close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гулидова Виктория Сергеевна. Правовая природа обстоятельств, исключающих противоправность деяния и юридическую ответственность.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Правовая природа
обстоятельств, исключающих противоправность деяния и юридическую
ответственность»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль) Уголовное право и процесс
Студент: В.С. Гулидова
Научный
руководитель:
д.и.н.,
доцент,
заведующий
кафедрой
национальной безопасности В.И. Астрахан.
Объем ВКР: 81 с.
Количество использованных источников: 58
Ключевые
ответственность,
слова:
противоправность
государственное
деяния,
принуждение,
юридическая
обстоятельства,
исключающие противоправность деяния и юридическую ответственность.
В выпускной квалификационной работе рассмотрены понятие и
сущность
противоправности
противоправным;
основополагающий
охарактеризованы
деяния,
охарактеризована
признак
основания
противоправность
правонарушения;
функции
признания
деяния
раскрыто
юридической
деяния
понятие
как
и
ответственности,
проанализированы подходы к ее классификации; рассмотрены теоретические
подходы
к
определению
оснований
юридической
ответственности;
определены роль и место юридической ответственности в системе методов
государственного
принуждения;
охарактеризовано
освобождение
от
юридической ответственности как институт права; проанализировано
содержание оснований освобождения от юридической ответственности;
охарактеризовано
законодательное
закрепление
обстоятельств,
исключающих противоправность деяния и юридическую ответственность.
По результатам проведенного исследования обоснованы выводы и
предложения, имеющие теоретическое и практическое значение.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………
5
Глава 1. МЕСТО И РОЛЬ ВОЕННЫХ СУДОВ
В СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ …………………. 11
1.1. Судебная власть и судебная система. Принципы правосудия .………… 11
1.2. Структура судебной системы Российской Федерации: история и
современность. Военные суды в структуре судебной системы ….…………. 21
1.3. Деятельность военных судов в контексте реализации
принципа разделения властей ………………………………………………… 34
Глава 2. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ВОЕННЫХ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ .………………………. 50
2.1. Генезис и развитие системы военных судов в России .............................
50
2.2. Статус судей военных судов: общее и особенное .……………………… 59
2.3. Подсудность дел военным судам: общая характеристика
и проблемы разграничения с иными судами общей юрисдикции ………….
67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………
81
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………..
85
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Эффективность деятельности
судебной системы в целом и эффективность деятельности военных судов во
многом зависит от степени правового регулирования их статуса – тех
правовых норм, которые составляют основу конституционно-правового и
административно-правового статуса судов и определяют возможность
совершенствования их деятельности. Следовательно, анализ и оценка
эффективности военных судов является одним из приоритетных направлений
исследования функционирования судебной системы Российской Федерации в
настоящее время.
Сегодня необходимо совершенствование организационно-правовых
основ деятельности военных судов, особенно в контексте продолжающейся
судебной реформы. Выявление основных тенденций развития системы
военных судов, а также решение ряда общих проблем в рамках этого
института – направление в юридической науке, которое представляется
весьма перспективным. Все это позволяет говорить об актуальности,
теоретическом
и
практическом
значении
изучаемой
темы,
что
предопределило выбор темы исследования.
Научная новизна избранной темы подчеркивает ее актуальность и
обусловлена тем, что в настоящее время не ослабевают дискуссии,
касающиеся соответствия организационно-правовых основ деятельности
военных судов \Российской Федерации международно-правовым основам
функционирования судебных учреждений подобного рода. С другой
стороны, существует ряд актуальных проблем разграничения дел, подсудных
военным судам и другим судам общей юрисдикции. Рассмотрение различных
подходов
к
разрешению
этих
проблем,
комплексный
анализ
организационных и нормативно-правовых основ деятельности военных
судов, является темой, новизна которой очевидна.
Степень научной разработанности темы достаточно высока.
Проблема развития и теоретического обоснования функционирования
судебной системы в целом и деятельности военных судов в частности
разрабатывалась и разрабатывается многими зарубежными и отечественными
авторами. Следует отметить труды в этой области таких ученых, как
Абросимова Е.Б., Джаншиев Г.А., Клеандров М.И., Кутафин О.Е.,
Лебедев В.М., Семигин Г.Ю., Лебедев В.М., Черемных Г.Г., Шулепов Н.А. и
другие. Труды указанных авторов составили теоретическую основу
исследования.
Эмпирическую базу исследованиясоставила Конституция Российской
Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и
материалы юридической практики по исследуемой проблеме.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
возникающие в сфере деятельности военных судов Российской Федерации.
Предметом
исследования
является
организационно-правовой
механизм деятельности военных судов Российской Федерации.
Целью
работы
является
осуществление
комплексного
анализа
организационных и нормативно-правовых основ деятельности военных судов
Российской Федерации и обоснование выводов обобщающего характера о
перспективах совершенствования этой деятельности.
Сформулированная цель предполагает решение ряда частныхзадач
исследования:
– содержательно раскрыть понятия «судебная власть» и «судебная
система»;
– охарактеризовать принципы правосудия;
– рассмотреть исторический путь становления судебной системы
современной России;
– охарактеризовать
Российской Федерации;
современную
структуру
судебной
системы
– обосновать роль и место военных судов в структуре судебной
системы Российской Федерации;
– охарактеризовать
деятельность
военных
судов
в
контексте
реализации принципа разделения властей;
– рассмотреть генезис и процесс развития системы военных судов в
России;
– выделить общее и особенное в статусе судей военных судов
Российской Федерации;
– охарактеризовать подсудность дел военным судам и рассмотреть
проблемы разграничения подсудности с иными судами общей юрисдикции.
Методологическую
основу
исследования
составили
такие
общенаучные методы, как структурно-функциональный анализ, системный
метод, методы анализа и синтеза, принцип историзма как всеобщий метод
науки, а также частноправовые методы научного исследования – формальноюридический, сравнительно-правовой, историко-правовой.
Основные положения, выносимые на защиту:
Структура работы.Выпускная квалификационная работа состоит из
введения, 2-х глав, которые включают в себя 6 параграфов, заключения и
списка использованных источников.
Глава 1. ПРОТИВОПРАВНОСТЬ ДЕЯНИЯ –
ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ ПРИЗНАК ПРАВОНАРУШЕНИЯ
1.1. Понятие противоправности деяния.
Основания признания деяния противоправным
Среди юридических признаков уголовного преступления первое место
принадлежит противоправности деяния.
Опасность
уголовного
для
общества
преступления,
считается
поскольку
оно
материальным
признаком
характеризует
уголовное
преступление с социально-политической стороны. Почему из огромной
массы человеческих действий, субъект законодательства выбирал те, которые
перечислены в законе как преступные и незаконные? Очевидно, он считает,
что такие действия представляют опасность для общества и государства,
поскольку они нарушают законность, установленную государством, которая
регулирует систему общественных отношений.
Любое
преступление
опасно
для
общества,
но
в
уголовном
преступлении кроется наивысшая степень опасности для общества, которая
определяется важностью социальных отношений, а также значимостью и
мерой нанесенного вреда, особенностью самого социально опасного
действия, а в некоторых случаях является признаком субъекта преступления.
Отнесение общественно опасного деяния к преступлению зависит от воли и
сознания
законодателя,
позволяет
соответствующим
государственным
органам начать систематическую борьбу с такими действиями с помощью
правовых мер.
Противоправность - это не только публичное, но и государственное
отношение к действию, которое ранее являлось опасным для общества
только в общественном сознании. Следовательно, признание действия
незаконным является официальным признанием такого действия со стороны
государстваопасным для общества. Признание деяния преступнымуказывает
на значительную степень его опасности для общества. Таким образом,
признание акта незаконным является политическим актом государства,
имеющим глубокий смысл.
Как отмечалось ранее, противоправность является нарушением
уголовно-правовой нормыпреступным деянием. Это означает, что было
совершено какое-либо действие, которое нарушает конкретное положение
уголовного права. В норме уголовного законодательного акта была
реализована
защита
определенного
социального
блага,
но
порой
необходимость защитить его путем применения наказания больше не
требуется, поскольку предмет перестает быть социально опасным.
Статья 77 Уголовного кодекса Российской Федерации значительно
разъясняет и ограничивает возможности применения ответственности:
«Лицо, которое впервые совершило
уголовное
преступление,
может
незначительное или
быть
освобождено
умеренное
от
уголовной
ответственности, если установлено, что в связи с изменением ситуации, этот
субъект или акт, совершенный им, перестали быть социально опасными»1.
Уголовный кодекс Российской Федерации вполне правильно разделил
содержание ст. 50 Уголовного кодекса РСФСР, который включал множество
оснований для освобождения от уголовной ответственности и наказания.
Ст. 77 не касается любых уголовных преступлений, а только
незначительных и умеренных уголовных преступлений, и только в том
случае, если ситуация, в которой лицо было признано виновным, изменилась,
и тем более настолько значительно, что оно перестает быть опасным для
общества и привлечение его к уголовной ответственности неэффективно2.
Если ситуация изменится таким образом, что степень опасности
действия для общества исчезнет, тогда закон должен быть изменен. В
противном
1
случае
судья
становится
выше
закона,
а
субъект
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
законодательстварешает, является ли уголовное преступление опасным или
нет. Судья не имеет такого права - иначе возвращение к произволу и
беззаконию неизбежно.
Изменение степени опасности того или иного человека для общества
вполне возможно. В этом случае применение наказания к такому лицу
становится непрактичным, формальным и практически невозможным для
достижения целей общего и специального предупреждения, поскольку сам
этот субъект без применения наказания проявил себя законопослушным
гражданином, непреднамеренно оступился, и он сам исправился без судебной
ответственности. С исчезновением опасности человека для общества его
наказание представляется бессмысленной жестокостью.
Вышеуказанные
признаки
уголовного
преступления
являются
формально-юридическими. Конечно, противоправность уже предполагает
вину и, как правило, наказуемость.
Указание в определении уголовного преступления виновности в
качестве его необходимой характерной черты еще раз подтверждает, что
вина субъекта является одним из основных и абсолютно необходимых
элементов
любого
преступления,
от
самого
тяжкого
до
самого
незначительного.
Однако вина присуща и другим правонарушениям, в частности,
административным
проступкам
и
большинству
гражданских
правонарушений. Нормальный человек, который имеет здоровую психику,
всегда понимает, как и почему он совершает противоправные действия,
каковы последствия его деятельности, и в этом суть его вины. Но всегда
следует иметь в виду, что это возможно только в том случае, если субъект
вменяется.
Именно вменяемость является необходимой предпосылкой вины.
Обычный человек, обладающий определенным знанием об окружающем его
мире, может ориентироваться в нем, чтобы в своем обычном поведении
достичь своих целей. Это, по сути, вменяемость, то есть способность не
только оценивать фактический смысл, но и социальную значимость его
поведения, как указано в ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации
(часть I): «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время
совершения
общественно
опасного
деяния
находилось
в
состоянии
невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действии бездействия) либо руководить ими
вследствие
хронического
психического
расстройства,
временного
психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния
психики"3.
Как уже отмечалось, действия ненормального человека по своей
природе внешне похожи на поведение человека именно в объективных
признаках (метод, средства, манера и т.д.), но они отличаются от истинных
человеческих действий отсутствием разума. Более того, именно способность
причинять материальный или иной ущерб и отсутствие рационального
руководства
этим
деструктивным
действием
объединяет
действия
невменяемогос разрушительным действием сил природы и животных.
Следовательно,
в
своей
исключительно
физическим,
социальной
а
не
сущности
социальным
они
принадлежат
силам
воздействия.
Разумеется, объективный ущерб от землетрясения, наводнения или пожара
наносит обществу такой же вред, как и уголовное преступление, но
социальные, моральные и другие последствия совершенно разные, и самое
главное – способы и средства предотвращения и борьбы с ними.
Таким образом, невменяемость исключает вину и, следовательно,
уголовную ответственность.
Невменяемость взрослого субъекта определяется в ходе следствия или
судом на основе соответствующей судебной психиатрической экспертизы, но
для несовершеннолетних достаточно точного определения возраста на
момент совершения уголовного преступления.
3
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
В ст. 22 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает
так называемую ограниченную вменяемость: это указывает на то, что лицо,
которое не могло полностью осознать значимость своих действий или
руководить ими из-за болезненного психического расстройства, подлежит
уголовной ответственности, но это условие может быть приняты во внимание
при наложении наказания и служит основой для назначения принудительных
медицинских мер. Трудно определить ограниченнуювменяемость, но
совершенно очевидно, что одни и те же критерии должны учитываться как в
случае с невменяемостью полной: наличие определенных умственных
дефектов и снижение способности руководить своими действиями.
Общественно опасный акт влечет за собой уголовную ответственность,
когда субъект достигает определенного возраста. Это условие выдвигается
почти во всехуголовных законах мира.
Законодательство разных стран по-разному решает вопрос о начальном
возрасте уголовной ответственности, а диапазон точек зрения очень
различен: с восьми-девяти до четырнадцати или даже 16 лет.
В ст. 20 Уголовного кодекса Российской Федерации указывается
минимальный возраст уголовной ответственности - 16 лет, а за самые
опасные уголовные преступления - 14 лет4.
Только
с
определенного
возраста
субъект
начинает
понимать
социальную значимость своих действий, предвидеть развитие причинноследственной связи и непосредственные результатысвоих действий, то есть
он становится способным критически анализировать свое поведение и
соотносить его с определенными нормами, принятыми в обществе. В этом
случае несовершеннолетний может быть приравнен к невменяемому.
Вина
включает
в
себя
различную
комбинацию
сознания
и
воливменяемого субъекта. Под умышленной виной подразумевается, что
субъект осознает фактическую и социальную значимость своего поведения,
4
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
то есть он понимает, что он причиняет вред другому человеку или другим
людям. Несомненно, когда субъект не осознает фактической сторонысвоего
поведения, то при этом он не понимает и его социального значения. В этом
случае о вине речи быть не может.
Характеристики умысла:
а) осознание опасности собственного поведения для общества;
б)
прогнозирование
опасных
социальных
последствий
такого
поведения.
Это означает, что, действуя умышленно преступным образом, субъект
осознает, что его действия (поведение) причиняют или могут причинить
существенный ущерб интересам общества, государства, личности. Вредные
последствия классифицируются на материальные (имущественный ущерб
или
упущенная
выгода),
физические
(смерть,
вред
здоровью,
нормальномуфизическому развитию), экологическими (загрязнение воды,
воздуха, вред флоре и фауне), моральными (ущерб моральным основам
общества), социальными (опасность для общества, государства, законности).
Опасность моральных и социальных последствий заключается не
столько в нанесении какого-либо конкретного вреда, сколько в создании
определенной опасной ситуации, которая, как правило, усиливается, что
может привести к определенной социальной напряженности в общественных
отношениях.
В зависимости от характера опасности для общества и, следовательно,
ущерба, который угрожает общественным отношениям, законодатель
использует два метода в законодательном описании преступлений. В
формальных формулировках составов (например, дезертирство) предвидение
субъекта может охватывать только преступное поведение (действие) и его
опасность для общества. Все остальное находится вне объективной стороны
и, следовательно, не входит структурно в умысел. В материальных
составахпредвидение субъекта охватывает не только социальную сущность
поведения, но главным образом опасность его последствийдля общества.
В то же время, поскольку законодательный акт был принят и
опубликован, существует предположение (презумпция), что нарушивший его
человек был осведомлен о запрете и знал о социально опасном характере
своего поведения.
Итак, субъективная составляющая преступного поведения - это
презумпция того, что каждый вменяемый и достигший определенного
закономвозраста субъект осознает социальную опасность своего поведения, и
это обстоятельство не подлежит особому доказыванию. Поэтому заранее
предполагается, что бремя доказывания извинительного заблуждения, лежит
на обвиняемых.
Таким образом, вопрос о субъективной стороне умышленных
преступлений, а также преступлений, совершаемых ввиду легкомыслия,
должен быть разрешен, поскольку их интеллектуальная сторона такая же, как
и в случае умысла, но проявляется в гораздо более неопределенной форме.
Ущербность сознания опасности действий в случае легкомыслия заключается
в том, что возможность последствий для виновных кажется абстрактной и
предотвратимой, хотя на самом деле это не так.
В случае небрежности сознание хотя бы абстрактной возможности
предвидеть последствия вообще отсутствует, но недостаток сознания вины
заключается в том, что субъект, будучи вменяемым, должен был действовать
более осторожно, поскольку у него была возможность предвидеть опасные
последствия для общества, но не использовал эту возможность.
Последний признак уголовного преступления - его наказуемость оспаривается некоторыми криминалистами. Однако это мнение неверно.
Правильно отметил Н.Д. Дурманов: «Исключение наказуемости из перечня
признаков преступления размывает границу между преступлением и
неуголовным правонарушением, поскольку закон прочерчивает линию
между ними именно путем установления санкции за преступные деяния».
Действительно, есть немало аморальных проступков. Их намного
больше,
чем
уголовных
преступлений
в
любом,
даже
самом
содержательномуголовном
кодексе,
но
реакция
государства
и
общественности на них полностью отличается от реакции на уголовное
преступление. Разница заключается в том, что последние наказываются от
имени государства, и поэтому наказуемость должна быть признаком
уголовного преступления.
1.2. Противоправность деяния в системе признаков правонарушения
Таким
образом,
ретроспективная
юридическая
ответственность
наступает запрактически любое деяние независимо от его формы (действия
или бездействия), если такой акт (деяние) противоречит правовым нормам.
Это общее правило, закрепленное в отраслевом законодательстве. Однако
существуют ситуации, когда действие или бездействие, предусмотренное
административным или уголовным законодательным актом, предполагает
угрозу санкции (наказания), является реакцией субъекта на нарушение его
законных прав и интересов, а также законных прав и интересов других лиц,
общества
или
государства.
Естественно,
такие
ситуации
являются
чрезвычайными, и поэтому законодатель выделил их из общей массы. Цель
совершенно ясна: то, что субъект делает в чрезвычайной ситуации, которая
создает угрозу для него и его родственников, он никогда бы не совершил в
обычной жизни и при условии нормального личностного развития, и поэтому
ответственность в этих случаях следует исключить. Перечень таких
обстоятельств включает:
1. Необходимая оборона - это ситуация, при которой вред наносят
посягающему при защите человека и прав обороняющегося или других лиц, а
также интересов общества или государства от социально опасных
посягательств, охраняемых законом. В законодательном акте говорится, что
такое общественно опасное посягательство должно быть связано с насилием,
угрожающим жизни обороняющегося или других лиц или с прямой угрозой
насилия.
В то же время в Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 161ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в
статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации введено положение о
том, что не являются превышением пределов необходимой обороны деяния
обороняющегося
лица,
если
это
лицо
вследствие
неожиданности
посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности
нападения5.Введение такой позиции в современных условиях не только
оправдано, но и абсолютно необходимо, поскольку большинство ситуаций, в
которых
происходит
необходимая
оборона,
развиваются
именно
в
соответствии с таким сценарием.
2. Причинение вреда во время задержания лица, совершившего
уголовное преступление. Это обстоятельство исключает ответственность
лица, причинившего вред, при соблюдении следующих условий:
• задержание лица, совершившего уголовное преступление, должно
осуществляться только с целью передачи его властям и предотвращения
совершения этим лицом новых преступлений;
• причинение вреда во время задержания лица, совершившего
уголовное преступление, является законным, только если не было возможно
задержать такое лицо другими способами;
• не должно быть превышения мер, необходимых для задержания.
Превышение, согласно части 2 статьи 38 Уголовного кодекса
Российской Федерации, – это «явным несоответствием между принятыми
мерами и характером и степенью опасности для общества уголовного
преступления, совершенного задержанным лицом, и обстоятельствам
задержания»6. То есть, если эти меры превышены, человекупричиняется
излишнийвред, не обусловленный ситуацией. Формулировка эта не совсем
корректна, поскольку такое превышение влечет за собой уголовную
5
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
6
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
ответственность только в случае умышленного увечья: как правило, когда
лицо, совершившее уголовное преступление, содержится под стражей, лицо,
которое его задерживает, должно понимать и знать его действия. Поэтому
вред, причиненный при задержании лица, совершившего уголовное
преступление, должен отражаться на сознательном уровне и, следовательно,
является, прямо или косвенно, но умышленным.
3. Крайняя необходимость. Это обстоятельство во многом схоже с
необходимой обороной. И.В. Маштаков отмечает, что «законодатель,
раскрывая понятие крайней необходимости, указывает на три условия, при
которых деяние, противоречащее праву, не является правонарушением:
• если причинен вред охраняемым законом интересам для устранения
угрозы, представляющей непосредственную опасность. То есть опасность не
должна быть мнимой, а реальной, и не перспективной, но в настоящий
момент;
• если опасность защищенным интересам не может быть устранена
другими средствами, то есть не было возможности выбрать другие меры
защиты, которые не являются вредными. Орган, рассматривающий дело с
учетом конкретных обстоятельств, должен решить, является ли совершение
акта,
противоречащего
праву
действия,
единственным
способом
предотвращения ущерба;
• если причиненный вред является менее значительным, чем
предотвращенный. При оценке предотвращенного и причиненного ущерба
следует
учитывать
важность
охраняемых
интересов,
которые
были
нарушены. Несомненно, что интересы, связанные с жизнью и здоровьем
человека, более значительны, чем имущественные интересы. Если мы
говорим об имущественных интересах, тогда здесь должен применяться
критерий оценки - стоимость предотвращенного и причиненного»7.
7
Маштаков И.В. Сравнительно-правовая характеристика правонарушений : диссертация ...
кандидата юридических наук : 12.00.01. Тольятти, 2005. 211 с.
При наличии всех этих условий причинение вреда охраняемым
интересам признается уполномоченным органом (должностным лицом) как
крайняя необходимость, а не преступлением и, следовательно, не влечет за
собой ответственности.
4. Физическое или психическое принуждение. Само по себе данное
основание исключения ответственности является достаточно интересным:
норма части 1 статьи 40 Уголовного кодексасконструирована так, что
безусловным основанием освобождения от ответственности на практике
осталось
только
субъектлишается
физическое
принуждение,
возможности
руководить
вследствие
своими
которого
действиями
(бездействием). А представить такую ситуацию достаточно сложно, потому
что если субъектлишается возможности руководить своими действиями,
целесообразно говорить одновременно и о физическом принуждении, и о
воздействии на психику принуждаемого человека.
5.
Обоснованный
риск.
Данное
обстоятельство
исключает
ответственность лица при одновременном наличии следующих условий:

цель, ради которой предпринимается обоснованный риск,
должна быть общественно полезной;

обоснованность риска, то есть невозможность достижения
указанной цели не связанными с риском действиями;

лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для
предотвращения вреда охраняемым интересам.
Вместе с тем даже при наличии всех указанных условий риск может
быть не признан обоснованным. Имеется в виду случай, когда риск заведомо
сопряжен с угрозой для жизни многих людей, экологической катастрофы или
общественного бедствия. Таким образом, для обоснованного риска важно
еще одно обстоятельство – непредсказуемость последствий, которые могут
наступить в результате предпринимаемых действий.
6. Исполнение приказа или распоряжения. Особенность этой причины
заключается
в
том,
что
законодатель,
исключив
ответственность
непосредственного исполнителя приказа, возлагает его на лицо, отдавшее
приказ,
причинивший
вред
защищенным
интересам.
Однако,
исполнитель приказа не только осознает незаконность
если
собственных
действий, но и хочет его исполнить, совершив преднамеренное уголовное
преступление, такой исполнитель будет нести ответственность на общих
основаниях. Неспособность выполнить заведомо незаконный приказ или
инструкцию,
напротив,
освобождает
субъекта
исполнения
от
ответственности.
7.
Кодекс
об
административных
правонарушениях
Российской
Федерации (статья 2.8) одним из оснований для исключения ответственности
лица является его невменяемость во время совершения преступления. Это
основание также предусмотрена в Уголовном кодексе (статья 21), но в части
второй настоящей статьи говорится о возможности назначения судом такому
лицу принудительных медицинских мер. В то же время
невменяемости
означает невозможность
субъекта осознать
понятие
реальную
природу и противоправность его действий (бездействия) или руководить ими
в
результате
психического
хронического
психического
расстройства,
слабоумия
расстройства,
или
другого
временного
болезненного
психического состояния.
В рассматриваемомпонятии, таким образом, названы два критерия
невменяемости: медицинский и юридический. Первый указывает на
различные
формы
болезненных
расстройств
психики.
Юридический
критерий невменяемости состоит в отсутствии способности человека
осознать фактический характер и незаконность его действий (бездействия)
(интеллектуальный момент) и руководить ими (волевой момент). И
уполномоченный орган (должностное лицо) в случае административного
правонарушения должен установить состояние невменяемости на момент
совершения преступления. Но поскольку для этого требуются специальные
медицинские знания, этот орган (должностное лицо) обязан назначить
специальные психиатрические обследования. И если лицо, совершившее
правонарушение, находится в данном состоянии на момент совершения
преступления, такой субъект подлежит освобождению от административной
ответственности.
8. Еще одна причина, исключающая ретроспективную юридическую
ответственность, - это малозначительность совершённого деяния. Однако, в
отличие
от
предыдущих
правонарушениях
оснований,
Российской
Кодекс
Федерации
об
административных
содержит
положение
о
возможности, а не обязательство освободить нарушителя от ответственности
в
случае
малозначительность
совершённого
деяния.
Но
понятие
малозначительности не раскрывается.
Уголовный кодекс Российской Федерации в статье 14 закрепляет
положение о том, что действие или бездействие не является уголовным
преступлением,
предусмотренного
хотя
и
формально
Кодексом,
когда
в
содержит
силу
признаки
деяния,
малозначительности
не
представляет опасности для общества. Г.М. Мусаева отмечает: «Как видно из
этого определения, критерии малозначительности в уголовном праве также
не установлены, и поэтому они зависят от степени опасности для общества
этого деяния. Поэтому речь идет о том, что такое действие или бездействие
не является уголовным преступлением, и поэтому уголовная ответственность
не наступает»8.
Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации
признает
малозначительный
предусматривает
возможность
акт
в
качестве
освобождения
правонарушения,
от
но
административной
ответственности. Кажется, что малозначительность должна определяться на
основе
последствий
преступления,
а
именно
из
того,
насколько
значительным является размер причиненного ущерба или вреда.
9. Наконец, еще однойпричиной, исключающей ретроспективную
юридическую ответственность И.Н. Сенякин называетказус, под которым он
8
Мусаева Г.М. Организационно-правовые аспекты привлечения юридических и физических лиц к
ответственности за нарушение таможенных правил : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.14.
Москва, 2002. 190 с.
понимает те возможные социальные отношения, которые влекут за собой
нарушение определенных прав. Однако из-за разнообразия таких отношений
многие из них трудно предвидеть и обеспечивать соблюдение законов. Вот
почему они не всегда подчиняются закону и, следовательно, казус как
единичное явление не влечет за собой юридической ответственности.
Из вышесказанного можно видеть связь негативной юридической
ответственности с наказанием за деяние, противоречащее праву. Однако
такое
наказание
должно
осуществляться
административно-правовых
санкций.
в
рамках
Следовательно,
уголовно-
или
юридическая
ответственность тесно связана с санкцией правовой нормы. Виды таких
санкций могут варьироваться в зависимости от характера юридической
ответственности и выполняемых ею функций.
Выводы по главе
Противоправность
-
это
не
только
публичное,
но
и
государственноеотношение к действию, которое ранее являлось опасным для
общества тольков общественном сознании. Следовательно, признание
действия незаконнымявляется официальным признанием такого действия
опасным для общества. Признание деяния противоправным указывает
назначительную
степень
его
опасности
для
общества.
Таким
образом,признание деяния незаконным является политическим актом
государства,имеющим глубокий смысл.
Противоправность является одним из признаков правонарушения,
наряду с такими признаками, как виновность, реальность и наказуемость.
Вместе
с
тем
противоправность
следует
рассматривать
как
основополагающий признак правонарушения. В этом состоит юридическая
сущность правонарушения, так как оно является актом нарушения
действующей правовой нормы и должно рассматриваться, в основном, с этих
позиций. Связь правонарушения с фактами нарушения других социальных
норм заключается в опасности того или иного действия субъекта для
исповедуемых обществом ценностей. Отличие – в том, что правонарушение
влечет за собой неизбежную юридическую ответственность, выражающуюся
в реализации санкции правовой нормы, которая, в отличие от других
социальных
норм,
общеобязательность.
обладает
такой
характерной
чертой,
как
Глава 2. ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ: СООТНОШЕНИЕ И
ВЗАИМОСВЯЗЬ
2.1. Понятие, классификация и функции юридической ответственности
Активная роль юридической ответственности в обществе выражается в
ее функциях. Однако, что касается понятия функций юридической
ответственности, этот вопрос по-прежнему весьма спорный. Некоторые
авторы дают совершенно противоположные определения этого понятия.
Первым
автором
современного
периода,
который
пытался
рассматривать юридическую ответственность как целостный и многогранный
феномен, с учетом изменений в российском законодательстве, был
Д.А. Липинский. В рамках функций юридической ответственности он
предложил
осмыслить
«основные
направления
его
воздействия
на
социальные отношения, поведение людей, нравственность, правосознание,
культуру, в которых раскрыты сущность и социальная цель юридической
ответственности. Это те направления, по которым достигаются цели этого
правового института»9. Их отличительной чертой является целевой характер,
то есть каждая функция юридической ответственности имеет конкретные
цели, задачи, которые могут быть решены только с ее помощью. Никакими
другими функциями эти целей не могут быть достигнуты.
В литературе можно найти следующие классификации функций
юридической ответственности:
1. Карательная и правовосстановительная10;
2. Превентивная, репрессивная, компенсационная, сигнализационная11;
3. Штрафная,
воспитательная,
правовосстановительная,
организующая12;
4. Штрафная, превентивная, предупредительно-воспитательная13;
9
См.: Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. СПб., 2003. С.89.
См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.,
1966. С. 151; Петелин А.И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 1976.
С. 55; Варул П.А. Методологические проблемы исследования гражданско-правовой ответственности.
Таллин, 1986. С. 29-30;
11
Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С.145.
12
Шабуров А.С. Юридическая ответственность. Теория государства и права / Под ред. В.М.
Корельского, В.Д. Перевалова. С. 420–421.
10
5. Штрафная, превентивная, компенсационная, воспитательная14.
Но, выделив указанные функции юридической ответственности,
авторы этих классификаций не предложили самое главное - основания, на
которых они осуществляли свои классификации. Только в работах М.П.
Трофимова и И.А. Галагана были сделаны попытки выделить данные
основания.
В работе «Административная ответственность в СССР» И.А. Галаган
выделял в соответствии с целями юридической ответственности две группы
ее функций: организационную и специальную.
М.П.
Трофимова,
определяющая
функции
юридической
ответственности как основные направления влияния правовых норм на
социальные отношения, посредством которых достигаются ее цели15,
предлагает две классификации функций юридической ответственности. В
соответствии с более общей классификацией функции юридической
ответственности делятся на общесоциальные и специально-юридические. В
то же время автор говорит об очевидной условности такой классификации,
утверждая, что право - это социальный феномен, и все его функции являются
социальными16.
Во второй классификации М.П. Трофимова выделяет в соответствии с
задачами юридической ответственности следующие группы ее функций:
1. Карательная, регулятивная, превентивная, восстановительная.
2. Воспитательная.
Эти понятия схожи по своему характеру, но не идентичны: функции
юридической ответственности служат инструментом для достижения
определенной цели, а цель, в свою очередь, может выступать в качестве
классификационного критерия функций юридической ответственности.
Но
если
цель
юридической
ответственности
в
процессе
функционирования становится задачей, это не означает их идентификации.
ДА. Липинский считает, что «цель может быть преобразована в задачу
13
Кондратьева С.Л. Юридическая ответственность:
соотношение норм материального и
процессуального права: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. С. 7, 41.
14
Анфёров А.А. Права личности и правовая ответственность (теоретические вопросы единства и
взаимосвязи): Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С.131.
15
Трофимова М.П. Функции юридической ответственности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. С.6.
16
Трофимова М.П. Функции юридической ответственности. С. 46.
только в результате эффективного функционирования. И результат действия
юридической ответственности может быть необходимым условием для
решения задачи более высокого порядка и достижения желаемой цели»17.
Что касается общего перечня функций юридической ответственности,
то
многие
авторы
включают
в
него
следующее:
регулятивная;
превентивная;карательная; восстановительная; воспитательная.
Элементы функций: «формальные и фактические основания, объекты и
результаты воздействия, а также способы их реализации»18.
Содержание регулятивной функции – прямое регулирование правовых
отношений. Онасуществует «для предотвращения ситуаций, в которых имело
бы место нарушение законных прав и интересов граждан. Это обобщенное
название для двух функций: регулятивно-статической и регулятивнодинамической. Регулятивно-статическаяфункция выражается в воздействии
права на общественные отношения путем закрепления его в определенных
правовых институтах, арегулятивно-динамическая - в воздействии права на
общественные отношения путем оформления их динамики»19.
В других источниках внимание сосредоточено на определении «целого
ряда
юридических
юридические
фактов,
которые
последствия,
могут
включая
вызывать
определенные
возникновение
юридической
ответственности»20. Но так или иначе регулятивная функция юридической
ответственности предназначена для упорядочения реакции государства на
конкретное поведение каждого конкретного субъекта. И способ ее
реализации - это, соответственно, закрепление в правовых нормах моделей
необходимого поведения, которое будет считаться законным и позитивным.
Вариантами
такой
фиксации
являются
установление
стимулов
и
ограничений, которые могут быть соответствующими мерами одобрения,
запретов, обязанности, поощрения21.
Основой
для
возникновения
регулятивной
функции
является
верховенства закона. Однако Д.А. Липинский полагает, что для реализации
17
Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. С.174.
Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. С. 101
19
Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. Т.1. Свердловск, 1972. С. 96-97.
20
См. например: Синюков В.Н. Функции права. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред.
Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С.157.
21
Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994. С.22
18
регулятивной функции, помимо формального, необходимо ипроцессуальное
основание22. Но это будет зависеть от того, какие органы власти могут
считаться компетентными в применении мер позитивной ответственности, а
какие - нет.
Существует
юридической
также
способ
ответственности,
реализации
согласно
регулятивной
которой
нормы
функции
права
не
устанавливают точные пределы поведения, но указывают на ее общую
правовую направленность. Таким образом, «позитивными средствами
стимулируется не только правильное поведение субъекта, но и его
инициатива, ответственность за порученную задачу»23.
Следующей
функцией
юридической
ответственности
является
превенция. Эта функция направлена на предотвращение преступлений, и
поэтому объектом ее реализации является воля и сознание лиц, склонных к
совершению правонарушений, то есть действий, противоречащих нормам
права. Но некоторые ученые, например, З.А. Астемиров, связывают влияние
превентивной функции «со всеми людьми, а не только с теми, кто совершает
незаконные действия». Это связано, прежде всего, с разделением превенции
на общую и частную.
Карательная функция юридической ответственности предназначена для
наказания правонарушителей за действия, которые они осуждаются по
закону. В то же время некоторые конституционные права могут быть
существенно ограничены для этих субъектов и, как правило, появится очень
широкий круг дополнительных обязанностей.
Наряду с осуждением, способы исполнения карательной функции
заключаются в закреплении в законе ограничений определенных прав,
ликвидации коллективных или физических лиц24, сужении имущественных и
личных неимущественных прав.
22
Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. С. 114.
Шабуров А.С. Политические и правовые аспекты социальной ответственности личности: Дис. …
д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С.346.
24
См., например, ФЗ Российской Федерации«Об общественных объединениях» // СЗ РФ. 1995. №21.
Ст. 1930;1998. №30. Ст. 3608;2002. №11. Ст. 1018; ФЗ Российской Федерации «Об акционерных обществах»
// Там же. 1996. №1. Ст. 1; 2001. №33. Ст.3423; ФЗ Российской Федерации «О производственных
кооперативах» // Там же. 1996. №20. Ст. 2321; 2001. №21. Ст.2062.
23
Карательная функция юридической ответственности, в свою очередь,
соответствует
другому
направлению
реализации
этого
института
-
восстановлению прав, нарушенных незаконной деятельностью. Объектом
функции восстановления являются социальные отношения, правовые
отношения, а также отдельные элементы этих отношений, но только если они
нарушаются,
потому
что
вред,
причиненный
отдельным
элементам
социальных отношений, приводит к нанесению вреда всему этому
отношению.
Наконец, юридическая ответственность реализует воспитательную
функцию. Именно она, как и воспитательная функция права в целом, влияет
на мотивацию человеческих действий, корректируя их в соответствии с
требованиями нравственности, морали и права. То есть объектом реализации
этой функции является непосредственным образом человек во всех его
проявлениях.
В юридической литературе нет единой точки зрения относительно
классификации юридической ответственности. Наиболее часто используемая
классификация – та, критериями которой служат отрасли юридической
науки. Существует также классификация юридической ответственности в
зависимости от нарушенных норм права. В соответствии с этим основанием
можно
выделить
ответственность
материального
и
процессуального
характера. Наиболее уместно прояснить вопрос о видах юридической
ответственности с точки зрения отраслей права.
Нас интересует, прежде всего, уголовная ответственность. Это
подразумевает обязанность лица, совершившего уголовное преступление,
нести ответственность за действия, совершенные в соответствии с Особенной
частью Уголовного кодекса. В соответствии с иным пониманием уголовной
ответственности она связана с санкцией, предусмотренной уголовным
законодательством за совершение запрещенного деяния. В то же время
санкция (наказание) может применяться только уполномоченными органами
государственного принуждения. В целом уголовная ответственность - это
реакция государства на совершение акта, противоречащего закону. Его
особенности заключаются в том, что единственной причиной уголовной
ответственности является наличие в действиях лица состава уголовного
преступления.
В отличие от уголовной ответственности, гражданская ответственность
для ее возникновения требует наличия трех элементов: вреда, вины и
причинно-следственной
связи
между
совершенными
действиями
и
нанесенным вредом. Под последним понимается не только собственность, но
и физический и моральный ущерб.
В то же время статья 1064 Гражданского кодекса Российской
Федерации гласит, что виновность в причинении вреда не всегда является
условием ответственности. В главе 59 предусматриваются некоторые случаи,
когда ущерб возмещается не его непосредственнымпричинителем, а другими
субъектами. Таким образом, «юридическое лицо или гражданин возмещает
вред,
причиненный
своим
работником
при
исполнении
служебных
обязанностей. Ответственность за вред, причиняемый несовершеннолетними,
несут их родители (усыновители), опекуны или учреждения, которые
обязаны в силу договора или законодательного акта контролировать таких
лиц, если они не докажут, что вред не возник по их вине»25.
Существуют добровольные и принудительные способы осуществления
гражданской ответственности. В случае добровольного осуществления
гражданской ответственности оно осуществляется без участия судебных
органов.
Обязательная
процедура
осуществления
гражданской
ответственности всегда связана с обращением в органы правосудия.
Ответственность, согласно гражданскому иску, чаще всего несет
обвиняемый, но на практике он не признается гражданским ответчиком и
поэтому не имеет таких процессуальных прав, как признание требования,
заключение соглашения об урегулировании и т.д. Чтобы возникли эти права,
обвиняемый, который причинил вред, должен признаваться в то же время и
гражданским ответчиком.
В
качестве
гражданских
ответчиков
выступают
физические и
юридические лица, ответственные за действия (бездействие) обвиняемого,
которые
25
привлекаются
к
уголовному
делу
Гражданский кодекс РФ. Ч.2 // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.
(например,
если
у
несовершеннолетних нет средств, тогда ответственность возлагается на их
родителей, законных представителей или специализированное учреждение
для несовершеннолетних, где подросток воспитывается, если не доказано,
что вред не возник по их вине).
Части 2 и 3 статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса определяют
пределы прав гражданского ответчика. А.Ю. Садов классифицирует права
гражданского ответчика следующим образом: «знать суть требований и
обстоятельства, на которых они основаны; возражать против предъявленного
гражданского иска, давать объяснения и показания по существу иска;
отказываются давать показания против самого себя, супруга (супруги) и
других близких родственников, круг которых определяется Уголовнопроцессуальным кодексом; давать показания на его родном языке или языке,
на котором он говорит, и бесплатно пользоваться помощью переводчика;
иметь представителя; собирать и представлять доказательства и т.д."26.
В то же время гражданский ответчик не имеет права уклоняться от явки
по вызовам следователя, прокурора или суда. Он не имеет права раскрывать
данные предварительного следствия, которые ему стали известны в связи с
его участием в уголовном судопроизводстве, если он был заранее
предупрежден об этом в порядке, установленном статьей 161 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации. За раскрытие данных
предварительного следствия гражданский ответчик несет ответственность в
соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации27.
Административная ответственность. Законодатель не дает прямого
определения этого вида юридической ответственности, хотя анализ статей
главы 1 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что речь идет о назначении
судьями, уполномоченными органами и должностными лицами штрафа за
такое
правонарушение,
концепция
предусмотренное
административного
Кодексом.
правонарушения
Предложенная
представляет
интерес,
прежде всего с точки зрения его сопоставления с тем, который закреплен в
26
Садов А.Ю. Уголовно-процессуальный механизм восстановления нарушенных имущественных и
неимущественных прав лиц, потерпевших от преступления :диссертация ... кандидата юридических наук :
12.00.09. Владимир, 2008. 225 с.
27
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации// СЗ РФ. 2001. №52. Ст. 4921; 2002.
№22. Ст. 2027; №30. Ст. 3015, 3020, 3029; №44. Ст. 4298; 2003. №27. Ст. 2700, 2706; №28. Ст. 2880; №50.
Ст. 4847; 2004. №11. Ст. 914.
статье 10 Административного кодекса РСФСР. В этой связи Е.И. Гончарова
считает, что «следует обратить внимание на новеллы, содержащиеся в новом
определении. Их суть такова:
1. В действующем Кодексе нет указаний на объект правонарушения.
Он
определен
в
статье
1.2
в
виде
задач
законодательства
об
административной ответственности.
2.
Законодатель,
правонарушения,
в
устанавливающий
отличие
от
понятие
Кодекса
об
административного
административных
правонарушениях РСФСР, не дает его второго имени - проступок. И это
логично. Также впервые в статье 2.1 действующего кодекса в качестве
субъекта правонарушения закреплены не только физические лица, но и
юридические лица.
3. Понятие административного правонарушения раскрывается по его
основным правовым признакам»28.
Признаки административного правонарушения могут также включать в
себя виновность и наказуемость.
А.В. Ершов отмечает: «наказуемость означает, что административное
правонарушение может быть признано только как противоправное, виновное
действие (бездействие), для которого Административный кодекс или
законодательные акты субъектов Российской Федерации устанавливают
административную ответственность, т.е. предусматривают применение к
нарушителю административных наказаний, зафиксированных в кодексе»29.
Эти признаки состава имеют основополагающее значение при
принятии решения о возможности привлечения лица к административной
ответственности.
По словам А.Г.Березницкого, «чтобы понять суть административного
правонарушения, одних юридических признаков недостаточно. Необходимо
28
Гончарова Е.И. Виды юридической ответственности за экологические правонарушения в сельском
хозяйстве // Аграрное и земельное право. 2006. № 1. С. 108-118.
29
Ершов А.В. Правовые аспекты оценки качества работ в области огнезащиты при осуществлении
государственного пожарного надзора :диссертация ... кандидата юридических наук : 05.26.03. СанктПетербург, 2009. 206 с.
определить юридический состав административного правонарушения, т.е.
установить набор обязательных элементов правонарушения»30.
Состав включает в себя следующие элементы: объект, объективную
сторону, субъект, субъективную сторону.
По словам А.Г. Березницкого, «родовой объект - совокупность
однородных
общественных
отношений,
против
которых
направлено
административное правонарушение, определяется в Особенной части КоАП,
например,
административных
правонарушения
в
области
охраны
окружающей среды и т.п.»31.
Объективной
стороной
правонарушения
является
действие
(бездействие), которое причинило вред социальным отношениям, а также
место, время, средства и способсовершения и другие обстоятельства. Как
отметили А.Н. Кирсанов и П.А. Бышков, «в составах конкретных нарушений
различны признаки, но действие (бездействие) является обязательным.
Большинство правонарушений выражается в виде действий»32.
Признаки
объективной
стороны
важны
главным
образом
для
квалификации административных правонарушений.
Субъектом
правонарушения
считается
тот,
кто
совершил
административное правонарушение, - либо физическое, либо юридическое
лицо.
В
рамках
общего
субъекта
Кодекс
об
административных
правонарушениях также определяет специального субъекта. К ним относятся
несовершеннолетние, лица в возрасте от 16 до 18 лет (часть 2 статьи 2.3),
должностные лица (статья 2.4), военнослужащие и другие лица, на которые
распространяются дисциплинарные взыскания (статья 2.5), иностранные
граждане и лица без гражданства (статья 2.6). «Выделение специальных
субъектов, – считает А.Г.Березницкий, - осуществляется в силу специального
порядка привлечения их к административной ответственности»33.
30
Березницкий А.Г. Административная ответственность юридических лиц :диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.14. Москва, 2003. 207 с.
31
Березницкий А.Г. Административная ответственность юридических лиц :диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.14. Москва, 2003. 207 с.
32
Кирсанов А.Н., Бышков П.А. Правоведение (право). Общая часть. Учебное пособие. Москва, 2014.
33
Березницкий А.Г. Административная ответственность юридических лиц :диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.14. Москва, 2003. 207 с.
Юридическое лицо как субъект административного правонарушения
впервые зафиксировал КоАП. Однако, как отмечает Б.Н. Комахин,«в
последние
годы
было
принято
много
законодательных
актов
об
административной ответственности юридических лиц, но в них юридическое
лицо не было определено как субъект правонарушения, а его вина
определяется через вину должностного лица»34.
Субъектом одного правонарушения может быть как физическое лицо,
так и юридическое лицо одновременно.
Субъективная сторона выражается в вине. Только за виновные,
противоречащие закону действия (бездействие) возникает юридическая
ответственность.
Закон устанавливает две формы вины: умысел и неосторожность.
Определение формы вины важно для правильной квалификации деяния.
Вина в форме умысла присутствует, когда лицу, совершившемудеяние,
было известно о незаконном характере его действий или бездействия,
предвидело его пагубные последствия и захотело или сознательно допустило
наступление этих последствий или было равнодушным к ним. Часть 2 статьи
2.2 устанавливает форму вины в форме неосторожности. Преступление
считается совершенным по неосторожности, если лицо, совершившее его,
предвидело возможность наступления вредных последствий его действий
или бездействия, но без достаточной причины самонадеяннорассчитывало
предотвратить их или не предвидело возможности возникновения таких
последствий, хотя и могло их предвидеть. В этой статье указаны два вида
неосторожной вины: самонадеянность и небрежность. А.Г.Березницкий
отмечает: «Из содержания статьи следует, что вина в виде небрежности
применима к материальным составам, связанных с наступлением вредных
последствий, и подразумевает психическое отношение преступника к ним.
Что касается формального состава правонарушений, то в них форма вины, о
34
Комахин Б.Н. Правовые основы профилактики административных правонарушений в области
предпринимательской деятельности :диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.14. Москва, 2005.
178 с.
которой идет речь, выражается в том, что человек, как правило, не знал о
незаконности своего поступка, хотя он и должен был осознавать это»35.
В
то
же
время
иностранные
граждане,
которые
совершили
административное правонарушение на территории Российской Федерации,
но пользуются иммунитетом от административной юрисдикции Российской
Федерации в соответствии с федеральными законодательными актами и
международными
договорами
Российской
Федерации,
не
подлежат
административной ответственности,
Кодекс об административных правонарушениях предусматривает иной
тип юридической ответственности - дисциплинарный. Дисциплинарная
ответственность как отдельный тип юридической ответственности также
предусмотрена Трудовым кодексом Российской Федерации.
Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает такую
юридическую ответственность, как материальная. В соответствии с частью 2
ст. 8 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации
признаются и охраняются в равной степени частная, государственная,
муниципальная и другие формы собственности. А ответственность сторон
трудового договора является одним из способов защиты прав собственности
работодателя и работника. Спецификация ответственности сторон может
быть указана в трудовом договоре или в специальном письменном
соглашении, прилагаемом к трудовому договору (часть 2 статьи 232).
Нормы Кодекса, другие федеральные законодательные акты о
материальной ответственности сторон трудового договора в равной степени
применимы к ним независимо от типа собственности, организационной и
правовой формы работодателя, его ведомственного подчинения. Ущерб,
причиненный одной стороной другой стороне, может быть возмещен
добровольно. Стороны могут заключить соглашение о размере, порядке и
сроках выплаты компенсации.
Налоговаяответственность - это тип юридической ответственности,
которая возникает за налоговое правонарушение. Ее субъекты – лица,
виновные в действиях, противоречащих Налоговому кодексу. Физическое
35
Березницкий А.Г. Административная ответственность юридических лиц :диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.14. Москва, 2003. 207 с.
лицо
может
стать
субъектом
налоговой
ответственности
с
шестнадцатилетнего возраста.
Недостаток налогового законодательства, согласно Д.А. Липинскому, –
«единообразие мер налоговой ответственности (в основном это штраф), что,
в свою очередь, не позволяет индивидуализировать эту ответственность в
отношении каждого правонарушителя»36.
Финансовая ответственность отличается от налоговой. Хотя эта точка
зрения довольно противоречива: многие ученые не признают налоговую
ответственность как самостоятельный тип юридической ответственности,
рассматриваяответственность налогоплательщиков как финансовую37 или
административную38.
Среди функций финансовой ответственности особенно выделяются
социально-превентивная, юридико-регулятивнаяи фискальная39.
Субъектами финансовой ответственности являются: государство в
целом; органы законодательной и исполнительной власти Российской
Федерации и ее субъектов; муниципалитеты; организации (предприятия,
государственные учреждения). Это могут быть и физические лица, если это
предусмотрено Федеральным законом «О валютном регулировании и
валютном контроле»40.
Новым типом юридической ответственности является конституционная
ответственность. Это основа для развития других видов юридической
ответственности. И исследования последних лет убедительно доказывают эту
позицию41. Этот тип ответственности также признается Конституционным
Судом
36
в
Постановлении
от
11
декабря
1998
года42,
согласно
Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. С. 298.
Карасёва М.В. Финансовое право. Общая часть. М., 1999. С. 181-184.
38
Хаменушко И.А. О правовой природе финансовых санкций // Юридический мир. 1997. №1;
Кузмичёва Г.А., Калинина Л.А. Административная ответственность. М., 2000. С.7.
39
Емельянов А.С. Меры финансово-правового принуждения // Правоведение. 2001. №6. С. 53.
40
ВСНД Российской Федерациии ВС РФ. 1992. №45. Ст. 2542; СЗ РФ, 1999. № 1. Ст. 1; № 28. Ст.
3461; 2001. № 23. Ст. 2290; № 33. Ст. 3432; 2003. № 9. Ст. 804; №28. Ст. 2885.
41
См., например: Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятельный вид
правовой ответственности // Государство и право. 1997. №2; Чиркин В.Е. Президентская власть //
Государство и право. 1997. № 5.
42
СЗ РФ. 1998. №52. Ст. 6447.
37
которомуПрезидент
конституционной
Российской
Федерации
ответственности
за
признается
деятельность
субъектом
Правительства
Российской Федерации.
Основополагающий характер конституционной ответственности, как
считает Е.В. Колесников, обусловлен:
- прямым действием Конституции;
особым
-
характером
общественных
отношений,
которые
она
регулирует;
- целенаправленностью воздействия на законодательство;
- юридической силой Конституции43.
К
субъектам
конституционной
ответственности
наиболее
целесообразно относить не отдельные лица, а определенные государственные
структуры, обладающие полномочиями, поскольку на них возлагается
обязанность не нарушать права и свободы человека и гражданина, соблюдать
основы конституционного строя. Таким образом, этот тип ответственности
не
только
наиболее
вышеперечисленным;
распространен
конституционная
по
сравнению
ответственность
со
всем
является
своеобразной формой реализации позитивной ответственности.
2.2. Теоретические подходы к определению оснований юридической
ответственности. Юридическая ответственность в системе методов
государственного принуждения
Проблема оснований юридической ответственности носит не только и
не столько нравственный и правовой характер, сколько имеет социальное и
политическое значение, поскольку она тесно связана с положением индивида
в данной политической системе общества, а также имеет непосредственное
отношение к состоянию законности.
43
Колесников Е.В. Источники Российского конституционного права. Саратов, 1998. С. 25.
Состав уголовного преступления является не только совокупностью, но
и строгой системой признаков уголовного преступления. Состав отражает
внутренние отношенияего элементов. И задачауголовно-правовой науки
заключается
именно
в нахождении
единой
общей
структуры
всех
преступлений и построении на этой основе состава каждого уголовного
преступления из четырех основных групп признаков, характеризующих
объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону уголовного
преступления.
Структурный
характер
состава
преступления
имеет
фундаментальное значение для квалификации, поскольку он позволяет
выработать некоторые из его общих принципов.
Состав преступления представляет собой систему таких признаков,
которые необходимы и достаточны для признания лица, виновного в
совершении общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным
кодексом Российской Федерации под угрозой наказания. Эти признаки
необходимы в том смысле, что без присутствия их полного набора субъект
может
быть
обвинен
в
совершении
уголовного
преступления
и,
следовательно, привлечен к уголовной ответственности. И эти признаки
достаточны по той причине, что, если они очевидны, нет необходимости
устанавливать какие-либо дополнительные признаки, чтобы иметь основания
обвинять соответствующее лицо в совершении уголовного преступления.
Состав уголовного преступления, по мнению В.Н. Кудрявцева, можно
назвать «своего рода информационной моделью уголовного преступления
определенного типа, закрепленного в уголовном праве. Аналогичная модель
формируется
в
результате
обобщения
всех
характеристик
даннойразновидности»44. Внимание следует обратить на тот факт, что
субъект обвиняется в конкретном действии (бездействии), которое имеет
признаки,
описанные
представителей
в
уголовном
обвинения,
праве,
присущи
и
этому
которые,
лицу.
по
словам
Поскольку
ответственность за совершенное уголовное преступление происходит в
44
Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М., 1986. С.300.
соответствии с конкретной статьей Особенной части Уголовного кодекса,
только состав уголовного преступления должен считаться необходимым и
единственным основанием для уголовной ответственности и, следовательно,
правовой основой для квалификации преступлений45.
Значение каждого конкретного состава преступления как основы
уголовной
ответственности
также
заключается
в
том,
что
осостав
предусматривает разграничение преступлений различных категорий. Но
нельзя отрицать, что так называемые смежные составы присутствуют в
Уголовном кодексе, то есть они близки друг к другу по структуре. В этом
случае между ними должна быть хотя бы одна отличительная особенность.
Ярким примером такой ситуации являются статьи 174 и 1741 Уголовного
кодекса. Построение норм обеих статей почти одинаково, однако статья 174
касается легализации денег или имущества, приобретенного преступными
средствами другими лицами, а статья 1741 - легализация денег или
имущества, приобретенных лицом в результате преступления, совершенного
им самим. Такой признак обязательно должен существовать, иначе
невозможно будет разграничить связанные с ним преступления.
Именно разграничительная функция составов в конечном счете
позволяет дифференцировать ответственность в зависимости от степени
опасности для общества конкретных преступлений. Это также позволяет
выбирать наиболее эффективные правовые последствия для борьбы с этим
видом преступлений.
Правонарушение
ответственности
имеет
в
качестве
следующие
основания
особенности,
для
юридической
которые
позволяют
отличить его от других негативных (аморальных и т.д.) действий:
1. Правонарушение - такое поведение людей, которое выражается в
действии или бездействии. Мысли, чувства и желания человека, его
интеллектуальная деятельность, если они не воплощены в определенных
действиях и не регулируются законом, не могут быть преступлением.
45
Там же. С. 301.
Бездействие является преступлением, если субъект должен был выполнять
определенные действия, предусмотренные законом, но не совершал их.
2. Правонарушение - такое поведение человека, которое противоречит
нормам права, т.е. направлено против тех общественных отношений, которые
регулируются и защищаются этими нормами (таким образом, есть признак
противоправности). То есть такое поведение направлено против интересов
других лиц, находящихся под защитой закона. Однако не все интересы
субъекта охраняются законом, тогда их нарушение не является незаконным.
3.
Правонарушениями
могут
считатьсядействия
только
деликтоспособныхсубъектов. Деликтоспособность - это сознательный выбор
определенной линии поведения и возможности предвидеть социальные и
индивидуальные последствия своих действий.
4. Виновность – сознательное ответственное отношение субъекта к его
действиям и окружающей действительности. Более того, действие человека в
обстоятельствах, лишающих его выбора другого поведения, не является
преступлением. Незаконное действие становится преступлением, если
присутствует вина лица, действующего вопреки правовым нормам.
5. Правонарушение влечет за собой применение мер воздействия
государства на правонарушителя.
6. Правонарушение - поведение, которое наносит ущерб обществу,
государству, гражданам. В силу своей противозаконности оно может нанести
ущерб как политическим, трудовым, имущественным, личным правам и
свободам граждан, так и экономическим интересам организаций.
Но, разумеется, основное различие между правонарушением и другими
актами, которые являются аморальными, заключается в том, что именно
правонарушение влечет за собой юридическую ответственность, тип которой
зависит от области отношений, в которойоно было совершено. В то же время
следует отметить, что существуют ситуации, в которых действие человека
содержит все элементы правонарушения (уголовное преступление), но этот
субъект
освобождается
от
ответственности.
Закон
называет
их
обстоятельствами, исключающими преступность (или противоправность)
деяния (глава 8 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 2.7 - 2.9
КоАП).
Широко
распространение
получило
определение
юридической
ответственности как применения правовых санкций. «Эта концепция может
считаться нормативной, - пишет Д.А. Липинский, - потому что его суть - это
санкция как структурный элемент нормы права. Сама ответственность в этом
случае служит осуществлению санкции»46. Однако автор отмечает, что«не
каждая
санкция
является
юридической
ответственностью,
а
сама
ответственность не всегда сводится только к осуществлению санкции»47.
Например, случаи освобождения человека от наказания возможны из-за
объективных (изменение ситуации, болезни и т.д.) или субъективных причин.
В этом случае лицо, привлеченное к юридической ответственности,
осуждается
государством,
но
немедленное
применение
санкции
не
происходит. В то же время могут применяться другие меры в рамках
правовой ответственности. Поэтому, хотя некоторые ученые говорят о
юридической ответственности как о простом применении санкции за
нарушение правовой нормы48, содержание понятия ответственности гораздо
шире, чем применение санкций. В то же время сама реализация негативных
санкций всегда основана на юридической ответственности и не может
существовать без нее.
Такая же ситуация наблюдается при рассмотрении вопроса о
взаимосвязи
между
юридической
ответственностью
и
наказанием.
Н.С. Малеин считает, что наказание и юридическая ответственность
являются сущностью одних и тех же явлений, а суть ответственности, ее
важная особенность - наказание и, следовательно, защита справедливости49.
Однако следует отметить, что понятия «юридическая ответственность» и
46
Липинский Д.А. Концепции юридической ответственности за правонарушение в отечественной
юриспруденции. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2015. № 1 (318). С. 45-63.
47
Д.А. Липинский. Проблемы юридической ответственности. С. 44.
48
Явич Л.С. Право и социализм. М., 1982. С.136.
49
Малеин Н.С. Правовая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 19, 36
«наказание» теперь четко разграничены на законодательном уровне. Да,
наказание является одной из характеристик юридической ответственности,
но очень часто оно реализуется только в негативном аспекте этого института.
Если мы говорим о позитивной ответственности, целесообразно говорить о
других мерах, а не о наказании: например, увольнение государственного
служащего в силу неудовлетворительных результатов его аттестации не
может считаться наказанием. Юридическое наказание является формой и
мерой юридического осуждения виновных, в результате чего субъект
обязательно ограничивается в чем-то, лишается чего-то. В этом случае нет
основного признака, который должен приводить к наказанию, - вины: у
субъекта могут быть обстоятельства, из-за которых он не работает
продуктивно. Поэтому синонимизация юридической ответственности только
с наказанием и применением санкции правовой нормы нецелесообразна.
Не
менее
важен
вопрос
ороли
и
месте
юридической
ответственности в системе методовгосударственного принуждения.
И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин под юридической ответственностью
понимают принуждение государством лиц к исполнению требований закона,
которое содержит осуждение правонарушителя со стороны государства и
общества,
что
позволяет
считать
государственное
принуждение
главнымпризнаком юридической ответственности50. Конечно, частично они
правы, и государственное принуждение является одним из признаков
юридической ответственности. Однако это опять-таки негативный аспект
рассматриваемого института. Но невозможно не признать тот факт, что
перечень мер государственного принуждения намного шире по сравнению с
массивом
мер
отрицательной
государственного
принуждения
50
к
принуждения
исполнению
юридической
включают
правовых
ответственности:
меры
безопасности,
норм
и
меры
меры
меры
по
Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С.
6; Мусаткина А.А. Финансовая ответственность в системе юридической ответственности :диссертация ...
кандидата юридических наук : 12.00.01. Тольятти, 2004. 236 с.; Репетева О.Е. Юридическая ответственность
за правонарушения - межотраслевой институт права : общетеоретический аспект : диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.01. Самара, 2010. 200 с.
предотвращениюправонарушений. И эти меры не относятся к юридической
ответственности, если, конечно, мы не говорим о подготовке к совершению
тяжких или особо тяжких преступлений. То есть не все правовое
принуждение можно рассматривать как юридическую ответственность. И в
условиях демократизации государственно-правовой и общественной жизни
страны, совершенствования законодательства в целом и механизма его
функционирования,
государственного
в
частности,
принуждения,
а
снижается
роль
значимость
позитивной
мер
ответственности
возрастает.
К доказательствам несоответствия между понятиями «юридическая
ответственность» и «государственное принуждение» также относитсятот
факт, что для применения последнего вы должны сначала установить
виновность лица в совершении преступления, привлечь виновного к
ответственности и принять соответствующий акт о применении мер
государственного принуждения. Кроме того, необходимо
обстоятельства,
которые
могут
препятствовать
установить
осуществлению
мер
государственного принуждения. Только при отсутствии таких обстоятельств
такие меры могут применяться к виновному.
На практике меры государственного принуждения могут применяться
независимо от юридической ответственности. Например, при проведении
поиска лица, совершившего уголовное преступление, могут быть задержаны
несколько подобных людей, которые, если их алиби подтвердились, должны
быть освобождены с извинениями от сотрудников правоохранительных
органов.
Такое
задержание
является
не
чем
иным,
как
мерой
государственного принуждения. Лишь лицо, в отношении которого есть
основания полагать, что оно совершило уголовное преступление, будет
привлечено к юридической ответственности.
Таким
образом,
государственное
принуждение
и
юридическая
ответственность на определенных этапах реализации могут совпадать, но это
вовсе
не
означает
их
равенства.
В
юридической
ответственности
демократического общества главным элементом является не принуждение
или наказание, а твердая и сознательная убежденность большинства граждан
в необходимости соблюдения законодательства и нецелесообразности
совершения правонарушений. Из этого можно сделать вывод, что, хотя
юридическая ответственность находится под защитой государства, ее
позитивное проявление будет еще более расширяться, а ретроспективное
будет сужаться.
Выводы по главе
Юридическая
феномен
ответственность
реализует
ряд
функций,
как
целостный
классификация
и
многогранный
которых
является
предметом многочисленных дискуссий в юридической науке. Представляется
наиболее
приемлемой
классификация
функций
юридической
ответственности, предложенная М.П. Трофимовым, – это карательная,
регулятивная, превентивная, восстановительная и воспитательная функции.
Именно такой перечень, на наш взгляд, полно и всесторонне отражает
сущность юридической ответственности, с одной стороны, как института
права, а с другой – как формы государственного принуждения.
Разрешение
проблемы
оснований
юридической
ответственности
коренится не только в сфере правовой или нравственной действительности.
Она имеет социальное и политическое значение, поскольку тесно связана с
положением личности в данной политической системе общества, а также
имеет непосредственное отношение к законности как средству сохранения и
укрепления социально-политической стабильности. Проблема оснований
юридической
проблематике
ответственности
состава
имеет
непосредственное
правонарушения,
являющегося
отношение
к
своеобразной
информационной моделью в зависимости от отраслевого характера
правонарушения. В зависимости от отраслевой принадлежности конкретное
правонарушение в качестве основания для юридической ответственности
имеет свои особенности, вытекающие из отраслевого законодательства.
В системе методов государственного принуждения юридическая
ответственность занимает центральное место. Это связано с понятием
единства
государственно-правовой
действительности:
право
является
наиболее эффективным инструментом реализации функций государства.
Некоторые ученые практически отождествляют понятия «государственное
принуждение» и «юридическая ответственность». Однако, на наш взгляд, это
не совсем верно. На практике меры государственного принуждения могут
применяться независимо от юридической ответственности (например,
задержание
нескольких
лиц
в
ходе
поиска
лица,
совершившего
правонарушение). Поэтому к доказательству нетождественности этих двух
понятий следует отнести тот факт, что для применения государственного
принуждения в собственном смысле необходимо сначала установить
виновность лица в совершении правонарушения, затем привлечь виновного к
ответственности, и только после этого принять акт о применении мер
государственного принуждения.
Глава 3. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ
ПРОТИВОПРАВНОСТЬ ДЕЯНИЯ И ЮРИДИЧЕСКУЮ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: ПРАВОВАЯ ПРИРОДА
И ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ЗАКРЕПЛЕНИЕ
3.1. Освобождение от юридической ответственности как институт права
Основания для освобождения от юридической ответственности - все те
обстоятельства, наличие которых в соответствии с законодательным актом
исключает возможность применения мер юридической ответственности.
Есть две группы таких обстоятельств. Первая группа включает те
действия, которые по своим внешним признакам квалифицируются как
правонарушение, но из-за их социальной полезности они не признаются
таковыми в законодательстве. К ним относятся необходимая оборона,
крайняя
необходимость,
причинение
вреда
при
задержании
лица,
совершившего уголовное правонарушение, обоснованный риск, связанный с
достижением
общественно
полезной
цели,
совершение
уголовного
правонарушения вследствие физического или психического принуждения.
Вторая группа включает те действия, которые хотя и признаны
законодательными актами незаконными, но из-за условий их совершения,
личности правонарушителя или по другим обстоятельствам исключают
юридическую ответственность.
Действующее законодательство касается оснований для освобождения
от юридической ответственности: наличие акта амнистии или помилования,
изменение обстановки, вследствие чего субъект ко времени рассмотрения
дела в суде перестал быть общественно опасным; передача лица на поруки;
передача дела в товарищеский суд; применение мер общественного
воздействия; истечение сроков давности привлечения к ответственности;
деятельное раскаяние; прекращение уголовного дела в связи с применением
мер административного взыскания, а также в связи с примирением с
потерпевшим. Кроме того, Уголовный Кодекс Российской Федерации
предусматривает,
что
лицо,
которое
впервые
совершило
уголовное
правонарушение небольшой или средней тяжести может быть освобождено
от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие
изменения обстановки этот субъект или совершенное им деяние перестали
быть опасными для общества.
Кроме того, следует иметь в виду, что действующее законодательство в
отношении лиц, виновных в совершении правонарушения, устанавливает
некоторые основания для освобождения от юридической ответственности. К
ним относятся: акт амнистии, истечение срока исковой давности, активное
раскаяние преступника, примирение преступника с жертвой, изменение
социально-политической
ситуации,
применение
принудительных
мер
образовательного воздействия на незначительный.
Освобождение от ответственности - это не то же самое, что
освобождение от наказания. Подозреваемый, обвиняемый или подсудимый
могут быть освобождены от ответственности. Более того, это делается
субъектами расследования, а также прокуратурой или судом, а уже
осужденный освобождается от наказания и только судом.
Основаниями для освобождения от юридической ответственности
должны пониматься юридические факты или фактические обстоятельства,
при наличии которых в силу правовых норм отменяется обязательство
правонарушителя
претерпеть
меры
государственного
принуждения.
Освобождение от юридической ответственности - отказ компетентных
органов государства в случаях, предусмотренных законодательством, от
осуждения за поведение и применения мер принуждения.
В
определенной
степени
институт
освобождения
является
исключением из правила юридической ответственности за совершенное
преступление. В таких ситуациях субъект правонарушения не подвергается
юридической ответственности, хотя обычно эти правовые категории
идентичны.
Освобождение от юридической ответственности - это устранение
неблагоприятных юридических последствий для лица, совершившего
правонарушение, в соответствии с законодательством.
Разграничивают полное и частичное освобождение от юридической
ответственности. Понятие «освобождение от юридической ответственности»
следует отличать от понятия «исключение юридической ответственности».
Разница между этими понятиями заключается в том, что если освобождение
от юридической ответственности подразумевает снятие обязательства
претерпеть меры воздействия за правонарушение, тогда юридическая
ответственность исключается из-за недопустимости таковой.
Неидентичность освобождения от юридической ответственности и ее
исключение
состоит
в
том,
что
в
первом
случае
правонарушениеналичествует в действиях лица, а во втором – отсутствует
состав правонарушения.
В российском законодательстве закреплен перечень обстоятельств,
исключающих противоправность деяния.
При определенных условиях действия, обычно квалифицируемые как
преступления,
могут
не
обладать
этими
свойствами,
если
есть
обстоятельства, исключающие противоправность действия. Одним из таких
обстоятельств
является
необходимая
оборона51.Чтобы
признать
необходимую оборону законной, необходимо, чтобы был соблюден ряд
условий, связанных как с нападением, так и с защитой.
Другое обстоятельство, исключающее юридическую ответственность, крайняя необходимость. Этот институт относитсяв равной степени к
уголовной,
гражданской
и
административнойсферам.
Крайняя
необходимость призвана устранить опасность интересам государства или
личности, если эта опасность в данных обстоятельствах не может быть
51
Юшков Ю.Н. Институт необходимой защиты и его роль в борьбе с преступностью в современных
условиях // Государство и право. 2004. № 4. Стр. 21-23.
устранена другими средствами и если причиненный вред менее значителен,
чем предотвращенный вред.
Согласно ст. 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред,
причиненный при необходимости, то есть для устранения опасности,
угрожающей самому причинителю или другим лицам, если эта опасность в
данных обстоятельствах не может быть устранена другими средствами,
должен возмещаться лицом, причинившим вред52.
Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд
может вменитьобязанность по его возмещению третьей стороне, в интересах
которой потерпевшая сторона действовала, или освободить от возмещения
полностью или частично как эту третью сторону, так и причинившего вред.
Крайняя необходимость в уголовном праве носит иной характер.
Согласно ст. 39 Уголовного кодекса, не является уголовным
преступлением причинение вреда охраняемым законом интересам в
состоянии крайней необходимости53.В то же время превышение пределов
крайней необходимости признается причинением вреда, когда наличествует
явное
несоответствие
действия
характеру
и
степени
опасности
и
обстоятельствам, в которых эта опасность была устранена54. Такое
превышение
по
очевидным
причинам
влечет
за
собой
уголовную
ответственность только в случае умышленного причинения вреда.
Причинение вреда при задержании лица, совершившего уголовное
преступление (статья 38 Уголовного кодекса Российской Федерации), также
не
является
уголовным
преступлением
и
является
независимым
обстоятельством, исключающим уголовную ответственность.
Физическое или психическое принуждение - как обстоятельство,
исключающее преступность действия (бездействия), впервые в России
52
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. О.Н.
Садиков. - М.: Контракт; Инфра-М, 2006. C. 524.
53
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. А.В. Наумова. М.: Норма,
2006. С. 137.
54
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. А.В. Наумова. М.: Норма,
2006. С. 137.
былоурегулировано
в
уголовном
праве.
«Не
является
уголовным
преступлением причинение вреда охраняемым законом интересам, если в
результате
такого
принуждения
субъект
может
руководить
своими
действиями (бездействием)», - говорится в ст. 40 Уголовного кодекса.
Если в силу физического принуждения субъект может контролировать
свои действия, то есть действовать избирательно и, как следствие, причиняет
вред защищаемым законом интересам, ответственность исключается,
поскольку
субъект
действовал
под
воздействием
форс-мажорных
обстоятельств, исключающих мотивированное поведение и чувство вины55.
Обоснованный риск является важным обстоятельством, которое
исключает юридическую ответственность и направлено на развертывание
гражданской инициативы, включая принятие нестандартных, эффективных
решений. В статье 41 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится:
«Риск считается обоснованным, если указанная цель не может быть
достигнута путем действий, не связанных с риском, и лицо, принявшее на
себя
риск,
приняло
достаточные
меры
для
предотвращения
вреда
охраняемым законом интересам»56.
Исполнение
исключающее
приказа
юридическую
или
распоряжения
ответственность
–
обстоятельство,
специального
субъекта:
военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, ФСБ, налоговой
полиции и некоторых других категорий государственных служащих.
В статье 42 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится: «Не
является уголовное правонарушением причинение вреда охраняемым
законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для
него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение
такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение»57.
55
Благов Е.В. Квалификация деяний, исключающих уголовную ответственность // Государство и
право. 2002. № 9. С. 11.
56
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
57
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
Лицо, совершившее преднамеренное уголовное преступление в
отношении заведомо незаконного приказа или инструкции, несет уголовную
ответственность.
Несоблюдение
заведомо
незаконных
приказов
или
инструкций исключает уголовную ответственность.
Казус - еще одно обстоятельство, исключающее юридическую
ответственность.
Мы
говорим
о
ситуациях,
когда
все
признаки
правонарушения присутствуют в действии человека, но нет никакой вины.
Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным
раскаянием предусмотрено в ст. 75 Уголовного кодекса. «Лицо, которое
впервые совершило незначительное уголовное преступление, может быть
освобождено от уголовной ответственности, если после совершения
уголовного преступления оно добровольно способствовало раскрытию
уголовного преступления, погасило ущерб или иным образом смягчило вред,
причиненный уголовным преступлением58. Это исключение уголовной
ответственности является необязательным. Решение об освобождении от
уголовной ответственности лица, совершившего незначительное уголовное
преступление
в
первый
раз,
принимается
органом
расследования,
прокурором или судьей с учетом не только характера и степени опасности
для
общества
совершенного
деяния,
а
также
характера
действий
преступника, указывающих на его деятельное раскаяние.
Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с
потерпевшим (статья 76 Уголовного кодекса Российской Федерации).
Субъект, совершивший незначительное правонарушение в первый раз, может
быть освобожден от уголовной ответственности, если он примирится с
потерпевшим и возместилпричиненный ущерб.
Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменениями
обстановки (статья 77 Уголовного кодекса Российской Федерации). Закон
гласит: «Лицо, которое впервые совершило правонарушение небольшой или
58
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности,
если будет установлено, что вследствие изменения обстановки этот субъект
или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными».
Освобождение от уголовной ответственности в силу истечения срока
давности.Статья 78 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит:
Статья 78 УК Российской Федерации гласит: «Субъект освобождается от
уголовной
ответственности,
если
со
дня
совершения
уголовного
правонарушения истекли следующие сроки:
а) два года после совершения преступлений небольшой тяжести;
б) шесть лет после совершения преступлений средней тяжести;
в) десять лет после совершения тяжкого уголовного правонарушения;
г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого уголовного
правонарушения»59.
Особое
место
среди
причин
освобождения
от
юридической
ответственности и наказания занимают амнистия и помилование.
Амнистия
Собрания
объявляется
Российской
Государственной
Федерации
в
Думой
отношении
Федерального
индивидуально
неопределенного круга лиц (абзац «е» части 1 статьи 103 Конституции
Российской Федерации). Существуют различные причины амнистии60.
Акт об амнистии лиц, совершивших уголовное преступление, может
быть основанием освобождения от уголовной ответственности. Лица,
осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от
наказания, или наказание, назначенное им, может быть уменьшено или
заменено более мягким наказанием, или такие лица могут быть освобождены
от наказания.
Как правило, амнистия не распространяется на лиц, совершивших
тяжкое и особо тяжкое уголовное преступление, которые неоднократно
59
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
60
Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. - М.:
Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2006. С. 345.
приговаривались к тюремному заключению и злонамеренно нарушали режим
во время отбывания наказания.
В соответствии с нормами международного права, акт амнистии не
может применяться к уголовным преступлениям, для которых нет срока
давности61.
В отличие от амнистии, помилование имеет более узкое содержание. В
соответствии с пунктом «в» ст. 89 Конституции Российской Федерации
помилование осуществляет Президента Российской Федерации. В статье 85
Уголовного кодекса Российской Федерации говорится: «В результате
помилования лицо, осужденное за уголовное преступление, может быть
освобождено
от
дальнейшего
отбывания
наказания
или
приговор,
наложенный на него, может быть уменьшен или заменен более мягким видом
наказания. Актом помилования судимостьможетснята с лица, отбывшего
наказание»62.Акт о помиловании является правовой основой, обязывающей
соответствующие правоохранительные органы выполнять предписания,
содержащиеся в нем.
3.2. Основания освобождения от юридической ответственности
Презумпция невиновности (лат. praesumptioinnocentiae) - один из
основополагающих принципов уголовного правосудия, который считается
самым высоким достижением демократии в области права. Основной
принцип презумпции невиновности гласит: «Субъект не виновен, пока не
будет доказано иное».
Содержание
презумпции
невиновности
может
быть
раскрыто
следующим образом:

61
любой субъект (даже открыто и официально обвиненный
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. А.В. Наумова. М.: Норма,
2006. С. 135.
62
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
следственными или другими государственными органами в совершении
любого уголовного преступления, даже арестованный в связи с этими
обвинениями) считается совершенно невиновным до тех пор, пока его вина
за совершение уголовного преступления не будет законно доказана, и до тех
пор, пока это доказательство не будет подтверждено (установлено)
соответствующим судебным решением (приговором) суда и которое
вступило в законную силу (в соответствии с законодательством);

любой гражданин (подозреваемый, обвиняемый) имеет право
(которое он может использовать или не использовать по желанию) для дачи
показаний, но он не обязан доказывать свою невиновность. Обвиняемый
имеет право давать любые показания. Обвиняемый имеет право полностью
отказаться давать показания (объяснения), даже право отказать в ответах на
некоторые вопросы. Факт отказа обвиняемого давать показания и от
некоторых объяснений, факт предоставления им противоречивых и даже
ложных показаний не является основанием для осуждения;

если совершается уголовное преступление (то есть гражданин
получает статус обвиняемого), то бремя доказывания этих обвинений, то есть
ответственность за поиск, сбор и подачу в суд доказательств вины
обвиняемого ложится на сторону обвинения;

если против гражданина в качестве доказательства его вины
органы, которые проводили предварительное расследование, имели только
его собственное признание, которое он отклонил хотя бы в форме устного
заявления во время судебного разбирательства по обвинению, тогда
показания не могут быть приняты во внимание судом в качестве
доказательства его вины. В то же время обвиняемый, который ранее
отказался давать эти показания, освобождается от обязанности доказывать,
что он дал эти показания под чьим-либо незаконным (физическим или
психологическим) давлением, избиением и т.д.;

если «защита» (или обвиняемый) заявила «доводы защиты» в
ходе предварительного или даже во время судебного расследования, то есть
существуют объективные обстоятельства, указывающие на невиновность
обвиняемого, бремя (обязательство) собирать и представлять судебные
доказательства,
опровергающие
эти
«аргументы
в
защиту»,
также
возлагаются на сторону обвинения, которая не может быть освобождена от
этой обязанности (долга) судом или другим государственным органом;

все неустранимые сомнения в вине обвиняемого (в связи с
недостаточными
доказательствами,
несогласованностью
доказательств,
незаконными методами получения доказательств и т.д.), которые не были
юридически разрешены до завершения судебного расследования, суд должен
толковать в пользу обвиняемого (т.е. в пользу его признания невиновным).
Следует иметь в виду, что понятие неустранимых сомнений в уголовном
законодательстве разных стран имеет различное значение, и незнание этих
различий может привести обвиняемого в чужой стране к серьезным ошибкам
в его защите);

обвинительное
заключение
не
может
основываться
на
предполагаемых фактах (даже если авторы этих предположений являются
авторитетными лицами или властями), не может основываться на догадках
(предположениях) следствия и суда, которые не имеют достаточных
доказательств, не могут основываться на показаниях анонимных источников,
не могут основываться на утверждениях голословного характера (даже в
письменной форме) о «предполагаемом» факте существования большого
количества
секретных
доказательств,
недоступных
суду,
не
может
основываться на других «недопустимых доказательствах»;

обязанность государства обеспечить независимость судебной
власти. Суд, рассматривающий обвинения в отношении лица, не должен
быть органом уголовного преследования, не должен выступать ни на стороне
обвинения, ни на стороне защиты, не должен выполнять их функции
(полностью или частично), но должен быть независимым, беспристрастным,
объективным, обеспечивающим всестороннее и законное рассмотрение
вопроса об обоснованности/необоснованности обвинений, а при вынесении
решения не имеет права выходить за пределы предъявленных обвинений,
известных обвиняемому.
При
определенных
обстоятельствах
некоторые
формально
противоправные деяния не подпадают под действие закона. Необходимо
назвать следующие обстоятельства: невменяемость; необходимую оборону;
задержание лица, совершившего уголовное правонарушение; крайнюю
необходимость; физическое и психическое принуждение; обоснованный
риск;
исполнение
приказа
или
распоряжения;
малозначительность
правонарушения.
Кроме того, следует иметь в виду, что действующее законодательство в
отношении лиц, виновных в совершении правонарушения, устанавливает
некоторые основания для освобождения их от юридической ответственности.
К ним относятся: акт амнистии; истечение срока исковой давности,
деятельное раскаяние преступника, примирение преступника с жертвой,
изменение социально-политической ситуации, применение обязательных
воспитательных мер к несовершеннолетнему.
Освобождение от ответственности - это не то же самое, что
освобождение от наказания. Подозреваемый, обвиняемый или ответчик
могут быть освобождены от ответственности. Более того, это делается как
органом расследования, так и прокуратурой или судом, а осужденный
освобождается от наказания и только судом.
3.3. Законодательное закрепление обстоятельств, исключающих
противоправность деяния и юридическую ответственность
Статья 5 Уголовного кодекса Российской Федерации, раскрывающая
принцип вины, состоит из двух частей: «1. Субъект подлежит уголовной
ответственности только за те действия (бездействие), в отношении которых
установлена его вина и которые вместе с их последствиями являются
опасными
для
общества.
2.
Объективное
вменение
(уголовная
ответственность за невинное нанесение вреда) не допускается»63.
Н.А. Лопашенко считает, что принцип вины является «центральным
принципом
уголовного
права64.
Однако
в
юридической
литературе
достаточно часто обсуждалась необходимость законодательного закрепления
этого принципа.
В.Ф.
Щепельков
отмечает,
что
этот
принцип
«полностью
воспроизведен в статье 14 Уголовного кодекса ... Поэтому существование
этого положения в Уголовном кодексе обусловлено исключительно
материальными, а точнее криминально-политическими мотивами»65.
В.Д. Филимонов отмечает, что «во-первых, принцип вины был оторван
от уголовной ответственности, а ведь вина - элемент состава уголовного
преступления,
то
есть
неотъемлемая
часть
основы
уголовной
ответственности; во-вторых, выделяя принцип вины как самостоятельный
принцип, мы приходим к гипертрофированию субъективной стороны
уголовного преступления"66.
В
какой-то
степени
мы
можем
согласиться
со
всеми
вышеперечисленными точками зрения. Хотя надо отметить, что само
закрепление принципа вины в Уголовном кодексе Российской Федерации,
несмотря на существующие недостатки его законодательного регулирования,
несомненно, является одним из достижений науки уголовного права.
В.В. Мальцев указывает, что законодательное закрепление принципа вины
«полезно прежде всего как инструмент совершенствования и применения
уголовного права»67.
63
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
64
Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон,
уголовно-правовая политика. Монография. Санкт-Петербург, 2004.
65
Щепельков В.Ф. Формально-логические проблемы толкования и конструирования задач и
принципов УК//Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование:
Сборник статей: В 2 т./Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001. Т. 2. С. 280.
66
Филимонов В.Д. Принципы Уголовного кодекса Российской Федерации: достижения и недостатки
их юридического выражения//Пять лет действия УК РФ: итоги и перспективы. М., 2003. С. 136.
67
Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной
деятельности. Монография. С. 203.
Прежде всего, следует отметить, что принцип вины является
своеобразным проявлением в уголовном праве презумпции невиновности,
закрепленной в ст. 49 Конституции Российской Федерации. В результате
Уголовный кодекс Российской Федерации строится таким образом, что лицо,
совершившее
уголовное
преступление,
несет
за
него
уголовную
ответственность только в том случае, если это деяние признано виновным.
Поэтому,
по
исключительно
словам
за
Е.Е.
Чередниченко,
совершенные
деяния
«ответственность
является
человека
фундаментальным
положением уголовного права, а также некоторых ранее существовавших
уголовных правовых актов и, на наш взгляд, вполне соответствует статусу
принципа уголовного права. Свидетельство о том, что существование
принципа вины приводит к «гипертрофированию субъективной стороны
уголовного
преступления»,
по
нашему
мнению,
нельзя
оценивать
однозначно. С одной стороны, мы считаем, что среди элементов состава
уголовного преступления не существует более или менее важных, поскольку
все они выполняют функции, им вмененные»68. Напротив, В.Д. Филимонов
синонимизирует такие понятия, как «принцип вины» и «вина», что не совсем
верно. Нам кажется, что эти понятия нельзя отождествлять друг с другом,
поскольку они находятся в разных плоскостях. Таким образом, принцип
вины
представляет
собой
основное
положение
уголовного
права,
заключающееся в том, что «субъект подлежит уголовной ответственности
только за те действия (бездействие), которые являются опасными для
общества, и за последствия, которые являются опасными для общества, в
отношении которых его вина установлена». В свою очередь, вина
«представляет психическое отношение субъекта к совершенному действию и
его последствиям» и является незаменимым элементом субъективной
стороны преступления. Фиксирование принципа вины не гипертрофирует
значение рассматриваемого элемента, так как мы говорим о разных явлениях.
68
Чередниченко Е.Е. Принципы уголовного законодательства: понятие, система, проблемы
законодательной регламентации :комплексное теоретическое исследование : диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.08. Саратов, 2006. 230 с.
Этот подход к рассматриваемой проблеме разделяют 81,7% опрошенных
исследователей.
Также невозможно однозначно принять мнение В.В. Мальцев, который
заявляет, что «указание на возможность уголовной ответственности только за
совершение виновного общественно опасного деяния и виновнопричиненные
последствия, опасные для общества, только дублирует положения статьи 8 и
части 1 статьи 24 Уголовного кодекса». Как отмечает E.A. Лукашева, «во
всяком случае полное содержание и значение любого правового принципа
раскрывается во всех тех положениях закона, на которые влияет этот
принцип». Мы считаем, что есть все основания говорить, что периводимые
В.В. Мальцевым нормы разъясняют положения ст. 5 Уголовного кодекса, а
не наоборот. Другой
аргумент, который, согласно В.В. Мальцеву,
противоречит выражению принципа вины в Уголовном кодексе Российской
Федерации, заключается в том, что определение содержания этого принципа
в законе может быть неполным и противоречить нормам гл. 5 Уголовного
кодекса. Но, на наш взгляд, в этом случае нужно говорить не столько о
проблеме
необходимости
консолидации
законодательства,
сколько
о
недостатках нормотворческой деятельности при описании некоторых норм
уголовного права. Как утверждает Н.А. Лопашенко, «в соответствии с
правилами
юридической
техники,
те
же
условия
должны
трактоватьсяодинаково в Уголовном кодексе, или, по крайней мере, в рамках
его крупных составляющих (общей или специальной части)...». Поэтому
положения ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации и гл. 5
Уголовного кодекса Российской Федерации должны быть единым целым и
не противоречить друг другу.
Таким образом, мы считаем, что нет оснований исключать принцип
вины из системы принципов уголовного права. Более того, В.Н. Кудрявцев и
С.Г.
Келина,
указывают,
что
именно
субъективной
стороны
приходится
Поэтому,
мнению
авторов,
по
на
установление
наибольшее
включение
количество
положений
о
признаков
ошибок.
виновной
ответственности в число принципами уголовного права направлено на
обеспечение
точного
соблюдения
уголовного
законодательства
правоприменителями. Таким образом, несмотря на то, что в своих
постановлениях Верховный Суд неоднократно обращал внимание на
необходимость установления в каждом уголовном деле формы вины,
мотивов и целей совершения уголовного преступления, суды допускают
ошибки в отношении субъективной стороны.
Что касается недостатков законодательного регулирования этого
принципа, мы полностью согласны с тем, что они существуют, и довольно
сложно их игнорировать при формулировании того или иного принципа.
Прежде всего, начнем с названия ст. 5 Уголовного кодекса.
Ж.Б. Уалиевапишет: «например, в Уголовном кодексе Республики
Узбекистан этот принцип называется«принцип виновной ответственности», в
Уголовном
кодексе
Республики
Таджикистан
-«принцип
личной
ответственности»и в Модельном уголовном кодексе СНГ – «принцип личной
виновной ответственности»69.
Нам кажется, что в первую очередь необходимо определить, как
относятся друг к другу понятие «вина» и «виновность». По этому вопросу в
юридической науке все еще существует дискуссия, которая, по словам
И.М. Тяжковой, «несправедливо и необоснованно считается схоластически и
оторванной от реальной жизни».
Многие авторы считают, что следует различать понятия «вина» и
«виновность». Например, Т.Л. Сергеева отметила, что вина - это сочетание
объективных
и
субъективных
обстоятельств,
которые
оправдывают
использование конкретного наказания для человека, поэтому термин
«виновность» должен использоваться для обозначения общей основы для
уголовной ответственности, а термин «вина» должен обозначить его
субъективную основу.
69
Уалиева Ж.Б. Роль принципов европейского права в совершенствовании норм уголовного
законодательства Республики Казахстан и стран СНГ. В сборнике: экономические, юридические и
социокультурные аспекты развития регионов. 2014. С.129-132.
Согласно П.С.Дагелю, эти термины являются идентичными.Н.С.
Таганцев в курсе лекций по уголовному праву конца XIX века
используетпонятие «виновность», считая, что он является внутренним
аспектом понятия преступного деяния.
В отличие от Уголовного кодекса Российской Федерации в ст. 49
Конституции Российской Федерации отмечается, что «обвиняемый в
совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор,
пока его вина не доказана в порядке, установленном федеральным
законодательным актом и установлена судом». Из этого положения можно
сделать различные выводы: во-первых, если понятия «вина» и «виновность»
не совпадают, то эти нормативные правовые акты касаются разных явлений,
что, в свою очередь, свидетельствует о существующем разночтении в
Уголовном
кодексе
России
Федерации
и
Конституции
Российской
Федерации. Во-вторых, если мы предположим, что понятия «вина» и
«виновность» одинаковы, это означает, что споров о терминах нет. Нам
кажется, что последняя точка зрения выглядит более приемлемой, при
условии, что эти термины однородны, но не идентичны. В этом случае, на
наш взгляд, можно провести параллель с понятиями «закон» и «законность».
Иными
словами,
если
законодательный
акт
является
«актом
законодательного органа, принятым в специальном порядке», то законность это «принцип, метод, режим формирования и функционирования правового
государства и гражданского общества, основанный на точном соблюдении и
осуществлении
законодательства
всеми
государственными
и
муниципальными органами, общественными объединениями, должностными
лицами и гражданами». В нашем случае, если вина определяетсякак
психическое отношение к совершенному действию (бездействию) и его
последствиям, то виновность - это принцип привлечения к уголовной
ответственности человека, основанный на определении его вины в
совершенном уголовном преступлении. С этой интерпретацией согласились
54,2% опрошенных исследователей.
Таким образом, мы считаем, что ст. 5 Уголовного кодекса Российской
Федерации следует называть «Принцип виновности». В этом случае у нас
будет возможность на уровне Кодекса различать понятия вины (элемент
состава уголовного преступления) и виновности (принцип уголовного права).
Теперь мы обратимся непосредственно к анализу законодательной
версии рассматриваемого нами принципа.
Одной из основных проблем регулирования принципа вины в
Уголовном кодексе Российской Федерации, по мнению некоторых авторов,
является то, что, как считает В.Т. Томин, в части 1 ст. 5 Уголовного кодекса
Российской Федерации внимание концентрируется не на наличии вины в
действиях человека, а на установлении вины.
И.Е. Звечаровский считает, что «если вы не ставите знак равенства
между тем, что наличествует, и тем, как наличествующее установлено, если
вы не идентифицируете аспект вины с ее уголовно-процессуальными
аспектами, то формулировка должна быть заменена на другую: «которые
совершены или наступили виновно».
По словам Н.А. Лопашенко, в части 1 ст. 5 Уголовного кодекса
Российской
Федерации, необходимо
установить:
«Субъект подлежит
уголовной ответственности только за те последствия, которые представляют
опасность для общества, в отношении которых он виновен».
И в этом споре, опять же, камнем преткновения, на наш взгляд,
является вопрос о понятии уголовной ответственности, конкретнее – вопрос
о моменте ее возникновения. Следует отметить, что в юридической
литературе по этому вопросу наличествуют различные мнения.
Первая точка зрения заключается в том, что уголовная ответственность
возникает
с
момента
совершения
уголовного
преступления
(В.И. Курляндский, А.А. Пионтковский, И.Я. Козаченко); другая точка
зрения - с момента применения мер процессуального принуждения
(Н.А. Огурцов, А.В. Наумов); третья точка зрения - с момента привлечения
лица к уголовной ответственности (А.Н.Игнатов); четвертая точка зрения - с
момента вступления приговора в силу (Н.И. Загородников, В.В. Похмелкин,
Н.Ф. Кузнецова) и т.д. В зависимости от того, какой из перечисленных
взглядов мы принимаем, можно интерпретировать часть 1 ст. 5 Уголовного
кодексапо-разному. Если мы принимаем во внимание первую, вторую или
третью точку зрения, то субъект несет уголовную ответственность за
совершенное уголовное преступление и за последствия, по которым он
виновен. Если мы следуем четвертой точке зрения, тогда уголовная
ответственность наступает за действия, опасные для общества, и опасные
последствия, в отношении которых виновность лица установлена приговором
суда.
Последняя позиция представляется нам более приемлемой. Итак, в ст. 8
Уголовного кодекса Российской Федерации закреплено положение о том, что
основанием для уголовной ответственности является совершение деяния,
содержащего все признаки уголовного преступления, предусмотренные
Кодексом. В то же время вина является обязательным признаком
субъективной стороны уголовного преступления и в соответствии с частью 2
ст. 49 Конституции Российской Федерации, виновность устанавливается
только приговором суда, вступившим в законную силу. Таким образом, мы
считаем, что в ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации справедливо
подчеркивается установление вины, и поэтому в этом аспекте анализируемая
норма не нуждается в редакции.
Следующей проблемой законодательного регулирования является
принцип вины. Эта проблема заключается в том, что статья 5 Уголовного
кодекса Российской Федерации заявляет о необходимости установления
внутреннего отношения субъекта как к действиям (бездействию), так и к
последствиям. Но такое же отношение должно устанавливаться как для
отягчающих, так и для квалифицирующих обстоятельств, а также и для
других юридически значимых признаков уголовного преступления. В связи с
этим Е.Е. Чередниченко предлагает свое определение вины в следующей
формулировке: «психологическая категория как психическое отношениелица
к совершаемому им общественно опасному и уголовно противоправному
деянию, его опасным для общества последствиям и другим юридически
значимым обстоятельствам совершения уголовного правонарушения». По
нашему мнению, трудно оспаривать тот факт, что вменение отягчающих или
квалифицирующих обстоятельств лицу, которое оно не предвидело по той
или иной причине, не мог или не должно было предвидеть, значило бы
переход к позициям объективного вменения70.
В теории уголовного права большинство авторов признает следующую
формулу: «деяние = общественно опасное действие (бездействие) + опасные
для общества последствия». В связи с анализируемой точкой зрения
возникает вопрос: что включает понятие «действие (бездействие)» и где
место для отягчающих или квалифицирующих признаков в приведенной
выше формуле? Если вы следуете по позиции В.В. Лунеева, тогда эта
формула нуждается в изменении, что неизбежно повлечет за собой
необходимость
пересмотра
других
важных
категорий
и
институтов
уголовного законодательства. Прежде чем мы предпримем такой серьезный
шаг, по нашему мнению, мы должны взвесить плюсы и минусы.
Сегодня в некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда
Российской
Федерации
содержится
прямое
требование
установить
психическое отношение человека к определенным элементам состава
преступления. Так, например, в пункте 7 Постановления Пленума от 27
января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве» указывается,
что параграф «в» части 2 статьи 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации "надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти
потерпевшему, неспособному в силу физического или психического
состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда
последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство».
70
Чередниченко Е.Е. Принципы уголовного законодательства: понятие, система, проблемы
законодательной регламентации :комплексное теоретическое исследование : диссертация ... кандидата
юридических наук : 12.00.08. Саратов, 2006. 230 с.
В большинстве случаев мы считаем, что вменение
квалифицирующего
или
отягчающего
обстоятельства
само
субъекту
по
себе
подразумевает обязательное определение виновного отношения лица к
указанным обстоятельствам. Б.А. Куринов в этой связи указывал, что
«наряду с признаками объекта и объективной стороны уголовного
преступления содержание субъективной стороны охватывает психическое
отношение виновного к квалификационным особенностям уголовного
преступления».
Эту ситуацию можно рассматривать несколько иначе.
Рассмотренные
В.В.
Лунеевымюридически
значимые
признаки,
принадлежат к различным элементам состава. Однако, так или иначе, эти
признаки характеризуют общественно опасное действие (бездействие) или
последствия, которые являются его неотъемлемой частью. Мы не можем,
например, отдельно рассмотреть факт убийства и общественно опасный
способ его совершения. А.И. Рарогв этом плане отмечает: «Поскольку
умышленный поступок подразумевает, что человек осознает общественно
опасный характер своих действий, то очевидно, что все обстоятельства,
влияющие на природу опасности для общества, должны быть известны
человеку»71.
Ситуация вырисовывается следующая. С одной стороны, прав
В.В. Лунеев, который считает, что внутреннее отношение субъекта должно
быть установлено не только к действиям (бездействию) и последствиям, но
также к отягчающим и квалифицирующим обстоятельствам и другим
юридически значимым признакам состава уголовного преступления. С
другой стороны, есть основания для объяснения этих юридически значимых
обстоятельств
совершения
уголовного
преступления
понятиями
«общественно опасный акт (бездействие)» или «последствия, опасные для
общества», принимая во внимание тот факт, что все они в равной степени
71
Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве // Российский криминологический взгляд. 2012. № 2
(30). С. 72-190.
или иным образом характеризуют конкретные действия (бездействие) или
последствия, отличая их от ряда подобных. Таким образом, все же следует
согласиться с П.С.Дагелем и Д.П. Котовым, отмечающим, что «формы вины
характеризуют отношение виновных к действию и вредным последствиям
вообще, то есть, в целом, совершенному преступлению». Поэтому, как
отметил А.И. Рарог, они «не могут приниматься во внимание только в
отношении одного из признаков, которые характеризуют любой из элементов
состава72. Однако в целом эта проблема по-прежнему требует детального
рассмотрения.
Как мы уже видели, понятие вины является одним из самых сложных в
науке уголовного права. В разные периоды вокруг него возникают
всевозможные дискуссии. Другой спорный вопрос - вопрос о необходимости
ввести в формулу вины признак осознания преступной противоправности
деяния самим лицом, что, согласно В.В. Лунееву, приведет к преодолению
элементов объективного вменения в уголовном праве.
Эта проблема очень остро поставлена в науке уголовного права.
Как утверждает А.И. Гревнова, «если субъект не был осведомлен и по
обстоятельствам дела он не мог и не должен был понимать, что деяние,
совершенное
им
как
общественно
опасное,
запрещено
уголовным
законодательством под угрозой наказания, то такое акт может считаться
невинновным».
Л.А. Арчибасоваотмечает, что «древнеримская презумпция «никто не
может отговариваться незнанием закона» вполне уместна в условиях
стабильного законодательства и высокой правовой культуры населения»73.
Однако, как утверждает С.Ю. Кораблева, «в условиях постоянной
криминализации и декриминализации актов, что заставляет юристов
чувствовать смущение в отношении законов, а среди населения мнение о
72
Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве // Российский криминологический взгляд. 2012. № 2
(30). С. 72-190.
73
Арчибасова Л.А. Невиновное причинение вреда :диссертация ... кандидата юридических наук :
12.00.08. Омск, 2005. 226 с.
том, что нет законов, презумпция знания уголовного законодательства
просто неуместна"74.
По мнению ряда авторов, сегодня осознание опасности для общества,
как правило, подразумевает осознание противоправности совершенного
деяния.
Это мнение не ново для теории уголовного права. Например,
Н.С. Таганцев,
рассматривая
различные
варианты
случайности
посягательства, которые, по его мнению, исключают всю вину и
ответственность,
выделяют
такую
случайность
как
невозможность
предвидения. Суть последнего заключается в том, что «обвиняемый в
нарушении запрета полиции может ссылаться на случайное нарушение, если
он, несмотря на всю свою добрую волю, не может знать о существовании
запрета, который он нарушил, например, когда запрет являлся секретным».
Нам
кажется, что
вышеупомянутая
точка
зрения, безусловно,
заслуживает внимания, однако, с другой стороны, возникает ряд вопросов.
Во-первых, приведет ли такое нововведение к тому, что те, кто совершил
уголовное
преступление,
получат
реальную
возможность
избежать
уголовной ответственности, сославшись на незнание закона? (38,7%
опрошенных дали положительный ответ на этот вопрос). Во-вторых, кто
будет определять диапазон преступлений, за которые, помимо опасности для
общества,
также
необходимо
осознаниеих
противоправности?
Если,
предположим, наложить эту обязанность на суд, не приведет ли она к
судебному произволу; если, однако, указать такое уголовное преступление в
Уголовном
кодексе
Российской
Федерации,
какой
критерий
для
отнесениядеянийк этой категории установить?
Таким образом, мы полагаем, что, несмотря на привлекательность идеи
о необходимости введения в формулу вины признака осведомленности о
преступной незаконности деяния, это положение не следует вводить в
74
Кораблева С.Ю. Вина как уголовно-правовая категория и ее влияние на квалификацию
преступлений : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.08. Москва, 2013. 212 с.
Уголовный кодекс Российской Федерации. Лицо, совершившее уголовное
преступление, должно знать об общественной опасности своих действий, а не
об их незаконности, поскольку «все действия, предусмотренные в уголовном
законодательстве, представляют опасность для общества». Н.Д. Сергиевский
отмечал, что элементы умысла - это «сознание совершенного, предсказание
последствий, сознание незаконности. Последний элемент признается в
позитивном праве, как всегда присущий каждому человеку, который
способен к вменению…».
Сегодня
не
менее
противоречивым
является
положение,
сформулированное в части 2 ст. 5 Уголовного кодекса Российской
Федерации, в котором говорится, что «объективное вменение, то есть
уголовная
ответственность
за
невиновное
причинение
вреда,
не
допускается»75.
Основная проблема в этом случае, на наш взгляд, заключается в
двусмысленном определении самой конструкции «субъективное вменение».
Ряд авторов полагает, что термин «субъективное вменение» означает
не что иное, как привлечение к уголовной ответственности только за
совершение виновной общественно опасного деяния.
Выводы по главе
Обстоятельства,
исключающие
противоправность
деяния
и
юридическую ответственность, целесообразно рассматривать на примере
уголовного
правонарушения,
или
преступления.
Эти
обстоятельства
закреплены в Уголовном кодексе и могут быть разделены на 9 видов.
Первая группа обстоятельств включает 4 вида – это обстоятельства,
устраняющие признаки преступления:
75
Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018) // СЗ РФ,
17.06.1996, № 25, ст. 2954.
1) отсутствие противоправности (необходимая оборона, задержание
лица, совершившего преступление, обоснованный риск, декриминализация
деяния, исполнение закона, осуществление права, согласие потерпевшего).
Указанные обстоятельства закреплены, соответственно, в статьях 37, 38, 41,
10, примечаниях к статье 308 УК РФ;
2) отсутствие общественной опасности (малозначительность деяния).
Это обстоятельство закреплено в части 2 статьи 14 УК РФ;
3) отсутствие виновности (исполнение приказа или распоряжения). Это
обстоятельство закреплено статье 42 УК РФ;
4) отсутствие наказуемости (крайняя необходимость,
преодолимое
физическое или психическое принуждение, приготовление к преступлению
небольшой или средней тяжести и другие). Перечисленные обстоятельства
закреплены, соответственно, в статье 39, части 2 статьи 40, части 2 статьи 30
УК РФ);
Вторая
группа обстоятельств включает также 4
обстоятельства,
устраняющие
признаки
вида –
соответствующих
это
элементов
преступления:
1) отсутствие объекта преступления (сегодня таких обстоятельств не
существует, но теоретически такая ситуация возможна);
2) отсутствие объективной стороны преступления (непреодолимое
физическое принуждение, непреодолимая сила, отсутствие или случайный
характер
причинно-следственной
связи).
Указанные
обстоятельства
закреплены, соответственно, в части 1 статьи 40, примечании к статье 314
Уголовного кодекса;
3) отсутствие субъективной стороны преступления (невиновное
причинение вреда). Это обстоятельство закреплено в статье 28 УК РФ;
4)
отсутствие
субъекта
преступления
(недостижение
возраста
уголовной ответственности, невменяемость). Эти обстоятельства закреплены
в статье 19, частях 1 и 2 статьи 20, статье 21 УК РФ.
Третья группа представлена одним видом – это состав преступления в
его особых формах (добровольный отказ от доведения преступления до
конца,
покушение
с
абсолютно
негодными
средствами,
эксцесс
исполнителя). Перечисленные обстоятельства закреплены, соответственно, в
статье 230, статье 31, статье 36 УК РФ.
В качестве предложения можно выдвинуть следующий тезис. Если
обращаться к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность,
то представляется, что их необходимо рассматривать в рамках одного
уголовно-правового института. При применении норм об обстоятельствах,
исключающих уголовную ответственность, в первую очередь должен
решаться вопрос о возможности или невозможности применения уголовной
ответственности,
поэтому
критерием
выделения
анализируемых
обстоятельств как единого уголовно-правового института должны выступать
правовые
последствия
–
невозможность
наступления
уголовной
ответственности.
Проанализировав все вышеперечисленные положения, мы можем
сделать некоторые выводы. Во-первых, поскольку мы не можем прийти к
единому смыслу понятия «субъективное вменение» в теории уголовного
права, мы не можем использовать этот спорный термин в тексте уголовного
закона, это только приведет к дальнейшему путанице. Во-вторых, для
устранения
самой
«объективным
необходимости
вменением»,
искать
последняя
Уголовном кодексе Российской Федерации.
не
категорию,
должна
полярную
с
использоваться
в
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основании результатов проведенного исследования можно сделать
следующие выводы.
Противоправность
-
это
не
только
публичное,
но
и
государственноеотношение к действию, которое ранее являлось опасным для
общества тольков общественном сознании. Следовательно, признание
действия незаконнымявляется официальным признанием такого действия
опасным для общества. Признание деяния противоправным указывает
назначительную
степень
его
опасности
для
общества.
Таким
образом,признание деяния незаконным является политическим актом
государства,имеющим глубокий смысл.
Противоправность является одним из признаков правонарушения,
наряду с такими признаками, как виновность, реальность и наказуемость.
Вместе
с
тем
противоправность
следует
рассматривать
как
основополагающий признак правонарушения. В этом состоит юридическая
сущность правонарушения, так как оно является актом нарушения
действующей правовой нормы и должно рассматриваться, в основном, с этих
позиций. Связь правонарушения с фактами нарушения других социальных
норм заключается в опасности того или иного действия субъекта для
исповедуемых обществом ценностей. Отличие – в том, что правонарушение
влечет за собой неизбежную юридическую ответственность, выражающуюся
в реализации санкции правовой нормы, которая, в отличие от других
социальных
норм,
обладает
такой
характерной
чертой,
как
общеобязательность.
Юридическая
феномен
реализует
ответственность
ряд
функций,
как
целостный
классификация
и
многогранный
которых
является
предметом многочисленных дискуссий в юридической науке. Представляется
наиболее
приемлемой
классификация
функций
юридической
ответственности, предложенная М.П. Трофимовым, – это карательная,
регулятивная, превентивная, восстановительная и воспитательная функции.
Именно такой перечень, на наш взгляд, полно и всесторонне отражает
сущность юридической ответственности, с одной стороны, как института
права, а с другой – как формы государственного принуждения.
Разрешение
проблемы
оснований
юридической
ответственности
коренится не только в сфере правовой или нравственной действительности.
Она имеет социальное и политическое значение, поскольку тесно связана с
положением личности в данной политической системе общества, а также
имеет непосредственное отношение к законности как средству сохранения и
укрепления социально-политической стабильности. Проблема оснований
юридической
проблематике
ответственности
состава
имеет
непосредственное
правонарушения,
отношение
являющегося
к
своеобразной
информационной моделью в зависимости от отраслевого характера
правонарушения. В зависимости от отраслевой принадлежности конкретное
правонарушение в качестве основания для юридической ответственности
имеет свои особенности, вытекающие из отраслевого законодательства.
В системе методов государственного принуждения юридическая
ответственность занимает центральное место. Это связано с понятием
единства
государственно-правовой
действительности:
право
является
наиболее эффективным инструментом реализации функций государства.
Некоторые ученые практически отождествляют понятия «государственное
принуждение» и «юридическая ответственность». Однако, на наш взгляд, это
не совсем верно. На практике меры государственного принуждения могут
применяться независимо от юридической ответственности (например,
задержание
нескольких
лиц
в
ходе
поиска
лица,
совершившего
правонарушение). Поэтому к доказательству нетождественности этих двух
понятий следует отнести тот факт, что для применения государственного
принуждения в собственном смысле необходимо сначала установить
виновность лица в совершении правонарушения, затем привлечь виновного к
ответственности, и только после этого принять акт о применении мер
государственного принуждения.
Обстоятельства,
исключающие
противоправность
деяния
и
юридическую ответственность, целесообразно рассматривать на примере
уголовного
правонарушения,
или
преступления.
Эти
обстоятельства
закреплены в Уголовном кодексе и могут быть разделены на 9 видов.
Первая группа обстоятельств включает 4 вида – это обстоятельства,
устраняющие признаки преступления:
1) отсутствие противоправности (необходимая оборона, задержание
лица, совершившего преступление, обоснованный риск, декриминализация
деяния, исполнение закона, осуществление права, согласие потерпевшего).
Указанные обстоятельства закреплены, соответственно, в статьях 37, 38, 41,
10, примечаниях к статье 308 УК РФ;
2) отсутствие общественной опасности (малозначительность деяния).
Это обстоятельство закреплено в части 2 статьи 14 УК РФ;
3) отсутствие виновности (исполнение приказа или распоряжения). Это
обстоятельство закреплено статье 42 УК РФ;
4) отсутствие наказуемости (крайняя необходимость,
преодолимое
физическое или психическое принуждение, приготовление к преступлению
небольшой или средней тяжести и другие). Перечисленные обстоятельства
закреплены, соответственно, в статье 39, части 2 статьи 40, части 2 статьи 30
УК РФ);
Вторая
группа обстоятельств включает также 4
обстоятельства,
устраняющие
признаки
вида
соответствующих
–
это
элементов
преступления:
1) отсутствие объекта преступления (сегодня таких обстоятельств не
существует, но теоретически такая ситуация возможна);
2) отсутствие объективной стороны преступления (непреодолимое
физическое принуждение, непреодолимая сила, отсутствие или случайный
характер
причинно-следственной
связи).
Указанные
обстоятельства
закреплены, соответственно, в части 1 статьи 40, примечании к статье 314
Уголовного кодекса;
3) отсутствие субъективной стороны преступления (невиновное
причинение вреда). Это обстоятельство закреплено в статье 28 УК РФ;
4)
отсутствие
субъекта
преступления
(недостижение
возраста
уголовной ответственности, невменяемость). Эти обстоятельства закреплены
в статье 19, частях 1 и 2 статьи 20, статье 21 УК РФ.
Третья группа представлена одним видом – это состав преступления в
его особых формах (добровольный отказ от доведения преступления до
конца,
покушение
с
абсолютно
негодными
средствами,
эксцесс
исполнителя). Перечисленные обстоятельства закреплены, соответственно, в
статье 230, статье 31, статье 36 УК РФ.
В качестве предложения можно выдвинуть следующий тезис. Если
обращаться к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность,
то представляется, что их необходимо рассматривать в рамках одного
уголовно-правового института. При применении норм об обстоятельствах,
исключающих уголовную ответственность, в первую очередь должен
решаться вопрос о возможности или невозможности применения уголовной
ответственности,
поэтому
критерием
выделения
анализируемых
обстоятельств как единого уголовно-правового института должны выступать
правовые
последствия
ответственности.
–
невозможность
наступления
уголовной
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
I.ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
1.Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014.
№ 31. Ст. 4398.
2.Гражданский кодекс РФ. Ч.1 // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996.
№9. Ст. 773; 2003. №52 (ч.1). Ст. 5034.
3.Гражданский кодекс РФ. Ч.2 // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.
4.Уголовный кодекс РФ // СЗ РФ. 1996. №25. Ст. 2954; 1998. №22. Ст.
2332; №26. Ст. 3012; 1999. №7. Ст. 871, 873; №11. Ст. 1255; №12. Ст. 1407;
№28. Ст. 3489, 3490, 3491; 2001. №11. Ст. 1002; №13. Ст. 1140; №26. Ст.
2587; №33. Ст. 3424; №47. Ст. 4404, 4405; №53. Ст. 5028; 2002. №10. Ст. 966;
№11. Ст. 1021; №19. Ст. 1793, 1795; №26. Ст. 2518; №30. Ст. 3020, 3029;
№44. Ст. 4298; 2003. №11. Ст. 954; №15. Ст. 1304; №27. Ст. 2708, 2712; №28.
Ст. 2880; №50. Ст. 4855.
5.Бюджетный кодекс РФ // СЗ РФ. 1998. №31. Ст. 3823; 2001. №33. Ст.
3429; 2002. №22. Ст. 2026; №30. Ст. 3021, 3027; 2003. №28. Ст. 2886; №40.
Ст. 4443, 4444.
6.Налоговый кодекс РФ. Ч.1 // СЗ РФ. 1998. №31. Ст. 3824; 1999. № 28.
Ст. 3487; 2003. №22. Ст. 2066; № 23. Ст. 2214; №27 (ч.1). Ст. 2700.
7.Уголовно-процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2001. №52. Ст. 4921;
2002. №22. Ст. 2027; №30. Ст. 3015, 3020, 3029; №44. Ст. 4298; 2003. №27.
Ст. 2700, 2706; №28. Ст. 2880; №50. Ст. 4847; 2004. №11. Ст. 914.
8.Кодекс РФ об административных правонарушениях // СЗ РФ. 2002.
№1 (ч.1). Ст. 1; №18. Ст. 1721; №30. Ст.3029; №44. Ст. 4295, 4298; 2003. №1.
Ст. 2; №27 (ч.1). Ст.2700; №27 (ч.2). Ст. 2708, 2717; №46 (ч.1). Ст. 4434, 4440;
№50. Ст. 4847, 4855; №52 (ч.1). Ст. 5037.
9.Трудовой кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. №1 (ч.1). Ст.3; 2003. №27 (ч.1).
Ст.2700.
10.Арбитражный процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. №30. Ст.
3012.
11.Гражданский процессуальный кодекс РФ // СЗ РФ. 2002. №46. Ст.
4532; 2003. №27 (ч.1). Ст.2700.
12.Конституция (Основной Закон) СССР от 7 октября 1977 г.
(прекратила действие) // ВСНД СССР и ВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617; 1988.
№ 49. Ст. 727; 1989. № 28. Ст. 538, 540; 1990. № 12. Ст. 189; 1991. № 1. Ст. 3.
13.Кодекс законов о труде Российской Федерации (утратил силу) //
ВВС РСФСР. 1971. №50. Ст. 1007; 1982. №47. Ст. 1725; ВСНД РФ и ВС РФ.
1992. №41. Ст. 2254; СЗ РФ. 1995. №35. Ст. 3504; 1999. №18. Ст. 2210; 2001.
№29. Ст. 2945.
14.Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (утратил
силу) // ВВС РСФСР. 1984. №27. Ст. 909; 1985. №40. Ст. 1398; 1988. №31.
Ст.1005; 1989. №10. Ст.246; №50. Ст. 1477; 1990. №1. Ст. 3; №10. Ст.287;
ВСНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. №15. Ст. 494; ВСНД РФ и ВС РФ. 1992.
№17. Ст. 894; 1993. №33. Ст. 1313; СЗ РФ. 1995. №18. Ст. 1594; 1996. №22.
Ст. 2593; 1999. №14. Ст.1651; 2000. №2. Ст. 125; 2001. №13. Ст.1140.
15.Федеральный
закон
«О
материальной
ответственности
военнослужащих» (отклонён Президентом РФ) // Российская газета, 29
апреля 1997 г.
16.Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 «О валютном регулировании
и валютном контроле» (с изм. и доп. от 29 декабря 1998 г., 5 июля 1999 г., 31
мая, 8 августа, 30 декабря 2001 г., 31 декабря 2002 г., 27 февраля, 7 июля
2003 г.) // ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. №45. Ст. 2542; СЗ РФ, 1999. № 1. Ст. 1;
№ 28. Ст. 3461; 2001. № 23. Ст. 2290; № 33. Ст. 3432; 2003. № 9. Ст. 804;
№28. Ст. 2885.
17.Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «Об общественных
объединениях» // СЗ РФ. 1995. №21. Ст. 1930;1998. №30. Ст. 3608;2002. №11.
Ст. 1018.
18.Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных
обществах» // СЗ РФ. 1996. №1. Ст. 1; 2001. №33. Ст.3423.
19.Федеральный закон от 8 мая 1996 г. «О производственных
кооперативах» // СЗ РФ. 1996. №20. Ст. 2321; 2001. №21. Ст.2062.
20.Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений в
Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. №50. Ст. 4855.
21.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г.
№10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации
морального вреда» (с изменениями от 25 октября 1996 г., 15 января 1998 г.) //
Российская газета, 1995. 8 февраля; БВС РФ. 1997. №1; 1998.№3.
22.Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г.
«По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции
Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. №52. Ст. 6447.
II.СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
С.С.
1.Алексеев
Механизм
правового
регулирования
в
социалистическом государстве. М., 1966. 187 с.
2.Алексеев С.С. Проблемы теории права: В 2 т. // Т.1: Основные
вопросы общей теории социалистического права. Свердловск, 1972. 396 с.
З.А.
3.Астемиров
Уголовная
ответственность
и
наказание
несовершеннолетних. М., 1970. 125 с.
4.Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и её основание в советском
уголовном праве. М., 1963. 275 с.
5.Варул П.А. Методологические проблемы исследования гражданскоправовой ответственности. Таллинн, 1986. 152 с.
6. Галаган
И.А.
Административная
ответственность
в
СССР
(государственное и материальное исследование). Воронеж, 1970. 251 с.
7.Колесников Е.В. Источники Российского конституционного права.
Саратов, 1998. 196 с.
8.Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М., 1986. 448 с.
9.Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.,1975. 304 с.
10.Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. СПб.,
2003. 387 с.
11.Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность.
М., 1985. 192 с.
12.Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М.,
1992. 204 с.
13.Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994. 184 с.
14.Марцев А.И. Уголовная ответственность и общее предупреждение
преступлений. Омск, 1973. 95 с.
15.Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. 294 с.
16.Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой.-18е изд., стереотип. М., 1987. 797 с.
17.Петелин
А.И.
Проблемы
правовой
ответственности
в
социалистическом обществе. Омск, 1976. 118 с.
18.Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому
законодательству. М., 1971. 240 с.
19.Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. 269 с.
20.Явич Л.С. Право и социализм. М., 1982. 175 с.
21.Карасёва М.В. Финансовое право. Общая часть. М., 1999. 256 с.
22.Кузмичёва Г.А., Калинина Л.А. Административная ответственность:
Учеб.пособие. Норм.акты. М., 2000. 464 с.
23. Н.И. Матузов, А.В. Малько. Теория государства и права: Учебник.
М., 2001. 512 с.
24.Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова,
А.В. Малько. М., 1997. 672 с.
25.Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д.
Перевалова. М.,1999. 570 с.
26. Булатов А.С. Юридическая ответственность (общетеоретические
проблемы): Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Л., 1985. 19 с.
27. Кондратьева С.Л. Юридическая ответственность: соотношение
норм материального и процессуального права: Дис. … канд. юрид. наук. М.,
1998. 286 с.
28. Трофимова М.П. Функции юридической ответственности: Дис. …
канд. юрид. наук. Самара, 2000. 209 с.
29. Шабуров А.С. Политические и правовые аспекты социальной
ответственности личности: Дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1992. 400
с.
III.ПУБЛИКАЦИИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ
1.Емельянов
А.С.
Меры
финансово-правового
принуждения
//
Правоведение. 2001. №6. С. 42-56.
2.Зимин А.В. Специфика налоговой ответственности российских
организаций // Правоведение. 2001. №6. С. 33-42.
3.Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятельный
вид юридической ответственности // Государство и право. 1997. №2. С.86-92.
4.Смирнов
В.Г.
Уголовная
ответственность
и
наказание
//
Правоведение, 1963 №4. С.78-90.
5.Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах теории правовой
ответственности // Правоведение. 1968. №1. С. 49-58.
6.Хаменушко И.А. О правовой природе финансовых санкций //
Юридический мир. 1997. №1. С. 46-51.
7.Чиркин В.Е. Президентская власть // Государство и право. 1997. №5.
С.15-21.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа