмысления иронии. ( Гиора и Фейн, 1999, Уцуми 2000,Кольстон,2002)
С позиции психолинвистики, основной задачей является понимание
механизма обработки иронии ( Гиббс, О’Брайен, 1991, Гиора, 2003,
Иванко, Пексман 2003)
С точки зрения коммуникации, особую важность представляет
исследование функций иронии и реакции адресата.
Адресат может отреагировать в рамках языковой игры или прибегнуть
к серьезному ответу, который является частым видом реакции,
согласно результатам исследований (Эйстерхольд, 2006)
В похожем исследовании Коттхофф рассматривала ответную реакцию
на иронию в различающихся видах контекста, в частных беседах
близких знакомых, и в дискуссиях на Австрийском телевидении.
Результаты
исследования показывают, что друзья склонны реагировать на
буквальную часть сообщения, в то время как участники дебатов чаще
реагируют на
имплицитную информацию.
Ключевым фактором в понимании функции иронии является речевая
ситуация. Отношения между участниками общения могут повлиять на нее.
В своих работах Эйстерхольд (2006) устанавливает, что иронические
высказывания чаще используются близкими друзьями, чем незнакомыми
людьми. В материалах исследования Коттхофф (2003), ирония чаще
возникает в частной беседе, чем в ходе публичных дебатов.
Данное исследование использует материал предвыборных
дебатов, важнейшей чертой которых является направленность к
аудитории.
Использование иронии в таком контексте является закономерным в
связи с тем, что ирония традиционно рассматривается как инструмент
убеждения, особенно в политической речи ( Партингтон, 2007), а также
как средство выражения интеллекта говорящего.(Гартунг, 1998, 20-21).
Более того, функция иронии может различаться в зависимости от
отношений между участниками общения и речевой ситуации: ирония
может служить
целям критики. Однако в зависимости от взаимоотношений адресата и
жертвы иронии, она может служить средством повышения солидарности.
Исследования Хоффман демонстрируют различие в функции иронии в двух
различных контекстах: в личном общении ирония является дружеской, а в
обсуждении противоречивых вопросов выступает орудием критики
Теория сохранения лиц
По мнению Браун и Левинсона, самооценка индивидуума (лицо)
мотивирует
использование
стратегий
вежливости
(солидарность,
сдерживание, избегание недвусмысленной импозиции)
Каждый участник обладает позитивным и негативным лицом, при этом
все участники общения стремятся к выбору средств, удовлетворяющих
нужды лиц.
Учитывая, что лицо состоит из набора потребностей, осуществляемых
только действиями другими людей, в общие интересы собеседников входит
сохранение
лица
собеседника.
Таким
образом,
говорящий
будет
стремиться к сохранению лица адресата, кроме случаев, когда говорящий
может вынудить адресата действовать на сохранение лица говорящего, не
получая
симметричного ответа (посредством принуждения или хитрости, обмана).
Некоторые речевые акты заведомо представляю угрозу лицу адресата.
В дальнейшем они упоминаются как лицеповреждающие акты (ЛПА).
Говорящий стремится в какой-то степени сохранить лицо адресата (H) и
свое собственное лицо, минимизировав силу воздействия ЛПА, кроме
случаев,
когда говорящий пытается добиться максимальной эффективности
ЛПА, используя прямую стратегию, без смягчающих действий.
Чем большую угрозу представляет ЛПА, тем сильнее говорящий
стремится его смягчить.
Исследователииллюстрируютэтоследующимобразом:
1. Прямыестратегии
1).без компенсирующих действий (применяются при наиболее низком
ожидаемом риске потери лица)
2) с компенсирующими действиями ( применяются при большем
риске потерилица)
a) позитивная вежливость(связана с меньшим
риском) б) негативная вежливость (большийриск)
2. Скрытые стратегии (больший риск потери лица, чем при
прямых стратегиях)
Модель анализа иронических высказываний
Модель анализа иронических высказываний в исследовании включает:
•
Определениесодержанияироническоговысказывания.
•
Определение формы выражения иронического смысла.
•
Определениецелииронии.
•
Определение
типа
речевого
акта,
при
помощи
которого
выражается импозиция.
•
Тип реагирования оппонента
•
Спецификация повреждения «лица» при использовании иронии.
Здесь конкретизируется:
а) какое «лицо» повреждается («негативное» или «позитивное»);
б) чьё «лицо» повреждается (адресата или представляемой им стороны);
в) от чего это «лицо» страдает при использовании иронии.
В работе используется объяснительная модель Юса (Yus 2000) который
предлагает набор контекстуальных источников, доступ к которым
позволяет определить смысл иронического высказывания. Эти источники
включают: 1) энциклопедическую, фактическую информацию; 2) речевую
ситуацию; 3)
невербальное поведение говорящего; 4) знание адресатом определенной
биографической информации о говорящем; 5) общие знания; 6)
предыдущие высказывания; 7) лингвистические подсказки (Yus 2000) Чем
больше
количество доступных источников, тем легче проходит интерпретация
иронического высказывания адресатом. (Yus 2000; Zhao 2000; Utsumi
2000)
Для того, чтобы улучшить свои позиции, кандидаты используют
различные риторические стратегии, в особенности стратегии
принуждения, которые нацелены на улучшение коммуникативных прав
говорящего и на усиление коммуникативных обязанностей оппонента
(Кальмайер, Шмитт 1996; Готсбахнер 2008). Тактики принуждения
реализуются на разных уровнях общения: значение высказывания,
представление фактов, дискурсивные практики. Типичные действия,
направленные на принуждение связанные с иронией – это провокативные
комментарии, призывы к легитимации, приписывание высказываниям
оппонента других, незапланированных значений и дискредитация
оппонента.
При помощи иронии говорящий может позиционировать себя и
представлять своих оппонентов в выгодном ему свете (Вайзман, 2008, 78).
Анализиронии как инструмента политической дискусии включает не
только способы ведения ироничной дискуссии, но и способы ответа на
критику и иронические высказывания.
Двусмысленность и имплицитность иронии предполагают общие
знания коммуникантов в качестве необходимого условия для
понимания иронии. (Barbe, 1995, Пексман и Zvaigzna, 2004)
Участники теледебатов владеют информацией друг о друге, и могут
иметь общие знания, недоступные остальным. Однако как это было
упомянуто выше, их дискуссия адресована третьей стороне.
Следовательно, для
достижения цели, ирония должна быть построена таким образом,
чтобы аудитория могла распознать ее, используя общие знания.
Ирония часто включает элемент критики, и многие ученые полагают, что
в основе иронии лежит отрицательное отношение ( Barbe, 1995; Hartung
1998)
По мнению Браун и Левинсона (1987:265), причина по которой
ирония ассоциируется с критикой в том, что такое содержание
является актом значительной угрозы лицу, предполагающим
использование косвенных (скрытых) стратегий.
Фактор негативной оценки присутствует в исследуемом материале: в
политических дебатах основной функцией иронии становится критика.
Уровень агрессии и критики в ходе политических дебатов варьируется
для разных культур. Стиль российских дебатов можно назвать
агрессивным.
Критика предполагает наличие цели (объект, черта или феномен)
или жертвы.
Жертвой иронии может являться ее адресат, кроме того, дискуссия
может быть адресована третьей стороне, вне зависимости от
присутствия жертвы иронии.
Данное исследование предоставляет последовательный анализ
типичных случаев иронии как инструмента защиты и как орудия
нападения.
Целью исследования также является продемонстривать как происходит
осмысление и реакция на двойственное ироническое высказывание.
В исследовании представлен анализ диалогов из телепередачи «Поединок»,
общественно-политического ток-шоу, в рамках которого проходят дебаты
известных российских политиков. В передаче встречаются два политических
деятеля, придерживающиеся противоположных взглядов на какую-либо
актуальную проблему. Дебаты проходят в три раунда продолжительностью в
10-15 минут.
В ходе спора телезрители могут голосовать за участников при помощи
телефонных звонков и SMS-сообщений.Победителем в конце программы
признаётся тот, кто получил большее количество голосов телезрителей.
Таким образом, передача представляет собой виртуальный поединок.
Необходимо подчеркнуть, что представляя информацию о взглядах и
политической программе участников, передача направлена также на
развлечение и привлечение телезрителей.
В контексте лицеповреждающих актов, наиболее важным аспектом
телевизионных дебатов является факт того, что выступление проходит в
форме конфронтации. Представители двух противоборствующих партий
принимают участие в «вербальной дуэли». Ирония, при этом, становится
орудием вербального насилия, и используется, в большинстве случаев, для
нанесения урона «позитивному» лицу оппонента, как средство демонстрации
остроумия автора иронии, и как мера защиты негативного лица политика.
Выступая в теледебатах, политики вынуждены защищать два «позитивных»
лица- свое собственное ,а также лицо представляемой стороны. При этом,
возможен конфликт интересов представляемых лиц. Лицеповреждающий акт
может быть направлен на любое из лиц, также возможна комбинированная
атака.
Большинство рассматриваемых примеров иллюстрируют использование
иронии в качестве импозиции. Это не означает, что ирония чаще всего
используется как инструмент вербального насилия. Однако для данного
исследования подобные примеры представляют больший интерес.
Случаи использования иронии для установления хороших отношений через
сохранение позитивного лица адресата являются достаточно однозначными,
и предполагают либо равнозначную позитивную реакцию, либо отказ от
улучшения отношений. Случаи агрессивной иронии представляют вызов
адресату, на который он может ответить иронией, дать серьезный ответ, либо
намеренно оставить реплику без внимания.
Целью исследования является доказательство необходимости рассмотрения
широкого контекста при анализе иронии в свете лингвистической
вежливости.
Примеры показывают причину выбора иронических стратегий, роль в
контексте теории сохранения лица и рассматривают реакции адресатов.
55 из 116 анализируемых примеров иронии демонстрируют
лицеповреждающие акты, направленные на повреждение «позитивного лица»
адресата. Рассмотрим некоторые примеры:
Пример 1.
Прохоров: Россия должна быть с Европой
Жириновский: Это - хороший прогноз. Так хотят дети, женщины, но этого
не будет никогда.
Ирония используется как контраргумент, высказывание содержит критику
адресата, наносит ущерб его «позитивному лицу». Ирония выражает
негативную оценку. Высмеивается наивность, незрелость политических
прогнозов оппонента. Ирония выражена речевым актом похвалы. В данном
случае ирония представляет собой антифразу. Предложение «Это - хороший
прогноз» означает прямо противоположное.
Пример 2
О какой новой России вы говорите? Добить оставшуюся Россию? Ваши
люди в Лондоне сидят. Комендант павшего общежития олигархов
Березовский ждет. Там есть коечка для вас в этом общежитии. У вас 3
пути –к Ходорковскому в камеру, в могилу к Гайдару или в эмиграцию к
Березовскому. Вот, выбирайте, каким путем пойдете вы.
Ирония выражает негативную оценку. Лицеповреждающий акт направлен
против «позитивного лица» оппонента. Ирония лишь усиливает эффект ЛПА.
Политик использует риторические вопросы, метафору «общежитие
олигархов» для описания Лондона. За счет контрастности понятий
«общежитие», и «олигарх», литоты «коечка» достигается иронический
эффект.
Пример 3
Жириновский: Сперва он совершил ошибку летом - ой, не та партия! Ты
смотри, а сразу не понял?
Ирония содержит негативную оценку действий и качеств оппонента.
Имплицируется неискренность политика, невозможность ошибиться
партией. Ирония создается за счет сравнения руководства партией с каким-
либо моментальным решением. Высказывание наносит ущерб «позитивному
лицу» политика.
Пример 4.
Он создаст партию, вы смотрите, Карл Маркс не мог создать, Ленин не
мог, Зюганов, а Прохоров- родился новый гений- он создаст.
Ирония выражена речевым актом похвалы. Высказывание является
лицеповреждающим актом, наносящим ущерб «позитивному лицу»
оппонента. Высмеивается невозможность совершения действия, а также
неадекватно завышенная самооценка политика. Ирония представляет
антифразу
В 31 случае ирония направлена на повреждение «позитивного» лица
стороны, представяемой адресатом иронии.
Пример 5:
Жириновский:Вы здесь сладко поворковали. А теперь посмотрим, как вы
боретесь с коррупцией и с криминалом. (показывает первую страницу
газеты) Вот ваш руководитель Миронов весной этого года на выборах в
Калининградскую думу вместе с представителем крупнейшей криминальной
группировки Калининграда, Зубрик. Это третий человек в стране
рекламирует его.
В данном примере ирония направлена на критику оппонента. Урон наносится
«позитивному лицу» представляемой политиком партии. Имплицируется
мысль о том, что вместо борьбы с коррупцией и криминалом, о которой
говорит политик, его партия занимается поддержкой преступных
группировок. Таким образом, ирония служит цели усиления контраста между
обещаниямикандидата и действиями главы, представляемой им партии.
Комический эффект достигается за счет использования слов с
положительной коннотацией «сладко» и «поворковали» для описания слов
оппонента, контрастирующих с дальнейшим контекстом, описывающим его
реальные преступные действия. Комичным является использование слова
«рекламирует» по отношению к лидеру преступной группировки.
Примерно в половине анализируемых случаев реакцией на иронию служит
прямой ответ. В 30% случаев адресат использует встречное ироническое
высказывание
Гозман : Я понимаю, почему Владимир Вольфович это упоминает. Сейчас
выборы - надо как-то выигрывать, держаться на плаву. Аппеляция к темным
инстинктам - вещь совершенно нормальная.
Соловьев: Почему признание русского русским является темным
инстинктом?
Политик использует иронию с целью дискредитации оппонента, критики его
методов ведения предвыборной борьбы. Имплицитное значение иронии в
данном случае прямо противоположно буквальному смыслу, говорящий
осуждает методы оппонента (аппеляция к темным инстинктам).
Высказывание наносит урон «позитивному лицу» кандидата,
Ответом на двусмысленное высказывание выступает также ирония,
реализованная при помощи риторического вопроса. Ирония порождается
упоминанием предшествующего высказывания. В данном случае ответная
реплика не несет негативной оценки и не является лицеповреждающим
актом.
Таким образом, в телевизионных политических дебатах ирония выступает в
основном как импозиция и как мера защиты «позитивного лица»политиков.
Угроза наносится как «позитивному лицу» конкретного политического
деятеля, так и представляемой им стороны. Реакция на иронические
высказывания чаще всего служит серьезный аргументированный ответ. Для
выражения критики часто используются речевые акты похвалы. Ирония чаще
всего порождается за счет упоминания фактов или высказываний.
Библиографический список:
1. Brown P., Levinson S. Politeness: some universals in language usage. Cambridge, Cambridge University Press, 1988. - 345p.
2. Kotthoff Helga 2004 “Responding to irony in different contexts:on Cognition
in conversation.”Journal of Pragmatics,35 (9)
3. Sperber Den and Wilson Dreidre, 1986 Relevance:Communication and
Cognition. Oxford.Blackwell
Список публикаций:
"Прямые и косвенные средства реализации стратегии дискредитации в
политическом дискурсе" Жанр. Стиль. Образ. Актуальные вопросы современной
филологии.Киров,2017;
"Нарушение максимы Качества как тактический прием дискредитации
партнера по диалогу" Ученые записки ОГУ. Орел, 2016 ,1(70) "
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа