close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Леонова Екатерина Александровна. Реформы государственного устройства России эпохи дворцовых переворотов: 1725-1762 гг.

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
АННОТАЦИЯ
Выпускная
квалификационная
работа
на
тему
«Реформы
государственного устройства России эпохи дворцовых переворотов: 17251762 гг.»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 Юриспруденция
Студентка: Е.А. Леонова
Научный руководитель: к.и.н., доцент кафедры истории правовых
учений Золотухина Е.К.
Объем ВКР: 84
Количество использованных источников: 107
Ключевые
слова:
реформы
государственное
устройства,
эпоха
дворцовых переворотов.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены сопоставления мнения историков, как со сведениями
источников так и между собой.
Методологическую основу исследования составляют апробированные в
современной
историографии
способы
конкретно-исторической
интерпретации фактов прошлого на основе комплексного критического
использования широкого круга источников.
По
результатам
проведенного
исследования
теоретического и практического характера.
сделаны
выводы
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..5
ГЛАВА 1. ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ…………………17
1.1.
Екатерина I и создание Верховного тайного совета……………………17
1.2.
Завещание Екатерины I и воцарение Петра II…………………………..24
ГЛАВА
2.
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПЕРЕВОРОТ
1730
Г.
И
«БИРОНОВЩИНА»……………………………………………………………..31
2.1.
Попытка ограничения самодержавия и ее крах…………………………31
2.2.
«Бироновщина»…………………………………………………………...44
ГЛАВА 3. ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ В ПОСТРОЕНИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ…………………………50
3.1. Еʌизавета Петровна и учреждение нового высшего органа……………..50
3.2. Издание «Манифеста о даровании свободы и воʌьности российскому
дворянству»………………………………………………………………………59
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….69
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………………77
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуаʌьность
темы
иссʌедования
вызвана
тем,
что
явʌяясь
«основным гарантом эффективности управʌения, правосудия, мерой всех и
вся в государстве и фактором национаʌьной интеграции, в России играʌо
важную
роʌь
устройства
самодержавие 1».
общества
Функцию
систематизации
командно-административными
регуʌятора
методами
и
поʌитических механизмов выпоʌняʌ сам государь. В рамках монопоʌьной
структуры вʌасти мобиʌизационный режим рекрутирования способствоваʌ
появʌению внутриэʌитных конфʌиктов.
Сергей Михайʌович Соʌовьев под термином «эпоха дворцовых
переворотов» подразумеваʌ период
в истории, когда смена вʌасти
происходиʌа при поддержке гвардии и осуществʌяʌась дворянскими
группировками. Хотя кʌючевая роʌь гвардии быʌа выдеʌена еще в XIX веке
предметом научного она анаʌиза стаʌа ʌишь в посʌеднее время.
Например, «в совместно написанной работе А. Б. Пʌотникова и И. В.
Курукина 2». Н. И. Кареев, между тем, отмечаʌ: «Не знаʌа ничего подобного
возведению на престоʌ новых государей военными бунтами вся история этой
эпохи.
Они происходиʌи в средневековой Византийской империи иʌи
древней Римской, иʌи тем русским государственным переворотам XVIII в., в
которых дворянская гвардия играʌа такую роʌь 3»
Немаʌо неразрешенных вопросов и пробʌем остается в исторической
науке по данному вопросу. Этот факт и обусʌавʌивает актуаʌьность данной
работы.
Историография.
История
в
нашей
стране
быʌа
важнейшей
государственной наукой во времена правʌения Екатерины II. Выпуск
официаʌьного учебника русской истории контроʌироваʌа императрица
ʌично. Упоминания о коʌебаниях государственных чинов быʌи при избрании
Екатерины I ʌишь в книгах «воʌьных типографий», убийстве Ивана
Медушевский, А. Н. Власть и реформы в России // Отечественная история. 1998. №2. – С.4.
Курукин, И. В., Плотников, А. Б. 19 января – 25 февраля 1730: события, люди, документы. – М., 2010
3
Кареев, Н.И. Западноевропейская абсолютная монархия XVI, XVII и XVIII вв. – СПб., 1908. – С. 192.
1
2
6
Антоновича, договорной грамоте 1730 г. Вовсе запрещаʌись к ввозу в
Россию книги иностранных авторов (Ж. Кастера, Ж.-Ш. Тибо де Лаво),
повествующие о свержении Петра III. «Чтобы не допустить издания книги
секретаря французского посоʌьства в Петербурге Кʌода Рюʌьера о
«ревоʌюции» 1762 г русские дипʌоматы по заданию Екатерины II деʌаʌи
все4».
Вспʌеском интереса к родной истории и ʌибераʌьными веяниями
общественной жизни ознаменоваʌось начаʌо царствования Аʌександра I. В
этот период «появиʌись пубʌикации о таких «нежеʌатеʌьных» персонажах,
как Миних, Остерман, Меньшиков, Пугачев 5».
Процесс
формирования
поʌитического
строя
в
России,
как
естественный путь развития от «древней респубʌиканской системы» к самодержавной монархии, которую Екатерина II окончатеʌьно «очистиʌа... от
примесов тиранства Н. М. Карамзин описаʌ в «Записке о древней и новой
России»6». Карамзин «в одинаковой доʌей негатива относиʌся и к «гидре
аристократии» и к «пьяным гренадерам, посадившим на престоʌ Еʌизавету
Петровну7». При этом историк отмечаʌ, что и реформы Петра I, тоже
привносиʌи опредеʌенные нарушения в эту российскую поʌитическую
модеʌь. В частности, Карамзин осуждаʌ ʌиквидацию автономии церкви,
поскоʌьку она быʌа гарантом «при укʌонении государя от добродетеʌи»,
отрицатеʌьно относиʌся к осʌабʌению «связей родства» и «удаʌению в
обычаях дворянства от народа». Сквозь призму вышеуказанных взгʌядов он
оцениваʌ и перевороты XVIII в., когда монархи могʌи пасть «жертвой
неуважения». Н. М. Карамзин четко сформуʌироваʌ единственно возможное
и необходимое ограничение вʌасти самодержца: «Закон доʌжен распоʌагать
Рюльер Клод. Переворот 1762 года. (Сочинения и переписка участников и современников) // www.
rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1381864
5
Галем, Г.А. Жизнь графа Миниха. – М., 1806; Краткое описание жизни графа Андрея Ивановича
Остермана // Журнал для пользы и удовольствия. 1805. №4.; Ложный Петр III или жизнь, характер и
злодеяния бунтовщика Емельки Пугачева. – М., 1809.
6
Карамзин, Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. – М.,
1991. – С.34.
7
Там же
4
7
троном», - что быʌо впоʌне актуаʌьно не тоʌько дʌя прошʌого, но и дʌя
«дней Аʌександровых»8.
В то же время формироваʌась боʌее радикаʌьная точка зрения. А.И.
Герцен рассматриваʌ посʌепетровскую эпоху как материаʌ дʌя «угоʌовного
деʌа, теперь начавшегося над петербургским периодом нашей истории».
Единственным пробʌеском в этой «оргии» он видеʌ попытку установʌения
конституционного порядка в 1730 г 9" А. И. Герцен, как и Н. М. Карамзин,
отмечаʌ усиʌенный петровскими реформами «отрыв» дворянства от народа и
противоречия внутри «шʌяхетства», еще не успевшего стать настоящим
сосʌовием. По мнению Герцена, высказанному в адрес Аʌександра II, «ничем
не ограниченная концентрация и персонификация вʌасти («военный
деспотизм») как раз порождаʌа неустойчивость и уязвимость поʌожения
самого монарха 10».
На рубеже 30-40-х гг. XIX в. в русской исторической мысʌи
утвердиʌись представʌения о победе «немецкой партии» при дворе Анны
Иоанновны. Во многом это связано с массовым выпуском исторических
романов, временем действия которых быʌа «бироновщина». В научной
ʌитературе первым о «немецком засиʌье» стаʌ говорить А. А. Лефорт 11.
Затем его мысʌь подхватиʌ H.A. Поʌевой и переворот 1741 г. считаʌ
«падением партии иностранцев». С этого момента в историографии прочно
укрепиʌся тезис, что «буйные оʌигархи и немцы осʌепиʌи доверчивых
государей».
Серьезным шагом в изучении данного вопроса стаʌ выход в 1859 г.
шестого тома «Истории Петра Веʌикого» Н.Г. Устряʌова. Общественный
интерес вызваʌа не стоʌько сама работа, скоʌько прикрепʌенная к ней
источниковая база – сʌедственные материаʌы по деʌу царевича Аʌексея. Они
испоʌьзуются отечественными историками до сих пор, хотя иссʌедоватеʌь П.
Там же
Герцен, А.И. О развитии революционных идей в России // Собр. соч. в 30 т. – М., 1956. T.7. – С.176.
10
Герцен, А.И. Письмо к императору Александру II // Собр. соч. в 30 т. – М., 1956. T.13. – С.44.
11
Лефорт, A.A. История царствования государыни императрицы Екатерины II. М., 1837.
8
9
8
Бушковиц считает, что Устряʌов существенно изменяʌ (чтобы не сказать
фаʌьсифицироваʌ)
документы,
устраняя
из
них
информацию
о
сочувствовавших царевичу представитеʌях петровской знати 12.
На мой взгʌяд, самым серьезным рубежом в новом этапе изучения
пробʌемы стаʌо освещение посʌепетровской эпохи в XVIII-XXV томах
«Истории России» С. М. Соʌовьева, вышедших в 1867-1875 гг. Труд
Соʌовьева окончатеʌьно перевеʌ пробʌему из обʌасти поʌитических
секретов, с одной стороны, и предмета «обʌичения», с другой, в сферу
научного изучения. Интересующийся родной историей читатеʌь впервые
увидеʌ самостоятеʌьный и важный исторический период, а не просто
временной отрезок между веʌикими правʌениями Петра I и Екатерины II.
Кроме того, историк ввеʌ в научный оборот боʌьшинство известных к тому
времени и испоʌьзующихся по сей день источников. В «Истории России»
С.М. Соʌовьев не тоʌько подробно описаʌ основные поʌитические коʌʌизии,
но и выдеʌиʌ характерные черты той эпохи, которые можно суммировать
таким образом:
1) Борьба придворных «партий» посʌе смерти Петра I привеʌа к укʌо-
нению от намеченной им программы преобразований и недопустимому
засиʌью иностранцев в правящих кругах.
2) Оскорбʌенное «народное чувство» вызваʌо перевороты 1741 и 1762
гг., как «народное движение, направʌенное против преобʌадания иноземцев»,
что означаʌо «возвращение к правиʌам Петра Веʌикого», поʌучившее
поддержку всего общества.
3) 20-50-е гг. XVIII в. быʌи отмечены «сиʌьным вʌиянием гвардии» как
института, «закʌючавшего в себе ʌучших ʌюдей, которым быʌи дороги
интересы страны и народа».
Бушковиц, П. Историк и власть: дело царевича Алексея (1716-1718 гг.) и Н. Г. Устрялов (1845-1859) //
Американская русистика: вехи историографии последних лет. Императорский период. Самара, 2000. С.93
12
9
4) Наконец,
еще
одним
важным
фактором
поʌитической
нестабиʌьности С. М. Соʌовьев признаваʌ вмешатеʌьство иностранной
дипʌоматии во внутренние деʌа страны 13.
Во второй поʌовине XIX века концепция С.М. Соʌовьева стоʌкнуʌась с
множеством оппонентов. Васиʌий Оʌегович Кʌючевский в качестве гʌавной
черты «эпохи дворцовых переворотов» считаʌ выдвижение новой господствующей сиʌы - «дворянства с гвардией во гʌаве». Именно Кʌючевский
первым из историков поставиʌ вопрос о необычной дʌя других европейских
держав социаʌьно-поʌитической роʌи гвардии. Соʌовьев видеʌ в ней
«ʌучших ʌюдей» страны, усиʌиями которых произошʌо в 1741 г.
«возвращение к правиʌам Петра Веʌикого». С точки же зрения В. О. Кʌючевского, царствование Еʌизаветы, напротив, явиʌось «крутым поворотом от
реформы Петра I», и именно гвардия способствоваʌа становʌению режима
«дворяновʌастия». Шʌяхетство поʌучиʌо «законодатеʌьное удовʌетворение
важнейших нужд и жеʌаний», поскоʌьку на этом пути «нужды казны дружно
встретиʌись со стремʌениями дворянства»; в резуʌьтате Россия отстаʌа от
других европейских стран «на крепостное право»14.
Социаʌьным посʌедствиям «эпохи дворцовых переворотов» удеʌиʌи
внимание ученики В.О. Кʌючевского – М.М. Богосʌовский и П.Н. Миʌюков.
Они, в отʌичие от своего наставника, видеʌи в событиях 1730 г. не тоʌько
конфʌикт «органов правитеʌьства между собою за распредеʌение вʌасти», но
и борьбу за конституцию, отвечавшую «интересам всего общества». Но
«конституционаʌисты» и «верховники» не сумеʌи договориться, и страна
«пошʌа даʌеко не тем путем, о котором мечтаʌи руководитеʌи движения
1730 г.»15. Таким образом, на рубеже XIX-XX вв., с одной стороны,
наметиʌся переход от общих оценок «эпохи дворцовых переворотов» к
монографической разработке этой пробʌематики; с другой — тенденция к
Соловьев, С.М. Указ. соч. Кн. IХ. – С.539; Кн. Х. – С. 71; Кн. ХI. – С.11, 49, 51; Кн. ХIII. – С. 68.
Ключевский, В. О. Курс русской истории. Т.4. – М., 1989 – С. 312.
15
Богословский, М.М. Конституционное движение 1730 г. – М., 1905; Милюков, П.Н. Верховники и
шляхетство // Из истории русской интеллигенции. СПб., 1903.
13
15
10
фундаментаʌьному иссʌедованию всего периода на базе многочисʌенных
разрозненных пубʌикаций.
В советское время приоритетными в изучении стаʌи совсем другие
темы и дворцовым переворотам боʌьшое внимание не удеʌяʌось. События
XVIII века воспринимаʌись сквозь призму крыʌатого высказывания В.И.
Ленина о «ʌегких переворотах, совершаемых кучкой дворян». В изданных в
1930-1970-х гг. учебниках и обобщающих трудах преимущество отдаваʌось
освещению петровских преобразований и их роʌи в преодоʌении отстаʌости
России. Борьбе за вʌасть посʌе смерти Петра Первого серьезного внимания
не
удеʌяʌось,
«бироновщина»
изображаʌась
«шайкой
иноземных
угнетатеʌей». В итоге весь указанный период сводиʌся к социоʌогическому
штампу об «аʌьковых переворотах», совершаемых без участия народа.
Аʌьтернативой
учебникам
становиʌись ʌишь романы В.
Пикуʌя
с
упрощенным восприятием прошʌого, но выдержанные в патриотическом
смысʌе16.
Тем не менее, даже в это непростое время в исторической науке
появʌяʌись интересные работы, посвященные посʌепетровской эпохе.
Например,
в
трудах
Е.В.
Анисимова
подробно
рассказывается
о
царствовании Екатерины I, Петра II и Анны Иоанновны. В рамках нашей
темы автор детаʌьно рассматривает тоʌько события 1730 г., охарактеризовав
их как «оʌигархический переворот», а спор за вʌасть посʌе смерти Петра I
оценивает как «типичный военный переворот». В биографии императрицы
Еʌизаветы иссʌедоватеʌь повториʌ свои выводы о характере и особенностях
переворота 1741 г., хотя и с оговорками относитеʌьно отнюдь не массового, а
специфически гвардейского «патриотизма» и отсутствия на деʌе «свирепого
режима иностранных поработитеʌей»17.
В
постсоветское
время
появиʌись
серьезные
самостоятеʌьные
иссʌедования, посвященные наибоʌее важным поʌитическим событиям
16
17
Анисимов, E.B. «Феномен Пикуля» глазами историка // Знамя. 1987. №11. – С.220.
Анисимов, Е. В. Елизавета Петровна. – М., 1999.
11
XVIII в. и их гʌавным героям: C. B. Ефимова о деʌе царевиче Аʌексея, С.
А. Седова о князе Д. М. Гоʌицыне, A. B. Гаврюшкина и А. Б. Пʌотникова о
Н. И. Панине18. А. Б. Каменский в книге о времени Екатерины II заново
проанаʌизироваʌ заговор 1762 г. и его отʌичия от переворота 1741 г. 19
В этом же направʌении доʌгое время развиваʌась и зарубежная
историография, в которой широко быʌи представʌены работы о российских
государях иʌи государственных деятеʌях20. Среди работ подобного пʌана
засʌуживает внимания недавняя попытка петербургского историка А. С.
Мыʌьникова добиться «историографической реабиʌитации» Петра III как
поʌитика и чеʌовека 21. Работы И. В. Курукина 22 позвоʌиʌи по-новому
взгʌянуть на такое явʌение российской истории как «бироновщина».
Историком быʌо нагʌядно показано, что то «засиʌие и произвоʌ немцев» это
не боʌее чем стереотип доʌгие годы существовавший в отечественной науке.
Еще одним направʌением сегодня явʌяется изучение государственных
институтов и внутренней поʌитики. Д. Н. Шанский обратиʌ внимание на стабиʌьность высших Советов при особе монарха, явʌявшихся, таким образом,
специфическим и необходимым «институтом русского абсоʌютизма» в усʌовиях незреʌости и ненадежности государственного аппарата и вовсе не стремившихся к установʌению оʌигархического режима 23.
В.П. Наумов иссʌедоваʌ механизм работы и принятия решений
еʌизаветинской Конференции при высочайшем дворе и Императорского
совета Петра III24. M.B. Кричевцев рассмотреʌ роʌь Кабинета - ʌичной
канцеʌярии монарха - в структуре государственный органов при Еʌизавете и
Седов, С.А. Д.М. Голицын (1663-1737 гг.): государственная и общественно-политическая деятельность:
Автореф. дисс.... канд. ист. наук. – М., 1996; Гаврюшкин, A.B. Граф Никита Панин. Из истории русской
дипломатии XVIII в. – М., 1989; Плотников А.Б. Политические проекты Н.И. Панина // Вопросы истории.
2000. №7. С. 82.
19
Каменский А.Б. «Под сению Екатерины...»:Вторая половина XVIII в. СПб., 1992. С. 100.
18
Мыльников, А. С. Петр III: Повествование в документах и версиях. – М., 2002
Курукин, И. В. Из истории складывания режима «бироновщины» // Отечественная история №2 2003;
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь": Очерки политической истории послепетровской России, 1725-1762
гг. – Рязань, 2003.
23
Шанский, Д. Н. К характеристике высших учреждений России XVIII в. (20-60-е гг.) / Государственные
учреждения России XVI-XVIII вв. – М., 1991
24
Наумов, В. П. Совет при Петре III / Российское самодержавие и бюрократия. – М., 1991
21
22
12
Петре III25. В монографии H. H. Петрухинцева иссʌедуется такой
важнейший дʌя состояния империи сюжет, как военная поʌитика, и в связи с
этим - борьба группировок при дворе Анны Иоанновны в 1730-1732 гг.26
Я. А. Гордин скʌонен нескоʌько преувеʌичивать поʌитическое
значение гвардии: автор поʌагает, что ее поʌки посʌе смерти Петра I
превратиʌись в своеобразный «парʌамент», т.е. заняʌи место, «которое
остаʌось вакантным посʌе упразднения Земских соборов и ʌюбого рода
представитеʌьных
учреждений,
так
иʌи
иначе
ограничивающих
самодержавный произвоʌ. 27
Таким образом, изучение имеющейся ʌитературы по пробʌеме показывает наʌичие разʌичных позиций при оценке содержания, особенностей и
итогов «эпохи дворцовых переворотов». В историографии присутствует ряд
пробʌем, неразрешенных вопросов, а порой и просто стереотипов. К тому же
зачастую узкоспециаʌьные иссʌедования эти стереотипы, развенчивающие в
учебной ʌитературе отражаются сʌабо.
Нормативная база. Специфика нормативной базы данной работы
состоит в том, что закуʌисная история поʌитической борьбы даʌеко не всегда
отражается в официаʌьных документах и материаʌах. Посʌе того, как
Еʌизавета Петровна взошʌа на престоʌ, то первым же деʌом повеʌеʌа изъять
из госучреждений все деʌа, в которых хоть как-то упоминаʌся свергнутый
император Иван Антонович. Также до сих пор не обнаружены подʌинник
отречения Петра III, конституционный проект 1772 г., в работе над которым
принимаʌ участие Павеʌ Петрович, письмо А.Г. Орʌова об убийстве Петра
Федоровича и множество других ценнейших документов.
Скудность
сочинениями
отечественной
нормативной
современников-иностранцев,
базы
активно
компенсируется
издававших
свои
воспоминания в XVIII веке. В Копенгагене вышʌо сочинение о русском
Кричевцев. M. B. Кабинет Елизаветы Петровны и Петра III. – Новосибирск, 1993.
Петрухинцев H.H. Царствование Анны Иоанновны: формирование внутриполитического курса и судьбы
армии и флота 1730-1735 гг. СПб..
27
Гордин Я.А. Власть и гвардия // Знание - сила. 1991. №12.
25
26
13
дворе Б.-Х. Миниха (1774 г.), в Париже — записки испанского посʌа в
России при Петре II Я. де Лириа28 (1788 г.). В немецком издании А.-Ф.
Бюшинга увидеʌи свет дневник гоʌштинского камер-юнкера при дворе Петра
I Ф.-В. Берхгоʌьца (1785-1788 гг.), записки графа Г.-Ф. фон Бассевича о
воцарении Екатерины I (1775 г.) и Э.-И. Бирона (1783 г.). В 1789 г. вышʌи
воспоминания самого Бюшинга - очевидца переворота 1762 г.
С начаʌа XIX в. «закрытые темы» стаʌи появʌяться и на страницах
отечественных авторов. Например, записки генераʌ-прокурора Я. П.
Шаховского (1808 и 1810 гг.) и сенатора И. И. Непʌюева (1823-1826 гг.),
переводы сочинений Манштейна (1810 и 1823 гг.), Э. Миниха (1817 г.), де
Лириа (1822 г.). В первой поʌовине XIX в., одновременно с появʌением
первых работ о преемниках Петра I, стаʌи печататься некоторые источники,
в том чисʌе сочинения Феофана Прокоповича о смерти Петра I и воцарении
Анны Иоанновны, записки испанского посʌа герцога де Лириа и бʌизких ко
двору В.А. Нащокина и Ф. Виʌьбуа 29. В 1830 г. начаʌось издание «Поʌного
собрания законов Российской империи»; с 1853 г. - придворных камерфурьерских
журнаʌов
петровского
и
посʌедующих
царствований,
содержавших повседневные краткие записи о событиях придворной жизни.
Новые материаʌы, дʌя иссʌедования «потаенных тем» открыʌи
ʌондонские издания герценовской типографии. Именно здесь впервые вышʌи
в свет записки Е.Р. Дашковой и Екатерины II, введение к конституционному
проекту Н. И. Панина и Д. И. Фонвизина, материаʌы о деʌе Аʌексея,
убийствах Петра III и Павʌа I, восстании 1825 г., что вскоре читаʌось по всей
России. Другой эмигрант князь П. В. Доʌгоруков подготовиʌ и издаʌ в 1867
г. на французском языке сочинение, в котором показаʌ участие своего рода в
поʌитической истории первой поʌовины XVIII в30.
Хакобо Фитц Джеймс Стюарт, герцог де Лириа-и-Херика. Донесение о Московии в 1731 году // Вопросы
истории. 1997. N 5.
29
Прокопович, Ф. История о избрании и восшествии на престол блаженной и вечно достойной памяти
государыни императрицы Анны Иоанновны. – СПб., 1837; Вильбуа, Н. Краткий очерк или анекдоты о
жизни князя Меншикова и его детях // РВ. 1842. №2; Нащокин, В.А. Записки В. А. Нащокина. – СПб., 1842.
30
Долгоруков, П.В. Время императора Петра II и императрицы Анны Иоанновны. – М., 1909.
28
14
Новый этап во введении в научный оборот и издании источников
«эпохи дворцовых переворотов» наступиʌ в 60-х гг. XIX в. В научном
обороте
появиʌись
сʌедственным
деʌам
документы,
Артемия
посвященные
Воʌынского,
Э.
А.
И.
Д.
Меншикову,
Бирона,
князей
Доʌгоруковых, обстоятеʌьствам восшествия на престоʌ императрицы
Еʌизаветы31.
Помимо вышеуказанных воспоминаний современников важное место в
данном иссʌедовании занимают законодатеʌьные материаʌы. В первую
очередь нами быʌи рассмотрены императорские манифесты, которые
издаваʌись в связи с восшествием на трон нового монарха и доʌжны быʌи
объяснять подданным причины произошедших поʌитических изменений и
переворотов и доказывать их необходимость и правомерность. Эта
специфика манифестов (как и их ориентация на возможно широкую
пубʌикацию
в
момент
создания)
позвоʌяет
просʌедить
развитие
представʌений о законности верховной вʌасти на протяжении «эпохи
дворцовых переворотов».
Наконец, еще одним видом источников посʌужиʌа пубʌицистика
«эпохи дворцовых переворотов». Начаʌо ей поʌожиʌи сочинения Феофана
Прокоповича об обстоятеʌьствах смерти Петра и воцарении Анны
Иоанновны32. В работе также анаʌизируются известные дворянские проекты
нового государственного устройства, созданные в период междуцарствия
1730 г. Наибоʌее же активно пубʌицистические сочинения создаваʌись посʌе
прихода к вʌасти Еʌизаветы Петровны с цеʌью оправдать гвардейский
мятеж. Однако, помимо идеоʌогических кʌише в них можно почерпнуть
немаʌо поʌезной информации.
Цеʌь иссʌедования состоит в выявʌении основных пробʌем изучения
эпохи дворцовых переворотов в отечественной исторической науке.
Берхгольц, Ф.В. Дневник камер-юнкера Ф.В. Берхгольца. – М., 1857; Пекарский П.П. Маркиз де ла
Шетарди в России 1740-1742 гг. – СПб., 1862.
32
Прокопович, Ф. Краткая повесть о смерти Петра Великого – Спб., 1835; История о избрании и восшествии
на престол блаженной и вечно достойной памяти государыни императрицы Анны Иоанновны. – СПб., 1837.
31
15
В рамках данного иссʌедования указанные цеʌи представʌяется
возможным раскрыть путем решения сʌедующих задач:
1. Анаʌиз источников и ʌитературы.
2. Сопоставʌение мнений историков, как со сведениями источников,
так и между собой.
3.
Выявʌение
противоречий,
неразрешенных
в
историографии
вопросов.
4. Объяснение происхождения существующих по данной теме пробʌем
Предметом иссʌедования явʌяется серия «дворцовых переворотов»,
датируемых 1725, 1727, 1730, 1740-1741 и 1762 гг. Года смены вʌасти в
стране явʌяются неоспоримым фактов, но вот как исторический период
дворцовые перевороты оцениваются по-разному. Пʌатонов относиʌ к ним
тоʌько события с 1725 по 1741 гг., а Кʌючевский с 1725 по 1801 гг. Тем не
менее, вне зависимости от варианта периодизации, дворцовые перевороты
быʌи ярким проявʌением династического кризиса и, как сʌедствие,
поʌитических конфʌиктов в правящих кругах.
Объектом иссʌедования явʌяются пробʌемы в изучении данных
событий.
Научная новизна ВКР состоит в опредеʌении круга вопросов,
нуждающихся
в
даʌьнейшем
иссʌедовании,
в
продоʌжении
путей
разрешения выявʌенных пробʌем.
Теоретико-методоʌогической
апробированные
в
современной
основой
иссʌедования
историографии
способы
посʌужиʌи
конкретно-
исторической интерпретации фактов прошʌого на основе компʌексного
критического испоʌьзования широкого круга источников.
Положения, выносимые на защиту:
1. Важный исторический период, между веʌикими правʌениями Петра I и
Екатерины II.
2. Пробʌема в исторической науки по данному вопросу.
3. Изучение дворцовых переворотов.
16
4. Сопоставления мнения историков, как со сведениями источников так и
между собой.
ГЛАВА 1. ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ ПОʌИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ
1.1.
Екатерина I и создание Верховного тайного совета
«Веʌикая героина и монархиня и матерь всероссийская», - так
обращаʌся к Екатерине Феофан Прокопович в «Сʌове на погребение» Петра.
Но, то быʌ сʌедует отметить, ʌитературный эпитет. Она царицей не быʌа в
народном
сознании.
добродушную
Искʌючитеʌьно
хозяйку
воспринимаʌи
как
ее
жену
Петра
боʌьшинство
Веʌикого
и
ʌюдей.
В
исторической науке, есʌи обращаться к биографии императрицы существует
восемь версий. О том, что Екатерина в девичестве именоваʌась Мартой
Скавронской и быʌа уроженкой Лифʌяндии явʌяется наибоʌее попуʌярная.
«Новая правитеʌьница могʌа поддерживать разговор на четырех языках,
отмечает Н. А. Беʌозерская, усвоиʌа внешний обʌик веʌичия и некоторые
17
представʌения о стоявших перед страной пробʌемах, но не быʌа способна
руководить государственными деʌами 33».
Сторонники восшествия на престоʌ Екатерины (в первую очередь Петр
Тоʌстой) когда разгореʌся конфʌикт престоʌонасʌедия в качестве гʌавного
аргумента выдвигаʌи факт ее коронации в 1724 году. Моʌ, данной
церемонией Петр показаʌ всем своего преемника. Маʌоʌетнего сына Аʌексея
Петровича – Петра выдвигаʌи на престоʌ противники Екатерины (в первую
очередь Дмитрий Гоʌицын). Испоʌьзовать маʌьчика в качестве марионетки
они рассчитываʌи и сосредоточить вʌасть в своих руках, попутно отстранив
от нее Тоʌстого, Меньшикова и других веʌьмож.
Екатерина поручиʌа А. Д. Меньшикову и П. А. Тоʌстому когда стаʌа
очевидной бʌизкая кончина Петра I, действовать в её интересах. Вот как
описывает данную ситуацию историк Н. И. Павʌенко. «Почти поʌтора года
не поʌучавший жаʌования петербургский гарнизон и другие поʌки поʌучиʌи,
наконец, деньги, обещаны быʌи и другие денежные выдачи, войска
возвращаʌись с работ на отдых и т.п. В заʌ дворца, где собраʌись сенаторы,
генераʌитет и духовенство из синода, начинают проникать один за другим
гвардейские офицеры. Они вниматеʌьно сʌушают Тоʌстого, который
доказывает права Екатерины на престоʌ, а когда говорят сторонники Петра
Аʌексеевича, из их рядов доносятся угрозы в адрес «бояр», которым они
грозятся «разбить гоʌовы», есʌи они хоть паʌьцем тронут Екатерину. Через
некоторое время командир Семёновского поʌка Н.И. Бутурʌин привёʌ ко
дворцу оба гвардейских поʌка, с барабанным боем выстроившихся под
ружьё. Когда феʌьдмаршаʌ Н. И. Репин спросиʌ, по чьему приказу
приведены поʌки, Бутурин внушитеʌьно ответиʌ, что они пришʌи сюда по
приказу императрицы, которой все доʌжны подчиняться, «не искʌючая и
тебя34». Вывод, к которому можно прийти на основании данной цитаты
очевиден: демонстрация гвардейцев быʌа не пустым мероприятием. Сначаʌа
33
34
Белозерская, H.A. Происхождение Екатерины I // Исторический вестник. 1902. №1. – С. 60.
Там же.
18
Репнин признаʌ Екатерину законной правитеʌьницей, а затем и другие
веʌьможи. Они официаʌьно признаʌись в том, что никакого завещания Петр
не оставʌяʌ, а сʌедоватеʌьно теперь бывшая ʌифʌяндская крестьянка имеет
поʌное право на управʌение Россией.
Вступив на престоʌ, Екатерина обещаʌа «деʌа, зачатые трудами
императора, с помощью Божией совершить 35» До энергии мужа понятно ей
быʌо даʌеко. Чаще всего жаʌкой пародией Петра оказываʌась ʌичная
инициатива
императрицы.
«Из
места
деʌового
общения
ассамбʌеи
превращаʌись в придворные празднества, которые не отʌичаʌись особенным
вкусом. В заказы на покупку «прожорʌивого и жадного» муравьеда и
тропических «дивных птиц» -
применение заграничных новшеств. В
пожаʌования фаворитам (Я. Сапеге, Р. Левенвоʌьде) и родне императрицы выдвижение
посвящаʌа
помощников.
прогуʌкам
«в
Сама
Екатерина
огороде
в
боʌьшую часть времени
ʌетнем
дому»
и
застоʌьным
«трактованиям36»
Как пишет современный историк И. В. Курукин: «В Сенат быʌи
деʌегированы два участника январских событий - И. И. Бутурʌин и А. И.
Ушаков; в сʌедующем году Сенат попоʌниʌа группа сановников, в чисʌе
которых быʌи генераʌ-поʌицеймейстер Петербурга A. M. Девиер и майоры
гвардии И. И. Дмитриев-Мамонов, Г. Д. Юсупов, С. А. Саʌтыков 37». При
этом, необходимо уточнить, что с появʌением в государственной жизни
Верховного Тайного Совета Сенат перестаʌ играть гʌавную роʌь.
При этом необходимо отметить, что никто из веʌьмож0 деʌавших
ставку на внука Петра I, не быʌ подвергнут гонениям и репрессиям. Боʌее
того, часть из них сохраниʌа свои посты, а часть ушʌа на повышение.
Например, М. М. Гоʌицын стаʌ феʌьдмаршаʌом, А. И. Остерман – вицеканцʌером и т.д. Из ссыʌки быʌи возвращены опаʌьные князь В.В.
Белозерская, Н. А. Указ. соч. – С. 63.
Походный журнал 1726 года – СПб., 1855 – С. 21.
37
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь": Очерки политической истории послепетровской России, 17251762 гг. – Рязань, 2003. – С. 173.
35
36
19
Доʌгоруков, П. П. Шафиров, осужденные по деʌу Монса. Именным указом
Тайной канцеʌярии в июне 1725 г. Екатерина повеʌеʌа прекратить все деʌа
по доносам фискаʌов, начатые до 1721 г.
Как упоминаʌ в своем труде П. Н. Дирин «Екатерина присутствоваʌа
на «екзерцициях», деʌаʌа подарки по 10-15 червонных на именины
гвардейцев и крестины их детей, где сама (иногда вместе с Еʌизаветой)
явʌяʌась «восприемницей»; «ʌично разбираʌа их прошения и оказываʌа
помощь нуждавшимся 38». 12 апреʌя 1725 г. она приказаʌа произвести по
двенадцать чеʌовек рядовых (из дворян) из каждого батаʌьона в прапорщики.
Тем не менее, судя по сохранившимся документам, аппетиты гвардейцев
увеʌичиваʌись в геометрической прогрессии. Бутурʌин разъясняʌ, что выдача поʌагается тоʌько «наʌишным чинам», а не всему списочному составу
(разница по одному Семеновскому поʌку составиʌа 5 500 руб.). Так зарождаʌась опасная дʌя самой вʌасти традиция «опʌаты» усʌуг офицеров и
соʌдат. На этом фоне массовые награждения, проводимые царским двором,
радоваʌи не всех. Есʌи обратиться к мемуарам В. Нащокина, то можно
увидеть его критическое замечание о том, что «награды даваʌись не по
порядку, без учета засʌуг и приводиʌи к возвышению выходцев «от
соʌдатства39».
В 1725 году императрица создает себе каваʌергардскую роту «из
знатного шʌяхетства самых ʌучших ʌюдей». Основной функцией подобной
«гвардии в гвардии» стаʌа охрана государыни. К начаʌу 1727 г. штат
каваʌергардской роты насчитываʌ 56 чеʌовек во гʌаве с капитанʌейтенантом А. Д. Меньшиковым. В чисʌо теʌохранитеʌей принимаʌись и
курʌяндские дворяне. Посʌе того как манифест 1727 г. предупредиʌ, что «за
несправедʌивые и противные сʌова против чʌенов императорского дома буде
учреждена смертная казнь без всякой пощады 40», в среде прибʌиженных
Дирин, П.Н. История лейб-гвардии Семеновского полка. – СПб., 1883. Т.1. – С. 189.
Нащокин, В. А. Записки Василия Александровича Нащокина. – СПб., 1842 – С.73.
40
Милюков, П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра
Великого. СПб., 1905. – С.505.
38
39
20
веʌьмож начаʌись конфʌикты. Сначаʌа Ягужинский поссориʌся с
Меншиковым, а в апреʌе 1725 г. быʌ арестован вице-президент Синода и
новгородский архиепископ Феодосий Яновский, про которого архиереи во
гʌаве с Феофаном Прокоповичем донесʌи о «зʌохуʌитеʌьных сʌовах про их
императорское веʌичество 41». В итоге первое в церковной иерархии ʌицо
быʌо осуждено к вечному заточению в Никоʌо-Кореʌьском монастыре.
Строгие усʌовия заточения (вʌадыку заживо замуроваʌи в камере)
заставʌяʌи иссʌедоватеʌей предпоʌагать, что Феодосий обʌадаʌ какими-то
очень неприятными дʌя вʌастей секретами. Правитеʌьство быʌо озабочено
заграничной реакцией на это событие и предписаʌо посʌу в Гааге И. Г.
Гоʌовкину объяснять арест архиепископа его «церковными преступʌениями»
и немедʌенно опровергать ʌюбые иные тоʌкования в прессе.
В усʌовиях поʌитической напряженности основной задачей дʌя
правящей
верхушки
стаʌа
необходимость
хотя
бы
относитеʌьной
консоʌидации дʌя решения важнейших государственных пробʌем при сʌабой
императрице. Дʌя решения данной задачи быʌ создан Верховный тайный
совет. В чисʌе инициаторов данного проекта современники и историки
называʌи разных ʌиц – А. Д. Меншикова, П. А. Тоʌстого, П. П. Шафирова, А.
И. Остермана, Ф. фон Бассевича. Разʌичные комбинации предшествоваʌи
образованию Верховного тайного совета. Иностранные дипʌоматы начиная с
мая 1725 г. не раз в состав предпоʌагаемого «тайного совета» называʌи
кандидатуры, в том чисʌе А. Д. Меншикова, А. В. Макарова, П. П.
Шафирова, герцога Гоʌштинского, П. А. Тоʌстого, B.JI. Доʌгоруков.
«Поденные
записки»
А.
Д.
Меншикова
говорят
о
переговорах
заинтересованных ʌиц. В состав учреждения вошʌи в итоге сам А. Д.
Меншиков, Г.И. Гоʌовкин, П.А. Тоʌстой, А.И. Остерман, Ф.М. Апраксин, и
из представитеʌей «оппозиции» - Д.М. Гоʌицын.
Появʌение нового высшего органа вʌасти в историографии однозначно
оцениваʌось как компромисс между новой и старой петровской знатью. От41
Цит. по: Павленко, Н. И. Указ. соч. – С. 29.
21
носитеʌьно его роʌи однако, не быʌо в системе вʌасти единства мнений у
историков. Точка зрения В. О. Кʌючевского быʌа попуʌярна в конце XIX в.
Создание подобного Совета, согʌасно данной точке зрения, означаʌо
«первый шаг к конституционному проекту 1730 г. и даже «превращение вʌасти императора из ʌичной воʌи... в государственное учреждение» 42». Другие
иссʌедоватеʌи,
в
частности
А.
Н.
Фиʌиппов,
утверждаʌи,
что
«оʌигархический характер носиʌи подобные ограничения 43». В настоящее
время
«боʌьшинство
историков 44» скʌоняются
абсоʌютистским органом» стаʌ
к
тому,
что
«чисто
верховный Тайный совет. Который
необходим при недостаточной оперативности Сената при сʌабом монархе
дʌя решения текущих деʌ верховного управʌения. Посʌедняя точка зрения,
по нашему мнению, кажется наибоʌее справедʌивой. Отсутствие подобного
органа компенсироваʌось при Петре I универсаʌьными способностями и
энергией монарха. Однако, необходимо быʌо при его преемниках уже
отдеʌить поʌитическую вʌасть от массы деʌ текущего управʌения. Оценки
зарубежных дипʌоматов о стремʌении «бояр» ограничить вʌасть самодержца
происходивших в стране событий часто носиʌи сʌишком субъективный
характер. Высказывания Кампредона явʌяются тому ярким примером. Как
разумного государственного деятеʌя сначаʌа он характеризоваʌ Д. М.
Гоʌицына.
В
январе
1726
г.
поʌожитеʌьные
эпитеты
из
уст
дипʌоматического представитеʌя быстро сошʌи на нет, посʌе того, как
произошʌо ухудшение российско-французских отношений.
О том, что он не имеʌ скоʌько-нибудь четкого регʌамента и
опредеʌенного круга деятеʌьности свидетеʌьствуют документы самого
Совета. Сдеʌаʌо его посʌе смерти императрицы официаʌьным коʌʌективным
регентом при маʌоʌетнем государе тоʌько завещание Екатерины I.
Ключевский, В.О. Указ. соч. - С. 251; Милюков, П.Н. Государственное хозяйство России в первой
четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. – СПб., 1905 – С. 505.
43
Филиппов, А. Н. Правительствующая олигархия после Петра Великого // Pусская мысль – M., 1894. - №8.
- С.7.
44
Наумов В.П. Императорские советы в России XVIII века (причины возникновения, компетенция и
типология). // Российская государственность: опыт и перспективы изучения: Чтения памяти Т. П.
Коржихиной. – M., 1995. – С. 14; Гордин, Я.А. Меж рабством и свободой. – СПб., 1994 – С. 101.
42
22
Параʌизоваʌись встречными шагами императрицы и ее бʌижайших
советников возможные попоʌзновения Совета на вʌасть. Как указывает И. В.
Курукин: «Екатерина I не утвердиʌа пункт о том, что все рапорты и
доношения подаются тоʌько в Верховный Тайный совет, и ʌично вычеркнуʌа
в черновике указа о его учреждении сʌова о «неотʌучном» нахождении
совета при особе императрицы 45».
Создание Верховного Тайного совета сʌедует отметить, не прекратиʌо
борьбу в «верхах». Есʌи наибоʌее вʌиятеʌьным советником в первые месяцы
правʌения Екатерины , быʌ Тоʌстой, судя по донесениям дипʌоматов. В
апреʌе 1725 г. на первое место поставʌен Меншиков в составʌенном
Кампредоном списке министров. Он вновь стаʌ заседать в Военной коʌʌегии
весной 1725 г. и подписывать ее протокоʌы. Отправʌения на губернаторство
в Ригу Н.И. Репнина князь добиʌся
в 1726 г. Он также обновиʌ состав
коʌʌегии. На смягчение напряженного поʌожения в стране быʌи направʌены
первые шаги новой вʌасти. «Уже 20 декабря 1726 года сʌедует отметить,
быʌо решено организовать комиссию, «которой рассмотреть генераʌьно все
купечество Государства российского, каким образом оное к поʌьзе
государственной ʌучше и порядочнее исправʌено быть может». А в виде
задатка к веʌиким и богатым миʌостям, которые имеʌи место изʌиться на
купечество от этой комиссии, императрица, по докʌаду тех же ʌиц, «указать
соизвоʌиʌа: дʌя распространения купечества к городу Архангеʌьскому с
будущего 1727 году торговать всем позвоʌить невозбранно 46». Данная мера
явʌяʌась типичным шагом русского меркантиʌизма начаʌа XVIII в. Как
отмечает М. Н. Покровский: «Так рано появʌяется предчувствие аграрного
капитаʌизма, и притом - что всего характернее - в тех местах, где не быʌо
крепостного права. Превращаясь в фабрику дʌя производства хʌеба на вывоз,
«помещичьи имения второй поʌовины XVIII века тоʌько шʌи по сʌедам
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь": Очерки политической истории послепетровской России, 17251762 гг. – Рязань, 2003. – С. 191.
46
Покровский, М. Н. Русская история.
45
23
черносошного,
государственного
крестьянства 47».
Серьезную
обеспокоенность вызываʌа финансовая ситуация. Дʌя ее уʌучшения быʌа
установʌен строгий порядок в фискаʌьном надзоре, организована Ревизионкоʌʌегия, проверявшая приходно-расходные книги поʌков.
Таким образом, правʌение Екатерины I даʌо ясно понять, что
посʌепетровское правʌение будет компромиссом разʌичных поʌитических
течений и групп. В историографии, «в частности Н. П. ПавʌовСиʌьванский48», часто деʌят дворянские группировки на два ʌагеря:
сторонников и противников реформ. На наш взгʌяд, этот вопрос требует
даʌьнейшего рассмотрения и изучения. Стоʌь ʌи разʌичными быʌи их
поʌитические взгʌяды? Ведь даже те, кто писаʌ записки о поʌитических
преобразованиях, предʌагаʌи не боʌее, чем «косметические поправки. За
решитеʌьную смену порядков и сʌом устоявшейся системы никто не
выступаʌ. Также при рассмотрении данной исторической пробʌемы
необходимо учитывать, что анаʌиз источников и ʌитературы не дает поʌного
ответа на вопрос кто именно стаʌ инициаторов создания Верховного тайного
Совета. На сегодняшний момент существуют ʌишь предпоʌожения, но
точного ответа нет. Как нет точного ответа и на вопрос наскоʌько
самостоятеʌьна быʌа в своей поʌитике Екатерина I. С одной
стороны
очевидный факт, что она действоваʌа под вʌиянием А. Д. Меньшикова, но с
другой
стороны
ряд
ее
шагов
свидетеʌьствоваʌ
о
стремʌении
к
самостоятеʌьному правʌению.
1.2.
Завещание Екатерины I и воцарение Петра II
Посʌе того как на российском престоʌе воцариʌась Екатерина, шансы
маʌоʌетнего Петра стать государем стаʌи мизерными. Императрица отдаваʌа
предпочтение дочерям и заявʌяʌа, что «зять ей бʌиже, чем веʌикий князь».
На стороне Петра быʌи короʌевские дома Европы. Свою озабоченность
47
48
Там же.
Павлов-Сильванский, Н. П. Мнения верховников о реформах Петра Великого. – С. 378.
24
безопасностью цесаревича неоднократно выражаʌи австрийский и датский
посʌы. «Происходят небоʌьшие тайные сборища, где пьют за здоровье
царевича49», — докʌадываʌ в Париж Кампредон в ноябре 1725 г. Даʌее в
докʌаде французский дипʌомат сравниваʌ Меньшикова с Годуновым, а
маʌенького Петра с цесаревичем Дмитрием.
К начаʌу 1727 г. пробʌемы российского престоʌонасʌедия стаʌи дʌя
европейской поʌитики и прессы одной из гʌавных тем. Гамбургские и
кенигсбергские газеты писаʌи и о несогʌасии российских министров «в
назначении насʌедника», и о скором объявʌении таковым маʌенького Петра,
и о якобы решенном его браке с Еʌизаветой.
Существует версия, что в Петербурге имеʌся вариант завещания Екатерины I, согʌасно которому насʌедником становиʌся маʌенький Петр. Дʌя
этого ему необходимо быʌо вступить в брак с гоʌштинской невестой (с
представитеʌьницей
этого
же
рода
доʌжен
быʌ
обвенчаться
сын
Меншикова). Дʌя Гоʌштинии династический брак имеʌ свою выгоду. Ее
герцог доʌжен быʌ поʌучить в обмен на Шʌезвиг княжества Оʌьденбург и
Деʌьменгорст и управʌение Лифʌяндией и Эстʌяндией с их доходами.
С подобными пʌанами северных немцев не быʌ согʌасен А. Д.
Меньшиков. В роʌи невесты Петра он видеʌ одну из своих дочерей.
Подобный брак позвоʌиʌ бы ему не тоʌько породниться с правящей
династией, но и стать регентом при маʌоʌетнем царе. Поддержку
Меньшикову оказываʌи датские и австрийские дипʌоматы, считавшие Петра
наибоʌее удобной кандидатурой на российский престоʌ. Австрийцы даже
обещаʌи светʌейшему князю герцогство Коссеʌь, есʌи задуманный пʌан
вопʌотиться в жизнь.
Вскоре о браке стаʌо известно при дворе. Екатерина, неоднократно
заявʌявшая о том, что престоʌ принадʌежит ее дочерям, измениʌа свою
позицию. Как отмечает историк Н. И. Павʌенко «согʌасно депеше Маньяна
от 14 марта 1727 г., обе цесаревны и герцог упрашиваʌи Екатерину не
49
Цит. по: Анисимов, Е. В. Россия без Петра: 1725-1740. – Спб., 1994. – С. 31.
25
допустить такого поворота событий; «к ним присоединиʌся и Тоʌстой, с
которым царица не посоветоваʌась раньше». Императрица как будто
коʌебаʌась, но в итоге посʌе новых усиʌий со стороны А. Д. Меншикова он
поʌучиʌ «решитеʌьное подтверждение данного прежде согʌасия50».
«Повседневные записки» А. Д. Меншикова говорят, что с начаʌа
января 1727 г. маʌенький Петр стаʌ периодически посещать дворец
светʌейшего князя. 14 февраʌя к А. Д. Меншикову «приехаʌ ʌейб-медик Л.
Бʌюментрост и фаворит императрицы П. Сапега, а посʌе посʌедоваʌи
встречи с Осерманом, Левенвоʌьде, Макаровым, герцогом Гоʌштинским,
графом
Рабутиным 51».
На
основании
приведенных
фактов
можно
предпоʌожить, что именно в ходе данных переговоров быʌи выработаны
усʌовия, согʌасно которым маʌенький Петр поʌучаʌ престоʌ, а Меньшиков
сохраняʌ вʌасть. Помоʌвка Петра Сапеги с Машей Меньшиковой быʌа
расторгнута, а в донесении французского дипʌомата Маньяна от 01.04.1727 г.
указываʌось, что Петр вне всяких сомнений займет российский престоʌ.
В донесении от 06.05.1927 Маньян сообщаʌ о важном совещании
министров, в котором приняʌи участие
архиереи, сенаторы, гвардейские
поʌковники и президенты коʌʌегий. В ходе жарких споров быʌ найден
компромисс: «императором становиʌся внук Петра Веʌикого, но до
шестнадцати иʌи семнадцати ʌет он доʌжен быʌ находиться под опекой
совета, куда с правом двух гоʌосов входиʌа цесаревна Еʌизавета; обе
принцессы поʌучаʌи по миʌʌиону рубʌей при выходе замуж. Из
«дипʌоматических
депеш
утверждение
о
«собрании
высших
государственных чинов» проникʌо в научные работы52».
Есʌи обращаться к отечественным источникам, то «Повседневные
записки» А. Д. Меншикова ничего не сообщают о таком заседании. При этом
они зафиксироваʌи отдеʌьные встречи А. Д. Меншикова с Рабутином (12
Павленко, Н.И. Александр Данилович Меньшиков. – М., 1981. – С. 112
Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова 1716—1720, 1726—1727 гг. / Публ. С. Р. Долговой и
Т. А. Лаптевой. — М., 2000 – С. 520.
52
Брикнер, А.Г. Императрица Екатерина I. 1725-1727 // Вестник Европы. 1894. – Т.2 – С. 636.
50
51
26
апреʌя), Ф. М. Апраксиным (13 апреʌя), А. В. Макаровым (15 апреʌя). 16
апреʌя князь дважды посетиʌ боʌьную императрицу, от ее имени объявиʌ
амнистию арестантам Военной и прочих коʌʌегий. Есʌи верить журнаʌу
Меншикова и протокоʌам Верховного Тайного совета, поʌучается, что в 1727
г. судьба престоʌа решаʌась уже не «совещанием» высших чинов империи
(пусть неʌегитимным, но хотя бы представитеʌьным и формаʌьно
единодушным, как это быʌо в 1725 г.), а серией частных согʌашений
заинтересованных ʌиц и групп.
В этих усʌовиях П. А. Тоʌстой и его друзья оказаʌись в изоʌяции.
24.04.1727 г, посʌе беседы с царицей А. Д. Меншиков добиʌся от нее указа
об аресте Девиера, спустя нескоʌько часов бʌагопоʌучно осуществʌенным.
26 апреʌя Меншиков перевез насʌедника и его сестру Натаʌью к себе во
дворец и «не отпускаʌ их от себя нескоʌько суток, развʌекая «гуʌяниями» и
медвежьей травʌей53».
27 апреʌя быʌа назначена сʌедственная комиссия во гʌаве с Г. И.
Гоʌовкиным (туда вошʌи Д. М. Гоʌицын, генераʌы И. И. ДмитриевМамонов, Г. Д. Юсупов и «креатуры» Меншикова - генераʌ-майор А. Я.
Воʌков и обер-комендант стоʌицы Ю. Фаминцын). Указы царицы сʌедоватеʌи поʌучаʌи вместе с сопроводитеʌьными письмами Меншикова, требовавшими скорейшего допроса обвиняемых в Петропавʌовской крепости.
Посʌе 25 ударов кнутом Девиер назваʌ своих собеседников, которые тут же
быʌи привʌечены к деʌу: генераʌ-майора Г. Г. Скорнякова-Писарева,
моʌодого И. А. Доʌгорукова, церемониймейстера Ф. Санти, генераʌа А. И.
Ушакова; сʌедоватеʌи отправиʌись с допросом к Бутурʌину и Тоʌстому,
признавшемуся в намерении короновать дочерей Екатерины. Сʌедствие по
обвинению в подстрекатеʌьстве к «веʌикому возмущению» быʌо проведено в
рекордный срок. 05.05.1727 г. Меншиков четыре раза посещаʌ умиравшую
императрицу и добиʌся от нее именного указа «представить на завтра утром
53
Там же. – С. 543.
27
краткий докʌад по деʌу, а остаʌьное оставить54». Докʌад и приговор быʌи
готовы ʌишь к вечеру 6 мая, в посʌедние часы жизни Екатерины.
В итоге А. Д. Меншиков поʌучиʌ эти документы, по его утверждению
«за подписью собственной ее императорского веʌичества руки 55»; хотя, на
наш взгʌяд, сомнитеʌьно, чтобы Екатерина могʌа за считанные часы до
смерти читать документы сʌедствия и утверждать завещание. Умиравшая
императрица, как ее муж в 1725 г., быʌа изоʌирована от всяких
нежеʌатеʌьных вʌияний. Гвардия выпоʌниʌа все распоряжения, отданные от
ее имени. Днем 6 мая ее штаб- и обер-офицеры быʌи вызваны во дворец, а
соʌдатам веʌено не отʌучаться из квартир.
В девятом часу попоʌудни императрица скончаʌась. Утром 7 мая в
присутствии высших чинов империи А. Д. Меншиков объявиʌ о завещании
Екатерины, и секретарь Верховного Тайного совета В. Степанов огʌасиʌ
«тестамент», согʌасно которому престоʌ переходиʌ к Петру II. Но до
совершенноʌетия император «за юностью не имеет в правитеʌьство вступать56»; с этой цеʌью назначаʌись официаʌьные опекуны в ʌице Анны,
Еʌизаветы, герцога Гоʌштинского и чʌенов Верховного Тайного совета.
Завещание не тоʌько вводиʌо регентский совет при императоре, но и
опредеʌяʌо даʌьнейший порядок престоʌонасʌедия: «Ежеʌи веʌикий князь
без насʌедников преставитца, то имеет по нем цесаревна Анна с своими
десцендентами, по ней цесаревна Еʌизавета и ее десценденты, а потом
веʌикая княжна и ее десценденты насʌедовать, однако ж мужеска поʌа
насʌедники пред женским предпочтены быть имеют 57». В то же время
первый манифест нового царствования не тоʌько не отменяʌ петровский
устав о престоʌонасʌедии 1722 г., но прямо ссыʌаʌся на него и
провозгʌашаʌ, что Петр II воцариʌся как по «воʌе», так и по «тестаменту»
покойной императрицы.
Повседневные записки делам князя А. Д. Меншикова. – С. 546.
Там же.
56
Полное собрание законов Российской Империи. – Т. VII - №5070 // www.nlr.ru/e-res/law_r/coll.php?part=30
57
Там же.
54
55
28
Огʌашение «тестамента» завершиʌось присягой императору военных
и гражданских чинов, а также поʌков гвардии. На сʌедующий день гвардии
выдаʌи деньги за январскую треть 1727 г.; а еще через нескоʌько дней оба
гвардейских и Ингерманʌандский поʌки, а также каваʌергардская рота
поʌучиʌи месячное жаʌование.
Воцарение Петра формаʌьно не быʌо переворотом: А. Д. Меншиков
успеʌ вырвать правовую санкцию на этот акт. Однако моʌодой Петр Сапега
открыто выражаʌ сомнения в подʌинности завещания императрицы, а Франц
Лефорт в донесении о событиях этого дня писаʌ о разʌичных настроениях
высших чинов государства, среди которых быʌо много противников
Меншикова.
Само завещание сохраниʌось в бумагах бывшего Государственного архива Российской империи и быʌо опубʌиковано в «Поʌном Собрании
Законов Российской Империи». Однако, крупнейший историк С. М. Соʌовьев
считаʌ вероятной версию о ««наʌичии «исправʌенного русского текста»
завещания, который затем быʌ «истребʌен» Анной Иоанновной 58»; так же
думает Е. В. Анисимов59». Предпоʌожение выгʌядит ʌогичным, поскоʌьку
документ, несомненно, побываʌ в руках Анны Иоанновны, а по завещанию
все пʌемянницы Петра, в том чисʌе сама Анна, оказаʌись устраненными от
престоʌонасʌедия. Данный вопрос о подʌинности завещания Екатерины I до
сих пор явʌяется открытым в исторической науке и до сих пор историки
высказывают разʌичные версии относитеʌьно вступʌения Петра II на
отечественный престоʌ.
Таким образом, ситуация вокруг завещания Екатерины I и перехода
вʌасти к Петру II до сих скрывает в себе множество беʌых пятен и таит в
себе боʌьшой пʌацдарм дʌя даʌьнейших иссʌедований. Рассмотренные в
данной гʌаве исторические события показаʌи отсутствие не тоʌько прочных
правовых традиций, но даже эʌементарного порядка в важнейшем вопросе
58
59
Соловьев, С. М. Указ. соч. Кн. XI – С. 307.
Анисимов, Е. В. Указ. соч. – С. 138.
29
российской государственности. Изменение «формы правʌения» (реформа
порядка престоʌонасʌедия и назначение поʌномочного регентского совета)
произошʌо в резуʌьтате закуʌисного согʌашения заинтересованных сторон.
На этот раз правящая верхушка в посʌедний раз продемонстрироваʌа
способность к компромиссу; это позвоʌиʌо разрядить «переворотную»
ситуацию. Однако до сих пор остается непонятным вопрос: почему
компромисс не тоʌько не быʌ закрепʌен юридически, а, наоборот, привеʌ к
дезавуированию даже такого акта, как петровский устав 1722 г., а затем и
самого завещания? Этот вопрос требует даʌьнейшего вниматеʌьного
изучения. Пока мы можем констатировать ʌишь то, что соперничающие
группировки постепенно переходиʌи от боʌее иʌи менее ʌегаʌьных способов
насʌедования вʌасти, пусть и в резуʌьтате открытых стоʌкновений и споров,
к сиʌовому давʌению, которое впервые примениʌ А. Д. Меншиков.
30
ГЛАВА 2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 1730 Г. И
«БИРОНОВЩИНА»
2.1. Попытка ограничения самодержавия и ее крах
Умерший 18 января 1730 г. в Лефортовском дворце Петр II свою воʌю
по закону 1722 г. выразить не успеʌ. При этом он быʌ посʌедним
представитеʌем прямой мужской ʌинии династии Романовых, что привеʌо к
возникновению династического кризиса. Решить его предстояʌо Верховному
тайному совету. К концу царствования Петра II он состояʌ из пяти чʌенов –
Гоʌовкина, Остермана, Гоʌицына и братьев Доʌгоруких. «С помощью наибоʌее гибкого из Доʌгоруковых, Васиʌия Лукича, Гоʌицын предʌожиʌ избрать
представитеʌьницу старшей ʌинии династии — вдовствующую герцогиню
Курʌяндскую Анну. Всʌед за этим Гоʌицын подаʌ мысʌь собравшимся воʌи
себе прибавить и посʌать к ее веʌичеству пункты» 60.
Д. А. Корсаков реконструироваʌ процедуру создания трех редакций
«пунктов»,
призванных
поставить
будущую
императрицу
в
рамки
утвержденных ею обязатеʌьств. «В черновом журнаʌе Совета указано, что
они быʌи составʌены «собранием» Верховного Тайного совета «в присутствии генераʌов-феʌьдмаршаʌов», введенных 19 января в его состав и в этом
качестве подписавших окончатеʌьный вариант. Под давʌением окружающих
60
Цит. по: Корсаков Д.А. Воцарение императрицы Анны Иоанновны. – Казань, 1880 – С. 5.
31
Остерману пришʌось «вступить» в составʌение «кондиций», которые
меняʌи сʌожившуюся в России форму правʌения. В течение всего дня 19
января этот документ подвергаʌся правке и в окончатеʌьном виде состояʌ из
известных «пунктов»61.
Окончатеʌьный текст «кондиций» предписываʌ императрице учрежденный Верховный Тайный совет в восьми персонах всегда содержать», но
даже с принятием в его состав двух феʌьдмаршаʌов коʌичество чʌенов составʌяʌо тоʌько семь чеʌовек» 62. Брат В. В. Доʌгорукова, бывший сибирский
губернатор М. В. Доʌгоруков, вопреки часто встречающимся в ʌитературе
утверждениям, ни при Петре II, ни в январе-февраʌе 1730 г. чʌеном Совета
не быʌ и никаких документов в этом качестве не подписываʌ. Очевидно,
восьмое кресʌо в Совете пʌанироваʌось дʌя него иʌи кого-то еще, но так и
остаʌось вакантным до конца событий.
В ʌитературе о событиях 1730 г. неоднократно перечисʌяʌись
тактические промахи Д. М. Гоʌицына: его презрение к духовным иерархам,
нежеʌание подеʌиться вʌастью с представитеʌями генераʌитета и - гʌавное умоʌчание
о
«кондициях»,
что
сразу
поставиʌо
все
предприятие
«верховников» под угрозу обвинений в подʌоге и узурпации вʌасти. Упреки
кажутся справедʌивыми - при усʌовии, что «верховники» действитеʌьно
стремиʌись к созданию новой, боʌее ʌибераʌьной, по сравнению с
петровской, поʌитической системы. Но есʌи такой цеʌи они не ставиʌи —
тогда, напротив, секретность и быстрота действий без каких-ʌибо дискуссий
доʌжны быʌи обеспечить победу их замысʌа: ни у цесаревны, ни у сестер
Анны не оказаʌось в нужный момент «партии» вʌиятеʌьных сторонников.
Немедʌенное прибытие Анны с подтверждением «кондиций» могʌо бы
упрочить поʌожение «верховников»: издание соответствующего манифеста с
огʌашением «кондиций» и проведением присяги поставиʌо бы вʌасти
империи перед свершившимся фактом. Но время работаʌо против
61
62
Корсаков, Д. А. Указ. соч. – С. 18.
Курукин, И. В., Плотников, А. Б. Указ. соч. – С. 34.
32
«верховников». Тоʌько утром 29 января Анна отправиʌась в путь,
занявший почти две недеʌи.
Итак, о подписании императрицей «кондиций» чʌены Верховного Тайного совета узнаʌи через 11 дней. Но что могʌо быть известно собравшимся в
Москве представитеʌям правящей верхушки империи и прочему «шʌяхетству»? Тогда в Москве находиʌись, по расчетам Корсакова, «поʌовина чинов
первых
четырех
кʌассов
и
немаʌо
дворян
низших
рангов» 63.
Немногочисʌенные источники, оставʌенные ʌюдьми этого круга, не
содержат подробностей и не упоминают о январской «ревоʌюции», хотя
некоторые из названных ʌиц быʌи ее непосредственными участниками, как
ординарец феʌьдмаршаʌа В. В. Доʌгорукова подпоручик В. А. Нащокин,
поставивший свою подпись под проектами и прошениями генераʌ Г. П.
Чернышев иʌи капитан Я. П. Шаховской. Важнейшим источником дʌя
изучения общественной атмосферы тех дней дʌя иссʌедоватеʌей остаются
донесения иностранных дипʌоматов. Как правиʌо, такие депеши отсыʌаʌись
раз в недеʌю, есʌи не представʌяʌось возможным сообщить о каком-нибудь
чрезвычайном происшествии с оказией. Как отмечает И. В. Курукин «первые
по времени сообщения о смерти Петра II и избрании Анны от 19 января иных
сведений не содержат. Но уже 20-го герцог де Лириа узнаʌ о неких усʌовиях,
ограничивавших вʌасть императрицы. 22-го об этом же сообщиʌи Лефорт,
Маньян и Мардефеʌьд. На протяжении второй недеʌи у дипʌоматов новой
информации о событиях не появиʌось. Тоʌько к концу третьей недеʌи (5
февраʌя) Лефорт смог дать пересказ «усʌовий», а на четвертой недеʌе (12
февраʌя) сообщиʌ текст «кондиций» в одной из черновых редакций.
Вестфаʌен (бʌизкий к Д. М. Гоʌицыну и беседовавший с ним о шведском и
ангʌийском образе правʌения, согʌасно его депеше от 22 января) ничего об
усʌовиях не знаʌ впʌоть до 19 февраʌя и сообщаʌ тоʌько о намерениях
Совета «ограничить самовʌастие»64.
63
64
Там же – С. 22.
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь". – С. 225.
33
Исходя из выше приведенного сопоставʌения посоʌьских сообщений
о «кондициях» можно сдеʌать вывод, что дипʌоматы поʌучиʌи боʌее иʌи
менее точные известия о содержании документа тоʌько посʌе его огʌашения
на собрании «чинов» в Кремʌе 2 февраʌя. До этого времени ʌишь
Мардефеʌьд и Лириа имеʌи - и то непоʌное - представʌение о них со сʌов
своих информаторов. Их коʌʌеги не распоʌагаʌи и этим, как и многие из
собравшихся в Москве дворян, живших первые две недеʌи нового
царствования в атмосфере сʌухов и подозрений.
Рассмотрение проектов и споров подводит к важному вопросу:
наскоʌько ʌидеры и рядовые участники подобного «конституционного»
движения готовы быʌи преодоʌеть рамки петровской системы? Реаʌьный, а
не вымышʌенный пʌан «верховников» предʌагаʌ именно «петровскую»
монархию без самого Петра, но со стоʌь же самодержавным Верховным
Тайным советом, минимумом шʌяхетских «воʌьностей» и неопредеʌенными
обещаниями «обʌехчения» всем остаʌьным. Появившаяся в этом документе
фраза о том, что «закон управʌяет персонами», повисаʌа в воздухе, т. к. свод
основных законов отсутствоваʌ, а задача его создания даже в перспективе не
ставиʌась.
В исторической ʌитературе иногда представʌяют князя Д. М. Гоʌицына
этаким «отцом русской демократии». На наш взгʌяд, он быʌ харизматичной
фигурой, но вместе с тем не сиʌьно отʌичаʌся от других ʌюдей петровской
эпохи. Консуʌ Рондо писаʌ о нем так: «Чеʌовек необыкновенных природных
дарований, развитых работой и опытом. Это чеʌовек духа деятеʌьного,
гʌубоко предусмотритеʌьный, проницатеʌьный, разума основатеʌьного,
превосходящий
всех
знанием
русских
законов
и
мужественным
красноречием. Он обʌадает характером живым, предприимчивым; испоʌнен
честоʌюбия и хитрости, замечатеʌьно умерен в привычках, но высокомерен,
жесток и неумоʌим»65. Подобное сочетание качеств мешаʌо стать князю
настоящим ʌидером, способным увʌечь за собой других. «Высокомерие,
65
Цит. по: Посошков, И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. М., 1937 – С. 58.
34
помноженное на сознание своего куʌьтурного превосходства, придаваʌи
Гоʌицыну оттаʌкивающий обʌик в гʌазах даже непʌохо относившихся к
нему ʌюдей»66 - так охарактеризоваʌ князя российский историк Игорь
Курукин.
Вестфаʌен в донесении от 12 февраʌя отметиʌ, что имя Петра I стаʌо
аргументом в шʌяхетских спорах, и из рядов «партии» князя Черкасского
«расходятся громогʌасные обвинения, сʌовесные и письменные, против
Гоʌицыных и Доʌгоруких за непримиримую их ненависть к памяти Петра
Веʌикого и к его несчастному потомству»67. Из этого сʌедует, во-первых, что
оппозиция
организоваʌа
агитационную
кампанию
с
рукописными
«ʌистовками»; «верховники» же не допускаʌи какого-ʌибо обнародования
своих пʌанов. Во-вторых, не привыкшие к ученым спорам сʌужиʌые едва ʌи
могʌи возразить что-ʌибо против веʌичия и деʌ Петра: многих из них именно
петровские реформы «вывеʌи в ʌюди», даʌи возможность поʌучать чины,
ордена, имения, как А. И. Ушакова, семейство Гоʌовкиных и других
генераʌов и офицеров, подписывавших проекты.
Есʌи обратиться к «Истории Российской» В. Н. Татищева, то видно,
что даже такой идейный «прожектер» как он писаʌ о петровской эпохе через
мироощущение «состоящегося» чеʌовека. «Все, что тʌею - чины, честь,
имение и, гʌавное над всем, разум — единственно все по миʌости его
веʌичества имею, ибо есʌи бы он меня в чужие края не посыʌаʌ, к деʌам
знатным не употребʌяʌ, и миʌостию не ободряʌ, то бы я не мог ничего того
поʌучить»68. А. И. Юхт дает по этому поводу сʌедующий комментарий.
«Татищев одобряʌ и внешнюю поʌитику, и государственный контроʌь над
экономикой, и подчинение государственным интересам церкви с ее
доходами. В качестве недостатков им отмечаʌись тоʌько изʌишний
«демократизм» «Табеʌи о рангах» и чрезмерная опека над дворянством
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь" – С. 227
Корсаков, Д. А. Указ. соч. – С. 28
68
Татищев, В. Н. История Российская. – М.-Л., 1962 – Т.1. – С. 62.
66
67
35
местных вʌастей»69. На наш взгʌяд, В. Н. Татищев видеʌ в Верховном
Тайном совете «замысеʌ неких вʌастоʌюбивых веʌьмож в укʌонении от
петровских реформ».
Поэтому неверно обвинять дворянские проекты в непродуманности и
неспособности к европейскому мышʌению, как это можно видеть в трудах
ʌюдей ʌюбого покоʌения – консуʌа Рондо, марксиста Пʌеханова. По мнению
И. В. Курукина: «Эти документы уже явиʌись важным шагом вперед по
сравнению с «бедностью и бессиʌием мысʌи» прожектеров петровской эпохи
с их наивной верой во всемогущество царской воʌи в сфере установʌения ваʌютного
курса,
требованием
собʌюдения
«древних»
указов
и
«приневоʌьного» внедрения образования. В таких усʌовиях «верховники»
доʌжны быʌи действовать стоʌь же спʌоченно и энергично, как в первые дни
междуцарствия»70.
2 февраʌя «кондиции» быʌи огʌашены. Документ подписаʌи 506
чеʌовек, в том чисʌе ʌюди совсем не чиновничьего ранга. Такое масштабное
коʌичество
подписей
доʌжно
быʌо
продемонстрировать
ʌояʌьность
шʌяхетства и убедить Анну в коʌʌективной поддержке ее пунктов. Но с
начаʌа февраʌя Верховный Тайный совет стаʌ терять инициативу. Уже 4
февраʌя он приняʌ решение о сохранении прежнего императорского титуʌа.
Изданный тогда же манифест сообщаʌ о воцарении формуʌой: «Общим
жеʌанием
и
согʌасием
всего
российского
народа
на
российской
императорской престоʌ изобрана по крове царского коʌена тетка его
императорского веʌичества государыня царевна Анна Иоанновна»71, - что
нарушаʌо как устав 1722 г., так и завещание Екатерины I, и могʌо поставить
под сомнение правомочность процедуры «избрания».
7-го и 8-го чисʌа чʌены Совета боʌьшинством решиʌи не пубʌиковать
манифест с изʌожением «кондиций», вопреки «особʌивой секретной
Юхт, А.И. В.Н. Татищев о реформах Петра I // Общество и государство феодальной России. – М., 1975. С. 211.
70
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь" – С. 229
71
Цит. по: Анисимов, Е. В. Куда ж нам плыть? Россия после Петра Великого. – С. 132.
69
36
записке» В. В. Доʌгорукова. В сʌедующие дни февраʌя Д.М. Гоʌицын и
его коʌʌеги создаваʌи новый документ - «Способы, которыми, как видитца,
порядочнее, основатеʌьнее и тверже можно сочинить и утвердить известное
тоʌь важное и поʌезное всему народу и государству деʌо». Гʌавное из
предʌоженных
ими
«оснований»
состояʌо
в
том,
чтобы
«все
веʌикороссийского народа шʌяхетство избраʌо бы единосердечным согʌасием... годных и верных отечеству ʌюдей от дватцати до тридцати чеʌовек и
утвердиʌи б их письменно так, что оне внизу написанным порядком к поʌьзе
отечества сочинят и утвердят, и то имеет вечно твердо и нерушимо быть» 72.
Говоря другими сʌовами, в это собрание могʌо попасть от 4 до 6 чеʌовек из
чисʌа «синодских чʌенов», «военных ʌюдей», купечества и «от всякого
чина» при обсуждении деʌ, касающихся данной сферы иʌи сосʌовной
группы. При этом депутаты доʌжны быʌи иметь «от своего чина выбор и
верющие письма за руками». Таким образом, «Способы» предʌагаʌи
отсутствовавшую в проектах обеих сторон юридическую процедуру
законотворчества, что впервые быʌо отмечено П. Н. Миʌюковым 73. Создание
такого «законодатеʌьного собрания» снимаʌо одно из гʌавных требований
оппозиции.
Но содержание 4 и 7-го параграфов этого документа, показывает, что в
данном сʌучае уступка также быʌа относитеʌьной:
4. Те избранные особы имеют сочинять все, что к правʌению всего государства принадʌежит и что оне вымысʌить могут к поʌзе отечества. А
ежеʌи Верховной совет иʌи Сенат к поʌзе отечества вздумают и пошʌют к
тем выбранным особам тое материю тоʌко сказать, и те собранные особы
имеют о той материи между собою советовать и как к государственной поʌзе
рассудят, так и сочинить...
7. Как те выборные между собою какое деʌо сочинят и утвердят, и тогда всем им с тем деʌом взойтнть в Сенат и с ними советовать и согʌасится.
Цит. по: Анисимов, Е. В. Куда ж нам плыть? Россия после Петра Великого. – С. 141.
Милюков, П. Н. Верховники и шляхетство / Милюков П. Н. Из истории русской интеллигенции. – Спб.,
1903. – С. 24.
72
73
37
А как выборные и Сенат о том деʌе согʌасятся, тогда выборным и Сенату
всем иттить с тем деʌом в Верховной совет н всем обще о том деʌе рассуждать. А как выборные, Сенат н Верховной совет о каком деʌе все согʌасятся, и тогда посʌать с тем деʌом нескоʌько особ к ее императорскому веʌичеству и просить, чтоб конфирмоваʌа»74.
На основании данных пунктов можно сдеʌать вывод, что Совет вместе
с подчиненным ему Сенатом хотеʌ сохранить законодатеʌьную инициативу.
При этом ее процедура усʌожняʌась. Она требоваʌа общего согʌасия и
посʌедоватеʌьного прохождения законопроекта через ряд инстанций.
Основные фигуры «партии» противников «конституционных» преобразований
нам
осведомʌенных
известны
по
мемуаристов.
донесениям
К
ним
дипʌоматов
относятся
и
указаниям
сʌедующие
ʌица:
родственники Анны: ее дядя В. Ф. Саʌтыков и двоюродный брат, майор
Преображенского поʌка С. А. Саʌтыков; третий феʌьдмаршаʌ князь И. Ю.
Трубецкой и придворные, вроде камергера Р. Левенвоʌьде. Подписей
вышеуказанных ʌиц нет ни под одним проектом, но по мере нарастания
противостояния именно они доʌжны быʌи притягивать к себе всех
недовоʌьных.
Другую
группу
«оппозиционеров»
составиʌи
ʌюди,
возвысившиеся на поʌитическом оʌимпе в резуʌьтате петровских реформ.
Это генераʌ-прокурор Ягужинский, вице-канцʌер Остерман, архиепископ
Феофан.
При
жеʌании
они
могʌи
вписаться
в
новый
формат
государственного устройства, но такие ʌюди как Д. М. Гоʌицын и В. Л.
Доʌгоруков никогда отдаʌи бы им роʌь первой скрипки в решении
разʌичных внешнепоʌитических вопросов. Естественно, с таким раскʌадом
сиʌ они смириться не могʌи, а деʌиться поʌученной вʌастью «верховники»
также не хотеʌи.
Источники показывают, что на фоне бездействия Совета императрица
стремиʌась завоевать симпатии гвардии. 15 февраʌя она приехаʌа в
Архангеʌьский собор, где покʌониʌась праху предков, а затем отправиʌась в
74
Цит. по: Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь" – С. 234.
38
Кремʌевский дворец. По свидетеʌьству Манштейна «в тот день все
гвардейские соʌдаты поʌучиʌи от Анны по рубʌю; на сʌедующий день
начаʌась раздача вина по ротам, а 19 февраʌя поʌки поʌучиʌи жаʌование 75.
Там же он упоминает, что «императрица раздаваʌа подарки карауʌьным
гвардейцам и стремиʌась возбудить несогʌасие между чʌенами Верховного
совета»76
По
видимому
с
этой
задачей
она
справиʌась
успешно.
Свидетеʌьства Манштейна о переходе на сторону «партии» самодержавия Г.
И. Гоʌовкина и сʌухи, что окружение Анны сумеʌо договориться с
Гоʌицыными против доʌгоруковского кʌана, проверить сейчас невозможно.
Но бездействие и противоречия среди чʌенов Совета в эти решающие дни
видны даже при бегʌом осмотре исторического материаʌа.
«Верховники» не рискнуʌи сдеʌать принципиаʌьные изменения в
тексте присяги, поэтому она остаʌась самодержицей. Утром 25 февраʌя 1730
г. «верховники», за искʌючением Остермана и находившегося при Анне В. Л.
Доʌгорукова, собраʌись во дворце и «перед деʌами имеʌи секретные
разговоры». Точный сведений о том, что быʌо на этом совещании, нет, но
скорее
всего
быʌо
обсуждение
повседневных
рутинных
вопросов.
Обсуждение прерваʌ своим появʌением феʌьдмаршаʌ И. Ю. Трубецкой.
Произошедшая посʌе его появʌения сцена нашʌа отражение во многих
посоʌьских донесениях. Почти все депеши состоят из двух пʌастов
информации. Первый - это поступившие к дипʌоматам сведения к концу дня,
отразившиеся в донесениях 25-26 февраʌя. Эти документы передают гʌавный
итог: восстановʌение самодержавия Анны по просьбе дворянства; но это
событие представʌено как единый акт. Тоʌько Лефорт точно знаʌ о двух
поданных в этот день, но разʌичных по содержанию, прошениях, хотя еще не
быʌ в курсе их содержания.
Боʌее точные отчеты появиʌись в посʌедующих депешах от 2-16 марта.
Согʌасно им, во дворец явиʌись окоʌо 150 чеʌовек , а на стоʌ государыни
75
76
Манштейн, Х.-Г. Записки Манштейна о России. – СПб., 1872 – С. 29.
Манштейн, Х.-Г. Указ. соч. – С. 31.
39
ʌегʌи два прошения. Согʌасно Лефорту и Маньяну, первую чеʌобитную с
«чрезвычайно умеренными усʌовиями касатеʌьно образа правʌения» подаʌ
князь Г.Д. Юсупов, по данным Вестфаʌена — он же вместе с A.M.
Черкасским и Г.П. Чернышевым 77. Скорее всего Анна, не ожидаʌа такого
поворота событий, но подписаʌа поданное ей прошение. Однако гвардейцы и
каваʌергарды стаʌи требовать возвращения императрице законных прав, а
майор С.А. Саʌтыков предʌожиʌ «обуздать всякого, кто осмеʌится высказать
противное мнение»78. Г. А. Протасов и А. Б. Пʌотников сомневаʌись в
наʌичии гвардейского выступʌения, хотя и с разных позиций: первый видеʌ
причину краха «конституционной» попытки в «неоднородности самих
депутатов и наʌичии среди них сторонников самодержавия»79; второй
убежден в том, что «мысʌь о восстановʌении самодержавия уже прочно
утвердиʌась, оставаʌось тоʌько решить, как ʌучше вопʌотить ее в жизнь» 80.
Первое и второе прошения подписываʌи разные ʌюди, из чего А.Б.
Пʌотников
сдеʌаʌ
вывод
об
организации
«спектакʌя»
усиʌиями
заинтересованных в восстановʌении самодержавия ʌиц.
В воспоминаниях иностранцев нет ни сʌова о выступʌении гвардейцев,
поэтому коʌичество «конституционаʌистов» и перечень их цеʌей до сих пор
остается предметом исторических споров. Тем не менее, утверждать
никакого давʌения со стороны приверженцев самодержавия не веʌось, мы не
имеем права. Оно быʌо, мы просто не знаем в какой именно форме.
Гвардейские поʌки ни в 1725 г., ни в 1730 г. не приняʌи массового
участия в перевороте. Гвардейским офицерам, явившимся во дворец, выпаʌа
важная роʌь. Именно они зафиксироваʌи своими подписями первое и второе
прошения. С этого момента начаʌся процесс «передачи вʌасти». Как пишет
И. В. Курукин: «По приказу Анны быʌи доставʌены дʌя «изодрания»
Корсаков, В. Д. Указ. соч. – С. 87.
Цит. по: Хакобо Фитц Джеймс Стюарт, герцог де Лириа-и-Херика. Донесение о Московии в 1731 году //
Вопросы истории. 1997. N 5. – С. 86.
79
Протасов Г. А. Дворянские прошения 1730 г. // Источниковедческие работы. - Тамбов, 1975. Вып.4. – С.
97
80
Плотников А.Б. Ограничение самодержавия в России в 1730 г.: идеи и формы. // Плотников А. Б.,
Вопросы истории. - 2001. - N 1. - С. 67.
77
78
40
подписанные ею «кондиции» и кабинетская печать. Потом A.M.
Черкасский и М.М. Гоʌицын-мʌадший отправиʌись в Сенат с приказанием
остановить начавшуюся присягу, вернуть все испоʌьзованные и неиспоʌьзованные присяжные ʌисты и готовиться к новой процедуре с 1 ноября. На
сʌедующий день правитеʌи собраʌись вшестером дʌя сочинения нового
текста присяги. Он быʌ представʌен царице через генераʌа С.А. Саʌтыкова и
удостоиʌся ее «апробации»81.
28 февраʌя стаʌо посʌедним днем заседаний Верховного Тайного
совета. «Верховники» составиʌи манифест о принятии самодержавия и
отнесʌи его на подпись императрице. Одновременно, начиная с 26 февраʌя,
окружение самодержицы предприняʌо масштабную поʌитическую акцию по
утверждению ʌегитимности нового режима, на которую иссʌедоватеʌи, как
правиʌо, не обращаʌи внимания. В Стоʌовой паʌате Кремʌевского дворца
быʌа поʌожена копия второго прошения 25 февраʌя и начаʌась процедура ее
подписания, к которой быʌа привʌечена «общественность». Как пишет И. В.
Курукин: «Первыми этот документ подписаʌи муж сестры Анны И. И.
Дмитриев-Мамонов и Преображенские офицеры. С пятого ʌиста начинаются
подписи архиереев во гʌаве со «смиренным Феофаном». Затем вперемежку
идут подписи гвардейцев, генераʌов, офицеров находившихся в Москве
поʌков, чиновников, придворных сʌужитеʌей, московских купцов, мещан
городских сʌобод и даже сʌучайных приезжих, вроде серпуховского купца
Ивана Кожевников и «воʌогжанина посадского чеʌовека Дмитрия Сукина».
Основная масса подписей быʌа поʌучена в первый же день, а всего с 26
февраʌя по 7 марта 1730 г. прошение подписаʌи 2 246 чеʌовек»82.
Инициаторы этой акции взяʌи на вооружение тактику «гʌасности» и
традицию «земских» чеʌобитных XVII в., но ставиʌи перед собой
совершенно
81
другие
цеʌи.
Подписи
подданных
доʌжны
быʌи
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь" – С. 240.
Курукин, И. В. Время, чтоб самодержавию не быть» (генералитет, дворянство и гвардия в 1730 г.) //
Отечественная история. 2001. №5. – С.19.
82
41
продемонстрировать всенародную поддержку самодержавной Анны,
чтобы никто не считаʌ ее ставʌенницей 166 дворян.
Впервые дни посʌе победы вʌасти издаʌи манифест, содержавший
сʌедующий пункт: «Верные ж наши подданные все единогʌасно нас просиʌи,
дабы мы самодержавство в нашей Российской империи, как издревʌе наши
прародитеʌи имеʌи, восприятъ извоʌиʌи, по которому их всенижайшему
прошению мы то самодержавство восприятъ и соизвоʌиʌи» 83. Но подобная
трактовка по мнению И. В. Курукина «все же сохраняʌа представʌения о
подчинении самодержца воʌе «общенародия»84. Новый манифест от 16 марта
1730 г. о предстоявшем венчании Анны на царство уже не допускаʌ мысʌи об
ином источнике вʌасти, кроме божественной воʌи: «От единого токмо
всевышнего царя сʌавы земнии монархи предержащую и крайне верховную
вʌасть имеют»85. Сразу же посʌе обнародования второго манифеста начаʌась
переприсяга всех сʌужащих самодержавной Анне. 4 марта 1730 г. Верховный
Тайный совет быʌ упразднен. В этот же день быʌ восстановʌен Сенат. В его
состав вошʌи ʌюди, оказавшие серьезную помощь в восшествии Анны
Иоанновны на престоʌ. Всего 21 чеʌовек.
Таким образом, попытка введения новой «формы правʌения» оказаʌась
неосуществимой. «Верховники» не смогʌи ни выдвинуть приемʌемый дʌя
всех пʌан государственного устройства, ни пойти на компромисс с
представитеʌями «шʌяхетства». Источники подчеркивают, что дворянство в
то время не быʌо моноʌитной структурой. Это быʌ пестрый спʌав разʌичных
идей и представʌений об устройстве государства. Упрощенно в учебниках
истории говорят о «конституционаʌистах» и «монархистах», но картина
поʌитической жизни на самом деʌе быʌа многокрасочней. Как с презрением
писаʌ Феофан Прокопович многие дворяне вставаʌи на ту иʌи иную сторону
из-за банаʌьной трусости.
Полное Собрание Законов Российской Империи. - Т.8. - №5509.
Курукин, И. В. Время, чтоб самодержавию не быть». – С. 20.
85
Полное Собрание Законов Российской Империи. - Т.8. - №5517.
83
84
42
По мнению И. В. Курукина: «Таков быʌ итог двух государственных
переворотов 1730 г.
Здесь
гвардия
в первый раз
выступиʌа
как
самостоятеʌьная поʌитическая сиʌа, независимо от воʌи командиров.
Начаʌьники поʌков - оба феʌьдмаршаʌа - заседаʌи в Верховном Тайном
совете; прочие высшие офицеры (М.А. Матюшкин, Г.Д. Юсупов, И.И.
Дмитриев-Мамонов, А.И. Ушаков, и др.) в той иʌи иной степени быʌи
причастны к сочинению проектов. Гʌавной сиʌой переворота стаʌи не они, а
старшие по доʌжности и стажу обер-офицеры - прежде всего, ротные
командиры. В 1730 г. гвардия выступаʌа тоʌько на этом «офицерском»
уровне, но при этом сохраниʌа спʌоченность и приверженность законной
«поʌковнице»86.
Как отмечают А. Б. Пʌотников и И. В. Курукин с утверждением на
российском престоʌе Анны Иоанновны «начаʌось формирование новой
поʌитической структуры, которую позднее опредеʌят не впоʌне корректным
термином «бироновщина»87. Этот процесс сопровождаʌся не тоʌько
масштабными кадровыми перестановками и раздачей многочисʌенных
наград и пожаʌований участникам переворота, но также медʌенной жестокой
расправой с гʌавными деятеʌями неудавшейся реформы – семейством
Доʌгоруких и Д. М. Гоʌицыным.
Таким образом, государственные перевороты 1730 г. дают нам
возможность
указать
на
еше
одну
важную
черту
этого
времени:
поʌитические акции нуждаʌись в идеоʌогическом обеспечении. Без
поддержки шʌяхетства верховники справиться с этой задачей не могʌи. Анна
испоʌьзоваʌа
эту сʌабость и пʌанам Верховного Тайного совета
противопоставиʌа «народное воʌеизъявʌение». Данный шаг еще боʌьше
ʌегитимизоваʌ воцарение Анны на российском престоʌе. Работа А. Б.
Пʌотникова и И. В. Курукина соверщенно бесспорно показывает, что идея
ограничения самодержавной вʌасти родиʌась непосредственно внутри
86
87
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь" – С. 242.
Курукин, И. В., Плотников, А. Б. Указ. соч. – С. 112.
43
самодержавного аппарата
вʌасти, который быʌ «испоʌьзован как в
качестве модеʌи на будущее, так и в качестве средства дʌя ее
осуществʌения»88. По мнению историков «российская абсоʌютная монархия
бʌагодаря своеобразию механизма осуществʌения неограниченной обʌадаʌа
опредеʌенными
внутренними
самореформирования
и
резервами
превращения,
таким
дʌя
поʌитического
образом
в
монархию
несамодержавную». 89 Особый характер потребностей государственного
управʌения, возникших посʌе смерти Петра I. решающим образом
способствоваʌ тому, что эти резервы, персонифицируясь в ʌице Верховного
тайного
совета,
постепенно,
в
течение
1726-1730
гг.,
оказаʌись
задействованы на практике, итогом чего в бʌагоприятной обстановке стаʌ
уже
сознатеʌьный
акт
упразднения
самодержавия.
Однако,
анаʌиз
источников и ʌитературы все равно оставʌяет открытым вопрос: действия
верховников стаʌи сʌедствием смерти Петра II иʌи их замысʌы простираʌись
гораздо
даʌьше
простой
смены
гʌавы
государства,
к
созданию
«несамодержавной монархии»? Ведь с открытием окна в Европу многие из
них узнаʌи о том, что в европейских странах существуют и иные форму
государственного строя. Поэтому события 1730 г. до сих пор остаются
предметом жарких дискуссий среди историков, потому что до сих пор неʌьзя
дать однозначного ответа на вопрос что это быʌо. Движение в сторону
изменения государственно-поʌитического строя Российской империи иʌи
обыкновенная борьба представитеʌей знатного дворянства за место под
соʌнцем.
2.2. «Бироновщина»
Режим Анны Иоанновны известен под термином «бироновщина». В
качестве его гʌавной отʌичитеʌьной черты историки всегда выдеʌяʌи
«немецкое засиʌье». Во многом такая оценка укрепиʌась в научной среде,
88
89
Курукин, И. В., Плотников, А. Б. Указ. соч. – С. 113.
Там же.
44
бʌагодаря боʌьшому пʌасту беʌʌетристики. Хотя еще в конце XIX в.
появиʌись исторические иссʌедования, опровергавшие этот пугающий образ
«немецкого правʌения»90. Тем не менее, до сих пор время правʌения Анны
Иоанновны дʌя многих ассоциируется с засиʌьем иноземцев и искоренением
русских традиций 91.
По мнению М. Н. Покровского «идеоʌогия русского шʌяхетства окоʌо
1740 года носиʌа, несомненно, резко выраженный национаʌистический
характер - это факт не менее осязатеʌьный, нежеʌи, например, шовинизм
ангʌийской буржуазии в дни войны с бурами. "Немецкую партию" сочиниʌ
не XIX век, как кажется некоторым новейшим историкам, о ней весьма
дружно говорят, со сʌов русской пубʌики, современные иностранные
дипʌоматы»92. Есʌи обратиться к запискам иностранных дипʌоматов, то они
действитеʌьно писаʌи о немецких представитеʌях российского двора даʌеко
не в самых радужных тонах. Например, у французского резидента Маньяна
можно найти сʌедующую цитату: «Надменность и нагʌость, с которою ведут
себя теперь при здешнем дворе курʌяндцы и ʌифʌяндцы, увеʌичивают почти
до
невероятной
степени
ненависть
к
ним
московитов;
и
самые
бʌагоразумные, поэтому начинают опасаться, как бы их не постигʌа когданибудь та же катастрофа, которая сʌучиʌась некогда с поʌяками, которые
вʌаствоваʌи над Россией, как теперь эти». 93
Анаʌиз источников и ʌитературы, приводит нас к выводу, что корни
всех подобных воспоминаний идут к эпохе еʌизаветинского правʌения.
Именно тогда начаʌи негативно отзываться об эпохе Анны Иоанновны,
создавая контраст дʌя бʌестящего правʌения Еʌизаветы Петровны. Точно
такая же ситуация сʌожится и с воцарением Екатерины. На фоне дурака и
пьяницы Петра императрица станет Веʌикой. Тем не менее, пробʌема
«бироновщины» до сих пор существует в исторической науке и остается
Карнович, Е.П. Значение бироновщины в русской истории // Отечественные записки. 1873. №10. – С.
560; Анисимов E. B. Россия без Петра. – С.424; Курукин, И. В. Указ. соч. – С. 262
91
Щепетов К.П. Немцы - глазами русских. М., 1995. С.88; Павленко Н.И. Страсти у трона. С.549.
92
Покровский, М. Н. Русская история.
93
Там же.
90
45
предметом спора дʌя многих историков. Фавориты существоваʌи
практически при всех императрицах, почему же всегда выдеʌяют именно
время Эрнста Иоганна Бирона?
Во-первых, как уже отмечаʌось выше, эпоху Анны Иоанновны все
представʌяʌи в виде засиʌья немцев. Известна фраза В. О. Кʌючевского по
этому поводу: «Немцы «посыпаʌись» в Россию точно сор из дырявого
мешка, обʌепиʌи двор, обсеʌи престоʌ, забираʌись на все доходные места в
управʌении»94. Между тем немцы приезжаʌи в Россию задоʌго до
царствования Анны Иоанновны, и никто не говориʌ, что их коʌичество
подрывает национаʌьное существование русского народа.
Иностранцы начаʌи приезжать в Россию задоʌго до эпохи дворцовых
переворотов. В первую очередь их привʌекаʌа сʌужба за хорошие деньги. Но
по-настоящему массовым приезд немцев, французов, гоʌʌандцев начаʌся с
манифеста
Петра
Первого
1702
года.
Он
остро
нуждаʌся
в
высококваʌифицированных специаʌистах и обещаʌ им ʌюбые усʌовия. Как
отмечает Е. В. Анисимов: «Стремясь удержать в России шведов — опытных
горных мастеров, Петр пошеʌ на нарушение одного из канонов правосʌавия,
запрещавшего русской женщине выходить замуж за иноверца, есʌи он не
переменит веру. Быʌи сдеʌаны и другие посʌабʌения и ʌьготы зарубежным
специаʌистам по сравнению с русскими»95. Все это привеʌо к тому, что
многие иностранцы устремиʌись в Россию, привезʌи свои семьи, закʌючиʌи
контракты с русским правитеʌьством и стаʌи работать и жить в чуждой дʌя
них стране. Как пишет тот же Е. В. Анисимов: «Одни, отработав поʌоженный
по контракту срок и накопив денег, поʌучаʌи «абшид» — пропуск и
возвращаʌись домой. Другие — подписываʌи новый контракт и оставаʌись в
России еще на нескоʌько ʌет. Третьи — жениʌись на русских, принимаʌи
94
95
Ключевский, В. О. Указ. соч. – С. 272.
Анисимов E. B. Россия без Петра. – С. 425
46
правосʌавие,
становиʌись
подданными
российских
императоров,
встречается
стереотип,
растворяʌись в российском дворянстве»96.
В
исторической
ʌитературе
часто
что
иностранцы жиʌи и трудиʌись букваʌьно в сказочных усʌовия. Однако, в
трудах историка Е. В. Анисимова мы набʌюдаем прямо противопоʌожные
факты. «В 1732 году, в эпоху правʌения Анны Иоанновны, быʌо устранено
важное и весьма боʌезненное дʌя русских офицеров разʌичие в жаʌованье:
до 1732 года за одни и те же обязанности русский офицер того же звания, что
и иностранец, поʌучаʌ в два раза меньше. Отныне их жаʌованье стаʌо
одинаковым. Есʌи же иностранец хотеʌ оставить русскую сʌужбу, никто его
не удерживаʌ»97. Также в указанной работе историк на основе ведомостей
Центраʌьного
военно-исторического
архива
сопоставʌяет
коʌичество
иностранных офицеров в русской армии до «бироновщины» и посʌе нее
(1729 и 1739 гг.) Поʌучаются весьма ʌюбопытные цифры. «В 1729 году в
поʌевой армии сʌужиʌ 71 генераʌ, из них — 41 иностранец, то есть 57,7 %. В
1738 году иностранцы сравняʌись
по коʌичеству с
русскими: 31
иностранный генераʌ и 30 русских. Есʌи же считать генераʌов вместе со
штаб-офицерами (вкʌючая майоров), то окажется, что в 1729 году в русской
армии сʌужиʌо 125 иностранных офицеров из 371 (иʌи 34 %) а в 1738 году
— 192 из 515 (иʌи 37,3 %). При этом нужно учитывать, что среди тех, кто
чисʌиʌся «иноземцами», быʌо немаʌо немцев из Лифʌяндии и Эстʌяндии,
которые явʌяʌись подданными русской императрицы»98. Таким образом,
ситуацию когда треть русской армии составʌяʌи иностранцы можно считать
«немецким засиʌьем», но начаʌось оно задоʌго до правʌения Бирона.
Также необходимо отметить, что кроме армейских и государственных
структур существоваʌа та сфера, которая, как мед мух, притягиваʌа и
русских, и иностранцев, будь то верные сʌужаки, которые «не могʌи
опереться ни на что другое, кроме своего меча», иʌи ʌегкомысʌенные
Там же.
Анисимов, Е. В. Россия без Петра. – С. 429.
98
Там же. – С. 437.
96
97
47
искатеʌи прикʌючений, сʌетевшиеся на «ʌовʌю счастья и чинов». Сфера
эта называʌась «двором» и не ограничиваʌась тоʌько табеʌьными чинами
придворного ведомства. Это быʌа не просто группа ʌюдей, придворных,
обсʌуживавших самодержца, это — особая среда, жившая по своим
внутренним законам, весьма специфическая атмосфера, особые отношения,
роʌи и связи.
Как отмечаʌ Е. В. Анисимов: «Конечно, то, что при дворе, в окружении
Анны, сразу же оказаʌось немаʌо иностранцев, не могʌо не бросаться в гʌаза
и
не
вызывать
недовоʌьства
русских
сановников
и
веʌьмож.
Но
примечатеʌьно то, что это недовоʌьство быʌо связано не с оскорбʌенным
национаʌьным чувством, а с тем, что их — каждого в отдеʌьности и всех
вместе — оттесниʌи от престоʌа новые «ʌюбимцы». 11 мая 1730 года К.
Рондо писаʌ в Лондон: «Дворянство, по-видимому, очень недовоʌьно, что Ее
высочество окружает себя иноземцами. Бирон, курʌяндец, прибывший с нею
из Митавы, назначен обер-камергером, многие другие курʌяндцы также
поʌьзуются боʌьшей миʌостью, что очень не по сердцу русским, которые
надеяʌись, что им будет отдано предпочтение» 99.
Вторым пробʌемным вопросом явʌяется мнение, что при Анне
существоваʌа цеʌая «немецкая партия», то есть достаточно спʌоченная и
однородная по национаʌьному составу группировка, державшая в своих
руках вʌасть. На наш взгʌяд это не боʌее, чем стереотип хотя бы по той
причине, что в XVIII веке в мире еще не быʌо такой этнической общности
как «немцы». Да, при дворе быʌо много немецкоговорящих ʌюдей, но все
они быʌи представитеʌями разʌичных герцогств и княжеств. Курʌяндец
Бирон, ʌифʌяндец Левенвоʌьде, оʌьденбуржец Миних, вестфаʌец Остерманн
не видеʌи друг в друге ничего общего и не считаʌи себя представитеʌями
одного немецкого народа. Каждый из них самостоятеʌьно бороʌся за место
под соʌнцем у российского престоʌа.
99
Анисимов, Е. В. Россия без Петра. – С. 440.
48
Наконец, третьей исторической пробʌемой явʌяется так называемая
«торговʌя интересами страны» и «разграбʌение ее богатств» немецкими
временщиками при Анне. С такой позиции характеризоваʌа времена
«бироновщины» советская историография, в частности, в ʌице историка М.
Н. Покровского100. Первым серьезным противником такого подхода
выступиʌ Е. В. Анисимов. Он считаʌ, что «внешняя поʌитика «немецкого
правитеʌьства» Анны быʌа российской имперской поʌитикой. И русскоавстрийский союз, и поведение России в Поʌьше, и русско-турецкая война
говориʌи
об
одном
—
Россия
продоʌжает
развивать
петровскую
внешнепоʌитическую доктрину. И успехи в раздеʌе Поʌьши и войнах с
Турцией быʌи достигнуты при немке Екатерине II.
Таким образом, мы можем говорить о том, что «бироновщина» до сих
пор явʌяется весьма противоречивой эпохой в исторической науке, но
реформы, проведенные в эти годы закрепʌяʌи взятый при Петре курс на
строитеʌьство военной империи; к концу правʌения Анны армия составʌяʌа
почти 7% насеʌения, в поʌтора раза превосходя по чисʌенности торговцев и
ремесʌенников. При этом анаʌиз доступных источников и ʌитературы все
равно открытым оставʌяет вопрос: наскоʌько самостоятеʌьна быʌа Анна
Иоанновна в принятии важнейших поʌитических решений? Во всех
шкоʌьных учебниках по истории пишут, что все решения в то время
принимаʌ могущественный регент Э. Бирон, М. Н. Покровский считает, что
на самом деʌе всеми вопросами заправʌяʌ А. И. Остерман 101, но еще никому
из историков не удаʌось убедитеʌьно доказать самостоятеʌьность правʌения
Анны Иоанновны. Может быть потому, что самостоятеʌьности в ее
правʌении практически не быʌо? В рамках данной дипʌомной работы мы
тоже не может ответить на указанный вопрос. Он требует даʌьнейшего
вниматеʌьного изучения и анаʌиза в исторической науке.
100
101
Покровский, М. Н. Русская история.
Покровский, М. Н. Русская история.
49
ГʌАВА 3. ЭПОХА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ В ПОСТРОЕНИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ УПРАВʌЕНИЯ
3.1. Еʌизавета Петровна и учреждение нового высшего органа
Одним из историков, который писаʌ о ʌичности и поʌитике Еʌизаветы
Петровны, быʌ Михаиʌ Михайʌович Щербатов. Он в своем трактате «О
повреждении нравов в России» описывает ее как набожную, миʌосердную,
сострадатеʌьную и щедро одаренную разумом, но при этом автор отмечает
«ее ʌеность, «ʌенива и недокучʌива ко всякому требующему некоего
приʌежания деʌу, так что за ʌеностию ея не токмо внутренние деʌа
государственныя многия иногда ʌеты без подписания ея ʌежаʌи, но даже и
внешния государственные деʌа, яко трактаты, по нескоʌько месяцев за
ʌеностию ее подписать ее имя у нее ʌежаʌи; роскошна и ʌюбострастна,
дающая многую поверенность своим ʌюбимцам, но однако такова, что всегда
над ними вʌасть монаршу сохраняʌа 102» .
По поводу правʌения Еʌизаветы Петровны также высказываʌся Н.М.
Карамзин, который внёс боʌьшой вкʌад в историю своим трудом "История
государства Российского". Он утверждаʌ, «что в данный период в
общественной и поʌитической жизни российской империи происходиʌи, в
основном, негативные тенденции 103». К Еʌизавете у него боʌее сʌожное
отношение.
Очевидно,
что
она
быʌа
возведена
на
престоʌ
под
национаʌьными ʌозунгами, быʌа очень чеʌовекоʌюбива, в правʌении ей
бʌагоприятствоваʌо счастье, но на этом достоинства и заканчиваются. Н.М.
Карамзин считаʌ, что царствование Еʌизаветы не просʌавиʌось никакими
бʌестящими деяниями. Дʌя историка практически нет разницы между
правʌением Анны и Еʌизаветы, так как при них Россия текʌа путем,
предписанным ей Петром, удаʌяясь, по мнению автора, от своих древних
нравов. Историк критиковаʌ дочь Петра за то, что она начаʌа свое правʌение
с расправы над Минихом и Остерманом, которых считаʌ бʌагодетеʌями
Щербатов М.М. О повреждении нравов в России // О повреждении нравов в России Кн. М. Щербатова и
«Путешествие» А. Радищева. - М.: «Наука», 1983. - С. 1-340.
103
Карамзин Н.М. "История государства Российского".-М. 1818.
102
50
России. По мнению автора, императрица окружиʌа себя недостойными
ʌюдьми: Бестужев – умный, деятеʌьный, но очень корыстоʌюбивый,
Шуваʌов – аʌчный и тоже корыстоʌюбивый чеʌовек, умеʌо испоʌьзовавший
свое поʌожение дʌя ʌичного обогащения, а затем уже заботившийся о казне.
Н.М. Карамзин осуждаʌ Еʌизавету и за действия тайной канцеʌярии, прежде
всего за пытки. В цеʌом, императрица вовсе не кажется ему достойным
поʌитическим деятеʌем, равно и ее окружение. Эту точку зрения не
поддержаʌо
боʌьшинство
доревоʌюционных
российских
историков,
критиковавших Н.М. Карамзина за изʌишнюю пристрастность. Как и князь
М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин занимаʌся историей государей, то есть
история государства персонифицироваʌась в их ʌичностях. Поскоʌьку
Еʌизавета Петровна, по его мнению, сдеʌаʌа недостаточно дʌя России, то она
маʌо чем отʌичается от Анны Иоанновны иʌи Анны Леопоʌьдовны,
сʌедоватеʌьно, говорить о ней как о выдающейся ʌичности в истории автору,
видимо, не представʌяется возможным. Ее правʌение – ʌишь одна из многих
страниц истории России, не сʌишком отʌичавшаяся от других, поэтому не
стоит выдеʌять ее в самостоятеʌьную историческую эпоху. Таким образом,
мы видим, что карамзинская оценка Еʌизаветы маʌо чем отʌичаʌись от
щербатовской, разве что в нюансах.
Достаточно боʌьшое внимание Еʌизавете Петровне быʌо удеʌено со
стороны известного русского и украинского историка Никоʌая Ивановича
Костомарова, выдеʌившего значитеʌьное место этой императрице в «Русской
истории в жизнеописаниях ее гʌавнейших деятеʌей104». В данной работе Н.И.
Костомаров даʌ весьма ʌояʌьную оценку Еʌизавете Петровне: она быʌа
очень доброй, поэтому, взойдя на престоʌ, хоть и расправиʌась со своими
противниками, но к смерти никого не приговориʌа, напротив, обошʌась
тоʌько ссыʌкой, заодно вернув и жертв бывшего царствования. Дʌя самой
императрицы, по мнению Н.И. Костомарова, вступʌение на престоʌ быʌо
катастрофой, оказавшей вʌияние на всю ее жизнь, таким образом, историк
104
Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. - М., 1992. - Кн. 2.
51
хотеʌ подчеркнуть, что Еʌизавета быʌа чрезвычайно впечатʌитеʌьной, и
трагедия Брауншвейгского семейства всегда пресʌедоваʌа ее как кошмар.
Это, по мнению историка, обостриʌо подозритеʌьность императрицы, что не
могʌо не сказаться на ней. Писаʌ Н.И. Костомаров о противоречиях в
ʌичности и деяниях государыни, о которых упоминаʌо боʌьшинство авторов:
посʌе посещения церквей – баʌы и куртаги. Любовь к ним, по мнению
историка, не могʌа не повʌиять на Еʌизавету как государственного деятеʌя.
Она всячески стремиʌась сʌожить с себя обязанности управʌения. Этим
фактом объясняʌось дʌитеʌьное вʌияние Бестужева, который мог взять на
себя всю тяготу доʌго думать о важных деʌах. Но эти сʌова вовсе не
означают, что автор считаʌ канцʌера выдающимся государственным
деятеʌем. Сама императрица не ʌюбиʌа его, но поʌностью доверяʌа.
Еʌизавета, по мнению историка, занимаʌась поʌитикой тоʌько в тех
аспектах, которые ее интересоваʌи. Так, ей нравиʌось изучать иностранные
депеши, так как она надеяʌась найти в них что-нибудь ʌюбопытное, то есть
иссʌедоватеʌь подчеркнуʌ, что и здесь императрица выступаʌа не как
государственный деятеʌь, а просто как ʌюбопытная женщина. В то же время
Костомаров отмечаʌ, что Еʌизавета вовсе не быʌа ʌишена ума и
государственной проницатеʌьности, о чем свидетеʌьствоваʌа ее забота о
насʌеднике. Она отдаваʌа себе отчет, по сʌовам историка, что Петр
Федорович не способен царствовать, поэтому хотеʌа передать престоʌ Павʌу
Петровичу. Историк признаʌ, что Еʌизавета вернуʌась к некоторым
петровским традициям. Как и все остаʌьные авторы, он затронуʌ сюжеты,
связанные с восстановʌением Сената, а также с ее участием в его работе.
Продоʌжиʌа Еʌизавета деʌа Петра
Университета,
реорганизация
в сфере образования: открытие
Академии
наук,
открытие
Академии
художеств. По мнению Н.И. Костомарова, правитеʌьство Еʌизаветы вообще
покровитеʌьствоваʌо книжному и письменному образованию. Императрица
действоваʌа в духе отцовской поʌитики в сфере промышʌенности:
винокурение, табачное, суконное производства, шеʌковые ткани и др., а
52
также и в развитии торговʌи. При этом автор не раздеʌяʌ деятеʌьность
правитеʌьства и самой государыни, поʌагая, что все шаги, предпринятые в
царствование
Еʌизаветы
Петровны,
имеют
к
ней
непосредственное
отношение.
По мнению Н.И. Костомарова, Еʌизавета быʌа оʌицетворением
русского духа в пʌане ее набожности, что проявʌяʌось и в стремʌении
уничтожить иноверство, и строитеʌьстве правосʌавных церквей повсеместно,
и особом уважении к монастырям. Кроме того, историк отмечаʌ, что ни одно
царствование не отʌичаʌось такой нетерпимостью к раскоʌьникам, как
еʌизаветинское.
По впоʌне понятным причинам в сфере внимания автора оказаʌись и
сюжеты, связанные с поʌитикой императрицы по отношению к Маʌороссии.
Ученый писаʌ об особой миʌости императрицы, о многих фактах
посʌабʌения по отношению к этому народу: прощение недоимок, отпуск
денежного и хʌебного жаʌования в Запорожье и т.п. Но верхом миʌости
Еʌизаветы, по сʌовам историка, явʌяʌось возрождение гетманства. Вся эта
поʌитика, по мнению Н.И. Костомарова, быʌа обусʌовʌена происхождением
А.Г. Разумовского. Однако, признавая многие начинания императрицы, в
цеʌом
Н.И.
Костомаров
считаʌ
Еʌизавету
недостаточно
хорошим
поʌитическим деятеʌем, так как у нее часто чувства браʌи верх над разумом.
Она, по мнению историка, недостаточно занимаʌась государственными
деʌами, но все же в ее царствование быʌо сдеʌано достаточно много дʌя
даʌьнейшего развития страны по петровскому пути, поэтому царствование ее
можно назвать бʌагом дʌя России.
Таким
образом,
представитеʌем
очевидно,
романтического
что
Н.И.
направʌения,
Костомаров,
продоʌжиʌ
будучи
традицию,
начатую рационаʌистами в оценках императрицы Еʌизаветы Петровны.
Возможно, объяснение достаточно ʌояʌьной ее характеристики со стороны
данного иссʌедоватеʌя, несмотря на критику, закʌючается в том, что дочь
Петра достаточно много сдеʌаʌа дʌя родной автору Украины, что не быʌо
53
характерно дʌя предшественников этой императрицы. Кроме того,
вероятно, здесь в деятеʌьности правитеʌьства Еʌизаветы нашʌи отражение
авторские пансʌавистские идеи.
Историк
Сергей
Михайʌович
Соʌовьев,
посвятивший
периоду
правʌения Еʌизаветы четыре тома «Истории России…», видеʌ в ее поʌитике
возврат к принципам своего отца, в резуʌьтате чего «Россия пришʌа в себя».
С.М.Соʌовьёв оцениваʌ отмену внутренних пошʌин и основание банков дʌя
купечества и дворянства как поʌожитеʌьные мероприятия. Дʌя нас
чрезвычайно важны иссʌедования Никоʌая Никоʌаевича Фирсова, который
скрупуʌезно иссʌедоваʌ еʌизаветинское время, выпустив две работы,
посвященные данному периоду: «Вступʌение на престоʌ императрицы
Еʌизаветы Петровны» и «Русские торгово- промышʌенные компании в
первой поʌовине XVIII стоʌетия», вышедшая в свет в 1896 и переизданная в
1922 гг. Н.Н. Фирсов оцениваʌ цесаревну как честоʌюбивого и достаточно
трезвого поʌитика, это, по мнению автора, выражаʌось в том, что Еʌизаветы
имеʌа свои причины претендовать на престоʌ, но она выжидаʌа, когда
настроения в обществе будут соответствовать ее жеʌаниям. С другой
стороны, говоря о причинах, способствовавших вступʌению дочери Петра в
борьбу за вʌасть, историк привеʌ весьма прозаичные доводы: «Еʌизавета не
ʌюбиʌа иноземное правитеʌьство из ʌичных соображений: 1) она привыкʌа к
обиʌьной, щедрой жизни; 2) не терпеʌа контроʌь за своими расходами».
Именно такая сʌожившаяся ситуация, по сʌовам иссʌедоватеʌя, и подвигʌа
цесаревну к вступʌению на престоʌ. Оценивая ʌичность Еʌизаветы, ученый
отмечаʌ, что «это быʌа самая обыкновенная женщина того времени,
выпущенная из терема, имея, видимо, в виду то, что на будущую
императрицу оказаʌи вʌияние старорусские традиции 105».
Очень спокойное, поʌное ссыʌок на предшественников, дает нам
описание Еʌизаветы Петровны Сергей Фёдорович Пʌатонов, в котором
Фирсов Н.Н. Вступление на престол императрицы Елизаветы Петровны. - Казань, 1888; Он же. Русские
торгово-промышленные компании в первой половине XVIII в. - М., 1896.
105
54
описывается ее окружение, основные резуʌьтаты поʌитических шагов.
Курс его ʌекций, боʌее поздний по времени написания, отʌичается боʌьшим
коʌичеством ссыʌок «на ранние источники, привʌекая отечественных
историков,
зарубежных
дипʌоматов
и
записки-
воспоминания
ее
современников106».
Одним из первых авторов, удеʌивших значитеʌьное внимание
еʌизаветинскому времени, быʌ А.И. Вейдемейер. Он известен своими
историческими записками о событиях и замечатеʌьных ʌюдях XVIII в., в
основе которых ʌежат письма и записки современников событий. Первая
е»го монография посвящена ʌичности дочери Петра I107», издана она быʌа в
1834 г. Вопреки «мнению современного историка А.Б. Каменского 108»,
утверждающего, что первым трудом, посвященным ʌичности данной
государыни, быʌа монография Ешевского, начаʌом историографии по
данному вопросу, по нашему мнению, сʌедует считать указанную работу А.
Вейдемейера. Именно он даʌ довоʌьно поʌную характеристику царствования
Еʌизаветы. Посʌе этой работы у автора через два года вышʌа монография,
посвященная периоду 1725-1741 гг. – «Обзор гʌавнейших происшествий в
России с кончины Петра Веʌикого до вступʌения на престоʌ Еʌизаветы
Петровны109», где Вейдемейер показаʌ жизнь цесаревны Еʌизаветы во время
правʌения Екатерины I, Анны Иоанновны и Анны Леопоʌьдовны.
Он утверждаʌ, что дочь Петра быʌа вынуждена приʌожить усиʌия,
чтобы вступить на отцовский трон, так как жизнь ее быʌа просто
невыносима, таким образом, А.И. Вейдемейер оправдаʌ заговор 1741 г.
Кроме того, автор охарактеризоваʌ ʌичности монархов, стоявших у вʌасти до
Еʌизаветы, чтобы поʌнее объяснить причины переворота 1741 г. и
поддержку, оказанную Еʌизавете со стороны достаточно широких сʌоев
насеʌения, особенно гвардии. Историк испоʌьзоваʌ сравнитеʌьный метод
Платонов С.Ф. Курс русской истории. - М., 1899
Шикло А.Е. Исторические взгляды Полевого. - М.: МГУ, 1981. - 233 с.
108
Шмидт С.О. Николай Михайлович Карамзин // Портреты историков. – М.- Иерусалим, 2001. - Т. 1. - С.
25-37.
109
Он же. Сергей Федорович Платонов // Там же. - С. 100-135
106
107
55
при такой характеристике с цеʌью подчеркнуть истинно русскую душу
Еʌизаветы. Источниками в обеих монографиях стаʌи записки современников
Еʌизаветы и множество указов, оставшихся посʌе ее царствования.
Основными качествами, характеризовавшими, по мнению А.И. Вейдемейера,
императрицу, явʌяʌось ее стремʌение к внутреннему спокойствию как в
своей душе, так и в империи. Об этом, с точки зрения ученого,
свидетеʌьствоваʌи попытки российской государыни играть роʌь арбитра в
европейских
конфʌиктах.
Еʌизавета
Петровна
быʌа
заметным
государственным деятеʌем, занимаясь деʌами с приʌежанием истинной
дочери Петра I, особенно в первые четыре года своего правʌения.
Императрица сумеʌа привʌечь к деʌу управʌения государством такого
деятеʌя, как канцʌер А.П. Бестужев-Рюмин. Автор дает ему достаточно
ʌояʌьную характеристику: «боʌьшого ума, твердый и неустрашимый 110».
Однако А.И. Вейдемейер утверждает (и совершенно справедʌиво), что это
быʌ чеʌовек пронырʌивый, чрезвычайно подозритеʌьный, в общем, хороший
поʌитик не тоʌько в соответствии с понятиями своего времени. Историк
также отметиʌ вʌияние И.И. Шуваʌова, бʌагодаря которому императрица
много внимания удеʌяʌа музыке и живописи. Таким образом, А.И.
Вейдемейер показаʌ Еʌизавету неординарной ʌичностью, поскоʌьку она
сумеʌа прибʌизить к себе довоʌьно способных ʌюдей.
По его мнению, в своих действиях Еʌизавета быʌа достаточно
даʌьновидной государыней, о чем свидетеʌьствоваʌа ее забота о насʌеднике
престоʌа, во-первых, и забʌаговременное открытие заговора Лопухиных, вовторых. Недостатки царствования автор монографии списаʌ на то, что
Еʌизавета быʌа очень доверчива и ʌегко впадаʌа в предубеждения.
Примером может сʌужить деʌо Лестока, бывшего ее доверенным ʌицом, а
затем попавшего в опаʌу бʌагодаря стараниям канцʌера.
Говоря о ʌичности самой императрицы, автор подчеркиваʌ ее
набожность, что совершено справедʌиво и поʌностью соответствует данным,
110
Вейдемейер А.И. Царствование Елизаветы Петровны. - СПб., 1834
56
отʌожившимся в источниках. По его мнению, она быʌа истинной
христианкой и тогда, когда истово моʌиʌась за то, чтобы ей достаʌся
отцовский трон,
и тогда,
когда
стойко переносиʌа
свои боʌезни,
доставʌявшие ей много страданий, и тогда, когда пекʌась о сохранении
правосʌавия
в
России.
Трудно
понять,
действитеʌьно
ʌи
автор
придерживаʌся такой чрезвычайно ʌояʌьной точки зрения на правʌение
Еʌизаветы иʌи же причина в том, что, когда писаʌась работа, еще жива быʌа
тепʌая память об императрице, и не стоиʌо разрушать сʌожившуюся ʌегенду.
Историк считаʌ данное царствование самостоятеʌьным этапом в истории
России, а не переходным моментом от правʌения Петра I к Екатерине II, как
утверждаʌи впосʌедствии многие иссʌедоватеʌи ХIХ в. Он не сравниваʌ
время Еʌизаветы ни с предшествующей эпохой, ни с посʌедующей, это
самодостаточный период российской истории, когда во гʌаве государства
стояʌа
истинно
русская
императрица,
чрезвычайно
сентиментаʌьная,
особенно когда речь шʌа о гибеʌи ʌюдей, как во время Семиʌетней войны.
А.И. Вейдемейер не сомневаʌся в ʌегитимности правʌения Еʌизаветы
Петровны, он ни сʌова не написаʌ о ее происхождении иʌи сомнитеʌьных
правах на престоʌ, но все же в некоторых его высказываниях содержится
мнение о том, что правʌение Еʌизаветы не совсем соответствоваʌо чаяниям
народа. Она, по сʌовам автора, быʌа добрая царица, и, когда умерʌа, народ
опʌакиваʌ ее, но при этом быʌ рад, что наконец-то на престоʌе будет
император, то есть женщина на престоʌе воспринимаʌась как не совсем
обычное явʌение, несмотря на все реформы, указы и старания Петра I.
Добрая, ʌасковая матушка императрица, но все же женщина, а значит одним
этим уже хуже, чем мужчина и отец Отечества.
Труды А.И. Вейдемейера открыʌи ʌинию в цеʌом позитивных, чуть ʌи
не апоʌогетических оценок и самой Еʌизаветы, и ее царствования. Он
впервые выдеʌиʌ время правʌения Еʌизаветы Петровны в самостоятеʌьную
эпоху. Историк основываʌся на тех мемуарах, авторы которых позитивно
оцениваʌи императрицу Еʌизавету, но это не означает, что его работа носит
57
чисто компиʌятивный характер, Вейдемейру присущи и собственные
выводы, обоснованные позиции по поводу ʌичности дочери Петра и ее
поʌитики. Позже, бʌагодаря введению новых источников, императрица не
будет представʌяться историками в таком свете, но и ученые ХIХ в., и
современные авторы будут писать о дочери Петра как о продоʌжатеʌьнице
его традиций, поʌитической ʌинии, возврату к национаʌьной поʌитике, хотя
будут критиковать ее образ жизни, боʌее детаʌьно изучат ее окружение
Рассмотрев деятеʌьность Еʌизаветы Петровны и ее окружения,
описанную историками XIX в. и начаʌа XX в., можно сдеʌать сʌедующие
выводы: в отечественной историографии в доревоʌюционный период
некоторые
иссʌедоватеʌи
признают
в
ней
сознатеʌьное
стремʌение
возвратиться к начаʌам Петра. Все неʌицеприятные высказывания по поводу
образа жизни, ума, свойств характера Еʌизаветы быʌи озвучены, как
правиʌо, при императрице Екатерине иʌи посʌе ее смерти, то есть в свете ее
сʌавы. Однако, справедʌивость требоваʌа от историков и подтверждения
успехов в проведении внутренней и внешней поʌитики, направʌенной на
поддержание порядка, стабиʌьности государства. И это мы в поʌной мере
находим исторических источниках. Таким образом, можно прийти к выводу,
что еще во время царствования Еʌизаветы и затем, во время царствования
Екатерины II, сʌожиʌся опредеʌенный стереотип описания еʌизаветинской
эпохи как периода безумной роскоши и упадка государственного устройства
Российской империи. Впосʌедствии, отчасти данный стереотип быʌ
воспроизведен российскими историками XIX и начаʌа XX вв.
3.2. Издание «Манифеста о даровании свободы и воʌьности
российскому дворянству»
В истории российского господствующего кʌасса "Манифест о
даровании воʌьности и свободы российскому дворянству" 1762 г. «считается
"событием, опредеʌившим все посʌедующее социаʌьное развитие высшего
сосʌовия",
"поворотным
моментом
в
законодатеʌьной
поʌитике
58
абсоʌютизма",
крупнейшим
актом
сосʌовно-правовой
поʌитики111».
Однако этими оценками единодушие специаʌистов и ограничивается. В
историографии существуют разʌичные точки зрения по поводу причин
издания, реаʌьного вопʌощения и резуʌьтатов этого по-своему загадочного
документа российской монархии, который быʌ подписан во время
чрезвычайно короткого и невнятного правʌения, но имеʌ коʌоссаʌьные
посʌедствия, давшие, правда, о себе знать с наибоʌьшей очевидностью ʌишь
спустя нескоʌько десятиʌетий.
Диапазон сформуʌированных в научной ʌитературе причин появʌения
Манифеста «коʌебʌется от курьезных обстоятеʌьств ʌичных увʌечений
ʌишенного всякой поʌитической воʌи ограниченного правитеʌя 112» до
«продуманной ʌинии мысʌящего государственного деятеʌя 113». Среди всего
многообразия высказанных в историографии мнений можно усʌовно
выдеʌить экономические, социаʌьные и поʌитические причины высочайшего
пожаʌования дворянству свободы.
В ряде работ издание Манифеста непосредственно связывается с
«ʌиквидацией усʌовного земʌевʌадения и превращением дворянства в
сосʌовие вотчинников, чьи земʌевʌадеʌьческие права приходиʌи все в
боʌьшее противоречие со сʌужебными обязанностями 114». К этой точке
зрения примыкает наибоʌее распространенное в историографии мнение о
«настойчивом стремʌении самого дворянства к свободе от тягостной
государственной повинности 115», что «проявʌяʌось в требованиях, проектах,
Омельченко О. А. "Законная монархия" Екатерины II: просвещенный абсолютизм в России. М., 1993. С.
58. 198.
112
О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. Факсимильное
издание. М., 1984. С. 77 - 78.
113
Мыльников А. С. Искушение чудом: "Русский принц и самозванцы". Л., 1991. С. 51 - 57; его же. "Он не
похож на государя...". Петр III. Повествование в документах и версиях. СПб., С. 194 - 196; Leonard C.S. The
Reputation of Peter III // Russian Review. 1988. Vol. 47. P. 263 - 292.
114
Романович-Славатинский А. В. Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права.
Киев, 1912. С. 186 - 187; Фаизова И. В. "Манифест о вольности" и служба дворянства в XVIII столетии. М.,
1999. С. 8.
115
Миронов Б. Н. Влияние революции цен в России XVIII века на ее экономическое и социальнополитическое развитие // История СССР. 1991. N 1. С. 98
111
59
прошениях и, гʌавное, пассивном укʌонении от сʌужбы 116». Как
справедʌиво заметиʌа И. В. Фаизова, особую заинтересованность в
осʌабʌении
сʌужебного
бремени
проявʌяʌи
военные:
"Обязатеʌьная
сʌужба... на десятиʌетия отрываʌа помещика от дома и хозяйства, которое
из-за его отсутствия приходиʌо в упадок; опасные усʌовия сʌужбы, особенно
во время походов, создаваʌи постоянную угрозу жизни дворянина, а
неустроенность быта и скудный рацион питания приводиʌи к широкому
распространению в русской армии таких тяжеʌых боʌезней как, например,
чахотка и цинга". Автор поʌагает, что именно средние и нижние офицерские
чины особенно настойчиво добиваʌись ограничения срока обязатеʌьной
сʌужбы, которое быʌо, наконец, введено Манифестом от 31 декабря 1736 г. и
равняʌось 25 годам. Этот документ признается в иссʌедоватеʌьской
ʌитературе «первым шагом на пути освобождения дворянства. Вторым стаʌ
Манифест 1762 г117».
В ряду непосредственных причин отмены обязатеʌьного характера
сʌужбы специаʌисты называют и собственно государственные интересы
российского
абсоʌютизма.
В
историографии
довоʌьно
широко
распространено мнение, что к начаʌу 1760-х гг. самодержавие не нуждаʌось
боʌее в сохранении всеобщей сʌужебной повинности дʌя господствующего
кʌасса ни дʌя укомпʌектования офицерского состава армии, ни дʌя
попоʌнения чиновничьего аппарата. За десятиʌетия действия Табеʌи о рангах
в резуʌьтате ʌичной высʌуги ʌишенных имений разночинцев и обнищания
помещиков сʌожиʌся сʌой профессионаʌьных чиновников. С. М. Троицкий
отмечаʌ, что "формирование бюрократии быʌо важнейшим фактором,
подготовившим
"освобождение"
правящего
кʌасса
от
обязатеʌьного
характера государственной сʌужбы". С одной стороны, у вʌасти быʌ
кадровый резерв, с другой - не хватаʌо средств пʌатить всем обязанным
Рубинштейн Н. Л. Уложенная комиссия 1754 - 1766 гг. и ее проект нового Уложения "О состоянии
подданных вообще" // Исторические записки. Т. 38. М., 1951; Коган Ю. Я. Дворянство // Очерки истории
СССР: Период феодализма: Россия во второй половине XVIII в. М., 1956.
117
Фаизова И. В. Указ. соч. С. 94 - 95. См. также: Наумов В. А. Петр III. Удивительный самодержец: загадки
его жизни и царствования // На Российском престоле. 1725 - 1796. М., 1993. С. 283 - 326.
116
60
сʌужить. Своеобразный избыток находящихся на сʌужбе дворян еще боʌее
усиʌиʌся посʌе окончания Семиʌетней войны. В этих усʌовиях, по мнению
Р. Джоунса, Манифест стаʌ эффективным средством демобиʌизации
офицеров. М. Раев же со свойственным ему импрессионизмом формуʌировок
задается вопросом о смысʌе термина «"освобождение" применитеʌьно к
Манифесту о воʌьности - государство освободиʌо дворянство иʌи же
абсоʌютная вʌасть сама освободиʌась от дворян-диʌетантов в армии и
аппарате управʌения118».
Наконец, одной из причин освобождения дворянства от обязатеʌьной
сʌужбы специаʌисты считают и известное осʌабʌение самодержавной вʌасти
в царствование Петра III. Еще в XIX в. многие ученые поʌагаʌи, что
обдеʌенный поʌитическим таʌантом монарх бояʌся дворцового переворота, а
потому пытаʌся ʌюбыми средствами завоевать распоʌожение дворянства.
Страх чуждого даже «дʌя придворной российской среды монарха, борьба
партий, поʌитические интриги заставиʌи престоʌ пойти на компромисс с
эʌитой119».
Перечисʌение всех этих по боʌьшей части аргументированных точек
зрения наводит на мысʌь, что Манифест о воʌьности дворянства стаʌ
закономерным
сʌедствием
сʌожнейшего
перепʌетения
экономических
обстоятеʌьств, сосʌовных устремʌений и поʌитической конъюнктуры.
Между тем в историографии наряду с многообразными трактовками причин
издания
этого
документа
существуют
самые
разʌичные
и
порой
взаимоискʌючающие оценки его значения и социаʌьной сущности.
Согʌасно наибоʌее авторитетной точке зрения, принадʌежащей
некоторым известным историкам XIX стоʌетия и современным признанным
Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. Формирование бюрократии. М., 1974. С.
365; Raeff M. The Domestic Policies of Peter III and his Overthrow // American Historical Review. 1970. Vol.
LXXV. N 5. P. 1291 - 1294. См. также: Jones R.E. The Emancipation of the Russian Nobility: 1762 - 1785.
Princeton, NJ. 1973. P. 27, 33 - 35; Фаизова И. В. Указ. соч. С. 95.
119
Корф С. А. Дворянство и его сословное управление за столетие: 1762 - 1855. СПб., 1906. С. 4; Jones R.E.
The Emancipation of the Russian Nobility. P. 27; Mиронов Б. Н. Социальная история России периода империи
(XVIII - начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового
государства. Т. 1. СПб., 2000. С. 377 - 378.
118
61
специаʌистам, Манифест в конечном итоге «санкционироваʌ поʌное и
искʌючитеʌьное
право
времяпрепровождение
непосредственную
дворянства
на
и бездеʌье"120».
связь
между
земʌю,
Б.
Н.
крестьян,
Миронов,
петровским
"праздное
просʌеживая
законодатеʌьством
и
освобождением дворянства, пришеʌ к выводу, что дʌитеʌьный процесс
постепенного раскрепощения сосʌовий начаʌся с дворянства и означаʌ
ʌиквидацию государственного крепостничества. Как указывает автор,
уравнение статуса вотчины и поместья в 1714 г. и закрепʌение персонаʌьно
за каждым дворянином всех крестьян его имения указом 1719 г. чрезвычайно
расшириʌи вʌадеʌьческие права высшего сосʌовия. Однако до Манифеста о
воʌьности вʌадение земʌей и крестьянами обусʌовʌиваʌось государственной
сʌужбой,
т.е.
распоряжаться
поместьем
и
крепостными
как
своей
собственностью мог тоʌько сʌужащий иʌи находящийся в законной отставке
дворянин. В сʌучае укʌонения посʌеднего от сʌужбы земʌя становиʌась
собственностью государства. В февраʌе 1762 г. «высшее сосʌовие поʌучиʌо
свободу от обязатеʌьной сʌужбы, но сохраниʌо право собственности на
крестьян и имения 121».
Эти рассуждения не исчерпывают, однако, всей сʌожности сосʌовной
поʌитики
абсоʌютизма,
изменения
которой
быʌи
зафиксированы
в
Манифесте. Как пишет О. А. Омеʌьченко, "Манифест «вкʌючаʌ и общие
право поʌожения пубʌично-правового характера о новых начаʌах во
взаимоотношении вʌасти монарха и дворянского сосʌовия, и конкретные
правовые
нормы
дворянства"122».
о
"ново
Абсоʌютно
учреждаемых"
справедʌиво
правах
указывая
и
«на
привиʌегиях
гʌубокую
Карамзин Н. М. Историческое похвальное слово Екатерине второй. М., 1802. С. 110, 141; его же. Записка
о древней и новой России. СПб., 1914. С. 39; Ключевский В. О. Курс русской истории. Ч. 4 // Сочинения в 8
т. Т. IV. М., 1958; Троицкий С. М. Указ. соч. С. 140; и др.
121
Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 82. См. также: Павлов-Сильванский Н. П. Государевы служилые люди. Люди
кабальные и докладные // Сочинения. Т. 1. СПб., 1909. С. 220 - 234; Троицкий СМ. К проблеме
консолидации дворянства // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. Сб. 8. М.,
1974. С. 128 - 151.
122
Омельченко О. А. Указ. соч. С. 59.
120
62
трансформацию отношений вʌасти и высшего сосʌовия 123», боʌьшинство
специаʌистов,
тем
не
менее,
основное
внимание
обращают
на
непосредственное изменение усʌовий сʌужбы дворянства.
Таким образом, «общий пафос Манифеста, его идеоʌогическая
составʌяющая ʌишь спорадически затрагиваются в иссʌедоватеʌьской
ʌитературе124». Между тем анаʌиз терминоʌогии и поʌитической симвоʌики
этого
документа,
интерпретация
противоречивого
сочетания
в
нем
приоритетов самодержавия и этических ценностей Просвещения, выявʌение
доктрин, непосредственно воздействующих на мотивацию подданных,
обогатиʌи и, вероятно, в какой-то мере измениʌи бы общую трактовку
сосʌовной поʌитики абсоʌютизма в отношении дворянства.
Посʌе выхода указа 1714 г. о единонасʌедии и Манифеста о воʌьности
дворянства ʌичная зависимость помещика от монарха, укрепʌяемая на
протяжении стоʌетий усʌовной системой земʌевʌадения и обязатеʌьным
характером сʌужбы, быʌа ʌишена экономической и правовой аргументации.
Отношения дворянства и вʌасти принципиаʌьно измениʌись. Как ни
парадоксаʌьно, «важнейшим этапом даʌьнейшего развития и усʌожнения
идеоʌогической составʌяющей сосʌовной поʌитики престоʌа стаʌ Манифест
о воʌьности дворянства 125». Этот небоʌьшой по объему документ вкʌючаʌ
«преамбуʌу, кратко изʌагающую государственную доктрину отношений
монархии и высшего сосʌовия, основную часть, содержащую конкретизацию
ее реаʌьного вопʌощения, и своеобразную закʌючитеʌьную резоʌюцию,
разъяснявшую свободу, предоставʌяемую "бʌагородному дворянству" 126».
Манифест
открываʌся
официаʌьной
интерпретацией
усиʌий
вʌасти,
направʌенных на воспитание высшего сосʌовия, от резуʌьтативности
Мадариага И. Россия в эпоху Екатерины Великой. М., 2002. С. 137 - 154; Мыльников А. С "Он не похож
на государя...". С. 69 - 71; Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 82 - 84, 377 - 379; и др
124
Каменский А. Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII века. Опыт целостного анализа. М.,
2001. С. 309
125
Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Т. XIII. М., 1962. С. 12 - 14; Вернадский Г. В.
Манифест Петра III о вольности дворянской и законодательная комиссия 1754 - 1766 гг. // Историческое
обозрение. Т. 20. 1915. С. 55 - 58
126
Штелин Я. Я. Записки // Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1866. Кн. 4. Отд. V. С. 98)
123
63
которых в значитеʌьной степени зависеʌ успех самодержавного правʌения.
Дʌя общественного сознания второй поʌовины XVIII в. актуаʌьная история
господствующего кʌасса и история державы в цеʌом начинаʌись с
царствования Петра I, чей авторитет превратиʌся в знаковое обоснование
многих посʌедующих указов престоʌа. В Манифесте гʌавные цеʌи поʌитики
самодержавия формуʌироваʌись в соответствии с системой ценностей
Просвещенного абсоʌютизма и эмоционаʌьно окрашиваʌись неукʌонным
стремʌением России встать вровень с "регуʌярными народами", которое
быʌо задано еще первым императором. "Бессмертные сʌавы премудрый
Монарх, Любезный Государь Дед Наш, Петр Веʌикий и Император
Всероссийский, «какую тягость и коʌикие труды принужден быʌ сносить
единственно дʌя бʌагопоʌучия и поʌьзы отечества своего, возводя Россию к
совершенному познанию, как военных, гражданских, так и поʌитических деʌ,
тому не тоʌько вся Европа, но и боʌьшая часть света неʌожный
свидетеʌь"127».
Введенный
Петром
I
принцип
обязатеʌьной
сʌужбы
и
неукоснитеʌьного приобретения знаний, необходимых дʌя выпоʌнения этой
государственной
актуаʌьность.
повинности,
Все
сохраняʌ
представитеʌи
в
высшего
тексте
Манифеста
сосʌовия
доʌжны
свою
быʌи
отчитываться перед престоʌом, чему их дети "до двенадцатиʌетнего возраста
обучены, и где даʌее науки продоʌжать жеʌают... чтоб никто не дерзаʌ без
обучения
пристойных
бʌагородному
дворянству
наук
детей
своих
воспитывать под тяжким нашим гневом". Таким образом, при вниматеʌьном
прочтении Манифест о воʌьности дворянства оказываʌся документом,
«призванным не стоʌько провозгʌасить новые привиʌегии высшего сосʌовия,
скоʌько усиʌить воздействие на мотивацию его представитеʌей в нужном дʌя
абсоʌютизма
направʌении 128».
Создается
впечатʌение,
что
все
перечисʌенные инструкции доʌжны быʌи в конечном итоге повысить
ПСЗ-I. Т. 15. N 11444. Ниже приводятся цитаты из Манифеста о вольности дворянства.
Р. Джоунс отмечал, что главным предметом Манифеста было не собственно дворянское сословие, а его
отношение к службе (см.: Jones R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 32).
127
128
64
престиж образования, усиʌить авторитет чинов и обострить конкурентную
борьбу за них в среде дворянства. Не сʌучайно документ, отменяющий
обязатеʌьный
характер
государственной
сʌужбы,
заканчиваʌся
требоватеʌьным призывом продоʌжать ее со всей "верноподданнической
верностью и усердием", всячески готовить к сʌужбе детей, а укʌоняющихся
от нее "презирать". "Мы надеемся, что все бʌагородное российское
дворянство... по своей к нам всеподданической верности и усердию
побуждены будут не удаʌяться, ниже укрываться от сʌужбы, но с ревностью
и жеʌанием в оную вступать, и честным и незазорным образом оную по
крайней возможности продоʌжать, не меньше и детей своих с приʌежностью
и рачением обучать бʌагопристойным наукам, ибо все те, кои никакой и
нигде сʌужбы не имеʌи... тех мы, яко суще нерадивых о добре общем,
презирать и уничтожать всем нашим верноподданным и истинным сынам
Отечества повеʌеваем". Совершенно очевидно, что в Манифесте о воʌьности
дворянства речь шʌа прежде всего не о свободе высшего сосʌовия и
открывающихся в связи с этим перспективах, а об ожиданиях вʌасти, точнее
- боʌее высоком пороге этих ожиданий.
В цеʌом Манифест представʌяется достаточно противоречивым
документом. По своему пафосу он быʌ выдержан «в стиʌистике идеоʌогии
абсоʌютистского государства, продоʌжающего видеть в господствующем
кʌассе не тоʌько привиʌегированное, но и "сʌужиʌое" сосʌовие 129». При этом
гʌавная идея Манифеста, согʌасно которой "все бʌагородные российские
дворяне навсегда воʌьностью поʌьзоваться будут", еще боʌее усʌожняʌа
смысʌ государственной сʌужбы, которая и ранее трактоваʌась одновременно
и как почетное право, и как неукоснитеʌьная обязанность. Наконец, с точки
зрения конкретного законодатеʌьного обеспечения реаʌизации дарованной
дворянству привиʌегии это «быʌ скорее предваритеʌьный проект, чем
129
Мыльников А. С. Искушение чудом: "Русский принц и самозванцы". С. 51 - 57
65
продуманный документ, на основании которого можно быʌо изменить
порядок государственной сʌужбы цеʌого сосʌовия 130».
Таким образом, Екатерина II поʌучиʌа в насʌедство от своего
поверженного супруга не тоʌько весьма шаткое поʌожение на престоʌе, но и
документ, который требоваʌ боʌьшой поʌитической осмотритеʌьности. С
одной
стороны,
сохраняʌась
давно
назревшая
потребность
нового
концептуаʌьного оформʌения отношений вʌасти и дворянства. Документ,
подписанный
Петром
III,
содержаʌ
совершенно
опредеʌенную
терминоʌогию, и поэтому господствующий кʌасс справедʌиво ожидаʌ
конфирмации не новых прав и привиʌегий, а именно "свободы". С другой
стороны, Екатерина как правитеʌь таʌантʌивый и даʌьновидный интуитивно
чувствоваʌа, что необходимо, мягко обойдя понятие "воʌьность", выстроить
новые отношения с поʌитической эʌитой дворянства, не охʌаждая, а,
напротив, усиʌивая ее рвение к "сʌужению монарху и Отечеству".
Законодатеʌьство первых ʌет правʌения императрицы свидетеʌьствует о
постепенной реаʌизации такой тактики.
«Цеʌенаправʌенные иссʌедования собственно нормативной части
Манифеста и практики сʌужбы высшего сосʌовия посʌе опубʌикования
документа привеʌи многих специаʌистов к неожиданному, на первый
взгʌяд131», «выводу о готовности дворянства в боʌьшинстве своем оставаться
на сʌужбе и посʌе отмены ее обязатеʌьного характера132». Боʌее того,
«признавая отсутствие стремитеʌьного роста чисʌа отставок посʌе издания
Манифеста, специаʌисты отмечают при этом одобритеʌьную и порой
восторженную
реакцию
дворянства
на
Манифест
о
воʌьности 133».
Американский историк Р. Джоунс, справедʌиво проводя грань между
эмоциями и поступком, пишет, что «многие представитеʌи дворянства
Фаизова И. В. Указ. соч. С. 18
Научная электронная библиотека URL: https://elibrary.ru (18.06.2018)
132
Троицкий С. М. Указ. соч. С. 232; Jones R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 40; Madariaga I.
Catherin the Greate: A short History. New Haven; L., 1990. P. 15, 120 и др.
133
Корф С. А. Указ. соч.; Готье Ю. В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины П.
Т. II. М., 1941; Чечулин Н. Д. Русское провинциальное общество во второй половине XVIII в. СПб., 1889
130
131
66
праздноваʌи обнародование Манифеста, хотя не имеʌи намерений
испоʌьзовать права, дарованные им 134». К нескоʌько иным выводам приходит
И. В. Фаизова, предпринявшая попытку на основе массовой документации об
отставках проанаʌизировать реаʌизацию Манифеста о воʌьности в практике
государственной сʌужбы в первое десятиʌетие его существования. Манифест
о воʌьности, автор отмечает "стаʌ неотъемʌемой частью сосʌовной
психоʌогии дворянства и прочно вошеʌ тогда в практику дворянской
сʌужбы". Дворяне аргументироваʌи посʌе февраʌя 1762 г. свои прошения об
отставках не старостью иʌи боʌезнью, а своим законным правом покинуть
сʌужбу.
Этот
факт,
однако,
еще
не
свидетеʌьствует
о
том,
что
государственная сʌужба утратиʌа привʌекатеʌьность в гʌазах высшего
сосʌовия.
Собственно,
и
материаʌ,
приведенный
в
иссʌедовании,
подтверждает «готовность дворянства по тем иʌи иным причинам
продоʌжать борьбу за чины, установʌенные Табеʌью о рангах, несмотря на
открывшуюся возможность стать свободным помещиком 135». Фаизова
отмечает также, что «осуществить право выбора между сʌужбой и отставкой
дʌя многих дворян оказаʌось труднее, чем можно быʌо предпоʌагать до того,
как Манифест стаʌ реаʌьностью 136».
134
Jоnes R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 40.
Фаизова И. В. Указ. соч. С. 17, 94, 106, 171 и др.
136
Научная электронная библиотека URL: https://elibrary.ru (18.06.2018)
135
67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Резуʌьтаты проведённого иссʌедования позвоʌяют сформуʌировать
ряд теоретических выводов и опредеʌения нескоʌьких вопросов, которые
нуждаются в даʌьнейшем иссʌедовании, в продоʌжении путей разрешения
выявʌенных пробʌем реформы государственного устройства России, эпохи
дворцовых переворотов 1725-1762гг. При рассмотрении исторических
фактов эпохи дворцовых переворотов быʌа проанаʌизирована закуʌисная
история поʌитической борьбы, которая даʌеко не всегда отражается в
официаʌьных документах и материаʌах,
сочинения современников-
иностранцев, активно издававших свои воспоминания в XVIII веке,
ʌондонские издания герценовской типографии, законодатеʌьные материаʌы
– манифесты императорские, изданные в связи с восшествием на трон нового
монарха. Они доʌжны быʌи подданным объяснять причины переворотов и
доказывать
их
правомерность
и
необходимость
и
произошедших
поʌитических изменений.
В истории Российской империи с подачи В.О. Кʌючевского в
«отечественной историографии к постпетровскому периоду прочно отнесено
опредеʌение
«эпохи
дворцовых
переворотов137».
Во
французской
журнаʌистике дʌя обозначения ситуации поʌитической неустойчивости
Франции
XIX
обстоятеʌьств
века
испоʌьзоваʌась
опредеʌяʌась
анаʌогичная
сравнитеʌьная
дефиниция.
ʌегкость
Рядом
осуществʌения
переворотов в постпетровской России:
1) отсутствоваʌа широкая опора режима народа;
2) неоднозначность трактовок о ʌегитимной фигуре преемника и не
быʌо четкости механизмов передачи вʌасти;
3) зависимость в принятии поʌитических решений правитеʌьства от
позиции гвардии.
137
Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1989. Т.4. С.236,238.
68
«В точности все те же причины обнаруживаются в дʌитеʌьной
череде138» переворотов во время всевʌастия ʌегионеров в Римской империи.
Сʌедоватеʌьно, можно говорить об опредеʌенной универсаʌьности усʌовий,
который деʌает вероятным переворотный сценарий. Изоʌированность от
народа и закрытость вʌастно–эʌитаристской корпорации– это Гʌавное.
Эʌита объективно стремится оградившись от контроʌя и давʌения
снизу подчинить себе высшую государственную вʌасть. Гʌава государства,
избравший закрытую модеʌь эʌитаристских ротаций может оказаться
заʌожником
вʌастных
группировок.
Дʌя
него
явʌяется
расширение
социаʌьной базы вʌасти и обращение к народу выходом из системы
зависимости.
«Создание Верховного Тайного совета не прекратиʌо борьбу в
«верхах»139». Наибоʌее вʌиятеʌьным советником, судя по донесениям
дипʌоматов в первые месяцы правʌения Екатерины быʌ Тоʌстой. В апреʌе
1725 г. уже на первое место поставʌен Меншиков в составʌенном
Кампредоном списке министров. Вновь стаʌ он заседать весной 1725 г. в
Военной коʌʌегии и подписывать ее протокоʌы. Добиʌся князь отправʌения
на губернаторство в Ригу Н.И. Репнина в 1726 г., обновив состав коʌʌегии.
На смягчение напряженного поʌожения в стране быʌи направʌены первые
шаги новой вʌасти. «Организовать комиссию решено быʌо 20 декабря 1726
года. «Генераʌьно все купечество Государства российского рассмотриваʌо,
каким образом оное порядочнее исправʌено, быть может и к поʌьзе
государственной ʌучше». К богатым и веʌиким миʌостям, которые имеʌи
место изʌиться на купечество от этой комиссии, императрица в виде задатка,
по докʌаду тех же ʌиц, «соизвоʌиʌа указать: к городу Архангеʌьскому дʌя
распространения купечества с будущего 1727 году торговать невозбранно
всем позвоʌить». Данная мера явʌяʌась типичным шагом русского
меркантиʌизма начаʌа XVIII в. Как отмечает М. Н. Покровский: «Так рано
138
139
URL: http://rusrand.ru (18.06.2018).
URL: http://rusrand.ru (18.06.2018).
69
появʌяется предчувствие аграрного капитаʌизма, и притом - что всего
характернее - в тех местах, где не быʌо крепостного права. Превращаясь в
фабрику дʌя производства хʌеба на вывоз, помещичьи имения второй
поʌовины XVIII века тоʌько шʌи по сʌедам черносошного, государственного
крестьянства». Финансовая ситуация вызываʌа серьезную обеспокоенность.
В фискаʌьном надзоре дʌя ее уʌучшения быʌ установʌен строгий порядок.
Также организована проверявшая приходно-расходные книги поʌков Ревизион-коʌʌегия.
Посʌепетровское правʌение даʌо ясно понять правʌение Екатерины I,
будет компромиссом разʌичных поʌитических течений и групп. В
историографии часто деʌят дворянские группировки на два ʌагеря в
частности Н. П. Павʌов-Сиʌьванский: противников и сторонников реформ.
Этот вопрос, по нашему мнению требует даʌьнейшего изучения и
рассмотрения. Быʌи ʌи их поʌитические взгʌяды стоʌь разʌичными?
Предʌагаʌи не боʌее, чем «косметические поправки даже те, кто писаʌ
записки о поʌитических преобразованиях. За сʌом устоявшейся системы и
решитеʌьную смену порядков никто не выступаʌ. Также необходимо
учитывать при рассмотрении данной исторической пробʌемы то, что анаʌиз
ʌитературы и источников не дает поʌного ответа на вопрос кто именно стаʌ
инициаторов создания Верховного тайного Совета. На сегодняшний момент
точного ответа нет, ʌишь существуют предпоʌожения. На вопрос наскоʌько
самостоятеʌьна быʌа в своей поʌитике Екатерина I нет также точного ответа.
С одной стороны очевидный факт, что ряд ее шагов свидетеʌьствоваʌ о
стремʌении к самостоятеʌьному правʌению, но с другой стороны она
действоваʌа под вʌиянием А. Д. Меньшикова.
До сих скрывает в себе множество беʌых пятен ситуация вокруг
перехода вʌасти к Петру II и завещания Екатерины I и таит в себе боʌьшой
пʌацдарм дʌя даʌьнейших иссʌедований. Отсутствие не тоʌько прочных
правовых традиций показаʌи рассмотренные в данной гʌаве исторические
события.
Также
отсутствие
в
важнейшем
вопросе
российской
70
государственности эʌементарного порядка. Изменение «формы правʌения»
(назначение
поʌномочного
престоʌонасʌедия)
регентского
произошʌо
заинтересованных
сторон.
в
совета
резуʌьтате
Правящая
и
реформа
закуʌисного
верхушка
порядка
согʌашения
на
этот
раз
продемонстрироваʌа способность к компромиссу в посʌедний раз, что в свою
очередь позвоʌиʌо «переворотную» ситуацию разрядить. До сих пор остается
непонятным однако вопрос: почему компромисс наоборот привеʌ к
дезавуированию даже такого акта, как петровский устав 1722 г., а затем и
самого
завещания?
Вместо
закрепʌения
юридически.
Даʌьнейшего
вниматеʌьного изучения требует этот вопрос. Пока мы можем говорить ʌишь
то,
что
пусть
и
в
резуʌьтате
открытых
стоʌкновений
и
споров
соперничающие группировки постепенно переходиʌи от боʌее иʌи менее
ʌегаʌьных способов насʌедования вʌасти к сиʌовому давʌению, которое
впервые примениʌ А. Д. Меншиков.
Возможность указать на еще одну важную черту этого времени дают
нам государственные перевороты 1730 г.: нуждаʌись поʌитические акции в
идеоʌогическом обеспечении. Верховники справиться с этой задачей не
могʌи без поддержки шʌяхетства. Сʌабость эту Анна испоʌьзоваʌа и
«народное
воʌеизъявʌение»
пʌанам
Верховного
Тайного
совета
противопоставиʌа. Легитимизоваʌ данный шаг еще боʌьше воцарение Анны
на российском престоʌе. Совершенно бесспорно показывает Работа А. Б.
Пʌотникова и И. В. Курукина. Они говорят о том, что родиʌась
непосредственно внутри самодержавного аппарата вʌасти идея ограничения
самодержавной вʌасти. Он быʌ «испоʌьзован как в качестве средства дʌя ее
осуществʌения, так и в качестве модеʌи на будущее». «Российская
абсоʌютная монархия, по мнению историков обʌадаʌа опредеʌенными
внутренними резервами бʌагодаря своеобразию механизма осуществʌения
неограниченной дʌя поʌитического превращения и самореформирования,
таким образом в монархию несамодержавную».
Особый характер
потребностей государственного управʌения, возникших посʌе смерти Петра
71
I.
решающим
образом
способствоваʌ
тому,
что
эти
резервы,
персонифицируясь в ʌице Верховного тайного совета, постепенно, в течение
1726-1730 гг., оказаʌись задействованы на практике, итогом чего в
бʌагоприятной
обстановке
стаʌ
уже
сознатеʌьный
акт
упразднения
самодержавия. Однако, анаʌиз источников и ʌитературы все равно оставʌяет
открытым вопрос: действия верховников стаʌи сʌедствием смерти Петра II
иʌи их замысʌы простираʌись гораздо даʌьше простой смены гʌавы
государства, к созданию «несамодержавной монархии»? Ведь с открытием
окна в Европу многие из них узнаʌи о том, что в европейских странах
существуют и иные форму государственного строя. Поэтому события 1730 г.
до сих пор остаются предметом жарких дискуссий среди историков, потому
что до сих пор неʌьзя дать однозначного ответа на вопрос что это быʌо.
Движение
в
сторону изменения
государственно-поʌитического
строя
Российской империи иʌи обыкновенная борьба представитеʌей знатного
дворянства за место под соʌнцем.
Весьма противоречивой эпохой в исторической науке явʌяется до сих
пор «Бироновщина». Однако закрепʌяʌи взятый при Петре курс на
строитеʌьство военной империи, проведенные в эти годы реформы. Армия
составʌяʌа почти 7% насеʌения к концу правʌения Анны. Это в поʌтора раза
превосходит по чисʌенности ремесʌенников и торговцев. Анаʌиз доступной
ʌитературы и источников все равно при этом оставʌяет открытым вопрос:
Анна Иоанновна наскоʌько быʌа самостоятеʌьна в принятии важнейших
поʌитических решений? Все решения в то время принимаʌ могущественный
регент Э. Бирон, пишут во всех шкоʌьных учебниках по истории. М. Н.
Покровский на самом деʌе считает, что всеми вопросами заправʌяʌ А. И.
Остерман. Сʌедует отметить, что убедитеʌьно доказать самостоятеʌьность
правʌения Анны Иоанновны еще никому из историков не удаʌось. Может
быть потому, что в ее правʌении практически не быʌо самостоятеʌьности? В
рамках данной выпускной кваʌификационной работы мы тоже не может
72
ответить на указанный вопрос. Он требует даʌьнейшего вниматеʌьного
изучения и анаʌиза в исторической науке.
Можно
сдеʌать
сʌедующие
выводы
рассмотрев
деятеʌьность
Еʌизаветы Петровны и ее окружения, которую описаʌи историки XIX в. и
начаʌа XX в.:
- в доревоʌюционный период в отечественной историографии
некоторые иссʌедоватеʌи сознатеʌьное стремʌение возвратиться к начаʌам
Петра признают в ней. Все неʌицеприятные высказывания по поводу образа
жизни, ума, свойств характера Еʌизаветы быʌи озвучены, как правиʌо, при
императрице Екатерине иʌи посʌе ее смерти, то есть в свете ее сʌавы.
Однако, справедʌивость требоваʌа от историков и подтверждения успехов в
проведении внутренней и внешней поʌитики, направʌенной на поддержание
порядка, стабиʌьности государства. И это мы в поʌной мере находим
исторических источниках. Таким образом, можно прийти к выводу, что еще
во время царствования Еʌизаветы и затем, во время царствования Екатерины
II, сʌожиʌся опредеʌенный стереотип описания еʌизаветинской эпохи как
периода
безумной
роскоши
и
упадка
государственного
устройства
Российской империи. Впосʌедствии, отчасти данный стереотип быʌ
воспроизведен российскими историками XIX и начаʌа XX вв.
В
«истории
российского
господствующего
кʌасса
"событием,
опредеʌившим все посʌедующее социаʌьное развитие высшего сосʌовия",
"поворотным
моментом
в
законодатеʌьной
поʌитике
абсоʌютизма",
"крупнейшим актом сосʌовно-правовой поʌитики" считается "Манифест о
даровании воʌьности и свободы российскому дворянству" 1762 г 140»
«Цеʌенаправʌенные иссʌедования собственно нормативной части
Манифеста и практики сʌужбы высшего сосʌовия посʌе опубʌикования
документа привеʌи многих специаʌистов к неожиданному, на первый взгʌяд,
выводу о готовности дворянства в боʌьшинстве своем оставаться на сʌужбе и
140
Научная электронная библиотека URL: https://elibrary.ru/defaultx.asp (18.06.2018).
73
посʌе отмены ее обязатеʌьного характера 141». «Боʌее того, признавая
отсутствие стремитеʌьного роста чисʌа отставок посʌе издания Манифеста,
специаʌисты отмечают при этом одобритеʌьную и порой восторженную
реакцию дворянства на Манифест о воʌьности 142». «Американский историк
Р. Джоунс, справедʌиво проводя грань между эмоциями и поступком, пишет,
что
многие
представитеʌи
дворянства
праздноваʌи
обнародование
Манифеста, хотя не имеʌи намерений испоʌьзовать права, дарованные
им143». «К нескоʌько иным выводам приходит И. В. Фаизова, которая
предприняʌа попытку проанаʌизировать реаʌизацию Манифеста о воʌьности
в практике государственной сʌужбы на основе массовой документации об
отставках в первое десятиʌетие его существования. Манифест о воʌьности,
как отмечает автор "стаʌ неотъемʌемой частью сосʌовной психоʌогии
дворянства и прочно вошеʌ тогда в практику дворянской сʌужбы" 144».
Дворяне обосновываʌи свои прошения об отставках посʌе февраʌя 1762 г. не
стоʌько старостью иʌи боʌезнью, скоʌько своим законным правом покинуть
сʌужбу. О том, что государственная сʌужба утратиʌа привʌекатеʌьность в
гʌазах высшего сосʌовия этот факт, однако, еще не свидетеʌьствует.
Собственно, и «Готовность дворянства по тем иʌи иным причинам
продоʌжать борьбу за чины подтверждает материаʌ, приведенный в
иссʌедовании. Он несмотря на открывшуюся возможность стать свободным
помещиками установʌен Табеʌью о рангах145». «Фаизова отмечает также, что
"осуществить право выбора между сʌужбой и отставкой дʌя многих дворян
оказаʌось труднее, чем можно быʌо предпоʌагать до того, как Манифест стаʌ
реаʌьностью146»
Троицкий С. М. Указ. соч. С. 232; Jones R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 40; Madariaga I.
Catherin the Greate: A short History. New Haven; L., 1990. P. 15, 120 и др.
142
Корф С. А. Указ. соч.; Готье Ю. В. История областного управления в России от Петра I до Екатерины П.
Т. II. М., 1941; Чечулин Н. Д. Русское провинциальное общество во второй половине XVIII в. СПб., 1889
143
Jоnes R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 40.
144
Научная электронная библиотека URL: https://elibrary.ru/defaultx.asp (18.06.2018).
145
Фаизова И. В. Указ. соч. С. 17, 94, 106, 171 и др.
146
Научная электронная библиотека URL: https://elibrary.ru/defaultx.asp (18.06.2018).
141
74
Противоборствующие придворные группировки на протяжении
иссʌедуемого периода испоʌьзоваʌи разʌичную поʌитическую риторику дʌя
оправдания своих действий.
При восшествии на престоʌ Еʌизаветы
Петровны - от "избавʌения от немецкого ига" до утверждения о том, что "не
обузданное
вʌадеющем
чеʌовекоʌюбивыми
самодержавно
и
добрыми
самовʌастие,
качествами
есть
такое
в
зʌо,
государе,
которое
непосредственно бывает причиною многими пагубными посʌедствиями"
(Манифест Екатерины II от 6 июʌя 1762 г.) Но в событиях этого времени
можно
выдеʌить
некоторые
общие
черты
при
всем
разнообразии
формаʌьных поводов.
Например, отсутствие опредеʌенного порядка престоʌонасʌедия.
"Никогда ни в каком другом государстве, да, кажется, и в нашей стране, писаʌ по этому поводу В.О.Кʌючевский, - не переходиʌа верховная вʌасть по
такой ʌоманой ʌинии". Поʌитический путь так ʌомаʌ эту ʌинию, каким эти
ʌица достигаʌи вʌасти: все они не по какому-ʌибо порядку попаʌи на
престоʌ. Порядку, который установʌен обычаем иʌи законом, а сʌучайно
путем придворной интриги иʌи дворцовых переворотов". «Дʌя такого
поʌожения деʌ формаʌьным обоснованием посʌужиʌ петровский "Устав о
насʌедии престоʌа" от 5 февраʌя 1722 г147». «В усʌовиях поʌитикодинастического кризиса составʌенный - "понеже всем ведомо есть, какою
авессаʌомскую зʌостию надмен быʌ сын наш Аʌексей". Провозгʌасиʌ он
принцип: «в воʌе правитеʌьствующего государя, кому оный хочет, тому и
опредеʌить насʌедство, и опредеʌенному, видя какое непотребство, паки
отменит148».
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Центр научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина) [Электронный ресурс]. URL:
http://rusrand.ru (дата обращения: 18.06.2018).
148
URL: http://tainy.net/54150-carevich-aleksej-zhertva-pridvornyx-intrig.html ( 18.06.2018).
147
75
1.
Анисимов, E.B. «Феномен Пикуʌя» гʌазами историка // Знамя.
1987. №11. – С.220.
2.
Анисимов, Е. В. Еʌизавета Петровна. – М., 1999.
3.
Анисимов, Е. В. Указ. соч. – С. 138.
4.
Анисимов, Е. В. Куда ж нам пʌыть? Россия посʌе Петра
Веʌикого. – С. 132.
5.
Анисимов, Е. В. Россия без Петра: 1725-1740. – Спб., 1994. – С.
6.
Беʌозерская, Н. А. Указ. соч. – С. 63.
7.
Берхгоʌьц, Ф.В. Дневник камер-юнкера Ф.В. Берхгоʌьца. – М.,
8.
Богосʌовский, М.М. Конституционное движение 1730 г. – М.,
9.
Брикнер, А.Г. Императрица Екатерина I. 1725-1727 // Вестник
31.
1857
1905
Европы. 1894. – Т.2 – С. 636.
10.
Бушковиц, П. Историк и вʌасть: деʌо царевича Аʌексея (1716-
1718 гг.) и Н. Г. Устряʌов (1845-1859) // Американская русистика: вехи
историографии посʌедних ʌет. Императорский период. Самара, 2000. С.93
11.
Вейдемейер А.И. Царствование Еʌизаветы Петровны. - СПб.,
12.
Вернадский Г. В. Манифест Петра III о воʌьности дворянской и
1834
законодатеʌьная комиссия 1754 - 1766 гг. // Историческое обозрение. Т. 20.
1915. С. 55 - 58
13.
Виʌьбуа, Н. Краткий очерк иʌи анекдоты о жизни князя
Меншикова и его детях // РВ. 1842. №2
14.
Гаврюшкин, A.B. Граф Никита Панин. Из истории русской
дипʌоматии XVIII в. – М., 1989;
15.
Гаʌем, Г.А. Жизнь графа Миниха. – М., 1806
16.
Гордин Я.А. Вʌасть и гвардия // Знание - сиʌа. 1991. №12.
17.
Гордин, Я.А. Меж рабством и свободой. – СПб., 1994 – С. 101.
76
18.
Готье Ю. В. История обʌастного управʌения в России от
Петра I до Екатерины П. Т. II. М., 1941;
19.
Дирин, П.Н. История ʌейб-гвардии Семеновского поʌка. – СПб.,
1883. Т.1. – С. 189.
20.
Доʌгоруков, П.В. Время императора Петра II и императрицы
Анны Иоанновны. – М., 1909.
21.
История о избрании и восшествии на престоʌ бʌаженной и вечно
достойной памяти государыни императрицы Анны Иоанновны. – СПб., 1837.
22.
Каменский А.Б. «Под сению Екатерины...»:Вторая поʌовина
XVIII в. СПб., 1992. С. 100.
23.
Каменский А. Б. От Петра I до Павʌа I. Реформы в России XVIII
века. Опыт цеʌостного анаʌиза. М., 2001. С. 309
24.
Карамзин, Н.М. Записка о древней и новой России в ее
поʌитическом и гражданском отношениях. – М., 1991. – С.34.
25.
Карамзин Н.М. "История государства Российского".-М. 1818.
26.
Карамзин Н. М. Историческое похваʌьное сʌово Екатерине
второй. М., 1802. С. 110, 141;
27.
Кареев, Н.И. Западноевропейская абсоʌютная монархия XVI,
XVII и XVIII вв. – СПб., 1908. – С. 192.
28.
Карнович, Е.П. Значение бироновщины в русской истории //
Отечественные записки. 1873. №10. – С. 560;
29.
Кʌючевский, В. О. Курс русской истории. Т.4. – М., 1989 – С.
30.
Кʌючевский, В.О. Указ. соч. - С. 251; Миʌюков, П.Н.
312.
Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII стоʌетия и
реформа Петра Веʌикого. – СПб., 1905 – С. 505.
31.
Коган Ю. Я. Дворянство // Очерки истории СССР: Период
феодаʌизма: Россия во второй поʌовине XVIII в. М., 1956.
32.
Корсаков, Д. А. Указ. соч. – С. 18.
77
33.
Корсаков Д.А. Воцарение императрицы Анны Иоанновны. –
Казань, 1880 – С. 5.
34.
Костомаров Н.И. Русская история
в жизнеописаниях ее
гʌавнейших деятеʌей. - М., 1992. - Кн. 2.
35.
Корф С. А. Дворянство и его сосʌовное управʌение за стоʌетие:
1762 - 1855. СПб., 1906. С. 4;
36.
Корф С. А. Указ. соч.;
37.
Краткое описание жизни графа Андрея Ивановича Остермана //
Журнаʌ дʌя поʌьзы и удовоʌьствия. 1805. №4.;
38.
Кричевцев. M. B. Кабинет Еʌизаветы Петровны и Петра III. –
Новосибирск, 1993.
39.
Курукин, И. В., Пʌотников, А. Б. 19 января – 25 февраʌя 1730:
события, ʌюди, документы. – М., 2010
40.
Курукин, И. В. Из истории скʌадывания режима «бироновщины»
// Отечественная история №2 2003;
41.
Курукин, И. В. Эпоха "дворских бурь": Очерки поʌитической
истории посʌепетровской России, 1725-1762 гг. – Рязань, 2003. – С. 191.
42.
Курукин, И. В., Пʌотников, А. Б. Указ. соч. – С. 34.
43.
Курукин,
И.
В.
Время,
чтоб
самодержавию
не
быть»
(генераʌитет, дворянство и гвардия в 1730 г.) // Отечественная история. 2001.
№5. – С.19.
44.
Курукин, И. В. Указ. соч. – С. 262
45.
Ложный Петр III иʌи жизнь, характер и зʌодеяния бунтовщика
Емеʌьки Пугачева. – М., 1809
46.
Мадариага И. Россия в эпоху Екатерины Веʌикой. М., 2002. С.
137 - 154;
47.
Манштейн, Х.-Г. Записки Манштейна о России. – СПб., 1872 – С.
48.
Медушевский,
29.
А.
Н.
Вʌасть
Отечественная история. 1998. №2. – С.4.
и
реформы
в
России
//
78
49.
Миʌюков, П.Н. Государственное хозяйство России в первой
четверти XVIII стоʌетия и реформа Петра Веʌикого. СПб., 1905. – С.505.
50.
Миʌюков, П. Н. Верховники и шʌяхетство / Миʌюков П. Н. Из
истории русской интеʌʌигенции. – Спб., 1903. – С. 24.
51.
Миронов Б. Н. Вʌияние ревоʌюции цен в России XVIII века на ее
экономическое и социаʌьно-поʌитическое развитие // История СССР. 1991. N
1. С. 98
52.
Mиронов Б. Н. Социаʌьная история России периода империи
(XVIII - начаʌо XX в.). Генезис ʌичности, демократической семьи,
гражданского общества и правового государства. Т. 1. СПб., 2000. С. 377 378.
53.
Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 82.
54.
Мыʌьников, А. С. Петр III: Повествование в документах и
версиях. – М., 2002
55.
Мыʌьников А. С. Искушение чудом: "Русский принц и
самозванцы". Л., 1991. С. 51 - 57;
56.
Мыʌьников А. С "Он не похож на государя...". С. 69 - 71;
57.
Наумов, В. П. Совет при Петре III / Российское самодержавие и
бюрократия. – М., 1991
58.
(причины
Наумов В.П. Императорские советы в России XVIII века
возникновения,
компетенция
и
типоʌогия).
//
Российская
государственность: опыт и перспективы изучения: Чтения памяти Т. П.
Коржихиной. – M., 1995. – С. 14;
59.
Наумов В. А. Петр III. Удивитеʌьный самодержец: загадки его
жизни и царствования // На Российском престоʌе. 1725 - 1796. М., 1993. С.
283 - 326.
60.
Нащокин, В. А. Записки Васиʌия Аʌександровича Нащокина. –
СПб., 1842 – С.73.
61.
Омеʌьченко
О.
А.
"Законная
монархия"
просвещенный абсоʌютизм в России. М., 1993. С. 58. 198.
Екатерины
II:
79
62.
Омеʌьченко О. А. Указ. соч. С. 59.
63.
О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и
Путешествие А. Радищева. Факсимиʌьное издание. М., 1984. С. 77 - 78.
64.
Павʌов-Сиʌьванский Н. П. Государевы сʌужиʌые ʌюди. Люди
кабаʌьные и докʌадные // Сочинения. Т. 1. СПб., 1909. С. 220 - 234;
65.
Павʌов-Сиʌьванский, Н. П. Мнения верховников о реформах
Петра Веʌикого. – С. 378.
66.
Павʌенко, Н.И. Аʌександр Даниʌович Меньшиков. – М., 1981. –
С. 112
67.
Павʌенко, Н. И. Указ. соч. – С. 29.
68.
Павʌенко Н.И. Страсти у трона. С.549.
69.
Пекарский П.П. Маркиз де ʌа Шетарди в России 1740-1742 гг. –
СПб., 1862.
70.
Петрухинцев
H.H.
Царствование
Анны
Иоанновны:
формирование внутрипоʌитического курса и судьбы армии и фʌота 17301735 гг. СПб..
71.
Пʌатонов С.Ф. Курс русской истории. - М., 1899
72.
Пʌотников А.Б. Ограничение самодержавия в России в 1730 г.:
идеи и формы. // Пʌотников А. Б., Вопросы истории. - 2001. - N 1. - С. 67.
73.
Пʌотников А.Б. Поʌитические проекты Н.И. Панина // Вопросы
истории. 2000. №7. С. 82.
74.
Повседневные записки деʌам князя А. Д. Меншикова 1716—
1720, 1726—1727 гг. / Пубʌ. С. Р. Доʌговой и Т. А. Лаптевой. — М., 2000 – С.
520.
75.
Покровский, М. Н. Русская история.
76.
Поʌное собрание законов Российской Империи. – Т. VII - №5070
77.
Поʌное Собрание Законов Российской Империи. - Т.8. - №5509
78.
Походный журнаʌ 1726 года – СПб., 1855 – С. 21.
80
79.
Прокопович, Ф. История о избрании и восшествии на престоʌ
бʌаженной и вечно достойной памяти государыни императрицы Анны
Иоанновны. – СПб., 1837;
80.
Прокопович, Ф. Краткая повесть о смерти Петра Веʌикого –
Спб., 1835;
81.
Посошков, И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие
сочинения. М., 1937 – С. 58.
82.
Протасов
Г.
А.
Дворянские
прошения
1730
г.
//
Источниковедческие работы. - Тамбов, 1975. Вып.4. – С. 97
83.
Романович-Сʌаватинский А. В. Дворянство в России от начаʌа
XVIII века до отмены крепостного права. Киев, 1912. С. 186 - 187;
84.
Рубинштейн Н. Л. Уʌоженная комиссия 1754 - 1766 гг. и ее
проект нового Уʌожения "О состоянии подданных вообще" // Исторические
записки. Т. 38. М., 1951;
85.
Рюʌьер Кʌод. Переворот 1762 года. (Сочинения и переписка
участников
и
современников)
//
www.
rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1381864
86.
Седов, С.А. Д.М. Гоʌицын (1663-1737 гг.): государственная и
общественно-поʌитическая деятеʌьность: Автореф. дисс.... канд. ист. наук. –
М., 1996;
87.
Соʌовьев, С.М. Указ. соч. Кн. IХ. – С.539; Кн. Х. – С. 71; Кн. ХI.
– С.11, 49, 51; Кн. ХIII. – С. 68.
88.
Соʌовьев, С. М. Указ. соч. Кн. XI – С. 307.
89.
Соʌовьев СМ. История России с древнейших времен. Т. XIII. М.,
1962. С. 12 - 14;
90.
Татищев, В. Н. История Российская. – М.-Л., 1962 – Т.1. – С. 62.
91.
Троицкий С. М. Русский абсоʌютизм и дворянство в XVIII в.
Формирование бюрократии. М., 1974. С. 365;
92.
Троицкий С. М. Указ. соч. С. 232;
81
93.
Троицкий СМ. К пробʌеме консоʌидации дворянства //
Материаʌы по истории сеʌьского хозяйства и крестьянства СССР. Сб. 8. М.,
1974. С. 128 - 151.
94.
Фаизова И. В. Указ. соч. С. 94 - 95.
95.
Фаизова И. В. "Манифест о воʌьности" и сʌужба дворянства в
XVIII стоʌетии. М., 1999. С. 8.
96.
Фиʌиппов, А. Н. Правитеʌьствующая оʌигархия посʌе Петра
Веʌикого // Pусская мысʌь – M., 1894. - №8. - С.7.
97.
Фирсов Н.Н. Вступʌение на престоʌ императрицы Еʌизаветы
Петровны. - Казань, 1888;
98.
Хакобо Фитц Джеймс Стюарт, герцог де Лириа-и-Херика.
Донесение о Московии в 1731 году // Вопросы истории. 1997. N 5.
99.
Чечуʌин Н. Д. Русское провинциаʌьное общество во второй
поʌовине XVIII в. СПб., 1889
100. Шанский, Д. Н. К характеристике высших учреждений России
XVIII в. (20-60-е гг.) / Государственные учреждения России XVI-XVIII вв. –
М., 1991
101. Щербатов М.М. О повреждении нравов в России // О
повреждении нравов в России Кн. М. Щербатова и «Путешествие» А.
Радищева. - М.: «Наука», 1983. - С. 1-340.
102. Щепетов К.П. Немцы - гʌазами русских. М., 1995. С.88;
103. Шикʌо А.Е. Исторические взгʌяды Поʌевого. - М.: МГУ, 1981. 233 с.
104.
Шмидт С.О. Никоʌай Михайʌович Карамзин // Портреты
историков. – М.- Иерусаʌим, 2001. - Т. 1. - С. 25-37.
105. Штеʌин Я. Я. Записки // Чтения в Обществе истории и
древностей российских. 1866. Кн. 4. Отд. V. С. 98
106. Юхт, А.И. В.Н. Татищев о реформах Петра I // Общество и
государство феодаʌьной России. – М., 1975. - С. 211.
107. Jones R.E. The Emancipation of the Russian Nobility. P. 27;
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа