close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Ильина Анастасия Алексеевна. Купля-продажа товаров как вид внешнеэкономической сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Купля-продажа товаров
как
вид
внешнеэкономической
сделки:
материально-правовое
и
коллизионное регулирование»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 Юриспруденция
Студент: А.А. Ильина
Научный руководитель: д.ю.н., доцент, зав. кафедрой гражданского
права Н.Н. Мельников
Объем ВКР: 87
Количество использованных источников: 49
Ключевые слова: договор международной купли-продажи товаров,
применимое
право,
регулирование,
международные
коллизионное
обычаи,
материально-правовое
регулирование,
публично-правовое
регулирование, обязательства сторон.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены понятие, признаки, структура и содержание договора
международной
купли-продажи
товаров;
определены
источники
его
материально-правового и публично-правового регулирования, особенности
коллизионного
регулирования, а
также
исследованы
международные
торговые обычаи как регуляторы данного договора; проанализированы
основания ответственности сторон за неисполнение обязательств по
договору международной купли-продажи товаров.
Методологическую основу исследования составляют диалектический
метод
научного
познания,
общенаучные
и
частнонаучные
методы
теоретического анализа, такие как логический, формально-юридический и
сравнительно-правовой.
По
результатам
теоретического
проведенного
и
исследования
практического
сделаны
выводы
характера.
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..5
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ ................................... 11
1.1. Понятие и признаки внешнеэкономической сделки купли-продажи ... 11
1.2. Источники
материально-правового
регулирования
договора
международной купли-продажи товаров .................................................. 15
1.3. Коллизионно–правовое
регулирование
договора
международной
купли-продажи товаров ............................................................................... 25
1.4. Международные обычаи как источники правового регулирования
договора международной купли-продажи товаров .................................. 32
ГЛАВА
2.
ЭЛЕМЕНТЫ
ДОГОВОРА
МЕЖДУНАРОДНОЙ
КУПЛИ-
ПРОДАЖИ ТОВАРОВ И ИХ СОДЕРЖАНИЕ.................................................. 44
2.1. Форма и структура договора международной купли-продажи товаров
.............................................................................................................................. 44
2.2. Обязательства сторон по договору международной купли-продажи
товаров ................................................................................................................ 61
2.3.
Ответственность
сторон
за
неисполнение
или
ненадлежащее
исполнение договора международной купли-продажи товаров .................. 65
ГЛАВА
3.
ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЕ
РЕГУЛИРОВАНЕ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ.. 68
3.1. Государственный контроль за заключением и исполнением договоров
международной купли-продажи товаров ........................................................ 68
3.2. Административная ответственность сторон внешнеэкономической
сделки купли-продажи за невозвращение денежных средств, уплаченных по
сделке .................................................................................................................. 73
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………...……......................78
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………….....81
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы.
Договор международной купли-продажи
товаров представляется одним из наиболее распространенных юридических
форм сделок в рамках внешнеэкономических отношений. Базируясь на нем,
производятся экспортные и импортные операции, число которых возрастает
одновременно с развитием экономического сотрудничества хозяйствующих
субъектов различных государств.
В характере данного контракта, как и всякой внешнеторговой сделки,
имеется связь с правом нескольких государств, ввиду чего усложняется
нормативно-правовая база, которая обеспечивает его функционирование и
исполнение.
Существенные
разногласия
между
законодательствами
конкретных стран, имеющие место независимо от наличия тенденции
гармонизации правовых систем государств, обуславливают преимущество
регламентации подобных сделок международными договорами. Однако
немногочисленность таких актов и наличие в них законодательных пробелов
порождают значительную роль коллизионных норм национального права.
Изучение
взаимосвязи
практическом
аспектах
данных
составляющих
правового
регулирования
в
теоретическом
внешней
и
торговли
выступает актуальной задачей юридической науки.
Стоит отметить, что участие Российской Федерации в процессе
мировой экономической интеграции, определение собственного места в
мировой экономической системе, отказ от государственной монополии во
внешнеэкономической
деятельности,
распространение
на
внешнеэкономической арене коммерческих организаций РФ позволяют
убедиться в возрастании роли договора международной купли-продажи.
Таким
образом,
актуальность
темы
исследования
обусловлена
интенсивным развитием внешнеторговых связей Российской Федерации, ее
интеграцией в мировую экономику, что безусловно требует развития
правового механизма, регулирующего торговые отношения.
6
Степень научной разработанности темы. Вопросы правового
регулирования
договора
международной
купли-продажи
в
рамках
внешнеэкономического оборота составляют определенный интерес научного
сообщества. В настоящее время проблемы данного института активно
изучаются в специальной литературе. К правовому исследованию различных
аспектов
регулирования
совершения
и
исполнения
данной
сделки
обращались как российские ученые: М.М. Богуславский, И.В. ГетьманПавлова, В.А. Мусин, В.С. Поздняков, И.С. Зыкин, Г.К.Дмитриева, С.Н.
Лебедев, В.Т. Батычко, С.А.Рыбаков, А.Д. Зеленин, С.В. Бахин, Н.Г. Вилкова,
М.Г.
Розенберг,
Н.И.Марышева,
С.В.
Николюкин,
Р.В.
Амелин,
О.Н.Воронкова, Е.П.Пузакова, В.А. Горлов, А.М. Эрделевский, А.С.
Прокофьев, Е.К.Потехина, Л.М. Марченкова, А.И. Мерцалова, так и
зарубежные, а именно: К.М. Шмиттгофф, Дж. Чешир, О. Чаквамеру.
Однако актуальность темы предполагает необходимость ее дальнейшей
разработки.
Цель работы состоит в комплексном анализе нормативно-правовой
базы, регулирующей договор международной купли-продажи товаров.
Целевая ориентация исследования обуславливает необходимость
решения следующих задач:
1) определить понятие и признаки внешнеэкономической сделки
купли-продажи;
2) рассмотреть источники материально-правового регулирования
договора международной купли-продажи товаров;
3) исследовать базу коллизионно-правового регулирования договора
международной купли-продажи товаров;
4) проанализировать международные обычаи как источники правового
регулирования договора международной купли-продажи товаров;
5) раскрыть форму и структуру договора международной купли-продажи
товаров;
7
6) охарактеризовать обязательства сторон по договору международной
купли-продажи товаров;
7) рассмотреть вопросы ответственности сторон за неисполнение или
ненадлежащее исполнение договора международной купли-продажи
товаров;
8) изучить формы государственного контроля
за заключением и
исполнением договоров международной купли-продажи товаров;
9) проанализировать
основания
и
последствия
административной
ответственности сторон внешнеэкономической сделки купли-продажи
за невозвращение денежных средств, уплаченных по сделке.
Объектом
рассматриваемой
темы
выступают
общественные
отношения возникающие в процессе заключения и исполнения договоров
международной купли-продажи товаров.
Исходя из вышеуказанного, можно выделить предмет исследования –
гражданское законодательство Российской Федерации, международные
договоры и обычаи, обеспечивающие регулирование отношений, которые
возникают вследствие заключения и исполнения договора международной
купли-продажи, а также материалы судебной и арбитражной практики,
научные публикации по теме исследования.
Методологическая основа исследования. В процессе исследования
использовались общие и специальные методы: формально-юридический,
сравнительно-правовой,
диалектический
метод
познания
социально-
правовых явлений.
Нормативная база исследования: Гражданский кодекс Российской
Федерации, Федеральный закон «Об электронной подписи», Федеральный
закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой
деятельности», Федеральный закон «Об экспортном контроле», Федеральный
закон «О валютном регулировании и валютном контроле», Федеральный
закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации» Кодекс
Российской Федерации об административных правонарушениях, Закон РФ
8
«О международном коммерческом арбитраже», Конвенция ООН о договорах
международной купли-продажи товаров.
Эмпирическая база исследования: правовые позиции Высшего
Арбитражного Суда РФ (сформированные до его упразднения), Верховного
Суда РФ, а также Международного коммерческого арбитражного суда при
Торгово-промышленной палате Российской Федерации.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. В результате анализа источников правового регулирования
правоотношений, вытекающих из обязательств по внешнеэкономическим
сделкам, формируется вывод о том, что понятие внешнеэкономической
сделки не унифицировано ни в национальном законодательстве, ни на
универсальном международном уровне, ни в доктрине. С учетом положений
Гражданского кодекса РФ, а также признаков исследуемой сделки,
представляется
возможным
охарактеризовать
договор
международной
купли-продажи как действия сторон, коммерческие предприятия которых
находятся в разных государствах, направленные на установление, изменение
или
прекращение
правоотношений,
связанных
с
поставкой
товара
контрагенту с одной стороны, и принятием этой поставки и оплаты товара – с
другой, совершаемые в предпринимательских целях.
2.
Результатами
международную
в
области
куплю-продажу,
унификации
являются
норм,
несколько
регулирующих
международных
конвенций. Однако наибольшее значение для регулирования отношений,
вытекающих из договора международной купли-продажи, имеет Конвенция
ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., которая
регламентирует порядок заключения договора международной куплипродажи (оферту, акцепт, момент заключения договора), содержание
договора, переход рисков случайной гибели или повреждения товара,
ответственность сторон
в случае неисполнения своих обязательств,
освобождение от ответственности.
9
3. При заключении сделки международной купли-продажи товаров
стороны вправе решить, какой конкретно правопорядок к ней будет
применяться, то есть последовать принципу автономии воли сторон, который
в большинстве государств ничем не ограничен. Однако в некоторых странах
существует принцип локализации договора: стороны имеют право на выбор
только такого законодательства, которое имеет связь с конкретной сделкой.
Что
касается
Российской
Федерации,
то
отечественное
законодательство предусматривает возможность неограниченной автономии
воли сторон по вопросу о выборе применимого права.
4. Особенностью правового регулирования договоров международной
купли-продажи товаров является наличие в числе источников международноправовых обычаев. При заключении и исполнении внешнеэкономических
сделок купли-продажи товаров применяются Международные правила
толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС – International Commercial
Terms), которые обеспечивают унифицированным толкованием применяемые
в международном торговом обороте термины, определяющие базисные
условия поставок. Принципы международных коммерческих договоров
(Принципы УНИДРУА) также являются примером кодификации правил
внешнеэкономической торговли, не обладающей обязательной юридической
силой. Принципы применимы, когда стороны правоотношения сослались на
их применение, установив непосредственную отсылку к ним в тексте
соглашения, а также, если они договорились о регулировании отношений
«общими принципами права».
5. Форма договора международной купли-продажи может быть как
письменной, так и устной, а также и электронной – сделка заключается
посредством обмена электронными документами, передаваемыми по каналам
связи. Главной коллизионной привязкой, касающейся вопроса формы
договора, является место заключения сделки: большинство внешнеторговых
контрактов в отношении формы подчиняются законодательству страны, где
они были подписаны сторонами.
10
6.
Правила
об
ответственности
сторон
за
неисполнение
или
ненадлежащее исполнение своих обязательств изложены в Венской
конвенции 1980 г. вместе с положениями, раскрывающими обязанности
сторон сделки, и именуются «средствами правовой защиты в случае
нарушения договора». При разрешении вопросов об ответственности Венская
конвенция основывается на принципе реального исполнения обязательств,
принципе возможности расторжения договора, а также правилах о
возмещении убытков и устанавливает единственное основание, ввиду
которого возможно освобождение стороны от ответственности – если
неисполнение обязательства было обусловлено неподконтрольным для нее
событием.
7. Валютным законодательством Российской Федерации, а также
административным законодательством регулируется вопрос возврата в
Российскую Федерацию денежных средств, переданных нерезидентам за
неполученные
на
территории
неоказанные
услуги,
интеллектуальной
РФ
товары,
непереданные
деятельности.
невыполненные
информацию
Более
того,
и
работы,
результаты
устанавливается
административная ответственность за невыполнение таких действий.
Указанные правила обеспечивают защиту публичных правоотношений,
направленных на реализацию единой государственной валютной политики,
обеспечение
устойчивости
валюты
РФ
и
стабильность
внутреннего
валютного рынка РФ.
Структура
работы.
Работа
состоит
из
введения,
трех
глав,
включающих девять параграфов, заключения и списка литературы. Общий
объем работы – 86 листов.
11
ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ
ТОВАРОВ
1.1.
Понятие и признаки внешнеэкономической сделки куплипродажи
Основным видом обязательств в международном частном праве (далее
– МЧП) являются обязательства, вытекающие из договоров, осложненных
иностранным элементом. Соответственно, право, регулирующее оборот
внешнеэкономических сделок представляет собой центральный институт
Особенной части международного частного права.
«В
процессе
осуществления
торгово-экономических
и
иных
международных связей между организациями и фирмами различных
государств заключается большое число договоров, обычно именуемых
контрактами» [3.3]. Путѐм заключения и исполнения положений такого
договора реализуется внешнеторговый товарообмен, являющийся основной
частью внешней торговли Российской Федерации.
При оформлении правоотношений в сфере международной куплипродажи используются разнообразные дефиниции: «сделка», «договор»,
«контракт»,
«соглашение»,
«договоренность».
Множество
авторов
отождествляют эти термины, особенно «сделка» и «договор», более того,
последний во внешнеэкономической практике нередко именуют контрактом.
Тем не менее, понятие «сделка» является более широким относительно
понятия «договор», который предполагает соглашение лиц, определяющее
данные лица как конкретные стороны, их права и обязанности, предмет
договора. Другими словами, это – оформление или воплощение сделки.
Анализируя источники правового регулирования правоотношений,
вытекающих
из
обязательств
по
внешнеэкономическим
сделкам,
формируется вывод о том, что ее понятие «не унифицировано ни в
12
национальном законодательстве, ни на универсальном международном
уровне, ни в доктрине» [3.5].
По вопросу характеристики внешнеторговой сделки существует
немало точек зрения, каждая из которых представляет собой научный
интерес. Однако наиболее часто к ее критериям авторы относят
осложнение договора иностранным элементом (наличие иностранного
юридического или физического лица) и его коммерческий (торговый)
характер.
Для
начала
обратимся
к
норме
Гражданского
кодекса
РФ,
регламентирующей понятие «внутренней» сделки. Таким образом, статья 153
гласит: «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц,
направленные на установление, изменение или прекращение гражданских
прав и обязанностей».
Что же касается внешнеэкономических сделок, то М.М. Богуславский
[3.3] дает следующее определение: «К внешнеторговым доктрина относит
сделки, в которых хотя бы одна из сторон является иностранным
гражданином или иностранным юридическим лицом и содержанием которых
являются операции по ввозу из-за границы товаров или по вывозу товаров за
границу, либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или
ввозом товаров, а в качестве средства платежа используется валюта, которая
является иностранной для обеих или по крайней мере для одной из сторон».
В.А. Мусин
[3.9] определяет понятие внешнеторговой сделки
следующим образом: «Сделки, совершенные в коммерческих целях лицами
различной государственной принадлежности и влекущие возникновение,
изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, связанных с
созданием, использованием или реализацией материальных благ или иных
результатов человеческой деятельности».
«Действие, направленное на установление, изменение или прекращение
гражданских прав и обязанностей по экспорту и/или импорту товаров, услуг
13
и результатов творческой деятельности, а также неразрывно связанных с
внешней торговлей гражданских прав и обязанностей организационного
характера» - такое понятие дает В.С. Поздняков [3.11].
Самое краткое определение внешнеторговой сделки дает И.С. Зыкин
[3.7]: «Совершаемый в хозяйственных целях договор (сделка) между лицами,
коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах».
Однако данное определение можно подвергнуть критике, отмечая, что оно,
как минимум, не предусматривает какое-либо указание на коммерческий
характер сделки, говоря, к примеру, что имущество приобретается для
предпринимательских целей.
К.М. Шмиттгофф [3.14] в научном труде « Экспорт: право и практика
международной торговли» разделяет внешнеторговые сделки на два вида:
«…сделки, основанные на договоре международной купли-продажи, и
сделки, предметом которых является оказание услуг за рубежом, например,
строительство объектов в другой стране». В свою очередь, предметом
данного
исследования
является
купля-продажа
товаров
как
вид
внешнеэкономической сделки, понятие которой будет определено ниже.
Определение внешнеэкономической сделки, основанной на договоре
международной купли-продажи, можно дать через раскрытие ее признаков.
Обратимся к положениям Конвенции Организации Объединенных Наций «О
договорах международной купли-продажи товаров» 1980 года [1.2] как к
одному из основных источников правового регулирования предмета данного
исследования (далее – Венская Конвенция) – она определяет следующие
критерии,
при
наличии
которых
можно
дать
понятие
договору
международной купли-продажи:
 играет
роль
субъектный
состав
контракта,
т.е.
стороны
правоотношений.
Учитывая статью 1 Венской Конвенции обязательным признаком
договора международной купли-продажи, который подпадал бы под
юрисдикцию данной Конвенции, служит местонахождение коммерческих
14
организаций-сторон контракта в разных государствах. В силу этого
положения договор купли-продажи не будет признаваться международным,
если он заключен между организациями различной государственной
принадлежности, но находящимися на территории одного государства. И
наоборот, контракт купли-продажи будет являться международным, если он
заключается
между
принадлежности,
но
организациями
предприятия
единой
которых
государственной
располагаются
в
разных
государствах.
 важное значение имеет содержание договора.
Согласно положениям статьи 30 Венской Конвенции к основным
обязанностям продавца относится поставка товара и передача документов
и титула собственности на товар в соответствии с требованиями контракта
и Конвенции.
Обязанности
покупателя
регламентирует
статья
53
Венской
Конвенции и относит к ним уплату цены за товар и принятие поставки
согласно требованиям договора и Конвенции.
 существенным критерием является приобретение имущества в силу
договора международной купли-продажи не для личного, семейного
или домашнего использования.
Исходя
из
этого,
товары,
не
предназначенные
для
предпринимательских целей, не могут являться предметом исследуемого
договора.
 из
сферы
договора
международной
купли-продажи
товаров
исключается перечень видов продаж.
Так, Венская Конвенция в статье 2 ограничивает продажу имущества с
аукциона или в порядке исполнительного производства, продажу ценных
бумаг, денег, а также судов воздушного и водного транспорта, судов на
воздушной подушке, также исключена продажа электроэнергии.
Итак, с учетом вышеназванных признаков и положений Гражданского
кодекса
РФ,
дающих
понятие
сделки,
представляется
возможным
15
охарактеризовать договор международной купли-продажи: это действия
сторон,
коммерческие
предприятия
которых
находятся
в
разных
государствах, направленные на установление, изменение или прекращение
правоотношений, связанных с поставкой товара контрагенту с одной
стороны, и принятием этой поставки и оплаты товара – с другой,
совершаемые в предпринимательских целях.
Подводя итог, в отношении договора международной купли-продажи
товаров употребляется несколько терминов: «внешнеэкономическая сделка»,
«внешнеторговая сделка», «международный торговый договор», «договор
международной купли-продажи», «международный коммерческий контракт»
и другие. Термин «внешнеэкономическая сделка» является широким
собирательным определением, т.к. включает в себя не только торговые, но и
любые другие виды сделок с иностранным элементом.
Существует
немало
подходов
к
определению
понятия
«внешнеэкономическая сделка» различными авторами. В частности, касаемо
договора международной купли-продажи, его можно дать путем описания
его признаков, которые регламентированы Конвенцией ООН «О договорах
международной купли-продажи товаров» 1980 года.
1.2.
Источники материально-правового регулирования договора
международной купли-продажи товаров
Доктрина международного частного права выделяет некоторые методы
правового
регулирования
отношений,
вытекающих
из
договора
международной купли-продажи товаров. Под ними понимается «комплекс
взаимосвязанных
приемов
и
средств
юридического
воздействия
на
определенную область общественных отношений» [3.5]. В МЧП одно и то
же правоотношение может оказаться подвластным нескольким правовым
системам, из чего следует возникновение коллизии законодательства –
16
расхождения положений двух или более действующих нормативно-правовых
актов, освещающих один и тот же вопрос.
Так, в науке сформировались общие и специальные методы
правового
регулирования
отношений
в
сфере
МЧП.
К
общим
большинство авторов относит метод равенства и автономии воли сторон
(обуславливает действие принципа свободы договорных отношений),
которые
направлены
на
преодоление
коллизий
национальных
правовых систем.
Касаемо специальных методов регулирования, к ним относятся
материально-правовой,
«основывающийся
на
унифицированных международных норм»
применении
[3.5] и коллизионный,
который нацелен на преодоление коллизий в правовых актах различных
государств.
Материально-правовой метод обладает наибольшим преимуществом,
предполагая
отсутствие
проблемы
применения
иностранного
выбора
закона.
права
Главную
и
роль
необходимости
здесь
играет
определенность, то есть полномочное право является заранее известным.
Российское
законодательство
унифицированного
«Если
[1.3]
материально-правового
международный
материально-правовые
договор
нормы,
устанавливает
метода над
Российской
подлежащие
главенство
коллизионным:
Федерации
содержит
применению
к
соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм
права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими
материально-правовыми нормами, исключается» (п. 3 ст. 1186 ГК РФ).
Г.К. Дмитриева [3.6] считает: «Международное право, регулируя
отношения между государствами в экономической сфере, оказывает
возрастающее влияние и на правовую регламентацию внешнеэкономических
сделок. Роль международного права в регулировании внешнеэкономических
сделок осуществляется в двух направлениях: во-первых, установление
правовых основ осуществления международных экономических связей, их
17
правового режима и, во-вторых, создание единообразного правового
регулирования
внешнеэкономических
сделок
на
основе
унификации
материально-правовых и коллизионных норм».
Значительную роль в процессе унификации международно-правовых
норм играют Гаагские конференции по МЧП, Международная торговая
палата, Всемирная торговая организация, Комиссия ООН по праву
международной
торговли
(ЮНИСТРАЛ)
и
другие
международные
организации. На сегодняшний день действует комплекс Гаагских конвенций,
регулирующих вопросы международной купли-продажи. Одной из первых
стала Гаагская конвенция о праве, применимом в международной продаже
движимых материальных вещей, 1955 г,
которая
установила
принцип
неограниченной свободы воли сторон и обязала государства-участников
трансформировать
положения
Конвенции
в
их
национальное
законодательство. На ее основе были разработаны и приняты Гаагские
конвенции 1964 г. – Конвенция о единообразном законе о заключении
договоров о международной купле-продаже товаров (Гаагская конвенция о
заключении
договоров)
и
Конвенция
о
единообразном
законе
международной купли-продажи товаров (Гаагская конвенция о куплепродаже). В целом принятые конвенции оказали положительное влияние на
усовершенствование процесса унификации и принятие национальных
нормативных актов по вопросам международной купли-продажи. Однако
Гаагские конвенции 1964 г. не получили широкого признания: «…сфера
применения конвенций не является универсальной, а круг их участников
довольно ограничен» [3.5], «…данные конвенции не учитывали интересы
большинства государств, участвующих во всемирном торговом обороте, в
частности не учитывали специфику различных сложившихся систем права»
[3.6].
Этими причинами была обусловлена подготовка нового документа по
унификации норм, регулирующих договор международной купли-продажи
Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).
18
Важнейшим результатом в области унификации норм, регулирующих
международную куплю-продажу, является Конвенция ООН о договорах
международной купли-продажи товаров. Она была подготовлена Комиссией
ООН и принята на дипломатической конференции в Вене в 1980 г. и
получила широкую известность как Венская конвенция 1980 г. Подписанная
более 60 государствами Конвенция вступила в силу 1 января 1988 г.
Данная Конвенция учитывает принципы и институты различных
правовых
систем
международной
и
принимает
торговле,
что
во
внимание
определяет
ее
новые
тенденции
«универсальный
в
и
компромиссный характер» [3.6]. Сегодня Венская конвенция – основной
универсальный многосторонний международный документ, освещающий
вопросы регулирования внешнеторговых сделок. В сферу применения
Конвенции
включены
сделки
купли-продажи
между
субъектами,
коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах. Если
субъект правоотношения имеет более одного коммерческого предприятия, во
внимание принимается то из них, с которым договор имеет наиболее тесную
связь. Факт места нахождения сторон в различных государствах должен быть
зафиксирован в договоре купли-продажи или вытекать из имевших место до
или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией
между сторонами.
Применение Венской конвенции имеет некоторые особенности. Нормы
Конвенции юридически обязательны для всех лиц, которые находятся под
юрисдикцией государства — участника Конвенции (в том числе и России), и
в том случае, если
договор купли-продажи заключается
со стороной,
находящейся под юрисдикцией другого государства-участника.
Однако
Конвенции
присущ
диспозитивный
характер,
который
проявляется в следующем: согласно ст. 92 «договаривающееся государство
может во время подписания, ратификации, принятия, утверждения или
присоединения заявить, что оно не будет связано частью II настоящей
Конвенции или что оно не будет связано частью III настоящей Конвенции»
19
[1.2]. То есть, государство, присоединяющееся к Конвенции вправе сделать
оговорку о том, что оно не будет следовать предписаниям либо ч. II
«Заключение договора», либо ч. III «Купля-продажа товаров». Так, «Дания,
Норвегия, Финляндия, Швеция сделали оговорку о неприменении ч. II
Конвенции» [3.6]. Следовательно, в вышеназванных государствах документ
действует в усеченном виде, и если между российским предпринимателем и
предпринимателями из этих стран заключается договор, то они не обязаны
принимать во внимание положения ч. II Конвенции.
Анализ статьи 99 Венской конвенции дает основания полагать, что она
призвана заменить Гаагские конвенции 1964 г.: «Государство, которое
ратифицирует,
принимает,
утверждает
настоящую
Конвенцию
или
присоединяется к ней и которое является участником Конвенции о
единообразном законе о заключении договоров о международной куплепродаже товаров, совершенной в Гааге 1 июля 1964 года (Гаагская
конвенция о заключении договора 1964 года), или участником Конвенции о
единообразном
законе
о
международной
купле-продаже
товаров,
совершенной в Гааге 1 июля 1964 года (Гаагская конвенция о куплепродаже 1964 года), или участником обеих этих Конвенций, одновременно
денонсирует, в зависимости от обстоятельств, одну или обе Гаагские
конвенции - Гаагскую Конвенцию о купле-продаже 1964 года и Гаагскую
Конвенцию о заключении договоров 1964 года, уведомив об этом
правительство Нидерландов» [1.2].
Более того, диспозитивный характер Венской конвенции обращен и
непосредственно к сторонам договора. В соответствии со ст. 6 стороны в
тексте договора международной купли-продажи могут прямо указать, что
положения Конвенции не будут регулировать их отношения. Также «стороны
могут отступить от любого положения Конвенции или изменить его
действие» [1.2].
В доктрине МЧП широко распространен
принцип автономии воли
сторон, ввиду которого возможно включение в договор международной
20
купли-продажи
указания о применимом праве как соглашение сторон о
неприменении Венской конвенции. Хотя в целом такое положение не может
быть правомерным, но и нельзя давать однозначной оценки данной ситуаци.
К примеру, стороны, располагающие коммерческими предприятиями на
территории
государств-участников
Конвенции,
выбрали
в
качестве
применимого право государства, которое не участвует в Конвенции. Воля
сторон считается юридически обязательной, и их отношения должны
регулироваться положениями выбранного
ими права. Однако стороны
конкретно не отказались от применения Венской конвенции, а это означает,
что в случае пробела в избранном национальном праве будут субсидиарно
применяться положения Венской конвенции для регулирования отношений
между сторонами. Ситуация сложится иначе, если субъекты правоотношений
выбрали право государства, участвующего в Конвенции. Даже если стороны
или одна из них не имеют коммерческого предприятия на территории
участвующего
в
Конвенции
государства,
нормы
Конвенции
могут
применяться на основании п. 1 ст. 1: «Настоящая Конвенция применяется к
договорам купли-продажи
товаров между сторонами, коммерческие
предприятия которых находятся в разных государствах, когда согласно
нормам
международного
частного
права
применимо
право
Договаривающегося государства» [1.2]. В таком случае избранное право
будет лишь субсидиарно применимо по вопросам, которые не регулируются
Конвенцией.
коммерческого
Такой
вывод
подтверждает
практика
Международного
арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
России (далее – МКАС), исходящий из того, что выбор сторонами права
государства-участника Венской конвенции не исключает применения
положений Конвенции [1.21].
Венская конвенция рассматривает понятие «товар», являющийся
предметом купли-продажи, как конкретную материальную вещь, а не право.
Эти вещи могут обладать и родовыми признаками, и индивидуальными. Они
могут существовать в момент заключения договора или должны быть
21
изготовлены в будущем. Сторона-покупатель имеет право поставить
материалы
для
производства
разграничивает
договор
товара.
В
связи
международной
с
этим
Конвенция
купли-продажи
товара,
изготавливаемого из «давальческого» (предоставляемого заказчиком) сырья,
который
регулируется
Конвенцией,
и
договором
подряда,
который
Конвенцией не регулируется. Таким образом, договор на поставку товаров,
подлежащих изготовлению, рассматривается как договор купли-продажи,
если сторона, заказывающая товар, не берет на себя обязанность поставить
«существенную часть материалов, необходимых для изготовления или
производства таких товаров» (п. 1 ст. 3 Венской Конвенции).
Положения Конвенции разрешают ограниченный круг вопросов,
связанных с куплей-продажей. В соответствии со ст. 4 документ регулирует
«только заключение договора купли-продажи и те права и обязанности
продавца и покупателя, которые возникают из такого договора». Данные
институты регулируются ч. II «Заключение договора» и ч. III «Купляпродажа товаров». Именно они являются центральной содержательной
частью
Конвенции.
Части
I
и
IV
рассматривают
вопросы
о
функционировании Конвенции как международного договора.
Венская конвенция также фиксирует круг вопросов, которые она не
разрешает: «действительность самого договора или каких-либо из его
положений или любого обычая; последствия, которые может иметь договор
в отношении права собственности на проданный товар; ответственность
продавца за причиненные товаром повреждения здоровья или смерть какоголибо лица».
К разрешению вопросов, на которые Конвенция не имеет ответа, и
такой пробел невозможно восполнить ее общими принципами, применимо
национальное
право,
установленное
в
соответствии
с
нормами
международного частного права. Так, продавец – итальянская организация
обратилась с иском к покупателю – российскому предприятию ввиду
неполной оплаты предмета договора международной купли-продажи.
22
Требования истца составляли взыскание суммы недоплаты с начислением
договорной неустойки за просрочку платежа.
Относительно вопроса о применимом к данным отношениям праве при
разрешении спора МКАС опирается на положения п. 1 ст. 28 Закона РФ «О
международном коммерческом арбитраже» [1.10] и п. 1 § 26 Регламента
МКАС, ввиду которых спор должен быть разрешен на основе норм
материального права, согласованного сторонами, а при отсутствии такого
соглашения - по праву, определенному арбитражем согласно применимым
коллизионным нормам.
Разрешая данный спор, применимой является Венская конвенция 1980
г. в силу п. 1, «a», ст. 1, так как Российская Федерация и Италия являются ее
участниками и сторонами контракта не исключено ее применение.
Согласно п. 2 ст. 7 Венской конвенции [1.2] «вопросы, относящиеся к
предмету ее регулирования, которые в ней прямо не разрешены, подлежат
разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана,
а при отсутствии таких принципов – в соответствии с правом, применимым в
силу норм международного частного права».
Согласно ст. 1210 ГК РФ [1.3] «стороны договора могут при
заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между
собой право, подлежащее применению к их правам и обязанностям по этому
договору, выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный
после
заключения
договора,
имеет
обратную
силу
и
считается
действительным с момента заключения договора».
«Истец в исковом заявлении ходатайствовал о применении к
правоотношениям норм российского законодательства, опираясь на то, что
стороны в своих взаимоотношениях в рамках сделки ссылались на нормы
российского права. Истец в своей переписке с ответчиком всегда исходил из
применимости в отношении контракта российского права, и ответчик против
применения российского права не возражал. Ответчик в заседании МКАС
23
согласился с тем, что спор должен рассматриваться в соответствии с
российским правом» [1.22].
В итоге, по совокупности обстоятельств дела можно сделать вывод о
том, что стороны на основе принципа автономии воли сторон, определили в
качестве применимого права нормы российского законодательства после
заключения контракта, и этот выбор является действительным с момента
заключения контракта.
Таким образом, МКАС признал, что к отношениям сторон по договору
применимы положения Венской конвенции, а в части, не урегулированной
Конвенцией,
-
нормы
материального
права
Российской
Федерации
субсидиарно.
Проблемы исковой давности в международной торговле разрешает
Нью-Йоркская конвенция об исковой давности в международной куплепродаже товаров 1974 г. (с Протоколом 1980 г., внесшим изменения и
дополнения в соответствии с Венской конвенцией 1980 г.). В документе
регламентированы договорные сроки исковой давности (сокращенные по
сравнению с национальными): их начало, течение, перерыв и истечение.
Положения международной торговли урегулированы и в региональных
международных
соглашениях.
Регламент
N
593/2008
Европейского
парламента и Совета Европейского Союза «О праве, подлежащем
применению
к
неограниченной
договорным
воли
сторон,
обязательствам»
явно
определяет
выраженной
или
с
принцип
«разумной
определенностью» вытекающей из условий договора или обстоятельств дела.
Конвенция говорит и об основаниях ограничениях свободы выбора права
сторонами на основании презумпции «наиболее тесной связи».
В Межамериканской конвенции 1994 г. о праве, применимом к
международным контрактам [1.17], раскрывается понятие международного
контракта: «Под международным контрактом понимается контракт, стороны
которого имеют обычное место жительства или коммерческие предприятия в
24
различных Договаривающихся государствах, или контракт, имеющий
объективную связь более чем с одним Договаривающимся государством».
Подводя итог, наличие коллизий в правовом регулировании отношений
в МЧП определяет процесс унификации норм права, то есть «приведение
национального регулирования «к единому знаменателю» [3.8]. Такой
результат достигается путем совместных усилий на международном уровне.
«Принятие
единообразных
норм,
регулирующих
договоры
международной купли-продажи товаров, способствует устранению правовых
барьеров в международной торговле и содействует ее развитию», - говорит
В.Т. Батычко [3.2].
Таким
образом,
результатами
регулирующих
международную
конвенция
единообразном
о
в
области
куплю-продажу,
законе
международной купле-продаже товаров
о
унификации
являются
заключении
норм,
Гаагская
договоров
о
и Конвенция о единообразном
законе международной купли-продажи товаров 1964 г., Нью-Йоркская
конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров
1974 г. (с Протоколом 1980 г., внесшим изменения и дополнения в
соответствии с Венской конвенцией 1980 г.), Гаагская конвенция о праве,
применимом в международной продаже движимых материальных вещей,
1955 г., региональные международные соглашения – Регламент N 593/2008
Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О праве,
подлежащем
применению
к
договорным
обязательствам»
и
Межамериканская конвенция 1994 г. о праве, применимом к международным
контрактам. В свою очередь, первоосновой регулирования отношений,
вытекающих
из
договора
международной
купли-продажи,
является
Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г.
которая
регламентирует порядок заключения договора международной
купли-продажи (оферту, акцепт, момент заключения договора), содержание
договора, переход рисков случайной гибели или повреждения товара,
25
ответственность сторон
в случае неисполнения своих обязательств,
освобождение от ответственности.
1.3.
Коллизионно–правовое регулирование договора международной
купли-продажи товаров
Законодательство различных государств не однотипно разрешает
идентичные вопросы частного права. В корректном разрешении спора,
который связан с иностранным правопорядком, большую роль играет
выбор правовой системы того или иного государства, в чем и состоит
основная суть коллизионного метода регулирования правоотношений,
осложненных иностранным элементом. Таким образом, преодоление
коллизий права различных правовых систем осуществляется при помощи
специальных норм, именуемых коллизионными. Фундаментальной
задачей последних считается разрешение вопроса о том, нормы права
какого государства будут регулировать конкретный вопрос.
Коллизионная норма – это норма, которая определяет, право какого
государства применимо
иностранным
к конкретному правоотношению, осложненному
элементом.
Главная
особенность
коллизионных
норм
заключается в отсутствии в таких нормах содержания правоотношений
сторон,
они
лишь
регламентируют
компетентный
для
такого
правоотношения правовой порядок, который, в свою очередь, определяет его
содержание.
Структура
коллизионной
нормы
формируется
с
учетом
функционального назначения коллизионного метода. Так, в нее включено два
элемента: объем и привязка. Объем указывает на конкретный вид
правоотношения
с
иностранным
элементом,
которое
данная
норма
регламентирует, а привязка определяет право, нормы которого подлежат
применению к данному правоотношению.
26
Основополагающей
коллизионной
привязкой
большинства
внешнеэкономических сделок является автономия воли сторон. Ее
применение всеобъемлюще отвечает общему принципу свободы договора
и выражается она в праве сторон на установление содержания договора,
его условий в правовых пределах, а также в выборе применимого права
для
регулирования
правоотношений,
осложненных
иностранным
элементом.
Автономия воли сторон признается законодательством государств
различных правовых систем. Тем не менее, ее допустимые пределы
устанавливаются в законах государств различно. В некоторых странах
автономия воли не ограничена – так пишет И.В. Гетьман-Павлова [3.5]:
«…законы некоторых государств (ФРГ, США, Скандинавские страны)
устанавливают «разумные» пределы автономии воли». «Это означает, что
стороны, заключив сделку, могут подчинить ее любой правовой
системе», – расширяет это утверждение М.М.Богуславский [3.3].
В иных государствах существует принцип локализации договора:
стороны договорных правоотношений вправе беспрепятственно выбрать
право, но исключительно такое, которое связано с этой сделкой.
Оговорка о применимом праве (автономия воли) может прямо
фиксироваться в тексте договора или вытекать из его условий. Такое
требование содержит п. 2 ст. 1210 ГК РФ.
Несмотря на вышесказанное, в сделках международной куплипродажи товаров выбор законодательства непосредственно сторонами
осуществляется редко. Если договор не предусматривает автономии воли
сторон при определении правовой системы, то в судах западных
государств
имеет
место
применение
к
нему
«гипотетической»,
«предполагаемой» воли сторон, согласно которой принимаются во
внимание критерии локализации, справедливости, разумной связи выбора
применимого права с конкретным правоотношением.
27
Так, английская судебная практика в данном случае пытается
определить право, свойственное сделке, с помощью применения метода
локализации договора. Дж. Чешир [3.10] утверждает: «…суд должен
избрать закон так, как это сделали бы "справедливые и разумные люди...
если
бы
они
подумали
об
этом
при
заключении
договора».
Такими же убеждениям руководствуется и практика США. Согласно
правилам ч. 1 ст. 1-105 Единообразного торгового кодекса США 1990
года [2.1] «…стороны вправе в случаях, когда сделка имеет разумную
связь как с данным, так и с другим штатом или государством, согласиться
о том, что их права и обязанности будут определяться по праву либо
данного, либо другого штата или государства. При отсутствии такого
соглашения настоящий закон применяется к сделкам, имеющим
надлежащую
связь
с
данным
штатом».
Следует принципу автономии воли сторон и ст. 27 германского
Закона о новом регулировании международного частного права 1986 года
[1.20]: ввиду отсутствия соглашения о праве, применимом к договору,
следует применять право государства, с которым договор связан
наиболее тесно (ст. 28).
Даже когда оговорка о применимом праве непосредственно закреплена
в договоре, нельзя обойти императивные нормы, подлежащие применению к
данным правоотношениям – в этом состоит общее ограничение выбора
сторонами
системы
права.
Гражданское
законодательство
РФ
[1.3]
предусматривает применение императивных норм законодательства того
государства, с которым сделка имеет реальную связь в обязательном порядке
(п. 5 ст. 1210 ГК): «Если в момент выбора сторонами договора подлежащего
применению
права
все
касающиеся
существа
отношений
сторон
обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права
другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той
страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон
обстоятельства».
Это
положение
призвано
предотвратить
обход
28
императивных норм национального права при помощи выбора права другого
государства.
Практика МКАС упоминает примеры ограничения автономии воли
сторон. Так, польская организация-истец предъявила к советскому
предприятию иск о взыскании неустойки за несвоевременную поставку
товара с пропуском срока исковой давности. Истец основывался на том,
что в данном деле не является применимой ст. 79 действовавшего на тот
момент ГК РСФСР, которая определяла такой срок как 6-месячный.
Принимая
решение,
обязательности
сторонами
арбитражный
императивных
применимого
суд
указал,
национальных
законодательства
что
норм
принцип
при
одобряется
выборе
не
только
советским правом и законами множества других стран, например ФРГ, но
он закреплен и в международных соглашениях. Таким образом, ст. 4
Конвенции о единообразном законе о международной купле-продаже
товаров 1964 года [1.19] предусматривает, что стороны договора могут
выбрать данное право как право договора, однако это не должно быть в
ущерб императивным нормам, которые применялись бы, если бы
стороны
не
выбрали
единообразное
вышесказанному и с учетом
законодательство.
Согласно
действовавшего тогда гражданского
законодательства, устанавливающего 6-месячный срок исковой давности,
арбитраж отказал в принятии иска по причине его пропуска. [1.20].
Если воля сторон в договоре вообще не выражалась, правом ряда
государств
предусмотрено
применение
принципа
закона
места
совершения сделки. Однако с учетом прогресса технических средств
связи применение его на практике, так как в сфере международной
торговли основная часть сделок заключается посредством электронной
переписки,
т.е.
в
форме
сделок
между
«отсутствующими».
В
законодательстве государств англо-саксонской правовой системы в этом
случае под местом заключения договора понимается регион, в котором
произошло последнее действие – акцепт, необходимое для того, чтобы
29
признать
сделку
совершенной
(теория
«почтового
ящика»). В
континентальном праве, в том числе праве Российской Федерации,
данный вопрос решается с учетом теории «получения», согласно которой
местом заключения сделки является место получения акцепта лицом,
направившим оферту. Как отмечает М.М. Богуславский [3.3], в последнее
время ряд государств предложил использование других принципов для
установления законодательства, применимого к договору, и прежде всего
принцип закона места производственной деятельности продавца.
Российское право устанавливает возможность неограниченной
автономии воли сторон. Гражданское законодательство РФ [1.3]
регламентирует вопрос применения данного принципа при определении
содержания правоотношений сторон договора в ст. 1210 ГК РФ:
«Стороны договора могут при заключении договора или в последующем
выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит
применению к их правам и обязанностям по этому договору». Таким
образом, соглашение об избранном праве может быть реализовано как во
время заключения договора, так и в будущем. Выбор права может быть
сделан как в отношении договора в целом, так и отдельных его
положений. Выбор права сторонами, который был сделан после
заключения
договора,
обладает
обратной
силой
и
является
действительным с момента заключения контракта.
В законодательстве РФ и ее практике не предусмотрено понятие
«предполагаемая воля» сторон. В случае отсутствия соглашения о праве,
которое будет применено к сделке, имеют место дополнительные
коллизионные привязки, предусмотренные с учетом критерия наиболее
тесной связи: «…при отсутствии соглашения сторон о подлежащем
применению праве к договору применяется право страны, где на момент
заключения договора находится место жительства или основное место
деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее
решающее значение для содержания договора» (п. 1 ст. 1211 ГК РФ). П.
30
3 ст. 1211 ГК РФ закрепляет 18 коллизионных привязок с учетом
основных видов внешнеэкономических сделок (договор купли-продажи –
закон продавца, договор дарения – закон дарителя, договор залога – закон
залогодателя).
Более того, согласно п. 9 ст. 1211 ГК РФ [1.3], если из закона или
условий и существа соглашения формируется вывод, что договор более
тесно связан с правом иного государства, подлежит применению
законодательство страны, с которой контракт связан наиболее тесно. По
этому поводу австралийский ученый О. Чаквамеру [3.13] говорит о
распространенности в практике МКАС методе применения права,
наиболее тесно связанным с контрактом: в 1995 г. Арбитражем МТП
было рассмотрено дело № 8113 [1.23]. Истец – гражданин Сирии,
ответчик
–
немецкое
правоотношения
Арбитраж
юридическое
лицо.
Так
как
стороны
не определили право, применимое к договору,
согласно
Регламенту
МТП
был
обязан
определить
коллизионную правовую норму, которая, по его мнению, является
применимой в целях разрешения спорного вопроса. Несмотря на то, что
спор рассматривался в Цюрихе (Швейцария), Арбитраж полагал, что
применение швейцарских коллизионных норм не является обязательным,
так как «применение таких норм не было бы оправданным, если
договорное правоотношение не имело связи со Швейцарией». В силу
конкретных обстоятельств Арбитраж установил подходящими нормы
сирийского права: истцом выступал гражданин Сирии, основным местом
ведения бизнеса которого так же являлась данная страна; «услуги во
исполнение денежных обязательств должны были совершаться в Сирии».
Так, Арбитраж МТП установил наиболее тесную связь сирийского
законодательства с данной сделкой.
Обратимся к понятию обязательственного статута сделки. Под ним
понимаются нормы права, регулирующие отношения сторон, т.е.
применимое право. Сфера действия обязательственного статута – это
31
круг вопросов, который разрешается в соответствии с применимым
правом.
Согласно ст. 1215 ГК РФ [1.3] правом, применимым к соглашению
определяются: «…толкование договора; права и обязанности сторон
договора;
исполнение
договора;
последствия
неисполнения
или
ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора; последствия
недействительности договора».
Резюмируя вышесказанное, присутствие иностранного элемента в
правоотношениях может привести к столкновению норм различных
правовых систем. Коллизионный метод правового регулирования призван
обеспечить разрешение вопроса о том, законодательством какого государства
следует руководствоваться сторонам при разрешении споров.
При заключении сделки стороны вправе решить, какой конкретно
правопорядок к ней будет применяться, то есть последовать принципу
автономии воли сторон, который в большинстве государств ничем не
ограничен. Однако в некоторых странах существует принцип локализации
договора: стороны имеют право на выбор только такого законодательства,
которое имеет связь с конкретной сделкой. Если же договор не
предусматривает соглашения о праве, подлежащем применению, то в судах
западных государств устанавливается «гипотетическая» воля сторон.
Общим ограничением воли сторон представляется невозможность
обхода императивных норм, которые подлежат применению к данным
правоотношениям, при помощи выбора единообразного законодательства.
Однако право ряда стран в случаях, когда воля сторон в договоре не
была сформулирована, применяет принцип закона места совершения сделки.
Что
касается
Российской
Федерации,
то
отечественное
законодательство предусматривает возможность неограниченной автономии
воли сторон.
32
Международные обычаи как источники правового
1.4.
регулирования договора международной купли-продажи товаров
Традиционно к источникам правового регулирования отношений,
осложненных иностранным элементом, относят международно-правовые
обычаи – единообразные правила, которые за счет систематического
применения
субъектами
фактических
правоотношений
сложились
в
практике. Они включают в себя конкретизированные положения по
связанным с ними вопросам и не обладают официальным закреплением в
каком-либо правовом акте, а освещаются, как правило, в справочной
литературе.
Разновидностью
таких
правил
выступают
торговые
обычаи,
сложившиеся на основе отношений по внешнеэкономическим сделкам в
сфере торгового обмена. По своему характеру они диспозитивны и подлежат
применению,
если
это
не
противостоит
волеизъявлению
сторон,
заключающих договор.
«Наличие
обычая
может
доказываться
сторонами
в
споре,
устанавливаться судом или арбитражем по собственной инициативе.
Установленный
обычай
является
правовой
нормой,
применяемой
к
разрешению спора по данной сделке», – говорит И.В. Гетьман-Павлова [3.5].
Торговые обычаи, являясь разновидностью международно-правовых
обычаев, широко применимы во внешнеторговом обороте. В текстах
международных соглашений имеют место нормы, регламентирующие их
применение. Таким образом, положения ст. 9 Венской конвенции 1980 г.
[1.2] предусматривают связанность сторон договора обычаем, в отношении
которого было достигнуто соглашение, а также практикой, которую они
определили в своих правоотношениях. В случае, если отсутствует
договоренность об ином, подразумевается, что стороны предполагали
применение к их соглашению обычая, который был или должен был быть им
известным.
33
Нормы о применении правил, обусловленных торговым обычаем,
предусматриваются также п. 1
ст. VII Европейской конвенции о
внешнеторговом арбитраже 1961 г., ст. 38 Арбитражного Регламента
Европейской экономической комиссии ООН 1966 г., Законе РФ «О
международном коммерческом арбитраже» (п. 3 ст. 28), ГК РФ (п. 1 ст. 1186).
Из анализа норм Закона РФ «О международном коммерческом
арбитраже» [1.10] вытекает, что МКАС при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации, разрешая споры между субъектами правоотношений,
не обходит стороной положения торговых обычаев. Так, п. 3 ст. 28 относит
их к нормам, применимым к существу спора: «Во всех случаях третейский
суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом
торговых обычаев, применимых к данной сделке».
Исходя
из
практики
регулирования
внешнеторговых
правоотношений, арбитражный суд применяет торговые обычаи в
следующих случаях:
• применение вышеназванных предусмотрено в договоре, из
которого возник спор;
• к торговому обычаю отсылает норма права, подлежащая
применению при разрешении спора;
• применение обычая обусловлено положениями международного
соглашения, которое действует в отношениях между государствами сторон
спора;
• в правовых нормах, подлежащих применению к спорному
отношению, отсутствуют необходимые указания, а характер условий,
относящихся к спору, отсылает к торговому обычаю;
• торговый обычай не противостоит обязательным для субъектов
данного правоотношения положениям закона или договора.
Значительную роль в создании новых и совершенствовании
действующих
торговых
обычаев
играет
деятельность
нескольких
34
международных
организаций,
главным
образом
Европейской
экономической комиссии ООН.
В заключении и исполнении договоров международной куплипродажи
большое
значение
имеют
торговые
обычаи,
именуемые
«базисными условиями поставки». К первоочередным обычаям такого
рода следует отнести Международные правила толкования торговых
терминов (Инкотермс – International Commercial Terms) [2.2], которые
изложены в кодифицированном виде и являются часто применимыми во
внешнеэкономических отношениях. Данные правила были разработаны
Международной торговой палатой и впервые опубликованы еще в 1936 г.
Сегодня
правила
предоставляют
Инкотермс
действуют
унифицированное
международном
торговом
в
редакции
толкование
обороте
терминов,
для
г.
и
применяемых
в
которые
2010
определяют
базисные условия поставок: CIF, FOB, DAT и др.
Правила Инкотермс обладают факультативным характером и
применяются тогда, когда к ним имеется отсылка в договоре.
Основная цель правил заключается в
использовании терминов в
коммерческих целях, делая выбор между:
 сведенным к минимуму обязанностям
продавца осуществить
поставку товара (EXW).
Термин
EXW:
«Ex
Works/Франко
завод»
предусматривает
обязанность продавца предоставить покупателю товар в своих помещениях:
на складе, на предприятии или в другом согласованном месте. К
обязанностям продавца не относится погрузка и выполнение других
формальностей, связанных с вывозом товара;
 значительными
обязанностями
продавца,
предусматривающими
передачу товара перевозчику, которого он сам выбирает, оплачивает
перевозку (CFR,CPT) и осуществляет страхование от рисков (CIF),
либо
перевозку
(FCA,FAS,FOB).
номинированным
покупателем
перевозчиком
35
Термин CPT: «Carriage Paidto/Перевозка оплачена до» обуславливает
передачу груза продавцом перевозчику или определенному покупателем
лицу продавцом, которая должна быть осуществлена в установленном
сторонами месте. При этом продавец обязан взять на себя бремя
оформления договора перевозки и несения расходов, связанных с доставкой
товара до согласованного места; CFR: «Cost and Freight/Стоимость и фрахт»
означает, что продавец обязан выполнить доставку товара на борт судна.
Когда товар будет помещен на судно, произойдет переход рисков за
повреждение или утрату товара. Фрахт (плата за перевозку груза) и
расходы, связанные с доставкой товара до определенного порта, оплачивает
продавец,
заранее
заключив
договор;
CIF:
«Cost
Insurance
and
Freight/Стоимость, страхование и фрахт» – продавец берет на себя
обязанность поставить товар на борт судна или предоставить товар,
поставленный таким образом. Когда товар окажется на судне, произойдет
переход рисков повреждения или утраты товара. Фрахт и расходы,
требующиеся для транспортировки товара до порта, лежат на продавце.
Кроме того он оформляет договор страхования, покрывающий все
возможные риски за повреждение товара при их транспортировке; FCA:
«Free Carrier/Франко перевозчик» подразумевает собой передачу товара
продавцом транспортировщику или иному лицу, которого обозначил
покупатель. Передача осуществляется в помещениях продавца или в другом
ранее определенном месте. В данном случае стороны обязаны точно
согласовать место поставки, так как в этом пункте вся ответственность за
товар
переходит
к
покупателю;
FAS:
«Free Along side Ship/Свободно вдоль борта судна» определяет, что
продавец считается выполнившим свои обязательства, связанные с
поставкой, при размещении товара вдоль борта судна (на барже или
причале), определенного покупателем в согласованном порту. В данный
момент происходит и переход рисков от продавца к покупателю; FOB: «Free
on Board/Свободно на борту» фиксирует, обязанность продавца поставить
36
товар на борт судна, номинированного покупателем, в оговоренном порту,
или обеспечить передачу товара данным образом. При размещении товара
на борту судна риски за повреждение или утрату товара переходят от
продавца к покупателю и с этого момента расходы за товар ложатся на
покупателя;
 обязанностями продавца по передаче товара в пункте назначения в
максимальном объеме (DAT,DAP,DDP).
Термин
DAT:
«Delivered
at
Terminal/Поставка
в
терминале»
регламентирует, что продавец обязан осуществить поставку тогда, когда
товар, разгруженный с прибывшего транспортного средства, предоставлен
покупателю в установленном сторонами терминале порта. Здесь может идти
речь о любом месте: авиа–, железнодорожный или автомобильный
терминал, контейнерный двор, склад или причал. Ответственность за
доставку и разгрузку груза в терминале лежит на продавце; DAP: «Delivere
dat Place/Поставка в месте назначения» устанавливает обязанность продавца
осуществить поставку тогда, когда товар на транспортном средстве
доставили до покупателя в заранее определенное сторонами место. Риски,
связанные с перевозкой груза, лежат на продавце; DDP: «Delivered Duty
Paid/Поставка с оплатой пошлин» – поставка, осуществляемая продавцом,
когда
товар,
очищенный
от
таможенных
импортных
пошлин,
на
транспортном средстве доставлен покупателю. За риски и расходы,
связанные с перевозкой товара до места назначения, ответственность несет
продавец, который также должен выполнить формальности на таможне во
время вывоза и ввоза товара, и оплатить необходимые сборы.
Нередко в практике международной торговли можно столкнуться с
двумя вариантами ошибочного понимания назначения правил Инкотермс:
зачастую их рассматривают в наибольшей степени связанными с договором
перевозки, а не с договором купли-продажи; более того, представляется, что
они должны охватывать все обязанности, о которых стороны хотели бы
упомянуть в договоре.
37
Международной торговой палатой отмечается, что Инкотермс связаны
только с отношениями между продавцами и покупателями в рамках
договоров международной купли-продажи только в определенных аспектах.
Если транспортировщикам-экспортерам и импортерам необходимо
учитывать фактические отношения между различными соглашениями,
обязательными для осуществления международной сделки купли-продажи,
где помимо договора купли-продажи требуются соглашения по перевозке,
страхованию и финансированию, то правила Инкотермс относимы только к
одному из этих договоров: договору купли-продажи.
Несмотря
на
вышесказанное,
договор,
в
котором
стороны
предусмотрели использование определенного термина, имеет значение и для
прочих договоров.
Таким образом, сославшись в соглашении на термин CFR или CIF,
продавец не вправе исполнить обязанности по договору посредством иного
вида транспортного средства, кроме как морского, так как по условиям
данных
терминов
(выписываемая
он
должен
предоставить
транспортировщиком
покупателю
морского
груза
коносамент
собственнику
товара ценная бумага, которая обуславливает обязательство перевозчика
доставить товар согласно условиям договора) или иной транспортный
документ, что представляется невозможным при использовании иных видов
транспорта.
Правила Инкотермс связаны с некоторыми обязанностями сторон:
обязанность продавца по поставке товара в распоряжение покупателя,
обязанность по передаче товара для его транспортировки или по доставке его
в
определенный
пункт
назначения
–
все
это
осуществляется
с
распределением риска между сторонами.
Более того, они связаны с обязанностями по очистке товара для его
транспортировки
через
границу,
по
упаковке
товара,
обязанностью
покупателя по принятию поставки и предоставлению подтверждения
исполнения его обязательства должным образом.
38
Несмотря на то, что правила Инкотермс играют важную роль при
регулировании отношений, вытекающих из договора международной куплипродажи товаров, широкий круг вопросов, которые могут возникнуть при
исполнении такого договора, остается не рассмотренным. Например,
передача
титула
собственности,
нарушение
договоренности
и
его
последствия, освобождение от ответственности в определенных случаях –
эти и многие другие проблемы правила не регулируют. Данные вопросы
должны предусматриваться иными условиями договора купли-продажи и
соответствующими нормативно-правовыми актами.
В научной статье «Некоторые вопросы применения Инкотермс в
договорной практике» С.А. Рыбаковым и А.Д. Зелениным [4.3] отмечается,
что в ряде государств
(Испании, Украине, Польше и др.), правила
Инкотермс носят обязательный характер в сфере импортных операций.
Касаемо российской практики по данной проблеме имеются два основных
направления. Так, М. М. Богуславский [3.3], Г.Д. Дмитриева [3.6], С.В.
Бахин [4.1] рассматривают Инкотермс как торговые обыкновения,
имеющие неправовой характер и не считают их источниками правового
регулирования.
Оппозиционная группа ученых, таких как Н.Г. Вилкова [3.4],
М.Г.Розенберг
[3.12], ссылаются на то, что данные правила отвечают
признакам обычая делового оборота, понятие которого регламентирует ст.
5 ГК РФ [1.3], — «…сложившееся и широко применяемое в какой-либо
области предпринимательской или иной деятельности правило поведения,
не предусмотренное законодательством».
Ст. 5 ГК РФ [1.3] говорит о таких правилах поведения, о которых
стороны в обязательном порядке должны быть осведомлены и которые
являются
широко
применимыми.
В
соответствии
с
российским
законодательством суд обязан в случае обнаружения в правовом акте
пробела, который не может быть восполнен договором, обратиться к
обычаям делового оборота (ст. 5, 6 ГК РФ).
39
Такая позиция является наиболее справедливой, отражающей последние
изменения в российском гражданском законодательстве. Так, с вступлением
в силу части третьей ГК РФ [1.3] действует следующее правило п. 11 ст.
1211 ГК РФ, согласно которому, «…если в договоре использованы принятые
в международном обороте торговые термины, при отсутствии в договоре
иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их
отношениям
обычаев,
обозначаемых
соответствующими
торговыми
терминами». Из данной нормы видно, что в обновленных условиях
непосредственная отсылка к Инкотермс не представляется обязательной.
Правила признаются правовым обычаем, и, таким образом, основанием к их
применению будут положения статьи 5 ГК РФ, согласно которой
Международные правила толкования торговых терминов рассматриваются
как обычай делового оборота, а не ссылка на данный документ.
Такой точки зрения придерживается МКАС при ТТП РФ. Изучая
практику суда – Решение по делу № 226/2001 от 12.11.03 о взыскании
денежной суммы в долларах США российского ООО с индийской фирмы
[1.21], видно, что он ссылается на применение правил Инкотермс даже в
отсутствие ссылки на данный документ в контракте, тем самым подтверждая
обычно-правовую природу правил.
Важное место среди актов негосударственного регулирования в области
международной
купли-продажи
товаров
занимают
Принципы
международных коммерческих договоров 1994 г. (Принципы Унидруа) и
Принципы Европейского договорного права, которые содержат правила,
регулирующие не отдельные виды международных контрактов, а договорное
право в целом.
По своей правовой природе Принципы факультативны и не имеют
юридической
силы
и
обязательного
характера
для
сторон
внешнеэкономической сделки. Подобно своду правил Инкотермс они могут
использоваться
сторонами
международного контракта.
при
наличии
отсылки
к
ним
в
тексте
40
Принципы Унидруа активно применяются для согласования сторонами
условий договора. Нередко в них имеются отсылки к Принципам как к
источникам правового регулирования правоотношений сторон – в качестве
права, применимого к такой сделке. К этому документу зачастую
обращаются арбитражные органы, разрешая конкретные споры, когда
необходимо дать толкование условиям договора.
Главным образом Принципы [2.3] устанавливают:
 обязательность для сторон заключенного ими соглашения;
 добросовестность и честную деловую практику;
 обязанность по сохранению конфиденциальности во время передачи
одной из сторон информации, которая является для нее секретной;
 представляется возможным одностороннее расторжение договора,
основанием которого представляется наличие обмана, угрозы со
стороны
третьего
лица,
за
которое
отвечает
сторона
правоотношения;
 толкование положений договора согласно общим намерениям
сторон. Если выявление намерения представляется невозможным,
договор толкуется в соответствии со значением, придаваемым
договору
другими
«разумными
лицами»
при
схожих
обстоятельствах;
 правило
«contra proferentem»: в случае, когда условия договора,
которые были выдвинуты одной стороной, недостаточно неясны, то
предпочтение отдается толкованию, противоположному интересам
этой стороны.
Принципы Унидруа предполагают способы заключения договора
путем акцепта оферты или в результате поведения сторон, которое
достаточно свидетельствует о соглашении. В договоре могут быть
зафиксированы открытые условия – касаемо которых соглашение не было
достигнуто, но это не оказывает влияния на действительность контракта.
41
На основе Принципов Унидруа были разработаны Принципы
Европейского договорного права 1998 г. Их целью было устранение
противоречий
в
национальных
законодательных
актах
государств
Европейского экономического сообщества в области международного
коммерческого сотрудничества. Важно отметить, что статьи данных
Принципов раскрыты подробными комментариями; тут же приведены
примеры из практики. Также, в отличие от Принципов Унидруа, здесь
имеются ссылки на национальное законодательство отдельных стран.
Принципы
Европейского
договорного
права
обладают
рекомендательным характером. Как отмечает М.Г. Розенберг [3.12], они
были приняты в качестве промежуточного документа, так как в будущем
планируется их модификация в общеевропейский кодекс частного права,
который будет принят странами ЕС в качестве документа, имеющего
обязательную юридическую силу.
В ходе реформы частного права, осуществляемой ЕС, Принципы
Европейского договорного права явились основой для Проекта общей
справочной схемы (Draft Common Frame of Reference – DCFR),
опубликованного в 2008 г. Данный Проект предлагает множество
принципов, дефиниций, типовых норм для регулирования отношений в
сфере внешнеторгового оборота. Его разработка – это очередной шаг в
работе, предусматривающей создание европейского контрактного права.
В 2010 г. Европейская комиссия приняла решение, согласно которому
работа над документом продолжается.
В МЧП зачастую можно столкнуться с термином «обыкновение»,
который следует отличать от обычая. Обыкновение представляет собой
единообразную,
устойчивую,
всеобщую
практику,
не
имеющую
юридической силы. Традиционно процесс формирования обыкновения
является первой стадией установления обычая. Под обычаем также
понимается всеобщая практика, но признанная в качестве правовой нормы
42
(ст. 38 Статута Международного Суда ООН определяет международный
обычай как норму права).
И.В. Гетьман-Павлова [3.5] отмечает, что процесс модификации
обыкновения в обычную норму права предусматривает обязательное
признание его в качестве юридической нормы на международном или
национальном уровне. Обычай рассматривается в качестве устной формы
источников права, но все международные и национальные правовые
обычаи зафиксированы в письменном виде (в судебной и арбитражной
практике, путем установления обычных терминов, формуляров и типовых
договоров). Письменное закрепление международных и национальных
обычаев в ненормативной форме и обуславливает признание обыкновения
в качестве нормы права.
Как итог всего вышесказанного, традиционно к источникам правового
регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, относят
международно-правовые обычаи, представляющие собой
единообразные
правила, которые за счет систематического применения субъектами
фактических правоотношений сложились в практике. Разновидностью таких
правил являются торговые обычаи, сложившиеся на основе отношений по
внешнеэкономическим сделкам в сфере торгового оборота. По своему
характеру они диспозитивны и подлежат применению, если это не
противостоит волеизъявлению сторон, заключающих договор.
При заключении и исполнении внешнеэкономических сделок большое
значение имеют торговые обычаи, именуемые
«базисными условиями
поставки», к которым первоочередно относятся Международные правила
толкования торговых терминов (Инкотермс
– International Commercial
Terms), обеспечивающие унифицированным толкованием для применяемых в
международном торговом обороте терминов, которые определяют базисные
условия поставок.
Правила
толкования
связаны
с
наиболее
распространенными
торговыми обычаями, сложившимися во внешнеэкономическом обороте.
43
Они обладают рекомендательным характером и их использование зависит от
воли сторон, закрепленной в договоре. В случае несовпадения толкования
основополагающих условий в сделке и правил Инкотермс преимуществом
обладают условия договора. Применение правил способно разрешить
проблему конфликта между национальными законодательствами и их
толкованиями посредством типовых торговых терминов.
Принципы международных коммерческих договоров (Принципы
Унидруа) также как и вышеуказанный документ являются примером
кодификации правил внешнеэкономической торговли, не обладающей
обязательной юридической силой. Принципы применимы, когда стороны
правоотношения сослались на их применение в тексте соглашения, а также,
если они договорились о регулировании отношений «общими принципами
права».
В практике МЧП существует такое понятие, как «обыкновение», с
которым не следует отождествлять обычай. Обыкновение – это
фактические отношения, формирующие устойчивую практику. Отличие
обыкновения от обычая состоит в том, что под обычаем также понимают
всеобщую практику, но признанную в качестве правовой нормы. В свою
очередь, обыкновение не обладает каким-либо письменным закреплением.
44
Глава 2. Элементы договора международной купли-продажи товаров и их
содержание
2.1. Форма и структура договора международной купли-продажи товаров
Как и для любой иной сделки, для внешнеторгового договора
предусматриваются две формы – письменная, предполагающая фиксацию
волеизъявления сторон правоотношений на материальном носителе и
подписание контрагентами (п. 2 ст. 434 ГК РФ [1.3] устанавливает также, что
договор в письменной форме может быть заключен и
«путем обмена
письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в
том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи,
позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по
договору», а Венская конвенция 1980 г. [1.2] в ст. 13 предусматривает
возможность совершения сделки в письменной форме посредством передачи
сообщений по телеграфу и телетайпу), и устная, которая предусматривает
всего лишь устную договоренность сторон.
Статья 11 Конвенции 1980 г. [1.2] регулирует вопрос о форме договора
международной купли-продажи товаров следующим образом: «Не требуется,
чтобы
договор
купли-продажи
заключался
или
подтверждался
в
письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы.
Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские
показания».
Однако, ст. 96 данного правового акта содержит так называемое
«правило о заявлении», которое наделяет правом государства-участников
разрешать этот вопрос согласно внутреннему законодательству. Таким
образом,
если
национальное
законодательство
договаривающегося
государства требует, чтобы сделки по купле-продаже товаров были
заключены
в
письменной
форме, оно
вправе
сделать
оговорку о
неприменении положений ст. 11 Венской конвенции о возможности
45
заключения договора в устной форме, если хотя бы одна из сторон имеет
свое коммерческое предприятие в этом государстве.
ГК
РФ
[1.3]
в
части
разрешения
вопроса
о
форме
внешнеэкономической сделки отсылает к применению коллизионной нормы
ст. 1209: «Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему
применению к самой сделке…». Таким образом, если стороны установили,
что их отношения будут регулироваться законодательством государстваучастника Конвенции, их сделка согласно ст. 11 может быть заключена как в
письменной, так и в устной форме. Если же контракт регулируется нормами
права страны, которая сделала оговорку в национальном законодательстве о
неприменении нормы ст. 11 Конвенции и при этом закон данного
государства устанавливает четкие требования по совершению сделки в
письменной форме, договор должен быть заключен именно таким образом.
Однако, «…основная коллизионная привязка формы внешнеторговых
контрактов – это закон места регистрации акта (право места совершения
сделки)» – пишет И.В. Гетьман-Павлова [3.5]. Действительно, ст. 1209 ГК
РФ [1.3] указывает на то, что сделка не может быть признана
недействительной ввиду несоблюдения формы, если были соблюдены нормы
права страны места совершения сделки к форме договора. Заключенный за
границей контракт, если хотя бы одной из сторон которого является лицо,
чьим личным законом является российское законодательство, не может быть
признан недействительным в связи с несоблюдением формы, если
соблюдены требования российского права к форме сделки».
Исходя из положений ст. 161 ГК РФ, определяющей сделки, которые
должны быть заключены в простой письменной форме, исследуемый нами
договор подпадает под юрисдикцию данной статьи.
Ранее гражданское законодательство РФ [1.3] закрепляло прямое
правило, касающееся формы заключения внешнеэкономической сделки. Так,
согласно п. 3 ст. 162 предыдущей редакции ГК РФ, «…внешнеэкономические
сделки заключаются в простой письменной форме». Данный пункт утратил
46
силу 1 сентября 2013 г., значительно усложнив определение требований к
форме такого договора.
Учитывая вышеизложенное, в случае, если стороной по договору
международной купли-продажи является российский предприниматель, то
такой контракт обязательно должен быть совершен в простой письменной
форме. Согласно российскому праву несоблюдение простой письменной
формы является основанием для признания сделки недействительной.
Исходя из положений ГК РФ, а также Конвенции 1980 г. о
возможности совершения сделки в письменной форме посредством передачи
сообщений по каналам связи, условно можно выделить электронную форму
внешнеэкономической торговой сделки.
Электронная
форма
сделки
по
международной
купле-продаже
становится все более популярной в связи с ее практичностью. Такую форму
договора можно справедливо считать допустимой, если доказательства,
предоставленные сторонами, позволяют с полной точностью определить, что
документы направлялись именно от сторон данного правоотношения.
Однако, говоря об обмене документами по факсу, М.Г. Розенберг [3.12]
считает, что данная форма связи не дает гарантий по полному соответствию
отправленного текста полученному. Практика МКАС показывает, что ввиду
несовпадения полученного и отправленного по факсу текста оферты и
акцепта не совпадали мнения сторон по поводу содержания совершенной
ими сделки.
В ходе рассмотрения МКАС одного из споров сторона ссылалась на то,
что вообще не направляла предложения по факсу, а оно, по всей видимости,
было отправлено иной организацией. Вследствие вышесказанного, данное
лицо считало, что не находилось в договорных отношениях с оппонентом
[4.5].
Как итог, М.Г. Розенберг [3.12], полагая, что в основном факс
предназначается для осуществления оперативной связи, предлагает вообще
не использовать данную форму связи для заключения договоров и при
47
оформлении сделки в виде единого документа предоставлять для подписания
его письменный текст.
Электронный документ включает в себя две неотъемлемые части –
общую и особенную. Общая часть основана на информации, составляющей
содержание договора, особенная часть состоит из одной или нескольких
электронных цифровых подписей.
Электронной цифровой подписью является реквизит электронного
документа, который имеет своим предназначением защиту такого документа
от подделки, полученный в результате криптографической модификации
информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой
подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа
подписи, а также установить отсутствие искажения информации в
электронном документе.
ФЗ «Об электронной подписи» от 06.04.2011 N 63-ФЗ [1.8] определяет,
что «…электронная подпись – информация в электронной форме, которая
присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой
информации) или иным образом связана с такой информацией и которая
используется для определения лица, подписывающего информацию».
Нью-Йоркская конвенция ООН об использовании электронных
сообщений в международных контрактах 2005 г. [1.15], которая была
подписана Российской Федерацией в мае 2007 г., определяет следующее: «В
случаях, когда законодательство требует, чтобы сообщение или договор
были подписаны стороной, или предусматривает наступление определенных
последствий в случае отсутствия подписи, это требование считается
выполненным в отношении электронного сообщения, если:
а) использован какой-либо способ для идентификации этой стороны и
указания намерения этой стороны в отношении информации, содержащейся в
электронном сообщении; и
b) этот способ:
48
i) либо является настолько надежным, насколько это соответствует
цели, для которой электронное сообщение было подготовлено или передано,
с
учетом
всех
обстоятельств,
включая
любые
соответствующие
договоренности;
ii) либо, как это фактически продемонстрировано на основании самого
способа или с помощью дополнительных доказательств, позволил выполнить
функции, описанные в подпункте а, выше» (ст. 9).
Отметим положения ст. 7 ФЗ «Об электронной подписи» [1.8], которые
гласят:
1. Электронные подписи, созданные в соответствии с нормами права
иностранного государства и международными стандартами, в Российской
Федерации признаются электронными подписями того вида, признакам
которого они соответствуют на основании настоящего Федерального закона.
2. Электронная подпись и подписанный ею электронный документ не
могут считаться не имеющими юридической силы только на том основании,
что сертификат ключа проверки электронной подписи выдан в соответствии
с нормами иностранного права.
В комментариях к данному ФЗ подчеркивается, что, по общему
мнению, отсутствие правил о процедуре признания иностранных документов,
подписанных
электронной
подписью
на
основании
зарубежного
законодательства, не является препятствием для их признания на практике.
«Имеются определенные сложности, но, в целом, российская практика готова
использовать электронные документы
с соответствующей подписью,
созданные на основе положений иностранного закона» [3.1].
Что касается структуры и содержания внешнеторговой сделки, они
напрямую зависят от некоторых факторов, к которым С.В. Николюкин [4.5]
относит следующее:
сущность
предмета
сделки,
особенности
приобретаемого
или
покупаемого товара, специфика его поставки, условия сдачи-приемки,
расчетов и т.д.;
49
актуальное
состояние
определенного
товарного
рынка,
сформировавшееся соотношение спроса и предложения – в коммерческой
практике обозначается как «рынок продавца» (когда спрос выше, чем
предложение) или «рынок покупателя» (предложение превышает спрос), а
также прогноз перспектив развития рынка;
специфика
торгово-политических,
правовых
условий
государства
контрагента, финансово-экономическая ситуация, таможенные правила,
возможности применения дискриминационных мер в отношении российских
экспортеров и импортеров;
природа отношений между сторонами, степень их информированности
друг о друге, взаимный интерес к заключению данного контракта и
дальнейшему сотрудничеству, совершается ли данная сделка между ними
впервые или является продолжением прежних деловых отношений.
Контракт внешнеторговой купли-продажи состоит из взаимосвязанных
условий, которые О.Н. Воронкова и Е.П. Пузакова [3.16] классифицируют на:
1) существенные, без выполнения которых одним субъектом наделяет
правом другую сторону расторгнуть договор с возмещением ей всех убытков,
произошедших
ввиду
такого
расторжения,
и
несущественные,
при
неисполнении или ненадлежащем исполнении которых одной стороной
другая не вправе отказаться от своих обязательств по договору, но имеет
право требования надлежащего исполнения нарушенного условия и
возмещения ущерба согласно штрафным санкциям, оговоренным в сделке;
2) обычные, которые, как правило, имеют место в тексте контракта
(например, арбитраж, форс-мажор и др.) и специфические, которые присущи
только данному виду контракта (например, конфиденциальность, патентная
оговорка и т.п.);
3) юридические, которые фиксируют место и дату подписания договора,
наименование сторон, правомочность лиц, подписывающих сделку, санкции
за
ненадлежащее
исполнение
или
неисполнение
сторонами
своих
обязательств, условия прекращения действия контракта, арбитраж, и
50
коммерческие, определяющие количество, качество товара и цену договора,
порядок и сроки расчетов и др.
Венская конвенция 1980 г. не содержит каких-либо унифицированных
требований к структуре внешнеторговой сделки. Международная торговая
практика
сформировала
перечень
таких
требований
относительно
содержания и структуры контрактов. Данная практика на территории РФ
нашла закрепление в письме Банка России от 15.07.1996 № 300 «О
«Рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и
форме внешнеторговых контрактов» [1.11]. Договоры международной куплипродажи товаров обычно состоят из нескольких разделов, расположенных в
логической последовательности. Содержание и структура контрактов могут
меняться ввиду специфики товара и других условий.
Первая страница договора (некоторые авторы называют ее Преамбулой
контракта) содержит его регистрационный унифицированный номер,
который
состоит из трех групп знаков, соответствующих коду страны
покупателя (продавца) по международному классификатору «Страны мира»,
составляющих код организации покупателя (продавца) в соответствии с
Общероссийским классификатором «Предприятия и организации», а также
учитывающих порядковый номер документа на уровне организации
покупателя (продавца). Здесь же указываются место и дата подписания
контракта.
Фиксирование
места
подписания
играет
большую
роль
относительно определения правовой системы, которая будет применяться к
договору, если какое-либо положение не оговорено в нем. На практике
зачастую в качестве места подписания указывается «г. Москва», даже если по
факту контракт подписывался в иностранном государстве. Впоследствии
появляется вероятность того, что при возникновении спора суд в качестве
применимого права признает право РФ.
Помимо вышеуказанного, текст первой страницы договора включает в
себя
полные
официальные
наименования
организаций
Продавца
и
51
Покупателя, а также страну иностранного партнера и страну назначения
(отправления) товара.
После оформления вводной части договора определяется его предмет –
это существенное условие любого контракта, так как без его установления
договор представляется недействительным.
Предмет товара включает в себя наименование и полную характеристику
товара.
Так,
указываются
его
полное
коммерческое
наименование,
ассортимент, размеры, модели, комплектность, страна происхождения товара
и иная информация, необходимая для описания товара, включая ссылки на
международные и/или национальные стандарты на продукцию. Определяется
также тара/упаковка, маркировка товара, объем, вес с упаковкой (брутто) или
без нее (нетто) в согласованных единицах измерения, количество товара.
Наименование товара дается, как правило, согласно таможенной
классификации страны назначения (в РФ таковой является Товарная
номенклатура, применяемая при осуществлении внешнеэкономической
деятельности, утвержденная Постановлением Правительства РФ № 718 от 27
ноября 2006 г.) или согласно международным стандартам.
Относительно качества товара, стороны могут предусмотреть способ
его проверки продавцом и
вид документа, который будет подтверждать
соответствие качества товара определенным требованиям.
Традиционно документом, подтверждающим качество товара, является
сертификат качества, который выдается либо предприятием-изготовителем,
либо нейтральной организацией, осуществляющей проверку товара.
В контракте
международной
купли-продажи
предусматриваются
следующие способы определения качества товара: соответствие товара
определенному стандарту, сложившемуся в международной торговле;
соответствие
качества
товара определенному образцу;
фиксирование
показателя faq (fair average quality) – «хорошее среднее качество».
Вопрос о стране происхождения товара, происходящего из государства,
не являющегося членом Таможенного союза, при его ввозе в Российскую
52
Федерацию, согласно ФЗ «О таможенном регулировании в Российской
Федерации»,
разрешается
Правительством
РФ,
в
соответствии
Правительством
с
Соглашением
Республики
между
Беларусь
и
Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «О единых правилах
определения страны происхождения товаров» [1.13] и главой 7 Таможенного
кодекса Таможенного союза.
При определении страны происхождения товаров, происходящих из
государств-членов Таможенного союза, применимы правила определения
страны происхождения товаров («Соглашение о Правилах определения
страны происхождения товаров в Содружестве Независимых Государств» от
20.11.2009), если иное не установлено международными договорами
государств-членов Таможенного союза.
Страна
происхождения
товара
устанавливается
декларантом.
Декларант заявляет о стране происхождения товара таможенному органу при
его таможенном декларировании. Происхождение товаров из определяемой
декларантом
страны
должно
быть
документально
подтверждено
в
соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза.
Для определения страны происхождения товара может использоваться
и штриховое кодирование, осуществляемое в рамках Международной
ассоциации европейской системы кодирования – Ассоциации EAN. Система
наделяет двух- или трехзначными кодами страны-участницы. Так, первые две
или три цифры в тринадцатизначном цифровом обозначении товара
устанавливают страну происхождения товара (для России - это цифры 460 –
469). Следующие четыре цифры обозначают код предприятия-изготовителя,
они присваиваются национальными органами, как правило, Торговой
палатой той или иной страны. В нашем государстве данную функцию
выполняет ЮНИСКАН (Ассоциация автоматической идентификации) при
Торгово-промышленной палате РФ. Еще пять цифр присваиваются товару
самим предприятием с учетом его потребительских свойств, размеров,
оформления и т.п. Последняя цифра – контрольное число, оно используется
53
в целях проверки правильности считывания штрихового кода специальным
сканером.
Товарный
номер
изображается
посредством
нанесения
машиночитаемого штриха-символа, который состоит из чередующихся
темных и светлых полос на поверхности упаковки. Кроме нанесения
печатным способом, такой символ может быть нанесен с помощью наклейки
этикетки или ярлыка.
Также в договоре целесообразно определить требования к таре,
упаковке и маркировке. Тарой является внешняя упаковка товаров,
например, ящики, мешки, контейнеры. Ее нельзя отождествлять с товарной
упаковкой, неотделимой от товара, и в которую он помещен.
Маркировка размещается на таре, отдельном ярлыке (бирке) или
непосредственно на товаре. В практике внешней торговли сложились
следующие виды маркировок:
товарная – содержащая наимeнованиe товара, его вес;
транспортная – изображается как дробь, в числителе которой
указывается порядковый номер грузового места в паpтии, а в знаменателе –
общее количество мест в данной партии. Такая маркировка наносится
перевозчиком, а не грузоотправителем;
грузовая – содержащая наименование страны и пунктов отправления и
назначения, наимeнованиe получателя, путь следования, номер и вес груза;
специальная – товарное наименованиe, инструкция по обращению с
товаром в ходе его погрузки и разгрузки, а также транспортировки и
хранения («стекло», «не переворачивать»).
Далее определяется цена товара как существенное условие договора
международной купли-продажи. Указывается «общая сумма контракта и
цена за единицу товара в валюте цены с приведением краткого наименования
базиса поставки в соответствии с международными правилами толкования
стандартных
формулировок
условий
поставки
товара
«Инкотермс».
Наименование и код валюты, в которой оценен товар в соответствии с
54
классификатором
валют,
используемым
для
целей
таможенного
оформления».
Если цена договора не может быть точно установлена в момент его
подписания, стороны должны привести подробную формулу цены или
условия ее определения таким образом, чтобы в ходе осуществления всех
оговоренных условий представлялось возможным однозначно установить
цену товара и сумму контракта.
Более того, цена товара может определяться как:
твердая цена, устанавливаемая в договоре и не подлежащая изменению
в течение всего срока его действия;
скользящая цена, которая не может подвергаться корректировке в связи
с изменениями ценообразующих факторов (заработной платы, стоимости
сырья и оборудования по производству товара) в период действия договора.
Здесь только оговариваются показатели отклонения фактической цены от
договорной в ту или другую сторону;
цена, которая будет указана в договоре в будущем – она не
фиксируется в тексте
контракта, а определяется соответствующей
котировочной ценой товара на момент его исполнения. Котировочными
ценами являются:
справочные цены – публикуются в бюллетенях и иных периодических
изданиях;
цены статистики международной торговли – рассчитываются как
общая сумма, полученная от реализации определенных товаров, деленная на
их количество;
биржевые цены – реальные цены сделок, совершаемых на бирже в
определенный период времени;
цены аукционов.
Более
того,
устанавливать
в
тексте
конкретные
контракта
условия
Банк
платежа.
России
Здесь
рекомендовал
должны
быть
зафиксированы наименование и код валюты, в которой платеж будет
55
осуществлен, согласно классификатору, используемого в целях таможенного
оформления; сроки совершения платежа и детальные условия рассрочки в
случае ее предоставления; документы, подтверждающие факт отгрузки,
стоимость погруженных товаров и их номенклатуру, которые продавец
передает покупателю.
Условия платежа предусматривают, на какой стадии движения товара
осуществляется его оплата и будет ли она производиться единовременно или
посредством внесения нескольких взносов. В практике внешней торговли
применяются способы платежей:
платѐж наличными – сюда относятся все формы расчетов, посредством
которых товар оплачивается в полном объеме во время его готовности для
транспортировки до или в момент перехода товаров или документов на них в
распоряжение покупателя. К таким формам относятся чек, перевод,
аккредитив, инкассо и др.;
платѐж в кредит – в практике международной купли-продажи
используются коммерческий кредит, т.е. кредит экспортѐра импортѐру или
выдача авансов импортѐром экспортѐру, и банковский кредит. Объем
кредитуемой части, условия кредитования и порядок его погашения должны
быть детально расписаны в договоре.
Расчѐты в кредит могут осуществляться и с помощью предоставления
рассрочки платежа.
Рекомендовано использовать аккредитивный способ платежа или иной
способ, который гарантировал бы безоговорочное поступление средств при
вывозе товара за границу, а также предоставлять гарантии по возврату
осуществленного заранее платежа в случае непоступления товара.
Под аккредитивной формой платежа понимается обязательство банка,
выдаваемое им по поручению приказодателя (покупателя товара), в пользу
бенефициара (продавца), по которому банк должен осуществить платеж.
Основной источник правового регулирования расчетов данной формы –
международные банковские обычаи, опубликованные Международной
56
торговой
палатой
–
«Унифицированные
правила
и
обычаи
для
документарных аккредитивов» (действующая редакция - публикация №600,
2007 год).
Помимо прочего, в данном пункте отражаются полные названия и
почтовые адреса банковских организаций сторон договора, номера их счетов
и банковские реквизиты.
Пункт «Срок поставки» предполагает установление порядка поставки
товара: определение даты завершения транспортировок и взаимных расчетов
по договору. Таким образом, сторонами оговариваются календарные даты, по
наступлению которых товары должны быть доставлены продавцом в
определенные
географические
пункты.
Согласно
гражданскому
законодательству РФ, срок поставки товара обусловлен календарной датой
либо истечением периода времени. Такой срок может быть определен как
период времени от конкретного события, например от даты подписания
контракта. Если поставка предполагает собой отгрузку партий товаров,
целесообразно в договоре оговорить график поставки партий.
Нередко
в
договорах
международной
купли-продажи
стороны
устанавливают месячные, квартальные, полугодовые или годовые сроки
поставки.
Обычно в период определенного срока продавец должен завершить
производство товара и сообщить об этом покупателю, который, в свою
очередь, также в течение установленного срока обязан огласить срок
поставки. При согласовании сроков поставки зачастую в договоре
прописываются специальные оговорки: «допускается дoсрочная поставка»,
«дoсрочная
поставка
возможна
при
наличии
письменного
согласия
покупатeля».
Условия приемки товара по качеству и количеству – в данном пункте
отражаются место и сроки проведения проверки по качественным и
количественным
характеристикам
товаров,
конкретная
независимая
экспертная организация, а также порядок предъявления рекламаций
57
(претензий покупателя или заказчика, которые предъявляются продавцу
или поставщику в связи с ненадлежащим качеством или количеством
поставленного товара).
Если по договору международной купли-продажи предусмотрена
поставка товаров, обладающих индивидуально-определенными признаками,
в контракте должно быть точно установлено их количество. Если
предполагается продажа товара, обладающего родовыми признаками,
предусматривается право продавца предоставить товары в большем или
меньшем количестве по сравнению с определенным в договоре – так
устанавливают
Количественное
торговые
обыкновения
отклонение
внешнеторговой
обозначается
термином
деятельности.
«около»
или
«приблизительно» («about» или «more or less»).
Покупатель не обязан принимать товар в большем или меньшем
количестве, чем это было установлено, если в договоре отсутствует оговорка
относительно количества товара «около». Покупатель вправе отказаться
оплачивать излишки товаров, оплатив конкретно то количество, которое
было предусмотрено контрактом.
Приемка товара по качеству производится двумя путями: на основании
документа, подтверждающего соответствие качества товара условиям
договора;
проверка
качества
товара,
поставленного
фактически,
в
обусловленном месте приемки (осмотр товара, сравнение его с образцами и
пр.).
В договоре также определяется, кем будет производиться приемка
товаров: сторонами или их представителями либо указанной в контракте
контролирующей
незаинтересованной
организацией,
назначенной
по
соглашению сторон.
В специальных пунктах договора определяются некоторые иные
условия и обстоятельства сделки. К таковым внешнеторговая практика,
помимо прочего, относит гарантийные обязательства продавца, что
58
представляется средством обеспечения исполнения им обязательств по
контракту.
Гарантийные сроки бывают следующих видов:
гарантийный срок эксплуатации – период времени, в течение которого
изготовитель (продавец)
отвечает за стабильность качества
товаров
(продукции) во время его реализации при условии соблюдения потребителем
правил пользования;
гарантийный срок хранения – время, в течение которого изготовитель
(продавец)
гарантирует
сохранность
определенных
стандартами
эксплуатационных показателей и потребительских свойств товаров при
условии соблюдения потребителем правил хранения;
срок годности товара – время, в течение которого изготовитель
(продавец) отвечает за определенные стандартами эксплуатационные
показатели и потребительские свойства продукции (товара) при условии
соблюдения потребителем правил эксплуатации и хранения. По истечении
срока годности товары считаются непригодными для их реализации.
Более того, к специальным пунктам договора международной куплипродажи относятся положения о страховании товаров при наступлении
определенных случаев, с которым связана проблема возмещения убытков.
Установление в контракте базисных условий (FOB, CIF и др.) определяет
обязанности сторон по страхованию. Таким образом, по условиям FOB
«экспортер страхует груз при перевозке до порта погрузки и в порту до
погрузки его на борт судна». Дальнейшая забота о страховании товара лежит
на покупателе. В договорах имеются и специальные детализированные
положения о страховании (объект страхования, в связи с какими рисками, кто
страхует и в чью пользу).
Помимо вышеуказанного, структура договора международной куплипродажи предусматривает формулирование форс-мажорных обстоятельств.
Большинство
которое
внешнеэкономических
предусматривает
перенос
контрактов
срока
содержит
исполнения
положение,
договора
или
59
освобождение стороны от выполнения обязательств по договору в полном
объеме или части при наступлении обстоятельств, которые определяются как
форс-мажорные, или обстоятельства непреодолимой силы. Наступление
таких
обстоятельств
при
заключении
договора предугадать
заранее
практически невозможно, так как они возникают в результате событий
чрезвычайного характера.
К форс-мажорным обстоятельствам относятся как стихийные бедствия
(пожары, наводнения, землетрясения, эпидемии), так и политические
ситуации (войны).
Во избежание возникновения споров и разногласий
предусматривается
согласованный
сторонами
в договорах
перечень
данных
обстоятельств и действия сторон при их наступлении.
В
случае
наступления
форс-мажорных
обстоятельств
принято
незамедлительно извещать контрагента. Как правило, в таком случае срок
исполнения
обязательств
для
стороны,
на
которую
воздействуют
обстоятельства, смещается на период их действия и ликвидации последствий.
Подтверждением
наступления
обстоятельств
данного
рода
являются
соответствующие документы: зачастую – свидетельства национальных
торгово-промышленных палат.
Устанавливаются штрафные санкции за ненадлежащее исполнение
обязательств сторон в целях повышения их ответственности за исполнение
принятых на себя обязательств: просрочки в поставке товара и/или
просрочки в оплате стоимости товара; товара ненадлежащего количества и
качества. Размер таких санкций, определенный в договоре, должен
стимулировать выполнение обязательств стороной. К примеру, санкция за
просрочку поставки может быть прогрессивной, т.е. увеличиваться по мере
возрастания срока просрочки. Однако штрафные санкции не должны иметь
разорительный характер (как правило, общий размер штрафа ограничен 8 10 процентами от стоимости просроченной поставки). Статьи о неустойке
зачастую формулируются на основании взаимной ответственности – так,
60
«наряду со штрафами за просрочку поставки продавцом предусматривается
штраф за задержку платежа покупателем» [4.2]. Установление в контракте
положений о санкциях не исключает вопрос по поводу возмещения убытков.
Если он (включая положение о соотношении штрафов и убытков), не
разрешается условиями
договора, такая ситуация будет регулироваться
согласно праву, применимому к данному контракту.
Письмо Банка России №300 наряду с уже рассмотренными условиями
договора международной купли-продажи товаров рекомендует также
регламентировать порядок разрешения споров между сторонами в пункте
«Рассмотрение споров». По данному вопросу формулируется арбитражная
оговорка, содержащая соглашение сторон о передаче споров на рассмотрение
в арбитражный суд того или иного государства. Также эта статья
обуславливает, какой правовой системой будут регулироваться отношения по
договору.
Согласовав все условия договора, формирующих его структуру, в
заключительных положениях прописываются юридические и полные
почтовые адреса сторон, контактные телефоны, факсы.
Далее ставятся подписи лиц, уполномоченных организациями продавца
и покупателя на заключение сделки, заверенные печатью, с указанием их
Ф.И.О. и должностей.
Резюмируя вышеизложенное, форма договора международной куплипродажи может являться как письменной, так и устной, а также и
электронной – сделка заключается посредством обмена электронными
документами, передаваемыми по каналам связи. Главной коллизионной
привязкой, касающейся вопроса формы договора, является место заключения
сделки: большинство внешнеторговых контрактов совершается согласно
законодательству страны, где они были подписаны сторонами.
Относительно структуры исследуемого договора, ее определяют
условия сделки, требования к которым не предусмотрены нормами
материального права на международном уровне. Однако Банк России в своем
61
Письме от 15.07.1996 № 300 «О «Рекомендациях по минимальным
требованиям
к
обязательным
реквизитам
и
форме
внешнеторговых
контрактов» [1.11] обозначил условия договора международной куплипродажи, при детализации которых сводится к минимуму возникновение
разногласий и споров между сторонами правоотношений. К таким условиям
Письмо относит предмет контракта, цену товара и общую сумму договора,
условия осуществления платежа, сроки предоставления товаров, требования
к качеству и количеству товара, гарантии продавца, страхование на случай
возникновения обстоятельств непреодолимой силы, штрафные санкции и
возмещение убытков, а также оговорка о разрешении споров согласно праву
определенного государства и в конкретном органе.
2.2.
Обязательства сторон по договору международной купли-продажи
товаров
Основным унифицированным источником правового регулирования
отношений,
вытекающих
из
внешнеэкономической
торговой
сделки,
представляется Венская конвенция 1980 г. Глава 2 части 3 Конвенции
регламентирует обязательства продавца по данному контракту. Статья 30
устанавливает
обязанность
продавца
по
поставке
товара,
передаче
документации, сопутствующей товару, а также передаче права собственности
на данный товар согласно предписаниям заключенного договора и
Конвенции.
Согласно Венской конвенции [1.2], в случаях, когда договор
предполагает перевозку товара, продавец считается исполнившим свои
обязательства с переходом риска утраты или повреждения товара на
покупателя во время передачи товара первому транспортировщику. Если
товар не идентифицируется с помощью маркировки или отгрузочных
документов и передается перевозчику, продавец обязан предоставить
покупателю извещение об отправке с описанием товара.
62
В целях обеспечения транспортировки товара продавцом должны быть
заключены договоры, необходимые для поставки товара в определенное
место приемлемыми в данной обстановке способами [3.15]. Если договором
не предусмотрена обязанность продавца по страховке товара при его
транспортировке, по просьбе покупателя он обеспечивает его информацией,
необходимой для страхования покупателем.
В ином случае товар предоставляется покупателю в оговоренном
условиями договора месте или в месте, которым определялось нахождение
коммерческого предприятия продавца во время совершения сделки. Более
того, ст. 31 Конвенции [1.2] описывает ситуацию, когда предметом договора
является
определенный
индивидуальными
признаками
товар
или
неиндивидуализированный товар, который должен быть произведен, и если
стороны понимали, что товар располагается или должен быть изготовлен в
конкретном месте, то там он и предоставляется покупателю.
Венская конвенция также определяет сроки поставки. Таким образом,
им считается такая дата, которую устанавливает или позволяет выявить
договор. Если она не оговорена контрактом, поставка осуществляется в
разумный срок (ст. 33). Под разумным сроком понимают обычно
приемлемый при данных обстоятельствах.
Правила
предоставления
документов
определяются
условиями
договора. Если продавец передал документы ранее установленного срока и в
них имеют место несоответствия, он вправе до истечения данного срока
устранить их при условии, что реализация этого права не причинит
покупателю неудобства или расходы (ст. 34).
В большинстве случаев стороны раскрывают вопросы по качеству и
количеству товара в тексте договора. Если этого не сделано, продавец
должен предоставить товар, являющийся пригодным для тех целей, для
которых подобные товары обычно применяются. Если контракт прямо или
косвенно указывает на конкретную цель, для которой будет использоваться
товар, то продавец обязан ее учитывать. Продавец ответственен за
63
несоответствие товара в момент перехода риска, даже если данное
несоответствие станет очевидным только позднее. При этом продавец не
несет ответственности за любое несоответствие товара, если в момент
заключения сделки покупатель знал или не мог не знать о таком
несоответствии.
Товар не является поставленным в соответствии с договором, если
продавец доставил товар, обремененный
правами третьих лиц. Таким
образом, к обязанностям продавца помимо фактической поставки товара
относится обязанность заблаговременно проинформировать покупателя о
необходимости принятия товара, а также о существующих или возможных
притязаниях третьих лиц на товар. При согласии покупателя на принятие
товара, обремененного таким правом, продавец может осуществить поставку.
Отметим, что обязанностям продавца по договору международной
купли-продажи товаров корреспондируют права покупателя, в том числе его
право на предъявление рекламаций при несоответствии товара требованиям,
установленным контрактом. Так, Конвенция устанавливает, что покупатель
должен осмотреть товар в кратчайшие сроки, реальные при конкретных
обстоятельствах.
Если договор предполагает перевозку товара, его осмотр может быть
перенесен на время прибытия товара в место назначения. В соответствии с
Конвенцией покупатель теряет право ссылаться на несоответствие товара,
если не предоставляет извещение продавцу в разумный срок после того, как
оно было или должно было быть выявлено покупателем (ст. 43). Однако в
случае, если покупатель не предоставил извещение в разумный срок, он не
лишается возможности снизить цену или потребовать возмещения убытков
кроме упущенной выгоды, при соблюдении условия о том, что у него
имеется уважительная причина, по которой он не дал требуемого извещения
(ст. 44). Конвенция регламентирует [1.2]: покупатель не может ссылаться на
несоответствие товара при любых обстоятельствах, если не предоставляет
продавцу извещение о нем не позднее чем в пределах двухлетнего срока,
64
начиная с даты фактического получения товара покупателем, так как этот
срок не противоречит договорному сроку гарантии (п. 2 ст. 39).
К обязанностям покупателя согласно Венской конвенции [1.2]
относятся оплата товара и принятие поставки в соответствии с условиями
контракта (ст. 53). Если контракт был заключен юридически корректно, но в
нем прямым или косвенным образом не оговаривается цена или не
предполагается порядок ее определения, презюмируется, что стороны
подразумевали ссылку на цену, которой во время заключения контракта
обычно оплачивались такие товары при сравнимых обстоятельствах в
соответствующей области торговли (ст. 55). Однако стоит обратить внимание
на то, что в соответствии с п. 1 ст. 14 при отсутствии порядка установления
цены договор является недействительным.
В большинстве случаев обязательство покупателя касаемо места и
времени осуществления платежа устанавливается в договоре. При отсутствии
такового
покупатель
обязан
оплатить
товар
в
месте
нахождения
коммерческого предприятия продавца или в месте фактической передачи
товара. Дмитриева Г.К. [3.6] отмечает, что покупатель должен уплатить цену
за товар в момент передачи продавцом в распоряжение покупателя либо
самого
товара,
либо
товарораспорядительных
документов,
если
не
устанавливался какой-либо конкретный срок для уплаты цены. При уплате
цены покупателю следует принимать во внимание условие о переходе риска
утраты и повреждения товара. Если утрата или повреждение товара
произошли после того, как риск перешел на покупателя, то последний попрежнему обязан оплатить данный товар. Важное значение в данном случае
имеет определение момента перехода риска с продавца на покупателя.
Обобщая
вышеизложенное,
обязательства
сторон
по
договору
международной купли-продажи, исполнение которых благоприятствует
корректному
исполнению
последнего,
регламентированы
Венской
конвенцией 1980 г. Таким образом, «…продавец обязан поставить товар,
передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на
65
товар в соответствии с требованиями договора и настоящей Конвенции», в
свою очередь, покупатель обязуется «…уплатить цену за товар и принять
поставку товара в соответствии с требованиями договора и настоящей
Конвенции» [1.2].
2.3.
Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее
исполнение договора международной купли-продажи товаров
Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров
1980 г. в немалом объеме раскрывает вопросы об ответственности сторон за
неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств. Стоит
отметить
наиболее
существенные
положения,
являющиеся
концептуальными.
1.
Конвенция
не
выделяет
в
отдельную
главу
правила
об
ответственности сторон. Данные положения размещены в главах, которые
регламентируют обязанности сторон договора и именуются «средствами
правовой защиты в случае нарушения договора». Этими средствами
выступают дополнительные права продавца или покупателя, возникающие в
случае невыполнения контрагентом своих обязанностей.
2. Система дополнительных прав выстраивается на четырех основных
правилах: а) первое правило основывается на принципе реального
исполнения
обязательств.
Стороны
сделки
в
случае
неисполнения
обязанностей их контрагентами вправе воспользоваться мерами, которые
стимулируют реальное исполнение контракта. К примеру, «покупатель
может потребовать от продавца замены товара (п. 2 ст. 46) или исправления
несоответствия товара условиям контракта (п. 3 ст. 46), предоставить
определенный срок для исполнения обязанностей (п. 1 ст. 47)» [3.6].
Продавец, в свою очередь, в соответствии со ст. 62–65 имеет право на
требование от покупателя уплаты цены, принятие поставки или исполнение
другого обязательства; установку дополнительного срока для исполнения
66
покупателем его обязательств; заявление о расторжении договора; б) второе
правило базируется на принципе возможности расторжения договора.
Несмотря на это Венская конвенция 1980 г. [1.2] предполагает возможным
расторжение
неисполнения
договора
в
одностороннем
порядке
другой стороной своих обязательств
только
в
случае
и это является
существенным нарушением контракта или если договор не исполнен в
период предоставленного разумного срока.
Согласно А.С. Прокофьеву [4.7] договор возможно прекратить путем
простого соглашения сторон либо в письменной форме (если это установлено
в тексте контракта). Расторжением договора не затрагиваются его
положения, которые касаются порядка разрешения споров или содержания
правоотношений сторон при его расторжении.
В соответствии с положением о предвиденном нарушении контракта
стороны имеют право на приостановление исполнения своих обязательств,
если после совершения сделки становится ясно, что контрагент не исполнит
большую часть своих обязательств. В данной ситуации при наличии условий
возможного «существенного» нарушения договора потерпевшая сторона
вправе заявить о его расторжении; в) третье правило раскрывает вопрос
возмещения убытков: вне зависимости от того, каким средством защиты
воспользовалась потерпевшая сторона, она вправе требовать возмещения
убытков (ст. 77–76), под которыми Конвенцией понимается как реальный
ущерб,
причиненный
продавцу
(покупателю)
ввиду
неисполнения
обязательства другой стороной, так и упущенная выгода (ст. 74). Как
правило, убытки – это разница между оговоренной ценой по неисполненному
контракту и ценой по другой сделке, реализованной взамен. Более того,
подлежат учету любые дополнительные убытки. Если сторона допустила
просрочку в оплате договора, то другая сторона кроме требования
возмещения
всех
убытков
вправе требовать
выплаты
процентов
с
просроченной суммы (ст. 78); г) «Конвенция предполагает единственное
основание для освобождения от ответственности, являющееся по своему
67
смыслу непреодолимой силой или форс-мажором» [4.6]. Так, ввиду ст. 79
сторона не ответственна за неисполнение обязательства, если ею будет
доказано, что такое неисполнение было вызвано «препятствием вне ее
контроля» и что от нее невозможно было ожидать принятия этого
препятствия в расчет при заключении сделки, и если докажет, что не смогла
преодолеть это препятствие.
Итак, с учетом вышеизложенного, правила об ответственности сторон
за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств
изложены вместе с положениями, раскрывающими обязанности сторон
сделки и именуются «средствами правовой защиты в случае нарушения
договора». Кроме того, при разрешении вопросов об ответственности
Венская конвенция принимает во внимание такие принципы, как принцип
реального исполнения обязательств, принцип возможности расторжения
договора, а также правила о возмещении убытков и основание, ввиду
которого
представляется
возможным
освобождение
ответственности при наличии определенных обстоятельств.
стороны
от
68
Глава 3. Публично-правовое регулирование внешнеэкономической сделки
купли-продажи товаров
3.1. Государственный контроль за заключением и исполнением договоров
международной купли-продажи товаров
Одним из основных источников правового регулирования института
государственного контроля за внешнеэкономическими сделками в рамках
отечественного законодательства является ФЗ «Об основах государственного
регулирования внешнеторговой деятельности» от 08.12.2003 г. №164-ФЗ
[1.9].
В
соответствии
предполагается
с
ним
под
внешнеторговой
деятельностью
деятельность по совершению сделок в сфере внешней
торговли товарами, которая представляет собой вывоз или ввоз товаров без
обязательств обратного ввоза или вывоза товаров; услугами, информацией и
интеллектуальной собственностью.
Более того, здесь устанавливается и перечень направлений политики
государства по осуществлению внешнеторговой деятельности, а также
обговариваются методы государственного контроля, например, таможеннотарифное регулирование, количественные ограничения экспорта и импорта,
лицензирование в сфере внешней торговли товарами, наблюдение за
экспортом или импортом, предотгрузочная инспекция и иные.
Тарифные
таможенных
методы
тарифов
и
регулирования
пошлин.
обусловлены
Таможенным
применением
тарифом
является
совокупность ставок таможенных пошлин, применимых к различным
товарам,
перевозимых
через
границу
государства.
Данные
тарифы
подразделяются на импортные и экспортные. «К импортному тарифу относят
товарный перечень (номенклатура), взимание пошлин, правила определения
страны происхождения товара.
Экспортный таможенный тариф основан на регулировании экспорта
товаров. В основном такие пошлины повышают экспортные цены без ущерба
для размера вывоза и служат источником получения государством
69
дополнительных денежных поступлений» [4.4]. Они нужны государству для
приобретения дохода в иностранной валюте и применяются также как
инструмент ограничения вывоза определенных товаров.
Таможенный тариф предполагает применение ставок таможенных
пошлин, которые выражены в повышении цены товара с целью защиты
отечественных
производителей
от
менее
дорогих
и
качественных
иностранных продавцов. Впоследствии это приводит к уменьшению их ввоза
или
вывоза.
Размер
правительства
РФ,
таких
ставок
принимая
определяется
во
постановлениями
внимание
сложившиеся
внутригосударственные условия.
В рамках контроля за внешнеторговой деятельностью используется
разный уровень таможенных пошлин, применимый к отдельным странам.
Также здесь имеют место лишение тарифных льгот и штрафы за
неповиновение предпринимателей таможенному законодательству.
Выделяют следующие виды таможенных пошлин:
адвалорные
таможенные
пошлины
начисляются
в
размере
определенного процента к таможенной стоимости товара;
специфические – начисляются в виде конкретной денежной суммы,
которая взимается с единицы веса, объема или количества товара;
специальные таможенные пошлины используются в целях защиты
отечественного производителя аналогичных конкурирующих продуктов, а
также они применяются в случае дискриминационных действий в отношении
Российской Федерации со стороны иных государств;
антидемпинговые – их цель – предотвратить ввоз товаров по более
низкой цене, чем их обычная стоимость в стране в случае, если это
причиняет материальный ущерб национальным производителям аналогичной
продукции;
компенсационные – устанавливаются ввиду субсидирования экспорта в
других странах и выравнивания условий торговли;
сезонные таможенные пошлины используются правительством для
70
контроля импорта и экспорта продукции на срок, не превышающий шести
месяцев за год. В этом случае ставки таможенных тарифов не являются
применимыми (во время действия сезонных пошлин).
На всю продукцию, импортируемую на территорию Российской
Федерации, устанавливается таможенная стоимость, декларируемая при
пересечении товара государственной границы.
Такое декларирование осуществляется заявлением по установленной
форме конкретной информации о товарах. Порядок декларирования
устанавливается Федеральной таможенной службой России.
Товары декларируются таможенному органу РФ, где происходит их
таможенное оформление.
Что
касается
деятельности,
нетарифного
регулирования
к такому относится
совокупность
внешнеэкономической
способов контроля
вышеуказанной деятельности со стороны государства, не включающих в
себя таможенно-тарифные методы государственного регулирования, которые
имеют своей целью воздействовать на процессы в области внешней торговли.
Статья
2
ФЗ
«Об
основах
государственного
регулирования
внешнеторговой деятельности» [1.9] гласит, что «нетарифное регулирование
– метод государственного регулирования внешней торговли товарами,
осуществляемый путем введения количественных ограничений и иных
запретов и ограничений экономического характера». Таким образом, к
данной
форме
государственного
контроля
за
внешнеэкономической
деятельностью относится, в том числе, лицензирование, направленное на
регулирование количества импортируемого и экспортируемого товара при
помощи
разрешений,
выдаваемых
от
имени
компетентного
государственного органа, то есть лицензий. Отсутствие лицензии в
установленных ФЗ случаях является основанием для запрета ввоза
продукции.
Кроме того, выделяется такой вид нетарифного регулирования, как
квотирование – оно является самым распространенным внутри нетарифных
71
мер регулирования и подразумевает собой ограничение в стоимостном или
количественном
отношении
импортируемой
или
экспортируемой
продукции. В Российской Федерации квота устанавливается ежегодно
Правительством РФ.
Также указанный ранее ФЗ указывает на то, что Правительство РФ
может ввести предотгрузочную инспекцию определенных продуктов,
ввозимых на территорию страны, которая включает в себя выдачу
сертификата о ее прохождении, с целью противодействовать искажению
информации об импортируемых в РФ товарах. Перечень такой продукции
утверждается Правительством РФ [4.4].
ФЗ «Об экспортном контроле» от 18.07.1999 г. №183-ФЗ [1.5]
определяет экспортный контроль как отдельную форму государственного
регулирования внешнеэкономической деятельности. В соответствии со ст. 1
ФЗ
экспортным
контролем
является
совокупность
мер,
которые
обеспечивают порядок реализации внешнеэкономической деятельности «в
отношении
товаров,
информации,
работ,
услуг,
результатов
интеллектуальной деятельности (прав на них), которые могут быть
использованы при создании оружия массового поражения, средств его
доставки, иных видов вооружения и военной техники либо при подготовке и
(или) совершении террористических актов». Так, данная норма оговаривает
сферу действия закона.
К методам реализации экспортного контроля относятся:
1) выявление соответствия определенных товаров, информации, работ,
услуг, результатов интеллектуальной деятельности, по поводу которых
осуществляются внешнеэкономические операции, товарам и технологиям,
включенным в перечень, утвержденный Указами Президента РФ;
2) разрешительный порядок реализации внешнеторговых операций,
который предусматривает лицензирование;
3) таможенный контроль при осуществлении таможенных операций с
контролируемыми товарами, ввозимыми в РФ и вывозимыми с ее
72
территории, согласно таможенному законодательству Таможенного союза в
рамках ЕврАзЭС или законодательству РФ о таможенном деле;
4) организация и осуществление проверок по установлению соблюдения
российскими
субъектами
внешнеторговой
деятельности
требований
законодательства.
Определенно, исполнение договора международной купли-продажи как
вида внешнеэкономической сделки должна включать в себя оплату предмета
контракта.
Расчеты,
осуществляемые
между
сторонами
договора
в
иностранной валюте, реализуются согласно законодательству РФ о валютном
регулировании.
Органами,
выполняющими
такое
регулирование,
представляются Центральный Банк РФ и Правительство РФ.
С позиции Федерального закона «О валютном регулировании и
валютном
контроле»
[1.6]
субъекты
внешнеэкономической
торговли
подразделяются на резидентов и нерезидентов. В соответствии со ст. 6
данного Закона валютные операции между резидентами и нерезидентами
реализуются без ограничений, кроме валютных операций, по поводу которых
ограничения создаются ввиду предотвращения сокращения золотовалютных
резервов, колебаний курса валюты Российской Федерации для «поддержания
устойчивости платежного баланса Российской Федерации».
Для обеспечения учета по валютным операциям и формирования
валютного контроля валютным законодательством устанавливаются единые
правила по оформлению российскими резидентами перед таможенным
оформлением товаров, перевозимых через границу РФ, паспорта сделки в
уполномоченных банках в случае осуществления валютных операций между
резидентами и нерезидентами. Паспортом сделки является документ
валютного контроля и включает в себя всю основополагающую информацию
о конкретной внешнеэкономической операции. Он должен быть составлен
исходя из существа договора, по которому расчеты между резидентами и
нерезидентами РФ производятся в иностранной валюте в целом или части.
Такие паспорта предоставляются в банки, где открыт счет стороны-резидента
73
РФ. Подпись уполномоченного банка на паспорте сделки обозначает
принятие банком контракта на расчетное обслуживание. Вместе с паспортом
сделки в банк должны предоставляться оригинал контракта и оформленная
должным образом его копия.
Таможенные органы РФ также занимаются деятельностью в сфере
валютного контроля. Исходя из п. 1 ст. 167 ФЗ
регулировании
в
Российской
Федерации»
[1.7]
«О таможенном
таможенный
орган,
осуществлявший таможенную проверку, имеет право на запрос у банков,
располагающих информацией о деятельности контролируемых организаций,
«заверенные копии паспорта сделок, ведомости банковского контроля,
справки о подтверждающих документах, заверенные копии карточки с
образцами подписей и оттисками печатей, выписки по операциям на счетах
организаций (индивидуальных предпринимателей), в том числе содержащие
банковскую тайну».
Таким образом, направление государственной политики по учету и
контролю за исполнением договоров международной купли-продажи
товаров, осуществляется таможенно-тарифными и нетарифными способами
путем установления пошлин на ввозимое и вывозимое за территорию РФ
имущество, ограничения импорта или экспорта продукции, лицензирования
отдельных видов таможенных операций, а также экспортного и валютного
контролей, осуществляемых таможенным органом РФ и Центральным
Банком РФ.
3.2. Административная ответственность сторон внешнеэкономической
сделки купли-продажи за невозвращение денежных средств, уплаченных по
сделке
Учитывая положения п. 1 ст. 19 ФЗ «О валютном регулировании и
валютном
контроле»
[1.6]
при
реализации
деятельности резиденты РФ обязуются обеспечивать:
внешнеэкономической
74
1)
принятие
от
нерезидентов
на
свои
банковские
счета
в
уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ согласно
условиям контрактов;
2) возврат в Российскую Федерацию денежных средств, переданных
нерезидентам за неполученные на территории РФ товары, невыполненные
работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты
интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.
Предположим,
что
организация
реализует
внешнеторговую
деятельность и импортирует товары на территорию Российской Федерации.
Организация произвела оплату в адрес иностранного контрагента за товар,
который будет поставлен в будущем. Однако ввиду определенных
обстоятельств товар из-за границы поставлен не будет. Определенно,
денежные средства должны быть возвращены иностранным контрагентом.
Для возврата своих денежных средств, оплаченных в качестве аванса,
необходимо предпринять конкретные меры. За непредпринятие таковых лицо
может быть привлечено к административной ответственности.
Статья 15.25 КоАП РФ [1.4] предусматривает административную
ответственность
за
неисполнение
вышеуказанных
положений
путем
наложения штрафа «в размере одной стопятидесятой ключевой ставки
Центрального банка Российской Федерации от суммы денежных средств,
возвращенных в Российскую Федерацию с нарушением установленного
срока, за каждый день просрочки возврата в Российскую Федерацию таких
денежных средств и (или) в размере от трех четвертых до одного размера
суммы денежных средств, не возвращенных в Российскую Федерацию; на
должностных лиц - от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей».
Так, объектом правонарушений по ст. 15.25 КоАП РФ являются
публичные
правоотношения,
государственной
валютной
обеспечивающие
политики,
реализацию
устойчивость
стабильность внутреннего валютного рынка РФ.
валюты
единой
РФ
и
75
Объективная сторона таких правонарушений формируются путем
совершений противоправных деяний лиц, осуществляемых в нарушение
провозглашенных валютным законодательством РФ правил.
Обязанность по возврату денежных средств в описанных выше случаях
предусматривается также пунктом 2 части 1 статьи 19 ФЗ «О валютном
регулировании и валютном контроле».
Случай из судебной практики арбитражного суда [5.1]: организацияпокупатель
заключила
с
организацией-продавцом,
являющимся
нерезидентом, сделку по поставке товара. В дополнительном соглашении к
договору сторонами был определен порядок оплаты товара (по частям).
Часть определенной контрактом партии товара была доставлена в место
назначения и размещена в зоне таможенного контроля, после чего прошла
таможенное оформление и вышла для внутренней реализации на территории
РФ.
Данный товар был оплачен полностью, вся сумма была перечислена в
последние сутки периода действия договора. Однако продавец перепродал
другому лицу остальную часть товара без уведомления об этом покупателя.
Организация-покупатель
обратилась
в
Посольство
государства
нерезидента, после чего продавец вернул часть денежных средств
покупателя, уплаченных за непоставленную продукцию, а часть денег
удержал.
На
основании
Федеральной
службы
постановления
Территориального
финансово-бюджетного
надзора
в
управления
Республике
Калмыкия (упразднена Указом Президента РФ от 02.02.2016 N 41 «О
некоторых вопросах государственного контроля и надзора в финансовобюджетной сфере», полномочия переданы
Федеральной таможенной
службе и Федеральной налоговой службе Федеральным законом от 30
декабря 2008 г. N 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности») организацияпокупатель привлечена к административной ответственности согласно части
5 статьи 15.25 КоАП РФ.
76
Управление полагало, что организация не проявила «должной
осмотрительности при заключении контракта, не предусмотрев способы
обеспечения исполнения обязательств и не истребовав сведения о
надежности контрагента».
В суде кассационной инстанции было указано на то, что, оценивая
действия резидента на предмет соответствия требованиям закона, важно
принять во внимание обеспечительные меры, которые должны были быть
предусмотрены во время совершения сделки с целью получения или возврата
денежных средств, а не только действия по получению денежных средств,
предпринятых
организацией
после
неисполнения
продавцом
его
обязанностей.
Президиум Высшего Арбитражного Суда, пересматривая дело в
надзорной инстанции установил, что заключение договора с отсутствием
указания в нем способов обеспечения исполнения обязательств нерезидента
само по себе не свидетельствует о незаконности действий резидента.
Организация предприняла меры по возврату денежных средств,
которыми был оплачен товар: она обратилась к чилийскому юридическому
лицу в тот же день, как ей стало известно о перепродаже продавцом
продукции другому лицу, заключила договор с юридической компанией о
помощи по вопросу погашения продавцом задолженности, направила ему
официальную претензию. Кроме того, организация обращалась в Посольство
Республики стороны-нерезидента с просьбой о содействии в урегулировании
спора с продавцом.
Так как вышеуказанные меры способствовали возврату лишь части
денежных средств, организация подала исковое заявление о их взыскании в
арбитражный суд.
Согласно изложенному Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что
организация-покупатель необоснованно привлечена к административной
ответственности, предусмотренной частью 5 статьи 15.25 КоАП РФ.
77
Подводя итог, валютным законодательством РФ, а также КоАП РФ
регулируется вопрос возврата в Российскую Федерацию денежных средств,
переданных нерезидентам за неполученные на территории РФ товары,
невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и
результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные
права на них и устанавливается административная ответственность за
невыполнение таких действий.
Таким образом, вышеназванными законодательными актами предпринята
попытка защиты публичных правоотношений, обеспечивающих реализацию
единой государственной валютной политики, устойчивость валюты РФ и
стабильность внутреннего валютного рынка РФ.
78
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Договор купли-продажи является одним из широко распространенных
в сфере хозяйственной деятельности. Однако подготовительные действия, а
также его исполнение – это сложный, трудоемкий процесс.
В
соответствии
с
императивными
нормами
гражданского
законодательства РФ, если стороной по договору международной куплипродажи
является
российский
предприниматель,
данный
контракт
заключается в письменной форме. Ввиду п. 3 ст. 162 ГК РФ при
несоблюдении простой письменной формы договора имеется основание для
признания ее недействительной. Действие такого положения не зависит от
права, применимого к сделке.
Международные
договоры
купли-продажи
товаров
в
основном
подлежат составлению и заключению, опираясь на определенный базис
Международных правил толкования торговых терминов Инкотермс.
Базис поставки – это специальные услoвия, которыми определяются
обязательства субъектов правоотношений по поводу доставки товара из
пункта отправления в конкретный пункт назначения, и устанавливается
момент перехода рисков случайной гибели или повреждения товара от
стороны-продавца к стороне-покупателю. Также им определяется момент, в
который экспортер является исполнившим свои обязательства по поставке
товара. В случае применения участниками правоотношений какого-либо
базиса Инкотермс, об этом следует сделать оговорку в тексте договора и
указать редакцию Правил.
В договоре сторонами могут быть предусмотрены условия, на
основании
которых
ответственности
за
представится
неисполнение
возможным
или
освобождение
несвоевременное
от
исполнение
обязательств, к ним относятся обстоятельства непреодолимой силы или
форс-мажор.
Подобного рода обстоятельствами выступают стихийные бедствия,
ситуации чрезвычайного характера, военные действия, акты терроризма и
79
иные
непредотвратимые
обстоятельства.
Фиксирование
в
контракте
определенного перечня непредотвратимых обстоятельств рекомендуется
оставить его открытым. В ином случае форс-мажорные обстоятельства, не
предусмотренные таким перечнем, не освободят сторону от ответственности
в случае неисполнения им обязательств. Для подтверждения такого рода
события
необходимо
получить
свидетельство,
выдаваемое
торгово-
промышленной палатой и подтверждающее факт существования данных
обстоятельств, и предоставить его контрагенту.
Право,
применимое
к
договору,
оговаривается
участниками
правоотношений, указывая на законодательство определенного государства,
либо с помощью коллизионных норм.
Определяя такую систему права, важно принимать во внимание, что
Российская Федерация наряду с иными государствами является участницей
Венской конвенции 1980 г. Ссылка на обращение к праву страны, которая
является участницей Конвенции, рассматривается как ссылка на обращение к
данной Конвенции.
В случае, когда стороны не желают обращаться к положениям Венской
конвенции 1980 г., хотя они и подпадают под ее юрисдикцию, следует
указать на то, что правила Конвенции не оказывают влияние на исполнение
сделки.
Если непосредственно в самом договоре не содержится упоминания о
применимом праве и спор, возникший по его положениям, будет
рассматриваться в Российской Федерации, то арбитраж будет ссылаться на
право государства, с которым сделка наиболее тесно связана (исходя из
положений ст. 1211 ГК РФ). В отношении договора купли-продажи данной
стороной является продавец.
Процесс разрешения конфликтов между сторонами оговаривается
арбитражной
оговоркой
о
передаче
спора
для
рассмотрения
в
Международный коммерческий арбитраж или в арбитражный суд какоголибо государства.
80
Как итог, к проектированию договора международной купли-продажи
товаров следует подготавливаться, учитывая конкретные обстоятельства,
специфику предмета сделки, условия его транспортировки и особенности
правовых систем государств его сторон.
81
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.
1.1.
Нормативные акты и материалы судебной практики
Конституция
Российской
Федерации:
[принята
всенародным
голосованием 12 дек. 1993 г.: с учетом поправок, внесенных Законами
РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6–ФКЗ, от
30.12.2008 N 7–ФКЗ, от 05.02.2014 N 2–ФКЗ, от 21.07.2014 N 11–ФКЗ].
– СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.2.
Конвенция
Организации
международной
Объединенных
купли-продажи
товаров
Наций
(Венская
о
договорах
конвенция
о
международных договорах купли-продажи товаров): [заключена в г.
Вене 11 апр. 1980 г.: по состоянию на 17 авг. 2015 г.]. –
СПС
«Legalacts». Версия 2018.
1.3.
Гражданский кодекс Российской Федерации: [федер. закон: принят
Гос. Думой 1 нояб. 2001 г.: по состоянию на 28 мар. 2017 г.]. – СПС
«КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.4.
Кодекс
Российской
Федерации
об
административных
правонарушениях: [федер. закон: принят Гос. Думой 20 дек. 2001 г.: по
состоянию на 14 мая 2018 г.]. – СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.5.
Федеральный закон «Об экспортном контроле» N 183-ФЗ (последняя
редакция): [федер. закон: принят Гос. Думой 18 июля 1999 г.]. – СПС
«Гарант». Версия 2018.
1.6.
Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном
контроле» N 173-ФЗ (последняя редакция): [федер. закон: принят Гос.
Думой 10 дек. 2003 г.]. – СПС «Гарант». Версия 2018.
1.7.
Федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской
Федерации» N 311-ФЗ (последняя редакция): [федер. закон: принят
Гос. Думой 19 нояб. 2010 г.]. – СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.8.
Федеральный закон «Об электронной подписи» N 63-ФЗ (последняя
редакция): [федер. закон: принят Гос. Думой 25 мар. 2011 г.]. – СПС
«Гарант». Версия 2018.
82
1.9.
Федеральный закон «Об основах государственного регулирования
внешнеторговой деятельности»
N 164-ФЗ (последняя редакция):
[федер. закон: принят Гос. Думой 8 дек. 2003 г.]. – СПС «Гарант».
Версия 2018.
1.10. Закон РФ N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»
(вместе с «Положением о Международном коммерческом арбитражном
суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации»,
«Положением о Морской арбитражной комиссии при Торговопромышленной палате Российской Федерации»): [закон РФ: принят 7
июля 1993 г.: по состоянию на 29 дек. 2015 г.]. – СПС «Гарант».
Версия 2018.
1.11. Письмо Банка России N 300 «О «Рекомендациях по минимальным
требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых
контрактов»: [принято 15 июля 1996г., утв. МВЭС РФ 29 фев. 1996 г.].
– СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2017 № 23 «О
рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам,
возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом»:
[принято 29 июня 2017 г.: по состоянию на 17 фев. 2018 г.]. – СПС
«Гарант». Версия 2018.
1.13. Соглашение между Правительством РФ, Правительством Республики
Беларусь и Правительством Республики Казахстан «О единых
правилах определения страны происхождения товаров»: [25 янв. 2008
г.: по состоянию на 10 мая 2017 г.]. –
СПС «КонсультантПлюс».
Версия 2018.
1.14. Соглашение о Правилах определения страны происхождения товаров в
Содружестве Независимых Государств: [заключено в г. Ялте 20 нояб.
2009 г.: по состоянию на 30 окт. 2010 г.]. – СПС «КонсультантПлюс».
Версия 2018.
83
1.15. Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже
товаров: [заключена в г. Нью-Йорке 14 июня 1974 г.: по состоянию на 7
окт. 2016 г.]. – СПС «Legalacts». Версия 2018.
1.16. Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже
товаров: [заключена в г. Гааге 22 дек. 1986 г.: по состоянию на 7 окт.
2016 г.]. – СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.17. Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным
контрактам: [заключена в г. Мехико 17 мар. 1994 г.: по состоянию на 9
сент. 2015 г.]. – СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.18. Регламент
N
Европейского
593/2008
Союза
Европейского
«О
праве,
парламента
подлежащем
и
Совета
применению
к
договорным обязательствам («Рим I»)» [рус., англ.]: [заключен в г.
Страсбурге 17 июня 2008 г.: по состоянию на 7 авг. 2016 г.]. –
из
информационного
банка
«Международное
право».
СПС
«КонсультантПлюс». Версия 2018.
1.19. Конвенция о Единообразном законе о заключении договоров о
международной купле - продаже товаров (ULFIS): [заключена в г. Гааге
1 июля 1964 г.: по состоянию на 17 мая 2016 г.]. – СПС «Legalacts».
Версия 2018.
1.20. Материалы практики Международного коммерческого арбитражного
суда при ТПП РФ. Дело № 142/1994, решение от 25 апреля 1995; дело
№ 22/1995, решение от 1 декабря 1995: Практика МКАС, – 248с.
1.21. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при
ТПП РФ за 1999 - 2000 гг./ Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002, –
82–85 с.
1.22. Материалы практики Международного коммерческого арбитражного
суда при ТПП РФ. Дело № 180/1988 г., решение от 5 сентября 1989 г.:
Практика МКАС, — 248 с.
84
1.23. Материалы
практики
Международного
коммерческого
арбитражного суда при ТПП РФ. Дело N 8113 (решение 1996 г.)//
XXI Yearbook of Commercial Arbitration 324, 2000.
1.24. Материалы
практики
Международного
коммерческого
арбитражного суда при ТПП РФ. Дело N 8472 (решение 1999 г.)//
126 Journal du droit International 1066, 1999.
2.
2.1.
Международные обычаи
Единообразный торговый кодекс США. Официальный текст - 1990:
Пер.: Артемьева Н.М., Афанасьева Л.А./ C.Н. Лебедев. – М.: Изд-во
Междунар. центра финансово-эконом. развития, 1996. – 427 с.
2.2.
Комментарий МТП к Международным правилам толкования торговых
терминов «Инкотермс 2000» – International Commercial Terms.
Толкование и практическое применение Н.Г. Вилкова. – М.: Деловой
мир, 2016. – 145 с.
2.3.
Принципы международных коммерческих договоров (Принципы
УНИДРУА), 1994 – UNIDROIT Principles for International Commercial
Contracts. Пер.: Комаров А.С. – СПС «КонсультантПлюс». Версия
2018.
2.4.
«Унифицированные
правила
и
обычаи
для
документарных
аккредитивов» (действующая редакция - публикация №600, 2007 год):
[1993 г.]. – СПС «КонсультантПлюс». Версия 2018.
3.
3.1.
Специальная литература
Амелин Р.В., Бевзюк Е.А., Волков Ю.В., Марченко Ю.А., Холодная
Е.В. Комментарий к Федеральному закону от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ
«Об электронной подписи» (постатейный). – СПС «КонсультантПлюс».
Версия 2018.
3.2.
Батычко В.Т. Международное частное право: конспект лекций/ В.Т.
Батычко. – Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2015. – 217 с.
85
3.3.
Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. - 6-е изд.,
перераб. и доп. - M: Юристъ, 2013. – 642 с.
3.4.
Вилкова Н.Г. Международные коммерческие контракты :Теория и
практика унификации правового регулирования: дис. док. юр. наук:
12.00.03. – М., 2012. – 443с.
3.5.
Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право: учебник для
академического бакалавриата/ И.В. Гетьман-Павлова. – 3-е изд.,
перераб. и доп. – М.: Издательство Юрайт, 2016. – 412 с. – Серия:
Бакалавр. Академический курс.
3.6.
Дмитриева Г.К., Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А. Международное
частное право: Учебник/ Г. К. Дмитриева. — 2-е изд., перераб. и доп.
— М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2014. — 688 с.
3.7.
Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле: дис. к.
юр. наук: 12.00.03 /Лебедев С.Н. - М., 2012. – 196с.
3.8.
Лебедев С.Н., Кабатова Е.В. Международное частное право. Учебник: в
2 т. Общая часть/ С.Н. Лебедев. – М.: Статут, 2014. – 400 с. –1 т.
3.9.
Мусин В.А. Международный коммерческий арбитраж. Учебник/ В.А.
Мусин. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство БЕК, 2013. – 392с.
3.10. Норт П., Чешир Д. Международное частное право.
Перевод с
английского. Пер.: Андрианов С.Н./ М.М. Богуславский. - М.:
Прогресс, 1982. – 496 c.
3.11. Поздняков В. С., Садиков О. Н. Правовое регулирование отношений по
внешней торговле: учебное пособие / В.С. Поздняков, О.Н. Садиков;
под общей ред. В.С. Позднякова. – М., 2001. – 244 с.
3.12. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий
к правовому регулированию и практике разрешения споров/ М.Г.
Розенберг. – 3-е изд., исправл. и доп. – М.: Статут, 2010 г. – 276 с.
3.13. Чаквамеру О. Choice of Law in International Commercial Arbitration.
Westport: Quorum Books, 1994. – 312 с.
86
3.14. Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли/
А.С. Комаров, Б.А. Басистый, Н.Г. Вилкова. - М.: Юрид. лит. , 2013. —
512 с.
3.15. Эрделевский, А. М. Договор международной купли-продажи: учебное
пособие / А. М. Эрделевский. - М.: Проспект, 2011. – 165 с.
4.
4.1.
Публикации периодической печати
Бахин С.В. Lex mercatoria и унификация международного частного
права. Журнал международного частного права. Статья. Выпуск 4 (26).
С.-Пб.: Россия - Нева, 2009. – 67 с.
4.2.
Горлов В.А. Ответственность за нарушения условий договора
международной купли-продажи товаров. Право и экономика. Статья.
Выпуск 6. М., – 2011. – 36 с.
4.3.
Зеленин
А.Д.,
Рыбаков
С.А.
Некоторые
вопросы
применения
ИНКОТЕРМС в договорной практике. Арбитражные споры. Статья.
Выпуск 4 (28). – С.-Пб., 2012. – 150 с.
4.4.
Марченкова Л.М., Мерцалова А.И. Государственное регулирование
внешнеэкономической
деятельности
России:
направления
и
особенности. Территория науки. Выпуск 2. Орѐл: ОГУИЭТ, 2014. –
162с.
4.5.
Николюкин С.В. Форма контракта внешнеторговой купли-продажи:
вопросы теории и арбитражная практика. Внешнеторговое право.
Статья. Выпуск 2. М., 2012. – 28 с.
4.6.
Потехина Е. А. Договор купли продажи. Успехи современного
естествознания. Статья. Выпуск 7. М., 2015. –– 114 с.
4.7.
Прокофьев А.С. Правовое регулирование уступки требований в Англии
и США. Журнал зарубежного законодательства и сравнительного
правоведения. Статья. Выпуск 3. М., 2012. – 133 с.
87
5.
5.1.
Электронный ресурс
День бухгалтера. Нарушения валютного законодательства – судебная
практика:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.buhday.ru/articles/other/narusheniya-valyutnogozakonodatelstva-sudebnaya-praktika//. - Дата доступа: 12.04.2018.
5.2.
Статистика внешней торговли по данным ФТС России. Экспорт и
импорт России по товарам и странам: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.ru-stat.com/. – Дата доступа: 18.03.2018.
88
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа